Ук рф нарушение тайны переписки: УК РФ Статья 138. Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений 

Содержание

Верховный суд России разъяснил, что является вмешательством в тайну личной жизни — Общество

МОСКВА, 25 декабря. /ТАСС/. Вмешательство в личную жизнь становится преступлением, если речь идет о сведениях, которые гражданин сам не хотел предавать огласке. Это разъяснил пленум Верховного суда РФ в принятом во вторник постановлении «О некоторых вопросах судебной практики по делам о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина (статьи 137, 138, 138.1, 139, 144.1, 145, 145.1 УК РФ)».

«При решении вопроса о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного частью 1 или 2 статьи 137 УК РФ («Нарушение неприкосновенности частной жизни») суду необходимо устанавливать, охватывалось ли его умыслом, что сведения о частной жизни гражданина хранятся им в тайне», — пояснил пленум.

При этом не может повлечь уголовную ответственность сбор или распространение таких сведений в государственных, общественных или иных публичных интересах, «а также в случаях, если сведения о частной жизни гражданина ранее стали общедоступными либо были преданы огласке самим гражданином или по его воле».

Под сбором сведений о частной жизни лица, пояснил Верховный суд, «понимаются умышленные действия, состоящие в получении этих сведений любым способом, например путем личного наблюдения, прослушивания, опроса других лиц, в том числе с фиксированием информации аудио-, видео-, фотосредствами, копирования документированных сведений, а также путем похищения или иного их приобретения».

Распространение сведений о частной жизни лица заключается в сообщении (разглашении) их одному или нескольким лицам в устной, письменной или иной форме и любым способом, в том числе через интернет.

Кроме того, уголовная ответственность за нарушение тайны переписки или телефонных переговоров (ст. 138 УК РФ) наступает независимо от наличия в них сведений, составляющих личную или семейную тайну. 

«По статье 138 УК РФ подлежат квалификации незаконные действия, нарушающие тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений конкретных лиц или неопределенного круга лиц, если они совершены с прямым умыслом. При этом ответственность по данной статье наступает независимо от того, составляют ли передаваемые в переписке, переговорах, сообщениях сведения личную или семейную тайну гражданина или нет», — пояснил пленум.

В качестве предусмотренных статьей 138 УК РФ «иных сообщений» выступают sms- и mms-сообщения, факсимильные сообщения, передаваемые через интернет мгновенные сообщения, электронные письма, видеозвонки, а также сообщения, пересылаемые иным способом. «При рассмотрении уголовных дел о преступлении, предусмотренном этой статьей, судам следует иметь в виду, что тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений признается нарушенной, когда доступ к переписке, переговорам, сообщениям совершен без согласия лица, чью тайну они составляют, при отсутствии законных оснований для ограничения конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений», — говорится в постановлении.

Нарушением тайны телефонных переговоров является и незаконный доступ к информации о входящих и исходящих сигналах соединения между абонентами или абонентскими устройствами пользователей связи (дате, времени, продолжительности соединений, номерах абонентов, других данных, позволяющих идентифицировать абонентов), подчеркнул пленум.

Незаконный доступ к содержанию переписки, переговоров, сообщений может состоять в ознакомлении с текстом и (или) материалами переписки, сообщений, прослушивании телефонных переговоров, звуковых сообщений, их копировании, записывании с помощью различных технических устройств и т. п.

Согласно данным судебной статистики, в прошлом году по этой статье в России были осуждены 63 человека, в 2016 году — 50 человек.

Можно ли привлечь к ответственности за публикацию скриншота переписки?

Многие пользователи социальных сетей считают, что публикация скриншота диалога нарушает тайну переписки. В Уголовном кодексе даже есть статья «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений» (ст. 138), с которой на самом деле не всё так просто.

Привлечь к ответственности можно, но только в случае, если в скриншоте содержится какая-либо информация, которая может являться личной или семейной тайной. В таком случае публикация скриншота незаконна, но ответственность наступает по ст. 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни».

Если же переписка носила исключительно рабочий характер, это не нарушение закона.

Однако если переписка содержит любую персональную информацию, которая позволит определить участника диалога (например, его ФИО и домашний адрес) – это прямое нарушение Федерального закона РФ от 27 июля 2006 года № 152-ФЗ «О персональных данных».

Если в скриншоте персональные данные участников переписки стерты, то такой скриншот ничего не нарушает.

Если содержимое переписки содержит клевету или оскорбление, обиженная сторона вправе подать в суд. Ответственность наступает по УК РФ Статья 128.1. Клевета или по КоАП РФ Статья 5.61. Оскорбление, соответственно.

А что же насчёт ст. 138 УК РФ?

Нарушение по этой статье происходит только в случае, если к ней получили доступ третьи лица. Непосредственные участники имеют к данным переписки полный доступ и могут разглашать эти сведения, если они не содержат личной или семейной тайны.

Что-же делать?

Подумать, может ли публикация скриншота навредить вашему собеседнику. И дело не только в том, что данные переписки могут нарушать законы и навлечь на автора ответственность той или иной степени тяжести.

Публикация переписки в интернете — это вопрос морали и уровня личной ответственности.

источник https://vk.com/ncpti_rnd?w=wall-112267450_5105

15 сентября 2020

Уголовная ответственность за нарушение тайны переписки и телефонных переговоров работника — Адвокат в Самаре и Москве

Аргументы для защиты работодателя от обвинений по статье 138 УК РФ

Отечественная судебная практика по ст. 138 УК РФ немногочисленна. Число осужденных по этой статье составляет: в 2015 году — 21, в 2014 — 46, в 2013 — 55. Уголовные дела, как правило, ограничиваются случаями «взломов» электронной почты и аккаунтов в социальных сетях бывших супругов, друзей, перлюстрации почтовой корреспонденции любопытствующими соседями по подъезду и т. п. Впрочем, как показывает новейшая история, российские правоохранительные органы обладают удивительной способностью «вдыхать новую жизнь» и в «мертвые» составы (например, в ст. 212 УК РФ).

Если вынести за скобки «фактор правоприменителя», то при наличии локального акта или трудового договора, содержащих условия внутрикорпоративного контроля, с которыми работник ознакомлен под роспись, а также соблюдении при этом баланса интересов, перспективы привлечения работодателей к уголовной ответственности по ст. 138УК РФ представляются весьма сомнительными.

Часть 1 ст. 24 Конституции РФ гласит, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Следовательно, при наличии такого согласия действия, перечисленные в конституционной норме, не противоречат законодательству (в том числе ч. 2 ст. 23 Конституции РФ). В определении от 09.06.2005 № 248-О Конституционный Суд РФ указал, что «в понятие „частная жизнь“ включается та область жизнедеятельности человека, которая относится к отдельному лицу, касается только его и не подлежит контролю со стороны общества и государства, если она носит непротивоправный характер». В комментарии к Конституции РФ под редакцией В. Д. Зорькина и Л. В. Лазарева также отмечается, что «право на неприкосновенность частной жизни с точки зрения его нормативного содержания означает неприкосновенность личных и семейных тайн, чести и доброго имени человека, а также тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений»*.

В практике ЕСПЧ «частная жизнь» понимается еще шире — как определенная зона взаимодействия человека с другими людьми, в том числе в публичной сфере.

Так, телефонные звонки, сделанные из рабочих помещений, по общему правилу, охватываются понятием «частная жизнь». Аналогичен подход ЕСПЧ и к электронным письмам, отправленным в рабочее время (§ 41, 44 постановления по делу Copland v. the United Kingdom от 03.04.2007).

Трудовой кодекс РФ прямо предусматривает (ч. 1 ст. 15, ст. 56, п. 1 ст. 86) право работодателя осуществлять контроль за работником при выполнении последним трудовой функции по трудовому договору. Гражданин же вправе вступать в договорные отношения на тех условиях, которые полагает комфортными для себя, и отказываться от заключения трудового договора, если он его в чем-либо не устраивает.

Таким образом, заключая трудовой договор и ознакамливаясь под роспись с локальным актом, содержащими условия внутрикорпоративного контроля, работник дает на это свое согласие. А именно согласие на получение той информации о его частной жизни и теми способами, которые прописаны в указанных документах. В связи с этим действия работодателя, не выходящие за оговоренные пределы, не могут признаваться противоправными.

С точки зрения международных стандартов контроль за офисными телефонными переговорами и корпоративной почтой сотрудников также должен быть организован таким образом, чтобы не нарушать права человека. ЕСПЧ использует подход, который балансирует интересы работника и работодателя, одновременно не допуская ущемления конвенционных прав и не «ставя под удар» организацию деятельности компаний.

Коротко суть подхода ЕСПЧ при определении наличия (отсутствия) нарушений ст. 8 Европейской Конвенции по «трудовым» делам сводится к следующему.

Во-первых, право на контроль за работниками должно быть закреплено законодательно (§ 43 постановления по делу Peev v. Bulgaria от 26.07.2007). Еще лучше, если конкретные условия, формы, способы такого контроля, учитывающие специфику компании, дополнительно урегулированы на локальном уровне.

Во-вторых, работник должен быть ознакомлен с таким локальным актом, а если условия внутрикорпоративного контроля включены и в трудовой договор, то он, разумеется, должен быть подписан обеими сторонами (§ 45 постановления по делу Halford v. the United Kingdom от 25.06.1997).

В-третьих, мониторинг рабочей электронной почты или фиксация офисных переговоров должны иметь четкую цель и не нарушать баланс интересов сторон (§ 48 постановления по делу Copland v. the United Kingdom от 03.04.2007).

Внутрикорпоративный контроль — это не проявление праздного любопытства, а способ предотвращения «сливов» корпоративной информации, использования ресурсов компании в личных целях, хищений на рабочих местах, то есть действий, способных причинить компаниям весьма значительный ущерб.

В определенных случаях при соблюдении баланса интересов условие об ознакомлении с локальным регулированием внутрикорпоративного контроля может не соблюдаться (§ 43, 57, 59, 60 постановления ЕСПЧ по делу Bürbulescu v. Romania от 12.01.2016). Именно оценка соблюдения баланса интересов сыграла решающую роль в рассмотренных ЕСПЧ делах Köpke v. Germany (кассир был уволен за хищение на рабочем месте, установленное благодаря скрытой видеосъемке) и Bürbulescu v. Romania (специалист по продажам был уволен за использование ресурсов компании в личных целях, что было установлено в результате мониторинга его корпоративного аккаунта в Yahoo Messenger). В обоих случаях ЕСПЧ не обнаружил в действиях работодателя нарушений ст. 8 Европейской Конвенции**.

Таким образом, несмотря на широкую трактовку КС РФ и ЕСПЧ понятия «частная жизнь», включающего помимо прочего и трудовую деятельность, само по себе это не является фактором, a priori ставящим внутрикорпоративный контроль вне закона.

Что грозит за разглашение переписки в мессенджерах — Российская газета

Каждый день мы отправляем и получаем огромное количество личных и рабочих сообщений в мессенджерах. Только в WhatsApp ежедневно люди отправляют более 100 млрд сообщений в сутки, приводит статистику издание TechCrunch. Отправляя сообщение кому-либо, стоит помнить, что эта информация уже принадлежит не только вам.

В подавляющем большинстве мессенджеров нет возможности запрета пересылки сообщений. Это связано с тем, что сообщение можно не только переслать, но и скопировать, а также сделать его скриншот. «Более того, отправитель сообщения в большинстве мессенджеров известен. Есть его номер мобильного телефона, по которому можно попытаться установить реальную личность», — поясняет Игорь Бедеров, эксперт инжинирингового центра SafeNet Национальной технологической инициативы.

Из популярных в России мессенджеров наиболее защищен Telegram. Вместо мобильного телефона собеседника может быть виден только его никнейм. Даже обнаружение ID (уникального идентификационного номера пользователя) представляет определенную сложность, добавляет эксперт.

Возможность безопасной переписки в Telegram реализована с помощью функции «Секретные чаты». Основное отличие от обычных диалогов — запрет на пересылки сообщений, а также на создание скриншотов. При этом сама переписка хранится непосредственно на устройствах участников диалога. «Но даже в этом случае есть ряд нюансов. Во-первых, приложение не запрещает делать скриншот, а лишь уведомляет участников секретного чата, что один из них сделал скриншот переписки. К тому же никто не застрахован от того, что переписку или снимки, которыми человек поделился, просто сфотографируют с другого устройства», — отмечает Дмитрий Галов, эксперт по кибербезопасности в «Лаборатории Касперского».

Аналогичная функция есть и у Facebook. Режим секретной переписки в Facebook позволяет сделать так, чтобы в случае если вы авторизованы с нескольких устройств, история секретного чата была доступна только с того устройства, с которого вы начали секретную переписку, добавляет Алексей Кубарев, руководитель группы развития центра продуктов Solar Dozor компании «Ростелеком-Солар».

По словам Галова, в последнее время набирает обороты такое явление, как доксинг — когда злоумышленники без какого-либо шантажа выкладывают в общий доступ приватную информацию. Их цель не заработать, а навредить жертве атаки. «Поэтому очень важно понимать, кому вы отправляете те или иные данные. При этом конфиденциальными данными лучше и вовсе делиться в зашифрованном виде», — заключает эксперт.

Наибольшая опасность утечки конфиденциальной информации — в групповых чатах, где присутствуют много пользователей. «Там размывается ответственность, и не так просто понять, кто организовал утечку. Советы в таком случае очень простые — использовать мессенджеры, которые не привязываются к номеру телефона, и пользоваться самоуничтожающимися сообщениями и секретными чатами», — объясняет Сергей Никитин, операционный директор глобальной штаб-квартиры компании Group-IB в Сингапуре.

Полностью защитить себя и свою переписку в мессенджере от утечек невозможно, но стоит соблюдать некоторые правила цифровой гигиены, утверждают специалисты по безопасности. Во-первых, нужно установить пароль на вход в приложение, а во-вторых, установить запрет на просмотр вашей последней активности, фотографии профиля, приглашений в группу и звонка на ваш аккаунт в меню мессенджера. Кроме того, не следует переходить по непроверенным ссылкам.

Комментарий

Что грозит за разглашение переписки

Уголовным кодексом РФ предусмотрена ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни (ст. 137) и нарушение тайны переписки, телефонных переговоров или иных сообщений (ст. 138). «Однако если сведения распространяются лицом, которое являлось стороной переписки, то по общему правилу оснований для применения мер ответственности нет. Исключение — если в результате была разглашена какая-то охраняемая законом личная информация (например, тайна усыновления) и будет доказано, что распространившее такие сведения лицо знало, что его собеседник намеревался хранить указанные сведения о своей частной жизни в тайне. То есть все зависит от того, какую именно информацию распространили путем пересылки сообщений», — говорит Елена Изотова, советник юридической фирмы «Косенков и Суворов».

По словам юриста, по статье 137 УК РФ может быть назначен штраф, либо обязательные или исправительные работы, либо даже арест или лишение свободы и право занимать определенные должности. «Кроме того, может быть взыскана компенсация морального вреда в отдельном процессе, но они, как правило, взыскиваются в незначительном размере при отсутствии явных доказательств нанесения реального вреда», — добавляет Изотова.

Тайна переписки — Комментарии — INTELLECT

Жена читает ваши переписки. Можно ли подать в суд и выиграть его?

14.08.2019 | Hi-Tech Mail.ru | Денис Марков

Тайна переписки человека законодательно защищается. Hi-Tech Mail.ru разобрался, когда можно подать в суд за чтение ее без разрешения.

Тайна переписки охраняется законом?

Да. Вам гарантируется тайна переписки в соцсетях и мессенджерах, а посягательство на нее — нарушение закона. Статья 23 пункт 2 Конституции Российской Федерации гласит: «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».

Это не единственный закон, охраняющий тайну переписки гражданина. Статьи, по которым гарантируется тайна переписки, также можно найти в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации, законе «О связи» и прочих. Они охраняют не только диалоги в соцсетях и мессенджерах, но и информацию о звонках абонента. Нарушение права влечет за собой уголовную ответственность по статье 138 Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений».

«Привлечение к уголовной ответственности за незаконное чтение электронной переписки — явление относительно новое, — говорит адвокат Константин Кудряшов. — Только в конце 2018 года Верховный Суд РФ разъяснил, что привлечь к уголовной ответственности по 138 статье УК РФ, по сути, можно и за нарушение тайны переписки в мессенджерах».

Как читают чужие переписки?

Самый простой кейс. Жена не доверяет мужу. Она увидела смартфон на столе и, пока супруга нет, взяла его, чтобы прочесть переписки в мессенджерах или посмотреть сохраненные файлы. Ситуации с получением доступа к перепискам втайне от партнера могут быть сложнее, впрочем, концепция остается той же.

Есть случаи изощреннее, когда вторые половинки взламывали аккаунты партнеров и получали полный контроль над учетными записями — не только читали переписки, но и отвечали собеседникам от их имени. Подобный кейс произошел с автором Hi-Tech Mail.ru Анной Федоровой. По ее словам, у нее был друг по переписке Саша (имена изменены — прим.). На какое-то время он пропал, а потом появился. Но это уже был не Саша, а его девушка Таня.

«Она была очень ревнивая, — говорит Анна. — И не без причины — ее парень постоянно с кем-то флиртовал в ‘интернетах’. Она как-то взломала его почту, ВК и ‘аську’ и решила проучить не своего парня, а девушек, которые даже о ней не знали. В общем, она начала писать мне письма».

История закончилась хорошо. «Я уж не знаю, какую месть она планировала, но в итоге мы подружились и мстить мне она передумала. А потом ей вообще стало стыдно и она решила признаться. Я сначала очень сильно разозлилась на нее, а потом подумала, что это того не стоит и начала с ней общаться. Мы дружим до сих пор. Кстати, с тем парнем они вместе», — рассказала Анна Федорова.

Юрист из адвокатского бюро «Дмитрий Смелкин и партнеры» Дмитрий Волохов говорит: «Факт переписки от имени другого лица не является преступлением, если при этом не распространяются какие-то сведения из его личной жизни, либо сведения, порочащие его. В данном случае уголовная ответственность та же, что и просто за чтение переписки».

Степень наказания зависит от другого фактора. Дмитрий Волохов продолжает: «Законодатель не предусматривает каких-то различий между тем, кто именно и с какой целью получил доступ к переписке гражданина. Суд может принять мотив лица, получившего доступ к переписке, к сведению, при назначении наказания, но на квалификацию деяния это никак не повлияет. Значение имеет лишь то, каким образом человек получил доступ к переписке или информации о соединениях абонента. Если доступ был получен с использованием своего служебного положения, то ответственность за это строже».

Часто ли поступают такие заявления?

Нет. В беседе с нами юристы говорили, что на практике не встречали таких случаев.

Подобная история всплыла этим летом. В апреле 2018 года на героя истории Александра бывшая жена Любовь подала в суд за кражу ноутбука сына и чтение его переписок. В суде заявление рассматривать отказались, но позже оно было отправлено на рассмотрение в следственный комитет. Кражу ноутбука доказать не смогли, однако дело завели по статье 138 части 1 «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений». У Александра изъяли его собственный компьютер, доказательств нарушения закона не обнаружилось. Более того, на следователя по этому делу завели иск за фальсификацию доказательств. Тем не менее, дело не закрывается, и Александр продолжает быть подозреваемым.

Ситуация со статьей крайне запутанная. Теоретически за чтение переписок близкого человека закон предусматривает уголовную ответственность, но стороне обвинения будет трудно доказать факт прочтения чужой переписки без согласия его владельца.

«Как правило, уголовная ответственность наступает лишь в том случае, если в последующем переписка где-то публикуется, используется, либо разглашается третьим лицам», — отмечает Дмитрий Волохов.

Партнёр адвокатского бюро «Бишенов и Партнеры» Тимур Чанышев считает, что чтение переписки мужа супругой суд может не посчитать нарушением: «Если жена просто взяла и прочитала переписку мужа, это не нарушает законодательство Российской Федерации. Другое дело, если она вскрыла переписку, подобрав пароль и при этом не являлась его женой, это уже нарушение тайны переписки. И то, если это супруги, это один разговор».

Наш комментарий:

Михаил Хохолков, INTELLECT, специально для Hi-Tech Mail.ru:

Главное условие предоставления защиты — ваше согласие на изучение переписки отсутствует.


Ведущий юрист юридической фирмы INTELLECT Михаил Хохолков придерживается другого мнения. Он говорит: «Законодательство не делает исключений, супруга ли нарушила тайну переписки или по ее просьбе смартфон взломал посторонний. Главное условие предоставления защиты — ваше согласие на изучение переписки отсутствует. Прочитать и обидеться или распространить переписку в соцсетях, сопроводив едкими комментариями, — именно последствия отделяют морально-этическую сторону вопроса от правовой. В первом случае ответственность может наступить разве что за результаты прочтения приватной переписки. Во втором — последствия уже сложнее и серьезнее, вплоть до привлечения к уголовной ответственности».

Юристы сходятся во мнении, что закон защищает людей от распространения переписок и телефонных звонков сотовыми операторами или изучения правоохранительными органами без соответствующего решения суда. При этом использовать его против близкого человека будет трудно.

А если переписку опубликовали?

Еще один неприятный момент — публикация переписки в соцсетях без согласия одного из участников.

Партнёр адвокатского бюро «Бишенов и Партнеры» Тимур Чанышев говорит, что здесь все не так однозначно: «Гипотетически здесь подходит статья 137 УК РФ «Нарушение неприкосновенности частной жизни». Но с другой стороны, если одно лицо, участвующее в переписке, выкладывает свою же переписку, это, наверное, тоже не нарушение. Если переписка выкладывается посторонним лицом, которое не должно о ней знать, это уже влечет за собой уголовную ответственность. А если участник диалога сделал скриншоты переписки или записал телефонный разговор, он может ответить на обвинения, что записывал сам себя».

Комментарии экспертов юридической фирмы INTELLECT >>

медиа, персональные данные

Судебная практика по ст. 138 УК РФ

551708 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

Данное уголовное дело возбуждено 22.07.2020 СО по Кировскому району ГСУ СК РФ по г. Санкт-Петербургу по признакам преступления предусмотренного ч. 2 ст. 138 УК РФ в отношении Михеева И.Е.В ходе расследования уголовного дела установлено, что в пери…

Суд: Кировский
Решение суда: УД прекращено

Кировский УД прекращено
550706 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

БОРОДУЛИН А.О. совершил нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, то есть нарушение тайны переписки, телефонных переговоров и иных сообщений граждан, совершенное лицом с использованием своего служ…

Суд: Выборгский
Решение суда: Вынесен приговор

Выборгский Вынесен приговор
547024 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

Казаев Д.В. организовал нарушение тайны телефонных переговоров граждан, с использованием служебного положения, а также покушался на организацию нарушения тайны телефонных переговоров граждан, с использованием служебного положения. Заковряшин Н.Е.,…

Суд: Железнодор.
Решение суда: Вынесен приговор

Железнодор. Вынесен приговор
545211 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

Как видно из постановления следователя, Безбородова М.А. подозревается в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.138 УК РФ, то есть в совершении нарушения тайны переписки, телефонных переговоров граждан, совершенное лицом с использованием…

Суд: Советский
Решение суда: УД прекращено

Советский УД прекращено
457902 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

в Засвияжский районный суд г.Ульяновска поступило постановление следователя Бунтова О.А., согласованное с руководителем следственного органа, о возбуждении перед судом ходатайства о прекращении уголовного дела и уголовного преследования и назначен…

Суд: Засвияжский
Решение суда: УД прекращено

Засвияжский УД прекращено
421218 Приговор суда по ч. 1 ст. 138 УК РФ

Аслаев Р. Х. совершил нарушение переписки и иных сообщений, неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это деяние повлекло блокирование и модификацию компьютерной информации, а также незаконное приобретение и хранение …

Суд: Ленинский
Решение суда: УД прекращено

Ленинский УД прекращено
388271 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

Мальцева К.О. нарушила тайну Т. переговоров граждан, с использованием своего служебного положения при следующих обстоятельствах:Мальцева К.О., на основании приказа руководителя организации ЗАО » являлась специалистом офиса продаж ЗАО ». Согласно д…

Суд: Индустриальный
Решение суда: Вынесен приговор

Индустриальный Вынесен приговор
339875 Приговор суда по ч. 1 ст. 138 УК РФ

А.В. Петров совершил умышленные преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина при следующих обстоятельствах.В период до —.—.—- г., у А.В. Петров, действовавшего из корыстных побуждений, возник преступный умысел, напра…

Суд: Ново-Савиновский
Решение суда: Вынесен приговор

Ново-Савиновский Вынесен приговор
299384 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

ФИО1 совершила подделку иного официального документа, предоставляющего права, в целях его использования, совершенное с целью скрыть другое преступление, также совершила неправомерный доступ к охраняемой законом компьютерной информации, если это де…

Суд: Ленинский
Решение суда: Вынесен приговор

Ленинский Вынесен приговор
256290 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

Соболев А.И., Харламенков Е.П. нарушили тайну телефонных переговоров с использованием своего служебного положения.Соболев А.И., в период с дд.мм.гггг по дд.мм.гггг, используя свое служебное положение, в , нарушил тайну телефонных переговоров абоне…

Суд: Центральный
Решение суда: Вынесен приговор

Центральный Вынесен приговор
90687 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

Батаев Д.Б. совершил нарушение тайны телефонных переговоров граждан, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а именно : он, являясь продавцом столичного филиала службы продаж и обслуживания салона связи «МегаФон», будучи на…

Суд: Чертановский
Решение суда: Вынесен приговор

Чертановский Вынесен приговор
77615 Приговор суда по ч. 2 ст. 138 УК РФ

ФИО1 нарушил тайну телефонных переговоров и иных сообщений с использованием своего служебного положения. Так, ФИО1, работая в должности управляющего салона связи <данные изъяты>, будучи назначенным на указанную должность приказом № от 29.04….

Суд: Тверской
Решение суда: Вынесен приговор

Тверской Вынесен приговор

Уголовно-правовая характеристика преступлений, предусмотренных ст. 138 Уголовного кодекса Российской Федерации и проблем, возникающих при их квалификации — НИР

Результаты этапа: В ходе выполнения работ решены следующие задачи: • Исследование правовых проблем квалификации преступлений, предусмотренных статьей 138 Уголовного кодекса Российской Федерации • Анализ уголовного законодательства Российской Федерации (ст. 138 УК РФ) «Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан». • Анализ судебной практики по теме исследования. В процессе проведенного исследования правовых проблем уголовно-правовой квалификации: 1. Проведен анализ состава преступления, предусмотренного статьей 138 Уголовного кодекса РФ, в том числе признака «нарушение тайны телефонных переговоров». 2. Проведена уголовно-правовая оценка следующих действий представителя оператора связи (совершаемых без согласия абонента или соответствующего запроса суда): — по получению у ответственного сотрудника оператора связи, имеющего доступ к автоматизированной системе расчетов, детализации соединений абонента (или иных сведений, составляющих тайну телефонных переговоров) с целью последующего представления её в суд для защиты прав и законных интересов оператора связи; — по представлению в суд детализации соединений абонента (или иных сведений, составляющих тайну телефонных переговоров) с целью приобщения её в качестве доказательства; — по оглашению в судебном заседании детализации соединений абонента (или иных сведений, составляющих тайну телефонных переговоров) в целях для защиты прав и законных интересов оператора связи. 3. Проведено исследование квалификации указанных действий, совершенных при следующих обстоятельствах: — разбирательство дела происходит в закрытом или открытом судебном заседании; — лицами, участвующими в деле, помимо оператора связи, являются: абонент и/или государственные органы и/или иные лица. В целях исследования проанализированы: Федеральные законы, посвященные теме исследования, в том, числе: • Уголовный кодекс Российской Федерации; • ФЗ «О связи»; • Правила оказания услуг подвижной связи, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.05.2005 № 328; • Судебная практика по теме исследования; • Указы Президента РФ и постановления Правительства РФ, посвященные теме исследования; • и другие нормативно правовые акты, посвященные теме исследования.

Свобода слова во всем мире | Telegram против Федеральной службы безопасности

Краткое изложение дела и результат

Апелляционная коллегия Верховного Суда России установила, что Федеральные службы безопасности России (ФСС) имели законное право потребовать, чтобы Telegram, популярное приложение для обмена сообщениями в Интернете, предоставил ФСС ключи, необходимые для расшифровки сообщений, отправленных через его услуга. 14 апреля 2017 года ФСБ направило в офис Telegram в Лондоне письмо с просьбой предоставить ему ключи для расшифровки сообщений, отправленных с шести мобильных номеров.Telegram получил письмо, но не поделился ключами дешифрования. ФСС возбудила судебный иск против Telegram, утверждая, что, не удовлетворив запрос, компания нарушила Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации» . Суд первой инстанции оштрафовал Telegram на 800 000 рублей (около 13 000 долларов США) за невыполнение требований ФСБ. Telegram подал апелляцию в апелляционный суд и Верховный суд России, утверждая, что российские суды не обладают юрисдикцией для рассмотрения такого дела против юридического лица, находящегося в Великобритании, и что запрос является незаконным, поскольку он не был подан на основании судебного постановления. .Оба поддержали закон, разрешающий FSS запрашивать у Telegram ключи дешифрования. Затем Telegram подал апелляцию в Апелляционную коллегию Верховного Суда России, которая, среди прочего, пришла к выводу, что права на неприкосновенность частной жизни и тайну переписки не распространяются на ключи, и, следовательно, ФСС не требовала судебного приказа раньше. он может потребовать их раскрытия.


Факты

Telegram — популярное онлайн-приложение для обмена сообщениями со штаб-квартирой в Лондоне.14 апреля 2017 года Федеральная служба безопасности (ФСБ) России направила в офис Telegram в Лондоне письмо с просьбой предоставить к 19 июля 2017 года ключи для расшифровки сообщений, отправленных с шести мобильных номеров. 21 июля 2017 г., но предпочел не отвечать, поскольку обнаружил, что запрос был незаконным, поскольку не содержал судебных постановлений, разрешающих ФСБ получать доступ к сообщениям.

19 сентября 2017 года ФСБ составила протокол об административном правонарушении в отношении Telegram.Он утверждал, что, не ответив на запрос, Telegram нарушил статью 10 (1) Федерального закона «Об информации, информационных технологиях и защите информации» (Закон об информации), который обязывал интернет-компании предоставлять федеральным органам с информацией, необходимой для расшифровки цифровых сообщений.

Решение первой инстанции

Мешанский областной суд Москвы рассматривал дело 16 октября 2017 года. Представители Telegram на процессе не присутствовали.Тем не менее областной суд продолжил слушание. Он пояснил, что Telegram получил уведомление о судебном разбирательстве, а статья 25 (1) Кодекса об административных правонарушениях разрешает слушания без присутствия ответчика. Областной суд признал Telegram виновным в административном правонарушении из-за несоблюдения Закона об информации, который является обязательным для всех компаний, работающих в России. Областной суд пояснил, что согласно Закону об информации организация, которая использует Интернет для получения, отправки или обработки информации, считается «организатором» распространения информации.По тому же закону такие «организаторы» обязаны предоставлять российским властям инструменты, необходимые для расшифровки сообщений, когда это требуется от федерального правительственного агентства. Областной суд установил, что Telegram был таким «организатором» и поэтому должен был предоставить властям ключи дешифрования. Порядок подачи таких запросов был изложен в Приказе ФФС № 432 от 19 июля 2016 года. Областной суд наложил на Telegram штраф в размере 800 000 рублей (около 13 000 долларов США).Суд не оценил, являлось ли требование ФСБ о ключах дешифрования оправданным ограничением прав на неприкосновенность частной жизни и свободу выражения мнения.

Обращение Telegram

Telegram обжаловал это решение. В своей апелляционной записке он утверждал, что в свете статьи 8 (право на уважение частной жизни) Европейской конвенции о правах человека и статьи 23 (право на неприкосновенность частной жизни) Конституции России он имел профессиональную обязанность защищать конфиденциальность граждан России.Он добавил, что Конституция Российской Федерации допускает ограничения права на тайну переписки только в том случае, если такие ограничения служат законной цели, соответствуют закону (имеется в виду судебный приказ) и соразмерны достижению законной цели.

По вопросу легитимности Telegram утверждал, что запрос ФСБ был незаконным, поскольку в соответствии с российским федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и статьей 186 Уголовного кодекса России правоохранительным органам был разрешен доступ к частной переписке. только после получения судебного постановления.В данном случае ФСС не предоставила Telegram доказательств того, что запрос на ключи дешифрования был сделан в соответствии с судебным постановлением. Telegram отмечает, что в запросе ФСС просто упоминается Закон об информации, дающий ему право получать ключи дешифрования от Telegram.

Кроме того, поскольку Telegram находился за пределами России, он утверждал, что ФСС обязана соблюдать Европейскую конвенцию о взаимной помощи по уголовным делам, которая не разрешает ФСС напрямую обращаться с запросами к иностранным компаниям.Вместо этого, согласно Федеральному закону «О федеральных службах безопасности» , ФСБ должна была связаться с британскими правоохранительными органами и попросить их помощи.

Telegram также утверждал, что запрос ФСБ был несоразмерным. Ключи дешифрования, запрошенные ФСБ, потенциально могли дать ей доступ к сообщениям более шести миллионов граждан России, использующих Telegram. Более соразмерным требованием было бы попросить Telegram расшифровать сообщения, отправленные с шести мобильных номеров, к которым FSS хотела получить доступ.В качестве подкрепления своей аргументации Telegram процитировал Специального докладчика ООН по вопросу о свободе выражения мнений и информации, который заявил в своем отчете за 2015 год, что «[i] кажется универсальной позицией среди технологов, что нет специального доступа, который может быть предоставлен только правительству. власти, даже те, которые, в принципе, учитывают общественные интересы. В современной технологической среде намеренный взлом шифрования даже в предположительно законных целях ослабляет безопасность каждого в Интернете.»(A / HRC / 29/32)

Кроме того, Telegram напомнил апелляционному суду, что Европейский суд по правам человека в деле 2015 года Захаров против России пришел к выводу, что «российские правовые нормы, регулирующие перехват сообщений, не обеспечивают адекватных и эффективных гарантий против произвола и риска. злоупотреблений, присущих любой системе тайного наблюдения, и особенно высоких в системе, где секретные службы и полиция имеют прямой доступ с помощью технических средств ко всем средствам мобильной телефонной связи.Российское законодательство не обеспечивает адекватной и эффективной защиты от злоупотреблений со стороны правоохранительных органов ». [пункт 302] ФСС не объяснила в своем запросе, как защитить от злоупотребления ключами дешифрования. Кроме того, он запросил пересылку ключей дешифрования на общий адрес электронной почты [email protected] , который был доступен широкому кругу лиц, таким образом допуская возможное неправомерное использование ключей.

Кроме того, Telegram подчеркнул, что суд не смог оценить, могла ли компания даже расшифровать сообщения, запрошенные ФСБ.Telegram предлагает вариант «секретного чата», при котором сообщения шифруются от начала до конца, что означает, что они зашифровываются на телефонах каждого из коммуникаторов. Такие сообщения с сквозным шифрованием сохраняются только на телефонах коммуникаторов и не могут быть расшифрованы Telegram.

В своей апелляции Telegram также утверждал, что суд первой инстанции допустил ряд процессуальных нарушений. Во-первых, суд не имел юрисдикции рассматривать дело, поскольку компания базировалась в Великобритании и не имела представительства в России.Более того, статья 29 (5) КоАП гласит, что дело должно рассматриваться в той юрисдикции, где произошло нарушение. Они утверждали, что предполагаемое нарушение произошло в Великобритании. Кроме того, они утверждали, что суд не обладает юрисдикцией в отношении дела, поскольку статья 29 (1) (6) Административного кодекса требует, чтобы материалы дела направлялись Генеральному прокурору в случаях, когда иностранное юридическое лицо предположительно совершило административное правонарушение, и оно могло не участвовать в судебном разбирательстве.После этого прокурор должен был связаться с соответствующими иностранными государственными органами для возбуждения уголовного дела за административное правонарушение.

Наконец, Telegram пожаловался на то, что суд не рассмотрел последствия своего решения. Согласно статье 15 (4) Закона об информации, административное правонарушение является основанием для блокировки интернет-ресурса на всей территории России. Суд не учел, что в случае блокировки Telegram пострадают более шести миллионов пользователей в России.Кроме того, ФСБ заявила, что их запрос был сделан по соображениям национальной безопасности. Согласно Telegram, ограничение конфиденциальности по соображениям национальной безопасности должно быть сбалансировано с интересами пользователей мессенджера, чего суд не пытался сделать.

Определение апелляционного суда

12 декабря 2017 г. Мешанский областной суд Москвы рассмотрел кассационную жалобу и оставил решение коллегии первой инстанции без изменения. Во-первых, апелляционный суд установил, что суд первой инстанции правильно рассмотрел факты, в частности, касающиеся хронологии соответствующих событий.Затем суд апелляционной инстанции перешел к вопросу о том, допустил ли суд первой инстанции процессуальные нарушения. Апелляционный суд подчеркнул, что статья 1 (4) (1) КоАП устанавливает ответственность всех лиц за административные правонарушения независимо от их местонахождения. Во-вторых, согласно Постановлению № 5 Пленума Верховного Суда «О некоторых вопросах, поднятых судами в отношении применения Административного кодекса», если нарушение происходит из-за бездействия, то местом нарушения считается место, где действие должно было произойти.В данном случае это была Россия.

Затем апелляционный суд пояснил, что, хотя статья 10 Европейской конвенции о правах человека гарантирует право на свободу выражения мнения, которое включает право получать и распространять информацию, это право может быть ограничено. Такие ограничения должны были быть «предписаны законом» и «необходимы в демократическом обществе». Здесь ограничение было «предусмотрено законом», поскольку Закон об информации обязывал компании, распространяющие информацию через Интернет, предоставлять ключи дешифрования в ФСС по запросу.

Суд также отклонил доводы Telegram в отношении статьи 8 Европейской конвенции о правах человека, а также статьи 23 Конституции России. В частности, суд пояснил, что статья 17 (1) Конституции России гарантирует права и свободы, общепринятые в международном праве. Однако эти права и свободы могут быть ограничены, и право на тайну переписки не освобождается от таких ограничений. Согласно Конституции ограничение допустимо только на основании решения суда.Суд заявил, что ФСБ сослалась на приговор в письме, отправленном Telegram 12 июля 2017 года.

Telegram обжаловал решение в Верховном суде России.

Постановление Верховного суда

20 марта 2018 года Верховный суд России отклонил апелляцию Telegram и оставил в силе решения нижестоящей инстанции. В своей апелляции в суд Telegram обжаловал запрос ФСБ о ключах дешифрования на том основании, что запрос основывался на незаконном Приказе ФСБ № №432 . В июне 2016 года ФСС издало приказ, регулирующий процедуры получения инструментов, необходимых для расшифровки онлайн-коммуникаций. Согласно Telegram, только правительство России могло опубликовать такое распоряжение, и, таким образом, ФСБ превысила свои полномочия, нарушив права на неприкосновенность частной жизни и тайну переписки.

Суд отклонил доводы Telegram. Во-первых, суд пояснил, что согласно Федерального закона 40 «О Федеральной службе безопасности» ФСБ имеет право публиковать нормативные правовые акты в целях защиты национальной безопасности России.Кроме того, он постановил, что статья 10 (1) (4.1) Закона об информации обязывает компании, которые распространяют информацию в Интернете и зашифровывают такую ​​информацию, предоставлять ФСС необходимые ключи дешифрования по запросу.

В целях реализации статьи 10 (1) (4) Правительство Российской Федерации приняло Постановление № 743 «Об установлении правил сотрудничества между распространителями информации в Интернете и государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечивающими безопасность Российская Федерация ». Указ президента № 1301 о предотвращении терроризма и общественной безопасности № , изданный 6 июля 2016 года, поручил ФСБ создать систему, необходимую для дешифрования сообщений, к 20 июля 2016 года. Кроме того, ФСБ выполнила процедуру, выполнив процедуру выдачи ФСС. Приказ № 432 , предусмотренный Указом Президента № № 763 . Таким образом, Суд пришел к выводу, что ФСН не превысила свои полномочия при издании приказа ФСБ № 432 , регулирующего способы получения средств для расшифровки информации.

Статьи 3 и 5 приказа ФСС № 432 обязывали такие компании, как Telegram, обмениваться информацией, необходимой для расшифровки электронных сообщений. Суд добавил, что Конституция России и законы о неприкосновенности частной жизни и тайны переписки не защищают информацию, используемую для дешифрования. В результате от ФСС не требовалось выдавать Telegram судебный приказ при запросе ключей дешифрования, поскольку такие приказы требовались исключительно в ситуациях, когда власти запрашивали доступ к информации, защищенной конституцией.Суд также подчеркнул, что по российскому законодательству Telegram не уполномочен оценивать законность информационных запросов оперативно-следственных органов.

Суд добавил, что в Приказе ФСБ № 432 описаны конкретные способы, которыми Telegram мог передавать ключи дешифрования. Он мог отправить магнитный носитель по почте, отправить информацию по электронной почте или настроить доступ к нему для FSS. Таким образом, Telegram мог использовать любой из этих методов, а не только электронную почту, для отправки запрошенной информации в ФСС.В свете вышеизложенного Суд постановил, что Приказ ФСБ № 432 № является законным.

После этого решения ФСС предоставила Telegram дополнительные 15 дней для обмена ключами дешифрования. Telegram этого не сделал, и 6 апреля 2018 года ФСБ подала судебный запрос о немедленной блокировке Telegram в России.

Telegram обжаловал решение Верховного суда в Апелляционной коллегии Верховного суда России.


Обзор решения

9 августа 2018 года Апелляционная коллегия Верховного Суда оставила в силе приговор о том, что приказом ФСБ РФ № от 25 декабря 2018 г.432 было законным.

Апелляционный орган подтвердил доводы судов низшей инстанции. Во-первых, было установлено, что приказом ФСС № 432 установлена ​​процедура получения информации о расшифровке от таких компаний, как Telegram. Суд добавил, что в соответствии с Законом «Об информации, информационных технологиях и защите информации» интернет-компании обязаны предоставлять федеральным органам информацию, необходимую для расшифровки цифровых сообщений. Кроме того, Федеральный закон от 29.07.2012 г.40 О Федеральной службе безопасности (1995) закрепил за ФСБ полномочиями самостоятельно применять законы и издавать нормативные акты, касающиеся национальной безопасности. Таким образом, ФСБ имеет право издать приказ № № 432 .

Апелляционный орган также согласился с нижестоящими судами в том, что приказ № 432 не нарушает статью 23 Конституции Российской Федерации, которая гарантирует право на неприкосновенность частной жизни и тайну переписки. По мнению Суда, Федеральный закон № «Об информации» № налагает ограничения на возможность ФСБ получать доступ к конкретной информации.Однако этот закон не распространял ограничения на информацию, используемую для расшифровки сообщений. Точно так же другие конституционные положения и федеральные законы о тайне переписки не защищали информацию, используемую для расшифровки сообщений.

Наконец, Апелляционный орган отклонил утверждения Telegram о том, что приказ № № 432 содержал «коррупционные элементы». Суд пояснил, что Федеральный закон № 172 «О антикоррупционной проверке нормативных актов» и проект нормативных актов определили «коррупционные элементы» как правовые нормы, которые являются слишком широкими и, следовательно, открытыми для злоупотреблений.Согласно закону, соответствующим органам исполнительной юстиции поручено проверять нормативные акты на наличие «коррупционных элементов». В данном случае Министерство юстиции рассмотрело приказ № 432 и не обнаружило в нем никаких проблем.


текст.pdf.1446669084.titlepage.pdf.jq3Ea

% PDF-1.7 % 1 0 объект > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 2 0 obj > транслировать 2015-11-04T12: 40: 42-08: 002015-11-04T12: 40: 42-08: 002015-11-04T12: 40: 42-08: 00Appligent AppendPDF Pro 5.5uuid: fa8546c6-a164-11b2-0a00-782dad000000uuid: fa855fcd-a164-11b2-0a00-e0481665fe7fapplication / pdf

  • text.pdf.1446669084.titlepage.pdf.jq3Ea
  • pdfTeX-1.40.10AppendPDF Pro 5.5 Ядро Linux 2.6 64-битная 2 октября 2014 Библиотека 10.1.0 конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 объект > эндобдж 19 0 объект > эндобдж 20 0 объект > эндобдж 21 0 объект > эндобдж 22 0 объект > эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > эндобдж 25 0 объект > эндобдж 26 0 объект > эндобдж 27 0 объект > эндобдж 28 0 объект > эндобдж 29 0 объект > эндобдж 30 0 объект > эндобдж 31 0 объект > эндобдж 32 0 объект > эндобдж 33 0 объект > эндобдж 34 0 объект > эндобдж 35 0 объект > эндобдж 36 0 объект > эндобдж 37 0 объект > эндобдж 38 0 объект > эндобдж 39 0 объект > эндобдж 40 0 объект > эндобдж 41 0 объект > эндобдж 42 0 объект > эндобдж 43 0 объект > эндобдж 44 0 объект > эндобдж 45 0 объект > эндобдж 46 0 объект > эндобдж 47 0 объект > эндобдж 48 0 объект > эндобдж 49 0 объект > эндобдж 50 0 объект > эндобдж 51 0 объект > эндобдж 52 0 объект > эндобдж 53 0 объект > эндобдж 54 0 объект > эндобдж 55 0 объект > эндобдж 56 0 объект > эндобдж 57 0 объект > эндобдж 58 0 объект > эндобдж 59 0 объект > эндобдж 60 0 объект > эндобдж 61 0 объект > эндобдж 62 0 объект > транслировать x ڕ TMo6Q1Ef / F & 8EZlj] -P @ qf8fnv2! w` =

    Российская Федерация — Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. с поправками.

    Закон
    Имя: Трудовой кодекс Российской Федерации от 30 декабря 2001 г. с изменениями и дополнениями.
    Страна: Российская Федерация
    Тема (и): Трудовой кодекс, общие законы о труде и занятости
    Тип законодательства: , Закон
    Принят: 30.12.2001
    Вступление в силу:
    Опубликовано: Собрание законодательства, 2002-01-07, №1, pp. 236-387
    Неофициальный перевод на английский язык, 176 с.
    Biulleten », 2006-08, № 8, стр. 1-176
    Юридические материалы России и республик (текст на английском языке в редакции до 30 июня 2006 г.), 2007-03, № 3, стр. 1-229
    Юридические материалы России и республик (текст на английском языке в редакции до 2007 г.), 2007-06, № 6, стр. 1-227
    ISN: RUS-2001-L-60535
    Ссылка: https: // www.ilo.org/dyn/natlex/natlex4.detail?p_isn=60535&p_lang=en
    Библиография: Собрание закона, 2002-01-07, № 1, с. 236-387
    Неофициальный перевод на английский язык, 176 с.
    Biulleten », 2006-08, № 8, стр. 1-176
    Юридические материалы по России и республикам (текст на английском языке в редакции до 30 июня 2006 г.), 2007-03, № 3, с. 1-229
    Юридические материалы России и республик (текст на английском языке в редакции до 2007 г.), 2007-06, №6, pp. 1-227
    Напечатано отдельно на русском языке, Сводный текст в соответствии с изменениями No 102-ФЗ от 7 мая 2013 г., 274 страницы Кодекса в формате PDF на русском языке в редакции от мая 2013 г.
    Трудовой кодекс на русском языке (с изменениями, внесенными до 30 июня 2006 г.) URAL Human Resources, Российская Федерация PDF (консультация 06.12.2006)
    Аннотация / Образец цитирования: Излагает основные принципы трудового законодательства. Содержит положения, касающиеся запрета дискриминации на работе и принудительного труда, трудовых отношений, социального партнерства (коллективные переговоры и соглашения), трудового договора, часов работы, отдыха и отпусков, заработной платы, гарантий и компенсаций работникам, дисциплины, профессионального обучения. , охрана труда.Содержит специальные положения по категориям лиц: в частности, женщины и лица с семейными обязанностями, молодые рабочие до 18 лет, сезонные рабочие, учителя, транспортные рабочие, рабочие-мигранты. Также занимается защитой трудовых прав работников, разрешением трудовых споров и ответственностью за нарушение трудового законодательства. Отменяет Закон № 69-ФЗ от 6 мая 1998 г., Трудовой кодекс 1971 г., Закон № 3543 от 25 сентября 1992 г., Закон № 59-ФЗ от 17 марта 1997 г., Закон № 84-ФЗ от 30 апреля 1999 г., Закон № .14-ФЗ от 15 февраля 1995 г., Закон № 2-ФЗ от 18 января 2001 г., Закон № 139-ФЗ от 31 июля 1998 г., Закон № 131-ФЗ от 24 ноября 1996 г. и Закон № 182-ФЗ от 24 ноября. 1996.
    Текст (ы) признан недействительным :
    Текст (ы) изменения :
    Измененный текст :
    Реализация текста (ов) :
    Связанный текст :

    Россия заново изобретает верховенство закона | Американский институт предпринимательства

    Демократия и либеральный капитализм требуют мощных, уважаемых и независимых институтов, которые бы служили посредником в интересах государства и гражданина и отправляли правосудие справедливо и эффективно.Самым важным из таких институтов является судебная система.

    На Западе верховенство закона возникло в результате многовековых политических конфликтов, институционального и интеллектуального роста. У России было десять лет, чтобы подвести итоги этих событий. В 1990-е годы, после семи десятилетий тоталитарного террора, секретности, произвола и коррупции, российские суды начали приобретать авторитет, ресурсы и волю, чтобы противостоять российскому государству. Теперь, с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса и связанных с ним законодательных реформ в декабре 2001 года, долгий путь к истинно российскому Rechtsstaat — законному государству — достиг еще одной вехи.

    Советское наследие

    В Советском Союзе правосудие, как и все остальное, принадлежало государству. Декрет о судах, подписанный Лениным через месяц после прихода к власти большевиков в 1917 году, объявил существующую судебную систему «буржуазной», «громоздкой» и «дорогой» [1] и отменил суды присяжных, введенные в России в 1864 году. суды стали еще одной шестеренкой в ​​сложной машине, обслуживающей политические нужды советского режима.

    Судьи. Членство в Коммунистической партии было условием для получения должности судьи.Как и любой другой коммунист, судья подчинялся партийной дисциплине и подчинялся приказам. Во многих судебных делах приказы местных властей (так называемое «право по телефону») дополняли политическую линию партии, установленную Центральным комитетом и выполняемую местными партийными организациями. Местный партийный аппарат контролировал срок пребывания судьи в должности и его продвижение по службе, «рекомендуя» или «не рекомендуя» судью для «выборов» по ​​единому кандидату. Порой пресловутые «тройки» полностью обходили стороной даже такие карикатуры на суды.Эти трибуналы выносили, часто заочно, сотни тысяч смертных приговоров во время чисток 1930-х годов.

    По заработной плате и, что еще более важно, по неденежным льготам судьи были одними из самых низких служащих. Их зарплата была «едва достаточной». [2] Большинство судей в 1970-х и 1980-х годах не имели отдельной квартиры, а жили со своей семьей в одной комнате в коммунальных квартирах или общежитиях или снимали скудное пространство в доме. [3] Здания суда были одними из «хуже всех обслуживаемых» общественных зданий.[4]

    Прокуратура. Институт прокуратуры олицетворяет государственную собственность на правосудие. По названию советские прокуроры напоминали шотландских прокуроров фискальных , районных прокуроров, назначенных лордом-адвокатом. Однако в советской версии прокуратура имела право не только расследовать преступления и возбуждать уголовные дела, но и контролировать «законность» в своих округах, в том числе поведение судей в судах. Неизменно члены партии с отличной репутацией, они были на вершине местной властной элиты вместе с первым секретарем партийного комитета, главой местного отделения тайной полиции и главой военного округа.

    Прокуроры обладали неограниченными полномочиями по обыску и изъятию, аресту и неограниченному досудебному задержанию, которые часто использовались для принуждения к признанию. В случае неудовлетворенности приговором (в большинстве случаев оправданием) прокурор может ходатайствовать о пересмотре дела. Показатель оправдательных приговоров в Советском Союзе составлял менее доли процента от всех приговоров [5].

    Судьи и суды редко являлись чем-то большим, чем просто предыстория усилий всемогущих прокуроров по вынесению приговора. Передавая материалы дела судье, прокурор часто даже не появлялся в суде: он полностью доверял судье свою работу для обвинения.Когда доказательства были неубедительными даже для советского судьи, судебное разбирательство было прекращено, а материалы дела возвращены в прокуратуру для дополнительного расследования ( исследование, ). Поскольку Уголовный кодекс не разрешал откладывать судебное разбирательство более чем на три дня, после того, как обвинение внесло поправки в свою версию, обвиняемый предстал перед другим судом (иногда третьим) по тому же преступлению.

    Не имея возможности толковать законы, выступая в качестве опоры в политических процессах по сценарию (в том числе порицание лиц, причастных к подпольной экономической деятельности) и будучи обязанным прокурорам в уголовных делах, советские судьи были относительно независимы только в гражданских делах, таких как разводы и споры между соседи.

    Дело Рокотова-Файбишенко в начале 1960-х годов олицетворяло статус закона, судов и правосудия в Советском Союзе. Нескольким молодым мужчинам и женщинам было предъявлено обвинение в предоставлении туристам и советским гражданам обмена валюты, что было запрещено, как и вся частная экономическая деятельность. Подсудимые предстали перед судом и были приговорены к пяти годам лишения свободы — максимальному наказанию, предусмотренному уголовным кодексом. Взбешенный такой снисходительностью первый секретарь партии Никита Хрущев приказал изменить закон.Верховный Совет быстро принял закон о смертной казни за валютные преступления. Подсудимые были повторно осуждены, а два лидера группы были немедленно казнены.

    Революция

    К концу 1980-х годов гласность выявила огромное соучастие бессильных судов, бесстыдно манипулируемых политическими властями, в царстве террора и беззакония последних семи десятилетий. Под председательством Бориса Ельцина Верховный Совет России — тогда еще входившего в состав Советского Союза — начал разрабатывать и принимать первоначальные меры по реформе.

    Прорыв произошел в июле 1991 года, когда законодательный орган принял закон о создании Конституционного суда Российской Федерации. Назначенные на фиксированный двенадцатилетний срок, судьи должны были быть независимыми от исполнительной и законодательной ветвей власти, иммунитетом от судебного преследования и несменяемыми. Беспрецедентно за всю историю России суд должен был выносить решения о конституционности международных договоров, федеральных законов, законов входящих в состав автономных республик, а также кодексов, законов и постановлений, регулирующих правовую систему.Как отмечали ведущие исследователи постсоветской правовой реформы, до тех пор «ни разу в российской истории. . . были правители обязаны подчиняться своим собственным законам »[6]

    Три месяца спустя Верховный Совет России утвердил проект всеобъемлющей и радикальной правовой революции: Концепция судебной реформы , 100-страничный манифест, написанный девятью юристами и учеными-правоведами. В документе прописаны меры, необходимые для расширения прав и возможностей судей и обеспечения независимости российских судов от государства и равных по своим полномочиям с исполнительной и законодательной ветвями власти.Предложения предусматривали пожизненный срок полномочий всех судей. Право на наказание и смещение судей будет принадлежать исключительно ассоциациям сверстников. Чтобы уменьшить вероятность манипуляций со стороны местных властей, зарплата судей будет выплачиваться из федерального бюджета, а не из местных бюджетов; судьям будет гарантировано жилье и доступ к медицинскому обслуживанию.

    Документ нанес удар в самое сердце власти прокуратуры, предлагая передать все ключевые прерогативы прокуратуры судам. Судьи будут наделены полномочиями пересматривать административные акты и исключительным правом санкционировать предварительное заключение, обыск и выемку, а также прослушивание телефонных разговоров.Судьи, а не прокуроры, обеспечат законность судебного разбирательства.

    Обвинительный уклон советского разбирательства, в котором обвинение и судья по большей части работали рука об руку, чтобы осудить, а права прокурора намного превосходили права защитника, был бы заменен более состязательной процедурой с защитой и обвинением в большей или меньшей степени. меньше на равных и судьи как беспристрастные арбитры. Самое главное, возродятся присяжные.

    Ельцинская Конституция. Конституция 1993 г. значительно усилила дело российской правовой революции, включив в нее многие постулаты из Концепции судебной реформы . Провозглашая Россию «правовым государством» с основными обязанностями «признания, соблюдения и защиты прав человека и гражданина» (статьи 1 и 2), Конституция подтверждает — в кратких, убедительных предложениях — особенности такого штат. Их важность подчеркивается тем, что каждый из них заслуживает отдельной статьи:

    • «Все равны перед законом и судом.”

    • «Каждому гарантируется право защищать свои права и свободы в суде».

    • «Судьи независимы и руководствуются только Конституцией Российской Федерации и федеральным законом».

    • «Судьи несменяемы».

    • «Судьи неприкосновенны [от преследования]» (буквально «неприкосновенны» или неприкосновенны).

    • «Судопроизводство ведется на основе конкуренции и равноправия сторон.”

    • «Финансирование судов должно осуществляться исключительно из федерального бюджета и предназначено для обеспечения всестороннего и независимого отправления правосудия».

    Конституция гарантирует гражданам России право на защиту с момента задержания, ареста или предъявления обвинения. Лицо считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана в порядке, «установленном федеральными законами». Только суд может санкционировать арест, задержание, обыск частного дома и нарушение тайны переписки.Конституция также гарантирует лицам, обвиняемым в преступлениях, караемых смертной казнью, право на суд присяжных. (Еще до принятия Конституции первый с 1917 года суд присяжных прошел в Саратове 15 ноября 1993 года. Двое обвиняемых в убийстве были оправданы.)

    Обеспечение независимости

    Следуя первоначальному замыслу, реформы были направлены одновременно на создание и усиление независимости судей и судов (через иммунитеты, самоуправление, самоконтроль, финансирование и физическую безопасность судей) с одной стороны, и на резкое расширение судов. ‘юрисдикция с другой стороны.

    Начиная с закона 1992 года «О статусе судей», ряд законов гарантировал пожизненное назначение судей и защищал их от дисциплинарных санкций со стороны любого органа, кроме корпоративных органов судей. Последние, созданные в начале 1990-х годов, включают региональные конференции судей, которые избирают региональные или республиканские советы судей, создают квалификационные коллегии судей (ОКК) и назначают делегатов в национальный Конгресс судей. Конгресс, собираясь не реже одного раза в три года, избирает национальный руководящий орган, Совет судей, а также Высшую квалификационную коллегию судей (ВКС).

    Президент России назначает судей районных и областных судов только после того, как кандидатуры будут рассмотрены и одобрены соответствующим ОКК и Верховным судом. (Назначенные президентом судьи Конституционного и Верховного судов должны быть одобрены верхней палатой национального парламента, Советом Федерации.) Перед тем, как будет дано «бессрочное назначение» (то есть пожизненно), судьи должны отбывать испытательный срок: десять лет для судей, назначенных в 1992 и 1993 годах, и три года для судей, назначенных после 1995 года.К 1998 году почти каждый четвертый судья (в районных, региональных, республиканских верховных судах и Верховном суде Российской Федерации) был пожизненным. В их число входили 77 из 111 судей Верховного суда и 75 процентов судей областных и республиканских верховных судов [7].

    Судьи иммунны от отзыва, увольнения или судебного преследования; только местный JQC может снять иммунитет. Затем SJQC должен подтвердить эти решения. До принятия более ограничительных законов в декабре 2001 года судья не мог быть арестован, даже если он был пойман на месте совершения преступления, и не мог быть привлечен к ответственности (или вызван) даже по таким незначительным обвинениям, как вождение в нетрезвом виде, превышение скорости и нарушение покоя. мир.

    Передача управления судами от Министерства юстиции Судебному департаменту Верховного суда укрепила судебную независимость, а также разделение судебной и исполнительной ветвей власти. Тогда же были созданы региональные подразделения отдела при областных судах и верховных судах национальных республик.

    Несмотря на то, что зарплата судей все еще мизерная по западным, и особенно по американским стандартам, заработная плата судей была увеличена до эквивалента нескольких сотен долларов в месяц, стала сопоставима с зарплатой государственных чиновников среднего звена и поместила судей в новый средний класс России.Их компенсационные пакеты, включая бесплатный транспорт и приоритетный доступ к квартирам, медицинскому обслуживанию и уходу за детьми, были выше, чем в позднесоветский период [8].

    В течение большей части 1990-х годов постоянные задержки и урезания бюджета ослабляли благотворный эффект финансирования суда из федерального (а не местного) бюджета (чтобы сделать судей менее восприимчивыми к давлению и манипуляциям со стороны местных властей). Закон 1999 г. попытался решить эту проблему, предоставив судам право снимать платежи непосредственно с государственных счетов без дополнительных разрешений.

    Прохождение закона подчеркнуло изменения как в статусе российских судов, так и в методах, доступных для успешного решения их проблем. В 1998 году, отчаянно пытаясь смягчить финансовый кризис, вызванный растущим бюджетным дефицитом, правительство ввело секвестр, то есть повсеместное урезание бюджета. Ссылаясь на положения закона 1996 года, запрещающего сокращать бюджеты судов без согласия национального конгресса судей, Верховный суд и Высший арбитражный суд (высший суд в сети специализированных арбитражных судов, созданных в 1991 году) подали иск против правительства. в Конституционном суде, который вынес решение в их пользу.В конце того же года, несмотря на финансовый кризис 1998 года, правительство выплатило некоторые просроченные обязательства и в начале 1999 года приняло закон, разрешающий судам доступ к государственным фондам [9].

    Расширение юрисдикции

    За последнее десятилетие российские суды неуклонно расширяли сферу своей компетенции и полномочий. Среди наиболее значительных достижений — пересмотр решений прокуратуры, вызовы местным и федеральным властям, а также конституционная проверка местных и федеральных законов.

    Расширение прав и возможностей . Суды одержали значительную, хотя и далеко не полную, победу в битве за контроль над уголовным судопроизводством над прокуратурой: судьи получили право «проверять процессуальную законность и основания для прокурорских решений» в отношении предварительного заключения при подаче апелляций заключенных [10]. (В настоящее время суды рассматривают около 70 000 жалоб на неправомерный арест каждый год и выносят решения в пользу одной пятой из них.) [11] С 1995 года полиция и прокуратура должны получать разрешение суда на прослушивание телефонных разговоров и нарушение конфиденциальности личной переписки.Во исполнение части 2 статьи 120 Конституции, которая наделяла судей полномочиями «управлять в соответствии с законом», когда они устанавливают «несоответствие» между действиями «государственных органов» и законом, районные и региональные суды начали рассматривать административные акты как местных властей, так и местных властей. и федеральные власти.

    Ничто так наглядно не характеризует смену советских времен, как ранее невообразимая способность граждан подавать в суд на власти — и побеждать!

    российских гражданина теперь добивались возмещения ущерба от аннулирования лицензий на охоту и сокращения пособий по безработице до процедурных вопросов на выборах в национальный парламент, тарифов на межрегиональную торговлю и приватизации государственного имущества.[12] Несмотря на то, что судебные решения исполнялись нерегулярно, в период с 1993 по 1998 год количество таких исков увеличилось с 9 701 до 91 300, причем суды приняли решения в пользу истцов более чем по трем из четырех дел [13]. Ссылаясь на дела, в которых судьи выносили решения против местных и федеральных органов исполнительной и законодательной власти, ведущие исследователи российской постсоветской юриспруденции пришли к выводу, что «обычные суды в России сейчас играют активную и очевидно независимую роль в защите основных гражданских прав.”[14]

    Впервые в истории России Кремль больше не защищен от судебных исков. Мэр Владивостока Виктор Черепков, уволенный указом президента в декабре 1994 года после ссоры с назначенным президентом главой региональной администрации, подал на Ельцина иск в районный суд Москвы. После длительной борьбы суд признал увольнение незаконным; Двенадцать дней спустя Ельцин подписал указ о восстановлении Черепкова на посту.

    Попутно суды сформировали и поддержали первый в России коллективный иск.В 1998 году правительство ввело коэффициент для расчета ежемесячных пенсионных выплат, основанный на заработной плате при выходе на пенсию и выслуге лет. Закон установил временные ограничения на значение коэффициента — по сути, снизив пенсии для миллионов пенсионеров, имеющих право на пособия выше среднего. Через несколько месяцев многие из 38 миллионов пенсионеров России обратились в суд. Сначала Верховный суд при рассмотрении апелляции встал на сторону истца и обязал Министерство труда и пенсионный фонд произвести перерасчет пособий.[15] Через месяц районный суд Новосибирска вынес решение в пользу другого пенсионера, установил другой порядок расчета и повысил пенсию истца. [16]

    К весне 2000 года на рассмотрении находилось 220 000 исков пенсионеров. Верховный суд поручил правительству и Думе принять закон, разъясняющий оспариваемые положения пенсионного законодательства. В мае 2001 г. коэффициент «ограничения» был отменен [17].

    Применение Конституции .Юрисдикция судов резко расширилась в октябре 1995 года, когда «распоряжение» Верховного суда открыло возможность для рассмотрения районными и региональными судами конституционности действий местных и федеральных властей. Вооружение судов Конституцией привело к выдающимся решениям в области прав и свобод человека в России.

    Конституционные обзоры подтвердили свободу вероисповедания перед лицом реакционного и дискриминационного закона, принятого в 1997 году Думой, в которой преобладали левые «народные патриоты».«Направленный против иностранных деноминаций, которые становились все более популярными в России, закон давал местным властям право отказывать в регистрации (и, следовательно, в юридическом статусе) таким группам, если они не удовлетворяли зачастую труднодостижимым критериям.

    При признании таких отказов недействительными суды по всей России опирались на положение о свободе вероисповедания: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода религиозных убеждений, включая право исповедовать индивидуально или вместе с другими любую религию или нет, свободно выбирать, иметь, распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними »(глава 2, статья 28).В марте 1999 г. московский судья приостановил действие запрета Свидетелей Иеговы, постановив, что комиссия экспертов должна определить обоснованность предполагаемых нарушений (церковь обвиняли в «разрушении семей и проповедовании нетерпимости») [18]. Два месяца спустя Министерство юстиции перерегистрировало церковь по всей стране. В том же месяце суд Магадана снял запрет с пятидесятнической церкви [19].

    Одним из наиболее обнадеживающих событий в установлении верховенства закона было применение Конституции даже в, казалось бы, тривиальных случаях.Ссылаясь на положение о равной защите Конституции 1993 года («Все равны перед законом и судом», глава 2, статья 19), судья встал на сторону иностранного истца в Екатеринбурге, который оспорил привычное для иностранцев завышение цен в российских отелях; он присудил компенсацию в размере переплаты. [20]

    Оспаривание призыва . К 1997 году суды начали оспаривать государство в его святом убежище: вооруженные силы и 300-летний призыв. Опираясь на конституционное право на невоенную («гражданскую») альтернативу военной службе (статья 59, раздел 3), многие судьи сняли уголовные обвинения в дезертирстве и уклонении от призыва против тех, кто требовал права на альтернативу.[21]

    Хотя примерно 1500 российских молодых людей ежегодно обращаются за альтернативной службой, было вынесено только два обвинительных приговора: один был вынесен Свидетелю Иеговы в черноморском курортном городе Сочи, а другой — активисту против тяготения в Обнинске в Московской области. Оба приговора были отменены в апелляционном порядке. [22]

    Конституция предоставила Думе право определять критерии удовлетворения ходатайств о прохождении альтернативной службы и формы такой службы. С левым плюрализмом в думах до 2000 года такой закон был бы мертв по прибытии.Закон об альтернативной службе, принятый правительством в феврале 2002 г., теперь имеет хорошие шансы на принятие в ближайшие несколько месяцев [23].

    Конституционный суд

    Как указано в статье 125 Конституции, Конституционный Суд Российской Федерации отвечает за «установление соответствия Конституции» федеральных законов и административных актов президента, правительства и Думы. Решение суда о неконституционности лишает законной силы законы и акты.Конституционный суд оказался самым эффективным инструментом постсоветской правовой революции.

    До принятия постсоветского Уголовно-процессуального кодекса в декабре 2001 года Конституционный суд, по сути, внес поправки в существующий кодекс, проверяя конституционность положений кодекса на основе рассмотренных в суде дел. При этом, как выразился известный российский юрист, «существующий кодекс [был] постепенно приведен в соответствие со стандартами надлежащей правовой процедуры.”[24]

    Одной из главных побед в защиту прав человека стала настойчивость в привлечении к суду присяжных за преступления, караемые смертной казнью. Хотя это предусмотрено статьей 47 Конституции, суды присяжных проводились только в девяти из восьмидесяти девяти «субъектов Федерации» (областей, национальных республик, Москвы и Санкт-Петербурга) и доступны лишь 20 процентам граждан России. В феврале 1999 г. суд отметил неравный доступ к суду присяжных и сослался на положение о равной защите в качестве основания для приостановления применения смертной казни.(За два года до решения суда президент Ельцин фактически отменил смертную казнь, регулярно помилуя всех приговоренных.)

    Еще одна атака на советское правовое наследие: постановление от апреля 1999 г. сузило основания для «дополнительного расследования» (сочтя версию обвинения слишком слабой для вынесения обвинительного приговора, судьи «вернули» дело прокурору для внесения в него поправок). Суд разрешал такое расследование только в случае нарушения процессуальных норм в ходе предварительного следствия (например, непредоставление переводчика для лиц, не говорящих по-русски, или конфликт интересов защитника).[25]

    ВНЖ и недвижимость . В 1996, 1997 и 1998 годах суд рассматривал крупный пережиток советского полицейского государства. Судьи объявили неконституционными аспекты местной и федеральной регистрации по месту жительства и вида на жительство (печально известный propiskii ) как ограничивающие конституционные права «всех, кто на законных основаниях находится на территории Российской Федерации. . . свободно передвигаться [и] выбирать место жительства »(статья 27). В 1998 году суд постановил, что власти не могут требовать от граждан предоставления вида на жительство в качестве предварительного условия для выдачи паспортов для выезда за границу.(В то время вид на жительство действовал по крайней мере в одной трети из восьмидесяти девяти регионов России с самыми строгими требованиями регистрации, как в советские времена, в Москве и Санкт-Петербурге.) [26]

    Среди наиболее важных недавних решений была конституционная защита ключевого аспекта экономической революции: частной собственности на городские земли, как это предусмотрено в Земельном кодексе (который вступил в силу 29 октября 2001 г. после ожесточенной борьбы между коммунистами и реформаторы в Думе).Безопасность городской недвижимости проверялась в иске, поданном жительницей Москвы против городских властей, которые сослались на постановление города, требуя почти половину своего участка, поскольку она превышала максимальную сумму, разрешенную постановлением [27]. Оспаривая конституционность постановления, истец сослался на раздел 2 статьи 55 и раздел 3 статьи 55 Конституции, которые запрещают законы, «отменяющие или ограничивающие права и свободы человека и гражданина». Ограничение их (хотя и только федеральным законом) допускается исключительно в целях защиты конституционной системы, защиты страны и защиты здоровья, прав и «законных интересов» других граждан.

    Выступая на стороне истца, суд также сослался на статью 35, раздел 3, которая запрещает «лишение [гражданина] [частной] собственности», кроме как по решению суда. Такое «отчуждение» в интересах государства допускается только при «упреждающем и справедливом возмещении». Ссылаясь на недавние решения, в которых понятие «владение» было распространено на частную недвижимость, а также другое имущество, суд признал постановление города неконституционным [28] и оставил в силе Земельный кодекс, который запрещает ограничение суммы законно приобретенного имущества. частная городская недвижимость.

    «Шпионские» процессы

    Ничто так не символизирует ожесточенное противостояние между правовой революцией и наследием коммунизма, как рассмотрение российскими судами обвинений в государственной измене, выдвинутых Федеральной службой безопасности (или ФСБ).

    Самым громким делом — и самым важным с точки зрения установленных юридических прецедентов — был «шпионский» процесс над капитаном ВМФ, ставшим активистом-экологом, Александром Никитином. В конце 1995 года ФСБ арестовала его в Санкт-Петербурге.-Петербурге и предъявил ему обвинение в государственной измене, шпионаже и разглашении государственной тайны. Никитин участвовал в подготовке доклада норвежской экологической группы об ущербе окружающей среде в результате аварий на атомных подводных лодках Северного флота России. Он утверждал, что получил информацию из несекретных и общедоступных источников.

    Председательствующий судья освободил Никитина под залог после десяти месяцев предварительного заключения (в то время залог был неслыханным в деле о государственной измене; это остается редкой практикой в ​​российском уголовном судопроизводстве).В октябре 1998 г. Санкт-Петербургский городской суд вернул дело в прокуратуру для дополнительного расследования. Через год обвинение вернулось в суд с тем же обвинением. В течение двух месяцев, в декабре 1999 г., судья признал обвиняемых невиновными. В сентябре 2000 г. по апелляции ФСБ Верховный суд оставил это решение в силе — это первый оправдательный приговор с октября 1917 г. по обвинению в государственной измене, предъявленному российской тайной полицией [29].

    Помимо новизны оправдательного приговора, дело Никитина отличалось защитой, основанной на Конституции, успехом стратегии в Санкт-Петербурге.Петербургский городской суд и постановление Конституционного суда, которое нанесло серьезный удар по секретности, которая на протяжении восьми десятилетий окружала судебные процессы, инициированные тайной полицией.

    Первым вопросом было юридическое представительство обвиняемого. Первоначально следователи ФСБ отказывались иметь дело с защитником, поскольку он не имел допуска к секретной информации. (Вместо этого, как это делал КГБ в таких случаях, ФСБ назначило адвоката, бывшего офицера КГБ, действовать от имени Никитина.) В ответ на ходатайство Никитина в марте 1996 года Конституционный суд постановил, что Закон о государственной тайне 1993 года, который требовал разрешение на доступ к секретной информации не может быть применено к защитнику в уголовном процессе.[30] Суд основал свое решение на конституционном праве на юридическое представительство (статья 48), равенстве сторон и состязательности судебного разбирательства (статья 123, раздел 3). Суд признал неконституционным существующую процедуру допуска только прошедших проверку ФСБ юристов в качестве защитников по делам, связанным с секретной информацией.

    Затем группа защиты Никитина обратилась к Конституции, чтобы подорвать законность государственной тайны по делу. Хотя эта информация считается секретной в соответствии с постановлением правительства, данная информация не является секретной с юридической точки зрения, поскольку Конституция предоставляет каждому право на «правдивую информацию» об окружающей среде (статья 42) и поскольку Закон о государственной тайне исключает несчастные случаи и состояние окружающей среды.[31]

    Законность секретности была подорвана конституционным правом «свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию». В той же статье (29) предусматривается, что федеральный закон определяет государственные секреты. Однако такой закон появился только через два года после того, как Никитин якобы нарушил государственную тайну. Поскольку Конституция запрещает применение неопубликованных законов, а также «любых нормативных актов» (статья 15, раздел 3) и запрещает ретроактивное применение закона (статья 54), судебное преследование на основании Закона о государственной тайне является нарушением Конституции.[32]

    В допросе после суда судья по делу объяснил, что ключевой ошибкой прокуроров было их «упорное игнорирование утверждений защиты о том, что нужно обращать внимание не только на вопросы факта, но и на вопросы закона» [33] — концепция, которая, должно быть, показалась преемнику КГБ совершенно новой и экзотической. Судья добавил: «Этим решением мы подтвердили принцип судебного нейтралитета и изоляции от внешних сил. Решение является важным, потому что оно показывает, что, несмотря на характер обвинения и тот факт, что оно исходило от ФСБ, суд соблюдал букву и дух закона.. . мы отвечаем только перед законом ». * [34]

    Законопроекты от декабря 2001 г.

    Между 1995 и 2000 годами политика и экономика препятствовали правовой революции. Как принятие новых законов, так и исполнение тех, что были приняты в 1991–1995 годах, пострадали от «холодной гражданской войны» между прореформенным президентом и парламентом, в котором доминировали реакционные левые, придерживающиеся жесткой линии, которые проголосовали против или приостановили принятие законов, представленных Кремль. Без прояснения законодательства, особенно постсоветского уголовного кодекса, некоторые ключевые положения Конституции — наиболее явно санкционированные судом аресты, обыски и выемки — не могут быть реализованы.

    Воспользовавшись распрями в центре и ограниченными экономическими полномочиями Кремля, многие регионы нарушили как Конституцию, так и федеральные законы. Популярный и влиятельный мэр Москвы проигнорировал постановления Конституционного суда и продолжал ограничивать право на проживание под видом регистрации.

    Реализация и правоприменение также страдали от нехватки финансирования, поскольку Россия справилась с наследием советского экономического краха, пустой казной, огромными субсидиями убыточным предприятиям и отсутствием современной налоговой системы, которую нужно было создавать из царапать.Нехватка средств не позволила повысить мизерную зарплату судей, назначить тысячи новых судей, необходимых для осуществления судебного надзора за действиями прокуратуры, и обеспечить соблюдение конституционного права на суд присяжных или на адвоката.

    Для устранения таких недостатков в декабре 2001 г. российский парламент принял, а президент Владимир Путин подписал четыре закона, имеющих решающее значение для правовой революции: два закона, касающихся квалификации судей, процедур назначения, пенсионного возраста, а также административной, гражданской и уголовной ответственности. ; закон о соблюдении решений Конституционного суда; и, самое главное, закон, вводящий в действие постсоветский Уголовно-процессуальный кодекс.[35] Законодательный пакет явился результатом почти двухлетней работы группы прогрессивных юристов под руководством Дмитрия Козака, заместителя главы администрации, и Павла Крашенинникова, председателя Законодательного комитета Госдумы.

    Расширенные права . Ряд статей нового Уголовно-процессуального кодекса означает крупную победу прав обвиняемых и прав человека. Практически все ключевые положения расширяют полномочия судов и уменьшают полномочия прокуратуры.Законопроекты усиливают исполнение решений Конституционного суда, кодифицируют процедуры назначения судей и детализируют квалификацию кандидата.

    Санкционированный судом арест, обыск, изъятие и продление срока предварительного заключения . После десятилетия жарких дебатов, неустанных усилий реформаторов и решительного противодействия прокуратуры санкционирование всех этих мер, а также доступ к информации о банковских счетах и ​​перехвате почты перешли от прокуратуры к судам.[36] В отсутствие рассмотрения судьей ареста или продления срока содержания под стражей в течение 48 часов кодекс предписывает немедленно и безоговорочно освободить задержанных. [37]

    Показывая серьезность приверженности реформаторов санкционированным судом процедурам, поправка к кодексу предусматривает выделение больших сумм в федеральном бюджете на 2003 год [38] для назначения сотен судей, необходимых для выполнения дополнительных обязанностей. Козак подсчитал, что в следующие четыре года государство потратит дополнительно 44 миллиарда рублей ($ 1.4 миллиарда) для финансирования «федеральной программы развития судебной системы» [39] (весь федеральный бюджет России в 2002 году составляет 65,5 миллиарда долларов.)

    Эта же поправка предусматривает, что разрешение суда на принятие вышеуказанных мер вступает в силу 1 января 2004 года. До тех пор разрешение оставалось прерогативой прокуратуры (при условии рассмотрения в судебном порядке жалоб ответчиков). Однако уже 14 марта в постановлении по отдельным жалобам трех граждан, находящихся под стражей до суда, Конституционный суд отменил эту поправку как нарушающую конституционное право на судебное слушание после 48 часов задержания (статья 22).Суд назначил так называемый в России судебный арест (в отличие от ареста, назначенного прокуратурой), вступивший в силу 2 июня 2002 года. Назвав решение суда «чрезвычайным» и «сенсационным», российские либеральные СМИ истолковали это постановление как разделительное ». с еще одним пережитком советской юридической практики »и назвал это« революцией »в уголовном судопроизводстве [40].

    Срок предварительного заключения . До сих пор, грубо нарушая права подсудимых, прокуратура могла легко продлить предварительное заключение, независимо от тяжести преступления, на восемнадцать месяцев, а затем еще на шесть месяцев, якобы для того, чтобы дать защите время для ознакомления с материалами дела. .Из-за переполненности следственные изоляторы — так называемые СИЗО ( следственные изоляторы, , следственные изоляторы) — были намного хуже, чем тюрьмы или трудовые лагеря. По свидетельству многих российских и международных правозащитных организаций, содержание в СИЗО, где ежегодно тысячи заключенных болеют туберкулезом, а также другими заболеваниями, приравнивается к пыткам.

    Кодекс ограничивает первоначальное содержание под стражей до суда двумя месяцами. Для продления срока до шести месяцев требуется другое решение суда.Продолжение содержания под стражей должно требовать главный прокурор области только в случаях «тяжких» и «особо тяжких» преступлений. Содержание заключенного на срок более двенадцати месяцев допускается только в «исключительных случаях» и по требованию генерального прокурора Российской Федерации или его заместителя. Досудебное содержание под стражей свыше восемнадцати месяцев запрещено; обвиняемый должен быть освобожден «немедленно». [41]

    Устранение расследования. У обвинения больше не будет неограниченного времени и несколько попыток добиться обвинительного приговора.После решения Конституционного суда 1999 года кодекс сузил основания для возврата дела в прокуратуру до установления судьей процессуальных нарушений в ходе расследования. Более того, теперь у прокуратуры есть всего пять дней для внесения поправок в дело [42].

    Сделка о признании вины . Впервые в истории России лицам, которым предъявлены обвинения в незначительных преступлениях с максимальным сроком наказания пять лет, удалось избежать суда (и предварительного заключения). После необходимой консультации с защитником обвиняемый может признать себя виновным и получить приговор.Судья не может назначить наказание в виде лишения свободы, превышающее две трети максимального срока наказания, предусмотренного за это преступление. [43] Сделка о признании вины может сократить количество заключенных в СИЗО почти вдвое.

    Залог . Кодекс вводит в российскую юриспруденцию понятие облигации ( залогов ). Залог, определяемый характером преступления и личным прошлым обвиняемого, может быть внесен обвиняемым или кем-либо еще. [44]

    Суд присяжных .К 1 января 2003 года суды присяжных должны пройти во всех регионах. На данный момент присяжные в составе двенадцати членов ограничиваются рассмотрением дел о «тяжких» ( тяжких, ) преступлениях, таких как убийство, изнасилование и терроризм [45].

    Снижение обвинительной предвзятости; большая конкуренция и противоборство . Первая глава кодекса подтверждает презумпцию невиновности. Подсудимый не обязан доказывать невиновность: обвинение должно доказать вину [46]. Любые сомнения следует толковать в его пользу. [47]

    В той же главе говорится, что судебный процесс основан на конкуренции защиты и обвинения, которые «равны».[48] ​​Суд больше не является «органом уголовного преследования», он призван «создавать условия для выполнения сторонами своих обязанностей в установленном порядке». [49] По словам Казака, революционные изменения в уголовном и гражданском судопроизводстве было для того, чтобы «в действии. . . от имени государства прокурор должен иметь те же процессуальные права, что и другая сторона »[50]

    Требование постоянного присутствия прокурора в суде разграничивает функции судьи и прокурора.[51] От судей больше не требуется выполнять работу обвинения, но они станут объективными арбитрами в споре между обвинением и защитой.

    Защитникам предоставлено право проводить досудебное расследование и собирать доказательства. [52] (Раньше защита могла только «изучать» материалы дела, представленные обвинением.) Следуя прецеденту в деле Никитина, кодекс не устанавливает никаких специальных требований к допуску, квалификации или проверке для адвокатов по делам, связанным с государственной тайной; они обязаны только подписать обещание не разглашать секреты.[53]

    Недопустимость . Впервые судьи получили право исключать доказательства, полученные с нарушением закона. [54] Недопустимость распространяется на все доказательства, представленные обвиняемым в отсутствие защитника. [55]

    Исполнение решений Конституционного суда . Поправка к Закону о Конституционном суде дает исполнительной власти (от районных властей до главы региона или республики и президента России) два месяца на отмену закона или постановления, признанных неконституционными.Несоблюдение может привести к увольнению исполнительной власти; Отказ местного законодательного органа принять необходимые законы может означать его роспуск. [56]

    Решающее начало

    Правовая система России десятилетней давности по-прежнему страдает множеством наследственных дефектов. Среди них скудные зарплаты, недостаточное образование и подготовка, а нередко и явная некомпетентность как судей, так и прокуроров, а также переполненные и полуразрушенные тюрьмы. Российские СМИ изобилуют обвинениями в подкупе судей с целью повлиять на их решения, особенно в провинциях и национальных республиках.

    Многие федеральные и местные законы и постановления противоречат Конституции, в первую очередь это продолжающееся ограничение проживания в Москве. По крайней мере, в некоторых случаях суды продолжают выполнять приказы местных или федеральных властей вместо того, чтобы следовать закону. В политически мотивированном судебном процессе — поощряемом, если не инициированном Кремлем, — судья сослался на малоизвестный (который вскоре будет отменен) коммерческий закон, чтобы отключить эфир самого популярного независимого телеканала России, НТВ.

    Несмотря на дело Никитина, противостояние ФСБ вряд ли является нормой, о чем свидетельствует обвинение Игоря Сутягина.Хотя Сутягин уже провел в тюрьме два с половиной года, его ходатайства об освобождении под залог неоднократно отклонялись, и его дело недавно было возвращено судьей в прокуратуру для «дополнительного расследования», что является явным нарушением как решений Конституционного суда, так и новый Уголовно-процессуальный кодекс.

    Возможно, еще более изнурительным является глубоко циничный взгляд миллионов россиян на правовую систему. Предложение законов, каким бы прекрасным оно ни было, должно удовлетворяться столь же высоким спросом.По словам Томаса Джефферсона, «[Я] воля нации делает закон обязательным» [57]. Чтобы воскресить эту волю после четырех поколений государственного террора, беззакония и мошенничества — в то время как суды, судьи и законы были инструменты тоталитарного государства — потребуются десятилетия. Тем не менее, те, кто в России и за ее пределами, кто справедливо видит в появлении российского Rechtsstaat окончательный разрыв с советским прошлым, могут утешиться прогрессом первого из этих долгих десятилетий.

    Банкноты

    1.«Реформа правовой системы», Фонд информационной поддержки экономических реформ, www.fiper.ru/spr/2001/chapter-2-1.html.

    2. Питер Х. Соломон-младший и Тодд С. Фоглсонг, Суды и переходный период в России (Боулдер: Westview Press, 2000), с. 7.

    3. Там же.

    4. Там же.

    5. Питер Х. Соломон-младший и Тодд С. Фоглесонг, «Прокуратура и суды в России: новые отношения?» Обзор Конституции Восточной Европы, осень 2000 г., стр.106.

    6. Питер Х. Соломон, «Право и суды в постсоветской России», доклад, представленный 3 декабря 1999 года в Школе перспективных международных исследований Пола Х. Нитце Университета Джонса Хопкинса, Вашингтон, округ Колумбия, с. 2.

    7. Соломон и Туманная Песня, Суды и переходный период, с. 32.

    8. Там же, с. 36.

    9. Там же, стр. 16–18.

    10. Там же, с. 71.

    11. Илиан Г. Кашу и Митчелл А. Оренштейн, «Судебная кампания пенсионеров: значение закона в России», Восточноевропейский конституционный обзор, осень 2001 г., с.70.

    12. Соломон и Туманная Песня, Суды и переходный период, с. 69.

    13. Там же, с. 68.

    14. Там же, с. 69.

    15. Кашу и Оренштейн, «Судебная кампания пенсионеров», с. 69.

    16. Там же.

    17. Там же, с. 70.

    18. «Свидетели Иеговы зарегистрированы в соответствии с новым законом», Рейтер, 7 мая 1999 г., www.russiatoday.com.

    19. «Российский суд отклоняет запрет пентакосталистов», Вашингтон Пост, 29 мая 1999 г., с. A20.

    20.Скотт П. Бойлан, «Состояние судебной реформы в России», Обзор международного права Американского университета, 13 (1998): 8.

    21. Питер Х. Соломон, «Устойчивость судебной реформы в современной России», «Восточноевропейский конституционный обзор», осень 1997 г., с. 55.

    22. Дэниэл Уильямс, «Где правило« государственных интересов »», Washington Post, 29 июня 2000 г., стр. A20.

    23. Екатерина Ларина, «Альтернативная речь», журнал «Россия», 25 февраля 2002 г., с. 3.

    24. Елена Барихновская, «Как Конституционный суд реформирует уголовное судопроизводство: дело Никитина», Восточноевропейский конституционный обзор, осень 2000 г., с.99.

    25. Соломон и Туманная Песня, Суды и переходный период, с. 150.

    26. Дамиан С. Шейбл, «Жизнь в российском« закрытом городе »: ограничения передвижения в Москве и верховенство закона», New York University Law Review, 76 (16): 344-46.

    27. «Создание Конституционного суда Российской Федерации 13 декабря 2001 года» (Решение Конституционного Суда Российской Федерации от 13 декабря 2001 г.), ks.rfnet.ru (официальный сайт Конституционного Суда Российской Федерации).Автор благодарен судье Стивену Ф. Уильямсу из Апелляционного суда США, округ Колумбия, за привлечение внимания к этому делу.

    28. Там же.

    29. Виктор Терешкин, «Дело Никитина глазами оправдывающего судьи», «Восточноевропейский конституционный обзор», осень 2000 г., с. 92.

    30. Барихновская, «Как Конституционный суд», с. 100.

    31. Михаил Матинов и Юрий Шмидт, «Дело Никитина и законодательные и социальные реформы в России», Восточноевропейское конституционное обозрение, с.97. Авторы были адвокатами.

    32. Там же.

    33. Терешкин, Дело Никитина, с. 92.

    34. Там же, с. 93.

    35. О внесении дополнений и изменений в федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации», 17 декабря 2001 г .; «О внесении изменений и дополнений в закон Российской Федерации« О статусе суда в Российской Федерации »», 15 декабря 2002 г .; «О внесении изменений и дополнений в Федеральный Конституционный Закон« О Конституционном Суде Российской Федерации »», 17 декабря 2001 г .; «О введении в действие уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», 22 декабря 2001 г., www.adki.ru.

    36. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

    (Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации), статья 29. Ссылка на www.akdi.ru/gd/proekt, 22 февраля 2002 г.

    37. Там же, статья 94.

    38. «Федеральный закон введения в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», статья 14, часть 3, 22 декабря, г. 2001 г.Доступно на www.akdi.ru/gd/proekt, 1 февраля 2002 г.

    39. Дмитрий Козак, «Выступление заместителя руководителя Администрации Президента Дмитрия Козака на обеде Американской торговой палаты в России», Федеральная служба новостей. На сайте www.nexis.com/research, 30 января 2002 г., стр. 7.

    40. Анна Бондаренко, «Правовая революция», www.therussianissues.com, 15 марта 2002 г. В статье цитируются газеты «Коммерсантъ», «Время новостей» и «Известия».

    41. Уголовно, статья 109.

    42. Там же, статья 237.

    43. Там же, статьи 314 и 316.

    44. Там же, статья 106.

    45. Там же, статьи 30 и 31.

    46. Там же, статья 14.

    47. Там же.

    48. Там же, статья 15.

    49. Там же.

    50. Козак, «Замечания», с. 4.

    51. Уголовно, статья 246. Статья вводится в действие с 1 января 2003 года.

    52. Там же, статьи 53 и 86.

    53. Там же, статья 49.

    54. Там же, статья 165.

    55. Там же, статья 75.

    56. Федеральный конституционный закон, «О внесении изменений и дополнений в федеральный конституционный закон О конституционном законе Российской Федерации». Конституционный Суд Российской Федерации »), 17 декабря 2001 г. Источник: akdi.ru/gd/proekt, 30 января 2002 г.

    57.Как цитируется у Шайбле, «Жизнь в России», стр. 369, п. 147.

    Леон Арон — научный сотрудник и директор по изучению России в AEI.

    Нарушение неприкосновенности частной жизни в турецком уголовном и сравнительном праве (I) | by A. Caner YENİDÜNYA

    РЕЗЮМЕ

    Защита частной жизни — одна из важнейших составляющих любого обсуждения человеческого достоинства. Это исследование будет содержать защиту конфиденциальности с помощью уголовных санкций. В Турции нарушения конфиденциальности регулируются статьями 132–140 Уголовного кодекса Турции.Конфиденциальность общения, личные данные и жизнь защищены соответствующими статьями. В этом документе виды преступлений, связанные с применением положений Уголовного кодекса Турции и Уголовного законодательства Германии, будут изучены в сравнительной перспективе путем изучения положений Уголовных кодексов некоторых других европейских стран, а также неприкосновенности частной жизни в свете Европейского права человека. Также будут оцениваться и обсуждаться решения суда по правам человека.

    1- Введение

    Неприкосновенность частной жизни может быть определена просто как «предоставление людям территории, свободной от внешнего вмешательства, где они могут свободно строить и развиваться» [1].

    Утверждая, что «Каждый человек имеет право на жизнь и свободу развивать материальные и нематериальные активы», 17-я статья Конституции Турции заявляет, что право на жизнь, которое составляет первую и неделимую область человеческого существования, приобретает смысл только с безопасность личности.

    В этом смысле право контролировать физическое проявление личности рассматривается в рамках права на жизнь. Право на частную жизнь и уважение частной жизни составляет основное поле права на безопасность и всех других прав.Благодаря этому праву люди имеют защищенное внутреннее пространство, зависящее от индивидуального выбора и защищенное от вмешательства внешнего мира — как в отношении государственного вмешательства, так и вмешательства других граждан. Право на уважение частной жизни также важно для других прав, таких как; свобода мысли, совести и религии, свобода выражения мнений и право на образование [2]. Личный выбор людей и их желание жить в соответствии со смыслом, который они придают своей жизни и себе, требуют признания незыблемой основной области.Если этого не сделать, отдельные лица не смогут развивать свои материальные и нематериальные активы одновременно.

    Конституция Турции защищает право на частную жизнь с точки зрения прав на; уважение частной и семейной жизни и личных данных (статья 20), уважение неприкосновенности жилища (статья 21) и уважение переписки (статья 22). В частности, право на защиту персональных данных в особенно электронных формах было добавлено в Конституцию Законом №5982 от 7 мая 2010 года после референдума 12 сентября 2010 года.

    8-я статья Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Европейская конвенция о правах человека — ЕКПЧ) не дает специального определения «частной жизни»; однако с точки зрения этой статьи он защищает права в отношении «частной жизни», «семейной жизни», «жилища» и «переписки».

    В соответствии с Уголовным кодексом Турции (Закон № 5237), который вступил в силу 1 июня 2005 г., в рамках второй главы, озаглавленной «Преступления против физических лиц», девятый раздел регулирует «Преступления против неприкосновенности частной жизни и тайны жизни» , который охватывают « нарушение конфиденциальности сообщений» (ст.132), « Прослушивание и запись разговоров между людьми», (ст. 133), «нарушение конфиденциальности частной жизни» (ст. 134), «запись личных данных» (ст. 135), « незаконная доставка или получение данных »(ст. 136) и« неспособность уничтожить данные » (ст. 138). В соответствии с Уголовным кодексом Турции другие концепции и права отдельных лиц, касающиеся частной жизни, защищаются различными разделами в рамках преступлений против отдельных лиц. Например, при сексуальной свободе (ст.102–105), неприкосновенность жилища (статья 116) и свобода переписки (статья 124) защищены разделом семь; честь и достоинство охраняются в соответствии с разделом восемь. В этой статье мы сделаем заявление о статьях, указанных в девятом разделе, а также при необходимости сделаем ссылку на другие статьи.

    Следует отметить, что Уголовный кодекс Германии, который является одним из кодексов, повлиявших на Уголовный кодекс Турции, имеет аналогичную систему. Пятнадцатая глава этого Кодекса регулирует «Преступления против неприкосновенности частной жизни и тайны жизни», и преступления, рассматриваемые в соответствии с этой главой: Нарушение конфиденциальности произнесенного слова (п.201), Шпионаж данных (раздел 202a), Нарушение частной тайны (раздел 203), Использование чужих секретов (раздел 204), Заявление об уголовном преследовании (раздел 205), Нарушение конфиденциальности почты или телекоммуникаций (раздел 206). Однако в соответствии с Кодексом нарушение спокойствия в доме (раздел 123–124) рассматривается в рамках главы седьмой, которая регулирует преступления против общественного порядка, преступления против сексуального самоопределения (раздел 174–180) в соответствии с главой тринадцатой и преступления. против достоинства (sec. 185–193) в главе четырнадцатой.В этом документе, где это необходимо, мы будем ссылаться на положения Уголовного кодекса Германии о преступлениях против неприкосновенности частной жизни и тайны жизни.

    Сначала мы проанализируем понятие «частная жизнь», охраняемая 8-й статьей ЕКПЧ. Для толкования положений Уголовного кодекса Турции эта информация о содержании права обязательно будет полезной.

    2- Защита частной жизни в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ)

    a- Общая информация

    8-я статья Конвенции гласит: «(1) Каждый имеет право на уважение его частной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.(2) Не допускается вмешательство государственных властей в осуществление этого права, за исключением случаев, когда это предусмотрено законом и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественной безопасности или экономического благосостояния. страны, для предотвращения беспорядков или преступлений, для защиты здоровья или нравственности или для защиты прав и свобод других ».

    Согласно этой статье, государства не только обязаны предотвращать произвольное вмешательство в эти права, защищаемые этой статьей.Он также обязан принимать эффективные меры для защиты этих прав. Более того, это обязательство распространяется не только на вмешательство государственных органов, но и на вмешательство отдельных лиц (горизонтальное приложение ) [3].

    Государства могут вводить ограничения в соответствии с параграфом 2 статьи 8. Однако, чтобы ограничение было законным, вмешательство должно быть основано на одной из причин, указанных в параграфе два статьи 8, должно быть предписано по закону или в соответствии с законом и необходимо в демократическом обществе.При анализе того, является ли какое-либо вмешательство «необходимым в демократическом обществе» [4], необходимо обсудить такие критерии, как «соразмерность» и «неотложная общественная необходимость вмешательства».

    b– Защита частной жизни

    Из-за сложности определения частной жизни Европейский суд по правам человека проанализировал каждое дело отдельно и решил, относится ли это дело к сфере частной жизни и если в пределах его компетенции, было ли вмешательство законным.

    По мнению Суда, частная жизнь охватывает физическую и моральную неприкосновенность человека (Костелло-Робертс против Соединенного Королевства, 1993) [5]. В этой концепции «телесные наказания», «дисциплинарные меры в школах» и «обязательное медицинское обследование» (X и Y против Нидерландов, 26.03.1985), «запись и наблюдение за звуками и изображениями» (MM против Нидерландов) , 2003; Ван Вондел против Нидерландов, 2007), «право на определение собственного имени» (Бургхартц против Швейцарии 21.10.1992; Юнал Текели против Швейцарии (Ünal Tekeli v.Турция, 16.11.2004; Güzel v. Turkey, 21.10.2008), «сексуальная свобода, сексуальный выбор» ((Medinos v. Cyprus 22.04.1992; B. v. France 25.03.1993), «поиск мест, принадлежащих отдельным лицам» (LM v. , 08.02.2005; Ниемиц против Германии, 16.12.1992), «введение в заблуждение общественности в отношении имени, фотографии, имени и известности, образа жизни человека» (Ганновер против Германии, 24.06.2004 [6]), «незаконный мониторинг связи посредством телекоммуникаций государственными органами или частными лицами »(Copland v. UK, 03.04.2007; Peev v. Bulgaria, 26.07.2007) связаны с защитой частной жизни [7]. Точно так же защита личной информации, которой люди не хотят и не должны делиться с общественностью и которая касается только внутреннего мира людей, имеет большое значение для защиты частной жизни [8].

    c — Защита семейной жизни

    Понятие семьи, защищаемое статьей 8 Конвенции, охватывает законность отношений между родителями и детьми, бабушками и дедушками и внуками, мужем и женой, приемными родителями и приемными детьми.Для защиты семейной жизни решающее значение имеют особенности каждого случая [9]. Союзы без брака также могут быть защищены под крышей семейной жизни (например, Marckx v. Belgium, 13.06.1979) [10]. Хотя «совместное проживание» считается важным, оно не является одним из обязательных элементов для создания семьи и защиты в рамках этой статьи. По этой причине, даже если близкие родственники не живут вместе, их кровные, духовные и эмоциональные, экономические и другие связи, подразумевают наличие института семьи.Семейные отношения также считаются установившимися в случае усыновления. Наряду с уделением особого внимания защите связей между ребенком и его семьей, Суд, особенно в своих решениях, касающихся установления личных отношений между детьми и их семьей, может рассматривать ограничения, наложенные в этом направлении, как «законные» в интересах общества. ребенок. Например, в своем решении по делу Хокканен против Финляндии (23.09.1994) Суд указал, что препятствование отцу видеться со своим несовершеннолетним ребенком, находившимся на попечении его бабушки и дедушки, не является нарушением Соглашение.Аналогичным образом, в своем решении Soderback v. Sweden (28.10.1998) Суд счел, что тот факт, что новый муж бывшей жены заявителя усыновил их ребенка без разрешения заявителя, не является нарушением Конвенции, учитывая интересы [11].

    Суд постановил, что имело место нарушение статьи 8, когда опека над детьми была снята с родителей в результате плохого обращения, помещения детей в учреждение социального обеспечения, что привело к полному прекращению всякого общения между родителями и детьми. (Scozzari-Giunta v.Италия, 17.07.2000; Ольссон против Швеции, 24.03.1988; М. и Р. Андерсон против Швеции, 25.02.1992) [12].

    Наряду с подчеркиванием важности сохранения членов семьи вместе, Суд не приписывает подписавшим государствам абсолютную обязанность разрешать иностранцам оставаться в стране, усыновлять иностранцев или депортировать иностранцев (Gül v. Switzerland, 19.02.1996) [13]. Однако, в зависимости от характера дела, Суд заявляет, что государства обязаны разрешать членам семьи жить вместе и, кроме неприемлемых обстоятельств, воздерживаться от вмешательства, которое могло бы повлиять на целостность и единство семьи [14]. .

    Суд считает, что имеет место нарушение права на уважение семейной жизни и жилища в случаях, когда здоровье и повседневная жизнь членов семьи подвергаются неблагоприятному воздействию из-за шума, дыма и неприятных запахов, возникающих вокруг их жилища (Lopez Ostra v . Испания, 09.12.1994; Ледяева против России, 26.10.2006) [15].

    d — Защита дома

    Дом — это место, где люди сохраняют средства к существованию и находят убежище. Места, где профессиональная и коммерческая деятельность также защищены в этом контексте (Niemetz v.Германия, 16.12.1992 г.) [16]. Согласно статье 8 защита касается не прав собственности на жилище, а спокойствия жителей. По этой причине запрещение людям жить в определенном месте, насильственное выселение людей из их домов и незаконный обыск жилища представляют собой нарушение в рамках этого права. В этом смысле правительство должно избегать незаконного вмешательства в жилища людей и должно принимать эффективные меры против незаконного вмешательства других лиц.Например, в H.M. v. Turkey (2006 г.) Суд постановил, что незаконный обыск, проведенный в доме заявителя, явился нарушением неприкосновенности жилища.

    e — Защита конфиденциальности переписки

    Связь между физическими лицами, осуществляемая всеми видами методов, защищена [17]. Массовая коммуникация считается в рамках свободы выражения мнения, регулируемой статьей 10 Конвенции [18]. Недостатки в работе почтовых служб выходят за рамки права на уважение корреспонденции (De Wilde, Ooms and Versyn v.Бельгия, 19.07.1969, X. против Германии, 03.10.1979) [19].

    Принцип уважения к переписке распространяется не только на переписку отдельных лиц с другими людьми относительно их личных отношений, но также включает переписку и общение в профессиональной жизни (Miailhe v. France 1993) [20].

    В дополнение к текущим вмешательствам, таким как вскрытие писем и наблюдение за телефонными звонками, вмешательство в потенциальную переписку (например, ограничения на переписку между лицами, находящимися в тюрьме, и другими лицами за пределами тюрьмы) также рассматриваются в этой статье [21 ].

    Тот факт, что свобода людей, находящихся в тюрьме, ограничена законом, не означает, что все вмешательства в свободу общения или конфиденциальность сообщений являются законными. В этих случаях Суд анализирует, присутствует ли один из критериев, предусмотренных во втором абзаце статьи 8. Тот же критерий применяется в Уголовно-процессуальном кодексе в случае применения изъятия почтовых отправлений и прослушивания телефонных разговоров для предотвращения преступлений или ареста правонарушителей [22].Чтобы эти ограничения были законными, они должны быть законными; в соответствии с законом, включая адекватные и эффективные гарантии против произвольного вмешательства, определенный на ограниченный период ( В своем решении Prado Bugallo v. Spain (2003) Суд постановил, что тот факт, что закон, разрешающий прослушивание телефонных разговоров, не содержит конкретных положений о преступлениях и ограничении продолжительности прослушивания составляет нарушение Конвенции ), сводя к минимуму пределы усмотрения в максимально возможной степени и предписываемые для законных целей.

    Типовые правила профессионального поведения

    © 2020 Американская ассоциация адвокатов. Все права защищены.

    Правила

    Преамбула и сфера действия

    Терминология правила 1.0

    Отношения между клиентом и юристом

    Правило 1.1 Компетенция
    Правило 1.2 Объем представительства и распределение полномочий между клиентом и юристом
    Правило 1.3 Прилежание
    Правило 1.4 Связь
    Правило 1.5 Сборы
    Правило 1.6 Конфиденциальность информации
    Правило 1.7 Конфликт интересов: текущие клиенты
    Правило 1.8 Конфликт интересов: текущие клиенты: особые правила
    Правило 1.9 Обязанности перед бывшими клиентами
    Правило 1.10 Вменение конфликта интересов : Общее правило
    Правило 1.11 Особые конфликты интересов для бывших и нынешних государственных служащих и служащих
    Правило 1.12 Бывший судья, арбитр, посредник или другое нейтральное третье лицо
    Правило 1.13 Организация в качестве клиента
    Правило 1.14 Клиент с ограниченной дееспособностью
    Правило 1.15 Хранение имущества
    Правило 1.16 Отказ от представительства или прекращение его представительства
    Правило 1.17 Продажа юридических услуг
    Правило 1.18 Обязанности потенциального клиента

    Советник

    Советник по правилу 2.1
    Правило 2.2 (Удалено)
    Правило 2.3 Оценка для использования третьими лицами
    Правило 2.4 Юрист, выступающий в качестве нейтрального третьего лица

    Адвокат

    Правило 3.1 Существенные иски и утверждения
    Правило 3.2 Ускорение судебного разбирательства
    Правило 3.3 Откровенность по отношению к Трибуналу
    Правило 3.4 Справедливость по отношению к противной стороне и адвокату
    Правило 3.5 Беспристрастность и порядочность Трибунала
    Правило 3.6 Гласность судебного разбирательства
    Правило 3.7 Юрист как свидетель 3.8
    Обязанности прокурора
    Правило 3.9 Адвокат в внесудебном производстве

    Сделки с лицами, не являющимися клиентами

    Правило 4.1 Правдивость заявлений другим лицам
    Правило 4.2 Общение с лицом, представленным адвокатом
    Правило 4.3 Взаимодействие с непредставленным лицом
    Правило 4.4 Уважение прав третьих лиц

    Юридические фирмы и ассоциации

    Правило 5.1 Обязанности партнера или надзорного юриста
    Правило 5.2 Обязанности подчиненного юриста
    Правило 5.3 Обязанности в отношении неюристической помощи
    Правило 5.4 Профессиональная независимость юриста
    Правило 5.5 Несанкционированная юридическая практика; Законодательная практика в нескольких юрисдикциях
    Правило 5.6 Ограничения прав на практику
    Правило 5.7 Обязанности в отношении юридических услуг

    Государственная служба

    Правило 6.1 Добровольная общественная служба Pro Bono
    Правило 6.2 Принятие на работу
    Правило 6.3 Членство в Организации юридических услуг
    Правило 6.4 Деятельность по реформе законодательства, затрагивающая интересы клиентов
    Правило 6.5 Программы ограниченных юридических услуг для некоммерческих организаций и судов

    Информация о юридических услугах

    Правило 7.1 Сообщение об услугах юриста
    Правило 7.2 Сообщения об услугах юриста: особые правила
    Правило 7.3 Привлечение клиентов
    Правило 7.4 (Удалено)
    Правило 7.5 (Удалено)
    Правило 7.6 Взносы на политическую деятельность для получения юридических обязательств или назначений судей

    Сохранение профессиональной этики

    Правило 8.1 Запрет допуска и дисциплинарные вопросы
    Правило 8.2 Судебные и юридические служащие
    Правило 8.3 Сообщение о неправомерных профессиональных действиях
    Правило 8.4 Правонарушение
    Правило 8.5 Дисциплинарные полномочия; Выбор закона

    Русский перевод (2009)

    Утечка «компромата» против духовенства рушит Грузию

    Бывший офицер службы безопасности в Грузии предположительно слил массивный тайник файлов слежки, в том числе подробную информацию о духовенстве Грузинской православной церкви.

    14 сентября несколько крупных грузинских СМИ сообщили, что днем ​​ранее они получили ссылку на веб-сайт, содержащий тысячи файлов с секретными записями наблюдения.

    По сообщениям телеканалов Mtavari и Formula , RFE / RL Грузинской службы Radio Tavisupleba , On.ge , Tabula и других, досье, подготовленные с 2014 года, в основном относятся к сотни религиозных деятелей, в том числе высокопоставленные представители Грузинской православной церкви, а также сотрудники Патриархата, что указывает на их пристальное наблюдение со стороны властей.

    Файлы якобы включают их телефонные разговоры, содержащие информацию об их политических взглядах и их деятельности, включая их частную жизнь.

    Согласно Табула , файлы были организованы по категориям, озаглавленным «прелюбодеи», «связи с нацеби», — уничижительный термин для членов бывшей правящей партии «Единое национальное движение», «ЛГБТ-организации», «преступность и наркомания». »,« Русские влияния »и др.

    Как сообщали местные СМИ, файлы включали список священников, причастных к сексуальным контактам с монахинями, и тех, кого можно было скомпрометировать, соблазнив их заняться сексом с женщинами, которых они отправили к ним.

    Сообщается, что в некоторых файлах указываются на возможные уголовные преступления со стороны религиозных деятелей, включая сексуальные контакты с несовершеннолетними и дачу взяток.

    Сообщенные секретные файлы также включают, согласно Табула , информацию о частной жизни ряда грузинских православных религиозных деятелей, в том числе 36 с «нетрадиционной сексуальной ориентацией».

    Первоначальная реакция журналистов, просматривающих кучу материалов

    Андрия Джагмаидзе, пресс-секретарь Патриархата Грузинской православной церкви, 13 сентября заявил средствам массовой информации, что они не будут торопиться комментировать эту историю.

    Согласно Netgazeti , Джагмаидзе сам был причастен к файлам, якобы прося Зураба Абашидзе, специального представителя премьер-министра Грузии по отношениям с Россией, помочь членам его семьи получить российское гражданство.

    В течение дня после предполагаемой свалки секретных файлов несколько работников СМИ, в том числе директор и ведущая телеканала Мтавари, Ника Гварамия и еще одна ведущая, Эка Квеситадзе, руководитель службы новостей телеканала Пирвели Нодар Меладзе, журналист TV Formula Нино Вардзелашвили и редактор Tabula Леван Сутидзе подтвердили сообщения, касающиеся их собственной деятельности.

    Сутидзе, однако, подчеркнул, что некоторые из секретных отчетов содержали предположения и неточности вместо фактов, сделанные теми, кто следил за его общением с духовенством.

    Гварамия из Мтавари заявил 13 сентября, что просочившиеся записи включали его конфиденциальное общение с клиентом, протоиереем Георгием Мамаладзе, когда он представлял его в качестве адвоката.

    Лидер оппозиционной партии «Лело» Мамука Хазарадзе также подтвердил, что его общение с религиозными лидерами было достоверным в просочившихся файлах.

    В совместном обращении от 14 сентября базирующиеся в Тбилиси группы наблюдателей — Институт исследований демократии и Центр социальной справедливости — призвали парламент создать комиссию по установлению фактов для расследования сообщений о незаконном тайном слежении со стороны Службы государственной безопасности Грузии (SSG).

    Они также призвали депутатов устранить правовые пробелы, «чтобы обеспечить эффективный гражданский мониторинг и качественную подотчетность Службы государственной безопасности».

    Центр социальной справедливости был среди групп гражданского общества, которые подтвердили достоверность информации в предполагаемых утечках, которые, по их словам, указывали на то, что их адвокаты также находились под наблюдением, в том числе во время конфиденциального общения с клиентами.

    14 сентября прокуратура объявила о начале расследования по статье 158 Уголовного кодекса Грузии о нарушении тайны частной беседы.

    Вскоре после этого СГБ заявила, что готова сотрудничать со следствием, и призвала СМИ и «политически заинтересованных лиц» не распространять неподтвержденную информацию.

    Представляя 14 сентября кандидата на пост мэра в центральном грузинском городе Каспи, премьер-министр Ираклий Гарибашвили назвал последние скандалы, в том числе сообщения о том, что кандидаты «Грузинской мечты» тайно работают на службы безопасности, «заговором против государства».Он определил, что ЕНД стоит за скандалами в попытке «дискредитировать» службы государственной безопасности Грузии, а также церковь.

    [Подробнее о OC Media : Чероки, Горький и Мамлюк — кандидаты «Грузинской мечты» обвиняются в том, что они являются активами служб безопасности]

    «Выборы завершатся, и все будут привлечены к ответственности. Все участники заговора, каждый предатель и каждый враг нашей страны », — пообещал Гарибашвили.

    Предполагаемый виновник

    13 сентября, через несколько часов после того, как утечки стали доступны основным местным медиа-группам, телеканал Mtavari назвал Акакия Немсадзе, который, по их словам, был бывшим сотрудником SSG, как возможного виновника.

    Мтавари сообщил, что Немсадзе покончил с собой 8 июля и предположил, что он мог организовать утечку информации после своей смерти.

    На веб-сайте, где были размещены файлы, отправитель представился как Хаким-паша — имя, стоящее за анонимными видеороликами, опубликованными в 2014 году с обвинениями бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили в убийстве.

    В сообщении, сопровождающем файлы, автор якобы презирал Службу государственной безопасности как своего бывшего работодателя и «годы», которые автор якобы провел в «системе».

    «Мы слушаем всех вас, собираем отчеты о вас, собираем kompromat , используем ваши слабости, распространяем слухи против вас, наносим ущерб вашей репутации», — вводное сообщение, сопровождающее просочившиеся файлы.

    В предполагаемом отчете содержится автор, который, по-видимому, раскаивается в своей прошлой деятельности в качестве сотрудника службы безопасности, надеясь, что утечка приведет к тому, что грузины «сокрушат систему».

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *