Умышленное причинение вреда средней тяжести: УК РФ Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление / КонсультантПлюс

Содержание

Столичными дознавателями продолжается расследование уголовного дела по факту умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью

В полицию поступило сообщение о конфликте в центре столицы. Сотрудники полиции в течении четырёх минут прибыли на место происшествия, где было установлено, что двое мужчин нанесли телесные повреждения 32-летнему жителю столицы.

Потерпевший на месте происшествия отказался от медицинской помощи, после чего все участники конфликта были доставлены в территориальный отдел полиции для разбирательства.

Пострадавший не высказывал жалоб на здоровье и после опроса в отделе полиции убыл самостоятельно в лечебное учреждение.

Около 11 часов дня в дежурную часть УВД по ЦАО из медицинского учреждения поступила телефонограмма о том, что к ним обратился 32-летний мужчина с травмами, полученными от неизвестных в ходе конфликта в центральной части города.

Задержанные при поступлении телефонограммы находились в отделе полиции, где с ними проводились процессуальные действия.

Ими оказались двое молодых людей 2003 года рождения — граждане России, уроженцы г. Читы, студенты юридических факультетов ВУЗов Москвы.

В течении суток дознавателем УВД по ЦАО г. Москвы в отношении задержанных возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 112 УК РФ «Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью».

В настоящее время граждане задержаны в порядке ст. 91 УПК РФ.

Запланировано назначение судебно-медицинской экспертизы, по результатам которой будет принято соответствующее процессуальное решение.

Расследование уголовного дела продолжается.

Комментарий начальника пресс-службы ГУ МВД России по г. Москве Владимира Васенина

Подписывайтесь на МВД МЕДИА в

Вернуться в раздел

«Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, из хулиганских побуждений» :: Официальный сайт Боготольского района

В мае 2015 года Боготольским районным судом рассмотрено уголовное дело по обвинению Ш. , 1977 года рождения, в совершении преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ – умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, не опасного для жизни человека и не повлекшего последствий, указанных в ст. 111 УК РФ, из хулиганских побуждений.

Дознанием и судебным следствием установлено, что в октябре 2014 года в вечернее время Ш., в районе автозаправочной станции, расположенной на 611 км автодороги М-53 «Байкал», из хулиганских побуждений, нанес комбайнеру А. не менее трех ударов кулаком в область лица с левой стороны, чем причинил средний тяжести вред его здоровью.

В ходе судебного заседания Ш. вину в совершении данного преступления не признал в полном объеме, пояснил, что в день совершения преступления находился дома со своими родными.

Допрошенный в ходе судебного заседания потерпевший А. указал, что в этот день, в 20-ом часу, перегонял комбайн с ремонта из деревни Боготольского района на поле. Когда повернул на автодорогу М-53, возле автобусной остановке, его «подрезал» автомобиль «Жигули». А. спустился с комбайна. Из автомобиля вышли двое мужчин, один из которых был Ш., который стал его оскорблять нецензурной бранью, предъявлять претензии, почему А., двигаясь на комбайне, не уступил ему дорогу, А. ничего не успел ответить Ш., как тот нанес ему три удара кулаком в челюсть слева в одно и то же место. Ранее он с Ш. не знаком, конфликтов между ними не было, поводов оговаривать подсудимого, у него нет. Комбайн, который он перегонял в поле, занимал две полосы движения, а также весь выезд на М-53, жатка комбайна 7 метров, двигается он со скоростью 20 – 25 км/ч.

На основании всей совокупности исследованных в ходе судебного следствия доказательств, вина Ш. в совершении преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ нашла свое полное подтверждение.

Так, в соответствии с пунктом 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.11.2007 № 45 «О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений» под уголовно наказуемыми деяниями, совершенными из хулиганских побуждений, следует понимать умышленные действия, направленные против личности человека или его имущества, которые совершены без какого-либо повода или с использованием незначительного повода. При этом для правильного установления указанных побуждений в случае совершения виновным насильственных действий в ходе ссоры либо драки судам необходимо выяснять, кто явился их инициатором, не был ли конфликт спровоцирован для использования его в качестве повода к совершению противоправных действий. Если зачинщиком ссоры или драки явился потерпевший, а равно в случае, когда поводом к конфликту послужило его противоправное поведение, лицо не подлежит ответственности за совершение в отношении такого потерпевшего преступления из хулиганских побуждений.

Во-первых, в данной ситуации, как следует из показаний потерпевшего, двигаясь по дороге на комбайне, у которого ширина жатки составляет 7 метров, он объективно не мог уступить дорогу Ш., что свидетельствует о незначительности повода к причинению А. вреда здоровью.

Во-вторых, когда Ш. «подрезал» А., то есть резко встал на своем автомобиле впереди комбайна, А. спустился с комбайна, думая, что что – то случилось, и в этот момент он не мог предполагать, что сейчас у него с Ш.

будет конфликт и не был к нему готов.

В-третьих, когда Ш. предъявил А. претензию о том, что последний не уступил ему дорогу, то А. не успел ему ничего ответить, как Ш. нанес ему удары кулаком в челюсть, что свидетельствует об отсутствии между Ш. и А. обоюдного конфликта, а соответственно, А. никак не мог вызвать к себе личную неприязнь со стороны Ш., поскольку не успел ни только оскорбить его, но даже и что – либо ответить, сказать. Действия Ш. по отношению к А., выразившие в причинении ему телесных повреждения, были для А. неожиданностью.

Судом учтено и то, что ранее А. и Ш. между собой знакомы не были, каких – либо конфликтов между ними не возникало.

Кроме того, место совершения преступления является общественным. Используя такой незначительный повод, Ш. пренебрег нормами поведения, принятыми в обществе, в том числе и на дороге, среди участников дорожного движения, и противопоставил себя окружающим, поскольку совершил данное преступление на глазах у других водителей (так например Г.

, житель Тюхтетского района, показания которого были оглашены в судебном заседании, проезжающий мимо места преступления, явился очевидцем происходящего).

Ш., ранее не судим, на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит, по месту жительства характеризуется удовлетворительно, не работает, привлекался к административной ответственности, заявлений и жалоб на Ш. от родственников и соседей в правоохранительные органы не поступало.

В качестве обстоятельства, смягчающего наказание Ш., судом учтено наличие малолетних детей у виновного наличие малолетних детей.

Обстоятельств, отягчающих наказание подсудимого, по уголовному делу не установлено.

Приговором Боготольского районного суда Ш. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 112 УК РФ и ему назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 1 год 8 месяцев с отбыванием наказания в колонии – поседении.

В настоящее время приговор в отношении Ш. не вступил в законную силу, так как обжалован сторонами.

Старший помощник прокурора

юрист 1 класса                                                                                                            Д.В. Белякова

Статья 112 УК РФ за причинение вреда здоровью средней тяжести

Здоровье — наибольшая ценность любого человека. Переступая черту и причиняя умышленный вред здоровью, злоумышленник рискует оказаться на скамье подсудимых. Какую статью ему вменят, зависит от тяжести нанесенных увечий. Мы рассмотрим, какие действия преступника, приведшие к временной утрате трудоспособности, караются законом, и что ему грозит за причинение средней тяжести вреда здоровью по ст. 112 УК РФ.

Понятие и признаки вреда здоровью средней тяжести

Вред, причиненный здоровью человека, — это нарушение физиологической функции его органов и тканей из-за стороннего физического, химического, биологического или психического воздействия. Какой тяжести причинен вред, устанавливает только судебно-медицинская экспертиза. Проводя исследование, специалисты опираются на положения Постановления Правительства РФ № 522. Так, вред средней тяжести характеризуется:

  • длительным расстройством здоровья — больничный лист выдают на три недели и более;
  • значительной стойкой утратой общей трудоспособности — от 10% до 30%.

Средняя тяжесть вреда здоровью не позволяет человеку трудится более 21 дня.

Главная особенность причинения средней тяжести вреда здоровью — отсутствие опасности для жизни пострадавшего. Само же преступление совершается с прямым умыслом. Злоумышленник намеренно наносит жертве вред, понимая негативные последствия своих действий.

К средней тяжести вреда здоровью относятся вывихи мелких суставов, перелом нескольких ребер на одной стороне, потерю пальца или фаланги, повреждение мягких тканей. Но все перечисленное не должно оказывать опасного влияния на жизнь пострадавшего, иначе деяние переквалифицируют на тяжкий вред здоровью (ст. 111 УК РФ).

Вред здоровью средней тяжести — это неопасное для жизни человека длительное расстройство здоровья или стойкая утрата трудоспособности менее, чем на 1/3.

Состав преступления по статье 112 УК РФ

Для возбуждения уголовного дела по ст. 112 УК РФ, важно однозначно определить, умышленно нанесен средний вред тяжести здоровью или непреднамеренно. Умысел может быть:

В данном случае все понятно — преступник находился в нормальном психическом состоянии и отчетливо понимал, что причиняет жертве вред.

С косвенным умыслом не все так просто. Человек понимал, что он делает, но не хотел и не собирался причинять вред здоровью потерпевшего. Например, злоумышленник не сдержался и толкнул обидчика. Пострадавший упал и сломал себе несколько ребер.

Субъектом может выступать только вменяемый человек. И хотя причинение средней тяжести вреда здоровью — преступление небольшой тяжести, уголовная ответственность наступает с 14 лет.

Объект преступления — общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья граждан. При этом необходимо доказать причинную связь между деянием и последствиями в виде причинения средней тяжести вреда здоровью.

По ст. 112 УК РФ привлекают с 14 лет и только психически здоровых злоумышленников.

Квалифицирующие признаки

Статья 112 Уголовного кодекса РФ вменяется только за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью. При этом в части второй указываются квалифицирующие признаки деяния, за которые предусмотрена более серьезная ответственность:

  • от действий обвиняемого пострадали два или более человек;
  • преступление совершено из хулиганских побуждений, с использованием оружия, в издевательской форме, по мотивам ненависти или вражды к различным социальным группам, конфессиям или расе;
  • вред средней тяжести причинен малолетнему ребенку или беспомощному человеку, лицу из-за его работы или служебного положения;
  • в нападении участвовало организованная группа или по предварительному сговору.

Если преступление сопровождается хотя бы одним из указанных фактов, это классифицируется, как отягчающие обстоятельства.

Наказание по 112 статье УК РФ

За преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 112 УК РФ, злоумышленнику грозит:

  • ограничение свободы до трех лет;
  • принудительные работы до трех лет;
  • арест до шести месяцев;
  • лишение свободы до трех лет.

Рассматривая дела по ст. 112 ч. 1 УК РФ, суды обычно не приговаривают к тюремному заключению. Получить реальный срок может только ранее судимое лицо или совершившее преступление в период УДО.

Как правило, по ч. 1 ст. 112 УК РФ суды назначают наказание в виде ограничения или лишения свободы условно.

Приведем пример

Дмитрий и Василий распивали спиртные напитки в парке. Между ними возник спор, который превратился в бурную перебранку. Василий не выдержал и нанес Дмитрию несколько ударов рукой по голове. Испугавшись содеянного, Василий убежал. Дмитрий вызвал скорую помощь и его госпитализировали. Судебно-медицинская экспертиза диагностировала сотрясение головного мозга и ушибы мягких тканей шеи. Дмитрию причинен вред здоровью средней тяжести. Суд приговорил Василия к двум годам условно по ч. 1 ст. 112 УК РФ.

Учитывая большую общественную опасность квалифицированных видов преступлений, связанных с причинением средней тяжести вреда здоровью, ч. 2 ст. 112 УК РФ содержит только один вид наказания — тюремное заключение до 5 лет. На сколько лет отправится злоумышленник в колонию зависит от того, какой именно квалифицирующий признак ему вменен.

За причинение средней тяжести вреда здоровью при отягчающих обстоятельствах можно сесть в тюрьму на 5 лет.

Можно ли избежать уголовной ответственности по ст. 112 УК РФ?

По статье 112 УК РФ возможно освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим. Но прекращение уголовного дела за примирением сторон — это право, а не обязанность суда. Он учтет характер и степень общественной опасности содеянного, личность подсудимого и жертвы, был ли компенсирован причиненный преступлением вред.

Злоумышленник может загладить вину, помириться с потерпевшим и избежать наказания по ст. 112 УК РФ.

Куда обращаться, если вас избили?

Причинение средней тяжести вреда здоровью относится к делам публичного обвинения. Начать расследование могут как по заявлению жертвы, так и на основании иных документов (например, рапорта сотрудника полиции).

Заявление можно подать в ближайшее отделение МВД. Написать его не сложно: укажите свои Ф.И.О., адрес проживания и телефон, информацию об обидчике, опишите обстоятельства, время и место нанесения телесных повреждений. В конце заявления поставьте дату и подпись.

Скачать образец заявления в полицию об избиении

Чтобы не терять время, рекомендуем сначала пройти медосмотр, а затем подавать заявление вместе с заключением эксперта. Его примут, зарегистрируют и проведут проверку в течение трех суток. По ее итогам станет известно, возбудят уголовное дело по ст. 112 УК РФ или нет.

Компенсация за причинение вреда здоровью средней тяжести

Помимо судимости по статье 112 УК РФ, обвиняемый рискует получить гражданский иск от жертвы о возмещении морального и материального вреда.

Материальная компенсация — это потраченная сумма за пребывание в больнице и расходы на медицинские препараты. Она может взыскиваться только после прохождения лечения и реабилитации. Все затраты пострадавший должен подтвердить чеками, квитанциями, выписками из медицинской книжки и т.д.

С компенсацией морального вреда дело обстоит сложнее. Суд сам устанавливает ее сумму, опираясь на показания жертвы, перенесенные ей переживания и платежеспособность обвиняемого.

За причинение средней тяжести вреда здоровью можно взыскать компенсацию, обратившись в суд с исковым заявлением.

Подведем итог

Несмотря на то, что указанное в ст. 112 УК РФ преступление относится к категории небольшой и средней тяжести, оно несет крайне негативные последствия для обоих участников. Пострадавший вынужден проходить длительное лечение из-за полученных травм и не работать более 21 дня. Виновник же может лишиться свободы на 5 лет — это серьезное наказание за поступок, которого можно было избежать.

ВИДЕО: Адвокат по уголовным делам расскажет, какая ответственность предусмотрена статьей 112 Уголовного кодекса РФ за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью

Эмоциональный дистресс — Преднамеренное причинение эмоционального стресса

Когда действия одного человека причиняют эмоциональную или психическую травму другому, потерпевший может получить компенсацию за ущерб, причиненный психическим стрессом. Стресс может быть вызван преднамеренным, безрассудным или небрежным поведением; однако в случаях небрежного причинения эмоционального стресса (НИЭД) порог травматизма выше, чем в случаях умышленного/неосторожного причинения эмоционального дистресса (НИЭД).

Каковы элементы преднамеренного причинения эмоционального стресса?

IIED возникает, когда человек посредством экстремального или возмутительного поведения умышленно (или по неосторожности) причиняет другому человеку серьезный эмоциональный стресс, психическую травму и/или телесные повреждения.

Для установления факта правонарушения не обязательно иметь телесные повреждения. Истец может взыскать убытки как за эмоциональный вред, так и за физический вред, причиненный поведением. IIED является очень трудным деликтом для установления.

Примеры IIED:

Лицо А работает на лицо Б. Лицо Б регулярно домогается человека А, говоря человеку А, что он хочет делать с ней в постели и как он расскажет об этом всем в офисе . Человек А страдает от сильного эмоционального стресса, который включает в себя страх подвергнуться сексуальному насилию, страх потерять работу из-за того, что он не поддастся на его ухаживания, а также сильную потерю веса и язву. Человек А может быть в состоянии восстановить для IIED.

У A&B был сын, которого похитили несколько лет назад. Однажды появляется человек C и говорит A&B, что знает, что случилось с их сыном, но не раскрывает того, что знает. Выяснилось, что он ничего не знал о местонахождении или о том, что случилось с ребенком. В результате его действий A&B оба получают серьезную эмоциональную травму; Даже выкидыш беременности из-за стресса.

Каковы элементы небрежного причинения эмоционального стресса?

NIED возникает, когда небрежное поведение человека вызывает психические расстройства.Чаще всего в случаях NIED помимо морального вреда истцу необходимо причинить физический вред. Однако из этого правила есть исключения.

Пример NIED: Доктор А проверил ВИЧ-статус пациента Б. Пациент Б на самом деле ВИЧ-отрицательный, но когда врач А получает результаты, он небрежно берет результаты пациента С и сообщает пациенту Б, что он является ВИЧ-позитивным. Доктору А требуется 6 месяцев, чтобы заметить свою ошибку. За это время пациент Б страдал тяжелой депрессией, однажды пытался покончить жизнь самоубийством и начал принимать высокотоксичные лекарства от ВИЧ, от которых ему стало очень плохо.Пациент B может выздороветь от NIED (и, возможно, от врачебной ошибки).

Я стал жертвой IIED или NIED:

  • Обратитесь за медицинской/психологической помощью
  • Задокументируйте свое требование
  • Ваше время для подачи иска ограничено; свяжитесь с опытным юристом по травмам

В этой области права могут произойти изменения. Предоставленная информация доводится до вас как общественная служба с помощью редакторов-добровольцев по юридическим вопросам и предназначена для того, чтобы помочь вам лучше понять закон в целом.Он не предназначен для предоставления юридической консультации по вашей конкретной проблеме или замены консультации юриста.

Умышленное причинение эмоционального стресса | Векс | Закон США

Обзор

Правонарушение преднамеренного причинения эмоционального стресса (IIED) происходит, когда кто-то действует отвратительно или возмутительно с намерением причинить другому человеку серьезные эмоциональные страдания, например, угрожая причинением вреда в будущем.

  1. Ответчик действует
  2. Поведение подсудимого возмутительно
  3. Ответчик действует с целью вызвать у потерпевшего настолько сильный эмоциональный стресс, что можно ожидать неблагоприятного воздействия на психическое здоровье
  4. Поведение подсудимого вызывает такие страдания

Первая поправка Ограничения ответственности IIED

Определенные преднамеренные действия, которые могут соответствовать prima facie делу для IIED (особенно в отношении компонентов возмутительного поведения), могут не подпадать под деликтную ответственность как IIED, в зависимости от лица, против которого направлено поведение или кто совершает действие.

Как правило, суд не возлагает деликтную ответственность на ответчика, который вредно отзывается об общественных деятелях.

Кроме того, согласно делу Texas v. Johnson (1989), «правительство не может запрещать выражение идеи только потому, что общество считает эту идею оскорбительной или неприятной».

Возможные способы защиты

Если истец дает согласие ответчику на возмутительное поведение, то суды, скорее всего, не сочтут такое поведение возмутительным, тем самым отклонив иск prima facie.

Кроме того, контекст также имеет значение. Если поведение совершается в ситуации, в которой оно может считаться нормальным или уместным, то утверждение prima facie, скорее всего, будет отвергнуто.

Юрисдикционная разновидность

В некоторых юрисдикциях ответственность IIED будет расширена путем изменения prima facie случая. Вместо того, чтобы требовать, чтобы действия ответчика вызывали эмоциональный стресс у предполагаемого истца, в некоторых юрисдикциях допускается, что даже если ответчик направляет поведение истца А, но кто-то из близких истца А (истец Б) испытывает серьезные эмоциональные расстройства, тогда истец Б может предъявить иск IIED против ответчика.

Современные тенденции ответственности IIED

В деле Снайдер против Фелпса (2010 г. ) Верховный суд дал сигнал об отказе от наложения ответственности за IIED. Суд отменил вердикт суда присяжных, который установил ответственность IIED : «[Применение деликта IIED] будет представлять слишком большую опасность того, что присяжные накажут [ответчика] за его взгляды на вопросы, представляющие общественный интерес».

Для получения дополнительной информации о влиянии дела Снайдер против Фелпса на ответственность IIED см. эту заметку Йельского юридического журнала, эту заметку Обзора права Университета Миссури и эту заметку Обзора права Северо-Западного университета.

 

 

Проблемы диагностики и современные перспективы

Нейропсихиатр Dis Treat. 2020; 16: 101–112.

Jill M Hooley

1 Факультет психологии, Гарвардский университет, Кембридж, Массачусетс, 02138, США

Кэтрин Р Фокс

2 Факультет психологии Денверского университета, Денвер, Колорадо, 80210, USA

Chelsea Boccagno

1 Факультет психологии, Гарвардский университет, Кембридж, Массачусетс, 02138, США

1 Факультет психологии, Гарвардский университет, Кембридж, Массачусетс, 02138, США

2 Факультет психологии Денверского университета, Денвер, Колорадо, 80210, USA

Для переписки: Джилл М. Хули Факультет психологии Гарвардского университета, 33 Kirkland Street, Cambridge, MA, 02138,, США, телефон: +1617 495-9508, электронная почта [email protected]

Поступила в редакцию 20 июля 2019 г .; Принято 15 октября 2019 г.

Эта работа опубликована и лицензирована Dove Medical Press Limited. Полные условия этой лицензии доступны по адресу https://www.dovepress.com/terms.php и включают лицензию Creative Commons Attribution — некоммерческая (неперенесенная, версия 3.0) (http://creativecommons.org/licenses/). by-nc/3.0/). Получая доступ к работе, вы тем самым принимаете Условия. Некоммерческое использование работы разрешено без какого-либо дополнительного разрешения от Dove Medical Press Limited при условии, что работа правильно указана.Чтобы получить разрешение на коммерческое использование этой работы, см. параграфы 4.2 и 5 наших Условий (https://www.dovepress.com/terms.php). Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Несуицидальное самоповреждение (NSSI) включает преднамеренное и преднамеренное повреждение тканей тела, которое происходит при отсутствии суицидальных намерений. Типичные примеры здесь могут включать самопорезы, поджоги или удары по себе. Такое поведение в корне тревожит и сбивает с толку. Это также тот случай, когда самоповреждающее поведение любого рода противоречит фундаментальному инстинкту выживания.В прошлом подобное поведение рассматривалось как членовредительство и считалось формой ослабленного самоубийства. Многое изменилось с течением времени, кульминацией чего стало включение расстройства NSSI в DSM-5 как состояние, требующее дальнейшего изучения. В этом обзоре мы описываем эволюцию конструкции NSSI и рассматриваем текущие вопросы ее диагностики и оценки.

Ключевые слова: несуицидальное членовредительство; NSSI, расстройство NSSI, членовредительство, самоубийство, DSM-5, диагноз

Предыстория

Чтобы начать что-то понимать, мы должны уметь это идентифицировать и определить.Если термины и понятия не будут ясны, научный прогресс, естественно, будет медленным. За последние 20 лет изучение того, что мы сейчас называем несуицидальным самоповреждением (NSSI), стало предметом широкого интереса. В этом обзоре мы прослеживаем эволюцию NSSI как независимой клинической конструкции, подчеркивая последние изменения в концептуализации NSSI и обращая внимание на остающиеся вопросы и проблемы.

Историческая перспектива

Клинический интерес к поведению, связанному с преднамеренными актами самоповреждения, восходит к 1930-м годам и к психоаналитику Карлу Меннингеру.Меннингер использовал термин членовредительство, считая такие действия формой ослабленного самоубийства. 1 После этого в ранней литературе все несмертельные и преднамеренные формы членовредительства рассматривались как попытки самоубийства, независимо от того, было ли выражено намерение совершить самоубийство. 2 , 3 Однако не все одобрили такой подход. В 1969 году Крейтман, Филип, Грир и Бэгли отметили, что «подавляющее большинство пациентов, обозначенных таким образом, на самом деле не предпринимают попыток самоубийства» (стр. 746–7). 4 Другие жаловались, что термин «попытка самоубийства» в настоящее время неправильно применяется к действиям с самыми разными намерениями […], которые все выражаются в сходных типах поведения, а именно в актах самоотравления или членовредительства. (стр. 31) 5

Подкрепляя этот тезис, в 1983 г. Паттисон и Кахан 6 отметили, что не все акты самоповреждения можно классифицировать как суицидальные; вместо этого они заметили, что многие люди намеренно причиняют себе физический вред и ущерб без какого-либо намерения убить себя.

Помимо дебатов о мотивации актов самоповреждения, распространение описательных терминов для описания саморазрушительного поведения создало путаницу. 7 , 8 Такие термины, как «парасуицид», 4 «самоповреждение», 5 , 9 деликатный синдром самопореза 10101 10101 или «несмертельное преднамеренное членовредительство» 11 — все они использовались для описания самоповреждающего поведения, которое не привело к смерти.Это имело место независимо от того, сообщалось ли о намерении самоубийства или нет.

Однако в последние годы возросла поддержка определения суицидального поведения, основанного на намерениях. 12 В своей широко известной книге 1987 года «Тела в осаде» Армандо Фавацца 13 описал как исторические, так и современные проявления членовредительства и заложил основу для систематических исследований по этой теме. Он также определил членовредительство как «преднамеренное разрушение или изменение тканей тела без сознательного суицидального намерения.(см. 14 стр. xviii). Хотя намерение трудно измерить, признание важности намерения в определении суицида и несмертельного суицидального поведения позволило продвинуться в изучении NSSI. В частности, это способствовало разделению самоповреждающего поведения (широкая и общая категория) на суицидальное поведение (которое предполагает наличие хотя бы некоторого намерения умереть) и несуицидальное самоповреждающее поведение. В последнем случае нет намерения умереть.

Что мы подразумеваем под NSSI?

Чтобы поведение было классифицировано как NSSI (согласно как определению Фавацца, так и диагностическим критериям DSM-5), оно должно быть преднамеренным и преднамеренным. Случайно порезаться — это не NSSI. Однако в некоторых случаях роль интенциональности может быть сложно установить. Например, NSSI иногда возникает во время диссоциативных эпизодов. 15 Если человек занимается NSSI, когда он оторван от реальности, можно ли считать NSSI преднамеренным? Конечно, если мотивом самоповреждения в таких случаях является желание что-то почувствовать, то, возможно, можно предположить некоторую степень интенциональности.Тем не менее, пример самоповреждения, происходящего в контексте диссоциации, подчеркивает важность разработки более четкого определения интенциональности в той мере, в какой это возможно.

Как мы уже отмечали и как следует из самого названия, NSSI также не должен быть суицидальным. Хотя есть намерение причинить себе вред, нет никакого намерения умереть. Кроме того, согласно текущей концепции и кодификации критериев DSM-5, NSSI должен быть прямым, то есть между действием и травмой не должно быть промежуточных шагов. 8 Это исключает большинство форм самоотравление (за исключением проглатывания чего-то, например, отбеливателя, который обжигает ткани рта) из классификации NSSI. 17 NSSI также не включает социально санкционированное поведение. Для основных западных культур это ограничение в первую очередь исключает такие действия, как пирсинг и татуировки. Однако мы должны признать, что разные культуры и субкультуры санкционируют разные практики модификации тела. 16

Степень телесных повреждений также имеет значение.NSSI предполагает травму средней тяжести. 16 Использование слова умеренная, однако, не означает, что членовредительство не имеет большого клинического значения. Большинство определений включают некоторый вариант «разрушения тканей тела», а текущее определение DSM-5 указывает на кровотечение или синяк. Ключевым моментом здесь является то, что более незначительные и крайне нормативные виды поведения, такие как прикусывание губ, собирание парши и кусание ногтей, не считаются NSSI (хотя они иногда включаются в критерии оценки).Также исключено ковыряние кожи и выдергивание волос. В легкой форме такое поведение причиняет незначительные телесные повреждения. А в тяжелых случаях может быть оправдан другой и более специфичный для проблемы диагноз расстройства экскориации кожи (в первом случае) или трихотилломании (во втором случае). Следует, однако, отметить, что тип поведения человека не всегда определяет степень нанесенного ему телесного повреждения. Теоретически серьезное повреждение может быть вызвано поведением, которое в противном случае можно было бы считать легким и нормативным (например, прикусывание губ).В таких случаях такое поведение можно с полным основанием рассматривать как NSSI.

Кроме того, из критериев DSM-5 исключены серьезные членовредительства, которые могут возникнуть у людей с психозом. Такое поведение нечасто (например, один раз в жизни) и включает в себя экстремальные действия, такие как удаление глаза или конечности. 8 Наконец, NSSI следует отличать от стереотипного самоповреждения, которое происходит при многих нарушениях развития. Стереотипные самоповреждения (например, повторяющиеся удары головой) часто происходят с очень высокой частотой (много раз в час). Поведение носит фиксированный и ритмичный характер. 8 Он также имеет тенденцию выполнять функции, отличные от тех, о которых сообщают люди, участвующие в NSSI. В частности, это обычно выполняется перед другими людьми и при отсутствии стыда и вины. 18 По этим причинам стереотипное самоповреждающее поведение не считается NSSI.

Конструкция NSSI получила широкое признание в США, Европе, Австралии и многих других частях мира. Тем не менее, некоторые исследователи продолжают выступать за объединение всех несмертельных членовредительств в одну категорию «самоповреждения».Например, Kapur et al 19 утверждали, что называть это поведение «NSSI» неточным, учитывая, что оно тесно связано с суицидальным поведением. Они также отмечают, что люди, которые занимаются самоповреждающим поведением (например, самоотравлением), относительно часто сообщают о двойственном отношении к жизни или смерти (см. также 20 ). Это ставит под вопрос, в какой степени NSSI действительно не является суицидальным. Мы рассмотрим это далее.

Насколько несуицидальным является NSSI?

По определению, NSSI должен иметь место при отсутствии суицидальных намерений.Тем не менее, NSSI вряд ли можно считать полностью несуицидальным. NSSI и суицидальные мысли и поведение часто встречаются одновременно. Это было отмечено в общественных и клинических образцах, для разных возрастных групп и полов (см. 21 для обзора). В дополнение к сильным одновременным ассоциациям, NSSI лонгитюдно предсказывает суицидальные мысли и поведение, и сила этой связи так же сильна (или даже сильнее), чем наблюдаемая для суицидальных мыслей и поведения. 22

Это также тот случай, когда многие люди проявляют поведение NSSI, хотя (иногда) испытывают мысли о самоубийстве и даже с надеждой, что они могут умереть в результате такого поведения.Тем не менее, суицидальные мысли и надежды на смерть заметно выше при суицидальном поведении, поэтому существует разница в степени. 23 , 24 Кроме того, что напоминает идею Меннигера 1 об ослабленном суициде, существуют доказательства того, что люди могут использовать NSSI как способ избежать действий, связанных с мыслями о самоубийстве. 25 Действительно, несколько исследований показывают, что люди могут использовать NSSI, чтобы помочь справиться с суицидальными мыслями и предотвратить их действия. 26 28 Другими словами, для некоторых людей самоповреждение через NSSI может служить для регулирования и уменьшения суицидальных мыслей и намерений. Однако важно отметить, что не все, кто занимается NSSI, делают это по этой причине, и большинство людей, которые занимаются NSSI, сообщают о множественных функциях такого поведения. 29

Вместе эта работа подчеркивает, что NSSI и суицидальные мысли и поведение пересекаются значимым и нетривиальным образом.Несмотря на эти совпадения, мы утверждаем, что по-прежнему полезно классифицировать NSSI и суицидальное поведение как разные. Многие люди, которые участвуют в NSSI, отрицают какие-либо текущие или предшествующие суицидальные мысли и поведение. 24 Точно так же многие люди, которые сообщают о суицидальных мыслях и поведении, не участвуют в поведении NSSI. Действительно, большинство людей, вовлеченных в NSSI, одобряют использование этого поведения, чтобы помочь регулировать эмоции. 29 Тем не менее, исследования, направленные на понимание совпадения этих видов поведения, могут пролить свет на то, почему эти виды поведения являются коморбидными, и могут дать важные сведения как о лечении, так и о профилактике.

Другие формы самоповреждающего поведения

NSSI — не единственный способ причинить себе вред. Другие виды поведения, такие как чрезмерное употребление алкоголя, употребление наркотиков и совместное использование игл, рискованное поведение или нарушение пищевого поведения, сразу же приходят на ум. Еще одним примером может служить преднамеренное плохое соблюдение режима приема лекарств при соматическом заболевании, таком как диабет или сердечно-сосудистые заболевания. Как и в случае с NSSI, каждое из этих действий может причинить физический вред, физическую боль и негативные последствия как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Как указывалось ранее, NSSI требует прямого и преднамеренного причинения вреда, и причиненный вред должен быть нанесен сразу после самого поведения (например, кровь/рана сразу после самопореза). 8 В случае большинства косвенно вредных действий непосредственный личный вред не является основным мотивом поведения, и любой физический вред и/или боль возникают после самого поведения. Тем не менее, прямые и косвенные формы членовредительства часто встречаются одновременно. Например, почти 25% людей, которые участвуют в NSSI, сообщают о расстройствах пищевого поведения, 30 и чуть более 25% людей, у которых диагностирована нервная анорексия или нервная булимия, сообщают о коморбидном NSSI. 31 Имеются также данные о том, что люди сообщают о случаях расстройств пищевого поведения с некоторым намерением причинить физический вред – как в данный момент, так и в долгосрочной перспективе. 24 Это особенно важно для тех, кто ограничивает себя в еде. В среднем такие люди сообщают о большем желании навредить себе в долгосрочной перспективе с помощью ограничительного питания, чем люди, которые переедают или используют другие компенсаторные формы поведения. Это говорит о том, что традиционно определяемое «косвенное» самоповреждающее поведение может иметь некоторые прямо вредные намерения, общие с NSSI.

Тем не менее, различие между прямыми и косвенными формами членовредительства может быть оправданным. Хотя люди, которые прибегают к прямым и косвенным формам членовредительства, имеют много общего, 32 , 33 есть и некоторые ключевые различия. Например, St. Germain and Hooley 32 сравнили людей, которые прибегали как к NSSI, так и к косвенным формам членовредительства, с людьми, которые прибегали только к косвенным формам членовредительства (например, беспорядочное питание, злоупотребление психоактивными веществами, пребывание в оскорбительных отношениях). , безрассудное поведение). Результаты показали, что те, кто участвовал как в NSSI, так и в косвенно вредном поведении, сообщали о более высоком уровне самокритики и повышенной склонности к самоубийству по сравнению с теми, кто занимался только косвенными формами членовредительства. Конечно, в этом единственном исследовании участвовала лишь относительно небольшая выборка участников, и в нем сочетались различные формы косвенного самоповреждения (например, беспорядочное питание, злоупотребление психоактивными веществами, пребывание в оскорбительных отношениях, безрассудное поведение). В настоящее время необходимы дополнительные исследования для более систематического изучения этого вопроса.

Особенно ценным будет исследование, в ходе которого будет изучено, отличаются ли и чем люди, совершающие определенные формы косвенного самоповреждения, от лиц, занимающихся NSSI. В качестве иллюстрации исследователи сейчас изучают сходства и различия между людьми с расстройствами пищевого поведения и теми, кто занимается NSSI. 34 Нам также необходимо знать, варьируется ли степень этих различий в зависимости от типа исследованного косвенного самоповреждения.

Ключевым моментом здесь является то, что самоповреждающее поведение может быть лучше понято как лежащее в спектре, а не как совершенно отдельные категории поведения.Вполне вероятно, что прямые намерения причинить себе вред различаются у разных людей и даже внутри отдельных людей во времени. Исследователи и клиницисты, стремящиеся понять мотивы, лежащие в основе широкого спектра такого поведения, могут получить важную информацию, задавая вопросы о намерениях причинения себе вреда, а не автоматически предполагая их отсутствие на основе определенного поведения или поведения, о которых сообщается. Например, некоторые люди, косвенно проявляющие самоповреждающее поведение, могут не быть признаны нуждающимися в лечении из-за мыслей и поведения, причиняющих себе вред, из-за уже имеющихся у клиницистов предположений о мотивах их поведения (например, зависимость, боязнь набрать вес и т. д.). Таким образом, работа такого рода влияет на доступ к лечению, а также на тип вмешательства, которое может получить данный человек. Это также может побудить нас переоценить (или, возможно, заново подтвердить) границы того, что мы в настоящее время считаем NSSI.

Почему важны определения?

Вопросы определений важны по нескольким причинам, включая их влияние на оценки распространенности. Большинство клиницистов и исследователей NSSI в первую очередь интересуются людьми, которые проявляют то, что мы назвали умеренным поведением NSSI, особенно людьми, которые часто проявляют такое поведение.К сожалению, многие исследования NSSI, особенно те, которые основаны на инструментах самоотчетов, фиксируют редкое и незначительное поведение NSSI. Это приводит к завышенным ставкам NSSI. Например, Lloyd-Richardson et al. 35 обнаружили, что 55 процентов выборки подросткового сообщества одобряют ту или иную форму поведения NSSI. Этот показатель сократился до 27,7%, когда рассматривались только умеренные NSSI (например, самопорезы, поджоги), и менее 5% респондентов одобряли поведение с умеренными NSSI более пяти раз. Точно так же Tang et al. 36 обнаружили, что 33,6% большой выборки китайских подростков одобряют тот или иной NSSI, но только 11,9% одобряют умеренный NSSI; менее 1% сообщили о том, что более пяти раз проявляли умеренное поведение в отношении NSSI. Эти расхождения в оценках распространенности подчеркивают важность наличия согласованных определений, которые отображают концептуально связное и клинически значимое поведение. Например, незначительный (т. е. поведение, вызывающее легкую боль и/или временный вред; ковыряние струпа) и умеренный NSSI представляют собой качественно разные явления.По сравнению с незначительным NSSI, умеренный NSSI, как правило, связан с большей психопатологией, а также с большим количеством госпитализаций в психиатрическую больницу, суицидальными мыслями и попытками самоубийства. 35 , 37 39

Является ли NSSI симптомом или особым клиническим состоянием?

NSSI был включен в качестве симптома пограничного расстройства личности с тех пор, как расстройства личности впервые были официально включены в DSM в 1980 году. 40 Даже сегодня многие клиницисты и исследователи продолжают рассматривать NSSI с точки зрения пограничного расстройства личности.Однако в последние несколько лет это восприятие изменилось. Исследования показали, что NSSI связан с рядом внутренних, внешних и личностных расстройств и может возникать даже при отсутствии какого-либо психиатрического диагноза. 41 43 Короче говоря, имеются существенные доказательства того, что NSSI отличается от пограничного расстройства личности и всех других психиатрических диагнозов. Отражая это, расстройство NSSI (NSSI-D) вошло в DSM-5 в 2013 году как условие для дальнейшего изучения. 44

NSSI-D В DSM-5

Диагностические критерии для NSSI-D обобщены в . Критерий А касается частоты и продолжительности NSSI. В частности, чтобы соответствовать критерию, «умышленное причинение себе вреда» 44 должно иметь место в течение 5 или более дней за последний год. Этот порог был основан на идее, что пять или более актов NSSI свидетельствовали о повторяющейся проблеме. 45

Таблица 1

Расстройство NSSI: Краткое изложение предлагаемых диагностических критериев*

г., кровоподтеки, кровотечение или боль), возникающие 5 и более дней в течение последнего года.
B: Самоповреждающее поведение совершается с расчетом на то, что вскоре после этого наступит хотя бы одно из следующих последствий:
1. Освобождение от негативных чувств или мыслей.
2. Решение межличностной проблемы.
3. Создание положительного настроения.
C: По крайней мере одно из следующего происходит непосредственно перед актом умышленного самоповреждения:
1.Негативные мысли или чувства (например, дистресс, депрессия, гнев, тревога, напряжение или самокритика).
2. Озабоченность запланированным самоповреждающим поведением, которое трудно контролировать.
3. Частые мысли о самоповреждающем поведении – даже если не предпринимаются никакие действия.
D: Социально санкционированное поведение, такое как татуировка или пирсинг, исключено, равно как и самоповреждение в культурном или религиозном контексте. Общие и легкие формы поведения, такие как кусание ногтей и сбор струпьев, также исключены.
E: Несуицидальные членовредительства приводят к клинически значимому дистрессу или вызывают проблемы в социальной или профессиональной деятельности или нарушения в других важных сферах жизни.
F: Самоповреждающее поведение нельзя лучше объяснить другим психическим расстройством или медицинским диагнозом. Также требуется, чтобы самоагрессивное поведение не возникало только во время психотических эпизодов, интоксикаций, периодов бреда, не было стереотипным и повторяющимся.

Ключевой вопрос, однако, заключается в том, является ли пороговое значение в пять дней NSSI за последний год слишком низким для значимого различия между клиническими и субклиническими группами людей, которые участвуют в NSSI. Хотя многие клиницисты могли бы быть обоснованно обеспокоены, если бы пациент или клиент демонстрировал признаки поведения NSSI в пяти или более случаях в течение одного года, исследователи NSSI отметили, что более высокий порог может обеспечить лучшее разделение между людьми, отвечающими диагностическим критериям NSSI-D. и лица, находящиеся под пороговым значением.Например, в выборке взрослых жителей сообщества Andover 46 обнаружил, что те, у кого диагностирован NSSI-D, занимались NSSI 86 дней (средняя частота) в прошлом году по сравнению только с 6 днями для тех, кто не соответствовал диагностическим критериям. Подобное несоответствие было отмечено Washburn et al. 47 с использованием клинического образца. В этом исследовании группа NSSI-D занималась NSSI в среднем 76,8 дня по сравнению со средним значением 1,9 дня для группы без нарушений. Используя подход дискриминантного функционального анализа на большой выборке стационарных пациентов подросткового возраста, Muehlenkamp et al. 47 выделили 3 разные группы.Частота NSSI 25 или более дней представляла наиболее тяжелую группу, а частота 5–24 дня определяла группу с относительно меньшей общей патологией по сравнению с группой с низкой частотой (1–4 дня).

В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что повышение частоты отсечки выше уровня, предлагаемого в настоящее время в DSM-5, может быть оправдано. Тем не менее, как также отмечают Muehlenkamp et al. 48 , текущий порог в 5 дней NSSI может достоверно идентифицировать тех, кто нуждается в клиническом внимании.Раннее вмешательство у таких людей может предотвратить развитие более тяжелого расстройства с более выраженной психопатологией, а также более выраженными суицидальными мыслями и планами. В этом случае частота пяти актов или эпизодов NSSI по крайней мере в течение 5 дней за последний год может быть как клинически значимой, так и поводом для беспокойства.

Критерий B NSSI-D в DSM-5 требует, чтобы люди занимались NSSI по одной или нескольким из следующих причин: (1) чтобы избавиться от негативных чувств или когнитивного состояния, (2) для решения межличностных трудностей или (3) вызвать положительное эмоциональное состояние. 44 Хотя большинство людей, вовлеченных в NSSI, одобряют по крайней мере одну из этих трех мотиваций, 49 , 50 другие мотивы, включая самонаказание и преодоление суицидальных мыслей, игнорируются (для метаанализа и систематический обзор функций NSSI, см. 29 ). Первоначальные исследования также показывают, что большинство людей одобряют более одной функции NSSI. 51 Мотивация для NSSI также имеет тенденцию варьироваться в зависимости от других сопутствующих заболеваний, которые могут присутствовать (например, посттравматическое стрессовое расстройство по сравнению с большим депрессивным расстройством). 52 Мотивация NSSI также может меняться со временем, а также зависеть от таких факторов, как культура и раса/этническая принадлежность, хотя исследования по этой теме еще не проводились.

В более широком смысле, является ли анализ мотивации NSSI клинически информативным? Другими словами, помогает ли критерий B дифференцировать людей, которые соответствуют и не соответствуют диагностическим критериям NSSI-D? Сравнивая людей, которые соответствуют и не соответствуют частотному критерию NSSI-D как среди студентов колледжей, так и среди подростков и взрослых пациентов, Brausch et al. 51 обнаружили, что одобрение мотивов для NSSI присутствовало независимо от частоты NSSI или изучаемой выборки. .Этот вывод можно рассматривать как доказательство того, что критерий B не может добавить диагностической ценности и может не помочь в различении людей, которые наносят себе повреждения, и тех, кто соответствует NSSI-D. Тем не менее, рассмотрение мотивов членовредительства может быть важным. В тех случаях, когда самоповреждение мотивировано другими факторами (например, желанием быть частью группы, запугивать других), это поможет создать пограничное условие, которое может быть ценным для клиницистов.

Критерий C DSM-5 выделяет мысли или состояния настроения, которые необходимы для сопровождения самоповреждающего поведения.К ним относятся межличностные трудности или негативные мысли или чувства до NSSI, озабоченность NSSI, которую трудно контролировать, или частые мысли о NSSI, даже если они не всегда предпринимаются. Хотя эти особенности явно связаны с вовлечением NSSI, они могут быть не особенно полезны для различения клинически значимого NSSI от менее тяжелого и более прерывистого NSSI. Подавляющее большинство людей, которые занимаются NSSI, делают это в контексте негативных мыслей или чувств или после негативных межличностных событий. 47 , 50 Более того, несмотря на то, что одно исследование показало, что озабоченность NSSI и трудности с сопротивлением побуждениям к самоповреждению были отмечены менее чем половиной выборки немецких стационарных пациентов-подростков, 53 несоответствие критерию C почти никогда не является причиной того, что людям не ставят диагноз NSSI-D. 54 В этом случае критерий C может быть не особенно информативным, когда речь идет о различии между теми, кто занимается членовредительством, и теми, кому требуется формальный диагноз NSSI-D.

Однако критерий D полезен, поскольку он создает граничные условия и формально исключает социально санкционированное поведение, такое как пирсинг. Он также исключает очень незначительные и распространенные формы членовредительства, такие как выщипывание парши или обкусывание ногтей. Похожим образом критерий F полезен, поскольку он указывает, когда самоагрессивное поведение не следует рассматривать как отражающее NSSI-D (например, когда самоповреждение происходит исключительно в контексте психоза или у лиц с нарушениями развития как следствием NSSI-D). часть повторяющихся стереотипов).Как мы уже отмечали, не всякое самоповреждающее поведение является NSSI. Критерий F разъясняет контексты, в которых это имеет место. Критерий F исключает членовредительство, возникающее во время психотических эпизодов, а также определяет другие расстройства, которые могут включать поведение, которое может выглядеть как формы NSSI, но не рассматривается как таковое (например, трихотилломания [выдергивание волос], раздражение [ковыряние кожи]).

Хотя критерий F явно полезен, необходима осторожность в отношении его интерпретации.Исключение актов самоповреждения, которые происходят только во время эпизодов психоза, исключает из диагностического рассмотрения поведение, связанное с модификацией тела, которое является результатом бреда (например, веры в то, что это спасет мир) или командных галлюцинаций. Однако мы не интерпретируем этот критерий как означающий, что любой человек с психозом в анамнезе должен автоматически исключаться из возможности получения диагноза NSSI-D. Многое зависит от клинического состояния человека во время членовредительства, а также от его мотивации поведения (еще раз подчеркивая потенциальную ценность критерия B).Если кто-то участвует в NSSI в периоды ремиссии (например, когда нет активного психоза) и если его поведение соответствует всем другим критериям DSM-5, диагноз NSSI-D, вероятно, будет оправдан.

Наконец, мы рассматриваем Критерий E. Это общий критерий во всем DSM и требует, чтобы поведение или его последствия были связаны с клинически значимым дистрессом или нарушением в определенных областях функционирования. Однако в отношении NSSI это потенциально проблематично. NSSI часто используется для улучшения настроения и облегчения стресса.В рамках недавней концептуальной модели они считаются аффективными благами. 55 Это может помочь объяснить, почему меньшинство людей, отвечающих критериям NSSI-D, сообщает, что такое поведение не причиняло им беспокойства. 50 Лица, имевшие опыт взаимодействия с NSSI, также не всегда уверены, что хотят перестать наносить себе травмы. 46 Действительно, в одном исследовании только 12% студентов колледжей с историей NSSI выразили желание прекратить такое поведение (цитируется по Brausch). 56

Напротив, Gratz et al. 49 обнаружили, что Критерий E по сравнению с другими критериями NSSI-D наиболее сильно отличает тех, кто соответствует критериям NSSI-D, и тех, кто не соответствует им. При оценке критерия E Грац и его коллеги применили многомерный подход, который требовал от клиницистов давать количественные оценки (шкала 0–4) о влиянии, связанном с NSSI, на различные показатели нарушений. Хотя необходимы дополнительные исследования по этой теме, результаты этого исследования показывают, что может потребоваться более комплексная оценка, чтобы определить, в какой степени самоагрессивное поведение вызывает клинически значимый дистресс или ухудшение состояния. Поскольку NSSI часто используется как форма регуляции эмоций, люди, которые занимаются самоповреждением, не всегда могут быть в лучшем положении, чтобы полностью понять проблемы, которые может вызвать у них такое поведение.

При более косвенном измерении дистресса и нарушений у большинства лиц с NSSI уровень нарушений выше, чем у лиц с NSSI, которые не соответствуют критериям NSSI-D. 52 В частности, лица, отвечающие критериям NSSI-D, получают более высокие баллы, чем лица с подпороговым значением NSSI или отсутствием NSSI в анамнезе по таким переменным, как суицидальные мысли и попытки самоубийства в прошлом месяце, одиночество и проблемы с регуляцией эмоций. 41 В той мере, в какой эти переменные можно рассматривать как косвенные признаки дистресса и ухудшения, обоснованность критерия E, по-видимому, подтверждается. Тем не менее, один из ключевых вопросов заключается в том, в какой степени более высокие баллы по показателям психопатологии, удовлетворенности жизнью и другим переменным, которые используются в качестве косвенных показателей, могут быть связаны с другими сопутствующими состояниями (такими как депрессия или пограничное расстройство личности). Здесь имеет значение то, является ли NSSI самим источником бедствия и ухудшения.В настоящее время это до конца не ясно. Опрос клиницистов показал, что менее 50% считают критерий E прототипом NSSI-D. 57 Однако такое поведение часто сопровождается стыдом и чувством вины перед NSSI. Если они считаются индикаторами дистресса или нарушения, последствия NSSI, вероятно, будут рассматриваться как более проблематичные. 58 В будущем будет важно прояснить, как следует оценивать Критерий E и какие формы доказательств являются наиболее достоверными.

Оценка NSSI

В последние годы для оценки NSSI было разработано несколько методов, основанных на опросах и самоотчетах. Точно так же, как определения и термины для NSSI менялись с течением времени, эти меры оценивают NSSI с различными исходными предположениями и формулировками. В идеале более согласованные определения для NSSI позволили бы более последовательно оценивать это поведение по всем показателям. Однако на сегодняшний день в основном верно обратное; исследователи приняли определения, соответствующие мерам, которые они используют, а не выбрали сначала оптимальное определение.

В результате оценки NSSI не всегда последовательны в том, что они измеряют. В то время как некоторые включают отдельные элементы, оценивающие только наличие или отсутствие участия NSSI, другие включают оценку многочисленных характеристик NSSI, включая частоту, функции, контексты, ощущения/поврежденные части тела, управляемость и вероятность продолжения этого поведения. Способы оценки этих характеристик также различаются.

Хотя полное рассмотрение всех показателей оценки NSSI выходит за рамки данного обзора, в следующих разделах мы даем краткий обзор некоторых ключевых атрибутов наиболее часто используемых показателей.Однако сначала мы выделяем три новых инструмента, предназначенных для оценки NSSI-D.

NSSI-Disorder

Большинство оценок NSSI предшествуют включению NSSI-D в DSM-5 в качестве условия для дальнейшего изучения. Таким образом, они формально не оценивают диагностические критерии NSSI-D. Чтобы устранить это ограничение, был разработан Индекс несуицидального самоповреждения (CANDI), 49 , Шкала оценки самоповреждения Alexian Brothers (ABASI), 47 и Шкала несуицидального самоповреждения ( НПВДС) 54 .

CANDI, опубликованный в 2015 году, оценивает все критерии NSSI-D, как указано в DSM-5. Каждый критерий оценивается с помощью вопроса «да/нет», а последующие вопросы оценивают частоту, продолжительность, интенсивность, функции и нарушения NSSI по непрерывным шкалам типа Лайкерта. CANDI продемонстрировал достаточную внутреннюю согласованность, валидность построения и надежность между группами в выборке молодых людей из сообщества, которые одобрили NSSI. 48 Тем не менее, эта мера еще не была применена к широкому сообществу, и прогностическая достоверность CANDI во времени остается неисследованной. 49 Тем не менее, эта мера обнадеживает. Примечательно, однако, что, поскольку диагностические критерии NSSI-D включают чрезвычайно узкое включение мотивов для NSSI, CANDI не обеспечивает всесторонней оценки функций NSSI.

Как и CANDI, ABASI оценивает все диагностические критерии NSSI-D. Тем не менее, ABASI является показателем самоотчета (он не проводится врачом) и предназначен для оценки NSSI-D у лиц, которые уже сообщают об участии в NSSI. ABASI оценивает 21 тип поведения NSSI и включает фразу «наносить себе вред или причинять боль» при оценке конкретных форм поведения NSSI (например, драки, нанесение татуировок, чрезмерные физические нагрузки, ограничение в еде), чтобы уточнить, что это поведение завершено для явная цель самоповреждения. 47 Следовательно, этот показатель оценивает некоторые виды поведения (например, ограничение в еде), которые не приводят к повреждению кожи, что снова поднимает вопрос о том, должны ли мы включать косвенные формы самоповреждающего поведения при оценке NSSI-D. ABASI продемонстрировал адекватную надежность повторного тестирования и внутреннюю согласованность в большой и демографически богатой выборке пациентов, поступивших в программу неотложной терапии, которая лечит NSSI, и факторный анализ показывает, что этот инструмент точно отражает критерии NSSI-D от A до F. Однако, учитывая, что на сегодняшний день только одно исследование 47 подтвердило эту меру, необходимы дальнейшие исследования психометрических свойств ABASI.

Подобно ABASI, NSSIDS, 54 , также опубликованный в 2015 г., представляет собой самоотчетную меру, которая оценивает диагностические критерии для NSSI-D. Однако эта мера из 16 пунктов полностью соответствует текущим критериям NSSI-D; как таковой, он не оценивает другое косвенно вредное поведение, такое как ограничительное питание. NSSIDS использует элементы шкалы Лайкерта для оценки каждого критерия NSSI-D.Он также включает явные пункты для выявления дистресса и нарушений (критерий E) в соответствии с NSSI (например, «вызывает ли у вас стресс самоповреждение?»). Также включены пункты, предназначенные для выявления исключений для NSSI-D (критерий F) (например, «как часто вы проявляете такое поведение, когда находитесь под воздействием наркотиков или алкоголя?»). В двух выборках студентов колледжей с историей NSSI было показано, что NSSIDS обладает высокой внутренней надежностью и конструктной валидностью, предполагая, что эта шкала может значимо различать людей с членовредительством, которые соответствуют и не соответствуют критериям NSSI-D. Тем не менее, тест-ретестовая надежность и расходящаяся валидность для этой шкалы еще не оценивались. Следует отметить, что это исследование также показало, что люди, которые соответствовали критериям NSSI-D, демонстрировали больше симптомов тревоги и депрессии, чем те, чье самоповреждающее поведение не соответствовало критериям NSSI-D. Кроме того, значительная часть людей, которые соответствовали критериям от A до D, не одобряли критерий E. Это снова поднимает вопрос о том, что люди, которые участвуют в NSSI, часто могут не одобрять дистресс по сравнению с NSSI, учитывая эффективные краткосрочные преимущества этого поведения для настроения.

Мысли о самоповреждении

Мысли о NSSI не включены в текущие диагностические критерии DSM-5. Однако инструменты оценки, которые спрашивают о мыслях, могут дать представление о риске для первого или постоянного взаимодействия с NSSI. В некоторых оценках NSSI помимо фактического участия NSSI спрашивают о мыслях об NSSI. Например, интервью о самоповреждающих мыслях и поведении (SITBI), 59 , является широко используемым и всесторонним полуструктурированным интервью для подростков и взрослых. Одним из преимуществ этой меры является то, что она оценивает наличие, частоту, продолжительность и тип мыслей и поведения NSSI (в дополнение к суицидальным идеям, планам, приготовлениям, жестам и попыткам).

Тяжесть травмы

При рассмотрении оценки тяжести NSSI возникают две проблемы. Во-первых, оценки различаются в зависимости от того, включают они или исключают легкое и лишь незначительное вредоносное поведение. Например, некоторые меры, включая Функциональную оценку членовредительства (FASM), 35 Перечень заявлений о членовредительстве (ISAS), 60 и Опись преднамеренного членовредительства (DSHI) 61 , содержат контрольные списки различных формы NSSI, которые включают ковыряние в струпьях/ранах, трение кожи о грубые предметы и самоущипывание.Эти меры могут охватывать более широкое представление о самоповреждающем поведении и могут быть особенно полезны для понимания будущего риска умеренного самоповреждающего поведения. Однако, как мы отмечали ранее, включение этих «мягких» форм поведения в инструменты оценки может привести к более высокому уровню одобрения NSSI, чем при использовании других показателей.

Соответственно, некоторые оценки NSSI включают поведение, которое может лучше фиксироваться другими формами психопатологии. Например, FASM включает выдергивание волос как форму NSSI, что может быть лучше объяснено трихотилломанией.ABASI 47 также включает чрезмерные физические нагрузки; это может быть лучше объяснено диагнозом расстройства пищевого поведения. Другие оценки включают более серьезное самоповреждающее поведение, такое как перелом костей (например, DSHI).

Второй ключевой вопрос заключается в том, как вообще определить серьезность. В то время как некоторые исследователи учитывают степень повреждения тканей, другие больше внимания уделяют давности или частоте поведения. Хотя оба фактора, вероятно, важны, по всем показателям оценки наблюдается отсутствие консенсуса в отношении того, как определять и измерять серьезность.Также стоит отметить, что количество используемых методов также может быть показателем серьезности в целом. 39 , 62

Прямые и косвенные формы самоповреждающего поведения

Вопреки перечисленным в DSM-5 требованиям, согласно которым NSSI должен быть прямым, не все оценки NSSI требуют этого критерия. Как отмечалось ранее, прямое самоповреждение требует, чтобы поведение немедленно приводило к причинению вреда/повреждению тканей. Таким образом, такие действия, как передозировка таблетками, будут считаться косвенным самоповреждением, поскольку вред, который они причиняют, является следствием самого поведения. 20 Некоторые меры NSSI включают такие виды косвенно самоповреждающего поведения (например, проглатывание химических веществ, как в ISAS, или чрезмерные физические нагрузки, как в ABASI).

Преднамеренность

Не все меры NSSI уточняют, что самоповреждение является преднамеренным (например, Оттавский опросник самоповреждений [OSI]). 63 , 64 Хотя некоторые могут утверждать, что это подразумевается в самой мере, степень, в которой люди скажут «да» причинению себе вреда в результате случайной травмы (например, случайная передозировка, случайный порез при нарезке пищи) , не понимая, что оценка касается умышленного членовредительства, остается неясным.

Частота и новизна

Меры оценки часто различаются по тому, как они определяют частоту, а также по временным рамкам, которые они используют. Что касается операционализации частоты, то в большинстве оценок рассматривается количество задействованных эпизодов NSSI (например, SITBI). Однако в некоторых оценках запрашивается количество 90 039 дней из 90 040, в течение которых NSSI участвовал в разные промежутки времени (например, Инструмент оценки несуицидального самоповреждения [NSSI-AT]). 65 Этот подход соответствует критериям NSSI-D.Другие оценки избегают вопросов о конкретном количестве эпизодов или дней, а вместо этого просят участников или интервьюеров оценить частоту поведения по шкале типа Лайкерта, варьирующейся по частоте и интенсивности. Это относится, например, к Детскому графику лечения аффективных расстройств и шизофрении (K-SADS) 66 .

Функции NSSI

Некоторые меры (например, SITBI, FASM и ISAS) включают оценку функций NSSI. Однако меры, как правило, различаются по количеству и типам оцениваемых функций.Например, в то время как FASM оценивает 23 функции, включая межличностные и внутриличностные мотивации, другие оценивают 13 функций (например, ISAS) или несколько функций (например, SITBI). Кроме того, существуют различия в том, как оцениваются эти функции: некоторые ставят под сомнение только частоту, с которой NSSI участвует в конкретной функции (например, FASM, SITBI), а другие оценивают самоидентификацию с конкретными функциями (например, ISAS). ). Следовательно, оценки распространенности функций NSSI значительно различаются в зависимости от используемой меры оценки. 29

Существует ли предпочтительная мера оценки?

Мы не считаем, что какая-либо отдельная мера NSSI является лучшей или что какая-либо конкретная мера должна использоваться повсеместно. Мера, которую выбирает любой исследователь, должна основываться на цели исследования или исследуемых вопросах. Тем не менее, мы делаем считаем, что широкий спектр вопросов, используемых для оценки NSSI, включая несопоставимые основные предположения и методы оценки, является проблематичным. Следователи должны помнить о сильных и слабых сторонах любой меры, которую они применяют, тщательно рассматривая вопросы и опасения, отмеченные выше. Читатели литературы по NSSI также должны помнить, что, как упоминалось ранее, различия в определении NSSI могут привести к большим различиям в наблюдаемых показателях NSSI. Мета-анализ распространенности NSSI, проведенный Swannell, Martin, Page, Hasking и St. John 67 , показал более высокие показатели NSSI, когда использовались контрольные списки поведения, а не открытые вопросы.Показатели одобрения NSSI также были выше, когда участники были анонимными, что более вероятно в случае самоотчета по сравнению с оценками на основе интервьюеров. Подобные проблемы ограничивают надежность и воспроизводимость исследований.

Заключительные комментарии

Добавление NSSI-D в DSM представляет собой большой шаг вперед в исследованиях в этой области. Более точное определение приносит с собой улучшенную информацию о том, что такое NSSI, а что нет. Он также служит катализатором для исследований клинически значимых NSSI.

Мы должны помнить, однако, что предлагаемые критерии DSM-5 являются именно теми – предложенными критериями. Они представляют собой начало, а не конечную точку. Вопрос о том, должен ли NSSI оставаться категорическим (диагноз или отсутствие диагноза) или оцениваться размерно (по шкале тяжести), остается открытым. В одном исследовании было обнаружено, что порядковая шкала тяжести NSSI — относительно категориального элемента NSSI-D — более тесно связана с показателями психопатологии и нарушений. 47 Такой вывод поддерживает более широкое движение в клинических исследованиях и практике в сторону более комплексного подхода к психопатологическим симптомам и диагнозам. 68

Действительность текущих критериев DSM-5 еще предстоит полностью установить, и в будущем ожидается много изменений. Может потребоваться увеличение порога частоты для критерия А. Более подробное рассмотрение минимального количества и типов мотивации NSSI, которые должны быть охвачены критерием B, также может быть необходимо, если этот критерий должен оставаться центральным в диагностике NSSI-D. Более того, как отметили Kapur et al 19 , исключение несуицидального самоотравления оставляет эту форму самоповреждающего поведения в «классификационной пустыне» (см.326).

Также в настоящее время неясно, где (если это будет добавлено к официальной диагностической номенклатуре) будет размещен NSSI-D. Учитывая преимущества, которые дает NSSI для настроения, должны ли мы думать о нем как о варианте аддиктивного расстройства? Или это относится к дизруптивным расстройствам, расстройствам импульсивного контроля и поведения? Другие возможности могут включать размещение NSSI-D с депрессивными расстройствами, тревожными расстройствами, обсессивно-компульсивным расстройством и связанными с ними расстройствами или, возможно, даже с расстройствами развития нервной системы. Еще одним вариантом может быть добавление NSSI в качестве спецификатора для других расстройств (например, большое депрессивное расстройство с NSSI).Однако этот подход предполагает наличие других клинических состояний. Это не всегда так. Учитывая текущий уровень знаний, мы считаем преждевременным давать конкретные рекомендации по этому вопросу.

Несмотря на эти проблемы, мы согласны с Selby et al. 43 , а также с Brausch 56 в том, что признание NSSI-D дает много преимуществ. Усилия по созданию последовательного определения NSSI улучшат оценку. Помимо получения более точных оценок распространенности в мелкомасштабных исследованиях, это также позволит включить NSSI-D в более крупные эпидемиологические исследования.Предварительное распознавание NSSI-D также, вероятно, облегчит разработку лечения. В настоящее время разрабатываются специальные вмешательства для NSSI. 69 , 70 Однако многое еще предстоит сделать. Учитывая связь между NSSI и риском самоубийства, лечение NSSI может усилить усилия по предотвращению самоубийств. Это дает мощный стимул своевременно сосредоточить исследовательское внимание на этой области.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить Александрию Онуоху и Зелал Килич за их помощь в подготовке рукописи.

Раскрытие информации

Авторы сообщают об отсутствии конфликта интересов в этой работе.

Ссылки

1. Меннингер К.А. Человек против самого себя . Харкорт, Брейс: Нью-Йорк; 1938. [Google Scholar]3. Стенгель Э. Сложность мотивов суицидальных попыток. J Ment Sci . 1960; 106 (445): 1388–1393. [Google Академия]4. Криетман Н., Филип А.Е., Грир С., Бэгли К.Р. Парасуицид. Бр J Психиатрия . 1969; 115 (523): 746–747. [PubMed] [Google Scholar]5. Кессель Н.Респектабельность самоотравления и мода на выживание. J Психосом Рес . 1966; 10 (1): 29–36. [PubMed] [Google Scholar]6. Паттисон Э.М., Кахан Дж. Синдром преднамеренного членовредительства. Am J Психиатрия . 1983; 140: 867–872. [PubMed] [Google Scholar]7. Хули Дж. М. Самоповреждающее поведение: Введение в специальную серию статей о несуицидальном самоповреждении и самоубийстве. Appl Prev Psychol . 2008;12(4):155–158. [Google Академия]8. Нок МК, Фавацца АР. Несуицидальные членовредительства: Определение и классификация В: Нок М.К., изд. Понимание несуицидального самоповреждения: происхождение, оценка и лечение . Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация; 2009: 9–18. [Google Академия]9. Джонсон Ф.Г., Франкель Б.Г., Ферренс Р.Г., Джарвис Г.К., Уайтхед П.С. Самоповреждения в Лондоне, Канада: проспективное исследование. Can J Общественное здравоохранение . 1975; 66: 307–316. [PubMed] [Google Scholar] 10. Пао ЧП. Синдром деликатного самонарезания. Br J Med Psychol . 1969;42(3):195–206. doi:10.1111/j.2044-8341.1969.tb02071.x [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]11. Тернер Р.Дж., Морган Х.Г. Модели оказания медицинской помощи при умышленном самоповреждении без летального исхода. Психол Мед . 1979;9(3):487–492. doi:10.1017/s0033291700032037 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]12. Познер К., Бродский Б., Ершова К., Бьюкенен Дж., Манн Дж. Классификация суицидального поведения // Нок М. К., изд. Оксфордский справочник по самоубийствам и членовредительству . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 2014: 7–22. [Google Академия] 13. Фавацца АР. Тела в осаде: членовредительство в культуре и психиатрии .Балтимор: John Hopkins Press; 1987. [Google Академия]14. Фавацца АР. Тела в осаде: члены членовредительства и модификации тела в культуре и психиатрии . Балтимор: John Hopkins Press; 1996. [Google Scholar] 15. Калати Р., Бенсасси И., Корте П. Связь между диссоциацией и как попытками самоубийства, так и несуицидальным членовредительством: метаанализ. Психиатрия Рез . 2017; 251:103–114. doi:10.1016/j.psychres.2017.01.035 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]16. Фавацца АР. Культурное понимание несуицидального членовредительства В: Nock MK, редактор. Понимание несуицидального самоповреждения: происхождение, оценка и лечение . Том. 1 Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская психологическая ассоциация; 2009: 19–36. [Google Академия] 17. Андовер М.С., Моррис Б.В., Рен А., Бруззезе М.Э. Одновременное возникновение несуицидальных членовредительства и попытки самоубийства среди подростков: Различение факторов риска и психосоциальных коррелятов. Детская подростковая психиатрия Психическое здоровье . 2012;6(1):11. doi:10.1186/1753-2000-6-11 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]18.Фавацца АР. Несуицидальное самоповреждение: как категоризация направляет лечение. Курс психиатрии . 2012;11(3):21–26. [Google Академия] 19. Капур Н., Купер Дж., О’Коннор Р.К., Хоутон К. Несуицидальное членовредительство против попытки самоубийства: новый диагноз или ложная дихотомия? Бр J Психиатрия . 2013;202(5):326–328. doi:10.1192/bjp.bp.112.116111 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 20. Хоутон К., Коул Д., О’Грэйди Дж., Осборн М. Мотивационные аспекты преднамеренного самоотравления у подростков. Бр J Психиатрия .1982; 141: 286–291. doi:10.1192/bjp.141.3.286 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Хамза К.А., Стюарт С.Л., Уиллоуби Т. Изучение связи между несуицидальным самоповреждением и суицидальным поведением: обзор литературы и интегрированная модель. Clin Psychol Rev . 2012;32(6):482–495. doi:10.1016/j.cpr.2012.05.003 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 22. Рибейро Дж.Д., Франклин Дж.К., Фокс К.Р. и др. Самоповреждающие мысли и поведение как факторы риска будущих суицидальных мыслей, попыток и смерти: метаанализ лонгитюдных исследований. Психол Мед . 2015;46(2):225–236. doi:10.1017/S0033291715001804 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]23. Фокс К.Р., Милнер А.Дж., Франклин Дж.К. Классификация несуицидальных передозировок: несуицидальные членовредительства, попытки самоубийства или ни то, ни другое? Психиатрия Рез . 2016; 244: 235–242. doi:10.1016/j.psychres.2016.07.052 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]24. Фокс К.Р., Ван С.Б., Бокканьо С., Хайнос А.Ф., Клейман Э., Хули Дж.М. Сравнение намерений причинить себе вред, лежащих в основе расстройств пищевого поведения, и NSSI: доказательства того, что различия менее четкие, чем предполагалось. int j ест отзывы . 2019;52(5):564–575. DOI: 10.1002 / EAT.23041 [Свободная статья PMC] [PUBMED] [CrossRef] [Google Scholar] 25. Клонский ЭД. Функции преднамеренного членовредительства: обзор доказательств. Clin Psychol Rev . 2007;27(2):226–239. DOI: 10.1016 / J.CPR.2006.08.002 [PUBMED] [CrossRef] [Google Scholar] 26. Ширер Сл. Феноменология самоповреждения среди стационарных женщин с пограничным расстройством личности. Дж Нерв Мент Дис . 1994; 182: 524–526. [PubMed] [Google Scholar] 27.Никсон М.К., Клотье П.Ф., Аггарвал С. Регулирование аффекта и вызывающие привыкание аспекты повторяющегося самоповреждения у госпитализированных подростков. J Am Acad Детская подростковая психиатрия . 2002;41(11):1333–1341. doi:10.1097/00004583-200211000-00015 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]28. Лайе-Гиндху А, Шонерт-Райхл К.А. Несуицидальное членовредительство среди подростков сообщества: Понимание «что» и «почему» членовредительства. J Молодежный подростковый . 2005;34(5):447–457. doi:10.1007/s10964-005-7262-z [CrossRef] [Google Scholar]29.Тейлор П.Дж., Джомар К., Дингра К., Форрестер Р., Шахмалак У., Диксон Дж.М. Метаанализ распространенности различных функций несуицидального самоповреждения. J Аффективное расстройство . 2018; 227:759–769. doi:10.1016/j.jad.2017.11.073 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]30. Голласт С.Е., Айзенберг Д., Гольберштейн Э. Распространенность и корреляты членовредительства среди студентов университетов. J Am Coll Health . 2008;56(5):491–498. doi:10.3200/JACH.56.5.491-498 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]31.Кукки А., Райан Д., Константакопулос Г. и др. Распространенность несуицидальных самоповреждений у пациентов с расстройствами пищевого поведения в течение жизни: систематический обзор и метаанализ. Психол Мед . 2016;46(7):1345–1358. doi:10.1017/S0033291716000027 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]32. Сен-Жермен С.А., Хули Дж.М. Прямые и косвенные формы несуицидального самоповреждения: доказательства различия. Психиатрия Рез . 2012;197(1–2):78–84. doi:10.1016/j.psychres.2011.12.050 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]33.Сен-Жермен С.А., Хули Дж.М. Аберрантное восприятие боли при прямом и косвенном несуицидальном самоповреждении: эмпирическая проверка межличностной теории Джойнера. Компр Психиатрия . 2013;54(6):694–701. doi:10.1016/j.comppsych.2012.12.029 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]34. Брауш А.М., Перкинс Н.М. Несуицидальное самоповреждение и расстройство пищевого поведения: различия в приобретенных способностях и тяжести попытки самоубийства. Психиатрия Рез . 2018; 266:72–78. doi:10.1016/j.psychres.2018.05.021 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]35.Ллойд-Ричардсон Э.Э., Перрин Н., Диркер Л., Келли М.Л. Характеристики и функции несуицидального самоповреждения в выборке подростков из сообщества. Психол Мед . 2007;37(8):1183–1192. doi:10.1017/S003329170700027X [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]36. Тан Дж., Ма Ю, Го Ю, Ахмед Н. И., Ю Ю, Ван Дж. Ассоциация агрессии и несуицидального самоповреждения: школьная выборка подростков. PLoS Один . 2013;8:10. doi:10.1371/journal.pone.0078149 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]37.Тан Дж., Ю. Ю., Ву И. и др. Связь между несуицидальными самоповреждениями и попытками самоубийства у китайских подростков и студентов колледжей: перекрестное исследование. PLoS Один . 2011;6(4). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]38. Клонский ЭД, Олино ТМ. Выявление клинически различных подгрупп членовредительства среди молодых людей: анализ латентного класса. J Consult Clin Psychol . 2008;76(1):22–27. doi:10.1037/0022-006X.76.1.22 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]39. Уитлок Дж., Мюленкамп Дж., Эккенроде Дж.Вариация несуицидального самоповреждения: выявление и особенности латентных классов в студенческой популяции появляющихся взрослых. J Clin Child Adolesc Psychol . 2008;37(4):725–735. [PubMed] [Google Scholar]40. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам . 3-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американское психиатрическое издательство; 1980. [Google Scholar]41. Гленн Ч.Р., Клонски Э.Д. Несуицидальное самоповреждающее расстройство: эмпирическое исследование психиатрических пациентов подросткового возраста. J Clin Child Adolesc Psychol . 2013;42(4):496–507. doi:10.1080/15374416.2013.794699 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]42. Нок М.К., Джойнер Т.Е. младший, Гордон К.Х., Ллойд-Ричардсон Э., Принштейн М.Дж. Несуицидальные самоповреждения среди подростков: диагностические корреляты и связь с попытками самоубийства. Психиатрия Рез . 2006;144(1):65–72. doi:10.1016/j.psychres.2006.05.010 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]43. Селби Э.А., Бендер Т.В., Гордон К.Х., Нок М.К., Джойнер Т.Е. мл.Несуицидальное самоповреждение (NSSI): предварительное исследование. Личное расстройство . 2012;3(2):167–175. doi:10.1037/a0024405 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]44. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам . 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: Американское психиатрическое издательство; 2013. [Google Академия]45. Мюленкамп Дж. Самоагрессивное поведение как отдельный клинический синдром. Am J Ортопсихиатрия . 2005;75(2):324–333. дои: 10.1037/0002-9432.75.2.324 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]47. Washburn JJ, Potthoff LM, Juzwin KR, Styer DM. Оценка несуицидального самоповреждения по DSM–5 в клинической выборке. Психологическая оценка . 2015;27(1):31–41. doi:10.1037/pas0000021 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]48. Мюленкамп Дж. Дж., Брауш А. М., Уошберн Дж. Дж. Сколько достаточно? Изучение критериев частоты расстройства NSSI у стационарных подростков. J Consult Clin Psychol . 2017;85(6):611–619. doi:10.1037/ccp0000209 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]49. Грац К.Л., Диксон-Гордон К.Л., Чепмен А.Л., Талл М.Т. Диагностика и характеристика несуицидального расстройства с самоповреждением DSM-5 с использованием индекса несуицидального самоповреждения, введенного клиницистом. Оценить . 2015;22(5):527–539. doi:10.1177/1073191114565878 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]50. Зеттерквист М., Лунд Л.Г., О.Д., Сведин С.Г. Распространенность и функция несуицидального самоповреждения (NSSI) в выборке подростков из сообщества с использованием предложенных критериев DSM-5 для потенциального расстройства NSSI. J Ненормальный детский психолог . 2013;41(5):759–773. doi:10.1007/s10802-013-9712-5 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]51. Брауш А.М., Мюленкамп Дж.Дж., Уошберн Дж.Дж. Несуицидальное самоповреждающее расстройство: добавляет ли критерий B диагностическую ценность? Психиатрия Рез . 2016; 244:179–184. doi:10.1016/j.psychres.2016.07.025 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]52. Forbes CN, Tull MT, Richmond JR, Chapman AL, Dixon-Gordon KL, Gratz KL. Мотивы несуицидального самоповреждения у лиц с прижизненными депрессивными расстройствами и посттравматическим стрессовым расстройством. J Оценка поведения психопата . 2019;1–10. [Google Академия]53. Ин-Альбон Т., Руф С., Шмид М. Предлагаемые диагностические критерии DSM-5 несуицидального самоповреждения у девочек-подростков: диагностические и клинические корреляты. Психиатрия J . 2013;2013:1–12. doi:10.1155/2013/159208 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]54. Виктор СЭ, Дэвис Т, Клонски ЭД. Описательные характеристики и исходные психометрические свойства шкалы несуицидального самоповреждения. Arch Suicide Res . 2017;21(2):265–278. doi:10.1080/13811118.2016.1193078 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]55. Хули Дж.М., Франклин Дж.К. Почему люди причиняют себе боль? Новая концептуальная модель несуицидального самоповреждения. Клиническая психология . 2018;6(3):428–451. doi: 10.1177/2167702617745641 [CrossRef] [Google Scholar]56. Brausch A. Диагностическая классификация несуицидальных членовредительства В: Washburn JJ, редактор. Несуицидальные членовредительства: достижения в исследованиях и практике .Нью-Йорк: Рутледж; 2019: 71–87. [Google Академия] 57. Ленгель Г.Дж., Маллинз-Свит С.Н. Несуицидальное самоповреждающее расстройство: клинические и экспертные оценки. Психиатрия Рез . 2013;210(3):940–944. doi:10.1016/j.psychres.2013.08.047 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]58. Берк Т.А., Аммерман Б.А., Гамильтон Дж.Л., Аллой Л.Б. Влияние шкалы несуицидального самоповреждения: первоначальная психометрическая проверка. Cognit Ther Res . 2017;41(1):130–142. doi:10.1007/s10608-016-9806-9 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]59.Нок М.К., Холмберг Э.Б., Фото В.И., Мишель Б.Д. Самоповреждающие мысли и Интервью о поведении: развитие, надежность и достоверность в подростковой выборке. Психологическая оценка . 2007;19(3):309–317. doi:10.1037/1040-3590.19.3.309 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]60. Клонский ED, Гленн CR. Оценка функций несуицидального членовредительства: Психометрические свойства Описи утверждений о членовредительстве (ISAS). J Оценка поведения психопата . 2009;31(3):215–219. дои: 10.1007/s10862-008-9107-z [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]61. Грац КЛ. Измерение преднамеренного членовредительства: предварительные данные по инвентаризации преднамеренного членовредительства. J Оценка поведения психопата . 2001;23(4):253–263. doi:10.1023/A:1012779403943 [CrossRef] [Google Scholar]62. Виктор СЭ, Клонский ЭД. Корреляты суицидальных попыток среди членовредительства: метаанализ. Clin Psychol Rev . 2014;34(4):282–297. doi:10.1016/j.cpr.2014.03.005 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]63.Мартин Дж., Клотье П.Ф., Левеск С., Бюро Дж.Ф., Лафонтен М.Ф., Никсон М.К. Психометрические свойства шкал функций и аддиктивных признаков Оттавского опросника членовредительства: предварительное исследование с использованием университетской выборки. Психологическая оценка . 2013;25(3):1013–1018. doi:10.1037/a0032575 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]64. Никсон М.К., Левеск С., Прейд М., Вандеркуй Дж., Клотье П.Ф. Оттавский опросник членовредительства: оценка меры оценки несуицидального членовредительства в стационарной выборке подростков. Детская подростковая психиатрия Психическое здоровье . 2015;9(1):26–32. doi:10.1186/s13034-015-0056-5 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]65. Уитлок Дж., Экснер-Кортенс Д., Пурингтон А. Оценка несуицидального самоповреждения: разработка и первоначальная проверка инструмента оценки несуицидального самоповреждения (NSSI-AT). Психологическая оценка . 2014; 26 (3): 935. DOI: 10.1037 / A0036611 [PUBMED] [CrossRef] [Google Scholar] 66. Kaufman J, Birthher B, Brent D, et al. График для аффективных расстройств и шизофрении для школьного возраста для детей нынешний и версию жизни (K-Sads-Pl): начальная надежность и данные о действительности. J Am Acad Детская подростковая психиатрия . 1997;36(7):980–988. doi:10.1097/00004583-199707000-00021 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]67. Суоннелл С.В., Мартин Г.Э., Пейдж А., Хаскин П., Сент-Джон, Нью-Джерси. Распространенность несуицидальных самоповреждений в неклинических выборках: систематический обзор, метаанализ и метарегрессия. Самоубийство Поведение с угрозой для жизни . 2014;44(3):273–303. doi:10.1111/sltb.12070 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]68. Washburn JJ W, Ed., Несуицидальные членовредительства: достижения в исследованиях и практике .Нью-Йорк: Рутледж; 2019: 71–87. [Google Академия] 69. Франклин Дж. К., Фокс К. Р., Франклин К. Р. и др. Краткое мобильное приложение снижает несуицидальные и суицидальные членовредительства: данные трех рандомизированных контролируемых испытаний. J Consult Clin Psychol . 2016;84(6):544. doi:10.1037/ccp0000093 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]70. Хули Дж.М., Фокс К.Р., Ван С.Б., Кваши А.Н. Новые ежедневные интервенции онлайн-дневника для несуицидального самоповреждения: рандомизированное контролируемое исследование. BMC Психиатрия . 2018;18(1):264.doi: 10.1186/s12888-018-1840-6 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]

%PDF-1.4 % 4162 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 4162 76 0000000016 00000 н 0000004281 00000 н 0000004501 00000 н 0000004555 00000 н 0000005182 00000 н 0000005261 00000 н 0000005376 00000 н 0000009121 00000 н 0000009261 00000 н 0000009290 00000 н 0000009809 00000 н 0000013467 00000 н 0000017114 00000 н 0000017261 00000 н 0000017374 00000 н 0000017403 00000 н 0000017838 00000 н 0000022190 00000 н 0000027227 00000 н 0000032220 00000 н 0000032361 00000 н 0000032501 00000 н 0000032640 00000 н 0000032778 00000 н 0000032918 00000 н 0000032947 00000 н 0000033444 00000 н 0000033473 00000 н 0000034134 00000 н 0000034163 00000 н 0000034766 00000 н 0000035326 00000 н 0000035355 00000 н 0000040315 00000 н 0000043962 00000 н 0000044033 00000 н 0000044674 00000 н 0000048961 00000 н 0000049218 00000 н 0000053239 00000 н 0000053502 00000 н 0000053573 00000 н 0000054015 00000 н 0000054086 00000 н 0000054413 00000 н 0000057481 00000 н 0000057739 00000 н 0000059930 00000 н 0000060001 00000 н 0000060072 00000 н 0000060387 00000 н 0000060847 00000 н 0000065536 00000 н 0000065808 00000 н 0000066072 00000 н 0000066143 00000 н 0000066538 00000 н 0000066794 00000 н 0000070735 00000 н 0000070993 00000 н 0000071077 00000 н 0000071134 00000 н 0000071230 00000 н 0000071328 00000 н 0000071453 00000 н 0000071602 00000 н 0000073672 00000 н 0000073930 00000 н 0000074001 00000 н 0000074366 00000 н 0000074395 00000 н 0000074839 00000 н 0000086038 00000 н 0000100352 00000 н 0000004036 00000 н 0000001856 00000 н трейлер ]>> startxref 0 %%EOF 4237 0 объект >поток xX Py+&[email protected]$S i9D JZRR&ͮTXG4bEM064G\. [bҥ,wmnwEg{=xy||_

Умышленное причинение эмоционального стресса

Умышленное причинение эмоционального стресса обычно связано с каким-либо поведением, настолько ужасным, что оно причиняет серьезную эмоциональную травму жертве. В таких случаях потерпевший может взыскать ущерб с лица, причинившего эмоциональный стресс.

Однако не все оскорбительные действия квалифицируются как преднамеренное причинение эмоционального стресса. Люди в обществе обязательно должны иметь дело с определенным уровнем грубого или оскорбительного поведения.Однако когда поведение поднимается до действительно предосудительного уровня, становится возможным восстановление полученной эмоциональной травмы.

Умышленное причинение эмоционального стресса: Элементы

В то время как конкретные правила в отношении умышленного причинения вреда в некоторых штатах различаются, следующие элементы довольно распространены:

  • Экстремальное или возмутительное поведение, которое
  • Намеренно или по неосторожности вызывает
  • Сильный эмоциональный стресс (а также возможны телесные повреждения)

Если ситуация удовлетворяет всем вышеперечисленным элементам, лицо, ведущее себя в экстремальной и возмутительной манере, несет ответственность как за сильный эмоциональный стресс, так и за телесные повреждения, возникшие в результате стресса (например, выкидыш).

Кроме того, иногда стороны могут оправиться от эмоционального стресса при обстоятельствах, когда экстремальное и возмутительное поведение даже не было направлено против них. Как правило, такого рода претензии связаны с крайним или возмутительным поведением по отношению к члену семьи заявителя в его присутствии. Этот тип иска различается еще более широко между штатами, чем основной деликт, связанный с умышленным причинением вреда, но вот некоторые из общих элементов травмы:

  • Экстремальное и возмутительное поведение
  • Направлено на третье лицо, которое
  • Намеренно или по неосторожности вызывает
  • Тяжелый эмоциональный дистресс
  • Ближайшим родственникам третьего лица (независимо от причинения телесных повреждений) или
  • Любому другому присутствующему лицу в случае причинения телесных повреждений

Экстремальное и возмутительное поведение

Очевидно, что одним из наиболее важных вопросов в любом заявлении о намеренном причинении эмоционального стресса является определение того, что именно представляет собой крайнее и возмутительное поведение . Это требование для иска об умышленном причинении вреда, даже если субъект действовал со злым умыслом и/или с вредоносным намерением.

Экстремальное и возмутительное поведение выходит за рамки простого злонамеренного, вредоносного или оскорбительного поведения. Люди должны иметь определенный уровень толстой кожи и обладать способностью выдерживать обычное грубое или неприятное поведение.

Чтобы подняться на этот уровень, поведение должно превышать все возможные рамки приличия. Обычные оскорбления или грубость обычно не квалифицируются как экстремальное и возмутительное поведение, хотя они могут подняться до этого уровня, если между сторонами существуют какие-то особые отношения.

Обычные оскорбления или действия могут представлять собой экстремальное и возмутительное поведение, если действующее лицо знает, что жертва особенно подвержена эмоциональному стрессу из-за физического или психического состояния или аномалии. Например, если Адам знает, что Барбара сильно страдает клаустрофобией, и намеренно запирает ее в туалете, чтобы напугать, она, возможно, сможет оправиться от намеренного причинения эмоционального стресса.

Использование законного права ни в коем случае не может быть приравнено к преднамеренному причинению эмоционального стресса, даже если такое поведение причиняет серьезную эмоциональную травму.Если арендодатель должным образом инициирует процедуру выселения больной и нуждающейся вдовы, которая не платила арендную плату в течение года, его действия не будут представлять собой умышленное причинение эмоционального стресса, даже если вдова действительно испытывает крайнюю эмоциональную реакцию. Поскольку арендодатель лишь осуществлял свои законные права, его поведение, скорее всего, было привилегированным.

В конце концов, присяжные принимают окончательное решение о том, является ли рассматриваемое поведение экстремальным и возмутительным.

Намерение/Безрассудство

Актер должен действовать намеренно или безрассудно, чтобы иметь право на претензию. Другими словами, актер должен иметь намерение вызвать сильный эмоциональный стресс или знать, что серьезный эмоциональный стресс может возникнуть.

Например, если кто-то получает текстовое сообщение от своей второй половинки, находясь в доме друга, злится и разбивает урну с прахом матери своего друга, друг может выиграть судебный процесс по умышленному причинению вреда в соответствии с теорией безответственного игнорирования.

Тяжелый эмоциональный стресс

Чтобы удовлетворить элементы заявления об умышленном причинении вреда, эмоциональный стресс в ответ на экстремальное и возмутительное поведение должен достичь «серьезного» уровня. Точное определение серьезного эмоционального расстройства расплывчато, и истцы должны доказать присяжным, что испытанный ими эмоциональный стресс достиг достаточного уровня серьезности, чтобы оправдать присуждение компенсации за умышленное причинение вреда.

Существуют некоторые рекомендации, помогающие определить, является ли эмоциональное расстройство серьезным эмоциональным дистрессом.Когда экстремальное и возмутительное поведение причиняет такие страдания, что ни один разумный человек не должен его терпеть, присяжные, скорее всего, сочтут, что переживание достигло уровня серьезного эмоционального стресса.

Интенсивность и продолжительность эмоционального дистресса также влияют на его тяжесть. Чем дольше продолжается эмоциональное расстройство, тем больше вероятность того, что оно станет серьезным эмоциональным дистрессом.

Истец должен использовать доказательства, чтобы продемонстрировать присяжным свои эмоциональные переживания.Например, истец может использовать постоянную тревогу и паранойю, возникшие в результате неудавшейся розыгрыша на Хэллоуин, чтобы показать, что он испытал сильный эмоциональный стресс в результате такого поведения.

Иногда самого характера рассматриваемого поведения достаточно, чтобы продемонстрировать, что потерпевший перенес серьезный эмоциональный стресс. Если поведение вызывает особое беспокойство, истцу, возможно, не придется приводить много доказательств в поддержку своих требований; само поведение настолько предосудительно, что эмоциональное расстройство почти предполагается.

Телесные повреждения также служат индикатором серьезного эмоционального расстройства. Язвы или головные боли, например, могут свидетельствовать о том, что истец испытал сильный эмоциональный стресс, который проявился в этих физических симптомах.

Есть заявление об эмоциональном стрессе? Получите юридическую помощь сегодня

Не уверены, оправдывают ли факты вашего иска подачу иска? Хотите лучше понять закон вашего штата относительно умышленного причинения эмоционального стресса? Вы можете связаться с адвокатом по травмам рядом с вами.Юрист сможет оценить вашу ситуацию и дать рекомендации.

: Инструкции гражданского жюри Калифорнии (CACI) (2020) :: Justia

истец может выздороветь не только от физической боли, но и от испуга, нервозности, горя,

беспокойства, беспокойства, унижения, шока, унижения, унижения, смущения,

опасение, террор или испытание. По общему признанию, эти термины относятся к субъективным состояниям,

представляющим вред, который может быть переведен в денежную потерю только с большим трудом.Но ущерб, тем не менее, является подлинным, который требует

компенсации, и вопрос, как правило, должен решаться на основе «беспристрастной

совести и суждения присяжных, от которых можно ожидать, что они будут действовать разумно,

разумно и в согласии с доказательства». (Capelouto v. Kaiser

Foundation Hospitals (1972) 7 Cal.3d 889, 892-893 [103 Cal.Rptr. 856, 500

P.2d 880], внутренние ссылки и сноска опущены.)

• «[Не]экономический ущерб состоит не только из эмоционального расстройства и боли и

страданий.Они также состоят из таких пунктов, как нарушение физической

неприкосновенности человека (т. е. самого факта травмы), увечье, инвалидность, нарушение

удовольствия от жизни, подверженность будущему вреду или травме и сокращение жизни

ожидание». (Bigler-Engler v. Breg, Inc. (2017) 7 Cal.App.5th 276, 300 [213

Cal.Rptr.3d 82].)

• « ‘ « ‘[T]здесь нет фиксированных или абсолютный стандарт для расчета денежной

стоимости эмоционального расстройства,’ ‘ ‘ и »присяжным предоставлено большое усмотрение в

определении суммы возмещения ущерба, подлежащего присуждению .. . ». [Citation.]’ ” (Plotnik

v. Meihaus (2012) 208 Cal.App.4th 1590, 1602 [146 Cal.Rptr.3d 585].

• «Компенсация за телесные повреждения может быть присуждена без доказательства

материальный ущерб Тот факт, что не существует расчета рыночной цены, доступного для

измерения суммы соответствующей компенсации, не делает такой деликтный

вред не подлежащим компенсации.

могут быть присуждены соразмерно интенсивности и продолжительности вреда без доказательства суммы, кроме доказательства характера

вреда.Прямого соответствия между деньгами и вредом для тела,

чувств или репутации нет. Рыночной цены за шрам или потерю слуха

не существует, поскольку ущерб не измеряется суммой, за которую человек был бы готов

понести вред. Сумма возмещения

определяется по усмотрению судьи или присяжных.Zachariah (1994) 22

Cal.App.4th 1652, 1664-1665 [28 Cal.Rptr.2d 88], внутренние ссылки опущены.)

за все

вреда, независимо от того, можно ли было его предвидеть или нет. В соответствии с

общим правилом в этом состоянии установлено, что душевные страдания составляют

отягчающие убытки, когда они естественным образом вытекают из обжалуемого деяния,

и в этой связи душевные страдания включают нервозность, горе, тревогу,

беспокойство, шок, унижение и оскорбление, а также физическую боль. (Crisci v. The

Security Insurance Co. of New Haven, Connecticut (1967) 66 Cal.2d 425, 433

[58 Cal.Rptr. 13, 426 P.2d 173], внутренние ссылки опущены.)

• «Мы отмечаем, что могут быть определенные случаи, когда показания свидетеля-эксперта

будут необходимы для поддержки всего или части иска о возмещении морального вреда

. Например, показания эксперта потребуются в том случае, если истец

УЩЕРБ CACI № 3905A

827

Авторское право Судебный совет Калифорнии

Как боль может улучшить ваше самочувствие

Что вы делаете, когда испытываете стресс? вне? Поговори с друзьями? Слушай музыку? Выпить или съесть мороженое? Или, может быть, заниматься йогой? Все это приятные варианты, и они являются очевидными и эффективными способами борьбы со стрессом.Скорее всего, вы даже не подумали бы сделать что-то вроде, скажем, порезать себе руку ножом, пока не пойдет кровь. Тем не менее, причинение боли — это именно то, что миллионы американцев, особенно подростки и молодые люди, делают с собой, когда испытывают стресс.

Это называется несуицидальным самоповреждением (NSSI) и чаще всего принимает форму пореза или ожога кожи. Традиционно многие врачи, терапевты и члены семьи считали, что люди занимаются NSSI в первую очередь для манипулирования другими.Однако недавние исследования показали, что такие социальные факторы мотивируют только меньшинство случаев и обычно представляют собой крики о помощи, а не бессердечные попытки использовать опекунов. Хотя есть много причин, по которым люди занимаются такого рода членовредительством, наиболее часто упоминаемая причина проста, хотя и кажется странной: чтобы чувствовать себя лучше. Несколько исследований подтверждают утверждение о том, что причиненная себе боль может привести к улучшению самочувствия. Например, Шмаль и его коллеги сканировали мозг людей с историей NSSI во время болезненной экспериментальной задачи, предназначенной для имитации NSSI.Они обнаружили, что боль привела к снижению активности в областях мозга, связанных с отрицательными эмоциями. Реальность этого эффекта вызывает сбивающий с толку вопрос: как причиненная себе боль может привести к улучшению самочувствия?

Один из возможных ответов на этот вопрос заключается в том, что некоторые люди просто запрограммированы любить боль. Хотя NSSI связан с повышенным болевым порогом и толерантностью, люди, которые занимаются NSSI, все еще сообщают о чувстве боли и, более того, сообщают, что эта боль неприятна.Более того, если эти люди запрограммированы любить боль, неясно, почему они в первую очередь прибегают к NSSI, когда испытывают стресс, или почему они придерживаются умеренного самоповреждения (например, порезов кожи), а не серьезного самоповреждения (например, конечностей). ампутация).

Другой возможный ответ: эти люди хотят наказать себя и им просто нравится наказание. Это правда, что самонаказание является частой причиной участия в NSSI; однако по определению наказания усиливают негативные эмоции и делают поведение менее вероятным в будущем.Таким образом, самонаказание может мотивировать некоторых из этих людей, но самонаказание не может быть причиной того, что NSSI уменьшает плохие чувства. Во время NSSI негативную эмоцию, связанную с самонаказанием и болью, должно сопровождать что-то еще. Захватывающие новые исследования теперь показывают, что это «что-то еще» — это облегчение, которое возникает, когда удаляется что-то, что вызывает острую, сильную боль.

Чтобы проиллюстрировать этот эффект, представьте, что однажды утром вы посещаете врача для планового осмотра, а позже в тот же день врач звонит вам из кабинета и сообщает, что у вас запущенная стадия рака и вам осталось жить несколько недель…. А теперь представьте, что через пять минут из кабинета врача перезванивают и говорят, что перепутали вашу лабораторную работу с чужой – вы на самом деле здоровы. Вы бы не сразу вернулись к тому, что чувствовали до первого телефонного звонка; скорее, вы почувствуете чрезвычайное облегчение, которое продлится несколько часов или даже дней. Обратите внимание, что не награда (например, выигрыш в лотерею) заставила вас почувствовать себя лучше, а только введение и удаление чего-то неприятного.

Новое исследование предполагает, что введение и устранение физической боли может иметь аналогичный эффект.Танимото и его коллеги обнаружили, что дрозофилы избегают запахов, связанных с введением тока, но приближаются к запахам, связанным с устранением тока. Точно так же Брезин и его коллеги обнаружили, что устранение различных форм экспериментальной боли было связано с уменьшением негативных эмоций у людей без истории NSSI. Этот эффект облегчения был особенно сильным для людей с более высоким уровнем негативных эмоций. Это последнее открытие может помочь объяснить, почему люди с более высоким уровнем негативных эмоций чаще участвуют в NSSI: у них больше негативных эмоций, которые нужно уменьшить, и, следовательно, они могут получить больше облегчения.Используя биологические измерения, Франклин и его коллеги получили одинаковые эффекты как у людей с NSSI, так и у людей без него. Эти новые результаты особенно интересны, потому что оказывается, что и общие негативные эмоции, и негативные эмоции, вызванные болью, обрабатываются в одних и тех же областях мозга. Это означает, что облегчение боли и эмоциональное облегчение, по сути, одно и то же. Действительно, недавно было показано, что обезболивающие, такие как ацетаминофен, также облегчают эмоциональную боль.

Многие люди считают, что с помощью традиционных стратегий (например,г., разговаривая с друзьями). Следовательно, они могут прибегнуть к облегчению боли, чтобы вызвать эмоциональное облегчение. К сожалению, это также означает, что они должны вызывать острую, сильную боль; то есть они должны заниматься NSSI. Несмотря на то, что NSSI является эффективной стратегией облегчения эмоций, он также представляет собой опасное для здоровья поведение, связанное с повышенным риском самоубийства. Короче говоря, NSSI может быть хорошим средством для временного эмоционального облегчения, но вредным для здоровья.

Подавляющее большинство людей, вовлеченных в NSSI, не стремятся никем манипулировать, и они устроены не иначе, чем остальные из нас.Они просто используют естественное эмоциональное облегчение, которое сопровождает устранение сильной, острой боли.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.