1205 ст гк рф – 1205. , /

Содержание

Статья 1205 ГК РФ. Право, подлежащее применению к вещным правам

Статья 1205 ГК РФ. Право, подлежащее применению к вещным правам

Актуально на:

29 декабря 2018 г.

Гражданский кодекс, N 146-ФЗ | ст. 1205 ГК РФ

Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится.

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=""></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

--

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Судебная практика по статье 1205 ГК РФ:

  • Решение Верховного суда: Определение N 78-КГ13-35, Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

    Кроме того, суждения суда апелляционной инстанции о том, что при определении права, подлежащего применению к данным правоотношениям необходимо руководствоваться российским законодательством, а именно положениями пункта 1 статьи 1205, пункта 3 статьи 1209 Гражданского кодекса Российской Федерации, несостоятельны, поскольку в данном случае спор вытекает из семейных правоотношений...

  • Решение Верховного суда: Определение N ВАС-8079/12, Коллегия по гражданским правоотношениям, надзор

    Положениями статей 1205, 1206, 1209, 1213, 1215 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено применение российского права в отношении сделок с недвижимым имуществом, находящимся на территории Российской Федерации, а также по вопросам формы договора, формы доверенности, толкования договора, применения последствий его недействительности...

Изменения документа

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=""></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

--

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Составить подборку

Анализ текста

Идет загрузка...

www.zakonrf.info

Ст. 1205 ГК РФ с Комментариями 2017-2018 года (новая редакция с последними изменениями)

Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится.

Комментарий к Ст. 1205 ГК РФ

1. Комментируемая глава включает систему коллизионного регулирования одних из самых распространенных отношений гражданского права, представляющих без преувеличения центральный институт гражданского права Российской Федерации и гражданского права других государств. Статья 1205, открывающая эту главу, закрепляет универсальные положения о выборе применимого права к вещным правам на движимое и недвижимое имущество.

Как новеллы российского коллизионного законодательства исследователи комментируют нормы, закрепленные в ст. ст. 1205 — 1207 ГК РФ, в которых указывается на выбор права не только применительно к праву собственности (как было ранее в Основах гражданского законодательства 1991 г.), но и применительно к другим вещным правам .

———————————
См. по этому поводу: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья / Под общ. ред. А.П. Сергеева. М.: ООО «ВИТРЭМ», 2002. С. 243 — 248; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей. В 3 т. Т. 3 / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт-Издат, 2005. С. 377 — 386.

В комментируемой статье закрепляется коллизионная норма, определяющая выбор права для содержания, осуществления и защиты вещных прав на недвижимое и движимое имущество. Здесь получил закрепление уже давно сложившийся и отраженный в законодательстве большинства государств закон места нахождения вещи — lex rei sitae. Анализ новых источников по международному частному праву иностранных государств (Кодекса международного частного права Болгарии 2005 г., Закона о международном частном праве Украины 2005 г., Кодекса о международном частном праве и международном гражданском процессе Турции 2007 г.) подтверждает универсальность и незаменимость данного коллизионного принципа — закона места нахождения вещи — для регулирования вещных отношений.

В Российской Федерации к вещным правам, перечень которых в соответствии с п. 1 ст. 216 ГК РФ не является исчерпывающим, относятся право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК), право постоянного (бессрочного) пользования землей (ст. 268 ГК), право хозяйственного ведения (ст. 294 ГК), право оперативного управления (ст. 296 ГК), сервитуты (ст. ст. 274 — 277 ГК). Исходя из смысла п. 1 комментируемой статьи, все вопросы, связанные с определением содержания вещных прав (т.е. с определением правомочий собственника или установлением правомочий обладателя другими вещными правами), будут решаться по принципу lex rei sitae.

Универсальность принципа lex rei sitae вместе с тем не означает невозможность существования исключений из него. В российском законодательстве такие исключения предусмотрены и отражены в последующих статьях. Одним из подобных исключений является нераспространение принципа lex rei sitae на отношения, регулирующие возникновение и прекращение вещных прав, чему посвящена ст. 1206 ГК РФ (см. соответствующий комментарий). Другое исключение касается определенного вида недвижимого имущества, которое подлежит государственной регистрации и коллизионное регулирование которого подчиняется праву государства, где это имущество зарегистрировано. Этим вопросам посвящена ст. 1207 ГК РФ (см. соответствующий комментарий).

При всей очевидности и определенности формулы места нахождения вещи трудности могут возникать на практике с определением территории государства нахождения движимого имущества. Учитывая имманентно присущее движимому имуществу свойство перемещения, определение места нахождения такого имущества в каждом конкретном случае будет обусловлено потребностью представлять соответствующие доказательства.

2. В п. 2 комментируемой статьи закрепляется принцип, по которому происходит квалификация имущества как движимого или недвижимого. В российской науке гражданского права предусмотрены различные классификации вещей или имущества, различаются главная вещь и ее принадлежность; вещь делимая и неделимая, простая и сложная; вещи неизъятые, ограниченно изъятые и полностью изъятые из оборота. В комментируемой статье речь идет о квалификации вещей только как движимого и недвижимого имущества, в связи с чем возникает определенный пробел, который при отсутствии других норм придется восполнять путем аналогии закона с использованием закрепленного в настоящей статье положения об определении права по месту нахождения вещи. В этом смысле показательна позиция украинского законодателя, который аналогичное правило квалификации имущества изложил в следующей редакции: «Принадлежность имущества к движимым или недвижимым вещам, а также иная классификация имущества определяются правом государства, в котором это имущество находится» (п. 2 ст. 38 Закона о международном частном праве Украины 2005 г.).

Оценивая значение п. 2 комментируемой статьи, нелишне напомнить, что в правовых системах разных государств существует большой разброс в отнесении вещей, обладающих внешними признаками движимого имущества, к категории недвижимости, и наоборот. Так, в российском праве (ст. 130 ГК) к категории недвижимости законодатель относит вещи, являющиеся по своей природе движимыми вещами, которые в праве других государств могут рассматриваться как движимые вещи. К таким вещам относятся подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, предприятия как имущественный комплекс. В праве других государств также наблюдается подобная «метаморфоза», но превращающая в недвижимые вещи другие виды имущества. Уже стали хрестоматийными примеры о том, что в Испании недвижимыми вещами признаются машины и инструменты, во Франции — скот, сельскохозяйственные машины, звери в лесу.

stgkrf.ru

Статья 1205 ГК РФ. Право, подлежащее применению к вещным правам

Новая редакция Ст. 1205 ГК РФ

Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится.

Комментарий к Ст. 1205 ГК РФ

Наука.

Универсальный характер положений ст. 1205 ГК выражается в том, что она применима к вещным правам как на движимое, так и на недвижимое имущество. Вместе с тем для целей специального коллизионного регулирования в ст. 1207 ГК выделяется такое имущество, как суда и космические объекты. От коллизионного регулирования имущественных прав на недвижимость следует отличать коллизионное регулирование договорных отношений по поводу недвижимости, чему посвящена ст. 1213 ГК.

В п. 1 ст. 1205 ГК содержится двусторонняя коллизионная норма, определяющая, что ко всем вопросам вещных прав, кроме касающихся их возникновения и прекращения, и к вещным правам на любое имущество, за исключением судов и космических объектов, применяется право страны, места нахождения имущества. Данная привязка, как правило, не вызывает вопросов, если речь идет об объектах недвижимости, поскольку место их нахождения неизменно. Что касается движимого имущества, свойством которого является возможность его перемещения, то определение места его нахождения сопряжено с необходимостью доказывания фактических обстоятельств.

А.Г.Светланов

Другой комментарий к Ст. 1205 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Коллизионные нормы, относящиеся к вещным правам, являются одним из элементов правового регулирования имущественных отношений в сфере МЧП. Круг вопросов, охватываемых этими нормами, достаточно широк. Он включает в себя: определение самого понятия "вещные права"; содержание вещных прав; определение имущества в качестве недвижимого или движимого; условия и порядок осуществления, а также защиты имущественных прав.

2. Комментируемая статья вводит общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам, что является новым по сравнению с положениями, содержащимися в Основах гражданского законодательства. Однако наиболее важная новелла состоит в указании статьи на то, что она применяется к отношениям по поводу как права собственности, так и иных имущественных прав.

3. Коллизионное право большинства стран включает положения, касающиеся права собственности. Коллизионные вопросы права собственности, наряду с вопросами статуса иностранца, исторически относятся к исходным началам МЧП. Многосторонние договоры, заключенные в рамках СНГ, - Киевское соглашение 1992 г. и Минская конвенция 1993 г. - также содержат упоминание о праве, применимом к вопросам права собственности. Однако появление новых форм и элементов имущественных отношений как внутри государства, так и в условиях международного сотрудничества, побуждает к развитию соответствующего законодательства. Российская коллизионная норма полностью восприняла подход, содержащийся в гл. 13 ГК, указывающей не только на право собственности, но и на иные вещные права лиц, не являющихся собственниками. Таким образом, комментируемая статья применяется при выборе права к отношению, предметом которого являются не только вопросы права собственности, например объем правомочий собственника, но и вопросы вещного права, в частности постоянное (бессрочное) пользование земельным участком, сервитуты, хозяйственное ведение имуществом, оперативное управление им.

4. В целом в комментируемой статье решается вся совокупность коллизионных вопросов, относящихся к праву собственности и иным вещным правам, кроме тех, которые связаны с их возникновением и прекращением (проблемам возникновения и прекращения права собственности и иных вещных прав посвящена ст. 1206 ГК РФ).

5. Универсальный характер положений комментируемой статьи выражается в том, что она применима к вещным правам как на движимое, так и на недвижимое имущество. Вместе с тем для целей специального коллизионного регулирования в ст. 1207 ГК выделяется такое имущество, как суда и космические объекты. От коллизионного регулирования имущественных прав на недвижимость следует отличать коллизионное регулирование договорных отношений по поводу недвижимости, чему посвящена ст. 1213 ГК.

6. В п. 1 комментируемой статьи содержится двусторонняя коллизионная норма, определяющая, что ко всем вопросам вещных прав, кроме касающихся их возникновения и прекращения, и к вещным правам на любое имущество, за исключением судов и космических объектов, применяется право страны места нахождения имущества. Данная привязка, как правило, не вызывает вопросов, если речь идет об объектах недвижимости, поскольку место их нахождения неизменно. Что касается движимого имущества, свойством которого является возможность его перемещения, то определение места его нахождения сопряжено с необходимостью доказывания фактических обстоятельств.

7. Квалификация имущества в качестве движимого или недвижимого осуществляется по месту его фактического нахождения. Такой подход позволяет избежать возможности конфликта между квалифицирующими признаками, установленными ГК, и законом страны места фактического нахождения имущества.

gkodeksrf.ru

Статья 1205 ГК РФ с комментариями - Право, подлежащее применению к вещным правам | Гражданский Кодекс РФ 2017

Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится.

Комментарий к статье 1205 Гражданского Кодекса РФ

1. Вещное право вообще и право собственности в частности играет ключевую роль в гражданском праве практически всех государств, однако вопросы, связанные с ним, решаются различно в законодательстве этих государств, причем даже в пределах одной правовой семьи. Это становится причиной многочисленных коллизий, в случаях, когда вещно-правовые отношения оказываются осложненными иностранным элементом.

Разрешению данных коллизий как раз и посвящен массив коллизионных норм о вещных правах в Гражданском кодексе РФ, который структурно состоит из трех основных групп. В первую группу входят правила о содержании, осуществлении и защите вещных прав (коммент. ст.), во вторую - об их возникновении и прекращении (ст. 206 ГК), в третьею - особые нормы-исключения о таких специфических объектах вещных прав, как суда и космические объекты (ст. 1207 ГК).

Ранее, в советский период, соответствующие коллизионные нормы касались только права собственности (ст. 164 Основ гражданского законодательства; в более ранний период - ч. 1 ст. 566.3 ГК 1964 г.), что вызывало (особенно после вступления в силу части первой ГК) многочисленные вопросы на практике и не отвечало потребностям международной экономической жизни.

2. В п. 1 коммент. ст. содержится принцип определения применимого к вещным правам права. В России, как и во многих других государствах, этот принцип воплотился в законе места нахождения вещи (lex rei sitae). Главной побудительной причиной в выборе именно этого принципа стало, по-видимому, желание законодателя придать устойчивость гражданскому обороту и максимально учесть потребность его участников в стабильности и ясности правил о том, кому и на каком праве принадлежит имущество.

Закон места нахождения вещи - это право той страны, где спорная вещь фактически находится, безотносительно к виду вещи (движимая - недвижимая), месту нахождения ее собственника или субъекта иного вещного права на нее, а также к месту выдачи правоустанавливающих документов на нее (о единственном исключении из этого правила см. коммент. к ст. 1207 ГК).

3. Закон места нахождения вещи позволяет определить относимость того или иного права к категории вещных и его содержание (в частности, о соответствующем российском регулировании см. коммент. к ст. ст. 209, 216 ГК с учетом правил ст. 1187 ГК), а также способы его осуществления и защиты (см. соответственно коммент. к ст. ст. 12, 209, 216, 301 - 305 ГК).

Следует отметить, что в России понятие вещных прав было закреплено на законодательном уровне сравнительно недавно и в силу этого недостаточно определено; кроме того, перечень вещных прав не носит исчерпывающего характера, в отличие от многих зарубежных правовых систем. Неясности подобного рода создают почву для сомнений в применимости норм коммент. ст. к правам, природа которых неоднозначна (например, правам аренды или залога).

4. Норма п. 1 коммент. ст. распространяется именно на вещно-правовые способы защиты. При необходимости защиты вещных прав путем признания сделки недействительной, взыскания неосновательного обогащения, компенсации причиненного вреда применению подлежат специальные коллизионные нормы (см. коммент. к ст. ст. 1210, 1211, 1215, 1217, 1219, 1223 ГК). Допускавшийся ранее выбор подлежащего применению права (п. 4 ст. 164 Основ гражданского законодательства) в настоящее время законом не предусмотрен.

5. Пункт 2 коммент. ст. устанавливает принцип определения применимого права для квалификации имущества в качестве недвижимой или движимой вещи. Этот принцип тот же - закон места нахождения вещи (lex rei sitae), что является допустимым исключением из правила ст. 1187 ГК. Следование данному правилу позволяет избежать повсеместных коллизий между соответствующими нормативными указаниями российского законодательства (см. коммент. к ст. ст. 130, 132 ГК) и законом страны места действительного нахождения вещи. Это, в свою очередь, важно не только для понимания того, как регулируются вещные права на спорное имущество, но и для определения правил, применимых к форме сделки в отношении недвижимого имущества (п. 3 ст. 1209 ГК) и к договору в отношении недвижимого имущества (ст. 1213 ГК).

Следует отметить, что отечественный законодатель пока не воспринял идею п. 2 ст. 1219 Модельного гражданского кодекса для стран СНГ о распространении принципа lex rei sitae на иные случаи юридической классификации вещей, в связи с чем в подобных ситуациях (например, при определении вещи в качестве сложной) остается руководствоваться общим правилом ст. 1187 ГК о квалификации юридических понятий.

6. Правила коммент. ст. сформулированы императивно и не допускают применения к отношениям, регулируемым ими, принципа автономии воли (см. коммент. к ст. 1210 ГК).

www.gk-rf.ru

Статья 1205 ГК РФ и комментарии к ней

Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1205 ГК РФ

1. Коллизионные нормы, относящиеся к вещным правам, являются одним из элементов правового регулирования имущественных отношений в сфере МЧП. Круг вопросов, охватываемых этими нормами, достаточно широк. Он включает в себя: определение самого понятия "вещные права"; содержание вещных прав; определение имущества в качестве недвижимого или движимого; условия и порядок осуществления, а также защиты имущественных прав.

2. Комментируемая статья вводит общие положения о праве, подлежащем применению к вещным правам, что является новым по сравнению с положениями, содержащимися в Основах гражданского законодательства. Однако наиболее важная новелла состоит в указании статьи на то, что она применяется к отношениям по поводу как права собственности, так и иных имущественных прав.

3. Коллизионное право большинства стран включает положения, касающиеся права собственности. Коллизионные вопросы права собственности, наряду с вопросами статуса иностранца, исторически относятся к исходным началам МЧП. Многосторонние договоры, заключенные в рамках СНГ, - Киевское соглашение 1992 г. и Минская конвенция 1993 г. - также содержат упоминание о праве, применимом к вопросам права собственности. Однако появление новых форм и элементов имущественных отношений как внутри государства, так и в условиях международного сотрудничества, побуждает к развитию соответствующего законодательства. Российская коллизионная норма полностью восприняла подход, содержащийся в гл. 13 ГК, указывающей не только на право собственности, но и на иные вещные права лиц, не являющихся собственниками. Таким образом, комментируемая статья применяется при выборе права к отношению, предметом которого являются не только вопросы права собственности, например объем правомочий собственника, но и вопросы вещного права, в частности постоянное (бессрочное) пользование земельным участком, сервитуты, хозяйственное ведение имуществом, оперативное управление им.

4. В целом в комментируемой статье решается вся совокупность коллизионных вопросов, относящихся к праву собственности и иным вещным правам, кроме тех, которые связаны с их возникновением и прекращением (проблемам возникновения и прекращения права собственности и иных вещных прав посвящена ст. 1206 ГК).

5. Универсальный характер положений комментируемой статьи выражается в том, что она применима к вещным правам как на движимое, так и на недвижимое имущество. Вместе с тем для целей специального коллизионного регулирования в ст. 1207 ГК выделяется такое имущество, как суда и космические объекты. От коллизионного регулирования имущественных прав на недвижимость следует отличать коллизионное регулирование договорных отношений по поводу недвижимости, чему посвящена ст. 1213 ГК.

6. В п. 1 комментируемой статьи содержится двусторонняя коллизионная норма, определяющая, что ко всем вопросам вещных прав, кроме касающихся их возникновения и прекращения, и к вещным правам на любое имущество, за исключением судов и космических объектов, применяется право страны места нахождения имущества. Данная привязка, как правило, не вызывает вопросов, если речь идет об объектах недвижимости, поскольку место их нахождения неизменно. Что касается движимого имущества, свойством которого является возможность его перемещения, то определение места его нахождения сопряжено с необходимостью доказывания фактических обстоятельств.

7. Квалификация имущества в качестве движимого или недвижимого осуществляется по месту его фактического нахождения. Такой подход позволяет избежать возможности конфликта между квалифицирующими признаками, установленными ГК, и законом страны места фактического нахождения имущества.

Другой комментарий к статье 1205 Гражданского Кодекса РФ

1. Комментируемая глава включает систему коллизионного регулирования одних из самых распространенных отношений гражданского права, представляющих без преувеличения центральный институт гражданского права Российской Федерации и гражданского права других государств. Статья 1205, открывающая эту главу, закрепляет универсальные положения о выборе применимого права к вещным правам на движимое и недвижимое имущество.

Как новеллы российского коллизионного законодательства исследователи комментируют нормы, закрепленные в ст. 1205 - 1207 ГК РФ, в которых указывается на выбор права не только применительно к праву собственности (как было ранее в Основах гражданского законодательства 1991 г.), но и применительно к другим вещным правам <1>.

--------------------------------

КП: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2004.

<1> См. по этому поводу: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья / Под общ. ред. А.П. Сергеева. М.: ООО "ВИТРЭМ", 2002. С. 243 - 248; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей. В 3 т. Т. 3 / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт-Издат, 2005. С. 377 - 386.

В комментируемой статье закрепляется коллизионная норма, определяющая выбор права для содержания, осуществления и защиты вещных прав на недвижимое и движимое имущество. Здесь получил закрепление уже давно сложившийся и отраженный в законодательстве большинства государств закон места нахождения вещи - lex rei sitae. Анализ новых источников по международному частному праву иностранных государств (Кодекса международного частного права Болгарии 2005 г., Закона о международном частном праве Украины 2005 г., Кодекса о международном частном праве и международном гражданском процессе Турции 2007 г.) подтверждает универсальность и незаменимость данного коллизионного принципа - закона места нахождения вещи - для регулирования вещных отношений.

В Российской Федерации к вещным правам, перечень которых в соответствии с п. 1 ст. 216 ГК РФ не является исчерпывающим, относятся право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК), право постоянного (бессрочного) пользования землей (ст. 268 ГК), право хозяйственного ведения (ст. 294 ГК), право оперативного управления (ст. 296 ГК), сервитут (ст. 274 - 277 ГК). Исходя из смысла комментируемой статьи, а также положений новой ст. 1205.1 ГК РФ, введенной в разд. VI ГК Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, все вопросы, связанные с определением содержания вещных прав (т.е. с определением правомочий собственника или установлением правомочий обладателя другими вещными правами), будут решаться по принципу lex rei sitae.

Универсальность принципа lex rei sitae, однако, не означает невозможность существования исключений из него. В российском законодательстве такие исключения предусмотрены и отражены в последующих статьях ГК РФ. Одним из подобных исключений является нераспространение принципа lex rei sitae на отношения, регулирующие возникновение и прекращение вещных прав, чему посвящена ст. 1206 ГК РФ (см. соответствующий комментарий). Другое исключение касается судов и космических объектов, которые подлежат государственной регистрации и коллизионное регулирование прав на которые подчиняется праву государства, где такое имущество зарегистрировано. Этим вопросам посвящена ст. 1207 ГК РФ (см. соответствующий комментарий).

При всей очевидности и определенности формулы места нахождения вещи трудности могут возникать на практике с определением территории государства нахождения движимого имущества. Учитывая имманентно присущее движимому имуществу свойство перемещения, определение места нахождения такого имущества в каждом конкретном случае будет обусловлено потребностью представлять соответствующие доказательства.

2. Ранее, до модернизации норм международного частного права, в п. 2 комментируемой статьи содержался принцип, по которому происходит квалификация имущества, как движимого или недвижимого. Теперь эта норма "переместилась" в новую статью (1205.1) ГК РФ, получив более широкое содержание. В российской науке гражданского права предусмотрены различные классификации вещей или имущества, различаются главная вещь и ее принадлежность; вещь делимая и неделимая, простая и сложная; вещи неизъятые, ограниченно изъятые и полностью изъятые из оборота. В новой ст. 1205.1 ГК РФ указано, что правом, подлежащим применению к вещным правам, определяются виды объектов вещных прав, в том числе принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам. Интересно, что аналогичное правило содержится в п. 2 ст. 38 Закона о международном частном праве Украины 2005 г., где говорится: "Принадлежность имущества к движимым или недвижимым вещам, а также иная классификация имущества определяются правом государства, в котором это имущество находится".

rugkrf.ru

Статья 1205 ГК РФ с комментариями

Текущая редакция ст. 1205 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1205 ГК РФ

1. Нормы ст. 1205, в отличие от действовавшей ранее ст. 164 ОГЗ 1991 г., охватывают не только право собственности, но и иные вещные права. Кроме того, регулирование вещных прав теперь содержится уже в трех статьях, которые лишь в общих чертах соответствуют первым трем частям ст. 164 ОГЗ 1991 г. Помимо структурных, имеются также изменения, затронувшие коллизионное регулирование вещных прав. Нормы, соответствующей п. 2, в ранее действовавшем законодательстве не было.

2. Закрепленный в п. 1 ст. 1205 принцип применения к содержанию, реализации и защите вещных прав закона места нахождения вещи (lex rei sitae) является господствующим в праве иностранных государств. Он присутствовал и в ранее действовавшем российском законодательстве, но касался только права собственности (ст. 164 ОГЗ 1991 г.). Коллизионный принцип lex rei sitae происходит из теории статутов, в основе которой лежит территориальное разграничение законодательной компетенции в регулировании вещно-правовых отношений. Территориальный принцип связан с признанием за иностранцами их прав в пределах территории того или иного государства. На основе указанной теории статутов был предложен метод, согласно которому для каждой категории гражданских правоотношений был сформулирован подходящий коллизионный принцип. Для вещно-правовых отношений господствующим был признан принцип lex rei sitae.

Распространению и всеобщей рецепции принципа lex rei sitae в различных национально-правовых системах способствовали его простота, ясность и определенность, а также стремление расширить пространственную сферу действия национального закона путем отнесения того или иного имущества к категории недвижимого. Названные обстоятельства способствовали принятию принципа lex rei sitae и в п. 1 ст. 1205 как общего принципа коллизионного регулирования не только права собственности, но и других вещных прав. Новеллой является и положение о том, что принцип lex rei sitae применяется и к недвижимому, и к движимому имуществу. Эта новелла отражает произошедшие в мировой экономике и в экономике различных стран изменения, связанные прежде всего с движением капитала, с перемещением различного вида имуществ и выявляющиеся, в частности, в практике по инвестиционным спорам.

Следует иметь в виду, что коллизионные нормы некоторых международных договоров, в которых участвует Россия, отличаются от нормы, содержащейся в п. 1 комментируемой статьи. Так, по Минской конвенции 1993 г. (п. 1 ст. 38) право собственности только на недвижимое имущество определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой находится это недвижимое имущество. В общем аналогичная норма содержится и во многих двусторонних договорах о правовой помощи.

Под местом нахождения имущества понимается место, где находится само имущество, независимо от того, где пребывает собственник (обладатель иного вещного права) этого имущества, а также независимо от того, где были выданы правоустанавливающие документы или где было зарегистрировано это имущество. Исключение в данном случае составляют суда и космические объекты, в отношении которых действует специальная коллизионная норма (см. комментарий к ст. 1207).

3. Пункт 1 определяет круг вопросов, которые могут быть решены в соответствии с принципом lex rei sitae: содержание права собственности и иного вещного права, их осуществление и защита.

Содержанием права собственности и иного вещного права является определение правомочий, которые может иметь обладатель этих субъективных прав.

При квалификации субъективного права как вещного необходимо учитывать нормы ст. 1187 (см. комментарий к этой статье).

В российском праве, согласно ст. 216 ГК, к вещным, помимо права собственности, относятся, в частности, право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК), право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК), право хозяйственного ведения (ст. 294 ГК), право оперативного управления (ст. 296 ГК), сервитуты (ст. 274 - 277 ГК). Перечень приведенных в ст. 216 ГК вещных прав не является исчерпывающим. К категории вещного может быть отнесено и иное субъективное право, если соответствующее положение имеется в ГК или ином законе.

В некоторых иностранных государствах к вещным относятся права лиц, не являющихся собственниками, например право залога или иные установленные законом права. Согласно английскому коллизионному праву к вещным правам относится не только право залога, но и право аренды на длительный срок, когда речь идет о недвижимом имуществе, под которым понимаются земля и все права, связанные с землей . Безусловное право собственности (fee simple) и аренда на определенный срок (lease for a term of years) признаются вещными правами и в США. Их особенностью является то, что эти права сами могут быть объектом сделки . Учитывая особый порядок защиты вещного права, квалификация субъективного права как вещного по законам того или иного государства приобретает существенную значимость.

--------------------------------
См.: Peter Stone. Conflicts of Laws. London, 1995. p. 353.

См.: Merill T.W., Smith H.E. Optimal Standardization in the Property Law: The Numerus Clausus Principle // The Yale Law Journal. 2000. 5. 110. N o. 1. P. 13.

Современная доктрина российского права допускает, что помимо прав, перечисленных в ГК и иных законах, вещными могут считаться права, которые хотя прямо и не относятся к этой категории, но обладают ее признаками, например право на чужую вещь . По мнению некоторых ученых, подтверждение тому, что залог является вещным правом, можно найти в Федеральном законе "Об ипотеке (залоге недвижимости)" .

--------------------------------
"...Феномен права залога заключается в том, что оно становится своеобразным вещным правом на чужую вещь" (Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций // Под ред. проф. О.Н. Садикова. М.: Юристъ, 2001. С. 368).

Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" // СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400; 2002. N 52 (ч. 1). Ст. 5135.

МКАС, признавая свою компетенцию в части не только договорных, но и других отношений, в том числе отношений собственности, исходит из принципа замкнутого круга вещных прав. При этом отмечается, что хотя число споров, связанных с защитой вещных прав, в практике МКАС невелико, в принятых по этим делам решениях содержится принципиальная позиция суда . Среди рассмотренных МКАС дел выделяются два спора, при разрешении которых суд обращался к средствам защиты нарушенного права как вещного. По делу N 192/1987 (решение от 25 сентября 1990 г.) арбитражный суд признал, что, если предъявлением виндикационного иска не обеспечивается надлежащая защита прав собственника, последний вправе (взамен виндикации) потребовать уплаты стоимости имущества. При этом было признано, что требования, которые вытекают из защиты права собственности, могут быть предъявлены собственником в той валюте, в которой он реально понес ущерб. Обращение к правовым средствам защиты вещного права в этом споре было направлено на защиту права собственности одного из участников отношения по передаче имущества для показа на выставке .

--------------------------------
См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда за 1986 - 1991 гг. М.: Торгово-промышленная палата Российской Федерации, 1997. С. 93, 105.

См.: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М.: Статут, 2000. С. 115, 116.

В указанном деле МКАС установил, что оборудование, оплаты которого требовал истец (итальянская фирма), было передано им для испытания ответчику без оформления соответствующего договора. Было признано, что между ответчиком, осуществляющим владение и пользование оборудованием, и истцом, которому оно принадлежит, существуют гражданско-правовые отношения: они были квалифицированы как отношения собственности. Арбитражный суд определил, что к этим отношениям применимо право страны, где находится оборудование, являющееся предметом спора. Учитывая, что оборудование практически утратило свою хозяйственную ценность и соответственно возврат его не может рассматриваться в качестве надлежащей меры для удовлетворения законных прав истца, арбитражный суд обязал ответчика возместить истцу стоимость оборудования.

4. Под осуществлением (реализацией) вещного права подразумеваются действия его обладателя. Если речь идет о российском праве, то это прежде всего реализация собственником правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом, как они определены в статьей 209 ГК. Собственник вправе по своей воле совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону, иным правовым актам, не нарушая интересы других лиц.

В практике МКАС рассматривался спор, связанный с правомочием собственника по распоряжению имуществом (дело N 124/1998, решение от 1 ноября 1998 г.). МКАС пришел к выводу, что покупатель был вправе сдать в тайм-чартер проданное ему судно, и взыскал с продавца (с учетом конкретных обстоятельств) часть суммы убытков покупателя, вызванных неисполнением им обязательств по тайм-чартеру перед третьим лицом из-за неправомерного изъятия продавцом этого судна. При решении данного дела не пришлось прибегать к коллизионной норме, т.к. соглашением сторон было признано применимым российское право. МКАС основывал свое решение на ст. 491 ГК о сохранении права собственности за продавцом, а также на том, что покупатель водного транспортного средства осуществляет деятельность, связанную с перевозками. Контрактом предусматривалось сохранение за продавцом права собственности на судно до полной оплаты его стоимости покупателем .

--------------------------------
См.: Там же.

5. Коллизионный вопрос о защите права собственности решается, согласно п. 1 ст. 1205, иначе, чем это было предусмотрено в п. 4 ст. 164 ОГЗ 1991 г., а именно в соответствии с общим коллизионным принципом "места нахождения имущества" (ранее допускался выбор собственником подлежащего применению права). Российское законодательство предусматривает абсолютный характер защиты, т.е. имеется в виду защита обладателя вещного права от любых нарушений со стороны третьих лиц. Под этим понимаются как совокупность гражданско-правовых способов защиты общего характера, предусмотренных в гл. 20 ГК, так и специальные вещно-правовые иски. Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения путем предъявления виндикационного иска (ст. 301 ГК). Предъявив негаторный иск, он может требовать, чтобы были устранены всякие нарушения его права, в том числе не связанные с лишением владения (ст. 304 ГК).

В указанных выше целях применимы и обычные способы защиты гражданских прав. Например, защита вещного права может принимать форму денежной компенсации. В деле N 207/1992 (решение Арбитражного суда при Торгово-промышленной палате от 16 января 1995 г.) арбитражный суд исходя из принципа реальной (вещно-правовой) защиты нарушенного права в свободно конвертируемой валюте удовлетворил требование истца об уплате долга, выраженного в переводных рублях. Основанием возникновения спора явилось то обстоятельство, что счет, предъявленный истцом (чехословацкой организацией) за поставленный товар, не был оплачен со ссылкой на то, что товар не заказан. Иск был предъявлен к двум российским организациям, которые были созданы на базе советской организации, заключившей с истцом в 1990 г. контракт на поставку оборудования .

--------------------------------
См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда: Научно-практический комментарий. Автор и сост. М.Г. Розенберг. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1997. С. 9.

Формой защиты вещного права является его признание. Существование права признается путем его государственной регистрации. Государственная регистрация недвижимого имущества предусматривается в ст. 131 ГК, согласно которой регистрации подлежат право собственности, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных ГК и другими законами. Порядок регистрации прав на недвижимое имущество устанавливается Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" .

--------------------------------
СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

При регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в органы, осуществляющие регистрацию, могут обращаться как российские, так и иностранные граждане и юридические лица, международные организации, иностранные государства (ст. 5 указанного Закона). Правовой статус лица как иностранного устанавливается в соответствии с личным законом этого лица (см. комментарий к ст. 1195 и 1202). Из этого правила есть исключения. Так, определяя правовой режим сделок, совершаемых в отношении участков земли сельскохозяйственного назначения, законодательство Российской Федерации предусматривает, что содержащиеся в законе ограничения распространяются также и на юридические лица, в уставном капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц составляет 50% . Правовой статус таких юридических лиц, созданных по российскому законодательству и являющихся российскими, в отношении сделок с землями сельскохозяйственного назначения приравнивается к статусу иностранного юридического лица. Защита их прав в этом случае осуществляется в порядке, предусмотренном для защиты прав иностранного инвестора.

--------------------------------
Пункт 2 ст. 2 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3018.

Защита вещных прав в рамках инвестиционных отношений обладает определенной спецификой. В России иностранный инвестор имеет право на возмещение убытков, причиненных ему в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного управления, должностных лиц этих органов, в соответствии с гражданским законодательством (ст. 5 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" ). Предусматривается также, что иностранный инвестор может искать защиту своего нарушенного права в Международном Центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). Это право иностранного инвестора обеспечивается участием государств в Вашингтонской конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и лицами других государств 1965 г., а для государств, не являющихся участниками этой Конвенции, оно может быть реализовано на основе дополнительных правил разрешения инвестиционных споров (Дополнительный Протокол к Вашингтонской конвенции 1979 г.). В российском законодательстве это право предусмотрено в Типовом соглашении о поощрении и взаимной защите инвестиций, одобренном Постановлением Правительства РФ . В соответствии с п. 2 ст. 8 указанного Типового соглашения спор может быть передан в Международный центр в соответствии с Дополнительными правилами МЦУИС (в случае если Конвенция не вступила в силу для обеих или одной из Договаривающихся Сторон).

--------------------------------
СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3493.

Постановление Правительства РФ от 9 июня 2001 г. N 456 "О заключении Соглашений между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений" // СЗ РФ. 2001. N 25. Ст. 2578; 2002. N 15. Ст. 1445.

Механизм защиты права иностранных инвесторов, предусмотренный в международных договорах и национальном законодательстве, помогает обеспечить предсказуемость судебных и арбитражных решений в вопросах защиты прав иностранных инвесторов как собственников капиталовложений.

6. В п. 2 комментируемой статьи вопросы квалификации объекта вещных прав как движимого или недвижимого имущества решаются на основе закона страны места нахождения имущества. Норма п. 2 является исключением из общего правила ст. 1187 (см. комментарий к этой статье).

Если принадлежность вещи к движимому или недвижимому имуществу определяется по российскому праву, то применяется ст. 130 ГК, согласно которой все, что прочно связано с землей, относится к недвижимому имуществу. "Прочно" означает, что объект невозможно переместить без того, чтобы не нанести несоразмерный ущерб ему или его назначению. К недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания и сооружения. Подлежащие государственной регистрации морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты также считаются недвижимостью (абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК). Закон может отнести к этой категории и иное имущество.

В соответствии с Водным кодексом недвижимостью являются водные объекты, которые определены в указанном Кодексе как "сосредоточение вод на поверхности суши в формах ее рельефа либо в недрах, имеющее границы, объем и черты водного режима" (ст. 1).

К недвижимым вещам относятся и недра, находящиеся в земле. Извлеченные полезные ископаемые как вещи, не связанные с землей, следует относить к категории движимого имущества. В отношении этой категории имущества заключаются сделки, в которых устанавливается режим полезных ископаемых, извлеченных на поверхность земли, по условиям соответствующего соглашения о разделе продукции.

Предприятие как самостоятельный объект вещных прав также относится к недвижимым вещам. При этом в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 132 ГК и комментарий к ней).

ГК устанавливает границу между движимым и недвижимым имуществом методом исключения. Все, что не является недвижимостью, следует относить к движимому имуществу. Особо подчеркивается принадлежность к категории движимых вещей денег и ценных бумаг. Общим положением гражданского права является также и то, что регистрации прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе (п. 2 ст. 130 ГК). С регистрацией недвижимого имущества, а также сделок, совершаемых с недвижимым имуществом, как правило, связано возникновение вещного права (см. комментарий к ст. 1206).

Защита вещного права может вызвать вопрос о квалификации иных категорий и институтов гражданского права. Так, при осуществлении иностранными лицами инвестиционной деятельности возникает проблема квалификации имущества как "инвестиции". Понятие "инвестиция", как правило, охватывает специально обособленное имущество, в отношении которого собственник реализует свое вещное право и которое включает движимые и недвижимые вещи, денежные средства, ценные бумаги, права требования. В праве различных государств наилучшим способом обособления имущества иностранного лица, квалифицируемого как инвестиция, признается регистрация его в качестве такового в момент, когда возникло правоотношение с иностранным инвестором.

В Федеральном законе "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" до недавнего времени этой цели служил особый порядок регистрации коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 20). С принятием единого порядка регистрации юридических лиц и с внесением соответствующих изменений в названный Федеральный закон последний перестал выполнять задачи по обособлению имущества в качестве иностранной инвестиции. Таким образом, иностранный собственник, чтобы обратиться к средствам защиты своих инвестиций, должен в каждом случае доказывать, что имущество, в отношении которого нарушены его права, является инвестицией.

--------------------------------
Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц" // СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). С. 3431.

Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 117-ФЗ "О внесении изменения в статью 20 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. 30. С. 3034.

Квалификация понятий при разрешении инвестиционных споров, если речь не идет о понятиях движимого и недвижимого имущества, осуществляется на основе правил ст. 1187 (см. комментарий к этой статье) и иным по сравнению с предусмотренным в общей коллизионной норме п. 2 образом.

Перечень возможных коллизионных критериев, к которым можно было обращаться в случае защиты вещных прав, содержался в ранее действовавшей норме п. 4 ст. 164 ОГЗ 1991 г. В ней, в частности, предусматривалось, что в подобных случаях по выбору собственника может быть применено: право страны, где находится имущество собственника; право страны, в суде которой заявлено требование; право страны, в которой транспортное средство внесено в государственный реестр. Статья 1205 не содержит такой нормы о выборе применимого права.

Консультации и комментарии юристов по ст 1205 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 1205 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

ogkrf.ru

Статья 1205 Гражданского Кодекса РФ с комментариями

Право собственности и иные вещные права на недвижимое и движимое имущество определяются по праву страны, где это имущество находится. (Статья в редакции, введенной в действие с 1 ноября 2013 года Федеральным законом от 30 сентября 2013 года N 260-ФЗ.

Комментарий к статье 1205 ГК РФ

1. Комментируемая глава включает систему коллизионного регулирования одних из самых распространенных отношений гражданского права, представляющих без преувеличения центральный институт гражданского права Российской Федерации и гражданского права других государств. Статья 1205, открывающая эту главу, закрепляет универсальные положения о выборе применимого права к вещным правам на движимое и недвижимое имущество.

Как новеллы российского коллизионного законодательства исследователи комментируют нормы, закрепленные в ст. 1205 - 1207 ГК РФ, в которых указывается на выбор права не только применительно к праву собственности (как было ранее в Основах гражданского законодательства 1991 г.), но и применительно к другим вещным правам <1>.

--------------------------------

КП: примечание.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей (под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова) включен в информационный банк согласно публикации - Юрайт, 2004.

<1> См. по этому поводу: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации (постатейный). Часть третья / Под общ. ред. А.П. Сергеева. М.: ООО "ВИТРЭМ", 2002. С. 243 - 248; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей. В 3 т. Т. 3 / Под ред. Т.Е. Абовой, М.М. Богуславского, А.Г. Светланова. М.: Юрайт-Издат, 2005. С. 377 - 386.

В комментируемой статье закрепляется коллизионная норма, определяющая выбор права для содержания, осуществления и защиты вещных прав на недвижимое и движимое имущество. Здесь получил закрепление уже давно сложившийся и отраженный в законодательстве большинства государств закон места нахождения вещи - lex rei sitae. Анализ новых источников по международному частному праву иностранных государств (Кодекса международного частного права Болгарии 2005 г., Закона о международном частном праве Украины 2005 г., Кодекса о международном частном праве и международном гражданском процессе Турции 2007 г.) подтверждает универсальность и незаменимость данного коллизионного принципа - закона места нахождения вещи - для регулирования вещных отношений.

В Российской Федерации к вещным правам, перечень которых в соответствии с п. 1 ст. 216 ГК РФ не является исчерпывающим, относятся право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК), право постоянного (бессрочного) пользования землей (ст. 268 ГК), право хозяйственного ведения (ст. 294 ГК), право оперативного управления (ст. 296 ГК), сервитут (ст. 274 - 277 ГК). Исходя из смысла комментируемой статьи, а также положений новой ст. 1205.1 ГК РФ, введенной в разд. VI ГК Федеральным законом от 30 сентября 2013 г. N 260-ФЗ, все вопросы, связанные с определением содержания вещных прав (т.е. с определением правомочий собственника или установлением правомочий обладателя другими вещными правами), будут решаться по принципу lex rei sitae.

Универсальность принципа lex rei sitae, однако, не означает невозможность существования исключений из него. В российском законодательстве такие исключения предусмотрены и отражены в последующих статьях ГК РФ. Одним из подобных исключений является нераспространение принципа lex rei sitae на отношения, регулирующие возникновение и прекращение вещных прав, чему посвящена ст. 1206 ГК РФ (см. соответствующий комментарий). Другое исключение касается судов и космических объектов, которые подлежат государственной регистрации и коллизионное регулирование прав на которые подчиняется праву государства, где такое имущество зарегистрировано. Этим вопросам посвящена ст. 1207 ГК РФ (см. соответствующий комментарий).

При всей очевидности и определенности формулы места нахождения вещи трудности могут возникать на практике с определением территории государства нахождения движимого имущества. Учитывая имманентно присущее движимому имуществу свойство перемещения, определение места нахождения такого имущества в каждом конкретном случае будет обусловлено потребностью представлять соответствующие доказательства.

2. Ранее, до модернизации норм международного частного права, в п. 2 комментируемой статьи содержался принцип, по которому происходит квалификация имущества, как движимого или недвижимого. Теперь эта норма "переместилась" в новую статью (1205.1) ГК РФ, получив более широкое содержание. В российской науке гражданского права предусмотрены различные классификации вещей или имущества, различаются главная вещь и ее принадлежность; вещь делимая и неделимая, простая и сложная; вещи неизъятые, ограниченно изъятые и полностью изъятые из оборота. В новой ст. 1205.1 ГК РФ указано, что правом, подлежащим применению к вещным правам, определяются виды объектов вещных прав, в том числе принадлежность имущества к недвижимым или движимым вещам. Интересно, что аналогичное правило содержится в п. 2 ст. 38 Закона о международном частном праве Украины 2005 г., где говорится: "Принадлежность имущества к движимым или недвижимым вещам, а также иная классификация имущества определяются правом государства, в котором это имущество находится".

Другой комментарий к статье 1205 ГК РФ

1. Нормы ст. 1205, в отличие от действовавшей ранее ст. 164 ОГЗ 1991 г., охватывают не только право собственности, но и иные вещные права. Кроме того, регулирование вещных прав теперь содержится уже в трех статьях, которые лишь в общих чертах соответствуют первым трем частям ст. 164 ОГЗ 1991 г. Помимо структурных, имеются также изменения, затронувшие коллизионное регулирование вещных прав. Нормы, соответствующей п. 2, в ранее действовавшем законодательстве не было.

2. Закрепленный в п. 1 ст. 1205 принцип применения к содержанию, реализации и защите вещных прав закона места нахождения вещи (lex rei sitae) является господствующим в праве иностранных государств. Он присутствовал и в ранее действовавшем российском законодательстве, но касался только права собственности (ст. 164 ОГЗ 1991 г.). Коллизионный принцип lex rei sitae происходит из теории статутов, в основе которой лежит территориальное разграничение законодательной компетенции в регулировании вещно-правовых отношений. Территориальный принцип связан с признанием за иностранцами их прав в пределах территории того или иного государства. На основе указанной теории статутов был предложен метод, согласно которому для каждой категории гражданских правоотношений был сформулирован подходящий коллизионный принцип. Для вещно-правовых отношений господствующим был признан принцип lex rei sitae.

Распространению и всеобщей рецепции принципа lex rei sitae в различных национально-правовых системах способствовали его простота, ясность и определенность, а также стремление расширить пространственную сферу действия национального закона путем отнесения того или иного имущества к категории недвижимого. Названные обстоятельства способствовали принятию принципа lex rei sitae и в п. 1 ст. 1205 как общего принципа коллизионного регулирования не только права собственности, но и других вещных прав. Новеллой является и положение о том, что принцип lex rei sitae применяется и к недвижимому, и к движимому имуществу. Эта новелла отражает произошедшие в мировой экономике и в экономике различных стран изменения, связанные прежде всего с движением капитала, с перемещением различного вида имуществ и выявляющиеся, в частности, в практике по инвестиционным спорам.

Следует иметь в виду, что коллизионные нормы некоторых международных договоров, в которых участвует Россия, отличаются от нормы, содержащейся в п. 1 комментируемой статьи. Так, по Минской конвенции 1993 г. (п. 1 ст. 38) право собственности только на недвижимое имущество определяется по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой находится это недвижимое имущество. В общем аналогичная норма содержится и во многих двусторонних договорах о правовой помощи.

Под местом нахождения имущества понимается место, где находится само имущество, независимо от того, где пребывает собственник (обладатель иного вещного права) этого имущества, а также независимо от того, где были выданы правоустанавливающие документы или где было зарегистрировано это имущество. Исключение в данном случае составляют суда и космические объекты, в отношении которых действует специальная коллизионная норма (см. комментарий к ст. 1207).

3. Пункт 1 определяет круг вопросов, которые могут быть решены в соответствии с принципом lex rei sitae: содержание права собственности и иного вещного права, их осуществление и защита.

Содержанием права собственности и иного вещного права является определение правомочий, которые может иметь обладатель этих субъективных прав.

При квалификации субъективного права как вещного необходимо учитывать нормы ст. 1187 (см. комментарий к этой статье).

В российском праве, согласно ст. 216 ГК, к вещным, помимо права собственности, относятся, в частности, право пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 265 ГК), право постоянного (бессрочного) пользования земельным участком (ст. 268 ГК), право хозяйственного ведения (ст. 294 ГК), право оперативного управления (ст. 296 ГК), сервитуты (ст. 274 - 277 ГК). Перечень приведенных в ст. 216 ГК вещных прав не является исчерпывающим. К категории вещного может быть отнесено и иное субъективное право, если соответствующее положение имеется в ГК или ином законе.

В некоторых иностранных государствах к вещным относятся права лиц, не являющихся собственниками, например право залога или иные установленные законом права. Согласно английскому коллизионному праву к вещным правам относится не только право залога, но и право аренды на длительный срок, когда речь идет о недвижимом имуществе, под которым понимаются земля и все права, связанные с землей . Безусловное право собственности (fee simple) и аренда на определенный срок (lease for a term of years) признаются вещными правами и в США. Их особенностью является то, что эти права сами могут быть объектом сделки . Учитывая особый порядок защиты вещного права, квалификация субъективного права как вещного по законам того или иного государства приобретает существенную значимость.

--------------------------------
См.: Peter Stone. Conflicts of Laws. London, 1995. p. 353.

См.: Merill T.W., Smith H.E. Optimal Standardization in the Property Law: The Numerus Clausus Principle // The Yale Law Journal. 2000. 5. 110. N o. 1. P. 13.

Современная доктрина российского права допускает, что помимо прав, перечисленных в ГК и иных законах, вещными могут считаться права, которые хотя прямо и не относятся к этой категории, но обладают ее признаками, например право на чужую вещь . По мнению некоторых ученых, подтверждение тому, что залог является вещным правом, можно найти в Федеральном законе "Об ипотеке (залоге недвижимости)" .

--------------------------------
"...Феномен права залога заключается в том, что оно становится своеобразным вещным правом на чужую вещь" (Гражданское право России. Общая часть: Курс лекций // Под ред. проф. О.Н. Садикова. М.: Юристъ, 2001. С. 368).

Федеральный закон от 16 июля 1998 г. N 102-ФЗ "Об ипотеке (залоге недвижимости)" // СЗ РФ. 1998. N 29. Ст. 3400; 2002. N 52 (ч. 1). Ст. 5135.

МКАС, признавая свою компетенцию в части не только договорных, но и других отношений, в том числе отношений собственности, исходит из принципа замкнутого круга вещных прав. При этом отмечается, что хотя число споров, связанных с защитой вещных прав, в практике МКАС невелико, в принятых по этим делам решениях содержится принципиальная позиция суда . Среди рассмотренных МКАС дел выделяются два спора, при разрешении которых суд обращался к средствам защиты нарушенного права как вещного. По делу N 192/1987 (решение от 25 сентября 1990 г.) арбитражный суд признал, что, если предъявлением виндикационного иска не обеспечивается надлежащая защита прав собственника, последний вправе (взамен виндикации) потребовать уплаты стоимости имущества. При этом было признано, что требования, которые вытекают из защиты права собственности, могут быть предъявлены собственником в той валюте, в которой он реально понес ущерб. Обращение к правовым средствам защиты вещного права в этом споре было направлено на защиту права собственности одного из участников отношения по передаче имущества для показа на выставке .

--------------------------------
См.: Арбитражная практика Международного коммерческого арбитражного суда за 1986 - 1991 гг. М.: Торгово-промышленная палата Российской Федерации, 1997. С. 93, 105.

См.: Розенберг М.Г. Международный договор и иностранное право в практике Международного коммерческого арбитражного суда. М.: Статут, 2000. С. 115, 116.

В указанном деле МКАС установил, что оборудование, оплаты которого требовал истец (итальянская фирма), было передано им для испытания ответчику без оформления соответствующего договора. Было признано, что между ответчиком, осуществляющим владение и пользование оборудованием, и истцом, которому оно принадлежит, существуют гражданско-правовые отношения: они были квалифицированы как отношения собственности. Арбитражный суд определил, что к этим отношениям применимо право страны, где находится оборудование, являющееся предметом спора. Учитывая, что оборудование практически утратило свою хозяйственную ценность и соответственно возврат его не может рассматриваться в качестве надлежащей меры для удовлетворения законных прав истца, арбитражный суд обязал ответчика возместить истцу стоимость оборудования.

4. Под осуществлением (реализацией) вещного права подразумеваются действия его обладателя. Если речь идет о российском праве, то это прежде всего реализация собственником правомочий владения, пользования и распоряжения имуществом, как они определены в ст. 209 ГК. Собственник вправе по своей воле совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону, иным правовым актам, не нарушая интересы других лиц.

В практике МКАС рассматривался спор, связанный с правомочием собственника по распоряжению имуществом (дело N 124/1998, решение от 1 ноября 1998 г.). МКАС пришел к выводу, что покупатель был вправе сдать в тайм-чартер проданное ему судно, и взыскал с продавца (с учетом конкретных обстоятельств) часть суммы убытков покупателя, вызванных неисполнением им обязательств по тайм-чартеру перед третьим лицом из-за неправомерного изъятия продавцом этого судна. При решении данного дела не пришлось прибегать к коллизионной норме, т.к. соглашением сторон было признано применимым российское право. МКАС основывал свое решение на ст. 491 ГК о сохранении права собственности за продавцом, а также на том, что покупатель водного транспортного средства осуществляет деятельность, связанную с перевозками. Контрактом предусматривалось сохранение за продавцом права собственности на судно до полной оплаты его стоимости покупателем .

--------------------------------
См.: Там же.

5. Коллизионный вопрос о защите права собственности решается, согласно п. 1 ст. 1205, иначе, чем это было предусмотрено в п. 4 ст. 164 ОГЗ 1991 г., а именно в соответствии с общим коллизионным принципом "места нахождения имущества" (ранее допускался выбор собственником подлежащего применению права). Российское законодательство предусматривает абсолютный характер защиты, т.е. имеется в виду защита обладателя вещного права от любых нарушений со стороны третьих лиц. Под этим понимаются как совокупность гражданско-правовых способов защиты общего характера, предусмотренных в гл. 20 ГК, так и специальные вещно-правовые иски. Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения путем предъявления виндикационного иска (ст. 301 ГК). Предъявив негаторный иск, он может требовать, чтобы были устранены всякие нарушения его права, в том числе не связанные с лишением владения (ст. 304 ГК).

В указанных выше целях применимы и обычные способы защиты гражданских прав. Например, защита вещного права может принимать форму денежной компенсации. В деле N 207/1992 (решение Арбитражного суда при Торгово-промышленной палате от 16 января 1995 г.) арбитражный суд исходя из принципа реальной (вещно-правовой) защиты нарушенного права в свободно конвертируемой валюте удовлетворил требование истца об уплате долга, выраженного в переводных рублях. Основанием возникновения спора явилось то обстоятельство, что счет, предъявленный истцом (чехословацкой организацией) за поставленный товар, не был оплачен со ссылкой на то, что товар не заказан. Иск был предъявлен к двум российским организациям, которые были созданы на базе советской организации, заключившей с истцом в 1990 г. контракт на поставку оборудования .

--------------------------------
См.: Практика Международного коммерческого арбитражного суда: Научно-практический комментарий. Автор и сост. М.Г. Розенберг. М.: Международный центр финансово-экономического развития, 1997. С. 9.

Формой защиты вещного права является его признание. Существование права признается путем его государственной регистрации. Государственная регистрация недвижимого имущества предусматривается в ст. 131 ГК, согласно которой регистрации подлежат право собственности, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных ГК и другими законами. Порядок регистрации прав на недвижимое имущество устанавливается Федеральным законом от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" .

--------------------------------
СЗ РФ. 1997. N 30. Ст. 3594.

При регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним в органы, осуществляющие регистрацию, могут обращаться как российские, так и иностранные граждане и юридические лица, международные организации, иностранные государства (ст. 5 указанного Закона). Правовой статус лица как иностранного устанавливается в соответствии с личным законом этого лица (см. комментарий к ст. 1195 и 1202). Из этого правила есть исключения. Так, определяя правовой режим сделок, совершаемых в отношении участков земли сельскохозяйственного назначения, законодательство Российской Федерации предусматривает, что содержащиеся в законе ограничения распространяются также и на юридические лица, в уставном капитале которых доля иностранных граждан, иностранных юридических лиц составляет 50% . Правовой статус таких юридических лиц, созданных по российскому законодательству и являющихся российскими, в отношении сделок с землями сельскохозяйственного назначения приравнивается к статусу иностранного юридического лица. Защита их прав в этом случае осуществляется в порядке, предусмотренном для защиты прав иностранного инвестора.

--------------------------------
Пункт 2 ст. 2 Федерального закона от 24 июля 2002 г. N 101-ФЗ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3018.

Защита вещных прав в рамках инвестиционных отношений обладает определенной спецификой. В России иностранный инвестор имеет право на возмещение убытков, причиненных ему в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного управления, должностных лиц этих органов, в соответствии с гражданским законодательством (ст. 5 Федерального закона от 9 июля 1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" ). Предусматривается также, что иностранный инвестор может искать защиту своего нарушенного права в Международном Центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС). Это право иностранного инвестора обеспечивается участием государств в Вашингтонской конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и лицами других государств 1965 г., а для государств, не являющихся участниками этой Конвенции, оно может быть реализовано на основе дополнительных правил разрешения инвестиционных споров (Дополнительный Протокол к Вашингтонской конвенции 1979 г.). В российском законодательстве это право предусмотрено в Типовом соглашении о поощрении и взаимной защите инвестиций, одобренном Постановлением Правительства РФ . В соответствии с п. 2 ст. 8 указанного Типового соглашения спор может быть передан в Международный центр в соответствии с Дополнительными правилами МЦУИС (в случае если Конвенция не вступила в силу для обеих или одной из Договаривающихся Сторон).

--------------------------------
СЗ РФ. 1999. N 28. Ст. 3493.

Постановление Правительства РФ от 9 июня 2001 г. N 456 "О заключении Соглашений между Правительством Российской Федерации и правительствами иностранных государств о поощрении и взаимной защите капиталовложений" // СЗ РФ. 2001. N 25. Ст. 2578; 2002. N 15. Ст. 1445.

Механизм защиты права иностранных инвесторов, предусмотренный в международных договорах и национальном законодательстве, помогает обеспечить предсказуемость судебных и арбитражных решений в вопросах защиты прав иностранных инвесторов как собственников капиталовложений.

6. В п. 2 комментируемой статьи вопросы квалификации объекта вещных прав как движимого или недвижимого имущества решаются на основе закона страны места нахождения имущества. Норма п. 2 является исключением из общего правила ст. 1187 (см. комментарий к этой статье).

Если принадлежность вещи к движимому или недвижимому имуществу определяется по российскому праву, то применяется ст. 130 ГК, согласно которой все, что прочно связано с землей, относится к недвижимому имуществу. "Прочно" означает, что объект невозможно переместить без того, чтобы не нанести несоразмерный ущерб ему или его назначению. К недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты, леса, многолетние насаждения, здания и сооружения. Подлежащие государственной регистрации морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты также считаются недвижимостью (абз. 2 п. 1 ст. 130 ГК). Закон может отнести к этой категории и иное имущество.

В соответствии с Водным кодексом недвижимостью являются водные объекты, которые определены в указанном Кодексе как "сосредоточение вод на поверхности суши в формах ее рельефа либо в недрах, имеющее границы, объем и черты водного режима" (ст. 1).

К недвижимым вещам относятся и недра, находящиеся в земле. Извлеченные полезные ископаемые как вещи, не связанные с землей, следует относить к категории движимого имущества. В отношении этой категории имущества заключаются сделки, в которых устанавливается режим полезных ископаемых, извлеченных на поверхность земли, по условиям соответствующего соглашения о разделе продукции.

Предприятие как самостоятельный объект вещных прав также относится к недвижимым вещам. При этом в состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 132 ГК).

ГК устанавливает границу между движимым и недвижимым имуществом методом исключения. Все, что не является недвижимостью, следует относить к движимому имуществу. Особо подчеркивается принадлежность к категории движимых вещей денег и ценных бумаг. Общим положением гражданского права является также и то, что регистрации прав на движимые вещи не требуется, кроме случаев, указанных в законе (п. 2 ст. 130 ГК). С регистрацией недвижимого имущества, а также сделок, совершаемых с недвижимым имуществом, как правило, связано возникновение вещного права (см. комментарий к ст. 1206).

Защита вещного права может вызвать вопрос о квалификации иных категорий и институтов гражданского права. Так, при осуществлении иностранными лицами инвестиционной деятельности возникает проблема квалификации имущества как "инвестиции". Понятие "инвестиция", как правило, охватывает специально обособленное имущество, в отношении которого собственник реализует свое вещное право и которое включает движимые и недвижимые вещи, денежные средства, ценные бумаги, права требования. В праве различных государств наилучшим способом обособления имущества иностранного лица, квалифицируемого как инвестиция, признается регистрация его в качестве такового в момент, когда возникло правоотношение с иностранным инвестором.

В Федеральном законе "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" до недавнего времени этой цели служил особый порядок регистрации коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 20). С принятием единого порядка регистрации юридических лиц и с внесением соответствующих изменений в названный Федеральный закон последний перестал выполнять задачи по обособлению имущества в качестве иностранной инвестиции. Таким образом, иностранный собственник, чтобы обратиться к средствам защиты своих инвестиций, должен в каждом случае доказывать, что имущество, в отношении которого нарушены его права, является инвестицией.

--------------------------------
Федеральный закон от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц" // СЗ РФ. 2001. N 33 (ч. 1). С. 3431.

Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 117-ФЗ "О внесении изменения в статью 20 Федерального закона "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" // СЗ РФ. 2002. 30. С. 3034.

Квалификация понятий при разрешении инвестиционных споров, если речь не идет о понятиях движимого и недвижимого имущества, осуществляется на основе правил ст. 1187 (см. комментарий к этой статье) и иным по сравнению с предусмотренным в общей коллизионной норме п. 2 образом.

Перечень возможных коллизионных критериев, к которым можно было обращаться в случае защиты вещных прав, содержался в ранее действовавшей норме п. 4 ст. 164 ОГЗ 1991 г. В ней, в частности, предусматривалось, что в подобных случаях по выбору собственника может быть применено: право страны, где находится имущество собственника; право страны, в суде которой заявлено требование; право страны, в которой транспортное средство внесено в государственный реестр. Статья 1205 не содержит такой нормы о выборе применимого права.

newgkrf.ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *