Исковая давность по сделкам ничтожным – 181. /

Содержание

Исковая давность по ничтожным сделкам

(Сайфулова Л. Г.) («Юрист», 2012, N 12) Текст документа

ИСКОВАЯ ДАВНОСТЬ ПО НИЧТОЖНЫМ СДЕЛКАМ

Л. Г. САЙФУЛОВА

Сайфулова Лилия Габдельахатовна, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного экономического университета, кандидат юридических наук.

Исследование правовых вопросов определения исковой давности по ничтожным сделкам является весьма актуальным. По мнению автора, необходимость судебного решения по ничтожной сделке обусловлена потребностью принудительного применения последствий недействительности. Выводы, изложенные в статье, могут быть использованы в правоприменительной практике.

Ключевые слова: исковая давность, ничтожные сделки, Гражданский кодекс, недействительность.

Limitation of action in void transactions L. G. Sajfulova

Study of legal issues of determination of limitation of action in void transactions is topical. The author believes that necessity of judicial decision on void transaction is conditioned by need of compulsory application of consequences of invalidity. The conclusions set forward in the article can be used in law-application practice.

Key words: limitation in action, void transactions, Civil Code, invalidity.

Недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (п. 1 ст. 167 ГК РФ). При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности — возвратить полученное в натуре возместить его стоимость в деньгах. То есть последствием недействительности сделки является реституция — возврат сторон в первоначальное положение, если иные последствия не предусмотрены законом (недопущение реституции, защита интересов добросовестного приобретателя). Сделка недействительна по основаниям, установленным ГК РФ, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка) (п. 1 ст. 166 ГК РФ). Известен спор о природе недействительных сделок: являются ли они вообще сделками или следует их отнести к правонарушениям? <1> ——————————— <1> См., например, обзор: Тузов Д. О. Теория недействительности сделок: опыт российского права в контексте европейской правовой традиции. М.: Статут, 2007 (глава 1, параграф 1).

Как следует из указанных положений ГК РФ, ничтожные сделки являются недействительными и без судебного решения, они — «ничто». Этим они отличаются от оспоримых сделок. Однако ничтожность сделки не является препятствием для обращения в суд с соответствующим требованием. В п. 32 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 указывается, что Гражданский кодекс РФ не исключает возможности предъявлять иски о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица. Зачем же идти в суд, если ничтожная сделка и без этого недействительна? Представляется, что простая констатация ничтожности сделки судом редко является самоцелью. Недействительное волеизъявление по самой своей природе, как отмечает Д. О. Тузов, не может нарушать субъективных прав и причинять вред общественным отношениям <2>. Соответственно, никаких гражданско-правовых последствий не влечет и решение суда, вынесенное по иску о признании ничтожной сделки недействительной, это решение ничего нового в гражданско-правовые отношения сторон не привнесет, потому что ничтожная сделка недействительна независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК). ——————————— <2> Там же.

Если ничтожная сделка не исполнена, то заявление о ее ничтожности может быть сделано как встречное возражение относительно заявленного требования о ее исполнении. Нередко такое возражение связано с недобросовестностью стороны, заявляющей о недействительности сделки с целью избежать ответственности за неисполнение сделки, затянуть процесс. В проекте Закона о внесении изменений в ГК РФ <3> предлагается установить (абз. 2 п. 3 ст. 166 ГК РФ), что предъявление требования о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности допускается, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной. Такое изменение, на наш взгляд, будет препятствовать злоупотреблению правом и уменьшит «бесцельные» судебные дела. Кроме того, в п. 5 ст. 166 ГК РФ (проект) указывается, что заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действовало недобросовестно, в частности, если его последующее поведение давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки. ——————————— <3> Проект Федерального закона N 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (ред., принятая ГД ФС РФ в первом чтении 27.04.2012) // СПС «КонсультантПлюс».

Необходимость судебного решения по ничтожной сделке связана с необходимостью принудительного применения последствий недействительности, ведь одна из сторон сделки, а иногда и обе стороны не желают возвращать полученное. Таким образом, судебное разбирательство имеет смысл, если ничтожная сделка исполнена, совершены реальные действия по ее исполнению. Право на иск связано со сроком исковой давности. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (п. 2 ст. 199 ГК РФ), т. е. истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске. Получается, что, даже установив признаки ничтожности, незаконность сделки, суд вследствие истечения срока исковой давности отказывает в удовлетворении требований истца. Это не означает исцеление сделки (как, например, в случае признания действительной ничтожной сделки, совершенной малолетним, — п. 2 ст. 172 ГК РФ), хотя фактически это выглядит именно так — последствия исполнения ничтожной сделки остаются неизменными, сохраняется незаконное положение вещей. Суд отмечает незаконность положения (ведь ничтожная сделка является недействительной и при отсутствии судебного решения), но изменить его не может (не должен). Например, если будет признана недействительной сделка купли-продажи, по истечении срока исковой давности продавец уже не сможет отобрать вещь у покупателя. Отметим, что до 2005 г. срок давности по ничтожным сделкам составлял 10 лет <4>, сейчас же срок установлен общий — 3 года. В пояснительной записке ГД ФС РФ от 17 июня 2005 г. указывалось: «Правоприменительная практика указанной нормы ГК РФ свидетельствует о том, что данная норма используется в целях передела собственности, т. е. противоречит целям признания сделок недействительными — защите законных интересов физических и юридических лиц. Все это негативно отражается на инвестиционном климате и экономическом развитии страны. Установление общего трехлетнего срока исковой давности по недействительным сделкам будет способствовать стабильности гражданского оборота, защите инвестиций и во многом лишит смысла попытки использования недобросовестными лицами положений ГК РФ для экономического захвата имущества». Как видно, целью изменения срока исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности сделки была заявлена стабилизация гражданского оборота. ——————————— <4> См. о проблемах сокращения срока: Уруков В. Н. Вопросы применения срока исковой давности по ничтожным сделкам // Право и экономика. 2007. N 2.

Однако правильность и необходимость применения срока исковой давности к ничтожным сделкам вообще ставится под сомнение некоторыми исследователями. Связано это, например, с тем, что, «уведя» имущество, переждав срок исковой давности, недобросовестные лица могут избежать обращения взыскания на это имущество при банкротстве. Высказываются предложения исключить применение исковой давности к ничтожным сделкам. Некоторые авторы полагают, что исковая давность распространяется лишь на требования о применении последствий недействительности сделки. Так, В. А. Кияшко считает, что на требование о признании недействительной ничтожной сделки исковая давность не распространяется по следующим основаниям <5>. В п. 1 ст. 181 ГК РФ речь идет о применении сроков исковой давности к требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки, а не к требованиям о признании сделки недействительной. Содержащийся в ст. 208 ГК РФ перечень требований, на которые не распространяется срок исковой давности, не является исчерпывающим. Законодатель указывает, что срок исковой давности не распространяется и на другие требования в случаях, установленных законом. ——————————— <5> Кияшко В. А. К вопросу о сроках исковой давности // Арбитражная практика. 2009. N 2.

В силу ст. 199 ГК РФ срок исковой давности применяется при обращении в суд. Согласно же ст. 166, 167 Кодекса ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом, т. е. ничтожная сделка недействительна и без обращения в суд. Гражданский кодекс РФ не устанавливает срок, в течение которого ничтожная сделка является недействительной без обращения в суд. Значит, данная сделка недействительна независимо и от того, сколько прошло времени с момента ее совершения. Аналогичную позицию занимают арбитражные суды, не применяющие срока исковой давности к требованиям о признании неисполненной сделки ничтожной. Другая позиция <6> основана на следующем. Решение суда по иску о признании ничтожной сделки недействительной вносит лишь окончательную определенность в отношения сторон и тем самым удовлетворяет интерес истца в такой определенности. Поэтому, не являясь требованием о защите нарушенного права, требование о признании ничтожной сделки недействительной не может быть подвержено действию исковой давности. В определенной мере это следует и из п. 32 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8, поскольку содержащийся в нем тезис о применении к такому требованию срока, установленного в п. 1 ст. 181, означает, что применительно к ничтожной сделке, исполнение которой не начато, срок по требованию о признании ее недействительной не начинает течь, т. е. на такое требование, взятое в отдельности, действие исковой давности не распространяется. ——————————— <6> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. С. П. Гришаева, А. М. Эрделевского // Подготовлен для системы «КонсультантПлюс», 2006.

Но и применение исковой давности к требованию о признании ничтожной сделки недействительной в случае, если исполнение сделки было начато, представляется сомнительным. Дело в том, что совершение ничтожной сделки, если для этого не требовалось передачи имущества, не может нарушить субъективное право, следовательно, нет и требования, к которому могла бы применяться исковая давность; здесь же следует заметить, что иные по сравнению с установленными в ст. 196 ГК сроки исковой давности, а также иной по сравнению с п. 1 ст. 200 ГК момент начала течения срока исковой давности могут устанавливаться только законом. В ГК нет упоминания о таком требовании, как признание ничтожной сделки недействительной, поэтому в ГК нет и не могло быть специальных правил, касающихся длительности срока исковой давности и момента начала его течения по такому требованию. В целом соглашаясь с приведенными рассуждениями, приходим к тому, что «основанием негационного притязания (права на иск) является не ничтожная сделка, а складывающаяся в связи с ней неопределенность в правовом положении сторон и третьих лиц» <7>. Разрешить эту неопределенность надлежит применением последствий ничтожности сделки, возвратом исполненного. ——————————— <7> Тузов Д. О. Указ. соч.

Именно с моментом начала исполнения ничтожной сделки связан момент начала течения срока исковой давности (п. 1 ст. 181 ГК РФ). Причем это правило сегодня действует и в отношении сторон сделки, и в отношении третьих лиц. Такое понимание отражено в Определениях Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 г. N 456-О-О и от 21 апреля 2011 г. N 588-О-О. В указанных актах отмечается следующее. В порядке исключения из общего правила применительно к требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок, законодателем в п. 1 ст. 181 ГК Российской Федерации предусмотрена специальная норма, в соответствии с которой течение указанного срока по данным требованиям определяется не субъективным фактором — осведомленностью заинтересованного лица о нарушении его прав, а объективными обстоятельствами, характеризующими начало исполнения сделки. Такое правовое регулирование обусловлено характером соответствующих сделок как ничтожных, которые недействительны с момента совершения независимо от признания их таковыми судом (п. 1 ст. 166 ГК Российской Федерации), а значит, не имеют юридической силы, не создают каких-либо прав и обязанностей как для сторон по сделке, так и для третьих лиц. «Следовательно, поскольку право на предъявление иска в данном случае связано с наступлением последствий исполнения ничтожной сделки и имеет своей целью их устранение, именно момент начала исполнения такой сделки, когда возникает производный от нее тот или иной неправовой результат, в действующем гражданском законодательстве избран в качестве определяющего для исчисления давностного срока». «Исчисление же срока исковой давности по требованиям, связанным с недействительностью ничтожных сделок, с момента, когда они узнали или должны были узнать о нарушении своего права… как и иные возможные изменения сроков исковой давности и порядка их исчисления, сопряжено с внесением изменений в правовое регулирование». На наш взгляд, именно «внесением изменений в правовое регулирование» можно назвать позицию ВАС РФ относительно момента начала течения срока исковой давности по ничтожным сделкам, которые зарегистрированы. Речь идет прежде всего о договорах аренды недвижимости на срок не менее года. В Определении ВАС РФ от 19 декабря 2011 г. N ВАС-13620/11 «О передаче дела в Президиум ВАС РФ» указывается: «Действия сторон до момента регистрации являются фактическими действиями, которые становятся исполнением только в случае и в момент заключения сделки, т. е. в момент государственной регистрации договора. Таким образом, течение срока исковой давности не может начинаться ранее, чем сделка считается заключенной, поэтому начало течения исковой давности должно определяться датой государственной регистрации соглашения» <8>. ——————————— <8> В связи с отказом от надзорной жалобы Президиум по этому вопросу свою позицию не высказал.

Указанные выводы, как считает ВАС РФ, согласуются с позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в п. 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11 января 2002 г. N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой». Согласно этому положению соглашение сторон о том, что условия договора аренды применяются к их фактически сложившимся до его заключения отношениям, не означает, что непосредственная обязанность сторон по исполнению условий договора аренды возникла ранее заключения договора. Логика суда основана на том, что согласно п. 1 ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. «Исполнение ничтожной сделки не является обязательным для сторон, поэтому неправильно считать срок с момента заключения… Поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 307 Гражданского кодекса Российской Федерации обязательства возникают из договора, то перечисление денежных средств до заключения договора не может признаваться исполнением по указанному договору… В связи с тем что ничтожная сделка не порождает юридических последствий, она может быть признана недействительной лишь с момента ее совершения». В приведенном тексте видно, как разделяются понятия «заключение сделки» и «совершение сделки». Отметим, что слово «заключаются» применяется чаще к договорам (обязательствам), а «совершаются» к сделкам. Договоры — это двусторонние сделки, но понятие «договор» не исчерпывается только понятием сделки. Ошибки в словах «заключение сделки» или «совершение договора» нет, но проблема в том, что совершиться, исполниться сделка может и до ее заключения в надлежащей форме. Кроме того, следует учитывать, что сделками являются не только правопорождающие действия, но и сделки исполнительские, направленные на исполнение, прекращение обязательства <9>. Сделка — это действия граждан, юридических лиц, направленные на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей (ст. 159 ГК РФ). ——————————— <9> Например, И. В. Бекленищева пишет об обязательственных и распорядительных договорах. См.: Бекленищева И. В. Гражданско-правовой договор: классическая традиция и современные тенденции. М., 2006. С. 92 — 118.

Как было показано, в случае обращения в суд истец защищает свое право, нарушенное не обязательством (обещанием), а действием, исполнением. Получается, что его право нарушает исполнение договора, распорядительная сделка, а не та сделка, которую стороны только «заключили». Из текста определения можно сделать вывод о том, что недействительность сделки может быть установлена лишь в случае «обязательности» ее исполнения, которая возникает с момента ее заключения (регистрации). Однако с моментом регистрации сделки, с моментом заключения договора связаны правовые последствия, а ничтожность сделки влечет отсутствие правовых последствий, законодатель однозначно и недвусмысленно устанавливает момент начала течения давности — начало исполнения сделки, совершение фактических действий, а не регистрации сделки или даже ее заключения. Ничтожность сделки означает, что действия по ее исполнению не имеют правового значения, а всегда (и до регистрации, и после) носят лишь фактический характер. Регистрация ничтожной сделки не делает ее обязательной для исполнения. Моментом совершения сделки является момент совершения действий сторонами сделки. Государственная регистрация — это не форма сделки, а признание законности сделки со стороны государства. Более того, недействительная сделка не подлежит государственной регистрации <10> в силу того, что она недействительна, незаконна. Факт регистрации ничтожной сделки ничего не меняет в ее квалификации. Регистрация договора порождает договорное обязательство, а требование реституции имеет внедоговорный характер. ——————————— <10> Такой вывод сделал Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд по ряду дел. Например, см.: Постановление от 23 марта 2012 г. по делу N А55-9180/2011.

Кроме того, сам закон говорит именно об исполнении сделки в случае несоблюдения сторонами обязательных требований к ее форме. Пункт 2 ст. 165 ГК РФ указывает: если одна из сторон полностью или частично исполнила сделку, требующую нотариального удостоверения, а другая сторона уклоняется от такого удостоверения сделки, суд вправе признать сделку действительной. Хотя сделка не была действительной, стороны исполняли именно ее — сделку. И именно эту сделку (с момента ее совершения) суд признает действительной. Здесь мы видим еще одну проблему, связанную с укоренившимся в правоприменительной практике и признаваемым некоторыми исследователями разделением сделок (договоров) на недействительные и незаключенные. Причем бытует мнение, и оно воспринято арбитражной практикой, что недействительным может быть признан только заключенный договор. Такое мнение, на наш взгляд, ошибочно и даже вредно. И недействительный договор, и незаключенный не порождают правовых последствий. Единственное, что их реально отличает, это квалификация последствий: реституция для недействительности, неосновательное обогащение для незаключенности. Однако реституция, как представляется, должна рассматриваться не как другое последствие по сравнению с неосновательным обогащением, а его частным случаем <11>. Отличает их как раз момент начала течения срока исковой давности (при ничтожности — с момента начала исполнения, при незаключенности — по общему правилу — с момента, когда истец узнал или должен был узнать о нарушении своего права). Пропущенный для реституции срок может быть не пропущен, если заявить иск о незаключенности. ——————————— <11> О соотношении кондикционных обязательств и реституции см., например: Поваров Ю. С. Реституционное и кондикционное требования: проблемы соотношения // Субъективные права в сфере обязательств: проблемы юридической сущности и систематизации. Самара, 2010. С. 70 — 87.

На практике возникла такая ситуация. С несколькими арендаторами заключены договоры аренды земельных участков в 2006 г. на срок 49 лет. Некоторые из них зарегистрировали эти договоры в судебном порядке в 2009 г., а некоторые не зарегистрировали вообще. Все эти договоры являются ничтожными сделками (арендодатель, обладающий правом оперативного управления, не имел права сдавать земельные участки в аренду, право собственности на эти участки не было разграничено). Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в 2010 г. заявляет иски об истребовании этих участков, о признании этих договоров ничтожными. Если считать начало исковой давности с момента регистрации сделки, то зарегистрировавшие договор (исполнившие требования закона) оказываются в проигрыше (с 2009 г. срок для признания сделки недействительной не истек), а те, кто не зарегистрировал, — в выигрыше (к ним требование не о ничтожности, а о незаключенности договора, а срок давности по этому требованию с 2006 г. истек). Получается, что возможность признания договора недействительным зависит от наличия государственной регистрации. Зарегистрированный договор «хуже» в этом плане, чем незарегистрированный. Проблема незаключенных договоров, соотношение этого понятия с понятием недействительности сделки описаны в литературе <12>. Если договор не заключен, значит, его просто нет. Договор либо есть, либо его нет. Незаключенный договор — это отсутствие договора, а не какой-то особый вид договора. Никаких правовых последствий незаключенный договор не имеет. И самостоятельное исковое требование «признать договор незаключенным» вряд ли можно считать правильным, нет такого способа защиты права. Суд может признать договор незаключенным в процессе рассмотрения требования другой стороны — об исполнении этого договора. ——————————— <12> Груздев В. В. Возникновение договорного обязательства по российскому гражданскому праву. М., 2010. С. 36 и далее.

Хотя здесь можно возразить: мы же говорим о недействительных сделках, которые тоже не совсем сделки, называем их сделками. Но это связано с особенностями нашего языка. Недействительная сделка — другое правовое явление по сравнению со сделкой. Незаключенный договор — другой правовое явление по сравнению с договором. На наш взгляд, незаключенный договор — это разновидность, частный случай недействительной сделки <13>. Зачастую бывает очень сложно разделить эти понятия. Например, если договор от моего имени подписан неустановленным лицом, это недействительный договор или незаключенный? Я его не заключала, договор закону противоречит, так как моим имуществом распоряжается неуполномоченное лицо. ——————————— <13> А иногда незаключенный договор одного вида можно квалифицировать как заключенный договор, но другой. Например, не аренды, в котором не определено существенное условие — предмет, а иной договор, не предусмотренный законом. Иногда такую квалификацию дают договорам «аренды» части объекта, торгового места и т. п.

Путаница — договор не заключен, поэтому не может быть недействительным, — нередко используется для затягивания процесса или для отказа в удовлетворении правильных по существу требований по тому формальному основанию, что истец ссылается не на те нормы. Отметим, что отношение к незаключенности у ВАС РФ меняется. Все чаще появляются постановления, где указано, что при исполнении договора, в котором не согласовано какое-либо существенное условие, договор нельзя признать незаключенным. Такое изменение практики очень радует. Если нет ничего, то нечего и обсуждать. Проблема возникает, если, опять же, были совершены реальные действия без состоявшегося надлежащим образом соглашения. Последствием совершения этих действий является обязанность вернуть полученное. Чем такой возврат отличается от реституции? На наш взгляд, ничем <14>. ——————————— <14> О проблемах квалификации исполненного по незаключенному договору см.: Кабытов Н. П. Сущность обязательства, возникающего при «исполнении» незаключенного договора // Субъективные права в сфере обязательств: проблемы юридической сущности и систематизации. Самара, 2010. С. 20 — 46.

В самом ГК, кроме употребления различных выражений «договор действительный» и «договор считается (не)заключенным», иных оснований для различения этих понятий нет. А по смыслу эти разные выражения описывают одни и те же ситуации. Например, в соответствии с общими положениями (ст. 165, 339 ГК РФ) несоблюдение требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной. В то же время ст. 433 ГК РФ прямо говорит о том, что договор, подлежащий государственной регистрации, считается заключенным с момента регистрации, если иное не установлено законом. О том, что договор считается заключенным с момента государственной регистрации, говорят ст. 558, 560, 651, 658 ГК РФ. Императивное указание в ст. 165 ГК РФ на недействительность всех договоров, в отношении которых не соблюдено требование о государственной регистрации, означает, что все эти договоры, которые считаются одновременно незаключенными, также считаются и ничтожными (недействительными). Соответственно, можно говорить о том, что законодатель не делает отличия в данном случае между понятием «незаключенный договор» и понятием «недействительный (ничтожный) договор». Такой подход мы видим в информационном письме Президиума ВАС РФ от 16 февраля 2001 г. N 59 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в п. 7 которого сделаны следующие выводы. В соответствии с п. 3 ст. 165 ГК в случае, если сделка, требующая государственной регистрации, совершена в надлежащей форме, но одна из сторон уклоняется от ее регистрации, суд вправе по требованию другой стороны вынести решение о регистрации сделки. Из буквального содержания данной нормы не следует, что она применяется только в случаях, когда при отсутствии государственной регистрации сделка считается недействительной. Гражданский кодекс не устанавливает каких-либо особых положений для сделок, которые при отсутствии государственной регистрации считаются незаключенными. Таким образом, требование п. 3 ст. 165 ГК носит общий характер и сторона, заинтересованная в государственной регистрации сделки, вправе предъявить в суд требование о ее регистрации и тогда, когда в соответствии с законом сделка при отсутствии регистрации считается незаключенной. Сделка, требующая государственной регистрации, и до ее регистрации совершена в надлежащей форме. Она уже совершена. По судебному решению договор не заключается, а лишь регистрируется. В литературе предлагается исключить правило об определении момента заключения договора моментом государственной регистрации. До регистрации договор не заключен, но он существует как правовое явление. Ведь на регистрацию представляется уже что-то. Есть в нашем законодательстве такие «преддоговорные» соглашения, которые еще не являются заключенным договором, но уже не могут считаться «ничем». К ним относятся помимо договоров, требующих регистрации, соглашения, предшествующие заключению реального договора. Еще один довод в пользу исчисления срока исковой давности не с момента регистрации сделки. Регистрация сделки порождает договорное обязательство. Но реституция — это внедоговорное требование, оно возникает не из заключения договора, а из получения по ничтожной сделке. Отношения сторон возникают не с момента начала действия договора, а с момента совершения передаточных действий. То же самое можно сказать в отношении «исполнения» договора, который является незаключенным. Исполняется не тот договор, который «не заключен», а стороны совершаются действия — сделки исполнительские. Именно эти последние и порождают последствия. Перейдем к выводам. Исковая давность действует не в отношении требования о признании ничтожной сделки недействительной, но в отношении применения последствий ничтожности сделки. Исчисляться исковая давность должна с момента начала исполнения сделки (подписания акта приема-передачи, уплаты денег и т. п.), а не с момента заключения (регистрации) договора. В заключение отметим, что в п. 1 ст. 181 проекта ГК РФ указывается, что установленный срок исковой давности в отношении ничтожных сделок по заявлению третьего лица отсчитывается с момента, с которого это лицо узнало или должно было узнать о начале исполнения такой сделки. В то же время устанавливается, что для лица, не являющегося стороной сделки, срок исковой давности во всяком случае не может превышать 10 лет со дня начала исполнения сделки. Таким образом, момент начала исполнения сделки остается ключевым.

——————————————————————

Название документа

center-bereg.ru

Исковая давность по ничтожным сделкам

В соответствии с пунктом 101 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" для требований сторон ничтожной сделки о применении последствий ее недействительности и о признании такой сделки недействительной установлен трехлетний срок исковой давности, который исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, то есть одна из сторон приступила к фактическому исполнению сделки, а другая - к принятию такого исполнения (пункт 1 статьи 181 ГК РФ).
Течение срока исковой давности по названным требованиям, предъявленным лицом, не являющимся стороной сделки, начинается со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае, не может превышать десять лет со дня начала ее исполнения.
По смыслу пункта 1 статьи 181 ГК РФ, если ничтожная сделка не исполнялась, срок исковой давности по требованию о признании ее недействительной не течет. Если сделка признана недействительной в части, то срок исковой давности исчисляется с момента начала исполнения этой части.
В пункте 10 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 "О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом "О несостоятельности (банкротстве)" (в ред. Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 60) разъяснено, что исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам. Исковая давность по такому требованию в силу пункта 1 статьи 181 ГК РФ составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства.
Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 60, дополнившее пункт 10 вышеназванного Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 N 32 новым предложением о том, что исковая давность по такому требованию в силу пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации составляет три года и исчисляется со дня, когда оспаривающее сделку лицо узнало или должно было узнать о наличии обстоятельств, являющихся основанием для признания сделки недействительной, но не ранее введения в отношении должника первой процедуры банкротства, издано после официального опубликования Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ и разъясняет правила исчисления сроков исковой давности с учетом новой редакции пункта 1 статьи 181 Гражданского кодекса, измененной Федеральным законом N 100-ФЗ.
Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей, в том числе в получении необходимой информации. По общему правилу пункта 5 статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, пока не доказано иное.
Поведение одной из сторон может быть признано недобросовестным не только при наличии обоснованного заявления другой стороны, но и по инициативе суда, если усматривается очевидное отклонение действий участника гражданского оборота от добросовестного поведения. В этом случае суд при рассмотрении дела выносит на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком недобросовестном поведении, даже если стороны на них не ссылались (статья 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), статья 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ).
 

www.advmoslaw.ru

Каков срок исковой давности по недействительным сделкам?

Срок исковой давности по недействительным сделкам зависит в т. ч. и от того, ничтожной или оспоримой является сделка. Далее мы рассмотрим важные нюансы его определения.

Фото: Фотобанк Лори

Срок исковой давности по признанию сделок недействительными и применению последствий их признания таковыми (по оспоримым и ничтожным сделкам)

Срок признания сделки недействительной в части

Срок исковой давности по признанию сделок недействительными и применению последствий их признания таковыми (по оспоримым и ничтожным сделкам) 

Срок исковой давности по сделкам, признаваемым ничтожными, для представления обозначенных требований принимается равным 3 годам (п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса РФ). Момент начала его истечения определяется в зависимости от правового статуса истца: выступает он стороной по спорной сделке или нет. Надлежит учесть, что для представления названных требований субъектом, не выступавшим ее стороной, максимальная продолжительность этого срока ограничена 10 годами с момента начала реализации рассматриваемых правоотношений. 

ВАЖНО! Если реализация ничтожной сделки так и не была начата, то и срок для рассмотренных выше требований не начинает отмеряться (п. 101 постановления пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25). 

Срок давности по оспоримым сделкам для представления аналогичных требований составляет 1 год (п. 2 той же статьи) с момента окончания насильственных действий (угрозы), под влиянием которых была осуществлена такая сделка, или получения истцом информации об иных фактах, позволяющих признать недействительность сделки. 

Срок признания сделки недействительной в части 

В данной ситуации срок, в течение которого можно подавать соответствующий иск, начинает исчисляться с момента, когда стороны по факту приступили к реализации именно спорной части сделки (п. 101 постановления № 25). Примером использования данной нормы является ситуация, когда оспариваются отдельные положения кредитного договора (о списании банком необоснованных штрафов, комиссий и т. д.). При этом иск о признании ничтожным всего договора (при наличии соответствующих оснований) должен быть представлен в течение 3 лет с момента получения кредита.

Срок давности же для предъявления аналогичных требований в отношении его отдельных положений начнется с момента их исполнения (например, апелляционное определение Челябинского облсуда от 27.10.2016 по делу № 11-15650/2016). 

Итак, срок исковой давности по недействительным сделкам равен 3 и 1 году для ничтожных и оспоримых сделок соответственно. Для субъектов, не выступавших стороной ничтожной сделки, максимальная продолжительность названного срока — 10 лет.

Срок для представления аналогичных требований в отношении части сделки начинают отсчитывать с момента начала исполнения такой спорной части.

Автор: RusЮрист

rusjurist.ru

Срок исковой давности по ничтожным сделкам составляет…

Установление сроков для иска о признании сделки недействительной

Срок обжалования сделок, недействительных с момента заключения

Исковая давность по договору, заключение которого можно оспорить: сколько составляет, каковы правила расчета?

Установление сроков для иска о признании сделки недействительной

Как известно, недействительные сделки могут быть оспоримыми и ничтожными. Оспоримые — это те, которые можно признать недействительными с момента заключения в судебном порядке, ничтожные же не требуют такого признания и недействительны сразу с момента их заключения.

Гражданским законодательством для судебной защиты предусмотрен определенный отрезок времени, составляющий в общем случае, в соответствии с п. 1 ст. 196 ГК РФ, 3 календарных года.

Читайте нас в Яндекс.Дзен

Яндекс.Дзен

На основании п. 1 ст. 197 ГК для некоторых видов споров (требований) устанавливаются сроки специальные, которые по сравнению с общим могут быть как меньшими, так и более длительными.

Подробно ознакомиться с информацией о том, какие вообще периоды при разрешении спора в суде предусматривает ГК, можно в нашей статье по ссылке. Сроки давности по недействительным сделкам определены в ст. 181 ГК РФ.

Срок исковой давности по недействительным сделкам может быть различным, в зависимости от их вида (ничтожные и оспоримые). Рассмотрим длительность сроков давности и порядок их исчисления для каждого из них.

Срок обжалования сделок, недействительных с момента заключения

Срок исковой давности по ничтожным сделкам определяет п. 1 ст. 181 ГК, признавая его равным 3 календарным годам. В течение 3 лет всякое лицо, чье право было нарушено, может обратиться в судебный орган с целью применения последствий ничтожной сделки.

Начало течения рассматриваемого временного отрезка определяется по разным правилам в отношении сторон сделки и иных заинтересованных лиц:

  • в отношении первых — со дня, когда любая из сторон начала исполнять взятые на себя обязательства по ничтожному договору;
  • в отношении вторых — с момента открытия для заинтересованного лица сведений о начале исполнения обязательств по ней.

Также при исчислении давности необходимо иметь в виду позиции судебных органов по конкретным видам обязательств либо всем ничтожным сделкам в целом. Так, в Обзоре судебной практики Верховного суда РФ № 2 за 2015 год, утвержденном Президиумом ВС 26.06.2015, суд разъясняет общие правила исчисления сроков давности как в целом, так и в отношении требований о возврате исполненного по сделке.

При определении правил приостановления и перерыва в течении срока давности необходимо руководствоваться общими правилами, установленными ст. 202 и 203 ГК.

Исковая давность по договору, заключение которого можно оспорить: сколько составляет, каковы правила расчета?

Согласно п. 2 ст. 181, срок исковой давности по оспоримой сделке составляет 1 год. На протяжении этого времени сторона обязательства (равно как и иное лицо, прямо указанное в законе) вправе обратиться с соответствующим исковым заявлением о признании сделки недействительной и применении последствий недействительности сделки, установленных законом.

В силу п. 2 ст. 167 ГК заинтересованная сторона вправе требовать двусторонней реституции (возвращения в первоначальное положение до момента совершения такого договора). Порядок исчисления годичного срока при этом прописан в п. 2 ст. 181 ГК, однако применяются и общие правила исчисления сроков, изложенные в главе 11 ГК, не противоречащие указанной норме.

Правила следующие:

  1. В силу п. 1 ст. 179 ГК течение срока давности начинается со дня, когда в отношении заинтересованного лица прекращается влияние угроз или насильственных действий, под воздействием которых оно было вынуждено вступить в договорные правоотношения.
  2. В иных случаях (когда сделка не совершалась под угрозой) — срок отсчитывается с того дня, когда стороне стали известны обстоятельства, послужившие основанием для обращения в суд.
  3. В некоторых случаях могут не совпадать день, когда лицо должно было узнать о таких обстоятельствах, и день, когда оно фактически их узнало (в силу неосмотрительности, небрежности и т. д.). В таком случае срок необходимо исчислять с момента, когда оно должно было узнать о наличии причин обращения в суд.

***

Итак, срок исковой давности по недействительным сделкам зависит от их вида: ничтожные сделки можно обжаловать в течение 3 лет, оспоримые — в течение 1 года. Давность по применению последствий ничтожности сделки начинает течь со дня начала исполнения сторонами обязательств по такому договору. Начало течения срока во втором случае определяется днем, когда лицо узнало об обстоятельствах, служащих основанием для обращения в суд.

nsovetnik.ru

Срок исковой давности при ничтожной сделке – по справедливости или по закону?

Гражданская коллегия Верховного суда решила, что срок исковой давности по реституционным требованиям при признании сделки недействительной начинает течь не с момента начала ее исполнения, а по общему правилу – когда истец узнал о нарушении своих прав. Не все юристы с таким выводом согласны.

В 2004 году два физлица купили у ООО «Русский мех» помещения в Калуге. Затем часть они перепродали ООО «Доминиум». В 2013 году первоначальная сделка купли-продажи была признана недействительной (спорное имущество выбыло из владения общества "Русский мех" помимо его воли, установили суды), а компанию «Доминиум» обязали вернуть имущество.

После этого правопреемник покупателей Борис Белозубов* взыскивал в суде «реституционный платеж» – рыночную стоимость помещений. Суды в иске ему отказали. Во-первых, по их мнению, не доказаны затраты на улучшение недвижимости, а во-вторых – и это основное – был пропущен срок исковой давности.

Вопрос исковой давности по реституционным требованиям и стал главной темой в определении гражданской коллегии Верховного суда, куда спор дошел по жалобе Белозубова. Суды исчисляли его с момента исполнения ничтожной сделки, то есть с 2004 года. Согласно п. 1 ст. 181 Гражданского кодекса срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года с начала ее исполнения.

В Верховном суде с этим не согласились. Положения ГК, на которые ссылались суды, «не регулируют вопрос о сроках предъявления требований о возврате денежных средств, уплаченных по сделке покупателем, в том случае, когда в пользу продавца спорное имущество истребовано от третьего лица последующего приобретателя этого имущества», говорится в определении ВС. В таком случае покупатель вправе требовать от продавца уплаченное им по сделке как неосновательное обогащение.

Поэтому, уверены судьи ВС, применять в этом деле нужно п. 1 ст. 196 и п. 1 ст. 200 ГК, согласно которым срок исковой давности составляет три года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Спорная сделка была признана ничтожной в 2012 году, а решение о виндикации имущества суд вынес в 2014 году. «Поскольку иск был заявлен в пределах трехлетнего срока с момента признания судами сделки ничтожной и виндикации спорного имущества, то вывод суда апелляционной инстанции о пропуске срока исковой давности следует признать противоречащим действующему законодательству», – резюмировал ВС и отправил спор на новое рассмотрение в апелляцию.

Мнение юристов

 

Павлу Ивченкову, руководителю арбитражной практики АБ «Деловой фарватер», позиция ВС кажется «достаточно обоснованной и разумной». «ВС дал истцу возможность вновь отстоять свою позицию и привести аргументированные доводы, – говорит Ивченков. – Иной вывод противоречил бы основным началам действующего гражданского законодательства».

Иного мнения Сергей Морозов, юрист «Хренов и партнеры». П. 1 ст. 181 ГК прямо устанавливает специальные сроки на предъявление сторонами сделки требования о применении последствий ее ничтожности – три года с момента начала ее исполнения. Как предполагает юрист, "истинным мотивом" решения ВС является "кажущаяся несправедливость ситуации" – на момент признания сделки ничтожной (2013 г.) ее сторона уже лишилась возможности требовать возврата исполненного по ней (сделка была в 2004 г., следовательно, срок исковой давности истек в 2007 г.). «Разумеется, на практике далеко не всегда пороки сделки, влекущие ее ничтожность, очевидны», – говорит Морозов. Поэтому, по его словам, чтобы правильно решить это дело, суду нужно было сделать следующее – установить, когда о ничтожности сделки узнал истец (в момент заключения сделки или в момент констатации ее ничтожности судом).

Яна Чернобель, адвокат КА «Барщевский и Партнеры», с решением ВС в целом согласна. Однако, по ее словам, "неполное изложение ВС правовых позиций может вызвать трудности при новом рассмотрении дела в нижестоящих инстанциях". Как поясняет юрист, ВС не отразил вопрос о размере взыскиваемых денежных средств, а кроме того, не совсем ясно определил момент начала течения срока исковой давности (сослался и на дату признания сделки недействительной, и на дату виндикации). «Полагаю, что срок исковой давности подлежит исчислению с момента виндикации, поскольку именно тогда собственнику возвращается имущество и в то же время у него продолжают оставаться денежные средства, полученные по недействительной сделке», – считает Чернобель.

 * – имена и фамилии изменены редакцией

pravo.ru

Судебная практика ВАС РФ ст. 181 ГК: сроки исковой давности по недействительным сделкам

Срок исковой давности по требованиям о применении последствий недействительности ничтожной сделки и о признании такой сделки недействительной (пункт 3 статьи 166) составляет три года. Течение срока исковой давности по указанным требованиям начинается со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки, а в случае предъявления иска лицом, не являющимся стороной сделки, со дня, когда это лицо узнало или должно было узнать о начале ее исполнения. При этом срок исковой давности для лица, не являющегося стороной сделки, во всяком случае не может превышать десять лет со дня начала исполнения сделки.

2. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

1. Общие позиции о сроках исковой давности по недействительным сделкам (ст. 181 ГК РФ)

1.1. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым ст. 181 ГК РФ
1.1.1. Правила о перерыве течения срока исковой давности при предъявлении иска распространяются в отношении срока исковой давности по недействительным сделкам (позиция КС РФ)
1.1.2. Положения о сроке исковой давности по недействительным сделкам применяются к требованию о признании брачного договора недействительным (позиция ВС РФ)

2. Позиции о сроке исковой давности по ничтожным сделкам (п. 1 ст. 181 ГК РФ)

2.1. К каким ситуациям применяется п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.1.1. Срок исковой давности по требованию внешнего (конкурсного) управляющего о признании недействительной ничтожной сделки по общим основаниям равен трем годам (позиция ВАС РФ)
2.1.2. Срок исковой давности по требованию арбитражного управляющего (кредитора) о признании недействительной сделки, нарушающей права (интересы) кредиторов, равен трем годам (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
2.1.3. Для целей исчисления срока исковой давности днем начала исполнения ничтожной сделки считается день, когда одна сторона приступила к фактическому исполнению сделки, а другая — к принятию исполнения (позиция ВС РФ)
2.2. К каким ситуациям не применяется п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.2.1. Срок исковой давности по требованию о признании ничтожной сделки недействительной не течет, если такая сделка не исполнялась (позиция ВС РФ)
2.3. Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.3.1. Начало течения срока исковой давности по ничтожной сделке аренды может исчисляться с момента совершения сделки, если имущество было передано до заключения договора (позиция ВАС РФ)
2.3.2. Срок исковой давности по требованиям о признании части сделки недействительной (ничтожной) исчисляется с момента начала исполнения этой части сделки (позиция ВС РФ)
2.3.3. По требованию о признании недействительным ничтожного условия кредитного договора срок исковой давности исчисляется с начала исполнения такого условия (позиция ВС РФ)
2.3.4. Течение срока исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки, а соответственно и по требованию о признании ее недействительной начинается исключительно с момента исполнения такой сделки (позиция ВС РФ)
2.4. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым п. 1 ст. 181 ГК РФ
2.4.1. Общие положения о начале течения срока исковой давности не применяются к требованиям о признании ничтожной сделки недействительной и применении последствий ее недействительности (позиция ВАС РФ)

3. Позиции о сроке исковой давности по оспоримым сделкам (п. 2 ст. 181 ГК РФ)

3.1. К каким ситуациям применяется п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.1.1. Срок исковой давности по требованиям о признании недействительными крупных сделок (сделок с заинтересованностью) и применении последствий их недействительности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.2. По требованию об оспаривании сделок унитарного предприятия, совершенных с нарушением порядка распоряжения его имуществом, срок исковой давности равен одному году (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
3.1.3. По требованию о признании торгов недействительными срок исковой давности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.4. По требованию о признании недействительной сделки, совершенной без необходимого предварительного согласия антимонопольного органа, срок исковой давности равен одному году (позиция ВАС РФ)
3.1.5. По требованию об оспаривании подозрительных сделок (сделок с предпочтением) должника по специальным основаниям срок исковой давности равен одному году (позиция ВС РФ, ВАС РФ)
3.1.6. По требованию об оспаривании сделки как совершенной с нарушением условий осуществления полномочий срок исковой давности равен одному году (не применяется) (позиция ВАС РФ)
3.2. Какие действия признаются правомерными в соответствии с п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.2.1. Суд вправе выбрать момент начала течения срока исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной (применении последствий ее недействительности), исходя из фактических обстоятельств дела (позиция КС РФ)
3.2.2. Исковая давность по иску о недействительности сделки вследствие злонамеренного соглашения представителей сторон исчисляется с момента, когда истец узнал о таком соглашении (позиция ВАС РФ)
3.2.3. Срок исковой давности в отношении крупных сделок исчисляется с момента, когда истец узнал об обстоятельствах, являющихся основанием для оспаривания такой сделки как крупной (позиция ВАС РФ)
3.2.4. Срок исковой давности в отношении сделок с заинтересованностью исчисляется с момента, когда истец узнал о совершении сделки и о том, что она совершена заинтересованными лицами (позиция КС РФ, ВС РФ, ВАС РФ)
3.2.5. Срок исковой давности при оспаривании сделки с заинтересованностью может исчисляться с даты утверждения годового отчета, если на общем собрании обсуждался вопрос о заключении этой сделки (позиция ВАС РФ)
3.2.6. Срок исковой давности при оспаривании брачного договора по причине создания крайне неблагоприятного положения для истца может исчисляться с момента раздела имущества (позиция ВС РФ)
3.3. Как другие нормы права применяются к правоотношениям, регулируемым п. 2 ст. 181 ГК РФ
3.3.1. Общие положения о начале течения срока исковой давности не применяются к требованиям о признании оспоримой сделки недействительной (не применяется) (позиция ВС РФ, ВАС РФ)

Посмотрите еще:

pgu.guru

Срок исковой давности по признании сделки недействительной

Признание сделок недействительными – довольно распространенная процедура в российской и мировой юридической практике. Анализ судебной практики показывает, что в современной России растет количество судебных споров о недействительности договоров и сделок, в том числе рассматриваемых в арбитражных судах.

 

С одной стороны, внушительное количество недействительных сделок представляет собой определенную опасность для общества и рыночных отношений, тем более, что к недействительности сделки часто апеллируют субъекты гражданского права, пытающиеся уклониться от исполнения возложенных на них обязательств, ссылаясь на то, что сделка якобы была недействительной. С другой стороны, возможность признания сделки недействительной позволяет защитить гражданские права лиц, чьи охраняемые законом интересы нарушаются в результате такой сделки. В отечественной юридической литературе существует достаточно обширное количество работ, посвященных анализу как недействительных сделок в целом, так и такого важного института законодательства, как исковая давность. Ряд исследователей обращает внимание на большое количество противоречий в применении исковой давности в гражданском процессе.

 

Например, в Гражданском кодексе РФ хаотично употребляются понятия «недействительность» и «ничтожность» сделки, причем наблюдается пересечение данных понятий. Конституция РФ гарантирует гражданам РФ право на судебную защиту. Субъекты гражданского права должны иметь возможность добиться отмены незаконной сделки даже спустя определенное время после ее заключения, для чего в законодательстве и фигурирует понятие исковой давности. Статья 195 Гражданского кодекса РФ определяет исковую давность как «срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено».

 

Исковая давность, по мнению ряда исследователей, имеет как материально-правовую, так и процессуальную природу. Хотя первостепенное значение отводится материально-правовой составляющей исковой давности, процессуальные аспекты также имеют очень большое значение. Несмотря на гарантированное право на судебную защиту, для стабильности гражданского оборота оспаривание сделок должно иметь некоторые временные ограничения, которые обеспечиваются институтом исковой давности. Определение сроков исковой давности – очень сложная и многогранная проблема, что и объясняет актуальность ее исследования для отечественной юридической науки. Перед тем, как обратиться непосредственно к рассмотрению данного вопроса, необходимо отметить, что недействительные сделки согласно российскому законодательству разделяются на ничтожные и оспоримые.

 

Квалификация ничтожных сделок не представляет особой сложности, равным образом, как и исковой срок давности. Поскольку ничтожная сделка недействительна априори, срок давности по ничтожным сделкам исчисляется с момента их совершения, вне зависимости от иных субъективных факторов. Главными критериями ничтожности сделки являются, во-первых, нарушение этой сделкой существующих в законодательстве запретов, а во-вторых, подпадание под нормативно-правовые акты, указывающие ничтожность данных сделок.

 

Соответственно, судебные дела в отношении ничтожных сделок рассматриваются, в том числе, и по правилам особого производства. Более сложным представляется определение исковой давности в оспоримых сделках. Согласно ст. 166 ГК РФ недействительность оспоримой сделки признается судом в том случае, если данная сделка нарушает гражданские права оспаривающего ее лица. Именно противоречие правам и законным интересам третьих лиц позволяет провозгласить сделку недействительной. Статья 181 ГК РФ предусматривает различные сроки исковой давности для ничтожных и оспоримых сделок. Для ничтожных сделок срок исковой давности составляет три года, тогда как для оспоримых – всего один год.

 

Течение срока давности по оспоримой сделке исчисляется с того момента, как были осуществлены действия, под влиянием которых лицо согласилось на заключение оспоримой сделки, либо с момента осведомления лица, опротестовывающего сделку, о том, что она может быть признана недействительной. Для того чтобы был установлен срок исковой давности, суд должен определить, является ли сделка оспоримой или ничтожной. Мы согласны с точкой зрения Б.Х. Габоева, который разделяет ничтожные и оспоримые сделки в зависимости от основания недействительности. Заключение ничтожных сделок нарушает общественную волю, выраженную законодательно, а оспоримых сделок – волю определенного лица.

 

В некоторых случаях заявление о пропуске срока исковой давности может рассматриваться как недобросовестное действие, что повлечет отказ суда от удовлетворения данного требования. Определение исковой давности по оспоримым сделкам на практике сталкивается с целым рядом проблем. Во-первых, это препятствия для защиты интересов лиц, не знавших или не имевших возможности знать о нарушении их гражданских прав в результате сделки. Такая ситуация становится возможной благодаря использованию объективного критерия исковой давности. Исправление существующей ситуации возможно посредством совершенствования гражданского законодательства за счет ограничения применения объективного критерия исковой давности для названной выше категории лиц. Объективный критерий исковой давности должен применяться в отношении лиц, осведомленных (или имевших возможность осведомления) о нарушении своих прав и охраняемых законом интересов в процессе совершения сделки.

 

Соответственно, исковая давность в отношении лиц, не имевших возможности узнать о нарушении их гражданских прав, должна наступать лишь после того, как эти лица узнали о произошедших нарушениях или о проведении нарушившей их права сделки. Во-вторых, в действующем Гражданском кодексе РФ недостаточно проработан вопрос о восстановлении пропущенных сроков исковой давности при рассмотрении оспоримых сделок. В результате даже при наличии очевидных обстоятельств, препятствовавших своевременному обращению лица, чьи права были нарушены, в суд, в случае пропуска сроков исковой давности законные права и интересы лица оказываются незащищенными. В настоящее время ст. 205 ГК РФ допускает восстановление исковой давности в случае признания причины пропуска срока исковой давности уважительной. К уважительным причинам относятся тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность истца и т. д. Уважительными причины пропуска срока исковой давности признаются в том случае, если они имели место в течение последних шести месяцев срока давности.

 

Очевидно, что данная норма препятствует защите прав граждан в целом ряде споров о недействительности сделок. Поэтому целесообразным представляются пересмотр и корректировка данной нормы посредством внесения изменений в статью 205 Гражданского кодекса РФ, в первую очередь, в сторону большей конкретизации обстоятельств, позволяющих восстановить срок исковой давности. Вместе с тем целесообразно все же ввести максимально возможный срок восстановления исковой давности, что позволит осуществлять более эффективное регулирование гражданского оборота.

 

Еще один важный момент – возможность применения исковой давности третьими лицами, не являющимися участниками спора. До недавнего времени такая возможность исключалась, пока не было принято Постановление Пленума Верховного Суда от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности». В нем подчеркивается, что заявление о пропуске срока исковой давности может сделать третье лицо, но в том случае, если удовлетворение иска к ответчику влечет за собой перспективу предъявления ответчиком регрессивного требования или требования о возмещении убытков к третьему лицу. Но и это решение является проблематичным, поскольку: 1) в случае определенных действий должника исковая давность к третьему лицу возобновится; 2) усложняется положение истца, поскольку право третьего лица заявлять об исковой давности может войти в противоречие с защитой его прав и интересов. Таким образом, видятся необходимыми пересмотр данной меры и принятие нормы, в большей степени отвечающей интересам сторон.

advokatorium.com

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о