Использование результатов интеллектуальной деятельности третьими лицами – «Распоряжение правами на результаты интеллектуальной деятельности. Особенности лицензионных договоров о предоставлении права на использование результатов.». Скачать бесплатно и без регистрации.

Содержание

Понятие использования результатов интеллектуальной деятельности в судебной практике (Ломова Л.С.)

Все статьи Понятие использования результатов интеллектуальной деятельности в судебной практике (Ломова Л.С.)

В мире растет интерес к процессам унификации и гармонизации правовой охраны интеллектуальной собственности, обусловленной правоприменительной практикой действующих специализированных судов и административных органов как в России, так и в зарубежных странах.

Как правильно отмечает проф. А.П. Фоков <1>, нельзя не признать, что создание Суда по интеллектуальным правам в России и начало его деятельности в 2013 г. — результат многолетних споров ученых и практических работников о необходимости всемерной охраны и защиты интеллектуальной собственности с помощью специализированного Суда.

———————————

<1> См.: Фоков А.П. Охрана интеллектуальной собственности в практике Суда Европейского Союза и Европейской комиссии // Российское правосудие. 2014. N 8. С. 46 — 51.

 

Таким образом, результаты интеллектуальной деятельности требуют повсеместной охраны и защиты, т.к. являются одними из самых значимых объектов гражданских правоотношений.

В то же время отметим, что в отличие от иных объектов гражданского права, их участие в гражданском обороте сопряжено с некоторыми особенностями.

В соответствии со ст. 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности (правообладатель), вправе использовать такой результат по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если законом не предусмотрено иное.

Следует выделить три группы субъектов правоотношений в сфере интеллектуальной собственности:

— лица, которые создали какой-либо объект интеллектуальной собственности, — авторы, соавторы;

— лица, обладающие исключительным правом на объект интеллектуальной собственности;

— лица, которые могут использовать объект интеллектуальной собственности в силу ряда юридических оснований. В научной литературе не сложилось единой системы классификации субъектов, использующих результаты интеллектуальной деятельности. Кроме того, в большинстве научных работ много внимание уделяется лишь авторам и правообладателям, а о пользователях практически не упоминается. Но фактически большую долю субъектов права интеллектуальной собственности составляют именно пользователи.

Так, проф. В.А. Дозорцев <2> полагает, что право использования состоит в возможности правообладателя монопольно совершать действия по коммерческой эксплуатации объекта, приносящие имущественные выгоды, и запрете всем третьим лицам совершать такие действия без разрешения правообладателя. Лицо, осуществляющее использование объекта исключительного права и не являющееся правообладателем, вправе осуществлять только те виды использования, которые разрешены ему правообладателем.

———————————

<2> См.: Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: сб. статей / Исследовательский центр частного права. М.: Статут, 2005. С. 48.

 

Исходя из положений ГК РФ и научных позиций, рассматриваемых в настоящей статье, можно предложить деление использования на два вида: «использование правообладателя» и «использование иного лица».

По нашему мнению, исследователь Т.В. Ефимцева <3> справедливо отмечает, что правомочие использования результатов интеллектуальной деятельности сходно с правомочием пользования, принадлежащим собственнику вещи <4>. Но «пользование вещью» — понятие довольно узкое и определенное: вещь всегда одна (единственная), и в любой момент времени она может находиться только в одном каком-то месте и у одного лица (или группы лиц). А использование результата интеллектуальной деятельности — понятие широкое и не всегда определенное. Обусловливается данный факт в первую очередь тем, что по своей природе объекты права интеллектуальной собственности имеют «нематериальный характер», в отличие, к примеру, от привычных нам вещей — предметов материального мира. Однако в большинстве случаев и объекты права интеллектуальной собственности связаны с материалами носителями, причем таким образом, что без таких носителей их использование не представляется возможным или является затруднительным. В качестве примера можно привести картину, написанную на холсте масляными красками. Представляется, что результатом творческой деятельности является лишь само изображение, но без холста его не могут лицезреть сотни и тысячи посетителей картинной галереи. Краски и холст предметы материального мира, через которые изображение (изначально появившееся в сознании автора-художника) материализуется и становится доступным для восприятия.

———————————

<3> См.: Ефимцева Т.В. Свобода коммерческого использования результатов интеллектуальной деятельности как принцип инновационного права // Известия вузов. Правоведение. 2011. N 5. С. 104 — 109.

<4> См.: Димитриев М.А. К вопросу о пределах исключительного права на произведения науки, литературы и искусства // Российский судья. 2012. N 10. С. 20 — 22.

 

М.А. Димитриев полагает, что передача материального носителя третьему лицу не покрывается и понятием потребления полезных свойств результата интеллектуальной деятельности, поскольку потребление — это есть процесс индивидуального извлечения соответствующих полезных свойств из произведения. Например, просмотр DVD-диска с фильмом будет охватываться понятием потребления полезных свойств произведения, а его воспроизведение — уже правом использования.

Для сравнения категорий «пользование» и «использование» в вещном праве и праве интеллектуальной собственности, соответственно, приведем следующую таблицу.

 

 






Критерий сравнения

Пользование в праве собственности

Использование в праве интеллектуальной собственности

Объект

Всегда — индивидуально определенная вещь

Может быть как индивидуально определенный результат творческой деятельности, так и неопределенный

Материальный характер объекта

П

О

Наличие «материального носителя»

О

П

Возможность воспроизведения точно такого же объекта

О

П

 

 

Из таблицы видно, что указанные категории несколько различаются ввиду того, что вещь и объект права интеллектуальной собственности — два разных объекта гражданского права.

Часть четвертая ГК РФ исходит из особого подхода: использованием объекта выступают любые действия, любое применение. Предоставление авторам, изобретателям и другим создателям и первоначальным обладателям прав такого широкого права на использование объясняется тем, что законодатель стремился максимально полно обеспечить и защитить интересы творцов. При этом нельзя забывать и общественные, публичные интересы, ведь в подавляющем большинстве случаев это неограниченное право на использование перейдет к коммерческим организациям. Не способствует решению этой важной проблемы — конфликта частных и публичных интересов — и закрепление в законодательстве перечня различных способов использования (например, п. 2 ст. 1358 ГК РФ). Таким образом, в ГК РФ следовало бы дать юридически точное определение того, что есть «использование применительно к отдельным результатам интеллектуальной деятельности.

В ГК РФ применительно к каждой категории объектов права интеллектуальной собственности установлены различные виды их использования. По мнению Э.П. Гаврилова, использование для каждого отдельного вида результатов интеллектуальной деятельности — это своеобразное понятие: «использование» запатентованного изобретения отличается от «использования» товарного знака и т.д. Содержащееся в ст. 1229 ГК РФ общее «право на использование» не имеет реальной сферы применения.

По нашему мнению, особого разрешения требует разграничение понятий «пользователь» и «потребитель».

Так, проф. В.А. Дозорцев отмечает, что от пользователя надо отличать потребителя объекта — лицо, осуществляющее потребление продукции, произведенной пользователем <5>.

———————————

<5> См.: Дозорцев В.А. Указ. соч. С. 49.

 

Таким потребителем является, например, читатель книги, содержащей охраняемое произведение и изготовленной пользователем (издательством), покупатель изделия, в котором применено изобретение, использованное изготовителем, и т.п. Однако с данными утверждениями можно согласиться лишь частично. Рассмотрим всю «цепочку» правоотношений по реализации правообладателем принадлежащего ему исключительного права на объект интеллектуальной собственности, например, ту же книгу.

Проведенное исследование показывает, что потребителем в данном случае выступает гражданин, купивший книгу в книжном магазине.

Таким образом, в соответствии с положениями Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» потребитель — это гражданин, имеющий намерение заказать или приобрести либо заказывающий, приобретающий или использующий товары (работы, услуги) исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности. Физические лица, используя тот или иной результат интеллектуальной деятельности, всегда преследуют цель личного удовлетворения. Например, чтение книги — это получение определенных знаний, просмотр фильмов — получение морального удовлетворения. Юридические же лица в большинстве случаев не могут использовать результаты творческой деятельности «для себя». К примеру, основная цель коммерческих организаций, которые на практике часто используют результаты интеллектуальной деятельности, — извлечение прибыли. По этой причине следует различать пользователей — юридических лиц и пользователей — физических лиц.

В отличие от классического вещного права, в рассматриваемых правоотношениях существенно шире круг субъектов. Основное отличие использования от пользования в вещном праве — его характер, который в силу специфичности самого объекта права интеллектуальной собственности существенно отличается от вещно-правового.

В ГК РФ предусмотрено три способа, при помощи которых третье лицо, не являющееся автором (или иным правообладателем), может получить право на использование результата интеллектуальной деятельности. К таким способам относятся: заключение договора об отчуждении исключительного права;

— заключение лицензионного договора;

— переход исключительного права на основании закона (в бездоговорном порядке).

При этом данные способы применимы ко всем результатам интеллектуальной деятельности, независимо от их видовой принадлежности.

Как отмечает С.Т. Котиа <6>, термин «использование» — обобщающий. Он охватывает весь спектр доступных правообладателю возможностей применения прав на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации в целях извлечения выгоды — притом как имущественной, так и не имеющей в своей структуре имущественного элемента (примером может служить получение конкурентных преимуществ). Использование может происходить в форме хозяйственной эксплуатации или «держания» объекта.

———————————

<6> См.: Котиа С.Т. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности: понятие, сущность и правомочие правообладателя // Российский судья. 2011. N 4. С. 32 — 34.

 

Использование результатов интеллектуальной деятельности является важным этапом в их «жизненном цикле». Поэтому вопросы использования должны быть четко регламентированы в законодательстве. В настоящее время процесс использования достаточно подробно урегулирован в ГК РФ. Однако в случае возникновения каких-либо споров необходимо учитывать все особенности, присущие использованию именно результатов интеллектуальной деятельности.

 

Литература

 

1. Гаврилов Э.П. Конституция Российской Федерации и ГК РФ как основные источники права интеллектуальной собственности // СПС «КонсультантПлюс».

2. Димитриев М.А. К вопросу о пределах исключительного права на произведения науки, литературы и искусства // Российский судья. 2012. N 10. С. 20 — 22.

3. Дозорцев В.А. Интеллектуальные права: Понятие. Система. Задачи кодификации: сб. статей / Исследовательский центр частного права. М.: Статут, 2005. С. 48.

4. Ефимцева Т.В. Свобода коммерческого использования результатов интеллектуальной деятельности как принцип инновационного права // Известия вузов. Правоведение. 2011. N 5. С. 104 — 109.

5. Котиа С.Т. Исключительное право на результат интеллектуальной деятельности: понятие, сущность и правомочие правообладателя // Российский судья. 2011. N 4. С. 32 — 34.

6. Фоков А.П. Охрана интеллектуальной собственности в практике Суда Европейского Союза и Европейской комиссии // Российское правосудие. 2014. N 8.

xn—-7sbbaj7auwnffhk.xn--p1ai

Использование результатов интеллектуальной деятельности, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя. Правосудие

Постановление ФАС Московского округа от 28.07.1999 N КА-А40/2266-99

от 28 июля 1999 г.

Дело N КА-А40/2266-99

(извлечение)

Иностранное юридическое лицо, имеющее представительство в России — АО «Монолит Бизнес Инк» обратилось в суд с иском об обязании ООО «Ивеко Уралаз» прекратить нарушение патента N 1463526 от 01.11.96 на изобретение «Коробка передач транспортного средства» (с приоритетом от 19.06.86) и запрещении несанкционированного истцом введения в хозяйственный оборот на территории России коробок модели ZF-Ecosplit модификации 16S151.

Ответчик и 3-е лицо — иностранная фирма «Уанрадфабрик Фридрихсхафен Аг» иск не признали.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 26 апреля 1999 года по делу N 83-162 требования истца удовлетворены.

В кассационном порядке решение суда обжалует 3-е лицо «Уанрадфабрик Фридрихсхафен Аг», которое просит решение суда отменить.

По мнению заявителя, суд нарушил п. 2 ст. 58 АПК РФ, положив в основу решения суда решение по другому делу N А40-25118/97-5-361, участником которого ответчик не являлся. Суд нарушил п. 2 ст. 10 Патентного закона РФ, не выяснив с достаточной полнотой доводы ответчика о том, что он изобретение в виде коробки передач не использует в хозяйственном обороте.

Кассационная инстанция Федерального арбитражного суда Московского округа, выслушав представителей сторон, их доводы и соображения, проверив материалы дела и в порядке ст. 174 АПК РФ правильность применения норм материального и процессуального законодательства, оснований для отмены решения не находит.

Как следует из материалов дела, Компания «Монолит Бизнес Инк» является обладателем патента N 1463526 от 01.11.96 на изобретение «Коробка передач транспортного средства», выданного Роспатентом.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 25.05.98 по делу N 5-361 установлено, что продукция 3-го лица по настоящему делу — «Уанрадфабрик Фридрихсхафен Аг» — коробка передач модели ZF-Ecosplit модификаций 16S151 и 16S221 изготовлена с использованием запатентованного изобретения «Коробка передач транспортного средства» по российскому патенту N 1463526, выданному истцу.

Судом установлено, что ответчик в своей рекламе в виде рекламы листовок журнала «Коммерческие автомобили (1999 г.)» использует наименование продукции, являющейся контрафактной (стр. 61, 80, 128 приобщенного к материалам дела журнала).

Ответчиком указанные обстоятельства не опровергнуты, доказательств, что он обладает правом преждепользования на изобретение, запатентованное истцом, при выпуске автомобилей Урал-Ивеко-5531, Урал-Ивеко-190-37НТ, Урал-Ивеко-632291, Урал-Ивеко-33030ANW, Урал-Ивеко-331 не представлено.

В связи с этим суд правильно пришел к выводу, что реклама ответчика содержит качественные технические характеристики, поэтому ее следует рассматривать как предложение к продаже продукции на территории России с использованием изобретения истца, введение в хозяйственный оборот.

Выводы суда основаны на материалах дела и требованиях закона.

Поскольку запатентованное истцом изобретение является объектом интеллектуальной собственности и объектом исключительных прав, их использование 3 лицами может осуществляться только в пределах ч. 2 ст. 138 ГК РФ, т.е. с согласия собственника. Такого согласия истец не давал.

Поэтому суд правильно, в соответствии с требованиями ст. ст. 11, 12 ГК РФ и ст. 10, 13 и 14 Патентного закона РФ защитил нарушенное право, обязав ответчика прекратить нарушение патента.

В этой связи доводы жалобы, что суд положил в основу своих выводов решение суда по другому делу, решение, по которому не имеет преюдициального значения, — неосновательны.

Не могут быть приняты во внимание и другие доводы заявителя, поскольку они касаются другого решения суда по делу N 5-361 от 25.05.98 и выводов экспертизы.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 174 — 177 АПК РФ, Федеральный арбитражный суд Московского округа

ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда г. Москвы от 26 апреля 1999 года по делу N 83-162 оставить без изменения.

www.pravosudie.biz

1.2 Автор результата интеллектуальной деятельности

Автором
результата интеллектуальной деятельности

является Гражданин, творческим трудом
которого создан результат интеллектуальной
деятельности. Граждане, не внесшие
личного творческого вклада в создание
результата интеллектуальной деятельности,
не могут быть признаны авторами такого
результата интеллектуальной деятельности.
Например, лицо, оказавшее помощь
(техническую, консультационную,
организационную, материальное содействие)
не признается автором результатов
интеллектуальной деятельности. Только
автору принадлежит право авторства.
Право автора, право на имя и иные личные
неимущественные права автора неотчуждаемы
и непередаваемы. Отказ от этих прав
ничтожен.

Авторство
сохраняется бессрочно. Любое
заинтересованное лицо может осуществлять
защиту авторского права после смерти
автора. Кроме случаев, когда автор может
указать в завещании лицо, на которое
возлагает охрану авторства, имени автора
и неприкосновенности произведения
после своей смерти. Это лицо осуществляет
свои полномочия пожизненно. В случае
отказа этим лицом от возложенных на
него полномочий, или смерти этого лица,
права автора защищают наследники, их
правопреемники и другие заинтересованные
лица.

Правообладателем
является физическое или юридическое
лицо, которое может распоряжаться своим
исключительным правом на результат
интеллектуальной деятельности по своему
усмотрению, любым не противоречащим
законам способом.

Правообладатель
может разрешать или запрещать другим
лицам использовать результат
интеллектуальной деятельности. Отсутствие
такого запрета не означает разрешение.
Использование результата интеллектуальной
деятельности другими лицами без согласия
правообладателя, влечет ответственность,
установленную настоящим Кодексом.

Исключительное
право на результат интеллектуальной
деятельности или средство индивидуализации
может принадлежать не только одному
лицу, но и нескольким лицам, за исключением
фирменного наименования. Это обусловлено:
оно призвано индивидуализировать
коммерческую организацию (юридическое
лицо) имеет различительный характер. В
случае использования его несколькими
юридическими лицами теряется смысл его
наличия у данного хозяйствующего
субъекта. То есть фирменное наименование
не сможет выполнять свою различительную
функцию, поэтому исключительное право
на фирменное наименование может
принадлежать только одному лицу.

Но
нельзя путать принадлежность одного
исключительного права нескольким лицам
с несколькими самостоятельными
исключительными правами на один объект.
Принадлежность права нескольким лицам
может появиться в результате совместного
творческого труда, приобретения права
несколькими лицами, наследования права
несколькими лицами.

Законодатель
закрепляет презумпцию: если исключительное
право на результат интеллектуальной
деятельности или средство индивидуализации
принадлежит нескольким лицам, то эти
лица вправе использовать данный объект
интеллектуальных прав по своему
усмотрению самостоятельно, если иное
не предусмотрено Кодексом или соглашением
сторон. Исключением является использование
объектов авторского права: осуществлять
права на произведения науки, литературы
и искусства обладатели исключительного
права должны совместно.

Однако
следует отличать использование объекта
интеллектуальных прав от распоряжения
исключительным правом на объект
интеллектуальных прав. Использование
объекта — это совершение действий в
отношении объекта самим правообладателем,
юридическая судьба объекта не изменяется.
Распоряжение правами на объект
осуществляется совместно, если иное не
предусмотрено Кодексом или соглашением
сторон. Взаимоотношения соавторов
устанавливаются договором между ними.
Доходы распределяются между соавторами
поровну, если иное не предусмотрено
договором.

По
общему правилу в отношении одного
результата интеллектуальной деятельности
или средства индивидуализации может
существовать только одно исключительное
право.

В
случаях, предусмотренных п.3 ст. 1454, п.2
ст.1466, п.1 ст. 1510, п.1. ст.1519 самостоятельные
исключительные права на один и тот же
результат интеллектуальной деятельности
или средство индивидуализации могут
одновременно принадлежать разным лицам.

1) Создание
топологии двумя разными лицами независимо
друг от друга

2) Лицо,
ставшее добросовестно и независимо от
других обладателей секрета производства
обладателем сведений, составляющих
содержание охраняемого секрета
производства приобретает самостоятельное
исключительное право на этот секрет
производства

3) Несколько
лиц могут объединиться и зарегистрировать
коллективный товарный знак, которым
может пользоваться каждое входящее в
объединение лицо. Право на коллективный
знак неотчуждаемо и не может быть
предметом лицензионного договора.

4) Правообладателю
принадлежит исключительное право
использования наименования места
происхождения товара.

studfiles.net

Лекция 4 правовое регулирование и охрана результатов интеллектуальной деятельности распоряжение исключительными правами на результат интеллектуальной деятельности

Статья 1228. Автор результата
интеллектуальной деятельности
Понятие
«автор» используется только применительно
к результату интеллектуальной
деятельности.В качестве автора может
выступать лишь физическое лицо,
которое
внесло творческий вклад в результат
интеллектуальной деятельности.

Юридические факты:
1)договор (лицензионный
договор, договор об отчуждении)
2)сложный
юридический состав: наличие трудового
договора автора-работника с работодателем,
создание автором произведения в рамках
служебного задания, предоставление
произведения автором работодателю

В случае создания результата
интеллектуальной деятельности совместным
творческим трудом двух или более граждан
имеет место институт соавторства
(ст.1233 ГК РФ) Использование – каждый по
своему усмотрению. Распоряжение –
совместно.

Исключительное право может принадлежать
как одному лицу так и нескольким лицам
(исключение: фирменное наименование)

Статья 1230. Срок действия исключительных
прав

для каждого вида интеллектуальной
собственности установлены отдельные
сроки (исключение коммерческое обозначение
и секреты производства)

Территориальный характер:правовая
охрана предоставляется по месту
происхождения того или иного результата
интеллектуальной деятельности или
средства индивидуализации.

объекты авторского и смежного прав не
требуют регистрации (стихи А.С. Пушкин)

изобретения, полезные модели, промышленные
образцы, селекционные достижения, в
некоторых случаях топологии интегральных
микросхем, товарные знаки, наименования
мест происхождения товара требуют
регистрации (якутская лошадь)

Статья 1232. Государственная регистрация
результатов интеллектуальной деятельности
и средств индивидуализации
В
зависимости от того, в силу какого
юридического факта изменяется юридическая
судьба исключительного права на результат
интеллектуальной деятельности или
средства индивидуализации, различают
разные основания осуществления
регистрации изменения юридической
судьбы исключительного права.

Правовые последствия отсутствия
государственной регистрации договора
или перехода прав без договора: договор
является недействительным, т.е. ничтожным,
а переход прав считается несостоявшимся.

Способы распоряжения исключительным правом

ЛИЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР

  • одна сторона — обладатель исключительного
    права на результат интеллектуальной
    деятельности или на средство
    индивидуализации (лицензиар) предоставляет
    или обязуется предоставить другой
    стороне (лицензиату) право использования
    такого результата или такого средства
    в предусмотренных договором пределах.

ДОГОВОР ОБ ОТЧУЖДЕНИИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОГО
ПРАВА

  • одна сторона (правообладатель) передает
    или обязуется передать принадлежащее
    ей исключительное право на результат
    интеллектуальной деятельности или
    средство индивидуализации в полном
    объеме другой стороне (приобретателю).

Договор об отчуждении исключительного
права

Заключается в письменной форме и подлежит
государственной регистрации.

Обремененное исключительное право
может выступать в качестве предмета
договора об отчуждении исключительного
права.

Содержание договора составляют его
условия, существенные условия – предмет,
т.е. конкретный объект, размер вознаграждения

Сторонами договора являются правообладатель
и приобретатель

Лицензионный договор

Заключается в письменной форме и подлежит
государственной регистрации.

Срок заключения договора не может быть
больше срока действия исключительного
права на результат интеллектуальной
деятельности или средства индивидуализации.

Указывается территория, на которой
возможно использование результата
интеллектуальной деятельности или
средства индивидуализации

Лицензиат обязан предоставлять отчеты
об использовании результатов
интеллектуальной деятельности лицензиару.

Если срок действия лицензионного
договора не определен, он действует в
течение пяти лет. В случае прекращения
исключительного права, лицензионный
договор прекращается

Сублицензионный договор; Принудительная
лицензия

Существенные условия: предмет договора,
способы использования РИД, цена. Прочие
условия: территория, срок

Признаки: предмет договора – право
использования РИД, консессуальный,
возмездный, двусторонний, срочный,
ограничен территорией

Два вида лицензий:

1. Простая (неисключительная) лицензия

2.Исключительная лицензия

Лицензиар – это лицо, которое
предоставляет право использования,

а лицензиат –лицо, которому
предоставляется право использования

В одном лицензионном договоре в отношении
различных способов использования
результата интеллектуальной деятельности
или средства индивидуализации могут
содержаться условия п.1 ст.1236 для
лицензионных договоров разных видов.

Переход исключительного права к
третьим лицам без договора.
Универсальное
правопреемство:
1. Наследование

2. Реорганизация юр. Лиц (смена юридических
лиц)

3. Обращение взыскания на
имущество (штрафы, кредиты)

В соответствии с п. 1 статьи 1243 ГК РФ
обладатели авторских и смежных прав
могут создавать организации по управлению
их правами на коллективной основе.

«Российское авторское общество»
(РАО), действующая с осени 1993 г.
 

studfiles.net

На обсуждение представлен раздел Гражданского кодекса, регулирующий права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

 

Проект изменений в раздел VII Гражданского кодекса РФ

Проект изменений в раздел VII Гражданского кодекса Российской Федерации подготовлен Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства на основании и во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 года N 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации» в соответствии с разработанной на основании того же Указа Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации.

Приводим краткий перечень основных планируемых изменений по состоянию на 07.12.2010.

1. Изменение общих положений регулирования прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации

— Определена иерархия норм раздела VII перед разделом II ГК РФ.

— Решен вопрос о допустимости распоряжения одним из правообладателей своим правом в случаях, когда исключительное право принадлежит ему совместно с другим лицом (лицами) путем внесения соответствующих поправок в ст. 1229 ГК РФ. Установлено, что «каждый из правообладателей вправе передать (возмездно или безвозмездно) свою долю в исключительном праве всем лицам, совместно с которыми он обладает этим правом, в равных долях. Отчуждение правообладателем своей доли в исключительном праве третьим лицам не допускается, если иное не предусмотрено настоящим разделом. Правообладатель вправе завещать свою долю в исключительном праве».

— Упрощен порядок государственной регистрация отчуждения исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации по договору, государственной регистрации залога этого права, а также государственной регистрации предоставления права использования такого результата или такого средства по договору.

В настоящий момент такая государственная регистрация осуществляется посредством государственной регистрации соответствующего договора (п. 3 ст. 1232 ГК РФ). В соответствии с предложенными поправками такая регистрация будет осуществляться по заявлению сторон договора.

— Предусмотрена дополнительная возможность по распоряжению исключительным правом. В соответствии с поправками в ст. 1233 ГК РФ, правообладатель сможет сделать публично, то есть путем сообщения неопределенному кругу лиц, заявление о предоставлении любым лицам возможности безвозмездно использовать принадлежащий ему результат интеллектуальной деятельности на определенных им условиях и в течение указанного им срока. В течение этого срока любое лицо вправе использовать этот результат на указанных условиях.

При отсутствии в заявлении правообладателя указания на срок считается, что этот срок составляет пять лет.

В течение срока действия заявление не может быть отозвано, а предусмотренные в нем условия использования не могут быть изменены.

— Скорректированы нормы, регулирующие права на вознаграждение за служебные результаты интеллектуальной деятельности. Вместо права на вознаграждение за использование служебного произведения предусматривается «право на вознаграждение за служебное произведение». Соответствующие изменения внесены в статьи 1295, 1320, 1370, 1430, 1461 ГК РФ.

Минимальные ставки вознаграждения за служебные результаты интеллектуальной деятельности, а также условия и порядок их выплаты должны быть установлены Правительством Российской Федерации. (В настоящий момент в соответствии с абз. 4 п. 4 ст. 1370 ГК РФ Правительство РФ вправе устанавливать минимальные ставки вознаграждения за служебные изобретения, служебные полезные модели, служебные промышленные образцы. Между тем на сегодняшний день такие ставки Правительством не установлены).

2. Изменение регулирования использования результатов интеллектуальной деятельности в Интернете

— Введено понятие «Интернет-сайт», под которым понимается «представленная в объективной форме совокупность самостоятельных материалов, систематизированных таким образом, чтобы эти материалы могли быть размещены в сети Интернет».

— Установлено, что автору Интернет-сайта принадлежат авторские права на осуществление им подбора или расположение материалов.

— Введена гражданско-правовая ответственность лица, осуществляющего действия по передаче материала в сети Интернет или по размещению материала в этой сети (Интернет-провайдера).

Установлено, что Интернет-провайдер, осуществляющий передачу материала в сети Интернет, не несет ответственности за нарушения интеллектуальных прав, произошедшие в результате такой передачи, при соблюдении следующих условий:

1) Интернет-провайдер не изменяет указанный материал после его получения, за исключением изменений, осуществляемых для обеспечения технологического процесса передачи материала;

2) Интернет-провайдер не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицом, инициировавшим передачу материала, содержащего такой результат или средство индивидуализации, является неправомерным.

Предусмотрено, что Интернет-провайдер, оказывающий услуги по размещению материалов в сети Интернет, не несет ответственности за нарушения интеллектуальных прав, произошедшие в результате размещения в сети Интернет материала заказчиком или по его указанию, при соблюдении следующих условий:

1) Интернет-провайдер не знал и не должен был знать о том, что использование соответствующего результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации, содержащегося в таком материале, является неправомерным;

2) Интернет-провайдер в случае получения письменного заявления третьего лица о нарушении интеллектуальных прав в результате размещения такого материала в сети Интернет своевременно принял меры, направленные на устранение последствий нарушения интеллектуальных прав, предусмотренные федеральным законом об Интернет-провайдерах.

Таким образом, в проекте установлен баланс интересов Интернет-провайдера и правообладателя.

— Внесение поправок в ст. 1233 ГК РФ, в части дополнительной возможности по распоряжению исключительным правом, упростит использование результатов интеллектуальной деятельности в информационно-телекоммуникационных сетях (в том числе в Интернете), поскольку это позволит избежать необходимости заключать лицензионные договоры при использовании результатов интеллектуальной деятельности.

3. Основные изменения авторских и смежных прав

— Дополнять, уточнять и исправлять документы и материалы, содержащиеся в заявке на регистрацию программ для ЭВМ и баз данных, по запросу федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности либо по собственной инициативе автор или иной правообладатель будет вправе до даты государственной регистрации программы для ЭВМ или базы данных (в настоящий момент до даты публикации сведений в официальном бюллетене).

— В связи с упрощением порядка государственной регистрации отчуждения исключительного права на результат интеллектуальной деятельности внесены соответствующие изменения в ст. 1262 ГК РФ.

В частности, предусмотрено, что:

федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности вносит изменения, относящиеся к сведениям о правообладателе и/или авторе программы для ЭВМ или базы данных, в том числе к наименованию или имени правообладателя, адресу его местонахождения или местожительства, имени автора, адресу для переписки, соответственно в Реестр программ для ЭВМ или в Реестр баз данных и в свидетельство о государственной регистрации  по заявлению правообладателя при условии уплаты соответствующей пошлины;

федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности может вносить изменения в Реестр программ для ЭВМ или Реестр баз данных для исправления очевидных и технических ошибок по собственной инициативе или по просьбе любого лица, предварительно уведомив об этом правообладателя.

— Для исчерпания исключительного права на произведение необходимо наличие правомерности его введения в гражданский оборот (в настоящий момент правомерности опубликования). Соответствующие изменения вносятся в ст. 1272 ГК РФ.

— Внесены существенные изменения, позволяющие использование библиотеками, архивами и образовательными организациями объектов авторских и смежных прав.

— Установлено, что в случае, когда ГК РФ разрешено использование произведения без согласия автора или иного правообладателя и такое использование невозможно осуществить в силу наличия технических средств защиты авторских прав, лицо, желающее осуществить такое использование, может требовать от автора или иного правообладателя снять ограничения использования произведения, установленные техническими средствами защиты.

— Сообщение кодированных сигналов признается сообщением в эфир, если средства декодирования предоставляются неограниченному кругу лиц организацией эфирного вещания или с ее согласия.

— Установлено, что изготовителю базы данных принадлежит право на обнародование базы данных, под которым понимается «осуществление действия, которое впервые делает базу данных доступной для всеобщего сведения путем ее опубликования, доведения до всеобщего сведения, сообщения в эфир или по кабелю или иным способом». При этом опубликованием (выпуском в свет) является выпуск в обращение экземпляров базы данных с согласия изготовителя в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики.

— Предусмотрено, что право на указание на экземплярах базы данных и (или) их упаковке своего имени или наименования действует и охраняется в течение срока действия исключительного права изготовителя базы данных.

— Введена новая статья, регулирующая действия, не являющиеся нарушением исключительного права изготовителя базы данных.

4. Патентное право

— Уточнены условия патентоспособности промышленного образца.

К существенным признакам промышленного образца могут быть отнесены признаки формы, конфигурации, орнамента, сочетания цветов, линий, контуров изделия, текстуры или фактуры материала изделия.

Признаки, обусловленные исключительно технической функцией изделия, не являются охраняемыми признаками промышленного образца.

Уточнено понятие оригинальности промышленного образца. Промышленный образец является оригинальным, если его существенные признаки обусловлены творческим характером особенностей изделия, в частности, если из сведений, ставших общедоступными в мире до даты приоритета промышленного образца не известно решение внешнего вида изделия сходного назначения, производящее на информированного потребителя изделия такое же общее впечатление, которое производит промышленный образец, нашедший отражение на изображениях внешнего вида изделия.

— Нормы ст. 1358 ГК РФ дополнены положениями о зависимых изобретениях, полезных моделях, промышленных образцах.

— Изменены сроки действия исключительных прав на изобретение, полезную модель и промышленный образец.

— Внесены существенные изменения в процедуру получения патента.

5. Право на секрет производства (НОУ-ХАУ)

— Скорректировано понятие секрета производства (ноу-хау).

— Установлено, что секретом производства не могут быть признаны сведения, обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена законом или иным правовым актом.

Соответствующие изменения предлагается внести в Федеральный закон Российской Федерации от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (Приложение 3 к Проекту изменений в раздел VII Гражданского кодекса РФ). В частности, предлагается установить следующие права для обладателя информации, составляющей коммерческую тайну:

1) устанавливать, изменять и отменять в письменной форме режим коммерческой тайны в соответствии с Федеральным законом от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» и гражданско-правовым договором;

2) использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, для собственных нужд в порядке, не противоречащем законодательству Российской Федерации;

3) разрешать или запрещать доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, определять порядок и условия доступа к этой информации;

4) вводить в гражданский оборот информацию, составляющую коммерческую тайну, на основании договоров, предусматривающих включение в них условий об охране конфиденциальности этой информации;

5) требовать от юридических и физических лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, органов государственной власти, иных государственных органов, органов местного самоуправления, которым предоставлена информация, составляющая коммерческую тайну, соблюдения обязанностей по охране ее конфиденциальности;

6) требовать от лиц, получивших доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, в результате действий, осуществленных случайно или по ошибке, охраны конфиденциальности этой информации;

7) защищать в установленном законом порядке свои права в случае разглашения, незаконного получения или незаконного использования третьими лицами информации, составляющей коммерческую тайну, в том числе требовать возмещения убытков, причиненных в связи с нарушением его прав.

Проект изменений в раздел VII Гражданского кодекса РФ

 

Дата публикации на сайте: 07.12.2010

Поделиться ссылкой:

www.consultant.ru

РЕЗУЛЬТАТЫ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СРЕДСТВА




⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 8Следующая ⇒

ИНДИВИДУАЛИЗАЦИИ ПРИ ПРИВАТИЗАЦИИ <*>

О.В. КАРЕЛИНА

 

———————————

<*> Karelina O.V. About some problems of transfer the rights on protected results of intellectual activity and means of individualization in the privatization.

 

Карелина Ольга Викторовна, аспирантка кафедры частного права Российского государственного гуманитарного университета.

 

В настоящей статье предпринята попытка анализа существующих теоретических и практических проблем перехода исключительных и иных прав юридических лиц на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации при приватизации, сформулированы предложения по совершенствованию Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества».

 

Ключевые слова: приватизация, правопреемство, интеллектуальная собственность, государственные и муниципальные унитарные предприятия, исключительные права, лицензионный договор, исключительная лицензия, неисключительная лицензия.

 

In this article the author attempts the analysis of existing theoretical and practical problems of transition exclusive and other rights of legal persons on the results of intellectual activity and equated to them means of individualization as a result of privatization, formulates proposals on the improvement of the Federal law of 21.12.2001 N 178-FZ «About privatization of state and municipal property».

 

Key words: privatization, succession, intellectual property, state and municipal unitary enterprises, the exclusive right, the license contract, an exclusive license, a non-exclusive license.

 

Статья 11 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества» (далее — Закон) определяет состав подлежащего приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия. В соответствии с абз. 3 п. 1 ст. 11 Закона в передаточном акте указываются все виды подлежащего приватизации имущества унитарного предприятия, включая здания, строения, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, в том числе обязательства унитарного предприятия по выплате повременных платежей гражданам, перед которыми унитарное предприятие несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права.


Конструкция данной нормы вызывает целый ряд вопросов. Во-первых, наряду с фирменными наименованиями, товарными знаками, знаками обслуживания, перечисленными в качестве средств индивидуализации, при приватизации могут переходить исключительные права и на другие результаты интеллектуальной деятельности, а также средства индивидуализации. К другим, не перечисленным средствам индивидуализации относятся коммерческие обозначения, наименования мест происхождения товаров. К иным результатам интеллектуальной деятельности, исключительное право на которые может принадлежать юридическим лицам, относятся объекты авторского права, смежных прав, патентного права, программы для ЭВМ и базы данных, селекционные достижения, секреты производства (ноу-хау), топологии интегральных микросхем.

Во-вторых, в состав приватизируемого имущества могут входить не только исключительные права на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, но и другие виды интеллектуальных прав, например право следования, которое может перейти по наследству, прав на получение патента на изобретение и др. Эти права в соответствии со ст. 1226 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) относятся к иным интеллектуальным правам.

В-третьих, при перечислении объектов, которые может индивидуализировать обозначение, не названы юридические лица.

В-четвертых, права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), могут охватывать и иные права, не только те, которые относятся к категории исключительных. Эти права могут возникать, например, из лицензионных договоров, по которым передается не исключительное право, а возникает право на использование охраняемого объекта.



В п. 4 рассматриваемой статьи говорится, что Правительством Российской Федерации могут быть установлены виды исключительных прав, не подлежащих приватизации в составе имущественного комплекса унитарного предприятия и передаваемых покупателю в пользование по лицензионному или иному договору.

Примером тому может служить Постановление Правительства РФ от 2 декабря 2004 г. N 726 «О порядке распоряжения исключительным правом Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии», которое закрепляет, что исключительное право Российской Федерации на результаты интеллектуальной деятельности в области геодезии и картографии, входящие в состав государственного картографо-геодезического фонда Российской Федерации, не подлежит приватизации в составе имущественного комплекса федерального государственного унитарного предприятия.

В соответствии с п. 2 ст. 14 Закона в случае приватизации имущественного комплекса унитарного предприятия решением об условиях приватизации федерального имущества также утверждается перечень объектов (в том числе исключительных прав), не подлежащих приватизации в составе имущественного комплекса унитарного предприятия.

При этом в названных нормах не упоминаются права на использование охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации, возникающие из договоров с правообладателем.

В совокупности названные нормы не исключают возможности правопреемства в ходе приватизации по лицензионным договорам, лицензиатом по которым выступало государственное или муниципальное унитарное предприятия. Согласно п. 1 ст. 1235 ГК РФ по лицензионному договору одна сторона — обладатель исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (лицензиар) предоставляет или обязуется предоставить другой стороне (лицензиату) право использования такого результата или такого средства в предусмотренных договором пределах.

Таким образом, лицензионный договор влечет возникновение у лицензиата права на использование охраняемого результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации на определенных условиях (вид лицензии, срок, территория действия права на использование). Данное право возникает из договора, но не подпадает под категорию «права требования», предусмотренную в п. 1 ст. 11 Закона.

Определение юридической природы права на использование охраняемого результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации из лицензионного договора имеет важное теоретическое и практическое значение при оформлении приватизации. В соответствии со ст. 1236 ГК РФ лицензионный договор бывает двух видов: исключительная и неисключительная лицензии. Первая предоставляет лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации без сохранения за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам, вторая предоставляет лицензиату права использования результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации с сохранением за лицензиаром права выдачи лицензий другим лицам.

Исключительная лицензия предоставляет лицензиату монополию на использование охраняемого объекта от всех третьих лиц, не запрещая напрямую самому лицензиару осуществлять такое использование. Однако подобное ограничение может быть установлено в договоре. Статья 1254 ГК РФ, определяющая особенности защиты прав лицензиата, наделяет лицензиата теми же способами защиты, которыми наделен обладатель исключительного права. Если нарушение третьими лицами исключительного права на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации, на использование которых выдана исключительная лицензия, затрагивает права лицензиата, полученные им на основании лицензионного договора, лицензиат может наряду с другими способами защиты защищать свои права способами, предусмотренными ст. 1250, 1252 и 1253 ГК РФ. Это свидетельствует о наличии элемента абсолютной защиты, как и обладателя исключительного права.

Если исходить из того, что права лицензиата на использование охраняемого объекта возникают из договора и относятся к категории обязательственных прав (имеющих относительный характер), то по ним правопреемство в ходе приватизации возможно, как и в ходе реорганизации, на основании норм о перемене лиц в обязательстве. Если рассматривать названные права в качестве особого вида прав на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, особенно для исключительных лицензий, где эти права обладают абсолютным характером, то правопреемство по ним допустимо на основании сублицензионного договора, который в соответствии со ст. 1238 ГК РФ допускается при письменном согласии лицензиара. При отсутствии такого согласия при приватизации права из лицензионного договора прекращаются. До вступления в силу части четвертой ГК РФ передача прав на основании исключительной лицензии рассматривалась как наделение лицензиата исключительным правом. Так, согласно ст. 30 ранее действовавшего Закона РФ «Об авторском праве и смежных правах» авторский договор о передаче исключительных прав разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются, и дает такому лицу право запрещать подобное использование произведения другим лицам. Право запрещать использование произведения другим лицам может осуществляться автором произведения, если лицо, которому переданы исключительные права, не осуществляет защиту этого права.

Каждый из указанных подходов имеет доводы как «за», так и «против». Подзаконные акты, регулирующие порядок осуществления регистрации лицензионных договоров на подлежащие регистрации объекты, не содержат специальных норм о правопреемстве лицензиата и последствиях такого правопреемства. По нашему мнению, права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации носят особый характер и не могут рассматриваться ни в качестве вещных, ни обязательственных, независимо от того, из каких юридических фактов они возникают. В то же время исключительное право на результат интеллектуальной деятельности и средство индивидуализации, как и другие интеллектуальные права, предусмотренные ст. 1226 ГК РФ, является абсолютным правом. Права на использование охраняемого объекта из договора носят обязательственный характер, в связи с чем можно провести параллель с правом на материальный объект, возникающим из договора аренды, ссуды. В науке обосновывается позиция, что права пользователя из договора неисключительной лицензии являются относительными, но не обязательственными и обладают свойством следования <1>.

———————————

<1> См.: Мирошникова М.А. Сингулярное правопреемство в авторских правах: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. СПб., 2003. С. 7.

 

Вопросы правопреемства, передачи права неизменно в науке пользуются интересом, однако сфера исключительных прав не так популярна, как условия о переходе вещных и обязательственных прав. К.И. Скловский применительно к праву собственности анализирует два подхода к правопреемству: как прекращение права у одного и возникновение у другого и перемещение по аналогии физического тела в пространстве. Б.Б. Черепахин обозначал последнее как процесс «транслятивного» правопреемства <2>.

———————————

<2> См.: Скловский К.И. Собственность в гражданском праве. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2008 // СПС «КонсультантПлюс».

 

К.И. Скловский делает вывод, что «правомочие», переданное иному лицу, так или иначе остается у собственника (например, вещь, переданная в аренду или на хранение, может защищаться от посягательств третьих лиц не только титульным владельцем, но и собственником), что должно было бы приводить к логическому выводу о неполном или относительном (вариант — «расщепленном») правопреемстве, если бы, конечно, в рамках этой парадигмы, возникшей по причинам логической беспомощности, логика как-то присутствовала.

Оспаривая идею правопреемства, отмечается, что теория никогда не отказывалась от стремления найти единый принцип передачи права независимо от природы самого права <3>. Однако это не представляется возможным на данном этапе развития юридической мысли. Как мы убедились, особенности передачи права зависят от его вида, который характеризуется не только объектом, но и другими признаками.

———————————

<3> Там же.

 

С одной стороны, право из лицензионного договора является относительным, с другой — при исключительной лицензии оно обладает абсолютной защитой, как и исключительное право. Кроме того, оно возникает из договора и соответственно должно носить обязательственный характер, но не является правом требования. С учетом этого применять нормы о цессии к праву использования охраняемого объекта из лицензионного договора недопустимо, поскольку уступка в соответствии со ст. 382 ГК РФ распространяется на права требования. Федеральный закон от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» допускает обращение взыскания и на принадлежащее лицензиату право использования результата интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации.

Права на использование охраняемых объектов, в том числе исключительное право, иные интеллектуальные права, права из исключительной и неисключительной лицензии являются особым видом гражданских прав. В то же время при перемене лицензиата в силу универсального правопреемства переход такого права возможен в полном объеме без заключения специального сублицензионного договора. Это относится к случаям приватизации, при реорганизации юридических лиц и т.д. Более того, правопреемство возможно не только по лицензионным договорам, но и по другим, например сублицензионным, договорам коммерческой концессии и т.д.

Учитывая все вышеизложенные обстоятельства, предлагается новая редакция абз. 3 п. 1 ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 2001 г. N 178-ФЗ «О приватизации государственного и муниципального имущества», учитывающая особенности исключительных прав:

«В передаточном акте указываются все виды подлежащего приватизации имущества унитарного предприятия, включая здания, строения, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, в том числе обязательства унитарного предприятия по выплате повременных платежей гражданам, перед которыми унитарное предприятие несет ответственность за причинение вреда жизни и здоровью, а также исключительные и иные права унитарного предприятия на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана».

Гражданское право 2011 2

 

 

Статья: Использование товарного знака (Бокарева Е.Н., Тулупова М.В., Шкадова Е.Н.) («Электронный журнал «Финансовые и бухгалтерские консультации», 2011, N 9)

 

 

Электронный журнал «Финансовые и бухгалтерские консультации», 2011, N 9

 



Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности




⇐ ПредыдущаяСтр 13 из 14Следующая ⇒

Правовые нормы в отношении объектов интеллектуальной собственности означают существование следующего принципа.

Принцип правовой охраны — никто не имеет права использовать объект интеллектуальной собственности без разрешения правообладателя, поэтому любое неразрешенное использование объекта является нарушением закона, а лицо, допустившее такое использование, — нарушителем закона.

Этот простой принцип часто превратно понимается из-за дуализма интеллектуальной собственности, поскольку объект интеллектуальной собственности существует в виде нематериального объекта (изобретения, литературного произведения, произведения изобразительного искусства и т.д.) и материального объекта, в котором этот нематериальный объект воплощен (товар).

Принцип правовой охраны относится только к нематериальным объектам интеллектуальной собственности и не может относиться к материальному объекту, в котором воплощен объект интеллектуальной собственности. Например, покупатель книги имеет право использовать книгу, в которой воплощено литературное произведение, по ее основному предназначению, т.е. для чтения, изучения, цитирования, критики, полемики и т.д., но не имеет права использовать объект интеллектуальной собственности (литературное произведение), воплощенный в книге. Владелец книги не имеет права воспроизводить произведение (копировать), переводить его, публично исполнять, размещать в Интернете и т.д. Аналогичное положение справедливо и для иных объектов интеллектуальной собственности.

В соответствии с принципом исчерпания права на распространение владелец книги может продать ее иным лицам, подарить и даже выбросить. Например, после приобретения книги для ее дальнейшего распространения не требуется согласия правообладателя произведения, воплощенного в книге. Точно так же покупатель любого иного товара может использовать его по прямому предназначению (телевизор — для просмотра телепередач, плеер — для прослушивания музыки или просмотра фильмов, компьютер — для деловых или развлекательных целей, автомобиль — как транспортное средство и т.д.), а также продать его, подарить, выбросить. Копирование таких товаров, как правило, невозможно или требует больше средств, чем приобретение нового товара.


Таким образом, принцип правовой охраны относится только к объектам интеллектуальной собственности, но не имеет отношения к товарам, в которых эти объекты воплощены. Следовательно, любые товары, в которых воплощены объекты интеллектуальной собственности, могут свободно использоваться по их прямому предназначению, продаваться, обмениваться и т.д. Ради такого предназначения потребительские товары производятся и приобретаются.

Законодательство об интеллектуальной собственности содержит положения об ограничениях исключительного права, которые подробно рассматривались в данном издании. В соответствии с этими положениями потребители товаров, в которых воплощены объекты интеллектуальной собственности, в некоторых случаях и при некоторых условиях могут использовать и объекты интеллектуальной собственности.

Следовательно, не любое использование объектов интеллектуальной собственности без разрешения правообладателя является нарушением закона и не каждое лицо, использующее объекты интеллектуальной собственности, является нарушителем закона.

Таким образом, нужна осторожность при обвинениях тех или иных лиц в нарушении законодательства об интеллектуальной собственности. Безаппеляционность такого рода особенно характерна для средств массовой информации, распространяющих заказные статьи заинтересованных лиц и организаций.

В было рассмотрено неправомерное использование термина «пиратство» в отношении нарушения прав интеллектуальной собственности. Отмечалось, что очень часто нарушителей законодательства об интеллектуальной собственности называют пиратами, ворами, грабителями и проч., хотя таковыми они в действительности не являются. Если совершено хищение (безвозмездное завладение) имущества посредством кражи, грабежа, разбоя, вымогательства, мошенничества, то уголовное законодательство называет таких лиц не ворами, грабителями, пиратами, вымогателями, шулерами и пр., а лицами, совершившими преступление. Таким образом, уголовное законодательство, как и гражданское, не признает терминов «вор», «пират», «грабитель», которые широко используются в средствах массовой информации и в обиходе.



Особенностью кражи, грабежа или разбоя является то, что правомерный владелец имущества или вещной собственности ее лишается. В отношении интеллектуальной собственности это не так, поскольку нарушители прав интеллектуальной собственности ничего не изымают у ее владельца и они не лишают его интеллектуальной собственности. Владелец остается правообладателем соответствующего объекта интеллектуальной собственности.

Нарушитель неправомерно использует неизъятый объект интеллектуальной собственности, воплощенный в товаре, иногда правомерно приобретенный.

Таким образом, нарушитель права интеллектуальной собственности не может считаться ни вором, ни грабителем, ни пиратом, поскольку он не лишает правообладателя ни принадлежащего ему объекта интеллектуальной собственности, ни исключительных прав на него. Другое дело, что нарушитель наносит ущерб правообладателю, и только суд может это установить.

В отношении нарушений прав интеллектуальной собственности в большинстве стран используется термин «контрафактный» (от англ. counterfeit), имеющий множество близких значений: поддельный, подложный, фальсифицированный, фальшивый, фиктивный, дезориентирующий, вводящий в заблуждение и т.д. В ряде стран термин «контрафакция» применяют как синоним производства контрафактных товаров.

Контрафактный товар — это любой товар, произведенный без разрешения правообладателей объектов интеллектуальной собственности, воплощенных в этом товаре.

Существует множество видов контрафактных товаров, в которых неправомерно воплощены охраняемые:

— объекты авторского права или смежных прав;

— объекты патентного права;

— маркетинговые обозначения.

Контрафактные товары с воплощенными объектами авторского права или смежных прав относятся к очень широкому ассортименту товаров: книги, журнальные и газетные статьи, фильмы, фонограммы, компьютерные программы, базы данных и т.д. Товары этой категории легко копируются, причем цифровое копирование не ухудшает, а сохраняет качество оригинала. В цифровой среде такие товары легко распространяются, имеют низкую цену или вообще бесплатны. Принимаемые меры по сокращению рынка контрафактных товаров этой категории не дают результатов, на которые рассчитывают правообладатели и законные производители.

Контрафактные товары с воплощенными объектами патентного права не столь распространены и не столь заметны, как иные товары. Дело в том, что использовать объекты патентного права не так просто, как объекты авторского права или смежных прав. Например, для воплощения чужого изобретения в какой-либо товар его производитель должен провести трудоемкую и дорогостоящую работу до начала производства контрафактных товаров. Причем при реализации такого контрафактного товара производитель может не получить особых рыночных преимуществ, поскольку правообладатель может установить факт неправомерного использования, например своего изобретения, и привлечь нарушителя к судебной ответственности. Следует подчеркнуть, что обнаружить факт незаконного использования объектов патентного права оказывается иногда весьма сложно. Кроме того, число производителей контрафактных товаров данной категории невелико по сравнению с производителями контрафактных товаров иных категорий.

Контрафактные товары с маркетинговыми обозначениями являются очень распространенными. К ним относится продукция в основном легкой и пищевой промышленности и в гораздо меньшей степени продукция высокотехнологичных отраслей промышленности. Распространенность таких контрафактных товаров вызвана тем, что нанести маркетинговые обозначения на любую продукцию очень просто и это не требует значительных издержек. Контрафактные маркетинговые обозначения легко обнаруживаются, поэтому во многих случаях нарушения прав легко устанавливаются. Ввиду исключительной распространенности контрафактных товаров этой категории законодательство всех стран предусматривает жесткие меры к нарушителям, идущие еще от Парижской конвенции 1883 г.

Несмотря на широкое использование термина «контрафактный товар», в котором воплощены объекты интеллектуальной собственности, в Гражданском кодексе Российской Федерации он используется только в отношении товаров, на которые неправомерно нанесены охраняемые маркетинговые обозначения, — ст. 1515, 1519, 1537. В остальных случаях речь идет о контрафактных носителях, контрафактных экземплярах произведений, контрафактных объектах смежных прав — ст. 1252(4), 1302(1), 1312, хотя и в этих случаях должны пониматься товары, в которых воплощены соответствующие объекты.

В ст. 1252(4) Гражданского кодекса Российской Федерации признаются контрафактными товары, в которых воплощены объекты интеллектуальной собственности с нарушением исключительного права на эти объекты. Кроме того, контрафактными признаются такие же товары, находящиеся в гражданском обороте.

В соответствии со ст. 1299 и 1300 товары, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав, признают контрафактными, если в них:

1) удалены технические средства защиты, установленные правообладателем;

2) изменена или удалена информация об управлении правами.

К первой категории относятся товары с удаленной технической защитой, которая была установлена правообладателем. Существует много технических методов и устройств, позволяющих в некоторой мере защитить объект авторского права или смежных прав от несанкционированного использования. Однако такая защита не является абсолютной, поскольку во многих случаях ее можно убрать, снять, заблокировать, обойти. В соответствии с Договором ВОИС по авторскому праву и Договором ВОИС по исполнениям и фонограммам удаление средств технической защиты с охраняемых объектов признается нарушением закона. Проблема охраны технических средств защиты рассматривается в.

Ко второй категории относятся товары с измененной или удаленной информацией об управлении правами. Правообладатель для оповещения о своих правах может использовать конвенционные знаки охраны и иную информацию, размещая ее на товарах, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав. Новые международные нормы позволяют правообладателю размещать на товарах любую информацию по управлению правами для оповещения о своих правах на объект авторского права или смежных прав и об условиях его использования.

Есть специальные методы и способы защиты объектов интеллектуальной собственности и товаров, в которых они воплощены. Прежде всего, это относится к объектам авторского права и смежных прав, которые в большинстве случаев легко поддаются копированию, а в цифровой форме и клонированию. Для осложнения противоправного использования таких объектов созданы специальные технологии.

Рассмотрим вновь контрафактные товары, в которых использованы объекты авторского права и смежных прав, объекты патентного права и маркетинговые обозначения.

Маркетинговые обозначения — наиболее незащищенный вид объектов. Их очень легко нанести на товары для получения конкурентных преимуществ на рынке. Хотя известны методы изготовления маркетинговых обозначений, которые весьма сложно подделать, однако это не оказывает особого влияния на неправомерное использование маркетинговых обозначений для создания контрафактных товаров. Например, некоторые производители пытаются затруднить повторное использование своей оригинальной упаковки, применяя самые совершенные технологии. Это не только лазерные гравировки, но и особые составы стекол для алкогольной продукции, изменяющих цвет при вторичном использовании. Разработчики не хотят понимать, что повторное использование упаковки никогда не может быть массовым. В странах с переходной экономикой нет пунктов по приему бутылок фирм Smirnoff, Nemiroff, Absolut и проч. Даже если бы они и были, то это оказалось бы каплей в море иных контрафактных товаров в традиционной упаковке. Очень часто в престижной продукции самой высококачественной оказывается только упаковка, поскольку качество основной продукции имеет физико-химические пределы.

Подделка оригинальной продукции с использованием маркетинговых обозначений представляет собой очень массовое явление. Несмотря на принимаемые во всех странах мира меры по пресечению производства таких контрафактных товаров, ситуация не улучшается. Маркетинговые обозначения в некотором отношении аналогичны имени человека. Нетрудно представить себе ситуацию, когда публикуется некоторый пасквиль под ложным псевдонимом, совпадающим с именем реальной и известной личности, с единственной целью — опорочить. Ущерб, который будет нанесен человеку, может быть очень велик. При неправомерном использовании маркетинговых обозначений не меньший ущерб наносится основному производителю, а также потребителям контрафактной продукции. Возможно, из всех нарушений прав интеллектуальной собственности неправомерное использование маркетинговых обозначений наиболее опасно не только производителям, но и каждому потребителю таких товаров, а также обществу и государству.

Объекты патентного права. Из таких объектов наименее защищены промышленные образцы, поскольку они не имеют конструктивных функций и легко копируются и используются.

Наиболее технически защищенными являются топологии интегральных микросхем. Несмотря на то, что конкуренты анализируют методами реинжиниринга новые топологии, такие «исследования», как правило, слишком трудоемкие и дорогие. Несомненно, в случае военных и смежных высокотехнологичных производств реинжиниринг остается востребованным, как и традиционные методы получения секретной и закрытой информации конкурентов и противников.

Изобретения, как наиболее важный результат технического творчества, в большинстве случаев являются достаточно защищенными. Во многих случаях создатели изобретений не желают использовать патенты для охраны изобретений, будучи уверенными, что конкуренты не смогут понять суть изобретений. Секреты рецептур напитков, производимых фирмами Coca-Cola и Pepsi-Cola, не являются исключением. В очень многих высокотехнологичных отраслях существует множество незапатентованных изобретений, суть которых не может быть понята даже в условиях современных исследовательских центров. В некоторых случаях реинжиниринг таких изобретений может потребовать больше средств, чем необходимо для создания собственных изобретений.

Продолжает существовать миф о том, что патентная охрана предоставляется изобретателю за раскрытие сути изобретения обществу, однако действительность далека от этого мифа. Большинство заявителей стараются так составить описание изобретения и его формулу, чтобы никто не смог его повторить. Особенно это характерно для изобретений, которые созданы и используются самим производителем.

С другой стороны, патентуются изобретения, которые не воплощены в реальные товары даже самим разработчиком. Такое патентование служит для захвата перспективных направлений и «территорий». Подобные фиктивные изобретения, охраняемые «зонтичными патентами», вообще не могут быть использованы.

Несомненно, существует много запатентованных изобретений, которые в принципе могут быть использованы и повторены. Однако в большинстве случаев это относится к изобретениям невысокого уровня, в том числе к полезным моделям.

Таким образом, многие запатентованные изобретения в высокотехнологических направлениях являются достаточно технически защищенными. Причем данная тенденция естественной технической защиты только усиливается, поскольку большинство отраслей промышленного производства переходит к высоким технологиям.

Что касается селекционных достижений, то проблема заключается в приобретении соответствующих образцов растений и животных. Дальнейшее их использование и воспроизводство осуществляются традиционными методами, т.е. селекционные достижения биотехнологически защищены, но сами объекты не защищены от неправомерного использования.

Объекты авторского права и смежных прав. За исключением компьютерных программ, мультимедийных и в некоторой мере сетевых произведений, остальные объекты авторского права и смежных прав легко использовать почти любым способом. Компьютерные программы надежно защищены технически потому, что компилирование исходного текста программы в исполняемую форму является необратимым процессом. Следовательно, получить полный исходный текст компьютерной программы декомпилированием исполняемой формы невозможно. Поэтому существенные изменения компьютерной программы оказываются невозможными. Опытный программист с хакерскими наклонностями может внести изменения в программу в основном для того, чтобы избежать приобретения серийных номеров, для превращения демонстрационных программ в полнофункциональные и т.д.

Поскольку большинство объектов авторского права и смежных прав легко использовать, правообладатели применяют различные методы их технической защиты. Технические методы защиты имеют очень давнюю историю и существуют с тех пор, как объекты стали воплощаться в товары, т.е. с момента возникновения и развития полиграфической промышленности. Технические методы защиты объектов смежных прав появились в конце XX в., когда доступность методов записи звука и изображения стала представлять реальную угрозу интересам правообладателей.

С развитием техники, позволившей создавать новые виды и формы объектов авторского права и смежных прав, правообладатели изыскивали все более изощренные технические способы их защиты, чтобы не допустить несанкционированного использования. Однако если на первых этапах развития техническая защита осуществлялась автоматически из-за технических трудностей копирования объектов, то в последние годы копирование цифровых объектов стало настолько простым, что появление специальных методов технической защиты оказалось неизбежным. Другими словами, не надеясь на действенность правовых систем, правообладатели стремились технически защитить свои объекты от несанкционированного копирования и использования.

Существует много технических методов и устройств, которые позволяют в некоторой мере защитить объекты от несанкционированного использования. Однако технические методы защиты не могут гарантировать ее надежности, поскольку любая защита может быть устранена, заблокирована, преодолена иными техническими средствами. Какая бы изощренная защита объектов авторского права или смежных прав ни использовалась, всегда существуют или будут созданы средства, которые позволят ее обойти. Едва ли такая своеобразная технологическая война когда-нибудь завершится.

Для снятия или обхода технической защиты не только предоставляются услуги по ее устранению, удалению, блокировке и т.д., но и выпускаются специальные противозащитные устройства.

Противозащитные устройства — это любые технические устройства или компьютерные программы, предназначенные для удаления любой технической защиты товаров, в которых воплощены объекты авторского права и смежных прав.

Осознание ненадежности технических методов защиты привело к тому, что правообладатели вновь обратились к правовой охране, предлагая поставить вне закона любые средства, позволяющие обходить технические методы защиты таких объектов.

Все это подтверждает положение, что право всегда отстает от технологии. Технические достижения всегда приводили и приводят к угрозе материальным интересам владельцев тех или иных объектов интеллектуальной собственности. Затронутые материальные права и интересы стимулировали возникновение и развитие правовых институтов для защиты таких интересов. Таким образом, технические достижения всегда стимулировали принятие новых норм права. Поэтому право интеллектуальной собственности всегда следовало с естественным опозданием за научно-техническими достижениями.

Впервые на международном уровне правовые нормы в отношении технических средств защиты объектов авторского права и смежных прав были сформулированы в ст. 11 Договора ВОИС по авторскому праву и в ст. 18 Договора ВОИС по исполнениям и фонограммам. В соответствии с этими нормами страны обязаны предусмотреть соответствующую правовую охрану и эффективные средства правовой защиты от обхода существующих технических средств, используемых правообладателями в связи с осуществлением своих прав и ограничивающих действия в отношении их объектов авторского права или смежных прав, которые не разрешены правообладателями или не допускаются законом.

Следовательно, запрещены любые действия по устранению защиты объектов авторского права и смежных прав, изготовление и распространение противозащитных устройств, а также предложение или предоставление услуг, имеющих аналогичное действие. Условием запрета является то, что лицо, совершающее такое действие, знает или имеет достаточные основания знать, что такое устройство или услуги используются или будут использоваться для устранения технической защиты объектов авторского права и смежных прав.

Таким образом, международные нормы в отношении технических средств защиты означают, что товары, в которых воплощены объекты авторского права или смежных прав без разрешения правообладателя с помощью противозащитных устройств, средств и услуг, поставлены вне закона. Поскольку снятие защиты с товара, в котором воплощен объект авторского права или смежных прав, ведет к производству контрафактной продукции, такие действия и такая продукция подпадают под действующее гражданское или уголовное законодательство.

Предложенные нормы в отношении правовой охраны технических методов защиты объектов авторского права и смежных прав, несмотря на их многолетнюю проработку экспертами ВОИС, оказались не только недейственными, но и противоречащими иным положениям Договора ВОИС по авторскому праву и Договору ВОИС по исполнениям и фонограммам. Как уже отмечалось, основное противоречие этих договоров заключается в том, что охрана технической защиты объекта не позволяет его использовать, когда такое использование разрешено, например, трехуровневым критерием. Для разрешенного использования объектов авторского права или смежных прав необходимо снять защиту, что запрещено. Решения этого противоречия нет, в результате появились судебные дела, которые ставят под сомнение все существо «интернетовских договоров», административные функции которых выполняет ВОИС.

 

Виды нарушения прав

Право интеллектуальной собственности в большинстве стран мира имеет двойственную природу, т.е. права на некоторые объекты интеллектуальной собственности разделяются на личное неимущественное и исключительное право. Такая природа права интеллектуальной собственности признается не для всех объектов. Например, для объектов смежных прав (за исключением исполнений) и для маркетинговых обозначений личное неимущественное право не признается, хотя некоторые объекты имеют несомненный творческий характер.

Правовое признание личных неимущественных и исключительных прав означает, что нарушения этих прав могут относиться к каждой из этих категорий. Кратко рассмотрим возможные нарушения этих прав.

Личное неимущественное право. Некоторые объекты патентного права (изобретения, промышленные образцы, полезные модели, топологии интегральных микросхем, сорта растений) имеют своих авторов, и патентное законодательство признает за ними право авторства. Нарушения патентного права авторства относительно редки, поскольку авторство того или иного лица прямо установлено в патентном ведомстве, а использовать патент может только патентообладатель или лицо, которому передано право на использование.

Почти неизвестны действительные нарушения права исполнительства, поскольку при любом использовании записи исполнения невозможно заменить исполнителей на иных лиц. Другое дело, что при публичном исполнении, сообщении или доведении до всеобщего сведения имя исполнителя может быть искажено, заменено или вообще отсутствовать, как и имена авторов. Каждое из этих действий представляет собой нарушение законодательства.

Наиболее многочисленными являются нарушения права авторства на произведения литературы, науки и искусства, и самым серьезным нарушением признается плагиат.

Плагиат — это самовольное обнародование некоторым лицом под своим именем произведения, созданного другим автором.

Плагиат означает присвоение чужого произведения, исключительных и личных неимущественных прав, прежде всего права авторства. Следует подчеркнуть, что при плагиате чужое произведение или его часть присваиваются, т.е. плагиат является хищением объекта авторского права, или литературным воровством. Заимствование частей из чужих произведений и обнародование их под своим именем без указания источника заимствования и автора произведения также признается плагиатом. Термин «плагиат» происходит от латинского «giatus» (похищенный), а «плагиатор» — от «plagiator» (похититель).

В словаре Брокгауза и Эфрона содержится немало примеров плагиата, однако не упомянут плагиат российских авторов. Басни Лафонтена и иных авторов можно было свободно переводить, но неупоминание их имени означает плагиат. Количество таких плагиатных произведений бесчисленно, здесь не только «Золотой ключик» или «Волшебник Изумрудного города», но и множество других произведений.

Весьма распространен музыкальный плагиат. С этим явлением хорошо знакомы любители музыки. Очень часто «творцы» радуют своих поклонников мелодиями, которые полностью или частично заимствованы у зарубежных коллег. Особенно это явление процветало во времена «железного занавеса», когда обласканные властью «народные творцы» безнаказанно воровали западные мелодии и выдавали их за достижения социалистического реализма в музыке. Эти мелодии продолжают звучать и сейчас.

К нарушениям права авторства относят принуждение к соавторству. Это отнюдь не редкое явление. Обычно оно не проявляется в простой и явной форме, а выражается в служебном принуждении к соавторству. Руководитель творческого коллектива явно не принуждает авторов служебных произведений включать его в число соавторов. Как правило, автор делает это сам, зная моральный облик руководителя и его желание быть соавтором всех работ, выполняемых в коллективе. Особенно распространена такая практика в научных коллективах, когда сотрудники «уговаривают» руководителя стать соавтором. Автор надеется получить благосклонность руководителя, приобщиться к «научной школе», защитить диссертацию, получить продвижение по службе и т.д. Весьма сложно доказать, что все это — принуждение к соавторству. С другой стороны, без «принуждения к соавторству» ученые в расцвете лет, как правило, не могут иметь 400-500 и более научных работ, выполненных самостоятельно.

Весьма распространены нарушения права на защиту репутации автора или исполнителя. В некоторых случаях обвинения в ущербе репутации носят откровенно субъективный характер и отражают «микроклимат» в соответствующей творческой среде.

Типичным нарушением права на защиту репутации является переработка или перевод произведений, права на которые переданы авторами иным лицам по договору. В некоторых случаях автору может казаться, что переработка его произведения наносит моральный ущерб репутации «творца». Хотя в случае правомерных переводов произведений автор может не знать языка перевода, но и здесь у «творца» могут быть моральные терзания.

Право на защиту репутации часто используется авторами и исполнителями для получения дополнительного вознаграждения помимо установленного в договоре на передачу соответствующего исключительного права. Подобное моральное нечистоплотство весьма распространено.

Поскольку личное неимущественное право бессрочно, использование произведений, перешедших в общественное достояние, не должно нарушать это право. В законодательстве устанавливается, что личные неимущественные права умершего автора могут защищать его наследники, но сами права к ним не переходят. Если в отношении права авторства это естественно, т.е. наследник не может указать себя автором даже необнародованного произведения умершего автора, то в отношении права на защиту репутации положение иное.

В соответствии со ст. 1267 Гражданского кодекса Российской Федерации наследники автора, их правопреемники и другие заинтересованные лица вправе осуществлять охрану неприкосновенности произведения. Это означает переход права к наследнику или иному лицу. Действительно, наследник имеет право защищать неприкосновенность произведения умершего автора, однако это и есть право на защиту репутации. Другими словами, неотчуждаемость права авторства может иметь место, а права на защиту репутации — нет, поскольку умерший автор не может защитить свою репутацию. С другой стороны, защита репутации умершего автора наследниками может выглядеть весьма странной и даже аморальной. Закон предоставляет им право оценивать использование произведений, которые они не только могут не понимать, но и вообще не знать, как и самого автора. Поэтому норма закона о защите репутации умершего автора наследниками или иными лицами не вполне проработана.

Исключительное право. Возможные виды нарушений исключительного права прямо устанавливаются в законодательстве. При обсуждении исключительных прав в настоящем издании особо отмечалось, что использование объекта интеллектуальной собственности правомерно только с разрешения правообладателя. Если объект используется без разрешения — это нарушение закона. В некоторых случаях законодательство разрешает при некоторых условиях и в определенной форме использовать объекты и без разрешения правообладателя. Кроме того, существуют разрешенные формы использования, соответствующие трехуровневому критерию для объектов авторского права и смежных прав и двухуровневому критерию для объектов промышленной собственности. Подобные использования объектов интеллектуальной собственности не считаются нарушениями закона.

Кратко рассмотрим возможные нарушения авторского права и смежных прав, патентных прав и прав на маркетинговые обозначения.

Нарушения авторского права и смежных прав. В законодательстве устанавливаются виды использования произведений литературы, науки и искусства, которые требуют разрешения правообладателя. Если же эти использования совершены некоторым лицом без разрешения правообладателя, то они являются нарушениями закона, а соответствующее лицо — нарушителем. Например, в соответствии со ст. 1270, 1317, 1324, 1330, 1334 и 1339 Гражданского кодекса Российской Федерации нарушениями авторского права и смежных прав может быть их:

— воспроизведение;

— переработка;

— распространение;

— публичный показ;

— публичное исполнение;

— сообщение для всеобщего сведения;

— доведение для всеобщего сведения;

— импорт;

— прокат.

Помимо вышеперечисленных категорий правонарушений Договор ВОИС по авторскому праву и Договор ВОИС по исполнениям и фонограммам установили еще два вида действий, за совершение которых соответствующие лица могут быть привлечены к ответственности:

— удаление или изменение любой электронной информации об управлении правами без разрешения правообладателя;

— удаление технической защиты объектов авторского права или смежных прав.

Необходимо отметить, что нарушением закона является не только удаление технической защиты, но и производство и распространение противозащитных устройств, а также предоставление услуг по снятию технической защиты с объектов авторского права и смежных прав. Судебных дел в отношении такой категории правонарушений немного. Более того, такие дела иногда не удается выиграть даже правительству. Причина такого положения заключается в противоречивости норм правовой охраны технической защиты объектов авторского права и смежных прав, когда разрешенные использования требуют удаления технической защиты объектов.

Как уже отмечалось, исключительное право включает не только право на использование объектов, но и право на получение вознаграждения за некоторые использования объектов. Речь прежде всего идет о вознаграждении за использование служебных объектов. Если право на вознаграждение нарушено, то лицо, совершившее такое нарушение, считается нарушителем законодательства об авторском праве и смежных правах.

Нарушения патентного права. Для всех объектов патентного права нарушения относятся, по существу, к сходным категориям.

Например, нарушениями патентного права на изобретения считаются следующие действия, совершаемые без разрешения патентообладателя или правообладателя:

— изготовление продукта;

— осуществление способа;

— введение в гражданский оборот продукта и способа;

— импорт продукта.

Для полезных моделей нарушениями исключительного права могут быть такие действия, как:

— изготовление и производство устройств;

— введение в гражданский оборот устройств;

— импорт устройств.

Аналогичные нарушения могут иметь место и при использовании промышленных образцов без разрешения патентообладателя или правообладателя:

— изготовление и производство изделий;

— введение в гражданский оборот изделий;

— импорт изделий.

Исключительное право на топологии интегральных микросхем может быть нарушено, если совершены следующие действия без разрешения правообладателя:

— изготовление и производство микросхем с воплощенной топологией;

— введение в гражданский оборот микросхем;

— импорт микросхем.

Поскольку селекционные достижения допускают несколько близких видов использований, нарушениями исключительных прав могут быть признаны следующие действия, совершенные без разрешения патентообладателя или правообладателя:

— размножение, производство и воспроизводство сортов растений и пород животных;

— введение в гражданский оборот сортов растений и пород животных;

— импорт и экспорт сортов растений и пород животных.

Следует отметить, что число судебных дел, связанных с нарушениями исключительных прав на рассмотренные объекты, гораздо меньше, чем по нарушениям авторского права или смежных прав и по нарушениям прав на маркетинговые обозначения.

Право на вознаграждение за использование служебных объектов патентного права также может нарушаться. В таком случае лицо, совершившее нарушение, является нарушителем патентного законодательства.

Нарушение права на маркетинговые обозначения. Несмотря на то что большая часть нарушений относится к неправомерному использованию товарных знаков и знаков обслуживания, нарушаются права и на иные маркетинговые обозначения, прежде всего на фирменные наименования и наименования мест происхождения товаров.

Нарушения прав на фирменные наименования заключаются в их неправомерном использовании. Поскольку фирменные наименования не подлежат регистрации, доказать факт нарушения права на фирменное наименование не всегда просто. Подобно однофамильцам, существует много предприятий и организаций, имеющих одинаковые фирменные наименования. Несомненно, если некоторый производитель использует зарубежное фирменное наименование, то такие действия могут быть признаны нарушением при отсутствии лицензии на право использования такого фирменного наименования.



Рекомендуемые страницы:

lektsia.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о