Иск о признании права собственности отсутствующим судебная практика – Обзор судебной практики по признанию права отсутствующим

Содержание

Обзор судебной практики по признанию права отсутствующим

В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав. В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

 

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв. м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода. Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре. Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права. Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС. Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М., то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш. вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее. Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано. В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено. При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»). В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст. 304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Стоит отметить, что эта позиция ВС РФ не является новой. Ранее похожий подход содержался в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153, а также в определении ВС РФ от 07.04.2016 № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014. Тем не менее надеемся, что этот подход будет способствовать формированию эффективного механизма защиты прав арендаторов земельных участков от нарушений со стороны владельцев участков и третьих лиц.

4. Собственник здания, претендующий на приватизацию участка под ним, не может оспаривать права собственников соседних зданий, так как он не имеет права на приватизацию участка под ними

Определение ВС РФ от 25.05.2017 № 308-ЭС16-20201 по делу № А53-31673/2015

Тот, кто имеет право приватизировать участок, может оспаривать незаконную регистрацию прав на него. Однако возможность предъявить такой иск ограничивается пределами того участка, который истец может приватизировать. Так решил ВС в этом деле, разбирая спор между двумя собственниками зданий на государственной земле.

Истец, предприниматель П., приобрела здание с офисами, неподалеку от которого находился склад, принадлежащий ответчику, предпринимателю Х. Кадастровый инженер по заказу истца сформировал участок, который она намеревалась приватизировать как собственница здания. Однако, как выяснилось, на участке находился также склад Х. В связи с этим администрация города отказала П. в выкупе участка.

П. заявила требование о признании права собственности Х. на склад отсутствующим. Основные доводы иска — это то, что склад нельзя считать недвижимостью и что регистрация права собственности на склад нарушает исключительное право истца на приватизацию ее участка.

С этими доводами согласились три инстанции. При оценке степени «недвижимости» склада они опирались на заключение, представленное истцом. Выводы судов соответствовали подходу ВС, который, как отмечено выше, признает право на предъявление подобных исков за лицами, имеющими исключительное право на приватизацию участка. Однако суды не учли ограничения этого права, в связи с чем ВС отменил их решения по жалобе ответчика.

Экономическая коллегия ВС, рассматривавшая дело, отметила, что факт формирования по заявлению истца земельного участка под приватизацию не свидетельствует о том, что весь участок, на котором находятся приобретенные в собственность истцом нежилые помещения и спорный склад, необходим для эксплуатации объекта недвижимости, принадлежащего предпринимателю П.

Спорный склад расположен на государственном земельном участке более 20 лет, ранее находился в государственной собственности, публичный собственник участка не высказывал возражений против нахождения этого объекта на участке, а его наличие не являлось препятствием для эксплуатации офисного здания истца.

Предпринимателю П. при приобретении нежилых помещений было известно о нахождении на земельном участке склада, данный объект на момент составления плана приватизации и на момент приобретения его предпринимателем Х. был учтен как объект недвижимости и по техническому паспорту имеет бетонный фундамент и металлические стены.

Поэтому, по мнению ВС, нет оснований считать, что государственной регистрацией права собственности ответчика на спорный объект нарушены законные права истца и он вправе требовать признания отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект.

Таким образом, суд четко обозначил ряд ключевых аргументов и обстоятельств, повлиявших на итоговый судебный акт.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ хоть и не напрямую, но указала на необходимость изучения характера отношения собственника участка к существованию спорного объекта на его участке в случаях, когда право на такой объект оспаривается не собственником, а другими лицами.

В этом аспекте анализируемый судебный акт можно считать идейным продолжателем принципа должной осмотрительности приобретателя земельного участка, на необходимость следования которому уже неоднократно указывал ВС РФ.[1] Кроме того, коллегия подчеркнула исключительный характер иска о признании права отсутствующим как способа защиты нарушенного права и уточнила пределы права на предъявление этого иска со стороны лиц, имеющих исключительное право на приватизацию земельного участка.

 

 


 

[1] Определения Верховного Суда РФ от 26.12.2016 № 306-ЭС16-17423 по делу № А12-55763/2015; от 12.12.2014 № 309-ЭС14-3548 по делу № А50-11779/2013.

zakon.ru

Признание права собственности отсутствующим судебная практика

24 Мая 2018

В рамках сотрудничества с правовым порталом Zakon.ru наши юристы Анна Афанасьева и Александр Кондратюк подготовили очередной обзор судебной практики.
В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав. В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв. м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода. Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре. Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права. Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС. Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М., то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш. вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее. Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано. В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено. При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п.

Когда иск о признании права отсутствующим эффективен

7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»). В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст. 304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Стоит отметить, что эта позиция ВС РФ не является новой. Ранее похожий подход содержался в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153, а также в определении ВС РФ от 07.04.2016 № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014. Тем не менее надеемся, что этот подход будет способствовать формированию эффективного механизма защиты прав арендаторов земельных участков от нарушений со стороны владельцев участков и третьих лиц.

4. Собственник здания, претендующий на приватизацию участка под ним, не может оспаривать права собственников соседних зданий, так как он не имеет права на приватизацию участка под ними

Определение ВС РФ от 25.05.2017 № 308-ЭС16-20201 по делу № А53-31673/2015

Тот, кто имеет право приватизировать участок, может оспаривать незаконную регистрацию прав на него. Однако возможность предъявить такой иск ограничивается пределами того участка, который истец может приватизировать. Так решил ВС в этом деле, разбирая спор между двумя собственниками зданий на государственной земле.

Истец, предприниматель П., приобрела здание с офисами, неподалеку от которого находился склад, принадлежащий ответчику, предпринимателю Х. Кадастровый инженер по заказу истца сформировал участок, который она намеревалась приватизировать как собственница здания. Однако, как выяснилось, на участке находился также склад Х. В связи с этим администрация города отказала П. в выкупе участка.

П. заявила требование о признании права собственности Х. на склад отсутс

ivanklimov.ru

Обзор судебной практики о признании права собственности владельца отсутствующим

Данный обзор судебной практики по вопросам признания права отсутствующим подготовлен в рамках защиты по иску Федерального агентства лесного хозяйства. Ответчик владеет земельным участком, его право зарегистрировано в ЕГРП. Уточнив исковые требования, истец потребовал признать отсутствующим право собственности, обосновывая требование отнесением участка к землям лесного фонда.

1.Право на подачу иска

В случае, когда объект создан исключительно в целях улучшения качества и обслуживания земельного участка и не обладает самостоятельным функциональным назначением, он является неотъемлемой частью земельного участка и не может быть признан объектом недвижимости, права на который подлежат государственной регистрации.

Правом на подачу иска о признании отсутствующим права собственности на такой объект обладает, в том числе, арендатор земельного участка.

Арбитражный суд округа не учел, что основанием заявленного по делу иска является отсутствие у спорного объекта признаков недвижимости, в связи с чем при подтверждении обстоятельств, на которых был основан иск, суды правомерно применили п. 52 постановления Пленума 10/22 и удовлетворили требование истца в целях исключения оспариваемой записи из ЕГРП.

Кроме того, земельные участки, в границах которых располагается инженерная рисовая система, находятся в собственности физических лиц (собственников земельных долей), были приватизированы ими до принятия Закона о мелиорации. Земельные участки были переданы вместе с существующей на тот период времени инженерной рисовой системой и поэтому следуют их судьбе.

Учитывая наличие зарегистрированных в установленном законом порядке права собственности общей долевой собственности физических лиц, а также права аренды общества на земельные участки, на которых расположена инженерная рисовая система, регистрация права федеральной собственности была осуществлена минуя механизм истребования объекта из фактического владения других лиц.

Сохранение оспариваемой регистрации права собственности одного лица на спорный объект как недвижимую вещь, расположенную на земельном участке, имеющую другого собственника, нарушает принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов (ст. 1 ЗК РФ), разрывает общий правовой режим этих объектов и делает невозможным их надлежащее использование.

Судебная коллегия также отметила, что, поскольку иск о признании права собственности отсутствующим относится к негаторному требованию, правом на подачу в соответствии со ст. 304, 305 ГК РФ такого иска обладает также арендатор имущества, права владения и пользования которого нарушаются оспариваемой регистрацией права собственности публичного образования.

Определение N 308-ЭС15-15218 от 07.04.2016 г. по делу N А32-25579/2014 (1) Включено в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016- пункт 6.

1.1.

Если в реестре и истец, и ответчик, то право на иск о признании утратившим право принадлежит тому из них, кто фактически владеет имуществом.

Требование о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим может быть удовлетворено, если оно заявлено владеющим собственником в отношении не владеющего имуществом лица, право которого на это имущество было зарегистрировано незаконно, и данная регистрация нарушает право собственника, которое не может быть защищено предъявлением иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

«Возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена только лицу, которое в соответствии с данными Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним является собственником этого имущества и одновременно им владеет, в том случае, если по каким-либо причинам на данное имущество одновременно зарегистрировано право собственности за другим лицом».

Определение Верховного Суда РФ от 13.06.2017 N 33-КГ17-10 (2) Включено в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 — Пункт 3

1.2.

Признание права отсутствующим возможно при регистрации права собственности двух лиц на один и тот же объект недвижимости.

Когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Таким образом, требование о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты и применяется в случаях, когда невозможно защитить право путем предъявления других исков.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что материалами дела не подтверждается наличие такого основания для признания отсутствующим права собственности Российской Федерации на земельный участок с условным номером 50-50-98/021/2009-026 как регистрация права собственности двух лиц на один и тот же объект недвижимости.

Постановление ФАС Московского округа от 25.06.2014 N Ф05-5027/2014 по делу N А41-40988/12 (5)

1.3.

Владелец участка должен доказать нарушение его права ответчиком. Если границы участков не накладываются, спор разрешается предъявлением иска об установлении границ.

Суд отказал обществу в признании права РФ отсутствующим в связи с тем, что не исчерпаны иные способы защиты права. Границы земельного участка истца и лесного участка по границам, внесенным в ГКН на момент проведения экспертизы, не пересекались.

Право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества, т.е. лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором (аренда, субаренда, хранения, наем, право хозяйственного ведения, оперативного управления).

Суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что надлежащим в рассматриваемом случае, с учетом мотивов указанных в иске, является предъявление иска об установлении границ.

В апелляционной инстанции представитель ООО «М4» не дал пояснений о том, каким образом нарушены его права.

Кассационная коллегия соглашается с выводом о том, что факт нарушения прав истца не подтвержден. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2018 N Ф05-9366/2018 по делу N А41-72172/2016 (4)

2.Ненадлежащий способ защиты

Иск о признании права отсутствующим возможен, если нет оснований для других исков.

Комитет лесного хозяйства предъявил владеющему собственнику иск о признании права отсутствующим, не доказав, что земля отнесена к лесному фонду.

«Суд кассационной инстанции также поддерживает выводы суда первой инстанции, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права путем обращения в суд с иском о признании отсутствующим права собственности. Указанный способ может быть применен, если не имеется оснований для избрания других способов защиты нарушенных вещных прав (иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка).

В данном случае отсутствуют основания полагать, что права истца не могут быть защищены иным образом, чем путем обращения в суд с иском о признании отсутствующим права собственности ответчика».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.12.2016 N Ф05-19862/2016 по делу N А41-14596/2016 (3)
Аналогичный вывод Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2018 N Ф05-9366/2018 по делу N А41-72172/2016 (4)

2.1.
Одновременное предъявление иска о признании права отсутствующим и об истребовании имущества (виндикационного иска) невозможно.

Истребование имущества из чужого незаконного владения предполагает, что данное имущество выбыло из владения истца (собственника) и находится во владении ответчика (несобственника), в то время как признание права собственности ответчика отсутствующим возможно только при наличии у истца права собственности и фактического владения спорным имуществом и неосновательной регистрации права собственности за ответчиком, который этим имуществом не владеет.

Определение Верховного Суда РФ от 10.04.2018 N 117-КГ18-15 (6)

3.Доказывание наложения границ

Материалы лесоустройства являются недостаточным доказательством наложения границ (невозможно определить границы земельного участка).

«Материалы и документы для проведения землеустроительной экспертизы истцом не представлены, в то время как положениями статьи 65 АПК РФ именно на истца возложена обязанность доказывания обстоятельств, заявленных в качестве основания иска.

С учетом изложенного, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства в их совокупности по правилам статьи 71 АПК РФ, пришел к выводу о недоказанности истцом отнесения частей земельных участков с кадастровыми номерами 50:16:0601003:1862 и 50:16:0601003:1864 к землям лесного фонда».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.12.2016 N Ф05-19862/2016 по делу N А41-14596/2016 (3)

3.1.

При невозможности определения точных границ спорного участка в иске должно быть отказано.

Руководствуясь статьей 8 Лесного кодекса РФ и учитывая, что определить территорию спорного земельного участка на картографической основе ведения государственного кадастра недвижимости не представляется возможным, несмотря на обозначение его границ, площади и конфигурации по сведениям государственного лесного реестра, и истцом других доказательств не представлено, суд правомерно отказал в признании права на земельный участок отсутствующим и истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, придя к выводу, что установить то обстоятельство, что границы спорных участков налагаются на земли лесного фонда, не представляется возможным, поскольку подавляющее большинство лесных участков, получивших статус ранее учтенных, на которые зарегистрировано право собственности РФ, представляют собой лесничества, занимающие огромные территории, с многоконтурными границами, наличием внутри населенных пунктов и т.д., поэтому ранее учтенные лесные участки ставятся на государственный кадастровый учет по мере проведения государственных кадастровых работ, отсекая все спорные площади для целей отдельных судебных и внесудебных разбирательств.

Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 13.04.2017 по делу N 33-3285/2017

4.Исковая давность

Срок исковой давности не распространяется на требования о признании права отсутствующим.

Пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

4.1.

Течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Поскольку законом не установлено иное, к искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ.

Вместе с тем в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

Пункт 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Основные положения

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Поскольку при таком оспаривании суд разрешает спор о гражданских правах на недвижимое имущество, соответствующие требования рассматриваются в порядке искового производства.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В то же время решение суда о признании сделки недействительной, которым не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записи в ЕГРП.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения:

  • право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами,
  • право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество,
  • ипотека или иное обременение прекратились,

оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Пункт 52. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

Землеустроительная экспертиза

Перед экспертом были поставлены следующие вопросы:

  1. Определить, соответствует ли площадь спорного земельного участка с кадастровым номером 50:12:0030401:15, принадлежащего ООО «Гречер», правоустанавливающим и землеотводным документам;
  2. Определить площадь части земельного участка, принадлежащего Российской Федерации, в части его наложения на земельный участок ООО «Гречер».

Поступило заключение эксперта N 1169/31-19-3 от 02 октября 2013 г., из которого следует, что площадь земельного участка с кадастровым номером 50:12:0030401:15 соответствует правоустанавливающим и землеотводным документам, а по второму вопросу эксперт сообщил о невозможности дачи заключения по поставленному вопросу.

Постановление ФАС Московского округа от 25.06.2014 N Ф05-5027/2014 по делу N А41-40988/12 (5)

Отрицательная практика

Ответчик должен был доказать выделение спорного участка администрацией.

Руководствуясь статьей 8 Лесного кодекса РФ и исходя из того, что из представленных в материалы дела схемы расположения городских лесов и земельных участков СНТ, плана лесонасаждений муниципального образования, таксационного описания участкового лесничества следует, что земельный участок, предоставленный ответчику в собственность, частично расположен на территории выдела, который относится к лесным участкам городского леса лесопарка; факт наложения земельного участка на лесной участок городского леса был установлен в результате проведения истцом лесоустроительных работ в связи с внесением изменений в приказ Федеральным агентством лесного хозяйства; материалы дела не содержат надлежащих доказательств, подтверждающих нахождение земельного участка в границах СНТ, каких-либо нормативных актов о предоставлении спорного участка СНТ органом местного самоуправления не издавалось, суд правомерно признал отсутствующим право собственности ответчика на земельный участок.

Апелляционное определение Омского областного суда от 28.06.2017 по делу N 33-4349/2017. Аналогичный вывод в Апелляционном определении Омского областного суда от 24.05.2017 по делу N 33-3310/2017

2.
Само по себе отсутствие в настоящее время межевания участков лесного фонда сельского участкового лесничества не может свидетельствовать об отсутствии пересечения участков ответчика и лесного фонда, поскольку имеющиеся в расположении карты-схемы лесничества указывают на обратное.

Поскольку в обоснование заявленных требований истцом представлен акт натурального осмотра, согласно которому спорный земельный участок имеет пересечение границ с лесными участками, находящимися в сельском участковом лесничестве, на участке находятся хозяйственные и иные постройки, вся территория огорожена забором; доказательств передачи спорного земельного участка, отнесенного к землям лесного фонда, в ведение органа местного самоуправления в материалах дела не имеется, что также исключает передачу земельного участка, отнесенного к лесному фонду, во владение физического лица, суд, руководствуясь статьей 8 Лесного кодекса РФ, правомерно признал отсутствующим право собственности ответчика на земельный участок, на котором расположен жилой дом, принадлежащий на праве собственности ответчику, отметив, что само по себе отсутствие в настоящее время межевания участков лесного фонда сельского участкового лесничества не может свидетельствовать об отсутствии пересечения участков ответчика и лесного фонда, поскольку имеющиеся в расположении карты-схемы лесничества указывают на обратное.

Апелляционное определение Омского областного суда от 24.05.2017 по делу N 33-3310/2017

Завершая изложенная, рассматриваемая ситуация может описываться следующими положениями:

  • Если истец не владеет участком, то защита возможно только путем виндикации, к которой применяется срок исковой давности.
  • Иск о признании права отсутствующим — это иск владельца, фактически обладающего участком.
  • Поскольку участок не в пользовании казны, то права на иск нет.
  • Если истец, несмотря на уточнение требований, подразумевает виндикацию, то срок пропущен.

corprf.ru

Признание права отсутствующим

Иск о признании права отсутствующим целесообразно заявлять, когда право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами. При этом основания для предъявления данного иска не являются исчерпывающими, и в каждом конкретном случае суд должен установить фактические обстоятельства дела.

Внимание! Вы находитесь на профессиональном сайте для судебных юристов. Для чтения статьи может потребоваться регистрация. 

Споры о защите вещных прав на недвижимое имущество относятся к одной из самых сложных категорий споров в практике юристов. За последние несколько лет число таких дел существенно возросло. В первую очередь это связано с выработкой судебной практикой дополнительных способов защиты права, ранее неизвестных действующему законодательству. Перечень способов защиты права является открытым (ст. 12 ГК РФ). Именно поэтому стадия подготовки искового заявления — очень важный этап, на котором истец должен установить все обстоятельства дела, чтобы правильно определить характер правоотношений, из которых возник спор, подлежащие применению нормы права, а также выбрать оптимальный способ защиты.

Еще читайте

Иск о признании права отсутствующим. Как правильно использовать этот способ защиты

В настоящее время помимо «классических исков» (о признании сделки недействительной, о признании права собственности и т. д.) участники гражданских правоотношений прибегают к такому способу защиты, как иск о признании права отсутствующим. И хотя Гражданский кодекс РФ не предусматривает возможность применения указанного института, тем не менее она прямо закреплена в п. 52 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее — Постановление № 10/22).

Цитата: «В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими» (п. 52 Постановления № 10/22).

Раньше у истцов по таким делам не было четкого представления о надлежащих формулировках заявляемых ими требований. Поэтому в судебных актах можно найти такие требования, как признание недействительной внесенной в ЕГРП записи или признание недействительным зарегистрированного права.

Таким образом, отсутствие единого подхода к заявляемым требованиям и какой-либо единообразной судебной практики по данной категории дел приводило к тому, что по результатам их рассмотрения судебные инстанции указывали на избрание ненадлежащего способа защиты как не предусмотренного законодательством (постановления ФАС Московского округа от 13.03.2006 № КГ-А41/1292–06, Центрального округа от 07.08.2008 по делу № А09-7738/07, Восточно-Сибирского округа от 29.09.2009 по делу № А33-17183/08).

Ситуации, когда иск о признании права отсутствующим эффективен

Государственная регистрация права является единственным доказательством его существования, а зарегистрированное право можно оспорить только в судебном порядке (ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Выработка судебной практикой такого способа защиты, как признание права отсутствующим, и закрепление его в п. 52 Постановления № 10/22 явились следствием развития не только законодательства в сфере вещных прав на объекты недвижимости, но и правоприменительной практики.

Право на объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами: судебная практика

Иск о признании права отсутствующим целесообразно заявлять, когда право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами. Такое может произойти по разным причинам, например, из-за ошибки регистрирующего органа или из-за недобросовестности предыдущего собственника объекта недвижимости.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к территориальному управлению Росимущества о признании отсутствующим права собственности Российской Федерации на земельный участок. Дело в том, что 29 апреля 2009 года за обществом было зарегистрировано право собственности на этот участок. В октябре того же года в ЕГРП была внесена запись о праве собственности РФ на тот же участок, а запись о праве собственности общества была исключена. Суды установили, что общество — правопреемник федерального предприятия, оно является владеющим собственником спорного земельного участка. Регистрация права собственности РФ на участок нарушила права общества, причем законных оснований для такой регистрации не было. В итоге право собственности РФ на участок суды признали отсутствующим (постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 12.05.2014 по делу № А32-13668/2013).

Похожие выводы можно найти и в других судебных актах. В одном из дел суд аппеляционной инстанции указал, что государственная регистрация права на одно и то же недвижимое имущество за разными лицами по характеру нарушения является условием для предъявления одним лицом иска о признании права отсутствующим у другого. Именно такой иск позволяет по результатам исследования и оценки оснований возникновения такого права обеспечить восстановление нарушенного права Суд сослался на ст. 12 ГК РФ и абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22 (постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.04.2014 по делу № А15-1445/2013).

Движимое имущество зарегистрировано как недвижимое: судебная практика

Следующий случай, когда иск о признании права отсутствующим может сработать, — если право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество.

Управление имущественных и земельных отношений администрации города обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Автовокзалы и Автостанции» о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на площадку посадки и высадки пассажиров. Общество зарегистрировало право собственности на площадку, а управление посчитало, что этот объект не является недвижимостью. Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований, решив, что право собственности общества зарегистрировано законно, так как площадка посадки и высадки пассажиров является недвижимым имуществом. Но кассационный суд с таким выводом не согласился. Он указал, что спорная площадка не обладает полезными свойствами, характеризующими ее в качестве объекта недвижимости, юридически обособленного от соответствующего земельного участка. Раз площадка не является самостоятельной недвижимой вещью, то и право на нее не подлежит государственной регистрации, поэтому суд удовлетворил требования управления. Кассационный суд также указал, что наличие в реестре записи о праве собственности на площадку посадки и высадки пассажиров накладывает на собственника земельного участка определенные ограничения. Они обусловлены распространением на этот объект правового режима, установленного действующим законодательством для недвижимого имущества. Нахождение такого имущества на земельном участке является, по существу, обременением прав собственника этого участка, значительно ограничивающим возможность реализации последним имеющихся у него правомочий (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11.02.2014 по делу № А79-491/2013).

Другие случаи признания права отсутствующим в судебной практике

Помимо указанных оснований судебная практика выработала еще ряд позиций, в соответствии с которыми может быть заявлен иск о признании права отсутствующим.

В одном из дел суды признали отсутствующим право собственности Российской Федерации на земельные участки. Они установили, что в нарушение ст. 25 Земельного кодекса РФ в регистрирующий орган для регистрации права собственности за РФ не были представлены ни правоустанавливающие документы на спорные земельные участки, ни доказательства факта разграничения права государственной собственности на данное имущество, произведенного в установленном законом порядке. Также в материалах дела отсутствовали доказательства наличия на спорных участках объектов недвижимого имущества, на которые в установленном законом порядке зарегистрировано право собственности Российской Федерации (постановление ФАС Московского округа от 07.07.2011 № КГ-А41/5900–11).

В другом деле был удовлетворен иск Правительства г. Москвы к обществу о признании прекращенным зарегистрированного права собственности в отношении объекта незавершенного строительства (фундамента здания), поскольку объект, на который зарегистрировано право собственности ответчика, физически не существует. Суд указал, что из системного толкования п. 1 ст. 131 и п. 1 ст. 235 ГК РФ следует, что в случае утраты недвижимостью свойств объекта гражданских прав, исключающей возможность ее использования в соответствии с первоначальным назначением, запись о праве собственности на это имущество не может быть сохранена в реестре по причине ее недостоверности (постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 № 4372/2010).

Еще в одном деле суды, удовлетворяя иск о признании права отсутствующим, пришли к выводу, что спорное помещение не имеет самостоятельного назначения, относится к техническим помещениям, в которых размещены внутридомовые инженерные коммуникации, предназначенные для обслуживания всех квартир и иных помещений дома. Поэтому данное помещение относится к общему имуществу собственников многоквартирного дома и не может быть объектом права одного лица (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.12.2013 по делу № А79-830/2013).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что перечисленные в п. 52 Постановления № 10/22 основания для предъявления иска о признании права отсутствующим не являются исчерпывающими и в каждом конкретном случае суд должен установить фактические обстоятельства дела. Также необходимо помнить, что оспаривание права по существу означает оспаривание оснований его возникновения, то есть при разрешении такого рода споров подлежат установлению основания возникновения права собственности и их действительность, а также отсутствие порочности основания регистрации права.

Если есть альтернативный способ защиты, то не нужно заявлять иск о признании права отсутствующим

Иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты и подлежит применению, только если нарушенное право истца не может быть защищено посредством предъявления специальных исков, предусмотренных действующим гражданским законодательством (постановление Президиума ВАС РФ от 24.01.2012 № 12576/2011).

Судебная практика: иск о признании права отсутствующим неприменим

В одном из дел право собственности на спорный земельный участок было зарегистрировано в ЕГРП за ответчиком, истец же считал себя обладателем ранее возникшего права собственности на этот участок, в связи с чем записи о его праве в ЕГРП не было. Спор попал на рассмотрение Президиума ВАС РФ, который пришел к выводу о том, что оспаривание зарегистрированного за ответчиком права не может быть осуществлено посредством иска о признании права отсутствующим. Кроме того, поскольку спорный земельный участок был занят объектами недвижимости, возведенными ответчиком, ранее возникшее право собственности истца на этот земельный участок, соединенное с лишением владения, подлежит защите путем истребования земельного участка из чужого незаконного владения и сноса самовольных построек (постановление от 21.05.2013 № 16865/12).

Схожую позицию занял по одному из дел ФАС Дальневосточного округа, указав, что иск о признании права отсутствующим может быть удовлетворен только в том случае, если он заявлен владеющим лицом. Если же истец не владеет вещью, то его право может быть защищено исключительно с помощью иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения. При этом удовлетворение такого иска влечет за собой не только восстановление владения спорной вещью, но и внесение исправлений в ЕГРП (постановление от 29.04.2013 № Ф03-1052/2013).

В другом деле суд пришел к выводу, что поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано за ответчиком, а истец считает себя обладателем права собственности на этот участок, но запись о его праве в ЕГРП не внесена, оспаривание зарегистрированного за ответчиком права не может быть осуществлено посредством иска о признании права отсутствующим. В этом случае нужно применять другой способ защиты — иск о признании за истцом права собственности на спорный объект (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.05.2013 по делу № А70-7081/2012).

О том, что такой способ защиты, как признание права отсутствующим, допустим в случаях, когда право не может быть защищено иным способом, указывает Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд (постановление от 28.02.2014 по делу № А05-12074/2013).

Срок исковой давности не распространяется на иски о признании права отсутствующим

Как было отмечено выше, рассматриваемый в настоящей статье способ защиты права может быть использован только владеющим лицом. Поэтому можно сделать вывод, что иск о признании права отсутствующим является разновидностью негаторного иска, на который исковая давность не распространяется (постановление ФАС Поволжского округа от 31.01.2014 по делу № А57-18307/2012).

Аналогичная позиция по вопросу отнесения иска о признании права отсутствующим к разновидности негаторного иска была высказана и в информационном письме Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты права собственника от нарушений, не связанных с лишением владения». В одном из примеров этого документа разбирается спор, в котором здание по ошибке дважды с интервалом в один год продается с торгов, а покупатели регистрируют свое право собственности на этот объект недвижимости. При этом первый покупатель становится владеющим собственником и может заявить ко второму покупателю этого же здания иск о признании права собственности последнего отсутствующим. В данном случае иск о признании права отсутствующим служит средством устранения всяких препятствий в осуществлении прав на недвижимую вещь истцом (ст. 304 ГК РФ). В связи с этим наличие необоснованной записи в ЕГРП, свидетельствующей о наличии прав на ту же вещь у другого лица, может являться бесспорным препятствием к осуществлению прав первоначального владельца.

Таким образом, поскольку иск о признании права отсутствующим является разновидностью негаторного иска, на него исковая давность не распространяется (п. 5 ст. 208 ГК РФ).

Выводы

Обобщая вышесказанное, хотелось бы отметить, что такой способ защиты, как признание права отсутствующим, был выработан судебной практикой как исключительное средство защиты права лица, которое не может быть защищено иным образом, в частности, путем истребования имущества из чужого незаконного владения или путем признания права собственности.

При этом основания для предъявления данного иска (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), перечисленные в п. 52 Постановления № 10/22, не являются исчерпывающими и в каждом конкретном случае суд должен установить фактические обстоятельства дела: основания возникновения права собственности, их действительность, а также отсутствие порочности основания регистрации права. Еще одним важным моментом является то, что иск о признании права отсутствующим может быть заявлен только тогда, когда истец владеет спорной вещью.

Также необходимо помнить, что на требование о признании права отсутствующим, как и на любой негаторный иск, исковая давность не распространяется.

Иском о признании права отсутствующим можно погасить запись об ипотеке

Еще один случай, когда истцу следует прибегнуть к такому способу защиты права, как иск о признании права отсутствующим — прекращение ипотеки или иного обременения.

Общество обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к банку о признании прекращенными договоров ипотеки и погашении в ЕГРП записей об ипотеке.

По ранее рассмотренному делу суд обратил взыскание на заложенное обществом имущество. Судебный пристав-исполнитель возбудил исполнительное производство, наложил арест на предмет залога, который в дальнейшем был передан на реализацию путем проведения торгов. После неоднократного признания торгов несостоявшимися, по заявлению банка исполнительное производство было прекращено, а спорное имущество возвращено организатором торгов судебному приставу-исполнителю.

Спустя некоторое время, банк снова предъявил этот же исполнительный лист к принудительному исполнению, на имущество был наложен арест и оно повторно передано на реализацию путем проведения торгов. Однако и в данном случае торги неоднократно признавались несостоявшимися. После этого общество обратилось в суд с требованием признать договор ипотеки прекращенным и погасить запись об ипотеке. Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований общества. Однако дело попало на рассмотрение в Президиум ВАС РФ, который отменил судебные акты и встал на сторону общества. Президиум указал, что действия банка по отзыву исполнительного листа после того, как повторные торги были признаны несостоявшимися, и предъявление исполнительного листа к исполнению в рамках нового исполнительного производства не могут рассматриваться как инициирование проведения процедуры реализации заложенного имущества с самого начала. Банк при отзыве исполнительного листа должен был узнать о том, на какой стадии данной процедуры находится реализация предмета ипотеки. Так как банк мог и должен был узнать о том, что на момент отзыва исполнительного листа вторые торги являются несостоявшимися, установленный Законом об ипотеке срок для оставления предмета залога за собой не может прерываться отзывом исполнительного листа банком. Таким образом, поскольку банк не воспользовался своим правом оставить за собой предмет залога после вторых торгов в определенный законом срок, ипотека в отношении заложенного имущества прекратилась (постановление Президиума ВАС РФ от 17.06.2014 по делу № А32-33749/2012).

Цены растаяли
Скидка на журнал «Арбитражная практика для юристов» — 10%. Наш телефон 8 800 550 15 98
Cкорее подписаться!

Незаменимые помощники в работе юриста

www.arbitr-praktika.ru

Признать право отсутствующим: ВС разъяснил, когда это возможно

Требовать признания права отсутствующим можно в том случае, если другие способы защиты исчерпаны. Но суды не должны необоснованно отказывать в применении этого права, подчеркнул Верховный суд в одном из дел. Там у здания было несколько владельцев, а право собственности на участок (в обход закона) зарегистрировал один из них. Другой собственник потребовал признать это право отсутствующим, но три инстанции ему отказали. Их поправил ВС.

Как защитить права в случае, если у здания несколько владельцев, но землю под ним незаконно зарегистрировал лишь один из них? В такую ситуацию попала Светлана Шаполова, которая вместе с Татьяной Мишиной много лет владела помещениями в поселковом магазине в Белгородской области. Участок под ним находился в муниципальной собственности, а в 2015 году Мишина оформила право собственности на землю под магазином за собой единолично. Как ей это удалось – непонятно, поскольку единственным основанием для регистрации было некое распоряжение главы администрации поселкового округа 2000 года (договора купли-продажи не было, как и доказательств оплаты участка). Шаполова попросила чиновников оформить участок в общую долевую собственность, но они потребовали заявление от всех собственников.

Предпринимательница обратилась в суд и потребовала признать право Мишиной на землю отсутствующим (А08-7941/2015). Но три суда согласились, что она выбрала неверный способ защиты – лучше было бы, например, оспорить сделку или добиваться признания общей долевой собственности. Шаполова с этим не согласилась и пожаловалась в Верховный суд. Он отправил дело на новое рассмотрение и объяснил, в чем были неправы нижестоящие инстанции:

Если права одного из собственников здания на землю под ним нарушены, он действительно может подать иск о признании общей долевой собственности на участок. Но это можно сделать лишь тогда, когда другое лицо приватизировало участок на законных основаниях. Если их не было – признать право общей долевой собственности всех владельцев нельзя – Верховный суд.

Кроме того, ВС опроверг суждение Арбитражного суда Центрального округа о том, что Шаполовой надо сначала сформировать земельный участок, а потом заявлять в отношении него иск. Ведь наличие записи о праве собственности Мишиной в едином госреестре недвижимости мешает Шаполовой реализовать право на приватизацию. С такими указаниями ВС отправил дело на пересмотр.

Когда применяется исключительный способ защиты права

Основная проблема иска о признании права отсутствующим в том, что надо доказать невозможность других способов защиты, отмечает старший юрист DS Law Татьяна Воронина. Но исключительность такого метода не значит, что суды должны ограничивать его применение в спорах между собственниками де-юре и де-факто. Такой позиции последовательно придерживается Верховный суд, говорит управляющий партнер “Содружества земельных юристов” Денис Литвинов.

"Если право собственности зарегистрировано незаконно, наиболее логично и правильно добиваться признания его отсутствующим", – точку зрения ВС разделяет Сергей Попов, руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» адвокатского бюро КИАП. А по мнению Ворониной, разъяснения ВС по делу Шаполовой пригодятся для случаев, когда Росреестр провел регистрацию с нарушениями, но оспорить сделку или применить виндикацию нельзя.

Литвинов напоминает об определении 4-КГ16-70, которое гражданская коллегия ВС вынесла в феврале 2017 года. В нем рассказывается, на какие обстоятельства надо обратить внимание в аналогичных делах:

  • истец должен обосновать, что фактически владеет участком, право на который зарегистрировано за другим лицом;

  • надо выяснить, законно ли зарегистрированы права на землю;

  • необходимо установить всех фактических владельцев спорного участка, если право на него неправомерно зарегистрировал лишь один сособственник;

  • нужно установить точные границы и площадь участка, который необходим для эксплуатации объекта недвижимости.

При определенном подходе разъяснения ВС могут привести к слишком широкому применению такого способа защиты, как признание права отсутствующим, полагает юрист “Ильяшева и партнеров” Иван Стасюк. По его мнению, истица была недовольна тем, что ответчица приобрела участок в единоличную собственность, то есть, по сути, Шаполова оспаривала сделку по передаче земли. В отношении такого требования действуют правила исковой давности, а вот иск о признании права отсутствующим не “задавнивается”, обращает внимание Стасюк.

pravo.ru

Правовые последствия решения о признании права собственности отсутствующим для других судебных процессов

К идее написать об этом вопросе меня подтолкнула конкретная ситуация: мне принесли проанализировать документы по идущему спору и оценить перспективы..

Краткая фабула дела: со ссылкой на наличие зарегистрированного права собственности на большой земельный участок Минобороны заявляет в суд общей юрисдикции требование о признании отсутствующими прав нескольких лиц на более мелкие участки, которые входят в его территорию. В рамках заседания выясняется, что за год до этого Минобороны обращалось с подобным требованием в арбитраж к иному не участвующему в деле лицу и оно в рамках защиты своего права предъявило встречный иск о признании права Минобороны на "большой участок" отсутстующим. Встречный иск был удовлетворен, решение устояло во всех инстанциях, включая попытку надзора. В свою очередь, в новом деле суд игнорирует данное решение арбитража о признании права собственности отстствующим, ссылаясь на то, что "преюдициального характера данное решение не имеет", так как в нем участвовали иные стороны, и выносит на основе оспоренного ранее права решение против ответчиков.

Такой подход суда на первый взгляд представляется абсолютно необоснованным.Однако п.4 Пленума 10/22 ограничивает преюдициальное значение решений по иска о правах на имущество, указывая, что в споре с иными лицами данные обстоятельства исследуются судом заново и оцениваются отдельно с учетом ранее вынесенных решений.

Неоходимо отметить, что п.4 Пленума 10/22 носит характер общего правила и не определяет специфику для конкретных исков. Строго формально суд, опираясь на данное положение, действительно может прийти к выводу о том, что спор о признании права отсутствующим является иском о праве на имущество, а, следовательно, преюдиции не порождает.

Однако последствием решения о признании права отсутствующим является, в том числе прекращение зарегистрированного права. Если следовать формальному подходу, то суд по каждому делу должен заново анализировать обстоятельства "отсутствия права" и делать вывод о его отсутствии и заново исключать из ЕГРП, хотя права там уже нет.

В свою очередь, это явно противоречит п.1 ст.2 закона №122-ФЗ о гос.регистрации: "Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права". Если по результатам рассмотрения предыдущего спора право признано отсутствующим, то в силу ст.13 ГПК РФ (а в АПК РФ аналогичная норма ст.16) судебное постановление является обязательным для всех лиц (единственное исключение предусмотрено только для непривлеченных третьих лиц, чьи права были затронуты, и то в виде возможности оспаривания в рамках этого же, а не самостоятельного процесса).

Представляется, что формулировки ст.61 ГПК РФ про преюдициальный характер "обстоятельств" не позволяют однозначно определить юридическое значение обстоятельств, установленных именно резолютивной частью судебного постановления (очевидная конкуренция ст. 13 и ст. 61 ГПК), что в совокупности с общим правилам п.4 Пленума №10/22 порождает возникновение на практике таких парадоксальных актов суда...

Искренне надеюсь, что на стадии апелляции "трактовка" правовых последствий решения о признании права отсутствующим данная судом первой инстанции все-таки будет признана неверной, хотя шансы на это в суде общей юрисдикции становятся все более и более призрачными...

 

zakon.ru

Судебная практика о признании отсутствующим права собственности

Иск о признании права отсутствующим арбитражным судом удовлетворен, поскольку истец является владеющим собственником недвижимости, право которого зарегистрировано в ЕГРП

Истец признал, что о выставлении на повторную публичную продажу спорного здания ему стало ему известно из публикации в названной газете в 2007 году, однако он полагает, что по этому иску отсутствует исковая давность, поскольку имущество находится в его владении, начиная с 2006 года.

Ответчик заявил об истечении исковой давности и утверждал, что истец должен был знать о повторной продаже здания пункта сушки льновороха (единственного в районе), поскольку информация о публичной продаже этого имущества была опубликована в местной газете «Ежедневное аграрное обозрение», которую выписывает кооператив.

Признание права отсутствующим

2. Зарегистрированное право собственности на объект в зависимости от характера возникшего спора, наличия или отсутствия у этого объекта признаков недвижимости может быть оспорено по результатам рассмотрения специального иска о сносе самовольной постройки либо требования о признании отсутствующим зарегистрированного.

По мнению высшей судебной инстанции, каждое из предъявленных требований (о сносе самовольной постройки и о признании права (или обременения) отсутствующим) имеет самостоятельную сферу фактического применения. При этом данные требования не могут быть удовлетворены судом одновременно: иск о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты, прибегнуть к которому можно только в случае, когда у истца нет других возможностей защитить нарушенное право (в т. ч. при отсутствии у него оснований для предъявления иска о сносе самовольной постройки). Поэтому выводы суда об отсутствии оснований требовать сноса самовольной постройки не могут быть положены в основу отказа в удовлетворении требования о признании права на нее отсутствующим.

Возможность признания права собственности отсутствующим

  • договор купли-продажи (как признать права собственности по договору купли продажи тут)
  • финансовый документы, подтверждающий оплату собственности
  • показания свидетелей
  • документы, подтверждающие факт контроля за объектом недвижимости (квитанции об оплате коммунальных платежей, чека, фиксирующие траты на проведение ремонта и другое)

Приглашать представителей официальной муниципальной власти в качестве третьей стороны иска рекомендуется в случае, когда рассматриваются спорные момент оформления на коммерческие объекты. Также представители муниципальной власти потребуются в случаях оспаривания собственности, у которой по разным причинам был официально изменен адрес.

Конференция ЮрКлуба

Объекты находятся на принадлежащем истцу земельном участке, который он приватизировал в порядке ст. 36 ЗК РФ, без учёта нашего мнения и сейчас мы оспариваем данную сделку. Объекты перешли в порядке приватизации в 1992 г., а землю они без нас приватизировали в 2008 г. Теперь вот пытаются признать недействительными зарегистрированные права. Проектной документации, актов на вод в эксплуатацию наших объектов, конечно, нигде не сохранилось.

Истец пытается признать объекты недвижимости (линию ЛЭП и хоз-бытовую канализацию) движимыми объектами, а в качестве требований как раз и заявил требование о признании недействительным зарегистрированного права, а теперь уточнился и просит признать право отсутствующим, при этом доказательств никаких не приводит и нормативно ничего толком обосновать не может. Мы возражаем, считая что данные требования не подлежат удовлетворению, т.к. ни в ГК РФ, ни в Законе о регистрации, ни в иных законах не предусмотрен такой способ защиты как признание недействительным зарегистрированного права либо признание права отсутствующим. Однако судьи на это пока вообще никак не реагируют, более того готовы назначать строительно-технические экспертизы данных объектов, даже несмотря на то, что истец толком обосновать не может правовую позицию, свою цель, т.к. основания возникновения права не оспариваются.

Порядок признания права собственности на гараж

  1. Составить обращение в проектную компанию, имеющую лицензию на осуществление технических обследований. Заключить с ней договор сотрудничества, получить акт, действие которого длится в течение года.
  2. Если право собственности на земельный надел, на котором располагается гараж, узаконено, то прикладывается копия документа.
  3. Если документ на землю отсутствует, то важно осведомиться, у кого имеется право собственности на участок. С этим человеком необходимо составить договор аренды, затем снять с него копию.
  4. Если участок под гаражом принадлежит муниципальным властям, то необходимо обратиться в городскую администрацию с запросом о его выделении. Если будет дано положительное решение, то необходимо сделать копию документа.
  5. В случае, когда гараж является капитальным (имеет фундаментальное основание, используемые для строения материалы – кирпичи или блоки), то в органах БТИ требуется зарегистрировать строение.
  6. В соответствующих инстанциях необходимо получить справки, подтверждающие соответствие строения нормам санитарной и пожарной безопасности.
  1. Справка, подтверждающая уплату пая в полном размере (выдается председателем ГСК).
  2. Справка из кооператива, указывающая на членство в нем.
  3. Технические документы, оформленные в органах БТИ.
  4. Документы о том, что строительство было выполнено хозяйственным способом, а также указание времени введения в эксплуатацию.

Судебная практика о признании отсутствующим права собственности

Решением суда отказано в удовлетворении иска Администрации муниципального образования Потанинское сельское поселение Волховского муниципального района Ленинградской области к Г., Л., Т. о признании отсутствующим права собственности на часть общественно-торгового центра.

Гражданин А. обратился в суд с иском к Департаменту имущественных и земельных отношений, Управлению Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, сособственникам спорного земельного участка о признании отсутствующим права общей долевой собственности; возложении на Управление ФРС обязанности погасить в ЕГРП запись о праве собственности ответчиков на земельный участок, ссылаясь на незаконность постановки данного земельного участка на кадастровый учет, поскольку у ответчиков отсутствуют правоустанавливающие документы на земельный участок, т.к. Приказ Департамента имущественных и земельных отношений о предоставлении в общую долевую собственность земельного участка и договор купли-продажи указанного земельного участка признаны недействительными (ничтожными) решением суда. Росреестр отказал истцу в государственной регистрации прекращения права общей долевой собственности на спорный земельный участок, что послужило поводом для обращения в суд.

Арбитражный суд Карачаево-Черкесской Республики

Поскольку муниципальное имущество закрепляется за муниципальным предприятиями и учреждениями в порядке, предусмотренном статьями 294, 295 Гражданского кодекса Российской Федерации, и из Положения Управления культуры Администрации города Черкесска следует, что имущество за ним закреплено на праве оперативного управления, то истец не может являться собственником спорного имущества. Кроме этого, третьим лицом, заявляющим самостоятельные требования, представлены доказательства финансирования строительства котельной и ремонт отопительной системы. Спорное здание является принадлежностью главной вещи — музыкальной школы, которое является муниципальной собственностью и в силу требований статье 135 Гражданского кодекса Российской Федерации принадлежность должна следовать судьбе главной вещи.

В большинстве случаев в обоснование необходимости установления фактов, имеющих юридическое значение, заявители ссылаются на то, что у них отсутствует возможность получить или восстановить надлежащие документы, удостоверяющие этот факт, так как одна из сторон договора купли-продажи — продавец, исключен из государственного реестра юридических лиц (Дело №А25-2165/03-3).

Судебная практика о признании отсутствующим права собственности

В 2007 году ТСЖ «У», созданное в доме № . по ул. . в г. Новосибирске обращалось с иском к . А. В. в котором просило применить последствия недействительности ничтожной сделки, заключенной между А. В. и ФГУП «НЗПП ОСБ», предметом которой являлось строительство в том числе за счет средств А. В. жилого дома с последующей (после завершения строительства) передачей А. В. нежилых помещений, расположеных в подвале дома.

Спорным помещением ответчик владеет с 2004 года, право собственности на него зарегистрировано в 2005 году. Истцы полагают себя собственниками указанного помещения, что следует из искового заявления. Таким образом, из конструкции иска следует, что требования заявлены невладеющими собственниками к владеющему несобственнику. Согласно абз. 3, п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 N 64, «если лицо, на имя которого в реестр внесена запись о праве индивидуальной собственности на помещение, относящееся к общему имуществу, владеет таким помещением, лишая других собственников доступа в это помещение, собственники иных помещений в данном здании вправе обратиться в суд с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения ( статья 301 ГК РФ ), соединив его с требованием о признании права общей долевой собственности. На такие требования распространяется общий срок исковой давности ( статья 196 ГК РФ )».

Решение суда о признании отсутствующим права собственности на помещения

Перовский районный суд адрес в составе председательствующего судьи ФИО, при секретаре ФИО, рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО к адресу о признании отсутствующим права собственности на помещения, признание общей долевой собственности собственников нежилых помещений в здании по адресу: адрес на нежилые помещения,

Удовлетворение требований истца означает, что право индивидуальной собственности адрес на спорное имущество отсутствует (не существует и никогда не существовало). Признание права общей долевой собственности исключает наличие индивидуальной собственности адрес на спорное имущество.

Исковое заявление о признании зарегистрированного права собственности отсутствующим: образец, пример пример

26 июля 2000 г. между Департаментом земельных ресурсов города Мо-сквы и Ответчиком был заключен договор N М-01-506634 аренды земельного участка для размещения и эксплуатации временного торгового павильона из быстровозводимых конструкций. Указанный договор, расторгнут с 11 октяб-ря 2006 г. в связи с заключением договора № М-01-513795 аренды земельно-го участка для эксплуатации существующего некапитального торгового па-вильона «Продукты» (п. 1.1 договора).

В соответствии с пунктами 2.2.9, 2.2.10, 2.3.20 Положения о префекту-ре административного округа города Москвы, утвержденного Постановлени-ем Правительства Москвы от 24.02.2010 г. N 157-ПП, Префектура в установ-ленном порядке принимает необходимые меры по выявлению и прекраще-нию объектов самовольного строительства, а также демонтажу (сносу) нека-питальных объектов по окончании срока их эксплуатации, предъявляет в су-ды иски от своего имени или от имени Правительства Москвы о признании недействительной государственной регистрации в ЕГРП собственности на объект, не являющийся недвижимым имуществом.

firstjurist.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *