Ук и упк – Уголовно-процессуальный Кодекс РФ 2017-2018 с Комментариями. Последняя действующая редакция УПК РФ (ФЗ №174) с изменениями

Содержание

Чем отличается уголовный кодекс (УК) от уголовно процессуального кодекса (УПК) |

Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту. Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга. Однако между кодексами, в которых зафиксированы основные положения, имеются серьёзные отличия. Их понимание поможет юристам разобраться в особенностях отрасли.

Что такое УК и УПК?

УК – это кодекс, состоящий из общей и особенной части, определяющий основные понятия уголовного права и ответственность за несоблюдение уголовных норм. Здесь перечислены ключевые категории (состав преступления, санкции, условия привлечения к ответственности), а также санкции статей.
УПК – это процессуальный документ, который определяет сам механизм возбуждения и расследования уголовных дел, порядок ведения судебного заседания и другие технические тонкости. В нём перечислены и требования к следственным действиям, все лица, участвующие в процессе, их права и обязанности.

Разница между УК и УПК

Таким образом, УК – это свод определений и правил, которые не только обозначают основные понятия, но и устанавливают санкции за совершение преступлений, условия привлечения к ответственности. УПК только определяет порядок приёма заявлений и сообщений, проведения дознания, предварительного и судебного следствия, виды приговоров, способы их обжалования. При этом в УК содержатся материальные нормы права, а в УПК – процессуальные.
Ещё одно важное отличие в обратной силе закона. Злодеяния квалифицируются по УК на день совершения преступления. Порядок расследования и проведения судебного заседания – в соответствии с действующей редакцией УПК. Таким образом, этот документ обладает обратной силой. В УК имеется не только общая, но и особенная часть. Это исчерпывающий перечень составов преступлений и санкции за нарушение закона. УПК состоит только из общей части. Стоит заметить, что уголовное законодательство в целом не подлежит аналогии права и обладает только прямым действием.

TheDifference.ru определил, что отличие УК от УПК заключается в следующем:

Предназначение. УК необходим для определения самого понятия преступлений и ответственности за них, а УПК – для определения порядка наказания нарушителей права.
Содержание. УК содержит нормы материального права, а УК – процессуального права.
Обратная сила. УК не имеет обратной силы, а УПК – имеет.
Состав документа. УК состоит из общей и особенной части, УПК – только из общей.

altaiinter.org

Чем отличается уголовный кодекс (УК) от уголовно процессуального кодекса (УПК)

Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту. Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга. Однако между кодексами, в которых зафиксированы основные положения, имеются серьёзные отличия. Их понимание поможет юристам разобраться в особенностях отрасли.

Определение

УК – это кодекс, состоящий из общей и особенной части, определяющий основные понятия уголовного права и ответственность за несоблюдение уголовных норм. Здесь перечислены ключевые категории (состав преступления, санкции, условия привлечения к ответственности), а также санкции статей.

УПК – это процессуальный документ, который определяет сам механизм возбуждения и расследования уголовных дел, порядок ведения судебного заседания и другие технические тонкости. В нём перечислены и требования к следственным действиям, все лица, участвующие в процессе, их права и обязанности.

к содержанию ↑

Сравнение

Таким образом, УК – это свод определений и правил, которые не только обозначают основные понятия, но и устанавливают санкции за совершение преступлений, условия привлечения к ответственности. УПК только определяет порядок приёма заявлений и сообщений, проведения дознания, предварительного и судебного следствия, виды приговоров, способы их обжалования. При этом в УК содержатся материальные нормы права, а в УПК – процессуальные.

Ещё одно важное отличие в обратной силе закона. Злодеяния квалифицируются по УК на день совершения преступления. Порядок расследования и проведения судебного заседания – в соответствии с действующей редакцией УПК. Таким образом, этот документ обладает обратной силой. В УК имеется не только общая, но и особенная часть. Это исчерпывающий перечень составов преступлений и санкции за нарушение закона. УПК состоит только из общей части. Стоит заметить, что уголовное законодательство в целом не подлежит аналогии права и обладает только прямым действием.

к содержанию ↑

Выводы TheDifference.ru

  1. Предназначение. УК необходим для определения самого понятия преступлений и ответственности за них, а УПК – для определения порядка наказания нарушителей права.
  2. Содержание. УК содержит нормы материального права, а УК – процессуального права.
  3. Обратная сила. УК не имеет обратной силы, а УПК – имеет.
  4. Состав документа. УК состоит из общей и особенной части, УПК – только из общей.

thedifference.ru

Чем отличается уголовный кодекс (УК) от уголовно процессуального кодекса (УПК) — Полезные Советы

Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту. Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга. Однако между кодексами, в которых зафиксированы основные положения, имеются серьёзные отличия. Их понимание поможет юристам разобраться в особенностях отрасли.

Содержание страницы

Что такое УК и УПК?

УК – это кодекс, состоящий из общей и особенной части, определяющий основные понятия уголовного права и ответственность за несоблюдение уголовных норм. Здесь перечислены ключевые категории (состав преступления, санкции, условия привлечения к ответственности), а также санкции статей.
УПК – это процессуальный документ, который определяет сам механизм возбуждения и расследования уголовных дел, порядок ведения судебного заседания и другие технические тонкости. В нём перечислены и требования к следственным действиям, все лица, участвующие в процессе, их права и обязанности.

Разница между УК и УПК

Таким образом, УК – это свод определений и правил, которые не только обозначают основные понятия, но и устанавливают санкции за совершение преступлений, условия привлечения к ответственности. УПК только определяет порядок приёма заявлений и сообщений, проведения дознания, предварительного и судебного следствия, виды приговоров, способы их обжалования. При этом в УК содержатся материальные нормы права, а в УПК – процессуальные.
Ещё одно важное отличие в обратной силе закона. Злодеяния квалифицируются по УК на день совершения преступления. Порядок расследования и проведения судебного заседания – в соответствии с действующей редакцией УПК. Таким образом, этот документ обладает обратной силой. В УК имеется не только общая, но и особенная часть. Это исчерпывающий перечень составов преступлений и санкции за нарушение закона. УПК состоит только из общей части. Стоит заметить, что уголовное законодательство в целом не подлежит аналогии права и обладает только прямым действием.

TheDifference.ru определил, что отличие УК от УПК заключается в следующем:

Предназначение. УК необходим для определения самого понятия преступлений и ответственности за них, а УПК – для определения порядка наказания нарушителей права.
Содержание. УК содержит нормы материального права, а УК – процессуального права.
Обратная сила. УК не имеет обратной силы, а УПК – имеет.
Состав документа. УК состоит из общей и особенной части, УПК – только из общей.

Возможно вам это будет интересно!

xn--c1ajbfpvv.xn--p1ai

Что такое УПК РФ в 2018 году? Расшифровка, чем отличается от УК?

Наверняка, многие из нас согласятся, что разобраться в актуальном на 2018 год законодательстве РФ бывает очень сложно не только простым гражданам, но иногда и лицам с юридическим образованием.

Обусловлено это, прежде всего, тем, что Уголовный кодекс, Уголовно–процессуальный и Уголовно-исполнительный кодексы очень связаны между собой, так как они дополняют друг друга. С другой стороны, между ними есть существенные отличия.

В этой статье мы рассмотрим, что такое УПК РФ и чем именно Уголовный кодекс отличается от Уголовно-процессуального кодекса.

Расшифровка УПК

Как расшифровывается УПК? УПК РФ – это Уголовно-процессуальный кодекс России.

Что такое уголовно-процессуальный кодекс? УПК – это нормативный акт, который регулирует уголовно-процессуальное право, а именно — процедуру уголовного производства в судах.

Его основное предназначение — защита законных прав граждан, которые пострадали в результате какого-либо правонарушения, а также защита тех лиц, которых безосновательно обвиняют в совершении преступления и подвергают уголовному преследованию.

Уголовно-процессуальный кодекс заложил главные принципы судопроизводства:

  1. Запрещает принимать такие решения, которые бы унижали достоинство обвиняемого или других членов уголовного судопроизводства;
  2. Запрещает предпринимать какие-либо действия, которые подергали бы опасности жизнь или здоровье основного участника уголовного судопроизводства;
  3. Непозволительно подвергать жестокому обращению сторон уголовного судопроизводства;
  4. Запрещено задерживать либо заключать под стражу гражданина, если для этого нет законных оснований.

Рассмотрим структуру рассматриваемого законодательного акта по частям:

  1. «Основные положения». Здесь содержатся общие правила судопроизводства.
  2. «Досудебное производство». Во второй части подробно рассматривается уголовная практика на этапе возбуждения уголовного дела, а также досудебного разбирательства.
  3. «Судебное производство». Описан процедура производства в судах первой инстанции, у мировых судей, в судах с присутствием присяжных заседателей, в судах второй инстанции. Данный раздел также отвечает за пересмотр приговоров, распоряжений и определений суда, которые вступили в законную силу.
  4. «Особый порядок уголовного судопроизводства». Здесь отражены характерные черты судопроизводства в специфичных ситуациях (в делах малолетних, в вопросах вынужденного медицинского лечения и тому подобное).
  5. «Международное сотрудничество в области уголовного судопроизводства». В пятом разделе УПК РФ отражен принцип совместной работы прокуроров, судов, следователей, а также органов дознания с соответствующими должностными лицами или органами других стран и международных объединений.
  6. «Бланки процессуальных документов». Здесь приведен не только непосредственно сам список форм процессуальных документов, но и соответствующий принцип их оформления и применения.

Чем отличается УК от УПК?

Прежде всего, рассмотрим, что есть общего между Уголовным и Уголовно-процессуальным кодексами? Как УК, так и УПК — это законодательные акты.

Основное их отличие заключается в следующем: статьи Уголовного кодекса регулируют перечень преступлений и предусмотренных за них мер ответственности, в то время как Уголовно-процессуальный кодекс установил принципы ведения следственных мероприятий (судопроизводства).

Другими словами, УПК регулирует, какой должен быть порядок рассмотрения заявлений, проведения досудебного и судебного следствия.

То есть, УПК обеспечивает эффективное использование статей Уголовного кодекса, таким образом регулируя уголовно-правовые отношения.

Кроме того, рассматриваемые законодательные акты ответственны за разные виды права. Так, уголовное право регулирует отношения в обществе, которые связаны с правонарушениями, а также предусмотренными за такие преступления меры ответственности.

В свою очередь, уголовно-процессуальное право отвечает за работу государственных структур, ответственных за рассмотрение уголовных дел (прокуратура, суд и т.д.).

Таким образом, Уголовный кодекс РФ содержит материальные нормы, а УПК РФ – процессуальные нормы права. УК состоит из двух частей: общей и особенной части. В УПК же есть только общая часть.

Итак, Уголовный кодекс содержит перечень всех правонарушений, за которые нарушителя привлекают к уголовной ответственности.

В свою очередь, Уголовно-процессуальный кодекс регулирует законные принципы расследования таких злодеяний, а также правила их рассмотрения в судах различных инстанций.

Читайте также :

ugolovnyi-expert.com

Чем отличается ук от упк

Чем Уголовный кодекс отличается от Уголовно-процессуального и Уголовно-исполнительного?

— Если совершено опасное действие, прежде всего надо понять, является ли оно преступлением и предусмотрена ли за него уголовная ответственность. Чтобы определить это, нужно обратиться к Уголовному кодексу (УК), где даны общие понятия преступления, ответственности, наказания, — рассказала «АиФ» юрист компании «Боровцов и Салей БИС» Ирина КОЗИКОВА.

Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) описывает процесс: каким образом возбуждается уголовное дело, как проводятся предварительное расследование и рассмотрение дела в суде.

Уголовно-исполнительный кодекс (УИК) определяет порядок и условия исполнения и отбывания наказания.

Например, тайно похищено имущество.

По УК данные действия будут квалифицированы как кража, из него же будет ясно, какое наказание предусмотрено.

УПК будет регулировать весь процесс от начала расследования до вынесения приговора, а по правилам УИК преступник будет отбывать наказание.

Чем отличается уголовный кодекс (УК) от уголовно процессуального кодекса (УПК)

Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту.

Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга. Однако между кодексами, в которых зафиксированы основные положения, имеются серьёзные отличия.

Их понимание поможет юристам разобраться в особенностях отрасли. УК – это кодекс, состоящий из общей и особенной части, определяющий основные понятия уголовного права и ответственность за несоблюдение уголовных норм.

Дипломные и курсовые работы, магистерские диссертации по праву на заказ

На нашем сайте Вы можете заказать магистерскую диссертацию, дипломную или курсовую работу по праву (юриспруденции).

Также мы можем подготовить для Вас отчет по практике, научную статью или реферат по праву, решить задачи, помочь с подбором материала и многое другое. На сегодняшний день в сети Интернет можно бесплатно скачать множество работ, однако такие работы по юриспруденции никогда не дадут вам уверенности, так как они не выдерживают проверки преподавателем и определяются как скаченные с интернета.

Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту.

Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга.

Однако между кодексами, в которых зафиксированы основные положения, имеются серьёзные отличия. Их понимание поможет юристам разобраться в особенностях отрасли. УК – это кодекс, состоящий из общей и особенной части, определяющий основные понятия уголовного права и ответственность за несоблюдение уголовных норм.

Упк и ук разница

Чем отличается уголовный кодекс (УК) от уголовно процессуального кодекса (УПК)? Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту.

Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга. Резолютивная часть оправдательного приговора должна содержать: 1) фамилию, имя и отчество подсудимого; 2) решение о признании подсудимого невиновным и основания его оправдания; 3) решение об отмене меры пресечения, если она была избрана; 4) решение об отмене мер по обеспечению конфискации имущества, а также мер по обеспечению возмещения вреда, если такие меры были приняты; 5) разъяснение порядка возмещения вреда, связанного с уголовным преследованием.

О существующих противоречиях ук и упк

В статье рассмотрены вопросы соотношения уголовного и уголовно-процессуального законодательства, выявлены нормы, противоречащие друг другу, проблемы их совместного применения. Установлено, что сформировалась тенденция к их дивергенции. Авторы указывают основные способы устранения противоречий УК РФ и УПК РФ.

The paper deals with the relation of criminal and criminal procedural law, revealed norms conflicting problems of their joint application.

Разница между уголовным кодексом (УК) и уголовно процессуальным кодексом (УПК)

Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту.

Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга.

Однако между кодексами, в которых зафиксированы основные положения, имеются серьёзные отличия. Их понимание поможет юристам разобраться в особенностях отрасли. УК – это кодекс, состоящий из общей и особенной части, определяющий основные понятия уголовного права и ответственность за несоблюдение уголовных норм.

Чем отличается кодекс (УК) от уголовно процессуального кодекса (УПК. Российское законодательство – сложный и многогранный инструмент, в котором сложно разобраться даже эксперту.

Уголовное право и процесс сильно пересекаются, взаимно дополняя друг друга. УК – это кодекс, состоящий из общей и особенной части, определяющий основные понятия уголовного права и ответственность за несоблюдение норм.

juridicheskii.ru

О существующих противоречиях УК и УПК (Коршунов А.В., Забавко Р.А.)

Все статьи О существующих противоречиях УК и УПК (Коршунов А.В., Забавко Р.А.)

Как известно, уголовно-процессуальное право в свое время отпочковалось от уголовного. Окончательное их разделение произошло при принятии судебных уставов 1864 г., где судопроизводственные законы были изложены в системе самостоятельных кодексов.
Таким образом, уже более ста пятидесяти лет в России уголовное право и уголовный процесс действуют параллельно, дополняя друг друга. Как верно отмечал проф. И. Фойницкий, «представляя собой юридически определенный порядок производства уголовных дел в видах осуществления права наказания, уголовное судопроизводство находится в теснейшей связи с уголовным правом… Правила уголовно-правовые и уголовно-процессуальные составляют как бы одно целое, две стороны или две части одного и того же понятия: часть материальную, имеющую своим предметом определить содержание карательной власти, и часть формальную, задача которой сводится к установлению путей осуществления ее» <1>.
———————————
<1> Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I / Печат. по третьему изданию. СПб., 1910. СПб.: Альфа, 1996. С. 4.

Ранее действовала, как это сейчас модно называть, дивергенция <2> обеих отраслей: нормы права сосуществовали, но вместе с тем подвергались не связанным между собой изменениям. Имеет место по сей день и конвергенция <3>: изменения законодательства одинаково и параллельно влияют на обе отрасли права, что сближает их <4>. Вместе с тем в некоторых случаях (справедливости ради надо сказать — редко) изменения не синхронизированы. Рассмотрим такие примеры подробнее.
———————————
<2> От divergere (лат.) — расхождение.
<3> От converge (лат.) — сближение.
<4> Более подробно об этом см., напр.: Качалова О.В., Цветков Ю.А. Проблемы уголовного процесса на практике и в обсуждении ученых // Уголовный процесс. 2015. N 9. С. 33 — 34.

Анализ норм УК РФ и УПК РФ, а также доктрин уголовного и уголовно-процессуального права указывает на то, что два этих важнейших нормативных правовых акта по-разному воспринимают фундаментальные категории — вину и виновность. Не давая определения понятию «вина», УК раскрывает ее формы — умысел и неосторожность. Вина является обязательным признаком состава преступления, наличие которого — основание уголовной ответственности (ст. 8 УК). Кроме того, в ч. 1 ст. 5 УК прямо сказано, что «лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина». При этом обязательно установление формы вины — умысла или неосторожности. Игнорирование этого требования может привести к ошибке в квалификации преступлений, конкурирующих между собой по форме вины (например, ст. 105 и ст. 109 УК).
Вместе с тем среди обстоятельств, подлежащих доказыванию, предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК, фигурирует виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы. Однако при постановлении приговора в суде первой инстанции среди вопросов, подлежащих разрешению судом (ст. 299 УПК), о форме вины ничего не говорится. Судье предписано установить, какое преступление совершено лицом и виновно ли оно в его совершении (п. п. 3 и 4 ч. 1 ст. 299 УПК). Тем самым вина отделяется от состава преступления, признаки которого подлежат установлению при квалификации, и фактически выделяется в самостоятельное основание постановления приговора (с точки зрения УК — основание уголовной ответственности, что противоречит ст. 8 УК).
Проблемы возникают при толковании ст. 302 УПК, которая предусматривает два вида приговоров — обвинительный и оправдательный. Среди оснований постановления оправдательного приговора указаны: «подсудимый не причастен к совершению преступления» и «в деянии подсудимого отсутствует состав преступления». С точки зрения уголовно-правового учения о составе преступления первое основание является лишь разновидностью второго, и поэтому указание на него не требуется.
Все сказанное позволяет сделать вывод о том, что УПК РФ, как справедливо отмечает Ю. Бытко, признает вину самостоятельным основанием уголовной ответственности <5>, а это также противоречит ст. 8 УК.
———————————
<5> См.: Бытко Ю.И. Понятия «вина» и «виновность» в нормах УК и УПК РФ // Известия вузов. Правоведение. 2011. N 2. С. 71 — 74.

Далее, статья 75 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием» и ст. 28 УПК «Прекращение уголовного преследования в связи с деятельным раскаянием» посвящены, как видно из названия, одному юридическому явлению. Уголовный кодекс предусматривает деятельное раскаяние как основание для прекращения уголовного преследования, Уголовно-процессуальный — определяет порядок прекращения. При этом в обеих статьях предусмотрены условия прекращения. Так, ст. 75 УК предусматривает, что «лицо, впервые совершившее преступление небольшой или средней тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию и расследованию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления, и вследствие деятельного раскаяния перестало быть общественно опасным». Статья 28 УПК содержит несколько иное положение: «Суд, а также следователь с согласия руководителя следственного органа или дознаватель с согласия прокурора вправе прекратить уголовное преследование в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных частью первой статьи 75 Уголовного кодекса Российской Федерации». Как видим, ст. 75 УК предусматривает такое условие, как совершение преступления впервые, тогда как УПК об этом ничего не говорит, но отсылает к ст. 75 УК. Означает ли это, что указанное условие должно соблюдаться? Неизвестно. Не вдаваясь сейчас в этот принципиальный вопрос, скажем лишь о том, что рассматриваемые нормы в обоих Кодексах существуют давно, чтобы быть упорядоченными, однако по каким-то причинам этого не происходит.
Аналогична ситуация со ст. 76 УК «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим» и ст. 25 УПК «Прекращение уголовного дела в связи с примирением сторон». В этих статьях — аналогичное противоречие: ст. 76 УК содержит указанное условие, в ст. 25 УПК его нет.
Интересен вопрос возникновения ст. 80.1 УК «Освобождение от наказания в связи с изменением обстановки». Законодатель включил ее в УК РФ в 2003 г. <6>, одновременно исключив из УПК ст. 26 «Прекращение уголовного дела в связи с изменением обстановки» <7>. С одной стороны, позиция законодателя ясна: таким образом предлагается переложить на суд решение вопроса об освобождении от уголовной ответственности по указанному основанию. Иначе говоря, суд, а не следователь или дознаватель в своем итоговом решении должен констатировать, что вследствие изменения обстановки лицо или совершенное им преступление перестали быть общественно опасными, и вынести приговор с освобождением от наказания. Однако это никак не коррелирует с нормами УПК, ст. 302 которого предусматривает возможность вынесения обвинительного приговора с назначением наказания и освобождением от его отбывания только в двух случаях:
———————————
<6> Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ.
<7> Федеральный закон от 8 декабря 2003 г. N 161-ФЗ.

1) издан акт об амнистии, освобождающий от применения наказания, назначенного осужденному этим приговором;
2) время нахождения подсудимого под стражей по уголовному делу с учетом правил зачета наказания, установленных ст. 72 УК, поглощает наказание, назначенное подсудимому судом.
Об изменении обстановки в УПК не говорится ни слова.
Есть и другие противоречия. Так, ст. 82 УК и 398 УПК предусматривают основания для отсрочки исполнения приговора. Не будем дословно цитировать их, акцентируем внимание лишь на различиях. Статья 82 УК содержит указание на невозможность предоставления отсрочки определенному кругу лиц: осужденным за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста; осужденным к лишению свободы за преступления, предусмотренные ст. 205, 205.1, 205.2 УК, и другие, сопряженные с осуществлением террористической деятельности преступления. В УПК таких оговорок нет. Зато есть дополнительные основания, не предусмотренные УК: болезнь осужденного, препятствующая отбыванию наказания; тяжкие последствия или угроза их возникновения для осужденного или его близких родственников, вызванные пожаром или иным стихийным бедствием, тяжелой болезнью или смертью единственного трудоспособного члена семьи, другими исключительными обстоятельствами. Кроме того, особняком стоит возможность отсрочки уплаты штрафа, что также не предусмотрено УК.
Рассмотрим вопросы, возникающие при изучении ст. 102 УК и 445 УПК. На первый взгляд никаких противоречий нет, однако даже беглого ознакомления со ст. 102 УК «Продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера» достаточно, чтобы понять, что перед нами даже более «процессуальная» статья, чем ст. 445 УПК «Прекращение, изменение и продление применения принудительной меры медицинского характера». Предусматривая процедуру (именно процедуру!) продления, изменения и прекращения принудительных мер медицинского характера, УК фактически перетянул на себя «процессуальное одеяло». Если до этого можно было наблюдать заимствование и даже дублирование норм Уголовного кодекса Уголовно-процессуальным, то в этом случае произошло с точностью до наоборот.
Эта же проблема характерна для ч. 4 ст. 97 УК, которая гораздо более подробно описывает процедуру психиатрической помощи лицам, не представляющим общественной опасности, чем ч. 2 ст. 443 УПК. В свою очередь, ч. 2 ст. 443 УПК сама устанавливает материальное основание для неприменения принудительных мер медицинского характера («отсутствие опасности по психическому основанию»), сужая при этом действие уголовно-правового предписания («отсутствие опасности по психическому состоянию лиц, указанных в пунктах «а» — «в» ч. 1 ст. 97 УК РФ»: в эту категорию априори не входят лица, совершившие в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, и страдающие расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости).
Есть и другие противоречия. Так, ч. 3 ст. 59, ст. 85 УК предусматривают такое понятие, как помилование. Вместе с тем в УПК оно никак не отражено. С одной стороны, общественные отношения, возникающие после вступления приговора в законную силу, не регулируются нормами уголовно-процессуального права. С другой — разд. XIV УПК «Исполнение приговора» все-таки предусматривает вопросы, возникающие в ходе фактического исполнения приговора, а также порядок их разрешения, поэтому хотя бы упомянуть о помиловании стоило. Тем более что определяющий порядок помилования Указ Президента РФ <8> как раз и содержит вопросы процедуры, что, безусловно, относится к компетенции УПК. Не останавливаясь подробно на этом вопросе, перейдем к следующему.
———————————
<8> Указ Президента РФ от 28 декабря 2001 г. N 1500 «О комиссиях по вопросам помилования на территориях субъектов Российской Федерации».

Определенные проблемы связаны с применением положений ч. 3 ст. 78 УК, в которой говорится о приостановлении течения сроков давности совершения преступления в связи с уклонением лица, совершившего преступление, от следствия и суда. Очевидно, в этом случае законодатель имел в виду предварительное расследование, знакомое уголовно-процессуальному праву. Так, ст. 150 УПК предусматривает, что предварительное расследование осуществляется в форме дознания и предварительного следствия. Вероятно, авторы ч. 3 ст. 78 УК в качестве основания приостановления течения сроков давности совершения преступления подразумевали именно уклонение от предварительного расследования, однако такое толкование этого на практике было бы применением уголовного закона по аналогии (следствие — предварительное расследование), что недопустимо.
Далее, при применении УК часто возникают проблемы, фактически обратные обозначенным. Так, в тексте уголовного закона нет легального определения потерпевшего. Нет его и в доктрине уголовного права, хотя при конструировании уголовно-правовых норм этот термин используется более 50 раз. Для нужд уголовного права используется определение, сформулированное в ст. 42 УПК: «…физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации». Анализ текста УК показывает, что законодатель практически во всех случаях понимает под потерпевшим физическое лицо, человека. В итоге статус потерпевшего оказывает серьезное влияние на квалификацию содеянного, но потенциал уголовного законодательства в полной мере не раскрывается.
Наиболее серьезные проблемы, связанные с определением потерпевшего, возникают при решении вопросов применения ст. 76 УК. Дело в том, что уголовно-процессуальное определение потерпевшего позволяет в случае смерти лица, которому причинен вред, присвоить такой статус другому лицу, в частности его близкому родственнику. Это позволяет «примириться» с родственником погибшего в результате совершения преступления (например, при нарушении Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств). Полагаем, что в таком случае погибший вряд ли «примирился» с виновным и согласился с освобождением его от уголовной ответственности. Представляется, что уголовно-правовой статус потерпевшего существенно отличается от уголовно-процессуального, что обусловливает необходимость собственной дефиниции.
Проблемы взаимодействия УК и УПК возникают в связи с обратной силой уголовного закона. Так, ч. 6 ст. 15 УК дает суду право при определенных обстоятельствах изменить не более чем на одну ступень категорию преступления на менее тяжкую. Эта новелла введена Федеральным законом от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ. Для обеспечения процессуального действия ч. 6 ст. 15 УК этим же ФЗ были внесены дополнения в ст. 299 УПК — введен п. 6.1 ч. 1 следующего содержания: «…имеются ли основания для изменения категории преступления, в совершении которого обвиняется подсудимый, на менее тяжкую в соответствии с частью шестой статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации». Однако применение этой нормы УПК возможно лишь в случае постановления приговора (см. название ст. 299 УПК). Тем самым буквальное толкование УПК запрещает изменение категории на менее тяжкую в отношении лиц, которым приговор уже вынесен и которые отбывают наказание. Это нарушает принцип равенства всех перед законом, поскольку лица, совершившие преступление до указанных изменений, находятся в худшей ситуации по сравнению с теми, кто совершил преступления позднее.
Подводя итог, необходимо сказать о том, что и в Уголовный, и в Уголовно-процессуальный кодексы за относительно небольшой период внесено уже более тысячи изменений в каждый. Это говорит не о продуктивности и законодательной активности наших высших представительных органов, а наоборот — о крайне низком качестве подготовки нормативных актов. Причем речь идет о двух документах, которые фактически определяют всю политику государства по борьбе с преступностью. Более того, в настоящей статье мы проанализировали лишь противоречия между УК и УПК, не вдаваясь во «внутренние» проблемы, коих много в этих Кодексах.
Таким образом, можно констатировать, что при всей очевидности указанных противоречий и относительной длительности их существования они по непонятным причинам пока не устранены. Большинство из рассмотренных выше положений, на первый взгляд, носит теоретический характер, но на самом деле имеет самое что ни на есть прикладное значение.
На наш взгляд, решение видится в следующем. В УК целесообразно включить статью (главу), аналогичную ст. 5 УПК, — «Основные понятия, используемые в настоящем Кодексе». Во-первых, это сняло бы некоторые противоречия в самом УК, а во-вторых, позволило бы выработать единую терминологическую базу с уголовно-процессуальным законодательством. Такую работу целесообразно проводить в тесном сотрудничестве специалистов обоих профилей. Министерству юстиции РФ при проведении экспертизы изменений и дополнений в УК и УПК необходимо учитывать положения обеих отраслей и привлекать специалистов как материального, так и процессуального права.

Пристатейный библиографический список

1. Бытко Ю.И. Понятия «вина» и «виновность» в нормах УК и УПК РФ // Известия вузов. Правоведение. 2011. N 2.
2. Качалова О.В., Цветков Ю.А. Проблемы уголовного процесса на практике и в обсуждении ученых // Уголовный процесс. 2015. N 9.
3. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т. I / Печат. по третьему изданию. СПб., 1910. СПб.: Альфа, 1996.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Понятия «вина» и «виновность» в нормах УК и УПК РФ // Юридический справочник «JUS»

Из содержания ст. ст. 24 — 27 УК можно сделать однозначный вывод: действующий УК РФ исповедует психологическую концепцию вины, в соответствии с которой вина исчерпывается двумя формами — умыслом и неосторожностью.
В рамках первой из этих форм УК различает два вида умысла — прямой и косвенный (ст. 25), в рамках второй — два вида неосторожности — легкомыслие и небрежность (ст. 26).
Статья 27 УК называет еще одну форму вины — двойную, когда виновный, умышленно совершая общественно опасное деяние, к его последствиям относится неосторожно. Однако такое сочетание умысла и неосторожности в одном преступлении самостоятельной формой вины можно считать с оговорками, поскольку ее, во-первых, формирует сочетание все тех же умысла и неосторожности, во-вторых, в целом такое преступление признается умышленным.
При этом ни в уголовно-правовой теории, ни в уголовном законодательстве вина не рассматривается в качестве основания уголовной ответственности. В соответствии со ст. 8 УК таким основанием является деяние, содержащее все признаки состава преступления, предусмотренного Кодексом. Проще говоря, основанием уголовной ответственности является состав определенного преступления.
Общепринято, что состав преступления — это совокупность объективных и субъективных признаков, которые в соответствии с законом характеризуют деяние как преступление. Вина выступает одним из элементов субъективной стороны — одного из элементов состава преступления. Для теоретиков, исповедующих психологическую концепцию вины, приведенные положения являются аксиоматичными <1>.
———————————
<1> Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 59; Наумов А.В. Российское уголовное право: В 3 т. 4-е изд. М., 2008. Т. 1. Общая часть. С. 293; Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. М., 1957. С. 59 — 60; Уголовное право России: В 2 т. / Под ред. А.Н. Игнатова, Ю.А. Красикова. 2-е изд. М., 2008. С. 113; Уголовное право России. Общая часть / Под ред. А.И. Рарога. М., 2009. С. 71.

Здесь важно обратить внимание на то, что и УПК основанием уголовной ответственности также называет состав преступления. В частности, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 24 Кодекса уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению в связи с отсутствием в деянии состава преступления (прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования — ч. 3 ст. 24 УПК). И в ч. 2 ст. 302 УПК сказано, что оправдательный приговор постановляется в случае отсутствия в деянии подсудимого состава преступления.
Между тем понятие состава преступления в УПК, как и в УК, не определяется. Выяснить, какое содержание вкладывает законодатель в это словосочетание в УПК, невозможно. С определенностью можно утверждать лишь то, что здесь состав преступления, как и его соотношение с виной, понимается иначе, чем в УК. Об этом свидетельствует следующее. В ч. 1 ст. 299 УПК в числе вопросов, разрешаемых судом при постановлении приговора, отсутствует вопрос о наличии или отсутствии в деянии подсудимого состава преступления. Пункт 4 части 1 этой статьи требует ответа на вопрос: виновен ли подсудимый в совершении этого преступления, а п. 3 — является ли совершенное деяние преступлением и какими пунктом, частью, статьей УК оно предусмотрено. По существу в п. 3 речь идет о квалификации преступления, которая, как известно, осуществляется в рамках состава преступления. В то же время постановка вопроса о виновности в уголовно-правовом значении этого слова корректна только в контексте состава преступления как обязательной юридической конструкции, созданной исключительно для целей описания и квалификации преступлений.
Таким образом, очевидно, что в нормах УПК, регламентирующих деятельность суда присяжных, законодатель вынес вину за рамки состава преступления и по существу, вопреки положениям ст. 8 УК, признал вину, а не состав преступления основанием уголовной ответственности. Дело в том, что в соответствии с ч. ч. 1 и 2 ст. 348 УПК оправдательный и обвинительный вердикты коллегии присяжных обязательны для председательствующего и влекут за собой постановление им в первом случае оправдательного приговора, во втором — обвинительного. Исключение составляют случаи, когда при обвинительном вердикте присяжных председательствующий признает, что деяние не содержит признаков преступления, не установлено событие преступления, не доказано участие подсудимого в совершении преступления (ч. 5 ст. 348 УПК). Но и тогда он не вправе аннулировать обвинительный вердикт, а обязан вынести постановление о роспуске коллегии присяжных и направлении дела на новое рассмотрение иным составом суда со стадии предварительного слушания (ч. 5 ст. 348 УПК).
Очевидно, что в УПК законодатель отходит от психологической концепции вины. Об этом свидетельствует и следующее. Во-первых, в соответствии с ч. 2 ст. 302 УПК оправдательный приговор постановляется в случае, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления. Оправдание по данному основанию, как и по другим названным в ч. 2 ст. 302 УПК, означает признание его невиновным. Иными словами, в соответствии с положениями УПК, если в деянии подсудимого отсутствует состав преступления, он должен быть признан невиновным и освобожден от уголовной ответственности. Между тем в соответствии с положениями УК все обстоит наоборот: отсутствие вины субъекта влечет за собой признание отсутствия в его деянии состава преступления и в связи с этим — освобождение его от уголовной ответственности.
Во-вторых, исповедуя психологическую концепцию вины, УК вопрос о вине формализовал до предела посредством сведения ее к двум четким формам — к умыслу и неосторожности (ст. ст. 24 — 27). Причем ни одна из статей Кодекса не дает основания для вывода о том, что вина субъекта в совершенном преступлении может быть большей или меньшей <2>. Иными могут быть не ее величина, размер, а форма.
———————————
<2> Сторонником мнения о том, что вина имеет масштаб, что она может быть большей или меньшей, является В.В. Мальцев (см.: Мальцев В.В. Наказание и проблемы его назначения в уголовном праве. Волгоград, 2007. С. 182).

Содержание санкций норм Особенной части УК позволяет говорить лишь о том, что в ряду названных форм вины более опасной является умышленная, поскольку за умышленные преступления предусмотрены более строгие наказания. Однако некорректно было бы утверждать, что в рамках одной и той же формы вины один субъект более, а другой менее виновен, поскольку законодатель для этого не дает никаких оснований.
Таким образом, действующий УК использует для обозначения определенных явлений понятия, исключающие масштабность, возможность варьирования величиной определяемых явлений. К таковым относятся, в частности, понятия справедливости, гуманизма, основания уголовной ответственности, вины и др.
Это означает, что вина или наличествует, или отсутствует, но она не может быть меньшей или большей. Законодатель, прибегая к такой формализации, стремится свести к минимуму субъективизм судей при решении самого главного вопроса — о виновности или невиновности субъекта. В соответствии с положениями УК уместно говорить не о большей или меньшей вине или степени виновности, а о более опасной (умысел) и менее опасной (неосторожность) форме вины.
Между тем в ряде статей УПК закреплено требование учета не просто вины, но ее степени, величины, масштаба. В частности, в соответствии с ч. 3 ст. 339 УПК после основного вопроса о виновности подсудимого присяжным могут ставиться частные вопросы о таких обстоятельствах, которые влияют на степень виновности либо изменяют ее характер. Об этом же утверждается и в теории <3>.
———————————
<3> См., напр.: Белкин А.Р. Производство по уголовным делам, рассматриваемым судом с участием присяжных заседателей // Курс уголовного судопроизводства: В 3 т. / Под ред. В.А. Михайлова. М., 2006. Т. 2. Досудебное и судебное производство. С. 700; Мельник В.В. Особенности производства с участием присяжных заседателей // Уголовный процесс / Под ред. А.В. Гриненко. 2-е изд. М., 2008. С. 368.

О степени и характере виновности говорится также в п. 3 ст. 339 УПК. Что имеется в виду под степенью и характером виновности, неизвестно. В отношении характера виновности можно сделать предположение, что речь идет о разных формах вины — умысле и неосторожности. А в отношении степени вины невозможно построить даже какие-либо догадки. Ясно лишь то, что авторы норм УПК скопировали положение о степени виновности из Уложения о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. И это похвально. Однако не следует забывать, что названный закон, в отличие от действующего УК, основывался на оценочной концепции вины. И именно поэтому А.Ф. Кони писал: «…присяжных спрашивают не о том, совершил ли подсудимый преступное деяние, виновен ли в том, что совершил его; не факт, а внутренняя его сторона и личность подсудимого в нем выразившаяся, подлежат их суждению» <4>.
———————————
<4> Кони А.Ф. Собр. соч. М., 1967. Т. 4. С. 200.

Основной контраргумент критиков оценочной концепции вины сводится к тому, что при наличии в деянии виновного состава преступления суд может и не признать его виновным в совершении преступления, выявив основания для вывода о том, что деятель не заслуживает отрицательной морально-политической оценки, т.е. эта концепция предоставляет суду широкое усмотрение, что чревато как необоснованным привлечением к уголовной ответственности одних — невиновных, так и необоснованным освобождением от уголовной ответственности других — виновных.
Однако эта концепция представляется более справедливой, поскольку в ее основание положены не чисто формальные психологические феномены в виде умысла или неосторожности, которые, кстати, не поддаются непосредственному восприятию органами чувств человека. О них мы можем судить лишь по объективным свойствам совершаемого деяния.
Между тем оценочная концепция вины базируется на присущем каждому человеку от рождения нравственном начале — представлении о добре и зле, о плохом и хорошем. Чтобы оценить социальную сущность и социальную значимость любого человеческого поведения, вовсе не обязательно быть психологом, социологом, юристом. Именно эта истина положена в основу суда присяжных.
Применительно к деятельности суда присяжных виновность в соответствии с нормами УПК РФ означает убежденность присяжных в том, что совершенное деяние является в высшей степени безнравственным, и именно поэтому субъект виновен в том смысле, что заслуживает уголовной, но не иной ответственности. Суждению присяжных, таким образом, подлежит не юридический вопрос о форме вины в смысле ст. ст. 24 — 27 УК, а вопрос факта — о соответствии или несоответствии совершенного деяния общепринятым нормам нравственности, о степени нравственного падения субъекта.
В связи с этим обоснованным представляется вывод том, что основанием уголовной ответственности по делам, рассматриваемым судом присяжных, в соответствии с нормами УПК РФ, является не состав преступления в духе ст. 8 УК, а вина не в психологическом ее понимании, а как социальная вредность, социальное зло содеянного, о чем свидетельствуют не только психологическое отношение деятеля к деянию и его последствиям в форме умысла или неосторожности, но вся совокупность иных субъективных (мотивы, цели, эмоции), а также объективных признаков (место, способ, обстановка, обстоятельства, орудия).
Другими словами, суд присяжных, решая вопрос о виновности или невиновности субъекта, должен оценить содеянное с точки зрения его соответствия (несоответствия) нравственным принципам.
Таким образом, нормы УПК, регламентирующие деятельность суда присяжных, основаны на оценочной концепции вины, которая представляется более отвечающей демократическому духу такого суда. Кроме того, Россия не может избежать установления уголовной ответственности юридических лиц, а суд присяжных с участием в его деятельности представителей малого и среднего бизнеса (людей среднего достатка) в связи с этим был бы одним из действенных инструментов противодействия преступной деятельности корпораций.

jus.pw

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о