Статья ук о защите чести и достоинства: Ук защита чести и достоинства \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Содержание

Ук защита чести и достоинства \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Ук защита чести и достоинства (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Ук защита чести и достоинства Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Особенности гражданско-правовой защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников органов внутренних дел
(Рудьман Д.С., Квасников Е.С.)
(«Современное право», 2019, N 5)Названные конституционные положения нашли развитие в отраслевом законодательстве. В частности, ст. 128.1 Уголовного кодекса РФ направлена на защиту чести, достоинства, репутации; отдельные статьи Гражданского кодекса РФ также закрепляют эти категории: в ст. 150, 152 речь идет о достоинстве личности, чести и добром имени, деловой репутации. Лицу, чьи права нарушены, эти кодифицированные акты предоставляют основные варианты защиты чести, достоинства и деловой репутации. Речь идет об уголовно-правовой и гражданско-правовой защите, причем защита указанных нематериальных благ осуществляется разными способами.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

«Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве»
(7-е издание, дополненное и переработанное)
(под ред. И.В. Решетниковой)
(«Норма», «ИНФРА-М», 2021)В обеспечение ст. 21 Конституции РФ действующее законодательство предусматривает различные средства защиты чести и достоинства личности. Так, УК РФ устанавливает уголовную ответственность за посягательства на честь и достоинство личности — клевету (ст. 128.1), хулиганство (ст. 213), оскорбление участников судебного разбирательства, судьи, присяжного заседателя, иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ст. 297), клевету в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, судебного пристава (ст.
298.1), оскорбление представителя власти (ст. 319), оскорбление военнослужащего (ст. 336) и т.д.

Нормативные акты: Ук защита чести и достоинства

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. N 3 г. Москва О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Согласно части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует статья 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с частью 1 которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение.

Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Вместе с тем в части 2 статьи 10 названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности, защиты репутации или прав других лиц, предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия. При этом положения данной нормы должны толковаться в соответствии с правовой позицией Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях.

Предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Обсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что суды России в основном правильно, с соблюдением требований, предусмотренных статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, рассматривают дела данной категории. Вместе с тем в связи с ратификацией Российской Федерацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней в судебной практике возникли вопросы, требующие разрешения.

Учитывая это, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего указанные правоотношения, постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц — одним из условий их успешной деятельности.

В силу статьи 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации. При этом осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

Принимая во внимание эти конституционные положения, суды при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления (статьи 23, 29, 33 Конституции Российской Федерации) — с другой.

По делам данной категории необходимо учитывать разъяснения, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в постановлениях от 31 октября 1995 г. N 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и от 10 октября 2003 г. N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. N 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10), имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом по правам человека в его постановлениях понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

2. Иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности порочащие сведения.

При распространении таких сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 52 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации могут предъявить их законные представители. По требованию заинтересованных лиц (например, родственников, наследников) защита чести и достоинства гражданина допускается и после его смерти (пункт 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с пунктом 6 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства (подраздел IV Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

3. Пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 названной статьи указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

4. В соответствии с пунктами 1 и 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, а юридическое лицо — сведений, порочащих его деловую репутацию. При этом законом не предусмотрено обязательное предварительное обращение с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к редакции средства массовой информации, в котором были распространены указанные выше сведения. Вместе с тем гражданин вправе обратиться с требованием об опровержении таких сведений непосредственно к редакции соответствующего средства массовой информации, а отказ в опровержении либо нарушение установленного законом порядка опровержения могут быть обжалованы в суд (статьи 43 и 45 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие его права или охраняемые законом интересы, а также юридическое лицо, если опубликованные сведения порочат его деловую репутацию, имеют право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации (пункты 3, 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, статья 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»).

5. Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации (часть 9 статьи 2 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»). В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Если истец предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (статья 40 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (статья 43 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

6. Если действия лица, распространившего не соответствующие действительности порочащие сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного статьей 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (клевета), потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Отказ в возбуждении уголовного дела по статье 129 Уголовного кодекса Российской Федерации, прекращение возбужденного уголовного дела, а также вынесение приговора не исключают возможности предъявления иска о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

7. По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности, с тем чтобы они не стали известными третьим лицам.

Судам следует иметь в виду, что в случае, если не соответствующие действительности порочащие сведения были размещены в сети Интернет на информационном ресурсе, зарегистрированном в установленном законом порядке в качестве средства массовой информации, при рассмотрении иска о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо руководствоваться нормами, относящимися к средствам массовой информации.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом Российской Федерации).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

8. Судам необходимо отграничивать дела о защите чести, достоинства и деловой репутации (статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации) от дел о защите других нематериальных благ, перечисленных в статье 150 этого Кодекса, нарушенных в связи с распространением о гражданине сведений, неприкосновенность которых специально охраняется Конституцией Российской Федерации и законами и распространение которых может причинить моральный вред даже в случае, когда эти сведения соответствуют действительности и не порочат честь, достоинство и деловую репутацию истца.

В частности, при разрешении споров, возникших в связи с распространением информации о частной жизни гражданина, необходимо учитывать, что в случае, когда имело место распространение без согласия истца или его законных представителей соответствующих действительности сведений о его частной жизни, на ответчика может быть возложена обязанность компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации (статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации). Исключение составляют случаи, когда средством массовой информации была распространена информация о частной жизни истца в целях защиты общественных интересов на основании пункта 5 статьи 49 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации». Эта норма корреспондируется со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Если же имело место распространение не соответствующих действительности порочащих сведений о частной жизни истца, то ответчик может быть обязан опровергнуть эти сведения и компенсировать моральный вред, причиненный распространением такой информации, на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

9. В силу пункта 1 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Вместе с тем исходя из пункта 3 названной статьи в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы соответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы.

В соответствии со статьей 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и статьей 29 Конституции Российской Федерации, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского Суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Судам следует иметь в виду, что в соответствии со статьями 3 и 4 Декларации о свободе политической дискуссии в СМИ, принятой 12 февраля 2004 г. на 872-м заседании Комитета Министров Совета Европы, политические деятели, стремящиеся заручиться общественным мнением, тем самым соглашаются стать объектом общественной политической дискуссии и критики в СМИ. Государственные должностные лица могут быть подвергнуты критике в СМИ в отношении того, как они исполняют свои обязанности, поскольку это необходимо для обеспечения гласного и ответственного исполнения ими своих полномочий.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьей 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением (статья 130 Уголовного кодекса Российской Федерации, статьи 150, 151 Гражданского кодекса Российской Федерации).

10. Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

11. Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда сведения, по поводу которых возник спор, сообщены в ходе рассмотрения другого дела участвовавшими в нем лицами, а также свидетелями в отношении участвовавших в деле лиц, являлись доказательствами по этому делу и были оценены судом при вынесении решения, они не могут быть оспорены в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, так как нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации установлен специальный порядок исследования и оценки данных доказательств. Такое требование, по существу, является требованием о повторной судебной оценке этих сведений, включая переоценку доказательств по ранее рассмотренным делам.

Если же такие сведения были распространены в ходе рассмотрения дела указанными выше лицами в отношении других лиц, не являющихся участниками судебного процесса, то эти лица, считающие такие сведения не соответствующими действительности и порочащими их, могут защитить свои права в порядке, предусмотренном статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

12. Обратить внимание судов на то, что содержащийся в статье 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Например, не может служить основанием для освобождения от ответственности ссылка представителей средств массовой информации на то обстоятельство, что публикация представляет собой рекламный материал. В силу статьи 36 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» распространение рекламы в средствах массовой информации осуществляется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации о рекламе. Согласно пункту 1 статьи 1 Федерального закона от 18 июля 1995 г. N 108-ФЗ «О рекламе» одной из его целей является предотвращение и пресечение ненадлежащей рекламы, способной причинить вред чести, достоинству или деловой репутации граждан. Исходя из этого, если в рекламном материале содержатся не соответствующие действительности порочащие сведения, то к ответственности на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации могут быть привлечены также граждане и организации, представившие данные сведения, если они не докажут, что эти сведения соответствуют действительности. На редакцию средства массовой информации при удовлетворении иска может быть возложена обязанность сообщить о решении суда и в случае, если имеются основания, исключающие ее ответственность.

При применении статьи 57 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» судам следует учитывать происшедшие с момента принятия Закона изменения в законодательстве Российской Федерации. Исходя из этого пункт 3 части 2 указанной статьи необходимо понимать как относящийся к сведениям, содержащимся в ответе на запрос информации либо в материалах пресс-служб не только государственных органов, но и органов местного самоуправления. Аналогичным образом пункт 4 части 2 данной статьи касается дословного воспроизведения фрагментов выступлений членов выборных органов государственной власти и местного самоуправления.

13. При рассмотрении исков, предъявленных к редакции средства массовой информации, его автору, учредителю, о привлечении к предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации ответственности за распространение не соответствующих действительности порочащих сведений необходимо учитывать, что в случае, когда выпуск средства массовой информации, в котором были распространены такие сведения, на время рассмотрения спора прекращен, суд вправе обязать ответчика за свой счет дать опровержение или оплатить публикацию ответа истца в другом средстве массовой информации.

14. С учетом того, что требования о защите чести, достоинства и деловой репутации являются требованиями о защите неимущественных прав, на них в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

Судам необходимо иметь в виду, что в соответствии со статьями 45 и 46 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» отказ редакции средства массовой информации в опровержении распространенных им не соответствующих действительности порочащих сведений либо в помещении ответа (комментария, реплики) лица, в отношении которого средством массовой информации распространены такие сведения, может быть обжалован в суд в течение года со дня распространения указанных сведений. Поэтому пропуск без уважительных причин названного годичного срока может служить самостоятельным основанием для отказа в удовлетворении иска о признании необоснованным отказа редакции средства массовой информации в опровержении распространенных им сведений и помещении ответа истца в том же средстве массовой информации. При этом лицо, в отношении которого были распространены такие сведения, вправе обратиться в суд с иском к редакции средства массовой информации о защите чести, достоинства и деловой репутации без ограничения срока.

15. Статья 152 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставляет гражданину, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, право наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда. Данное правило в части, касающейся деловой репутации гражданина, соответственно применяется и к защите деловой репутации юридических лиц (пункт 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации). Поэтому правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица.

Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера компенсации морального вреда судам следует принимать во внимание обстоятельства, указанные в части 2 статьи 151 и пункте 2 статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство должно быть учтено судом при определении размера компенсации морального вреда.

Судам следует иметь в виду, что моральный вред, хотя он и определяется судом в конкретной денежной сумме, признается законом вредом неимущественным и, следовательно, государственная пошлина должна взиматься на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 33319 Налогового кодекса Российской Федерации, а не в процентном отношении к сумме, определенной судом в качестве компенсации причиненного истцу морального вреда.

16. В случае, когда вместе с требованием о защите чести и достоинства гражданина либо деловой репутации гражданина или юридического лица заявлено требование о возмещении убытков, причиненных распространением порочащих сведений, суд разрешает это требование в соответствии со статьей 15 и пунктами 5, 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

17. При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения являются не соответствующими действительности порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок (применительно к установленному статьей 44 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»), в течение которого оно должно последовать.

Опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

18. Обратить внимание судов, что на основании статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации морального вреда и возмещения убытков. При этом необходимо учитывать, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других, указанных им лиц.

Согласно части 3 статьи 29 Конституции Российской Федерации никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. Извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации и другими нормами законодательства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

19. В связи с принятием данного постановления признать утратившим силу постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. N11 «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» в редакции постановления Пленума от 21 декабря 1993 г. N 11, с изменениями и дополнениями, внесенными постановлением Пленума от 25 апреля 1995 г. N 6.

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В. Лебедев

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В. Демидов

Защита чести, достоинства и деловой репутации



Заполни завку на консультацию и получи скидку на юридические услуги 10 %


   Достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления (ст. 21 Конституции РФ). Эта гарантия дается любому человеку: охраняется достоинство не только взрослого и дееспособного лица, но и ребенка, и душевнобольного. В случае нарушения каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

 В обеспечение ст. 21 Конституции РФ действующее законодательство предусматривает различные средства защиты чести и достоинства личности. Так, УК РФ устанавливает уголовную ответственность за посягательства на честь и достоинство личности: клевету (ст. 129), оскорбление (ст. 130), хулиганство (ст. 213) и т.д.

 Существуют и гражданско-правовые средства защиты чести и достоинства. Специальное общее правило о гражданско-правовой защите чести, достоинства и деловой репутации закреплено в ст. 152 ГК РФ. Правила этой статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица (п. 7 ст. 152 ГК РФ). Именно ст. 152 ГК РФ содержит основные особенности в вопросах доказывания по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации.  

 В силу п. п. 5, 7 ст. 152 ГК РФ лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

 Распределение обязанностей по доказыванию. Согласно п. 1 ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Данная формулировка позволяет сделать определенные выводы по распределению бремени доказывания.

 Так, в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ №11 указано, что обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике независимо от того, предъявлен ли иск о защите чести, достоинства, деловой репутации либо о возложении на средство массовой информации обязанности опубликовать ответ истца на публикацию. Истец обязан доказать лишь сам факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск.

Еще больше информации Вы можете получить на устной консультации. Мы обсудим все условия и способы защиты.


ПОДРОБНЕЕ ОБ УСЛУГАХ НА СТРАНИЦЕ:


Арбитражные дела


Автомобильные дела


Жилищные споры


Защита чести, достоинства и деловой репутации


Земельные споры


Трудовые споры


Споры при наследовании имущества


Семейный юрист 


Споры при назначении пенсии


Споры о защите прав потребителей


Споры о защите авторских прав


На главную

Закон Республики Узбекистан «О средствах массовой информации» предусмотрел запрещение использовать средства массовой информации для вмешательства в личную жизнь граждан, посягательство на их честь, достоинство и деловую репутацию. Граждане на основании ст. 100 Гражданского кодекса Республики Узбекистан вправе требовать по суду опровержение порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.Пленум отмечает, что в практике судов при применении Закона «О средствах массовой информации» возникают вопросы о том, какие сведения распространены и являются ли они порочащими. В решениях не всегда указывается конкретный способ опровержения порочащих сведений и срок, в течение которого должно последовать опровержение. Не обсуждается вопрос о взыскании судебных расходов.1. Обратить внимание судов на то, что в соответствии со ст. 100 ГК Республики Узбекистан и в соответствии со ст. 27 Закона Республики Узбекистан «О средствах массовой информации» юридическое или физическое лицо вправе требовать от редакции опровержения опубликованных в средствах массовой информации недостоверных и порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений. 3. Согласно ст. 27 Закона Республики Узбекистан «О средствах массовой информации» юридические и физические лица, чьи права и законные интересы нарушены в результате публикации, вправе опубликовать в данном средстве массовой информации опровержение. Обязательный срок опубликования в газетах — в течение одного месяца со дня получения опровержения или ответа, в других периодических изданиях — в очередном номере.В случае подачи заявления без соблюдения требований ст.ст. 149 и 150 ГПК, исковое заявление оставляется судьей без движения и в определении об этом в соответствии со ст. 154 ГПК указывается срок для исправления недостатков. Если в указанный срок недостатки не будут исправлены, заявление считается не поданным и возвращается истцу, о чем выносится определение.6. В порядке, предусмотренном ст. 100 ГК, не могут рассматриваться требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях следственных органов и других официальных документах, для обжалования которых законом предусмотрен иной порядок. 7. В соответствии с ч. 2 ст. 100 ГК заинтересованное лицо имеет право на судебную защиту чести и достоинства и в том случае, когда порочащие сведения распространены в отношении умершего члена его семьи или другого родственника. В силу ч. 2 ст. 1021 ГК моральный вред компенсируется независимо от вины причинителя, если вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.В соответствии со ст. 1022 ГК при определении размера возмещения морального вреда суды должны принимать во внимание как субъективную оценку потерпевшим тяжести причиненного ему нравственного ущерба, так и объективные данные, свидетельствующие о степени нравственных и физических страданий истца, характер и сферу распространения ложных позорящих сведений, иные заслуживающие внимание обстоятельства.

ОСОБЕННОСТИ ЗАЩИТЫ ЧЕСТИ, ДОСТОИНСТВА И ДЕЛОВОЙ РЕПУТАЦИИ ГРАЖДАН

В условиях конституционной свободы слова, деятельности средств массовой информации, в том числе и в сети Интернет, увеличились гражданские и арбитражные дела, связанные с защитой чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц. В связи с чем, целью настоящей статьи является рассмотрения вопросов, касающихся особенности защиты чести, достоинства и деловой репутации граждан.

История развития законодательства о защите чести и достоинства граждан свидетельствует о том, что законодательство Российской империи предусматривало ответственность не только за умышленную, но и за неосторожную клевету, которая считалась наиболее серьезным оскорблением чести. Но в дореволюционной России честь и достоинство личности защищались только в уголовно-правовом порядке. Лишь в начале XX в. в литературе по гражданскому праву предлагались специальные гражданско-правовые способы защиты. В советской России эти нематериальные блага длительное время находились вне действия гражданско-правовой защиты, и только в 1961 г. была введена статья о защите чести и достоинства в Основы гражданского законодательства.

В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени. Статьей 29 Конституции РФ каждому гарантируется свобода мысли и слова, а также свобода массовой информации.

Применительно к свободе массовой информации на территории Российской Федерации действует ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в соответствии с которой каждый человек имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Вместе с тем в ч. 2 ст. 10 названной Конвенции указано, что осуществление этих свобод предполагает обязанности и ответственность: может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, территориальной целостности или общественного порядка; в целях предотвращения беспорядков или преступлений; для охраны здоровья и нравственности; защиты репутации или прав других лиц; предотвращения разглашения информации, полученной конфиденциально, или обеспечения авторитета и беспристрастности правосудия.

Предусмотренное ст. 23 и 46 Конституции РФ право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что защите чести и достоинства граждан отдается предпочтение по сравнению с их правом на свободу слова и информации. Об этом, в частности, говорится в п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», где указано, что суды при рассмотрении дел о защите чести и достоинства граждан должны исходить из того, что право граждан на защиту чести, достоинства и деловой репутации является их конституционным правом.

В соответствии с п. 1 ст. 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства гражданина и после его смерти.

В результате правового анализа таких понятий как «честь», «достоинство» и «деловая репутация» можно сделать вывод, что под честью понимают положительную общественную оценку социальных и духовных качеств личности. Достоинство предполагает положительную субъективную самооценку человека, осознание им своего положения в обществе. Деловая репутация — это оценка деловых качеств лица в общественном сознании.

Так, Г.Н. Борзенков утверждает, что честь и достоинство — тесно связанные между собой нравственные категории. При этом понятие чести обычно связывается с положительной оценкой личности, признанием ее моральных и социальных качеств другими лицами. Под достоинством личности он понимает осознание самим человеком собственных нравственных и интеллектуальных качеств, своего положения в обществе, репутации.

Л.Л. Кругликов указывает, что честь — это внутреннее нравственное достоинство, состояние. Достоинство — осознанный лицом и окружающими факт обладания человеком некой совокупностью нравственных и интеллектуальных качеств.

Ю.А. Красиков полагает, что честь — это общественная оценка личности, мера социальных, духовных качеств гражданина, как члена общества, которая во многом зависит от самого гражданина, от его поведения, отношения к другим людям, коллективу, государству. Достоинство — это внутренняя самооценка собственных качеств, способностей, мировоззрения, своего общественного значения. Репутация — это оценка личности родственниками, друзьями, сослуживцами общественного значения гражданина, его компетентности, способностей, коммуникабельности.

С точки зрения международного права ряда развитых стран следует, что достоинство человека определяет суть личности. Оно не может быть разрушено, ибо в таком случае разрушается существо личности, которое присуще как живущим, так и ушедшим из жизни. Пройдя столетия сложного пути философско-религиозного и социально-правового государственного и международно-правового признания, достоинство оценивается как неотъемлемое конституционное право человека, а его защита становится одним из основополагающих конституционных принципов общества и государства.

Таким образом, категория достоинства являет собой органическое единство социального и индивидуального. Человек как совокупность определенных исторически обозначенных общественных отношений только в обществе может осознать и проявить себя.

В связи с чем, можно сделать вывод о том, что честь и достоинство — понятия достаточно широкие, богатые по содержанию и глубоко диалектические по своей природе. Они могут восприниматься в сферах нравственного сознания (как чувства и как понятия), этики (как категории морали) и права (как защищаемые законом социальные блага).

Честь и достоинство гражданина неразрывно связаны с правом, так как их ущемление или утрата влечет за собой потерю нормальных общественных связей, а значит и утрату определенного статуса в правоотношениях с другими субъектами. Поэтому честь и достоинство являются важнейшей социально-правовой ценностью и потребностью для любого государства и общества и нуждаются в соответствующей государственной защите.

Вопросы применения судами положений ст. 152 ГК РФ отражены в постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Так, например, при разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации суды должны обеспечивать равновесие между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией РФ правами и свободами — свободой мысли, слова, массовой информации, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, правом на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, правом на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления с другой стороны.

Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций, либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). В соответствии с п. 6 ст. 152 ГК РФ суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства.

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации, т.е. организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Если действия лица, распространившего не соответствующие действительности порочащие сведения, содержат признаки преступления, предусмотренного ст. 129 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ) (клевета), потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Отказ в возбуждении уголовного дела по ст. 129 УК РФ, прекращение возбужденного уголовного дела, а также вынесение приговора не исключают возможности предъявления иска о защите чести и достоинства или деловой репутации в порядке гражданского судопроизводства.

Гражданско-правовая ответственность за посягательства на честь, достоинство и репутацию наступает при одновременном наличии трех условий: во-первых, оспариваемые сведения были распространены; во-вторых, они порочат другое лицо; в-третьих, не соответствуют действительности. Также необходимо учесть, что дополнительным условием можно считать волеизъявление заинтересованного лица обратиться в суд с иском. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан и юридических лиц, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением, если лицом, сообщившим данные сведения, были приняты достаточные меры конфиденциальности с тем, чтобы они не стали известными третьим лицам.

Не соответствующими действительности сведениями являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения. Не могут рассматриваться как не соответствующие действительности сведения, содержащиеся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других процессуальных или иных официальных документах, для обжалования и оспаривания которых предусмотрен иной установленный законами судебный порядок (например, не могут быть опровергнуты в порядке ст. 152 ГК РФ сведения, изложенные в приказе об увольнении, поскольку такой приказ может быть оспорен только в порядке, предусмотренном Трудовым кодексом РФ).

Порочащими, в частности, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Порочащими являются также не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или организацией действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного проступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, репутацию и т.п.), которые умаляют их честь и достоинство.

Также могут быть признаны порочащими сведения, которые, по мнению истца, причиняют ему нравственные или моральные страдания.

Сведения, являющиеся недостоверными, однако не умаляющие чести, достоинства и деловой репутации, не признаются порочащими. В связи с этим в правовой литературе был сформулирован подход, суть которого заключается в том, что не соответствующие действительности сведения о болезнях гражданина (рак, туберкулез и т.п.) и физических недостатках, которые он якобы имеет, не могут быть опровергнуты по суду, так как они хотя и представляют собой измышления, способные вызвать тяжелые моральные переживания, но не влияют на формирование общественного мнения о человеке. Исключение составляют лишь случаи упоминания о болезнях, возникающих преимущественно вследствие развратного поведения.

Однако с данной точкой зрения согласиться нельзя в виду того, что каждый человек индивидуально воспринимает сообщаемые о нем ложные сведения. В подобных ситуациях нельзя лишать гражданина возможности требовать опровержения недостоверных сведений, тем более что решающую оценку в случае спора дает суд.

В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации установлено, что судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

При рассмотрении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо учитывать, что содержащийся в ст. 57 Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. № 2124-1 «О средствах массовой информации» перечень случаев освобождения от ответственности за распространение недостоверных порочащих сведений является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

С учетом того, что требования о защите чести, достоинства и деловой репутации являются требованиями о защите неимущественных прав, на них, в силу ст. 208 ГК РФ, исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

Таким образом, защита прав и свобод человека и гражданина является и конституционно-правовой, и международно-правовой обязанностью современного государства. Рассмотрение механизма правовой защиты как системы общепризнанных международных и внутригосударственных средств и ценностей, содержащих юридические гарантии, позволяет находить наиболее эффективные способы защиты прав человека, в том числе права на защиту его чести, достоинства, доброго имени, деловой репутации.

При этом давать оценку сведениям, т.е. признавать их порочащими, вправе только суд, который должен исходить из объективных критериев, а не из оценки их самим потерпевшим.

Вместе с тем «порочащие» сведения и «позорящие» сведения — это не одно и то же. Позорящие сведения направлены на унижение чести и умаление достоинства, но в отличие от порочащих у них нет признака ложности.

При возникновении вопроса о допустимости гражданско-правовой защиты, если нарушены честь, достоинство и деловая репутация не конкретного физического или юридического лица, а какой-либо общности лиц — профессиональной, национальной, возрастной — и если группа лиц организационно оформлена путем учреждения общественного объединения, зарегистрированного в регистрирующих органах в качестве юридического лица, то такое объединение должно обладать процессуальной правоспособностью на защиту своих нематериальных благ.

Если же социальная группа не является субъектом гражданского права, то она не может использовать возможности гражданско-правовых способов защиты своей репутации. Решая вопрос о допустимости процессуального правопреемства умершего по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, необходимо исходить из того, что осуществление гражданско-правовой защиты возможно по требованию лишь заинтересованных лиц, к которым относятся близкие родственники и наследники умершего.

В соответствии с п. 5 ст. 152 ГК РФ, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Требование о компенсации морального вреда может быть заявлено самостоятельно, если, например, редакция средства массовой информации добровольно опубликовала опровержение, удовлетворяющее истца. Это обстоятельство должно быть учтено судом при определении размера компенсации морального вреда.

Согласно ч. 3 ст. 29 Конституции РФ никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них. ГК РФ не предусматривает извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации, в связи с чем, суд не вправе обязывать ответчиков по данной категории дел принести истцам извинения в той или иной форме.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца, поскольку это не нарушает прав и законных интересов других лиц и не противоречит закону, который не содержит такого запрета.

Защита чести и деловой репутации – Адвокат Жамкочян Каро

В соответствии со ст. 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

Предусмотренное ст. 23 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное  ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту ГК РФ) право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений, является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Честь и достоинство личности охраняются, как в гражданско-правовом, так и в уголовно-правовом порядке.

В уголовном порядке, предусмотрена ответственность ст. 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее по тексту УК РФ) – клевета, имеющая следующие квалифицирующие признаки:

1. Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

2. Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации.

3. Клевета, совершенная с использованием своего служебного положения.

4. Клевета о том, что лицо страдает заболеванием, представляющим опасность для окружающих, а равно клевета, соединенная с обвинением лица в совершении преступления сексуального характера.

5. Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления.

Когда сведения, порочащие честь и достоинство другого лица или подрывающие его репутацию, распространяются в сети «Интернет», то они становятся известны большому кругу лиц, в связи с чем, данные действия подлежат квалификации по части 2 статьи 128. 1 УК РФ. При этом уголовные дела о преступлениях, предусмотренных частью 2 статьи 128.1 УК РФ, относятся к уголовным делам публичного обвинения и возбуждаются дознавателями органов внутренних дел Российской Федерации.

Объектом клеветы, являются репутация человека, его честь и достоинство.

Объективная сторона клеветы, характеризуется действиями, состоящими в распространении заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Предметом клеветы, являются заведомо ложные, не соответствующие действительности сведения, придуманные самим виновным или основанные на слухах и сплетнях. При этом по своему характеру сведения должны быть порочащими честь и достоинство другого лица или подрывающими его репутацию и авторитет.

Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан или деловую репутацию граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, либо сообщение в той или иной, в том числе устной форме хотя бы одному лицу или широкому кругу лиц.

Не соответствующими действительности сведениями, являются утверждения о фактах или событиях, которые не имели места в реальности во время, к которому относятся оспариваемые сведения.

Порочащими, являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина.

Субъективная сторона клеветы выражена умышленной формой вины. Совершая деяние, субъект осознает общественную опасность своих действий, заведомо понимает ложность распространяемых сведений, а также то, что эти сведения порочат честь и достоинство другого лица, подрывают его репутацию.

Субъект данного преступления – вменяемое физическое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

Оконченным состав клеветы будет тогда, когда соответствующие факты сообщены хотя бы одному человеку. При этом не имеет значения, знал ли об этом потерпевший.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных ст. 128.1 УК РФ, согласно требованиям ч. 1 ст. 147 УПК РФ возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя.

В гражданском порядке, ответственность предусмотрена статьей 152 ГК РФ (защита чести, достоинства и деловой репутации).

Согласно ст. 152 ГК РФ:

  1. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Опровержение должно быть сделано тем же способом, которым были распространены сведения о гражданине, или другим аналогичным способом.

По требованию заинтересованных лиц допускается защита чести, достоинства и деловой репутации гражданина и после его смерти.

  1. Сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина и распространенные в средствах массовой информации, должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации. Гражданин, в отношении которого в средствах массовой информации распространены указанные сведения, имеет право потребовать наряду с опровержением также опубликования своего ответа в тех же средствах массовой информации.
  2. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, содержатся в документе, исходящем от организации, такой документ подлежит замене или отзыву.
  3. В случаях, когда сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, стали широко известны и в связи с этим опровержение невозможно довести до всеобщего сведения, гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также пресечения или запрещения дальнейшего распространения указанных сведений путем изъятия и уничтожения без какой бы то ни было компенсации изготовленных в целях введения в гражданский оборот экземпляров материальных носителей, содержащих указанные сведения, если без уничтожения таких экземпляров материальных носителей удаление соответствующей информации невозможно.
  4. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, оказались после их распространения доступными в сети «Интернет», гражданин вправе требовать удаления соответствующей информации, а также опровержения указанных сведений способом, обеспечивающим доведение опровержения до пользователей сети «Интернет».
  5. Порядок опровержения сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, в иных случаях, кроме указанных в пунктах 2-5 настоящей статьи, устанавливается судом.
  6. Применение к нарушителю мер ответственности за неисполнение судебного решения не освобождает его от обязанности совершить предусмотренное решением суда действие.
  7. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, гражданин, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений не соответствующими действительности.
  8. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, наряду с опровержением таких сведений или опубликованием своего ответа вправе требовать возмещения убытков и компенсации морального вреда, причиненных распространением таких сведений.
  9. Правила пунктов 1-9 настоящей статьи, за исключением положений о компенсации морального вреда, могут быть применены судом также к случаям распространения любых не соответствующих действительности сведений о гражданине, если такой гражданин докажет несоответствие указанных сведений действительности. Срок исковой давности по требованиям, предъявляемым в связи с распространением указанных сведений в средствах массовой информации, составляет один год со дня опубликования таких сведений в соответствующих средствах массовой информации.
  10. Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина, за исключением положений о компенсации морального вреда, соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Иски по делам данной категории вправе предъявить граждане и юридические лица, которые считают, что о них распространены не соответствующие действительности, порочащие сведения.

При распространении таких сведений в отношении несовершеннолетних или недееспособных иски о защите их чести и достоинства в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 52 ГПК РФ могут предъявить их законные представители. По требованию заинтересованных лиц (например, родственников, наследников) защита чести и достоинства гражданина допускается и после его смерти (пункт 1 статьи 152 ГК РФ).

Надлежащими ответчиками по искам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются авторы не соответствующих действительности порочащих сведений, а также лица, распространившие эти сведения.

Если оспариваемые сведения были распространены в средствах массовой информации, то надлежащими ответчиками, являются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. Если эти сведения были распространены в средстве массовой информации с указанием лица, являющегося их источником, то это лицо также является надлежащим ответчиком. При опубликовании или ином распространении не соответствующих действительности порочащих сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) надлежащим ответчиком по делу, является редакция соответствующего средства массовой информации, то есть организация, физическое лицо или группа физических лиц, осуществляющие производство и выпуск данного средства массовой информации (часть 9 статьи 2 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации»). В случае, если редакция средства массовой информации, не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика, может быть привлечен учредитель данного средства массовой информации.

Если истец, предъявляет требования к одному из надлежащих ответчиков, которыми совместно были распространены не соответствующие действительности, порочащие сведения, суд вправе привлечь к участию в деле соответчика лишь при невозможности рассмотрения дела без его участия (статья 40 ГПК РФ).

В случае, когда сведения были распространены работником в связи с осуществлением профессиональной деятельности от имени организации, в которой он работает (например, в служебной характеристике), надлежащим ответчиком в соответствии со статьей 1068 ГК РФ, является юридическое лицо, работником которого распространены такие сведения. Учитывая, что рассмотрение данного дела, может повлиять на права и обязанности работника, он может вступить в дело в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора на стороне ответчика, либо может быть привлечен к участию в деле по инициативе суда или по ходатайству лиц, участвующих в деле (статья 43 ГПК РФ).

Судебная защита чести, достоинства и деловой репутации лица, в отношении которого распространены не соответствующие действительности, порочащие сведения, не исключается также в случае, когда невозможно установить лицо, распространившее такие сведения (например, при направлении анонимных писем в адрес граждан и организаций либо распространении сведений в сети Интернет лицом, которое невозможно идентифицировать). Суд в указанном случае вправе по заявлению заинтересованного лица признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими сведениями. Такое заявление рассматривается в порядке особого производства.

Пунктом 5 части 1 статьи 33 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации установлена специальная подведомственность арбитражным судам дел о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом согласно части 2 названной статьи, указанные дела рассматриваются арбитражными судами независимо от того, являются ли участниками правоотношений, из которых возникли спор или требование, юридические лица, индивидуальные предприниматели или иные организации и граждане. Исходя из этого дела о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности не подведомственны судам общей юрисдикции.

Если сторонами спора о защите деловой репутации будут юридические лица или индивидуальные предприниматели в иной сфере, не относящейся к предпринимательской и иной экономической деятельности, то такой спор подведомствен суду общей юрисдикции.

По делам данной категории необходимо учитывать разъяснения, данные Пленумом Верховного Суда Российской Федерации в Постановлениях от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия» и от 10 октября 2003 г. № 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации».

При разрешении споров о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует руководствоваться не только нормами российского законодательства (статьей 152 ГК РФ), но и в силу статьи 1 Федерального закона от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» учитывать правовую позицию Европейского Суда по правам человека, выраженную в его постановлениях и касающуюся вопросов толкования и применения данной Конвенции (прежде всего статьи 10).

По делам данной категории необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу статьи 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

В силу пункта 1 статьи 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

Лицо, которое полагает, что высказанное оценочное суждение или мнение, распространенное в средствах массовой информации, затрагивает его права и законные интересы, может использовать предоставленное ему пунктом 3 статьи 152 ГК РФ и статьей 46 Закона Российской Федерации              «О средствах массовой информации» право на ответ, комментарий, реплику в том же средстве массовой информации в целях обоснования несостоятельности распространенных суждений, предложив их иную оценку.

Если субъективное мнение было высказано в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство или деловую репутацию истца, на ответчика может быть возложена обязанность компенсации морального вреда, причиненного истцу оскорблением. Компенсация морального вреда определяется судом при вынесении решения в денежном выражении.

В случае, когда вместе с требованием о защите чести и достоинства гражданина либо деловой репутации гражданина или юридического лица заявлено требование о возмещении убытков, суд разрешает это требование в соответствии со статьей 15 и пунктами 5, 7 статьи 152 ГК РФ.

При удовлетворении иска суд в резолютивной части решения обязан указать способ опровержения, не соответствующих действительности, порочащих сведений и при необходимости изложить текст такого опровержения, где должно быть указано, какие именно сведения, являются не соответствующими действительности, порочащими сведениями, когда и как они были распространены, а также определить срок, в течение которого оно должно последовать.

Опровержение, распространяемое в средстве массовой информации в соответствии со статьей 152 ГК РФ, может быть облечено в форму сообщения о принятом по данному делу судебном решении, включая публикацию текста судебного решения.

Вместе с тем суд вправе утвердить мировое соглашение, в соответствии с которым стороны по обоюдному согласию предусмотрели принесение ответчиком извинения в связи с распространением не соответствующих действительности порочащих сведений в отношении истца.

В ГД предложили усилить законодательство о защите чести и достоинства ветеранов

Депутаты фракции «Единая Россия» подготовили поправки, направленные на изменения статьи УК «Реабилитация нацизма» и Кодекса об административных правонарушениях. Поправки вносят ко второму чтению законопроекта о защите исторической памяти, который был принят 10 февраля единогласно.

Их авторами выступили заместитель Председателя ГД Ирина Яровая Яровая
Ирина Анатольевна Депутат Государственной Думы избран по избирательному округу № 45 (Камчатский – Камчатский край) , Председатель Комитета по обороне Владимир Шаманов Шаманов
Владимир Анатольевич Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» , Председатель Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн Хинштейн
Александр Евсеевич Депутат Государственной Думы избран по избирательному округу № 158 (Самарский — Самарская область)  и заместитель Председателя Комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Сергей Боярский Боярский
Сергей Михайлович Депутат Государственной Думы избран в составе федерального списка кандидатов, выдвинутого Всероссийской политической партией «ЕДИНАЯ РОССИЯ» .

Предлагается отнести к одной из форм реабилитации нацизма публичное распространение заведомо ложных сведений о ветеранах Великой Отечественной войны. Также будет установлена уголовная ответственность за унижение чести и достоинства ветерана Великой Отечественной войны и за оскорбление памяти защитников Отечества. Эти изменения коснутся уголовного и административного законодательства для юридических лиц.

Александр Хинштейн заявил, что нужно защитить память о героях войны. Комментируя внесение поправок, депутат подчеркнул, что само понятие состава этого правонарушения должно быть расширено.

«Мы с коллегами предлагаем изменения в действующий УК («Реабилитация нацизма», ст. 354 УК РФ) и в Кодекс об административных правонарушениях («Злоупотребление СМИ»), где речь идет об ужесточении ответственности за оскорбление ветеранов. Это поможет максимально защитить память о героях нашей страны», — заявил Александр Хинштейн.

Депутат также подчеркнул, что штраф по резонансному делу об оскорблении ветерана несоразмерен тяжести моральных последствий. «Сегодня ответственность за клевету уже ужесточена, а Навального судили по старой редакции УК, поскольку именно она действовала на момент совершения преступления», — пояснил он.

Защита будет обеспечена

«Оскорбление ветерана — это демонстрация цинизма, подлости и жестокости одновременно с расчетом на невозможность ответить. Оскорбление всех тех, кто погиб, защищая Родину, глумление над достоинством и заслугами людей, чей жертвенный и самоотверженный подвиг дал жизнь будущим поколениям – это преступление», — заявила Ирина Яровая. 

По ее словам, в законодательстве уже установлена ответственность за распространение сведений о днях воинской славы и памятных датах России, выражающих явное неуважение к обществу. Но нет ответственности за унижение чести и достоинства ветерана Великой Отечественной войны, за оскорбление памяти защитников Отечества, что было расчетливо использовано для демонстративного публичного оскорбления ветерана и осквернения общей памяти о защитниках Отечества.

Ирина Яровая подчеркнула, что «миллионы граждан России проголосовали за поправки в Конституцию, утвердив как безусловную нравственную ценность защиту подвига нашего народа в Великой Отечественной войне. И такая защита будет обеспечена. Больше никогда и ни у кого не получится безнаказанно глумиться над нашими ветеранами и осквернять память защитников Отечества».

«Парламент по вопросам защиты исторической памяти всегда занимает консолидированную позицию. Наши поправки уже поддержали коллеги из других фракций, и мы надеемся, что лидеры всех фракций их поддержат», — добавила заместитель Председателя ГД.

Напомним, 10 февраля был принят в первом чтении законопроект, согласно которому за ложь в интернете о роли СССР во Второй мировой войне, отрицание приговора Нюрнбергского трибунала гражданам будет грозить до пяти лет лишения свободы. Ответственность за реабилитацию нацизма действует в России с 2014 года.

КАК ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ЗАЩИЩАЕТ Достоинство в JSTOR

Абстрактный

Одним из способов защиты достоинства законом является обеспечение соблюдения положений о правах человека, которые прямо запрещают унижение. Но, как заметили Лон Фуллер и другие, связь закона с достоинством также более глубокая и всеобъемлющая, чем эта. В том, как его требования представлены, в своих процедурах, в его поддержке аргументации, в обращении с людьми как на равных, даже в особой форме, в которой он использует принуждение, закон рассматривает людей как достойных агентов, способных к самоконтролю. , с хорошим пониманием своих интересов и способностью разумно реагировать на его требования.

Информация о журнале

Кембриджский юридический журнал публикует статьи по всем аспектам права. Особый упор делается на современные разработки, но в ассортимент журнала входят юриспруденция и история права. Важной особенностью журнала является раздел «Дело и комментарии», в котором члены юридического факультета Кембриджа и другие известные авторы анализируют недавние судебные решения, новое законодательство и текущие предложения по реформе законодательства.Статьи и описания случаев предназначены для широкого круга лиц, интересующихся правом — будь то практикующие врачи, студенты, учителя, судьи или администраторы — и дать им возможность быть в курсе новых идей и прогресса правовой реформы. . Каждый выпуск также содержит обширный раздел рецензий на книги. Текущие выпуски журнала доступны по адресу http://www.journals.cambridge.org/clj

. Информация об издателе

Cambridge University Press (www.cambridge.org) — издательское подразделение Кембриджского университета, одного из ведущих исследовательских институтов мира, лауреата 81 Нобелевской премии. Cambridge University Press в соответствии со своим уставом обязуется максимально широко распространять знания по всему миру. Он издает более 2500 книг в год для распространения в более чем 200 странах. Cambridge Journals издает более 250 рецензируемых академических журналов по широкому кругу предметных областей в печатном виде и в Интернете. Многие из этих журналов являются ведущими научными публикациями в своих областях, и вместе они составляют одну из наиболее ценных и всеобъемлющих областей исследований, доступных сегодня.Для получения дополнительной информации посетите http://journals. cambridge.org.

Функции, обещания и опасности в JSTOR

Абстрактный

Человеческое достоинство стало широко использоваться в национальных конституциях со времен Второй мировой войны. В этой статье исследуются масштабы этого более частого появления в конституциях по всему миру и увеличивающаяся частота появления в отдельных конституциях, а также различные функции, которые этот термин выполняет в настоящее время.Наше исследование показывает, что человеческое достоинство быстро получает признание и функционирует в национальных конституциях. В этой статье анализируются три функции человеческого достоинства: символически-декларативное использование; руководящие принципы реализации прав, а также; руководящие принципы как ограничение основных прав. Этот анализ также демонстрирует влияние одних национальных конституций на другие в формулировках человеческого достоинства. Мы обращаем внимание на потенциальные обещания, а также на опасности чрезмерного использования концепции и возможных злоупотреблений.

Информация о журнале

Американский журнал сравнительного права — ведущий в мире журнал, посвященный сравнительному изучению права, а также критическому анализу иностранного права и правовых систем, а также международного частного права. Ежеквартальный рецензируемый журнал, основанный в 1952 году, в состав редакционного совета журнала входят ученые, интересующиеся основными мировыми правовыми системами и традициями. В журнале принимают участие авторы из многих дисциплинарных традиций, включая антропологию, экономику, историю, философию, политологию, психологию и социологию.

Информация об издателе

Oxford University Press — это отделение Оксфордского университета. Издание во всем мире способствует достижению цели университета в области исследований, стипендий и образования. OUP — крупнейшая в мире университетская пресса с самым широким глобальным присутствием. В настоящее время он издает более 6000 новых публикаций в год, имеет офисы примерно в пятидесяти странах и насчитывает более 5 500 сотрудников по всему миру. Он стал известен миллионам людей благодаря разнообразной издательской программе, которая включает научные работы по всем академическим дисциплинам, библии, музыку, школьные и университетские учебники, книги по бизнесу, словари и справочники, а также академические журналы.

законов | Бесплатный полнотекстовый | Возвращение к конфиденциальности и достоинству: онлайн-позор в глобальной электронной деревне

Мы можем быть убеждены в своих аргументах, но любые серьезные усилия по запрещению или регулированию онлайн-позора должны основываться на правовых принципах. Массаро, Уитмен и Фуко, возможно, убедительно доказали, что нужно положить конец публичному унижению, но реальная проблема, с которой придется столкнуться, состоит в том, чтобы объяснить, почему закон должен признавать и юридически защищать потребность в достоинстве и почему такое достоинство должно преобладать над правом на свободу выражение в случае онлайн-позора.Таким образом, я буду утверждать, что эта концепция достоинства должна быть встроена в защиту прав на неприкосновенность частной жизни как неотъемлемую часть личности и целостности. Прежде всего, его не следует смешивать с понятием достоинства как простой репутации.

3.1. Юридическая концепция достоинства
Достоинство как правовой принцип или право закреплено во многих международных договорах. Например, в Преамбуле Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ) дважды упоминается принцип достоинства [35], а в статье 1 говорится, что «все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах».Точно так же в Преамбуле Международного пакта о гражданских и политических правах [36] и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах [37] говорится, что «неотъемлемое достоинство … всех членов человеческой семьи является основой свободы, справедливость и мир во всем мире… признание того, что эти права проистекают из достоинства, присущего человеческой личности ». Кроме того, другие местные, региональные и международные правовые документы, в которых достоинство признано основным принципом или правом прав человека, были аккуратно резюмированы Кристофером МакКрадденом [38]. Объем такой защиты варьируется от автономии, равенства, защиты от унижающего достоинство обращения до защиты групповой идентичности и культуры. Несмотря на это отсутствие «согласованного содержания», есть два важных урока, которые мы можем извлечь из подробного исследования МакКрадденом международно-правовых документов и судебного толкования достоинства. Во-первых, после изучения исторического развития концепции достоинства Маккрудден напоминает нам, что достоинство как вопрос статуса, чести и уважения полностью отличается от понятия естественного достоинства, присущего любому человеку, и, следовательно, не зависит от какого-либо особого дополнительного статуса или достижений ([38], с.657). Первый связан с ценностью человека, оцениваемой в соответствии с оценкой других и их местом в обществе, что другой ученый характеризует как «прозаическое достоинство» ([39], с. 1522). Напротив, последнее относится к внутренней экзистенциальной ценности и ценности отдельного человека. По словам других ученых, это форма «фундаментального достоинства» ([39], с. 1535–41), своего рода «межличностное уважение» ([40], с. 1164) и принцип « неприкосновенность личности »([41], с.971). Различие между этими двумя представлениями о достоинстве особенно актуально для наших дебатов по поводу онлайн-стыда, потому что многие могут не сочувствовать жертвам-нарушителям. В конце концов, они нарушили социальные нормы в обществе и внесли свой вклад в собственные страдания. Таким образом, многие могут подумать, что защита репутации в соответствии с законом о диффамации (который основан на лжи) здесь не имеет значения, поскольку понятие достоинства как части права как такового может рассматриваться как исключающее вину нарушителя. .Тем не менее, несмотря на противоправные или противоправные деяния, Дениз Реом утверждала, что никто не заслуживает издевательств, унижений, унижений или игр ([42], стр. 81, 85). Таким образом, МакКрадден указывает на три элемента. как основа основного достоинства: (i) каждый человек обладает внутренней ценностью просто потому, что он человек; (ii) эта внутренняя ценность должна признаваться и уважаться другими, что означает, что достоинство имеет отношение к тому, как с человеком следует обращаться; и (iii) внутренняя ценность индивида требует, чтобы государство признало, что оно существует ради индивида, а не наоборот ([38], с. 679). В то время как МакКрадден анализирует различные случаи, он указывает на конкретную ассоциацию достоинства со свободой от унижения, на которую, в частности, «накладываются ограничения на публикацию информации или данных, которые могут привести к позору человека». ([38], с. 685). Это понимание достоинства также объясняет, почему пытки, бесчеловечные, унижающие достоинство виды или жестокое обращение с военными преступниками должны быть запрещены. Цитируя Ирландию против Соединенного Королевства, МакКрадден обращает наше внимание на толкование Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) унижающего достоинство обращения, которое запрещено статьей 3 Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ) и определяется как обращение, «предназначенное для означает что-то серьезно унизительное, унижающее человеческое достоинство или унижающее достоинство, например, обривание головы, обмазывание смолой и перьями, намазание грязью, забрызгивание гадостью, демонстрация голышом перед незнакомцами, принуждение к поеданию экскрементов . .. или переодевание в одежду. способ, рассчитанный на то, чтобы вызвать насмешки или презрение… »[43].Кроме того, опираясь на дело Претти против Соединенного Королевства, Европейский суд постановил, что, если обращение «унижает или унижает человека, демонстрируя неуважение к его или ее человеческому достоинству или умаляя его, либо вызывает чувство страха, страдания или неполноценности. сломать моральное и физическое сопротивление человека, его можно охарактеризовать как унижающее »[44]. Здесь важно отметить, что вид обращения, который можно было бы квалифицировать как унижающее достоинство, должен достигнуть интенсивной степени, включая исключительные, опасные для жизни состояния [45].В деле L v. Lithuania заявитель столкнулся со стыдом, унижением, жестокой враждебностью и насмешками в повседневной жизни за то, что он транссексуал, который не смог пройти полную операцию по смене пола из-за отсутствия правового регулирования этого вопроса в Литве [45]. . Столкнувшись с невыносимым социальным остракизмом, он подал иск в ЕСПЧ, утверждая, что государство подвергло его унижающему достоинство обращению и нарушило его право на неприкосновенность частной жизни. Тем не менее, Европейский суд постановил, что степень жестокости унижающего достоинство обращения, с которой он должен был столкнуться, не достигла юридического уровня, требуемого статьей 3.Однако он постановил, что имело место нарушение статьи 8, поскольку право на уважение частной жизни включает уважение человеческого достоинства и качества жизни ([45], пункт 56). Применяя это к нашему обсуждению, хотя государство может еще не быть стороной в администрировании онлайн-позора, возможно, оно будет иметь позитивное обязательство запретить такой акт в соответствии с доктриной горизонтального эффекта [46].

Когда защита достоинства основана на благородном идеале уважения к каждому человеку, независимо от достижений или проступков, сфера ее применения обязательно становится разнообразной и широкой.Поэтому пока что я сконцентрируюсь сначала на роли достоинства в информировании о развитии права на неприкосновенность частной жизни в делах, на которые влияет судебная практика ЕСПЧ в английском суде. Затем я расскажу о других аспектах права на неприкосновенность частной жизни, которые проявляются в альтернативных средствах правовой защиты в соответствии с законодательством о преследовании и личных данных. Наконец, я проанализирую решения ЕСПЧ, в которых ценность достоинства сыграла особую роль, особенно в контексте, когда можно сказать, что истцы частично виноваты как нарушители-потерпевшие.

3.2. Достоинство и неприкосновенность частной жизни в соответствии с общим правом Англии: право «лжецов»
Общее право Англии не признает отдельную причину иска за посягательство на достоинство, а также медленно признает полное право на неприкосновенность частной жизни [47]. Лишь в 2004 году Палата лордов Соединенного Королевства вдохнула новый воздух в эту область в знаменательном деле Кэмпбелл против MGN Ltd [48], касающемся всемирно известной супермодели Наоми Кэмпбелл, фотографии которой были сделаны в публичная улица в момент, когда она выходила из клиники Анонимных Наркоманов. Затем фотографии были опубликованы бульварной газетой Daily Mirror. Дело было сопряжено с трудностями, поскольку Кэмпбелл была публичной фигурой, которая утверждала, что раньше она не поддавалась привычке принимать наркотики, а фотографии были сделаны ненавязчиво на тротуаре. Кэмпбелла, все пять судей согласились с тем, что английское право признает право на защиту частной информации. По словам лорда Николлса, суть деликта лучше всего описать как неправомерное использование частной информации ([49], согласно лорду Николсу, п.14). В то время судьи отметили, что ЕКПЧ был включен в местное законодательство Соединенного Королевства, и поэтому суд обязан уважать частную жизнь ([49], согласно лорду Хоупу, пункт 93). Известное соотношение Палаты лордов указывает на то, что «[t] пробный камень… заключается в том, имел ли в отношении раскрытых фактов соответствующий человек разумное ожидание конфиденциальности» ([47]; [49], параграфы 21, 22) . Однако точная правовая основа для этого права остается спорной. Как ни странно, именно лорд Хоффманн, один из несогласных судей, был единственным, кто обсуждал взаимосвязь между уважением достоинства и частной жизни, но он решил вынести решение против Кэмпбелла.В своем суждении лорд Хоффманн часто использовал термины автономия и достоинство вместе ([49], согласно лорду Хоффману, параграфы 50, 51, 53, 56). Он постановил, что «[что] закон о правах человека сделал, так это определил личную информацию как нечто заслуживающее защиты как аспект автономии и достоинства человека» ([49], параграф 50). По его мнению, эта защита состоит из «права контролировать распространение информации о личной жизни и права на уважение и уважение других людей» ([49], пункт 51). Хотя он считал состояние здоровья частью человеческой автономии и достоинства, и любое несанкционированное раскрытие информации представляло собой простое и очевидное нарушение автономии, достоинства и самоуважения гражданина ([49], п.53, 56), он пришел к выводу, что общественный интерес был достаточен для отмены этого права, поскольку Кэмпбелл ранее солгал в этом отношении ([49], параграф 58). Хотя он считал широко распространенную публикацию фотографии человека, находящегося в ситуации унижения или серьезного смущения, сделав прямую ссылку на решение по делу Пек против Соединенного Королевства, посягательством на частную жизнь и оскорблением личности [49 ], параграфы 74–75; [50]), он постановил, что в напечатанных фотографиях Кэмпбелла нет ничего смущающего, сосредоточив внимание на том факте, что на фотографиях Кэмпбелл был изображен только аккуратно одетым и улыбающимся ([49], параграф.76). Поступая таким образом, он проигнорировал весь контекст того, что Кэмпбелл посещал терапевтическую встречу Анонимных Наркоманов. С вышеупомянутой точки зрения, интерпретация лордом Хоффманном достоинства и частной жизни, по сути, рассматривала достоинство как равное с чьей-либо честью и репутацией. воспринимается миром. Однако все было бы потеряно, если бы кто-то солгал, тем самым доказав, что Кэмпбелл недостоин такой защиты. Как обсуждалось выше, это только первый аспект достоинства в прозаическом смысле. Напротив, большинство судей пришли к выводу, что раскрытая информация о Кэмпбелле явно носила частный характер, поскольку касалась лица, обращающегося за медицинской помощью.Кроме того, суд также отметил страдания и психологический и эмоциональный вред, который может быть причинен наркоманке, если ее чувство безопасности и уважения окажется под угрозой в этот очень критический момент лечения ([49], согласно лорду Хоупу, параграф 98 ; баронесса Хейл, параграфы 98, 155). Тот факт, что Кэмпбелл солгал, был второстепенным по мнению Суда, и желание средств массовой информации установить правдивость должно было быть подчинено интересам ее частной жизни ([49], согласно лорду Хоупу, пункт 117; баронессе Хейл, пункт .151–54). Действительно, исход дела заслуживает похвалы. Возможно, суждение большинства ближе к духу уважения права на врожденное достоинство, поскольку оно касается защиты собственного достоинства и чувств от вторжения или нападок со стороны общественности. убедить всех лордов закона в важности права на неприкосновенность частной жизни и его связи с врожденным достоинством, как это соотносится с незавидным положением Макса Мосли, президента Формулы 1? В 2008 году были опубликованы несанкционированные фотографии, на которых он запечатлел садомазохистскую деятельность с пятью проститутками-доминатрикс [51]. Помимо освещения истории с фотографиями в ее печатной версии, News of the World опубликовала видеоматериалы на своем онлайн-сайте. Обвинения касались нацистского подтекста ролевой игры в концлагерях, которую судья Иди из Высокого суда признал необоснованной. Здесь уместно дать краткую справку о Мосли, которая поможет нам понять противоречивость этого дела. Макс Мосли — сын Освальда Мосли, который основал Британский союз фашистов в 1930-х годах и имел тесные связи с Гитлером [52].Мосли и его семья были интернированы в 1940 году, вскоре после начала Второй мировой войны. На публике Макс Мосли всегда выказывал резкое неодобрение нацистским верованиям и практикам ([6], п. 26, 27). На этом фоне бульварные новости были полны криков — по сути, они обвиняли Мосли в том, что он сексуальный извращенец и лицемер. Понятно, что Мосли был возмущен и подал иск о злоупотреблении доверием и нарушении права на частную жизнь в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции о правах человека.Хотя английский Высокий суд встал на сторону Мосли, его поддержка не была безоговорочной. Как покажет анализ приговора ниже, его интерпретация в отношении частной жизни и достоинства, по-видимому, предполагает, что сам Мосли должен нести частичную ответственность, если не по закону, то по крайней мере за свое собственное «несчастье» и падение ([6], п. 224–25). Хорошо известно, что News of the World — это таблоидное издание, поэтому заголовок, который они выбрали для освещения истории Мосли, был не только «дерзким», но и с тяжелым моральным подтекстом.Он гласил: «Руководитель автоспорта FORMULA One Макс Мосли сегодня разоблачен как тайный садомазохистский сексуальный извращенец» ([6], параграф 26) с подзаголовком «СТЫД», чтобы следовать ([6], параграф 40. ). Он заклеймил Мосли как лжеца ([6], параграф 38), а его защитник назвал его действия «аморальными, развратными и в определенной степени прелюбодейными ([6], параграф 124)». Таким образом, в публичной сфере и в зале суда News of the World сыграли роль борца за мораль, осудив общественного деятеля за неуважительное и лживое поведение. Вся его правовая защита основывалась на том факте, что свобода выражения мнения должна преобладать над правами на неприкосновенность частной жизни, потому что существует общественный интерес в разоблачении «лжи», включая частное сексуальное поведение. Иди Дж. Ясно дал понять в начале судебного решения, что иск был не был «непосредственно связан с каким-либо ущербом репутации», потому что не являлся иском о диффамации ([6], пункт 3). Он также указал, что сексуальная активность по своей сути является частной, и закон, защищающий частную жизнь, существует именно для предотвращения нарушения автономии, достоинства и самоуважения гражданина ([6], п.7). По своей природе фотографии и визуальные изображения особенно навязчивы как средство вторжения в частную жизнь, поскольку они «позволяют человеку, просматривающему фотографию, действовать как зритель» ([6], параграф 19; [53]). В этом конкретном контексте судья Иди пояснил, что сексуальная активность в уединенных местах между взрослыми по обоюдному согласию бесспорно затрагивает права частной жизни в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции, поскольку она является «по существу частной материализацией человеческой личности» ([6], п. .99). Он очень ясно дал понять, что, несмотря на то, что отношения могли быть прелюбодейными или восприниматься как «нетрадиционные или извращенные», это не означает, что кто-то потеряет право на неприкосновенность частной жизни ([6], параграф 128). Судья Иди пошел еще дальше, постановив, что даже для тех, кто совершил серьезные преступления, это не обязательно означает, что они станут «преступниками» защиты частной жизни ([6], параграф 118). Особое значение для нашей дискуссии о достоинстве имеет тот факт, что, когда судья Иди признал, что права на неприкосновенность частной жизни существуют для защиты личного достоинства и автономии, он также напрямую обратился к тому факту, что, хотя конкретная сексуальная активность или склонность могут казаться недостойными, они не должны идти на компромисс. свое личное достоинство ([6], п.214–15), и отнятие этого достоинства наносит удар по самой сути личности Мосли ([6], пункт 216). Соответственно, он постановил, что присужденная компенсация должна компенсировать страдания, обиду и утрату достоинства. Если бы мы действительно перестали читать приговор на этом этапе, мы могли бы подумать, что Мосли одержит полную юридическую победу. Тем не менее, именно на этой стадии рассмотрения вопроса о присуждении компенсации судья Иди внезапно решил вернуться к анализу закона о диффамации. Что касается материального права, судья Иди пояснил, что иск о конфиденциальности не имеет прямого отношения к компенсации или оправданию ущерба, причиненного вреда здоровью. репутация ([6], п.214). В результате, при расчете возмещения ущерба, который должен быть присужден, он провел аналогию между критериями присуждения компенсации в соответствии с законом о диффамации и исками о причинении личного вреда, что вполне могло быть оправдано ([6], параграфы 218–23). Однако на полпути анализа он внезапно изменил тон. Сначала он согласился, что в этой области вторжения в частную жизнь не существует доктрины способствующей халатности, но затем он постановил, что степень, в которой Мосли «способствовала природе и масштабу бедствия, может быть значимым фактором причинно-следственной связи». После этого он поднял вопрос о том, «поставил ли Мосли себя в затруднительное положение по своему собственному выбору, что усугубило его страдания и потерю достоинства»? Насколько он виноват в собственном несчастье? » ([6], параграфы 224–25) судья Иди затем прокомментировал поведение Мосли как «безрассудное и почти саморазрушительное» ([6], параграф 226). По его мнению, хотя это не оправдывает вторжение в частную жизнь ответчика, это «может быть важным фактором, который следует принимать во внимание при оценке причинной ответственности за то, что произошло».Может показаться неразумным снимать с него всякую ответственность за то, что он и его семья оказались в затруднительном положении, в котором они сейчас оказались. Неотъемлемой частью человеческого достоинства является то, что человек должен брать на себя хотя бы некоторую ответственность за свои действия »([6], пункт 226).

Таким образом, с одной стороны, судья Иди постановил, что чьи-то сексуальные предпочтения, предпочтения и действия в частной жизни не подлежат осуждению, и должны гарантировать защиту закона о неприкосновенности частной жизни, основанного на понятии достоинства. С другой стороны, он сам выносил решение в отношении истца и постановил, что истцу не должна быть предоставлена ​​полная компенсация за вторжение в частную жизнь, поскольку он не доказал, что полностью достоин защиты достоинства. Это противоречит нашему предыдущему анализу права на врожденное достоинство.

Следовательно, и у Кэмпбелла, и у Мосли мы обнаруживаем, что некоторые английские судьи путали понятие врожденного достоинства с понятием репутации. Истцы должны доказать свою состоятельность, как будто они должны прийти в суд с чистыми руками в справедливых исках.Более того, неспособность оценить и сформулировать интересы достоинства и понять его связь с защитой частной жизни несправедливо ущемляет права истцов. Принимая во внимание факты в двух обсуждаемых случаях, помимо характера деятельности, заявители участвовали либо в одиночку, либо с другими согласными взрослыми. Таким образом, суды должны были подчеркнуть, что основная ценность прав на неприкосновенность частной жизни — это защита индивидуальной автономии в стремлении к самореализации и врожденному достоинству. Неправомерное использование информации было основано на нарушении личных, интимных, сильных и чувствительных субъективных чувств [54], а также на действиях, которые не затрагивали интересы третьей стороны. Кроме того, несанкционированное раскрытие и широкое распространение информации, особенно в форме изображений, было особенно навязчивым. Дополнительный факт, что обе стороны могут быть восприняты как неискренние и ввели общественность в заблуждение в этом отношении, не будет достаточным основанием для оправдания, поскольку методы раскрытия так называемой правды в СМИ будут представлять собой публичное позор и массовые нападки на характер при задержании истцов. на насмешки, сильное смущение или презрение.Напряженность достигла такого уровня, что их самооценка, самоуважение и врожденное достоинство были подорваны. Разрушительное воздействие на Мосли хорошо иллюстрируется продолжающимся широким распространением сексуальных изображений и видео в киберпространстве даже на момент написания. Хуже того, их невозможно остановить. По словам судьи Иди, «едва ли будет преувеличением, когда [Мосли] говорит, что его жизнь была разрушена» ([6], пункт 36).
3.4. Европейский суд по правам человека: репутация, честь и достоинство
До тех пор, пока мы не сможем определить основные ценности, лежащие в основе защиты частной жизни, включая право на достоинство как свое самоуважение и врожденную ценность, защищаемую в соответствии с международным правом прав человека, мы будем постоянно сталкиваться с вызовами со стороны юридическая головоломка прав на неприкосновенность частной жизни.В какой-то мере это понятно или даже простительно. В то время как статья 17 Международного пакта о гражданских и политических правах [63] и статья 12 Всеобщей декларации прав человека [64] упоминают защиту чести и репутации в соответствии с правом на неприкосновенность частной жизни, статья 8 Европейской конвенции В «Правах человека» лишь говорится, что «каждый имеет право на уважение его частной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции». Несмотря на это довольно краткое разъяснение содержания прав на неприкосновенность частной жизни, судебная практика Совета Европы и ЕСПЧ богата.Еще в 1970 году Совет Европы уже определил право на неприкосновенность частной жизни как «право жить собственной жизнью с минимальным вмешательством». Это касается частной, семейной и домашней жизни, физической и моральной неприкосновенности, чести и репутации, недопущения того, чтобы их выставили в ложном свете, неразглашения не относящихся к делу и неловких фактов, несанкционированной публикации частных фотографий, защиты от разглашения предоставленной или полученной информации. конфиденциальностью личности »[65]. Высший уровень защиты частной жизни от ЕСПЧ пришелся на 2004 г. в деле Von Hannover v.Германия (№ 1), в отношении принцессы Монако Каролины, отстаивающей свои права на неприкосновенность частной жизни против бульварных СМИ [66]. Суд единодушно поддержал принцессу на том основании, что защита частной жизни включает в себя не только аспекты, касающиеся личности, имени и фотографии, но также физической и психологической неприкосновенности ([66], пункт 50). Защита Суда направлена ​​на «обеспечение развития, без внешнего вмешательства, личности каждого человека в его отношениях с другими людьми… даже в публичном контексте» ([66], п.50). Практически в любое время подвергать принцессу объективу камеры, а полученные изображения широко распространялись среди широкой публики, было пагубным для развития ее личности как человеческого существа. В 2012 году ЕСПЧ во второй раз попросили вынести решение относительно права на частную жизнь принцессы Каролины и ее мужа по аналогичным фактам [67]. Суд сформулировал более изощренный тест, чтобы сбалансировать интересы частной жизни со свободой выражения мнения, перечислив пять критериев [68].В дополнение к содержанию, форме и последствиям публикации также включен вклад в обсуждение, представляющее общий интерес. Вместо того, чтобы обеспечить защиту принцессы одеялом на всех фотографиях, на которые была подана жалоба, Суд предоставил защиту конфиденциальности только двум из трех фотографий, на которые была подана жалоба [69]. Вышеупомянутый подход был подтвержден в третьем деле, возбужденном принцессой Каролиной в 2013 году относительно публикации фотографии принцессы и ее мужа, сделанной без их ведома во время отпуска, и сопровождавшейся статьей о том, как богатые сдали в аренду свои дома для отдыха [ 70].ЕСПЧ отклонил дело и подтвердил, что при установлении баланса между правом на частную жизнь и свободой выражения мнения необходимо учитывать следующие факторы: участие в дискуссии, представляющей общий интерес; известность / известность заинтересованного лица; предмет отчета; предыдущее поведение заинтересованного лица; содержание, форма и последствия публикации; и обстоятельства, в которых были сделаны фотографии. В то время как контуры права на частную жизнь, которые затрагивают различные аспекты индивидуального развития, постепенно становятся более четкими, растущая юриспруденция развивает взаимосвязь между репутацией, честью и достоинством в рамках права на частная жизнь оставалась размытой [71,72,73]. В делах о диффамации спор идет о том, нарушили ли нападения на репутацию, основанные на ложных заявлениях, право на личную жизнь. Эта позиция была разъяснена в деле Карако против Венгрии [74], в котором ЕСПЧ провел четкое различие между репутацией и личной честностью и постановил, что и то, и другое может подпадать под действие права на частную жизнь. Заявитель в Карако подвергся критике в СМИ за компромисс интересов своего избирательного округа, когда он был кандидатом.Он подал иск о клевете и утверждал, что имело место нарушение статьи 8. Суд счел, что защита репутации может подпадать под действие статьи 10 (2) Конвенции, которая предоставила основание для ограничения свободы выражения мнения ([74 ], параграф 24; [75]), а также может подпадать под защиту частной жизни в соответствии со статьей 8 ([74], параграфы 23, 25). Кроме того, по мнению Суда, право на личную неприкосновенность, которое является частью права на неприкосновенность частной жизни, охватывается концепцией «прав других лиц» и обеспечивает оправданное основание для ограничения свободы выражения мнения в соответствии со статьей 10 (2) Европейской конвенции. Конвенция о правах человека ([74], п.25). Суд признал, что защита репутации «традиционно защищалась законом о диффамации как вопрос, связанный в первую очередь с финансовыми интересами или социальным статусом» ([74], пункт 22). Тем не менее, для того, чтобы репутация также подпадала под действие права на неприкосновенность частной жизни, Суд постановил, что фактические утверждения должны иметь «настолько серьезно оскорбительный характер, чтобы [] публикация имела неизбежное прямое влияние на частную жизнь заявителя» ([ 74], п. 23). Именно на этом основании Суд, наконец, пришел к выводу, что право заявителя на личную жизнь не было нарушено, поскольку он не продемонстрировал, что «рассматриваемая публикация, предположительно влияющая на его репутацию, представляет собой такую серьезное вмешательство в его личную жизнь с целью подорвать его личную неприкосновенность »([74], п.23). Непосредственно относительно различия между репутацией и личной неприкосновенностью Суд пояснил: «Права на личную неприкосновенность, подпадающие под действие статьи 8, не связаны с внешней оценкой личности, тогда как в вопросах репутации эта оценка является решающей: человек может потерять уважение общества — возможно, это справедливо, — но не честность человека, которая остается неотъемлемой ». ([74], пункт 23).

Анализируя приведенную выше цитату из нашего предыдущего обсуждения, анализ Суда относительно личной неприкосновенности на самом деле относится к врожденному достоинству человека.

В отличие от признания и развития репутации как части права на неприкосновенность частной жизни в судебных процессах о диффамации, право на неприкосновенность частной жизни также применяется, когда кто-то сталкивается с нападками на истинные обвинения. Этот вопрос рассматривался в делах Сидабрас и Дзиатуас против Литвы [76] и А. против Норвегии [77]. Первое дело касалось двух бывших офицеров КГБ (то есть «Комитета государственной безопасности» Советского Союза), которые столкнулись с дискриминацией и подверглись дискриминации. запретили заниматься профессиональной деятельностью в различных сферах частного сектора после вступления в силу Закона о местных органах государственной безопасности после распада Советского Союза.Они были уволены с должности налогового инспектора и прокурора соответственно. Их утверждение касалось негативной огласки, вызванной Законом о КГБ. Они постоянно испытывали затруднения из-за прошлой истории, в результате чего им было очень трудно найти работу ([76], п. 35). Поскольку ЕСПЧ постановил, что имело место нарушение принципа недопущения дискриминации по статье 14 в совокупности со статьей 8, Суд постановил, что нет необходимости решать, имело ли место нарушение только статьи 8.Тем не менее, Суд подробно остановился на значении и применении статьи 8 к конкретному делу. Во-первых, он повторил, что право на частную жизнь — это «широкий термин, не подлежащий исчерпывающему определению» ([76], пункт 43). Но установлено, что оно включает право жить уединенно, вдали от нежелательного внимания, свободно стремиться к развитию и самореализации своей личности, а также устанавливать и развивать отношения с другими ([76], пункты 43–44). Во-вторых, применяя толкование частной жизни к делу в баре, Суд отметил, что заявители были «отмечены в глазах общества из-за их прошлой связи с репрессивным режимом» ([76], п. 49). Постоянное смущение и продолжающееся бремя, с которым им приходилось сталкиваться, составили «возможное препятствие для их нормальной личной жизни», что является соответствующими факторами, которые следует принимать во внимание при рассмотрении нарушений статьи 8 ([76], пункт 43 ). В мотивировке Суд пояснил, что заявители не могли ссылаться на статью 8 для защиты репутации, поскольку ущерб был предсказуем ([76], пункт 43). Следуя этой логике, вероятным следствием, которое мы можем сделать вывод, является то, что ЕСПЧ придет к выводу, что статья 8 сама по себе, касающаяся защиты частной жизни, была нарушена.Во втором деле А. против Норвегии истцом был осужденный убийца и наркоман с недоразвитыми умственными способностями. Вскоре после того, как он отбыл свой тюремный срок, произошло ужасное убийство, связанное с изнасилованием двух молодых девушек в том же районе, где он жил. В течение этого периода заявитель проживал в коттедже своей семьи и работал над программой реабилитации. Из-за убийства молодой девушки его допросила полиция. Это убийство не только привлекло большое внимание средств массовой информации, но и о допросе заявителя полицией и его биографии также сообщалось в трех национальных газетах и ​​на телеканале.В одной из передач национального телевидения в выпуске новостей говорилось, что «возможно, самый особенный кандидат из этих лиц (бывших осужденных…) — именно этот 42-летний мужчина» ([77], пункт 9). Хотя имя истца не называется, его снимали сзади и частично сбоку. Также были раскрыты его место жительства и его прошлое. Он был единственным кандидатом, фигурирующим в этой истории. Другие газеты публиковали информацию о его рабочем месте, фотографии, на которых он идет на работу и возвращается домой ([77], п.51). В конце концов, двое молодых людей были позже арестованы и признаны виновными в убийстве. Однако жизнь заявителя была серьезно нарушена — он был уволен с работы и вынужден был переехать в уединенное место. Из-за всего этого у него были серьезные психологические проблемы ([77], п. 29, 53). В качестве крайней меры он подал иск о диффамации в местные суды, но безуспешно, поэтому он обратился в ЕСПЧ с жалобой на нарушение его права на защиту репутации в соответствии со статьей 8 Европейской конвенции. Дело было осложнено отчасти потому, что убийство молодых девушек представляло законный и серьезный общественный интерес, а отчасти из-за того, что то, что сообщили СМИ, было в значительной степени основано на реальных фактах. Однако ни одно из средств массовой информации не упомянуло имя истца и не заявило, что он является подозреваемым. Один даже напечатал заявление истца о невиновности, изложенное в интервью ([74], параграф 69). Несмотря на юридические сложности, ЕСПЧ сформулировал дело как вопрос защиты чести и репутации и как часть права на уважение частная жизнь.В начале анализа Суд напомнил нам, что до того, как статья 8 может вступить в силу, «нападение на личную честь и репутацию должно достигнуть определенного уровня серьезности и таким образом, чтобы нанести ущерб личному осуществлению права на уважение. для частной жизни »([77], п. 64). Тот факт, что заявитель не был назван по имени, не был рассмотрен Судом как решающий фактор, поскольку Суд указал, что фотографии и данные о его работе и месте жительства позволили всем, кто его знал, опознать его. ему с преступлением особо предосудительным и чувствительным.Кроме того, суд постановил, что, хотя средства массовой информации сообщали в основном фактическую информацию о расследовании, «то, как она была представлена ​​неверно, создавало впечатление, что существует фактическая основа, оправдывающая мнение о том, что заявитель может рассматриваться как возможный подозреваемый» ([77 ], пункт 70). Наконец, Суд не счел, что серьезный общественный интерес может оправдать клеветническое обвинение в адрес истца с последующим нанесением ему вреда. Суд охарактеризовал истца как «преследуемого журналистами, от которых ему было трудно защитить себя» ([77], п.72). После отбытия тюремного заключения он находился в критической фазе реабилитации и социальной реинтеграции, но СМИ «столкнули его с социальной изоляцией» ([77], пункт 72). Публикация вызвала «особенно тяжкое предубеждение» против чести и репутации человека, что было «особенно вредно для его моральной и психологической неприкосновенности и для его частной жизни» ([77], пункт 73).

Аргументация по делу А. против Норвегии дала ценную информацию для нашего настоящего исследования онлайн-позора, поскольку ЕСПЧ постановил, что буквально правдивые утверждения, содержащие ложные выводы, могут быть приравнены к диффамации.А способ освещения в средствах массовой информации может быть приравнен к форме преследования, если причинит серьезный ущерб и вмешательство в частную жизнь жертвы. Однако остается неясным, что Суд не разработал подробно, существует ли какое-либо различие между честью и репутацией при защите права на частную жизнь. Относятся ли обе концепции к оценке в сознании третьих лиц? Или Европейский суд использовал термин «честь» для обозначения достоинства, присущего человеку, а «репутация» — для оценки в сознании третьих лиц?

Ученые дали подробные рекомендации по этому вопросу.Манфред Новак утверждает, что, хотя честь и репутация пересекаются, они различны по своей природе ([54], с. 404). На первый взгляд оба термина относятся к «соответствию поведения человека моральным или социальным требованиям» общества ([54], с. 404). Однако при внимательном рассмотрении Новак отмечает, что честь «имеет тенденцию более выражать субъективное мнение этого человека о себе (субъективное чувство чести)» ([54], с. 404). Следовательно, нападение на честь человека является осуждением моральных качеств человека и ухудшением его самооценки, которое более серьезно влияет на его «достоинство, целостность и частную жизнь, чем простой ущерб репутации» ([54] , п.404). Кроме того, «массовое нападение» на чью-либо честь может представлять собой форму унижающего достоинство обращения и может быть равносильно нарушению права на уважение достоинства ([54], с. 404). Для сравнения Новак далее объясняет, что репутация — это оценка одного другими. Ему может быть нанесен ущерб только нападением, доступным для общественности ([54], с. 404). Эту точку зрения поддерживает Дэвид Фельдман, который далее анализирует различие между честью и репутацией и их отношение к достоинству. Он пишет: «Вместе честь и репутация сродни достоинству, позволяющему вести процветающую социальную и деловую жизнь, а честь вносит особенно важный вклад в самоуважение и достоинство, которые составляют основную часть взглядов человека на себя» [ 78]. Хотя судебный иск о клевете защитит репутацию человека от ложных обвинений, защита достоинства не зависит от правдивости или ложности заявления. Фельдман считает, что «неограниченная публикация неприятных личных истин» оказывает определенное влияние на личную жизнь, самоуважение и общественный порядок, что правильно объясняет, почему лорд Мэнсфилд однажды сказал: «Чем больше правды, тем сильнее клевета». ([78], с. 56). Он также предлагает, чтобы, если нет сильного общественного интереса к раскрытию, должны быть средства правовой защиты от вреда, нанесенного репутации, достоинству и самоуважению путем публикации достоверной информации, когда какой-либо аспект частной жизни человека может быть задержан. на насмешки или презрение, потому что он должен иметь право защищать свое достоинство, включая как «самоуважение, так и уважение других, от посягательств на основании действий, которые не являются чьим-либо делом» ([78], с.57). В нашем обсуждении то, что Новак и Фельдман называют «честью», на самом деле является врожденным достоинством. Оба они относятся к чести как к самооценке, связанной с субъективным «я». Нападения на него являются неоправданными, независимо от того, основаны ли нападения на реальных фактах или на лжи.

Légis Québec

В обязанности комиссии входит, помимо прочего, следующее:

(1) проводить независимое расследование по собственной инициативе или после получения жалобы в любой ситуации, за исключением упомянутых в разделе 49.1, что, по мнению комиссии, является либо случаем дискриминации по смыслу разделов 10-19, в том числе делом, предусмотренным статьей 86, либо нарушением права престарелых или инвалидов против эксплуатации, провозглашенного в первом абзаце раздел 48;

(2) для содействия урегулированию спора между лицом, права которого предположительно были нарушены, или лицом или организацией, представляющими его, и лицом, которому приписывается нарушение;

(3) сообщать Общественному куратору обо всех случаях, когда ему становится известно при выполнении своих функций, когда, по его мнению, требуется защитный надзор в пределах юрисдикции Государственного куратора;

(4) для разработки и проведения программы общественной информации и просвещения, направленной на содействие пониманию и принятию объекта и положений настоящей Хартии;

(5) направлять и поощрять исследования и публикации, касающиеся основных прав и свобод;

(6) указать на любые положения в законах Квебека, которые могут противоречить настоящей Хартии, и дать соответствующие рекомендации Правительству;

(7) для получения и изучения предложений, рекомендаций и запросов, направленных ему в отношении прав и свобод человека, возможно, путем приглашения любого заинтересованного лица или группы лиц представить свое мнение перед комиссией, если, по ее мнению, заинтересованность общественность или группа лиц, которая того требует, с целью вынесения соответствующих рекомендаций Правительству;

(8) сотрудничать с любой организацией, занимающейся продвижением прав и свобод человека в Квебеке или за его пределами;

(9) для проведения расследования любого акта репрессалий или попыток репрессалий и любого другого действия или бездействия, которое, по мнению комиссии, составляет преступление в соответствии с настоящей Хартией, и сообщать о своих выводах Генеральному прокурору и Директор уголовного и уголовного преследования.

Ограничение по материальному уголовному праву

Гур-Арье, М., и Вейгенд, Т. (2011). Конституционный обзор уголовных запретов, затрагивающих человеческое достоинство и свободу

: перспективы Германии и Израиля. Обзор законодательства Израиля, 44, 63–89.

Харкорт, Б. (1990). Крах принципа вреда. Журнал уголовного права и криминологии, 90,

109–194.

Харрис Д. А. (1994). Факторы, вызывающие обоснованное подозрение: Когда черный и плохой, значит остановился и обыскал.

Юридический журнал Индианы, 69, 659–688.

Харт, Х. Л. А. (1968). Наказание и ответственность. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Хейман, С. Дж. (1994). Основание обязанности спасать. Обзор закона Вандербильта, 47, 673–755.

Хорнле, Т., & Кремнитцер, М. (2011a). Человеческое достоинство и принцип виновности. Israel Law Review,

44, 115–141.

Hoernle, T., & Kremnitzer, M. (2011b). Человеческое достоинство как охраняемый интерес в уголовном праве. Израиль

Law Review, 44, 143–167.

Хоффман, С. Дж. (1983). Положение, устанавливающее обязанность сообщать о преступлениях или оказывать помощь незнакомым людям: Криминальное признание апатии

. Юридический журнал Кентукки, 72, 827–866.

Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.).

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966 г.).

Израильский обзор законодательства. (2011). 44 (1) (весь выпуск).

Джонсон, Д. Б. (1994). Почему хранение компьютерной детской порнографии может быть запрещено конституцией

.Олбаниский юридический журнал науки и технологий, 4, 311–332.

Кадиш, С. Х. (1997). Безрассудное соучастие. Журнал Уголовное право и криминология, 87, 369–394.

Кадиш С. (1999). Пятьдесят лет уголовного права: авторитетный обзор. California Law Review, 87, 943–982.

Кант И. (1996). Метафизика морали (М. Дж. Грегор, Пер.). Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Каппелер С. (1986). Порнография представления. Миннеаполис: Университет Миннесоты Press.

Келли, М. (1975). Неправомерное признание тяжкого преступления не считается преступлением во Флориде. Обзор права Университета Майами, 30,

222–230.

Пересмотренные законы штата Кентукки.

Клитоу Д. (2008). Сканеры тела с обратным рассеянием — поиск с полосой другими способами. Компьютерное право и безопасность

Report, 24 (4), 316–325.

Корнблатт, С. (2007). Разумны ли новые технологии проверки пассажиров в аэропортах в соответствии с четвертой поправкой

? Лойола из Los Angeles Law Review, 41, 385–412.

Крейт, А. (2008). Заместительная уголовная ответственность и конституционные аспекты Пинкертона. Американский

University Law Review, 57, 585–640.

LaFave, W., & Scott., A. W. Jr. (1986). Уголовное право, 2-е изд. Сент-Пол: Западная группа.

Лагодный, О. (1999). Человеческое достоинство и его влияние на материальное уголовное право и уголовную процедуру Германии

. Israel Law Review, 33, 575–591.

Лоуренс против Техаса, 539 U.S. 558 (2003).

Липкин, Р.Дж. (1983). За гранью доброго самаритянина и морального монстра: индивидуалистическое оправдание долга

по спасению. UCLA Law Review, 31, 252–293.

Локвуд, К. Д. (2010). Определение неопределенности: Предлагаемые исправления к доктрине пустоты за неопределенность.

Cardozo Public Law Policy & Ethics Journal, 8, 255–339.

Любоня, Ф. (2001). Конфиденциальность при тоталитарном режиме. Социальные исследования, 68, 237.

Маккиннон, К. А. (1985). Порнография, гражданские права и слова.Гарвардский закон о гражданских правах и гражданских свободах

Review, 20, 1–70.

Маргалит А. (1996). Достойное общество.

Р. против Мартино [1990] 2 S.C.R. 633.

Аннотированные общие законы Массачусетса.

Макаллистер, М.С. (2003). Человеческое достоинство и личная свобода в Германии и Соединенных Штатах, как

, изучены на основе основных случаев абортов в каждой стране. Tulsa Journal of Comparative & International Law,

,

, 11, 491–520.

МакКрадден, К.(2008). Человеческое достоинство и судебное толкование прав человека. Европейский журнал

Международного права, 19, 655–724.

МакТаггарт, Д. Т. (2001). Взаимность на улицах: размышления о четвертой поправке и обязанность

сотрудничать с полицией. Обзор права Нью-Йоркского университета, 76, 1233–1258.

McTague, T. (4 марта 2010 г.). Никакого сканирования обнаженного тела… Никакого полета; Первым запретили двух женщин.

Зеркало.

Миле Р. Э. (1975).Ошибка в понимании уголовного преступления: преступление, время которого снова пришло. Юридический университет Флориды

Review, 28, 199–213.

Мейер, М. Дж., И Родитель, У. А. (ред.). (1992). Конституция прав: человеческое достоинство и американские ценности

. Итака: Издательство Корнельского университета.

Уголовное право и философия (2012) 6: 187–205 203

123

Защита чести, достоинства и деловой репутации в системе современного гражданского права

Ключевые слова

Свобода граждан, комплекс прав, Республика Казахстан, честь, достоинство, деловая репутация.

Введение

Общая концепция проблемы

В качестве основных проблем современности можно выделить неразвитость сектора защиты неимущественных прав в Республике Казахстан. Более детальный нормативный анализ позволяет выявить, что нормы Конституции Республики Казахстан демонстрируют приоритет чести, достоинства и деловой репутации, что они действительно являются объектами комплекса неимущественных прав государственной территориальной единицы, которые подлежат конституционной защите наравне со здоровьем граждан (Иманбекова, 2014).Гражданский кодекс также указывает способ их защиты через положение о компенсации морального вреда. При этом ни в одном нормативном акте и даже в разъяснении не говорится, что есть честь, достоинство и деловая репутация отдельно (Кожамбеков и др., 2019).

Честь

Большинство цивилистов выдвигает честь в виде нематериальной характеристики гражданина, которая представляет собой внешнюю оценку его личных качеств, не связанных с деловой репутацией, но предполагающую отношение субъекта к окружающему обществу, включая действия, которые в определенной степени приносят пользу. общество (Батырбаев и др., 2017).

Достоинство

В качестве достоинства те же исследователи выделяют ряд нематериальных характеристик, которые гражданин оценивает самостоятельно или на основании посещения специализированного психотерапевта. Иными словами, достоинство признается как внутренняя, собственная оценка гражданином своего отношения к обществу, миру и к себе в частности (Нартай и др., 2019).

Деловая репутация

Деловая репутация — это комплекс личных нематериальных характеристик, характеризующих определенные деловые качества и отличающих их с точки зрения конкурентоспособности на рынке по сравнению с другими сотрудниками и специалистами аналогичного профиля.Деловая репутация также подчеркивает уровень образования, опыта работы, квалификации, а также конкретные прецеденты, в которых он преодолевает определенные трудности на работе и решает поставленную перед ним задачу (Ордаева и др., 2019).

Оскорбление чести, достоинства и деловой репутации

Индивидуально сформировав и определив каждый предмет, следует учитывать, что такое честь, что стоит и какая деловая репутация, как они могут быть ущемлены в обществе.В нормативном правовом пространстве Республики Казахстан способы нарушения не обозначены (Шалхаров и др., 2019).

Спецификация проблемы

Указывая на проблему, можно констатировать, что в Республике Казахстан защите этих лиц не уделяется должного внимания, в связи с тем, что круг действий, показывающих, как нарушаются права и в какой степени они должны быть защищены. не определен. Таким образом, можно констатировать, что для защиты такого специализированного авторского правового инструмента нужен такой специализированный правовой акт, который, выдавая градацию таковых (Шалхаров и др., 2016).

Введение в подробную спецификацию

Детализируя настоящее, следует отметить конкретные действия оппонентов, наносящие конкретный ущерб составляющим чести, достоинства и деловой репутации (Шалхаров и др., 2016).

Вопрос о важности исследований для современной юриспруденции и человечества в целом

Реальный вопрос защиты чести, достоинства и деловой репутации важен не только для человека, но и для общества.Не только для общества, но и для всего государства в целом (Ямада, 2019). Законодательство Республики Казахстан об общественном здравоохранении и системе здравоохранения предполагает, что качество здоровья — это полный комплекс благополучия физических и психических характеристик граждан (Madrazo, 2009).

Как настоящее исследование связано с ранее проведенным по аналогии

Большинство авторов исследовали этот вопрос только с позиции верховенства закона. В этом исследовании авторы предлагают междисциплинарный подход, включающий нормы этики, морали, где выставляется оценка, которая защищается и реализуется законными способами.

Обзор литературы

Теоретически результаты данного исследования имеют большое значение, так как позволяют расширить границы теоретических познаний в гражданском законодательстве государственной территориальной единицы относительно личных неимущественных конфликтов граждан и организаций по вопросам защиты права на честь, достоинство и деловая репутация (Isidori & Benetton, 2015). Более того, элементы таких компонентов, как честь, достоинство и деловая репутация, имеют большое значение в теоретическом пространстве изучения личных неимущественных свойств индивидов, поскольку они являются неотъемлемыми частями таких компонентов (Melton, 1991).Их отсутствие в тексте гражданского права не означает, что они не должны приниматься во внимание. Напротив, это говорит о том, что для более глубокого и детального рассмотрения свойств этих предметов, для которых настоящее не было упомянуто законодателем ни в одном параграфе гражданского права, целесообразнее рассматривать их в альтернатива (Banerjee & Shogren, 2012). Причем при толковании норм гражданского законодательства учитывается буквальное значение их словесного выражения.А при его отсутствии используется компонент, без которого не имеет смысла применять в пространстве гражданского права государственной территориальной единицы (Levi & Sendroiu, 2019). Практическая значимость диссертационного исследования также более конкретна, поскольку предполагает участие в гражданско-правовом процессе о личных неимущественных правах с целью защиты чести, достоинства и деловой репутации специалистов специального психологического профиля (Monsard, 2008). В наше время участие психологов в процессуальной деятельности — довольно распространенное явление.Однако по большей части они участвуют в уголовных или административных процессах (Swan, 2015). В гражданском судопроизводстве судьи при отправлении правосудия в отношении нематериальных личных неимущественных активов обычно руководствуются внутренними моральными и этическими убеждениями, что в принципе нелогично (Битемиров и др., 2019). Следует отметить, что даже в отношении нематериальных активов есть достаточно веские доказательства (Битемиров и др., 2019). Настоящая стоимость настоящего исследования является наивысшим приоритетом (Kairat et al., 2017).

Методология исследования

Методология изучения официального статуса генома человека с точки зрения современной юриспруденции, этики и морали предполагает использование не только юридических методов, выраженных в дедукции, индукции, абстракции, но и других методов, связанных с междисциплинарным подходом, который включают регрессию, обратную корреляцию и некоторые типы методов авторского права, разработанные самими авторами.

Основное описание методов

Материалы и данные этой статьи были проанализированы с использованием ряда методов, которые помогают выявить междисциплинарные исследования для достижения цели данной статьи.

Правовые методы

В качестве юридических методов за основу были взяты дедукция, индукция и абстракция, которые помогают проанализировать теоретический материал и взаимосвязь предыдущих исследований в этой области между собой и применительно к данной статье.

Удержание

Планетарный переход от большего к меньшему позволяет проанализировать определенную иерархию правовых актов, начиная от конституции и кончая кодексами и законами, а также сужаясь до приказов исполнительных органов в данной области.

Индукция

Induction позволяет проходить конкретное периодическое издание от самого маленького до самого большого. В таком анализе, изучив одну работу, можно извлечь из нее множество других исследований.

Абстракция

Эта методология включает подробные и выборочные манипуляции с нормативными актами, касающимися статуса генома в системе современного законодательства Казахстана.

Статистический анализ

Выявление волеизъявления граждан и позиции общества в вопросе обозначения правового статуса генома человека в правовом пространстве делает необходимым проведение статистических исследований путем создания специализированной анкеты.

Инструменты автора

Для достижения исследовательской цели определения правового статуса генома человека в системе правовых актов созданы специализированные авторские технологии, которые позволяют служить необходимым инструментом для более детального анализа вопроса.

M.J.I — классификатор характера геномных исследований

Предлагаемый авторский механизм позволяет определять и классифицировать геномные исследования по типам операций в различных областях генетики для определения правовой составляющей в каждом из них.

Юридический идентификатор отношения этики и права

Являясь более этичным вопросом, который невозможен без юридического определения, эта тема анализируется с использованием этого специализированного механизма для выявления конкретных аспектов этики и права для определения общего знаменателя — равновесия.

Система соотношения норм действующего законодательства необходимым альтернативным прецедентам

Данная авторская система служит универсальным инструментом для тщательного анализа прецедентов на основе норм действующего законодательства.Подводя итог, положения проверяются с помощью параллельного социально-правового эксперимента с участием двух групп.

Подопытные

Подопытные разделены на две группы, одна из которых не затронута, а вторая еженедельно информируется о последних новостях в области клонирования человека. Однако иногда допускается ложная информация. На какое-то время результат поможет показать позицию общества по этому вопросу, которая является постоянной в этих исследованиях в силу их правовой основы.

Группы

В эксперименте принимают участие две группы: основная, контрольная. В каждой группе количество участников определяется по 10 человек. Одно из необходимых условий — наличие небольшого уровня правового нигилизма в обеих группах.

Гипотезы

В этом исследовании также выдвигаются гипотезы, которые предсказывают определенный результат исследования и оценивают результат определенного действия.

Первичная гипотеза

В случае эффективной защиты чести, достоинства и деловой репутации государство не только обеспечит гражданам более полную и более полную защиту прав и свобод, но и увеличит экономический потенциал на своей территории.

Вторичная гипотеза

Если такие нематериальные объекты, как честь, достоинство и деловая репутация могут быть определены как неимущественные права и реализованы с помощью имущественных инструментов, то такие объекты можно отнести к сфере страхования как таковой.

Третичная гипотеза

Если определять стоимость чести, достоинства и деловой репутации, то на рынке полисов страхования неимущественных прав стоимость таковых может развиваться в хозяйственном обороте.

Степень взаимосвязанности гипотез и дизайна исследования

Дизайн исследования должен быть качественным с элементами когортных методов. Настоящая выборка включает около 5000 респондентов, чтобы указать волю граждан относительно того, какой из выбранных трех компонентов является наиболее приемлемым (Shafa et al., 2015).

Систематизация

После систематизации результатов с использованием определенной кодировки. В результате данного исследования можно отметить ряд положений, которые обозначают и усиливают результаты данного исследования, подтверждая их достоверность и достоверность с помощью специализированных методов анализа и систематизации.

Результаты и обсуждение

На заре 20 века современная юриспруденция уже достигла определенного уровня в формировании системы маневрирования в правоотношениях с участием объектов собственности, но нематериальные активы также имеют высокую ценность и приоритет. Это связано с динамичным уровнем поступательного развития гражданского правосудия в обществе. Будучи демократическим, светским и правовым государством, многие страны стали уделять особое внимание правам и свободам граждан.Собственно, это то, что в первую очередь гарантирует Конституция каждой страны с развитой правовой системой. Соответственно, понятие деловой репутации шире, чем честь и достоинство, поскольку, если честь и достоинство присущи человеку, то деловая репутация может применяться как физическими, так и юридическими лицами. Расширяя статус личности, нельзя не упомянуть такие объективные и субъективные свойства, как правоспособность и дееспособность гражданина.

Эффекты гипотез

Эти гипотезы в принципе можно назвать достаточно эффективными из-за наличия в ней выборки, подчеркивающей обоснованность исследования.

Последствия

В качестве логического завершения всех положений диссертационного исследования стоит отметить, что для достижения единой цели выявления специфики альтернативного страхования чести, достоинства и деловой репутации с учетом теоретической возможности страхования личного неимущественного права путем проверки идентичности этой нормы с концепцией сделки с участием физического лица, чьи неимущественные правовые свойства и нематериальный статус не определены из-за неопределенности возможности отображения материала.

Теоретические последствия

В качестве теоретической основы исследования большее предпочтение было отдано зарубежным источникам, истоки которых нашли отражение в диссертационных материалах исследований, проведенных в странах СНГ, поскольку правовые системы стран СНГ в большей степени идентичны правовой системе Казахстана, чем правовой системе Казахстана. правовые системы Западной Европы и США.

Практические последствия

В качестве практической базы исследования проводилась работа со страховыми агентами, действующими на территории государственной территориальной единицы в профессиональной сфере.Больше предпочтения было отдано судебным органам для разъяснения своего отношения к такому альтернативному разрешению споров, связанных с неимущественными отношениями в защиту чести, достоинства и деловой репутации.

Общая классификация объективных и субъективных свойств гражданина в пространстве взаимодействия с элементами гражданско-правовых отношений

Характеристика правового статуса личности по отношению к обществу

Разница между честью и деловой репутацией действительно не велика.Если честь подразумевает общее мнение взаимодействующих субъектов об общих человеческих качествах субъекта, то деловая репутация — это субъективная оценка других в профессиональных отношениях деловых качеств организации (Битемиров и др., 2018).

Объекты собственности гражданина и правовые основы их защиты

Помимо этих профессиональных качеств при формировании общей деловой репутации существуют еще и личные качества, связанные с профессиональными свойствами субъекта.Именно эти два типа элементов включают каждый элемент в отдельности и формируют общую оценку деловой репутации работающего объекта. Помимо прочего, именно на основе этих элементов можно формировать потенциальную ценность деловой репутации в случаях разного рода конфликтов.

Парадигма выражения материальных активов в нематериальных компонентах

Обобщая анализ всех семи критериев психологического здоровья, приведенных в уставах Всемирной организации здравоохранения, следует отметить, что правовой анализ каждого из элементов такого компонента невозможен без целостного понимания сути, основанного на о логической формулировке идентификационных свойств.

Заключение и рекомендации

В заключение актуально отметить, что честь, достоинство и деловая репутация — это огромная часть нашей личности, которая должна быть безупречно защищена современным законодательством, а это означает, что государство всегда должно развиваться в соответствии с законодательством, касающимся чести, достоинства и деловой репутации каждый год, находя что-то уникальное, например авторские законодательные инструменты и инструменты. Гражданское законодательство Республики Казахстан не содержит каких-либо положений и вопросов для повышения законодательного уровня системы защиты чести, достоинства и деловой репутации в современном Гражданском кодексе, что означает возможность обновления Гражданского кодекса Республики Казахстан в этом секторе.

Благодарности

Данное исследование проводилось не только одним автором, но и группой лиц при участии научных руководителей докторанта Бердыбаева Н., к.э.н. »Факультета социальных наук Международного казахстанско-турецкого университета имени Х.А. Ясави. Также важно отметить, что вся теоретическая и эмпирическая часть исследования является собственностью ТОО «Кайнар Консолидейтед Груп», а именно собственностью Шалхарова Ернара Сайлаубековича, который любезно предоставил мне право использовать и публиковать его данные сроком на 2 года. годы.

Список литературы

Банерджи, П., и Шогрен, Дж. Ф. (2012). Материальные интересы, моральная репутация и вытеснение защиты видов на частной земле. Журнал экономики и менеджмента окружающей среды, 63 (1), 137-149.

Батырбаев Н.М., Жамбас М., Косанов Б. (2017). К проблеме совершенствования экологического законодательства. Журнал наук о жизни, 10 (12), 339-342.

Битемиров К., Абдучаримова З., Бижан Н., Эсеналиев А., Пошанов Н., Калканова З.(2019). Особенности возмещения ущерба, причиненного природным ресурсам в Казахстане. Журнал перспективных исследований в области права и экономики, 9 (4), 1169-1175.

Битемиров К., Сабир А., Рустемова Г., Кошкинбаева А., Бижанова А., Медетов А., Скакова А., Кусаинова Л. (2019). Роль международных конвенций и пактов в достижении экономической и экологической справедливости: концептуальный обзор. Журнал по правовым, этическим и нормативным вопросам, 22 (2), 1-9.

Битемиров, К., Сабир, А., Есимхулов, С., Накипов, Б., и Медетов, А. (2018). Законодательная и институциональная база для управления трансграничными водными ресурсами в Казахстане. Журнал по правовым, этическим и нормативным вопросам, 21 (3), 1-9.

Иманбекова М.М. (2014). Использование зарубежного опыта при формировании системы государственного регулирования инновационной деятельности предприятий Республики Казахстан. Всемирный журнал прикладной науки, 30 (5), 630-634.

Исидори, Э., и Бенеттон, М.(2015). Спорт как образование: между достоинством и правами человека. Социальные и поведенческие науки, 197 (1), 686-693.

Кайрат Б., Нурбол Б., Гульзипа Д., Акылбек И., & Актолкын М. (2017). Юридическое значение страхования чести, достоинства и бизнеса с позиции гражданского права Республики Казахстан и его место в системе юридического образования. Международный журнал прикладных деловых и экономических исследований, 15 (16), 359-371.

Кожамбеков Д., Батырбаев Н., Накипов Б., Молдалиев М., Алаева Г. (2019). Становление Казахстана как светского государства: правовые аспекты. Opcion, 35 (88), 154-176.

Леви Р., Сендройу И. (2019). Моральные претензии и возмещение после злодеяний: экономия ценности в разных политических культурах в судебных процессах швейцарских банков в связи с Холокостом. Поэтика, 73 (1), 45-60.

Мадрасо, А. (2009). Эволюция законов Мехико об абортах: от общественной морали к женской автономии. Международный журнал гинекологии и акушерства, 106 (3), 266-269.

Мелтон, Дж. Б. (1991). Сохранение достоинства детей во всем мире: Конвенция ООН о правах ребенка. Жестокое обращение с детьми и безнадзорность, 15 (4), 343-350.

Монсар, Дж. (2008). Некоторые законодательные аспекты достоинства. Агрессия и агрессивное поведение, 5 (8), 16-34.

Нартай А., Шалхаров Ю., Битемиров К., Иманбекова М., Эрназаров Г. (2019). Вопросы правовой идентификации статуса генома человека. Opcion, 35 (88), 253-279.

Ордаева, А.З., Жумагулова С.Р., Шалхаров Ю.С., Битемиров К.Т., Бекбосынов Ю.Т., Куздеуова Л. (2019). Правовые типы сталкеров на основе анализа сопоставления правовых переменных с данными психологии, социологии и виктимологии. Журнал по правовым, этическим и нормативным вопросам, 22 (4), 1-12.

Шафа С., Харинк Ф., Эллемерс Н. и Берсма Б. (2015). Регулирование чести перед лицом оскорблений. Международный журнал межкультурных отношений, 47 (1), 158-174.

Шалхаров Ю., Батырбаев Н., Дусипов Ю. (2016). Защита потребителей медицинских услуг в договорных отношениях по данным рассмотрения претензий в динамике 10 лет. Журнал социальных наук, 11 (15), 3758-3764.

Шалхаров Ю., Батырбаев Н., Дусипов Ю., Мацкова А. (2016). Правовой гражданский характер взаимоотношений медицинских работников и пациентов с позиций потребительского законодательства Казахстана. Журнал фармацевтических, биологических и химических наук, 1 (1), 2251-2263.

Шалхаров Ю., Ордаева А., Иманбекова М. (2019). Официальный статус вторжения преследователя (сталкера) в личное пространство граждан по причине навязчивого преследования с позиций современной юриспруденции. Opcion, 88 (3), 364-393.

Лебедь, А. (2015). Деловая репутация как основа. Агрессия и агрессивное поведение, 14 (3), 314-325.

Ямада, округ Колумбия (2019). О гневе, шоке, страхе и травме: терапевтическая юриспруденция как ответ на отрицание достоинства в государственной политике.Международный журнал права и психиатрии, 63 (2), 35-44.

Кодекс медицинской этики Американской медицинской ассоциации

Ochsner J. 2003 Spring; 5 (2): 6–10.

Copyright Ochsner Clinic и Alton Ochsner Medical Foundation Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Кодекс медицинской этики Американской медицинской ассоциации (AMA) состоит из трех компонентов:

  1. Принципы медицинской этики

  2. Этические заключения Совета по этическим и судебным вопросам

  3. Отчеты Совета по этическим и судебным вопросам.

Первые два из них содержатся в Кодексе медицинской этики — текущие мнения, публикуемом раз в два года (1). Новые мнения, публикуемые дважды в год на заседаниях Палаты делегатов AMA, доступны на веб-сайте Совета по этическим и судебным вопросам (CEJA) (www.ama-assn.org/go/ceja) и в политике электронной базы данных AMA. Finder. Отчеты доступны отдельно.

ИСТОРИЯ

Клятва Гиппократа, краткое изложение принципов поведения врачей, датируется V веком до нашей эры.Его заявления защищают права пациента и обязывают врача добровольно вести себя альтруистично по отношению к пациентам. Он был изменен в 10-м или 11-м веке нашей эры, чтобы исключить упоминание языческих божеств, и широко используется в различных формах для обозначения вступления в медицинскую профессию в начале медицинской школы или после ее окончания, чтобы служить руководством к идеальному поведению для врачей.

В 1803 году Томас Персиваль, английский врач и философ, опубликовал Кодекс медицинской этики, описывающий профессиональные обязанности и идеальное поведение по отношению к больницам и другим благотворительным организациям (2).На первом заседании AMA в Филадельфии, штат Пенсильвания, в 1847 году, двумя основными пунктами повестки дня были установление этического кодекса и перечень минимальных требований к медицинскому образованию и обучению (3). Кодекс этики, принятый на этой встрече, во многом опирался на медицинскую этику Персиваля.

ПРИНЦИПЫ МЕДИЦИНСКОЙ ЭТИКИ

Первоначальный Кодекс 1847 года сохранил свою форму, содержание и принципы после пересмотров в 1903, 1912 и 1947 годах. В Принципах было внесено существенное изменение с целью различения медицинского этикета и медицинской этики. Медицинской этики, принятой AMA в 1957 г.Этот документ содержал всего 10 коротких разделов, предназначенных для лаконичного выражения основных концепций его предшественника (Приложение A). (4).

Пересмотр Принципов 1980 г. представляет собой попытку сбалансировать динамическое напряжение между профессиональными стандартами и требованиями законодательства (5). Это произошло в среде судебных исков, в конечном итоге неблагоприятных для AMA, когда было принято решение о том, что его политика и действия, исключающие ассоциации между врачами и хиропрактиками, представляют собой антиконкурентное поведение (6).Раздел 3 Принципов 1957 года гласил: «Врач должен практиковать метод исцеления, основанный на научной основе; и он не должен добровольно вступать в профессиональные отношения с кем-либо, кто нарушает этот принцип ». В Принципах 1980 года это было заменено Принципом V: «Врач должен продолжать изучать, применять и продвигать научные знания, предоставлять соответствующую информацию пациентам, коллегам и общественности, получать консультации и использовать таланты других специалистов здравоохранения, когда это показано. »(5).А в Принципе VI появляется утверждение: «Врач… волен выбирать… с кем сотрудничать…». Принципы 1980 года также ввели гендерный нейтралитет, заменив «он» и «его» на «врача» и «врача» (Приложение B). (5).

В редакцию Принципов медицинской этики 2001 г. добавлены два новых принципа. Подчеркивается, что врач, ухаживая за пациентом, считает ответственность перед пациентом превыше всего. Другой утверждает, что врачи должны поддерживать доступ к медицинской помощи для всех людей (7).Принципы 2001 г. представлены в Приложении C.

ЭТИЧЕСКИЕ МНЕНИЯ СОВЕТА ПО ЭТИЧЕСКИМ И СУДЕБНЫМ ВОПРОСАМ (CEJA)

Принципы медицинской этики предназначены для широкого рассмотрения элементов этического поведения и могут изменяться нечасто; «(Они) не законы, а стандарты поведения, которые определяют основы достойного поведения врача» (1). Этические заключения CEJA представляют собой применение Принципов к конкретным вопросам и сферам профессиональной деятельности.Среда медицинской практики постоянно меняется, и этические мнения CEJA часто пересматриваются в свете новой профессиональной деятельности, новых технологий и процедур, а также социально-экономических изменений в организации медицинской практики. Мнения сгруппированы по следующим разделам:

  • 1.0 Введение

  • 2.0 Мнения по вопросам социальной политики

  • 3.0 Мнения по межпрофессиональным отношениям

  • 4.0 Мнения о взаимоотношениях с больницами

  • 5.0 Мнения о конфиденциальности, рекламе и коммуникациях Отношения со СМИ

  • 6.0 Мнения о сборах и сборах

  • 7.0 Мнения о врачебных записях

  • 003

    66 8.0 Мнения о практике 9

  • 9.0 Мнения о профессиональных правах и обязанностях

  • 10.0 Мнения о взаимоотношениях пациента и врача

ОТЧЕТЫ СОВЕТА ПО ЭТИЧЕСКИМ И ЮРИДИЧЕСКИМ ВОПРОСАМ

Отчеты CEJA содержат обсуждение конкретных этических политик и рекомендуют их проблема, на которую направлен отчет.Они инициируются, когда новые вопросы или проблемы не охвачены должным образом существующими этическими мнениями, например: клонирование; когда нет ясности в отношении того, как существующая этическая политика должна применяться к новым ситуациям, например управляемый уход; когда существующая политика ставится под сомнение профессией; или когда изменения в среде практики требуют пересмотра предыдущих мнений.

Как правило, темы, рассматриваемые для изучения CEJA, представляются на открытом форуме на проводимых раз в два года заседаниях Палаты делегатов AMA с заранее распространенной повесткой дня.Заинтересованным лицам предоставляется возможность внести свой вклад и дать совет по темам. Для изучения отбираются те предметы, которые вызывают интерес или споры.

Другие вопросы, стимулирующие изучение и выпуск отчета, передаются Палатой делегатов или Попечительским советом. Отчеты CEJA включают углубленное изучение элементов рассматриваемой проблемы. Проекты предлагаемых отчетов часто рассматриваются этическими или техническими консультантами или другими советами AMA для получения комментариев из их области знаний.Отчеты CEJA обсуждаются в Контрольных комитетах Палаты делегатов перед их представлением в Палату делегатов. Палата может принять отчет CEJA, отклонить его или вернуть для дополнительного изучения и проверки, но не может вносить поправки в отчет. После принятия отчета рекомендации отчета формируют основу для этического заключения CEJA, которое выносится на следующем заседании Палаты делегатов.

СОВЕТ ПО ЭТИЧЕСКИМ И СУДЕБНЫМ ВОПРОСАМ

В грубой аналогии между структурой AMA и Федерального правительства, должностные лица и Совет попечителей составляют исполнительную власть; Палата делегатов законодательной власти; и CEJA — судебная власть.Надзор за Кодексом медицинской этики возложен на CEJA, которому поручено интерпретировать Принципы медицинской этики, а также выпускать и обнародовать Заключения по этическим вопросам. Его мнения не подлежат утверждению всенародным голосованием Палаты делегатов. Кроме того, CEJA отвечает за толкование конституции и подзаконных актов AMA. Он обладает первоначальной юрисдикцией по всем вопросам, касающимся членства, разногласий по конституции и подзаконным актам, а также по Принципам медицинской этики, в которых участвует AMA, а также в разногласиях между двумя или более государственными медицинскими ассоциациями или их членами.Он обладает апелляционной юрисдикцией в вопросах права и процедуры, но не в спорах между составляющей ассоциацией и одним или несколькими составляющими ее обществами, а также между членом или членами составляющего общества и этим обществом.

Ежегодно каждый новый президент AMA представляет кандидата на членство в CEJA Палате делегатов, которая может принять или отклонить, но не предложить других кандидатов. Члены служат в течение 7 лет и не могут занимать другие должности в AMA в течение срока своих полномочий.Членство, помимо семи старших врачей, включает в себя участника-резидента и участника-медика, каждый из которых имеет право на трехлетний срок, если они находятся в категории резидента или студента-медика. Запрещение занимать должности, работать в других советах или комитетах AMA или представлять какие-либо ассоциации в Палате делегатов направлено на деполитизацию CEJA и обеспечение того, чтобы этическая политика AMA не подвергалась изменениям в ходе всенародного голосования. Совет избирает своего председателя и заместителя председателя.

CEJA ограничивает свои этические заявления действиями и поведением врачей, а Кодекс медицинской этики AMA не ставит своей целью устанавливать стандарты или обеспечивать руководящие принципы этического поведения для других медицинских работников, медицинских учреждений, покупателей или поставщиков страховых продуктов или тех, кто производить лекарства или медицинское оборудование. Это дает некоторые ограничения в нашу эпоху, когда силы, влияющие на уход за пациентами, находятся под все большим влиянием правительства, сложных медицинских организаций, страховых компаний и промышленности.Ясно, что этические предписания для врачебной деятельности и поведения в равной степени применимы как к одному врачу, так и к практике, состоящей из двух или трех врачей. Гораздо менее ясно, что эти предписания применимы к 500 врачам в практике, управляемой корпоративной структурой, и взаимосвязь между ожиданиями от поведения врача и организационным поведением остается проблемой, которую необходимо решить в будущих редакциях Кодекса медицинской этики AMA.

Проблемы, рассмотренные в последние годы в отчетах CEJA и последующих этических заключениях, включают генетическое тестирование, аспекты клонирования человека, конфликты интересов в клинических испытаниях, этические соображения при поощрении донорства трупных органов для трансплантации, взаимодействие с фармацевтическими препаратами и их побуждения. промышленность медицинского оборудования, электронное общение с пациентами, а также вопросы конфиденциальности и конфиденциальности личной медицинской информации пациентов.На этические политики AMA по этим темам можно ссылаться на веб-сайте CEJA или с помощью средства поиска политик AMA.

Недавнее мероприятие — составление, утверждение и обнародование Декларации о профессиональной ответственности (Приложение D). (8). Этот документ, задуманный в связи с опасениями, возникшими после катастрофы 11 сентября 2001 года, предлагает пациентам обещание, что медицинская профессия будет доступна для них в трудные времена. Декларацию ратифицировали почти 100 государственных и специализированных медицинских ассоциаций.AMA в настоящее время представляет его организациям, представляющим врачей из других стран, для рассмотрения и поддержки.

Приложение A Принципы медицинской этики Американской медицинской ассоциации (1957 г.) (4).

Эти принципы предназначены для помощи врачам индивидуально и коллективно в поддержании высокого уровня этичного поведения. Это не законы, а стандарты, по которым врач может определять уместность своего поведения в отношениях с пациентами, коллегами, представителями смежных профессий и общественностью.

Раздел 1. Основная цель медицинской профессии — служить человечеству при полном уважении человеческого достоинства. Врачи должны заслужить доверие пациентов, которым доверена их помощь, оказывая каждому полную меру служения и преданности.

Раздел 2. Врачи должны постоянно стремиться к совершенствованию медицинских знаний и навыков, а также должны предоставлять своим пациентам и коллегам преимущества своих профессиональных достижений.

Раздел 3.Врач должен практиковать метод исцеления, основанный на научной основе; и он не должен добровольно вступать в профессиональные отношения с кем-либо, кто нарушает этот принцип.

Раздел 4. Медицинский работник должен защищать общественность и себя от врачей, не обладающих моральными качествами или профессиональной компетентностью. Врачи должны соблюдать все законы, отстаивать достоинство и честь своей профессии и соглашаться с принятыми ими самими дисциплинами. Они должны без колебаний разоблачать незаконное или неэтичное поведение коллег по профессии.

Раздел 5. Врач может выбрать, кому он будет служить. Однако в экстренных случаях он должен оказывать услуги в меру своих возможностей. Взяв на себя заботу о пациенте, он не может пренебрегать им; и если он не был уволен, он может прекратить свои услуги только после надлежащего уведомления. Он не должен выпрашивать пациентов.

Раздел 6. Врач не должен распоряжаться своими услугами на условиях, которые имеют тенденцию мешать или затруднять свободное и полное осуществление его медицинских суждений и навыков или имеют тенденцию вызывать ухудшение качества медицинской помощи.

Раздел 7. В медицинской практике врач должен ограничивать источник своего профессионального дохода медицинскими услугами, которые он или под его наблюдением фактически оказывает своим пациентам. Его гонорар должен быть соизмерим с предоставленными услугами и платежеспособностью пациента. Он не должен ни платить, ни получать комиссию за направление пациентов. Лекарства, лечебные средства или приспособления могут отпускаться или предоставляться врачом при условии, что это отвечает наилучшим интересам пациентов.

Раздел 8.Врач должен обратиться за консультацией по запросу; в сомнительных или сложных случаях; или всякий раз, когда кажется, что это может улучшить качество медицинских услуг.

Раздел 9. Врач не имеет права раскрывать доверие, доверенное ему в ходе медицинского обслуживания, или недостатки, которые он может наблюдать в характере пациентов, если это не требуется по закону или если это не становится необходимым по порядку. для защиты благополучия человека или общества.

Раздел 10.Уважаемые идеалы медицинской профессии подразумевают, что обязанности врача распространяются не только на человека, но и на общество, где эти обязанности заслуживают его интереса и участия в деятельности, направленной на улучшение как здоровья, так и благополучия человека. личность и сообщество.

Приложение B Принципы медицинской этики Американской медицинской ассоциации (1980) (5)

Преамбула:

Медицинские работники давно подписались под совокупностью этических заявлений, разработанных в первую очередь в интересах пациента.Как представитель этой профессии, врач должен осознавать ответственность не только перед пациентами, но и перед обществом, перед другими специалистами в области здравоохранения и перед собой. Следующие ниже принципы, принятые Американской медицинской ассоциацией, являются не законами, а стандартами поведения, которые определяют основы достойного поведения врача.

  • I. Врач должен оказывать компетентные медицинские услуги с состраданием и уважением к человеческому достоинству.

  • II.Врач должен честно обращаться с пациентами и коллегами и стремиться разоблачать тех врачей, которые обладают недостаточным характером или компетенцией или которые участвуют в мошенничестве или обмане.

  • III. Врач должен уважать закон, а также осознавать ответственность за внесение изменений в те требования, которые противоречат интересам пациента.

  • IV. Врач должен уважать права пациентов, коллег и других специалистов в области здравоохранения и должен охранять доверие пациентов в рамках ограничений, установленных законом.

  • V. Врач должен продолжать изучать, применять и продвигать научные знания, предоставлять соответствующую информацию пациентам, коллегам и общественности, получать консультации и использовать таланты других специалистов здравоохранения, когда это показано.

  • VI. При оказании надлежащей помощи пациенту, за исключением экстренных случаев, врач должен иметь право выбирать, кому служить, с кем сотрудничать и в каких условиях оказывать медицинские услуги.

  • VIII. Врач должен осознавать ответственность за участие в деятельности, способствующей улучшению общества.

Приложение C Принципы медицинской этики Американской медицинской ассоциации (2001) (7)

Преамбула:

Медицинские работники давно подписались под совокупностью этических заявлений, разработанных в первую очередь в интересах пациента. Как представитель этой профессии, врач должен осознавать ответственность в первую очередь перед пациентами, а также перед обществом, перед другими профессионалами в области здравоохранения и перед собой.Следующие ниже принципы, принятые Американской медицинской ассоциацией, являются не законами, а стандартами поведения, которые определяют основы достойного поведения врача.

  • I. Врач должен оказывать квалифицированную медицинскую помощь с состраданием и уважением к человеческому достоинству и правам.

  • II. Врач должен поддерживать стандарты профессионализма, быть честным во всех профессиональных взаимодействиях и стремиться сообщать соответствующим организациям о врачах с недостаточным характером или компетенцией, а также об участии в мошенничестве или обмане.

  • III. Врач должен уважать закон, а также осознавать ответственность за внесение изменений в те требования, которые противоречат интересам пациента.

  • IV. Врач должен уважать права пациентов, коллег и других медицинских работников, а также охранять конфиденциальность и конфиденциальность пациентов в рамках ограничений, установленных законом.

  • V. Врач должен продолжать изучать, применять и продвигать научные знания, сохранять приверженность медицинскому образованию, предоставлять соответствующую информацию пациентам, коллегам и общественности, получать консультации и использовать другие таланты в области здравоохранения. профессионалы при наличии показаний.

  • VI. При оказании надлежащей помощи пациенту, за исключением экстренных случаев, врач должен иметь право выбирать, кому служить, с кем сотрудничать и в каких условиях оказывать медицинскую помощь.

  • VII. Врач должен осознавать ответственность за участие в деятельности, способствующей улучшению общества и улучшению здоровья населения.

  • VIII. Врач, ухаживая за пациентом, считает ответственность перед пациентом превыше всего.

  • IX. Врач должен поддерживать доступ к медицинской помощи для всех людей.

Приложение D Декларация о профессиональной ответственности (8)

Преамбула:

Никогда в истории человеческой цивилизации благополучие каждого человека не было так неразрывно связано с благополучием всех остальных. Чумы и пандемии не признают национальных границ в мире глобальной торговли и путешествий. Войны и террористические акты привлекают невинных в качестве комбатантов и отмечают мирных жителей в качестве целей.Успехи медицинской науки и генетики, обещая великое благо, также могут быть использованы как агенты зла. Беспрецедентный масштаб и непосредственность этих универсальных проблем требуют согласованных действий и ответных действий со стороны всех. Как врачи, мы связаны в своей реакции общим наследием заботы о больных и страдающих. На протяжении веков отдельные врачи выполняли это обязательство, применяя свои навыки и знания компетентно, самоотверженно, а иногда и героически. Сегодня наша профессия должна подтвердить свою историческую приверженность борьбе с природными и антропогенными посягательствами на здоровье и благополучие человечества.Только действуя сообща, преодолевая географические и идеологические различия, мы можем преодолеть такие мощные угрозы. Человечество — наш пациент.

Декларация

Мы, члены мирового сообщества врачей, торжественно обязуемся:

  1. Уважать человеческую жизнь и достоинство каждого человека.

  2. Воздерживаться от поддержки или совершения преступлений против человечности и осудить все такие действия.

  3. Обращайтесь с больными и ранеными компетентно, с состраданием и без предубеждений.

  4. Применяйте наши знания и навыки, когда это необходимо, хотя это может подвергнуть нас риску.

  5. Защищать частную жизнь и конфиденциальность тех, о ком мы заботимся, и нарушать эту конфиденциальность только в том случае, если ее сохранение серьезно угрожает их здоровью и безопасности или здоровью других.

  6. Свободно работайте с коллегами, чтобы открывать, развивать и продвигать достижения в медицине и общественном здравоохранении, которые облегчают страдания и способствуют благополучию людей.

  7. Просвещать общественность о настоящих и будущих угрозах здоровью человечества.

  8. Защитник социальных, экономических, образовательных и политических изменений, которые облегчают страдания и способствуют благополучию людей.

  9. Обучайте и наставляйте тех, кто следит за нами, потому что они — будущее нашей заботливой профессии.

Мы даем эти обещания торжественно, свободно и с учетом нашей личной и профессиональной чести.

Др.Риддик — почетный генеральный директор Фонда клиники Окснера. Он был членом Совета по этическим и судебным вопросам Американской медицинской ассоциации в 1995–2002 гг. И был его заместителем в 1999–2001 гг. И председателем в 2001–2002 гг.

Ссылки

  • Совет по этическим и судебным вопросам. Кодекс медицинской этики — текущие мнения, издание 2002–2003 гг. 2001 г. Чикаго: Американская медицинская ассоциация. [Google Scholar]
  • Пеллегрино Э. Д. Этика Томаса Персиваля: этика, лежащая в основе этикета.1985: 1–52. В: Томас Персиваль, Медицинская этика. Бирмингем, Алабама: Классическая библиотека медицины. [Google Scholar]
  • Бейкер Р. Б. Американская революция в медицинской этике. 1999: 17–51. В: Бейкер РБ. Американская революция в медицинской этике. Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса. [Google Scholar]
  • Американская медицинская ассоциация. Принципы врачебной этики. Приложение F. 1957: 355–257. В: Бейкер РБ. Американская революция в медицинской этике. Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса.[Google Scholar]
  • Американская медицинская ассоциация. Принципы медицинской этики (1980) 2000 В: Совет по этическим и судебным вопросам. Кодекс медицинской этики — текущие заключения, издание 2000–2001 гг., Xiv. Чикаго: Американская медицинская ассоциация. [Google Scholar]
  • Уилк против Американской медицинской ассоциации. 1984 735 F. 2d 217, 219, серт. denied, 467 U. S. 1210. [Google Scholar]
  • Американская медицинская ассоциация. Принципы медицинской этики. 2000 В: Совет по этическим и судебным вопросам.Кодекс медицинской этики — текущие заключения, издание 2000–2001 гг., Xiv. Чикаго: Американская медицинская ассоциация. [Google Scholar]
  • Американская медицинская ассоциация.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *