Установление юридического факта гпк рф: Глава 28 ГПК РФ. Установление фактов, имеющих юридическое значение

Содержание

Глава 28 ГПК РФ. Установление фактов, имеющих юридическое значение

Глава 28 ГПК РФ. Установление фактов, имеющих юридическое значение

Актуально на:

26 января 2021 г.

Гражданский процессуальный кодекс, N 138-ФЗ | глава 28 ГПК РФ

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=""></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

--

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Изменения документа

Постоянная ссылка на документ

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

URL документа [скопировать]

<a href=""></a>

HTML-код ссылки для вставки на страницу сайта [скопировать]

[url=][/url]

BB-код ссылки для форумов и блогов [скопировать]

--

в виде обычного текста для соцсетей и пр. [скопировать]

Скачать документ в формате

Составить подборку

Анализ текста

Идет загрузка...

Статья 265 ГПК РФ. Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации:

Статья 265 ГПК РФ. Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение

Суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.


Вернуться к оглавлению документа: Гражданский процессуальный кодекс РФ

Комментарии к статье 265 ГПК РФ, судебная практика применения

Образцы заявлений в суд

Образцы заявлений об установлении фактов имеющих юридическое значение с комментариями см. в разделе "Заявления об установлении фактов, имеющих юридическое значение. Образцы в суд по ст. 264 ГПК РФ".

Условия, при которых судом может быть разрешено заявление об установлении факта рождения ребенка конкретной женщиной

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 г. № 16 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных с установлением происхождения детей" содержатся следующие разъяснения:

"Исходя из положений пункта 4 статьи 14 и пункта 2 статьи 21 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ, а также статьи 265 ГПК РФ заявление об установлении факта рождения ребенка конкретной женщиной может быть разрешено судом по правилам, предусмотренным главой 28 ГПК РФ, в частности, если отсутствуют документы, указанные в пункте 1 статьи 14 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ, и их невозможно получить в ином порядке, либо невозможно восстановить утраченные документы, которые служат основанием для государственной регистрации рождения ребенка, либо документ, являющийся основанием для государственной регистрации рождения ребенка (например, медицинское свидетельство о рождении ребенка), содержит данные о матери, не совпадающие с аналогичными данными в документе, удостоверяющем ее личность (пункты 2 и 3 статьи 16 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ), и при условии отсутствия спора о материнстве".

Суд не рассматривает заявление об установлении материнства, если рождение ребенка было зарегистрировано

В п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16.05.2017 г. № 16 содержатся следующие разъяснения:

"Суд не вправе разрешить вопрос об установлении материнства в порядке особого производства в отношении ребенка, рождение которого было зарегистрировано в установленном законом порядке, в том числе и в случае, когда в записи акта о рождении ребенка не указаны сведения о его матери (например, если на основании статьи 19.1 Федерального закона от 15 ноября 1997 года N 143-ФЗ была произведена государственная регистрация рождения ребенка, оставленного матерью, не предъявившей документа, удостоверяющего ее личность, в медицинской организации, в которой происходили роды или в которую обратилась мать после родов).

Учитывая это, если при подаче заявления об установлении факта рождения ребенка конкретной женщиной, оформленного по правилам главы 28 ГПК РФ, или при его рассмотрении судом будет установлено, что имела место государственная регистрация рождения ребенка либо имеются обстоятельства, свидетельствующие о наличии спора о материнстве, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства (часть 3 статьи 263 ГПК РФ)".

Глава 28 ГПК РФ статья: 264

 

скачать ГПК РФ бесплатно

Глава 28. Установление фактов, имеющих юридическое значение

Статья 264. Дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение

1. Суд устанавливает факты, от которых зависит возникновение, изменение, прекращение личных или имущественных прав граждан, организаций.

2. Суд рассматривает дела об установлении:

1) родственных отношений;

2) факта нахождения на иждивении;

3) факта регистрации рождения, усыновления (удочерения), брака, расторжения брака, смерти;

4) факта признания отцовства;

5) факта принадлежности правоустанавливающих документов (за исключением воинских документов, паспорта и выдаваемых органами записи актов гражданского состояния свидетельств) лицу, имя, отчество или фамилия которого, указанные в документе, не совпадают с именем, отчеством или фамилией этого лица, указанными в паспорте или свидетельстве о рождении;

6) факта владения и пользования недвижимым имуществом;

7) факта несчастного случая;

8) факта смерти в определенное время и при определенных обстоятельствах в случае отказа органов записи актов гражданского состояния в регистрации смерти;

9) факта принятия наследства и места открытия наследства;

10) других имеющих юридическое значение фактов.

Статья 265. Условия, необходимые для установления фактов, имеющих юридическое значение

Суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов.

Статья 266. Подача заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение

Заявление об установлении факта, имеющего юридическое значение, подается в суд по месту жительства заявителя, за исключением заявления об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом, которое подается в суд по месту нахождения недвижимого имущества.

Статья 267. Содержание заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение

В заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данный факт, а также должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов.

Статья 268. Решение суда относительно заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение

Решение суда по заявлению об установлении факта, имеющего юридическое значение, является документом, подтверждающим факт, имеющий юридическое значение, а в отношении факта, подлежащего регистрации, служит основанием для такой регистрации, но не заменяет собой документы, выдаваемые органами, осуществляющими регистрацию.

Рассмотрение дел об установлении фактов : Гражданский процессуальный кодекс : ГПК : ГПК Украины : Кодексы : Законы : Мегет и Партнеры

Рассмотрение судом дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение

Статья 256. Дела об установлении фактов, которые имеют юридическое значение

1. Суд рассматривает дела об установлении факта:

  1. родственных отношений между физический лицами;
  2. пребывание физического лица на содержании;
  3. увечья, если это нужно для назначения пенсии или получение помощи по общеобязательному государственному социальному страхованию;
  4. регистрации брака, расторжение брака, усыновление;
  5. проживание одной семьей мужчины и женщины без брака;
  6. принадлежности правоустанавливающих документов лицу, фамилия, имя, отчество, место и время рождения которого, указанные в документе, не совпадают с именем, отчеством, фамилией, местом и временем рождения этого лица, указанных в свидетельстве о рождении или в паспорте;
  7. рождение лица в определенное время в случае невозможности регистрации органом государственной регистрации актов гражданского состояния факта рождения;
  8. смерти лица в определенное время в случае невозможности регистрации органом государственной регистрации актов гражданского состояния факта смерти;
  9. смерти лица, пропала без вести при обстоятельствах, угрожали ему смертью или дают основания считать ее погибшей от определенного несчастного случая в результате чрезвычайных ситуаций техногенного и природного характера.

2. В судебном порядке могут быть установлены также другие факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение личных или имущественных прав физических лиц, если законом не определен другой порядок их установления.

3. Дела об установлении факта принадлежности лицу паспорта, военного билета, билета о членстве в объединении граждан, а также свидетельств, которые выдают органы государственной регистрации актов гражданского состояния, судебному разбирательству в отдельном производстве не подлежат.

4. Судья отказывает в открытии производства по делу, если с заявления об установлении факта, имеющего юридическое значение, представляется спор о праве, а если спор о праве будет обнаружен при рассмотрения дела, - оставляет заявление без рассмотрения.

Статья 257. Подсудность

1. Заявление физического лица об установлении факта, который имеет юридическое значение, подается в суд по месту его проживания.

2. Подсудность дел по заявлению гражданина Украины, проживает за ее пределами, об установлении факта, имеющего юридическое значение, определяется по его ходатайству постановлением судьи Верховный Суд Украины.

Статья 257-1. Особенности производства по делам об установлении факта рождения или смерти лица на временно оккупированной территории Украины

1. Заявление об установлении факта рождения лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, может быть подано родителями, родственниками, их представителями или другими законными представителями ребенка в любой суд за пределами этой территории Украины независимо от места проживания заявителя.

Заявление об установлении факта смерти лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, может быть подано родственниками умершего или их представителями в суд за пределами этой территории Украины.

2. Дела об установлении факта рождения или смерти лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, рассматриваются безотлагательно с момента поступления соответствующего заявления в суд.

3. В решении об установлении факта рождения лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, в частности, должны быть указаны установленные судом данные о дате и месте рождения лица, о его родителей.

4. Принятое судом решение по делам об установлении факта рождения или смерти лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, подлежит немедленному исполнению.

Решения по делам об установлении факта рождения или смерти лица на временно оккупированной территории Украины, определенной Верховной Радой Украины, может быть обжаловано в общем порядке, установленном настоящим Кодексом. Обжалование решения не приостанавливает его исполнения.

5. Копия судебного решения выдается лицам, которые принимали участие в деле, немедленно после провозглашения такого решения или незамедлительно направляется судом в орган государственной регистрации актов гражданского состояния по месту принятия решения для государственной регистрации рождения или смерти лица

Статья 258. Содержание заявления

1. В заявлении должно быть указано:

  1. какой факт заявитель просит установить и с какой целью;
  2. причины невозможности получения или восстановления документов, которые удостоверяют этот факт;
  3. доказательства, которые подтверждают факт.

2. К заявлению прилагаются доказательства, которые подтверждают изложенные в заявлении обстоятельства, и справка о невозможности восстановления утраченных документов.

Статья 259. Содержание решения суда об установлении факта, который имеет юридическое значение

1. В решении суда должны быть указаны ведомости о факте, установленном судом, цель его установления, а также доказательства, на основании которых суд установил этот факт.

2. Решение суда об установлении факта, который подлежит регистрации в органах государственной регистрации актов гражданского состояния или нотариальному удостоверению, не заменяет собой документов, которые выдаются этими органами, а являются только основанием для получения указанных документов.

Просмотров: 31256

Положение о создании

| Wex | Закон США

Положение об учреждении Первой поправки запрещает правительству издавать какие-либо законы, «касающиеся установления религии». Этот пункт не только запрещает правительству устанавливать официальную религию, но также запрещает действия правительства, которые чрезмерно отдают предпочтение одной религии над другой. Он также запрещает правительству необоснованно отдавать предпочтение религии над нерелигией или нерелигии над религией.

Хотя некоторые действия правительства в отношении религии допустимы и действительно неизбежны, неясно, насколько допускаются положения о создании.В прошлом Верховный суд разрешал религиозные призывы к открытию законодательных сессий, государственные средства использовались для частных религиозных школ и учебников, а средства университетов использовались для печати и публикации публикаций студенческих религиозных групп. Напротив, Суд постановил запретить некоторые откровенно религиозные представления в зданиях судов, государственное финансирование в дополнение к заработной плате учителей в религиозных школах и некоторые излишне религиозные праздничные украшения на государственной земле.

Одним из пунктов разногласий относительно Положения о создании является то, как сформулировать действия правительства, связанные с религией.Вопросы об оформлении часто возникают в контексте постоянных религиозных памятников на государственной земле. Хотя достаточно ясно, что города не могут устанавливать новые религиозные памятники, ведутся ожесточенные споры о том, следует ли удалять существующие памятники. Когда Верховный суд недавно рассматривал этот вопрос в делах Van Orden v. Perry , 545 US 677 (2005) и McCreary County v. ACLU , 545 US 844 (2005), он не сформулировал четких общих стандартов для принятия решения. эти типы случаев.Суд повторно рассмотрел этот вопрос в деле Salazar v. Buono (08-472), в котором рассматривалась конституционность большого белого христианского креста, установленного членами ветеранов иностранных войн на федеральной земле в пустыне Мохаве. Хотя пять судей пришли к выводу, что федеральный судья допустил ошибку, запретив передачу земли по распоряжению Конгресса, в результате которой памятник будет размещен на частной земле, большинство аргументов не объясняли, почему. Три судьи постановили, что цель избежать одобрения религии государством не требует уничтожения религиозных символов в частной сфере, в то время как судья Скалиа и судья Томас пришли к выводу, что истец не имел права подавать эту жалобу.

Юридическая концепция доказательства (Стэнфордская философская энциклопедия)

Стивен (1872: 3–4, 6–7) давно заметил, что законный использование термина «свидетельство» неоднозначно. Иногда это относится к тому, что представлено стороной в суде как средство установление фактических требований. («Представление доказательств» - это юридический срок для представления или доказательства в суде для цель установления доказательства. ) Это значение доказательства отражено в разделе определений Закона о свидетельских показаниях Индии (Стивен 1872: 149). [2] Когда юристы используют термин «доказательства» таким образом, что они иметь в виду то, что эпистемологи назвали бы «объектами чувственного доказательства »(Haack 2004: 48). Доказательства в этом смысле разделены условно на три основных категории: [3] устные показания (показания свидетелей в суде), документальные доказательства (документы, представленные для проверки суд) и «вещественные доказательства»; первые два не требует пояснений, а третий захватывает вещи, кроме документов например, нож, предположительно использованный при совершении преступления.

Термин «свидетельство» может, во-вторых, относиться к утверждение о факте, установленное доказательствами в первом смысл. [4] Это иногда называют «доказательным фактом». Что обвиняемый находился на месте преступления или около него в соответствующее время является доказательством во втором смысле его возможной причастности к преступление. Но присутствие обвиняемого должно быть доказано путем предъявления доказательства в первом смысле. Например, обвинение может вызвать явиться в суд и заставить его дать показания о том, что он видел обвиняемый в непосредственной близости от места преступления время.Успешность доказательства присутствия обвиняемого (доказательная факт) будет зависеть от оценки исследователем фактов Правдивость показаний свидетеля и достоверность его показаний. (The установщик фактов - это лицо или орган, ответственный за выяснение того, где правда заключается в спорных вопросах о фактах и ​​о том, в ком Определиться с приговором жилеты. Источника фактов также называют «Судья факта» или «судья факта». Установление фактов является задачей присяжных или, в некоторых случаях а в странах без системы жюри - судья.) Иногда доказательный факт напрямую доступен исследователю. Если предполагаемый нож, использованный при совершении рассматриваемого преступления (форма «Реальные доказательства») в суде, установщик фактов может сам увидеть форму ножа; ему не нужно учиться об этом по свидетельству посредника.

Третья концепция доказательства - это разработка или расширение секунда. Согласно этой концепции, доказательства относительны. Фактический предложение (на латыни factum probans ) является свидетельством в третье чувство, только если оно может служить предпосылкой для рисования вывод (прямо или косвенно) на вопрос, который является существенным для дело ( factum probandum ) (см. раздел 2.2 ниже для концепции существенность). Тот факт, что отпечатки пальцев обвиняемого были найдено в комнате, где что-то было украдено, является доказательством в настоящем смысл, потому что из этого можно сделать вывод, что он был в комнате, и его присутствие в комнате свидетельствует о его возможном участии в кража. С другой стороны, тот факт, что обвиняемый любимый цвет - синий, при отсутствии весьма необычных обстоятельства, которые должны быть отклонены как доказательство его вины: обычно, какие любимый цвет человека не может служить предпосылка для любого разумного вывода о совершении им преступление и, как таковое, оно не имеет отношения к делу (см. обсуждение актуальности в разделе 2.1 ниже). В третьем смысле «Доказательство», которое рассматривает доказательства как предпосылку для материальный вывод, «не относящееся к делу свидетельство» - это оксюморон: это просто не доказательства. Следовательно, это утверждение Бентама (1825: 230): [5]

Сказать, что показания неуместны, значит сказать что оно чуждо делу, не имеет к нему никакого отношения и не служить доказательством рассматриваемого факта; Одним словом, это значит, что это не доказательство.

Могут быть доказательства в первом смысле без доказательств в второе или третье чувство.Чтобы продолжить нашу иллюстрацию, предположим, что она появляется при перекрестном допросе эксперта, что его показания о наличии обнаружил, что совпадение отпечатков пальцев было ложью. Юристы описали бы это ситуация как та, где «доказательства» (показания эксперта) не может доказать тот факт, что он был первоначально произведен для доказать, а не то, что никаких «доказательств» не было иметь значение. Здесь «свидетельство» используется в первом смысл - свидетельство как свидетельство - и свидетельство остается в протокол суда, независимо от того, верят ему или нет.Но юристы также сказал бы, что в данных обстоятельствах нет «Доказательства» того, что обвиняемый находился в комнате, если предположить, что не было ничего, кроме дискредитированных показаний экспертов совпадение отпечатков пальцев, чтобы установить его присутствие там. Здесь Показания эксперта являются ложными и не устанавливают что в комнате были обнаружены отпечатки пальцев обвиняемого, и нет (других) фактических оснований полагать, что он был комната. Фактическая посылка, из которой делается вывод привлеченного к обвиняемому: вина не установлена.

В-четвертых, условия получения чего-либо (или, в технический термин «допущен») в качестве доказательства в суде иногда включается в юридическое понятие доказательства. (Эти условия обсуждаются в разделе 2 ниже.) Согласно этой концепции, юридическое доказательство - это то, что считается доказательства в законе. Что-то обычно может рассматриваться как доказательство и пока не будет отклонено судом. В качестве примера часто приводят слухи. Это подчеркивается, что использование слухов является обычным явлением в обычных жизнь.Мы часто полагаемся на слухи при формировании наших фактических убеждений. В Напротив, «слухи не являются доказательствами» в судебном разбирательстве (Стивен 1872: 4–5). Как правило, суд не полагается по слухам в качестве предпосылки для вывода о том, что утверждал. Это не позволит свидетелю свидетельствовать в суде, что другой человек X (который не предстал перед судом) сказал что p в определенном случае (внесудебное заявление) для с целью доказать, что p .

Итак, по крайней мере, четыре возможных концепции юридических доказательств. в валюте: как объект сенсорных доказательств, как факт, как предположение и как то, что считается доказательством в законе. В смысл, в котором используется термин «свидетельство», редко явным образом изложены в юридическом дискурсе, хотя предполагаемое значение будет часто быть ясным из контекста.

В этом разделе рассматривается четвертая концепция доказательства. Чтобы напомним, что-то будет принято судом в качестве доказательства - это является, если использовать термин Монтроуза, дебиторская задолженность в качестве доказательства в судебное разбирательство - только при соблюдении трех основных условий удовлетворены: актуальность , существенность и допустимость (Montrose 1954).Эти три условия возможность получения, в свою очередь, обсуждается ниже.

2.1 Актуальность

2.1.1 Юридическая значимость релевантности

Концепция актуальности играет ключевую роль в юридической установление фактов. Тайер (1898: 266, 530) формулирует его значение с точки зрения двух основополагающих принципов доказательственного права: во-первых, все без исключения не относящиеся к делу могут быть получены в качестве доказательства судом и, во-вторых, при условии многих исключения и оговорки, все относящееся к делу, подлежит получению как доказательства, представленные судом. Взгляды Тайера оказали большое влияние на находит выражение в источниках права, например, в Правиле 402 Федеральные правила доказывания в США Состояния. [6] Тайер утверждает, и сейчас это широко признано, что актуальность «Логическое», а не юридическое понятие; в разделе 2.1.3 мы рассмотрим это иск и несогласие, выраженное Вигмором. Оставляя в стороне особое мнение на данный момент, мы сначала обратимся к рассмотрению возможные концепции релевантности в общепринятом смысле логическая релевантность.

2.1.2 Концепции логической релевантности

Доказательства могут быть представлены в судопроизводстве только для подтверждения факта. если факт актуален. Релевантность - это понятие отношений. Нет фактов актуален сам по себе; это актуально только по отношению к другому факту. Термин «вероятный» часто используется для описания этого связь. Мы видим два примера этого в следующих хорошо известных определения. Согласно Стивену (1886: 2, курсив мой):

Слово «релевантный» означает, что любые два факты, к которым он применяется, настолько связаны друг с другом, что в соответствии с обычным ходом событий либо взятый отдельно, либо в связи с другими фактами доказывает или делает вероятным прошлое, настоящее или будущее существование или несуществование разное.

Второе определение содержится в США: Федеральное правило доказывания 401, которое (в его рестайлинговой версии) гласит: это свидетельство имеет значение, если «оно имеет тенденцию подтверждать факт более или менее вероятных , чем было бы без доказательства »(курсив наш). Слово «вероятный» в эти и другие стандартные определения иногда интерпретируются как несущий математический смысл вероятность. [7] В передовой статье Лемперт привел этот пример, чтобы показать, как актуальность включает отношение правдоподобия.Обвинение представляет доказательства того, что кровь преступника, обнаруженная на месте преступления, относится к типу A. У обвиняемого такая же группа крови. Предположим, что пятьдесят процентов у подозреваемого населения кровь группы А. Если обвиняемый на самом деле виновен, вероятность того, что кровь, найденная на месте происшествия, будет тип A - 1.0. Но если он на самом деле невиновен, вероятность обнаружение крови типа А на месте происшествия - 0,5, то есть соответствует фоновая вероятность крови типа А от подозреваемого численность населения. Отношение правдоподобия - это отношение первых вероятность до второго - 1.0: 0,5 или, проще говоря, 2: 1. Доказательства считаются относящимися к делу, если отношение правдоподобия кроме 1: 1 (Lempert 1977). Если соотношение 1: 1, это означает, что вероятность доказательства одинакова, независимо от того, является ли обвиняемый виновен или невиновен.

Согласно общепринятому мнению, актуальность в праве - это бинарное понятие: доказательства либо относятся к делу, либо нет. Пока вероятность соотношение отличается от 1: 1, доказательства считаются соответствующие. [8] Однако чем больше отношение правдоподобия отклоняется от 1: 1, тем выше так называемая доказательная ценность доказательства (то есть на одно толкование доказательной силы).Мы рассмотрим подробнее доказательная сила в разделе 3.1 ниже.

Хотя отношение правдоподобия может быть полезно как эвристический прием в анализируя доказательную аргументацию, остается спорным вопрос о том, правильно отражает понятие актуальности. Во-первых, это неясно, что термин «вероятный» в стандарте определения релевантности когда-либо предназначались как ссылка на математическая вероятность. Некоторые утверждали, что актуальность должна быть понимается в широком смысле, так что любое доказательство будет считаться относящимся к делу, поэтому до тех пор, пока он дает некоторые основания в поддержку вывода, что Утверждение фактов, относящихся к делу, является верным или ложным (Пардо 2013: 576–577).

Математическая концепция релевантности оспаривается. На судебное разбирательство, противоборствующие стороны часто представляют конкурирующие отчеты о событиях, которые имеют общие черты. Чтобы использовать Аллена Например, тот факт, что обвиняемые приехали в конкретный город на конкретный день и время соответствуют указаниям обвинения дело о том, что он ехал туда, чтобы совершить убийство, а также с защиты, что он ехал туда, чтобы навестить свою мать. Этот факт, являющийся общей чертой объяснений обеих сторон материальных событий, так же согласуется с гипотезой вины, как с гипотезой невиновности. О зачатии отношения правдоподобия релевантности, этот факт не должен иметь отношения к делу и, следовательно, свидетельствовать о нем не должно быть допущено. Но в таких случаях суд представьте доказательства в (Park et al. 2010: 10). Математическая теория релевантность не может объяснить это. Утверждается, что альтернатива теория релевантности лучше соответствует юридической практике и, следовательно, должна быть предпочтительнее. Согласно объяснительной концепции релевантности, свидетельство имеет значение, если это объясняется или дает повод полагать конкретное объяснение материальных событий, предлагаемое стороной приводить доказательства, и они остаются актуальными даже там, где, как в нашем Например, доказательства также подтверждают или составляют часть объяснения предложенный оппонентом (Пардо и Аллен 2008: 241–2; Пардо 2013: 600).

Один из возможных ответов на вышеуказанный вызов вероятности теория релевантности состоит в том, чтобы отрицать, что она когда-либо была задумана эксклюзивный тест на актуальность . Доказательства актуальны, если отношение правдоподобия отличается от 1: 1. Но доказательства также могут иметь значение по другим причинам, например, когда он предусматривает более богатое повествование или помогает суду понять другие доказательства. Это для этих причины, по которым свидетелям обычно разрешается называть свои имена и стороны могут представить схемы, схемы и планы этажей (так называемые «Доказательные доказательства») в суде (McCormick 2013: 995).Признание доказательств в сценарии, нарисованном Алленом выше было объяснено аналогичным образом (Park et al. 2010: 16).

2.1.3 Логическая значимость в сравнении с юридической значимостью

Концепция релевантности, рассмотренная в предыдущем разделе: широко известное как «логическая релевантность». Это что-то вроде неправильное выражение: «Актуальность - это не вопрос логики, а зависит от вопросы факта »(Haack 2004: 46). В нашем предыдущем примере Актуальность факта наличия у обвиняемого крови группы А зависит от очевидно, о состоянии мира. При том понимании, что релевантность - это вероятностное отношение, заманчиво думать, что в описывая релевантность как «логическую», человек подписывается на логическая теория вероятностей (ср. Франклин 2011). Однако срок "Логическая релевантность" изначально не была придумана коннотации в уме. В криминалистическом контексте «логика» используется свободно и относится к набору исходных убеждений или обобщений и типа рассуждений, которые судьи и адвокаты любит называть «здравый смысл» (MacCrimmon 2001–2002 годы; Твининг 2006: 334–335).

Основная цель использования прилагательного «логический» - отметьте неправовой характер релевантности. Как Тайер (1898: 269) Как известно, актуальность «является делом логики, а не закон ». Это не означает, что актуальность не имеет правового измерения. Закон различает вопросы права и вопросы факта. Актуальный вопрос ставит вопрос права, который должен решать судья. решать, а не присяжные, и насколько релевантность определена в юридических источники (например, в Федеральном правиле доказывания 401 упоминается выше), судья должен учитывать юридическое определение. Но законный определения релевантности всегда очень широки. Об актуальности говорят быть логической и неправовой концепцией в том смысле, что при ответе вопрос актуальности и применение определения релевантности, судья обязательно должен полагаться на внезаконные ресурсы и не связаны юридическими прецедентами. Возвращаясь к Федеральному правилу доказывания 401, в нем обычно говорится, что доказательства имеют отношение к делу, если «они склонность делать факт более или менее вероятным, чем это было бы без доказательство".При решении вопроса о том, являются ли доказательства Приведенная выше тенденция, судья должен смотреть за пределы закон. Тайер был на этом самым настойчивым. По его словам, «[т] он закон не дает проверки на релевантность. Для этого он неявно ссылается на логику и общий опыт »(Thayer 1898: 265). Что любимый цвет обвиняемого - синий, за исключением необычных обстоятельства, не имеющие отношения к вопросу о его намерении совершить воровство. Это говорит нам не закон, а «логика и общее опыт". По мнению Тайера, закон не контролирует или регулировать оценку актуальности; предполагается, что судьи уже обладает (здравым смыслом) ресурсами для выполнения этого оценка.

Вигмор занимает иную позицию. Он возражает против Тайера, эта релевантность - это юридическая концепция. У него две нити раздор. Во-первых, для того, чтобы доказательства имели отношение к закону, Требуется «обычно более высокая степень доказательной ценности» «Чем спросят в обычном рассуждении»;

юридическая значимость означает… нечто большее, чем минимум доказательной ценности.Каждое отдельное доказательство должно иметь плюс значение. (ср. Pattenden 1996–7: 373)

По мнению Вигмора, требование «Плюс ценность» защищает от присяжных удовлетворены незначительными вопросами, могут быть преувеличены предрассудки и поспешные рассуждения »(Wigmore 1983b: 969, ср. 1030–1031). Противники Вигмора признают, что могут быть разумными политическими причинами для исключения доказательств с низким уровнем доказательности значение. Получение доказательств в суде может вызвать множественность вопросов, отнимают слишком много времени и средств, сбивают с толку присяжных или порождают в их уме необоснованные предрассудки.Когда судья исключает доказательства по любой из этих причин, и судья имеет право для этого во многих странах исключены доказательства несмотря на это актуально (например, Федеральное правило США о Свидетельство 403). Актуальность - это отношение между фактами и вышеупомянутые причины исключения являются внешними по отношению к этому отношению; Oни основаны на таких соображениях, как ограничение судебных ресурсы и психология жюри. Понятие «плюс стоимость» путает релевантность с посторонними соображениями (James 1941; Траутман 1952).

В утверждении Вигмора есть и вторая причина: актуальность - это юридическое понятие. Соответствие законно в том смысле, что судья связан ранее рассмотренными делами («судебные прецеденты »), когда он должен принять решение относительно релевантности предлагаемые доказательства.

Пока суды продолжают определять… что их представления о логике таковы, что до тех пор, пока будут существовать нормы закона что необходимо соблюдать. (Wigmore 1983a: 691)

Вигмор цитирует в поддержку решения Кушинга С.J. в деле State v LaPage , где было отмечено:

[T] здесь есть много случаев, когда доказательства конкретные факты как имеющие отношение к конкретным вопросам так часто предмет обсуждения в судах и так часто выносился, что можно сказать, что объединенная логика множества судей и юристов предоставить ... лучшее доказательство того, что может быть должным образом назвал обыкновенным -смыслом, и таким образом приобрел авторитет закон. (1876 г. 57 N.H. 245 at 288 [Верховный суд, Нью-Йорк]). Хэмпшир])

Позиция Вигмора относительно релевантности странным образом расходится с его решительно возражает против того, чтобы судья был связан судебными прецедентами в оценка веса или достоверности доказательств (Wigmore 1913). Больше что важно, вторая часть его аргументов также не устраивает с первой прядью. Если, как утверждает Вигмор, доказательства должны иметь плюс значение, чтобы сделать его юридически значимым, суд должен рассмотреть доказательную ценность доказательства и сопоставить его с количеством время и расходы, которые могут быть затрачены на получение доказательств, наличие других доказательств, риск того, что доказательства будут вводить в заблуждение или сбивает с толку исследователя фактов и так далее. Учитывая, что оценка плюс ценность и, следовательно, юридическая значимость настолько сильно зависит от контекста, что трудно понять, как судебный прецедент может иметь большую ценность в еще один случай определения момента, имеющего юридическое значение (Джеймс 1941: 702).

2.2 Существенность и существующие факты

Мы только что рассмотрели первое условие приемлемости, а именно актуальность. Этот факт A имеет отношение к факту B является недостаточно для подтверждения факта A дебиторская задолженность в суд. Кроме того, B должен быть «материалом» факт. Существенность фактов в конкретном случае определяется закон, применимый к этому делу. В уголовном преследовании это зависит от о законе, который определяет преступление, в котором обвиняется обвиняемый а в гражданском судопроизводстве - закон, устанавливающий элементы правового иск, предъявленный ответчику (Wigmore 1983a, 15–19; Montrose 1954: 536–537).

Представьте себе, что обвиняемый преследуется за преступление изнасилования и поведение предполагаемой жертвы (факт A ) увеличивает вероятность того, что она согласилась на половой акт с обвиняемый (факт B ). По вероятностной теории релевантности, что мы рассмотрели, A имеет отношение к B . Теперь предположим, что предполагаемая жертва - несовершеннолетний. По уголовному праву это не имеет значения давала ли она согласие на половой акт.Если B имеет без правовых последствий, суд не допустит доказательства A к для доказательства B : наиболее очевидное Причина в том, что получение доказательств - пустая трата времени.

Не все существенные факты обязательно оспариваются. Предположим, что истец предъявляет иск ответчику за нарушение договора. По закону контракта, чтобы добиться успеха в этом действии, истец должен доказать следующие три элемента: что между сторонам, что ответчик нарушил договор, и что истец понес убытки в результате этого нарушения.В ответчик может признать, что был договор и что он нарушение его, но отрицать, что истец понес какие-либо убытки в качестве результат этого нарушения. В такой ситуации только последний из существенные факты оспариваются. Следуя терминологии Стивена, оспариваемый материальный факт называется «спорным фактом» (Стефан 1872: 28).

Закон не допускает приведения доказательств, подтверждающих факты, которые несущественны или не являются предметом обсуждения. «Актуальность» - это часто используется в более широком смысле, охватывающем концепции, обсуждение.Доказательства иногда описывают как «Неуместны» не по той причине, что нет логического вывода можно привлечь к утверждению, которое требуется доказать (в нашем Например, A , строго говоря, относится к B ), но потому что это предложение не является существенным или не оспаривается (в нашем например, B не материал). [9] Это более широкое использование термина «Релевантность», хотя в остальном вполне безобидна, не способствовать концептуальной ясности, потому что он объединяет разные концепции (см. James 1941: 690–691; Trautman 1952: 386; Montrose 1954: 537).

2.3 Приемлемость

2.3.1 Допустимость и актуальность

Для получения доказательств должно быть выполнено еще одно условие. в судопроизводстве. Существуют правовые нормы, запрещающие доказательства быть представленным в суде, даже если это имеет отношение к фактическое утверждение, которое является существенным и спорным. Эти правила делают доказательства, к которым они относятся как «неприемлемые» и потребовать от судьи «исключить» его. Два ярких примера таких правил допустимости или правил исключения являются правилом против свидетельств с чужих слов и правила против свидетельств характера.Этот В разделе рассматривается связь между концепцией релевантности и понятие допустимости. Следующий раздел (раздел 2. 3.2) обсуждаются общие аргументы за и против правил исключения или допустимости.

Здесь опять неточная терминология. Допустимость и приемлемость четко не различается. Это общепринято для нерелевантных доказательств или доказательств несущественный факт , который следует описать как «Недопустимый». Это означает, что суд будет отказываться от получения доказательств, если они не имеют отношения к делу или несущественны.Но, что важно, суд также исключает доказательства по причинам, отличным от несущественность и несущественность. Для Монтроуза есть заслуга в ограничение понятия «недопустимость» исключение доказательств, основанных на этих других причинах (Montrose 1954: 541–543). Если доказательства отклонены на основании их неуместности, это, как выразился Тайер (1898: 515), «правило разума, отвергает »; если доказательства отклонены в соответствии с допустимостью или правило исключения, отклонение осуществляется в силу закона. Концепции допустимость и существенность также следует разделять. Это потому что правила допустимости или исключения служат целям и обоснования, отличные от закона, определяющего преступление или гражданское иск, который находится в суде, и именно этот закон определяет существенность фактов в споре.

Тайер (1898: 266, 530) оказал большое влияние на его точку зрения, что закон доказательства не имеют никакого отношения к логической релевантности и что его основной задачей является при рассмотрении вопроса о приемлемости. Если доказательства логически не имеет значения, по этой причине он должен быть исключен.Если доказательства логически значимое, оно будет получено судом, если закон - в форме исключения или допустимости правило - требует исключения. В этой схеме понятие релевантность и концепция приемлемости различны: действительно, правила допустимости предполагают относимость доказательств, к которым они применяются.

Стивен, похоже, придерживается другой точки зрения, в которой концепция приемлемости, очевидно, поглощается концепцией релевантности. Возьмем, к примеру, анализ Стивена правила, что в в целом никакие доказательства не могут быть представлены в доказательство «утверждений относительно факты, установленные лицами, не вызванными в качестве свидетелей », короче говоря, слух (Стивен 1872: 122).Как правило, доказательства не могут быть дано по слухам, потому что это запрещено законом. Тогда вопрос возникает в отношении обоснования этого запрета. Стивена ответ на этот вопрос часто принимается так, что слухи не «Актуальным», и его критикуют за то, что он не видит разница между релевантностью и допустимостью (Whitworth 1881: 3; Thayer 1898: 266–268; Поллок 1876, 1899; Вигмор 1983a: §12). Его критики отмечают, что слухи имеют или могут иметь Доказательная сила и доказательства слухов исключены, несмотря на или независимо от его актуальности.Обобщая, что нет дым без огня, факт, что человек утверждал, что р в заявление, сделанное во внесудебном порядке, имеет или может иметь отношение к вероятность того, что p и p могут быть (логически релевантными) существенный факт в споре.

Интересно, что Стивен, похоже, уступил столько же. Он признал, что полицейский или адвокат занимался подготовкой дела было бы небрежно, если бы он заткнул уши, чтобы слышать слухи. Слухи один из тех фактов, которые «очевидно относятся к делу, но не совсем так что »(Stephen 1872: 122; см. также Stephen 1886: xi).Утверждая эти слухи не имеют отношения к делу, Стивен, похоже, просто констатирует действие закона: закон требует, чтобы слухи рассматривались как не имеет значения. Он предложил множество оправданий для исключения слухи: его допустимость «представляет собой большой соблазн ленивым судьям довольствоваться подержанным отчеты »и« открывают широкие двери для мошенничества », и «[E] очень кто-то будет во власти людей, которые могут сказать ложь, и чьи доказательства нельзя ни проверить, ни противоречит »(Стефан 1872: 124–125).Для его недоброжелателей, это соображения политики и справедливости, и это лишает ясности вложите такие соображения в понятие релевантности.

Хотя критика Стивена бесполезно смешанные допустимость и релевантность (понимается как логическая релевантность), пожалуй, можно сказать что-нибудь в его защиту. Исключительные правила или правила приемлемости - во всяком случае, многие из них - более точно рассматриваются как исключающие формы рассуждения, а не запрещающие доказательства определенных типов фактов (Макнамара 1986).Это, безусловно, верно в отношении правила слухов. На одной авторитетное определение правила (решение Тайного совета в деле Субраманиам против PP , (1956) 1 Weekly Law Reports 965), то что он запрещает, так это использование слухов для доказательства Истина утвержденных фактов в нем. [10] Возражение заключается в выводе о том, что p из внесудебного заявления X , что p если размер X недоступен для рассмотрения в суде.Но суд разрешит доказательства показаний X , основанных на слухах быть допущенным - это позволит подтвердить утверждение - где цель приведения доказательств - убедить суд что X сделал заявление, и этот факт актуален для какая-то другая цель. Например, это может иметь отношение к состоянию о душе человека, слушающего заявление, и его душевном состоянии может быть важным для его защиты в связи с тем, что он действовал под принуждением. Следовательно, два писателя отметили, что «не существует такой вещи, как слух свидетельство , только слухи использует ”(Робертс и Цукерман 2010: 385).

Другие правила допустимости также более точно рассматриваются как целевые на формах рассуждений, а не на типах фактов. В Соединенных Штатах, Федеральное правило доказывания 404 (а) (1) запрещает использование доказательств характер человека "чтобы доказать, что в конкретном случае лицо действовало в соответствии со своим характером »и Федеральный Правило доказывания 404 (b) (1) предусматривает, что доказательства преступления или правонарушения

не допускается для доказательства персонаж, чтобы показать, что в конкретном случае человек действовал в соответствии с персонажем.

Сомнительно, чтобы доказательства наличия у человека характер и прошлое поведение не могут иметь вероятностного отношения к его поведение по определенному поводу; о вероятностной концепции релевантность, трудно понять, почему доказательства не соответствующие. Даже в этом случае могут быть политические, моральные или другие причины для закон, запрещающий определенное использование характерных доказательств. В объявлении факт, не имеющий отношения к конкретной цели, мы не обязательно говоря или подразумевая что-либо о вероятности.Мы можем выражать нормативное суждение. По политическим, моральным или другим причинам закон принимает позиция, которая слышит или характер обвиняемого или предыдущее неправомерное поведение не должно использоваться в качестве предпосылки для конкретного цепочка рассуждений. Аргументация может быть моральной нежелательно («дайте собаке плохую репутацию и повесите ее за это »), или было бы несправедливо разрешить рисование вывод, когда оппоненту не была предоставлена ​​возможность бросить вызов этому (как в ситуации слухов) (Ho 2008: chs.5, 6). Если мы принимаем нормативную концепцию релевантности вместо логической или вероятностный, это не злоупотребление языком для описания недопустимое доказательство как не имеющее отношения к делу, если имеется в виду, что доказательства не следует принимать во внимание определенным образом.

2.3.2 Правила допустимости или исключения

В одном историческом отчете применяются правила допустимости или исключения. продукт системы жюри, в котором граждане, не обученные оценивать доказательства судят по факту.Эти правила появились потому, что считал необходимым держаться подальше от неопытных присяжных определенных типов доказательств, которые могут ввести в заблуждение или быть ими неправильно использованы - для например, доказательства, которым они могут придать слишком большое значение или что несет в себе риск создания несправедливых предрассудков в их умах (Thayer 1898; Wigmore 1935: 4–5). Эпистемический патернализм предположительно в игре (Leiter 1997: 814–5; Allen and Leiter 2001: 1502). Подписка на эту теорию вызвала давление на отмена исключительных правил с упадком системы жюри и замена непрофессионалов профессиональными судьями в качестве присяжных факт.Есть сомнения в исторической достоверности этого Счет; во всяком случае, он не кажется способным объяснить рост всех правил исключения (Morgan 1936–37; Nance 1988: 278–294).

Даже если теория верна, из нее не обязательно следует, что правила исключения должны быть отменены, как только система жюри удалено. Судьи могут быть столь же восприимчивы к тем же когнитивным и другим неудач присяжных, и может возникнуть дополнительный риск того, что судьи могут переоценивать свои когнитивные и интеллектуальные способности в их профессиональная сфера.Следовательно, остается потребность в ограничения правовых норм (Schauer 2006: 185–193). Но Эффективность этих правил в системе без присяжных сомнительна. В процессуальная реальность такова, что судьи должны будут столкнуться с доказательства для принятия решения о его допустимости. Поскольку судья не может можно ожидать, что он сотрет улики из его головы, как только он решил исключить его, кажется бессмысленным исключать свидетельство; мы могли бы также позволить доказательствам и позволить судье дать доказательства той доказательной ценности, которой он заслуживает (Mnookin 2006; Дамашка 2006; ср.Ho 2008: 44–46).

Бентам был ярым критиком правил исключения. Он был много в пользу «свободы доказательства», понимаемой как свободный доступ к информация и отсутствие формальных правил, ограничивающих такой доступ (Твининг 2006: 232, № 65). Непосредственным объектом судебного разбирательства является «Правильность решения», под которым он подразумевает исправление применение материального права к истинным фактам. Исключение соответствующие доказательства - доказательства, способные пролить свет на правда - пагубно для этого.Следовательно, нет соответствующих доказательств следует исключить; единственные исключения, которые он допускает, - это когда доказательства являются излишними или их получение потребует задержка, расходы или досада (Бентам 1827: Книга IX; Бентам 1825: Книга VII; Твининг 1985: гл. 2). Аргумент Бентама был бросали вызов на разных фронтах. Говорят, что он переоценил поиск истины, недооценка процессуальной справедливости и процессуальных прав, и слишком доверяли чиновникам, недооценивая риск злоупотреблений, когда им предоставляется свобода усмотрения, не ограниченная правилами (Твининг 1985: 70–71).

Даже если мы согласны с Бентам в том, что правильность решения является целью судебной процедуры и что достижение точности в установлении фактов необходимо для достижения этой цели, не очевидно, что основанный на правилах подход к приемлемости подорвет эту цель в долгосрочной перспективе. Шауэр отстаивал правила исключения доказательств по Правило-консеквенциалистская линия. Заставить тех, кто проверяет факты, следовать правилам некоторые вопросы вместо того, чтобы позволить им по своему усмотрению осуществлять решение в каждом конкретном случае может привести к наибольшему количеству благоприятные исходы в совокупности.Он носит характер формального правило, что его нужно соблюдать, даже если это может не служить фоновая причина правила. Если считается, что слухи как правило, ненадежен, интерес к точности может быть лучше в целом требовать исключения таких доказательств безотносительно их надежность в отдельных случаях. Учитывая несовершенство человека разум и наши подозрения в способности рассуждать поисковик, позволяющий принимать индивидуальные решения по надежность и допустимость слухов может со временем порождают большую долю неверных суждений, чем основанные на правилах подход (Schauer 2006: 180–185; Schauer 2008).Однако это аргумент основан на большом предположении о вероятных эффектах имея правила исключения и не имея их, и нет сильных эмпирическое основание для предположения, что последствия будут или будут такими же предполагаемый (Goldman 1999: 292–295; Laudan 2006: 121–122).

Другие сторонники правил исключения строят свои аргументы на широкий спектр различных соображений. Литература слишком обширна, чтобы войти в подробности. Вот краткое упоминание некоторых аргументов. На одной теории, некоторые правила исключения - это устройства, которые служат стимулами чтобы юристы представили самые лучшие с эпистемологической точки зрения доказательства, в разумных пределах (Nance 1988).Например, если юристы не разрешено полагаться на доказательства из вторых рук (слухи), они будут вынуждены искать лучшие доказательства (из первых рук). По другой теории, правила исключения распределяют риски ошибки. Опять же, рассмотрим слух. Проблема с тем, чтобы сторона могла полагаться на слухи в том, что у оппонента нет возможности перекрестно допросить оригинал заявителя и, таким образом, лишен важного средства атакуя надежность доказательств. Исключительные правила в в целом изолируйте сторону, против которой требуются доказательства вытекает из риска ошибки, что доказательства, если они будут допущены, представили.Распределение таких рисков называется политическое решение, которое нельзя оставлять на усмотрение индивидуальные исследователи (Stein 2005; ср. Redmayne 2006 и Nance 2007a: 154–164). Также утверждалось, что правило слухов и сопутствующее право на очную ставку перед свидетелями способствует общественному принятие и стабильность судебных приговоров. Если суд полагается на прямые доказательства, он может претендовать на превосходный доступ к фактам (имея слышно, так сказать, изо рта лошади), и это тоже уменьшает риск появления новой информации после испытания для дискредитации вывод, сделанный на основании слухов (первоначальный автор заявления может появиться после суда, чтобы отрицать истинность утверждение, которое было приписано ему) (Nesson 1985: 1372–1375; ср.Park 1986; Goldman 1999: 282; Goldman 2005: 166–167).

Раздел 2 выше касается условия, которые должны быть выполнены для дачи показаний свидетеля, документ или предмет, который должен быть получен в качестве доказательства в юридическом разбирательства. Предположим, судья решает предоставить доказательства представлен на суде. Услышав или увидев доказательства, искатель фактов теперь должен взвесить его, чтобы вынести вердикт. Вес может относятся к любому из следующих трех свойств доказательства: (а) доказательная сила отдельных доказательств, (б) достаточность всей совокупности доказательств, представленных в суде в соответствии с стандарт доказательства, или (c) относительная полнота этой совокупности свидетельство.Первые два аспекта веса известны юридическим практиков, но третий ограничивался академическими обсуждения. Эти три идеи обсуждаются в одном порядке. ниже.

3.1 Доказательная ценность конкретных доказательств

При вынесении вердикта судья по факту должен оценить доказательная сила отдельных доказательств, которые были получил в суде. Концепция доказательной ценности также может сыграть роль на предыдущем этапе (которая была в центре внимания в разделе 2) где судья должен принять решение о том, получать ли доказательства в первом место.Во многих правовых системах, если судья находит доказательную силу предлагаемого доказательства должно быть низким и существенно перевешивать из соображений противодействия, таких как риск причинения несправедливых предубеждения или путаницы, судья может отказать присяжным в слушании или см. доказательства (см., например, Правило 403 Закона США Федеральные правила доказывания).

Понятие доказательной ценности (или, как ее еще называют, доказательной сила) связано с концепцией актуальность. Раздел 2.1.2 выше представил и рассмотрели утверждение, что отношение правдоподобия является мерой актуальность. Резюмируя, вероятность того, что предмет доказательства, E (в нашем предыдущем примере вероятность совпадение группы крови) с учетом гипотезы H (что обвиняемый находится в факт виновности) сравнивается с вероятностью E с учетом отрицание H (что обвиняемый фактически невиновен). До введение E , можно было сформировать некоторое мнение около H на основании других доказательств, которые уже есть.Этот априорное убеждение не влияет на отношение правдоподобия, поскольку его расчет основан на альтернативных предположениях, что H верно, а H - ложно (Kaye 1986a; Kaye and Koehler 2003; ср. Дэвис и Фоллетт 2002 и 2003 гг.). Решения по релевантности обычно делается в ходе судебного разбирательства, когда возражение подняли до введения доказательств. Актуальность пункта доказательства предположительно оцениваются сами по себе, без учета другие доказательства (Мнукин 2013: 1544–5). [11]

Доказательная ценность, как и релевантность, была объяснена с точки зрения отношение правдоподобия (подробные примеры см. в Nance and Morris 2002 и Финкельштейн и Левин 2003). Ранее отмечалось, что доказательства либо относятся к делу, либо нет, и, по преобладающим понимание, это актуально до тех пор, пока отношение правдоподобия отклоняется от 1: 1. Но доказательства могут быть более или менее доказательными в зависимости от значения отношения правдоподобия. В наших предыдущих Например, доказательная ценность соответствия группы крови равна 1.0: 0,5 (или 2: 1), поскольку 50% подозреваемого населения имели ту же группу крови, что и обвиняемый. Но предположим, что группа крови встречается реже и только 25% у подозреваемого населения это есть. Доказательная ценность доказательства составляет теперь 1.0: 0.25 (или 4: 1). В обоих случаях доказательства актуальны; но доказательная сила в последнем случае больше, чем в первом сценарий. Заманчиво описать доказательную ценность как степень релевантности, но это будет вводить в заблуждение, поскольку актуальность в законе двоичная концепция.

Есть второй способ думать о доказательной ценности.На вторая точка зрения, но не первая, доказательная ценность предмета доказательства оцениваются контекстуально. Доказательная ценность E может быть низким, учитывая одно состояние другого доказательства, и существенным, учитывая другой набор других доказательств (Friedman 1986; Friedman and Park 2003; ср. Дэвис и Фоллетт 2002, 2003). Где другие доказательства показывает, что женщина умерла, упав с эскалатора в торговом центре пока она ходила по магазинам, история супругов ее мужа батарея вряд ли будет иметь доказательную силу в доказательстве того, что он несет ответственность за ее смерть.Но где другие доказательства показывают, что жена умерла от травм в супружеском доме, и вопрос в том, были ли травмы получены в результате случайного падения с лестница или нанесенная мужем, то же свидетельство супружеской батарея теперь будет иметь значительную доказательную ценность.

По второй точке зрения, доказательная сила доказательства ( E ) не измеряется просто отношением правдоподобия, как на первый взгляд. Под пробным значением понимается степень который E увеличивает (или уменьшает) вероятность предложение или гипотеза ( H ) в поддержку (или против) который ведется E .Доказательная ценность E измеряется разница между вероятностью H при E ( апостериорная вероятность) и вероятность H отсутствует E (априорная вероятность) (Friedman 1986; James 1941: 699).

Доказательное значение \ (E = P (H | E) - P (H) \)

\ (P (H | E) \) (апостериорная вероятность) получается путем применения Теорема Байеса, то есть путем умножения предшествующего вероятность по отношению правдоподобия (см. обсуждение в разделе 3.2.2 ниже). На настоящее мнение, в то время как отношение правдоподобия само по себе не измеряет доказательная ценность E , тем не менее, он является важным компонентом в оценка.

Большая трудность с обеими математическими концепциями доказательная ценность, которую мы только что рассмотрели, заключается в том, что для большинства доказательств получение цифр, необходимых для вычисления отношения правдоподобия, проблематично (Allen 1991: 380). Исключительно количественные базовые ставки данные существуют, как в нашем примере группы крови.Где объективные данные недоступен, специалист по установлению фактов должен опираться на предыдущий опыт и знания, чтобы придумать субъективные ценности. В нашей группе крови Например, решающим фактором при вычислении отношения правдоподобия было процент «подозреваемого населения», у которого были такие же группа крови обвиняемого. «Эталонный класс» - это общий статистический термин для обозначения роли, которую подозреваемое население играет в этом анализе. Как должен эталонный класс Определить «подозрительную популяцию»? Стоит ли нам смотреть на население страны в целом или города или улицы где произошло предполагаемое убийство? Что, если бы это произошло в международный аэропорт, где большинство людей - иностранцы посетители? Или что, если будет показано, что и обвиняемый, и потерпевший были во время предполагаемого убийства сокамерниками той же тюрьмы? Должны ли мы тогда брать тюремное население в качестве эталонного класса? В распределение групп крови может отличаться в зависимости от того, какая ссылка класс выбран.Скептики математического моделирования доказательной значение подчеркивают, что данные из разных ссылочных классов будут иметь различная объяснительная сила и выбор эталонного класса открыты для контекстных аргументов и должны быть предметом требует суждения; нет априорного способа определение правильного эталонного класса. (Об эталонном классе проблема в установлении юридических фактов, см. в дополнение к ссылкам, приведенным в остальная часть этого раздела - Коливан, Риган и Ферсон 2001; Культиваторы 2005; Аллен и Робертс 2007.

Некоторые авторы предложили поддающиеся количественной оценке способы выбора или помощь в выборе соответствующего эталонного класса. На одной предложения, суду не нужно искать оптимальные эталонный класс. Общая характеристика состязательной системы суд заключается в том, что судья играет пассивную роль; это дело сторон придумать аргументы, на которые они хотят опираться, и предоставить доказательства в поддержку своих аргументов. Этот состязательная настройка делает проблему эталонного класса более управляемой поскольку суду нужно только решить, какой из эталонных классов полагался по сторонам предпочтительнее.И это можно сделать применяя один из множества технических критериев, которые статистики разработаны для сравнения и выбора статистических моделей (Cheng 2009 г.). Другое предложение - использовать статистический метод Вместо этого «выбор функции». Идеальный эталонный класс - это определяется пересечением всех соответствующих характеристик дела, и функция актуальна, если она соотносится с рассматриваемым вопросом (Франклин 2010, 2011: 559–561). Например, если сумма есть основания полагать, что наркотики, которые могут быть ввезены контрабандой, связаны с аэропорт, через который он переправляется контрабандой, страна происхождения и период времени, и нет никаких доказательств того, что какая-либо другая функция в зависимости от того, какие данные доступны, идеальным эталонным классом является класс контрабандистов наркотиков, проходящих через этот аэропорт из в этой стране и в тот период времени.Оба предложения признанные ограничения: не в последнюю очередь они зависят от наличие подходящих данных. Кроме того, как подчеркивает Франклин, в то время как статистические методы «содержат советы о том, как суды должны судить о количественных доказательствах », они делают это« таким образом, чтобы дополняет обычный интуитивный юридический аргумент, а не заменяет его по формуле »(Франклин 2010: 22).

Проблема эталонного класса не ограничивается вероятностными оценка доказательной силы отдельных доказательств.Это общая трудность математического подхода к юридическим доказательство. В частности, такая же проблема возникает на вероятностном толкование стандарта доказывания, когда суд должен определить, соблюдается ли стандарт на основе всех доказательств Приведены по делу. Эта тема исследуется в разделе 3.2 ниже, но это удобно на данном этапе, чтобы проиллюстрировать, как проблема эталонного класса может также возникают в этой связи. Пусть будет так, что истец подает в суд на Blue Автобусная компания о взыскании компенсации за травмы, полученные в результате несчастный случай.Истец дает показания, и суд полагает на основании из его показаний, что его сбил автобус, который по неосторожности приехал. К сожалению, в то время было темно, и он не может сказать, Автобус принадлежал компании Blue Bus. Предположим далее, что существует также доказательства, подтверждающие, что Blue Bus Company владеет 75% автобусов в городе, где произошла авария, а оставшиеся 25% находятся в собственности компании Red Bus. Никаких других доказательств не представлено. Чтобы использовать данные как основание для вывода, что существует 0.75 вероятность, что автобус участвовавший в аварии, принадлежал Blue Bus Company, казалось бы, привилегия эталонного класса «автобусов, работающих в город »по сравнению с другими возможными эталонными классами, такими как« автобусы курсируя по улице, где произошла авария »или« автобусы действующие в данный момент »(Аллен и Пардо 2007a: 109). Различные эталонные классы могут давать очень разную вероятность соотношения. Очень важно, как выбрать эталонный класс, и это в конечном итоге вопрос аргументов и суждений.Любой выбор ссылки класс (кроме класса, который разделяет каждую особенность конкретный инцидент, который, по сути, является самим уникальным инцидентом) в принципе оспаривается.

Критики математизации юридических доказательств поднимают этот вопрос как пример неотъемлемых ограничений математического моделирования доказательная ценность (Аллен и Пардо 2007а). [12] Аллен и Пардо предлагают альтернативу - объяснительную теорию юридическое доказательство. Они утверждают, что эта теория имеет преимущество избегая проблемы эталонного класса, потому что он не пытается количественно оценить доказательную ценность (Пардо 2005: 374–383; Пардо и Аллен 2008 год: 261, 263; Пардо 2013: 600–601).Предположим, мужчину обвиняют убийства своей жены. Имеются доказательства его внебрачного дело. Уникальная доказательная ценность неверности обвиняемого не могут быть математически вычислены из базовых статистических показателей неверность и уксорициды (мужья убивают жен). При оценке доказательной ценности, суду следует вместо этого рассмотреть, насколько сильно доказательства неверности подтверждают объяснение материала события, выдвинутые стороной, приводящей доказательства, и насколько сильно он оспаривает объяснение, предложенное оппонентом.Например, обвинение может представить доказательства в поддержку своей версии что обвиняемый хотел избавиться от жены, чтобы жениться его любовница, и защита может продвигать альтернативную теорию что пара была необычной тем, что мирилась с внебрачными дел и никогда не позволял этому влиять на их любовные отношения. Как доказательная ценность доказательств неверности зависит от сила объяснительных связей между ним и конкурирующими гипотезы, и это не то, что можно количественно оценить.

Но разногласия в этой дискуссии не так велики, как могло бы быть. появляются. Критики признают, что формальные модели оценки доказательств в законе может быть полезно. Они возражают против

стипендия доказывая… что такие модели установить правильную или точную доказательную силу доказательств, и таким образом подразумевая, что любые отклонения от таких моделей приводят к неточным или иррациональные исходы. (Аллен и Пардо 2007b: 308)

С другой стороны, признается, что там являются пределами математической формализации доказательных рассуждений в закон (Франклин 2012: 238–238) и этот контекст, аргументы и суждение действительно играет роль в определении эталонного класса (Nance 2007b).

3.2 Достаточность доказательств и стандарты доказательства

3.2.1 Математическая вероятность и стандарты доказательства

В разделе 3.1 выше мы сконцентрирован на весе доказательств в смысле доказательной ценности отдельных доказательств. Понятие веса также может применяться ко всей совокупности доказательств, представленных в суде; Вот «Вес» обычно называют «достаточностью доказательств ». Закон возлагает юридическое бремя доказывания между стороны спора.Например, на уголовном процессе обвиняемые считается невиновным, и обвинение несет бремя доказывания что он виновен по обвинению. Чтобы обеспечить осуждение, тело доказательства, представленные в суде, должны быть достаточными для удовлетворения стандарт доказывания. В общем, вердикт будет вынесен в в пользу стороны, несущей юридическое бремя доказывания, только если, имея рассмотрев все доказательства, установщик фактов убежден, что применимый стандарт доказывания соблюден. Стандарт доказательства был даны разные интерпретации.

Согласно одной интерпретации стандартом доказательства является вероятностный порог. В гражданских делах стандартом является «баланс вероятности »или, как это более популярно в США называют Утверждает, что «перевес доказательств». Истец удовлетворяет этому стандарту и преуспевает в своем требовании, только если есть, по всем доказательствам, представленным по делу, вероятность его утверждение верно. В уголовных процессах стандарт виновного приговор является «доказательством, не вызывающим разумных сомнений».Здесь вероятностный порог считается намного выше 0,5, но суды избегали любых попыток авторитетной количественной оценки. Обычно условное значение, такое как 0,9 или 0,95, принимается писатели ради обсуждения. Чтобы обвинение обеспечило обвинительный приговор, доказательства, представленные в суде, должны установить уголовное обвинение с степенью вероятности, которая пересекает это порог. Где, как в США, есть промежуточный стандарт «четких и убедительных доказательств», который зарезервированный для особых случаев, вероятностный порог, как говорят, лежит где-то между 0.5 и порог доказательства сверх разумных сомневаюсь.

Каплан был одним из первых, кто применил теорию принятия решений для разработки рамки для установки вероятностного порога, который представляет стандарт доказывания. Поскольку внимание в этой области права имеет тенденцию быть на избежание ошибок и их нежелательных последствий, он считает удобным сосредоточиться на бесполезности, а не на полезности. В ожидаемая бесполезность результата - продукт бесполезности (в широком смысле, социальные издержки) такого результата и вероятность этот результат.Суду обычно доступны только два варианта: в уголовных делах он должен либо признать виновным, либо оправдать обвиняемого и в по гражданским делам он должен вынести решение либо за истца, либо за ответчик. В уголовном процессе должно быть принято решение о осужденный, где ожидаемая бесполезность решения об оправдании больше, чем ожидаемая бесполезность приговора. Это так, чтобы свести к минимуму ожидаемые неудобства. Чтобы поместить это в форму уравнения:

\ [ П \ textit {Dag}> (1-P) \ textit {Dci} \]

П - вероятность того, что обвиняемый виновен на основании из всех доказательств, представленных по делу, Dag является бесполезность оправдания виновного и Dci является бессмысленность осуждения невиновного человека.Аналогичный анализ применяется к гражданским делам: ответчик должен быть привлечен к ответственности, если ожидаемая бесполезность признания его невиновным, хотя на самом деле он ответственность превышает ожидаемую бесполезность признания его виновным, когда он фактически не несет ответственности.

При таком подходе лицо должно быть осуждено только за преступление. где P больше:

\ [ \ frac {1} {1+ \ frac {\ textit {Dag}} {\ textit {Dci}}} \]

Та же формула применяется в гражданских делах, за исключением того, что два утилиты ( Dag и Dci ) должны быть заменены их гражданскими эквивалентами (сформулированными с точки зрения бесполезности вынесение судебного решения истцу, который фактически не заслуживает его и бесполезность вынесения приговора ответчику, который на самом деле не заслуживает этого).В этой формуле решающий детерминант мерилом доказательства является соотношение двух бесполезностей. в в гражданском контексте бесполезность ошибки в одном направлении считается равно бесполезности ошибки в другом направлении. Следовательно, a вероятность ответственности более 0,5 будет достаточной для решение о вынесении приговора против ответчика (см. Redmayne 1996: 171). Ситуация такая разные в уголовном процессе. Dci , бесполезность осуждение невиновного человека считается гораздо большим чем Dag , бесполезность оправдания виновного человек. [13] Следовательно, порог вероятности осуждения должен быть очень большим. выше 0,5 (Kaplan 1968: 1071–1073; см. также Cullison 1969).

Возражение против этого анализа состоит в том, что он неполный. Нет Достаточно сравнить цену ошибочных вердиктов. Полезность правильное осуждение и полезность точного оправдания должны также следует учитывать и учитывать в уравнении (Lillquist 2002: 108). [14] Это приводит к следующей модификации формулы для задания стандарт доказывания:

\ [ \ frac {1} {1+ \ frac {\ textit {Ucg} - \ textit {Uag}} {\ textit {Uai} - \ textit {Uci}}} \]

Ucg - это утилита для осуждения виновных, Uag - полезность оправдания виновного, грн. - полезность оправдания невиновных и Uci полезности осуждения невиновный.

Поскольку соответствующие коммунальные услуги зависят от обстоятельства, такие как серьезность преступления и тяжесть наказания, теоретико-решающее рассмотрение стандарта Казалось бы, доказательство, как для простой, так и для модифицированной версии, приводит к выводу, что вероятностный порог должен отличаться от от случая к случаю (Lillquist 2002; Bartels 1981; Laudan and Saunders 2009 г.). Другими словами, стандарт доказательства должен быть гибким или плавающий. Эта точка зрения считается проблематичной.

Во-первых, он не соответствует описанию. Закон требует от суда применять фиксированный стандарт доказывания для всех случаев в рамках соответствующего категория. Теоретически все уголовные дела регулируются одной и той же высшей стандартные и все гражданские дела регулируются одним и тем же более низким стандартом. Тем не менее, неясно, придерживаются ли на самом деле сборщики фактов строго в соответствии с установленным стандартом доказательства (см. Kaplow 2012: 805-809).

Аргумент лучше интерпретировать как нормативный аргумент - как продвижение претензии о том, каким должен быть закон, а не каким он является.Стандарт доказательства должен варьироваться от случая к случаю. Но это Предложение встречает второе возражение. Для удобства возражение будет разрабатываться в криминальной среде; в принципе, гражданские стороны имеют те же два права, которые мы обозначим. По словам Дворкина (1981), моральный вред возникает как объективный моральный факт, когда человек ошибочно признан виновным в совершении преступления. Моральный вред отличается от чистый вред (в виде боли, расстройства, лишения свободы и т. д.), которое понесло незаконно осужденное и наказанное человек.При этом обвиняемые имеют право не быть осужденными, если невиновны, они не имеют права на самую точную процедуру возможно для установления их вины или невиновности. Однако они делают имеют право придавать определенное значение или важность риск морального вреда при разработке процессуальных и доказательственных правил которые влияют на уровень точности. Обвиняемые имеют дальнейшее право на последовательную оценку важности морального вреда и это дополнительное право проистекает из их права на равную заботу и уважение.Теория Дворкина подразумевает настоящие дебаты. Можно утверждать, что принятие плавающего стандарта доказательство нарушило бы второе право, поскольку оно означает лечение обвиняемых по-разному в отношении оценки важность избежания морального вреда. Эта разница в лечении отражается в разном уровне риска причинения морального вреда, которому они разоблачены.

Есть третье возражение против плавающего стандарта доказательство. Пичинали (2013) рассматривает установление фактов как теоретическое упражнение это вызывает вопрос, что думать о спорных факты.Что считается «разумным» для целей применение стандарта доказывания вне разумных сомнений соответственно это вопрос теоретических, а не практических рассуждений. Вкратце, теоретические рассуждения связаны с тем, во что верить, тогда как практические рассуждения о том, что делать. Только причины для веры уместен в теоретических рассуждениях. Хотя соображения, касающиеся оценка полезности и бесполезности дает основания для действий, они не являются основанием полагать, что обвиняемый вина.Следовательно, теорию принятия решений нельзя использовать для поддержки переменной. применение стандарта доказывания вне разумных сомнений.

Третья критика гибкого стандарта доказательства не прямо бросить вызов теоретико-аналитическому анализу стандарта доказательство. При таком анализе может показаться, что максимизация ожидаемая полезность является критерием выбора подходящего вероятностный порог для применения, и он больше не играет роли в принятие решения о том, соблюдается ли этот порог, однажды выбранный, на доказательства, представленные по данному делу.Это не несовместимо с анализ теории принятия решений, чтобы настаивать на том, что вопрос соблюдение выбранного порогового значения должно полностью регулироваться эпистемологические соображения. Однако можно утверждать, что то, что считается веская или достаточно веская теоретическая причина для суждения, и, следовательно, вера в то, что что-то правда, зависит от контекста, например как то, что поставлено на карту в вере в то, что это правда. На кону больше судебный процесс, связанный со смертной казнью, чем в случае мелких магазин-подъемник; соответственно, должны быть более сильные эпистемологические обоснованность признания вины в первом, чем во втором дело.Философская литература по эпистемическому контекстуализму и относящиеся к интересам отчеты об знаниях и обоснованных убеждениях были использован для поддержки варианта стандарта доказательства (Ho 2008: ch. 4; см. также Amaya 2015: 525–531). [15]

Предпосылка третьего критического замечания состоит в том, что проверяющий факт должен сделать вывод о спорном фактическом предложении на основании его веры в предложении. Это спорно. Убеждения непроизвольны; мы не может поверить во что-то, просто решив в это поверить.В преобладающее мнение состоит в том, что убеждения не зависят от контекста; в любом случае момент, мы не можем поверить во что-то в одном контексте и не поверить в это в другой. С другой стороны, юридическое установление фактов предполагает выбор и принятие решений, и оно зависит от контекста; например, доказательства, достаточно веские, чтобы оправдать установление факта в гражданском дело может быть недостаточно веским, чтобы оправдать тот же вывод в уголовное дело с более высокой степенью доказуемости. Это было утверждал, что установщик фактов должен основывать свои выводы не на том, что он верит, но принимает то, что принимает (Cohen 1991, 1992: 117–125, Beltrán 2006; ср.Picinali 2013: 868–869). Вера и принятие - это пропозициональные отношения: это разные отношения что можно иметь в отношении предложения. В роли Коэна (1992: 4) объясняет,

принять, что p должен иметь или принять политика предположения, постулирования или постулирования то р. - т.е. включения этого предложения или правила среди предпосылок для решения, что делать или думать в конкретный контекст.

3.2.2 Возражения против использования математической вероятности для интерпретации стандартов доказательства

Понимание стандартов доказательства с точки зрения математики вероятности спорны.Говорят, что он поднимает ряд парадоксы (Коэн 1977; Аллен 1986, 1991; Аллен и Лейтер 2001; Редмэйн 2008). Вернемся к нашему предыдущему примеру. Ответчик, Компания Blue Bus владеет 75% автобусов в городе, где истец был травмирован автобусом, управляемым по неосторожности, а оставшиеся 25% принадлежит компании Red Bus. Никаких других доказательств не представлено. Уходя помимо проблемы эталонного класса, описанной выше, существует 0,75 вероятность того, что авария была вызвана автобусом, принадлежащим ответчик.О вероятностной интерпретации применимых стандарт доказательства (то есть баланс вероятностей), доказательства должны быть достаточными, чтобы оправдать вердикт в в пользу истца. Но все юристы согласятся, что доказательств недостаточно. Загадка в том, почему это так. Различный были предприняты попытки решить эту загадку (для обзоров этих попытки, см. Енох и Фишер 2015: 565–571; Редмэйн 2008, Хо 2008: 135–143, 168–170). О решении, предложенном Томсон, статистические данные (75% владения автобусами) не соответствуют действительности. причинно связанный с доказываемым фактом (авария) и как таковые не могут оправдать веру или знание факта (Thomson 1986).Но сомнительно, что суд должен стремиться к знанию оспариваемого факта, а не просто точности его вывода (Енох, Спектр и Фишер 2012; Енох и Фишер 2015).

Есть еще один парадокс в математической интерпретации стандарт доказывания. Это «парадокс соединения». Чтобы выиграть гражданский иск (или уголовное преследование), истец (или обвинение) должны будут доказать существенные факты - или «Элементы» - составляющие гражданский иск (или уголовное обвинение), которое рассматривается судом (см. обсуждение «Существенность» в разделе 2.2 выше). Представьте себе иск по закону о халатности, основанный на двух элементы: нарушение ответчиком обязанности проявлять осторожность (элемент A ) и причинение вреда истцу (элемент B ). Чтобы выиграть В случае, истец юридически обязан доказать A и B . Для простоты пусть A и B будут взаимно независимые события. Предположим, что доказательства устанавливают A с вероятностью 0,6 и B с вероятностью 0.7. О математическая интерпретация гражданского стандарта доказательства, истец должен добиться успеха в своем иске, поскольку вероятность с по каждому из элементов превышает 0,5. Однако, согласно правило умножения обычного исчисления вероятностей, вероятность того, что A и B истинны, является произведением их соответствующие вероятности; в этом примере это всего 0,42 (получается умножением 0,6 на 0,7). Таким образом, общая вероятность больше того, что ответчик заслуживает победы, чем то, что истец заслуживает победы, но приговор выносится в пользу истец.

Один из способов избежать парадокса конъюнкции - занять позицию что каждого элемента должно быть недостаточно, чтобы пересечь вероятностный порог; истец (или обвинение) должен выиграть только если вероятность истца (или обвинение) в целом превышает применимые вероятностный порог. Итак, в нашем примере истец должен проиграть так как общая вероятность ниже 0,5. Но это предполагало решение неудовлетворительное. Требуемый уровень общей вероятности затем включит, сколько элементов гражданского иска или уголовного заряд бывает.Чем больше элементов, тем выше уровень вероятности, до которого в среднем должен быть доказано. Это считается произвольным и, следовательно, нежелательным. В виде два комментатора отметили, что юридическое определение кражи содержит больше элементы, чем это для убийства. Уголовное право не во всем одинаковое страны. Мы можем принять следующее в качестве удобного приближения каков закон в некоторых странах: убийство - это (1) действие, повлекшее смерть человека (2), совершенная с намерением причинить смертью, и чтобы составить кражу, должно быть (1) намерение забрать собственность, (2) нечестное изъятие собственности, (3) изъятие имущество, принадлежащее другому лицу, и (4) отсутствие согласие этого человека.Поскольку преступление воровства содержит в два раза больше количество элементов по сравнению с убийством, отдельные элементы для кража должна быть доказана с гораздо более высокой степенью вероятности (чтобы вероятность их соединения пересечь общий порог), чем отдельные элементы для гораздо большего тяжкое преступление в виде убийства (Allen and Leiter 2001: 1504–1505). Это интуитивно неприемлемо.

Еще одно предложение по разрешению парадокса конъюнкции - отойти от мышления о стандарте доказательства как о количественном пороге абсолютная вероятность и истолковать ее вместо этого как вероятность соотношение.Специалист по установлению фактов должен сравнить вероятность доказательства представленный в суде в соответствии с теорией истца по делу с вероятностью наличия доказательств по мнению ответчика теория дела (два не нужно добавлять к 1), и вынести вердикт в сторону с большей вероятностью (Cheng 2013). Одна критика эта интерпретация стандарта доказательства состоит в том, что он игнорирует и не дает оснований для игнорирования разницы, с которой вероятность превосходит другую, и разница в вероятности может существенно различаются для разных элементов корпуса (Аллен и Стейн 2013: 598).

Есть более глубокая проблема с вероятностной концепцией стандарт доказывания. Не кажется удовлетворительным интерпретация вероятности, соответствующая криминалистическому контексту. В Единственный вероятный кандидат - это субъективное значение вероятности согласно которому вероятность понимается как сила вера. Доказательств достаточно, чтобы соответствовать правовым стандартам Доказательство на спорный вопрос о том, например, это достаточно, чтобы оправдать положительный вывод о том, что обвиняемый убил жертву - только если установщик фактов, рассмотрев доказательства, формирует достаточно твердое убеждение, что обвиняемый убил жертву.Руководство по обработке доказательств и формы убеждения можно найти в математической теореме, известной как Байесовская теорема; это метод, с помощью которого идеальный рациональный поиск фактов пересматривал или обновлял свои убеждения в свете новых свидетельство. [16] Чтобы вернуться к нашему предыдущему гипотетическому сценарию, предположим, что поисковик изначально полагает, что обвиняемый может быть виновен 1: 1 («предыдущие шансы») или, иначе говоря, что вероятность вины 0,5. Затем установщик фактов получает доказательства того, что кровь типа А была обнаружена на месте преступления и что у обвиняемого кровь группы А.Пятьдесят процентов населения имеет эту группу крови. При байесовском подходе апостериорные шансы равны рассчитывается путем умножения предыдущих шансов (1: 1) на вероятность соотношение (которое, как мы видели в разделе 2.1.2 выше - 2: 1). Вера исследователя в шансы виновности теперь следует изменить на 2: 1; вероятность вины сейчас увеличился до 0,67 (Lempert 1977).

Появилась субъективистская байесовская теория установления юридических фактов. под атакой (см. в целом Amaya 2015: 82–93; Pardo 2013: 591).Во-первых, как мы уже видели в разделе 3.1, определение отношений правдоподобия очень проблематично. Во-вторых, байесовская теория нечувствительна к вес доказательств, который, грубо говоря, представляет собой количество доказательств, которые доступен. Эта критика и концепция веса являются дальнейшими исследовано в разделе 3.3.

В-третьих, в то время как байесовская теорема предлагает метод обновления вероятности в свете новых данных, ничего не говорится о том, что начальная вероятность должна быть. В пробной версии начальная вероятность не может быть установлена ​​равной нулю, поскольку это означает уверенность в невиновность обвиняемого.Никакие новые доказательства не могут сделать разница; независимо от отношения правдоподобия доказательств, умножение это по нулю (априорная вероятность) все равно будет иметь апостериорную вероятность нулевая. С другой стороны, начиная с начального вероятность также проблематична. Особенно это касается преступника дело. Чтобы начать судебное разбирательство с некоторой вероятностью вины, нужно иметь искатель фактов, изначально предполагающий, что обвиняемый виновен и это нелегко согласовать с презумпцией невиновность.(Tribe 1971: 1368–1372; ср. Posner 1999: 1514, предлагая начать испытание с предварительными шансами 50:50, раскритиковал Фридман 2000.)

В-четвертых, до сих пор мы полагались на простоту иллюстрации сильно упрощенные и, следовательно, нереалистичные примеры. В В реальных случаях обычно есть несколько зависимых элементов доказательства и вероятности всех возможных сочетаний этих элементы, которых много, необходимо будет вычислить. Эти вычисления слишком сложны, чтобы их могли выполнять люди (Каллен 1982: 10–15).Невозможность соблюдения Байесовская модель подрывает ее предписывающую ценность.

В-пятых, согласно Хааку, байесовская теория ошибочна. наоборот. Важна не сила само убеждение искателя фактов. Стандарт доказательства должен быть понимается вместо этого с точки зрения того, что разумно для специалист по установлению фактов, чтобы верить в свете представленных доказательств, и это вопрос степени, в которой убеждение обосновано доказательство. Доказательства юридически достаточны, если они гарантируют оспоренные фактические утверждения в степени, требуемой законом.Будь фактическое утверждение подтверждается доказательствами того, насколько сильно доказательства подтверждают утверждение о том, как независимо защитить доказательства есть, и сколько соответствующих доказательств доступно поиск фактов (то есть полнота доказательств - см. дальнейшее обсуждение в разделе 3.3 ниже). Хаак против определения степени гарантии с математические вероятности. Степени гарантии не соответствуют аксиомы стандартного исчисления вероятностей. Например, где доказательства слабые, ни p , ни нет - p не могут быть оправданы; напротив, вероятность p и вероятность not- p необходимо добавить до 1.Далее, где вероятность p и вероятность q меньше 1, вероятность того, что p и q являются продуктом вероятность p и вероятность q меньше, чем вероятность того и другого. С другой стороны, степень ордера для соединения p и q может быть выше, чем ордер на или. [17] (См. Haack 2004, 2008a, b, 2012, 2014 для юридическое применение ее общей теории эпистемологии.Для нее общую теорию эпистемологии, см. Haack 1993: ch. 4; Хаак 2009: гл. 4; Хаак 2003: гл. 3.)

В-шестых, исследования в области экспериментальной психологии показывают, что специалисты по установлению фактов не оценивают доказательства по отдельности и в однонаправленный способ, требуемый математической моделью (Amaya 2015: 114–5). Вместо этого используется целостный подход, когда отдельные элементы доказательств объединены в большие когнитивные структуры (называемые по-разному как «ментальные модели», «Рассказы», ​​«рассказы» и «теории дело »), и они оцениваются в глобальном масштабе с точки зрения правовых определение оспариваемого преступления или гражданского иска (Pennington и Hastie 1991, 1993; Пардо 2000).Рассуждения не продвигаются линейно от доказательства к заключению; это двунаправленный, идущий вперед и назад: как учет фактов доказательства склоняют его к тому или иному вердикту, его склонность к такому выводу часто приводит пересмотр его оригинального восприятие и его оценка доказательств (Саймон 2004, 2011).

Холистический характер доказательной аргументации, раскрытый этими исследования вдохновили альтернативные теории, которые нематематический характер.Одна из уже упомянутых альтернатив - это «Объяснительная» или «относительная правдоподобность» теория, выдвинутая Алленом вместе с Пардо и другими сотрудниками (Аллен 1986, 1991, 1994; Пардо 2000; Аллен и Лейтер 2001; Аллен и Jehl 2003; Пардо и Аллен 2008; ср. Нэнси 2001, Фридман 2001). [18] Они утверждают, что искатели фактов не рассуждают так, как по байесовской модели. Вместо этого они участвуют в создании объяснения или гипотезы на основе имеющихся доказательств в процессе абдуктивные рассуждения или рисование «умозаключений к лучшему объяснение », и эти конкурирующие объяснения или гипотезы сравниваются в свете свидетельство. [19] Сравнение не является гипотезой с отрицанием этого. гипотеза, где вероятность гипотезы сравнивается с вероятность его отрицания. Вместо этого проводится сравнение одного гипотеза с одной или несколькими конкретными альтернативными гипотезами как отстаиваемый стороной или созданный самим установщиком фактов. На этот подход, правдоподобие X, фактическое изложение дела который устанавливает вину обвиняемого или подсудимого ответственность, сравнивается с правдоподобностью гипотезы Y, a конкретная альтернативная версия, которая указывает на обвиняемого невиновность или отсутствие ответственности ответчика, и может быть более одной такой конкретной альтернативной учетной записи.

Согласно этой теории, свидетельств достаточно, чтобы удовлетворить преобладание стандарта доказательства, когда наилучшая из имеющихся гипотез который объясняет доказательства и лежащие в основе события, включает в себя все элементы иска. Таким образом, в случае халатности наилучшая доступная гипотеза должна включать в себя нарушение обязанности забота истца и причинение вреда ответчику, поскольку эти являются элементами, которые должны быть доказаны для успешной юридической Запрос. Для промежуточного уровня «ясно и убедительно» стандарт доказательства, должно быть наилучшее доступное объяснение существенно лучше, чем альтернативы.Установить стандарт доказательства вне разумных сомнений, должно быть правдоподобное объяснение доказательств, которое включает в себя все элементы преступления и, кроме того, не должно быть правдоподобного объяснения, которое соответствует невиновности (Пардо и Аллен 2008: 238–240; Пардо 2013: 603–604).

Считается, что сама теория относительной правдоподобия ряд недостатков. Во-первых, теория описывает оценку правдоподобия как выражение суждения, которое предполагает использование различные критерии, такие как согласованность, последовательность, простота, консистенция и многое другое.Однако теория отрывочна относительно значения правдоподобия и критерии оценки правдоподобия оставлены в основном не проанализированы. [20]

Вторая критика теории относительной правдоподобности состоит в том, что несмотря на предполагаемое использование «вывода лучших объяснение »аргументация, приговор не контролируется лучшее объяснение. Например, даже если обвинение гипотеза лучше, чем гипотеза защиты, будь очень хорошим. В этих обстоятельствах суд должен отклонить гипотезу обвинения, хотя она и является лучшей из альтернативы (Laudan 2007).Один предложил смягчить эту критику состоит в том, чтобы предъявить определенные требования к эпистемологическим усилиям, которые проверяющий факт должен принять (например, будучи достаточно прилежным и тщательным) в построении набора гипотез, из которых должно быть выбран (Amaya 2009: 155).

Третья критика направлена ​​на целостные теории доказательной рассуждения в целом, а не конкретно относительно правдоподобия теория. Хотя может быть описательно верно, что искатели фактов решают приговоры путем целостной оценки правдоподобия конкурирующих объяснения, гипотезы, рассказы или фактические теории, которые основанные на доказательствах, такие формы рассуждений могут скрывать предвзятость и предрассудки, которые имеют больше шансов разоблачить системный подход, такой как байесовский анализ (Twining 2006: 319; Саймон 2004, 2011; Гриффин 2013).Гипотеза, построенная поиск фактов может быть сформирован на подсознательном уровне предвзятым обобщение или предыстория обвиняемого, основанная на определенная особенность, скажем, его раса или сексуальная история. Индивидуализируя это особенность и подвергнув ее байесовскому исследованию, имеет желаемый эффект помещения обобщения или фонового убеждения под в центре внимания и вынуждают исследователя столкнуться с проблемой предубеждение.

3.3 Вес доказательств как степень доказательной полноты

Третья идея доказательной силы подсказана этой идеей Кейнс (1921: 71):

По мере увеличения количества соответствующих доказательств, имеющихся в нашем распоряжении, величина вероятности аргумента может уменьшиться или увеличиваться, в зависимости от того, как новое знание усиливает неблагоприятное или благоприятное свидетельство; но что-то кажется увеличиться в любом случае - у нас есть более существенный основание, на котором основывается наш вывод.Я выражаю это тем, что присоединение новых доказательств увеличивает вес аргумент. Новые доказательства иногда снижают вероятность аргумент, но он всегда будет увеличивать «Вес».

Проще говоря, мы можем рассматривать вес в контексте юридических установление фактов как количество доказательств в суде. Вес отличим от вероятности. Вес доказательств может быть высоким и математическая вероятность мала, как в ситуации, когда обвинение приводит множество доказательств, направленных на изобличение обвиняемый, но у защиты есть непоколебимое алиби (Cohen 1986: 641).И наоборот, состояние доказательств, представленных по делу, может установить достаточную степень вероятности - достаточно высокую, чтобы пересечь предполагаемый порог доказательства математической концепции стандарта доказательства - и все же не имеют достаточного веса. в широко обсуждаемый парадокс привратника, единственный доступный доказательства показывают, что обвиняемый был одним из тысячи зрителей на родео-шоу и что только четыреста девяносто девять билетов были выпущен. Организатор шоу подает на ответчика в суд за разбитие ворот.Математическая вероятность того, что ответчик был нарушителем ворот, равна 0,501, что соответствует вероятностному порогу гражданской ответственности. Но, согласно принципу отрицания математической вероятности, существует вероятность 0,499, что ответчик оплатил свои Вход. В этих условиях интуитивно несправедливо находить его несет ответственность (Cohen 1977: 75). Возможное объяснение того, что его не нашли ответственность заключается в том, что доказательства являются слишком надуманными или недостаточными вес.

Сторонники математической концепции стандарта доказательства стояли на своем, даже признавая, что вес имеет роль в байесовском анализе доказательной ценности и достаточность доказательств.Если сторона не представит соответствующих доказательств который находится в его распоряжении, в результате чего суду предстоят доказательства недостаток, это может сделать против него неблагоприятный вывод, когда вычисление апостериорной вероятности (Kaye 1986b: 667; Friedman 1997). Один из критических замечаний по поводу этого подхода состоит в том, что в отсутствие сведения об отсутствующих доказательствах, нанесение отрицательного вывод открыт для возражения против произвола (Nance 2008: 274). Еще одно возражение заключается в том, что руководство сторон поведение, связанное с сохранением и представлением доказательств, должно быть оставлено судьям, а не присяжным.Что может сделать судья для оптимизации доказательная сила должна возлагать бремя доказывания на партии и заставить ее пострадать от неблагоприятного установления факта, если он не может предоставить доказательства. Это послужит стимулом для сторона действовать таким образом, чтобы способствовать заинтересованности в доказательствах полнота (Nance 2008, 2010).

Коэн предлагает создать стандарт доказательства. полностью в силу доказательной силы, которая, по его теории, зависит от количества тестов или проблем, к которым гипотеза рассматривается в суде.Он предлагает отчет о юридических установление фактов с точки зрения учета индуктивной вероятности, которая была Вдохновленный работами таких писателей, как Фрэнсис Бэкон и Дж. Милл. Индуктивная вероятность работает иначе, чем классическое исчисление. вероятности. Он основан на индуктивной поддержке здравого смысла. обобщение, позволяющее сделать соответствующий вывод. Индуктивная поддержка обобщения оценивается в соответствии с количество тестов, которые он прошел, или, другими словами, по степени устойчивости к фальсификации соответствующими переменные.Индуктивная вероятность аргумента равна степень надежности индуктивной опоры для обобщения что покрывает аргумент.

Доказательство вне разумных сомнений представляет максимальный уровень индуктивная вероятность. Обвинение может попытаться убедить суд сделать вывод о том, что обвиняемый виновен в краже со взломом, представив доказательства, подтверждающие, что он был найден поблизости от дом жертвы поздно ночью с украденным предметом на ему. Этот вывод подтверждается обобщением, которое обычно если сразу после кражи со взломом обнаружен незнакомец с украденный предмет он намеренно удалил сам.Защита может попытаться опровергнуть вывод, показав, что обобщение не применяется в конкретном случае, например, путем представления доказательства того, что обвиняемый нашел предмет на улица. Гипотеза обвинения теперь оспаривается или ставится к тесту. В качестве ответного шага он может предоставить доказательства для установления что объект не мог лежать на улице, поскольку якобы. Если обобщения, на которых основывается версия обвинения остальное пережить вызовы со стороны защиты в любой точке, а затем вина доказана сверх разумного сомневаюсь. [21] Та же структура рассуждений применяется в гражданском контексте, за исключением того, что в гражданском деле истцу удается доказать преимущество доказательств до тех пор, пока вывод, который он должен доказать, более индуктивно вероятно, чем его отрицание. (Коэн 1977, 1986; ср. Schum 1979.) [22]

Теория Коэна, кажется, требует, чтобы каждый тест, выдвинутая гипотеза может быть однозначно и объективно разрешена. Но обычно это не так. В нашем примере мы не можем быть полностью убежден, что обвиняемый нашел или не нашел предмет на улице, и наша оценка будет включать вынесение суждения о том, что не менее субъективен, чем суждения, необходимые при применении стандартная вероятностная концепция доказательства (Nance 2008: 275–6; Schum 1994: 261).

юридических, общедоступных и неопубликованных материалов // Purdue Writing Lab

Эта страница предоставлена ​​вам OWL в Университете Пердью. При печати этой страницы вы должны включить полное юридическое уведомление.

Авторские права © 1995-2018, Лаборатория письма и СОВ при Университете Пердью и Пердью. Все права защищены. Этот материал нельзя публиковать, воспроизводить, транслировать, переписывать или распространять без разрешения. Использование этого сайта означает принятие наших условий добросовестного использования.


Резюме:

В этом разделе содержится информация о методе форматирования и цитирования документа The Chicago Manual of Style . Эти ресурсы соответствуют семнадцатому изданию Чикагское руководство по стилю , которое было выпущено в 2017 году.

Общие правила для общедоступных и неопубликованных материалов

Примечания и библиографические записи для общедоступных документов, как и другие документы, должны включать элементы, необходимые для поиска элементов.Эти важные элементы часто включают следующее:

  • Страна, город, штат, провинция, округ и т. Д.
  • Законодательный орган, исполнительный орган, суд, бюро, правление, комиссия или комитет и т. Д.
  • Дочерние подразделения
  • Заголовок документа или собрания, если есть
  • Индивидуальный автор (редактор или составитель), если указан
  • Номер отчета или любой другой идентификатор, необходимый или полезный для поиска конкретного документа
  • Издатель, если он не является издателем

Сноска или сноска (N):

1.Имя Фамилия, «Название документа» (идентификатор типа источника, место публикации, год публикации), номер (а) страницы.

Соответствующая библиографическая запись (B):

Фамилия, Имя. «Название документа». Идентификатор типа источника, место публикации, год публикации.

Правовые и государственные документы

Правовые материалы и другие правительственные документы следует цитировать с использованием сносок, концевых сносок и / или предложений для цитирования (с пунктами, включающими ту же информацию, которая требуется в сноске).Печатные копии источников, как правило, предпочтительнее цифровых, хотя проверенные цифровые источники приемлемы.

При написании статей для юридических журналов или других юридических изданий эти источники обычно не требуется цитировать в библиографии или на странице ссылок. Сами по себе предложения с цитированием являются приемлемой формой цитирования, если в документе есть лишь несколько юридических ссылок (для получения дополнительной информации см. Чикагское руководство по стилю, 17-е изд., Разделы 14.269-305 и 15.58.)

Решения и дела судов

Примечания к судебным делам должны включать название дела, номер, номер тома, сокращенное имя (имена) репортера и, в скобках, сокращенное название суда и дату.Полные названия дел набираются латинскими буквами, а в последующих сокращенных цитатах краткая форма названия дела выделяется курсивом. Предполагается, что цитаты относятся к решениям в целом, если только конкретная страница не процитирована с использованием «at» (см. Пример 3 ниже). CMOS предлагает следующие примеры примечаний в разделе 14.276:

  1. United States v. Christmas, 222 F.3d 141, 145 (4-й округ 2000 г.).

  2. План распределения прибыли против Mbank Dallas, N.A., 683 F. Supp. 592 (Н.D. Tex. 1988).

  3. Christmas, 222 F.3d at 145. Суд также отметил, что по делу United States v. Sokolow, 490 US 1, 7 (1989), полиция может ненадолго задержать человека без вероятной причины, если полицейский считает, что преступная деятельность «может иметь место. . » Рождество, 222 фута, 3 дня на 143; см. также Terry v. Ohio, 392 U.S. 1 (1968).

Диссертация

Тезисы и названия диссертаций выделяются кавычками, а не курсивом, но цитируются во всех других случаях, как книги.В указанном порядке укажите имя, заголовок, тип документа, учебное заведение и дату. Если элемент был найден в Интернете, укажите URL-адрес или DOI (см. Рекомендации по цитированию сетевых источников).

N:

1. Тара Хостетлер, «Тела в состоянии войны: бактериология и рассказы о носителях« брюшного тифа Мэри »» (магистерская диссертация, Университет штата Флорида, 2007 г.), 15–16.

В:

Хостел, Тара. «Тела в состоянии войны: бактериология и рассказы носителей« Брюшной Мэри ».'”Магистерская работа, Университет штата Флорида, 2007 г.

Письма и неопубликованные рукописи

Письма и неопубликованные материалы, которые не были заархивированы, можно цитировать, как и другие неопубликованные материалы, с заменой информации о местонахождении на такие формулировки, как «частное собрание Тринити Овермайер» или «в собственности автора». Местоположение не указано.

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *