Гк рф ст 1197 – 1197. , /

Содержание

Ст. 1197 ГК РФ с Комментариями 2017-2018 года (новая редакция с последними изменениями)

1. Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом.

2. Физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности.

3. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.

Комментарий к Ст. 1197 ГК РФ

1. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи личным законом физического лица определяется объем его гражданской дееспособности. Способность лица своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) — категория, которая имеет существенные различия в праве разных государств.

2. Как известно, по российскому законодательству гражданская дееспособность возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, т.е. по достижении 18-летнего возраста. В случае когда законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, гражданин, не достигший 18-летнего возраста, приобретает дееспособность в полном объеме со времени вступления в брак. Особенности дееспособности отдельных категорий граждан Российской Федерации определяются ст. ст. 26 — 30 ГК РФ.

По германскому праву недееспособными считаются лица, не достигшие 7-летнего возраста, а также лица, находящиеся в состоянии болезненного расстройства психической деятельности, исключающем свободу волеизъявления, если это состояние по своей природе не является временным. Для совершения юридически значимых действий несовершеннолетнему в возрасте от семи до 18 лет по общему правилу требуется согласие законного представителя.

В соответствии со ст. 488 ФГК совершеннолетие наступает по достижении 18 лет, и с этого возраста лицо является «способным ко всем действиям гражданской жизни». Иной объем дееспособности у совершеннолетнего, который в силу расстройства психического состояния не может самостоятельно заботиться о своих собственных интересах, а также у лица, которое «в результате своего расточительства, неумеренности или праздности рискует впасть в нищету или ставит под угрозу исполнение своих семейных обязанностей».

В Великобритании совершеннолетие связано с достижением 18-летнего возраста, однако, как отмечает Е.А. Васильев, объем дееспособности несовершеннолетнего от возраста не зависит и определяется кругом сделок, которые несовершеннолетний вправе совершать самостоятельно .

———————————
Гражданское и торговое право зарубежных государств. Т. 1. 4-е изд. / Отв. ред. Е.А. Васильев, А.С. Комаров. С. 124.

3. Применение коллизионной привязки, содержащейся в п. 1 комментируемой статьи, к объему дееспособности физического лица означает, что при совершении этим лицом волеизъявления действительность такого волеизъявления и порядок его совершения определяются личным законом.

Таким образом, если иностранный гражданин совершил сделку, ставшую предметом рассмотрения российского суда, не обладая для ее совершения необходимой дееспособностью или не получив в порядке, определяемом его национальным законом, необходимого согласия (разрешения) на сделку, суд имеет все основания, чтобы усомниться в ее действительности. Если обязательственным статутом сделки будет признано российское право, например в силу выбора сторонами применимого права, то в силу положений ст. 1215 ГК РФ суду следует применить российское право для выбора как оснований, так и последствий недействительности сделки. Именно на основе норм российского права придется разграничивать оспоримые и ничтожные сделки, совершенные физическим лицом в нарушение требований его личного закона, касающихся объема его дееспособности.

———————————
Как отмечает М.Г. Розенберг, к сфере действия права, подлежащего применению к договору, могут быть отнесены вопросы, связанные с признанием его действительным или недействительным. См.: Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. С. 450.

Однако п. 2 комментируемой статьи для таких случаев содержит уточнение. Если в соответствии с правом страны места совершения сделки лицо считается дееспособным, хотя и не является полностью дееспособным на основании своего личного закона, при оспаривании совершенных сделок такое физическое лицо не может ссылаться на отсутствие у него дееспособности. И лишь в случае, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности, подлежит применению личный закон недееспособной стороны.

4. К закону суда отсылает п. 3 комментируемой статьи в случаях признания физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным в Российской Федерации. При этом объем коллизионной нормы включает в себя не только основания (причины), но и порядок признания лица недееспособным или ограниченно дееспособным.

Не исключены ситуации, в которых в интересах физического лица потребуется принять меры по ограничению его дееспособности или признанию его недееспособным. В Российской Федерации такие меры может принять исключительно суд. В соответствии с п. 4 ст. 281 ГПК РФ заявление об ограничении гражданина в дееспособности, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами подается в суд по месту жительства данного гражданина, а если гражданин помещен в психиатрическое или психоневрологическое учреждение — по месту нахождения этого учреждения.

По этой причине названные меры могут быть применены лишь к иностранцам и апатридам, имеющим разрешение на проживание или вид на жительство, выданные в соответствии с Законом о правовом положении иностранных граждан, а также к тем лицам, которые помещены в психиатрическую или психоневрологическую организацию в связи с состоянием их здоровья. Статья 29 Закона РФ от 2 июля 1992 г. N 3185-1 «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» устанавливает для госпитализации в психиатрический стационар в недобровольном порядке основания, которые могут быть применены в случаях госпитализации иностранных граждан и лиц без гражданства в силу ч. 2 ст. 3 названного Закона.

———————————
Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 33. Ст. 1913.

Приняв заявление к рассмотрению в порядке, установленном ст. 281 ГПК РФ, суд оценивает основания для признания лица недееспособным или ограниченно дееспособным в соответствии со ст. ст. 29 и 30 ГК РФ.

При наличии акта компетентного органа иностранного государства, признающего иностранное физическое лицо недееспособным или ограниченно дееспособным, необходимость в признании его недееспособным или ограниченно дееспособным российским судом отсутствует, поскольку, как уже отмечалось, гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом.

stgkrf.ru

Статья 1197 ГК РФ с комментариями - Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица | Гражданский Кодекс РФ 2017

1. Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом.

2. Физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности.

3. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.

Комментарий к статье 1197 Гражданского Кодекса РФ

1. Пункт 1 коммент. ст., носящий императивный характер, устанавливает, что гражданская дееспособность физического лица определяется по его личному закону, который в соответствии со ст. 1195 ГК возможен в шести вариантах в зависимости от того, является ли физическое лицо иностранцем, апатридом, лицом с двойным гражданством, гражданином Российской Федерации или беженцем (см. коммент. к ст. 1195 ГК).

Дееспособность - это способность лица своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК). Дееспособность в цивилистике традиционно складывается из сделкоспособности и деликтоспособности. Однако деликтоспособность, т.е. способность лица самостоятельно нести ответственность за деликт (причинение вреда), определяется не коммент. ст., а ст. ст. 1220 и 1221 ГК. Поэтому коммент. ст. регламентирует только отношения сделкоспособности. Дееспособность в брачных отношениях определяется брачно-семейным законодательством, а дееспособность при занятии предпринимательской деятельностью регламентируется специальной коллизионной нормой, содержащейся в ст. 1201 ГК.

Вопросы дееспособности (момент ее приобретения лицом, объем, основания ограничения и лишения, способы восполнения) по-разному решаются в законодательстве различных государств. В большинстве стран, как и в России, совершеннолетие наступает с 18 лет, однако в некоторых штатах США (Алабама, Небраска) - с 19, а в Миссисипи и Нью-Йорке - с 21 года.

2. Первоначально в международной практике сложилось правило, в соответствии с которым лицо, дееспособное по закону своей страны, признавалось таковым и за границей и, соответственно, лицо, недееспособное по праву своего государства, объявлялось недееспособным во всех других государствах (см.: Международное частное право: Учеб. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2008. С. 201 - 202). Однако применение такого правила не могло не дестабилизировать торговый оборот в тех случаях, когда лицо, заключившее сделку в другом государстве, могло ставить вопрос о ее недействительности в связи с его недееспособностью по национальному праву. Поэтому на смену этому правилу пришло новое: порядок заключения и исполнения гражданско-правовых сделок определяется по закону места совершения сделки, а не по личному закону физического лица. Физическое лицо, не обладающее дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности по праву места совершения сделки (lex loci contractus). Такое правило стало традиционным для европейского права и получило закрепление в российском законодательстве с принятием части третьей ГК.

Коммент. ст. применяется в том случае, если контрагент по сделке является добросовестным. Недобросовестность контрагента, если другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии у него дееспособности, означает, что можно ставить вопрос о недействительности сделки, при этом недобросовестность не предполагается, а должна быть доказана. Подход, основанный на привязке к территориальному закону, сегодня стал преобладающим не только в законодательстве государств, но и в Международных соглашениях. В Женевской конвенции о переводном и простом векселе 1930 г. установлено, что способность лица обязываться по переводному или простому векселю определяется его национальным законом. Лицо, не обладающее дееспособностью согласно национальному закону, тем не менее несет ответственность, если подпись была совершена на территории страны, по законодательству которой это лицо было бы дееспособно. Аналогичное положение содержится в Единообразном законе о чеках 1931 г., который хотя никогда и не применялся непосредственно на территории России, но оказал значительное влияние на развитие российского чекового законодательства.

3. Коммент. ст. предусматривает одностороннюю коллизионную норму: признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву, т.е. осуществляется по правилам ст. ст. 29 - 31 ГК. Такой подход можно объяснить тем, что признание физического лица ограниченно дееспособным или недееспособным в национальных законодательствах имеет многочисленные различия: например, в определении оснований (алкоголизм, наркомания, расточительство), порядка признания и последствий. Поэтому на территории России признание недееспособными или ограниченно дееспособными как российских граждан, так и иностранцев и лиц без гражданства должно осуществляться по российскому законодательству.

Это правило не применяется, если международный договор содержит иное. Так, Минская конвенция 1993 г. в п. 1 ст. 24 устанавливает, что по делам о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным компетентным является суд страны, гражданином которой является это лицо. Поэтому российский суд не вправе решать вопрос о признании граждан государств - участников Минской конвенции недееспособными или ограниченно дееспособными. В то же время в Минской конвенции содержится положение о том, что если суду государства - участника Конвенции станут известны основания признания ограниченно дееспособным или недееспособным лица, проживающего на его территории, но являющегося гражданином другого государства - участника Конвенции, он уведомляет об этом суд государства, гражданином которого является данное лицо. Если суд, получивший такие сведения, в течение трех месяцев не начнет дело или не сообщит свое мнение, дело о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным будет рассматриваться судом государства, на территории которого это лицо имеет место жительства. Решение о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным направляется компетентному суду государства, гражданином которого является это лицо. Эти же нормы применяются и к восстановлению дееспособности (п. п. 2 - 4 ст. 24).

www.gk-rf.ru

Статья 1197 ГК РФ. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица (действующая редакция)

Статья 1197 ГК РФ. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица

Актуально на:

23 декабря 2018 г.

Гражданский кодекс, N 146-ФЗ | ст. 1197 ГК РФ

1. Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом.

2. Физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности.

3. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=""></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

--

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Изменения документа

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=""></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

--

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Составить подборку

Анализ текста

Идет загрузка...

www.zakonrf.info

Статья 1197 ГК РФ с комментариями

Текущая редакция ст. 1197 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом.

2. Физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности.

3. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.

Комментарий к статье 1197 ГК РФ

1. Из п. 1, отсылающего к личному закону лица, следует, что дееспособность российского гражданина определяется по российскому праву, иностранного гражданина - по праву страны его гражданства (если он не имеет места жительства в России), а лица без гражданства - по праву страны места его жительства. Если российский гражданин имеет также гражданство иного государства, в России его дееспособность определяется по российскому праву. В случае, когда иностранный гражданин обладает гражданством нескольких государств, его дееспособность подчиняется праву страны, в которой иностранный гражданин имеет место постоянного или преимущественного жительства. Дееспособность беженца регулируется правом страны, предоставившей ему убежище (см. комментарий к ст. 1195).

Норма п. 1 представляет собой новеллу в российском законодательстве. ОГЗ 1991 г. (п. 2, 3 ст. 160) предусматривали, что гражданская дееспособность иностранного гражданина определяется по праву страны его гражданства, а лица без гражданства - по праву страны, в которой это лицо имеет место жительства. Таким образом, правила п. 1, применяемые вместе с нормами ст. 1195 ГК, отличаются от ранее действовавшего законодательства более глубокой степенью детализации и широтой регулирования.

Правила Модели ГК для стран СНГ (ст. 1205), как и законодательство этих стран, близки к регулированию п. 1.

Законодательство зарубежных стран в данном вопросе неоднородно. Определяющим признается либо личный закон, понимаемый как закон страны гражданства (например, Венгрия, Австрия, Португалия), либо закон страны гражданства (например, Вьетнам, Германия, Греция, Куба, Таиланд, Тунис). В некоторых странах: Венесуэле, Латвии, Монголии, Перу, Швейцарии - дееспособность физического лица подчиняется праву страны места жительства.

Нормы некоторых международных договоров, касающиеся дееспособности, несколько отличаются от правил п. 1. Так, Минская конвенция 1993 г. (п. 1, 2 ст. 23) предусматривает, что дееспособность физического лица регулируется законодательством государства-участника, гражданином которого является это лицо, а дееспособность лица без гражданства - законодательством страны, на территории которой оно имеет постоянное место жительства. Дееспособность, например, украинского гражданина, постоянно проживающего на территории России, будет определяться не российским законодательством, а - в силу приоритета норм международного договора - украинским правом как правом страны его гражданства.

Так же, как в Минской конвенции 1993 г., решен вопрос о дееспособности в двусторонних договорах Российской Федерации о правовой помощи с Азербайджаном, Киргизией, Молдовой, а также с Польшей от 16 сентября 1996 г. (п. 1 ст. 19), Румынией от 3 апреля 1958 г. (ст. 24), Чехией и Словакией (п. 1 ст. 19) от 12 августа 1982 г. (см. протоколы от 31 октября 1995 г. и от 18 июля 1997 г.) , Латвией от 3 февраля 1993 г. (п. 1 ст. 22), Литвой от 21 июля 1992 г. (п. 1 ст. 22), Эстонией от 26 января 1993 г. (п. 1 ст. 22).

--------------------------------
СЗ РФ. 2002. N 7. Ст. 634.

Ведомости ВС СССР. 1958. N 21. Ст. 329.

Ведомости ВС СССР. 1983. N 29. Ст. 451; БМД. 1997. N 4, С. 28; 1998. N 5. С. 54.

СЗ РФ. 1995. N 21. Ст. 1932.

СЗ РФ. 1995. N 19. Ст. 1712.

СЗ РФ. 1998. N 2. Ст. 229.

2. В отличие от ранее действовавшего п. 4 ст. 160 ОГЗ 1991 г., который устанавливал, что гражданская дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых в СССР, и обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, определяется по советскому праву, п. 2 комментируемой статьи содержит двустороннюю коллизионную норму. В соответствии с этой нормой физическое лицо, не обладающее дееспособностью по своему личному закону, не вправе на это ссылаться, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки. В то же время п. 2 устанавливает исключение из данного правила: физическое лицо, не обладающее дееспособностью, должно доказать, что другая сторона знала или заведомо должна была об этом знать. Например, сделка купли-продажи культурных ценностей была заключена с 80-летним иностранцем, который находился в российской больнице. В этой ситуации другая сторона должна была проанализировать вопрос о дееспособности иностранного гражданина.

Модель ГК для стран СНГ (п. 3 ст. 1205) предусматривает норму, сходную с п. 4 ст. 160 ОГЗ 1991 г., закрепляя двустороннюю коллизионную привязку: гражданская дееспособность физического лица в отношении сделок и обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, определяется по праву страны места совершения сделок или возникновения обязательств из причинения вреда. Аналогичные нормы включены в п. 3 ст. 1265 ГК Армении, п. 3 ст. 1104 ГК Белоруссии, п. 3 ст. 1095 ГК Казахстана, п. 3 ст. 1178 ГК Киргизии, ч. 2 ст. 1169 ГК Узбекистана.

Законодательные акты некоторых стран содержат односторонние коллизионные нормы. Так, статья 9 ГК Греции определяет, что иностранец, заключающий в Греции сделку, совершать которую он недееспособен по праву государства, гражданином которого он является, считается в отношении этой сделки дееспособным постольку, поскольку он обладает дееспособностью по греческому праву. Подобные нормы устанавливают п. 2 ст. 831 ГК Вьетнама, ст. 962 ГК Ирана, п. 4 ст. 428 ГК Монголии. Законы ряда других стран содержат норму, аналогичную п. 2 комментируемой статьи (Италии, Буркина-Фасо, Румынии, Туниса, Швейцарии).

3. Пункт 3 устанавливает одностороннюю коллизионную норму, согласно которой признание в России физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву. Закон воспроизводит ранее действовавший п. 5 ст. 160 ОГЗ 1991 г., содержавший одностороннюю коллизионную норму. Признание гражданина недееспособным и ограниченно дееспособным осуществляется по правилам ст. 29 - 30 ГК.

Модель ГК для стран СНГ (п. 5 ст. 1205) предусматривает двустороннюю коллизионную норму, в соответствии с которой признание лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется праву страны суда. Аналогичную норму устанавливают п. 5 ст. 1104 ГК Белоруссии, п. 5 ст. 1095 ГК Казахстана, п. 5 ст. 1178 ГК Киргизии, ч. 4 ст. 1169 ГК Узбекистана. Лишь ГК Армении (ст. 1267) предусматривает одностороннюю коллизионную норму, согласно которой признание физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным регулируется правом Армении.

Законы ряда других иностранных государств содержат нормы, определяющие право, применимое к лишению дееспособности или ее ограничению; при этом в некоторых из них используется отсылка к праву страны гражданства физического лица (например, § 15 Закона о международном частном праве Австрии, ч. 2 ст. 1017 Кодекса Буркина-Фасо, ст. 8 ГК Греции), в других же - к праву страны места проживания или местопребывания лица, в отношении которого принимается решение (например, ч. 3 ст. 610 ГК Литвы, ст. 16 Закона о международном частном праве Лихтенштейна, п. 5 ст. 428 ГК Монголии).

Минская конвенция 1993 г. не содержит коллизионной нормы о праве, регулирующем признание лица ограниченно дееспособным и недееспособным. Однако она устанавливает (п. 1 ст. 24), что по этой категории дел компетентным является суд страны, гражданином которой является физическое лицо. Отсюда следует, что российский суд не вправе решать вопрос о признании граждан государств-участников Минской конвенции 1993 г. недееспособными или ограниченно дееспособными.

Вместе с тем надо иметь в виду, что эта Конвенция допускает некоторые отступления от правила п. 1 ст. 24: если суду государства-участника станут известны основания признания ограниченно дееспособным или недееспособным проживающего на его территории лица, являющегося гражданином другого государства-участника, он должен уведомить об этом суд государства, гражданином которого является это лицо. Если суд, получивший такие сведения, в течение трех месяцев не возбудит дело или не сообщит свое мнение, дело о признании ограниченно дееспособным или недееспособным будет рассматривать суд, на территории которого иностранный гражданин имеет место жительства (см. комментарий к ст. 1195). Решение о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным направляется, согласно Минской конвенции 1993 г., компетентному суду государства, гражданином которого является это лицо.

Сходные нормы относительно признания недееспособным или ограниченно дееспособным содержат двусторонние договоры о правовой помощи с Азербайджаном (ст. 23), Киргизией (ст. 23), Молдовой (ст. 23).

Компетенцию учреждений юстиции по признанию недееспособными физических лиц государств-участников предусматривают и некоторые двусторонние договоры РФ о правовой помощи. Так, Договор о правовой помощи с Кубой от 28 ноября 1984 г. (ст. 18, 19) устанавливает, что при лишении дееспособности применяется законодательство и компетентны учреждения юстиции государства-участника, гражданином которого является лицо, которое должно быть признано недееспособным. Если учреждение юстиции государства-участника установит, что имеются основания для лишения дееспособности гражданина другого государства-участника, который имеет место жительства или место пребывания на его территории, оно уведомляет об этом учреждение юстиции государства гражданства лица. Если уведомленное учреждение юстиции сообщит, что дальнейшие действия могут быть осуществлены учреждением юстиции государства места жительства или места пребывания этого лица или не представит каких-либо сведений в течение трех месяцев, то учреждение юстиции государства, где лицо проживает, может вести дело о лишении его дееспособности согласно своему национальному законодательству при условии, что основание для лишения дееспособности предусмотрено законом страны гражданства. Вступившее в силу решение суда о лишении дееспособности пересылается соответствующему учреждению другого государства-участника. Если существуют обстоятельства, которые не терпят отлагательства, учреждение юстиции страны места жительства или места пребывания гражданина, подлежащего признанию недееспособным, вправе издать распоряжения, которые необходимы для защиты этого лица или его имущества. Аналогичны положения договоров о правовой помощи с Болгарией, Польшей, Латвией, Литвой, Эстонией.

--------------------------------
Ведомости ВС СССР. 1986. N 36. Ст. 743.

Консультации и комментарии юристов по ст 1197 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1197 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

ogkrf.ru

Комментарий к Ст. 1197 ГК РФ

Статья 1197. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица

Комментарий к Ст. 1197 ГК РФ:

1. Пункт 1 коммент. ст., носящий императивный характер, устанавливает, что гражданская дееспособность физического лица определяется по его личному закону, который в соответствии со ст. 1195 ГК возможен в шести вариантах в зависимости от того, является ли физическое лицо иностранцем, апатридом, лицом с двойным гражданством, гражданином Российской Федерации или беженцем (см. коммент. к ст. 1195 ГК РФ).

Дееспособность - это способность лица своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК РФ). Дееспособность в цивилистике традиционно складывается из сделкоспособности и деликтоспособности. Однако деликтоспособность, т.е. способность лица самостоятельно нести ответственность за деликт (причинение вреда), определяется не коммент. ст., а ст. ст. 1220 и 1221 ГК РФ. Поэтому коммент. ст. регламентирует только отношения сделкоспособности. Дееспособность в брачных отношениях определяется брачно-семейным законодательством, а дееспособность при занятии предпринимательской деятельностью регламентируется специальной коллизионной нормой, содержащейся в ст. 1201 ГК РФ.

Вопросы дееспособности (момент ее приобретения лицом, объем, основания ограничения и лишения, способы восполнения) по-разному решаются в законодательстве различных государств. В большинстве стран, как и в России, совершеннолетие наступает с 18 лет, однако в некоторых штатах США (Алабама, Небраска) - с 19, а в Миссисипи и Нью-Йорке - с 21 года.

2. Первоначально в международной практике сложилось правило, в соответствии с которым лицо, дееспособное по закону своей страны, признавалось таковым и за границей и, соответственно, лицо, недееспособное по праву своего государства, объявлялось недееспособным во всех других государствах (см.: Международное частное право: Учеб. / Под ред. Г.К. Дмитриевой. М., 2008. С. 201 - 202). Однако применение такого правила не могло не дестабилизировать торговый оборот в тех случаях, когда лицо, заключившее сделку в другом государстве, могло ставить вопрос о ее недействительности в связи с его недееспособностью по национальному праву. Поэтому на смену этому правилу пришло новое: порядок заключения и исполнения гражданско-правовых сделок определяется по закону места совершения сделки, а не по личному закону физического лица. Физическое лицо, не обладающее дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности по праву места совершения сделки (lex loci contractus). Такое правило стало традиционным для европейского права и получило закрепление в российском законодательстве с принятием части третьей ГК РФ.

Коммент. ст. применяется в том случае, если контрагент по сделке является добросовестным. Недобросовестность контрагента, если другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии у него дееспособности, означает, что можно ставить вопрос о недействительности сделки, при этом недобросовестность не предполагается, а должна быть доказана. Подход, основанный на привязке к территориальному закону, сегодня стал преобладающим не только в законодательстве государств, но и в Международных соглашениях. В Женевской конвенции о переводном и простом векселе 1930 г. установлено, что способность лица обязываться по переводному или простому векселю определяется его национальным законом. Лицо, не обладающее дееспособностью согласно национальному закону, тем не менее несет ответственность, если подпись была совершена на территории страны, по законодательству которой это лицо было бы дееспособно. Аналогичное положение содержится в Единообразном законе о чеках 1931 г., который хотя никогда и не применялся непосредственно на территории России, но оказал значительное влияние на развитие российского чекового законодательства.

3. Коммент. ст. предусматривает одностороннюю коллизионную норму: признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву, т.е. осуществляется по правилам ст. ст. 29 - 31 ГК РФ. Такой подход можно объяснить тем, что признание физического лица ограниченно дееспособным или недееспособным в национальных законодательствах имеет многочисленные различия: например, в определении оснований (алкоголизм, наркомания, расточительство), порядка признания и последствий. Поэтому на территории России признание недееспособными или ограниченно дееспособными как российских граждан, так и иностранцев и лиц без гражданства должно осуществляться по российскому законодательству.

Это правило не применяется, если международный договор содержит иное. Так, Минская конвенция 1993 г. в п. 1 ст. 24 устанавливает, что по делам о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным компетентным является суд страны, гражданином которой является это лицо. Поэтому российский суд не вправе решать вопрос о признании граждан государств - участников Минской конвенции недееспособными или ограниченно дееспособными. В то же время в Минской конвенции содержится положение о том, что если суду государства - участника Конвенции станут известны основания признания ограниченно дееспособным или недееспособным лица, проживающего на его территории, но являющегося гражданином другого государства - участника Конвенции, он уведомляет об этом суд государства, гражданином которого является данное лицо. Если суд, получивший такие сведения, в течение трех месяцев не начнет дело или не сообщит свое мнение, дело о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным будет рассматриваться судом государства, на территории которого это лицо имеет место жительства. Решение о признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным направляется компетентному суду государства, гражданином которого является это лицо. Эти же нормы применяются и к восстановлению дееспособности (п. п. 2 - 4 ст. 24).

grazhkod.ru

Ст 1197 ГК РФ с комментариями и изменениями 2018 года

1. Гражданская дееспособность, т.е. способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК), неодинаково определяется законодательством отдельных государств. На основании права, применимого при определении гражданской дееспособности физического лица, устанавливается момент ее обретения лицом, объем гражданской дееспособности, основания и порядок ограничения и лишения дееспособности совершеннолетних лиц, институты восполнения дееспособности, влияние на дееспособность юридических фактов по изменению пола, гражданства и места жительства.

Ранее действовавшая коллизионная норма п. 2 ст. 160 Основ гражданского законодательства определяла дееспособность физического лица по закону гражданства. Вопросы дееспособности лиц с двойным гражданством и беженцев не были урегулированы. Коллизионная норма п. 1 комментируемой статьи сформулирована с учетом того, что объем гражданской дееспособности физического лица неразрывно связан не только с его возрастом, но также зависит от места жительства лица и от его правового статуса. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи гражданскую дееспособность любого физического лица - иностранного гражданина, лица без гражданства, лица с двойным гражданством и гражданина Российской Федерации - следует определять по личному закону физического лица. При этом ст. 1195 ГК предлагает шесть вариантов определения личного закона физического лица. По общему правилу личным законом физического лица является право страны, гражданином которой это лицо является. Российское право будет считаться личным законом иностранного гражданина, если он наряду с иностранным имеет и российское гражданство, а также в случае, если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации. Личным законом физического лица при наличии у него нескольких иностранных гражданств, а также личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой физическое лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище (см. коммент. к ст. 1195).

Определение гражданской дееспособности физического лица иначе, чем это предусмотрено п. 1 комментируемой статьи в сочетании со ст. 1195 ГК, допустимо, если иные правила установлены нормами международных договоров. В частности, ст. 23 Минской конвенции 1993 г. отсылает к закону гражданства в отношении граждан, а в отношении лиц без гражданства - к закону места жительства; нормы двусторонних договоров Российской Федерации о правовой помощи - к закону гражданства.

В соответствии с нормами договоров Российской Федерации с Грузией, Казахстаном, Киргизией, Туркменией о правовом статусе граждан одного государства, постоянно проживающих на территории другого государства, гражданская дееспособность таких лиц определяется по закону места проживания. Названные нормы международных договоров в силу ст. 7 ГК имеют приоритет перед коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи, а также перед коллизионными нормами международных договоров России с иностранными государствами о правовой помощи.

Аналогичное регулирование гражданской дееспособности физического лица на основе привязки к личному закону предусмотрено в законодательстве Белоруссии, Киргизии, Узбекистана, Лихтенштейна, Португалии, Италии. Согласно праву Японии, Германии, Греции, Турции дееспособность физического лица определяется по закону гражданства, по праву Швейцарии и Эстонии - на основании закона места жительства.

2. С принятием части третьей ГК усилилась дифференциация в области коллизионного регулирования гражданской дееспособности физических лиц.

Так, способность физического лица заниматься предпринимательской деятельностью, деликтоспособность, способность физического лица к составлению и отмене завещания, вопросы автономии воли сторон в договоре регулируются правом, определяемым на основании специальных коллизионных норм ГК, - ст. 1201, 1219, 1224, 1210 соответственно.

Коллизионные нормы, устанавливающие право, подлежащее применению к отдельным видам гражданских правоотношений, также имеют приоритет перед коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи.

Так, в соответствии с международными договорами Российской Федерации с Болгарией, Монголией, Кубой, Вьетнамом о правовой помощи при заключении мелких бытовых сделок дееспособность лица следует определять по законодательству страны, на территории которой заключается сделка.

Способность физического лица заниматься внешнеторговой, инвестиционной и иной деятельностью, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (интеллектуальная собственность), определяется: для иностранных граждан - по праву иностранного государства, гражданами которого они являются, а для лиц без гражданства - по праву иностранного государства, в котором эти лица имеют постоянное место жительства (ст. 1 Закона об экспортном контроле; ст. 2 Закона об иностранных инвестициях). В силу специального характера названных Законов эти нормы будут иметь приоритет перед коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи, что соответствует абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК, согласно которому правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных лиц и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральными законами.

3. Принятие части третьей ГК помимо восполнения пробелов в праве создало и конфликтное регулирование. Например, в России членами производственного кооператива могут быть лица, достигшие 16 лет (ст. 7 Закона о производственных кооперативах). Поскольку ранее согласно п. 4 ст. 160 Основ гражданского законодательства гражданская дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых на территории РФ, определялась по российскому праву, не порождало сложностей участие, например, 16-летнего подданного Англии в кооперативе, несмотря на то что до 18 лет по закону Англии физическое лицо полностью недееспособно и не вправе совершать самостоятельно сделки. Поскольку при названных фактических обстоятельствах коллизионная норма вступает в конкуренцию с нормой корпоративного права, необходимо ответить на вопрос: следует ли определять способность физического лица вступить в кооператив на территории РФ в соответствии с коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи по личному закону физического лица или на основании нормы корпоративного права? Ответ должен быть дан в пользу специальной материальной нормы федерального закона, регулирующей специальные правоотношения. К примеру, такое же решение прямо предусмотрено Законом Италии о реформе итальянской системы международного частного права от 31.05.95 N 218, согласно которому в случае, когда право, подлежащее применению к конкретному действию, устанавливает специальные требования в отношении дееспособности, способность лица совершать указанное действие определяется этим правом (ст. 23).

4. Подтверждением того, что при определении гражданской дееспособности физического лица специальные материальные нормы имеют приоритет перед коллизионными нормами, служит структура комментируемой статьи, основанная на сочетании коллизионно-правового и материально-правового методов регулирования.

Ранее действовавшая односторонняя коллизионная норма п. 4 ст. 160 Основ гражданского законодательства определяла дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых в России, по закону РФ. С принятием части третьей ГК актуальная проблема последствий совершения недееспособным лицом юридических действий в сфере гражданского оборота (действительность, ничтожность, оспоримость сделок) получила новое, более эффективное решение через материальную норму.

В соответствии с п. 2 комментируемой статьи физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Таким образом, независимо от предмета сделки, от того, совершена ли сделка на территории России или за ее пределами, независимо от того, участвует ли в сделке гражданин Российской Федерации или только иностранные граждане или лица без гражданства, в случае добросовестности контрагента дееспособность физического лица на совершение гражданско-правовых сделок определяется по закону места совершения сделки, а не по личному закону физического лица.

Регламентация последствий совершения недееспособным лицом юридических действий содержится в законодательстве некоторых государств. Например, в праве Лихтенштейна содержится норма, аналогичная по своему содержанию п. 2 комментируемой статьи. В Гражданском кодексе Греции аналогичная норма охватывает только сделки иностранцев на территории Греции и не применяется к сделкам в сфере семейного и наследственного права и к сделкам, затрагивающим вещные права относительно недвижимости, находящейся за границей.

5. Помимо возраста, с которого лицо становится полностью дееспособным, в законодательстве отдельных государств различаются основания и порядок ограничения и лишения дееспособности совершеннолетних лиц.

Пункт 3 комментируемой статьи содержит одностороннюю коллизионную норму, которая по существу повторяет норму п. 5 ст. 160 Основ гражданского законодательства. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву. Однако данное правило не действует, если международный договор РФ содержит специальное регулирование.

Наделение государством своего гражданина дееспособностью и процедура ограничения и лишения дееспособности относятся исключительно ко внутренним делам данного государства. По этой причине для международных договоров РФ с иностранными государствами о правовой помощи характерно не только установление коллизионной нормы, но и определение компетентного органа по вопросам ограничения и лишения дееспособности. Так, в соответствии со ст. 23 Договора Российской Федерации с Литвой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам <*> при лишении дееспособности применяется законодательство и компетентны учреждения той договаривающейся стороны, гражданином которой является лицо, которое должно быть признано недееспособным. Однако полномочия на принятие решения об ограничении или лишении дееспособности могут быть делегированы учреждениям государства, на территории которого имеет место пребывания или место жительства гражданин другой страны в двух случаях:

--------------------------------

<*> БМД. 1995. N 6.

1) в силу заявления компетентного учреждения государства, гражданином которого является лицо, что государство предоставляет право выполнить дальнейшие действия учреждению местожительства или местопребывания данного лица;

2) автоматически, когда в течение 3 месяцев от уведомленного учреждения страны, гражданином которого является лицо, не поступит ответа.

При этом делегирование полномочий возможно при условии, что основания лишения дееспособности известны и праву государства, гражданином которого лицо является, и праву государства, на территории которого лицо имеет место пребывания или место жительства. В таком случае при ведении дел об ограничении и лишении дееспособности применяется право страны места пребывания или места жительства гражданина. Решение о лишении дееспособности должно быть направлено соответствующему учреждению другой договаривающейся стороны. Без соблюдения процедуры делегирования полномочий учреждение страны места пребывания или места жительства гражданина компетентно принять меры, необходимые для защиты этого лица или его имущества, только в случаях, не терпящих отлагательства.

Аналогичное регулирование предусмотрено в международных договорах о правовой помощи Российской Федерации с Кубой, Польшей, Болгарией и другими странами. В отличие от двусторонних договоров о правовой помощи Минская конвенция 1993 г. не требует того, чтобы основания признания лица ограниченно дееспособным или недееспособным были известны праву страны, гражданином которой является это лицо.

6. По своей правовой силе комментируемая статья императивна. Регулирование вопросов общей дееспособности физического лица каким-либо иным законом, чем его личный закон, означало бы вмешательство во внутренние дела государства, гражданином которого физическое лицо является или на территории которого проживает лицо без гражданства. В свою очередь, определение порядка совершения гражданско-правовых сделок относится к компетенции того государства, на территории которого они заключаются.

gk-kodeks.ru

Статья 1197 ГК РФ. Право, подлежащее применению при определении гражданской дееспособности физического лица

Новая редакция Ст. 1197 ГК РФ

1. Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом.

2. Физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности.

3. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву.

Комментарий к Статье 1197 ГК РФ

Комментарий дорабатывается и временно отсутствует.

Другой комментарий к Ст. 1197 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Гражданская дееспособность, т.е. способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (п. 1 ст. 21 ГК РФ), неодинаково определяется законодательством отдельных государств. На основании права, применимого при определении гражданской дееспособности физического лица, устанавливается момент ее обретения лицом, объем гражданской дееспособности, основания и порядок ограничения и лишения дееспособности совершеннолетних лиц, институты восполнения дееспособности, влияние на дееспособность юридических фактов по изменению пола, гражданства и места жительства.

Ранее действовавшая коллизионная норма п. 2 ст. 160 Основ гражданского законодательства определяла дееспособность физического лица по закону гражданства. Вопросы дееспособности лиц с двойным гражданством и беженцев не были урегулированы. Коллизионная норма п. 1 комментируемой статьи сформулирована с учетом того, что объем гражданской дееспособности физического лица неразрывно связан не только с его возрастом, но также зависит от места жительства лица и от его правового статуса. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи гражданскую дееспособность любого физического лица - иностранного гражданина, лица без гражданства, лица с двойным гражданством и гражданина Российской Федерации - следует определять по личному закону физического лица. При этом ст. 1195 ГК предлагает шесть вариантов определения личного закона физического лица. По общему правилу личным законом физического лица является право страны, гражданином которой это лицо является. Российское право будет считаться личным законом иностранного гражданина, если он наряду с иностранным имеет и российское гражданство, а также в случае, если иностранный гражданин имеет место жительства в Российской Федерации. Личным законом физического лица при наличии у него нескольких иностранных гражданств, а также личным законом лица без гражданства считается право страны, в которой физическое лицо имеет место жительства. Личным законом беженца считается право страны, предоставившей ему убежище (см. коммент. к ст. 1195).

Определение гражданской дееспособности физического лица иначе, чем это предусмотрено п. 1 комментируемой статьи в сочетании со ст. 1195 ГК, допустимо, если иные правила установлены нормами международных договоров. В частности, ст. 23 Минской конвенции 1993 г. отсылает к закону гражданства в отношении граждан, а в отношении лиц без гражданства - к закону места жительства; нормы двусторонних договоров Российской Федерации о правовой помощи - к закону гражданства.

В соответствии с нормами договоров Российской Федерации с Грузией, Казахстаном, Киргизией, Туркменией о правовом статусе граждан одного государства, постоянно проживающих на территории другого государства, гражданская дееспособность таких лиц определяется по закону места проживания. Названные нормы международных договоров в силу ст. 7 ГК имеют приоритет перед коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи, а также перед коллизионными нормами международных договоров России с иностранными государствами о правовой помощи.

Аналогичное регулирование гражданской дееспособности физического лица на основе привязки к личному закону предусмотрено в законодательстве Белоруссии, Киргизии, Узбекистана, Лихтенштейна, Португалии, Италии. Согласно праву Японии, Германии, Греции, Турции дееспособность физического лица определяется по закону гражданства, по праву Швейцарии и Эстонии - на основании закона места жительства.

2. С принятием части третьей ГК усилилась дифференциация в области коллизионного регулирования гражданской дееспособности физических лиц.

Так, способность физического лица заниматься предпринимательской деятельностью, деликтоспособность, способность физического лица к составлению и отмене завещания, вопросы автономии воли сторон в договоре регулируются правом, определяемым на основании специальных коллизионных норм ГК, - ст. 1201, 1219, 1224, 1210 соответственно.

Коллизионные нормы, устанавливающие право, подлежащее применению к отдельным видам гражданских правоотношений, также имеют приоритет перед коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи.

Так, в соответствии с международными договорами Российской Федерации с Болгарией, Монголией, Кубой, Вьетнамом о правовой помощи при заключении мелких бытовых сделок дееспособность лица следует определять по законодательству страны, на территории которой заключается сделка.

Способность физического лица заниматься внешнеторговой, инвестиционной и иной деятельностью, включая производственную кооперацию, в области международного обмена товарами, информацией, работами, услугами, результатами интеллектуальной деятельности, в том числе исключительными правами на них (интеллектуальная собственность), определяется: для иностранных граждан - по праву иностранного государства, гражданами которого они являются, а для лиц без гражданства - по праву иностранного государства, в котором эти лица имеют постоянное место жительства (ст. 1 Закона об экспортном контроле; ст. 2 Закона об иностранных инвестициях). В силу специального характера названных Законов эти нормы будут иметь приоритет перед коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи, что соответствует абз. 4 п. 1 ст. 2 ГК, согласно которому правила, установленные гражданским законодательством, применяются к отношениям с участием иностранных лиц и лиц без гражданства, если иное не предусмотрено федеральными законами.

3. Принятие части третьей ГК помимо восполнения пробелов в праве создало и конфликтное регулирование. Например, в России членами производственного кооператива могут быть лица, достигшие 16 лет (ст. 7 Закона о производственных кооперативах). Поскольку ранее согласно п. 4 ст. 160 Основ гражданского законодательства гражданская дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых на территории РФ, определялась по российскому праву, не порождало сложностей участие, например, 16-летнего подданного Англии в кооперативе, несмотря на то что до 18 лет по закону Англии физическое лицо полностью недееспособно и не вправе совершать самостоятельно сделки. Поскольку при названных фактических обстоятельствах коллизионная норма вступает в конкуренцию с нормой корпоративного права, необходимо ответить на вопрос: следует ли определять способность физического лица вступить в кооператив на территории РФ в соответствии с коллизионной нормой п. 1 комментируемой статьи по личному закону физического лица или на основании нормы корпоративного права? Ответ должен быть дан в пользу специальной материальной нормы федерального закона, регулирующей специальные правоотношения. К примеру, такое же решение прямо предусмотрено Законом Италии о реформе итальянской системы международного частного права от 31.05.95 N 218, согласно которому в случае, когда право, подлежащее применению к конкретному действию, устанавливает специальные требования в отношении дееспособности, способность лица совершать указанное действие определяется этим правом (ст. 23).

4. Подтверждением того, что при определении гражданской дееспособности физического лица специальные материальные нормы имеют приоритет перед коллизионными нормами, служит структура комментируемой статьи, основанная на сочетании коллизионно-правового и материально-правового методов регулирования.

Ранее действовавшая односторонняя коллизионная норма п. 4 ст. 160 Основ гражданского законодательства определяла дееспособность иностранных граждан и лиц без гражданства в отношении сделок, совершаемых в России, по закону РФ. С принятием части третьей ГК актуальная проблема последствий совершения недееспособным лицом юридических действий в сфере гражданского оборота (действительность, ничтожность, оспоримость сделок) получила новое, более эффективное решение через материальную норму.

В соответствии с п. 2 комментируемой статьи физическое лицо, не обладающее гражданской дееспособностью по своему личному закону, не вправе ссылаться на отсутствие у него дееспособности, если оно является дееспособным по праву места совершения сделки, за исключением случаев, когда будет доказано, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об отсутствии дееспособности. Таким образом, независимо от предмета сделки, от того, совершена ли сделка на территории России или за ее пределами, независимо от того, участвует ли в сделке гражданин Российской Федерации или только иностранные граждане или лица без гражданства, в случае добросовестности контрагента дееспособность физического лица на совершение гражданско-правовых сделок определяется по закону места совершения сделки, а не по личному закону физического лица.

Регламентация последствий совершения недееспособным лицом юридических действий содержится в законодательстве некоторых государств. Например, в праве Лихтенштейна содержится норма, аналогичная по своему содержанию п. 2 комментируемой статьи. В Гражданском кодексе Греции аналогичная норма охватывает только сделки иностранцев на территории Греции и не применяется к сделкам в сфере семейного и наследственного права и к сделкам, затрагивающим вещные права относительно недвижимости, находящейся за границей.

5. Помимо возраста, с которого лицо становится полностью дееспособным, в законодательстве отдельных государств различаются основания и порядок ограничения и лишения дееспособности совершеннолетних лиц.

Пункт 3 комментируемой статьи содержит одностороннюю коллизионную норму, которая по существу повторяет норму п. 5 ст. 160 Основ гражданского законодательства. Признание в Российской Федерации физического лица недееспособным или ограниченно дееспособным подчиняется российскому праву. Однако данное правило не действует, если международный договор РФ содержит специальное регулирование.

Наделение государством своего гражданина дееспособностью и процедура ограничения и лишения дееспособности относятся исключительно ко внутренним делам данного государства. По этой причине для международных договоров РФ с иностранными государствами о правовой помощи характерно не только установление коллизионной нормы, но и определение компетентного органа по вопросам ограничения и лишения дееспособности. Так, в соответствии со ст. 23 Договора Российской Федерации с Литвой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам <*> при лишении дееспособности применяется законодательство и компетентны учреждения той договаривающейся стороны, гражданином которой является лицо, которое должно быть признано недееспособным. Однако полномочия на принятие решения об ограничении или лишении дееспособности могут быть делегированы учреждениям государства, на территории которого имеет место пребывания или место жительства гражданин другой страны в двух случаях:
--------------------------------
<*> БМД. 1995. N 6.

1) в силу заявления компетентного учреждения государства, гражданином которого является лицо, что государство предоставляет право выполнить дальнейшие действия учреждению местожительства или местопребывания данного лица;

2) автоматически, когда в течение 3 месяцев от уведомленного учреждения страны, гражданином которого является лицо, не поступит ответа.

При этом делегирование полномочий возможно при условии, что основания лишения дееспособности известны и праву государства, гражданином которого лицо является, и праву государства, на территории которого лицо имеет место пребывания или место жительства. В таком случае при ведении дел об ограничении и лишении дееспособности применяется право страны места пребывания или места жительства гражданина. Решение о лишении дееспособности должно быть направлено соответствующему учреждению другой договаривающейся стороны. Без соблюдения процедуры делегирования полномочий учреждение страны места пребывания или места жительства гражданина компетентно принять меры, необходимые для защиты этого лица или его имущества, только в случаях, не терпящих отлагательства.

Аналогичное регулирование предусмотрено в международных договорах о правовой помощи Российской Федерации с Кубой, Польшей, Болгарией и другими странами. В отличие от двусторонних договоров о правовой помощи Минская конвенция 1993 г. не требует того, чтобы основания признания лица ограниченно дееспособным или недееспособным были известны праву страны, гражданином которой является это лицо.

6. По своей правовой силе комментируемая статья императивна. Регулирование вопросов общей дееспособности физического лица каким-либо иным законом, чем его личный закон, означало бы вмешательство во внутренние дела государства, гражданином которого физическое лицо является или на территории которого проживает лицо без гражданства. В свою очередь, определение порядка совершения гражданско-правовых сделок относится к компетенции того государства, на территории которого они заключаются.

gkodeksrf.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *