21 конституции рф – Ст. 21 Конституция РФ Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления Конституция Российской Федерации Статья 21

Ст. 21 Конституции РФ с Комментариями. Последняя редакция с изменениями на 2018 год

Последняя редакция Статьи 21 Конституции РФ гласит:

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Комментарий к Ст. 21 КРФ

1. Достоинство личности, как отмечается в Преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах, является свойством, присущим всем членам человеческой семьи, из которого вытекают все неотъемлемые права и на котором основываются свобода, справедливость и всеобщий мир.

Достоинство — неотъемлемое свойство человека как высшей ценности, составляющее основу признания и уважения всех его прав и свобод (Постановление Конституционного Суда от 27 июня 2000 г. N 11-П//СЗ РФ. 2000. N 27. ст. 2882) и принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие люди воспринимают и оценивают его личность. Поэтому, как бы ни зарекомендовал себя человек, какими бы качествами, в том числе отрицательными, он ни обладал, государство и его органы обязаны в полной мере обеспечивать ему условия для реализации всех прав, обеспечивающих человеческое достоинство. Обеспечить достоинство человека — значит прежде всего относиться к нему не как к объекту воздействия со стороны государства, а как к равноправному субъекту, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции) и спорить с государством в лице любых его органов (Постановление Конституционного Суда от 3 мая 1995 г. N 4-П//СЗ РФ. 1995. N 19. ст. 1764).

Закон устанавливает, что даже наказание, применяемое к лицам, осужденным за совершение преступления, не должно иметь целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства (ч. 2 ст. 7 УК). Из положения о праве всех лиц, лишенных свободы, на гуманное обращение и уважение достоинства (п. 1 ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах) исходит и действующий УИК РФ, провозглашая, что уголовно-исполнительное законодательство и практика его применения основываются на строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия и другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения с осужденными (ч. 3 ст. 3, ч. 2 ст. 12).

Человек тем более не может быть умален в своем достоинстве на том основании, что он привлекается в качестве подозреваемого или обвиняемого и в отношении него осуществляется уголовное преследование. Статья 9 УПК запрещает в ходе уголовного судопроизводства осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участников уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья, и устанавливает, что никто из участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Конкретизируются эти запреты, в частности, в требовании, чтобы проведение таких следственных действий, как освидетельствование и личный обыск, осуществлялось дознавателем и следователем одного пола с освидетельствуемым (обыскиваемым) и в присутствии понятых такого же пола.

Ряд правовых норм, обеспечивающих достоинство человека, закреплены в законодательстве о здравоохранении. При обращении за медицинской помощью и ее получении пациент, согласно ст. 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (Ведомости РФ. 1993. N 33. ст. 1318), имеет право, в частности, на: уважительное и гуманное отношение; обследование, лечение и содержание в условиях, соответствующих санитарно-гигиеническим требованиям; облегчение боли, связанной с заболеванием и (или) медицинским вмешательством, благодаря чему, даже находясь в тяжелом состоянии, он может сохранять достоинство. «Уважительное и гуманное отношение, исключающее унижение человеческого достоинства», должно обеспечиваться всем лицам, страдающим психическими расстройствами, при оказании им психиатрической помощи (ч. 2 ст. 5 Закона РФ от 2 июля 1992 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании»//Ведомости РФ. 1992. N 33. ст. 1913).

Действующее гражданское законодательство называет достоинство личности в числе нематериальных благ, принадлежащих человеку от рождения, неотчуждаемых и непередаваемых (ч. 1 ст. 150 ГК). В случаях совершения каких-либо действий, оскорбляющих достоинство человека, он вправе требовать по суду денежной компенсации нанесенного морального вреда (ст. 151, 1100 ГК). Если же моральный вред был причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию человека, он вправе требовать опровержения этих сведений адекватным способом — выдачей новых документов, опубликованием опровержения или ответа в соответствующих СМИ, вынесением судебного решения (ст. 152 ГК РФ). Причем человек может добиваться признания по суду распространенных в отношении него сведений не соответствующими действительности и тогда, когда лицо, распространившее такие сведения, невозможно установить. Условия и порядок осуществления гражданином права на ответ или опровержение распространенных СМИ сведений, порочащих честь и достоинство человека, весьма детально регламентированы в ст. 43-46 Закона РФ от 27 декабря 1991 г. «О средствах массовой информации» (Ведомости РСФСР. 1992. N 7. ст. 300; с изм. и доп. по состоянию на 16 октября 2006 г.).

Конституционный Суд расценил как нарушение достоинства личности также лишение или даже временное прекращение законно приобретенного гражданства (Постановление от 16 мая 1996 г. N 12-П), лишение человека возможности восстановить свои права, нарушенные в результате террористического акта (Определение от 27 декабря 2005 г. N 523-О), ограничение права осужденного добиваться смягчения своей участи (Определение от 11 июня 2006 г. N 406-О).

Наиболее грубые посягательства на честь и достоинство личности (доведение до самоубийства путем жестокого обращения с потерпевшим или систематического унижения его личного достоинства, клевета, оскорбление, заведомо ложный донос и др.) признаются преступлениями и влекут уголовную ответственность (ст. 110, 129, 130, 306 УК). Особые меры установлены законодательством для защиты чести и достоинства лиц, осуществляющих важные публичные функции, в том числе судьи, следователя, прокурора, судебного пристава, представителя власти, военнослужащего (ст. 297, 298, 319, 336 УК).

2. Запрет подвергать человека пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению и наказанию является одним из принципиальных положений международного права, закрепленным в целом ряде международных актов о правах человека: во Всеобщей декларации прав человека 1948 г.; в Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г.; Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1975 г.; Принципах медицинской этики, относящихся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1982 г.; Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.; Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, 1988 г.; Основных принципах обращения с заключенными и Стандартных минимальных правил ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, 1990 г. и др. (см.: Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности и уголовного правосудия. Нью-Йорк: ООН, 1992).

В соответствии со ст. 1 Конвенции против пыток (ратифицирована Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 января 1987 г.//Ведомости СССР. 1987. N 45. ст. 747) под пыткой понимается любое действие, которым лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание (физическое и нравственное), чтобы получить от него или от третьего лица сведения или признание, наказать за действия, которые оно или третье лицо совершило или в которых подозревается, а также запугать либо принудить к действиям. Причем в Конвенции речь идет о пытке лишь как о такой боли или таких страданиях, которые причиняются государственным и должностным лицом или иным лицом, выступающим в официальном качестве, либо по их подстрекательству, с их ведома или молчаливого согласия. Это, как представляется, свидетельствует о том, что основная задача всех вышеперечисленных международных документов, как и ст. 21 Конституции России, состоит в защите человека прежде всего от произвола государства, его органов и должностных лиц.

Нарушение запрета на применение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения при определенных условиях влечет уголовную ответственность в соответствии со ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями), 286 (превышение должностных полномочий), 301 (незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей), 302 (принуждение к даче показаний).

Согласно Конвенции, в понятие «пытка» не включаются боль и страдание, которые возникают в результате применения законных санкций, неотделимы от этих санкций или вызываются ими случайно. Таким образом, все те непременные страдания, которые связаны с задержанием подозреваемого, заключением обвиняемого под стражу или осуждением виновного, не могут быть истолкованы как применение пытки. Другое дело, что при определенных условиях даже эти меры, оставаясь внешне легальными, могут приобретать черты пытки. Именно так должно расцениваться заключение лица под стражу, произведенное в целях получения от него «признательных» показаний при отсутствии требуемых статьями 97 и 108 УПК оснований для применения этой меры пресечения. В пытку, сочетающую в себе элементы физического и нравственного страдания, фактически превращается и содержание под стражей до суда в течение нескольких лет.

Из решений Европейской комиссии по правам человека и Европейского Суда по правам человека следует, что обращение с человеком или применяемое к нему наказание должно расцениваться как бесчеловечное, унижающее достоинство и тем самым как запрещенное статьей 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, если оно таково, что вызывает в жертвах такого обращения чувство страха, страдания и неполноценности, которые заставляют их ощущать себя униженными и попранными (см.: Путеводитель по Европейской конвенции о защите прав человека. Страсбург: Совет Европы, 1994. С. 14-15; постановления ЕСПЧ по делу 26 октября 2000 г. «Кудла против Польши» и от 20 января 2005 г. по делу «Майзит против Российской Федерации»). При этом Европейский Суд указал, что степень страдания и унижения как составляющих запрещенного статьей 3 Конвенции обращения, «унижающего достоинство», должна быть в любом случае выше степени страдания и унижения как неизбежного элемента той или иной конкретной формы правомерного обращения или законного наказания.

Как частный случай насилия, жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения Конституция и международно-правовые документы рассматривают проведение без согласия лица медицинских, научных и иных опытов.

Предусматривая определенные механизмы защиты от такого рода действий, законодатель, в частности, записал в ст. 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан, что пациент имеет право на информированное добровольное согласие на медицинское вмешательство и на отказ от медицинского вмешательства. Этим же Законом ограничивается (как по кругу медицинских учреждений, так и по основаниям и условиям) применение методов диагностики, лечения и лекарственных средств, не разрешенных к применению, а также биомедицинские исследования (ст. 43). С учетом особенностей статуса лиц, задержанных, заключенных под стражу, отбывающих наказание в местах лишения свободы либо административный арест, Закон специально устанавливает запрет проводить в отношении этих лиц испытание новых методов диагностики, профилактики и лечения, а также лекарственных средств, проведение биомедицинских исследований (ч. 3 ст. 29).

Такого же плана особая оговорка предусмотрена Законом «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» в отношении лиц, страдающих психическими расстройствами: они имеют право на предварительное согласие и отказ на любой стадии от использования в качестве объекта испытаний медицинских средств и методов, научных исследований или учебного процесса, от фото-, видео- или киносъемки (ч. 2 ст. 5).

Основы законодательства РФ об охране здоровья граждан (ч. 8 ст. 43), а также Закон «О средствах массовой информации» (ч. 2 ст. 4) (с изм. и доп. от 19 июля 1995 г. и от 16 октября 2006 г.//СЗ РФ. 1995. N 30. ст. 2870; СЗ РФ. 2006. N 43. ст. 4412) запрещают пропаганду методов профилактики, диагностики, лечения и лекарственных средств, не прошедших проверочных испытаний в установленном порядке, а также использование в теле-, видео- и кинопрограммах, в информационных компьютерных файлах и программах обработки информационных текстов скрытых вставок и иных технических приемов и способов распространения информации, воздействующих на подсознание людей и (или) оказывающих вредное влияние на их здоровье

constitutionrf.ru

Статья 21. Конституция РФ

Статья 21. Конституция РФ

Актуально на:

09 декабря 2018 г.

Конституция Российской Федерации (РФ) | ст. 21

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Судебная практика по статье 21 Конституция РФ:

  • Решение Верховного суда: Решение N ВАС-7907/13, Коллегия по административным правоотношениям, первая инстанция

    Иные же обстоятельства по делу не подлежат исследованию судом, в том числе не проводится проверка соответствия Рекомендаций указанным обществом нормам статьи 2, части 4 статьи 3, статей 8, 10, 11, 15, 16, 18, частей 1 и 2 статьи 19, статьи 21, части 2 статьи 24, статей 34, 35, 45, части 1 статьи 46, части 2 статьи 50, части 2 статьи 54, статьи 55, части 3 статьи 56, статьи 80 Конституции Российской Федерации статей 22-25.6, 26, 36, 37, главы 9 Закона о защите конкуренции…

  • Решение Верховного суда: Определение N 66-АПГ17-26, Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

    Частью 1 статьи 20 Конституции Российской Федерации установлено что каждый имеет право на жизнь. Частями 1 и 2 статьи 21 Конституции Российской Федерации закреплено, что достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию…

  • Решение Верховного суда: Определение N 400-ЭС14-2879, Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

    При новом рассмотрении дела общество уточнило требования, просило признать Рекомендации недействующими полностью как не соответствующие статье 2, части 4 статьи 3, статьям 8, 10, 11, 15, 16, 18, частям 1 и 2 статьи 19, статье 21, части 2 статьи 24, статьям 34, 35, 45, части 1 статьи 46, части 2 статьи 50, части 2 статьи 54, статье 55, части 3 статьи 56, статье 80 Конституции Российской Федерации, статьям 22-25.6, 26, 36, 37, главе 9 Закона о защите конкуренции, пунктам 8, 9 Порядка № 763, пунктам 2, 10 Правил № 1009…

+Еще…

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=»»></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Составить подборку

Подпишитесь на рассылку

списков новых / измененных правовых документов

Анализ текста

Идет загрузка…

www.zakonrf.info

Ст. 21 Конституции РФ и Комментарий к ней с последними изменениями на 2018 год

Текст Ст. 21 Конституции РФ в действующей редакции на 2018 год:

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

Комментарий к Ст. 21 Конституции Российской Федерации

Под достоинством в философии понимается осознание самим человеком и окружающими его людьми факта обладания нравственными, интеллектуальными, духовными, физическими и иными ценными качествами личности, не опороченной незаконно и несправедливо ни перед кем и ни при каких условиях. Достоинство личности определяется совокупностью качеств человека, характеризуемых как в результате его самооценки, так и репутации в обществе: благочестием, нравственными установками, уровнем знаний, обладанием социально полезными навыками, достойным образом жизни и т.п.

В понятие права человека на достоинство составной частью входит право на честь и доброе имя. В соответствии со ст. 23 (ч. 1) Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Юридическое содержание этих прав определяется на основе этических норм, связано с совершением социально значимых поступков и неотделимо от личности.

Право на достоинство распространяется на каждого человека. Преступники, бедные, больные, душевнобольные, недееспособные, инвалиды — все категории и социальные слои людей должны иметь право на уважение и почтение. Право на достоинство означает, что люди должны быть свободны в своих стремлениях и выборе образа жизни. Признание этого права предполагает отказ от любых форм рабства и принуждения.

В преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г. отмечается, что достоинство личности является свойством, присущим всем членам человеческой семьи, из которого вытекают неотъемлемые права и на котором основываются свобода, справедливость и всеобщий мир.

В Российской Федерации не принято специального федерального закона, посвященного регулированию права человека на достоинство. В то же время в отраслевом законодательстве и в судебных решениях немало положений, посвященных понятию и гарантиям защиты данного права.

В частности, в гражданском законодательстве РФ присутствуют нормы, посвященные достоинству личности и его защите. Согласно ч. 1 ст. 150 ГК РФ, достоинство личности отнесено к числу нематериальных благ, принадлежащих человеку от рождения, неотчуждаемых и непередаваемых. Достоинство — неотъемлемое свойство человека, высшая ценность, составляющая основу признания и уважения всех его прав и свобод*(99), принадлежащее ему независимо от того, как он сам и окружающие воспринимают и оценивают его личность. Как бы ни зарекомендовал себя человек, какими бы качествами, в том числе отрицательными, он ни обладал, государство и его органы обязаны в полной мере создавать ему условия для реализации всех прав, обеспечивающих человеческое достоинство. Обеспечить достоинство человека — значит прежде всего относиться к нему не как к объекту воздействия со стороны государства, а как к равноправному субъекту, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами (ч. 2 ст. 45 Конституции РФ) и спорить с государством в лице любых его органов*(100).


Достоинство личности в Российской Федерации охраняется государством. Ничто не может быть основанием для умаления достоинства личности. Отсюда следует, что вне закона должны быть все формы унижения человеческого достоинства.

Право человека на достоинство обеспечивается возможностью применения специальных правовых мер воздействия к лицам, посягнувшим на достоинство и честь гражданина. Правовая защита достоинства граждан осуществляется, прежде всего, нормами уголовного и гражданского права.

В уголовном законодательстве предусмотрены составы преступлений против чести и достоинства граждан (ст. 129 — клевета, ст. 130 УК РФ — оскорбление). Согласно ст. 129 УК РФ, клевета, т.е. распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, наказывается штрафом в размере от пятидесяти до ста минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от четырех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до трех лет.

2. Как видно из положений ч. 2 комментируемой статьи, Конституция РФ напрямую запрещает применение пытки, насилия или другого жестокого или унижающего достоинство человека обращения и наказания, которые рассматриваются как оскорбление человеческого достоинства и осуждаются как нарушение прав и основных свобод человека. Включение в Конституцию РФ запрета пыток, другого унижающего достоинство человека обращения — новая конституционная норма российского права.

Запрет подвергать человека пыткам, жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению и наказанию является одним из принципиальных положений международного права, закрепленным в целом ряде международных актов о правах человека: Всеобщей декларации прав человека 1948 г.; Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.; Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 г.; Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1975 г.; Принципах медицинской этики, относящихся к роли работников здравоохранения, в особенности врачей, в защите заключенных или задержанных лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения или наказания 1982 г.; Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания 1984 г.; Своде принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, 1988 г.; Основных принципах обращения с заключенными и Стандартных минимальных правилах ООН в отношении мер, не связанных с тюремным заключением, 1990 г. и др.*(101)

Согласно ст. 7 Пакта о гражданских и политических правах и ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, запрещается подвергать людей пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему их достоинство обращению или наказанию.

Как следует из ряда решений Европейской комиссии по правам человека (1969 г.) и Европейского Суда по правам человека (1978 г.), обращение или наказание должно признаваться бесчеловечным, если оно причиняет сильные моральные или физические страдания и не может быть оправданным в данной ситуации. Оно признается унижающим человеческое достоинство, если направлено на то, чтобы вызвать у жертв чувство страха, подавленности и неполноценности, оскорбить, унизить или сломить их физическое или моральное сопротивление, вне зависимости от того, совершаются подобные действия перед третьими лицами или в частной обстановке*(102).

В соответствии со ст. 3 Конвенции и требованиями, содержащимися в постановлениях Европейского Суда по правам человека, условия содержания обвиняемых под стражей должны быть совместимы с уважением к человеческому достоинству. При этом лицу не должны причиняться лишения и страдания в более высокой степени, чем тот уровень страданий, который неизбежен при лишении свободы, а здоровье и благополучие лица должны быть гарантированы с учетом практических требований режима содержания.

Оценка указанного уровня дается в зависимости от конкретных обстоятельств, в частности: от продолжительности неправомерного обращения с человеком, характера физических и психических последствий такого обращения. В некоторых случаях принимаются во внимание пол, возраст и состояние здоровья лица, которое подверглось бесчеловечному или унижающему достоинство обращению.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации» отмечено следующее: «В практике применения Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейским Судом по правам человека к «бесчеловечному обращению» относятся случаи, когда такое обращение, как правило, носит преднамеренный характер, имеет место на протяжении нескольких часов или когда в результате такого обращения человеку были причинены реальный физический вред либо глубокие физические или психические страдания».

В соответствии со ст. 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 г., ратифицированной Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 января 1987 г.*(103), под пыткой понимается любое действие, посредством которого человеку намеренно причиняется сильная боль или страдание, физическое или психическое, официальным лицом или по его подстрекательству с целью получения от него или от третьего лица информации или признаний, наказание его за действия, которые он совершил или в совершении которых подозревается, а также запугивание либо принуждение его к действиям. Пытки запрещаются принципиально даже в самых исключительных обстоятельствах, включая войну. Запрещается также выдача лиц другому государству, если есть серьезные основания полагать, что этому лицу может угрожать там применение пыток.

Нарушение запрета на применение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения при определенных условиях влечет за собой уголовную ответственность в соответствии со ст. 285 («Злоупотребление должностными полномочиями»), 286 («Превышение должностных полномочий»), 301 («Незаконное задержание, заключение под стражу или содержание под стражей»), 302 («Принуждение к даче показаний») УК РФ. Все действия, связанные с совершением пыток, рассматриваются уголовным правом как преступления. Согласно ст. 179 УК РФ, принуждение к даче показаний путем применения угроз или иных незаконных действий со стороны лица, производящего дознание или предварительное следствие, а также подобные действия, соединенные с применением насилия или с издевательством над личностью допрашиваемого, влекут за собой уголовное наказание — лишение свободы на срок от трех до 10 лет.

konstrf.ru

В статье 21 Конституции рф указано:

«1.
Достоинство личности охраняется
государством. Ничто не может быть
основанием для его умаления.

2.
Никто не должен подвергаться пыткам,
насилию, другому жестокому или унижающему
человеческое достоинство обращению
или наказанию. Никто не может быть без
добровольного согласия подвергнут
медицинским, научным или иным опытам».

В
соответствии с частью 1 статьи 41
Конституции РФ каждый имеет право на
охрану здоровья и медицинскую помощь.
Медицинская помощь в государственных
и муниципальных учреждениях здравоохранения
оказывается гражданам бесплатно за
счет средств соответствующего бюджета,
страховых взносов, других поступлений.

В
соответствии с пунктом 1 части 1 статьи
6 Федерального закона № 323-ФЗ приоритет
интересов пациента при оказании
медицинской помощи реализуется путем
соблюдения этических и моральных норм,
а также уважительного и гуманного
отношения со стороны медицинских
работников и иных работников медицинской
организации.

Существенное
значение имеет Этический кодекс
российского врача, утвержденный 4-й
Конференцией ассоциации врачей России
(Москва, ноябрь 1994 г.).

В
указанном аспекте в Этическом кодексе
российского врача заслуживают внимание
следующие статьи:

«Статья
3. Primum
поп посеге.

Недопустимо
причинение вреда пациенту, нанесение
ему физиче­ского, нравственного или
материального ущерба ни намеренно, ни
по небрежности. Врач не вправе безучастно
относиться и к действиям третьих лиц,
причиняющих такой ущерб.

Врач
обязан сопоставить потенциальную пользу
с возможными ос­ложнениями от
вмешательства, особенно если обследование
или лече­ние сопряжены с болью,
применением мер принуждения и другими
тя­гостными для пациента факторами.
Лекарство не должно быть горше болезни!

Статья
21. Ответственность
за нарушение профессиональной этики
определяется уставами территориальных
и профильных ассоциаций врачей.

Первый
судья врача – собственная совесть,
второй — медицинское сообщество, которое
в лице врачебной ассоциации имеет право
нало­жить на нарушителя взыскание в
соответствии со своими уставом и иными
документами.

Если
нарушение этических норм одновременно
затрагивает и по­ложение действующего
законодательства Российской Федерации,
врач несет ответственность по закону».

5. Основные этические теории и биоэтика

Различные
этические теории глубоко и всесторонне
проанализированы в трудах отечественных
ученых (Гусейнов А.А., Иванюшкин
А.Я., Игнатьев В.Н., Канке В.А., Коротких
Р.В., Лукьянов А.С., Силуянова И.В., Тищенко
П.Д., Хрусталёв Ю.М., Юдин Б.Г.,Яровинский
М.Я.). Обобщая полученные ими результаты,
следует кратко остановится на основных
этических теориях в аспекте их связи с
биоэтикой. Все этические теории
создавались для объяснения явлений
морали, поэтому они помогают понять и
биоэтику.

Теория
добродетелей Аристотеля.

Понятие «добродетель» в настоящее
время служит обобщенной характеристикой
положительных моральных качеств
личности. Аристотель объяснение
нравственных понятий искал не в
отвлеченных идеях, а в действительной
жизни людей: в их стремлениях к счастью
и в разуме человека. В этих исканиях,
учил он, вырабатываются главные
добродетели: мужество, благоразумие,
щедрость, великолепие, величавость,
честолюбие, ровность, дружелюбие,
правдивость, любезность.

Аристотель
видел назначение человека не в слепом
следовании страстям. Губительны для
человека как избыток, так и недостаток
страстей. Избыток и недостаток присущи
порочности, а не этическим добродетелям.
Следовательно, этическая добродетель
– это середина между страстями порочного
свойства.

А.А.
Гусейнов (2011) подчеркивает, что учение
Аристотеля о добродетелях существенно
углубляет представление о морально
совершенной личности.

Моральная
личность есть добродетельная личность,
т.е. такая, деятельность которой во всех
её проявлениях и на всей протяженности
жизни является совершенной, которая
заботиться не о богатстве и почестях,
а прежде всего о своих душевных качествах.

Добродетельность
личности формируется в деятельном
отношении к миру, в реальном опыте
общения.

Утилитаристские
концепции блага.
Термин «утилитаризм»
происходит от латинского «utilitas»
– польза, выгода. Родоначальники
утилитаризма — британские философы
18-19 веков Дэвид Юм, Иеремия Бентам, Джон
Милль. Принципиальным для утилитаристских
теорий является то, что все они исходят
из результата действия, последствий, к
которым оно привело, а именно, оценки
пользы или вреда результатов действия
человека. Иногда учитывается цель
действий. Поэтому эти теории еще
называются телеологическими (telos– цель), но все, что относится к мотивам,
побуждающим к действиям, остается на
втором плане, либо вообще не принимается
во внимание.

С точки
зрения утилитаризма действие будет
морально оправдано даже в той мере, в
какой оно ведет к возрастанию внеморального
блага. Им может быть, например, здоровье,
красота, знание, удовольствие. Поэтому
человеческая деятельность в таких
областях, как медицина, искусство, наука,
не направленных специально на решение
моральных проблем, оказывается морально
значимой или подлежащей моральной
оценке.

В
утилитаристской теории признается
один-единственный принцип пользы
(полезности), который можно сформулировать
так: мы всегда должны действовать таким
образом, чтобы достичь наилучшего из
возможных соотношений между позитивными
и негативными последствиями нашего
действия, либо наименьшего суммарного
вреда, если последствия при любом
варианте будут негативными.

Учение
о моральном долге Канта

(
Деонтологическая этика).

Термин
«медицинская деонтология» был введен
сравнительно недавно, в 30-х годах прошлого
столетия (от греческих слов deоntes– нужное, должное иlogos–
слово, понятие, учение, т.е. учение о
должном). Деонтологические теории
при оценке действий принимают во
внимание не только их результаты, но и
мотивы, замыслы действующих лиц.

Первой
теорией, выдержанной в деонтологическом
ключе, явилась этика И. Канта (1724-1804). В
противоположность английским
философам-утилитаристам, Кант хотел
открыть основные законы нравственности
путем отвлеченного мышления. Он пришел
к убеждению, что такой основой является
наше сознание долга, которое не вытекает
ни из соображений пользы, ни из чувства
симпатии, а представляет свойство
человеческого разума.

С точки зрения
сторонников деонтологического подхода
к оценке наших поступков, в первую
очередь, применимы понятия, касающиеся
обязательств (долга)
и прав
. В соответствии с ними мы
бываем обязаны поступать как-то не
потому, что это принесет нам или кому-то
пользу, а потому, что мы выполняем свой
долг. Например, неправильно в чем-то
обманывать пациента. Это не только
потому, что может иметь негативные
последствия для пациента, его близких,
но потому, что обман — недолжное
поведение .

Подобно утилитаристским
теориям, деонтологические в большей
степени бывают монистическими. В
монистических теориях в качестве
основополагающего принимается один
принцип, например «золотое правило»
этики, под которым понимается библейская
заповедь: «во всем, как хотите, чтобы с
вами поступали люди, так поступайте и
вы с ними» (Мф. 7:12).

Это «золотое правило»
весьма близко тому абсолютному
нравственному закону, или категорическому
императиву,
который Кант считал
безусловным основанием всей этики.
Императив, по Канту, это формулировка
такого объективного принципа, который,
будучи велением разума,
принудителен для воли. Подчинение такому
объективному закону, а не что-либо
другое, и определяет, по Канту, моральность
поступка. Категорическим же будет
такой императив, который представляет
тот или иной поступок как объективно
необходимый сам по себе. Кант выражал
категорический императив так: «Поступай
только согласно такой максиме,
руководствуясь которой ты в тоже время
можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим
законом» (максима– закон).

Натуралистическая
теория этики
изложена гуманистом,
ученым и революционером П.А.Кропоткиным
(1842-1921) в большом труде «Этика» и обоснована
в книгах: «Взаимная помощь как закон
природы и фактор эволюции», «Взаимная
помощь среди животных и людей, как
двигатель прогресса» (90-е гг. позапрошлого
века). П.А.Кропоткин создал достаточно
обоснованную, подкрепленную фактами
концепцию универсальной нравственности
на основе явления взаимопомощи, хорошо
известного в животном мире из работ Ч.
Дарвина и других ученых-эволюционистов.
Как и конкурентная взаимная борьба,
взаимопомощь имеет природные основания
(примеры совместной охоты, защиты стада
вожаком, другие кооперативные действия).
Именно взаимопомощь в человеческом
обществе облагораживает индивида,
способствует прогрессу всего сообщества,
составляет благоприятную почву для
развертывания свободы. Иллюстрируя
необходимый в эволюции для выживания
вида принцип взаимопомощи, он брал
конкретные наблюдения. У него были
аргументы, найденные и другими
натуралистами, антропологами, историками
и экономистами, полученные путем
наблюдений над животным миром и обществом
в течение столетий. Сам он наблюдал за
природными явлениями во время экспедиции
в Сибирь в начале 60-х гг.XIXв., в которой участвовал как натуралист.
Для нас натуралистическая теория весьма
привлекательна, т.к. учитывает явления,
аналогичные биоэтическим.

Теория
моральных обязательств У.Д. Росса
.
Выдвинутую в первой половине ХХ
столетия американским этиком У. Россом
теорию называют плюралистической
концепцией (плюрализм – признание
множества точек зрения). Преимущество
плюралистического подхода в том, что
он более близок к нашему повседневному
моральному опыту. Мы обычно вовсе не
следуем одному – единственному принципу
или правилу, а учитываем разные нормы.
Хотя эти принципы могут вступать в
конфликт друг с другом.

При таком подходе,
который можно назвать «соотносительным»,
мы не отказываемся ни от того, чтобы
следовать принципам и правилам, ни от
того, чтобы в полной мере учитывать
своеобразие конкретных ситуаций. Суть
соотносительного подхода в том, что
обязательства, вытекающие из некоторого
принципа, хотя и не отрицаются, но могут
быть нарушены. Каждый из принципов при
соотносительном подходе сохраняет свою
значимость, и речь не идет о том, чтобы
найти главенствующий и подчиненные ему
принципы. Но каждый должен соблюдаться
не всегда, а только до тех пор, пока в
конкретной ситуации он не вступит в
конфликт с другими. И если в данной
ситуации окажутся более обязывающими
требования, диктуемые другим принципом,
то мы будем вправе поступить вопреки
требованиям, исходящим от первого
принципа.

Например, библейская
заповедь «не убий» понимается как запрет
не всякого, а неоправданного убийства.
Убийство в целях самозащиты, убийства
в ходе войны, смертная казнь как высшая
мера наказания, считалось до-пустимым
даже у древних евреев, для которых Библия
была основополага-ющим моральным
учением. В настоящее время все три
названных ситуации являются конфликтными,
т.е. противоречащими библейской заповеди.
Но в каждой из них более обязывающими
оказываются другие принципы: самообороны,
защиты отечества, правосудия. Во имя их
реализации и совершается то или иное
«оправданное» убийство.

Теория
справедливости Дж. Ролза
. Одной из
фундаментальных работ, посвященных
справедливости, безусловно, является
книга Дж. Ролза «Теория справедливости»,
в которой он обращается к идее рефлективного
равновесия, отмечая при этом: «В
соответствии с промежуточной целью
моральной философии справедливость
как честность представляет собой
гипотезу о том, что принципы, которые
должны быть выбраны в исходном положении,
тождественны принципам, которые
соответствуют нашим моральным суждениям,
и поэтому эти принципы описывают наше
чувство справедливости». И далее: «В
описании нашего чувства справедливости
должно быть допущено, что обдуманные
суждения, без сомнения, могут быть
подвержены воздействию нерегулярностей
и искажений, несмотря на то, что они
делались при благоприятных обстоятельствах.
… С точки зрения моральной теории,
наилучшее рассмотрение чувства
справедливости человека – это не такое,
которое подходит его суждениям до
проверки некоторой концепции
справедливости, а скорее такое, которое
подходит его суждениям в рефлексивном
равновесии. Как мы видели, эта ситуация
получается после того как человек
взвешивает различные предложенные
концепции и либо ревизует свои суждения
для согласования с одной из концепций,
либо же возвращается к своим исходным
убеждениям (или соответствующей
концепции)».

Постмодернистская
этика
. М.А. Можейко (2001) отмечает:
«Постмодернизм – понятие, используемое
современной философской рефлексией
для обозначения характерного для
культуры сегодняшнего дня типа
философствования, содержательно-аксиологически
дистанцирующегося не только от
классической, но и от неклассической
традиции и конструирующего себя как
постсовременная, т.е. постнеклассическая
философия».

В.А.
Канке (2002) отмечает следующие доминанты
философии постмодернизма: дисконсенсус
(а не консенсус), дискретность (а не
непрерывность и прогресс), нестабильность
(а не стабильность), случайность (а не
необходимость), игра (а не цель), анархия
(а не иерархия), рассеивание (а не
центрирование), неопределенность (а не
определенность), эстетика
парадоксально-возвышенного (а не
прекрасного), виртуальное (а не устойчивое
вещно представимое), ирония по поводу
утопий и признающихся устоявшимися
ценностей.

В.А.
Канке (2007) бесспорными классиками
постмодернистской этики считает Ж.-Ф.
Лиотара, М. Фуко и Ж. Деррида. Автор
вычленяет следующие общие черты воззрений
ведущих авторов от постмодернизма:


Постмодернисты стремятся определить
статус этики заново, применительно к
обществу риска и неопределенности.

— Не
без труда проблематизируют они сложный
вопрос о соотношении свободы человека
и его ответственности.

— Все
постмодернисты обращают особое внимание
на прагматику языка.

— Как
правило, постмодернистские авторы
погружают этику в эстетический контекст.

— В
последние годы наблюдается понижение
степени экстравагантности постмодернистских
этических проектов.

Завершая
краткое рассмотрение основных этических
теорий, важно подчеркнуть, что они
послужили основой для формулирования
принципов биоэтики. В.А. Канке (2011)
замечает, что в знаменитом Белмонтском
докладе комиссии конгресса США были
сформулированы три биоэтических
принципа: автономии личности, благодеяния
и справедливости. Автор подчеркивает,
что принцип автономии личности
позаимствован у И. Канта, принцип
благодеяния взят у Дж.С. Милля, а принцип
справедливости – у Дж. Ролза.

К
этому необходимо добавить, что
натуралистическая теория этики,
изложенная
П.А.Кропоткиным, имеет существенное
значение для биоэтических принципов
действенной любви, сострадания,
взаимозависимости, партнерства. Теория
моральных обязательств У.Д. Росса и
постмодернистская этика позволяют
более полно раскрывать биоэтические
принципы ответственности, гибкости,
множественности.

studfiles.net

Конституция РФ. Статья 21 Конституции РФ 2016-2017г. ЮрИнспекция

1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам.

← Статья 20

Статья 22 →

Статья 21


  • Евгений Руделев

    В Конституции РФ говорится


    • Приведенные Вами нормы, соблюдаются в нашей стране так же, как и в любой другой, не больше и не меньше. Ценность их конституционной декларативности в том, что Вы имеете право и возможность обратиться в суд за защитой своего нарушенного…

  • Денис Серебреников

    Почему отменили ст.129 УК РФ (клевета)?Ведь по ст.21 Конституции, достоинство личности охраняется государством?


    • Наказание за клевету перешло в кодекс о административных правонарушениях. Так что, конституцию никто не нарушает. Что касается, уголовной ответственности, то после августа 91 года практически все районные отделы КГБ были завалены мешками…

  • Евгений Колесник

    ст 21 конституции рф указывает: достоинство личности охраняется государством.


    • Статья отработана -на совесть ,в соответствие с нормами международного права.

  • Любовь Морозова

    Какие у Вас есть идеи по усовершенствоанию ст. 21 Конституции РФ?


    • Статья отработана -на совесть ,в соответствие с нормами международного права.

  • Евдокия Петухова

    Имеет ли учитель ругаться или бить ученика ?


    • Учителю запрещено — Применять к учащемуся меры физического и психического насилия. (1) — Опаздывать на урок. (2) — Выгонять ученика с урока. (3) — Выставлять в журнал оценку не за ответ, а за поведение учащегося. (4) — Задавать домашнее…

  • Никита Демшин

    Есть ли в Росии какой то закон контролирующий… как бы сказать то? ( + ..»оскорбительные высказывания»


    • В соответствии с ч. 1 ст. 21 Конституции РФ достоинство личности охраняется государством. Статья 5.61. Оскорбление «Кодекс РФ об административных правонарушениях»: «1. Оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица,…

www.jurinspection.ru

последние изменения и поправки, судебная практика

1. Каждый имеет право на жизнь.

2. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей.

Комментарий к Статье 20 Конституции РФ

1. В Конституции право на жизнь провозглашается первым в числе личных прав и свобод. Право на жизнь, естественно, является необходимым условием всех остальных прав и с этой точки зрения высшей личной ценностью. Однако как таковое оно может существовать и в условиях несвободы, т.е. само по себе не предопределяет неотчуждаемость других естественных прав человека и необходимый в демократическом обществе объем их защиты государством.

1.1. Признание прав и свобод, включая право на жизнь, высшей ценностью содержательно обусловлено тем, что Конституция, являясь по своей природе актом ограничения власти именно в целях обеспечения прав и свобод, исходит из уважения достоинства личности. Как правовая категория достоинство личности в контексте конституционного и международного права, очевидно, не стоит в одном ряду с другими личными правами, а является необходимым условием их реализации и защиты*(172), хотя в конституционном тексте охрана достоинства следует за принципиальным провозглашением права на жизнь. Именно признание достоинства, присущего всем членам человеческого сообщества, является, как говорится в преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах, основой свободы, справедливости и всех неотъемлемых прав человека*(173).

Право на жизнь относится к основным неотчуждаемым, принадлежащим каждому от рождения универсальным правам. В их контексте право на жизнь является для Конституции новым правовым феноменом — оно впервые получило в ней конституционное закрепление.

Исторически право каждого на жизнь как «гарантированный государством запрет произвольно лишать любого человека жизни»*(174), провозглашенное в ч. 1 комментируемой статьи, свидетельствует об адекватной реакции конституционного законодателя на чудовищные злодеяния тоталитарной власти. Его провозглашение в высшем акте государства имеет защитную функцию и должно обеспечивать невозврат к прошлому в трансформационных процессах, их направленность на становление правового государства в соответствии с решимостью конституционного законодателя (ст. 17 Конституции) гарантировать в России основные права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

1.2. Комментируемая конституционная норма по своему смыслу аналогична положению ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод*(175) (далее — Конвенция), согласно которой «право каждого лица на жизнь охраняется законом». Исходя из того, что российская Конституция признает и гарантирует права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права, толкование и применение конституционных и конвенционных норм о правах и свободах, в том числе о праве на жизнь, должно соответствовать международно-правовым гуманитарным стандартам. Применительно к названной Конвенции это требует также следования прецедентной практике Европейского Суда по правам человека (далее — ЕСПЧ), который обеспечивает соблюдение обязательств, принятых участниками Конвенции, и является органом, уполномоченным на официальное (судебное) ее толкование (см. комментарий к ч. 1 ст. 17).

1.3. Право на жизнь — как субъективное право каждого — в отличие от других прав, которые согласно Конституции могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это соответствует конституционно значимым целям, таким ограничениям не подлежит. Во-первых, потому, что право на жизнь по своему существу исключает какие-либо формы или степени ограничений, а лишение лица жизни не может быть признано адекватным ни запрету отменять права и свободы человека, ни допустимости только таких ограничений конституционных прав, которые не посягают на само существо права и являются соразмерными (ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции)*(176). Во-вторых, сам конституционный текст называет провозглашенное в ст. 20 право на жизнь в числе тех, которые не подлежат ограничению (ч. 3 ст. 56 Конституции). И хотя ст. 56 Конституции в целом формулирует обязательные предпосылки, при которых возможны отдельные ограничения прав и свобод только в условиях чрезвычайного положения, вводимого федеральным конституционным законом, сама по себе норма ч. 3 данной статьи имеет более широкую сферу применения. Последнее вытекает из того, что в указанной норме как не подлежащие ограничению, наряду с правом на жизнь, названы и другие права, которые так же, как право на жизнь, носят абсолютный характер, в частности право на уважение государством достоинства личности, не подлежащее умалению ни по каким основаниям, право на судебную защиту и некоторые другие (ст. 21, 28, 46 Конституции России и др.) — в отношении этих прав невозможны ограничения в соответствии как со ст. 56, так и с ч. 2 и 3 ст. 55 Конституции.

1.4. Право на жизнь предполагает не только непосредственно действующий запрет произвольного лишения жизни государством, а также любыми другими субъектами, но и позитивную ответственность государства за защиту жизни индивида. Эта ответственность, которую несет государство как гарант права на жизнь, определяет смысл и содержание законов, деятельность всех уровней публичной власти и реализуется в правосудии (ст. 18 Конституции). Таким образом, само признание такой ценности в качестве конституционной и отнесенной к высшим ценностям (статья 2 Конституции РФ) диктует максимально широкие контуры государственных обязанностей по защите жизни. В них вписывается обеспечение всей системы конституционных гарантий, в частности путем принятия и исполнения законов, направленных на устранение рисков для жизни, возникающих в связи с любыми, в том числе преступными, посягательствами на нее или вследствие неблагоприятных социально-правовых условий.

Защита государством права на жизнь реализуется в сфере любой государственной компетенции, предполагает исполнение этой обязанности всеми структурами публичной власти, востребует ее контрольные функции по отношению к другим субъектам, если их деятельность связана с угрозами для жизни, и, наконец, имеет безусловный приоритет перед целями защиты самого государства.

Право на жизнь обеспечивается на конституционном уровне запретом подвергать человека пыткам, насилию, жестокому обращению, медицинским опытам, а также социальным обеспечением, правом на охрану здоровья и медицинскую помощь, на благо приятную окружающую среду (см. ст. 21, 39, 41, 42 Конституции).

1.5. Отраслевое регулирование конкретизирует конституционно-правовой запрет произвольного лишения жизни и обязанности государства по противодействию такой угрозе. Уголовный кодекс, охраняя право на жизнь, устанавливает уголовную ответственность за причинение смерти, как умышленное (убийство) (ст. 105-108), так и по неосторожности (ст. 109), за доведение до самоубийства (ст. 110), неоказание помощи больному (ст. 124), оставление в опасности (ст. 125) и др., а необходимую оборону признает обстоятельством, освобождающим от ответственности и наказания, лишь в тех пределах, в каких она была адекватна угрозе жизни и здоровью и являлась минимально неизбежным средством их защиты.

Уголовным законодательством предусмотрена также ответственность за такие создающие угрозу для жизни деяния, как: терроризм; захват заложника; угон судна воздушного или водного транспорта (см. КВВТ РФ) либо железнодорожного подвижного состава; нарушение правил безопасности на объектах атомной энергетики, при ведении горных, строительных или иных работ, на взрывоопасных объектах; незаконное обращение с радиоактивными материалами; незаконное приобретение, ношение, хранение, сбыт оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств; нарушение санитарно-эпидемиологических правил; сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни и здоровья людей; экологические преступления.

Уголовно-процессуальный кодекс исходит из недопустимости поставления в опасность жизни и здоровья человека при проведении следственных действий и устанавливает в ст. 9 запрет на осуществление в ходе уголовного судопроизводства действий и решений, создающих опасность для жизни и здоровья его участников. Статьей 1 Закона о Полиции защита жизни от преступных посягательств названа в качестве первоочередной задачи органов внутренних дел в сфере охраны прав граждан.

Уголовно-исполнительный кодекс обозначает своей задачей, в числе других, охрану прав осужденных (ст. 1, ч. 2 ст. 10) и создание условий, исключающих какую-либо опасность для их жизни. Статьей 13 УИК РФ провозглашаются право осужденных на личную безопасность и обязанность должностных лиц в случаях, угрожающих личной безопасности осужденных, незамедлительно принять меры по ее обеспечению, что отражает признание Российской Федерацией положительного обязательства властей по осуществлению оперативных мер, направленных на защиту прав лиц, жизнь которых находится в опасности, с целью избежать реального и непосредственного риска для жизни.

Кодекс РФ об административных правонарушениях также содержит ряд норм, направленных на охрану жизни путем установления ответственности за нарушение правил об охране труда, санитарно-противоэпидемических норм, правил хранения и перевозки огнестрельного оружия и боеприпасов и др.

1.6. Правовые запреты, призванные гарантировать право на жизнь, могут оказаться недействующими, если:

а) государство не обеспечивает публичное, основанное на законе преследование за преступное лишение жизни, что требует профессионализма органов расследования и обвинения и связано с совершенствованием их структуры и функций;

б) не предусмотрены, неэффективны или сами по себе представляют опасность для жизни предупредительные и защитные меры, которые в случае возникновения угроз для жизни должны осуществляться исполнительной властью;

в) не установлены процедуры, обеспечивающие ответственность государства, его органов и должностных лиц за повлекшее лишение жизни применение силы, в том числе за несоразмерное ее применение, даже если признается его абсолютная необходимость.

Соответствующие требования к такого рода мерам со стороны государственных структур вытекают из п. 2 ст. 2 Конвенции. Согласно положениям данного пункта отдельные случаи применения силы, связанные с угрозой для жизни или непреднамеренным лишением жизни, не будут рассматриваться как нарушение международных требований обеспечивать защиту права на жизнь при соблюдении следующих «абсолютно необходимых условий» применения таких мер: они могут осуществляться лишь для защиты от незаконного насилия, для задержания или предотвращения побега лица, заключенного под стражу на законных основаниях, для подавления в соответствии с законом бунта и мятежа. Вместе с тем, исходя из этих условий применения силы со стороны государства, необходимо связанного в первую очередь с предотвращением опасности для жизни, такие меры рассматриваются как исключительные и должны отвечать строгим критериям крайней необходимости в демократическом обществе, причем в узком ее истолковании*(177). Сами по себе такие меры не должны быть направлены на лишение жизни, а только на воспрепятствование незаконному насилию, побегу или мятежу и должны быть соразмерными достижению названных целей*(178). Соответственно и согласно одобренному ООН в 1979 г. международному Кодексу поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка применение в этих целях огнестрельного оружия возможно только как «крайняя мера» и только если правонарушитель оказывает вооруженное сопротивление или иным образом ставит под угрозу жизнь других людей при том, что иные меры не могут обеспечить его задержание.

Действующие в России законы «О милиции» (1993 г.), «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации» (1992 г.), «Об учреждениях и органах, исполняющих наказания в виде лишения свободы» (1993 г.), «О государственной охране» (1996 г.) также исходят из строго ограниченных возможностей применения силы, связанной с использованием оружия и специальных средств. Это допускается:

а) для защиты граждан от нападения, угрожающего их жизни и здоровью, если другими способами и средствами защитить их невозможно;

б) отражения нападения либо опасности нападения на сотрудников правоохранительных органов, угрожающих их жизни и здоровью, а также для пресечения попыток завладеть их оружием, транспортными средствами и средствами связи;

в) освобождения заложников, пресечения террористических и иных преступных посягательств;

г) задержания преступников, пытающихся скрыться, а также задержания лица, оказывающего вооруженное сопротивление или отказывающегося выполнить законное требование о сдаче оружия, если другими способами подавить сопротивление, задержать лицо или изъять оружие невозможно;

д) пресечения побега задержанных, арестованных, осужденных к лишению свободы и пресечения попыток к освобождению указанных лиц;

е) отражения группового или вооруженного нападения на военные городки, воинские эшелоны, жилища граждан, помещения государственных органов, предприятий и организаций;

ж) подавления сопротивления вооруженных групп.

Этот перечень дается как исчерпывающий.

Однако оценка допустимости (в соответствии с Конвенцией и практикой ЕСПЧ) названных мер, связанных с применением оружия, требует подтверждения не только их законных целей, но и соизмеримости возникающего риска лишения жизни с достигаемым таким образом результатом. Никакой общественный интерес не может оправдать поставление в опасность и тем более лишение жизни лица, не представляющего угрозы для жизни других людей. Нельзя оправдать такие меры, если они применяются для воспрепятствования побегу лиц, не совершивших тяжких преступлений. Право на жизнь утрачивает свой неотчуждаемый характер только в ситуации, когда лицо умышленно посягает на жизнь других и, предотвращая эту опасность, приходится прибегнуть к применению силы.

Эти подходы не могут не признаваться и в случаях, когда проводятся антитеррористические операции. При этом согласно практике ЕСПЧ государство, наряду с контролем за соответствием используемых силовых мер потребностям защиты от противозаконного насилия, должно также уделять внимание расследованию обстоятельств, связанных с подготовкой и проведением операций, чтобы свести к минимуму возможность смертельного исхода в результате применения силы*(179).

В то же время из признания за правом на жизнь и его государственными гарантиями высшего места в иерархии прав и свобод, а также из ст. 18, 46 и 53 Конституции следует обязанность государства обеспечивать судебную защиту от незаконного поставления в опасность права на жизнь, включая гарантии привлечения к ответственности по суду должностных лиц государства за непосредственное применение силы и соответствующие незаконные приказы об этом, а также возмещение вреда, причиненного подобными незаконными действиями (см. п. 5 резолютивной части Постановления КС РФ от 31.07.1995 N 10-П*(180)).

2.1. Часть 2 комментируемой статьи программирует отказ от применения в России смертной казни — этот отказ представлен конституционным законодателем в качестве одной из его целей. Одобренный в 1993 г. текст Конституции исходил из того, что в федеральном законе данная мера наказания может быть установлена лишь на ограниченный период времени — впредь до ее непременной отмены.

Таким образом, в перспективе законодатель был ориентирован на устранение смертной казни из закона и практики. Поэтому нельзя согласиться с мнением о том, что Конституция предопределяет свободу усмотрения для законодателя по поводу сохранения в России такой меры наказания. В момент принятия Конституции были существенно сужены допустимые рамки использования данной исключительной меры наказания: она могла предусматриваться только за особо тяжкие преступления против жизни — во всех других случаях в силу Конституции она была исключена из уголовного закона.

В то же время сама модальность ч. 2 комментируемой статьи, не обязывающей, а лишь в исключительных случаях допускающей при определенных процессуальных гарантиях — не созданных еще — возможность такой меры наказания, означает, что отказ от нее теперь в отсутствие таких гарантий является реальностью. Сохранение же смертной казни в качестве меры наказания, напротив, нереально без предоставления обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, т.е. без соблюдения введенных Конституцией дополнительных условий. На момент принятия Конституции суд присяжных, вводившийся поэтапно, был учрежден лишь в 10 субъектах РФ, и, следовательно, это условие не могло считаться уже выполненным. При таких обстоятельствах от законодателя требовалось больше усилий для того, чтобы сохранить смертную казнь, обеспечивая соблюдение при этом процессуальных конституционных гарантий. По существу, вынесение приговоров с назначением такого наказания с момента принятия Конституции являлось ее нарушением.

С точки зрения неотъемлемого права на жизнь и запрета ограничения этого права (см. выше) смертная казнь ни в каких случаях не может быть адекватным наказанием, так как при самой тяжкой вине в момент назначения такого наказания судом оно больше не может рассматриваться как мера, которая обеспечивает предотвращение и абсолютно необходимую защиту от опасности для жизни. Цель наказания изобличенного преступника не может оправдать лишение его жизни, исходя из критериев правомерного применения насилия со стороны государства, сформулированных в международном гуманитарном праве.

2.2. Отмена смертной казни в России состоялась в соответствии с буквой и духом Конституции в рамках объективного конституционно-правового и международно-правового развития. В 1966 г. Россия вступила в Совет Европы, подписав Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и приняла на себя обязательство в течение года подписать и в трехлетний срок ратифицировать также являющийся ее составной частью Протокол N 6 о запрете смертной казни, который внес существенные изменения в ст. 2 Конвенции, исключив для стран — участников этого международного договора возможность предусматривать в своем законодательстве смертную казнь за любые преступления, кроме совершенных во время войны или при неизбежной угрозе войны. Подписание данного Протокола и введение моратория на применение смертной казни в мирное время является одним из условий членства в Совете Европы и обычной его практикой при принятии новых членов.

Указом Президента РФ от 16.05.1996 N 724 Россия подтвердила эти свои намерения со ссылкой на то, что ст. 20 Конституции допускала применение смертной казни лишь временно, и в 1997 г. подписала Протокол N 6. При этом в соответствии с обязательствами РФ, взятыми ею при вступлении в Совет Европы, с августа 1996 г. (по распоряжению Президента) в России не исполнялись приговоры к смертной казни, а уже в июне 1999 г. Указом Президента были помилованы также все ранее осужденные к этой мере наказания (более 700 человек), которым смертная казнь была заменена на лишение свободы пожизненно или на неопределенный срок.

В 1999 г. мораторий на исполнение смертной казни дополнительно получил существенное конституционно-правовое обоснование в решении КС РФ. Исходя из временного, переходного характера конституционной нормы, допускавшей смертную казнь впредь до ее отмены лишь при предоставлении обвиняемому в особо тяжком преступлении против жизни права на рассмотрение его дела судом присяжных, и учитывая, что такие суды существуют и действуют лишь в 10 из 89 субъектов РФ, Конституционный Суд не мог не оценить отсутствие этой процессуальной предпосылки как исключающее применение наказания в виде смертной казни к любому лицу, в том числе и при рассмотрении его конкретного дела с участием присяжных, (Постановление от 02.02.1999 N 3-П*(181)). Иное противоречило бы принципу равенства перед законом и судом, требованию законного состава суда для каждого дела и могло бы привести к тому, что обеспечение права на справедливое правосудие перед законным судом дискриминировало бы тех, кому предоставлялась возможность воспользоваться судом с участием присяжных, в их конституционном праве на жизнь в сравнении с другими виновными в аналогичных же преступных деяниях.

В результате в Российской Федерации действуют два моратория на применение смертной казни, введенные Президентом и Конституционным Судом. Дальнейшее развитие в этом направлении предполагает принятие парламентом РФ — Федеральным Собранием — закона о ратификации Протокола N 6, проект которого был уже дважды отклонен нижней палатой парламента. Необходимо также внесение соответствующих изменений в УК, с тем чтобы уже не применяемая судами смертная казнь — как альтернативная мера наказания наряду с предусмотренными за те же деяния иными санкциями — была исключена из текста закона. Однако невнесение таких изменений в УК не означает, как нередко утверждают, что после введения судов присяжных на всей территории РФ (до 2010 г. отложено их образование в Чеченской Республике) применение смертной казни в России станет возможным.

Из ч. 1 ст. 17 и ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации во всяком случае вытекает, что законодатель в области прав человека не может принять регулирование, расходящееся с международно-правовыми нормами, и должен соблюдать также нормы действующей для Российской Федерации Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г., предусматривающей в ст. 18, что государство, подписавшее договор под условием его ратификации, также до ее совершения или официального отказа от договора, обязано воздерживаться от каких бы то ни было действий, которые лишали бы договор его предмета и цели. Названная обязанность возлагается на все органы государства, которые в данном случае после подписания Протокола N 6 не вправе — в нарушение Венской конвенции — рассматривать применение смертной казни как возможное де-юре или де-факто, поскольку это явно противоречит предмету и цели названного Протокола. Таким образом, запрет на применение смертной казни обоснован в правовом отношении самой Конституцией, а также действующими международными договорами РФ.

Мораторий на исполнение смертной казни является правоприменительным актом, основанным на Венской конвенции, с одной стороны, и на обязательствах РФ, которые закреплены в ее Конституции, — с другой. Следовательно, несмотря на то что Протокол N 6 не ратифицирован, суды не вправе применять смертную казнь в соответствии с духом и буквой действующих для Российской Федерации международных договоров. Конечно, нератификация названного Протокола свидетельствует о том, что в России существуют проявляющиеся во всем мире опасные социальные и правовые заблуждения относительно смертной казни, для которых характерны ложные представления об эффективности жестоких наказаний в борьбе с преступностью или их значении для защиты жертв преступлений.

До сих пор в УК не внесены соответствующие изменения, и в его тексте по-прежнему среди возможных видов наказания фигурирует смертная казнь (ст. 44, 59), что повлекло включение в новый УПК дополнительных процедур для уголовных дел о преступлениях, с которыми УК связывает возможность применения смертной казни (например, требование единогласия при назначении ее судом). Направленность таких нововведений на гуманизацию процессуального регулирования не служит заменой конституционно-правовых обязанностей России по отмене смертной казни. Тем более что, согласно ст. 3 Протокола N 6, отступления от его положений не допускаются, а Совет Европы уже предупредил государства, не только являющиеся его членами, но и имеющие в нем статус наблюдателей, что они будут лишены своего статуса в этой организации, если не исключат практику применения смертной казни.

constrf.ru

21.Соотношение конституции рф и конституций субъектов рф

Статья
5 Конституции — республика «имеет свою
Конституцию и законодательство», а
другие субъекты «имеют свой устав и
законодательство». Наличие у республики
конституции напрямую вытекает из ее
статуса — государства — обязательным
атрибутом которого является наличие
высшего на своем уровне основного закона
— конституции. Другие субъекты Федерации
— государственно-территориальные или
национально-территориальные образования
— принимают уставы.

Конституция
и устав по значению и сущности равнозначны
— некоторые из них именуются в скобках
основными законами.

Статья
66 Конституции — статус республики
определяется федеральной Конституцией
и конституцией республики, а статус
других субъектов Федерации — федеральной
Конституцией и уставом соответствующего
субъекта — что свидетельствует об
учредительном характере конституций
и уставов субъектов РФ и их неразрывной
связи с Конституцией РФ.

Принятие
Конституции и устава отнесено к
исключительным предметам ведения самого
субъекта, но с условием соответствия
их положениям Конституции РФ. Поэтому
вполне правомерно, что Конституции и
уставы субъектов РФ воспроизводят
основные принципы основ конституционного
строя, правового статуса личности,
федеративного устройства, закрепленные
в Конституции РФ.

По
отношению к другим НПА субъекта федерации
конституции и устав обладает высшей
юридической силой. Все иные НПА субъекта
не могут противоречить Конституции
(уставу). В некоторых республиках и
областях имеются конституционные и
уставные суды. Структура конституций
(уставов) субъектов: имеются, как правило,
небольшие преамбулы; большинство делятся
на разделы, разделы — на главы, главы —
на статьи.

В
соответствии с ФЗ «Об общих принципах
организации законодательных
(представительных) и исполнительных
органов государственной власти субъектов
РФ» от 06.10.1999 установлено, что Конституции
республик в составе РФ и поправки к ним
принимаются законодательным
(представительным) органом республики
в составе РФ, если иное не предусмотрено
Конституцией республики в составе РФ;
уставы иных субъектов РФ принимаются
законодательным (представительным)
органом субъекта РФ. Конституции (уставы)
субъектов РФ принимаются большинством
не менее 2/3 от установленного числа
депутатов, в то время как законы субъектов
РФ — большинством от установленного
числа депутатов. Может быть предусмотрен
иной порядок принятия Конституции и
поправок к ней, например, принятие
специальным учредительным органом или
всенародным голосованием.

Норма
об обеспечении соответствия конституций
и уставов Конституции РФ, о верховенстве
Конституции РФ закреплена в различных
формулировках и в конституциях ряда
республик и во многих уставах.

23.Толкование Конституции рф

Конституция
1993 года ввела институт толкования
Конституции — речь идет об официальном
толковании, имеющем юридическую силу
и обязательном для всех правоприменяющих
субъектов.

Цель
толкования — юридически точно определить,
как понимать норму конституции.

Причины
введения института толкования —
конституция — достаточно краткий правовой
акт, поэтому не свободна от применения
понятий и терминов, допускающих
неоднозначное толкование; имеются
прямые пробелы в тексте Конституции.

Функция
толкования Конституции — статья 125 пункт
5 — Конституционный Суд РФ по запросам
Президента РФ, Совета Федерации, Госдумы,
Правительства РФ, органов законодательной
власти субъектов РФ дает толкование
Конституции РФ. КС применяет различные
методы толкования: логический,
грамматический, системный, исторический.
В отдельных случаях КС отказывает в
рассмотрении запроса о толковании. КС
дал толкование многих статей: статьи
137 части 2 (28.11.1995) — поправки в статью 65
вносятся указом президента; статьи 136
(31.1.01995) — поправки к Конституции РФ
принимаются в форме особого правового
акта «Закона РФ о поправке к Конституции
РФ».

На
самом деле, акты суда (постановления)
не должны быть источниками права, так
как они не создают новой нормы права, а
лишь толкуют уже действующую. Самое
страшное, что постановления КС обжалованию
не подлежат. Точно так же как комментарии
к кодексам и законам не представляют
собой НПА!

studfiles.net

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о