Выписать умершего из квартиры: Как выписать умершего человека из квартиры

Содержание

Как выписать умершего человека из квартиры

По возвращению с кладбища родные усопшего погружаются в обычную жизнь. Это значит, что с квартиры убираются личные вещи покойного, делается перестановка, подаются документы на выписку. В суете дней последнее часто откладывают на неопределённый срок. Делать это ни в коем случае нельзя. Наоборот, жилищный вопрос следует решить как можно скорее.

Какими бывают документы о смерти

Основанием для выписки умершего являются предъявление следующих документов:

Медицинской справки. В морге дежурный патологоанатом выдаёт данную справку, где прописывает окончательный диагноз смерти.

Гербового свидетельства о смерти. Формально этот документ для мёртвого человека идентичен паспорту для живущего.

Справки по форме 11 (в прошлом – по форме 33). На её основании родственники могут получить пособие на погребение.

Более детально о каждом из документов можно прочесть в соответствующем разделе нашего сайта.

Выписываем умершего человека из квартиры

Для выписки почившего существует 4 возможных способа действий.

Через паспортный стол

Самый привычный способ для граждан РФ. Если не учитывать время простоя в очереди, считается самым оперативным вариантом. При небольшой загруженности сотрудников, перерасчёт задолженности по услугам ЖКХ может произойти уже в следующем месяце после подачи заявления.

Через ФМС

Отделения Федеральной Миграционной Службы исполняют те же функции, что и паспортные столы. Плюс в том, что на сайте fms.gov.ru вы сможете не только узнать адрес ближайшего отделения и телефон, но и узнать, какой пакет документов необходим в том или ином случае (выписка, прописка, смена владельца лицевого счёта). Выписка проводится автоматически, через оговоренный на законодательном уровне срок.

Через МФЦ

Филиалы службы «одного окна» имеются во многих крупных городах страны. Обращение сюда не сулит очередей, всё выполняется по записи и достаточно оперативно. Пакет документов тот же, что и в остальных вариантах.

Через сайт «Госуслуги»

По разным причинам человеку может быть удобнее обращение онлайн, нежели личное. Проблема состоит в том, что требуется собрать расширенный пакет документов, включающий военный билет, СНИЛС и другие справки. Всё это следует отсканировать (сфотографировать на телефон) и приложить к заявлению. Последнее оформляется в электронном виде в соответствующем разделе на сайте «Госуслуги».

Как проверить, произошла ли выписка умершего?

Второй шаг – проконтролировать, произошла ли выписка усопшего с занимаемой им при жизни жилплощади. К сожалению, ни одна из вышеперечисленных служб не даёт обратной связи. Узнать о свершившемся можно по факту:

  1. Получив квитанцию на оплату услуг ЖКХ.
    В графе проживающих число будет уменьшено на 1.
  2. Запросив справку о составе жильцов. Из неё вы узнаете, сколько человек числятся зарегистрированными по определённому адресу.

Оперативный перерасчёт оплаты ЖКХ в случае смерти жильца

Основным стимулирующим фактором для подачи заявления на выписку почившего из квартиры считается перерасчёт задолженности по услугам ЖКХ. Возможно, на мёртвого члена семьи был оформлен лицевой счёт. Тогда необходимо подать заявление на переоформление в управляющую компанию (ТСЖ, ЕИРЦ и пр.). К нему следует приложить согласие всех совершеннолетних лиц, проживающих по данному адресу. Сделать это следует в сжатые сроки, иначе перерасчёт оплаты по услугам ЖКХ не будет произведён.

Почему перерасчёт нужно сделать незамедлительно?

Скорбь и повседневные хлопоты отнимают немало времени. Родственники усопшего настолько глубоко порой переживают потерю, что забывают о делах насущных. Но иногда членами семьи движут и меркантильные интересы.

Опишем самые распространённые заблуждения, коими руководствуются затягивая выписку усопшего из квартиры.

Пример 1. Сохранение льгот

Умерший мог при жизни относиться к льготной категории граждан и пользоваться определёнными скидками на оплату ЖКХ. Члены семьи неразумно полагают, что благодаря промедлению с выпиской они сэкономят свои средства. Огорошим: льготы не являются наследуемыми. При потере кормильца лучше подать документы в соответствующую службу и получить соответствующие льготы на себя.

Пример 2. 6 месяцев до унаследования жилья

Наследование и оплата ЖКХ не имеют между собой никакой взаимосвязи. Если в квартире никто не планирует проживать (и не зарегистрирован) – то об этом следует уведомить управляющую компанию как можно раньше. Если же на квадратных метрах будут проживать члены семьи – им вменяется в обязательство оплата услуг ЖКХ.

Пример 3. Муниципальная собственность

При нахождении квартиры в муниципальной собственности переоформить лицевой счёт могут лишь близкие родственники – жена (муж), дети. Остальные могут претендовать лишь если находились на иждивении, были прописаны и постоянно проживали по указанному адресу. В случае задержек с переоформлением велика вероятность, что муниципальную жилплощадь отдадут в пользование другим лицам.

Данные случаи наиболее часто встречающиеся, но не исчерпывают все варианты при которых родственники умышленно затягивают переоформление документов.

Что делать, если в квитанциях начислена лишняя сумма за умершего?

После подачи заявления на выписку вам остаётся лишь ждать, когда сам факт свершится. Если же в очередной раз получив квитанции на оплату услуг ЖКХ вы не увидели уменьшения суммы, то следует подать в управляющую компанию заявление на проведение перерасчёта. В качестве аргументов к нему прикрепляют:

  • Копию первичного заявления на выписку умершего.
  • Копию Свидетельства о смерти или Постановления суда о признании человека умершим.
  • Копии квитанций об оплате услуг ЖКХ за последние месяцы.

Во время личного приёма следует подтвердить копии оригиналами (кроме первичного заявления на выписку, которое вы оставили в соответствующей инстанции).

Что делать, если управляющая компания отказывается делать перерасчёт?

Каждая организация действует в своих интересах и склонна отказывать рядовому гражданину в проведении перерасчёта. Необходимо знать, что подобные действия неправомерны. Если после вашего обращения перерасчёт задолженности не последовал, потребуйте письменного ответа, по каким причинам он не производится. Дальнейшее решение проблемы предоставьте судебным инстанциям.

Почему не следует откладывать выписку умершего из квартиры

Кроме умышленных способов сэкономить на оплате услуг ЖКХ существуют и более банальные причины, по которым родственники затягивают с переоформлением документов. Болезнь, командировка или семейные обстоятельства могут стать препоной своевременной подаче заявления. Именно для этих случаев существует портал «Госуслуги», который работает по выходным и даже ночью. Не медлите, иначе существует реальный шанс потерять больше в дальнейшем.

Продажа недвижимости

Наличие «мёртвой души» среди жильцов часто сводит на нет все попытки продать квартиру. В интересах наследников своевременно выписать усопшего. Ведь покупатели не смогут без Гербового свидетельства о смерти провести самостоятельно выписку почившего. А платить за услуги ЖКХ на дополнительного человека всю жизнь им вряд ли захочется.

Приватизация жилья

Приватизация жилья проводится в равных долях на всех, кто прописан на данной жилплощади. Мёртвый член семьи в этом случае будет своего рода балластом для проведения этой процедуры. Своевременная выписка упростит перевод муниципальной собственности в частную.

Екатеринбургский похоронный дом Ритуал.ру соболезнует вашей утрате. Мы понимаем, что чувствуют близкие, потерявшие дорогого им человека. В то же время решение насущных жилищных вопросов не стоит откладывать в долгий ящик. Наша юридическая служба готова предоставить необходимую консультацию в отношении вопросов выписки и переоформления лицевого счёта с усопшего на другого члена фамилии. Получить индивидуальные рекомендации относительно конкретного вашего случая вы можете по телефону горячей линии 8 (343) 339-48-45. Отвечаем на звонки и выезжаем по заявкам круглосуточно.

Возможно, вам будет интересно:

11 декабря 2019

Выписать умершего из квартиры в Минске: условия и сроки

После кончины близкого и родного человека потребуется не только подготовить и провести достойное погребение. Понадобится также обосновать и распределить права на жильё. При этом одно из необходимых действий — снятие с регистрации, т.е., выписка умершего. Она оформляется в паспортном столе. Перечень документов, подаваемых в паспортный стол, и срок, в течение которого выполняется снятие с регистрации, зависит от того, было ли приватизировано жильё, из которого выписывается покойный.

Выписка умершего из квартиры в Минске, которая была приватизирована

Выписка занимает не более трёх рабочих дней, если в жилье, приватизированном на имя покойного, был зарегистрирован только он. Документы на снятие умершего с регистрации можно подать в течение полугода, считая с официально установленной даты кончины.

Выписка проводится на основании:

  • заявления о снятии умершего с регистрации;
  • паспорта, который подтверждает личность заявителя;
  • свидетельства о смерти, удостоверяющего факт кончины;
  • документов о родстве.

В том случае, кода заявитель получает долю квартиры, необходима справка о составе семьи.

Если же заявитель будет владеть квартирой единолично, в паспортный стол надо представить документ, который подтверждает право наследования.

Сведения об оформлении выписки фиксируются в домовой книге.

Выписка умершего из неприватизированного жилья в Минске

Если проводится выписка умершего родственника из квартиры, приватизация которой не была оформлена, в паспортном столе предъявляют:

  • заявление на снятие покойного с регистрации;
  • паспорт, удостоверяющий личность заявителя;
  • свидетельство о смерти, которое официально подтверждает факт кончины;
  • документы, удостоверяющие родство;
  • договор социального найма на жильё.

При найме доли жилья, из которого выписывается умерший, необходима справка о составе семьи. Если предстоит единоличный наём жилья, потребуется документ о праве на наследство.

На основании пакета требуемых документов покойный из квартиры выписывается, но только после того, как будет перезаключён договор с новым наёмщиком.

Сведения о снятии с регистрации заносятся в домовую книгу.

Перерасчёт коммунальных платежей в связи со смертью человека

Чтобы скорректировать оплату коммунальных услуг, следует обратиться в учреждение, которое эти услуги обеспечивает. Туда, с предъявлением паспорта и свидетельства о смерти, подаётся заявление в письменной форме. Размер коммунальных платежей будет пересчитан за период, прошедший с даты, когда смерть человека, который проживал в квартире, была официально зарегистрирована.

7 ноября 2019

Возможно вам будет интересно:

Как выписать умершего человека из квартиры | Ritual.

ru

Смерть человека – это не только горе для его близких, но и множество организационных и юридических проблем. Один из самых распространенных вопросов, которые могут возникнуть у родственников умершего: «Как выписать умершего из квартиры?». Разобраться с нюансами этого вопроса поможет материал ниже.

Где выписать умершего человека из квартиры?

Законодательством предусмотрено четыре способа выписать умершего человека из квартиры: через ФМС, паспортный стол, МФЦ или портал «Госуслуги».

Выписать умершего человека из квартиры через ФМС

Чтобы выписать умершего человека из квартиры через ФМС, нужно посетить отделение Федеральной Миграционной Службы по месту проживания. Сделать это нужно после получения гербового свидетельства о смерти. Регистрация проживания умершего отменяется вскоре после того, как заявление и сопутствующие документы будут поданы в службу.

Выписать умершего человека из квартиры через паспортный стол

Чтобы выписать умершего человека из квартиры через паспортный стол, нужен стандартный пакет документов и заявление о том, что умерший был снят с регистрационного учета. Таким способом чаще всего пользуются, когда нужно как можно быстрее сделать перерасчет размера оплаты за ЖКУ после смерти проживавшего в квартире человека.

Выписать умершего человека из квартиры через МФЦ

Чтобы выписать умершего человека из квартиры через Многофункциональный центр, нужно узнать, есть ли в вашем городе или районе МФЦ. Этот вариант удобен тем, что позволяет обратиться в ту же организацию, что выдает свидетельство о смерти. При выписке умершего человека из квартиры через МФЦ документы и последовательность действий не отличаются от обращения в паспортный стол.

Выписать умершего человека из квартиры через портал “Госуслуги”

Чтобы выписать умершего человека из квартиры через сайт «Госуслуги», понадобится на нем зарегистрироваться. Для работы с сайтом понадобится загрузить документы заявителя: паспорт, военный билет, СНИЛС и ряд других. Затем необходимо подтвердить регистрацию по электронной почте и телефону. Среди разделов сайта выбирается нужная услуга, заполняется электронное заявление.

Перерасчёт квартплаты и коммунальных услуг при выписке покойного из квартиры

Если услуги ЖКХ оплачивались с лицевого счёта умершего, надо обращаться в управляющую организацию (в подавляющем числе случаев это ТСЖ, ЕИРЦ и т.п.).

Чтобы провести перерасчет, в управляющую компанию понадобится обратиться со следующими документами:

· гербовое свидетельство о смерти;

· паспорт заявителя;

· заявление о смене владельца лицевого счета.

Когда это произойдёт, они произведут перерасчёт со дня смерти бывшего обладателя лицевого счёта.

Как проверить, выписан ли умерший?

Существует два простых способа проверить факт выписки умершего из квартиры:

1. Документально удостовериться, что число живущих в квартире жильцов уменьшилось: для этого нужно посмотреть соответствующую графу коммунальной платёжной квитанции.

2. Запросить справку о составе семьи: в этом документе перечислены все жильцы квартиры, зарегистрированные в ней на текущее время.

Что делать, если в счета за ЖКУ после смерти начислена лишняя сумма за умершего?

Если по разным причинам своевременно выписать покойного из квартиры не удалось, и в счета за жилищно-коммунальные услуги успела набежать дополнительная сумма, для перерасчёта необходимы следующие документы:

1. заявление о снятии умершего с регистрационного учета;

2. гербовое свидетельство о смерти;

3. ксерокопии и подлинники квитанций об оплате за период после смерти;

4. заявление о перерасчете общей суммы выплат за коммунальные услуги с момента смерти жильца.

Порой управляющая компания может отказать сделать перерасчета. отказываются сделать пересчет. Такие спорные ситуации разрешаются через суд. Для судебного разбирательства понадобится представить письменный отказ в перерасчете от управляющей компании, подписанный официальным лицом и заверенный печатью компании.

Лучше не откладывать выписку умершего из квартиры. Чем это чревато?

Хотя законодательно не существует однозначных сроков, в течение которых усопший должен быть выписан из квартиры, не следует надолго откладывать снятие с регистрационного учета. Наличие не выписанного умершего способно привести к другим осложнениям:

Проблема при оформлении недвижимости на продажу

Если в квартире кто-либо прописан (неважно, умер человек или живой), этот факт обычно на порядки уменьшает количество потенциально заинтересованных клиентов и вероятность сделки. В итоге, квартиру нельзя продать, пока умерший из неё не выписан.

Без выписки умершего невозможна приватизация жилья

В случаях, когда недвижимость числится на муниципальном счету, а покойный был тем, чья подпись стоит на договоре социального найма, необходимо переписать документ как можно быстрее. Пока на руках не будет нового договора, приватизация жилья будет невозможна. Также нельзя будет оформить и регистрацию в ней.

Если умерший был нанимателем квартиры, относящейся к собственности муниципалитета, следует подавать заявление о переоформлении соответствующего договора на одного из непосредственных родственников, прописанных в квартире на постоянной основе.

Распространенные ошибки

Ошибка 1

Внимание! Распространена ошибка, когда родственники умершего начинают претендовать на льготы по оплате жилья, которыми пользовался умерший при жизни. Не имеет смысла тратить на это время, так как после смерти лица, пользовавшегося льготами, эти льготы аннулируются и не переходят “по наследству” к родственникам почившего.

Ошибка 2

Часто сбивает с толку такой юридический казус: недвижимость передается по праву наследования только через 6 месяцев, а до этого она условно числится за умершим. Увы, это совершенно не означает сохранения на этот срок действия льгот.

Ошибка 3

Ещё одна ошибка: умышленное сокрытие и использование льгот усопшего после его смерти. Подобные действия лишь на первый взгляд могут показаться выгодными – практически всегда они заканчиваются судебным разбирательством с коммунальными службами и предрешенным проигрышем родственников.

Будем очень рады видеть вас, дорогие читатели, среди подписчиков нашего канала (подписаться можно сверху).

Обязательно ставьте лайки — это важно для канала 😉

А с этим и многими другими материалами вы можете ознакомиться на сайте Ritual.ru

Как выписать из квартиры умершего

Снятие с учета умершего производится в паспортно-визовой службе при наличии определенных документов. С этим делом не стоит затягивать, во избежание возможных проблем в будущем при продаже квартиры, ее наследования и т. п.

Вам понадобится

  • — свидетельство о смерти;
  • — свидетельство о смерти;
  • — паспорт;
  • — решение суда о признании лица умершим.

Руководство по эксплуатации

1

Получить свидетельство о смерти умершего. Если человек умер в больнице, то в больнице будет произведено вскрытие и вынесено заключение о причине смерти. Если умерший регулярно наблюдался у участкового терапевта, имея какое-либо хроническое заболевание, то получить такую ​​справку можно в поликлинике.

2

Вызовите полицию. Это необходимо сделать, если умерший долгое время не наблюдался в поликлинике или умер вне дома.Сотрудники правоохранительных органов должны прийти и констатировать смерть. Далее необходимо позвонить в службу морга. Они возьмут тело на вскрытие. Затем вы можете получить свидетельство о смерти с указанием ее причины.

3

Имея на руках медицинскую справку о смерти, идите в районный ЗАГС. Не забудьте взять паспорт и паспорт умершего. Через несколько дней вы сможете получить свидетельство о смерти. Сотрудники ЗАГС могут отказать вам в выдаче свидетельства, если у них возникнут сомнения в вашем родстве с умершим, поэтому возьмите с собой подтверждающие это документы (например, свидетельство о браке).Паспорт уничтожен.

4

Если по какой-либо причине нет возможности предъявить паспорт умершего, вы получите решение суда, которое будет основанием для снятия с учета. Например, гражданин может быть признан судом умершим при условии, что его место жительства не содержит сведений о месте его жительства в течение 5 лет (п. 1 ст. 45 ГК РФ). В этом случае нужно подать в суд заявление о признании человека умершим, а затем выписать его на основании решения суда.

5

Обратиться в районный отдел паспортно-визовой службы. Возьмите паспорт и свидетельство о смерти умершего. Написать заявление о снятии с учета умершего. Убедиться в том, что умерший был выписан из вашей квартиры, можно, обратившись в ЖЭК и запросив выписку из домовой книги.

Освобождение от удержания налога на имущество

Когда человек умирает, Закон о налогах налагает залог на недвижимое имущество умершего, чтобы обеспечить уплату любого причитающегося налога на наследство.Этот залог налога на наследство вступает в силу с даты смерти умершего. Чтобы передать недвижимое имущество из имущества умершего, вы должны запросить, а затем получить разрешение на арест от налогового департамента штата Нью-Йорк. Освобождение от залога — это разрешение на передачу недвижимого имущества, находящегося в штате Нью-Йорк, без удержания налога на наследство. Залог применяется только к недвижимому имуществу, расположенному в штате Нью-Йорк.

Плата за освобождение от удержания не взимается.

Когда требуется освобождение от залога

Освобождение от залога используется по мере необходимости для всех дат смерти , если только умерший и оставшийся в живых супруг не владели недвижимым имуществом как единственные совместные арендаторы.

Требуется ли освобождение от залога не зависит от стоимости имущества.

Как обеспечить своевременную обработку

Во избежание задержки закрытия заявки ваша заявка должна быть точной и полной. Перед тем, как отправить заявление на освобождение от залога, дважды проверьте, что у вас есть:

  • выбраны правильные формы,
  • включены все необходимые документы,
  • выполнил все необходимые разделы, а
  • рассмотрел наши Советы по хранению .

Когда запланировать закрытие

Делайте , а не , планируйте свое закрытие до тех пор, пока не получите заверенную печатью копию освобождения от удержания (если требуется освобождение от удержания).

Среднее время обработки заполненной заявки составляет от трех до четырех недель.

  • Предоставьте дополнительные семь-десять рабочих дней для отправки по почте.
  • Неверные или неполные формы и отсутствующие документы могут значительно увеличить время обработки.

Как подать заявку

Вы должны подать две формы и все дополнительные документы , чтобы подать заявление на освобождение от удержания.

Файловая форма ET-117, Освобождение от налога на залоговое имущество — недвижимость или кооперативная квартира , и один из следующего:

  • Форма ET-30, Заявление об освобождении от удержания налога на имущество ,
  • Форма ET-706, Налоговая декларация штата Нью-Йорк (если у нас уже есть ваша декларация в файле, но вам нужно отправить форму ET-117, и вы не вносите поправки в форму ET-706, отправьте только первую страницу формы ET -706 и напишите на нем «Копия для запроса удержания»), или
  • Форма ET-85, Свидетельство об уплате налога на имущество штата Нью-Йорк .

Если вы хотите назначить представителя для получения конфиденциальной информации от вашего имени, см. Форму ET-14, Доверенность на налог на имущество .

Какую форму вы должны подать

Используйте приведенную ниже таблицу, чтобы определить, какую форму использовать. См. формы и инструкции по налогу на имущество, чтобы получить форму, соответствующую периоду времени, в котором произошла смерть. См. Pub-605, Освобождение залога налога на имущество Процедуры для версии таблицы, показанной ниже, для печати.

 Какая форма
Если использовать Требуется с формой ET-117, Освобождение от залога и налога на наследство — недвижимость или кооперативная квартира
вы являетесь назначенным душеприказчиком или распорядителем имущества, или должным образом уполномоченным представителем душеприказчика, и
  • менее девяти месяцев прошло со дня смерти,
Примечание : Если вы подали заявление на получение завещательного письма или административного письма, но еще не получили их, используйте форму ET-85, Свидетельство о налоге на имущество штата Нью-Йорк, , чтобы запросить освобождение от ареста .
Форма ET-30, Заявление об освобождении от удержания налога на имущество .   Заполните раздел Оценочная стоимость всех активов недвижимости .

  Отправьте оригинал или заверенную копию завещательного письма или административного письма.

  Приложите копию свидетельства о смерти.

  Введите PTIN или номера социального страхования, запрашиваемые во всех формах, которые вы отправляете (Налоговое законодательство, статья 26, раздел 977(A)).

имущество должно подать налоговую декларацию штата Нью-Йорк, и либо:
  • наследственное имущество не получило продления срока для подачи декларации о налоге на наследственное имущество, и с даты смерти прошло более девяти месяцев; или
  • наследственное имущество получило продление срока подачи декларации по налогу на наследство, и с даты смерти прошло более 15 месяцев (срок продления истек),
Форма ET-706, Налоговая декларация штата Нью-Йорк .   Полностью уплатить все причитающиеся налоги.

  Приложите копию свидетельства о смерти.

  Введите PTIN или номера социального страхования, запрашиваемые во всех формах, которые вы отправляете (Налоговое законодательство, статья 26, раздел 977(A)).

 Включите все другие дополнительные документы (см. форму ET-706-I, Инструкции к форме ET-706 ).

Примечание : если у нас уже есть ваша декларация в файле, но вам нужно отправить форму ET-117, и вы не вносите изменения в форму ET-706, отправьте только первую страницу формы ET-706 и напишите «Копия для запроса на удержание » в теме.

имущество не обязано подавать налоговую декларацию штата Нью-Йорк, и либо:
  • исполнитель или администратор не назначены; или
  • со дня смерти прошло более девяти месяцев,
ИЛИ

наследственное имущество должно подать налоговую декларацию штата Нью-Йорк, или:
  • со дня смерти прошло менее девяти месяцев, а душеприказчик или управляющий не назначен; или
  • с даты смерти прошло более девяти, но менее 15 месяцев, и было предоставлено продление срока подачи декларации по налогу на наследство,
Форма ET-85, Подтверждение налога на имущество штата Нью-Йорк .  Отправьте форму ET-130, Предварительный платеж налога на наследство , если применимо. (Если недвижимость облагается налогом, от вас может потребоваться произвести расчетный платеж.)

 Вы должны заполнить раздел Расчетная чистая недвижимость .

  Нотариально заверить форму ET-85, Подтверждение налога на имущество штата Нью-Йорк .

 Отправьте подписанную форму ET-85, Подтверждение налога на имущество штата Нью-Йорк . Форма должна быть подписана заявителем, исполнителем или утвержденной доверенностью.

  Введите PTIN или номера социального страхования, запрашиваемые во всех формах, которые вы отправляете (Налоговое законодательство, статья 26, раздел 977(A)).

  Приложите копию свидетельства о смерти.

Насадки для напильника

  • Для заполнения всех разделов формы ET-117 используйте зарегистрированный акт недвижимости и счет налога на имущество. Заполните отдельную форму ET-117 для объектов недвижимости, расположенных в разных округах.
  • Заполните отдельную форму ET-117 для недвижимости и кооперативных квартир, даже если они расположены в одном округе.
  • Убедитесь, что имя и адрес в форме ET-117 указаны точно и разборчиво; сюда мы отправим готовый ЭТ-117. После обработки адрес не может быть изменен без отправки новой формы ET-117.
  • Прежде чем подавать заявление на освобождение от залога, убедитесь, что задолженность по налогу на недвижимость полностью уплачена. Мы не можем обработать запрос об отказе или снятии ареста до тех пор, пока все счета не будут оплачены.
  • Не используйте частный адрес доставки для запроса освобождения от удержания.Отправить все документы на:
НАЛОГ НА НЕДВИЖИМОСТЬ, НЬЮ-ЙОРК
ЦЕНТР ОБРАБОТКИ
PO BOX 15167
ALBANY NY 12212-5167

Ресурсы

 

Обновлено:

Сравнение записей о выписке из больницы со свидетельством о смерти: можно ли объяснить различия?

Цель исследования: Качество статистики смертности имеет важное значение для эпидемиологических исследований.Сообщалось о значительных расхождениях между свидетельствами о смерти и соответствующими выписками из больниц. В этом исследовании изучается, можно ли объяснить различия между основной причиной смерти в свидетельстве о смерти и основным состоянием из окончательной записи о выписке из больницы различиями в процедурах отбора МКБ. Авторы также обсуждают последствия необъяснимых различий для качества данных о смертности.

Дизайн: С помощью ACME, стандартного программного обеспечения для выбора основной причины смерти, была изучена совместимость между основной причиной смерти и окончательным основным состоянием. В исследовании также выясняется, влияют ли данные, имеющиеся в выписке из больницы, но не указанные в свидетельстве о смерти, на выбор основной причины смерти.

Параметр: Шведские свидетельства о смерти за 1995 г. были связаны с национальным регистром выписки из больниц. Полученная база данных включала 69 818 человек, которые были госпитализированы в течение последнего года жизни.

Основные результаты: Основная причина смерти и основное состояние различались на уровне Основного списка в 54% смертей. Треть различий не могла быть объяснена процедурами отбора МКБ. Добавление данных о выписке из больницы изменило основную причину в 11% смертей. Для некоторых причин смерти, включая несчастные случаи со здоровьем и случайные падения, эффект был существенным.

Вывод: Большинство различий между основной причиной смерти и окончательным основным состоянием можно объяснить различиями в процедурах выбора МКБ. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, указывают ли необъяснимые различия на более низкое качество данных.

ЧЕЛОВЕК против ЛОУ | 214 г. н.э. 2d 1 | Приложение Нью-Йорка. Отд. | решение | Закон

САЛЛИВАН, Дж.

Хотя мы согласны с возражением, согласно которому, в соответствии с People v Page (72 NY2d 69), преждевременное увольнение судом первой инстанции действующего присяжного требует отмены и нового судебного разбирательства по обвинению в преступном владении оружием в третьей степени, мы находим, изучив протокол и на основании решения People v Montanez (41 NY2d 53), что доказательства в поддержку осуждения ответчика за убийство по неосторожности были юридически недостаточными, и отклоняем это обвинение. .

Обвинительный приговор подсудимому вытекает из расстрела его близкого друга, Кэлвина Джонсона, 18 лет, 14 июня 1990 года, после вечернего пьянства на крыльце перед многоквартирным домом на Уолтон-авеню, 2352, где жил Кальвин. . Кроме ответчика, свидетелей происшествия не было. По словам подсудимого, давшего показания на суде, Кальвин, у которого за поясом был пистолет, вытаскивал пистолет и баловался с ним весь вечер. В какой-то момент Кэлвин поднялся наверх в свою квартиру и вскоре вернулся с пистолетом за поясом.Кальвин снова начал вытаскивать пистолет, и подсудимый повторил предыдущие предупреждения, которые он дал Кальвину, чтобы он прекратил играть с ним. Когда подсудимый потянулся, чтобы забрать пистолет, он выстрелил, смертельно ранив Кальвина.

Подсудимый схватил пистолет и побежал наверх в квартиру Кальвина. Сестра и бойфренд Кэлвина, Уильям Оуэс, описали подсудимого как обезумевшего и паникующего, когда он вошел в квартиру. Подсудимый неоднократно заявлял, что он по ошибке или случайно застрелил Кальвина. Получив указание вынести пистолет из квартиры, подсудимый выбросил его в окно. Он сбежал вниз по лестнице, свернул за угол и вызвал скорую помощь. Вернувшись на крыльцо, он заметил на углу двух патрульных полицейских. Подозреваемый подбежал и вызвал их на место происшествия. На допросе офицеров подсудимый отрицал, что был свидетелем стрельбы, опровержение, которое он должен был повторить еще дважды следователям на месте происшествия, а затем в участке.

Установленное законом определение убийства по преступной небрежности включает в себя взаимодействие двух положений.§ 125.10 Уголовного закона гласит: «Лицо виновно в убийстве по преступной небрежности, когда оно по преступной небрежности стало причиной смерти другого человека». Уголовный закон § 15.05 (4) предусматривает, что «[лицо] действует с преступной небрежностью в отношении результата или обстоятельства, описанного в законе, определяющем преступление, когда оно не воспринимает существенный и неоправданный риск того, что такой результат произойдет или что такое обстоятельство существует Риск должен иметь такой характер и степень, что неспособность его осознать представляет собой грубое отклонение от стандарта осмотрительности, который разумный человек соблюдал бы в данной ситуации. Однако, как ясно дал понять Апелляционный суд, «небрежность, необходимая для уголовной небрежности, значительно серьезнее, чем для обычной гражданской небрежности, и что небрежность должна быть такой, чтобы ее серьезность была очевидна любому, кто разделяет общие принципы общества». чувство правильного и неправильного [цитаты опущены]». (People v Boutin , 75 NY2d 692, 695-696.) «[C]Убийство по небрежности требует не только неспособности осознавать риск смерти, но также и некоторого серьезной вины в поведении, которое вызвало его.Связанный с этим риск должен был быть «значительным и неоправданным», а неспособность понять этот риск должна была быть «грубым отклонением» от разумной осмотрительности». 53, , см. выше) , было возбуждено уголовное дело по обвинению в расстреле подсудимым старого друга. Эти двое были одни в течение полутора часов на кухне дома покойного, беседуя, по словам свидетелей обвинения, о долге за наркотики. , когда другие, которые пили в гостиной, услышали громкий хлопающий звук, доносящийся из кухни. Были показания о том, что покойный, окровавленный, пошатываясь, вошел в гостиную, спрашивая: «[Чем] вы стреляли в меня?», На что подсудимый ответил: «Я просто показывал это ему» или «Извините. Я просто хотел показать ему это». (Выше , 55 лет). Подсудимый упал на колени и начал плакать и обнимать покойного. Свидетель показал, что видел в руке подсудимого небольшой револьвер, который он положил в карман, прежде чем выйти из дома. Пистолет так и не был восстановлен.Подсудимый показал, что после дружеской беседы, не связанной с наркотиками, когда он повернулся, чтобы надеть куртку, чтобы уйти, покойный сказал подсудимому, что у него есть «хорошая вещь, которую он хочет показать вам». (Supra , на 56.) Подсудимый обернулся, увидел пистолет, который, как только он его взял, выстрелил. Подсудимый признал, что в момент выстрела пистолет мог быть у него в руке и что он, вероятно, отнес его в гостиную, где положил рядом с телом. Он отрицал, что принес пистолет в дом, и настаивал на том, что он принадлежал погибшему.

Апелляционный суд счел доказательства недостаточными для вынесения обвинительного приговора за непредумышленное убийство второй степени или любое менее серьезное правонарушение, которое, конечно, включало бы убийство по преступной небрежности. Отметив возможность того, что разногласие могло привести к горячему спору, побудившему подсудимого изъять оружие, чтобы угрожать умершему, суд счел в равной степени возможным и то, что производство оружия не было связано с каким-либо разногласием, «возможно, проявленный в дружбе и небрежно уволенный в результате обычной небрежности. (Supra , at 57.) Однако наиболее важно то, что суд установил, что «даже если предположить, что оружие находилось в руке подсудимого во время стрельбы, ни это обстоятельство, ни какие-либо другие факторы в деле не вынуждают сделать вывод о том, что то, как подсудимый обращался с оружием, если оно было небрежным, поднималось до уровня преступного деяния [цитата опущена]».

Здесь, как и в Montanez (выше) , подсудимый и погибший были одни во время стрельбы, и ответчик является единственным свидетелем события. Точно так же, как и в деле Montanez , ответчик показал, что пистолет находился во владении покойного до того, как его выписали, и что пистолет разрядился, когда он, ответчик, потянулся, чтобы забрать его у покойного. Также, как и Montanez , народные свидетели видели подсудимого с автоматом только после стрельбы. Действительно, показания подсудимого о том, что пистолет был у погибшего до стрельбы, не опровергнуты. Уильям Оуэс, свидетель обвинения, недвусмысленно показал, что он не видел ни подсудимого, ни погибшего с оружием в течение 45 минут, которые он был с ними непосредственно перед стрельбой.Обнаружение патрона 357-го калибра в кармане покойного только подтвердило показания подсудимого по этому поводу.

Несогласие указывает на показания Уильяма Оуэса о том, что пистолет принадлежал подсудимому, и приходит к выводу, что передача подсудимым пистолета во владение Кальвина, когда последний находился в состоянии алкогольного опьянения, является достаточно предосудительной, чтобы поддержать обвинительный приговор в убийстве по преступной небрежности. Эта новая теория впервые представлена ​​в апелляции. Теория народа на суде заключалась в том, что подсудимый произвел смертельный выстрел, и именно по этой теории присяжным был представлен пункт об убийстве по неосторожности.В любом случае, даже если бы присяжные пришли к выводу, что пистолет принадлежал подсудимому, нет никаких доказательств того, что он передал его в руки Кэлвину. Как уже отмечалось, единственное свидетельство очевидца состоит в том, что пистолет все время находился во владении Кальвина, вплоть до момента, предшествующего стрельбе. Таким образом, вывод несогласных о том, что подсудимый «отдал пистолет во владение умершего», является чистой спекуляцией, и мы отказываемся поддерживать обвинительный приговор на таком незначительном основании. И хотя демонстрация оружия или доступ к нему в присутствии пьяного человека — самые неблагоприятные выводы, которые можно сделать из улик — могут быть проявлением недальновидности, такое поведение едва ли поднимается до уровня «предосудительного поведения, создающего или создание существенного и неоправданного риска смерти» (People v Boutin , 75 N. Y.2d 692, 696, , см. выше) , который необходим для подтверждения осуждения за убийство по неосторожности.

Заявления подсудимого семье погибшего сразу же после инцидента не противоречили его показаниям в суде. По словам подсудимого, стрельба произошла, когда он потянулся, чтобы забрать пистолет у погибшего. Когда он коснулся либо пистолета, либо покойного, пистолет разрядился. Такая последовательность событий вполне могла привести подсудимого, которому в то время было 16 лет, к мысли, что он случайно застрелил своего лучшего друга.Таким образом, показания сестры покойного, аналогичные показаниям Оуэса, о том, что подсудимый вбежал в квартиру, неистово крича: «Я совершил ошибку и застрелил Кэла», далеки от установления того, что поведение подсудимого поднялось до уровня преступной халатности.

Более того, показания доктора Пирла, заместителя судебно-медицинского эксперта, почти окончательно подтвердили описание подсудимым того, как произошла стрельба. В частности, доктор Перл свидетельствовал, что единственный выстрел был произведен с близкого расстояния, то есть с расстояния от одного дюйма до двух футов, но, безусловно, ближе двух футов. То, что пуля прошла вверх через тело покойного, не противоречит, как предполагают несогласные, показаниям подсудимого о том, что покойный вытаскивал пистолет из-за пояса, когда тот выстрелил. Нет никаких свидетельств того, как далеко от его пояса находился пистолет в момент выстрела или в каком направлении он был направлен. Примечательно, что Народ не пытался ни посредством показаний доктора Пирла, ни любого другого свидетеля утверждать теорию, выдвинутую несогласными, о том, что восходящий путь пули в теле умершего противоречит версии подсудимого о стрельбе.В связи с этим следует отметить, что д-р Пирл не обнаружил в ране или вокруг нее каких-либо волокон, которые могли бы присутствовать, если бы пуля прошла через одежду, прежде чем попасть в тело покойного, как это было бы в случае, если бы подсудимый выстрелил из пистолета. .

Кроме того, следует отметить, хотя подсудимый, как он признал в суде и перед семьей погибшего на следующий день после стрельбы, солгал полиции, в остальном его поведение предполагало, что то, что произошло тем вечером перед домом 2352 на Уолтон-авеню, не подняться до того уровня серьезной вины со стороны подсудимого, который необходим для установления вины в убийстве по неосторожности. Первой его мыслью было бежать в квартиру семьи погибшего. Именно подсудимый вызвал на место происшествия скорую помощь, и именно подсудимый остановил проезжавшую мимо патрульную машину.

Наконец, в несогласии большое внимание уделяется тому факту, что подсудимый и погибший до инцидента находились в состоянии алкогольного опьянения. Хотя нет никаких доказательств того, что подсудимый был в состоянии алкогольного опьянения в то время, протокол показывает, что уровень алкоголя в крови умершего при вскрытии составлял 0,17%, что является «довольно высоким уровнем», что, по словам д-ра К.Перл отметил, что «это повлияло бы на настроение [умершего], его координацию, его мелкую моторику». Эти доказательства ничуть не умаляют версии подсудимого о расстреле и, во всяком случае, подтверждают ее.

Поскольку вопрос о правовой недостаточности полностью сохранен для рассмотрения в апелляционном порядке, адвокат защиты ходатайствовал о вынесении судебного постановления об увольнении при закрытии дела Народа и сослался на Montanez (выше) , осуждение за убийство по неосторожности должно быть отменено. и обвинение снято.

Соответственно, решение Верховного суда округа Бронкс (Джордж Д. Ковингтон, Дж.), вынесенное 9 января 1992 г., осудило подсудимого после суда присяжных за незаконное владение оружием третьей степени и убийство по преступной небрежности. и приговор его к одновременному лишению свободы на неопределенный срок от 2 1/3 до 7 лет и от 1 1/3 до 4 лет, соответственно, должны быть отменены по закону, пункт обвинения в преступном убийстве по неосторожности отклонен, а дело возвращено на новое рассмотрение. новое судебное разбирательство по остальным пунктам.

САЛЛИВАН, Дж.

МЕРФИ, П.Дж., РОЗЕНБЕРГЕР и НАРДЕЛЛИ, Дж.Дж., согласны с САЛЛИВАНОМ, Дж.; ТОМ, Дж., не согласен с другим мнением.

Решение

Верховного суда округа Бронкс, вынесенное 9 января 1992 г., отменило по закону обвинение в убийстве по неосторожности, а дело было направлено на новое рассмотрение по оставшемуся пункту.

TOM, J. (частично не согласен).

Вечером 14 июня 1990 года подсудимый Дональд Лоу пил узо (крепкий греческий ликер) и пиво со своими друзьями Кэлвином Джонсоном (Кэлвин), а также Уильямом Оусом и другими на крыльце перед зданием. обозначен как 2352 Уолтон-авеню, Бронкс, Нью-Йорк.В какой-то момент мистер Оуэс покинул группу и поднялся наверх в квартиру (Квартиру), которую он делил с Кэлвином; сестра Кальвина, Кальвина Джонсон; и отец Кэлвина, Кэлвин Джонсон-старший (мистер Джонсон).

Примерно в 23:00. В тот же вечер Кальвина мыла пол, когда услышала быстрый и повторяющийся звонок в дверь. После этого ответчик вошел в квартиру в безумном, паническом и нервном состоянии и сказал ей и г-ну Оуэсу, что он по ошибке или случайно застрелил Кальвина.В то время подсудимый держал в руках «большой черный пистолет», револьвер Magnum калибра .357, длина которого составляла примерно от 8 до 10 дюймов. Подсудимый воскликнул, что ему нужно спрятать пистолет, а затем попытался спрятать его в шкафу.

Кальвина в сопровождении подсудимого спустилась вниз, чтобы проверить своего брата, и увидела Кальвина, сидящего в углу с закрытыми глазами. Затем Кальвина вернулась в квартиру, чтобы получить четвертак, чтобы вызвать скорую помощь, а ответчик выбежал за угол, также чтобы вызвать скорую помощь. В это время г-н Джонсон спустился вниз и увидел, что его сын сидит перед зданием, вытянув перед собой ноги. Кальвин не дышал и у него не было пульса, и г-н Джонсон заявил, что заметил пороховые ожоги на груди Кальвина, когда он поднял рубашку.

Ответчик подал сигнал офицерам полиции Нью-Йорка Смиту и Келлнеру и сообщил им, что он поднялся наверх в квартиру, чтобы забрать кассету, и, возвращаясь на крыльцо, услышал громкий шум.Подсудимый продолжил, что, выйдя из здания, он обнаружил, что его друг был застрелен. Детектив Джеймс Дэви показал, что впоследствии он допросил подсудимого в 46-м участке, и ему рассказали практически ту же историю, что и подсудимый другим полицейским.

После этого подсудимому было предъявлено обвинение в непредумышленном убийстве второй степени, преступном убийстве по неосторожности, преступном владении оружием второй и третьей степени и преступном использовании огнестрельного оружия второй степени.

На суде подсудимый показал, что Кальвин был «близким другом», которого знал три или четыре года и с которым занимался спортом, видеоиграми и катался на велосипедах. Ответчик утверждал, что в день, о котором идет речь, он встретил Кальвина в квартире между 14:30 и 14:30. и 15:00 и примерно через полчаса они отправились навестить друга подсудимого, Дэвида Грея, в Верхний Вест-Сайд Манхэттена. Впоследствии Грей достал коробку для кроссовок, содержащую различные пистолеты, и после некоторого обсуждения Грей вручил умершему длинный черный .357 Magnum и несколько пуль. Подсудимый утверждал, что Кэлвин поместил пистолет за пояс, а пули в карман, после чего подсудимый и Кэлвин покинули квартиру Грея и пошли в квартиру подсудимого, чтобы забрать кассету.

Затем двое молодых людей доехали на метро до района Кальвина, купили алкоголь в винном магазине и пошли в дом умершего, где встретили мистера Оуза и начали пить на крыльце. Подсудимый показал, что после того, как г-н Оуэс поднялся наверх, Кэлвин начал «дурачиться» с пистолетом и продолжал вытаскивать его из области талии и держать перед собой.Ответчик утверждал, что он сказал Кальвину остановиться и положить пистолет наверх в квартиру, после чего Кальвин удалился наверх, но вернулся через 10 или 20 минут, чтобы снова начать играть с пистолетом.

Подсудимый утверждал, что он еще раз сказал Кальвину убрать пистолет, и когда он попытался помешать умершему вытащить его, он выстрелил, после чего подсудимый якобы выхватил пистолет из-под рубашки Кальвина и повалил его на землю. Затем ответчик побежал наверх, держа пистолет, якобы потому, что не хотел, чтобы полиция нашла его у умершего.

Ответчик был осужден по вышеуказанным обвинениям и в настоящее время обжалует свой приговор по различным основаниям. Во-первых, ответчик утверждает, что осуждение за убийство по неосторожности было юридически недостаточным на основании представленных доказательств, и ссылается на дело People v Montanez (41 N.Y.2d 53) в поддержку своего утверждения.

В Montanez во время светского собрания двое взрослых мужчин, которые были друзьями в течение 20 лет, тихо беседовали (двое свидетелей охарактеризовали обсуждение как разногласие) на кухне, примыкающей к другой комнате, занятой небольшим количеством друзей, когда раздался громкий хлопок, после чего один из мужчин, пошатываясь, вышел из кухни, держась за шею окровавленной рукой. Умерший, по показаниям двух свидетелей, заявил: «[Чем] вы стреляли в меня?», после чего последовали восклицания подсудимого, что он не хотел этого делать, он «просто хотел показать ему это. ‘» (Supra , в 55.) Затем подсудимый встал на колени и начал обнимать смертельно раненого и плакать. Один из свидетелей показал, что у подсудимого был небольшой револьвер в руке, когда он вышел из кухни, и что он положил оружие в карман, прежде чем выйти из дома. Ответчик опроверг эту версию и признал, что, хотя пистолет мог быть в его руке, когда он выстрелил, он принадлежал умершему.Ответчик показал, что, когда он повернулся, чтобы выйти из комнаты, умерший сказал: «У меня есть хороший предмет, чтобы показать вам» и что, когда он взял пистолет у умершего, он выстрелил (выше , в 56).

Суд Montanez постановил, что доказательства недостаточны для вынесения обвинительного приговора по обвинению в совершении преступления, и заявил, что даже если предположить, что оружие было в руке подсудимого во время стрельбы, было недостаточно доказательств, подтверждающих вывод о том, что манера обращения подсудимого с оружием, если она была небрежной, доходила до уровня уголовного деяния.

Уголовный закон § 125.10 гласит: «Лицо виновно в убийстве по преступной небрежности, когда оно по преступной небрежности стало причиной смерти другого человека». «Преступная небрежность» в отношении определенного результата определяется в Уголовном кодексе § 15.05 (4) как неспособность «ощутить существенный и неоправданный риск того, что такой результат произойдет или что такое обстоятельство существует. Риск должен быть таким характер и степень того, что неспособность понять это представляет собой грубое отклонение от стандарта осторожности, который разумный человек соблюдал бы в данной ситуации.»

В деле People v Boutin (75 NY2d 692, 696) Апелляционный суд постановил, что прецедентное право, а также формулировки закона совершенно ясно показывают, что убийство по преступной небрежности «требует не только неспособности осознавать риск смерти , но и некоторая серьезная предосудительность в поведении, которое его вызвало». Статут служит для определения правонарушения, которое применимо к поведению, которое считается социально нежелательным (People v Haney , 30 NY2d 328, 334). Окончательный ущерб должен представлять собой то, что ответчик должен был при данных обстоятельствах явно «предвидеть как разумно связанный с [его] действиями» (People v Kibbe , 35 N.Ю.2д 407, 412; Народ против Галле, 77 N.Y.2d 953, 955).

В деле Montanez не было достаточных доказательств для поддержки элементов убийства по преступной небрежности в соответствии с § 125.10 Уголовного закона, где доказательства устанавливали, что ответчик не осознавал существенный и неоправданный риск смерти и не было серьезной вины. в его действиях, повлекших смерть наследодателя. Единственным доказательством по делу были показания подсудимого о том, что умерший показывал ему пистолет и что, когда он взял пистолет из рук умершего, он случайно выстрелил.Фактическая ситуация в этом случае четко различима.

При определении того, подтверждают ли доказательства, представленные в суде, обвинение в убийстве по преступной небрежности, доказательства должны рассматриваться в свете, наиболее благоприятном для народа, и должны использоваться все разумные выводы, которые можно сделать из них (People v Contes , 60 NY2d 620; People v Way , 59 NY2d 361; People v Kennedy , 47 NY2d 196, 203; People v Crespo , 198 A. D.2d 85, 86, lv отказано 82 N.Y.2d 923 ).

В деле в баре не оспаривается тот факт, что пиво, крепкие спиртные напитки и, возможно, небольшое количество марихуаны были выпиты подсудимым и умершим непосредственно перед стрельбой, и, хотя нет токсикологического заключения относительно ответчика, кровь умершего- уровень алкоголя составлял 0,17%, что доктор Перл, свидетель из бюро судебно-медицинской экспертизы, охарактеризовало на суде как «опьянение умершего». Кроме того, были представлены доказательства в виде показаний гр.Должен, что ружье, которое он видел в ночь стрельбы, принадлежало подсудимому, и этот подсудимый показывал ему ружье в течение прошлого года. Г-н Оуэс показал, что рассматриваемое оружие было длинноствольным .357 Magnum, и это заявление было дополнительно подкреплено его показаниями о том, что он был знаком с этим типом огнестрельного оружия и стрелял из него раньше, чтобы сравнить его с .44 Magnum. . Приведенные выше показания г-на Оуза также следует рассматривать в сочетании с показаниями г-на Джонсона, бывшего морского пехотинца, который утверждал о своих близких отношениях с сыном и о том факте, что если бы у Кальвина был пистолет, он бы показал его. своему отцу, поскольку и отец, и сын были любителями оружия.

В соответствии с доказательствами, представленными в настоящем деле, присяжные могли бы обоснованно установить, что рассматриваемое оружие принадлежало ответчику и что, передав оружие умершему, когда он находился в состоянии алкогольного опьянения, ответчик создал существенный и неоправданный риск смерти, что привело к предосудительному поведению, которое в конечном итоге привело к смерти наследодателя. Тот факт, что подсудимый сразу после стрельбы завладел оружием, попытался его спрятать, а затем выбросил, можно рассматривать как дополнительное подтверждение его права собственности на оружие.

Показания подсудимого также несколько расходились с доказательствами судебной экспертизы и поднимают вопрос о том, как умерший был застрелен. Доктор Перл показал, что «пуля вошла в правый сосок [умершего] и направилась к его спине * * * и немного вверх или немного к сердцу». Эти показания противоречат версии ответчика о том, как произошла стрельба. Подсудимый заявил, что умерший «дурачился с пистолетом», вытаскивая его из-за пояса и держа перед собой.Подсудимый показал, что Кальвин снова начал вытаскивать пистолет из-за пояса, а подсудимый «просто сделал вот так [позже описанный для протокола как выставление левой руки в сторону на уровне талии] как стоп, и он выстрелил * * * затем я схватил его и * * * медленно опустил, а я выхватил пистолет из-под его рубашки и побежал вверх по лестнице». Подсудимый также показал, что, когда раздался выстрел, пистолет все еще «застрял у него в рубашке».

Если действительно умерший снова начал вытаскивать пистолет из-за пояса, то непонятно, почему и как пуля взяла восходящий след и вошла в верхнюю часть туловища.Поскольку пуля вошла в грудь умершего немного вверх по направлению к его спине, пистолет должен был быть направлен на умершего во время выстрела. Это не согласуется с показаниями подсудимого о том, что пистолет разрядился, когда умерший снимал его с пояса, или что пистолет все еще был «застрял в его рубашке», когда он выстрелил.

Наконец, подсудимый, как и г-н Оус и Кальвина Джонсон, показал, что, войдя в квартиру, подсудимый воскликнул, что он (хотя и ошибочно или случайно) застрелил Кэлвина.Это произошло в то время, когда подсудимый, у которого, несомненно, был пистолет, пытался спрятать его до приезда полиции. Пистолет в итоге был выброшен и, судя по всему, так и не был найден.

Таким образом, подсудимый и умерший употребляли большое количество алкогольных напитков, когда, «дурачась» с заряженным пистолетом, который, как показали показания, принадлежал подсудимому, Кальвин был смертельно ранен. Независимо от того, был ли выстрел преднамеренным, тот факт, что были представлены достаточные доказательства, чтобы убедить присяжных в том, что подсудимому принадлежало оружие, в сочетании с тем фактом, что умерший и подсудимый употребляли алкоголь, когда хватали и, возможно, боролись из-за заряженного огнестрельного оружия, указывает на виновность (Народ против Бутина, см. выше). Такое поведение можно однозначно охарактеризовать как социально нежелательное и относящееся к классу, который статут пытается запретить (People v Haney, выше). Я не согласен с большинством и считаю, что обвинение в убийстве по неосторожности не должно быть снято.

Однако я согласен с большинством в том, что суд первой инстанции неправильно уволил и заменил больного присяжного заседателя, который должен был вернуться на следующий день суда.

В ходе этого краткого судебного разбирательства в понедельник, 9 декабря 1991 года, состоялись вступительные заявления и первоначальные показания.Во вторник судебное заседание не состоялось, так как это был календарный день суда, а в среду судебное заседание не состоялось из-за болезни присяжного. В связи с болезнью присяжного суд отложил рассмотрение дела на четверг. В четверг, 12 декабря, люди завершили свое дело, и суд объявил о своем намерении, чтобы защита представила свое дело, начиная с утра пятницы, после чего в понедельник последует подведение итогов и выступление присяжных.

Однако в пятницу, 13 декабря, другой присяжный позвонил секретарю IAS Part и объяснил, что он болен и не может присутствовать «сегодня». Суд немедленно заменил больного присяжного заместителем, против чего возражала защита, утверждая, что не осталось ничего, кроме показаний подсудимого, и можно ожидать возвращения отсутствующего присяжного на следующую дату судебного заседания. После этого суд постановил:

«Пусть в протоколе будет отражено, что я думал о том, что вы сказали, и я думал о предыдущем присяжном, и я понимаю, что это за неделю до праздничных выходных.

«Я не хочу создавать опасный прецедент и думаю, что пора пресечь это дело в зародыше прямо сейчас.Я заменю присяжного и поставлю заместителя номер один».

В результате в пятницу подсудимый дал показания, в понедельник дело было передано присяжным, а в среду был вынесен вердикт, признающий подсудимого виновным в убийстве по неосторожности и незаконном хранении оружия третьей степени.

В деле People v Page (72 N.Y.2d 69, 73) Апелляционный суд постановил, что:

«Статут здесь — в требовании увольнения присяжного, который не может продолжать службу «по причине болезни или другой нетрудоспособности, или по любой другой причине» (CPL 270. 35 [выделено нами]) — наделяет суд первой инстанции свободой принятия взвешенного решения, влияющего на отправление правосудия, на основе фактов, которые должны быть представлены, признавая, что уголовное разбирательство не должно быть неоправданно или несправедливо отложено вопреки интересам защиты или обвинение * * *.

«Не предполагалось никаких жестких правил или катехизисов, и их не нужно было разрабатывать в судебном порядке для определения точных параметров, когда присяжный недоступен в соответствии с этим предписанием закона.Скорее, иллюстративные факторы, которые могут быть рассмотрены при принятии таких решений, включают стадию судебного разбирательства, ожидаемую продолжительность отсутствия присяжного заседателя, если она известна, является ли возвращение присяжного поддающимся проверке, разумно неизбежным и определенным, были ли предприняты разумные попытки определить местонахождение отсутствующего присяжного и другие соответствующие обстоятельства, такие как постоянная доступность ключевых свидетелей. Решение суда первой инстанции об увольнении присяжного заседателя должно защищать важное право обвиняемого на то, чтобы его судили присяжные, при выборе которых подсудимый имел право голоса. Таким образом, требуется достаточно тщательное расследование и перечисление в протоколе фактов и причин для применения установленного законом разрешения на увольнение и замену присяжного на основании продолжающейся недоступности». (Выделение добавлено; см. 2d 443, в котором этот суд постановил, что непроведение судом первой инстанции «достаточно тщательного расследования» того, когда и сможет ли больной присяжный продолжить работу, было обратимой ошибкой; People v Hines , 191 A.D.2d 274, lv отказано 81 N.Y.2d 1074 , в котором этот Суд постановил, inter alia , что суд первой инстанции должен был узнать о степени недоступности присяжных, испытывающих финансовые трудности; People v Rodriguez , 185 A.D.2d 198, в котором этот суд постановил, что решение об увольнении присяжного должно быть официально подтверждено причинами или фактами такого увольнения; People v Powell , 179 г. н.э., 2d 599, affd 80 N.Y.2d 852, в котором этот суд отменил обвинительный приговор подсудимому, поскольку суд не поинтересовался, сможет ли присяжный присутствовать на судебном заседании на следующий день; People v Dunn , 169 AD2d 394, в котором этот суд отменил обвинительный приговор подсудимому и назначил новое судебное разбирательство, поскольку суд не смог установить подробности недееспособности присяжного или зарегистрировать свои усилия и результаты; People v Olaskowitz , 162 AD2d 322, lv изъято 76 NY2d 1023 , в котором этот суд назначил новое судебное разбирательство, поскольку суд первой инстанции не провел явного расследования и поспешно заменил присяжного просто потому, что присяжный посоветовал секретарю что он или она был болен в тот день.)

В рассматриваемом нами вопросе суд первой инстанции, по-видимому, не провел никакого расследования, тщательного или иного, для установления ожидаемой продолжительности отсутствия присяжного или его характера. Скорее, суд первой инстанции, похоже, намеревался избежать короткой задержки (один день), и, если бы суд ждал до понедельника, показания подсудимого, а также подведение итогов и обвинение присяжных могли быть либо втиснуты в один день, либо, по крайней мере, , вместо этого дело могло быть передано присяжным во вторник.Ссылка суда на праздничные дни неуместна, поскольку праздничные каникулы не должны были начаться до следующего понедельника, т. е. через целую неделю после дня, запланированного для подведения итогов и оплаты. Наоборот, главная задача суда, по-видимому, заключалась в том, чтобы использовать замену заместителя, чтобы избежать краткого перерыва в судебном разбирательстве, которое без других предвзятых факторов не может перевесить право обвиняемого быть судимым первоначально избранным присяжным.

Также важно отметить, и это бесспорно, что судебный процесс был близок к завершению в то время, когда присяжный вызвал больного, что, по словам выдающегося судьи Купфермана из этого суда, должно было «посоветовать терпение» (People v. Галлетта , 171 А.D.2d 178, 180, lv отказано 79 N.Y.2d 947 ). Здесь такого не было показано. Поскольку подсудимому было отказано в его праве на суд присяжных, выбранных Народом и ответчиком (см. Народ против Пейджа, выше , стр. 73), обвинительный приговор должен быть отменен, а дело направлено на новое рассмотрение.

Наконец, я согласен с тем, что суд первой инстанции должным образом отклонил ходатайство подсудимого о привлечении присяжных к ответственности за то, что он временно законно владел пистолетом. Хотя такая теория освобождает подсудимого от уголовной ответственности за хранение оружия, которое он «вырвал» у другого, в деле в суде бесспорно, что подсудимый сохранил оружие после стрельбы, перенес его в другое место, пытался скрыть это, и в конце концов отказался от него.Сохранив владение оружием вышеуказанным образом, что «противоречит любому утверждению о невиновном владении» (People v Williams , 50 NY2d 1043, 1045), право ответчика на временное законное хранение было отклонено (People v Banks , 76 NY2d 799; People v Snyder , 73 NY2d 900).

: :: Решения Апелляционного суда Калифорнии :: Прецедентное право Калифорнии :: Законодательство Калифорнии :: Законодательство США :: Justia

[Граждан. № 14665.Второй район, отд. Один. 30 января 1946 г.]

ЛЕЛА Б. ПЛАТТ, Заявитель, против ГОРОДА ЛОС-АНДЖЕЛЕС и др., Ответчики.

АДВОКАТ

Пол Тейлор и Кеннет В. Кирни от апеллянта.

Рэй Л. Чесебро, городской прокурор, и Джон Дж. Талли-младший, заместитель городского прокурора, для респондентов.

МНЕНИЕ

УАЙТ, Дж.

Это апелляция на решение Верховного суда округа Лос-Анджелес об отказе в судебном приказе [72 Cal. Приложение. 2d 754] мандат на принудительную выплату пенсии заявительнице как вдове Ричарда Т.Платт, сотрудник полицейского управления ответчика города Лос-Анджелес.

[1] Раздел 183 устава города Лос-Анджелес разрешает выплату пенсии вдове умершего сотрудника полицейского управления, который умер до того времени, когда он отслужил в таком отделении необходимое количество лет, дающих ему право выйти на пенсию (в данном случае двадцать лет) только в том случае, если такой член умрет в результате какой-либо травмы, полученной во время исполнения им своих обязанностей, или в результате болезни, вызванной исполнением таких обязанностей. Это положение устава означает, что между обязанностью, исполняемой наследодателем, и непосредственной причиной его смерти должна быть показана причинно-следственная связь, опосредованная или непосредственная. (Cordell v. City of Los Angeles, 67 Cal. App. 2d 257, 262 [154 P.2d 31].) [2] Таким образом, представленный здесь вопрос заключается в правильности вывода суда первой инстанции о том, что самоубийство в состоянии невменяемости не явилось следствием телесных повреждений, полученных им при исполнении служебных обязанностей. Существование такой причинно-следственной связи обязательно является научным вопросом, при решении которого необходимо прибегать к научным знаниям специалистов, обученных такому научному предмету.Таким образом, показания экспертов становятся необходимыми.

Покойный стал сотрудником отдела полиции в 1922 году и так продолжалось до его смерти в результате самоубийства в 1940 году. серьезной из них была травма правой ноги 21 ноября 1928 года, которая потребовала длительной госпитализации и двух операций по пересадке кости. Затем заявитель утверждал, что покойный «в результате полученных им травм, как указано выше, и несмотря на попытки восстановить нормальное здоровье хирургическими операциями и лечением, впал в уныние, заболел и заболел душой и телом, а его разум и нервная система страдал до такой степени, что стал психически неуравновешенным, и, будучи таким психически неуравновешенным, в результате этого он покончил с собой 29 декабря 1940 года.Признается, что в то время, когда полицейский Платт покончил с собой, он был психически неуравновешенным, и суд первой инстанции установил, что, хотя покойный был психически неуравновешенным в то время, когда он покончил с собой, и его самоубийство было результатом его психического расстройства. состояние, «указанное психическое состояние не было [72 Cal. Приложение. 2d 755] в результате и не был вызван какими-либо или всеми травмами, полученными упомянутым Ричардом Т. Платтом при исполнении им своих обязанностей в качестве сотрудника полицейского управления. »

Утверждения апеллянта: (1) «доказательства показывают причинно-следственную связь между травмами офицера Платта, его психическим расстройством и последующей смертью; (2) решение противоречит власти и основано на ошибочном и узком толковании Устава города; (3) нет реального противоречия между доказательствами, достаточными для подтверждения выводов суда первой инстанции». , знакомые и соратники покойного, а также санитары, показания которых были направлены на поведение, характер и привычки покойного как до, так и после несчастного случая 21 ноября 1928 г., а также на обстоятельства, связанные с изменением его личности на протяжении многих лет. что завершилось его смертью.Представленные таким образом показания стали основой для гипотетического вопроса, поставленного каждым из трех свидетелей-экспертов, один из которых был представлен каждой из сторон, а другой был выбран и назначен судом. Таким образом, соответствующие и вещественные доказательства можно лучше всего выразить, изложив указанный гипотетический вопрос, который звучит следующим образом:

«Мужчина двадцати шести лет в 1922 году сдал необходимые экзамены на государственную службу — физические и умственные. , для работы в качестве офицера полиции в городе Лос-Анджелес, и был назначен на эту должность в апреле 1992 года.

«За несколько недель до этого назначения он был с честью уволен из Корпуса морской пехоты США по завершении первого призыва, последний год которого проходил в Китае и на Филиппинах.

«На 30-й день августа 1923 года этот человек женился в первый раз. Этот брак продлился всего четыре месяца. Его жена добилась развода на основании крайней жестокости, утверждая в своей жалобе, что ее муж возражал против ее дальнейшего трудоустройства, что он много раз ссорился с ней, оскорблял ее, заявлял, что она не заботится о нем должным образом; что через месяц после свадьбы он проклял ее, послал к черту и грубо толкал по комнате; что незадолго до фактического расставания он поссорился с ней, назвал ее чертовой шлюхой и ударил ее [72 кал.Приложение. 2d 756] со сжатым кулаком. Он не дал никакого ответа на эти обвинения, и дело было прекращено заочно.

«Несмотря на развод по указанным причинам, эти мужчина и женщина, после их разлуки, продолжали видеться друг с другом на совершенно дружеской основе, и эта дружба продолжалась примерно до 1936-37 года.

«Нет ничего конкретный момент или запись в послужном списке этого человека в качестве офицера полиции до 1928 года, когда он начал ездить на мотоциклах в качестве обычного полицейского города Лос-Анджелес.В том же году с ним произошло три несчастных случая, все из которых отмечены и упомянуты в резюме медицинской карты этого человека в приемной больнице Лос-Анджелеса. … Вы видели и изучили эту запись, доктор, и я попрошу вас предположить, что этот экспонат является резюме медицинской карты нашего гипотетического человека в этом вопросе.

«В июне месяце 1927 года этот человек женился во второй раз. Он жил с женой до апреля 1930 года. У нас нет сведений об обстоятельствах, приведших к их разводу, но в 1937 году он принес иск о разводе по причине ее дезертирства.Она разрешила это действие по умолчанию, и 25 октября 1939 года было вынесено окончательное решение о разводе. сведения о которых приведены в резюме медицинской документации приемного госпиталя, упомянутого выше, мы имеем следующую картину нашего гипотетического мужчины:

«Он был веселого, беспечного нрава, судя по обстоятельствам, приведшим к раздельному проживанию и разводу в его первом браке, ничего не зарегистрировано в отношении какого-либо необычного поведения или поведения с его стороны. Брат его первой жены, отношения которого с нашим гипотетическим мужчиной после развода, разрушившего первый брак, продолжались на вполне дружеской основе, описывается как «мужской мужчина»; с ним было приятно общаться. Тем, кто с ним работал, он казался обычным нормальным человеком, не лучше и не хуже своих товарищей.

«До ранения 21 ноября 1928 года наш гипотетический человек выпивал умеренно — один-два коктейля перед едой — несколько рюмок за вечер.Начиная с апреля 1927 года наш гипотетический мужчина был тесно связан с другим полицейским в своей повседневной работе, а также через [72 Cal. Приложение. 2d 757] посещение двух семей. В случае с нашим гипотетическим мужчиной это была бы вторая жена, на которой он женился в 1927 году, как указано выше. Этот офицер заявил, что в этот период наш гипотетический мужчина умеренно пил; что при случае они, возможно, имели больше, чем вполне умеренное количество, например, по случаю вечеринки или какого-то особого мероприятия, которое, по их мнению, было поводом для празднования, но в целом он никогда не видел нашего гипотетического человека пьяным, кроме в последний раз, когда он и его жена посетили нашего субъекта в его доме. Это было в 1928 году, незадолго до аварии 21 ноября, но уже после того, как он начал ездить в составе мотоциклетной бригады, начавшейся летом 1928 года. Кстати, офицер, наблюдения которого мы сейчас фиксируем, , утверждает, что наш гипотетический мужчина выпил несколько больше после того, как стал членом отряда мотоциклистов. Поводом последнего визита одной семьи в дом другой было приглашение на обед. Прибыв в дом нашего гипотетического мужчины где-то в начале дня, он (приглашенный) и его жена обнаружили нашего мужчину и его жену в состоянии алкогольного опьянения; посуда была сложена в кухонной раковине, и по состоянию дома и состоянию его жильцов было совершенно очевидно, что накануне вечером была вечеринка, а выпивка продолжалась до следующего дня.

«16 июня 1928 г., когда он ехал на мотоцикле при исполнении служебных обязанностей, наш гипотетический мужчина получил ранения, указанные в медицинском заключении. … 29 сентября он попал в еще одну аварию на своем мотоцикле. 21-го день ноября 1928 года, и снова, когда он ехал на мотоцикле при исполнении служебных обязанностей, он получил более серьезную травму, в результате которой была сломана правая нога. наш субъект находился в отделении пожарной охраны и полиции приемного госпиталя до 17 января 1929 года.С января по май он почти ежедневно отмечался в больнице для лечения. В июле 1929 г., когда удовлетворительное сращение перелома не удалось, была произведена операция по пересадке кости. К ноябрю 1929 г. пациент, по мнению полицейского хирурга, был в состоянии вернуться к легкой службе, поскольку, по-видимому, произошел прочный союз. Он вернулся на эту службу в Департамент полиции, но к 10 марта 1930 г. у него было [72 кал. Приложение. 2d 758] снова был на костылях, жаловался на боль в области старого перелома, а рентген показал полный перелом старой мозоли, включая костно-трансплантатную шину.14 марта 1930 года больной вернулся в постель в отделении пожарной охраны и полиции, и ему было назначено лечение путем стимуляции места перелома, как указано в резюме медицинской карты. 15 апреля была наложена ходячая повязка, и пациент стал ходить. В мае 1930 г. был наложен прогулочный корсет. К июлю стало очевидно, что удовлетворительное сращение еще не произошло, и после консультации со специалистами было принято решение о повторной операции по пересадке кости. Это было выполнено 15 августа 1930 г., после чего пациент оставался в отделении пожарной охраны и полиции до 2 февраля 1931 г., когда его выписали с прогулочным бандажом.Рентгеновские снимки, сделанные в мае 1931 г., показали удовлетворительное сращение, корсет был снят, и наш гипотетический мужчина вернулся на легкую службу в Департамент полиции с 26 мая 1931 г. в больнице и в те периоды, когда он обращался туда за лечением, когда находился амбулаторно, он, по-видимому, был в хорошем настроении и удовлетворительно приспособился к своему изменившемуся состоянию. доктора.Он был готов сотрудничать и принял свое заточение и инвалидность с изяществом.

«По наблюдениям медсестры, которая лечила его и ухаживала за ним в период его госпитализации и в период между первой установкой перелома и второй операцией по пересадке кости, он проявлял лишь небольшое беспокойство по поводу своей травмы и ее серьезности. Одна из медсестер, прислуживавших ему, заметила, что в течение этого периода он в некоторой степени пил, и посоветовала ему не пить алкоголь, пока его нога не станет твердой.

«Некоторое время в этот период и в прогулочном бандаже наш испытуемый остановился, чтобы навестить офицера, с которым он работал в 1927 году и до момента начала мотоциклетных работ в 1928 году. По случаю этого Посетивший нашего субъекта мужчина был пьян и начал демонстрировать своему другу, что его нога подвижна.Он снял скобу и, взяв ногу двумя руками, стал сгибать ее по линии перелома.При этом наш [ 72 кал., приложение.2d 759] Субъект сказал, что ему не больно, когда свидетель предложил заменить скобу.

«Его первая жена, которая развелась с ним в 1924 году, как описано выше, навещала нашего гипотетического мужчину, когда он был в больнице, и часто видела его, когда он был вне больницы, но в течение всего периода лечился от травмы ноги. Она впервые заметила изменение его темперамента в течение короткого периода в начале 1930-х годов, когда он был на легкой службе после выздоровления после первой операции по пересадке кости. Ему поручили обрабатывать телефонные звонки мотоциклетной бригады в штаб-квартире. Он пожаловался ей на то, что его беспокоят телефоны; что он будет слышать их звон, даже когда спит: «Я слышу их всю ночь напролет». Во время его пребывания в больнице после второй операции по пересадке кости, которая должна была состояться во второй половине 1930-х годов, она заметила и другие изменения; «Он вообразил, что одна или две медсестры замышляют на него». Он боялся, что люди «соберутся» на него, чтобы отрезать ему ногу.Он зависел от помощника полицейского хирурга, чтобы защитить его. Во время этого пребывания в больнице исчезло кольцо, принадлежавшее одному из других пациентов в палате. Он вообразил, что другие пациенты считают его виновным в краже.

«Вторая операция по пересадке кости, которая была проведена 15 августа 1930 года, не представляла никаких необычных или экстраординарных обстоятельств в том, что касается медицинских подробностей. Характер проведенной операции изложен в резюме, которое вы видели. Пациент находился в инвалидном кресле на 3-й послеоперационный день и в последующем. Окончательно его выписали из госпиталя только 2 февраля 1931 г., но с середины сентября он уже не был прикован к постели в госпитале, находясь на ногах в инвалидном кресле или на костылях.

«После выписки из госпиталя в феврале 1931 года ему помогали и помогали его первая жена и ее брат в обустройстве квартиры. Его вторая жена ушла от него в 1930 году, незадолго до второй костной пластики. операция.Его первая жена вспоминает об одном случае того времени, когда ветер неожиданно захлопнул дверь. Наш гипотетический мужчина заплакал и побежал в ванную, потому что, как описывает это свидетель, «ему было так стыдно за себя».

«После выписки нашего гипотетического мужчины из Приемной больницы [72 Cal. App. 2d 760] в феврале 1931 года произошло прочное сращение сломанной ноги, но в этом члене была постоянная инвалидность. Он был немного короче другого, и после этого наш гипотетический человек не мог ходить или стоять на нем в течение длительного периода времени. Он ходил с корсетом до мая 1931 года, и только во второй половине того же месяца его отпустили на легкую службу в Департаменте полиции. Затем он был назначен на пересечение улиц Лос-Фелиз и Риверсайд-драйв, действуя в качестве офицера управления дорожным движением, помогающего наездникам через бульвар Лос-Фелиз к тропе для верховой езды в Гриффит-парке и обратно. Он продолжал работать таким образом до начала января 1937 года. 4 апреля 1933 года, выходя с бордюра на Лос-Фелиз и Риверсайд-драйв, он получил разрыв сустава и спайки правой лодыжки.15 мая 1933 г. он «позвонил в приемную больницу с жалобами на некоторую боль и припухлость в правой стопе и голеностопном суставе. 21 июня 1931 года при исполнении служебных обязанностей он поскользнулся и вывихнул правую лодыжку. 21 апреля 1936 г. на пересечении улиц Риверсайд Драйв и Лос-Фелиз автомобиль врезался в заднюю часть автомобиля, в котором сидел наш гипотетический мужчина, и в результате этого несчастного случая у него произошло растяжение мышц шеи с ушибом головы. правая нога на два дюйма ниже колена.

«В течение первого или двух лет, когда наш гипотетический мужчина находился в Лос-Фелиз и Риверсайд-драйв, первая жена этого гипотетического человека и ее брат имели возможность часто проходить этот перекресток, видеться с ним и разговаривать с ним.Брат в этот период заметил в нем первую настоящую перемену. Он описывает это изменение как «утрату духа». Его сестра заметила это же угнетение духа, и далее, что наш гипотетический мужчина спрашивал ее, есть ли у нее аспирин, жалуясь на головные боли. В то время как ей он жаловался на некоторые головные боли в период его размещения в квартире сразу после его выписки из больницы в 1931 году, он затем отказался от ее предложения аспирина, заявив, что это «наркотик» и вызывает привыкание. .В дополнение к жалобам на головную боль наш гипотетический мужчина также жаловался своей бывшей жене на боли в сломанной ноге и на трудности с посадкой и высадкой из автомобиля, чтобы управлять движением всадников, пересекающих бульвар.

«В 1931 году во время поездки в Лас-Вегас, штат Невада, наш гипотетический мужчина встретил женщину, которая впоследствии стала его [72 Cal. App. 2d 761] третьей женой. Наш гипотетический мужчина и эта женщина начали жить вместе как мужчины. и жена в январе месяце 1935 года в квартире на Вестерн-авеню в городе Лос-Анджелес, где они продолжали проживать до конца 1936 года или первой половины 1937 года, когда по требованию второй жены за деньги и угрозы с ее стороны сообщить в полицейское управление о его поведении в отношениях с женщиной, с которой он не состоял в законном браке, нашим гипотетическим мужчиной и женщиной, с которой он жил и которую мы в дальнейшем будем называть его вдовой , переехала в другой многоквартирный дом, где занимала холостяцкую квартиру в том же доме, в котором она занимала хозяйственную квартиру.В 1937 году наш гипотетический мужчина возбудил дело о разводе со второй женой. Однако окончательное решение о разводе не было принято до осени 1939 года, когда наш гипотетический мужчина и женщина, ставшая его вдовой, переехали в дом на Партридж-стрит. 25 ноября 1939 года эта пара поженилась. Они продолжали жить на Партридж-стрит до смерти нашего гипотетического мужчины 29 декабря 1940 года.

«До момента начала их совместной жизни вдова не замечала каких-либо экстраординарных или ненормальных действий со стороны своего мужа.Иногда у него действительно случались приступы депрессии, но они не были продолжительными и не были необычайной степени или степени. После того, как они поселились вместе, были периоды капризности и вспыльчивости, но она приписывала их незначительным трудностям, связанным с их новыми отношениями.

«В период их ухаживания и некоторое время после начала их совместной жизни вдова описывает своего мужа как в некоторой степени пьющего.Он был, как она описала его, «двуручным пьяницей» — он мог выпить вместе с любым мужчиной. В этот период он не напивался до опьянения. Брат его первой жены посещал нашего гипотетического мужчину в период его проживания в квартире на Вестерн-авеню, и, по его наблюдениям, у нашего гипотетического мужчины произошли изменения в питьевых привычках. В то время как прежде, каким он его знал, наш гипотетический человек выпивал несколько рюмок в течение вечера, теперь он вынул бутылку, поставил ее на стол и стал пить более усердно; он иногда выпивал пинту виски в течение вечера [72 Cal.Приложение. 2d 762] посещение. В этот период наш испытуемый пожаловался брату на чувство разочарования — он «почувствовал себя выпоротым».

«Начиная с 1934 года наш гипотетический мужчина попал под наблюдение жены одного из его друзей вне полицейского управления. Она и ее муж, наш гипотетический мужчина и его жена, часто вместе бывали. Они вместе ездили в поездки. Она описывает нашего испытуемого в первые годы ее знакомства с ним как отличающегося здоровьем и настроением.Он действительно иногда жаловался на свою ногу, особенно при ходьбе или стоянии на ней в течение длительного времени.Что касается духов, то наш гипотетический мужчина, по ее наблюдениям, иногда бывал капризным; когда не в этом состоянии, он был среднего темперамента. В 1937 году она вспоминает случай, когда после прогулки по окружной ярмарке в Помоне нашему гипотетическому мужчине пришлось помогать, чуть ли не нести обратно к автомобилю. Стопа на раненой ноге была черно-синей, и он, казалось, испытывал сильную боль. Со временем его приступы капризности и депрессии усилились. Он, как она описывает это, часами сидел, уставившись в пространство.В последний раз она видела его 23 декабря 1940 года, когда у него сложилась своеобразная идея, что он уже не такой хороший человек, как раньше; что он не мог ходить, передвигаться и делать то, к чему он привык; он часто говорил ей о своей деятельности до травмы ноги — о своей любви к охоте и рыбалке, которыми он больше не мог заниматься.

«Еще одним человеком, наблюдавшим нашего гипотетического мужчину в период его последних пяти-шести лет жизни, была женщина, знавшая вдову довольно продолжительное время.Впервые она встретила его в 1934 году. Она жила с нашим гипотетическим мужчиной и его вдовой примерно шесть-восемь недель в декабре 1937 года и январе 1938 года. период ее знакомства с ним. Позже она замечала и наблюдала периоды капризности, меланхолии и депрессии. Были периоды, когда он вспыхивал по пустякам или расстраивался из-за личных дел, точных подробностей которых она не знала.В период проживания на улице Партридж (осень 1939-1940 гг.) наш гипотетический мужчина жаловался на звон колоколов; он также жаловался на головную боль. Время от времени она наблюдала, как он сидит дома в кресле и набирает номер телефона, берет трубку и набирает [72 Cal. Приложение. 2d 763] его к уху и записи сообщений, когда на самом деле рядом с ним не было телефона.

«В начале 1937 года наш гипотетический человек был переведен с поста в Лос-Фелиз и Риверсайд-драйв в Центральный полицейский участок на Ферст-энд-Хилл, где ему поручили вести телефонные переговоры, докладывать и т. д., для мотоциклетного отряда Департамента полиции. Помещение, в котором производилась эта работа, было небольшим, вентиляция была плохой, а освещение — искусственным. Иногда его дежурство или «вахта» приходилось на дневное время, а иногда на ночь с 8 до 16 или с 16 до 16 часов. до 12 часов ночи. Так он был назначен до 16 сентября 1940 года, когда его перевели на другую станцию. Его работа там будет упомянута позже в этом вопросе.

«В период, когда он разговаривал по телефону в Центральной, он некоторое время работал с другим полицейским, бывшим мотоциклистом, также на легкой службе из-за травмы.Как заметил этот человек в период их совместной работы, наш гипотетический человек время от времени жаловался на боль в поврежденной ноге; он одобрил это; временами он заметно хромал. Иногда без объяснения причин он покидал стол, за которым работал, и уходил, а вскоре после этого возвращался без каких-либо объяснений. Были времена, когда наш гипотетический мужчина казался угрюмым, подавленным и меланхоличным, а иногда, когда они вдвоем оставались вдвоем, разговора не было — нашему гипотетическому человеку нечего было сказать.В другое время и в присутствии других офицеров — или если двое мужчин начинали тему, интересующую нашего гипотетического человека, — он охотно беседовал и принимал активное участие в обсуждении.

«В 1938 году и во время этого телефонного разговора в Центральном наш гипотетический человек попал под наблюдение другого офицера, который руководил им. Этот человек знал нашего гипотетического человека до 1926 года и в этот период знал его. как совершенно нормальный и здоровый человек.Как наблюдалось в 1938 г., наш испытуемый выглядел угрюмым и подавленным; он не был устойчив на работе; он казался забывчивым, иногда глядя в пространство, а иногда был внимателен. Физически он был недееспособен. Он жаловался на боль в ноге. Он сидел, потирая лобную часть головы, жалуясь на головные боли. [72 кал. Приложение. 2d 764]

«Летом 1939 года наш гипотетический мужчина лечился у частного врача после приступа острого алкоголизма.Этот врач обнаружил, что наш гипотетический мужчина находится в плохом состоянии. У него была нестабильная нервная система; он был подавлен и подавлен. Он жаловался на головные боли, боли в спине и в правой ноге. Эта нога была короче другой и выгнута наружу. Его тазовая кость немного приподнялась, чтобы компенсировать более короткую ногу. У него был недостаточный вес, плохой аппетит и бессонница. Этот врач прописал витамины, сбалансированное питание, физические упражнения и отвлечение от себя. Далее этот врач обнаружил тяжелый запущенный неврит, вероятно, травматического происхождения, который, исходя из истории случая, переданного ему нашим гипотетическим человеком, он приписал травме ноги 1928 года.

«После этого эпизода наш субъект не употреблял опьяняющих напитков в какой-либо степени или вообще до лета 1940 года. Он и его жена поселились по адресу Партридж-стрит осенью 1939 года. Его месячные ухудшилось настроение и депрессия. Он жаловался жене на головную боль и боли в ноге и спине. Он пытался работать во дворе, но заявил, что его боли и боли не позволяют этого. В течение 1940 года наш испытуемый не мог иметь какие-либо половые отношения с женой.Где-то в начале этого года он стал импотентом.

«С 16 сентября 1940 г. до самой смерти работал на телефоне и в регистратуре следственного отдела Департамента полиции, которому было поручено расследование уголовных преступлений, дорожно-транспортных происшествий, несчастных случаев и т. д. С 16 октября 1940 г., до дня своей смерти, он попал под наблюдение оперуполномоченного лейтенанта полиции, который случайно знал его года четыре-пять назад. состояние меланхолии — он был угрюм, рассеян и мрачен.Была какая-то неспособность сосредоточиться на своем долге. В ответ на вопросы о своем здоровье он заявил, что чувствует себя «настолько хорошо, насколько можно было ожидать». В другой раз и незадолго до смерти он заявил, что иногда ему казалось, что он не может продолжать, он не знал, выживет он или нет.

«Начиная с лета 1940 года наш испытуемый снова начал пить. Он выпивал до пинты виски в сутки. Шесть раз, с лета 1940 года до дня его смерти, его жена заявляет, что он был пьян до такой степени, что лег и отправился в [72 Cal.Приложение. 2д 765] сон. Ей он заявил, что выпивка должна облегчить его боль и страдания.

«В течение последних шести месяцев своей жизни он время от времени говорил жене о том, что его отец владеет и управляет очень большим ранчо где-то в Монтане. Это не факт. Он говорил ей о большой политической работе, которой он занимался. собирался попасть в Сакраменто, который будет платить 12000 долларов в год. Он рассказал ей о мэре города Лос-Анджелес, который хочет «получить» свою работу. В этот период он рассказывал жене и друзьям восторженные отчеты о своей борьбе с Морские пехотинцы во Франции во время последней войны.Рассказывание этих историй не ограничивалось 1940 годом, а началось за несколько лет до него. Хотя наш субъект служил в морской пехоте, он не покидал Соединенные Штаты до 1921 года, когда служил в Китае и на Филиппинах.

«На улице жили дети, и он любил их. Он наблюдал за их играми и был с ними в лучших отношениях. Они играли в его доме и около него. он пожаловался жене на их шум, и она должна была их отослать.

«В день Рождества 1940 года наш испытуемый с женой пошли обедать в дом друзей. После еды и ближе к вечеру он без видимой причины занервничал и потребовал, чтобы она отвела его домой. Она так и сделала. и предложил вызвать для него врача. Он заявил, что не хочет, чтобы рядом с ним были врачи.

«28 декабря наш испытуемый был дома. В этот день он не пошел на работу. Около 4 часов дня он пришел, после нескольких часов отсутствия, и его жена заметила, что он выпил, но не пьян.В тот вечер она пошла через улицу к дому соседа и где-то между 9 и 11 часами заметила, что его автомобиля нет — он уехал. В ту ночь она не вернулась домой, а осталась у соседки. Она не видела его снова примерно до 10:30 утра 29 декабря.

«В ночь с 28 на 29 декабря 1940 года мы ничего не знаем о передвижениях или поведении нашего гипотетического человека до 3 часов утра, утра 29-го, когда его автомобиль, на котором он ехал, столкнулся с другим автомобилем примерно в пяти или шести кварталах от его дома.В результате этой аварии наш испытуемый получил глубокую ссадину и [72 кал. Приложение. 2d 766] ушиб средней части лобной области, 1 1/2 дюйма, как отмечено в протоколе врача скорой помощи приемной больницы, которая прибыла на место происшествия. Нашему субъекту оказали медицинскую помощь на месте по поводу этой травмы головы и доставили прямо к нему домой. В момент аварии наш субъект находился в состоянии алкогольного опьянения.

«В 10:30 утра жена нашего испытуемого, вернувшись домой, увидела мужа, идущего из спальни.Она спросила его, где он был и что случилось. Он заявил, что не знает — он не может вспомнить, где он был или что он делал с тех пор, как ушел из дома накануне вечером. Запрос с ее стороны по телефону по его предложению показал, что он попал в автомобильную аварию, что никто не пострадал, и что его машина была разбита. В этот день он остался дома. Днем его жена пошла искать дом, в который они могли бы переехать. Его обычное дежурство в тот день должно было начинаться с 16:00.м. до полуночи. Когда его жена вернулась в дом около 18:00. м. она нашла его в постели. Через некоторое время он встал, и она приготовила ему что-нибудь поесть. Он был пьян, но обещал протрезветь. Некоторое время спустя, после ссоры между ними, она взяла несколько одеял и вышла из дома. Он приказал ей вернуться в дом. Она сказала ему, что терпеть не может его пьянство, и он продолжал издеваться над ней. Около 11:00 ч. м. она снова вышла из дома со своими одеялами. Вскоре после этого она услышала выстрел.Была вызвана полиция, и выяснилось, что он взял револьвер пограничной модели 44-го калибра (оружие, принадлежавшее его отцу) и, держа его в правой руке, приставил к правому виску левой рукой нажимал на спусковой крючок».

Д-р Х. Виктор Паркин, свидетельствующий от имени истца, выразил уверенность в наличии причинно-следственной связи между травмами, полученными покойным в ноябре 1928 г., и его психическим расстройством. По существу, свое психическое состояние он объяснял прежде всего реакцией на свое искалеченное состояние и последующие его обострения, «хотя есть некоторые признаки маниакально-депрессивного состояния, потому что некоторое время у него было приподнятое состояние.Постоянная вещь — это депрессивное состояние, и оно, по-видимому, выросло из его размышлений о том, что он был не тем человеком, которым был раньше, из-за своей травмы». умерший страдал маниакальной депрессией, что он застрелился из-за своего психического заболевания и из-за количества выпитого алкоголя, а также из-за несчастного случая, который произошел ранним утром 29 декабря, но что несчастные случаи и травмы на его полицейской работе не вызвали психического заболевания, приведшего к самоубийству, что любой опыт, через который прошел этот человек, отразится на всей его жизни, на его складе и эмоциях, что нельзя отделить ни одного человека от другого. из его жизненного опыта; все они являются частью его жизни.В ответ на вопрос: «Можете ли вы отделить опыт, который он пережил в качестве офицера мотоцикла, когда он попал в аварию с правой ногой, от других его переживаний?» ответ был: «Все это часть его жизненного опыта, как указано в истории». Отвечая на вопрос: «Ну, человек, обладающий такими конституциональными особенностями, как у этого гипотетического человека, с большей вероятностью будет подвержен травмам, которые, как показывает этот вопрос, у него были, чем если бы у него не было травм». ?» он ответил: «Я думаю, что маниакально-депрессивный склад предрасполагает человека к развитию маниакально-депрессивного безумия. макияж, мириться.На вопрос «…человек с тем конституциональным составом, который был у этого человека, имел более низкую устойчивость к любому типу травмы, чем если бы он не имел такого состава, то есть правильно, не так ли» он ответил: «Я так думаю».

Д-р А. В. Герти, назначенный судом психиатр, показал, что, по его мнению, пациент психически нездоров; что травма и психическое расстройство были лишь случайными, а не причиной самоубийства; что настоящая трудность была результатом слишком большого количества алкоголя.Далее на перекрестном допросе он дал следующие показания:

«А. Я не верю, что могу изменить свое мнение относительно количества выпитого, количества вреда, нанесенного пьянством его мозгу на момент его смерти.

«К. Ну, а то, что он год не пил, это как-то влияет на ваше мнение?

«A. Мне жаль это говорить, но я не могу вполне, даже если свидетельство может быть таким, и так изложено в газете, я не могу полностью подписаться под этим сам.

«В. Ну, вы же не верите, что он год не пил, не так ли, доктор?

«А. Нет, не знаю.

«Вопрос. Это все, что я хотел знать, это то, что показывают доказательства. [72 Cal. App. 2d 768]

«A. Я просто говорю, что мы не доводим пациентов до такого состояния из-за такого пьянства.

«В. Я к чему, доктор, вы не верите тому заявлению, что он целый год не пил?

«А.Я не очень-то в это верю из-за моего опыта работы с пациентами-алкоголиками». д-ра Итона и д-ра Герти не создали существенного противоречия с показаниями свидетеля апеллянта, д-ра Паркина, по той причине, что д-р Итон основывал свои показания не только на гипотетическом вопросе, но и на пенсионном деле, которое не было ранее суд, и Др.Герти, в дополнение к гипотетическому вопросу, рассмотрел больничные и медсестринские и врачебные записи, и, кроме того, из-за своего предубеждения против алкоголя, не поверил фактам, изложенным в гипотетическом вопросе.

Утверждение заявителя о том, что показания д-ра Итона были частично основаны на некоторых пенсионных делах, которые не были представлены суду, не может быть подтверждено, поскольку протокол показывает, что ссылка доктора на пенсионные дела была связана с мнением, которое он высказал в Департамента пенсионного обеспечения и что, давая показания в суде, он, по его словам, «пытался дать здесь свои ответы на основании только гипотетического вопроса» и больничных карт.

Нападки апеллянта на показания доктора Герти в равной степени беспочвенны, потому что, хотя свидетель заявил, что он не хотел верить, что офицер Платт не употреблял никаких опьяняющих напитков в течение одного года в течение периода, связанного с гипотетическим вопросом, тем не менее , при чтении его показаний сразу становится очевидным, что он основывал свои выводы о причине самоуничтожения офицера Платта на истории и фактах, содержащихся в поставленном вопросе.

Показания доктора.Итон и Герти заключались в том, что основной и действенной причиной самоубийства офицера Платта было чрезмерное употребление алкоголя; что его психическое расстройство, в результате которого он покончил с собой, было вызвано злоупотреблением спиртными напитками. Доктор Герти, в ответ на вопрос: «И какую связь, если таковую вы обнаружили, между этим состоянием ума и травмами, которые он получил при исполнении своих обязанностей?» свидетельствовал: «Я думаю, что травма и психическое состояние были [72 Cal. Приложение. 2d 769] лишь случайно, другими словами, это не было фактической причиной его попытки самоубийства». был результатом слишком большого количества алкоголя». Доктор Герти проследил зависимость офицера Платта на протяжении нескольких лет, показывая, что он потреблял все больше и больше, и что примерно через четыре года после его выписки из больницы офицер Платт «иногда употреблял пинту алкоголя». виски во время вечернего визита.Со ссылкой на то, что умерший пил после аварии больше, чем до этого, доктор Герти свидетельствовал:

«Q. Теперь, может быть, я задавал вам этот вопрос раньше, вы придаете какое-то значение тому факту, что он выпил больше после аварии, чем до?

«A. Я думаю, что это прогрессивно, я думаю, что алкоголь — это одна из тех вещей, которые мы обычно находим прогрессивными, выпивайте немного больше и немного больше, и это делает больше вторжений, и первое, что мы знаем, он находится в Ситуация, в которой он находился в 1940 г.»

Свидетель не связывал пьянство полицейского Платта с несчастным случаем и придерживался мнения, что несчастный случай не стал причиной того, что он выпил. Врач также высказал мнение, что, если полицейский Платт никогда не было рассматриваемого несчастного случая, тем не менее, согласно фактам, содержащимся в гипотетическом вопросе, он покончил бы жизнь самоубийством из-за алкогольного психоза, которым он страдал. обосновать вывод и вывод о наличии причинно-следственной связи между непосредственной причиной смерти умершего и несчастным случаем, произошедшим с ним при исполнении служебных обязанностей в отделении полиции, правило настолько твердо установлено, что не требует ссылки на авторитет, что установление фактов суда первой инстанции не будет нарушена при рассмотрении апелляции из-за противоречия в доказательствах.И это верно, даже несмотря на то, что апелляционный суд может решить, что он установил бы факты по-другому, если бы он их рассматривал. [3] Когда по закону требуется, чтобы доказательство факта или фактов должно быть четким и убедительным для поддержки данного вывода, достаточность доказательств для поддержки сомнительного вывода является в первую очередь вопросом определения суда первой инстанции. Как было сказано этим судом в деле Cordell v. City of Los Angeles, см. выше, на стр. 266: «Если будут существенные доказательства в поддержку [72 Cal.Приложение. 2d 770] такой вывод, определение не подлежит пересмотру в апелляционном порядке. В функции суда первой инстанции входит определение того, какие факты установлены доказательствами, и прежде чем его заключение может быть отменено на основании «недостаточности доказательств», должно быть четкое доказательство того, что ни одна из гипотез не является достаточно существенной. доказательства в поддержку решения, принятого нижестоящим судом. Мы также должны предположить в пользу решения о существовании каждого факта, который можно было разумно вывести из доказательств.Только когда мы можем заключить, что таких фактов недостаточно для поддержки вынесенного решения, мы можем вмешиваться, потому что в такой ситуации вопрос становится вопросом права». Следует признать, что отмена судебного решения по настоящему делу не оправдана на основании недостаточности доказательств в поддержку вынесенного судебного решения, поскольку суд имел все основания принять мнения двух психиатров, давших показания против утверждений апеллянта, в качестве более разумно.

Наконец, апеллянт настаивает на том, что решение основано на узком толковании применимых положений городской хартии и противоречит весу власти, которая считает, что пенсионные положения должны иметь широкое и либеральное толкование с целью обеспечения гуманного цели таких актов могут быть реализованы и выполнены. Мы не забываем о правиле, на которое ссылается апеллянт, и мы признаем, что положения о пенсиях в нашем законе основаны на разумной государственной политике и с целью защиты, в надлежащем случае, пенсионера и его иждивенцев от экономической незащищенности; и что такое законодательство должно толковаться справедливо и широко с целью предоставления предполагаемых выгод.Но право на пенсию не является неотъемлемым, и где, как здесь, вывод суда первой инстанции о том, что умерший был психически неуравновешенным во время его кончины; что его самоубийство было результатом его неуравновешенного психического состояния; «но указанное психическое состояние не было результатом и не было вызвано какими-либо или всеми травмами, полученными упомянутым Ричардом Т. Платтом при исполнении им своих обязанностей в качестве сотрудника Департамента полиции города. Лос-Анджелеса» находит существенное подтверждение в доказательствах, в апелляционной инстанции должно быть признано, что не было причинно-следственной связи между телесными повреждениями, полученными умершим при исполнении служебных обязанностей в качестве полицейского, его психическим расстройством и последовавшим за ним самоуничтожением. [72 кал. Приложение. 2d 771]

Случаи, процитированные апеллянтом в поддержку ее утверждения о том, что судебное решение «противоречит авторитету и основано на ошибочном и узком толковании Городского устава», легко отличимы от дела в суде. В деле Фабер против Совета уполномоченных по пенсиям, 56 Cal. Приложение. 2d 825 [133 P.2d 404], покойного ударили бутылкой по голове, и его психическое ухудшение началось почти сразу, при этом не было установлено никаких фактов и не было выдвинуто ни одной медицинской теории, пытающейся списать психическое расстройство на причиной, отличной от травмы головы. В рассматриваемом нами случае, несмотря на то, что смертельная рана, нанесенная самому себе, была результатом психического расстройства покойного, имелись веские доказательства того, что его психическое расстройство, в свою очередь, не было вызвано травмами, полученными при исполнении служебных обязанностей в полиции. офицер.

В деле Брэдли против города Лос-Анджелес, 55 Cal. Приложение. 2д 592 [131 Л.2д 391], милиционера укусила бешеная собака. Было признано, что у него уже было заболевание печени. Суд первой инстанции установил, на основе компетентных и существенных доказательств, что укус собаки, за которым последовало пастеровское лечение, настолько ускорили и усугубили ранее существовавшее заболевание, что в конечном итоге и в прямой последовательности стали причиной его смерти в результате самоубийства в состоянии душевного расстройства.

Дело Бакли против Роша, 214 Cal. 241 [4 P.2d 929], в основном просто провозглашает правило, которому следовали в деле Брэдли, выше, в отношении ускорения или усугубления ранее существовавшего состояния. В деле Бакли, которое рассматривалось на основании изложения фактов, суд первой инстанции постановил, и Верховный суд подтвердил это решение, что, хотя умерший страдал ранее существовавшим сердечным заболеванием, это было усилие, связанное с его восхождением по винтовой лестнице. в Зале Правосудия, где выполнялась его служба, вызвавшая смертельный сердечный спазм, и поэтому его смерть наступила из-за травмы, полученной им при исполнении своих обязанностей.

В деле Casserly v. City of Oakland, 215 Cal. 600 [12 P.2d 425], суд вновь подтверждает давно признанную и установленную доктрину, на которую мы здесь ссылались, о том, что пенсионное законодательство должно применяться справедливо и широко с целью предоставления предполагаемых льгот. Но в приведенном случае доказательства ясно и без противоречий показали, что умерший, который был сотрудником городской пожарной охраны Окленда, заразился бронхопневмонией под номером [72 Cal. Приложение. 2d 772] прямым следствием участия в пожарной тренировке, в которой он участвовал по приказу вышестоящих офицеров 6 ноября 1930 г. , от последствий которой наступила смерть следующего 21 декабря 1930 г. заболевания.Единственный представленный вопрос заключался в том, является ли пожарный, который заболевает при исполнении своих служебных обязанностей и смерть которого наступает вскоре после этого как прямой результат этого, «убит при исполнении своих служебных обязанностей» по смыслу устава города. Окленд.

Решение подтверждено.

Йорк, П. Дж., и Доран, Дж., согласились.

Связывание записей о выписке из больницы и истории смерти – точность и источники систематической ошибки

Предыстория и цель: Цель этого исследования состояла в том, чтобы разработать и применить автоматизированный алгоритм увязки к 10-летним выпискам о выписке из госпиталей в Калифорнии и записям о смерти (с 1990 по 1999 год), оценить точность увязки и выявить источники систематической ошибки.

Методы: Среди 1 858 458 записей о выписке из стационара с уникальными номерами социального страхования (SSN) за 1 репрезентативный год данных выписки (1997 г. ), за которыми наблюдалось не менее 2 лет наблюдения, 66 410 из 69 757 смертей произошли в больнице (95%) и 66 998 из 1 788 701 человека, выписанного живыми (3,7%), связаны с записями о смерти. Чувствительность и специфичность сцепления оценивались как 0.9524 и 0,9998, а также положительные и отрицательные прогностические значения 0,994 и 0,998 (что соответствует 400 неверным связям смерти среди связей внебольничных записей о смерти и 3300 неопознанным парам записей среди несвязанных живых выписок).

Результаты: Основываясь на показателях связи по золотому стандарту, записи о выписке для лиц в возрасте 1 года и старше без SSN могут иметь 2520 дополнительных неучтенных постгоспитальных смертей через 1 год после поступления.Сравнение золотого стандарта для лиц с SSN показало, что у женщин, пожилых людей, латиноамериканцев и неиспаноязычных чернокожих было больше несвязанных записей о смерти в больнице, хотя абсолютные различия были небольшими. Концентрация неустановленных связей между записями о выписке из традиционно уязвимых групп населения может привести к занижению показателей смертности и других оценок (т. е. событий с конкурирующим риском смерти) для этих групп населения, если ССН по-разному связано с тяжестью заболевания пациента и сопутствующими заболеваниями.

Вывод: Поскольку выявление случаев внебольничной летальности за последнее десятилетие улучшилось, наблюдаемое улучшение выживаемости пациентов за это время, вероятно, будет консервативным.

Я по неосторожности разрядил оружие в своей квартире. :CCW

Прежде всего, никаких травм не было, а только минимальные повреждения, которые я буду исправлять сам из своего кармана.

Итак, сегодня (17.06) я сидел в своей квартире. Я часто разряжаю (и несколько раз проверяю, что оно разряжено) свое оружие и стреляю вхолостую, чтобы попрактиковаться в нажатии на спусковой крючок/управлении им. Так было сегодня. Я понимаю, что это была моя первая ошибка.

Решив, что с меня покончено, я перезарядил оружие и положил его на стол рядом со мной. А вот и неловкая часть. Не прошло и пяти минут, как я решил, что хочу еще потренироваться. Я смотрел фильм на своем ноутбуке, поэтому я решил, что могу просто практиковаться во время просмотра.Я взял оружие и даже не стал вытаскивать магазин. Каким-то образом после многих лет обучения (я провел 4 года в Корпусе морской пехоты Пехота ) я забыл осознать или вспомнить, что мое оружие было состоянием один. Я не чувствовал лишнего веса в рукояти, и как-то — какой-то хренов как — я даже не помнил, что перезаряжал его.

Я прицелился в ложку для корма на крышке емкости с собачьим кормом в моей спальне. Я сжал рукоятку немного сильнее, чтобы активировать лазерную рукоятку («Багровый след»).Я медленно и уверенно нажал на спусковой крючок.

Следующее, что я помню, у меня звенит в ушах. Мои собачьи уроды. Кусочки пластика летят повсюду, и я даже не думаю, что гильза упала на землю, прежде чем я побежал к соседней двери, чтобы убедиться, что никто не пострадал.

Я сразу же позвонил в 911, чтобы сообщить о разряде (лучше, чтобы это услышали от меня, чем от кого-то другого) Я разрядил и убрал оружие, а все остальное оставил как было.

Когда прибыла полиция, они осмотрели оружие и дыры в стене.К счастью, пуля вошла в стену (после того, как пробила насквозь мой надувной матрац кровати), попала в стойку в стене (обработанное дерево?) и отлетела обратно в мою спальню.

Офицеры забрали гильзу, снаряд, оружие, магазин и патроны, которые были в нем, и сообщили мне, что они должны находиться в полиции около недели для безопасного хранения. Я предполагаю, что это для того, чтобы они могли завершить свой отчет, а также убедиться, что он не украден или иным образом незаконен.

Так как никто не пострадал, меня больше всего беспокоит смущение, которое я испытываю из-за своей небрежности и безответственности.Как только офицер узнал, что я ветеран, он сказал: «Мне даже не нужно произносить перед вами речь. Вы и так лучше знаете».

Второе, что меня беспокоит, это реакция моего арендодателя/управляющего недвижимостью. Офис был закрыт во время инцидента, и я буду работать все время, пока он будет открыт завтра, поэтому я написал письмо, подробно объясняя фактами, что именно произошло, и сунул его в офис. Я объяснил, что это было сделано для того, чтобы он мог принять любое решение, которое он должен был принять, основываясь исключительно на фактах.Если кто-то другой сообщит об этом, а я не скажу ему об этом, это будет выглядеть хуже, и он может не понять/поверить моей версии истории.

Соседи, с которыми я делю стену, две девочки моего возраста, и они невероятно холодно относятся ко всему этому. Они даже опасались, что у меня будут проблемы из-за этого.

Я просто хотел поделиться этим опытом со всеми, наверное, как напоминание всегда помнить о правилах безопасности оружия, которыми я так бессердечно пренебрег сегодня.

РЕДАКТИРОВАТЬ: Офицер не упомянул меня за разрядку оружия в черте города, хотя и напомнил мне, что его начальство может увидеть отчет и подтолкнуть меня к обвинению.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.