Судебная практика о признании недействительным договора дарения: Признание договора дарения недействительным — судебная практика :: Судебные и нормативные акты РФ

Содержание

Верховный суд разъяснил особенности договора дарения — Российская газета

С необычным иском обратилась недавно в Верховный суд РФ жительница Волгограда. Ответчицей в своем иске гражданка назвала близкую родственницу. Дама просила высокий суд принять решение "о регистрации перехода права собственности на 1/3 доли в квартире". Невнимательное отношение местных судов к сути заявленных требований и стало основанием для разъяснений Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда.

О сути же своей проблемы гражданка рассказала уже в суде. Из ее повествования стало известно, что еще в 2005 году между ней и ее родственницей был подписан договор дарения. То есть тринадцать лет назад нашей даме родственница безвозмездно отписала часть квартиры. Но сейчас, пожаловалась истица, дарительница "уклоняется от регистрации перехода права собственности в добровольном порядке".

Центральный районный суд Волгограда в иске о регистрации договора дарения нашей героине отказал.

Спустя три месяца Cудебная коллегия по гражданским делам областного суда подтвердила правильность решения районных коллег.

Недовольной истице пришлось идти дальше - в Верховный суд страны.

Там проверили материалы дела, обсудили доводы кассационной жалобы и решили, что гражданке местные суды отказали неправильно. И к ее аргументам стоит прислушаться.

Сначала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ напомнила коллегам про Гражданский процессуальный кодекс РФ.

В нем есть 387-я статья. В ней говорится, что основанием для отмены или изменения судебных решений в кассационном порядке является "существенное нарушение норм материального или процессуального права", которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможно восстановить законность и защитить нарушенные права и свободы. А такие нарушения, по мнению высокого суда и сделали местные суды.

Случился казус - ­ местные суды приняли решение не по тем требованиям, что были предъявлены истцом

В другой статье того же Гражданского процессуального кодекса - 390-й - сказано следующее.

Что суд, рассматривающий дело в кассационном порядке, проверяет правильность применения и толкования норм закона нижестоящими коллегами.

И "в интересах законности" этот суд "вправе выйти за пределы доводов кассационной жалобы".

О том же самом - о "праве выйти за пределы жалобы в интересах законности" - сказано и в постановлении пленума Верховного суда (от 11 декабря 2012 года N 29).

О тонкостях оформления дарения эксперты "РГ" рассказывают в рубрике "Юрконсультация"

Высокая судебная инстанция растолковала, что она понимает под словами "об интересах законности и праве суда выйти за пределы доводов кассационной жалобы" .

По разъяснению Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ под этими словами она понимает необходимость обеспечить правильное применение норм закона по тому делу, которое он изучает.

Все эти разъяснения про выходы за пределы доводов жалобы понадобились Верховному суду исключительно для того, чтобы растолковать, какие "существенные нарушения правовых норм" были сделаны как районным, так и областным судами, когда они рассматривали иск жительницы Волгограда к своей родственнице.

Вот главное, что подчеркнул высокий суд: по Гражданскому процессуальному кодексу суд не имеет права самостоятельно изменить предмет или основание иска. Суд может принимать решение только по заявленным требованиям и выйти за их пределы только в тех случаях, тогда, когда это разрешено законом.

Напомним, что наша героиня получила от родственницы красивую бумагу, которая называется дарственной. Гражданка была уверена, что с таким документом она стала обладательницей одной трети в квартире. Но так сложилась жизнь, что дальше написания дарственной родственница не пошла. Тогда, спустя годы с этим документом истица отправилась в суд. Она очень хотела, чтобы заманчивые обещания на бумаге превратились наконец в реальность.

В нашем случае, как подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ, гражданка, именуя обращение в суд исковым заявлением о регистрации договора дарения, тем не менее просила произвести регистрацию перехода права собственности на недвижимое имущество.

Верховный суд обратил внимание коллег на то, что в процессе рассмотрения этого гражданского дела исковые требования не менялись, не уточнялись и не дополнялись.

Районный суд, когда отказал истице, сослался на разъяснение, данное в постановлении пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов (N10/22 от 29 апреля 2010 года). Там речь шла о судебной практике по защите прав собственности. И было сказано следующее - "сторона сделки не имеет права на удовлетворение иска о признании права, основанного на этой сделке, так как соответствующая сделка до ее регистрации не считается заключенной либо действительной в случаях, установленных законом".

Между тем этот же районный суд признал рассматриваемый иск как иск о регистрации договора дарения и своим решением отказал именно в иске о регистрации договора дарения.

Второй суд, областной, тоже признал этот иск иском о регистрации договора дарения, но, описывая его, назвал предъявленные претензии требованием о регистрации перехода прав собственности. Однако при этом он оставил в силе решение районного суда - отказать в регистрации договора дарения.

Теперь разъясним оба решения, точнее переведем их с юридического на обывательский язык.

Проще говоря, случился очень интересный юридический казус - местные суды приняли решение не по тем требованиям, что были предъявлены нашим истцом.

По предъявленным же гражданкой исковым требованиям суды первой и второй инстанций, то есть районный и областной вообще не приняли никакого решения.

В итоге, как указала Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда, требования о регистрации договора дарения и регистрации перехода прав собственности на недвижимое имущество имеют разные основания и требуют установления разных обстоятельств дела. Именно поэтому Верховному суду пришлось не только объяснить, что произошло, но и оба решения местных судов отменить.

Верховный суд отправил дело о дарственной назад и велел пересмотреть спор по новой, но с учетом своих разъяснений.

Решение суда: недействительность сделки дарения

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации

Калининский районный суд Санкт-Петербурга в составе <данные изъяты>

рассмотрев в предварительном судебном заседании гражданское дело по иску Е. к А. о признании недействительным договора дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на квартиру,

У С Т А Н О В И Л:

Е. являлась собственником однокомнатной квартиры Х на основании договора долевого участия, право ее собственности было зарегистрировано.

<дата> между Е. и А. был заключен договор дарения указанной квартиры, данный договор был нотариально удостоверен, и право собственности А. было зарегистрировано.

<дата> Е. обратилась в суд с иском к А. о признании недействительным договора дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на указанную квартиру, в обоснование своих требований указав, что данный договор был заключен ею под влиянием заблуждения.

Истец в судебное заседание не явилась, доверила представлять свои интересы в суде представителю.

Представитель истца, действующая на основании доверенности, в судебное заседание явилась, поддерживает заявленные исковые требования.

Ответчик А. — в судебное заседание не явилась, доверила представлять свои интересы в суде представителю.

Представитель ответчика, действующий на основании доверенности, в судебное заседание явился, возражает против иска, заявив, в частности, о пропуске срока исковой давности.

Выслушав объяснения представителей сторон, исследовав материалы дела и оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд приходит к следующему.

Е. являлась собственником квартиры на основании договора долевого участия.

Между Е. и А. был заключен договор дарения указанной квартиры, данный договор был нотариально удостоверен, и право собственности А. было зарегистрировано.

В обоснование заявленных исковых требований Е. указывает, что оспариваемая сделка была совершена ею под влиянием заблуждения по просьбе ее дочери, которая пояснила, что квартира нужна А. для <данные изъяты>, и что Е. не имела намерения передавать квартиру А. и лишиться права собственности.

В соответствии со ст.178 ГК РФ – сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Нормами п.3 ст.178 ГК РФ предусмотрено, что заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

<данные изъяты>

Также в обоснование своих возражений стороной ответчика заявлено о пропуске срока исковой давности.

Нормами п.2 ст.181 ГК РФ предусмотрено, что срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

<данные изъяты>

В соответствии с ч.2 ст.199 ГК РФ – истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

<данные изъяты>

Таким образом, суд не находит оснований для удовлетворения заявленных исковых требований по пропуску срока исковой давности, о котором заявлено стороной ответчика и при отсутствии доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска такого срока.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.196, 199 ГК РФ, ст. ст. 56, 68, 152, 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л:

В удовлетворении искового заявления Е. к А. о признании недействительным договора дарения квартиры, применении последствий недействительности сделки, признании права собственности на квартиру – отказать.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский Городской суд в течение одного месяца путем подачи апелляционной жалобы через Калининский районный суд Санкт-Петербурга.

Судья:

Как признать договор дарения недействительным?

Друзья, сегодня я отвечу на часто задаваемый вопрос, можно ли признать договор дарения недействительным.

         К договору дарения применяются общие положения о недействительности сделок – именно так отвечают наши эксперты на ваши вопросы, типа: а можно ли признать дарение недействительным? что лучше - дарение или завещание? Или: скажите мне, наконец, что выбрать - дарение или куплю-продажу?

Друзья, в этом материале вы найдёте ответы практически на все эти вопросы. Я подробно расскажу вам обо всех основаниях, по которым дарение может быть признано недействительным и приведу примеры из судебной практики.

Дарение как любая сделка недействительна по основаниям, установленным законом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Наиболее распространенными основаниями для признания договора дарения недействительным являются:

а) нарушение требований закона или иного правового акта

Прежде всего, речь здесь идет об установленных законом требованиях к форме договора дарения.

В качестве примера: суд признал недействительным договор дарения квартиры, поскольку подпись дарителя в документах, послуживших основанием для регистрации перехода права собственности, выполнена другим лицом.

Ещё один распространённый вариант нарушения требований закона при заключении договора дарения – игнорирование запретов на дарение, прямо установленных в ГК РФ.

Так, суд признал недействительным договор дарения, сторонами которого являлись индивидуальные предприниматели т.к. согласно ГК РФ не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. А на индивидуальных предпринимателей распространяется этот запрет.

Следующее законное требование, которое не должно быть нарушено при заключении договора дарения, - наличие у дарителя права на передачу имущества в дар, а сама сделка не должна нарушать права и законные интересы других лиц.

Например, суд признал недействительным договор дарения, которым были нарушены права наследника на приобретение в порядке наследования спорного недвижимого имущества.

А еще на отчуждение имущества, в том числе и его дарение, может быть установлен запрет как в силу закона, так и в силу принятия судом обеспечительных мер, наложения ареста судебным приставом-исполнителем и т.п. Сделки с имуществом "под запретом" могут быть признаны недействительными.

Так, суд признал недействительным договор дарения земельного участка, поскольку на спорный земельный участок был наложен арест судебным приставом-исполнителем.

В другом деле суд пришел к выводу, что по договору отчуждено фактически общее имущество многоквартирного дома неуправомоченным лицом. А такое имущество вообще не может быть самостоятельным предметом сделки.

Кроме того, должны соблюдаться требования закона и по установленному порядку отчуждения предмета договора дарения. Так, в частности, может быть признан недействительным договор дарения земельного участка без расположенных на нем объектов недвижимости и наоборот - объектов без участка. Единство судьбы земельного участка и объектов должно соблюдаться.

б) заключение договора дарения с целью, противной основам правопорядка или нравственности.

Наиболее часто по такому основанию признаются недействительными договоры дарения долей в жилых помещениях, принадлежащих несовершеннолетним.

Например, суд признал договор дарения недействительным, поскольку ответчик заключил безвозмездный договор отчуждения своей доли в праве собственности на квартиру постороннему лицу, не члену семьи, вынуждая тем самым ребенка фактически проживать в одной квартире с посторонними людьми.

Заключив договор дарения доли квартиры, ответчик фактически освободил себя от выполнения обязанностей родителя по созданию нормальных жилищных и иных условий для своего сына, чем нарушил СК РФ.

И еще по поводу прав несовершеннолетних - не допускается как дарение так и продажа жилья до выделения детям долей, если использовался материнский капитал! Не забывайте об этом!

Анализ судебной практики показывает, что основным дефектом сделки, при наличии которого дарение признаётся судом недействительным, является порок воли. Следующие 3 основания недействительности дарения, о которых речь пойдёт далее, так или иначе связаны с пороком воли сторон сделки.

в) договор является мнимой или притворной сделкой.

Мнимой сделкой признается сделка, совершенная лишь для вида без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Например, суд признал договор дарения недействительным по мотиву мнимости сделки, т. к. в реальности после совершения оспариваемой сделки даритель продолжал проживать в доме, пользовался земельным участком, нес бремя содержания имущества.

Притворная сделка прикрывает другую сделку. Чаще всего договором дарения "прикрывают" куплю-продажу.

При наличии встречной передачи вещи или права либо встречного обязательства договор не признается дарением, а является притворной сделкой.

Встречаются и другие ситуации, когда действия дарителя не отражают его действительную волю.

Так, намерение отчуждать квартиру человек не имел, полагая, что заключает договор залога в обеспечение обязательств по договору займа денежных средств.

Воля сторон была направлена на заключение договора займа с получением денежных средств под залог квартиры, то есть имело место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей сторон.

г) совершение договора недееспособным или ограниченно дееспособным лицом.

По закону сделка, совершенная гражданином, признанным недееспособным, является ничтожной.

Так, например, суд признал недействительным договор дарения, поскольку даритель был признан решением суда недееспособным вследствие заболевания и не мог на момент совершения сделки руководить своими действиями, осознавать их значение

Внимание! Еще одно проявление дефекта воли - совершение сделки, гражданином хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Например, по заключению судебно-психиатрической экспертизы в исследуемый период признаки заболевания у дарителя были выражены столь значительно, что лишали его возможности понимать значение своих действий и руководить ими, что явилось для суда основанием для признания договора дарения недействительным.

д) договор совершен под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных последствий, а также под влиянием существенного заблуждения.

Обман при совершении договора дарения выражается, прежде всего, в том, что одаряемый или иное лицо воспользовались доверием дарителя к ним, которое возникло по различным причинам (как к родственнику, давнему другу/знакомому). При этом зачастую даритель может, как пребывать в заблуждении относительно природы сделки, так и понимать суть сделки, но находиться под обманным влиянием дарителя или третьего лица.

Бывает так, что "дарители" думают, что подписывают совершенно иной документ или договор иной природы, например договор пожизненного содержания.

Так, суд признал договор недействительным, в котором даритель не имел намерения совершить подобную сделку, подписал документы под влиянием обмана, заблуждаясь о смысле подписываемых бумаг.

Или, другой случай; даритель в силу своей неграмотности и неспособности читать пребывал в заблуждении относительно природы документов, которые подписал; считал, что подписывает завещание, а не договор дарения.

Обман может сочетаться и с психологическим давлением.

Например, на дарителя-сироту при достижении им возраста 18 лет оказал давление бывший представитель его матери по судебному делу, который утверждал, что мать дарителя задолжала ему деньги; при давлении действовал напористо, не давал читать документы.

Давление может выражаться и в шантаже, в угрозе уголовного преследования.

е) договор заключен без надлежащего одобрения третьими лицами.

Отсутствие нотариально удостоверенного согласия супруга на отчуждение совместно нажитого имущества по договору дарения также может послужить основанием для признания договора недействительным.

Сюда же относятся случаи недействительности сделки, когда установлено отсутствие требующегося по закону одобрения органами юридического лица, государственным органом, органом местного самоуправления.

Друзья!!! При всей сложности и разнообразии норм, по которым сделка может быть признана недействительной, обезопасить себя и снизить риски при ее совершении вполне реальная задача.

Признание договора дарения недействительным

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 19 июля 2011 г. N 24-В11-2
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего - Горшкова В.В.
судей - Харланова А.В. и Момотова В.В.
рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Коротича И.Т. к Тарасовой Н.Н. о признании договора дарения и зарегистрированного права собственности недействительными, признании права собственности в порядке наследования по надзорной жалобе Тарасовой Н.Н. на определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 17 сентября 2010 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Харланова А.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
установила:
Коротич И.Т. обратился в суд с иском к Тарасовой Н.Н. о признании договора дарения 3/4 долей жилого дома, заключенного между Коротич А.М. и Тарасовой Н.Н. 31 октября 2008 г., и зарегистрированного права собственности на 3/4 доли жилого дома, находящегося в <...> района по <...>, в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним за номером регистрации <...> от 15 июня 2009 г., недействительными, внесении изменений в запись о государственной регистрации права <...> Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним от 7 августа 2009 г., и признании права собственности за Коротичем И.Т. на 3/4 доли жилого дома по указанному адресу в порядке наследования после смерти Коротич А.М.
Коротич И.Т. ссылался на то, что после смерти 1 марта 2008 г. своего отца - Коротича Т.П. он получил свидетельство о праве на наследство по закону на 1/4 долю дома по указанному адресу, а его мать - Коротич А.М. с учетом супружеской доли - 3/4 доли указанного дома. 31 октября 2008 г. Коротич А.М. заключила договор дарения со своей внучкой - Тарасовой Н.Н. на 3/4 доли указанного дома. 11 июня 2009 г. Коротич А.М. умерла, а 15 июня 2009 г. за Тарасовой Н.Н. по доверенности, выданной дарителем 5 июня 2009 г., было зарегистрировано право собственности по договору дарения.
По мнению истца, поскольку на момент смерти Коротич А.М. договор дарения, подлежащий государственной регистрации, не был зарегистрирован, то он противоречит закону и является недействительным. Соответственно является недействительным и зарегистрированное право собственности на спорное имущество. В связи с этим истец полагал, что после смерти Коротич А.М. открылось наследство на 3/4 доли спорного дома и он, как наследник первой очереди после смерти матери, имеет право на это имущество в порядке наследования. Кроме того, истец ссылался на то, что Коротич А.М. ввиду состояния своего здоровья не понимала последствий оформления договора дарения и доверенности для регистрации договора.
Решением Майкопского районного суда Республики Адыгея от 11 августа 2010 г. в удовлетворении иска отказано.
Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 17 сентября 2010 г. указанное решение суда отменено и принято новое решение об удовлетворении иска.
В надзорной жалобе Тарасовой Н.Н. ставится вопрос об отмене кассационного определения от 17 сентября 2010 г. с оставлением в силе решения суда первой инстанции от 11 августа 2010 г.
Судьей Верховного Суда Российской Федерации данное дело 23 марта 2011 г. истребовано в Верховный Суд РФ и определением от 08 июня 2011 г. надзорная жалоба заявителя с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит жалобу подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
Суд первой инстанции, разрешая дело и отказывая Коротич И.Т. в иске, исходил из того, что договор дарения от 31 октября 2008 г., заключенный между Коротич А.М. и Тарасовой Н.Н., соответствует требованиям закона по форме и содержанию, и стороны в соответствующей этому договору форме выразили волеизъявление на создание правовых последствий, определенных для договора дарения. Доводы истца о том, что Коротич А.М. ввиду состояния своего здоровья не понимала последствий оформления договора дарения и доверенности для регистрации договора, своего подтверждения не нашли.
Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда и принимая новое решение о признании договора дарения и зарегистрированного права собственности недействительными и признании за Коротичем И.Т. права собственности в порядке наследования на 3/4 доли жилого дома по указанному адресу, сослался на то, что договор дарения и зарегистрированное за Тарасовой Н.Н. право собственности на спорное имущество являются недействительными, поскольку государственная регистрация данного договора и перехода права собственности по нему произведены после смерти дарителя - 15 июня 2009 г., тогда как доверенность прекратила свое действие 11 июня 2009 г. В связи с этим после смерти Коротич А.М. открылось наследство на 3/4 доли спорного дома, истец является наследником первой очереди и имеет право на это имущество в порядке наследования.
Между тем, с таким выводом суда кассационной инстанции согласиться нельзя, поскольку он основан на неправильном применении норм материального права.
Согласно пункту 1 статьи 165 Гражданского кодекса Российской Федерации несоблюдение нотариальной формы, а в случаях, установленных законом, - требования о государственной регистрации сделки влечет ее недействительность. Такая сделка считается ничтожной.
Таким образом, возможность признания недействительности сделки в случае невыполнения требования о государственной регистрации сделки должна устанавливаться законом.
В силу пункта 3 статьи 574 Гражданского кодекса Российской Федерации договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.
Поскольку данной правовой нормой не предусмотрена недействительность договора дарения недвижимого имущества в случае несоблюдения требования о государственной регистрации такого договора (учитывая, что по другим основаниям указанный договор дарения не признан недействительным), у суда кассационной инстанции не имелось правовых оснований полагать, что в данном случае договор дарения от 31 октября 2008 г. является недействительным.
Из материалов дела видно, что с заявлением и необходимыми документами о государственной регистрации договора дарения как от своего имени, так и по действующей доверенности от имени Коротич А.М. Тарасова Н.Н. обратилась 6 июня 2009 г., то есть при жизни Коротич А.М. (умерла 11 июня 2009 г.). Данное обстоятельство установлено судом первой инстанции и не оспорено в суде кассационной инстанции.
Как следует из норм Федерального закона от 21 июля 1997 г. (с последующими изменениями и дополнениями) "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (пункт 1 статьи 2, пункт 1 статьи 13, пункт 7 статьи 16) в процессе регистрации правообладатель (или соответственно доверенное лицо) участвует при подаче заявления о государственной регистрации права. С заявлением предоставляются и все необходимые документы. В дальнейшем все процедуры по проверке, регистрации и внесению соответствующей записи в реестр осуществляются компетентными органами, совершение сторонами каких-либо юридически значимых действий в процессе самой регистрации не требуется. Стороны могут лишь отозвать свое заявление до внесения записи о регистрации в реестр.
Поскольку даритель Коротич А.М. лично участвовала в заключении договора дарения и оформлении доверенности для регистрации данного договора, чем выразила свою волю на заключение и государственную регистрацию указанной сделки, заявление о регистрации было подано по доверенности при жизни дарителя и ею отозвано не было, то сам по себе факт смерти дарителя в процессе государственной регистрации права не является основанием для признания недействительными договора дарения и зарегистрированного на его основании за одаряемым права собственности на спорное имущество.
При таких обстоятельствах Судебная коллегия считает, что у суда кассационной инстанции не имелось предусмотренных законом оснований для отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения об удовлетворении иска.
На основании изложенного определение суда кассационной инстанции нельзя признать законным, поскольку оно вынесено с существенным нарушением норм материального права, повлиявших на исход дела, в связи с чем, определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 17 сентября 2010 г. подлежит отмене, с оставлением в силе решения Майкопского районного суда Республики Адыгея от 11 августа 2010 г.
Руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
определила:
определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Адыгея от 17 сентября 2010 г. отменить, оставить в силе решение Майкопского районного суда Республики Адыгея от 11 августа 2010 г.

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79

Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 28.03.2017 N 46-КГ17-3

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 28 марта 2017 г. N 46-КГ17-3

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Юрьева И.М.,

судей Горохова Б.А., Рыженкова А. М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Бикинеевой Н.А. к Преснякову О.А., Преснякову А.А. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества, признании права собственности

по кассационной жалобе Преснякова О.А. и Преснякова А.А. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Бикинеева Н.А. обратилась в суд с иском к Преснякову О.А. и Преснякову А.А. о признании недействительным заключенного между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А. договора дарения доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру по адресу: <...>, о применении последствий недействительности сделки, разделе совместно нажитого имущества супругов и признании за собой права собственности на 1/6 доли в праве собственности на квартиру.

В обоснование иска Бикинеева Н.А. указала, что с 1999 года по 2012 год состояла с Пресняковым О.А. в браке, в период которого супруги приобрели долю в размере 1/3 в праве собственности на указанную квартиру и оформили ее на имя Преснякова О.А. Раздел данного имущества между супругами после расторжения брака не производился. В октябре 2015 года Бикинеевой Н.А. стало известно, что бывший супруг распорядился долей в праве собственности на квартиру путем заключения со своим отцом Пресняковым А.А. договора дарения. Поскольку своего согласия на совершение указанной сделки Бикинеева Н.А. не давала, заключенный между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А. договор дарения от 25 сентября 2015 г. является недействительным, а доля в праве собственности на квартиру подлежит разделу между супругами в равных долях как совместно нажитое в браке с Пресняковым О.А. имущество.

Решением Октябрьского районного суда г. Самары от 16 февраля 2016 г. в удовлетворении иска отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение, которым исковые требования удовлетворены.

Договор дарения от 25 сентября 2015 г. доли в размере 1/3 в праве собственности на спорную квартиру, заключенный между Пресняковым О.А. и Пресняковым А.А., признан недействительным.

Произведен раздел совместно нажитого имущества - доли в размере 1/3 в праве собственности на квартиру - между супругами в равных долях, за Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. признано право собственности на 1/6 доли в праве общей долевой собственности на квартиру за каждым.

В кассационной жалобе заявителями ставится вопрос об отмене апелляционного определения, как незаконного.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Юрьева И.М. от 20 февраля 2017 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены апелляционного определения.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Такие нарушения были допущены при рассмотрении настоящего дела судом апелляционной инстанции.

Как установлено судом и следует из материалов дела, Пресняков О.А. и Бикинеева Н.А. с 23 июля 1999 г. по 6 ноября 2012 г. состояли в браке (л.д. 7, 24).

Вступившим в законную силу решением Октябрьского районного суда г. Самары от 11 февраля 2010 г. удовлетворены исковые требования Преснякова А.А., Преснякова О.А. и Преснякова С.А. к ООО "Седьмое небо" о признании за истцами права общей долевой собственности (по 1/3 доли за каждым) на квартиру, расположенную по адресу: <. ..> (л.д. 19 - 20).

При рассмотрении указанного спора суд установил, что основанием для возникновения у истцов права общей долевой собственности на спорную квартиру явился заключенный между истцами и ООО "Степ" договор уступки прав требования от 5 марта 2005 г., по которому ООО "Степ" на возмездной основе уступило Преснякову А.А., Преснякову О.А. и Преснякову С.А. право требования к ООО "Седьмое небо" о предоставлении по окончании строительства указанной квартиры в собственность. Финансовые обязательства по договору исполнены истцами в полном объеме. Квартира передана истцам в пользование по акту приема-передачи от 25 сентября 2007 г.

На основании названного решения суда за Пресняковым А.А., Пресняковым О.А. и Пресняковым С.А. 8 июня 2010 г. зарегистрировано право собственности на доли в размере 1/3 в праве общей долевой собственности на спорную квартиру за каждым (л.д. 22).

По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков С.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А. А. (одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 17).

По договору от 25 сентября 2015 г. Пресняков О.А. (даритель) передал в дар своему отцу Преснякову А.А. (одаряемый) долю в размере 1/3 в праве собственности на квартиру (л.д. 18).

Переход права собственности на квартиру к Преснякову А.А. зарегистрирован в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним 2 октября 2015 г. (л.д. 8).

Таким образом, на момент рассмотрения спора единоличным собственником спорной квартиры является Пресняков А.А.

Согласно пункту 1 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

В силу пункта 3 статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в редакции, действовавшей на момент заключения оспариваемой сделки, для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции исходил из того, что оспариваемый истцом договор был заключен бывшим супругом после расторжения брака, в силу чего нормы семейного законодательства, регламентирующие необходимость при совершении сделки по распоряжению недвижимостью получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга, к спорным правоотношениям не применимы.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции и принимая новое решение об удовлетворении иска, исходил из того, что на спорное имущество распространяется режим совместной собственности супругов, в силу чего правоотношения по распоряжению данным имуществом регулируются нормами семейного законодательства. Поскольку нотариально удостоверенное согласие Бикинеевой Н. А. на отчуждение бывшим супругом по договору дарения доли в праве собственности на квартиру отсутствовало, суд признал указанный договор недействительным.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что выводы суда апелляционной инстанции сделаны с существенным нарушением норм материального и процессуального права, что выразилось в следующем.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и порядок вступления в брак, прекращения брака и признания его недействительным, регулирует личные неимущественные и имущественные отношения между членами семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи - супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отношения, возникающие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Как установлено судом, брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. прекращен 6 ноября 2012 г.

Оспариваемый истцом договор дарения доли в праве собственности на спорную квартиру заключен 25 сентября 2015 г., то есть тогда, когда Пресняков О.А. и Бикинеева Н.А. перестали быть супругами, владение, пользование и распоряжение общим имуществом которых определялось положениями статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации, и приобрели статус участников совместной собственности, регламентация которой осуществляется положениями Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Исходя из положений вышеприведенных правовых норм суду при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, следовало установить наличие или отсутствие полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки по распоряжению общим имуществом, которые возникают у этого участника в случае согласия остальных участников совместной собственности на совершение такой сделки.

Также суд должен был установить наличие или отсутствие осведомленности другой стороны по сделке об отсутствии у участника совместной собственности полномочий на совершение сделки по распоряжению общим имуществом и обстоятельства, с учетом которых другая сторона по сделке должна была знать о неправомерности действий участника совместной собственности.

Следовательно, для правильного рассмотрения настоящего дела суду необходимо было установить, имелись ли у Преснякова О.А. полномочия на отчуждение спорной квартиры Преснякову А.А. по договору дарения. В случае несогласия Бикинеевой Н.А. на распоряжение Пресняковым О.А. квартирой суду следовало установить, знал или должен ли был знать об этом Пресняков А.А.

Указанные обстоятельства являются юридически значимыми и подлежащими установлению для правильного разрешения дела.

Между тем суд апелляционной инстанции указанные обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора, оставил без исследования и правовой оценки.

Вывод суда апелляционной инстанции о недействительности оспариваемой сделки по мотиву отсутствия нотариально удостоверенного согласия бывшей супруги на совершение сделки не основан на законе.

Положения статьи 35 Семейного кодекса Российской Федерации в отношении получения нотариально удостоверенного согласия одного из супругов при совершении сделки по распоряжению недвижимостью другим супругом распространяются на правоотношения, возникшие между супругами, и не регулируют отношения, возникшие между иными участниками гражданского оборота, к которым относятся бывшие супруги.

В данном случае на момент заключения оспариваемой сделки брак между Пресняковым О.А. и Бикинеевой Н.А. был прекращен и, соответственно, получение нотариального согласия Бикинеевой Н.А. на отчуждение бывшим супругом доли в праве собственности на квартиру не требовалось.

Требование о признании такой сделки недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об отсутствии полномочий у участника совместной собственности на совершение сделки.

С учетом того, что истец оспаривает совершенную бывшим супругом Пресняковым О.А. сделку по распоряжению спорной квартирой, то именно истец должен доказать недобросовестность поведения ответчика Преснякова А.А. на предмет его осведомленности об отсутствии у Преснякова О.А. полномочий распоряжаться квартирой.

Это судом апелляционной инстанции учтено не было.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов заявителей, в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и разрешить возникший спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 5 мая 2016 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

------------------------------------------------------------------

Как признать недействительным договор дарения

Договор дарения является гражданско-правовой сделкой, поэтому порядок её заключения, исполнения, отмены или признания недействительной регулируется гражданским законодательством. Так вот о том, как признать договор дарения недействительным и расскажет наша новая статья.

Вообще признать недействительность договора дарения можно только в судебном порядке. Однако для этого, как минимум, надо выиграть сам процесс, а это является сложной задачей. Ведь если изучить судебную практику, то можно прийти к печальному выводу - в 2/3 случаев судьи стандартно отказывают истцам в удовлетворении требований.

И дело здесь не в общей политике судебной системы по данному вопросу, а в том, что, требуя признать сделку недействительной, заявитель (а чаще всего его представитель) не удосуживается собрать все доказательства и опирается в основном на голословные утверждения.

Поэтому, приступая к подготовке заявления, прежде всего, следует выявить признаки недействительности конкретного соглашения. Сделать это довольно просто, если обратиться к ГК РФ. При этом не надо путать недействительность с отменой дарения. Недействительность изначально основывается на правовой, так сказать, «ущербности» сделки. Таковой ее делают юридические изъяны, нарушения закона, а также воли дарителя, которые изначально присущи подобному договору. А вот отменен может быть и юридически чистый договор, не имеющий видимых правовых недостатков. Об этом мы еще поговорим ниже. Пока же вернемся к проблеме недействительности.

Кодекс знает несколько оснований для признания сделки (и не только дарения) недействительной. Так, суд признает соглашение недействительным, когда оно нарушает закон (ст.168), прикрывает собой другое реальное соглашение (ст.170), заключено под влиянием обмана, заблуждения или с применением угрозы либо физического насилия (ст.ст. 178 и 179), совершено недееспособным или ограниченно дееспособным человеком (ст.171 и 176), а также по другим основаниям, указанным в ГК РФ.

Анализируя действия сторон и соотнося их гипотезой и диспозицией норм, в большинстве случаев можно установить основания для расторжения договора. Далее следует собрать доказательства и выявить возможных свидетелей. По ряду дел это просто необходимо. Например, даритель на момент подписания соглашения был признан недееспособным. В этом случае следует предоставить судебное решение о признании человека недееспособным и соответствующие справки из лечебного учреждения. Или, например, одаряемый не выполняет свои обязанности по уходу за пенсионером, отписавшим ему свою квартиру. В данной ситуации необходимо выявить свидетелей - соседей, собрать квитанции, подтверждающие, что бывший хозяин по-прежнему оплачивает коммунальные услуги и лекарства, а сделка по своему существу является мнимой и так далее. Вообще у каждого дела есть свои нюансы, которые надо учитывать.

На следующем этапе готовится иск, комплектуется пакет документов и все материалы направляются в суд. В ходе процесса, представитель (или сам даритель) заявляет ходатайства (например, о назначении судебно-медицинской или почерковедческой экспертизы) о вызове свидетелей в суд, о приобщении к делу документов. Если аргументация и доказательства не вызывают сомнений или вопросов, то судья признает договор недействительным и прекратит право собственности нового владельца.

А теперь давайте рассмотрим наиболее типичные примеры подобных дел.

Признание дарителя в том состоянии, когда он не понимал смысл совершаемых им действий или не мог руководить ими

Это одна из самых распространённых причин для объявления договора недействительным. Гражданин считается дееспособным, но в силу различных болезней (чаще всего это какое-нибудь психическое расстройство) он не понимает значение своих действий и не может руководить ими. Например, пожилой человек страдает шизофреноподобными бредовыми расстройствами, дискуляторной энцефалопатией и церебросклерозом. В этом состоянии он подписывает договор дарения квартиры. Адвокат, в ходе процесса, заявляет ходатайство о проведении экспертизы. При этом он опирается на справки из лечебного учреждения, а также показания свидетелей и сиделок. И если судебно- медицинская психиатрическая экспертиза подтвердит этот факт, то договор однозначно будет признан недействительным (Решение Кировского районного суда Ставропольского края по делу № 2-83/2017 от 11.10.2017 года).

Фиктивное «дарение» имущества, нажитого в браке одним из супругов

Представьте ситуацию. Супруги, находящиеся в браке, приобрели квартиру или дом, затем отношения между ними испортились, и они решили развестись. И в этот период одна из сторон, на которую записана недвижимость, изымает из состава совместно нажитого имущества спорный объект. Для этого владелец, зафиксированный в ЕГРН «дарит» квартиру или дом третьему лицу (знакомому либо родственнику). Формально недвижимость после регистрации сделки выходит из состава совместно нажитого имущества. Признать подобный договор недействительным можно только в судебном порядке. Как правило, аргументы заявителя в этом случае стандартны: сделка недействительна потому, что недвижимость была приобретена в период брака, а ответчик не получил нотариальное согласие истца на дарение объекта (Решение Изобильненского районного суда по делу № 2-745/2017 от 12.10.2017 года).

Заключение договора дарения недееспособным лицом

Подобные дела, касающиеся дарения, встречаются в судебной практике крайне редко. Люди наслышаны о последствиях таких сделок с недвижимостью. О них много писали раньше в СМИ, а истории показывали по телевидению в программе «Человек и Закон». Опекуны - аферисты «подводят» к жертве- покупателю недееспособного владельца недвижимости, и он подписывает договор купли- продажи. Затем, когда мошенники получают деньги они обжалуют сделку в суде и признают её недействительной. Потерпевший оказывается без денег и квартиры.

Однако при заключении договора дарения подобная афера является бессмысленной, ведь одаряемый не передаёт денег дарителю. Поэтому чаще всего подобные ситуации возникают вследствие злого умысла самого одаряемого, который надеется, что все пройдет без проблем, или простого стечения обстоятельств, когда даритель временно «выходит» из-под контроля опекуна. Бывает и такое. Недееспособный человек заключает договор в пользу третьего лица, а затем опекун через суд признает сделку недействительной (Решение Набережночелнинского городского суда республики Татарстан по делу № 2- 5872/2017 от 25.05.2017 года). Это, пожалуй, самый просто вариант для признания дарения недействительным. В качестве основного доказательства здесь фигурирует судебное решение о признании человека недееспособным и назначении ему опекуна.

Договор, нарушающий требования закона либо иного правового акта

Иногда встречаются ситуации, когда договор дарения нарушает закон. Например, женщина получила материнский капитал и вложила его в покупку квартиры. По закону она обязана прописать в ней детей, супруга и оформить общедолевую собственность. Однако она поступает по-другому. Мать оформляет микродоли на детей, а 2/3 «дарит» подруге у которой когда-то брала деньги в долг. Подобная сделка явно противоречит закону и правилам распоряжения маткапиталом. В этом случае суд всегда признает договор дарения недействительным (Решение Курганского городского суда Курганской области по делу № 2-9093/2017 от 11.10.2017 года). Для достижения нужного результата адвокат в данной ситуации опирался на положения закона о выплате материнского капитала, выписку из ЕГРН, а также на документы, подтверждавшие факт получения маткапитала.

Мнимость договора дарения

В данном случае договор дарения прикрывает собой другую сделку. Чаще всего договор купли-продажи, ренты или обмена недвижимости. В реальности стороны передают друг другу деньги по расписке, ключи от дома (квартиры), фактически обмениваются недвижимостью или заключают договор о пожизненном содержании с иждивением. Однако на бумаге они подписывают договор о передаче в дар жилья и направляют эти документы в Росреестр для внесения в ЕГРН. Впоследствии, контрагент недовольный соглашением (не получивший деньги, услуги или имущество) подает заявление в судебную инстанцию и требует объявить договор недействительным. И если его доводы подкрепляются доказательствами (расписка, акт приема-передачи, реальный договор, квитанции об оплате налогов и коммунальных услуг и так далее), то суд признает дарение недействительным (Решение Советского райсуда г. Уфы республики Башкортостан по делу № 2-307/2016 от 11.04.2016 года).

Договор дарения, совершенный под влиянием заблуждения

Это, пожалуй, самая многочисленная категория дел. Стороны заблуждаются относительно предмета, природы или в отношении обстоятельств совершения сделки. Причем заблуждаться может, как даритель, так и одаряемый. Чаще всего это касается договора дарения квартиры пенсионерами и одинокими людьми. Даритель передает третьему лицу недвижимость, думая, что подписывает договор ренты, а контрагент будет заботиться о нём до самой смерти. Однако в результате оказывается, что одаряемый просто воспользовался неграмотностью контрагента и ввел его в заблуждение.

Но бывает и так, что и сам одаряемый не понимает до конца смысла договора и того, что от него требует даритель. А тут получается, что за квартиру надо вносить коммунальные платежи, да и содержание дарителя является очень затратным делом. Кстати в этом случае появляется и второе основание для признания соглашения недействительным - его мнимость. Ведь фактически дарение просто прикрывает ренту. Не более того.

В подобных случаях спор оказывается в суде, который и расторгает договор (Решение Верх-Исетского районного суда г. Екатеринбурга по делу № 2-6545/2017 от 12.10. 2017 года).

Заключение договора под воздействием насилия, обмана или угрозы

Это основание для признания фиктивности соглашения зачастую связано с криминальным характером самой сделки. Обычно, потерпевшими становятся пенсионеры, инвалиды или просто одинокие беспомощные люди. Преступники выбирают жертву, являющуюся собственником жилья (обычно это квартира или дом), входят в доверие к человеку, отбирают у него документы, лишают собственника свободы, а затем под угрозой (или вообще с применением) психического или физического насилия заставляют оформить квартиру на подставное лицо.

Преступное деяние вскрывается, когда на помощь потерпевшему приходят родственники или соседи. Либо полиция, расследуя какое-либо дело раскрывает аферу. В этом случае в порядке гражданского судопроизводства дарение признаётся фиктивным, а имущество истребуется из чужого незаконного владения (Решение Люберецкого городского суда Московской области по делу № 2- 321/2014 от 07. 11.2014 года).

Отмена договора

От признания соглашения недействительным следует отличать его отмену. Отменяется, как правило, чистый с юридической точки зрения договор. Исключение составляет сделка, заключенная юрлицом или ИП в преддверии банкротства, когда будущий банкрот переводит активы на третье лицо.

В остальных случаях причиной для отмены являются покушение на жизнь или здоровье дарителя, или даже его убийство, а также небрежное обращение с подаренной вещью. Скажем честно, смерть дарителя от руки одаряемого происходит крайне редко. В основном она присутствует в детективных романах и кинофильмах. А вот причинение дарителю побоев иногда встречается и в реальной жизни. Например, мать подарила дочери квартиру, а та, через несколько лет, начала избивать мать и вести антисоциальный образ жизни. При подтверждении данных фактов справками из МВД суд может отменить договор и вообще выписать из помещения бывшего одаряемого (Решение Головинского районного суда г. Москвы по делу № 2-524/2013 от 08.02.2013 года).

Краткие выводы

Итак, договор дарения можно признать недействительным в судебном порядке, однако дело это далеко не простое. Сложности начинаются уже в момент выявления оснований недействительности сделки. Зачастую они просто пересекаются и накладываются друг на друга. Например, договор может быть мнимым и одновременно заключённым под воздействием заблуждения. А отсюда возникает частая путаница по предмету требований. Ну и наконец, заявители иногда требуют отменить соглашение о дарении вместо того, чтобы признать его недействительным.

Все это автоматически приводит к ошибкам в заявлении. Так, многие судебные акты содержат указания, на то, что истец неоднократно уточнял предмет иска. Это ярко говорит нам о сложностях, которые испытывают заявители уже на первой стадии процесса.

В свою очередь ошибки в предмете ведут к изначально неверной позиции в суде. Представители дарителя уже в ходе заседания начинают судорожно исправлять ситуацию, приводить скороспелые доводы и аргументы, ошибаться, заявлять новые ходатайства. А это почти всегда не нравится судьям. Поэтому мы рекомендуем для признания договора дарения недействительным сразу же обращаться за помощью к профессионалам, которые имеют богатый опыт ведения в судах подобных дел.

ВС указал условия, когда договор дарения части квартиры может быть признан недействительным

Если договор дарения удостоверен и зарегистрирован в установленном законом порядке, при этом в момент составления договора даритель подтвердил, что сделка осуществлена по доброй воли, то даже несмотря на преклонный возраст дарителя, соответствующий договор является действительным.

Соответствующее положение содержится в постановлении КГС ВС от 13 февраля 2020 года № 756/6516/16-ц.

С полным текстом судебного решения удобно ознакомиться в VERDICTUM. Заказать полнофункциональный тестовый доступ можно здесь.

Обстоятельства дела

Сын умершей (дарителя) указал, что его матери во время заключения оспариваемого договора дарения было 92 года. После заключения указанного договора она была зарегистрирована и продолжала проживать в спорной квартире до своей смерти, несла груз содержания квартиры и платила жилищно-коммунальные услуги, в силу преклонных лет и по состоянию здоровья она требовала постороннего присмотра и материальной помощи, передача части квартиры фактически не состоялась, подаренная часть спорной квартиры была единственным ее жильем. Сын обратился с исковым заявлением в суд о признании договора дарения недействительным в силу положений ст. 229 ГК, даритель считала подаренную часть спорной квартиры своей, завещала ее своему сыну.

Сын дарителя указал, что спорный договор дарения заключен его матерью против ее воли, поскольку она ошибалась относительно обстоятельств, имеющих существенное значение, а потому договор дарения имеет признаки недействительности.

Позиция Верховного Суда

Если недействительность сделки прямо не установлена законом, но одна из сторон или иное заинтересованное лицо отрицает его действительность на основаниях, установленных законом, такая сделка может быть признана судом недействительной.

В соответствии со ст. 229 ГК если лицо, совершившее сделку, ошиблось относительно обстоятельств, имеющих существенное значение, такая сделка может быть признана судом недействительной.

Существенное значение имеет ошибка относительно природы сделки, прав и обязанностей сторон, таких свойств и качеств вещи, которые значительно снижают ее ценность или возможность использования по целевому назначению. Ошибка относительно мотивов сделки не имеет существенного значения, кроме случаев, установленных законом (ч. 1 ст. 229 ГК).

Согласно разъяснений, изложенных в п. 19 постановления Пленума ВСУ № 9 сделка, совершенная под воздействием ошибки, обмана, насилия, злоумышленной договоренности представителя одной стороны со второй стороной или в результате влияния тяжелого обстоятельства, является оспариваемой.

Вы можете оперативно находить судебные решения, отслеживать информацию о контрагентах и получать все необходимые инструменты для ежедневной юридической работы при помощи Профессионального решения для юридических департаментов и компаний.

Обстоятельства, относительно которых ошиблась сторона сделки, должны существовать именно в момент совершения правовой сделки. Лицо в подтверждение своих требований о признании сделки недействительной должна доказать, что такая ошибка действительно имела место, а также что она имеет существенное значение. Ошибка в результате собственной нерадивости, незнания закона или неправильного его толкования одной из сторон не является основанием для признания сделки недействительной.

Судами установлено, что 21 мая 2013 года между дарителем и одаренными (3 лицами) заключены договор дарения части квартиры, по условиям которого даритель передала безвозмездно в собственность ответчиков, каждому в равных долях по 2/9 части отчуждаемой квартиры, а именно 2/3 части квартиры.

Договор дарения части квартиры заключен в письменной форме и удостоверен частным нотариусом.

В договоре дарения даритель подтвердила, что дарение осуществлено по доброй воле, без любых угроз, принуждения или насилия, как физического, так и морального. Кроме того, стороны утверждали, что договор не заключается под воздействием тяжелых для них обстоятельств; они не признаны недееспособными или ограниченно дееспособными; заключение договора отвечает их интересам; волеизъявление является свободным, осознанным и отвечает их внутренней воле; владеют украинским языком, что дало им возможность прочитать договор и правильно понять его суть; условия договора им понятны и отвечают реальной договоренности сторон; договор не скрывает иную сделку, не носит характера мнимой сделки и направлен на реальное наступление последствий, которые обусловлены в нем.

Одаренные зарегистрировали право собственности на надлежащие им части квартиры, о чем свидетельствует Информационная справка из Государственного реестра вещных прав на недвижимое имущество, относительно объекта недвижимого имущества.

Учитывая указанное, ссылка заявителя в кассационной жалобе на то, что спорный договор дарения заключен дарителем против ее воли, поскольку она ошибалась относительно обстоятельств, имеющих существенное значение, а потому договор дарения имеет признаки недействительности, является необоснованными.

Актуальное законодательство, правовая картина дня, шаблоны договоров, ситуации для юриста и судебная практика всегда доступны в системах ЛІГА:ЗАКОН. Заказать полнофункциональный тестовый доступ можно здесь.

Также читайте: Договор пожизненного содержания: почему важно указать все существенные условия.

Имеются ли юридические силы в отношении пожертвований на благотворительность? - Inside Philanthropy

Прежде чем мы углубимся в способность благотворительной организации обеспечить выполнение обещания, давайте обсудим, что именно такое благотворительное обязательство. С юридической точки зрения благотворительный залог - это договор между жертвователем и благотворительной организацией, в котором жертвователь обещает сделать взнос в будущем. Такое обещание может быть устным или письменным. Очевидно, что письменное обещание предпочтительнее, и благотворительным организациям, а также донорам рекомендуется как можно скорее сократить все устные обещания до письменных.В разногласиях ничто не может быть важнее написанного слова.

Хотя вы можете думать о залоге как об обещании, на самом деле это договор. Таким образом, возможность его принудительного исполнения регулируется общим договорным правом и, в частности, применимым законодательством штата. Часто жертвователь является резидентом одного штата, а благотворительная организация, которой они обещают, находится в другом государстве. В такой ситуации может быть довольно сложно определить, какие законы штата применяются. Некоторые штаты относятся к благотворительным обещаниям иначе, чем к другим контрактам.

Связано: Сбор благотворительных взносов: еще одна туманная правовая зона в благотворительности

В большинстве случаев степень формальности залога и намерения сторон влияют на исход спора. В недавнем прошлом суды проявляли большую готовность обеспечить исполнение взятых на себя обязательств, чем обычно. В этом посте я рассмотрю этот вопрос в соответствии с общими принципами договорного права.

Благотворительный залог подлежит исполнению, если это юридически обязывающий договор.Юридически обязывающий договор существует, когда существует соглашение между сторонами и было «вознаграждение», предоставленное в обмен на залог. Они известны как три основных элемента контракта. Если один из трех отсутствует, контракт недействителен и не подлежит исполнению.

Соглашение между сторонами содержит первые два элемента: оферту и акцепт. Обещание донора внести средства составляет предложение. Обещание должно быть безусловным или, если оплата обусловлена ​​наступлением определенного события, это событие должно быть четко указано.Принятие происходит, когда благотворительная организация принимает залог. Обычно это достигается путем выраженного согласия в какой-либо форме, например письма-подтверждения или даже доставки карточки-залога, подписанной благотворительной организацией и жертвователем. Благотворительной организации важно документально подтвердить принятие залога.

Третий элемент действующего контракта - возмещение - является элементом, который, скорее всего, будет проблематичным в контексте благотворительных взносов, хотя закон сдвигается в пользу благотворительных организаций.Что благотворительность дает жертвователю в качестве вознаграждения? Это может быть письменное свидетельство, необходимое донору для вычета благотворительного взноса (хотя благотворительная организация не должна выдавать его до тех пор, пока обязательство не будет выполнено). Но переписка, указывающая на то, что скоро появится такой ценный документ, может быть полезной. Соглашение о публичном признании донора может быть рассмотрением; Согласие назвать здание в честь дарителя, безусловно, является ценным соображением.

Гражданский кодекс Калифорнии (параграф 1614) предусматривает, что «письменный документ является предполагаемым доказательством рассмотрения.«Калифорнийские (и другие) суды также сочли правомерным соображение, когда в обещании говорится, что внесенные средства должны« использоваться для обеспечения подарков от других », даже если дар жертвователя не был обусловлен внесением средств другими лицами, и даже несмотря на то, что предполагаемое вознаграждение было предоставлено после внесения залога.

Пересмотр (второй) Закона о договорах - это юридический трактат, который призван информировать судей и юристов об общих принципах договорного общего права.Это один из наиболее признанных юридических трактатов в американской юриспруденции, часто цитируемый необязательный авторитет во всем общем праве США в области контрактов. В параграфе 90 этого документа указано, что обещание, от которого обещатель должен разумно ожидать побудить к действию или снисходительности со стороны обещанного и которое действительно побуждает к таким действиям или воздержанию, является обязательным, если несправедливости можно избежать только путем исполнения обещания. . Это означает, что «рассмотрение» в обычном понимании этого термина не требуется.И в трактате говорится, что благотворительное обещание является обязательным в соответствии с этой теорией без доказательства того, что обещание действительно вызвало какое-либо действие или терпение. Это мощное заявление, приносящее пользу благотворительным организациям.

Эта концепция вызвала современную тенденцию, когда суды приходят к заключению, что залог является юридически обязательным, независимо от того, предприняла ли благотворительная организация какие-либо действия, полагаясь на залог, и что с точки зрения государственной политики, несправедливости можно избежать только путем исполнения обещания. . Суд штата Огайо постановил, что благотворительный залог эквивалентен простому векселю, действительному на его лице, и, следовательно, подлежит исполнению в отношении лица, сделавшего залог, без какого-либо «рассмотрения».Суды других штатов также пришли к выводу, что в рассмотрении дела нет необходимости и что благотворительный залог является юридически обязательным после того, как он был сделан.

Это выходит за рамки общепринятого в договорном праве принципа, известного как простой эстоппель, или доктрины причинения ущерба. Когда благотворительная организация предпринимает какие-либо действия - например, строительство здания или запуск программы, полагаясь на обещание дарителя сделать подарок, - благотворительная организация полагается на обещание в ущерб себе.Есть также случаи, когда суды штатов постановили, что обещания других доноров сделать подарки организации являются возмещением за обещание, исполнение которого благотворительная организация добивается.

Понятие эстоппеля векселя или возмещения убытков можно легко продемонстрировать. Предположим, я обещаю племяннику, что заплачу ему за новый мотоцикл. Если я откажусь, сможет ли мой племянник подать на меня в суд? Возможно нет. Но если мой племянник пойдет в дилерский центр и заключает договор на покупку нового мотоцикла, то он полагается на мое обещание в ущерб себе, поскольку ему придется заплатить за мотоцикл.Если он подаст на меня в суд, суд, скорее всего, примет решение в его пользу.

Я пришел к выводу, что благотворительные обязательства, если они задокументированы должным образом, подлежат исполнению.

Как вы составляете обязательство, которое должно быть исполнено в отношении донора? Учитывая то, что мы обсуждали в первом посте по этой теме, более важным может быть вопрос о том, хотите ли вы, чтобы обязательство было исполнено. Очевидное преимущество принудительного залога состоит в том, что, если жертвователь решает не выполнять обещание, благотворительная организация имеет возможность требовать исполнения в суде.Это преимущество следует рассматривать в свете готовности благотворительной организации подать иск против донора в случае невыполнения обязательств. В большинстве случаев благотворительные организации не хотят подавать в суд на жертвователей, которые не выполняют свои обещания.

Если благотворительная организация не намеревается подавать в суд на жертвователя, почему залог подлежит исполнению? Часто благотворительная организация считает, что обеспечение принудительного исполнения залога не причинит вреда и, возможно, это может облегчить сбор средств, даже если благотворительная организация никогда не намеревается подавать в суд на жертвователя.Эти благотворительные организации не читали мой первый пост на эту тему.

Кодекс этических принципов и стандартов профессиональной практики Ассоциации профессионалов в области фандрайзинга не упоминает конкретно обязательства. Изучение кодекса дает понять, что этические принципы сбора средств ориентированы на донора. Однако теперь сборщики средств также должны пересмотреть свои обязательства перед благотворительной организацией. Вероятно, существует этическое обязательство по поддержанию финансирования благотворительной организации наравне с обязательством по оказанию помощи дарителю.

Последнее, что необходимо учитывать благотворительной организации при погашении невыплаченных взносов, - это то, что платежи от частных фондов или благотворительных фондов и средств, рекомендованных донорами, не могут удовлетворить личные обещания. В правилах IRS прямо указано, что выполнение частным фондом подлежащего исполнению обязательства дисквалифицированного лица является самоуправлением. Соответственно, донор не может использовать частные фонды или фонды, рекомендованные донором, для выполнения благотворительных обязательств, если донор не учтет эту возможность во время составления обязательства, т.е.д., указав, что это на самом деле залог от этого лица, а не от лично донора.

Что происходит в реальном мире? Еврейская федерация Южного Нью-Джерси давно изменила свою политику и начала подавать иски о сборе залогов. Организация чувствовала, что этим обязана другим донорам, которые добросовестно выполняли свои обещания. Фил Найт, основатель Nike, однажды объявил, что отзовет 30 миллионов долларов своей альма-матер, Университету Орегона. Когда президент Орегона Дэвид Фронмайер объединил школу с группой по защите прав рабочих, критикующей деятельность Nike в Азии, Найт сунул кошелек обратно в карман.Обязательство по расширению стадиона Отзен в размере 30 миллионов долларов было приостановлено. Вуз не подал в суд. Год спустя Орегон прекратил свое участие, и Найт снова начал давать.

Что будет, если вы откажетесь от своего обещания? Что делать, если ваш донор нарушает свое обещание? По-разному.

Что делает контракт недействительным? | Этапы аннулирования контракта

Контракт - это соглашение между двумя или более сторонами, которое может быть заключено в письменной или устной форме. Чтобы контракт был действительным и имел исковую силу, он должен включать:

  • Оферта-акцепт;
  • Рассмотрение;
  • стороны, обладающие правоспособностью заключать договоры; и
  • Взаимное согласие или согласие.

Может иметь место обстоятельство, делающее договор недействительным. Недействительный контракт больше не действителен и не подлежит исполнению согласно законам штата или федеральным законам. Контракты могут стать недействительными, если они:

  • Выступают против господствующей государственной политики;
  • Сильно односторонние;
  • Участие в незаконной деятельности или преступлениях;
  • Были согласованы сторонами, не имеющими права заключать договор, например несовершеннолетними;
  • Невозможно выполнить; и / или
  • Ограничить определенные права, например право на работу.

Контракт, содержащий любой из этих элементов, считается «недействительным». Это означает, что договор аннулируется в том виде, в каком он был написан, и не может быть изменен или дополнен. В большинстве случаев суд полностью отменяет эти контракты.

Закон рассматривает недействительный контракт, как если бы он никогда не был заключен. За нарушение недействительного контракта не может быть возмещено никаких убытков, поскольку, по сути, не было контракта, который можно было бы нарушить.

Когда контракт становится недействительным?

Контракт становится недействительным при обстоятельствах, перечисленных выше.Если стороне необходимо аннулировать контракт, ей, возможно, придется подать в суд ходатайство о пересмотре контракта. Суд может определить, является ли договор недействительным, недействительным или доступны ли другие средства правовой защиты. Многие контракты включают разделы, которые инструктируют стороны, может ли контракт быть аннулирован и как это сделать.

Важно сохранять копии любого контракта и сопроводительной документации. Также важно сохранять все счета, квитанции или другие финансовые документы, которые могут быть созданы в результате заключения контракта.

Контракты будут аннулированы в случае ошибки или мошенничества одной из сторон. Контракты также могут быть аннулированы, если сторона заключила контракт под принуждением.

Другой тип контракта, который может быть недействительным, - это недобросовестный контракт. Этот тип контракта считается настолько односторонним, что он был бы несправедливым по отношению к одной стороне и, следовательно, не имеет исковой силы по закону. Этот тип контракта приводит к тому, что одна сторона не имеет реального, значимого выбора, в большинстве случаев из-за большой разницы в переговорной силе между сторонами.

В некоторых случаях контракт может рассматриваться как «недействительный контракт ab initio». Это означает, что договор был недействителен с самого начала. Во многих юрисдикциях контракт, подписанный под принуждением, считается недействительным ab initio.

Примеры недействительных контрактов включают контракты, которые заключаются сторонами, не имеющими юридической компетенции для заключения контрактов. Сюда могут входить умственно неполноценные лица или несовершеннолетние.

Что означает «аннулируемый» контракт?

Существует разница между недействительным контрактом и аннулируемым контрактом.Как отмечалось выше, недействительный контракт не имеет юридической силы. Аннулируемый контракт - это контракт, который действителен, но может быть аннулирован по выбору одной из сторон контракта. Аннулируемый контракт действителен и может быть исполнен, если сторона, не нарушившая договор, решит аннулировать контракт. Аннулируемые контракты могут включать такие вопросы, как:

  • Сторона контракта не достигла совершеннолетия на момент заключения контракта;
  • Сторона, заключившая договор на условиях принуждения или обмана; и / или
  • Сторона не обладала необходимыми умственными способностями для заключения договора, например, находилась в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

Аннулируемый контракт может считаться «оспариваемым по выбору» стороны контракта. В определенных случаях суд может разрешить переписать части контракта. Средства правовой защиты, такие как возмещение убытков в результате нарушения контракта, будут варьироваться в зависимости от обстоятельств контракта.

Примером оспариваемого договора является договор, заключенный несовершеннолетним. В некоторых штатах лицо считается несовершеннолетним до 18 лет, но этот возраст отличается. В таких случаях несовершеннолетний может принять решение о нарушении договора в любое время, не сталкиваясь с юридическими последствиями нарушения договора.

Бывают случаи, например, когда несовершеннолетний заключает договор на такие предметы первой необходимости, как еда, одежда и жилье, когда договор не может быть аннулирован. Эти исключения могут также применяться к лицам, которые не обладают умственными способностями заключать договор без присутствия опекуна или представителя.

Каковы шаги для расторжения контракта?

Если физическое лицо решает, что заключенный им контракт должен быть расторгнут, он может предпринять следующие шаги, в том числе:

  • Проверьте договор на предмет условий или факторов, которые могут сделать его недействительным;
  • Определить юридическую причину, по которой договор должен быть недействительным, например, принуждение или нахождение стороны под влиянием во время подписания;
  • Собирать документы и информацию, подтверждающие юридическую причину недействительности контракта; и
  • Определите, нужен ли совершенно новый контракт, нужно ли переписать части контракта или отказаться от контракта целиком.

В каждом штате действуют разные законы, касающиеся контрактов, деловых вопросов и регулирования торговли, потому что у каждого штата разные коммерческие потребности. Если контракт будет полностью аннулирован, ни одна из сторон не получит выгоду от соглашения, которое должно было состояться в соответствии с условиями контракта.

Аннулирует ли смерть все контракты?

Нет, смерть не отменяет все контракты. Смерть участника приводит к аннулированию некоторых контрактов, но не всех типов. В некоторых случаях исполнитель или другой наследник умершего должен выполнять договорные обязанности умершего.Исключение составляют обязательства по личному обслуживанию.

В случае смерти стороны контракта от исполнителей, адвокатов и судов может потребоваться определить, был ли контракт личным или безличным. Могут быть случаи, когда выполнение контракта после смерти стороны не принесет пользы сторонам, например, если умерший был нанят для выполнения определенной квалифицированной работы.

Примеры контрактов, которые могут быть действительными после смерти стороны, включают условия завещания умершего и совместные контракты.Пожертвование, которое должно быть выплачено с течением времени, указанное в завещании, создает договор даже после смерти человека, при этом имущество должно продолжать делать пожертвования даже после смерти человека.

Второй пример контракта, который может быть действительным после смерти человека, включает совместный контракт, по которому два человека, например супружеская пара, имеют ипотеку на дом. Даже после смерти супруга другой супруг обязан продолжать выплачивать ипотечные платежи.

Нужен ли мне юрист для помощи в договорных вопросах?

Контракты и договорное право могут быть сложными, и в них сложно ориентироваться.Бизнес-юрист может помочь с оценкой вашего дела и помочь определить, есть ли у вас недействительное соглашение или договор, имеющий исковую силу. Бизнес-юрист также может помочь в создании, составлении или редактировании контракта.

Бизнес-юрист может убедиться, что договор действителен и подлежит исполнению в соответствии с местным и / или федеральным законодательством. В случае нарушения контракта бизнес-юрист может предоставить юридическое представительство во время судебного разбирательства.

Последнее изменение: 27.11.2020 23:23:03

Сделка или подарок? - Контрактная доктрина, теория и практика

2.Сделка или подарок?

Наш анализ рассмотрения до сих пор представил критерий выгоды-ущерба, использованный в деле Hamer v. Sidway , а также более современную теорию компенсации, которая описана в Переформулировке (второй) § 71 и применяется в St. Peter v. Театр Пионер . Мы также исследовали взаимосвязь между этими двумя версиями учения о размышлении. Когда стороны чувствуют необходимость торговаться, это обычно происходит потому, что каждая из них надеется получить выгоду, которую другая сторона считает ущербом.Таким образом, наличие сделки обычно подразумевает наличие как выгоды для обещателя, так и ущерба для обещанного.

Следующие ниже примеры позволят нам уточнить наше понимание правил, касающихся рассмотрения. Как мы увидим, доктрина рассмотрения проводит грань между имеющими исковую силу сделками и невыполнимыми обещаниями сделать подарки. Рассмотрение также можно понимать как юридическую формальность.

Профессор Лон Фуллер предположил, что доктрина рассмотрения служит четырем важным целям: функция доказывания, функция предостережения, функция сдерживания и функция направления.См. Лон Фуллер, рассмотрение и форму , 41 столбец. Л. Rev. 799, 800-802 (1941). По словам Фуллера, удовлетворение формального требования о рассмотрении дела обеспечивает доказательную гарантию существования соглашения. Эта юридическая формальность также может предотвратить необдуманные или импульсивные действия и помешать сторонам взять на себя юридически закрепленные обязательства без достаточного обдумывания. Наконец, требование о рассмотрении позволяет сторонам выбирать юридически обязательную форму для определенных важных обещаний.Фуллер стремился объяснить эту последнюю функцию направления юридических формальностей аналогией с использованием языка.

Тот, кто желает передать свои мысли другим, должен направить исходный материал значения в определенные и узнаваемые каналы; он должен свести мимолетные сущности бессловесной мысли к образцам обычной речи. Человек, планирующий юридическую сделку, сталкивается с аналогичной проблемой. Его разум сначала представляет экономическую или сентиментальную цель, или, чаще, набор пересекающихся целей.Затем он должен, с помощью юриста или без него, приступить к юридической сделке (письменный меморандум, запечатанный договор, аренда, передача гонорара и т. Д.), Которая почти полностью выполнит все эти цели. Подобно тому, как использование языка опасно для непосвященных, так и юридические формы безопасны только в руках тех, кто знаком с их действием….

Id. на 801.

2.1 Основное дело -
Kirksey v.Киркси

Начнем с короткого и несколько загадочного случая, связанного с обещанием родственника предоставить вдове удобное место для жизни.

Кирксей против Киркси

Верховный суд Алабамы

8 Ала 131 (1845)

[1] Предположение ответчика в отношении ошибочного истца. Вопрос представлен в этом Суде после согласования дела, в котором показаны следующие факты:

[2] Истец являлась женой брата ответчика, но в течение некоторого времени была вдовой и имела несколько детей.В 1840 году истица проживала на государственной земле по договору аренды, который она удерживала, и у нее было комфортное поселение, и она попыталась бы получить землю, на которой она жила. Подсудимый проживал в графстве Талладега, примерно в шестидесяти или семидесяти милях от него. 10 октября 1840 г. он написал ей следующее письмо:

Дорогая сестра Антиллико! К моему большому огорчению, я слышал, что брат Генри и один из его детей мертв. Я знаю, что твоя ситуация - это горе и трудности.Раньше у тебя были плохие шансы, но теперь намного хуже. Я хотел бы приехать к вам, но пока не могу. … Не знаю, отдаете ли вы предпочтение месту, где живете, или нет. Если бы это было так, я бы посоветовал вам добиться вашего предпочтения, продать землю и уехать из страны, поскольку я понимаю, что это очень нездорово, и я знаю, что общество очень плохое. Если вы приедете и повидаетесь со мной, я дам вам место, чтобы вырастить вашу семью, и у меня больше открытых земель, чем я могу обработать; и, учитывая вашу ситуацию и ситуацию в вашей семье, я чувствую, что хочу, чтобы вы и дети преуспели.

[3] В течение месяца или двух после получения этого письма истец отказался от своего имущества, не избавившись от него, и переехал со своей семьей в резиденцию ответчика, который поселил ее в комфортабельных домах и дал ей земли для обработки в течение двух лет, по истечении которых он предупредил ее, чтобы она переехала и поместила ее в дом, неудобный, в лесу, который он впоследствии потребовал от нее оставить.

[4] Истцу был вынесен приговор на сумму двести долларов, вышеупомянутые факты были согласованы, и, если они поддержат иск, решение должно быть подтверждено, в противном случае оно должно быть отменено.

Ормонд, Дж.

[5] Я склоняюсь к тому, что убытки и неудобства, которые истец понес при разрыве и переезде к ответчику на расстояние в шестьдесят миль, являются достаточным соображением, чтобы поддержать обещание, предоставить ей с домом и землей для обработки, пока она не сможет вырастить свою семью. Мои братья, однако, думают, что обещание со стороны ответчика было простым вознаграждением, и что иск не будет лгать за его нарушение.Следовательно, решение Суда, приведенное ниже, должно быть отменено в соответствии с соглашением сторон.

2.1.1 Закон подарков

Суд в деле Kirksey пришел к выводу, что обещание Исаака Киркси предоставить своей невестке место для жизни было «просто безвозмездной». Вот что другой суд должен был сказать о том, что должен сделать даритель, чтобы сделать подарок подлежащим исполнению:

Подарок - это договор без действительного рассмотрения, и для того, чтобы он был действительным, он должен быть исполнен.Таким образом, действительный подарок - это заключенный договор. Это должно быть выполнено путем фактической доставки жертвователем одаряемому или кому-либо для него подаренной вещи или путем доставки средств получения предмета подарка, без дальнейших действий дарителя, позволяющих одолженный, чтобы передать его в его владение. «Намерение дать должно сопровождаться доставкой, и доставка должна быть произведена с намерением передать». В противном случае есть только намерение или обещание дать, которое, будучи безвозмездным, было бы просто недействительным.Передача владения данной вещью или средств ее получения с целью сделать распоряжение ею безвозвратным является обязательным для действительного подарка.

Spooner’s Administrator против Hilbish’s Excecutor , 23 S.E. 751, 753 (Вирджиния, 1895 г.).

2.1.2 Бродяга Уиллистона и условные подарки

В Kirksey есть что-то вроде загадки, что проблемы и неудобства, которые Антиллико испытали при переезде своей семьи, не были достаточными соображениями, чтобы поддержать обещание ее зятя.Решение этой загадки требует от нас определить, было ли то, что сделал Антиллико, ценой сделки с Исааком или просто условием, предшествующим получению подарка. Профессор Сэмюэл Уиллистон использовал следующую гипотезу, чтобы отличить договорное вознаграждение от условного подарка:

Если доброжелательный человек скажет бродяге: «Если вы зайдете за угол в магазин одежды, вы можете купить пальто в мой кредит», ни один разумный человек не поймет, что короткая прогулка была запрошена в качестве компенсации за обещание, но если бродяга пойдет в магазин, обещатель сделает ему подарок.Тем не менее, прогулка до магазина по своей природе заслуживает внимания. Совершение прогулки является юридическим ущербом для бродяги, и единственная причина, по которой прогулка не рассматривается, заключается в том, что при разумном построении следует считать, что прогулка не была запрошена в качестве цены обещания, а была просто условие безвозмездного обещания. Часто бывает трудно определить, указывают ли слова условия в обещании на просьбу о рассмотрении или констатируют простое условие в безвозмездном обещании.Помощь, хотя и не решающий критерий для определения того, какая конструкция обещания является более разумной, - это вопрос о том, принесет ли выполнение условия выгоду поручителю. Если так, то это справедливый вывод, что произошедшее было запрошено в качестве соображения. С другой стороны, если, как в случае с упомянутым выше бродягой, выполнение условия не будет не только бесполезным для обещающего, но, очевидно, просто для того, чтобы дать обещанному лицу возможность получить подарок, происходящее события, на котором обещание является условным, хотя и вызвано обещанием, полагающимся на обещание, не будет должным образом истолковано как возмещение.В случае сомнений, когда получатель обещания нанес ущерб вере в обещание, суды, естественно, не будут рассматривать обещание как простое вознаграждение, а понесенный ущерб - как просто условие. Но в некоторых случаях настолько ясно, что условное обещание было предназначено, даже если обещанное лицо понесло ущерб, обещание было признано неисполнимым.

1 Сэмюэл Уиллистон, Закон о контрактах, § 112 (1922).

2.1.3 История
Kirksey v.Киркси

Некоторые комментаторы предположили, что, возможно, Айзек Киркси имел романтические планы на свою овдовевшую невестку и выселил ее только тогда, когда отношения испортились. Другие утверждали, что он стремился получить финансовую, а не романтическую выгоду, приглашая ее жить с ним.

Исаак Киркси… имел скрытый мотив. Он намеревался разместить Антиллико на государственной земле, чтобы удержать свое место ... чтобы он мог купить землю у правительства США с выгодной скидкой.… Исаак выселил Антиллико, потому что изменение в законах лишило Исаака права покупать [землю] со скидкой, но тот же закон дал Антиллико право на землю, на которой Исаак разместил ее…. Только выселив ее, Исаак мог надеяться сохранить эту землю.

Уильям Р. Кастро и Вэл Д. Рикс, «Дорогая сестра Антиллико…» История Киркси против Киркси, 94 Geo. L.J. 321, 323-25 ​​(2006).

2.1.4 Обсуждение
Kirksey v. Kirksey

Как сделать подарок принудительным? Достаточно ли обещания? Почему предложение пальто бродяге Уиллистона - всего лишь условный подарок? Можете ли вы применить тот же анализ к Kirksey ?

Есть ли какое-либо правдоподобное толкование фактов в Kirksey , которое предоставило бы доказательства рассмотрения в поддержку обещания Исаака?

2.2 Основной случай -
In re Greene

In re Greene

Окружной суд США, Южный округ Нью-Йорка

45 F.2d 428 (1930)

Вулси, окружной судья.

[1] Ходатайство о пересмотре удовлетворяется, и приказ судьи отменяется.

[2] Заявительница, женщина, представила доказательства претензии на сумму 375 700 долл. США на основании предполагаемого контракта в отношении имущества этого банкрота.Конкурсный управляющий возражал против иска. Перед арбитром по делу о банкротстве было проведено слушание, и были взяты показания. Рефери признал требование обоснованным и отклонил возражения. Правильность этого постановления подтверждается ходатайством доверительного управляющего о рассмотрении и справкой судьи.

[3] За несколько лет до 28 апреля 1926 г. банкрот, женатый мужчина, по-видимому, прожил с истцом в прелюбодеянии. Он дал ей солидные суммы денег. Он также заплатил 70 000 долларов за приобретенный ею дом на Лонг-Айленде, которым она все еще владеет.На протяжении всех их отношений банкрот был женатым человеком, и истец это знал. На момент установления связи истцу было намного больше тридцати лет. Она показала, что банкрот пообещал жениться на ней, как только его жена разведется с ним; это банкрот отрицал. Близкие отношения между ними были прерваны в апреле 1926 года, и затем они подписали письменный документ за печатью, который якобы является обязательным контрактом и является основанием для рассматриваемого иска.

[4] В этом документе, который был составлен в Нью-Йорке, банкрот обязался (1) выплачивать истцу 1000 долларов в месяц в течение их совместной жизни; (2) назначить ей полис страхования жизни на 100 000 долларов и поддерживать выплаты по нему на всю жизнь, банкрот должен выплатить 100 000 долларов истцу в случае истечения срока действия полиса из-за неуплаты страховых взносов; и (3) платить арендную плату за четыре года за квартиру, которую она арендовала. В документе было заявлено, что банкрот не имел интереса в доме на Лонг-Айленде или в его содержании и что он больше не должен нести ответственность за проценты по ипотеке, налоги и другие сборы на это имущество.Истец со своей стороны освободил банкрота от всех претензий к нему. В преамбуле к документу в качестве возмещения приводится выплата истцом одного доллара банкроту «и другое хорошее и ценное возмещение». Банкрот проделал несколько платежей, предусмотренных документом, до августа 1928 года, но не смог произвести платежи после этого.

[5] В доказательстве претензии утверждается, что общая сумма 375 700 долларов должна была быть уплачена из-за нарушения соглашения, в том числе: 250 000 долларов за неуплату 1 000 долларов в месяц; 99 200 долларов за невыполнение страхового полиса; и 26 500 долларов за неуплату арендной платы.Иск был удовлетворен судьей в полной сумме.

[6] Кажется очевидным, что 250 000 долларов, разрешенные в качестве компенсации за неуплату 1 000 долларов в месяц, были чрезмерными. Обязательство банкрота заключалось в том, чтобы платить 1000 долларов в месяц только до тех пор, пока он и заявитель будут жить; это не была рента только на жизнь истца, как она, похоже, предполагала. В протоколе нет ничего, что указывало бы на возраст банкрота, и, следовательно, отсутствует доказательство в отношении этого элемента ущерба.Ввиду моего вывода о том, что иск полностью недействителен, вопрос о возмещении убытков в настоящее время не имеет значения.

[7] Договор о будущем незаконном сожительстве является незаконным. В таком случае есть соображения, но закон объявляет соглашение аморальным. Уиллистон о контрактах, гл. 1745. Здесь незаконный половой акт был прекращен до заключения соглашения, так что вышеуказанное правило не нарушается. Это дело, в котором мотивом, побудившим банкрота заключить соглашение, на котором основано требование, было незаконное сожительство между ним и истцом в прошлом.Закон гласит, что обещание заплатить женщине в связи с прекращением сожительства является недействительным не из-за незаконности, а из-за того, что его не приняли во внимание. Рассмотрение в таком случае прошло. Простой факт, что прошлое сожительство является мотивом для обещания, сам по себе не делает его недействительным, но обещание в таком случае, чтобы быть действительным, должно быть подкреплено каким-то соображением, отличным от прошлого полового акта. Уиллистон по контрактам, пп. 148, 1745.

[8] Таким образом, проблема в настоящем деле заключается в соображении, а не в незаконности, и ясно, что прошлый незаконный половой акт не рассматривается.Случаи, связанные с ситуациями, когда есть незаконнорожденное потомство или когда имело место соблазнение, имеют сомнительный авторитет, поскольку доктрина, согласно которой моральные обязательства прошлого являются рассмотрением, в настоящее время, как правило, взорвана. Но эти и другие случаи, в которых говорится об искуплении прошлых проступков, на которые ссылается судья, не имеют отношения к делу. Здесь не было потомков от союза банкрота с истцом; не было никакого соблазнения в том смысле, в котором это слово используется в законе. Ср. Уголовное право штата Нью-Йорк, ст.195, п. 2175. Не было никаких прошлых нарушений, за которые банкрот должен был выплатить истцу искупление - volenti non fit injuria . Случаи, связанные с документами, закладными и т. П., Не аналогичны, поскольку при совершенной сделке не требуется никакого учета.

[9] Таким образом, вопрос заключается в том, учитывались ли обещания банкрота, кроме прошлого сожительства. Кажется очевидным, что такое соображение не может быть найдено, но я рассмотрю следующие моменты, подчеркнутые истцом как показывающие его соображение:

[10] (1) Возмещение в размере 1 доллара, указанное в документе, является номинальным.Нельзя всерьез утверждать, что 1 доллар, озвученный, но даже не показанный, что он был заплачен, поддержит исполненное обещание выплатить сотни тысяч долларов.

[11] (2) «Другое хорошее и ценное соображение» - это общие слова, которые кажутся правдоподобными, но эти слова не могут служить соображением, если факты показывают, что на момент заключения контракта на самом деле не было предоставлено ничего хорошего или ценного.

[12] (3) Утверждается, что снятие претензий дает необходимое рассмотрение.Так было бы, если бы у истца были какие-либо требования об освобождении. Но доказательства не указывают на наличие каких-либо законных претензий. Освобождение от мнимых претензий не является ценным аргументом в пользу обещания. В этой связи, по всей видимости, истец показал, что банкрот пообещал жениться на ней сразу после развода. Если предположить, что он сделал - хотя он это отрицает - незаконность любого такого обещания, сделанного в то время, когда банкрот все еще был женат, настолько очевиден, что из него не может возникнуть никаких претензий, и отказ от такого требования не может быть законным рассмотрением.

[13] (4) Истец также настаивает на том, чтобы по соглашению банкрот получил иммунитет от ответственности по уплате налогов и других сборов с дома на Лонг-Айленде. Дело в том, что эти расходы с него никогда не взимались. Он, несомненно, имел обыкновение платить им, как и многие другие расходы истца; но такие выплаты были либо безвозмездными, либо являлись одновременной платой за продолжение его незаконных половых сношений с истцом. Абсурдно предполагать, что, когда даритель дает одаряемому ценный дом, тот факт, что даритель не должен платить налоги или содержать имущество после этого, превращает дар в договор после возмещения.Настоящее дело еще более убедительно, поскольку банкрот никогда не владел домом и никогда не отвечал за уплату налогов. Он представил покупную цену, но передача была от продавца прямо заявителю.

[14] (5) Наконец, говорится, что стороны намеревались заключить действительное соглашение. Утверждать, что, следовательно, соглашение действительно, не является смыслом. Мужчина может пообещать сделать подарок другому и выразить это обещание в самом торжественном и официальном документе; но, за исключением исключительных случаев, таких, например, как благотворительная подписка, обещание не будет выполнено.Стороны могут кричать о своем уважении к кровлям домов, но, если только вознаграждение не присутствует на самом деле, юридически обязательного контракта нет. В данном случае банкрот, очевидно, имел в виду соглашение об оказании финансовой помощи истцу в связи с его прошлым сожительством с ней, и, как уже указывалось, такое соглашение не рассматривается.

[15] Сто лет назад наличие печати имело бы решающее значение в пользу истца. Тогда документ за печатью не требовал рассмотрения, или, говоря языком случаев, печать была неопровержимым доказательством рассмотрения.В Нью-Йорке, однако, печать теперь является лишь предполагаемым свидетельством рассмотрения исполнительного документа. Закон о гражданской практике, разд. 342; Harris v. Shorall, 230 N.Y. 343, 348, 130 N.E. 572; Александр против Общества справедливого страхования жизни, 233 N.Y. 300, 307, 135 N.E. 509. В данном случае эта презумпция была полностью опровергнута, поскольку доказательства ясно показывают, я думаю, что на самом деле не было никакого вознаграждения за обещание банкрота, содержащееся в исполнительном документе, подписанном им и истцом.

[16] Ордер в соответствии с этим мнением может быть представлен для урегулирования с уведомлением за два дня.

2.2.1 Использование закрытых контрактов

Восковая «печать» - древнее устройство, используемое для идентификации создателя документа и проверки его подлинности. Как видно из следующего отрывка, эта юридическая формальность утратила свою силу, которой когда-то обладала:

Учитывая, что обещания о пожертвовании, на которые не возложена ответственность, обычно не имеют исковой силы, возникает вопрос, должен ли закон признавать какую-то особую форму, с помощью которой обещатель с особым намерением быть юридически связанным мог бы достичь этой цели.«Это то, - сказал Уиллистон, - что человек должен иметь возможность ... если он хочет это сделать ... создать юридическое обязательство сделать подарок. Почему нет? … Я не понимаю, почему мужчина не может взять на себя ответственность, если он этого хочет ».

В раннем общем праве для этой цели служила печать. В наше время законодательные собрания большинства штатов либо отменили различие между запечатанными и открытыми обещаниями, либо отменили использование печати в контрактах, либо иным образом ограничили действие печати.Школа аксиоматики, однако, никогда не отвергала правило, согласно которому печать делает обещание имеющим исковую силу, и это правило теперь воплощено в § 95 (1) (а) Второго пересмотра, который предусматривает, что «[в] отсутствии закона обещание является обязательным без рассмотрения, если ... оно записано и скреплено печатью ... »

The Restatement Second не пытается оправдать это правило. Первоначально печать была естественной формальностью, то есть формой долгового обязательства, которая обычно считалась имеющей юридическое значение, которая обеспечивала как обдумывание, так и доказательство, включая письмо, ритуал горячего воска и физический объект, олицетворявший его владельца.Позже, однако, элементы ритуала и персонификации исчезли, так что в большинстве штатов по закону или решению печать теперь может принимать форму печатного устройства, слова или каракулей, напечатанных инициалов «LS» или распечатанного описания. пломбирования. Немногие обещатели сегодня имеют даже самое смутное представление о значении таких слов, букв или знаков, если они вообще их замечают. Сама «Вторая редакция» открыто признает, что «печать стала казаться архаичной». Принимая во внимание это резкое изменение обстоятельств, правило, согласно которому печать делает обещание исполнимым, в современных условиях перестало действовать.Правило было изменено законом примерно в двух третях штатов, и, по крайней мере, одно дело было рассмотрено даже без преимущества закона о том, что правило больше не должно строго применяться.

Мелвин Айзенберг, Принципы рассмотрения , 67 Cornell L. Rev. 640, 659-60 (1982).

2.2.2 Компрометация юридических требований в качестве компенсации

Стороны чаще всего заканчивают судебный процесс до суда заключением мирового соглашения.Эти соглашения обычно требуют некоторой оплаты с одной стороны в обмен на освобождение от судебных исков, предъявленных другой стороной, или отказ от них. Пересмотр (второй) контрактов (1981) объясняет, как доктрина рассмотрения соотносится с этими обещаниями.

§ 74. Урегулирование претензий

(1) Воздержание от утверждения или отказ от требования или защиты, которые оказываются недействительными, не является рассмотрением, если только

(a) требование или защита действительно сомнительны из-за неопределенности фактов или закона, или

(b) отказывающаяся или сдающаяся сторона полагает, что иск или возражение могут быть справедливо признаны действительными.

(2) Исполнение письменного документа об отказе от требования или защиты лицом, которое не обязано исполнять его, является рассмотрением, если исполнение письменного документа заключено в сделку, даже если он не заявляет претензию или защиту и считает, что никаких обоснованных претензий или возражений не существует.

2.2.3 Обсуждение
In re Greene

Какой самый сильный аргумент в пользу того, что обещание Грина, данное Лейле Трудель, не было учтено? Видите ли вы, как пункт 74 повторного утверждения (второй) может поддержать утверждение Трудель о том, что это обещание должно быть выполнено? Как вы ожидаете реакции суда?

Подумайте, удовлетворяет ли взаимодействие между Грином и Трудель каждой из четырех функций юридической формальности, определенных Лоном Фуллером.Можете ли вы вспомнить какие-либо другие факторы, которые могли бы объяснить очевидное нежелание суда выполнять обещания Грина?

Влияет ли факт того, что стороны увековечили свое соглашение в запечатанном контракте, на возможность его принудительного исполнения? Должно ли наличие печати повышать вероятность принудительного исполнения приговора судом? Считаете ли вы, что договорное право должно предусматривать устройство, позволяющее сторонам давать юридически закрепленные обещания о пожертвованиях?

ЭЛЕМЕНТОВ ДОГОВОРА | Закон 101: Основы Закона

.

Чтобы договор был действительным, он, как правило, должен содержать все следующие элементы:

  • Предложение
  • Приемка
  • Возмещение
  • Законность

ПРЕДЛОЖЕНИЕ:

Контракты всегда начинаются с предложения.Предложение - это выражение желания заключить договор на определенных условиях. Важно определить, что является предложением, а что нет. Предложения должны быть твердыми, а не двусмысленными или расплывчатыми. Лицо, делающее предложение, называется оферентом.

Приглашение на лечение: Предложения отличаются от приглашения на лечение. Приглашение на лечение - это не предложение. Когда вы выставляете свой дом на продажу, вы не делаете предложения; вы делаете предложение лечить. Вы приглашаете потенциальных покупателей сделать вам предложение о покупке вашего дома.То же самое и с большей частью рекламы. Магазины предлагают угощение. Они выражают готовность продать вам что-то, если вы предложите им их запрашиваемую цену. Однако они не обязаны принимать ваше предложение. Например, вы размещаете в Интернете объявление о продаже автомобиля по определенной цене. Кто-то делает у вас предложение купить автомобиль по полной цене. Вы должны принять их предложение? Нет. Вы делаете предложение о лечении, и вы не обязаны принимать их настоящее предложение о покупке вашего автомобиля.

Puffery: Рекламодатели часто используют puffery для продвижения своей продукции. Итак, был ли рекламный слоган «Red Bull Gives You Wings» был истинным заявлением или надувательством? В групповом иске, поданном 16 января 2013 года в Окружной суд Южного округа Нью-Йорка Бенджамином Кэризерсом, г-н Кэризерс утверждал, что пил Red Bull с 2002 года. В его иске утверждалось, что Red Bull вводит потребителей в заблуждение. превосходство своей продукции, начинающееся со слогана «Red Bull дает вам крылья» и его заявления об увеличении производительности, концентрации и скорости реакции.Red Bull в конце концов урегулировал судебный процесс и направил по электронной почте заявление в BevNET.com, Inc., медиа-компанию, специализирующуюся на напитках, в которой говорится: «Red Bull урегулировал судебный процесс, чтобы избежать затрат и отвлечения внимания на судебный процесс. Однако Red Bull утверждает, что ее маркетинг и маркировка всегда были правдивыми и точными, и отрицает любые нарушения или ответственность ».

(Для получения дополнительной информации см. Https://www.bevnet.com/news/2014/red-bull-to-pay-13-million-for-false-advertising-settlement/).

Суды будут определять, является ли заявление в рекламе ложным или надуманным, используя стандарт «разумного человека».Другими словами, может ли разумный человек поверить в истинность преувеличенного заявления в рекламе? Трудно представить, чтобы жюри сочло, что реклама Red Bull о том, что, выпив их продукт, вырастут крылья, была чем угодно, но только не надуванием.

Встречные предложения: Встречное предложение отменяет исходное предложение. Он изменяет исходное предложение и тем самым освобождает лицо, сделавшее первоначальное предложение, от любых обязательств. Например, А делает предложение о продаже автомобиля А за 10 000 долларов.00. B предлагает 9 000 австралийских долларов. Если A принимает это предложение, B обязан купить автомобиль по этой цене. A не обязан принимать предложение B и не обязан. Однако затем A делает встречное предложение B, что A продаст автомобиль за 9500 долларов. B не обязан покупать автомобиль по этой цене, но теперь A обязан продать автомобиль B по этой цене, если B примет встречное предложение.

ПРИЕМКА:

Акцепт адресатом оферты (лицом, принимающим оферту) является безоговорочным согласием со всеми условиями оферты.Между сторонами контракта должна быть так называемая «встреча умов». Это означает, что обе стороны контракта понимают, какое предложение принимается. Акцепт должен быть абсолютным без каких-либо отклонений, другими словами, акцепт в «зеркальном отражении» предложения. О принятии должно быть сообщено лицу, делающему предложение. Молчание - не приятие.

РАССМОТРЕНИЕ:

Вознаграждение - это действие каждой стороны, обменивающей что-то ценное в ущерб себе.A продает автомобиль A B. A обменивает и отдает автомобиль A, в то время как B обменивает и отдает наличные деньги B. Обе стороны должны принять во внимание.

В прошлом рассмотрении: Добровольно делать что-то для кого-то не рассматривается. Газон B нужно подстричь, поэтому A делает это добровольно. Б приходит с работы и так доволен, что дает 30 австралийских долларов за стрижку газона. На следующей неделе A снова подстригает газон для B, хотя B не просит об этом. Теперь A просит у B 30 долларов за стрижку газона, а B отказывается это делать.A утверждает, что у них есть контракт, поскольку A предоставил рассмотрение для стрижки газона B, хотя это было добровольно. А неверно. B не обязан предоставлять вознаграждение A. Договора нет. Однако, если бы B попросил A постричь газон, но не установил цену, A, вероятно, смог бы обеспечить выполнение контракта после стрижки газона, потому что B попросил его сделать это.

Выполнение существующей обязанности: Если у человека есть обязанность что-то делать, например, у государственного служащего, исполнение обязанности не рассматривается.

Простой Estoppel: В некоторых случаях одна сторона не предоставляет возмещения, а полагается на разумное обещание, данное другой. Сторона, которую побуждают к действию на основании разумного обещания, может быть в состоянии обеспечить исполнение обещания в соответствии с правовой теорией проступка векселя.

Это объясняется в пункте 90 «Пересмотр (второй) контрактов. Обещание, разумно побуждающее к действию или терпению»:

(1) Обещание, которое должник должен разумно ожидать, чтобы побудить к действию или снисходительности со стороны обещающего или третьего лица и которое действительно побуждает к таким действиям или снисходительности, является обязательным, если несправедливости можно избежать только путем исполнения обещания.Средство правовой защиты, предоставленное в случае нарушения, может быть ограничено по требованию правосудия.
(2) Благотворительная подписка или брачное соглашение являются обязательными в соответствии с Подразделом (1) без доказательства того, что обещание побудило к действию или воздержанию.

Например, A работает на B, который пообещал предоставить A пенсионные пособия, если A проработает на B 25 лет. После того, как A проработает в B в течение 15 лет, B сообщает A, что теперь пенсионные выплаты будут составлять половину первоначально обещанной суммы. A может обеспечить исполнение первоначального обещания в соответствии с теорией эстоппеля векселя, даже если A не предоставил никакого рассмотрения.А может доказать, что А был побужден и действовал в соответствии с этим обещанием.

ЮРИДИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ:

Четвертый обязательный элемент действующего договора - законность. Основное правило заключается в том, что суды не будут приводить в исполнение незаконную сделку. Контракты подлежат исполнению только в том случае, если они заключены с намерением, что они являются законными, и что стороны намерены юридически связать себя своим соглашением. Соглашение между членами семьи пойти на ужин с одним из членов, покрывающим чек, является законным, но вряд ли заключено с намерением стать юридически обязывающим соглашением.Точно так же, как контракт на покупку незаконных наркотиков у наркодилера заключается в том, что все стороны знают, что то, что они делают, противоречит закону и, следовательно, не является контрактом, подлежащим исполнению в суде.

Недостаток умственных способностей: Способность заключать договор может быть нарушена психическим заболеванием или умственной отсталостью. Проблемы деменции и болезни Альцгеймера могут стирать границы компетенции при подписании контракта. Компетентность для заключения контракта требует большего, чем кратковременный всплеск ясности.Это требует умения понимать не только характер и качество транзакции, но и понимание ее значимости и последствий. Если выясняется, что у человека не хватает умственных способностей для заключения контракта, то контракт автоматически не считается недействительным, но может быть аннулирован.

Несовершеннолетние и контракты: Несовершеннолетние в возрасте до 18 лет могут подписывать контракты, но они могут быть аннулированы по выбору несовершеннолетнего. Исключением из этого правила является то, что контракты на предметы первой необходимости не аннулируются.Потребности - это общие товары или услуги, необходимые для существования, здоровья, комфорта или образования. Бремя доказывания того, что договор является предметом первой необходимости для несовершеннолетнего, лежит на истце. Несовершеннолетние могут подтвердить договор, заключенный в то время как несовершеннолетние, формально или акциями по достижении 18-летнего возраста.

Контракты, которые должны быть в письменной форме: Как уже упоминалось выше, не все контракты должны быть в письменной форме. Тем не менее, некоторые из них абсолютно верны или несостоятельны. Согласно доктрине общего права «Статута о мошенничестве», которая была кодифицирована в Законе об общих обязательствах (GOB), контракты на покупку недвижимости (GOB § 5-703), контракты, которые не могут быть выполнены менее чем за 1 год, а контракты, гарантирующие долг другого (со-подписантов) (GOB § 5-701), должны быть в письменной форме.Важно понимать, что приемлема практически любая форма письма. Рукописный договор на покупку недвижимости на салфетке приемлем, если соблюдены все элементы договора. Использование электронной почты и текстовых сообщений также допускается в соответствии с § 5-701 (4) Правилоборождения.

ОДНОСТОРОННИЕ ИЛИ ДВУСТОРОННИЕ КОНТРАКТЫ: Большинство контрактов являются двусторонними, что означает, что обе стороны согласны и существуют четыре основных элемента контракта. Например, B предлагает купить автомобиль A по определенной цене, а A принимает предложение и соглашается предоставить B автомобиль после получения этих конкретных средств.Обе стороны соглашаются с договорным соглашением. Он двусторонний. В одностороннем контракте одна сторона делает предложение и обещает, если кто-то сделает что-то взамен. Между двумя людьми не обязательно должно быть соглашение, как в двустороннем контракте. Однако предложение сделано, и если другое лицо принимает предложение и выполняет его, существует подлежащий исполнению договор. Например, А предлагает вознаграждение в размере 100 долларов тому, кто найдет и вернет пропавшую кошку А. Если B найдет и вернет кошку A, A будет обязан выплатить B вознаграждение в размере 100 долларов.Это односторонний договор.

ПОДАРОК ​​ПРОТИВ ДОГОВОРА:

Подарки очень похожи на контракты, но они разные. Подарки действительно требуют предложения, принятия и доставки подарка, но, как правило, не подлежат исполнению. Если A обещает подарить B подарок на день рождения, но не делает этого, B не может выполнить обещание. Б. не принимает во внимание никаких соображений, однако положение Б также не хуже, чем до того, как было дано обещание. С юридической точки зрения, если сторона не выполняет обещание о подарке, стороны не находятся в худшем положении из-за этого, и, следовательно, нет оснований для иска.


Основы права - проблемы в рассмотрении

Помимо проверки адекватности возмещения, если условия контракта кажутся «недобросовестными», суды также будут проверять адекватность возмещения, когда истец ищет справедливое средство правовой защиты от нарушения контракта ответчиком .

Убытки по контрактам могут быть возмещены двумя способами. Они могут быть выплачены в виде денежной компенсации или в качестве справедливого средства правовой защиты. Денежные убытки (или компенсационные убытки) - это деньги, которые предназначены для того, чтобы поставить истца в финансовое положение, в котором он находился бы, если бы ответчик не нарушил договор.

Справедливые средства правовой защиты - это средства правовой защиты, которые суд предписывает во имя справедливости. Как правило, прежде чем присуждать справедливые средства правовой защиты, суд будет проверять, есть ли в сделке справедливость и существенная эквивалентность стоимости, прежде чем предоставить справедливую судебную защиту. Например, если две договаривающиеся стороны работают вместе над проектированием и разработкой продукта, суд может назначить конкретное исполнение и приказать одной стороне доставить товар другой стороне.

Хотя сделки обычно представляют собой компенсацию и имеют юридическую силу, существует четыре вида контрактов, которые не имеют исковой силы, поскольку заключенная сделка не является «надлежащим» вознаграждением.Это:

  1. Контракты, содержащие номинальное вознаграждение,
  2. Обещания отказаться от необоснованных юридических требований или воздержаться от них,
  3. Иллюзорные обещания и
  4. Сделки, в которых одна сторона обещает сделать то, что она уже юридически обязана делать.

Теперь мы подробно рассмотрим каждый из этих четырех типов неисполнимых контрактов.

Номинальное вознаграждение

Считается, что сделка предполагает номинальное вознаграждение, когда каждая из сторон дает обещания в форме сделки, но ни одна из сторон не рассматривает свое обещание как цену, которую они платят за полученное обещание.Другими словами, номинальное вознаграждение выглядит как сделка и звучит как сделка, но на самом деле это не сделка. Например:

Майкл обещает подарить своему брату Скотти новый Mercedes за 50 000 долларов в обмен на 5 долларов. Ни Майкл, ни Скотти не считают 5 долларов оплатой за машину. Скорее, они обменяли обещание на машину на обещание денег, чтобы привлечь внимание и сделать обещание Майкла исполнимым. Однако, поскольку ни Майкл, ни Скотти не считают 5 долларов ценой, которую Скотти должен заплатить за машину, это соображение чисто номинальное.

Обратите внимание, что если Майкл и Скотти намеревались заключить сделку, чтобы Майкл считал 5 долларов фактической оплатой за машину, а Скотти считал машину тем, что он получал за свои 5 долларов, суд сочтет это надлежащим рассмотрением. независимо от того, насколько непропорционально кажется это соображение.

Хотя общее правило состоит в том, что номинальное вознаграждение не делает обещание исполнимым, оно делает опционы и гарантии исполнимыми до тех пор, пока выполняются определенные условия.
Опцион - это обещание держать предложение открытым в течение фиксированного периода времени. Большинство судов считают, что номинальное вознаграждение делает опцион обязательным, если опцион оформлен в письменной форме. Например:

Sunshine Orange Groves предлагает продать апельсины Squeeze Me Juice Company по цене 5 долларов за бушель. Саншайн соглашается держать предложение в силе в течение тридцати дней в обмен на обещание Squeeze Me заплатить 5 долларов. Обещание Sunshine держать оферту открытым в течение тридцати дней является вариантом, и, поскольку номинальное вознаграждение делает опцион обязательным, обещание в 5 долларов представляет собой компенсацию.Обратите внимание, что в соответствии с UCC, чтобы вариант был обязательным, обещание Sunshine должно быть оформлено в письменной форме.

Гарантия - это обещание выплатить долг другого лица или обеспечить выполнение контракта вместо другого лица. Например:

Майкл подает заявку на ссуду в размере 100 000 долларов в Первом национальном банке Чикаго. Скотти обещает выплатить непогашенный долг Майкла банку, если Майкл не выполнит свою ссуду в обмен на обещание получить 5 долларов. Такое обещание является гарантией, и, как и в случае с опционами, общее правило UCC заключается в том, что номинальное возмещение делает гарантию обязательной, пока гарантия предоставляется в письменной форме.

Идея разрешения номинального возмещения для принятия опционов и гарантий заключается в том, что опционы и гарантии обычно не являются обещаниями сделать подарок. Скорее, это обещания, призванные облегчить сделку. В этом отношении они служат важной коммерческой цели, и на них можно положиться. Следовательно, закон желает обеспечить выполнение таких обещаний, даже если они не являются предметом торга.

Обратите внимание, что в соответствии с разделом 2-205 UCC письменное предложение продавца о покупке или продаже товаров является безотзывным в течение периода времени, указанного в предложении, даже если оно не рассматривается.Другими словами, согласно UCC, опционный контракт не требует какого-либо вознаграждения для исполнения.

Обещания сдаться или отказаться от предъявления необоснованного юридического иска:
Сделка по обещанию сдаться или воздержаться от предъявления претензии, которая является разумной и добросовестной, представляет собой возмещение.

Например, когда Джерри врезается в крыльцо Эди и обещает заплатить ей 1000 долларов в обмен на обещание Эди не подавать в суд на Джерри, ее обещание, наряду с обещанием Джерри, будет составлять компенсацию, потому что юридические претензии Эди разумны и соблюдаются добросовестно. .

Однако проблемы возникают, когда иск необоснован или обоснован добросовестно (например, обещание не возбуждать иск, когда судебный иск изначально был бы необоснованным).

Общее правило заключается в том, что обещание отказаться от требования или воздержаться от предъявления требования рассматривается, если вера должника в обоснованность требования является разумной или добросовестной.

Иллюзорные обещания:
Иллюзорное обещание, как и номинальное вознаграждение, выглядит как контракт и звучит как контракт, но это не контракт, потому что одна из сторон не связана обязательствами.

Как мы сказали в предыдущей главе, для того, чтобы двусторонний контракт имел исковую силу, он должен иметь взаимные обязательства.

Поскольку иллюзорное обещание образует контракт, в котором требуется выполнить только одну сторону, иллюзорное обещание не является действительным возмещением, и ни одна из сторон контракта, содержащего иллюзорное обещание, не связана контрактом. Иллюзорный обещатель не связан, потому что он не брал на себя никаких обязательств (ничто из того, что он обещал, на самом деле не ограничивает его будущие возможности).Настоящий обещатель не связан обязательствами, потому что он получил иллюзорное обещание в обмен на свое настоящее обещание, и, поскольку иллюзорное обещание не является рассмотрением, не было заключено никакого подлежащего исполнению контракта. Общее правило состоит в том, что если одна сторона дает иллюзорное обещание в обмен на реальное обещание другой стороны, ни одна из сторон не связана.

Есть два вида иллюзорных обещаний. В первом случае обещатель обещает что-то сделать, только если он этого хочет. Например:

  1. Sunshine Orange Groves и Squeeze Me Juice Company заключают договор, по которому Squeeze Me покупает все апельсины у Sunshine, а Sunshine продает все апельсины, которые хочет, чтобы Squeeze Me.Это обещание иллюзорно, потому что, в то время как Squeeze Me связан, Sunshine нет. Squeeze Me связан, потому что, хотя ничто в контракте не предусматривает, что Squeeze Me должен покупать апельсины, если они решат покупать апельсины, они должны покупать апельсины у Sunshine. Таким образом, Squeeze Me ограничил свои будущие возможности. Однако Sunshine пообещала продать столько апельсинов, сколько захочет, чтобы Squeeze Me. Таким образом, если Sunshine решит, что они не хотят продавать апельсины Squeeze Me, им это не нужно, и они могут продавать апельсины кому угодно.Sunshine не ограничивает свои будущие возможности и поэтому ничем не связана. Следовательно, этот контракт не подлежит исполнению.
  2. Sunshine Orange Groves и Squeeze Me Juice Company заключают договор, в котором Squeeze Me обещает купить все апельсины у Sunshine, а Sunshine обещает продать все апельсины, которые выращивают, компании Squeeze Me. Теперь у нас есть действующий контракт, потому что обе стороны связаны. Хотя ничто в контракте не предусматривает, что Squeeze Me должен покупать апельсины, если они покупают апельсины, они должны покупать их у Sunshine.и хотя ничто в контракте не предусматривает, что Sunshine должна выращивать апельсины, если они выращивают апельсины, они должны продать их Squeeze Me.

Другой вид иллюзорного обещания содержится в договорах, которые позволяют одной из сторон расторгнуть договор по своему желанию и без какого-либо уведомления другой стороне. Например:

Sunshine Orange Groves соглашается продать все выращенные на нем апельсины компании Squeeze Me Juice. Squeeze Me, в свою очередь, обещает купить все апельсины в Sunshine.Однако договор позволяет Squeeze Me расторгнуть договор в любое время без предварительного уведомления. Этот договор недействителен. Тот факт, что Squeeze Me может расторгнуть контракт в любое время и без какого-либо уведомления, в основном означает, что они не ограничили свои возможности на будущее. Таким образом, их обещание иллюзорно. Если бы контракт требовал, чтобы Squeeze Me уведомляла Sunshine за тридцать дней до его расторжения, тогда контракт имел бы исковую силу. В этом случае Squeeze Me придется покупать апельсины у Sunshine как минимум на месяц.В таком случае возможности Squeeze Me будут ограничены, и этот контракт будет иметь исковую силу.

Раздел 2-309 UCC требует, чтобы разумное уведомление было направлено до прекращения контракта, и что любой контракт, который не требует уведомления, является недействительным, если его исполнение будет недобросовестным.

Язык контракта жизненно важен для определения действительности контракта, поэтому обратите особое внимание на формулировку контракта. Кроме того, пытаясь решить, является ли договор иллюзорным, всегда спрашивайте себя, ограничили ли стороны свои будущие возможности и каким образом.Если обе стороны ограничили свои будущие возможности, существует действующий контракт. Однако, если одна из сторон не ограничила свои будущие действия, то его обещание является иллюзорным, а договор не подлежит исполнению.

Сделки, в которых одна сторона обещает сделать то, что она или она уже юридически обязана делать:
Сделка, в которой одна сторона обещает сделать то, что она или она уже юридически обязана делать, выглядит как обычная сделка, но это не подлежит исполнению, поскольку обязанная сторона не обязана делать что-либо новое по контракту.Мы обсудим это более подробно, когда будем обсуждать правило юридической обязанности в будущих уроках.



Похожие видео:

2. Общее право - ПОНЯТИЕ ПОДАРОК ​​/ ДОН

2. Общее право

2.1 Терминология

Термин «подарок» переводится как don в Законе о подоходном налоге . Это один из переводов, который был принят для общего права на французском языке, другой - дар . [57] Таким образом, опять же, нет никаких терминологических проблем, связанных с использованием термина «подарок».

2.2 Общие принципы

Одним из источников основного принципа, лежащего в основе определения подарка / don в общем праве, является решение Австралии:

Но, я думаю, очевидно, что для того, чтобы представлять собой «дар», должно сложиться впечатление, что переданное имущество было передано добровольно, а не в результате договорного обязательства по его передаче, и что никаких преимуществ материального характера получено не было. отправителем в порядке возврата. [58]

Таким образом, подарок - это добровольная и безвозмездная передача имущества. [59] Кроме того, донор не должен получать какую-либо личную выгоду, прямо или косвенно, при оплате перевода. [60] Жест должен быть полностью безвозмездным и отражать либеральные намерения со стороны дарителя в отношении одаряемого.

Согласно общему праву, обычно есть две категории подарков: donatio mortis causa и подарки inter vivos .

2,3

donatio mortis causa

Помимо либерального намерения, donatio mortis causa должно удовлетворять трем другим условиям, чтобы быть действительным:

Далее признается, что для действенного donatio mortis causa должны сочетаться три вещи: во-первых, подарок или пожертвование должны были быть сделаны в созерцании, хотя и не обязательно в ожидании смерти; во-вторых, предмет дара должен быть доставлен одаряемому; и в-третьих, подарок должен быть сделан при таких обстоятельствах, которые показывают, что вещь должна быть возвращена дарителю на случай, если он выздоровеет. [61]

Следовательно, в момент, когда даритель делает подарок, он или она должны размышлять о возможности своей неминуемой, хотя и не обязательно неизбежной, смерти. Более того, неизбежность этой смерти должна быть тем, что побуждает жертвователя делать пожертвования. [62] Таким образом, намерение донора мотивировано возможностью смерти дарителя.

Второе условие требует, чтобы имущество было доставлено одаряемому или чтобы все формальности, необходимые для этой передачи, были полностью выполнены; одаряемый должен иметь возможность вступить во владение имуществом, являющимся предметом передачи, в его или ее пользу без каких-либо обременений. [63] Передача владения необходима в случае donatio mortis causa .

Третье условие требует, чтобы дар был полным и совершенным только после смерти дарителя. [64] Следовательно, даритель должен умереть, чтобы donatio mortis causa было действительным, поскольку этот тип подарка вступает в силу только в это время. Следовательно, подарок автоматически аннулируется, как только даритель выздоравливает. [65]

Следовательно, человек, обдумывающий свою неминуемую смерть, может сделать donatio mortis causa квалифицированному одаряемому, например, благотворительной организации, но подарок при таких обстоятельствах не будет иметь силы в соответствии с гражданским законодательством.

2,4 Подарки

inter vivos

Чтобы подарок inter vivos был действительным, должны быть выполнены три условия. [66] Во-первых, лицо, совершающее перевод, действительно намеревается сделать подарок; необходимо продемонстрировать, что целью дарителя было сделать подарок при передаче собственности. [67]

Второе условие - одаряемый принимает сделанный ему подарок; одаряемый должен дать согласие на передачу имущества дарителем в его пользу. [68] Как правило, такое принятие считается принятым после выполнения третьего условия, то есть передачи имущества, которое является предметом передачи дарителем одаряемому. [69]

Даритель должен отказаться от собственности; он или она должны передать его одаряемому. Эта доставка подтверждает намерение дарителя сделать подарок [70] и должна считаться недвусмысленной, так как суды откажутся вмешаться, чтобы усовершенствовать подарок, который не был завершен. [71]

С другой стороны, важность доставки должна быть снижена, поскольку даритель может извлечь выгоду из подарка только в более поздний срок. Намерение дарителя передать право собственности одаряемому должно быть незамедлительным, недвусмысленным и безотзывным, даже если одаряемый может получить от этого выгоду только в более поздний срок. [72] Это было бы в случае с владельцем простой платы за землю и здания, который передает их следующим образом: пожизненное имущество третьему лицу на его или ее жизнь, а после его или ее смерти оставшиеся проценты переходят зарегистрированной благотворительной организации, которая затем станет владельцем недвижимости.Пока третья сторона жива, она или она будет извлекать выгоду из доходов и владения недвижимым имуществом, являющимся предметом подарка, при этом доход и владение будут переходить только зарегистрированной благотворительной организации в случае смерти первого.

Передача избранного во владение требует фактической передачи рассматриваемого имущества, чтобы фактическое владение («захват») перешло в руки одаряемого; имущество должно физически находиться в руках одаряемого. [73] С другой стороны, физическая передача рассматриваемого имущества не потребуется, если подарок сделан в соответствии с действующим дарственным актом (запечатанный договор). В таком случае три элемента будут присутствовать одновременно в инструменте, который лишен двусмысленности. [74] Акт дарения четко продемонстрирует намерение дарителя дарения, принятие одаряемым и будет содержать подтверждение одаряемым о том, что предмет подарка был отчужден и фактически находится в его или ее владении.

Кроме того, для того, чтобы дарение недвижимости было действительным, необходимо также соблюдать формальности, предусмотренные применимыми провинциальными правилами. [75]

Что касается выбора в действии, все условия, необходимые для совершенствования передачи, чтобы гарантировать, что поставка завершена, должны быть выполнены по форме и по существу. [76] Таким образом, чек должен быть предъявлен к оплате и подтвержден банком, а акции должны быть зарегистрированы в реестре корпорации.

2,5 Другие формы подарков

Помимо подарков inter vivos и donatio mortis causa , термин «подарок» может также использоваться для обозначения передачи собственности в виде подарка с использованием различных инструментов для его достижения.

Так обстоит дело с подарком по завещанию. [77] Такой подарок вступает в силу только после смерти наследодателя; Доставка или передача имущества, являющегося предметом подарка, может произойти только после смерти дарителя, поскольку подарок не будет материализован до указанной смерти. [78] Кроме того, завещание, содержащее подарок, должно соответствовать условиям формы, установленным в применимых законах провинции. [79] Дар по завещанию эквивалентен завещанию в соответствии с Гражданским кодексом Квебека . [80]

Еще одна форма подарка - это доверительный подарок. [81] Такой подарок чаще всего делается через специальный траст , , который позволяет дарителю продолжить передачу собственности другому, создав траст в пользу одаряемого. [82] Доверие должно соответствовать всем необходимым условиям, чтобы быть действительным. [83] Кроме того, подарок, сделанный трасту, также должен соответствовать условиям действительности подарка. Например, доверительный подарок будет вручен, если донор переведет денежную сумму в доверительный фонд, которым будет управлять доверительный управляющий, чтобы передать доход, полученный от этой суммы денег, зарегистрированной благотворительной организации.

В случае неадекватной доставки может быть трудно, если не невозможно, полагаться на доктрину доверия и утверждать, что в результате траст был создан, поскольку суды, как правило, отказываются ссылаться на справедливость для совершенствования такой неадекватной доставки. [84]

2.6 Резюме

Даже если он нацелен только на конкретные учреждения donatio mortis causa и подарки inter vivos, , термин «подарок / don » в общем праве охватывает все операции, которые предназначены для передачи собственности лицу без рассмотрения. быть полученным, независимо от того, в какой форме или какой инструмент используется для такого перевода.

3. Гражданское право - сравнение общего права

3.1 Общие принципы

Необходимость иметь либеральные намерения, чтобы гарантировать действительность подарка / don , является элементом, который требуется как в соответствии с общим, так и гражданским правом. Даритель не может получать вознаграждение или услугу за услугу, даже косвенного характера, или это не будет считаться подарком. Только полный отказ со стороны дарителя может гарантировать действительность подарка. Гражданское право допускает, что либеральные намерения касаются только части стоимости имущества, данного [85] , но такой вариант не существует в общем праве, которое рассматривает договор как неделимый. [86]

Еще одно сходство в том, что предметом подарка может быть только недвижимость / biens . Следовательно, подарок не может состоять из оказания услуг. Согласно как гражданскому, так и общему праву дарение требует передачи имущества от дарителя одаряемому без какого-либо рассмотрения.

3.2 Подарки

mortis causa - donatio mortis causa

Существует значительная разница между дарением mortis causa в гражданском праве и donatio mortis causa в общем праве.

Гражданское право ограничивает дарение mortis causa браком и требует наличия брачного договора, заключенного в соответствии с законом, чтобы считаться действительным. Такой подарок могут получить только супруги, будущие супруги, их общие и соответствующие дети. Кроме того, за некоторыми исключениями, подарок inter vivos , сделанный донором во время болезни, которая считается смертельной, недействителен, поскольку был сделан mortis causa . [87]

Согласно общему праву собственность должна быть передана во владение одаряемого, пока даритель жив, но дар становится безотзывным после смерти последнего.Подобный дар согласно гражданскому праву будет недействителен, так как будет сделан mortis causa . Следовательно, эти два института совершенно разные.

3.3 Подарки

inter vivos

Что касается подарков inter vivos , снова возникает вопрос о либеральных намерениях и принятии одаряемым, которые являются общими как для гражданского, так и для общего права. Кроме того, должна быть продажа имущества в пользу одаряемого.С другой стороны, гражданское право требует безвозвратной передачи права собственности одаряемому, в то время как обычное право требует вместо этого, чтобы одаряемый перешел во владение переданным имуществом. В одном случае передается право, в другом - само имущество. Это различие является результатом разницы в концепции права собственности в двух системах. Это различие смягчается, если не устраняется, если подарок сделан на основании официального акта или документа за печатью.

Что касается подарка вручную, применимого к движимому имуществу, может показаться, что дарение личного имущества аналогично в общем праве, поскольку оба требуют передачи, чтобы быть полным. Здесь опять же есть разница, поскольку согласно гражданскому праву передача касается права на передаваемую вещь, а не самой вещи. Следовательно, передача чека будет достаточной доставкой движимого имущества в соответствии с гражданским правом [88] , тогда как чек должен быть предъявлен к оплате и признан для того, чтобы дар был завершен в соответствии с общим правом. [89]

3.4 Другие различия между гражданским и общим правом

Что касается условных подарков, то общее право требует, чтобы условия, необходимые для каждого типа подарка, присутствовали и были полными для того, чтобы подарок был действительным; если одно условие отсутствует, подарок не существует. С другой стороны, в случае действительного подарка возможно, что, даже если титул «права собственности» на имущество переходит к одаряемому, он или она не сможет воспользоваться им до более позднего срока. .Таким образом, при наличии необходимых условий и наличии подарка подарок не может быть условным, можно отложить только получение выгоды одаряемому.

В гражданском праве единственным ограничением является то, что условие не должно быть потенциальным, что означает, что оно не должно зависеть от воли дарителя. Подарок, обусловленный продажей дарителем своей коллекции марок, будет недействительным, поскольку такая продажа полностью зависит от усмотрения дарителя. Подарок может быть обусловлен событием, которое не зависит исключительно от желания или воли дарителя.Так будет, если дарение собственности происходит при условии, что индекс Торонтской фондовой биржи достигнет установленного или определенного уровня.

Что касается замаскированных подарков, они разрешены только в гражданском праве, поскольку в общем праве учитывается характер документа, в котором будет содержаться этот подарок, а не его последствия. Таким образом, продажа недвижимости ниже рыночной стоимости будет по-прежнему считаться продажей в соответствии с общим правом [90] , даже если в соответствии с гражданским правом разница между стоимостью собственности и суммой уплаченного вознаграждения может быть «Предмет» подарка.То же правило будет применяться к косвенным дарам.

Последнее различие относится к сфере действия термина «подарок / дон » в двух системах частного права. В гражданском праве эти термины относятся только к контракту о назначении в Гражданском кодексе Квебека . Понятно, что по обычному праву подарком / дон будет считаться вне зависимости от формы инструмента. Таким образом, общее право признает действительность подарка, независимо от того, сделан ли он в трасте, действующем завещании или соблюдаются ли условия, характерные для подарков.

Наконец, следует отметить, что в соответствии с гражданским законодательством дарение должно быть совершено посредством нотариального акта в течение минуты, за исключением случаев дарения вручную и косвенных и замаскированных подарков. По общему праву все, что требуется, - это выполнение условий, необходимых для подарка, независимо от формы.

3.5 Резюме

Согласно общему праву подарок / don будет намного ближе к концепции щедрости согласно гражданскому праву, чем к простому договору дарения.Таким образом, несмотря на определенные элементы, общие для обеих систем, использование термина «подарок / дон » охватывает две разные реальности в гражданском и общем праве, хотя в некоторых моментах есть сходство.

Сноски

Дата изменения:

Исключения из правила свидетельства о условно-досрочном освобождении в договорах

В этом посте мы рассмотрим исключения из правила условно-досрочного освобождения.Во-первых, вот список важных исключений, при которых могут быть допущены доказательства, обычно исключаемые правилом доказательств условно-досрочного освобождения:

  1. Для разрешения неясностей в контракте или для оказания иной помощи в толковании условий контракта
  2. Показать, что условие договора является ошибкой
  3. Чтобы показать, что имели место мошенничество, принуждение, недобросовестное поведение или злонамеренное вмешательство в договор
  4. Чтобы показать, что вознаграждение никогда не выплачивалось
  5. Для идентификации сторон или предмета договора
  6. Для изменения контракта после его подписания всеми сторонами, если контракт явно позволяет это
  7. Чтобы показать условие, которое должно было произойти до наступления срока исполнения контракта
  8. Чтобы показать, что подразумеваемые условия обычаев, торговых обычаев или прошлых сделок являются частью контракта, даже если не в письменном соглашении
  9. Если доказательства включены в договор путем ссылки на доказательства в самом договоре

Первое исключение довольно простое. Если в контракте есть условие, которое неясно суду, для разрешения двусмысленности могут быть допущены внешние доказательства. Неоднозначность здесь также может относиться к словам, имеющим двоякое значение.

Например, покупатель, находящийся в Канаде, соглашается приобрести 100 виджетов у продавца, находящегося в США, по 1 доллару за штуку. В контракте не указывается, указана цена в долларах США или канадских долларах. Суду могут быть представлены доказательства того, что стороны понимали «доллары» как «канадские доллары» или «U.S. долларов »(в зависимости от обстоятельств).

Также могут быть представлены доказательства, показывающие, что стороны понимают, что означают конкретные термины (т. Е. Их определения).

Затем могут быть представлены доказательства того, что конкретное условие в контракте было ошибкой, в частности, что ошибка была сделана из-за грамматической или канцелярской ошибки.

Например, если в сумме в долларах отсутствует ноль или если слово было написано с ошибкой, для исправления этих ошибок могут быть представлены предыдущие проекты соглашения.

Следующее исключение позволяет представить доказательства того, что контракт был заключен в результате мошенничества, принуждения или иного неправомерного поведения, которое могло сделать контракт недействительным. Эти доказательства могут включать сообщения между сторонами или другие доказательства, которые предполагают мошенничество, введение в заблуждение, принуждение и т. Д.

Четвертое исключение также простое: сторона может представить доказательства, свидетельствующие о том, что вознаграждение не было выплачено . Это исключение обычно возникает, когда одна сторона утверждает, что заплатила и добивается исполнения контракта, но другая сторона отвечает, что ее исполнение не причитается, поскольку вознаграждение не было выплачено.

Далее, идентификация - важное исключение из правил. Могут быть представлены доказательства, позволяющие идентифицировать сторону, которая сменила имена или которую можно спутать с другим лицом. Доказательства также могут быть представлены для идентификации предмета контракта.

Например, если покупатель соглашается купить автомобиль у автомобильного дилера, а дилер владеет множеством идентичных моделей автомобилей, могут быть представлены доказательства того, что конкретный автомобиль был продан (идентифицируемый по его идентификационному номеру).

Следующее исключение было упомянуто в Части A . Если в контракте прямо указано, что срок либо должен быть определен позднее, либо может быть изменен сторонами позднее, могут быть представлены доказательства, подтверждающие это позднее изменение.

Седьмое исключение допускает свидетельство, показывающее, что условие должно быть выполнено до того, как контракт может быть выполнен. Хороший пример этого - требование осмотра перед продажей дома. Если предположить, что рассматриваемый контракт не похож на подавляющее большинство сегодняшних контрактов, которые прямо обусловливают продажу дома действительным осмотром дома, могут быть допущены доказательства того, что стороны согласились с тем, что осмотр был необходим до того, как продажа могла быть продолжена.

Следующее исключение проще, чем может показаться на первый взгляд. Короче говоря, это исключение позволяет представить доказательства того, что стороны в рамках своих прошлых сделок или торговой практики в отрасли понимали, что конкретный термин является частью контракта, даже если такой термин в нем не содержался (например, , требуя, чтобы определенный продукт был определенного стандарта или сорта и т. д.).

Последнее исключение в списке также проще, чем может показаться на первый взгляд: если в контракте содержится ссылка на определенный документ или другое свидетельство, такое свидетельство может быть принято как часть самого контракта.Например, если в контракте содержится ссылка на руководство по оценке автомобилей, это руководство может быть использовано в качестве доказательства для придания контракту полного смысла.

Этот список исключений не является исчерпывающим, но он охватывает самые важные из них. Это также иллюстрирует общую нить, которая проходит через все исключения: ситуации, в которых суду могут потребоваться дополнительные факты для полного понимания контракта.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *