Тяжкий вред здоровью статья: Действия виновных, умышленно причинивших средней тяжести и тяжкий вред здоровью потерпевшего, квалифицируются по ст. 111 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ст. 112 УК РФ (Извлечение) — Верховный Суд Российской Федерации

Содержание

Действия виновных, умышленно причинивших средней тяжести и тяжкий вред здоровью потерпевшего, квалифицируются по ст. 111 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по ст. 112 УК РФ (Извлечение) — Верховный Суд Российской Федерации





   1. Действия виновных, умышленно причинивших средней тяжести и
   тяжкий вред здоровью потерпевшего, квалифицируются по ст. 111
     УК РФ и не требуют дополнительной квалификации
                         по ст. 112 УК РФ

                       (И з в л е ч е н и е)


     По приговору Смоленского районного суда Смоленской области  от
31 марта 2000 г.  Иванов и Новиков осуждены по п.  "г" ч. 2 ст. 112
УК РФ,  п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ, Кудрявцева - по чч. 4, 5 ст. 33,
п. "г" ч. 2 ст. 112, п. "а" ч. 3 ст. 111 УК РФ.
     Иванов и Новиков признаны виновными  в  умышленном  причинении
группой  лиц  по  предварительному  сговору средней тяжести вреда и
тяжкого   вреда   здоровью   потерпевшего,   а   Кудрявцева   -   в
подстрекательстве  к  причинению  такого  вреда  и  пособничестве в
преступлении.
     Кудрявцева, желая  отомстить  своему мужу,  Кудрявцеву В.,  за
несложившуюся семейную жизнь, а также растрату им 11 долларов США и
продажу ее золотого кольца, уговорила своих родственников Иванова и
Новикова избить его.  Подстрекаемые ею  Иванов  и  Новиков  заранее
договорились   о  совместном  совершении  преступления.  Кудрявцева
должна была  ночью  вызвать  мужа  из  дома  и  вместе  с  ними  на
автомашине  вывезти  его  за  город,  а  мужчины в ее присутствии -
избить Кудрявцева В. и оставить там.
     16 марта 1999 г. около 24 час. они насильно вывезли Кудрявцева
В.  за  город.  Иванов  и  Новиков  вытащили  его  из  машины  и  в
присутствии  Кудрявцевой,  несмотря  на  просьбы  Кудрявцева  В.  о
прощении,  избивали, пока потерпевший не потерял сознание. Ему были
причинены телесные повреждения, которые квалифицируются как средний
вред  здоровью  по  признаку  длительности   расстройства  здоровья
(свыше 21 дня).  Затем Иванов,  Новиков и Кудрявцева оставили его в
беспомощном состоянии одного в безлюдной местности при  температуре
воздуха -13 градусов Цельсия и уехали.
     Очнувшись, Кудрявцев  В.  пытался  ползти,  но  вновь  потерял
сознание. Жителем деревни утром 17 марта 1999 г. он был доставлен в
больницу в тяжелом состоянии. У Кудрявцева В. произошло обморожение
обеих кистей рук четвертой степени,  что повлекло  их  ампутацию  и
вызвало расстройство здоровья, соединенное со стойкой утратой общей
трудоспособности в размере 1/3, и по этому признаку квалифицировано
как тяжкий вред здоровью.
     Судебная коллегия  по  уголовным  делам Смоленского областного
суда приговор в отношении Иванова,  Новикова и Кудрявцевой в  части
квалификации преступления оставила без изменения.
     Заместитель Председателя  Верховного  Суда   РФ   в   протесте
поставил  вопрос  об исключении из приговора и определения судебной
коллегии указания об осуждении Иванова и Новикова по п.  "г"  ч.  2
ст.  112  УК РФ  и  Кудрявцевой по  чч.  4 и 5 ст.  33, п. "г" ч. 2
ст. 112 УК РФ.
     Президиум Смоленского областного суда 26 июля 2001 г.  протест
удовлетворил, указав следующее.
     Как установлено по делу и признано судом в приговоре, Иванов и
Новиков,  жестоко избив Кудрявцева В.  и видя, что он находится без
сознания,  оставили  его  одного  ночью,  в  безлюдном   месте,  на
морозе -13 градусов Цельсия.  Они допускали гибель Кудрявцева от их
действий,  но  безразлично к этому относились,  т. е. действовали с
косвенным умыслом. Преступные действия Иванова и Новикова находятся
в причинной связи с наступившими тяжкими последствиями.
     При таких  обстоятельствах  квалификация  действий  Иванова  и
Новикова по п.  "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ является излишней, поскольку
их действия полностью охватываются п.  "а" ч.  3 ст.  111 УК  РФ  и
дополнительной  квалификации  по  п.  "г"  ч.  2  ст.  112 УК РФ не
требуется. Осуждение их по этой статье исключено из приговора.
     Действия Кудрявцевой переквалифицированы с п. "а" ч. 3 ст. 111
УК РФ на чч.  4 и 5 ст.  33,  п.  "а"  ч.  3  ст.  111  УК  РФ  как
подстрекательство   путем   уговоров   других   лиц   к  совершению
преступления,  а также пособничество,  выразившееся в том,  что она
вызвала  Кудрявцева В.  на улицу,  не противодействовала тому,  что
потерпевшего с применением силы поместили  в  машину  и  увезли  за
город;  в  процессе  избиения,  несмотря  на  просьбы Кудрявцева В.
прекратить  это  и  простить,  ответила  отказом,   что   послужило
основанием  для  дальнейшего  продолжения  его  избиения.  При этом
Кудрявцева допускала причинение любого вреда здоровью потерпевшего.
     Из приговора в отношении Кудрявцевой  исключено  осуждение  по
чч.  4, 5 ст. 33, п. "г" ч. 2 ст. 112 УК РФ как излишне вмененным и
дело в этой части прекращено.


                           ____________

Не умышленный тяжкий вред здоровью, а превышение необходимой обороны

«Действуя умышленно, Л., с целью причинения тяжкого вреда здоровью Х., опасного для жизни человека, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя неизбежность наступления общественно-опасных последствий в виде причинения тяжкого вреда здоровью Х. и желая их наступления, но вместе с тем не желая причинения смерти Х., хотя при должной внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть наступление смерти Х., умышленно нанес приисканным на месте происшествия ножом один удар в область правого бедра Х.».

Первое, что приходит в голову после ознакомления с приведенной цитатой, – слова Виктора Черномырдина: «На любом языке я умею говорить со всеми, но этим инструментом я стараюсь не пользоваться»1. Увы, не все следуют данному правилу…

Но это я прочел уже потом, в обвинительном заключении, а в ночь события по звонку незнакомого мне человека собрался и в метель поехал в поселок в 30 км от Новосибирска. Звонивший сообщил, что его брат совершил убийство и ему срочно нужен адвокат. Когда я подъезжал к месту, мне снова позвонили, и я был вынужден поехать в обратном направлении, поскольку подозреваемого доставили с места преступления в отдел полиции.

Как следовало из фабулы постановления о привлечении Л. в качестве обвиняемого по ч. 4 ст. 111 УК РФ, во время распития спиртного между ним и Х. произошла ссора, в ходе которой у Л. на почве внезапно появившейся личной неприязни возник преступный умысел, направленный на умышленное причинение собутыльнику тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Сложность защиты по такой категории дел в том, что в отсутствие свидетелей, которые могли бы выразить свое отношение к случившемуся, доступным для реконструкции событий средством остается только работающая «фотовспышками» память подзащитного, находившегося в состоянии тяжелого алкогольного опьянения. То есть у защитника, по сути, нет ничего, в то время как у следователя из доказательств обвинения – труп, залитая кровью комната, нож в ноге трупа и подозреваемый, который произносит буквально: «Да, это я его убил». Как показывает современная практика, любые возражения протрезвевшего подсудимого в условиях такой реальности будут отражены в приговоре с ремарками суда: «Пытаясь избежать уголовной ответственности за совершенное преступление…».

Из показаний подзащитного следовало, что в процессе совместного с Х. распития спиртных напитков тот назвал его петухом. Не имеющий формально судимости, но ранее трижды побывавший в «местах с ярко выраженной прохладой», Л. попытался объяснить собеседнику, что слово «петух» там хотя и звучит чаще, чем на птицефермах, но имеет совершенно иной смысл, и попросил это слово по отношению к нему больше не употреблять. Поскольку для Х. эта философия оказалась чуждой, он возразил самым доступным, на его взгляд, способом – не менее двух раз ударив собеседника кулаком по голове. Л. оттолкнул обидчика. Тогда Х. схватил со стола кухонный нож и бросился на Л. Мой подзащитный выбил нож из руки Х., но тот вновь набросился на него с кулаками. Устав от этого утомительного «разговора», Л. схватил со стола нож, выпавший из руки Х., и всадил ему в ногу по самую рукоять. Х. упал на пол и через несколько минут скончался от геморрагического шока – лезвие ножа рассекло бедренную артерию. Сразу после этого Л. позвонил жене и попросил вызвать полицию и скорую помощь.

Выслушав данную историю от подзащитного, я незамедлительно заявил следователю ходатайство о назначении судебно-медицинской экспертизы, поставив вопрос о природе и времени возникновения повреждений на голове Л. Кроме того, понимая, что позиция защиты основывается исключительно на показаниях подозреваемого, я заявил ходатайство о допросе лечащего врача Л. в районной поликлинике – нужен был ответ на вопрос о наличии у подзащитного заболеваний, связанных с нарушениями двигательных функций. Выяснив у доверителя, кто из односельчан может подтвердить версию о том, что в состоянии алкогольного опьянения функции ног у Л. нарушаются, я заявил ходатайство и о допросе свидетелей в рамках предварительного следствия.

В ходе допроса Л. показал, что страдает неврологической болезнью, из-за чего ограничен в движениях, это не позволяло ему вскочить со стула и избежать ударов, которые наносил ему Х. Получалось, что в отсутствие свидетелей по той же причине Л. не мог скрыться с места преступления! Я долго думал, использовать ли мне подобный аргумент. С одной стороны, этот факт подтверждает беспомощное состояние подзащитного, который не мог ни убежать, ни эффективно защищаться от нападавшего. С другой – формально таким образом я заявлял о том, что при иных обстоятельствах Л. непременно сбежал бы, стремясь завести следствие в тупик и «замести следы». Разумеется, я не имел бы это в виду, но сторона обвинения с высокой вероятностью могла истолковать мои доводы именно так. И все же я рискнул…

В судебном заседании я пояснил, что мой подзащитный реально воспринимал исходящую от Х. угрозу жизни и здоровью, поскольку тот уже нанес ему несколько ударов по голове, вызвав страх и боль. Чтобы избежать наступления опасных для жизни последствий, в момент очередного нападения подсудимый схватил со стола выпавший у Х. нож и, пресекая его преступные намерения, нанес единственный удар в самое безопасное, по его мнению, место – в ногу чуть выше колена. Он имел возможность ударить Х. ножом в грудь, живот, пах и шею, поскольку тот стоял прямо над ним, но не желал ни убивать его, ни причинять тяжкие телесные повреждения, а просто хотел остановить противоправные действия нападавшего.

Сразу после допроса подсудимого было заявлено ходатайство о переквалификации инкриминированного ему деяния с ч. 4 ст. 111 на ч. 1 ст. 114 УК. Несмотря на видимую возможность заявления ходатайства о прекращении уголовного дела в связи с нахождением Л. в состоянии необходимой обороны, я счел это неприемлемым из-за наличия обстоятельств, опровержение которых в будущем могло стать губительным и для избранной позиции. Были и другие данные, свидетельствующие о том, что Л. не находился в состоянии необходимой обороны. Косвенные, «скользкие», они еще не появились в материалах уголовного дела, но я был уверен, что это дело времени. Это как с ручкой, медленно катящейся к краю стола, – упадет или нет? Как выяснилось в дальнейшем, я и в этом оказался прав – указанные обстоятельства проявились в материалах уголовного дела как изображение на фотобумаге, но было уже поздно, поскольку избранную стороной защиты позицию обвинение не могло опровергнуть.

При осуществлении защиты по данной категории дел ключевым является Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление», в котором четко изложен порядок привлечения к уголовной ответственности и переквалификации преступления с ч. 4 ст. 111 на ч. 1 ст. 114 УК. Несмотря на то что основная часть постановления посвящена толкованию ст. 37 УК, в нем разъяснены также основания переквалификации. Данное постановление оказало мне неоценимую помощь как при оспаривании обвинения на стадии судебного следствия, так и при подготовке защитительной речи.

В ходе предварительного расследования я еще дважды заявлял ходатайства о переквалификации деяния, в удовлетворении их всех следователем было отказано. Однако каждое из ходатайств содержало новые основания для его заявления, и в итоге эти ходатайства, как и невразумительные ответы следователя на них, становились частью уголовного дела, подтачивая «остов» обвинения.

Чтобы расшатать позицию гособвинителя, поддержавшего обвинение Л. по ч. 4 ст. 111 УК в полном объеме, нужны были непосредственно исследованные в судебном заседании факты.

Так, свидетель С. показал в суде, что является лечащим врачом Л., страдающего заболеванием, при котором нарушаются двигательные функции нижних конечностей. Алкоголь усугубляет симптоматику заболевания, негативно влияя на двигательные функции. Врач подтвердил, что в состоянии алкогольного опьянения Л. не мог ходить и просил родственников довести его до дома. Его свидетельские показания подтвердили показания моего подзащитного в той части, что в момент нападения Х. он не мог убежать и эффективно защищаться, в том числе от ударов руками.

По моему ходатайству была назначена повторная экспертиза трупа Х. На этот раз перед специалистом были поставлены вопросы о расположении Х. и Л. относительно друг друга в момент происшествия. В заключении эксперт пришел к выводу, что расстояние между обвиняемым и потерпевшим соответствовало тому, на которое указывал Л. При этом он не исключил, что удар ножом Л. нанес в тот момент, когда сидел перед стоящим перед ним Х., – то есть занимал уязвимую позицию.

Проведенный в судебном заседании следственный эксперимент с участием статиста и реконструированной обстановки с применением ножа опроверг версию стороны обвинения о том, что подсудимый готовился к совершению преступления, и подтвердил версию защиты о месте падения ножа после того, как обвиняемый выбил его из руки потерпевшего, а не «приискал», как утверждало следствие, для совершения преступления.

Из заключения судмедэксперта также следовало, что у Л. имеется кровоподтек в правой щечно-скуловой области, образовавшийся в период, соответствующий времени происшествия. Это подтвердило версию защиты, что потерпевший бил обвиняемого по голове. Показания моего подзащитного подкрепила и выписка из медицинского учреждения от 10 февраля 2020 г., в которой был указан диагноз: «Дорсопатия поясничного отдела позвоночника». Дополнительно запрошенная мной справка из врачебной амбулатории от 25 февраля 2020 г., содержащая информацию о специфическом заболевании Л., стала новым доказательством. Свидетели защиты, допрошенные на стадии предварительного следствия, в судебном заседании подтвердили, что потерпевший отличался агрессивностью и был непредсказуемым задирой.

Признанная потерпевшей сестра Х. в судебном заседании просила для подсудимого максимально сурового наказания. Прокурор, в свою очередь, просил суд признать состояние алкогольного опьянения Л. в момент совершения преступления отягчающим вину обстоятельством и назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 10 лет.

В ходе заседания я неоднократно и последовательно убеждал суд, что органом уголовного преследования возбуждено уголовное дело по ч. 4 ст. 111 УК и Л. привлечен в качестве обвиняемого исключительно на том основании, что исходом события стал установленный судмедэкспертизой тяжкий вред здоровью потерпевшего, повлекший смерть. Уверен, большое влияние на суд оказало также использование мной в качестве довода то, что привлечение Л. в качестве обвиняемого за совершение преступления по ч. 4 ст. 111 УК произведено без учета требований Постановления Пленума ВС от 27 сентября 2012 г. № 19 и общепринятой судебной практики. На протяжении почти полугода я убеждал суд, что собранные по делу доказательства позволяют заявить об ошибочности позиции органа уголовного преследования, а фактические обстоятельства дела и совокупность доказательств указывают на необходимость переквалификации деяния на ч. 1 ст. 114 УК.

В итоге суд не усмотрел в действиях подсудимого указанной в обвинительном заключении вины, указав, что позиция обвинения не подтверждается материалами дела и доказательствами, исследованными в заседании, равно как и то, что состояние опьянения повлияло или могло повлиять на совершение им преступления. Приговором Новосибирского районного суда г. Новосибирска от 30 марта 2021 г. Л. был признан виновным по ч. 1 ст. 114 УК и приговорен к 11 месяцам исправительных работ. При этом суд зачел в срок наказания пребывание осужденного в СИЗО с момента задержания, в связи с чем постановил срок наказания отбытым и освободил Л. в зале суда.

В заключение отмечу, что шансы на благоприятный исход повышаются, когда защита сводится не к опровержению доводов обвинения, а к понуждению стороны обвинения опровергать доводы стороны защиты. Это, как показала практика, самое слабое звено в цепи действий следователя и прокурора.


1 Журнал «Итоги». 1996. № 26.

Уголовная ответственность за нарушения правил дорожного движения | Правительство Республики Крым

У всех на слуху происходящие дорожно-транспортные происшествия на дорогах республики. Хочется верить, что знание закона и ответственности за нарушения, последствиями которых могут стать человеческие жертвы, заставят задуматься о цене таких действий.   

Безусловно, нарушение правил дорожного движения, повлекшие тяжкий вред здоровью или смерть человека, а иногда даже двух и более лиц – уголовно наказуемы. Ответственность за такие преступления предусмотрена статьей 264 Уголовного кодекса Российской Федерации «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств».

Так, в соответствии с частью 1 статьи 264 УК РФ нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, влечет наказание вплоть до лишения свободы на срок до 2 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Части 3 и 5 статьи 264 УК РФ предусматривают уголовную ответственность за нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение смерти человеку, двум и более лицам. Наказание за такие преступления предусмотрено вплоть до 7 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

В зависимости от наступивших последствий и наличия отягчающих обстоятельства наказание предусмотрено до 15 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

В качестве отягчающих обстоятельств закон предусматривает совершение лицом преступления в состоянии алкогольного опьянения, оставление места совершения преступления существенно влияют на уголовное наказание.

При оценке ситуации учитываются действия водителя в части соблюдения Правил дорожного движения. Умышленное нарушение правил дорожного движения, даже незначительное, если оно повлекло причинение тяжких последствий уголовно наказуемо.

При этом, в отношении последствий предполагается неосторожная форма вины. То есть, водитель, нарушая правила дорожного движения предвидел возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий; или не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Транспортные средства в силу статьи 1079 Гражданского кодекса РФ являются источником повышенной опасности, в этой связи лицо, которое им управляет, несет ответственность за причиненные последствия его использования. Только исключительные обстоятельства, такие как действие непреодолимой силы, умысел потерпевшего, могут освободить от такой ответственности.

Законом определен механизм взыскания вреда, причиненного лицу в результате ДТП.

Так, прежде всего, потерпевший вправе обратиться за возмещением вреда к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред.

В случае если страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причиненного ущерба, потерпевший вправе обратиться непосредственно к виновнику ДТП для взыскания разницы между страховым возмещением и фактическим размером ущерба.

Кроме того, виновнику ДТП можно предъявить требование о компенсации морального вреда. Такие требования могут предъявляться не только пострадавшим, но и близкими родственники, в случае, когда в результате ДТП их родственник, близкий человек погиб.

В данном случае судом на основании представленных сторонами доказательств будет принято решение о взыскании денежной суммы, которая определяется с учетом всех обстоятельств произошедшего.

Проблемные вопросы квалификации причинения вреда здоровью группой лиц Текст научной статьи по специальности «Право»

Виктимология 2(8) / 2016, стр. 45-50

Галкина Е. С.

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ГРУППОЙ ЛИЦ

В статье рассматриваются проблемные аспекты квалификации причинения вреда здоровью группой лиц. Обосновывается тезис о том, что в указанных случаях действия лиц необходимо квалифицировать в зависимости от их направленности умысла с учетом фактического причиненного вреда здоровью потерпевшего.

Ключевые слова: группа лиц, субъект преступления, потерпевший, причинение вреда здоровью, телесные повреждения.

На протяжении всей истории развития российского уголовного права квалификация преступлений, совершенных группой лиц признается одной из наиболее сложных и дискуссионных проблем [6, С. 21]. И в настоящее время многие вопросы групповой преступности продолжают сохранять свою значимость. Групповые преступления составляют значительную часть посягательств на личность.

Одной из сложных задач, стоящих перед судебно-следственными органами, является квалификация преступлений, связанных с неоднократным причинением телесных повреждений несколькими субъектами. При расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел о подобных преступлениях, сопряженных с причинением вреда здоровью при полисубъектном исполнении, особые затруднения вызывает установление объективной стороны состава преступления [4, С.125].

При расследовании преступлений против жизни и здоровья человека встречаются ситуации, когда в течение одного часа несколькими субъектами потерпевшему причиняется травма головы, сопровождаемая летальным исходом. В качестве примера можно привести случай, когда потерпевшему во время ссоры на развлекательном мероприятии в помещении участник конфликта нанес удар кулаком в лицо, а затем, уже на улице, потерпевший подвергся нападению других лиц, которые нанесли ему

множественные удары в голову, в том числе ногами1.

Проблемы квалификации содеянного связаны с устоявшейся судебной практикой, когда оба эпизода квалифицируются как деяние, связанное с умышленным причинением тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 Уголовного кодекса РФ2 (далее УК РФ)), и к уголовной ответственности привлекаются все субъекты, наносившие удары в область головы, без установления конкретных последствий для здоровья от действий каждого из субъектов [2, C. 4].

Статья 46 Конституции РФ3 гарантирует каждому судебную защиту его прав

1 Кассационное определение Верховного Суда РФ от 19.07.2012 № 47-О12-9 по делу № 222124 [Электронный ресурс] // Справочная правовая система КонсультантПлюс — Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi? req=doc;base=ARB;n=239923.

2 Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-Ф3 (ред. от 28.11.2015) [Электронный ресурс] // Справочная правовая система КонсультантПлюс — Режим доступа: http://base. consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc; base=LAW;n=189580.

3 Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря

1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ, от 05.02.2014 № 2-ФКЗ, от 21.07.2014 № 11-ФКЗ) [Электронный ресурс] // Справочная правовая система КонсультантПлюс — Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi? req=doc;base=LAW;n=2875.

и свобод. Правильная квалификация деяния уже на этапе предварительного расследования, особенно при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений, способствует избавлению лица от необоснованного уголовного преследования. Вместе с тем, сложившаяся практика показывает, что суд выносит решение по более тяжкому из предъявленных обвинений, часто привлекая к уголовной ответственности лицо, в действиях которого был состав менее тяжкого преступления [4, С. 126].

Российская уголовно-правовая доктрина придерживается сформулированного в ч. 2 ст. 5 УК РФ принципа субъективного вменения: «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается». Вина во всех случаях является необходимой субъективной предпосылкой уголовной ответственности и наказания. Мотивы и цель преступления связаны с умышленной формой вины и в совокупности составляют психологическое содержание умышленного преступления.

В случае, когда телесные повреждения наносятся лицами, объединенными общим умыслом, квалификация преступления производится в соответствии с рекомендациями, данными в п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 «О судебной практике по делам об убийстве»: «Убийство признается совершенным группой лиц, когда два или более лица, действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, непосредственно участвовали в процессе лишения жизни потерпевшего, применяя к нему насилие, причем необязательно, чтобы повреждения, повлекшие смерть, были причинены каждым из них (например, один подавлял сопротивление потерпевшего, лишал его возможности защищаться, а другой причинил ему смертельные повреждения)» 4.

Если группа лиц имела предварительную договоренность о результате совершаемого преступления, все члены группы стремились к единому общественно опасному последствию, их дей-

4 О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ): Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 (ред. от 03.03.2015) [Электронный ресурс] // Справочная правовая система КонсультантПлюс — Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?req=doc;base=LAW;n=176020.

ствия следует квалифицировать в соответствии с их умыслом в зависимости от достигнутого ими преступного результата. Например, если трое по предварительной договоренности имели желание нанести потерпевшему тяжкий вред здоровью, но им удалось причинить ему только вред средней тяжести, их действия следует квалифицировать как покушение на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное группой лиц [2, С. 5].

Сложнее обстоит дело, когда лица, действуя без предварительной договоренности, имея желание избить потерпевшего, не договариваются о конкретной тяжести причинения вреда здоровью.

При оценке степени тяжести вреда здоровью, причиненного различными повреждениями, эксперт должен исходить из того, что более легкое предшествующее травмирующее воздействие не может утяжелять более тяжелое последующее травмирующее воздействие, то есть, например, травмирующее воздействие, причинившее кровоподтек, не может утяжелять последующее воздействие, причинившее ушиб головного мозга или переломы костей черепа.

В рассматриваемом случае категория преступления при умышленном причинении телесного повреждения в виде кровоподтека существенно отличается от категории преступления, в результате которого умышленно причинен тяжелый ушиб головного мозга.

Один человек может оказать на другого человека действие незначительной физической силы, при котором умысел может быть неопределенным. Преступления, совершенные с неопределенным умыслом, следует квалифицировать в зависимости от фактически наступивших последствий [7, С. 40]. Пункт 12 Медицинских критериев относит небольшие кровоподтеки к телесным повреждениям, влекущим причинение вреда здоровью5. Однократное травмирующее воздействие незначительной силы, причи-

5 Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека: Приказ Минздравсоц-развития РФ от 24.04.2008 № 194н (ред. от 18.01.2012) [Электронный ресурс] // Справочная правовая система КонсультантПлюс — Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?req=doc;base=LAW;n=127021.

нившее кровоподтек, не может расцениваться как преступление, так как в силу малозначительности не представляет общественной опасности (ч. 2 ст. 14 УК РФ). Тем более указанное действие не может считаться преступным, если ему предшествовало аморальное поведение потерпевшего, обоснованно отнесенное законодательством к обстоятельствам, смягчающим наказание (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Совершенно другую юридическую оценку заслуживают действия, в результате которых причиняется тяжкий вред здоровью. Нанося потерпевшему сильные удары в область головы, виновный предвидит возможность причинения тяжкого вреда его здоровью и осознает опасность своих действий для жизни потерпевшего [2, С.6].

В соответствии с принципом субъективного вменения действия каждого при-чинителя вреда здоровью должны квалифицироваться самостоятельно по тем статьям УК РФ, которые предусматривают уголовную ответственность за причинение того вреда здоровью, к нанесению которого стремилось каждое из виновных лиц. А. Трухин, в частности, полагает, что в случае совместного совершения преступления двумя или более исполнителями деяние каждого, внося свой вклад в причинение вреда, находится в причинной связи с ним. Тем не менее, даже в этом случае деяния не сливаются в одну общую причину и не определяются как комплексный причиняющий факт. Соответственно, при совместном причинении вреда всегда необходимо определять вклад каждого исполнителя в причинение вреда, рассматривать их деяния как относительно самостоятельные явления [8, С. 90].

По приговору Челябинского областного суда от 5 октября 2010 г. Д., В. и М. осуждены за совершение совокупности преступлений, включающей преступление, предусмотренное п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ. Они признаны виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Т., опасного для жизни человека, совершенном группой лиц.

Изменяя приговор, Судебная коллегия указала следующее. Поскольку предварительного сговора на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего судом не установлено и нет основания для утверждения о том, что все трое осуж-

денных, избивая потерпевшего, имели умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, их действия подлежат квалификации исходя из последствий каждого из них.

При этом Судебная коллегия учла, что судом первой инстанции правильно, на основании совокупности достоверных доказательств и их надлежащей оценки, установлены фактические обстоятельства содеянного, при которых Д. нанес удары потерпевшему по голове, причинив черепно-мозговую травму, классифицированную как тяжкий вред здоровью,

B. нанес удары по телу, причинив ссадины и кровоподтеки, не повлекшие вреда здоровью, а М. нанесла удар ножом в ногу, причинив рану левой голени, повлекшую легкий вред здоровью, и, кроме того, принесла и дала Д., избивавшему потерпевшего, палку. В связи с этим Судебная коллегия переквалифицировала действия Д. с п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ на ч. 1 ст. 111 УК РФ, а действия В. и М. — на статьи УК РФ, предусматривающие ответственность за последствия, наступившие от содеянного каждым из них6. В данном примере суд учел отсутствие у подсудимых общего умысла на причинение тяжкого вреда здоровью, поэтому их преступные действия были оценены без квалифицирующего признака «группой лиц».

Если в действиях членов группы лиц без предварительного сговора имеются все признаки соучастия, то действия каждого причинителя должны квалифицироваться по статье УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за причинение наиболее тяжкого вреда здоровью потерпевшему с квалифицирующим признаком «группой лиц». Если лица непосредственно участвовали в исполнении преступного деяния, они признаются соисполнителями, каков бы ни был при этом объем их деятельности [3,

C. 225]. Главное, чтобы деятельность каждого из них находилась в причинной связи с наступившими преступными последствиями, так как соисполнители совершают преступление совместно, их де-

6 Кассационное определение Верховного Суда РФ от 12.04.2011 № 56-О11-6 [Электронный ресурс] // Справочная правовая система КонсультантПлюс — Режим доступа: http://base. consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc; base=ARB;n=112387.

яния нельзя оценивать в качестве самостоятельных [1, С.51]. Субъективная характеристика соучастия означает, что все лица, участвующие в совместном совершении преступления, стремятся к конкретному единому для них общественно опасному результату (конкретизированному или неконкретизированному) [9, С. 274].

Если несколько лиц избивают потерпевшего и каждый из виновных наносит удары по всему телу потерпевшего, их удары влекут для потерпевшего разные виды вреда здоровью: синяки, ссадины, легкий, средний, тяжкий вред здоровью, действия всех виновных следует квалифицировать по фактически наступившим последствиям, а именно по наиболее тяжкому вреду здоровью с квалифицирующим признаком «группой лиц» [2,

С. 6].

Считая вину подсудимых установленной, действия ФПК и ФНМ суд квалифицировал по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, совершенное группой лиц. Судом установлено, что подсудимые на почве возникших неприязненных отношений, предполагая, что потерпевший похитил сотовые телефоны у Ч. и Н., с целью принуждения его к признанию этого обстоятельства и возмещению утраченного, пришли на дачный участок, где подвергли избиению потерпевшего М.М.Г., причинив ему тяжкий вред здоровью совместными действиями, от которых по неосторожности наступила смерть потерпевшего.

Причиной смерти потерпевшего является закрытая черепно-мозговая травма, которая образовалась от не менее чем 7 ударных воздействий в область головы и лица потерпевшего. Как установлено судом, ФПК и ФНМ нанесли по несколько ударов кулаками и обутыми ногами в жизненно важную часть тела потерпевшего — по голове и лицу. Оба подсудимых приняли участие в избиении потерпевшего, оба нанесли ему с достаточной силой по несколько ударов в жизненно важный орган, что свидетельствовало о намерении нарушить функцию жизненно необходимого органа человека, а, избивая М. таким способом, подсудимые умышленно, совместными и взаимно до-

полняемыми действиями достигли общего и единого для них результата — причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, в виде закрытой черепно-мозговой травмы, от которой по неосторожности наступила смерть потерпевшего, т.е. совершили преступление группой лиц7.

Если преступные действия указанных лиц не были согласованными, они взаимно не осознавали присоединение их действий друг к другу, деяния каждого лица квалифицируются самостоятельно в зависимости от причиненного им вреда здоровью без признака «группой лиц» [2, С. 7].

Так, суд, исследовав и оценив в совокупности все собранные по делу доказательства, пришел к убеждению о виновности как О-вой Л.В., так и М-ной Т.В. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью ФИО, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть последней, и квалифицировал действия каждой из них по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Суд установил, что О-ва Л.В., имея умысел на причинение тяжкого вреда здоровью, умышленно нанесла не менее 3 ударов в область лица ФИО, а М-на Т.В. нанесла не менее двух ударов табуретом ФИО по голове, в результате чего ФИО была причинена тупая травма головы, от которой она затем скончалась.

Органом предварительного следствия и О-вой Л.В., и М-ной Т.В. предъявлено обвинение в причинении тяжкого вреда здоровью ФИО, опасного для ее жизни, повлекшем по неосторожности ее смерть, совершенном группой лиц.

Однако при рассмотрении дела в суде не было доказано, что подсудимые, нанося удары ФИО, действовали согласованно и совместно друг с другом и что их умыслом охватывалось причинение тяжкого вреда здоровью ФИО именно группой лиц. Более того, судом установлено, в частности из показаний подсудимой

7 Постановление Президиума Челябинского областного суда от 30.03.2011 по делу № 44у-56/2011[Электронный ресурс] // Справочная правовая система КонсультантПлюс — Режим доступа: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online. cgi?req=doc;base=SOJ;n=1372349.

О-вой Л.В., что М-на Т.В. нанесла удары табуретом ФИО после того, как драка между О-вой Л.В. и ФИО уже закончилась. При этом согласно заключению комиссионной судебной медицинской экспертизы и показаниям эксперта в суде смерть ФИО могла наступить как от ударов О-вой Л.В., так и от ударов М-ой Т.В. По этим основаниям из обвинения О-вой Л.В. был исключен квалифицирующий признак «группой лиц»8.

Итак, в указанных случаях действия лиц необходимо квалифицировать в зависимости от их направленности умысла с учетом фактического причиненного вреда здоровью потерпевшего.

8 Постановление Металлургического районного суда г. Челябинска от 11 марта 2011 года по делу № 44у-58/2011 [Электронный ресурс] // Справочная правовая система Консультант-Плюс — Режим доступа: http://base.consultant.ru/ cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=1127693.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Арутюнов, А.А. Соучастие в преступлении / А.А. Арутюнов. — М.: Статут, 2013. — 365 с.

2. Гарбатович, Д.А. Вопросы квалификации причинения вреда здоровью группой лиц / Д.А. Гарбатович, Д.В. Сумский // Уголовное право. — 2014. — № 6. — С. 4-10.

3. Гаухман, Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. 2-е изд., перераб. и доп. / Л.Д. Гаухман. — М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2003. — 423 с.

4. Гришин, А.В. Квалификация вреда здоровью при полисубъектном совершении преступления / А.В. Гришин // Современное право. — 2015. — № 3. — С. 125-130.

5. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (автор комментария к ст. ст. 111 — 125 — Г.Н. Борзенков) / Отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. — М.: Юрайт, 2013. — 1069 с.

6. Кубов, Р.Х. Трансформация института соучастия в современном уголовном праве / Р.Х. Кубов // Российский следователь. — 2011. — № 16. С. 21-26.

7. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) (автор комментария к ст. ст. 111 — 125 — Г.Н. Борзенков) / отв. ред. В.М. Лебедев. 13-е изд., перераб. и доп. М.: Юрайт, 2013.

8. Трухин, А. Объективная сторона соучастия в преступлении / А. Трухин // Уголовное право. — 2011. — № 2. — С. 90-95.

9. Энциклопедия уголовного права. 2-е изд. — СПб.: Издание профессора Малинина, 2011. — Т. 6. — 534 с.

ГАЛКИНА Елена Сергеевна, магистрант Институт права, Челябинского государственного университета, г. Челябинск; дознаватель, отдел полиции УМВД России по г. Челябинску E-mail: [email protected]

Galkina E. S.

ISSUES TRAINING PERSONAL INJURY A GROUP OF PERSONS

The article deals with the problematic aspects of the qualification of harm to the health of a group of persons. The thesis that in these cases, the actions of individuals must be qualified according to their orientation with the intention of taking into account the actual harm caused to the victim’s health.

Keywords: a group of people, the perpetrator, the victim, personal injury, bodily injury.

Elena GALKINA, undergraduate Institute of Law, Chelyabinsk State University, Chelyabinsk; investigator, police department Russian Ministry of Internal Affairs for the city of Chelyabinsk E -mail: [email protected]

50

BI/IKTI/IMOflOn/lfl № 2(8) / 2016

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью

Егорьевским городским судом осужден  гражданин О. за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с применением предмета, используемого в качестве оружия, то есть за преступление, предусмотренного ст. 111 ч.2 п. «з» УК РФ. Преступление совершено при следующих обстоятельствах:

В ноябре 2019 года, в утреннее время, гражданин О. находясь в   квартире дома № 37, 2-го микрорайона г. Егорьевска Московской области в ходе ссоры с гражданкой Б., действуя умышленно, с целью причинения вреда ее здоровью нанес последней один удар ножом в область грудной клетки, отчего она упала, затем нанес ей указанным ножом не менее двух ударов в область грудной клетки и не менее 8 ударов в область головы, причинив потерпевшей три проникающих колото — резанных ранения грудной клетки, которые по признаку опасности для жизни квалифицируются, как тяжкий вред здоровью, а также повреждения в области головы, которые причинили легкий вред здоровью.

В ходе следствия и в судебном заседании подсудимый полностью признал  свою вину в совершении данного преступления. При назначении наказания судом учтены характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности подсудимого, обстоятельства смягчающие и отсутствие отягчающих наказание, влияние назначаемого наказание на его исправление. 

 В итоге гражданин О. был признан виновным  в совершении, преступления, предусмотренного ст. 111 ч.2 п. «з» УК РФ и ему было назначено наказание в виде лишения свободы сроком 1 год 6 месяцев без  ограничения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Кроме этого, с подсудимого по иску прокурора в доход Территориального фонда обязательного медицинского страхования  Московского областного взысканы денежные средства  в сумме 50 262 рубля, затраченных на лечение потерпевшей.  

Заместитель городского прокурора

советник юстиции                                                                             Е.Н.Рябова

ВС объяснил, без каких признаков нельзя осудить за угрозу убийством | Российское агентство правовой и судебной информации

Обоюдный конфликт, переросший в драку, вряд ли может трактоваться как угроза убийством, даже если один из дерущихся испугался, так как его противник физически сильнее, разъясняет Верховный суд РФ.

Обязательным признаком угрозы убийством является ее реальность, а оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий, напоминает он.


Суть дела 

Высшая инстанция изучила дело жителя Курганской области, осуждённого к 360 часам обязательных работ за угрозу убийством. Согласно материалам, подсудимый и потерпевший в ходе обоюдного конфликта избили друг друга, причём травмы получили оба участника драки. 

В жалобе адвокат указал, что описание объективной стороны деяния заключается в нанесении побоев и образует состав административного правонарушения, его подзащитный словесных угроз убийством или причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему не высказывал, иных угрожающих действий, дающих потерпевшему основания считать угрозу реальной и опасаться ее осуществления, также не совершал.

Позиция ВС 

Статьей 119 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за угрозу убийством или причинение тяжкого вреда здоровью, если имелись основания опасаться осуществления этой угрозы, напоминает ВС.

«Субъективная сторона данного преступления характеризуется виной в виде прямого умысла. Виновный осознает общественную опасность своих действий и желает выразить намерение лишить жизни или причинить тяжкий вред здоровью конкретного лица», — поясняет высшая инстанция.

Из приговора усматривается, что угроза убийством выражалась в том, что подсудимый в ходе конфликта, имея умысел на создание реальной угрозы жизни и здоровью потерпевшего, умышленно нанес ему удары руками, металлическим предметом и ногами. Эти действия потерпевший воспринял как реальную угрозу своей жизни и здоровью и у него имелись реальные основания опасаться ее осуществления, т.к. обвиняемый был агрессивно настроен и физически сильнее. 

Однако в судебном заседании осужденный пояснял, что у него произошел конфликт с потерпевшим, переросший в обоюдную драку, в ходе которой они оба наносили друг другу удары, при этом никаких угроз он не высказывал.

В обоснование вывода о виновности суд сослался в приговоре, в том числе на заключение эксперта, о наличии у потерпевших телесных повреждений на лице, которые образовались от действия тупого предмета (предметов) и не повлекли вреда здоровью потерпевшего.

Вместе с тем суд оставил без внимания заключение эксперта о наличии телесных повреждений и у осужденного в виде двух кровоподтеков в области лица, кровоизлияния в слизистую верхней губы, кровоподтека и посттравматического отека мягких тканей первого пальца правой кисти, которые не влекут вреда здоровью человека, указывает ВС.

Мотивируя вывод о виновности, суд указал, что угроза убийством может быть выражена в любой форме и отсутствие словесных угроз не исключает уголовной ответственности по данной статье.

«Между тем по смыслу уголовного закона, угроза убийством — это разновидность психического насилия и может быть выражена в любой форме, устно, письменно, жестами, демонстрацией оружия и т.д. Содержание угрозы убийством составляет высказывание намерения лишить жизни, угроза рассчитана на запугивание потерпевшего. Обязательным признаком такой угрозы является ее реальность.

Оценкой реальности угрозы является субъективный и объективный критерий. Субъективный критерий характеризуется намерением виновного осуществить угрозу и восприятием потерпевшим этой угрозы как опасной для жизни. При этом угроза должна быть очевидной для потерпевшего.

Объективный критерий оценки реальности угрозы устанавливается с учетом обстоятельств, характеризующих обстановку, в которой потерпевшему угрожают, личность угрожающего, взаимоотношения потерпевшего и виновного»,  — поясняет ВС.

Между тем, согласно установленным судом обстоятельствам, между осужденным и потерпевшим возник конфликт на почве личных неприязненных отношений.

При этом судом не приведены мотивы, на основании которых он пришел к выводу о наличии у осужденного прямого умысла на совершение угрозы убийством, а также о реальности восприятия такой угрозы потерпевшим.

Исследовав вопрос о субъективном восприятии потерпевшим реальности угрозы убийством, суд надлежащим образом не исследовал и не учел все фактические обстоятельства данного дела, поведение осужденного и потерпевшего, личность обвиняемого, характер взаимоотношений потерпевшего и осужденного, обстоятельства произошедшего между ними обоюдного конфликта, считает ВС.

В связи с чем он отменил обвинительный приговор и направил дело на новое судебное разбирательство в суд первой инстанции.

Алиса Фокс 

Тяжкий вред здоровью — это… Что такое Тяжкий вред здоровью?

Эта статья или раздел описывает ситуацию применительно лишь к одному региону.

Вы можете помочь Википедии, добавив информацию для других стран и регионов.

Тяжкий вред здоровью — вред здоровью,

Исчерпывающий[источник не указан 1309 дней] список признаков тяжкого вреда здоровью изложен в статье 111 Уголовного кодекса РФ. Установление степени тяжести вреда здоровью в РФ производится судебно-медицинским экспертом на основании медицинских критериев [1].

Медицинские критерии

Медицинские критерии тяжкого вреда здоровью включают в себя:

  • Вред здоровью, опасный для жизни человека, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни, а также вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния.
  • Вред здоровью, опасный для жизни человека, вызвавший расстройство жизненно важных функций организма человека, которое не может быть компенсировано организмом самостоятельно и обычно заканчивается смертью.
  • Потеря зрения — полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже.
  • Потеря речи — необратимая потеря способности выражать мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.
  • Потеря слуха — полная стойкая глухота на оба уха или такое необратимое состояние, когда человек не слышит разговорную речь на расстоянии 3 — 5 см от ушной раковины.
  • Потеря какого-либо органа или утрата органом его функций:
  • Прерывание беременности — прекращение течения беременности независимо от срока, вызванное причиненным вредом здоровью, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусловившее необходимость медицинского вмешательства.
  • Психическое расстройство, возникновение которого должно находиться в причинно-следственной связи с причиненным вредом здоровью, то есть быть его последствием.
  • Заболевание наркоманией либо токсикоманией.
  • Неизгладимое обезображивание лица.
  • Значительная стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть (стойкая утрата общей трудоспособности свыше 30 %).
  • Полная утрата профессиональной трудоспособности.

См. также

Примечания

Нападение и нанесение тяжких телесных повреждений

Адвокаты, защищающие лиц, которым предъявлены обвинения в нападении

Олльерс Солиситоры имеют большой опыт в защите заявлений о всех типах нападений, от обычного нападения до обвинений в более серьезных тяжких телесных повреждениях.

Мы часто видим обвинения в нападении, возникающие в повседневных ситуациях, таких как драки в ночное время, нападения между семьей и друзьями, а также самые серьезные нападения, связанные с насилием со стороны банд и использованием оружия, такого как ножи.

Часто обвинения в нападении предъявляются в домашних условиях, и мы понимаем трудности, которые могут возникнуть при предъявлении обвинений в таких обстоятельствах. Часто семьи будут разделены из-за обвинений, или стороны могут пожелать примириться после начала судебного разбирательства. Мы сможем провести вас через этот процесс и предложить вам поддержку и юридические консультации на каждом этапе.

Преступления, связанные с нападением, изложены в Законе о преступлениях против личности № 1861 .Более серьезные обвинения в нападении будут рассматриваться в Королевском суде.

Раздел 39 Нападение (Обычное нападение / нанесение побоев / нападение путем избиения)

Раздел 39 «Нападение на улов» означает обычное нападение, нанесение побоев и нападение путем избиения. Это наименее серьезная форма нападения, когда есть нападение, но нет травм. Строго говоря, обычное нападение — это когда фактического контакта не было, и жертва была «вынуждена немедленно уловить незаконное насилие».«Батарея или нападение с избиением — это когда контакт имел место, но не было причинено никаких телесных повреждений.

Для правонарушений бытового характера нажмите здесь , чтобы узнать больше.

Раздел 47 Нападение — Фактическое телесное повреждение (ABH)

Преступление совершается, когда одно лицо нападает на другого, в результате чего причиняется фактический телесный вред (ABH). Это может означать синяк или небольшую ссадину.

Раздел 47 Нападение является правонарушением в любом направлении, что означает, что оно может быть рассмотрено в Суде магистратов или Суде короны, чаще всего мы видим, что дела рассматриваются в суде короны.

В Суде Короны за преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до пяти лет. Существуют руководящие принципы вынесения приговоров за все преступления, связанные с нападением, и наши юристы смогут сообщить вам, где ваше дело подпадает под эти правила.

Раздел 20 Нападение — Незаконное ранение / тяжкое телесное повреждение (GBH)

Раздел 20 Нападение связано с нанесением тяжких (или действительно серьезных) телесных повреждений или ранения.

Это правонарушение совершается, когда одно лицо незаконно и злонамеренно ранит другое лицо; или причиняет тяжкие телесные повреждения другому лицу.

Рана означает разрыв кожи, но заряд по этому разделу отражает серьезную рану, такую ​​как травма, приведшая к необратимой инвалидности, потере сенсорной функции, переломам костей, травмам, приводящим к значительной потере крови, или серьезным психическим травмам.

Это правонарушение, совершаемое в обе стороны, что означает, что оно может рассматриваться в магистратском суде или в Королевском суде, чаще всего мы видим, что дела рассматриваются в Королевском суде. Максимальное наказание при предъявлении обвинения составляет пять лет тюремного заключения и / или неограниченный штраф.

Раздел 18 Нападение — нанесение ранения / тяжкое телесное повреждение (GBH) с умыслом

Самым серьезным преступлением насилия является нанесение тяжких телесных повреждений по Разделу 18, которое также может быть известно как умышленное ранение. Это правонарушение подлежит только уголовному преследованию, что означает, что оно может рассматриваться только в Королевском суде. Максимальный срок наказания — пожизненное заключение.

Разница между преступлением по разделу 18 «нападение» и разделом 20 заключается в умысле. Факторы, которые могут указывать на умысел, необходимый для нападения по разделу 18, включают в себя то, было ли нападение спланировано, было ли преднамеренно выбрано оружие из предшествующих угроз.

Очень важно, чтобы вы проконсультировались со специалистом-юристом, если вам предъявлено обвинение в нанесении тяжких телесных повреждений. Ставки высоки, и ваша команда защиты будет активно готовить ваше дело, чтобы предоставить вам наилучшие шансы на успех, будь то передача вашего дела в суд, если у вас есть защита, или получение наилучшего возможного результата, если вы захотите признать себя виновным в совершении правонарушения.

Защита

Самая распространенная защита от нападения — это самооборона.Наши юристы смогут сообщить вам, доступна ли вам защита в целях самообороны, основываясь на своих экспертных знаниях. Также важно с самого начала иметь специального солиситора, который может вести переговоры с обвинением о предъявляемых вам обвинениях и может ли обвинение рассматриваться обвинением меньшей степени тяжести.

Руководство по вынесению приговоров за нападение

Совет по вынесению приговоров имеет руководящие принципы вынесения приговоров за преступления, связанные с насилием.Они учитывают причиненный вред и виновность правонарушителя. Они также принимают во внимание любые отягчающие обстоятельства правонарушения и личные смягчения обвиняемого.

Может быть трудно ориентироваться в правилах, и наши юристы смогут объяснить вам категории и место, в котором может находиться ваше дело, если вы будете осуждены за правонарушение.

Недавние дела о нападениях
  • R v G, Minshull Street Crown Court 2019, Ответчик столкнулся с обвинениями С.18 нападений с нанесением ножевого ранения. После длительных переговоров между защитой и обвинением обвинение удовлетворило обвинение в совершении менее серьезного преступления, а именно о нападении по статье 20, и обвиняемый был приговорен к 20 месяцам тюремного заключения.
  • R против B, Королевский суд Манчестера, 2019. Представлял обвиняемого, оправданного после судебного разбирательства за преступления, связанные с нападением S.18, нападением S.20 и владением орудием нападения.
  • R против M , 2019. Оллерсу удалось в Апелляционном суде смягчить приговор, вынесенный на s.18 нападений с нанесением ножевых ранений в заключении с продленного срока до фиксированного наказания.
  • R против H , Королевский суд Манчестера, 2019. Ответчику предъявлено обвинение в нападении по статье 18. Оллерсу удалось добиться успеха в переговорах с обвинением, и обвинение было сокращено до раздела 20 о нападении. В конечном итоге подсудимый был приговорен к условному приговору.
  • R против B , Королевский суд Манчестера 2018. Оллерсу удалось добиться условного тюремного заключения для лица, обвиняемого в s.18 нападение с использованием транспортного средства. Присутствовали проблемы с психическим здоровьем, которые были исследованы по поручению медицинского эксперта, который помог в обеспечении результата для обвиняемого.
  • R против D , Королевский суд Манчестера 2019. Оллиерсу удалось договориться о снижении обвинений с нападения по статье 18 до нападения по статье 20. Подсудимый получил срок лишения свободы.
  • R против B , Королевский суд Манчестера 2018. Обвиняемый обвиняется в двух преступлениях, связанных с нападением по статье 18 после драки между членами конкурирующей банды.Были получены экспертные заключения, которые выявили несоответствия в представленных доказательствах, которые привели к оправданию подсудимого по всем пунктам обвинения.
  • R против C , Королевский суд Манчестера 2017. Оллерс помогал добиться условного приговора после признания себя виновным обвиняемого, которому предъявлено обвинение в нападении по статье 20, в результате которого был ранен маленький ребенок.

Юристы-специалисты по нападениям

Оллерс предоставляет консультации специалистов и представляет интересы на всей территории Англии и Уэльса.Мы были предыдущими победителями Преступной команды года Manchester Legal Awards и признаны криминальной фирмой высшего уровня в текущих выпусках Legal 500 и Chambers Directory.

Если вам предъявлено обвинение в нападении или нанесении тяжких телесных повреждений, вам потребуется консультация специалиста, и вам следует связаться со Стейси Мабрук по вопросам в Королевском суде или с Лаурой Бауманис по вопросам в Мировом суде по телефону 0161834 1515 или нажмите здесь связаться с нами. Стейси и Лаура были частью команды здесь, в Olliers, в течение 15 лет, они преданы своему делу, активны и доступны.Они применит свои экспертные знания к вашему делу и проведут вас через все аспекты вашего дела.

Свяжитесь с нашей командой, занимающейся обвинениями в нападении

UCMJ Статья 128 Нападение | Военно-гражданский советник

«Редкий талант в зале суда. Его навыки перекрестного допроса практически не имеют себе равных. Он бесстрашно представляет клиентов и неустанно работает от их имени. Он занимается своими делами с вдохновляющей самоотдачей ». — Региональный советник защиты морской пехоты

Все военнослужащие всех видов вооруженных сил США должны соблюдать Унифицированный кодекс военной юстиции (UCMJ).Этот свод законов предназначен специально для военнослужащих, и ожидается, что как рядовые, так и офицеры будут строго следовать UCMJ. Каждая статья UCMJ относится к разным законам, постановлениям или потенциальным нарушениям. Статья 128 UCMJ касается нападения.

Хотя многие военнослужащие знакомы с определением нападения в гражданском мире, военные не только немного по-другому подходят к этой теме, но и в большинстве случаев гораздо более агрессивно преследуют нарушения.Если вы обвиняетесь в нарушении статьи 128 UCMJ во время службы в армии, на карту будет поставлена ​​вся ваша карьера и ваше будущее за пределами армии.

лет опыта работы с военными клиентами

Адвокат Аарон Мейер закончил службу в морской пехоте США и перешел к юридической практике. Адвокат Мейер и его команда по-прежнему привержены защите прав военнослужащих, обвиняемых в нарушении UCMJ. Его многолетний целеустремленный опыт и преданность своим клиентам позволили адвокату Мейеру поддерживать безупречный отчет о нулевых обвинительных приговорах для своих клиентов.Если вам предъявлено обвинение в нарушении статьи 128 UCMJ, подробный военный прокурор не может предоставить такой же уровень юридической помощи, которого вы могли бы ожидать от частной военной фирмы по защите от уголовных преступлений, такой как Aaron Meyer Law.

Адвокат Аарон Мейер имеет многолетний опыт работы как военнослужащим, так и военным адвокатом по уголовным делам. Команда Aaron Meyer Law исчерпывает все доступные ресурсы от имени каждого клиента, которого мы представляем, а адвокат Мейер уделяет большое внимание устранению доказательств обвинения на самых ранних стадиях каждого дела.

Понимание статьи 128 Закона о нападении UCMJ

Статья 128 UCMJ делает очень четкое различие между двумя основными типами нападения, преследуемого в соответствии с UCMJ: простое нападение и нападение с применением батареи. Возможные наказания за эти два отдельных нарушения различны, и оба они суровы.

Статья 128 определяет простое нападение как попытку или предложение причинить телесные повреждения другому лицу с использованием незаконной силы или насилия. Статья продолжается, определяя нападение, совершенное с применением побоев, как завершение такой попытки или предложения путем нанесения телесных повреждений с использованием незаконной силы или насилия в отношении жертвы.

Штрафы за нарушение статьи 128 UCMJ

Осуждение по статье 128 за простое нападение влечет за собой наказание в виде трех месяцев лишения свободы с конфискацией двух третей заработной платы правонарушителя в течение трех месяцев. В случае, если обвиняемые совершат простое нападение с незаряженным огнестрельным оружием , им грозит бесчестное освобождение, заключение на три года и конфискация всей заработной платы и пособий. Нападение , совершенное батареей наказывается выпиской из тюрьмы за плохое поведение, лишением свободы на шесть месяцев и лишением всей заработной платы и пособий.

Военные также ожидают, что все военнослужащие будут соблюдать порядок подчинения. Это означает, что любое нарушение UCMJ повлечет за собой гораздо более суровые наказания, если жертва имеет более высокий ранг или занимает особое положение в армии. Проще говоря, чем выше ранг предполагаемой жертвы, тем серьезнее будут последствия для обвиняемого. Статья 128 UCMJ сообщает, как могут меняться наказания за нарушение этой статьи в зависимости от статуса жертвы:

  • «Нападение на уполномоченного, унтер-офицера, унтер-офицера или младшего офицера. Наказание за это преступление требует, чтобы обвиняемый заранее знал ранг жертвы. Обвиняемым грозит заключение на 18 месяцев, конфискация всей заработной платы и пособий и бесчестное освобождение.
  • «Нападение на дозорного или дозорного при исполнении служебных обязанностей или на лицо при исполнении служебных обязанностей правоохранительными органами». Наказание за эту форму нападения включает лишение всего заработка и пособий, бесчестное увольнение и три года заключения в военной тюрьме.
  • «Нападение батареей на ребенка младше 16 лет». Правонарушителю грозит бесчестное увольнение, конфискация всей заработной платы и пособий и два года лишения свободы.
  • «Нападение при отягчающих обстоятельствах с применением опасного оружия или других средств применения силы, которые могут привести к смерти или тяжким телесным повреждениям». В большинстве случаев осужденному правонарушителю грозит тюремное заключение сроком на три года, бесчестное освобождение и конфискация всей заработной платы и пособий. Если потерпевший был моложе 16 лет, ему грозит указанное выше наказание в виде лишения свободы на пять лет.Если они совершат нападение с заряженным огнестрельным оружием, им грозит указанное выше наказание в виде лишения свободы на восемь лет.
  • «Нападение при отягчающих обстоятельствах с умышленным причинением тяжких телесных повреждений». В большинстве этих случаев правонарушителю грозит бесчестное увольнение, полная лишение заработной платы и пособий, а также тюремное заключение сроком на пять лет. Если потерпевший был моложе 16 лет, срок их заключения увеличивается до восьми лет. Если они нанесли телесные повреждения заряженным огнестрельным оружием, срок их заключения увеличивается до десяти лет.

Также важно помнить, что участие в любом таком правонарушении обычно влечет за собой дополнительные штрафы за менее серьезные правонарушения. Например, если вам предъявлено обвинение в нападении при отягчающих обстоятельствах с применением опасного оружия, вы, вероятно, также столкнетесь с обвинением в простом нападении или нападении, завершенном батареей. Нападение на старшего офицера рассматривается отдельно в соответствии со статьей 90 UCMJ.

Правовая защита против UCMJ Статья 128 Обвинение в нападении

Когда военнослужащему предъявлено обвинение в нарушении статьи 128 UCMJ, военный прокурор должен доказать, что они угрожали, пытались и / или совершили нападение на предполагаемую жертву.Как и в гражданском праве, одним из лучших способов защиты обвиняемых в этой ситуации является самооборона. Если обвиняемый сможет доказать, что он действовал в защиту себя или другого лица, это может привести к оправданию. В других случаях может потребоваться доказать ложность утверждений, оспорить обоснованность доказательств обвинения или собрать свидетельские показания, чтобы не узнать имя обвиняемого.

Адвокат Аарон Мейер верит в агрессивное, детальное представительство по уголовным делам для каждого клиента, которого он представляет.Если вас обвиняют в любом нарушении статьи 128 UCMJ, важно как можно скорее заручиться юридическим представительством, чтобы защитить свою честь и свою военную карьеру. Наша фирма имеет большой опыт ведения сложных дел о нападениях от имени военных клиентов, и мы знаем, как военные прокуроры подходят к этим делам. Если вы готовы обсудить варианты защиты с опытным и надежным военным адвокатом по уголовным делам, свяжитесь с Aaron Meyer Law сегодня и запланируйте рассмотрение дела с нашей командой.

UCMJ Статья 128 Нападение — Военный прокурор защиты от нападения

Артикул 128

, UCMJ. Нападение

(a) Любое лицо, подпадающее под действие настоящей главы, которое пытается или предлагает с незаконной силой или насилием причинить телесные повреждения другому лицу, независимо от того, были ли это покушение или предложение завершено, виновно в нападении и подлежит наказанию в виде трибунала. может направить.

(b) Любое лицо, подпадающее под действие данной группы, которое —

(1) совершает нападение с применением опасного оружия или других средств или силы, которые могут привести к смерти или тяжким телесным повреждениям; или
(2) совершает нападение и умышленно причиняет тяжкие телесные повреждения с применением оружия или без него; виновен в нападении при отягчающих обстоятельствах и подлежит наказанию в соответствии с решением военного трибунала.

Элементы.

(1) Простое нападение.

а) обвиняемый пытался или предлагал причинить телесные повреждения определенному лицу; и
(b) Покушение или предложение были совершены с применением незаконной силы или насилия.

(2) Нападение, завершенное батареей.

а) обвиняемый причинил телесные повреждения определенному лицу; и
(b) телесные повреждения были причинены с применением незаконной силы или насилия.

. . . .

(4) Нападение при отягчающих обстоятельствах.

(a) Нападение с применением опасного оружия или других средств или силы, которые могут привести к смерти или тяжким телесным повреждениям.

(i) обвиняемый пытался причинить, предлагал причинить или причинил телесные повреждения определенному лицу;
(ii) обвиняемый сделал это с применением определенного оружия, средств или силы;
(iii) Покушение, предложение или телесные повреждения были совершены с применением незаконной силы или насилия; и
(iv) что оружие, средства или сила были применены таким образом, который мог привести к смерти или тяжким телесным повреждениям.
(Примечание: добавьте любое из следующего, если применимо)
(v) То, что это было заряженное огнестрельное оружие.
(vi) Это лицо было ребенком в возрасте до 16 лет.

(b) Нападение с умышленным причинением тяжких телесных повреждений.

(i) обвиняемый напал на определенное лицо;
(ii) таким образом этому лицу были причинены тяжкие телесные повреждения;
(iii) тяжкие телесные повреждения были причинены с применением незаконной силы или насилия; и
(iv) что обвиняемый в то время имел конкретное намерение нанести тяжкие телесные повреждения.
(Примечание: добавьте любое из следующего, если применимо)
(v) что травма была нанесена заряженным огнестрельным оружием.
(vi) Это лицо было ребенком в возрасте до 16 лет.

Для получения дополнительной информации об этом правонарушении, включая максимальное военное наказание за нападение, потенциальную защиту и обсуждение сильных и слабых сторон версии обвинения, проконсультируйтесь с опытным военным юристом. См. Успешные результаты защиты по статье 128 здесь.

Схема

и краткое изложение дела Нила Чизхолма :: SSRN

15 стр. Размещено: 2 фев 2021 Последняя редакция: 10 марта 2021 г.

Дата написания: 22 января 2021 г.

Абстрактные

В этом документе излагаются важные положения Закона Англии о преступлениях против личности 1861 года.Этот викторианский статут по-прежнему является действующим органом в отношении несмертельных преступлений против личности большей серьезности, чем нападение или избиение. К ним относятся нападение с причинением реальных телесных повреждений (раздел 47), злонамеренное ранение или нанесение тяжких телесных повреждений (раздел 20) и умышленное ранение или причинение тяжких телесных повреждений (раздел 18). В документе приводится краткое изложение важных случаев, связанных с каждым из этих положений. Он также определяет и различает каждый из уровней вреда, который регулируется законом: фактическое телесное повреждение (ABH), рана и тяжкое телесное повреждение (GBH).Наконец, газета предлагает читателям краткое изложение случаев на одной странице и диаграмму на одну страницу, объясняющую иерархию вреда среди несмертельных преступлений (включая нападение и нанесение побоев) с использованием прецедентного права.

Целью данной статьи является прояснение запутанной области права с помощью кратких обзоров судебных дел. Соответствующие дела относятся к периоду с 1849 по 2014 год. В обсуждение включены цитаты из дел, в том числе известные судебные решения. План и краткое изложение дела предназначены для краткого и точного объяснения закона.

Ключевые слова: правонарушения без смертельного исхода, повод, причинение, фактические телесные повреждения, ABH, тяжкие телесные повреждения, GBH, ранение, закон о правонарушениях против личности 1861, OAPA, резюме уголовных дел, дела

Рекомендуемое цитирование: Предлагаемая ссылка