Внешнее управление при банкротстве это: Наблюдение и внешнее управление перестанут применяться при банкротстве — Экономика и бизнес

Содержание

Разъяснения по вопросу выдачи информации по запросам арбитражных управляющих

В соответствии с абз. 7 п. 1 ст. 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» арбитражный управляющий в деле о банкротстве имеет право запрашивать необходимые сведения о должнике, о лицах, входящих в состав органов управления должника, о контролирующих лицах, о принадлежащем им имуществе (в том числе имущественных правах), о контрагентах и об обязательствах должника у физических лиц, юридических лиц, государственных органов, органов управления государственными внебюджетными фондами Российской Федерации и органов местного самоуправления, включая сведения, составляющие служебную, коммерческую и банковскую тайну.

О персональных данных:

Вопрос о выдаче персональных данных по запросу арбитражных управляющих является спорным, поскольку можно утверждать, что персональные данные не относятся к служебной, коммерческой и банковской тайне, которые перечислены в абз.

7 п. 1 ст. 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», однако на настоящий момент судебная практика складывается следующим образом:

Определение ВАС РФ от 06.06.2012 N ВАС-7243/12 по делу N А14-3797/2011
Ситуация: Управление ГИБДД ГУВД по Воронежской области сообщило об отказе в выдаче конкурсному управляющему запрашиваемой информации, указав, что информация о наличии у гражданина Киселева А.Ю. в собственности автотранспортных средств выдается в соответствии со ст. 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» на основании согласия в письменной форме субъекта персональных данных. Так как конкурсным управляющим соответствующие согласования представлены не были, выдать запрашиваемую информацию не представляется возможным.

Требование: О пересмотре в порядке надзора судебных актов по делу о признании незаконным отказа органа безопасности дорожного движения в предоставлении информации в отношении автотранспортных средств.

Решение: В передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано, поскольку суд сделал правильный вывод о наличии права у конкурсного управляющего запросить актуальную информацию в отношении имущества, которое принадлежит должнику, законодательство РФ о банкротстве не ограничивает управляющего в объеме запрашиваемой информации.

Обоснование: В отношении имущества конкурсный управляющий вправе запросить актуальную информацию, то есть о том имуществе, которое принадлежит должнику. Законодатель не ограничивает арбитражного управляющего в объеме запрашиваемой информации.

Более того, поскольку внешний и конкурсный управляющие вправе оспаривать сделки должника, то они могут получать сведения о совершенных должником сделках, а не только об имеющемся у должника имуществе, что признано судебной практикой.

(См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 31 марта 2014 г. по делу N А55-17643/2013; Постановление ФАС Северо-Западного округа от 16 апреля 2013 г. по делу N А21-7716/2012).

Совершение действий по запросу арбитражного управляющего

Арбитражный (финансовый управляющий):
А) Временный управляющий – процедура наблюдения
Б) Административный управляющий — финансовое оздоровление
В) Внешний управляющий – внешнее управление
Г) Конкурсный управляющий — конкурсное производство

Права временного управляющего (статья 66 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

  • предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок и решений, а также требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований, установленных статьями 63 и 64 настоящего Федерального закона;
  • заявлять возражения относительно требований кредиторов в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, в том числе заявлять о пропуске срока исковой давности;
  • принимать участие в судебных заседаниях арбитражного суда по проверке обоснованности представленных возражений должника относительно требований кредиторов;
  • обращаться в арбитражный суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника, в том числе о запрете совершать без согласия временного управляющего сделки, не предусмотренные пунктом 2 статьи 64 настоящего Федерального закона;
  • обращаться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении руководителя должника от должности;
  • получать любую информацию и документы, касающиеся деятельности должника;
  • осуществлять иные установленные настоящим Федеральным законом полномочия.

Права Административного управляющего (статься 83 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

  • требовать от руководителя должника информацию о текущей деятельности должника;
  • принимать участие в инвентаризации в случае ее проведения должником;
  • согласовывать сделки и решения должника в случаях, предусмотренных настоящим Федеральным законом, и предоставлять информацию кредиторам об указанных сделках и о решениях;
  • обращаться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении руководителя должника в случаях, установленных настоящим Федеральным законом;
  • обращаться в арбитражный суд с ходатайством о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника, а также об отмене таких мер;
  • предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований настоящего Федерального закона;
  • осуществлять иные предусмотренные настоящим Федеральным законом полномочия.

Права внешнего управляющего (статья 99 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

  • распоряжаться имуществом должника в соответствии с планом внешнего управления с ограничениями, предусмотренными настоящим Федеральным законом;
  • заключать от имени должника мировое соглашение;
  • заявлять отказ от исполнения договоров должника в соответствии со статьей 102 настоящего Федерального закона;
  • подавать в арбитражный суд от имени должника иски и заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований настоящего Федерального закона, и заявлять требования о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) членов коллегиальных органов управления должника, членов совета директоров (наблюдательного совета), единоличного исполнительного органа, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника;
  • осуществлять иные предусмотренные настоящим Федеральным законом действия.

Права конкурсного управляющего (Статья129 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»

  • распоряжаться имуществом должника в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Федеральным законом;
  • увольнять работников должника, в том числе руководителя должника, в порядке и на условиях, которые установлены федеральным законом;
  • заявлять отказ от исполнения договоров и иных сделок в порядке, установленном статьей 102 настоящего Федерального закона. Конкурсный управляющий не вправе заявлять отказ от исполнения договоров должника при наличии обстоятельств, препятствующих восстановлению платежеспособности должника;

Отсюда следует, что в зависимости от стадии:

  • Временное наблюдение, финансовое оздоровление – нет права распоряжения имуществом и отказа от исполнения договоров.
  • Внешнее управление, конкурсное производство – есть (1) право распоряжения имуществом и (2) отказа от исполнения договоров.

(1) Доменное имя – не имущество:
Согласно определению ВАС РФ от 04.07.2008 N 5560/08 по делу N А56-46111/2003 доменное имя не относится к охраняемым результатам интеллектуальной деятельности и средствам индивидуализации, на которые возникают, в том числе, имущественные права.

Следовательно, ВАС РФ сделан однозначный вывод о том, что доменное имя не может быть отнесено к вещам или иному имуществу,

(2) Отказ от договора возможен, когда его заявляет внешний и конкурсный управляющий и такой отказ заявляется в строгом соответствии со статьей 102 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»:

Статья 102. Отказ от исполнения сделок должника

  1. Внешний управляющий в течение трех месяцев с даты введения внешнего управления вправе отказаться от исполнения договоров и иных сделок должника.
  2. Отказ от исполнения договоров и иных сделок должника может быть заявлен только в отношении сделок, не исполненных сторонами полностью или частично, если такие сделки препятствуют восстановлению платежеспособности должника или если исполнение должником таких сделок повлечет за собой убытки для должника по сравнению с аналогичными сделками, заключаемыми при сравнимых обстоятельствах.
  3. В случаях, предусмотренных пунктом 2 настоящей статьи, договор считается расторгнутым с даты получения всеми сторонами по такому договору заявления внешнего управляющего об отказе от исполнения договора.
  4. Сторона по договору, в отношении которого заявлен отказ от исполнения, вправе потребовать от должника возмещения убытков, вызванных отказом от исполнения договора должника.
  5. Положения, предусмотренные настоящей статьей, не применяются в отношении договоров должника, заключенных в ходе наблюдения с согласия временного управляющего или в ходе финансового оздоровления, если такие договоры были заключены в соответствии с настоящим Федеральным законом.
  6. Отказ от исполнения финансовых договоров, соответствующих определенным пунктом 1 статьи 4.1 настоящего Федерального закона требованиям, может быть заявлен только в отношении всех существующих между кредитором и должником финансовых договоров.

Таким образом, если запрос арбитражного управляющего о выдаче информации, составляющей, в том числе персональные данные администраторов доменных имен, и сведения о заключённых ими договорах, соответствует требованиям законодательства, то он подлежит удовлетворению в течение семи дней со дня его получения с оговоркой о конфиденциальности передаваемых данных.

Если запрос содержит требование регистратору совершить действия с доменным именем (например, осуществить смену администратора) и/или требование предоставить ему право самостоятельно совершать действия с доменными именами администратора, в отношении которого введена процедура банкротства (например, осуществить смену электронных адресов электронной почты), при этом запрос исходит от уполномоченного лица и соответствует требованиям законодательства, то такой запрос подлежит удовлетворению.

Решение об удовлетворении запроса арбитражного управляющего должно приниматься регистратором самостоятельно после оценки соответствия запроса требованиям с действующего законодательства.

Банкротство: суть понятия и процедура. Справка

При рассмотрении дела о банкротстве должника — юридического лица применяются следующие процедуры банкротства: а) наблюдение; б) финансовое оздоровление; в) внешнее управление; г) конкурсное производство; д) мировое соглашение, а при рассмотрении дела о банкротстве должника — гражданина ‑ а) конкурсное производство; б) мировое соглашение; в) иные процедуры банкротства, предусмотренные ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

Наблюдение ‑ процедура банкротства, применяемая к должнику в целях обеспечения сохранности имущества должника, проведения анализа его финансового состояния, составления реестра требований кредиторов и проведения первого собрания кредиторов. Арбитражный суд при введении наблюдения назначает временного управляющего. Введение наблюдения не является основанием для отстранения руководителя должника и иных органов управления должника, которые продолжают осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными законом.

Финансовое оздоровление ‑ процедура банкротства, применяемая к должнику ‑ юридическому лицу в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с графиком ее погашения. Вводится на срок не более чем два года.

Внешнее управление ‑ процедура банкротства, применяемая к должнику в целях восстановления его платежеспособности. В особом случае внешнего управления, согласно статье 57 Гражданского кодекса РФ, внешний управляющий может быть назначен судом для принудительной реорганизации юридического лица (если решение о реорганизации, вынесенное уполномоченным государственным органом, добровольно не выполняется).

Конкурсное производство ‑ процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. При принятии решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства арбитражный суд назначает конкурсного управляющего, к которому переходят все полномочия по управлению делами должника, в т. ч. полномочия по распоряжению имуществом должника.

Мировое соглашение ‑ соглашение сторон о прекращении судебного спора на основе взаимных уступок. Мировое соглашение можно заключить не только во время судебного разбирательства, но и в других стадиях процесса ‑ при рассмотрении дела кассационной инстанцией, в стадии исполнения судебного решения. При утверждении мирового соглашения суд выносит определение о прекращении производства по делу.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников.

Nota Bene — Экономический интернет-журнал

экономический интернет — журнал

 Все статьи — www.nbene.narod.ru

Наша группа — www.vkontakte.ru/nbene

                     

ВНЕШНЕЕ УПРАВЛЕНИЕ КАК ПРОЦЕДУРА БАНКРОТСТВА

 

Гусева Светлана Александровна.  

 

Внешнее управление — это наиболее сложная и трудоемкая процедура из всех процедур банкротства, которые реализуются на несостоятельном предприятии в соответствии с Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

По данным арбитражной статистики за 2003 г. в арбитражных судах из 9695 принятых к производству заявление о признании должников банкротами, процедура внешнего управления проведена в отношении 2081 должника, из них по 28 делам (1,3 %) производство прекращено в связи с восстановлением платёжеспособности. Таким образом, как показывает имеющаяся практика, процедура внешнего управления редко заканчивалась положительным результатом.

Цель внешнего управления — финансовое оздоровление должника, восстановление его платёжеспособности и накопление средств для расчётов с кредиторами. Достижение этой цели часто затрудняется при реализации процедуры внешнего управления Основными причинами такого положения являются: недостаток инвестиций, несовершенство законодательной базы, отсутствие у внешнего управляющего эффективной команды управленцев и недостаток у арбитражных управляющих профессиональных знаний по финансовому оздоровлению несостоятельных предприятий, отсутствие государственного контроля за этими процессами.

Основная роль в осуществлении внешнего управления отводится внешнему управляющему, утверждаемому арбитражным судом одновременно с введением данной процедуры.

Внешний управляющий для реализации процедуры внешнего управления разрабатывает план внешнего управления, подготовка, утверждение на собрании кредиторов и реализация которого являются ключевыми моментами процедуры досудебной санации.

Разработка плана внешнего управления должна осуществляться на основе данных, полученных при проведении инвентаризации имущества и обязательств должника, а также выводов, сформированных в результате анализа финансового состояния должника.

При разработке плана внешнего управления необходимо учитывать особенности процедур банкротства отдельных категорий должников, а также сроки реализации процедуры внешнего управления.

Процедура внешнего управления вводится на срок 18 месяцев, который может быть продлен, но не более чем на шесть месяцев, если имеются достаточные основания полагать, что продление срока внешнего управления приведет к восстановлению платежеспособности должника. При этом совокупный срок финансового оздоровления и внешнего управления не может превышать двух лет.

Тем не менее, несмотря на возможность продления процедуры внешнего управления, установленные законодательством временные рамки проведения внешнего управления иной раз не позволяют полностью восстановить платежеспособность должника.

В плане внешнего управления предусматриваются конкретные меры по восстановлению платежеспособности должника, регламентируемые в законодательстве.

Это такие меры, как

•  перепрофилирование производства,

•  закрытие нерентабельных производств,

•  взыскание дебиторской задолженности,

•  продажа части имущества должника,

•  уступка прав требования должника,

•  исполнение обязательств должника собственником имущества должника унитарным предприятием или иными лицами,

•  продажа предприятия должника,

• увеличение уставного капитала должника за счет участников и третьих лиц,

•  замещение   активов   и   любые   иные   меры,   не   противоречащие законодательству.

В настоящее время к большинству российских организаций, в отношении которых возбуждено дело о несостоятельности, необходимо применять целый комплекс мер, направленных на восстановление платежеспособности должника

Вся деятельность внешнего управляющего сосредоточена на разработке комплекса мероприятии и проведение работ по выводу предприятия из кризиса и его финансового оздоровления, условий и порядка их реализации, а также обосновании возможности восстановления платежеспособности должника в установленный срок.

Практика свидетельствует, что именно отсутствие обоснованных экономических расчетов принимаемых решений изначально было одной из основных причин низкой эффективности внешнего управления.

Однако, несмотря на сложность поставленных задач перед разработчиками планов внешнего управления, представляется необходимым соблюдение единых методических подходов к их решению. Ведь от качества подготовки плана внешнего управления могут во многом зависеть финансовые результаты и эффективность реализации процедуры внешнего управления.

План внешнего управления представляется на утверждение внешним управляющим собранию кредиторов и передается арбитражному суду Внешний управляющий проводит мероприятия, предусмотренные планом, а конкурсные кредиторы и арбитражный суд осуществляют контроль за деятельностью внешнего управляющего на предмет соответствия его действий требованиям закона и плану внешнего управления.

Внешнее управление может быть завершено восстановлением платежеспособности должника, заключением мирового соглашения, продлением установленного срока внешнего управления, признанием должника.

Весь комплекс мероприятий, осуществляемых на этапе внешнего управления, а также последствия введения внешнего управления должны быть направлены на достижение двух неразрывно связанных целей: восстановлению платежеспособности должника и удовлетворению требований кредиторов.

 назад

 

Кто такой внешний управляющий — подробное описание полномочий

Я — внешний управляющий и в данной статье расскажу Вам, что же входит в мои обязанности и когда нужно внешнее управление.

Что такое внешнее управление организацией?

Внешнее управление организацией — это процедура банкротства, главной задачей которой является восстановление платежеспособности должника.

В процедуре внешнего управления руководитель должника отстраняется от исполнения своих обязанностей, полномочия по управлению имуществом должника передаются внешнему управляющему.

Кандидатура внешнего управляющего назначается арбитражным судом одновременно с назначением процедуры внешнего управления.

Для того, чтобы я могла приступить к своим обязанностям, органы управления должника обязаны передать мне бухгалтерскую и иную документацию, печати, штампы, материальные и другие ценности в течение трех дней с момента введения процедуры.

Согласно Федеральному закону «О несостоятельности (банкротстве)» внешнее управление вводится на основании решения кредиторов на 18 месяцев. Срок может быть продлен, но не более чем на 6 месяцев.

Какие последствия введения процедуры внешнего управления?

  1. Прекращение полномочий руководителя должника и органов управления должника.
  2. Введение моратория на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и по уплате обязательных платежей.

Внешний управляющий имеет право:

  • в соответствии с планом управления распоряжаться имуществом должника;
  • заключать мировое соглашение от имени должника;
  • заявлять отказ от исполнения договоров;
  • подавать заявления в суд о признании недействительными сделок, решений, а также о применении последствий недействительности сделок.

Внешний управляющий обязан:

  • принять имущество должника и провести его инвентаризацию;
  • разработать план внешнего управления и представить его на утверждение, проведя собрание кредиторов;
  • вести статистический, бухгалтерский, финансовый отчеты и отчетность, а также реестр требований кредиторов;
  • принимать меры по взысканию дебиторской задолженности;
  • информировать комитет кредиторов о реализации мероприятий, предусмотренных планом внешнего управления;
  • представить собранию кредиторов отчет об итогах реализации плана внешнего управления.

В каких случаях внешний управляющий может быть отстранен от своей деятельности?

  1. Внешний управляющий самолично подает заявление на освобождение от возложенных на него обязанностей.
  2. На основании ходатайства саморегулируемой организации арбитражных управляющих, в случае выхода арбитражного управляющего из оной.

Освобождение может быть осуществлено только по решению арбитражного суда. Определение арбитражного суда об освобождении внешнего управляющего подлежит немедленному исполнению и может быть обжаловано. 

План внешнего управления должен быть составлен внешним управляющим в течение месяца с момента его утверждения на должности. Главная цель плана такова, что к моменту окончания процедуры внешнего управления юридическое лицо не должно иметь ни рубля задолженности перед кредиторами. При этом важно понимать, что организация должна не только не иметь признаков банкротства, но и в дальнейшем осуществлять свою деятельность.

Прекращение полномочий внешнего управляющего происходит в следующих случаях:

  1. Если внешнее управление завершается мировым соглашением или погашением требований кредиторов.
  2. Если арбитражный суд принял решение о признании должника банкротом и открытии конкурсного производства.

Кандидатура внешнего управляющего должна быть выбрана Вами до того, как введется процедура внешнего управления, а это значит, что уже сейчас нужно обратиться ко мне и я разработаю для Вашей компании индивидуальный план и стратегию.

Внешнее управление — Арбитражный управляющий Алёшин Дмитрий Олегович

   Процедура внешнего управления регулируется ст. 93 – 123 ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – ФЗ). В соответствии со ст. 2 ФЗ внешнее управление – это процедура, применяемая в деле о банкротстве к должнику в целях восстановления его платежеспособности. Согласно ст. 93 ФЗ внешнее управление вводится арбитражным судом на основании решения собрания кредиторов, за исключением случаев, предусмотренных ФЗ. Процедура вводится на срок не более чем восемнадцать месяцев, который может быть продлен не более чем на шесть месяцев.

 

С даты введения внешнего управления наступают следующие последствия:

  • Прекращаются полномочия руководителя должника, управление делами должника возлагается на внешнего управляющего;
  • Внешний управляющий вправе издать приказ об увольнении руководителя должника или предложить руководителю должника перейти на другую работу в порядке и на условиях, которые установлены трудовым законодательством;
  • Прекращаются полномочия органов управления должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия, полномочия руководителя должника и иных органов управления должника переходят к внешнему управляющему, за исключением полномочий органов управления должника и собственника имущества должника — унитарного предприятия. Органы управления должника, временный управляющий, административный управляющий в течение трех дней с даты утверждения внешнего управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей и штампов, материальных и иных ценностей внешнему управляющему;
  • Отменяются ранее принятые меры по обеспечению требований кредиторов;
  • Аресты на имущество должника и иные ограничения должника в части распоряжения принадлежащим ему имуществом могут быть наложены исключительно в рамках процесса о банкротстве, за исключением арестов и иных ограничений, налагаемых в гражданском или арбитражном судопроизводстве либо исполнительном производстве в отношении взыскания задолженности по текущим платежам, истребования имущества из чужого незаконного владения;
  • Вводится мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением случаев, предусмотренных ФЗ;
  • Требования кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, за исключением текущих платежей, могут быть предъявлены к должнику только с соблюдением установленного ФЗ порядка предъявления требований к должнику.

   Также, в ФЗ устанавливается перечень решений, которые могут приниматься органами управления должника, собственником имущества должника — унитарного предприятия.

В ст. 95 ФЗ устанавливаются положения о моратории на удовлетворение требований кредиторов (далее — мораторий), который распространяется на денежные обязательства и обязательные платежи, за исключением текущих платежей. В течение срока действия моратория:

  • Приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, иных документов, взыскание по которым производится в бесспорном порядке, не допускается их принудительное исполнение, за исключением исполнения исполнительных документов, выданных на основании вступивших в законную силу до введения внешнего управления решений о взыскании задолженности по заработной плате, о выплате вознаграждений авторам результатов интеллектуальной деятельности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и возмещении морального вреда, а также о взыскании задолженности по текущим платежам;
  • Не начисляются неустойки (штрафы, пени) и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, за исключением текущих платежей.

   На сумму требований конкурсного кредитора, уполномоченного органа в размере, установленном на дату введения внешнего управления, начисляются проценты. Проценты на сумму требований, выраженных в валюте РФ, начисляются в размере ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ на дату введения внешнего управления. Соглашением внешнего управляющего с конкурсным кредитором может быть предусмотрен меньший размер подлежащих уплате процентов или более короткий срок начисления процентов по сравнению с предусмотренными ФЗ. Проценты начисляются на сумму требований кредиторов каждой очереди с даты введения внешнего управления и до даты вынесения судом определения о начале расчетов с кредиторами по требованиям кредиторов каждой очереди, либо до момента удовлетворения указанных требований должником или третьим лицом в ходе внешнего управления, либо до момента принятия решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Проценты не учитываются при определении количества голосов, принадлежащих конкурсному кредитору, уполномоченному органу на собраниях кредиторов.

Согласно ст. 96 ФЗ внешний управляющий утверждается арбитражным судом одновременно с введением внешнего управления. До даты его утверждения суд возлагает исполнение обязанностей и осуществление прав внешнего управляющего, за исключением составления плана внешнего управления, на лицо, исполнявшее обязанности временного управляющего, административного управляющего или конкурсного управляющего должника.

   Согласно ст. 97 ФЗ внешний управляющий может быть освобожден арбитражным судом от исполнения возложенных на него обязанностей:

  • По заявлению внешнего управляющего;
  • По направленному на основании решения коллегиального органа управления СРО ходатайству СРО, членом которой он является

Правовой статус внешнего управляющий регулируется ст. 99 ФЗ. Внешний управляющий имеет право:

  • Распоряжаться имуществом должника в соответствии с планом внешнего управления с ограничениями, предусмотренными ФЗ;
  • Заключать от имени должника мировое соглашение;
  • Заявлять отказ от исполнения договоров должника в соответствии со ст. 102 ФЗ;
  • Подавать в арбитражный суд от имени должника иски и заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований ФЗ, и заявлять требования о взыскании убытков, причиненных действиями (бездействием) членов коллегиальных органов управления должника, членов совета директоров (наблюдательного совета), единоличного исполнительного органа, собственника имущества должника, лицами, действовавшими от имени должника в соответствии с доверенностью, иными лицами, действовавшими в соответствии с учредительными документами должника;
  • Осуществлять иные предусмотренные ФЗ действия.

Внешний управляющий обязан:

  • Принять в управление имущество должника и провести его инвентаризацию;
  • В течении трех рабочих дней с даты окончания инвентаризации имущества должника включит в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве сведения о результатах такой инвентаризации;
  • Разработать план внешнего управления и представить его для утверждения собранию кредиторов;
  • Вести бухгалтерский, финансовый, статистический учет и отчетность;
  • Заявлять в возражения относительно предъявленных к должнику требований кредиторов;
  • Принимать меры по взысканию задолженности перед должником;
  • Вести реестр требований кредиторов;
  • Реализовывать мероприятия, предусмотренные планом внешнего управления;
  • Информировать комитет кредиторов о реализации мероприятий, предусмотренных планом внешнего управления;
  • Представить собранию кредиторов отчет об итогах реализации плана внешнего управления;
  • Осуществлять иные предусмотренные ФЗ полномочия.

   Ст. 100 ФЗ регулируется порядок установление размера требований кредиторов, срок их предъявления, порядок предъявления возражений. Кредиторы вправе предъявить свои требования к должнику в любой момент в ходе внешнего управления. Требования направляются в суд и внешнему управляющему с приложением судебного акта или иных подтверждающих обоснованность этих требований документов и включаются внешним управляющим или реестродержателем в реестр требований кредиторов на основании определения суда о включении указанных требований в реестр. Кредитор, предъявивший свои требования, обязан возместить внешнему управляющему расходы на уведомление кредиторов о предъявлении таких требований. Внешний управляющий обязан в течение пяти дней с даты получения требований уведомить представителя учредителей (участников) должника или представителя собственника имущества должника — унитарного предприятия о получении требований и предоставить указанным лицам возможность ознакомиться с ними. Внешний управляющий в течение пяти дней с даты получения требований и возмещения расходов на уведомление кредиторов о предъявлении таких требований обязан уведомить кредиторов, требования которых включены в реестр, о получении требований кредитора и предоставить указанным лицам возможность ознакомиться с требованиями. В течение пяти дней с даты направления уведомлений внешний управляющий представляет в суд доказательства уведомления кредиторов о получении таких требований.

     Возражения относительно требований могут быть предъявлены в суд внешним управляющим, представителем учредителей (участников) должника или представителем собственника имущества должника — унитарного предприятия, а также кредиторами, требования которых включены в реестр в течение тридцати дней с даты направления внешним управляющим кредиторам уведомлений о получении требований кредитора. При наличии возражений суд проверяет обоснованность соответствующих требований и доказательства уведомления других кредиторов о предъявлении таких требований и выносит определение о включении или об отказе во включении указанных требований в реестр. В определении суда о включении указываются размер и очередность удовлетворения таких требований. Требования кредиторов, по которым не поступили возражения, при наличии доказательств уведомления кредиторов о получении таких требований рассматриваются судом для проверки их обоснованности и наличия оснований для включения в реестр. По результатам рассмотрения суд выносит определение о включении или об отказе во включении требований кредиторов в реестр. Требования кредиторов, рассматриваются судьей в течение тридцати дней с даты истечения срока предъявления возражений.

   В ст. 101 ФЗ урегулированы вопросы, связанные с распоряжением имуществом должника. Устанавливается, что крупные сделки, а также сделки, в совершении которых имеется заинтересованность, заключаются внешним управляющим только с согласия собрания кредиторов (комитета кредиторов), а также даются определения понятий крупная сделка, сделка, в совершении которой имеется заинтересованность. Сделки, влекущие за собой получение или выдачу займов, выдачу поручительств или гарантий, уступку прав требований, перевод долга, отчуждение или приобретение акций, долей хозяйственных товариществ и обществ, учреждение доверительного управления, совершаются внешним управляющим после согласования с собранием кредиторов (комитетом кредиторов). Указанные сделки могут заключаться без согласования, если возможность и условия их заключения предусмотрены планом внешнего управления. Ст. 102 ФЗ предусматривает возможность заявления внешним управляющим отказа от исполнения сделок должника.

   В соответствии со ст. 106 ФЗ не позднее чем через месяц с даты своего утверждения внешний управляющий обязан разработать план внешнего управления (далее — план), предусматривающий меры по восстановлению платежеспособности должника, условия и порядок реализации указанных мер, расходы на их реализацию и иные расходы должника и представить его собранию кредиторов для утверждения. Платежеспособность должника признается восстановленной при отсутствии признаков банкротства. План должен: предусматривать срок восстановления платежеспособности должника; содержать обоснование возможности ее восстановления в установленный срок. Также, план должен предусматривать разграничение компетенции между собранием кредиторов и комитетом кредиторов в части утверждения сделок должника, если такое разграничение не установлено собранием кредиторов или имеются основания для перераспределения компетенции между собранием кредиторов и комитетом кредиторов. Внешний управляющий по требованию собрания кредиторов или комитета кредиторов отчитывается перед кредиторами о ходе внешнего управления и реализации плана.

   Согласно ст. 107 ФЗ рассмотрение вопроса об утверждении и изменении плана относится к исключительной компетенции собрания кредиторов. План рассматривается собранием, которое созывается внешним управляющим не позднее чем через два месяца с даты его утверждения. Внешний управляющий уведомляет конкурсных кредиторов и уполномоченные органы о дате, времени и месте проведения указанного собрания, и обеспечивает возможность ознакомления с планом не менее чем за четырнадцать дней до даты проведения указанного собрания. Собрание кредиторов имеет право принять одно из решений:

  • Об утверждении плана;
  • Об отклонении плана и обращении в суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;
  • Об отклонении плана. Указанное решение должно предусматривать срок созыва следующего собрания кредиторов для рассмотрения нового плана, при этом срок созыва собрания не может превышать два месяца с даты принятия указанного решения;
  • Об отклонении плана и освобождении внешнего управляющего с одновременным выбором кандидатуры внешнего управляющего или СРО, из числа членов которой должен быть утвержден внешний управляющий, и утверждением дополнительных требований к кандидатуре внешнего управляющего.

   Утвержденный собранием кредиторов план представляется в суд внешним управляющим не позднее чем через пять дней с даты проведения собрания кредиторов.

   В соответствии со ст. 109 ФЗ планом могут быть предусмотрены следующие меры по восстановлению платежеспособности должника:

  • Перепрофилирование производства;
  • Закрытие нерентабельных производств;
  • Взыскание дебиторской задолженности;
  • Продажа части имущества должника;
  • Уступка прав требования должника;
  •  Исполнение обязательств должника собственником имущества должника — унитарного предприятия, учредителями (участниками) должника либо третьим лицом или третьими лицами;
  • Увеличение уставного капитала должника за счет взносов участников и третьих лиц;
  • Размещение дополнительных обыкновенных акций должника;
  • Продажа предприятия должника;
  • Замещение активов должника;
  • Иные меры по восстановлению платежеспособности должника.

   Данные меры подробно урегулированы ст. 110 – 116 ФЗ.

   Согласно ст. 117 ФЗ внешний управляющий обязан представить на рассмотрение собрания кредиторов отчет внешнего управляющего:

  • По результатам проведения внешнего управления;
  • При наличии оснований для досрочного прекращения внешнего управления;
  • По требованию лиц, имеющих право на созыв собрания кредиторов;
  • В случае накопления денежных средств, достаточных для удовлетворения всех требований кредиторов, включенных в реестр.

   В случае, если в ходе внешнего управления удовлетворены все требования кредиторов, включенные в реестр, внешний управляющий не позднее чем через месяц с даты их удовлетворения уведомляет об этом лиц, требования которых были включены в реестр, и представляет на утверждение суда отчет внешнего управляющего.

   Отчет внешнего управляющего должен содержать:

  • Баланс должника на последнюю отчетную дату;
  • Отчет о движении денежных средств;
  • Отчет о прибылях и об убытках должника;
  • Сведения о наличии свободных денежных средств и иных средств должника, которые могут быть направлены на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей должника;
  • Расшифровку оставшейся дебиторской задолженности должника и сведения об оставшихся нереализованными правах требования должника;
  • Сведения об удовлетворенных требованиях кредиторов, включенных в реестр;
  • Иные сведения о возможности погашения оставшейся кредиторской задолженности должника.

   К отчету внешнего управляющего должен быть приложен реестр.

   По результатам рассмотрения отчета собрание вправе принять одно из решений:

  • Об обращении в суд с ходатайством о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника и переходе к расчетам с кредиторами;
  • Об обращении в суд с ходатайством о прекращении производства по делу в связи с удовлетворением всех требований кредиторов в соответствии с реестром;
  • Об обращении в суд с ходатайством о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства;
  • О заключении мирового соглашения.

   Отчет подлежит обязательному рассмотрению судом, за исключением случая, если отчет внешнего управляющего рассматривался собранием кредиторов по требованию лиц, имеющих право на созыв собрания кредиторов, и собрание кредиторов по результатам рассмотрения такого отчета не приняло ни одного из предусмотренных в ФЗ решений. Отчет внешнего управляющего и жалобы на его действия при их наличии рассматриваются судом не позднее чем через месяц с даты его получения. Отчет подлежит утверждениюсудом в случае, если:

  • Все требования кредиторов, включенные в реестр, удовлетворены в соответствии с ФЗ;
  • Собранием кредиторов принято решение о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника и переходе к расчетам с кредиторами;
  • Между кредиторами и должником заключено мировое соглашение;
  • Собранием кредиторов принято решение о продлении срока внешнего управления.

   Арбитражный суд отказывает в утверждении отчета в случае, если:

  • Требования кредиторов, включенные в реестр, не удовлетворены;
  • Отсутствуют признаки восстановления платежеспособности должника;
  • Имеются обстоятельства, препятствующие утверждению мирового соглашения.

   По результатам рассмотрения отчета внешнего управляющего выносится определение:

  • О прекращении производства по делу о банкротстве в случае удовлетворения всех требований в соответствии с реестром или утверждения судом мирового соглашения;
  • О переходе к расчетам с кредиторами в случае удовлетворения ходатайства собрания кредиторов о прекращении внешнего управления в связи с восстановлением платежеспособности должника и переходе к расчетам с кредиторами;
  • О продлении срока внешнего управления в случае удовлетворения ходатайства о продлении срока внешнего управления;
  • Об отказе в утверждении отчета в случае, если судом будут выявлены обстоятельства, установленные ФЗ и препятствующие утверждению отчета внешнего управляющего.

    При наличии ходатайства собрания кредиторов о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства, а также в случае отказа суда в утверждении отчета внешнего управляющего или непредставления указанного отчета в течение месяца со дня окончания установленного срока внешнего управления суд может принять решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

В ст. 120 ФЗ предусмотрены последствия вынесения определения о переходе к расчетам с кредиторами. Вынесение судом указанного определения является основанием для начала расчетов со всеми кредиторами в соответствии с реестром. В определении устанавливается срок окончания расчетов с кредиторами, который не может превышать шесть месяцев с даты вынесения указанного определения. После окончания расчетов суд выносит определение об утверждении отчета внешнего управляющего и о прекращении производства по делу о банкротстве. Если в установленный судом срок не произведены расчеты с кредиторами, суд принимает решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства.

      Расчеты с кредиторами производятся в соответствии с реестром начиная со дня вынесения судом определения о переходе к расчетам с кредиторами или определения о начале расчетов с кредиторами определенной очереди. После удовлетворения требования кредитора, включенного в реестр, внешний управляющий или реестродержатель исключает такое требование из реестра.

      Ст. 123 ФЗ урегулирован порядок прекращения полномочий внешнего управляющего. Так прекращение производства по делу о банкротстве или принятие судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства влечет за собой прекращение полномочий внешнего управляющего. Если внешнее управление завершается заключением мирового соглашения или погашением требований кредиторов, внешний управляющий продолжает исполнять свои обязанности в пределах компетенции руководителя должника до даты избрания (назначения) нового руководителя должника. Если суд принял решение о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства и утвердил конкурсным управляющим другое лицо или если невозможно утвердить конкурсного управляющего одновременно с принятием такого решения, внешний управляющий исполняет обязанности конкурсного управляющего до даты утверждения конкурсного управляющего. Внешний управляющий обязан передать дела конкурсному управляющему не позднее чем через три рабочих дня с даты утверждения конкурсного управляющего

 

Приложения: Последние новости России и мира – Коммерсантъ Юридический бизнес (119555)

Реабилитационные процедуры в отношении неплатежеспособных российских компаний существуют в основном на бумаге. Рассчитывать на то, что кредиторы согласятся подождать полтора года внешнего управления, пока предприятие справится с кризисом, не приходится, поэтому, если договоренности и случаются, чаще это происходит в рамках мировых соглашений. Но в основном должнику и кредиторам договориться не удается. О причинах такой ситуации и вариантах выхода из нее “Ъ” рассказали юристы.

Единичные случаи

Бесспорный факт: реабилитационные процедуры в отношении российских организаций применяются крайне редко. «Понятие успешной реабилитационной процедуры у профессионального сообщества отождествляется скорее с вымыслом, мифом или фантазией»,— констатирует партнер BGP Litigation Сергей Лисин. Статистика это подтверждает. По данным «Федресурса», в России доля внешнего управления с 2011 года не превышала 3,4%, а финансового оздоровления — 0,4% годового количества вводимых процедур (без учета наблюдений и мировых соглашений). В последнее время процент реабилитаций все ниже и ниже: в январе—сентябре текущего года на внешнее управление пришлось 1,7% введенных процедур (2,5% за тот же период 2018 года), на финансовое оздоровление — 0,1% (было 0,2%).

«Среди отраслей, в которых доля оздоровительных процедур выше среднего уровня,— сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых, энергетика и образование. Все это сферы с относительно небольшим общим количеством банкротств»,— рассказывает руководитель проекта «Федресурс» Алексей Юхнин. Так, в сельхозпредприятиях за 2018 год было введено 33 процедуры внешнего управления против 554 процедур конкурсного производства. В данной отрасли, поясняет господин Юхнин, в силу сезонного характера выпуска продукции кредиторы могут рассчитывать, что должник со временем восстановит свою платежеспособность, поэтому есть смысл отсрочить ликвидацию.

Юристы отмечают, что и введенная реабилитационная процедура не всегда завершается восстановлением платежеспособности должника. По наблюдениям партнера юрфирмы «Кульков, Колотилов и партнеры» Николая Покрышкина, внешнее управление или финансовое оздоровление нередко вводят в тех делах о банкротстве, где большинством голосов кредиторов владеют лица, подконтрольные бенефициарам этого должника. «Конечная задача таких кредиторов-аффилиатов — получить значительную отсрочку в исполнении его обязательств, на это время продолжить получать прибыль от его бизнеса, причем «заводить» ее на другие структуры, и, если получится, успеть найти покупателя для этой истории либо уже в рамках реабилитации вывести оставшиеся активы должника. А раз задача восстановления платежеспособности ни перед кем не стоит, то и заканчивается этим дело исключительно редко»,— указывает господин Покрышкин.

Алексей Юхнин отмечает, что кредиторы чаще соглашаются на мировое соглашение с должником, поскольку эта процедура позволяет более гибко (по сравнению с внешним управлением и финансовым оздоровлением) регулировать взаимные права и обязанности должника, его владельцев и кредиторов. Так, по данным судебного департамента ВС, в 2018 году 939 дел о банкротстве компаний были прекращены в связи с заключением мирового соглашения. Для сравнения: за 2018 год суды ввели 278 процедур внешнего управления и лишь 19 — финансового оздоровления.

Почему так происходит

Причины того, что оздоровления предприятий в России не происходит, все объясняют по-разному. “Ъ” попытался выделить несколько основных, исходя из результатов опроса юристов.

Во-первых, большую часть компаний реабилитировать просто не имеет смысла. «В среднем 40% юрлиц входят в банкротство без имущества, 70% — по итогу ничего не платят кредиторам. Такие компании либо изначально создавались с минимальным капиталом, либо их собственники успели вывести активы до начала банкротного процесса»,— говорит Алексей Юхнин.

Вторая причина кроется в отсутствии запроса у общества и бизнеса, а именно ни должник, ни его кредиторы не заинтересованы в проведении реабилитации. «Даже если удается ввести реабилитационную процедуру, очень часто сами кредиторы способствуют скорейшему банкротству (зачастую просто не удается найти компромисс между должником и кредиторами, в результате все заканчивается прекращением бизнеса через банкротство)»,— признает старший юрист, руководитель группы по банкротствам и поиску активов Baker & McKenzie Павел Новиков. С этим согласен Николай Покрышкин: «Корень почти любой серьезной правовой проблемы лежит в экономике, запросе бизнеса. Ведь реабилитационная процедура — это только механизм, а основная причина его редкого использования не в том, что он «плохо прописан», а в отсутствии потребности у бизнеса, как на стороне должника, так и на стороне кредиторов».

По словам Камбулата Карашева, младшего юриста практики «Сопровождение процедур банкротства» «Лемчик, Крупский и партнеры», руководство потенциальных должников не желает превентивно инициировать процедуру в кризисной ситуации: «Подобное отчасти разумное, отчасти безответственное поведение приводит к тому, что на момент подачи заявления, например, одним из кредиторов бизнес восстановить уже невозможно, однако раннее вмешательство могло бы не допустить перетекания ситуации в безысходную». Николай Покрышкин замечает, что если должник и его владельцы не заинтересованы в реабилитации, то не стоит ожидать такого интереса и от кредиторов. Заинтересованность у кредиторов, по его словам, присутствует только в случае, когда у компании-должника есть «неотчуждаемые» ценности (например, лицензии на добычу полезных ископаемых), поскольку в этом случае само юрлицо обладает значительной ценностью и для его бенефициаров, и для кредиторов, а если будет введен конкурс, то лицензия будет отозвана и проиграют все.

Павел Новиков объясняет, что интерес кредиторов к реабилитации прямо связан с эффективностью процедуры: «Для повышения такой эффективности необходимо работать с первопричинами — выработать механизм по понижению количества контролируемых банкротств, повышению уровня ответственности менеджмента для того, чтобы к процедурам банкротства прибегали не только «пустые» компании, но и лица, претерпевающие временный финансовый кризис». Господин Карашев подтверждает: «Кредиторы рассматривают банкротящихся контрагентов в качестве обузы для своего бизнеса. Проголосовать за внешнее управление значит не получать деньги еще года два, прождав полгода в наблюдении, но у кредитора ведь тоже есть кредиторская задолженность. К моменту завершения реабилитационной процедуры сам кредитор может обанкротиться, и в его банкротстве директора спросят, почему он потакал должнику и не работал надлежащим образом с дебиторкой».

Третья причина скорее психологическая — взаимное недоверие сторон друг к другу. «Отсутствие веры у кредиторов в добросовестность должника, а у должника — в добрые намерения кредиторов также препятствует реабилитациям»,— говорит Алексей Юхнин. «У сторон банкротного процесса нет доверия друг к другу: кредиторы не доверяют должнику, а должник (а точнее, его собственник) так же не верит кредиторам,— соглашается старший партнер КА Delcredere Денис Юров.— А для введения внешнего управления или финансового оздоровления доверие необходимо».

И действительно, уровень взаимной напряженности в банкротных делах иллюстрирует статистика оспаривания сделок и привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности: количество таких исков ежегодно растет в среднем на треть, по подсчетам «Федресурса». «Учитывая довольно высокий процент удовлетворения таких исков (30–40%), подозрения кредиторов или управляющих часто оказываются обоснованными, а значит, недобросовестность должников не оставляет им шансов на рассрочку или пролонгацию долга»,— объясняет господин Юхнин. Иногда недоверием все не ограничивается. По словам Алексея Юхнина, кредиторы, недовольные тем фактом, что они ничего не получили, «хотят не просто ликвидировать должника, но и, как это ни банально, отомстить владельцам».

«В нашей банкротной практике мы очень часто вынуждены оспаривать и сделки должников по выводу имущества, и недобросовестные действия отдельных кредиторов, что, конечно же, не способствует росту доверия между участниками дела о банкротстве. За последние годы число таких споров только растет, что, безусловно, отражается на общем восприятии банкротства исключительно как процесса умерщвления компании и растаскивания остатков ее активов. Пока общество будет воспринимать банкротство именно так, не думаю, что мы увидим какие-то сдвиги в сторону более активного использования в банкротстве именно реабилитационных процедур»,— констатирует господин Юров.

С психологией связана и четвертая причина — репутационная, а точнее, отсутствие страха за репутацию компании или бренда из-за банкротства. Николай Покрышкин поясняет, что в РФ юрлицо обычно воспринимается только как некая «фикция», условность: «Как субъект бизнеса воспринимаются обычно лишь конкретные бенефициары, которые могут жонглировать подконтрольными им компаниями, как угодно. Соответственно, и ценность репутации конкретных юрлиц часто оказывается условной. В связи с этим бенефициарам редко бывает интересно вкладывать деньги в восстановление и покрытие долгов своих компаний, проводить реабилитационные процедуры, чтобы в итоге сохранить эти компании на рынке и извлекать выгоду из репутации компании. Ведь реальная репутация — у бизнесменов, а не у их компаний».

Пятой причиной можно назвать стереотип о низких финансовых рисках. «Неприменение и неэффективность реабилитационных процедур связаны в том числе с тем, что инструмент банкротства зачастую используется лицами недобросовестно с целью незаконно уйти от уплаты долгов кредиторам»,— говорит Павел Новиков. При этом традиционно сложилось представление, что банкротство компаний не создает значимых рисков для бенефициаров, продолжает Николай Покрышкин. Бизнесмены, по его словам, часто исходят из того, что даже если имело место отчуждение активов в пользу подконтрольных структур, то при наихудшем сценарии и оспаривании сделок все вернется на круги своя, но хуже не станет. А если повезет, то еще и основные активы удастся сохранить, оставив кредиторов ни с чем. Так почему не попробовать? «Следуя этому стереотипу, многие все еще по инерции предпочитают пытаться «очистить актив от долгов» посредством банкротств и ликвидации компаний довольно топорными методами, не видя значимых рисков для себя лично. Зачем бенефициарам пытаться «вытаскивать» конкретных юрлиц через реабилитационные процедуры, если проще вывести активы и продолжить тот же бизнес под новой вывеской?» — рассказывает господин Покрышкин.

В связи со стремительным развитием практики и ужесточением правил по привлечению контролирующих лиц в 2017 году к субсидиарной ответственности этот стереотип постепенно уходит. «Еще десять лет назад даже юристы воспринимали риск такой ответственности скорее как теоретический. А сегодня это первое, о чем стоит думать разумному бенефициару при решении судьбы дочерней компании, которая близится к банкротству»,— указывает господин Покрышкин.

Ну и в-шестых, это недостатки самого закона. «Реабилитационные процедуры в России абсолютно неработоспособны, и тому виной ряд генетических пороков законодательства о банкротстве. В частности, право собрания кредиторов безапелляционно определять судьбу должника должно быть пересмотрено»,— указывает партнер BGP Litigation Сергей Лисин. По его словам, эта норма на практике приводит к одному результату: создает непреодолимый стимул для должника сохранить все свои активы любыми, даже не всегда законными способами (вывод и сокрытие активов). Кроме того, отмечает старший юрист, руководитель группы по банкротствам и поиску активов Baker & McKenzie Павел Новиков, банкротство в России — это, как правило, процедура прекращения бизнеса, а не защита должников от кредиторов, как, например, в США и ряде других юрисдикций. Существующие реабилитационные процедуры (внешнее управление, финансовое оздоровление, мировое соглашение), по его словам, на практике требуют слишком серьезных усилий со стороны собственников и менеджмента. Кредиторы же вынуждены предоставлять длительные рассрочки по уплате долга, ничего не получая взамен, добавляет Алексей Юхнин.

Что делать

Павел Новиков полагает, что нужно отказаться от наблюдения при введении реабилитационных процедур и в целом упростить процедуры банкротства, снизить расходы и сроки их проведения. «Последовательность и комплексность процедур очень удлиняют и удорожают сам процесс реабилитации, ввиду чего он становится нецелесообразным и обременительным для кредиторов и иных участников. В то же время при наличии у должника активов можно произвести реабилитацию по упрощенной процедуре, исключив излишние траты. В таком случае фактический эффект от реабилитационных процедур был бы приблизительно равен заключению мирового соглашения со всеми кредиторами, но реализация процедуры производилась бы в соответствии с нормативно установленным порядком»,— уточняет он.

По мнению Сергея Лисина, следует дать право суду применять реабилитацию, вопреки позиции кредиторов, если это целесообразно: «Например, в случае работающей компании со штатом сотрудников, необходимым оборудованием, которая платит налоги и имеет лишь временные сложности. Здесь интересы бизнеса, трудового коллектива и государства как получателя налогов должны быть поставлены выше интересов сообщества кредиторов». Также он считает разумным и экономически обоснованным увеличить сроки реабилитационных процедур с текущих полутора до трех-пяти лет.

Государство тоже не слишком активно поддерживает развитие реабилитационных процедур. Законопроект о реструктуризации долгов, дающий защиту от кредиторов, завис после первого чтения, прошедшего еще в 2017 году. Алексей Юхнин напоминает, что ФНС должна голосовать за внешнее управление, если должник является субъектом естественных монополий, стратегическим предприятием либо градообразующей организацией. «Обычным компаниям шанс на финансовое оздоровление дается, только если расплата по налоговым долгам ожидается в течение года»,— поясняет он.

По мнению Алексея Юхнина, государство должно брать на себя инициативу и при появлении первых признаков неблагополучия крупных компаний принимать меры, в том числе сажать должника и кредитора за стол переговоров. «Я не уверен, что сейчас этот госмониторинг налажен должным образом. Крупные компании трудоустраивают значительное количество людей, и их крах может привести к неблагоприятным социальным последствиям»,— отмечает Алексей Юхнин. Руководитель практики «Сопровождение процедур банкротства» «Лемчик, Крупский и партнеры» Давид Кононов тоже убежден, что государству стоит задуматься о косвенном стимулировании кредиторов голосовать за реабилитацию: «К примеру, предоставлять налоговые льготы компаниям, голосующим за финансовое оздоровление своего контрагента, также можно привлечь ВЭБ для финансирования реабилитации под залог имущества должника — из этого могла бы вырасти целая госпрограмма поддержки бизнеса».

Впрочем, Николай Покрышкин считает, что от банкротства не нужно никого спасать: «Главный вопрос — как урезать опции для должников и их бенефициаров по «очистке своих активов» от долгов через контролируемые и преднамеренные банкротства. Если риски бенефициаров будут достаточно значительны, то и распоряжение судьбой активов будет более осторожным, выделение ресурсов для предупреждения банкротства — более вероятным, а «реабилитация» будет с большей вероятностью происходить еще до банкротства»,— рассуждает он.

Тем не менее пока что усиление субсидиарной ответственности не привело к распространению реабилитационных процедур. Статистика показывает, что число претензий к владельцам и руководителям банкротов ежегодно растет и суды все чаще признают их обоснованными, но количество реабилитаций только снижается.

Анна Занина

Этапы банкротства

Банкротство — обычное явление в деловом мире. Было много случаев, когда вчерашние приверженцы, компании, которые получали многомиллиардную прибыль, позже подавали заявление о несостоятельности. Для удобства читателей дадим определение банкротству. Банкротство — это этап, на котором компании считают финансово нежизнеспособным функционировать . Это означает, что денежные потоки и прибыль, генерируемые компанией, становятся крайне недостаточными для поддержания нормального ведения бизнеса.

Однако необходимо понимать, что компании не могут обанкротиться в одночасье. Скорее, спуск — это долгий процесс, отнимающий много времени. Компаниям трудно избежать этого процесса, потому что они не могут распознать свои контрольные признаки.

В этой статье мы подробно расскажем о различных стадиях, которые приводят здоровую компанию к банкротству.

Этап №1: Гордыня

На этом этапе последователи ослеплены успехом.Их высокомерие заставляет их поверить в то, что они слишком велики, чтобы потерпеть неудачу. Они не обращают внимания и не распознают внутренние и внешние условия, которые меняются в окружающей среде. Чаще всего в это время происходят тектонические технические изменения. Например, Sony не могла предвидеть, что ее Walk Man скоро устареет, и Apple будет продавать музыку будущего через свой магазин iTunes. На этом этапе компании недостаточно внимательно изучают свою внешнюю среду.Даже если они сканируют окружающую среду и распознают изменения, они на самом деле не понимают их значения.

Реальность такова, что предприятия постоянно работают в контексте внешней среды. Способность понимать изменяющуюся среду и адаптироваться к ней может означать разницу между постоянным успехом и банкротством.

Этап №2: Бездействие

Чем больше времени проходит, изменения во внешней среде становятся более заметными для организации.Однако в организации все еще есть инерция. Это потому, что, во-первых, это довольно крупные организации. Следовательно, изменить политику не так-то просто. Это становится еще более трудным, когда политика, которую необходимо изменить, является причиной успеха, с которым сталкивается компания. Компания, о которой идет речь, до сих пор не осознает безотлагательность ситуации. Как правило, они действуют медленно, поскольку не верят, что соперники представляют для них серьезную угрозу.

Этап № 3: неправильное действие

На следующем этапе изменения во внешней среде становятся неизбежными, и организация движется к действию.Внешняя среда обычно начинает влиять на внутреннюю среду в виде высоких затрат, снижения прибыли или уменьшения доли рынка. На самом деле, большинство из них является результатом технологической отсталости, которую компания приобрела в результате устаревания. Однако менеджеры до сих пор не осознают того факта, что спасти бизнес можно только путем его коренной реструктуризации. Поэтому менеджеры вместо этого пытаются внести небольшие изменения, например сократить расходы. Часто их действия не столь эффективны.Фактически, они в конечном итоге усугубляют проблему, поскольку лечат неправильную причину.

Этап №4: Этап кризиса

Следующий этап называется кризисным. Это связано с тем, что компания не в состоянии спасти себя, а экономические проблемы с каждым днем ​​усугубляются. Здесь начинает становиться очевидным, что компания не просуществует очень долго. К концу этого этапа компания оказывается либо банкротом, либо поглощается другой корпорацией.

В этот момент компания предпринимает отчаянные попытки исправить нанесенный ущерб.За этим следуют массовые сокращения и увольнения. Кроме того, поскольку компания находится в беде, многие люди охотно покидают ее, чтобы найти более зеленые пастбища в другом месте. Часто принимаемые меры оказываются слишком маленькими и запаздывающими. Это причина того, что на данном этапе шансы складываются не в пользу компании. С юридической точки зрения, это этап, на котором американские компании заявляют о банкротстве по главе 11. Банкротство в соответствии с главой 11 означает, что компании по-прежнему разрешено вести непрерывную деятельность.

Важно отметить, что спасти компанию можно на каждом из четырех вышеперечисленных этапов.Это означает, что компании не нужно переходить на следующий этап, а вместо этого можно перейти к предыдущему этапу. Однако с течением времени процесс становится все более и более сложным, поскольку компания продвигается по этим этапам.

Этап № 5: Растворение

Последний этап всего процесса — растворение. Не все компании, столкнувшиеся с кризисом, действительно достигают этой стадии. Во многих случаях эффективное управление помогает изменить положение компании. Однако, если компания действительно достигает этой стадии, это означает, что компания собирается подать заявление о банкротстве по главе 7. Банкротство по главе 7 — это когда назначенные судом управляющие удерживают активы фирмы и продают их. Деньги, полученные при ликвидации фирмы, затем используются для погашения суммы задолженности кредиторов. Это когда фирма перестает функционировать, и все ее сотрудники также теряют работу.

Суть в том, что банкротство обычно не происходит в одночасье. Есть четкие сигналы, которые фирма и обычные люди получают за годы до того, как на самом деле произойдет банкротство .



Авторство / ссылки — Об авторе (ах)
Статья написана «Прачи Джунджа» и проверена группой Management Study Guide Content Team . В состав группы MSG по содержанию входят опытные преподаватели, профессионалы и эксперты в предметной области. Мы являемся сертифицированным поставщиком образовательных услуг ISO 2001: 2015 . Чтобы узнать больше, нажмите «О нас». Использование этого материала в учебных и образовательных целях бесплатно. Укажите авторство используемого содержимого, включая ссылку (-ы) на ManagementStudyGuide.com и URL-адрес страницы содержимого.


Испорченный имидж организации и управление им в JSTOR

Абстрактный

Интервью, архивные данные и данные наблюдений четырех компьютерных фирм были использованы для разработки теории о том, как глава 11 Федерального кодекса о банкротстве портит имидж топ-менеджеров и фирм. Мы предлагаем, чтобы Глава 11 была дискредитирующим ярлыком, который заставляет ключевую аудиторию организации отрицательно реагировать на фирму, включая отказ от участия, снижение качества участия, переговоры о более благоприятных отношениях обмена и очернение организации и ее руководителей.Эти негативные реакции еще больше увеличивают вероятность гибели организации и ставят под угрозу карьеру менеджеров. Мы также предлагаем иерархию стратегий управления стигмой, которые лидеры могут использовать в своих усилиях по предотвращению или восстановлению испорченного имиджа высшего руководства и компаний.

Информация о журнале

Журнал «Академия менеджмента» представляет собой новейшее исследование, которое дает читателям прогноз относительно новых идей и методов управления.Все статьи, опубликованные в журнале, должны вносить значительный эмпирический и / или теоретический вклад. Представлены все эмпирические методы, включая (но не ограничиваясь ими) качественные, количественные или комбинированные методы. Статьи, опубликованные в журнале, имеют прямое отношение к теории и практике управления и определяют как неотложную практическую проблему управления, так и прочную теоретическую основу для ее решения. Уже более 40 лет журнал считается незаменимым материалом для ученых-менеджеров.Журнал цитируется на таких форумах, как The Wall Street Journal, The New York Times, The Economist и The Washington Post. Журнал издается шесть раз в год тиражом 15 000 экземпляров.

Информация об издателе

Академия менеджмента (Академия; АОМ) — ведущая профессиональная ассоциация ученых, занимающаяся созданием и распространением знаний об управлении и организациях. Центральной миссией Академии является повышение квалификации менеджеров за счет развития управленческих знаний и повышения профессионального уровня ее членов.Академия также стремится формировать будущее исследований и образования в области управления. Академия управления, основанная в 1936 году, является старейшим и крупнейшим научным объединением менеджмента в мире. Сегодня Академия является профессиональным домом для более чем 18290 членов из 103 стран. Членство в Академии открыто для всех, кто ценит принадлежность.

Банкротство означает смерть для слишком большого количества предприятий

Глава 11 защита от банкротства должна позволить компаниям избавиться от долгов и начать все сначала.В идеале кредиторы возвращают большую часть своей задолженности, когда реорганизованная фирма начинает получать прибыль.

Тем не менее, больше компаний ликвидируется, чем восстанавливается, что лишает их второго шанса на успех, который призван поощрять закон. По данным нового исследования, проведенного доцентом Гарвардской школы бизнеса Сэмюэлем Б. Антиллом, изучившим судебные дела за три десятилетия, эти ликвидации в конечном итоге лишают кредиторов миллиарды долларов в год.

«Глава 11 допускает реорганизацию, что звучит как отличная вещь.Люди сохраняют свои рабочие места, кредиторы получают выплаты, а клиенты не теряют свой любимый бизнес », — говорит Антилл, чья статья« Выживают ли правильные фирмы при банкротстве? ». появится в следующем номере журнала The Journal of Financial Economics .

В то время, когда пандемия COVID-19 сильно ударила по многим компаниям — некоторые дошли до банкротства, — результаты исследования Antill могут помочь бизнес-лидерам принимать важные решения, чтобы избежать высокой цены ликвидации и выбрать разумный путь вперед.

Ликвидация идет безудержно

Используя информацию о делах от Bankruptcydata.com, Bloomberg Law, Moody’s Investors Service и Федерального резервного банка Сент-Луиса, Antill изучил 503 нефинансовых компании, каждая из которых имела задолженность на сумму более 50 миллионов долларов на момент дефолта в период с 1987 по 2018 год.

«Бывают случаи, когда у вас есть тающий кубик льда и активы, находящиеся на грани банкротства, которые очень быстро теряют ценность».

Поскольку данные включают имена судей в индивидуальных документах, Antill смог определить, как действовали конкретные юристы.Он сосредоточился на компаниях, которые добивались банкротства в соответствии с главой 11, подход, который, как правило, предпочитают крупные компании, стремящиеся реорганизовать или ликвидировать.

Прежде чем проанализировать судебные решения, Antill ожидал, что судьи по делам о банкротстве предпочтут реорганизацию, а не ликвидацию. «Вместо этого я был удивлен, увидев, что на самом деле все наоборот. В системе банкротства США наблюдается чрезмерная ликвидация », — говорит он.

Менеджеры добиваются ликвидации

Одна причина тенденции? Старшие кредиторы обычно нанимают внешних менеджеров для сопровождения компании через Главу 11.Но вместо реорганизации менеджер часто убеждает судью одобрить скорейшую продажу актива. Ставя во главу угла быстрое урегулирование проблемы выгодной реорганизации, менеджеры могут подтолкнуть фирмы к ликвидации, которая наносит ущерб младшим кредиторам, сотрудникам и клиентам.

В соответствии с разделом 363 Кодекса США о банкротстве судьи могут удовлетворить этот запрос без согласия кредитора, если менеджеры представят «коммерческое обоснование» для переезда, например, падение цен на все, от мебели до самой фирмы.

«Бывают случаи, когда у вас есть тающий кубик льда и активы, находящиеся на грани банкротства, которые очень быстро теряют ценность. «Если мы не сделаем продажу прямо сейчас, в этой фирме не останется никакой ценности», — говорит Антилл. «[Менеджерам] просто нужно, чтобы судья поверил, что есть какое-то коммерческое оправдание, а затем они смогут провести всю продажу примерно за 30 дней».

Менее затратная реструктуризация

Спешка с процессом может быть недальновидна для компаний и кредиторов, поскольку в конечном итоге обходится обеим сторонам дороже, как показывают исследования. Антилл указывает на Sears — самое дорогое розничное банкротство в истории — как на пример потери стоимости в результате поспешной продажи активов.

Согласно анализу Антилла, при реструктуризации компании, а не ее ликвидации, кредиторы потенциально могут получить 52 цента на каждый доллар задолженности.

Другими словами, 60 процентов ликвидаций, изученных Antill, стоили кредиторам больше, чем смоделированная реорганизация. Кредиторы также потеряли больше денег при приобретении некоторых обанкротившихся компаний, чем они потеряли бы при теоретической реорганизации.Антилл считает, что со временем упущенные возможности складываются, а неэффективная ликвидация и поглощения обходятся кредиторам более чем в 2 миллиарда долларов в год.

«Если бы вы могли просто убедить всех кредиторов согласиться снизить долговую нагрузку, принять списание, тогда акции этой компании станут действительно ценными».

Это имеет большие последствия для больших и малых компаний. По словам Антилла, до тех пор, пока у них не будет чрезмерной долговой нагрузки, компании, пережившие банкротство, могут хорошо работать после реорганизации, что является потенциальным благом как для фирмы, так и для кредиторов.

«Если бы вы могли просто убедить всех кредиторов согласиться снизить эту долговую нагрузку, принять списание, тогда акции этой компании станут действительно ценными. Потому что для некоторых из этих фирм единственной проблемой был долг », — говорит он.

Кредиторы, в свою очередь, получают выгоду, потому что они могут договориться о долях в капитале новой фирмы в качестве формы оплаты непогашенного долга. Это актив, который, если реорганизация проведен правильно, со временем может расти.

«Они становятся частичными владельцами этой фирмы, и их доля в капитале может быть очень ценной — более ценной, чем были бы доходы от ликвидации, если бы фирма была здоровой», — говорит Антилл.

Что делать компаниям, которым грозит банкротство?

Выводы

Antill могут быть особенно важны для владельцев малого бизнеса, которым грозит банкротство, когда страна выходит из пандемии. Малые предприятия, особенно обремененные долгами или проблемные, часто не могут позволить себе более дорогостоящую регистрацию по главе 11 и вместо этого подают документы по главе 7, где у них меньше контроля.

Хорошие новости: Закон о реорганизации малого бизнеса 2019 года направлен на то, чтобы упростить реорганизацию малых предприятий в соответствии с главой 11 — что меньшим компаниям следует серьезно рассмотреть, — говорит Антилл.

Прежде чем обращаться в суд, менеджеры, рассматривающие вопрос о банкротстве, должны встретиться с ключевыми кредиторами, чтобы заручиться поддержкой, советует Antill.

«Заставьте их подписать какое-то соглашение о поддержке реструктуризации, возможно, даже заранее подготовленный план банкротства перед подачей заявки», — говорит Антилл. «Это позволяет менеджерам и кредиторам, подписавшим соглашение, воспользоваться одной из самых крутых черт банкротства: вы можете сказать некоторым кредиторам:« Я плачу вам только половину своей задолженности ».

Между тем, кредиторы должны быть открыты для более тесного сотрудничества с менеджментом над планом реорганизации, прежде чем обращаться в суд, особенно зная, что многие фирмы испытывают лишь временные неудачи в результате воздействия COVID-19, говорит Антилл.

«Важно помочь кредиторам понять, что это может быть необычное обстоятельство, и что если бы они просто набрались терпения и приняли некоторую долю в этой фирме вместо того, чтобы ликвидировать активы, этот капитал мог бы стать действительно ценным после пандемии», — говорит Антилл.

Об авторе

Рэйчел Лэйн — писательница из Бостона.
[Изображение: Pexels / Engin Akyurt]

Считаете ли вы, что система банкротства нуждается в реформировании?

Поделитесь своими мыслями в комментариях ниже.

Возрастная динамика фирм и причины корпоративного банкротства: объяснения бизнес-неудач, зависящие от возраста

Ресурсные объяснения выводов организационной экологии

Несмотря на сильную фрагментацию, в области исследования организационных неудач можно выделить два основных потока. В то время как организационная экология (Hannan and Freeman 1977, 1984, 1989; Stinchcombe 1965) и промышленная организация (Haveman 1992; Tushman and Anderson 1986) являются основными теориями с детерминистской точки зрения, в волюнтаристском потоке существует несколько различных теорий (Amankwah-Amoah 2016 ; Mellahi and Wilkinson 2004).С детерминистской точки зрения, в доминирующих исследованиях традиционно изучали, какие корпоративные формы работают одинаково в рамках одной и той же совокупности фирм. В связи с этим исследование в области организационной экологии обнаружило, что самые высокие показатели смертности имеют небольшие, молодые или подростковые фирмы, что привело к более детальному изучению «ответственности за малость», «ответственности новизны» и «ответственности подросткового возраста». (Бейтс и Нуччи 1989; Брюдерл и Шюсслер 1990; Кэрролл 1983; Данн и др.1989; Freeman et al. 1983; Ханнан и Фриман 1984; Хендерсон 1999). В то время как тезис об ответственности новизны предполагает, что уровень смертности фирм монотонно снижается с возрастом, жизненный цикл организации можно разделить как минимум на два периода. На ранней стадии, когда фирмы извлекают выгоду из первоначальных ресурсов основания, риски неудач умеренные (резюмируется как фаза «медового месяца»). Риски неудачи достигают пика в момент истощения стартового капитала, а затем постоянно падают до более низкого уровня.То есть после периода медового месяца пассивов подросткового возраста могут привести к твердому краху (Брюдерл и Шюсслер, 1990). Новые и молодые фирмы могут потерпеть неудачу, поскольку различные заинтересованные стороны считают их неподотчетными и ненадежными в соответствии с соображениями экологии организации. Следовательно, предполагается, что более молодые фирмы сталкиваются с недостатками по сравнению с уже существующими фирмами с точки зрения барьеров для выхода на рынок, слабых сетевых подключений, проблем с поиском адекватного и квалифицированного персонала и худших условий финансирования.Все это происходит из-за снижения легитимности, поскольку молодые фирмы, возможно, еще не создали надежных процедур или не обеспечивают требуемой стабильности, к которой стремятся многие заинтересованные стороны (Stinchcombe, 1965). Действительно, молодые фирмы сталкиваются с серьезными внутренними и внешними проблемами и поэтому характеризуются низким уровнем корпоративной инерции (Aldrich and Auster 1986). Между тем, когда требуется адаптация и изменения, высокий уровень корпоративной инерции в старых компаниях также может привести к более высокой вероятности неудачи (Haveman 1992; Tushman and Anderson 1986).Это обобщается как ответственность за моральный износ, старение или старение и объясняет, что «с возрастом организации становятся менее способными реагировать на новые вызовы» (Barron et al. 1994: 381), потому что они улучшают навыки, которые приносят все меньше пользы. к их выживанию (Hannan 1998).

Второй основной поток исследований организационных неудач, резюмируемый как волюнтаристская перспектива, объясняет неудачи фирмы, выделяя недостатки внутри фирмы, особенно организационные и психологические недостатки, которые способствуют упадку компании (Mellahi and Wilkinson 2004).В отличие от детерминированных рассуждений, с этой точки зрения неспособность фирм успешно адаптироваться к условиям окружающей среды, существующие корпоративные недостатки или ошибочные действия руководства приводят к неудачам (Cameron et al. 1987; D’Aveni 1989; Weitzel and Jonsson 1989). Волюнтаристские исследования, которые в основном основаны на данных на уровне компаний или отдельных лиц, породили несколько различных теоретических потоков. Один из наиболее известных подходов к ним относится к взгляду на ресурсы (RBV) (Amankwah-Amoah 2016; Lukason and Hoffman 2015).В целом RBV учитывает внутренние характеристики фирм и подчеркивает, что развитие отдельных ресурсов и трудно имитируемых, редких и ценных способностей увеличивает вероятность выживания и обеспечивает превосходную производительность за счет создания устойчивого конкурентного преимущества (Barney, 1991). В свою очередь, неразвитые или отсутствующие способности могут стать причиной неудач (Thornhill and Amit 2003). Волюнтаристские теории неудач в целом и RBV в частности в первую очередь сосредотачиваются на внутренних, специфических способностях фирмы.Таким образом, неудача рассматривается либо как результат плохой адаптации к экологическим потребностям, либо из-за неспособности развить необходимые способности для успешного ведения бизнеса. Таким образом, корпоративные недостатки в решении как внутренних (более контролируемых), так и внешних (менее контролируемых) проблем, а не условий окружающей среды, в конечном итоге приводят к упадку фирмы и банкротству (Collett et al., 2014). Более того, с этой точки зрения условия окружающей среды можно рассматривать как данность, что объясняет, почему одни фирмы в аналогичных условиях добиваются успеха, а другие терпят поражение.

Что касается преимуществ волюнтаристской аргументации, связанной с фирмой, мы обращаемся к объяснениям RBV, чтобы развить наши гипотезы, касающиеся отношений между особенностями уровня фирмы, конкретными стадиями жизненного цикла фирмы и различными внутренними и внешними причинами банкротства. Тем не менее, мы утверждаем, что теория организационной экологии предлагает дополнительные, а не конкурирующие модели объяснения, способствуя интегрированной перспективе банкротства фирмы (Mellahi and Wilkinson 2004; Amankwah-Amoah 2016), чтобы исследовать, как причины корпоративной несостоятельности могут быть затронуты фирмой. возраст.Таким образом, экологическая возрастная динамика влияет не только на вероятность неудач, но и на то, как компании терпят неудачу (см. Рис. 1). В этом отношении неплатежеспособность из-за обязательств новизны и юности возникает, когда фирмы не могут создать конкурентное преимущество до того, как их первоначальные запасы капитала будут исчерпаны. С точки зрения RBV, их неудача может быть, таким образом, связана с ресурсами и возможностями, которые неадекватны для успешного продвижения своих продуктов и услуг и, следовательно, не могут генерировать достаточные денежные потоки для покрытия своих текущих обязательств (Thornhill and Amit 2003).Напротив, банкротство бизнеса может также быть результатом внешних факторов, если фирмы теряют или не могут адаптироваться к изменяющимся условиям окружающей среды. Точно так же неспособность выжить в условиях растущего давления конкуренции приводит организации к банкротству (Esteve-Perez and Manez-Castillejo, 2008). Таким образом, несоответствие между развитыми способностями фирмы, ее ресурсами и экологическими требованиями ведет к банкротству. Неудачи из-за ужесточения конкуренции или изменения рыночных условий часто происходят, когда фирмы несут «обязательства устаревания» (Barron et al.1994). Хотя более старые фирмы, возможно, разработали ценные и редкие процедуры, эти возможности могут не гарантировать их выживания, если конкуренты могут имитировать их (Thornhill and Amit 2003).

Рис. 1

Предыдущие эмпирические исследования и развитие гипотез

Существующие исследования выявили множество причин банкротства, как внутренних, так и внешних по отношению к фирме (например, Baldwin et al. 1997; Boyle and Desai 1991; Gaskill et al. 1993; Theng and Boon 1996). Однако до сих пор не существует исчерпывающего или общего списка причин отказа.В целом банкротство фирмы происходит из трех разных источников: (1) личные факторы, связанные с личностью или характеристиками предпринимателя или руководства, (2) специфические для фирмы факторы и недостающие ресурсы и (3) внешние или экологические условия (Mayr et al. 2017; Стротманн 2007). После категоризации причин неудач в других эмпирических исследованиях и схемах классификации (например, Baldwin et al. 1997; Carter and van Auken 2006; Collett et al. 2014; Gaskill et al. 1993) мы проанализировали взаимосвязь между тремя внешними причинами и семь внутренних причин с точки зрения того, как вероятность того, что они несут ответственность за неудачу, связаны с возрастом компании.Мы отнесли усиление конкуренции, экономический спад и безнадежные долги к внешней, менее контролируемой сфере, в то время как мы видим недостаток капитала, слабую бизнес-экономическую компетенцию, неквалифицированный менеджмент, высокую ценовую нагрузку, проблемы в частной сфере, низкое качество товаров. или услуги, а также преступные действия (например, мошенничество) как происходящие из внутреннего, более контролируемого направления. Основные результаты предыдущих исследований, посвященных изучению причин сбоев, суммированы в таблице 1 и служат основой для развития следующих гипотез.

Таблица 1 Эмпирические исследования причин банкротства фирмы

Ссылаясь на предыдущую аргументацию, возраст компании играет решающую роль в определении причин банкротства. Многие факторы, которые приводят к банкротству более молодых фирм, могут быть менее актуальны для более старых компаний, потому что владельцы бизнеса увеличивают свои управленческие способности, поскольку они фактически управляют своим бизнесом и из года в год лучше узнают свои реальные затраты и необходимый доход (Jovanovic 1982 ). В связи с этим Headd (2003) предположил, что руководство сталкивается с неопределенностью при запуске, которая может быть результатом их неопытности.Холл (1992) выделил операционные проблемы и недостаточную капитализацию как основные причины банкротства фирм, предполагая, что в разные периоды жизненного цикла бизнеса могут возникать разные проблемы. В то время как плохие продукты, неэффективный маркетинг и недостаточное финансирование приводят к гибели фирм при запуске, на этапе после запуска знания и компетенция основателя или владельца с точки зрения ведения бизнеса становятся важными для выживания. В долгосрочной перспективе стратегическое предвидение приобретает все большее значение с точки зрения способности фирмы адаптироваться к новым условиям и потребностям окружающей среды (Aldrich, Auster 1986; Hall 1992).Другие исследователи (Baldwin et al. 1997; Ooghe and De Prijcker 2008; Thornhill and Amit 2003) также обнаружили, что несоответствующие управленческие качества или навыки являются преобладающими причинами банкротства молодых фирм, включая неопытность менеджеров или отрасли, а также ошибки. в стратегических решениях, больших капитальных затратах и ​​недостатках в планировании или недостаточных механизмах контроля. В анализе банкротств в Канаде Болдуин и др. (1997) обнаружили, что базовые внутренние навыки и способности, такие как общие и финансовые знания, инструменты контроля и развитие рынка, абсолютно необходимы фирмам для выживания на ранних стадиях.В целом, сам предприниматель является одним из наиболее важных факторов неудач молодых предприятий (Jennings and Beaver, 1995; Ropega, 2011), потому что молодым и часто малым предприятиям не хватает ресурсов для привлечения квалифицированного персонала со специальными знаниями, поэтому предпринимательский успех может сильно зависеть от общих и конкретных способностей владельца или учредителя (Bates 1990; Hall 1992). Учитывая эту зависимость владельца или учредителя, проблемы в частной сфере, такие как тяжелая болезнь владельца или развод, должны гораздо сильнее влиять на корпоративные дела в более молодых фирмах.Хотя недостаточная деловая и экономическая компетенция, такая как отсутствие знаний в области финансов, расчетов, маркетинга, планирования или распределения, или временные проблемы в частной сфере, может не сразу привести к организационной неудаче, поскольку фирмы извлекают выгоду из своего первоначального базового запаса финансовых ресурсов. однако это приведет к неудаче после того, как этот финансовый запас будет исчерпан. Таким образом, отсутствие достаточных финансовых ресурсов при запуске делает молодые фирмы особенно склонными к преждевременному банкротству, поскольку они едва ли могут смягчить любые внутренние или внешние проблемы, которые могут возникнуть (Брюдерл и Шюсслер, 1990; Холл, 1992).Если избежать недостаточной капитализации при запуске и менеджеры новых фирм успешно наращивают необходимые внутренние компетенции и процедуры до того, как их капитал будет исчерпан, станет очевидным новый набор проблем. Менеджеры должны повысить уровень своего стратегического предвидения и управленческих компетенций при управлении зрелой, более сложной фирмой. Способность делегировать обязанности и удерживать ключевой персонал приобретает все большее значение (Болдуин и др., 1997). В связи с этим молодым фирмам часто не хватает формальных структур и четких схем авторизации для сотрудников, которые также могут открыть пространство для уголовных преследований.С другой стороны, отношения между владельцами или менеджерами и сотрудниками начинающих фирм могут быть более тесными и интимными по сравнению с более старыми предприятиями, что приводит к рабочей атмосфере доверия и лояльности. На основании этих аргументов мы выводим следующие гипотезы.

h2

У старых компаний меньше шансов потерпеть неудачу из-за нехватки капитала.

h3

У старых компаний меньше шансов потерпеть неудачу из-за плохой деловой и экономической компетенции.

ч4

У старых компаний меньше шансов потерпеть неудачу из-за неквалифицированного руководства.

h5

У старых компаний меньше шансов потерпеть неудачу из-за низкого качества товаров или услуг.

H5

У старых компаний меньше шансов потерпеть неудачу из-за проблем в частной сфере.

H6

Отказ из-за мошенничества не зависит от возраста компании.

Зрелые фирмы сталкиваются с другими проблемами, чем молодые компании, особенно потому, что старые организации уже разработали методы управления, а также инструменты планирования и контроля, и поэтому они, скорее всего, терпят неудачу по причинам, помимо операционных проблем в управлении или администрировании. Обязательства по моральному износу Тезис предполагает, что старые фирмы уязвимы перед изменяющимися внешними условиями, поскольку ресурсы и ценные возможности, которые они развивают, все меньше и меньше повышают эффективность компании (Barron et al. 1994; Thornhill and Amit 2003). Более того, корпоративная негибкость препятствует необходимой адаптации, потому что зрелые фирмы более ограничены в своей свободе и способности изменять или ориентироваться на новые бизнес-ниши, поскольку они выработали устойчивую зависимость от своей соответствующей среды.В этом отношении более старые фирмы также часто более бюрократизированы, чем молодые стартапы, и, скорее всего, терпят поражение из-за высокого ценового давления, возникающего из-за избыточных организационных структур в условиях падающего оборота или снижения маржи прибыли в меняющихся отраслях (Amankwah-Amoah 2016; Levinthal 1991). ; Ooghe and De Prijcker 2008). Снижение денежных потоков препятствует инновационным действиям, что еще больше ухудшает положение старых компаний по сравнению с более молодыми, более гибкими предприятиями с меньшими накладными расходами. Действительно, стратегия стартапов во многих секторах бизнеса будет заключаться в получении выгоды от новых, инновационных продуктов или услуг и, таким образом, в оказании давления на устоявшиеся фирмы путем создания конкурентных преимуществ (Haveman 1992; Tushman and Anderson 1986). Несмотря на то, что молодые фирмы также сталкиваются с давлением затрат, поскольку они не достигли безубыточности на ранних этапах и, таким образом, не в состоянии покрыть свои затраты за счет доходов, они часто полагаются на собственный капитал, такой как неоплачиваемый труд владельцев ( Chaganti et al.1996), а также предоставление учредителям собственного оборудования, такого как компьютеры, телефоны и имущество, без платы или по цене ниже рыночной. Кроме того, они часто нацелены на бережливую структуру и быстрый и дешевый запуск продуктов, а также на гибкое развитие организации (Blank 2013). Таким образом, они могут использовать очень гибкую структуру затрат по сравнению с крупными, устоявшимися компаниями, структура затрат которых характеризуется высокой долей постоянных затрат. Что касается, например, расходов на персонал, которые составляют существенный блок всех затрат, то они сравнительно невысоки в более молодых фирмах, поскольку расходы на лояльных сотрудников могут значительно возрасти с увеличением стажа персонала и возраста компании (Navaretti et al.2014).

Недавний анализ банкротств в Эстонии показал, что внешние причины неплатежеспособности, не зависящие от руководства, значительно усиливаются с увеличением возраста фирмы (Lukason and Hoffman 2015). Также Болдуин и др. (1997) показали, что внешние условия, такие как экономический спад или усиление конкуренции, в основном приводят к банкротству более старых фирм. Несмотря на тот факт, что финансовая стабильность более старых, более устоявшихся компаний может сделать их более устойчивыми к ухудшению внешних условий из-за плохих общих экономических тенденций или усиления конкуренции в результате отраслевого избытка производственных мощностей, их нехватка финансовых ресурсов может смягчить такие экологические проблемы только на определенное время. время (Аманква-Амоа, 2016).Если руководству старой компании не удается найти или создать новые ценные виды деятельности, ее запасы капитала будут истощены, и неудачи нельзя будет избежать. Напротив, более молодые, более гибкие фирмы, возможно, еще не установили прочные связи со своими основными клиентами и поэтому им легче искать альтернативные возможности для бизнеса вместо своих первых, убыточных инициатив (Aldrich and Auster 1986). Прочные связи с постоянными клиентами могут со временем привести к взаимозависимости и менее интенсивным проверкам кредитоспособности их соответствующих деловых партнеров.Соответственно, давление высоких затрат, усиление конкуренции внутри отраслей, банкротство из-за безнадежных долгов и замедление экономического роста, как ожидается, будут более частыми причинами, ведущими к банкротству старых фирм. Таким образом, мы предполагаем:

H7

Более старые компании более склонны к банкротству из-за давления высоких затрат.

H8

Более старые компании более склонны к банкротству из-за обострения конкуренции.

H9

Более старые компании более склонны к банкротству из-за экономического спада.

ч20

Более старые компании более склонны к банкротству из-за безнадежных долгов.

Внешние заинтересованные стороны реструктуризации — подготовка Уолл-стрит

Кто внешние заинтересованные стороны при реструктуризации?

Хотя Внешние заинтересованные стороны могут не иметь претензий на компанию в том смысле, в каком это делают кредиторы, или за счет владения долей участия в капитале проблемной компании, тем не менее важно поддерживать отношения с такими группами. В частности, внешние заинтересованные стороны могут быть эффективными с точки зрения предоставления проблемной компании возможность реализовать свои бизнес-планы для достижения успешных результатов.

Управление внешними заинтересованными сторонами: RX Investment Banking

Некоторые примеры ключевых сторонних внешних заинтересованных сторон включают:

  • Поставщики и продавцы
  • Клиентская база
  • Новые поставщики капитала (вливания капитала и выпуск долговых обязательств)
  • Государственные / регулирующие органы
  • Конкуренты

Чтобы управлять процессом реструктуризации стратегическим образом, чтобы максимизировать шансы на реализацию плана, как задумано, существует ряд влиятельных внешних заинтересованных сторон, которым реструктурирующие банки должны уделять пристальное внимание.

Одна из наиболее важных задач банкиров RX — тщательно управлять отношениями со всеми заинтересованными сторонами и осознавать каждую из их конкретных целей, чтобы поставить своих клиентов в более выгодное положение.

Поставщики / продавцы и клиенты — это группы, наиболее контролируемые должником, в то время как другие внешние заинтересованные стороны являются менее надежными переменными за пределами их круга влияния (например, новые инвесторы, правительственные / регулирующие органы, конкуренты).

Поставщики / поставщики в процессе реструктуризации

Поставщики и продавцы часто готовы помочь долгосрочным клиентам, но они не обязаны предоставлять кредит, если получение платежа вызывает сомнения.

Когда внешние заинтересованные стороны узнают, что клиент близок или в настоящее время находится в затруднительном состоянии, реакция поставщиков / продавцов и клиентов будет зависеть от различных факторов.

Примечательно, что во внимание принимаются следующие ключевые факторы:

  • Долговечность истории между двумя (т.е. промежуток времени, в течение которого они вместе занимались бизнесом)
  • Сумма гудвила, существующего в их отношениях
  • Доверие продавца / поставщика к покупателю, которое можно оценить по среднему историческому проценту от общего дохода, полученного от этого конкретного покупателя
Tesla Suppliers Пример

Интересный анекдот об отношениях с клиентами и поставщиками был замечен в 2018 году, когда Tesla (NASDAQ: TSLA) разослала записку примерно десяти своим поставщикам с просьбой вернуть деньги, связанные с проектами, которые были расширены еще в 2016 году.

Это было сделано с целью повысить прибыльность Tesla за год, поскольку компанию постоянно критиковали за сжигание денежных средств и невыполнение плановых сроков получения прибыли на постоянной основе.

Хотя это не был сценарий реструктуризации, тем не менее это была необычная ситуация (особенно для крупной публичной компании), которая показывает степень влияния клиента на своего поставщика в условиях сильной зависимости.

В служебной записке поставщики описали запрос как срочный для продолжения деятельности Tesla, и запрос был изображен как «инвестиции» в компанию по производству электромобилей для продолжения долгосрочного роста между ОБЕИХ Tesla и поставщиком (-ами).

Сообщение от представителей Tesla (Источник: Engadget)

Другими словами, помощь Tesla сейчас позволит им пожинать плоды в будущем.

Число поставщиков, выполнивших запрос Tesla о возмещении, никогда публично не разглашалось, но это не было бы большим сюрпризом, если бы несколько поставщиков действительно выполнили запрос и / или, по крайней мере, заключили контракты, выгодные для интересов Tesla.

В то время, когда произошла утечка новостей, связанных с меморандумом, цена акций Tesla сразу же упала, поскольку ранее существовавшая критика в отношении риска ликвидности и прибыльности возродилась.Записка была тщательно изучена, так как большинство аналитиков интерпретировали ее как знак того, что проблемы впереди, а записка была актом отчаяния.

Игнорируя сомнительную, часто критикуемую тактику бухгалтерского учета, используемую Tesla (поскольку это не является смыслом приводить этот пример), Tesla, к удивлению многих, впервые в 2020 году стала прибыльной на основе GAAP, и с тех пор она стала прибыльной. продолжала устанавливать рекорды по выручке и количеству поставок, при этом каждый квартал стабильно превышала ожидания по рентабельности.

В широком смысле динамика запроса возмещения Tesla сравнима с тем, когда поставщиков / продавцов просят работать с проблемной компанией, которая, как они знают, испытывает финансовые трудности.

Если связать это с основным моментом, восприятие испытывающей трудности компании и ее перспектив ее поставщиками, продавцами и потребителями может влиять на их готовность идти навстречу компании и продолжать работать с ней.

С точки зрения поставщика или продавца, решение работать с компанией (или избегать) аналогично принятию инвестиционного решения, при котором для принятия обоснованного решения необходимо оценить профиль доходности / риска.

Оптимальный сценарий Худший сценарий
  • В идеальном сценарии должник может найти способ выбраться из ямы и стать более управляемой компанией после реорганизации
  • В худшем случае должник может подвергнуться банкротству и быть ликвидирован после неудачного плана по возвращению к нормальной жизни
  • Почти наверняка поставщик / продавец, который помог компании, будет долгосрочным деловым партнером, учитывая, что они протянули руку, когда никто другой не хотел рисковать
  • Несмотря на причитающиеся платежи, кредиторская задолженность классифицируется как общее необеспеченное требование («GUC»), которое не имеет требований приоритета

Сбор платежей

Если поставщику или продавцу причитается оплата за уже поставленные продукты / услуги, они могут быть отнесены к категории кредиторов. По сути, они сродни сборщикам долгов с необеспеченными требованиями.

Хотя это и не так просто, поскольку кредиторы и акционеры, поставщики и продавцы, которым выплачено вознаграждение, сдержали свою часть сделки и имеют законное право на выплату причитающейся суммы.

Но проблема в том, что их требования необеспечены и не имеют приоритета — вместо этого поставщики и продавцы причитающиеся платежи находятся в нижней части структуры капитала, а не только в привилегированном и обыкновенном капитале.

Вместо этого они будут классифицироваться как общие необеспеченные требования (или «GUC»), крупнейшая группа заинтересованных сторон на стороне кредитора (с низкой вероятностью взыскания).

Концентрация внимания на потребителе

Если на долю проблемной компании приходился относительно значительный процент своей общей выручки за длительный период, поставщики / продавцы, как правило, будут более восприимчивы к попыткам выработать решение, хотя решение остается за ними, и они может прекратить работу с должником в любой момент.

Например, поставщики могут решить временно снизить цены на свои компоненты или материалы, чтобы удовлетворить потребности конкретного клиента (т.е. помочь им снизить скорость сжигания денежных средств), что уменьшает спред при каждой продаже и напрямую снижает маржу от каждой покупки, сделанной проблемная компания.

Но причина, по которой большинство поставщиков или продавцов одобрило бы эту временную скидку для одного отдельного покупателя, заключается в том, что если компания выйдет из текущего неблагополучного состояния, будущие продажи этого покупателя полностью компенсируют временные убытки.

Таким образом, в их интересах (и потенциально стоит пойти на риск) помочь компании сохранить платежеспособность и избежать ликвидации, чтобы сохранить ее в качестве клиента на долгое время — при условии, что у проблемной компании есть хорошо организованная компания. план и восстановление кажутся правдоподобными.

Глава 11 Банкротство: последствия для поставщиков / продавцов

После объявления главы 11 Суд требует, чтобы компания была способна функционировать и продолжать работу, чтобы предотвратить дальнейшее ухудшение качества.

Одна из основных проблем — это отвлечение внимания кредиторов и других лиц, которым причитается платеж от проблемной компании, от которой Суд обеспечивает защиту.

Положение об «автоматическом останове»

Положение об автоматическом приостановлении в главе 11 временно запрещает кредиторам (например, кредиторам, коллекторским агентствам, государственным учреждениям) пытаться взыскать такие требования, как уплата процентов, от кредиторов в судебном порядке.

Если он вступит в силу, проблемная компания будет защищена от действий по обращению взыскания, судебных исков и т. Д.поскольку этот судебный запрет лишает сборщиков долгов возможности воздействовать на компанию, которая объявила о банкротстве и теперь защищена этим положением.

Другими словами, он предназначен для того, чтобы компания могла попытаться выявить и решить свои проблемы без внешнего давления, которое негативно повлияет на суждения руководства.

Обратите внимание, что важное различие заключается в том, что поставщику или продавцу запрещено требовать уплаты предварительного ходатайства в качестве условия предоставления услуг после банкротства, если действует положение об автоматическом приостановлении.

Однако есть один способ для поставщиков и продавцов получить компенсацию по претензиям до подачи ходатайства с активным положением об автоматическом приостановлении.

Предложение «Критический поставщик»

В соответствии с главой 11 «Банкротство» критическое движение поставщика возникает, когда поставщикам, которые считаются «критическими», разрешается получить свои претензии до подачи ходатайства, чтобы способствовать продолжению их прошлого союза с проблемной компанией (т. Е. Должником).

Но одна загвоздка заключается в том, что в обмен на получение разрешения на получение платежа до подачи ходатайства продавец (-ы) должен (-ы) продолжать поставки должнику на определенных договорных условиях, что в первую очередь является целью решения.

Должник может подать ходатайство, и одобрение будет основано на том, что отказ компании в удовлетворении запроса поставит ее будущее под угрозу.

С учетом интересов всех заинтересованных сторон такие предложения обычно утверждаются.

С учетом двух положений, рассмотренных выше, компания может продолжить работу и сосредоточиться на выяснении жизнеспособного плана выхода из ситуации, в которой она находится в настоящее время.

Однако одна из распространенных проблем заключается в том, что поставщики, осведомленные о том, что конкретный покупатель сталкивается с финансовыми трудностями, могут отказать покупателю в продаже в кредит и вместо этого принимают в качестве формы оплаты только предоплату полностью наличными.

Таким образом, большее финансовое давление ложится на должника, который имеет ограниченные возможности для финансирования и испытывает нехватку денежных средств.

Чтобы попытаться облегчить эти опасения, Глава 11 предоставляет новый источник финансирования для предприятий, испытывающих финансовые затруднения, именно для этой цели — получения финансирования.

Финансирование должника во владении («ДИП»)

Одним из основных преимуществ главы 11 является то, что становится доступным финансирование DIP — фактически, многие проблемные компании будут специально подавать заявление о банкротстве по главе 11, чтобы получить доступ к финансированию DIP.

Финансирование

DIP помогает гарантировать поставщикам и продавцам, что они получат компенсацию за поставки после подачи петиции, что делает проблемную компанию более надежной в качестве клиента.

Более того, у этих проблемных компаний нет ни наличных средств, которые можно было бы потратить на платежи, ни каких-либо полномочий на ведение переговоров, когда дело доходит до отношений с поставщиками.

В идеальном случае финансирование DIP помогает облегчить доступ к оборотному капиталу, обеспечить капитал, необходимый для продолжения работы, и снижает риск работы с клиентом.

Тем не менее, в случае, если план реорганизации («POR») и стратегия оздоровления не срабатывают, как предполагалось, кредитор DIP может быть старшим обеспеченным кредитором, который имеет право на получение полной оплаты до любой должности. — рассылаются счета-фактуры.

Это означает, что компания, имеющая доступ к ссудному финансированию DIP, может снизить риск, принимаемый на себя поставщиками и продавцами, но не является гарантией платежа.

По этой причине поставщик / продавец по-прежнему имеет право потребовать предоплату даже при наличии DIP-финансирования.

После того, как проблемная компания объявила о банкротстве в соответствии с главой 11, она может получить специальное одобренное судом финансирование, которое заменяет все существующие долги (т.е. так называемое «сверхприоритетное» требование »).

Другими словами, финансовая ссуда DIP «устанавливает» приоритетных обеспеченных кредиторов (т. Е. Заменяет наиболее приоритетный долг и имеет наибольшее размещение в структуре капитала), что может быть одобрено судом только в том случае, если было определено, что финансирование не нанесут ущерб обеспеченным держателям и принесут достаточно положительных выгод, чтобы гарантировать дополнительный долг.

Тот факт, что суд одобрил финансирование DIP, также является сигналом для поставщиков, клиентов и других заинтересованных сторон, что:

  1. У проблемной компании есть жизнеспособный бизнес-план по реструктуризации и реорганизации, чтобы вернуться к нормализованному, устойчивому росту (т. Е. План восстановления после банкротства жизнеспособен)
  2. Компания, оказавшаяся в затруднительном положении, может продолжить свою деятельность, по крайней мере, в ближайшем будущем, поскольку у нее есть поддержка суда и финансирование DIP (которое является жизненно важным средством для поддержания бизнеса в процессе реорганизации)

Основная цель главы 11 — реструктуризация и реорганизация компании, находящейся в затруднительном положении, с целью улучшения ситуации, а не принудительной ликвидации.

Кроме того, объявив главу 11, компания может избежать дальнейшего нарушения со стороны кредиторов, преследующих судебные иски и других связанных отвлекающих факторов на данный момент.

Не все поставщики и покупатели будут восприимчивы к состоянию компании (т.е.не верят, что компания способна добиться положительных сдвигов даже при наличии DIP-финансирования) и положительно оценивают ее перспективы.

Но, в конце концов, проблемная компания имеет доступ к капиталу для поддержки своей деятельности и утвержденному плану, который находится в процессе реализации, который был признан действительным и могущим привести к изменению ситуации в обозримом будущем Судом.

База клиентов

: существующие и новые

Клиенты, как правило, не принимают непосредственного участия в процессе реструктуризации, однако важно понимать последствия действий клиентов для проблемной компании.

Для взаимоотношений с клиентами, в которых необходима уверенность в доставке, например, для долгосрочного соглашения на получение пяти самолетов в год в течение следующих 10 лет, заказчик будет неохотно подписывать договор с обанкротившимся контрагентом, поскольку это может даже нарушить их операции. если цена привлекательная.

Покупатели могут также потребовать уступок в цене и скидок, если у них достаточно покупательной способности.

На первый взгляд это может показаться неэтичным, но клиенты, по сути, берут на себя риск, вступая в партнерские отношения с компанией с высоким уровнем риска (то есть большинство коммерческих компаний будут готовы платить премию за долгосрочную последовательность и надежного делового партнера. ).

Цикл конвертации денежных средств в проблемных компаниях

Чтобы пройти быструю проверку концепции, ответьте на следующие два вопроса:

В. «Если компания столкнулась с проблемой, как вы ожидаете, что дебиторская задолженность (дни A / R), товарно-материальные запасы (дни инвентаризации) и кредиторская задолженность (дни A / P) будут отличаться?»

  • Дебиторская задолженность (A / R): Часто неспособность получить A / R является одним из факторов, способствующих снижению ликвидности компании. Хотя нет установленного правила, количество дней невыполненных заказов (DSO) имеет тенденцию увеличиваться по мере того, как компания испытывает затруднения. Одна из неэффективностей, от которой страдают многие компании, — это неспособность собирать платежи за услуги или продукты, которые были предоставлены (и, таким образом, «заработаны» согласно GAAP)
  • Товарно-материальные запасы: В большинстве случаев количество дней неоплаченных запасов (DIO) будет увеличиваться, поскольку проблема, как правило, связана с ухудшением управления оборотным капиталом и снижением потребительского спроса (что приводит к снижению продаж и накоплению запасов)
  • Счета к оплате (A / P): В большинстве случаев можно ожидать, что количество дней непогашенной кредиторской задолженности (DPO) значительно увеличится из-за того, что должник не может своевременно произвести платеж поставщикам из-за проблем с ликвидностью. Обычно продление DPO является положительным признаком, который предполагает власть покупателя над поставщиками и продавцами, но в случае реструктуризации это признак того, что компания не может произвести причитающиеся платежи, даже если бы руководство захотело (и это может предотвратить размещение дополнительных заказов до погашения задолженности)

Теперь перейдем к аналогичному вопросу:

В. «Как вы ожидаете, что для компании с долгосрочной контрактной бизнес-моделью изменится отсроченный доход, если она окажется в затруднительном положении?»

В большинстве случаев отложенный доход имеет тенденцию к значительному увеличению для проблемных компаний.Такие компании часто предоставляют своим клиентам долгосрочные предложения со значительными скидками, чтобы компенсировать риск подписания долгосрочного контракта с компанией, который может не существовать через несколько лет.

Кроме того, снижение цен обычно проводится из-за отчаяния, чтобы привлечь новых клиентов и показать кредиторам, что в долгосрочной перспективе будет выручка по договору.

Короче говоря, повторяющаяся тема заключается в том, что большая часть рычагов влияния на переговорах непропорционально на стороне клиентской базы, поскольку проблемная компания находится во власти своих клиентов.

С точки зрения клиентов (в частности, коммерческих клиентов) они делают то, что в их интересах для себя и своих клиентов.

Это включает в себя обеспечение отсутствия резких, неожиданных событий, которые могут нарушить их повседневную работу (т.е. минимизировать риск сбоев).

Некоторые клиенты, которые осведомлены о тревожной ситуации, могут попытаться воспользоваться этим, намеренно задерживая выплаты проблемной компании в случае банкротства компании.

Но этот тип неэтичного поведения будет частью меньшинства и более распространен в B2C, а не в B2B из-за потенциального ущерба репутации от новостей о том, что бизнес воспользовался преимуществами проблемной компании, которая изо всех сил пыталась удержаться на плаву (но, безусловно, есть предприятия, которые захотят воспользоваться ситуацией).

Вливания капитала и выпуск долговых обязательств

Когда компания находится в затруднительном положении, бывают моменты, когда необходимо вливать в бизнес новые денежные средства.

Может потребоваться капитал в форме нового вложения капитала или выпуска долговых обязательств от внешнего инвестора или кредитора. Вновь привлеченный капитал будет использован для инвестирования в новые капитальные затраты, чтобы вернуть бизнес на ноги или устранить упорных кредиторов, которые были причиной проблемы с задержками.

При реструктуризации новый капитал обычно предоставляется существующими кредиторами или акционерами, которые уже имеют доли в компании. Например, сторонник частного капитала может при необходимости вложить в компанию больше денег.

Но тот факт, что существующие внутренние акционеры больше не желают предоставлять необходимый капитал, может восприниматься как красный флаг, который может затруднить долговое финансирование и сделать его дорогостоящим при неблагоприятных условиях.

В некоторых случаях капитал может быть использован изнутри, и проблемная компания (и консультант, нанятый для помощи в привлечении финансирования) должны искать новые средства для продолжения работы в другом месте.

Новые поставщики денег при реструктуризации — это нишевые и искушенные инвесторы, которые ищут высокую доходность, чтобы компенсировать повышенный риск их оппортунистического инвестирования.

Новый капитал для нефтегазовых активов

Компания А — нефтегазовая компания, которая в предыдущий период получала сильную прибыль благодаря высоким ценам на нефть и газ, но в итоге взяла на себя слишком много долгов, чтобы финансировать свои планы по расширению.

Несмотря на снижение добычи нефти, существует большая ресурсная база с большим количеством нефти в земле и высокой степенью уверенности в том, что ее можно добыть по разумной цене.

Финансовый обзор

  • В настоящее время долг компании А составляет 300 миллионов долларов, а денежные потоки — 50 миллионов долларов
  • Общий долг состоит из старшего обеспеченного банковского долга на 100 млн долларов и необеспеченных облигаций на 200 млн долларов
  • Облигации подлежат погашению в следующем году, и инвестиционные банкиры рынков долгового капитала сообщили компании, что рефинансирование невозможно из-за слишком высоких процентных выплат
  • Долговые инвесторы также осторожно относятся к компании, поскольку нефтяные скважины истощаются, а это означает, что денежный поток в размере 50 миллионов долларов, как ожидается, сократится.

План реструктуризации (источник финансирования)

  • По консервативным оценкам, потребуются дополнительные 50 млн долларов для увеличения денежного потока до 100 млн долларов за счет бурения новых скважин и эксплуатации ресурса
  • После долгих переговоров инвестор, ориентированный на энергетику, соглашается вложить в компанию 250 миллионов долларов
  • 250 миллионов долларов будут использованы для погашения банковского долга и половины облигаций, а 50 миллионов долларов из оставшихся денег будут использованы для финансирования капитальных затрат свыше

Анализ конца

  • Согласно предложенному плану, кредиторы банка удовлетворены, поскольку их ссуды не рискуют остаться невыплаченными
  • Банковские кредиторы соглашаются предоставить новую кредитную линию для измененной компании, при которой ни один из кредитов не будет получен в первый день
  • Новая кредитная линия снова имеет приоритетное обеспечение с приоритетом перед всем остальным капиталом
  • Облигации торговались по 20 центов за доллар на открытых рынках, и держатели облигаций рады принять платеж в размере 100 миллионов долларов против 200 миллионов долларов номинальной стоимости (50 центов на доллар)
  • Кроме того, новые инвесторы предлагают держателям облигаций 5% капитала переформулированной компании
  • Для того, чтобы обеспечить соблюдение установленных требований, держателям акций (которые в противном случае были бы уничтожены при ликвидации) предлагается 5% капитала переформулированной компании

В приведенном выше примере новые деньги выбирают инвестировать как капитал без нового долга реструктурированной компании.

Однако проблемные инвесторы могут инвестировать на любом уровне структуры капитала — от самого старшего до самого младшего — при условии, что доходность их инвестиций соизмерима с риском.

При инвестировании в очень проблемные компании новые деньги часто ассоциируются с инвестированием старшего или высшего долга в стек капитала перед всеми остальными существующими долгами — часто получение гораздо более высокой доходности по ссуде по сравнению с старшим долгом в без проблемной среде.

При инвестировании в более младший долг новые поставщики денег могут попытаться структурировать долг так, чтобы в результате они либо получали требуемую прибыль, либо в конечном итоге конвертировались в капитал и владели или контролировали компанию.

Конвертируемые привилегированные акции: финансирование капитальных затрат

Компания B, нефтехимическая компания с несколькими химическими заводами, в настоящее время испытывает давление со стороны кредиторов с целью снижения рисков.

Проблема в том, что компании необходимо каким-то образом привлечь дополнительный капитал для финансирования своих капитальных вложений в рост, связанных со строительством нового завода.

Финансовый обзор

  • Компания B в настоящее время генерирует EBITDA в размере 50 млн долларов
  • На его балансе общий остаток долга составляет 300 миллионов долларов (но без каких-либо краткосрочных сроков погашения)
  • Однако компания B испытывает давление со стороны своих банковских кредиторов из-за высокого кредитного плеча
  • Компания B сталкивается с трудностями при выплате процентов с комфортом

План реструктуризации (источник финансирования)

  • Компании B требуется дополнительный капитал для строительства нового современного нефтехимического завода, который обеспечит EBITDA на 50 млн долларов в будущем
  • Стоимость нового завода составляет 100 млн долларов, но у компании нет денежных средств
  • Наемные инвестиционные банкиры смогли найти частный кредитный фонд, который готов предоставить капитал в форме конвертируемого привилегированного долевого инструмента
  • Напоминаем: Привилегированные акции опережают обыкновенных акционеров с точки зрения старшинства — и по выбору держателя привилегированных акций они могут быть конвертированы в заранее определенное количество обыкновенных акций (т. е. акционерный капитал или собственность в компании)
  • Частный кредитный фонд согласился предоставить конвертируемые привилегированные акции на сумму 200 млн долл. США
  • Вырученные средства будут использованы на 100 миллионов долларов для выплаты банковского долга и 100 миллионов долларов на финансирование нового нефтехимического завода.

Анализ конца

  • С точки зрения высокого уровня план финансирования кажется хорошим решением для всех заинтересованных сторон
  • На конвертируемые привилегированные акции, чтобы облегчить долговую нагрузку на компанию, начисляются проценты в натуральной форме («ПИК») в течение первых двух лет (т.е.е. начисляется на основную сумму)
  • Банки удовлетворены тем, что их денежные средства, подверженные риску (ссуды), сокращаются, в то время как кредитоспособность компании улучшается за счет более низкого долга и увеличения денежного потока после запуска нового проекта
  • Компания B может расшириться и взять на себя новый привлекательный проект, который может улучшить ее профиль денежных потоков
  • Привилегированный капитал структурирован таким образом, чтобы он получал приемлемую прибыль на свои инвестиции, а также имел защиту, имея возможность фактически поглотить компанию, если денежные потоки не улучшатся, как ожидалось

Прочие ключевые внешние участники реструктуризации

Существует также ряд ключевых внешних заинтересованных сторон реструктуризации (не инвесторы в долговые и долевые инструменты), которые могут повлиять на результат.

Инвестиционные банкиры и аналитики проблемной задолженности должны знать и понимать мотивы правительства, поставщиков и клиентов.

Роль системы банкротства США в реструктуризации

В США, где существуют давние правовые основы и системы банкротства и реструктуризации, инвестиционные банкиры, юристы по реструктуризации и банкротству, а также инвесторы в проблемные долги будут иметь больше ясности в отношении того, как реструктуризация может разыграться.

Глава 11 и Глава 7 являются всемирно известными концепциями банкротства, и даже иностранные должники будут стремиться к реструктуризации в судебной системе США.

США — это юрисдикция, благоприятная для должников, и они работают в направлении продолжения деятельности компании, если это возможно, поскольку это может быть наиболее эффективным результатом. Однако не всякая реструктуризация проводится в США.

Международная система банкротства

В таких странах, как Великобритания и Канада, будут проводиться процедуры банкротства, которые следуют аналогичным схемам, чтобы эффективно провести реструктуризацию, но необходимы юристы и банкиры, занимающиеся реструктуризацией, чтобы дать совет относительно различий и того, как это может повлиять на разделение доходов.

Юрисдикции могут быть разными по своим социальным и политическим целям. Например, такая страна, как Китай, может придерживаться подхода «общество прежде всего».

Инвесторам в проблемные долги может потребоваться знать, что даже если теоретически они должны иметь возможность захватить компанию и уволить неэффективных работников, суды могут счесть такой план неприемлемым решением из-за потери рабочих мест и предполагаемая нестабильность, которая может возникнуть.

Банкиры и аналитики также должны проявлять осторожность при реструктуризации в странах с менее развитыми правовыми системами или с высоким уровнем коррупции.

Хотя кредиторы теоретически могут прибегнуть к активам компании, объявившей о банкротстве, они могут обнаружить, что имеют ограниченную правовую защиту, пытаясь обеспечить их соблюдение.

Государственная помощь

Еще один внешний фактор, который следует учитывать, — это помощь правительства.

Например, после последней финансовой рецессии два ведущих производителя автомобилей в США, General Motors (NYSE: GM) и Chrysler (NYSE: FCAU), заявили о банкротстве в 2009 году до тех пор, пока федеральное правительство не поддержало их.

Объявление об автоматическом спасении (Источник: POLITICO)

Более свежим примером может служить финансовая помощь авиакомпаниям США на сумму более 50 миллиардов долларов в рамках Закона о CARES, принятого в марте 2020 года. Спасение состояло из 25 миллиардов долларов в виде займов и гарантий по кредитам от федерального правительства и 25 миллиардов долларов в виде грантов с дополнительными фондами. Ожидается, что это предотвратит увольнения и увольнение сотрудников.

Конкуренты в процессе реструктуризации

Если конкурент переживает реструктуризацию, то в реальности неудивительно, что существуют компании, которые рассматривают конкурентную среду как игру с нулевой суммой и готовы применять злонамеренные стратегии (например,г. хищническое ценообразование) для снижения конкуренции.

Но если бы эти действия были совершены, они бы применялись незаметно из-за строгих правил, касающихся антимонопольного законодательства и репутационных рисков.

Что более позитивно, есть случаи, когда конкурирующие компании действительно помогали друг другу, как это видно на примере Microsoft (NASDAQ: MSFT) и Apple (NASDAQ: AAPL).

«У Apple были очень серьезные проблемы, — сказал Стив Джобс. «И что было действительно ясно, так это то, что если игра была игрой с нулевой суммой, в которой Apple должна была выиграть, Microsoft должна была проиграть, то Apple проиграет.”

Источник: CNBC

Оглядываясь назад, можно сказать, что вложение 150 миллионов долларов, сделанное Microsoft Биллом Гейтсом в Apple, было спасением, которое спасло Apple от разорения.

С тех пор Apple стала одной из самых известных мировых технологических компаний и первой компанией, достигшей рыночной капитализации в 2 трлн долларов.

Это не означает, что конкуренты будут помогать друг другу и не обязательно будут пытаться внести свой вклад в падение другого, а скорее для того, чтобы привлечь внимание к случайности в непредсказуемых событиях, которые могут полностью изменить траекторию отдельных компаний.

Проблемные сделки M&A при реструктуризации

Кроме того, еще одна ключевая группа заинтересованных сторон, которую следует учитывать, — это приобретатели, участвующие в слиянии и поглощении проблемных компаний. Классификация, в первую очередь, включает покупку проблемных компаний и приобретение активов с низкими показателями.

Вопреки тому, что многие предсказывали после первоначального прорыва COVID-19, объем проблемных слияний и поглощений еще не увеличился.

Обычно количество сделок имеет тенденцию к резкому увеличению во время периодов рецессии, но этого еще предстоит увидеть, что, вероятно, связано со всеми мерами налогово-бюджетной политики, принятыми ФРС.

Нет всплеска проблемных приобретений (Источник: Bloomberg)

Проблемные M&A — это область очень высокого риска, но многие сделки, подпадающие под эту категорию, позволили почти ликвидированным компаниям выжить.

Например, American Airlines объявила о банкротстве в 2011 году, но в 2013 году объединилась с US Airways и стала American Airlines Group (NASDAQ: AAL).

US Airways также имела свою долю проблем и ранее объявила о банкротстве, прежде чем подверглась мега-слиянию с America West Airlines, которая также подверглась банкротству.

Несмотря на то, что это была крупнейшая авиакомпания в рамках одной из крупнейших авиационных сделок, получивших пристальное внимание со стороны регулирующих органов, в ней участвовали компании, которые были близки к ликвидации.

В настоящее время American Airlines превзошла Delta Airlines и не является лидером рынка; поэтому многие считают слияние неудачным с учетом того внимания, которое было уделено регулирующим органам.

Но, тем не менее, всем авиакомпаниям, участвовавшим в слиянии , удалось найти способ выжить в — что часто является центральной задачей, которая ставится превыше всего при реструктуризации.

SA.GOV.AU — Банкротство

Банкротство происходит, когда доверительный управляющий берет на себя ваши финансовые дела из-за того, что вы не можете выплатить свои долги.

Если у вас есть неуправляемые долги, вам следует сначала обратиться за финансовой консультацией, чтобы изучить способы их погашения. Если это не приведет к договоренностям, удовлетворяющим ваших кредиторов, вам, возможно, придется рассмотреть свои варианты в соответствии с Законом о банкротстве 1966

Окончательный вариант в соответствии с Законом — стать банкротом. Прежде чем принимать решение, подумайте как о преимуществах, так и о недостатках этого шага.

Банкротство доступно физическим и юридическим лицам.

Закон о банкротстве применяется на всей территории Австралии. В соответствии с Законом дела о банкротстве могут рассматриваться:

Как стать банкротом

Вы можете стать банкротом одним из двух способов:

  • Как физическое лицо вы можете подать заявление о банкротстве, подав прошение должника Официальному управляющему в Банкротство.
  • Один или несколько кредиторов могут подать в Федеральный суд ходатайство о признании вас банкротом.

В качестве альтернативы банкротству кредиторы иногда соглашаются на соглашение. Это предполагает, что вы, должник, передаете управление своими делами доверенному лицу, которое работает, чтобы обеспечить лучшую прибыль для кредиторов. Этот механизм также выгоден для должника, поскольку позволяет избежать затрат, травм и клейма банкротства.

Как долго длится банкротство

Обычно банкротство длится три года. По истечении этого времени банкротство прекращается, освобождая банкрота от первоначальных долгов и позволяя начать все сначала.

Если вы столкнетесь с проблемой банкротства в любое время, вам следует проконсультироваться с юристом за советом и помощью.

Администрирование процедуры банкротства

Управление финансовой безопасности Австралии (AFSA) является федеральным органом, отвечающим за законодательство и практику в отношении банкротства и несостоятельности физических лиц.

Подробная информация о процедуре банкротства

Банкротство компании

Компании не банкротятся так же, как люди. Вместо этого они могут вступить в некую форму внешнего управления путем заключения соглашения со своими кредиторами, конкурсного производства или ликвидации.

Закон о корпорациях 2001 г. устанавливает положения для каждой из этих форм управления.

Если вы работаете с компанией, которая входит или может вступить во внешнюю администрацию, обратитесь за юридической консультацией по поводу ваших обязанностей.


Связанная информация

Другие веб-сайты

Банкротство — Комиссия по юридическим услугам Южной Австралии

От банкротства к корпоративному банкротству: обзор | Журнал инноваций и предпринимательства

Введение

После краха банков, вызвавшего один из самых серьезных потрясений в развитых странах, кризис суверенного долга Европы, начавшийся в 2010 году, продолжает формировать картину банкротства.В странах Западной Европы количество корпоративных коллапсов выросло в годовом исчислении на 0,3% — со 174 463 в 2010 году до 174 917 в 2011 году (Mohr 2012), что является исторически высоким уровнем. Большое количество неудач в бизнесе вместе с учащением случаев банкротства крупных компаний привели к увеличению числа случаев потери рабочих мест в связи с неплатежеспособностью. С 1,4 миллиона в 2010 году этот показатель вырос до 1,5 миллиона в 2011 году, что соответствует увеличению на 7,1% в годовом исчислении (в таблице 1 представлены более точные данные о разбивке банкротств по странам).Ни одна промышленность не застрахована от этого явления. Ввиду их количественного значения для экономики в целом торговля (оптовая / розничная, включая общественное питание / гостиницы) и строительство представляют наибольший относительный вклад в объем банкротства в Европе. Однако сокращение обрабатывающей промышленности, вызванное уходом крупных дочерних компаний или закрытием заводов, является причиной большей доли потери рабочих мест. Что можно сказать после кризиса о причинах, по которым так много компаний находятся в бедственном положении? Чтобы ответить на этот вопрос, в данной статье предлагается обзор литературы по предпринимательству и промышленной экономике. Эта точка зрения не направлена ​​на минимизацию роли делового климата в макроэкономическом контексте. Действительно, вслед за Вадхвани (1986) многие ученые интересовались оценкой роли инфляции в дефолте фирмы. То, что поставлено на карту в этой статье, больше связано с отдельными причинами и жизненным циклом фирмы.

Таблица 1 Несостоятельность в Европе

Исследования предпринимательства раньше настаивали на создании бизнеса, росте фирм и расширении рынка, которые затем являются яркой стороной экономической деятельности.Однако темная сторона предпринимательских предприятий существует, поскольку риски становятся эффективными и приводят к краху фирмы. Выход обычно считается признаком банкротства фирмы, следствием плохой работы; фирмы, которые не работают в условиях конкуренции на рынке, рано или поздно уйдут с рынка. Этот процесс стоит знать, по крайней мере, по двум основным причинам: во-первых, шумпетерианская концепция творческого разрушения, которая описывает процесс трансформации, сопровождающий радикальные инновации, который предполагает замену устоявшихся компаний новыми участниками, предполагает уход определенных компаний. количество существующих фирм.Помимо этого обновления производственной системы, которое он обеспечивает, выход также может иметь положительное значение, поскольку люди, которые закрыли компанию, которой они владели или управляли в предыдущем году, с большей вероятностью будут успешно участвовать в будущей предпринимательской деятельности. Во-вторых, несмотря на усилия и меры, принятые США, процент выхода новых участников едва снижается ниже 50% до достижения пятилетнего возраста, а глобальный уровень корпоративных банкротств демонстрирует редкую устойчивость, за исключением случаев, когда изменяется закон.Затем важно определить схему отказа и выхода в соответствии с этими теоретическими и фактическими измерениями.

Этот вопрос тем более важен, поскольку неплатежеспособность — это издержки для всей экономики. Однако это неравномерно сказывается на экономических агентах, поскольку небольшие компании платят твердую цену за это обновление производственной системы. Важность этого вопроса подтверждается вниманием, уделяемым правительствами модернизации своих режимов банкротства. Коллективные рамки были предложены Международным валютным фондом (IMF 1999), Организацией экономического сотрудничества и развития (OECD 1998) и Европейским союзом (European-Commission 2007).Однако внесенные изменения считаются недостаточными для значительного улучшения системы. Однако вопрос о том, какой должна быть хорошая система, все еще обсуждается среди академиков и практиков. Дело в том, что универсального согласия по этому вопросу не существует, даже если это широко признается, вслед за Франксом и Тороусом (1992), что банкротства малых и средних предприятий (МСП) делятся на две категории: те, которые находятся в экономическом затруднении, и не жизнеспособные, которые должны быть выведены с рынка, и те, которые испытывают временные финансовые трудности и чье бедствие вызвано особыми событиями или условиями, которые следует поддерживать.Предполагается, что работающая система способна хорошо отсеивать эти два вида профилей, то есть она позволяет спасать временно находящиеся в затруднительном положении компании и разрешать определенно скомпрометированные ситуации путем ликвидации. Как подчеркивается в обширной литературе по этой теме, решающая ставка на этом этапе пути банкротства состоит в сведении к минимуму возникновения ошибок типа 1 и типа 2, то есть в ликвидации фирм, вероятность восстановления которых определенно снижена, в то время как компании, которые все еще должны быть поддержаны либо кредитоспособность, либо способность восстановить свою долю на рынке.Когда такая система будет введена в действие, она сможет усилить экономический рост в результате предпринимательства. Однако, как выразили сожаление Cook et al. (2012), «в литературе мало практических указаний о том, как следует сделать такой выбор» (стр. 276). Вот почему в недавнем обзоре дизайна закона о банкротстве Lee et al. (2007) пришли к выводу, что эта тема все еще «важная, но малоизученная область» (стр. 268).

Проблемы, с которыми сталкивается большинство ученых и практиков, когда возникает вопрос об определении, понимании или предотвращении банкротства фирмы, начинаются с определения несостоятельности и ее дифференциации с банкротством. Однако определение границы, которая отделяет текущую озабоченность от дефолта компании, не является конечной целью исследования, связанного с несостоятельностью. Вместо этого огромное количество литературы посвящено выявлению детерминант дефолта или неудачи благодаря определению дискриминантных функций, способных различать здоровые компании и фирмы, которые могут потерпеть неудачу в ближайшем будущем. Большая часть этого исследования направлена ​​на выявление статей баланса или отчета о прибылях и убытках, способных отразить бедственное положение фирмы.Однако, сфокусировавшись на прогностическом сигнале неплатежеспособности, эта литература в основном касается симптомов дефолта, а не причин. Вот почему все большее количество работ выходит за рамки вопроса ожидания, чтобы изучить причины ухода, чтобы предотвратить неудачи.

Остальная часть документа организована следующим образом: раздел «Определение несостоятельности» рассматривает различные определения несостоятельности и устанавливает некоторый порядок в различении дефолта, несостоятельности и банкротства; В разделе «Большое разнообразие причин несостоятельности» представлена ​​литература, посвященная прогнозированию несостоятельности с учетом ее наиболее видимых проявлений, тогда как в разделе «Различные индивидуальные причины» упор делается на действенные причины или первичные источники банкротства, которые имеют большее отношение к продуктивное сочетание и рыночное позиционирование компании, чем с финансовыми и бухгалтерскими коэффициентами.

Определение несостоятельности

В своей основополагающей статье о корпоративной несостоятельности Армор (2001) проводит различие между шестью различными значениями термина «несостоятельность». Исходя из разговорного смысла этого слова, связанного с неспособностью платить кредиторам, он пытается прояснить концепции бухгалтерского учета несостоятельности баланса, несостоятельности денежных потоков и экономического краха, с одной стороны, и судебными аспектами неисполнения обязательств, которые пройти путь от производства по делу о несостоятельности и реорганизации до ликвидации, с другой стороны.Такой обширный подход к компаниям, терпящим бедствие, представляет собой огромное преимущество, заключающееся в том, что он включает в себя разнообразие возможных судебных решений, выносимых коммерческими судами по делам о несостоятельности корпораций a . Более того, такая сложная и уточненная типология неудач вряд ли совместима с эмпирическим анализом этого явления, который большую часть времени сосредоточен на определении дискриминантной функции, способной различать два класса фирм в соответствии с их соответствующим экономическим здоровьем (Rahman et al. al.2004; Bose and Pal 2006). Проблемы возникают из-за того, что корпоративная неплатежеспособность все еще не имеет общего определения, широко принятого сообществом авторов, работающих над этой темой.

В большинстве случаев компания считается финансово неблагополучной, если балансовая стоимость ее активов меньше, чем балансовая стоимость ее обязательств. С этой точки зрения критерии Базеля II определяют фирму как «дефолтную», если ее запланированные платежи задерживаются более чем на 90 дней. Этот подход, который сосредоточен на концепции движения денежных средств, выгодно дополняется перспективой запасов, которая сравнивает имеющиеся активы с текущими обязательствами (Belcher 1997).Если такое определение представляет собой бесспорное использование, поскольку кто-то интересуется конкретной ситуацией конкретной компании, экспертное суждение, на котором оно основано, не согласуется с изучением общей ситуации большого числа компаний или с определением функция, позволяющая отделить действующие фирмы от неплатежеспособных. Для этого требуется более простое, но более четкое определение несостоятельности. Это причина, по которой большинство документов, посвященных различию между действующими и неплатежеспособными предприятиями, ссылаются, таким образом, на правовые нормы, чтобы провести четкую границу между этими двумя классами.В этом случае компания считается неплатежеспособной, когда она подает заявление о банкротстве или когда суд принимает решение о ее ликвидации.

Приписывание успеха и / или неудачи небольшим фирмам, таким образом, сложно, динамично и проблематично. В широком смысле несостоятельность определяется как неспособность выплатить долги в день, когда они наступают в ходе обычной деятельности. Это определение позволяет провести различие между здоровыми компаниями, соблюдающими свои договорные обязательства, и компаниями, находящимися в бедственном положении, которые вот-вот подадут петицию.Однако у такого определения есть недостаток. Это действительно имеет тенденцию создавать путаницу между несостоятельностью и дефолтом, которая в основном рассматривается как невыплата долга в литературе, посвященной функционированию кредитного рынка. Слово «несостоятельность» относится в первую очередь к корпоративной реальности, которую не так просто определить, поскольку кто-то заинтересован в том, чтобы отличить фирмы, нарушившие обязательства, от действующих предприятий.

Однако установление четкой границы между двумя предыдущими типами компаний является ключевой задачей при предложении типологии компаний в соответствии с их степенью устойчивости.Тем более важно, что такое различие является обязательным для банка в соответствии с Базелем II и будущим Базелем III, и что все большее количество исследований направлено на предложение эмпирического анализа проблемных фирм. Для достижения этих целей в настоящее время в экономике используются два полярных определения несостоятельности; первый экономический, а второй относится к судебным правилам.

Экономическая концепция несостоятельности

По мнению сторонников экономической концепции, несостоятельность определяется как совокупность ситуаций несостоятельности, таких как невыплата долга, неспособность выплатить дивиденды акционерам, финансовые затруднения. , и т.д., что может привести или нет к началу судебного разбирательства. При таком подходе приостановление деятельности компании воспринимается как результат прогрессивного процесса. Некоторые авторы, как, например, Зопунидис (1995), предлагают очень обширный взгляд на это явление. Дефолт — это просто другое слово для описания компании, неспособной получать прибыль, чей капитал не создает ценности в основном из-за того, что континуум рынка товаров, производимых предприятиями, стал непостоянным. Такая компания также не выполняет свои обязательства, потому что не способствует решению социальных проблем, таких как безработица или повышение покупательной способности.Однако это широкое определение слишком велико для использования, что заставляет другую часть литературы сосредоточиваться на проблемах оплаты.

Действительно, невозможность вернуть причитающиеся суммы — явный сигнал дефолта, позволяющий отличить безопасные компании от рискованных. Это определение принято Ooghe и Van Wymmersch (1996). По словам этих авторов, компания считается неплатежеспособной, если она больше не может достигать своих экономических целей в условиях социальных и юридических ограничений. Это бедствие также характеризуется тем фактом, что в течение всего этого процесса компания не может регулярно выполнять обязательства по отношению к своим различным партнерам.Действительно, проблемы, с которыми может столкнуться компания, должны рассматриваться как непрерывный и кумулятивный процесс: неудача начинается с небольших трудностей, которые постепенно трансформируются в более серьезные проблемы. Некоторые работы, вслед за Бивером (1966), таким образом, пытались предложить модели, в которых неплатеж используется как сигнал о банкротстве компании. Из-за низкого уровня правильной классификации, обеспечиваемой этим нечетким определением, термин «по умолчанию» больше не используется для эмпирической иллюстрации концепции отказа.

Чтобы выйти из тупика, возникшего в результате строгой ассимиляции между несостоятельностью и дефолтом, некоторые авторы рассмотрели другие события. В этом случае компания считается неплатежеспособной, если она больше не может достигать своих экономических, финансовых и социальных целей на регулярной основе. Некоторые идут еще дальше, полагая, что фирмы вступают в периоды упадка, когда они не могут предвидеть, распознавать, нейтрализовать или адаптироваться к внешнему и внутреннему давлению, угрожающему их долгосрочному выживанию.Разделение компаний-неудачников и других на основе различных критериев эффективности предложено Платтом и Платтом (2002). Они проводят грань между действующими предприятиями и проблемными фирмами, потерпевшими в течение нескольких лет убытки, уменьшение распределения дивидендов или крупную реструктуризацию. Бивер (1966) является представителем этого подхода и определяет неудачу как результат неспособности компании выполнить свои обязательства после того, как они достигли зрелости. Однако результаты довольно плохи и становятся еще хуже, когда цель состоит в том, чтобы различать прибыльные фирмы и неприбыльные, потому что никакая функция не разделяет эти два класса должным образом. Совсем недавно этот подход был принят Бозом и Палом (Bose and Pal, 2006), которые получили степень предсказания в диапазоне от 65% до 75% в их попытке отделить компании априори , считающиеся финансово здоровыми, от тех, которые не являются таковыми.

Проблемы, возникающие при тестировании различных границ между жизнеспособными фирмами и теми, которые собираются потерпеть неудачу, возникают из-за того, что разделение между этими двумя ситуациями является как пористым, так и размытым. Вот почему многочисленные исследования сходятся во мнении, что прекращение платежей является заключительным этапом процесса, иногда называемого «спиралью неудач», из которого фирма может выйти благодаря принятию корректирующих и превентивных мер, заключающихся в изменении своей операционной деятельности. цикл.

С юридической точки зрения к управленческой

Во втором комплекте документов рассматривается отказ с юридической точки зрения. Затем он определяется на основе судебных критериев, введенных в законе о несостоятельности, принятом в данной стране в определенный период. Согласно большинству правовых норм фирма считается банкротом, когда судья решает, что она не может произвести выплаты при наступлении срока погашения требований (Cabrillo and Depoorter, 1999). Неплатежеспособные компании всегда соблюдают это сочетание юридической и бухгалтерской логики.На каждом этапе судебного процесса вводятся соображения бухгалтерского учета, чтобы усилить рациональность решения, принятого судьями. Действительно, производство всегда начинается с прекращения платежей и заканчивается планами ликвидации или продолжения. Чтобы установить момент времени, чтобы сигнализировать о переходе от надежной и здоровой компании к несостоятельной, многие ученые считают, что сбой происходит с момента, когда компания представляет в суд юридические документы, необходимые для ее ликвидации или реорганизации.Затем неудача приравнивается к участию в производстве по делу о несостоятельности, и подача петиции должна рассматриваться как чрезвычайная ситуация, то есть выход с рынка в результате несоответствия между предпринимательским проектом и рыночными условиями.

Хотя смысл и характер судебного разбирательства могут отличаться, обращение в коммерческий суд, который регистрирует прекращение платежей, дает простой критерий для «объективного» разделения двух классов фирм: тех, которые управляются в соответствии с правилами коллективного права. судебных разбирательств и тех, которые все еще действуют в экономическом мире, в котором преобладает соблюдение договорных обязательств.Как и в предыдущем наборе документов, надежность этой концепции основывается на бинарном выборе, обеспечиваемом судебной перспективой: либо компания здорова, либо неплатежеспособна. Судебное определение несостоятельности послужило поводом для большого количества исследований, которые в этой статье даются лишь кратко.

Предлагая эмпирический анализ для проверки различий между юридически неплатежеспособными фирмами и теми, которые сообщают только о финансовых трудностях, Agarwal et al. (2001) определяют выполняющую функцию, точные коэффициенты классификации которой превышают 93% для обеих групп. Похоже, что модели, основанные на юридическом определении и разделении предприятий на два класса, приводят к более надежным результатам, чем модели, основанные на уровнях финансовых показателей. Это превосходство объясняется разными причинами. Во-первых, разница между обанкротившимися и жизнеспособными фирмами становится яснее по мере приближения к прекращению платежей. Во-вторых, переход между экономическим порядком, в котором преобладают обязательства и контракты, с одной стороны, и судебной вселенной, в которой чистая рыночная логика заменяется правовым порядком, с другой, более ясен, чем оценка, основанная на результатах деятельности корпорации.Таким образом, в правовом порядке последовательность выстроена в три этапа. Во-первых, это заявление о прекращении платежа. Во-вторых, за ним следует арбитраж между прямой ликвидацией и спасением, который зависит от конкретной ситуации неплатежеспособной фирмы и контекста, в котором принимается решение. В-третьих, обоснованность этого решения станет известна позже, если спасенная фирма действительно выживет.

Большое количество причин неплатежеспособности

Причинам неплатежеспособности уделяется огромное количество исследований.Большинство из них платят значительные проценты по нефинансовым аспектам как конкретным причинам банкротства (от Баума и Мезиаса (1992) до Грининга и Джонсона (1996) или Сваминатана (1996)). В этих исследованиях подчеркивается важность одного фактора, иногда даже внутри компании определенного типа. Однако, даже если широко признается, что несостоятельность является результатом длительного и сложного процесса, многие документы и отчеты настаивают на значительно более высокой вероятности банкротства определенных типов компаний.Таким образом, размер является первой характеристикой, принимаемой во внимание как ключевой дискриминантный фактор. В течение долгого времени малый бизнес был главной проблемой для авторов, занимающихся этой областью (Холл (1992) или, в последнее время, Бэк (2005), является представителем этой большой группы). Однако изменение характеристик обанкротившихся компаний заставляет некоторых других исследователей обратить внимание на уход крупных корпораций. Действительно, банкротство крупных американских компаний в начале 2000-х годов b ставит под сомнение несостоятельность крупных корпоративных групп.Среди многих причин и после противоречивой статьи Charan и Useem (2002), управленческие ошибки часто представляются как основные, тогда как некоторые другие, заново открывая Kotler (1965) и считая, что для корпоративных групп может быть выгодно отказаться от некоторых видов деятельности, начинают думать о банкротстве как о бизнес-стратегии. Эти новые направления все еще остаются редкими, и, как подчеркнули Оог и Де Прийкер (2008), «большинство этих исследований объявляют управленческие характеристики наиболее критическими факторами корпоративного банкротства», тогда как несостоятельность следует рассматривать как процесс, в котором различные причины вмешиваться на разных этапах.Мы последовательно исследуем эти два момента.

Различные индивидуальные причины

Различные исследования были направлены на выявление причин корпоративного банкротства, которые могут быть столь же многочисленными и сложными, как факторы, ведущие к росту. Исчерпывающее видение возможных причин банкротства представлено Брэдли и Рубахом (2002), которые напоминают различным семействам факторов, определяющих несостоятельность в ходе исследования, проведенного по заказу Администрации малого бизнеса. Управленческие, маркетинговые или финансовые причины являются основными, но их следует уточнить, поскольку вмешиваются дополнительные элементы, например:

  1. 1.

    Внешние условия ведения бизнеса: включает рост конкуренции, страхование и общие затраты на ведение бизнеса

  2. 2.

    Финансирование: включает потерю капитала, неспособность получить новый капитал и высокий долг

  3. 3.

    Внутренние условия ведения бизнеса: включая ошибки руководства, местонахождение, потерю клиентов и проблемы с торговыми кредитами

  4. 4.

    Налог: включает проблемы с налоговым администрированием

  5. 5.

    Споры с конкретным кредитором: включая потери права выкупа, судебные иски и споры по контрактам

  6. 6.

    Личное: включает болезнь и развод

  7. 7.

    Бедствия: включает мошенничество, воровство, стихийные бедствия и несчастные случаи

  8. 8.

    Прочее: включает время на покупку времени и заявление о принудительном банкротстве

Это исследование обеспечивает подходящую основу для рассмотрения вопроса о несостоятельности в сложной структуре. Некоторым также удается определить профиль уязвимого предприятия, вероятность банкротства которого выше, чем «нормальный» риск банкротства. Все согласны с тем, что слабые фирмы по своей природе предрасположены к банкротству.Тогда ставка состоит в том, чтобы выделить некоторые коэффициенты или показатели, которые дают точное представление о неустойчивости фирмы. В этом случае различные группы причин несостоятельности могут быть объединены в зависимости от аспекта компании, вызывающей озабоченность. Исчерпывающая презентация доступна в Caves (1998), где представлен обзор предшествующей литературы.

Размер, возраст и деятельность

Анализ возможных причин несостоятельности начался с введения размера фирмы в соответствии с законом Гибрата, который часто используется в моделях роста фирмы.Большинство исследователей сходятся во мнении, что чем меньше размер фирмы, тем больше у нее шансов обанкротиться. Действительно, у малых фирм нет финансовых ресурсов или поддержки со стороны кредиторов в качестве буфера для рыночных сокращений. Более того, небольшие организации сталкиваются с трудностями в привлечении наиболее компетентного персонала, поскольку они не могут предложить карьерный рост наравне с крупными организациями. Рассматривая компании строительной отрасли США, чей риск отказа сначала увеличивается с возрастом, достигает пика и затем снижается по мере взросления компаний, Кале и Ардити (1998) приходят к выводу, что молодые неудачи могут быть связаны с неадекватными ресурсами и возможностями (по сравнению с начальные запасы).Напротив, старые сбои следует отнести на счет несоответствия между ресурсами и возможностями и требованиями конкурентной среды. Эти внутренние процессы проявятся в уязвимых бизнес-моделях, которые не могут генерировать положительный денежный поток. Сила взаимоотношений зависит от контекста и, в основном, от делового климата в отрасли. Затем значительная часть исследований предлагает модели, в которых динамика смертности зависит от возраста, размера и механизмов плотности населения.

Однако рассмотрение этих структурных переменных в качестве подходящих показателей для определения вероятности банкротства не может удовлетворить тех, кто хочет определить, какие фирмы с большей вероятностью совершат дефолт, чтобы использовать эту информацию для принятия правильного решения, например, при финансировании или консультировании менеджеров. Действительно, как следует из статьи Колторти и Гарофоли (2011) о взаимосвязи между размером и производительностью фирм, реальность проблемы несостоятельности не может быть ограничена некоторыми общими показателями.Действительно, эмпирические результаты анализа данных балансовых отчетов средних предприятий обрабатывающей промышленности в четырех европейских странах исключили положительную взаимосвязь между размером фирм и результатами деятельности (как по добавленной стоимости на одного работника, так и по показателям прибыльности). Это должно привести к большей осторожности с традиционной и широко признанной согласованной интерпретацией положительной взаимосвязи между уходом и размером фирмы.

Постепенно вводились и другие элементы, более узко зависящие от конкретных характеристик фирм.Источником вдохновения является взгляд, основанный на ресурсах, который в основном использовался при изучении производительности выше нормы, но также поучителен в контексте производительности ниже нормы.

Финансовые причины

В противоречие с теоремой Модильяни-Миллера, которая гласит, что при определенных предположениях стоимость фирмы не зависит от того, как эта фирма финансируется, большое количество работ проливает некоторый свет на роль, которую играет финансовая структура в уязвимости фирмы.Принято считать, что компании, прекращающие выплаты, характеризуются более низким уровнем долгосрочных финансовых ресурсов, чем надежные. Эта разница все еще остается в силе, даже если она менее заметна, когда, во-первых, сравниваются фирмы, которые извлекают выгоду из попытки спасения, с фирмами, которые немедленно ликвидируются, а во-вторых, выжившие фирмы сравниваются с заведомо банкротами.

Класс моделей банкротства, разработанных в этом ключе, — это модели «риска разорения» (Santomero and Visno 1977).Они предполагают, что у фирмы есть заданный размер капитала (K) и что изменения K являются случайными. Положительные изменения в K являются результатом положительных денежных потоков от операций фирмы. Убытки требуют от фирмы ликвидировать активы. Неявно эта модель предполагает, что фирма полностью отрезана от рынков кредита или ценных бумаг и не может привлекать средства с помощью выпуска долговых обязательств или акций. Компания становится банкротом, когда рыночная (ликвидационная) стоимость ее активов (K) становится ниже ее долговых обязательств перед внешними кредиторами.

Можно считать, что процентное покрытие и рыночная стоимость капитала / совокупных обязательств отрицательно коррелируют с шансами корпоративного банкротства.Точно так же вероятность банкротства увеличивается с увеличением уровня левериджа и капиталоемкости, но снижается с увеличением уровня ликвидности и перспектив роста фирмы. Некоторых также интересуют ожидания и аппетиты акционеров, поскольку чем меньше доходность акций, тем выше вероятность банкротства фирмы. Следуя теории иерархии, можно поддержать идею о том, что компании отдают приоритет своим источникам финансирования (от внутреннего финансирования до собственного капитала), в соответствии с принципом наименьших усилий или наименьшего сопротивления, предпочитая привлечение капитала в качестве последнего средства финансирования. .Следовательно, в первую очередь используются внутренние средства, а когда они исчерпываются, выдается долг. Когда нет смысла выпускать какие-либо новые долговые обязательства, выпускаются акции (Myers and Majluf, 1984). Способность фирмы финансировать свои инвестиции сама по себе является решающим фактором ее стабильности. Таким образом, высокий начальный уровень финансовых ресурсов (собственный капитал и долгосрочная задолженность) может защитить фирму от риска банкротства.

Окружающая среда, продажи и положение на рынке

Другие объясняющие переменные связаны с бизнесом и положением компании на рынке.Фирмы, которые могут продавать свою продукцию, с меньшей вероятностью будут вынуждены прекратить платежи. Он следует «портеровской» точке зрения, согласно которой фирмы, извлекающие выгоду из динамичной географической или промышленной среды, имеют более высокую вероятность успеха, чем компании, которые не извлекают выгоду из таких положительных внешних эффектов. Действительно, банкротство бизнеса тем более вероятно, поскольку фирма сталкивается с трудностями при продаже своей продукции, что может вызвать постоянное снижение оборота, а также снижение прибыльности.На более высокую важность способности создавать хорошие отношения с клиентами указывает Шамвей (2001), который считает, что рыночные переменные более полезны, чем финансовые коэффициенты, при прогнозировании банкротства.

Макроэкономический контекст оказывает сильное влияние на выживаемость компании. Связи между изменениями в общих экономических условиях и совокупными темпами ликвидации корпораций были в центре внимания большого количества исследований, основанных на информации в масштабах всей экономики. Они пришли к выводу, что экономические циклы и изменение цен оказывают сильное влияние на продажи.

Корпоративное управление и акционеры

Беккетти и Сьерра (2003) включают фиктивный показатель членства в группе в модель прогнозирования, оцененную на большой выборке итальянских производственных компаний, и находят отрицательную взаимосвязь между вероятностью отказа и членством в бизнес-группе в период с 1992 по 1997 год. Это свидетельство можно увеличить. В среднем фирмы, интегрированные в крупные корпоративные группы, с большей вероятностью будут получать поддержку со стороны материнской компании и, следовательно, с меньшей вероятностью окажутся неплатежеспособными.Совсем недавно, изучая выборку публичных компаний в Гонконге, He et al. (2010) настаивают на том, что вероятность банкротства возрастает с увеличением уровня ограничений, налагаемых на внутренний корпоративный контроль.

Все эти различные причины не вмешиваются независимо в процесс отказа, а сочетаются друг с другом. Это означает, что никакая единственная причина сама по себе не способна разрушить компанию, но этот вынужденный выход, такой как банкротство, является результатом совокупности событий, порождающих последовательность, предиктивным концом которой является банкротство.

В сложном процессе

Как правило, банкротство не происходит в одночасье. Напротив, по предыдущим сигналам можно ожидать перебоев в выплатах. Эмпирические работы пытаются идентифицировать эти сигналы, используя либо модели, основанные на дзета-баллах, либо более качественный подход. Эмпирические данные не показывают четкой причинно-следственной связи между практикой надлежащего управления и хорошими корпоративными показателями. Практически невозможно отличить благоприятную экономическую конъюнктуру от передовой практики как причины успеха.Корпоративная несостоятельность обычно является предсказуемым результатом плохого корпоративного управления, когда компания все еще продолжает свою деятельность.

Рисунок 1 иллюстрирует то, что можно описать как кумулятивный сценарий несостоятельности, который может привести либо к прямой ликвидации, либо к судебному урегулированию, предполагающему продолжение деятельности (кредиторы обязаны согласиться с определенными сроками) или передаче бизнеса ( предприятие и его основные контракты продаются третьей стороне, которая принимает на себя определенные обязательства).

Рисунок 1

Путь банкротства (Источник: Marco 1989 г. ).

Спад компании в большинстве случаев начинается с неэффективного управления и появления нерыночных продуктов (Crutzen and Van Caillie 2009), что может вызвать снижение продаж в течение нескольких лет (и соответствующее снижение прибыли, если ничего не будет сделано для улучшения положения на рынке). ). В худшем случае спад оборачиваемости приводит к снижению прибыльности с последующим ухудшением условий работы, которые являются причиной кризиса платежеспособности.На этой стадии порочного круга у менеджеров компании появляется сильный стимул соглашаться на менее благоприятные рыночные условия (скидки или более длительные сроки оплаты и т. Д.) В надежде на восстановление продаж и прибыльности. Однако такая реакция может быть контрпродуктивной, поскольку может вызвать увеличение торговых долгов и запасов, особенно в обрабатывающей промышленности. Как следствие, компания может испытывать нехватку денежных средств и, следовательно, может столкнуться с кризисом ликвидности, который может заставить кредиторов практиковать нормирование кредита и повышать процентные ставки, поскольку одновременное увеличение задолженности и сокращение самофинансирования снижает вероятность погашения кредита. такой должник.В случае нехватки финансовых ресурсов, снижения EBIT, усугубляемого невозможностью погасить требования после наступления срока их погашения, компания может принять решение о подаче заявления о банкротстве до того, как кредиторы решат подать его в коммерческий суд. Как только произойдет одно из этих двух возможных событий, несостоятельность перерастет в банкротство. Приход в мир правосудия коренным образом меняет правила игры, поскольку первое последствие этого перехода заключается в автоматическом приостановлении действий кредиторов, пытающихся взыскать долги.Таким образом, ставка больше не в том, чтобы решать, должна ли компания выплатить компенсацию всем истцам, а в том, чтобы принять решение о том, сколько должники должны выплатить в случае спасения или ликвидации. Аргументы в пользу каждого решения могут различаться в зависимости от институционального контекста, с одной стороны, и ситуации в компании, с другой.

Прогнозирование и предотвращение сбоев

Понимание и прогнозирование дефолта компании было областью обширных исследований на протяжении как минимум 40 лет.Литература, посвященная корпоративным неудачам, началась с простого подхода одномерного дискриминантного анализа, впервые предложенного Бивером (1966). Его одномерный анализ ряда предикторов банкротства показывает, что ряд показателей может различать совпадающие выборки обанкротившихся и не обанкротившихся фирм за 5 лет до банкротства. Его опубликованная выборка включает 79 компаний, потерпевших крах в период с 1954 по 1964 год в 38 отраслях. Бивер приходит к выводу, что отношение денежного потока к долгу является единственным лучшим предсказателем.Подобные модели привлекательны своей простотой, но их главный недостаток заключается в неспособности учесть сосуществующие эффекты множества различных индикаторов дефолта.

Начиная с Альтмана (1968), большинство моделей, посвященных прогнозированию неплатежеспособности, пытались определить лучшую функцию, чтобы отличить надежные компании от тех, которые, возможно, объявят дефолт в ближайшем будущем. Альтман отобрал 33 публичные производственные компании, которые были объявлены банкротами в соответствии с главой X в период с 1946 по 1965 год, и сопоставил их с 33 компаниями, используя стратифицированную случайную выборку, основанную на их активах и отрасли.Его знаменитая оценка Z : c с использованием пяти финансовых коэффициентов d правильно дифференцировала 94% компаний-неудачников и 97% компаний, не потерпевших неудачу, с данными до 1 года до отказа. Эта хорошая производительность способствовала популярности этого подхода. Многие работы последовали за тем, что написал Альтман (среди многих можно процитировать Дикина (1972) или Блюма (1974)). Их основная цель состоит, во-первых, в том, чтобы идентифицировать объясняющие переменные дефолта и оценивать их вклад, оценивая коэффициенты, которые позволяют точно классифицировать набор фирм по двум априорно определенным категориям.

Его эффективность основана на инновационном использовании множественного дискриминантного анализа в области экономики и финансов. Множественный дискриминантный анализ — это статистический метод, используемый для классификации наблюдения в одну из нескольких групп a priori в зависимости от индивидуальных характеристик наблюдения. Он используется в первую очередь для классификации и / или прогнозирования проблем, в которых зависимая переменная присутствует в качественной форме, например, банкротство или небанкротство.На основе этой почтенной модели было протестировано неизмеримое количество вариантов: либо количество показателей, составляющих окончательную оценку, было изменено для улучшения соответствия индекса, либо формула была адаптирована для лучшего соответствия особым ситуациям, таким как конкретные виды деятельности (услуги , стартапы,…) или рынки (развивающиеся, голубые корабли,…). Другое поколение моделей индекса риска вводит концепцию индексации индивидуальных индикаторов прогнозирования отказов; однако их подход имеет те же недостатки, что и одномерный анализ, и предоставляет в значительной степени произвольные метрики риска.

С момента реализации линейной функции было предложено множество усовершенствований. В основном они касаются техники оценивания и заключаются в реализации полупараметрических (логистических) или непараметрических (нейронных сетей) методов e . Логистическая процедура соответствует моделям линейной логистической регрессии для двоичных или порядковых данных отклика с использованием оценок максимального правдоподобия и сравнивает оцененные образцы, в то время как системы искусственных нейронных сетей пытаются присвоить надлежащие веса соответствующим входным данным с помощью процедуры оптимизации « генетического алгоритма », чтобы учесть правильный удержание конечного результата.В любом случае результат всегда один и тот же: после проверки функция становится прогностической моделью неплатежеспособности. Ключевым моментом является то, что этот метод требует строгого определения отказа, вытекающего из обзора литературы и знаний об организации по умолчанию перед любым эмпирическим анализом. В литературе сосуществуют две полярные точки зрения: экономическая и судебная.

Несмотря на их растущий успех, нейронные сети по-прежнему подвергаются критике из-за отсутствия прозрачности в отношении процесса оценки: их даже подозревают в том, что они являются «черными ящиками», что является реальной слабостью, в то время как от банков требуется точность и раскрытие информации при определении подверженность риску.Вот почему суждение остается сбалансированным. С одной стороны, нейронные сети при эффективном внедрении и проверке демонстрируют потенциал для прогнозирования и предсказания. С другой стороны, значительная часть исследований нейронных сетей в области прогнозирования и прогнозирования все еще не имеет достаточной достоверности. Как бы то ни было, в настоящее время некоторые из основных продуктов для прогнозирования дефолта по коммерческим кредитам основаны на нейронных сетях. Например, модель риска публичной фирмы Moody’s (Интернет: http://www.moodyskmv.com) основана на нейронных сетях в качестве основной технологии.Многие банки также разработали и используют проприетарные модели прогнозирования дефолтов нейронной сети.

В настоящее время существует широкий спектр моделей прогнозирования дефолта, то есть моделей, которые присваивают фирмам вероятность отказа или кредитный рейтинг на заданном временном горизонте. Литература по этой теме была разработана специально в связи с Базелем II, который позволяет банкам создавать внутреннюю рейтинговую систему, то есть систему присвоения рейтингов должникам и количественной оценки связанных вероятностей дефолта.Требование микрорегулирования банковской системы и возрастающая потребность в более точных ожиданиях в отношении убытков финансовых учреждений, вероятно, подтолкнут к исследованиям несостоятельности фирм. Тем не менее, лучшее знание причин неудач фирм желательно не только для улучшения функционирования финансовой сферы. Это также может стимулировать интерес фирм и консультантов компании к внедрению передовых методов роста (Levratto and Paranque, 2011).

Сами компании могут быть заинтересованы в получении информации о своей ситуации.Вместо того, чтобы быть только инструментом, используемым посторонними для принятия решения о возможности ссудить деньги компаниям, сами менеджеры могут использовать прогноз неудачи как сигнал. Действительно, для подготовки бизнес-стратегии могут потребоваться инструменты для оценки возможных результатов новых ориентаций, определенных советом директоров. Таким образом, моделирование можно добавить в набор инструментов, имеющийся в распоряжении менеджеров, чтобы определить, какая возможность является менее рискованной.

Но также могут быть предложены некоторые внешние способы использования моделей прогнозирования неплатежеспособности.Действительно, перед агентствами развития все чаще встает вопрос об оценке эффективности своей поддержки компаний. На их действия накладывается двойное ограничение: с одной стороны, избегание риска разбавления их помощи и нахождение удовлетворительного сочетания долгосрочных, но весьма неопределенных результатов и краткосрочных, но часто ограниченных результатами рассмотрения вопроса о платежеспособности, с другой стороны.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.