Ст 159 ук рф мошенничество с комментариями – Статья 159. Мошенничество — с изменениями, проверено 28.11.2018 — Уголовный кодекс — Кодексы Российской Федерации

Комментарии к Статье 159 Уголовного кодекcа РФ

Статья 159 УК РФ. Мошенничество

Комментарий к статье 159 УК РФ:

При квалификации мошенничества необходимо использовать Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» (сайт Верховного Суда РФ: URL: http://www.supcourt.ru).
1. Предметом мошенничества помимо имущества является также право на чужое имущество как юридическая категория. Оно может быть закреплено в различных документах, например в завещании, страховом полисе, доверенности на получение тех или иных ценностей, в различных видах ценных бумаг. Имущественные права, удостоверенные именной ценной бумагой, передаются в порядке, установленном для уступки требований (цессии). Права по ордеру (например, векселю), т.е. с указанием лица, которому или по приказу которого должно быть произведено исполнение, передаются путем совершения на этом документе передаточной надписи — индоссамента. Индоссамент, совершенный на ценной бумаге, переносит все права, удостоверенные ею, на лицо, которому они передаются. Бланковый индоссамент вообще не содержит указания на лицо, которому переданы имущественные права (ст. 146 ГК РФ).
Документы, содержащие имущественные права, нередко бывают, как показывает практика, предметом различных мошеннических операций. Причем с момента получения мошенником такого документа, на основании обладания которым он приобретает право на имущество, преступление признается оконченным независимо от того, удалось ли мошеннику получить по нему соответствующее имущество в натуре или в денежном эквиваленте.

2. С объективной стороны специфика мошенничества состоит в способе его совершения. В отличие от многих других преступлений, которым присущ физический (операционный) способ, при мошенничестве способ действий преступника носит информационный характер либо строится на особых доверительных отношениях, сложившихся между виновным и потерпевшей стороной. В качестве способа завладения имуществом или приобретения права на имущество закон называет обман или злоупотребление доверием, которые и характеризуют качественные особенности данной формы хищения. Конечно, обман сам по себе еще не есть изъятие имущества и его обращение в пользу преступника. Но, как справедливо отмечается в монографической литературе, в составе мошенничества обман и злоупотребление доверием «выступают в роли вспомогательного действия, обеспечивающего выполнение основного действия, и включаются в него» (Панов Н.И. Способ совершения преступления и уголовная ответственность. Харьков, 1982. С. 35).
Основным действием при мошенничестве следует признать процесс изъятия имущества из владения собственника, обусловленный обманом или злоупотреблением доверием со стороны субъекта преступления. Именно эти взаимосвязанные акты составляют признаки объективной стороны мошенничества. Причем своеобразие данного преступления состоит в том, что с внешней стороны оно проявляется в «добровольном» отчуждении имущества самим собственником и передаче его преступнику. Последний, прибегая к обману или злоупотреблению доверием, непосредственно не изымает имущество из чужого владения. Но, фальсифицируя таким путем сознание и волю потерпевшего или злоупотребляя его доверием, мошенник достигает цели безвозмездного обращения переданного ему имущества в свою пользу. Обман или злоупотребление доверием выступают здесь в качестве внешних форм самого преступного поведения мошенника, и поэтому вряд ли обоснованно относить их к категории средств совершения преступления, как это нередко делается в юридической литературе.
По особенностям способа совершения преступления закон выделяет две разновидности мошенничества: 1) хищение путем обмана; 2) хищение путем злоупотребления доверием; однако не раскрывает ни первое, ни второе понятия.

3. Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. При этом сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (либо сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности, к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям. Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается, по версии Пленума, в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

В практике имелись различные мнения по поводу момента окончания мошенничества. Постановлением Пленума в данный вопрос внесена определенная ясность. Так, мошенничество, т.е. хищение чужого имущества, совершенное путем обмана или злоупотребления доверием, признается оконченным с момента, когда указанное имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность (в зависимости от потребительских свойств этого имущества) пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению. Если мошенничество совершено в форме приобретения права на чужое имущество, преступление считается оконченным с момента возникновения у виновного юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным (в частности, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения, которым за лицом признается право на имущество, или со дня принятия иного правоустанавливающего решения уполномоченными органами власти или лицом, введенными в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом).

4. Изготовление с целью сбыта или сбыт поддельных государственных ценных бумаг или других ценных бумаг в валюте Российской Федерации либо в иностранной валюте полностью охватывается признаками ст. 186 УК и дополнительной квалификации по ст. 159 УК не требует. Вместе с тем получение выигрыша по поддельным лотерейным билетам образует состав мошенничества, так как эти документы не содержат кредитного обязательства государства или коммерческой организации выплатить держателю билета его нарицательную стоимость, а дают лишь право на участие в розыгрыше призов.

5. Разновидностью хищения имущества путем злоупотребления доверием является безвозмездное, с корыстной целью обращение виновным товаров в свою пользу, полученных по договору бытового проката либо приобретенных в предприятиях розничной торговли в кредит без внесения соответствующих платежей и взносов собственникам имущества.

6. Мошенничество следует отличать от кражи, поскольку при ее совершении виновные тоже могут прибегать к обману с целью проникнуть в помещение, жилище, иное хранилище и тайно похитить имущество. Однако при совершении кражи обман является всего лишь условием, облегчающим в дальнейшем тайное изъятие имущества, и в силу этого не обусловливает переход ценностей от собственника к преступнику. Совершенно иную роль играет обман в составе мошенничества, выступая как основной признак передачи имущества субъекту, который и обращает его в свою пользу. Следует отметить и то — и это, пожалуй, главное, — что при краже имущество тайно похищается помимо и вопреки воле потерпевшего. Мошенничество же, напротив, характеризуется как бы «добровольной» передачей имущества обманутыми собственником или владельцем преступнику.
Кроме этого, важной особенностью мошенничества является передача имущества в собственность или во всяком случае в титульное владение лица с наделением его в отношении этого имущества определенными правомочиями. Поэтому корыстное завладение имуществом, переданным лицу для осуществления чисто технических операций (помочь поднести чемодан, присмотреть за ненадолго оставленными вещами и т.д.), без наделения субъекта соответствующими правомочиями образует кражу, а не мошенничество.

7. Субъективная сторона мошенничества характеризуется виной в форме прямого умысла и корыстной целью.

8. Субъект преступления — физическое, вменяемое лицо, достигшее 16 лет.

9. Квалифицирующие и особо квалифицирующие признаки состава мошенничества полностью совпадают с одноименными признаками состава кражи (см. комментарий к ст. 158 УК). Однако ч. 3 ст. 159 дополняет их еще одним квалифицирующим признаком: мошенничество, совершенное лицом с использованием его служебного положения. Это могут быть не только должностные лица федеральных и муниципальных государственных организаций, но и работники коммерческих структур, использующие свое служебное положение для хищения путем обмана чужого имущества. Конкретные проявления этой разновидности мошенничества могут быть различными. Главное — необходимо установить, что, обманывая собственника или владельца имущества, виновный использовал при этом свое служебное положение как работник того или иного предприятия, организации или учреждения. Часть 4 комментируемой статьи дополнена еще одним признаком: «повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение» (в ред. Федерального закона от 29.11.2012 N 207-ФЗ). В этом случае речь идет не только о праве собственности на жилое помещение, но и о праве на подобное помещение при аренде или социальном найме. Как представляется, важно правильно понимать содержание понятия «жилое помещение», и в этом вопросе можно ориентироваться, на наш взгляд, на понятие жилища, закрепленное в примечании к ст. 139 УК.

10. В настоящее время на практике различают мошенничество как одну из форм хищения и мошенничество как преступление в предпринимательской сфере. Это необходимо для правильного применения ряда норм УК и УПК РФ. По данному поводу Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 29.10.2009 N 22 разъяснил, что преступление, предусмотренное статьей 159 УК РФ, следует считать совершенным в сфере предпринимательской деятельности, если оно совершено лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и это преступление непосредственно связано с указанной деятельностью. Следствием такого подхода и стало включение в УК РФ специальных норм о мошенничестве в отдельных сферах (ст. ст. 159.1 — 159.6).

www.ugolkod.ru

Комментарий к ст. 159 УК РФ — доктор юридических наук, профессора А.И. ЧУЧАЕВ

1. Предметом мошенничества может быть не только чужое имущество, как при других формах хищения, но также и право на имущество, что отражает специфику данной формы хищения. Например, мошенники заключают с одинокими пре-старелыми людьми договоры о пожизненном содержании с последующим переходом в их собственность жилья, принадле-жащего этим старикам, без намерения реально выполнять договорные обязательства. Нередко предметом мошенничества выступает право пользования нежилыми помещениями, земельными участками и т.п.

2. С объективной стороны мошенничество заключается в хищении чужого имущества или приобретении права на чу-жое имущество одним из двух указанных в законе способов: путем обмана или путем злоупотребления доверием.

3. Обман как способ хищения чужого имущества может иметь две разновидности.

Активный обман состоит в сознательном сообщении заведомо ложных сведений либо в умолчании об истинных фак-тах, а также в умышленных действиях, направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение (на-пример, предоставление фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использование различных обманных приемов при расчете за товары или услуги или при игре в азартные игры, имитация кассовых расчетов и т.д. — п. 2 Постанов-ления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и рас-трате» ).

———————————

БВС РФ. 2008. N 2.

Пассивный обман заключается в умолчании о юридически значимых фактических обстоятельствах, сообщить которые виновный был обязан (например, о недостатках передаваемого товара, его стоимости, отсутствии у виновного необходимых полномочий и т.д.), в результате чего лицо, передающее имущество, заблуждается относительно наличия законных основа-ний для передачи виновному имущества или права на него.

4. Обман, который не является способом непосредственного завладения чужим имуществом, а служит, например, средством облегчения доступа к нему, не может квалифицироваться как мошенничество. Например, лицо, выдающее себя за работника коммунальной службы, прибывшего в квартиру якобы для устранения каких-либо неисправностей, и незаметно от владельца похищающее ценную вещь, совершает не мошенничество, а кражу.

5. Вторым способом мошеннического завладения чужим имуществом является злоупотребление доверием. Оно «за-ключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, упол-номоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потер-певшим» (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51). Иллюстрацией такого способа мошенниче-ства является преднамеренное неисполнение принятых виновным на себя обязательств (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ или оказание услуг, предоплаты за поставку товара и т.п. без действительного намерения возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства).

6. При злоупотреблении доверием, как и при обмане, собственник или иной владелец имущества, введенный в заблу-ждение, сам передает имущество мошеннику, полагая, что действует в собственных интересах. Не является мошенничеством хищение чужого имущества, которое не было передано виновному, а было доверено ему, например для временного при-смотра.

Например, не мошенничеством, а кражей следует признавать действия вокзального вора, который, войдя в доверие к ожидающему поезда пассажиру, попросившему виновного присмотреть за его вещами, во время отлучки этого пассажира похищает оставленные под его присмотр вещи.

7. Использование фиктивного документа, подделанного другим лицом, как разновидность обмана или злоупотребле-ния доверием представляет собой конструктивный элемент мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 327 УК. Однако «хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных частью 1 статьи 327 УК РФ и соответствующей частью статьи 159 УК РФ» (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

Если лицо в силу обстоятельств, не зависящих от его воли, фактически не воспользовалось подделанным им докумен-том для мошеннического завладения чужим имуществом, содеянное должно квалифицироваться по ч. 1 ст. 30 и соответст-вующей части ст. 159, а также по ч. 1 ст. 327 УК.

8. Преступление считается оконченным с момента, когда в результате обмана или злоупотребления доверием чужое имущество поступило в незаконное владение виновного или других лиц и они получили реальную возможность пользовать-ся им или распорядиться по своему усмотрению. Если мошенничество выразилось в обманном приобретении права на чужое имущество, то оно содержит состав оконченного преступления с момента возникновения у виновного юридически закреп-ленной возможности распорядиться чужим имуществом как своим собственным (например, с момента регистрации права собственности на недвижимость или иных прав на имущество, подлежащих такой регистрации в соответствии с законом; со времени заключения договора; с момента совершения передаточной надписи (индоссамента) на векселе; со дня вступления в силу судебного решения о признании за виновным права на имущество; со дня принятия иного правоустанавливающего ре-шения уполномоченным органом власти или лицом, введенным в заблуждение относительно наличия у виновного или иных лиц законных оснований для владения, пользования или распоряжения имуществом, — п. 4 Постановления).

9. Создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую деятельность, пресле-дующее цель хищения чужого имущества, охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалифика-ции по ст. 173 УК. Незаконная предпринимательская деятельность, состоящая в изготовлении и реализации фальсифициро-ванных товаров и сопряженная с обманом потребителей относительно качества и иных характеристик реализуемых товаров, также образует состав мошенничества и не нуждается в дополнительной квалификации по ст. 171 УК. Однако действия по изготовлению и реализации товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей, образуют совокупность мошенничества и преступления, предусмотренного ст. 238 УК (п. 9 Постановления).

10. Получение социальных выплат, денежных переводов, банковских вкладов и т.п. посредством обманного использо-вания чужих личных документов надлежит квалифицировать как мошенничество (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

11. Субъективная сторона мошенничества характеризуется прямым умыслом и корыстной целью.

12. Субъект мошенничества — лицо, достигшее возраста 16 лет.

13. Квалифицированные составы мошенничества предполагают его совершение группой лиц по предварительному сговору либо с причинением значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 159 УК). Содержание этих признаков идентично содержанию одноименных признаков квалифицированной кражи (п. «а» и «в» ч. 2 ст. 158 УК).

14. Крупный размер при мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК) имеет то же содержание, что и при краже.

15. Использование своего служебного положения при мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК) означает, что должностное ли-цо, либо государственный или муниципальный служащий, не являющийся должностным лицом, либо лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, вопреки интересам службы используют вытекающие из их служебных полномочий возможности для незаконного завладения чужим имуществом или для незаконного приобретения права на него.

Данный квалифицирующий признак отсутствует в случае присвоения или растраты принадлежащего физическому ли-цу (в том числе индивидуальному предпринимателю без образования юридического лица) имущества, которое было переда-но им другому физическому лицу на основании гражданско-правовых договоров аренды, подряда, комиссии, перевозки, хранения и т.д. или трудового договора (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 51).

Действия должностного лица, если они выразились в получении незаконного вознаграждения за совершение по служ-бе определенных действий в интересах дающего, должны квалифицироваться как получение взятки (ст. 290 УК) независимо от ответственности за мошенничество, а аналогичные действия лица, выполняющего управленческие функции в коммерче-ской или иной организации, — как коммерческий подкуп по ч. 3 или 4 ст. 204 УК.

Наиболее опасные разновидности мошенничества (ч. 4 ст. 159 УК) характеризуются совершением этого преступления организованной группой или в особо крупном размере. Эти признаки имеют то же содержание, что и при краже.

anticoracsp1.livejournal.com

Комментарий к ст. 159 УК РФ — доктор юридических наук, профессора А.В. БРИЛЛИАНТОВА

Мошенничество — одна из форм хищения. Объективные и субъективные признаки мошенничества как формы хищения раскрыты в комментарии к ст. 158 УК РФ.

Состав мошенничества сложный, альтернативный.

Объективная сторона мошенничества выражается в альтернативных деяниях, последствии в виде имущественного ущерба, причинной связи и специфическом способе (обмане или злоупотреблении доверием).

Альтернативные деяния определены в законе как:

1) хищение чужого имущества;

2) приобретение права на чужое имущество.

В первом случае речь идет о традиционной разновидности похищения чужого движимого имущества, сопряженного с изъятием его из владения потерпевшего. Во втором случае мошенничество выходит за рамки похищения, предметом мошенничества становятся не только движимые предметы материального мира, но и недвижимость, бездокументарные ценные бумаги, безналичные деньги и любое иное имущество, право на которое приобретает виновный. Эта разновидность мошенничества приравнена к хищению со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями. Более того, она не просто приравнена к хищению, но и соответствует всем признакам хищения, указанным в законе. Просто признаки эти понимаются шире, нежели применительно к традиционному воровству (краже или грабежу).

Правом на имущество следует признать любое право на вещь (как вещное, так и обязательственное), в том числе и право на получение вещи (например, безналичные деньги). Вопрос о понимании права на имущество в науке остается дискуссионным. Есть мнение, что в качестве права на имущество в ст. 159 УК РФ можно понимать только право собственности. Однако такая точка зрения представляется спорной, так как она исключает ответственность за мошенническое хищение безналичных денег, которые не имеют прямого отношения к праву собственности и представляют собой обязательственное право требования, вытекающее из договора банковского счета. Кроме того, такая точка зрения исключает ответственность за мошенническое приобретение прав на муниципальные квартиры, пользование которыми происходит на основе социального найма. Между тем такие квартиры нередко становятся предметом мошенничества, причем методы, применяемые преступниками, мало отличаются от методов, применяемых при хищении приватизированных и иных частных квартир. Для узкого понимания «права на имущество» в узком смысле права собственности в законе нет оснований.

Приобретение права нужно понимать как его оформление. В действительности мошенник, конечно же, никаких прав не приобретает, он лишь имитирует их, подтверждая несуществующие права документами или иным образом.

Способ хищения при мошенничестве — обман или злоупотребление доверием.

В отличие от других форм хищения, предусмотренных главой 21 УК РФ, мошенничество совершается путем обмана или злоупотребления доверием, под воздействием которых владелец имущества или иное лицо либо уполномоченный орган власти передают имущество или право на него другим лицам либо не препятствуют изъятию этого имущества или приобретению права на него другими лицами (п. 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Обман как способ совершения хищения или приобретения права на чужое имущество, ответственность за которое предусмотрена ст. 159 УК РФ, может состоять в сознательном сообщении заведомо ложных, не соответствующих действительности сведений либо в умолчании об истинных фактах, либо в умышленных действиях (например, в предоставлении фальсифицированного товара или иного предмета сделки, использовании различных обманных приемов при расчетах за товары или услуги или при игре в азартные игры, в имитации кассовых расчетов и т.д.), направленных на введение владельца имущества или иного лица в заблуждение. Сообщаемые при мошенничестве ложные сведения (сведения, о которых умалчивается) могут относиться к любым обстоятельствам, в частности к юридическим фактам и событиям, качеству, стоимости имущества, личности виновного, его полномочиям, намерениям (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Примером пассивного обмана является ситуация, когда продавец скрывает непригодность вещи для практического использования или не сообщает о каких-либо ее существенных недостатках, ему известных, продает по цене золотого латунное изделие, продает ценные бумаги ликвидированной организации, скрывает жульнические приемы азартной игры, скрывает факт невозможности или крайне низкой вероятности выигрыша в лотерею или в контролируемом игровом автомате и т.п.

При мошенничестве обман должен стать причиной развития сложной причинно-следственной цепочки. Результатом обмана должно стать заблуждение лица (не обязательно собственника — это может быть его родственник, служащий, служащий банка и др.) относительно фактов, имеющих значение при принятии решения о передаче имущества. Результатом этого заблуждения должно стать действие, направленное на передачу имущества или права на него мошеннику. В конечном счете причиняется ущерб в виде утраты имущества (нужно отметить, что именно такой ущерб характерен для обеих разновидностей мошенничества, как для мошеннического похищения, так и для мошеннического приобретения права на имущество). В любом случае цель обмана — добровольная передача потерпевшим или иным лицом имущества виновному безвозмездно либо взамен несуществующего в реальной действительности либо малоценного имущества. Если имел место обман, но его целью не является передача имущества (право на него) мошеннику, содеянное нельзя квалифицировать как хищение путем обмана. К примеру, если обман используется для проникновения в жилище с целью совершения кражи, грабежа или разбоя, содеянное квалифицируется как кража, грабеж или разбой, а не как мошенничество. «Судам следует иметь в виду, что признаком мошенничества является добровольная передача потерпевшим имущества или права на имущество виновному под влиянием обмана или злоупотребления доверием» (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. N 11 «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности»).

Даже если имели место обман и передача имущества вследствие обмана, но потерпевшему не причинен имущественный ущерб, мошенничество отсутствует (к примеру, потерпевший приобретает товар низкого качества по адекватной цене).

«Злоупотребление доверием при мошенничестве заключается в использовании с корыстной целью доверительных отношений с владельцем имущества или иным лицом, уполномоченным принимать решения о передаче этого имущества третьим лицам. Доверие может быть обусловлено различными обстоятельствами, например служебным положением лица либо личными или родственными отношениями лица с потерпевшим. Злоупотребление доверием также имеет место в случаях принятия на себя лицом обязательств при заведомом отсутствии у него намерения их выполнить с целью безвозмездного обращения в свою пользу или в пользу третьих лиц чужого имущества или приобретения права на него (например, получение физическим лицом кредита, аванса за выполнение работ, услуг, предоплаты за поставку товара, если оно не намеревалось возвращать долг или иным образом исполнять свои обязательства)» (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»). При этом следует учитывать, что, если лицо не просто злоупотребляет доверием потерпевшего, но присваивает или растрачивает вверенное ему имущество, содеянное квалифицируется не по ст. 159, а по ст. 160 УК РФ.

Злоупотребление доверием в мошенничестве сочетается с обманом. Виновный пытается завоевать доверие потерпевшего перед тем как его обмануть. В других случаях преступник может обмануть потерпевшего, чтобы заручиться его доверием. Злоупотребление доверием нельзя рассматривать как самостоятельный способ хищения при мошенничестве, хотя в законе и имеются основания для этого, для квалификации содеянного по ст. 159 УК необходимо, чтобы злоупотребление доверием было сопряжено с обманом. К примеру, невозвращение долга само по себе не является мошенничеством, если не было обмана в намерениях в момент получения денег. «В случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него. О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке. Судам следует учитывать, что указанные обстоятельства сами по себе не могут предрешать выводы суда о виновности лица в совершении мошенничества. В каждом конкретном случае необходимо с учетом всех обстоятельств дела установить, что лицо заведомо не намеревалось исполнять свои обязательства» (п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Следует отметить также, что при отсутствии обмана в намерениях в момент получения кредита, аванса и т.п. последующее неисполнение обязательства, даже умышленное, в принципе не может рассматриваться в качестве мошенничества ввиду отсутствия предмета хищения. Деньги, полученные в долг либо в качестве аванса или предоплаты, в момент их получения переходят в собственность должника, кредитор утрачивает права на эти деньги. Неисполнение обязательства при этом не влечет и не может влечь приобретение должником каких-либо прав на какое-либо имущество.

Хищение чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием подделанного этим лицом официального документа, предоставляющего права или освобождающего от обязанностей, квалифицируется как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ и соответствующей частью ст. 159 УК РФ. Если лицо подделало официальный документ, однако по независящим от него обстоятельствам фактически не воспользовалось этим документом, содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 327 УК РФ. Содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что умыслом лица охватывалось использование подделанного документа для совершения преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ. В том случае, если лицо использовало изготовленный им самим поддельный документ в целях хищения чужого имущества путем обмана или злоупотребления доверием, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло изъять имущество потерпевшего либо приобрести право на чужое имущество, содеянное следует квалифицировать как совокупность преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ, а также ч. 3 ст. 30 УК РФ и, в зависимости от обстоятельств конкретного дела, соответствующей частью ст. 159 УК РФ (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Хищение лицом чужого имущества или приобретение права на него путем обмана или злоупотребления доверием, совершенные с использованием изготовленного другим лицом поддельного официального документа, полностью охватывается составом мошенничества и не требует дополнительной квалификации по ст. 327 УК РФ (п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

В случаях создания коммерческой организации без намерения фактически осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющего целью хищение чужого имущества или приобретение права на него, содеянное полностью охватывается составом мошенничества. Указанные деяния следует дополнительно квалифицировать по ст. 173 УК РФ как лжепредпринимательство только в случаях реальной совокупности названных преступлений, когда лицо получает также иную, не связанную с хищением имущественную выгоду (например, когда лжепредприятие создано лицом не только для совершения хищений чужого имущества, но и в целях освобождения от налогов или прикрытия запрещенной деятельности, если в результате указанных действий, не связанных с хищением чужого имущества, был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, предусмотренный ст. 173 УК РФ) (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Если лицо осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность путем изготовления и реализации фальсифицированных товаров, например спиртсодержащих напитков, лекарств, под видом подлинных, обманывая потребителей данной продукции относительно качества и иных характеристик товара, влияющих на его стоимость, содеянное образует состав мошенничества и дополнительной квалификации по ст. 171 УК РФ не требует. В тех случаях, когда указанные действия связаны с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом фальсифицированных товаров, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. ст. 159 и 238 УК РФ (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Не образует состава мошенничества тайное хищение ценных бумаг на предъявителя, т.е. таких ценных бумаг, по которым удостоверенное ими право может осуществить любой их держатель (облигация, вексель, акция, банковская сберегательная книжка на предъявителя или иные документы, отнесенные законом к числу ценных бумаг). Содеянное в указанных случаях надлежит квалифицировать как кражу чужого имущества. Последующая реализация прав, удостоверенных тайно похищенными ценными бумагами на предъявителя (т.е. получение денежных средств или иного имущества), представляет собой распоряжение похищенным имуществом и не требует дополнительной квалификации как кража или мошенничество (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Действия, состоящие в противоправном получении социальных выплат и пособий, денежных переводов, банковских вкладов или другого имущества на основании чужих личных или иных документов (например, пенсионного удостоверения, свидетельства о рождении ребенка, банковской сберегательной книжки, в которой указано имя ее владельца, или другой именной ценной бумаги), подлежат квалификации по ст. 159 УК РФ как мошенничество путем обмана. Если виновным указанные документы были предварительно похищены, то его действия должны быть дополнительно квалифицированы по ч. 1 ст. 325 УК РФ (если похищен официальный документ) либо по ч. 2 этой статьи (если похищен паспорт или иной важный личный документ). Так же, как хищение чужого имущества в форме мошенничества, надлежит оценивать действия, состоящие в получении социальных выплат и пособий, иных денежных выплат (например, предусмотренных законом компенсаций, страховых премий) или другого имущества путем представления в органы исполнительной власти, учреждения или организации, уполномоченные принимать соответствующие решения, заведомо ложных сведений о наличии обстоятельств, наступление которых согласно закону, подзаконному акту и (или) договору является условием для получения соответствующих выплат или иного имущества (в частности, о личности получателя, инвалидности, наличии иждивенцев, участии в боевых действиях, отсутствии возможности трудоустройства, наступлении страхового случая), а также путем умолчания о прекращении оснований для получения указанных выплат (п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Как мошенничество квалифицируется безвозмездное обращение лицом в свою пользу или в пользу других лиц денежных средств, находящихся на счетах в банках, совершенное с корыстной целью путем обмана или злоупотребления доверием (например, путем представления в банк поддельных платежных поручений, заключения кредитного договора под условием возврата кредита, которое лицо не намерено выполнять). В соответствии со ст. 140 ГК РФ платежи на территории Российской Федерации осуществляются путем наличных и безналичных расчетов, т.е. находящиеся на счетах в банках денежные суммы могут использоваться в качестве платежного средства. Исходя из этого, с момента зачисления денег на банковский счет лица оно получает реальную возможность распоряжаться поступившими денежными средствами по своему усмотрению, например осуществлять расчеты от своего имени или от имени третьих лиц, не снимая денежных средств со счета, на который они были перечислены в результате мошенничества. В указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления этих средств на счет лица, которое путем обмана или злоупотребления доверием изъяло денежные средства со счета их владельца либо на счета других лиц, на которые похищенные средства поступили в результате преступных действий виновного (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

В случаях, когда указанные деяния сопряжены с неправомерным внедрением в чужую информационную систему или с иным неправомерным доступом к охраняемой законом компьютерной информации кредитных учреждений либо с созданием заведомо вредоносных программ для электронно-вычислительных машин, внесением изменений в существующие программы, использованием или распространением вредоносных программ для ЭВМ, содеянное подлежит квалификации по ст. 159 УК РФ, а также, в зависимости от обстоятельств дела, по ст. ст. 272 или 273 УК РФ, если в результате неправомерного доступа к компьютерной информации произошло уничтожение, блокирование, модификация либо копирование информации, нарушение работы ЭВМ, системы ЭВМ или их сети (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Не образует состава мошенничества хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной кредитной (расчетной) карты, если выдача наличных денежных средств осуществляется посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации. В этом случае содеянное следует квалифицировать по соответствующей части ст. 158 УК РФ. Хищение чужих денежных средств, находящихся на счетах в банках, путем использования похищенной или поддельной кредитной либо расчетной карты следует квалифицировать как мошенничество только в тех случаях, когда лицо путем обмана или злоупотребления доверием ввело в заблуждение уполномоченного работника кредитной, торговой или сервисной организации (например, в случаях, когда, используя банковскую карту для оплаты товаров или услуг в торговом или сервисном центре, лицо ставит подпись в чеке на покупку вместо законного владельца карты либо предъявляет поддельный паспорт на его имя) (п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Изготовление в целях сбыта или сбыт поддельных кредитных или расчетных банковских карт квалифицируется по ст. 187 УК РФ. Изготовление лицом поддельных банковских расчетных либо кредитных карт для использования в целях совершения этим же лицом преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ, следует квалифицировать как приготовление к мошенничеству. Если лицо использовало похищенную или поддельную кредитную либо расчетную карту, но по независящим от него обстоятельствам ему не удалось обратить в свою пользу или в пользу других лиц чужие денежные средства, содеянное в зависимости от способа хищения следует квалифицировать как покушение на кражу или мошенничество по ч. 3 ст. 30 УК РФ и соответствующей части ст. 158 или ст. 159 УК РФ. Сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт, а также иных платежных документов, не являющихся ценными бумагами, заведомо непригодных к использованию, образует состав мошенничества и подлежит квалификации по соответствующей части ст. 159 УК РФ. В случае, когда лицо изготовило с целью сбыта поддельные кредитные либо расчетные карты, а также иные платежные документы, не являющиеся ценными бумагами, заведомо непригодные к использованию, однако по независящим от него обстоятельствам не смогло их сбыть, содеянное должно быть квалифицировано в соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ как приготовление к мошенничеству, если обстоятельства дела свидетельствуют о том, что эти действия были направлены на совершение преступлений, предусмотренных ч. ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ (п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Поскольку билеты денежно-вещевой и иной лотереи не являются ценными бумагами, то их подделка с целью сбыта или незаконного получения выигрыша может быть квалифицирована как приготовление к мошенничеству при наличии в действиях лица признаков преступления, предусмотренного ч. ч. 3 или 4 ст. 159 УК РФ. В случае сбыта фальшивого лотерейного билета либо получения по нему выигрыша содеянное следует квалифицировать как мошенничество (п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

В случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном) (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

Субъект преступления общий — вменяемое лицо, достигшее шестнадцати лет.

Квалифицирующие признаки мошенничества: группа лиц по предварительному сговору; причинение значительного ущерба гражданину (ч. 2 ст. 159 УК РФ). Особо квалифицирующие: использование своего служебного положения; крупный размер (ч. 3 ст. 159 УК РФ), особо крупный размер; организованная группа (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Эти признаки понимаются такими же, как и при краже. Специфический квалифицирующий признак мошенничества — «использование своего служебного положения». Этот признак при толковании ст. 159 УК РФ понимается широко как использование положения должностного лица (примечание 1 к ст. 285 УК РФ), положения государственного или муниципального служащего, положения лица, выполняющего управленческие функции в организации (примечание 1 к ст. 201 УК РФ) (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»). Использование возможностей, связанных с замещением должности и выполнением функций рядового работника (к примеру, продавца в магазине), не может лечь в основание квалификации содеянного по ч. 3 ст. 159 УК РФ, что не исключает ответственность указанных лиц по соответствующей части ст. 160 УК РФ за присвоение вверенного им имущества.

Действия организаторов, подстрекателей и пособников мошенничества, присвоения или растраты, заведомо для них совершенных лицом с использованием своего служебного положения, квалифицируются по соответствующей части ст. 33 и по ч. 3 ст. 159 или соответственно по ч. 3 ст. 160 УК РФ (п. 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

anticoracsp1.livejournal.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о