Статья 450 гражданского кодекса российской федерации: Статья 450. Основания изменения и расторжения договора

Содержание

Как собственникам расторгнуть договор с управляющей организацией?

Как собственникам расторгнуть договор с управляющей организацией?

Договор управления многоквартирным домом изменяется и (или) расторгается в порядке, установленном гражданским законодательством (ч. 8 ст. 162 Жилищного кодекса РФ).

Гражданское законодательство допускает одностороннее изменение и расторжение договора, если это предусмотрено законом или договором. В случае одностороннего отказа от договора, когда такой отказ допускается законом, договор считается расторгнутым (п. 4 ст. 450, п. 2 ст. 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с Жилищным кодексом РФ собственники помещений в многоквартирном доме вправе в любое время выбрать и изменить способ управления своим домом.

В этих целях необходимо организовать и провести общее собрание собственников помещений в соответствующем многоквартирном доме. На общем собрании необходимо принять решение об изменении способа управления домом или о выборе иной управляющей организации, с которой будет заключен договор управления на вновь утвержденных условиях. По результатам проведения общего собрания обязательно оформляется протокол общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме.

Рекомендуемые формы документов, используемых для проведения общего собрания собственников в очно-заочной форме можно скачать перейдя по ссылке.

Однако, принятия решения о смене управляющей организации или способа управления не достаточно.

В соответствии с п. 1 ст. 450.1 Гражданского кодекса Российской Федерации предоставленное Гражданским кодексом Российской Федерации, другими законами, иными правовыми актами или договором право на односторонний отказ от договора (исполнения договора) (статья 310) может быть осуществлено управомоченной стороной путем уведомления другой стороны об отказе от договора (исполнения договора).

Это значит, что собственники помещений многоквартирного дома, являясь стороной заключенного договора управления многоквартирного дома, обязаны уведомить о расторжении договора управления действующую управляющую организацию, для чего в адрес такой организации направляется уведомление о расторжении договора управления с приложением копии протокола общего собрания собственников помещений. Во избежание разногласий, рекомендуется направлять такое уведомление заказным почтовым отправлением с описью вложения, позволяющим подтвердить факт его вручения адресату.

Рекомендуемую форму уведомления управляющей организации можно скачать перейдя по ссылке.

В этом случае договор управления многоквартирным домом прекращает свое действие в сроки, предусмотренные условиями действующего договора управления многоквартирным домом. Если в договоре такие сроки не определены, он прекращает свое действие в сроки, предусмотренные гражданским законодательством. 

Управляющая организация, с которой договор расторгается, обязана продолжать управление многоквартирным домом до дня, с которого вновь выбранная управляющая организация будет вправе приступить к управлению домом или до дня реализации вновь выбранного способа управления домом.

В случае выбора собственниками помещений непосредственного способа управления требуется заключение договоров оказания услуг по содержанию и (или) выполнению работ по ремонту общего имущества.


Практика применения п. 5 ст. 450. ГК РФ о подтверждении договора как основании для блокирования права на отказ от договора

Введение

Пункт 5 ст. 450.1 ГК РФ относится к числу норм, содержание которых получило различные толкования в юридической литературе. В соответствии с ним «в случаях, если при наличии оснований для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ по тем же основаниям не допускается».

Причина разночтений коренится в ответе на вопрос, о чем идет речь в тексте нормы: о преломлении правила эстоппель или о частном случае отказа от права. Так как первый из названных институтов является относительно новым для российской юридической практики, а обсуждение второго провоцирует самостоятельные доктринальные споры вокруг толкования п. 2 ст. 9 ГК РФ (и ряда других норм Кодекса), очевидно, что правильное использование и раскрытие потенциала п. 5 ст. 450.1 ГК РФ становится делом нелегким. Ситуацию не облегчает отсутствие как специальных разъяснений в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, так и просто заметной практики высшей судебной инстанции по данной проблеме.

Цель настоящей работы состоит не в отыскании окончательных ответов на поставленные в литературе вопросы, а лишь в выявлении и оценке тенденций, характерных для судебной практики, накопившейся за несколько лет после введения ст. 450.1 ГК РФ в действие.
 

1. Сфера применения

1.1. Поведение лица после расторжения договора

В первую очередь стоит обратить внимание на понимание судами той совокупности фактических обстоятельств, при наличии которой может применяться норма п. 5 ст. 450.1 ГК РФ. Буквальное ее толкование наводит на мысль, что сторона договора, тем или иным образом подтвердившая свою заинтересованность в нем (подтвердившая действие договора) в ситуации, когда имеется основание для заявления отказа от договора, теряет право на последующее такое заявление по тем же основаниям. Таким образом, подтверждение должно состояться до фактического заявления отказа, правовые последствия которого, будь он все же совершен, не наступают

Существенное нарушение договора как основание изменения и расторжения гражданско-правового договора



В качестве основания для расторжения или изменения гражданско-правового договора в судебном порядке по требованию одной из сторон такого договора является существенное нарушение контрагентом условий соглашения (подп. 1 п. 2 и п. 3 ст. 450 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ)) [2]. Согласно определению Конституционного Суда Российской Федерации [9], данное положение направлено на защиту прав лица при нарушении договора его контрагентом. Нормы права, регулирующие соответствующие правоотношения, нашли своё отражение в п. 2 ст. 450 ГК РФ. Абзац 4 пункта 2 данной статьи даёт определение «существенности нарушения условий договора». Под существенным нарушением договора нужно понимать такое нарушение договора его участником, которое влечёт для его контрагента такой ущерб, что он в значительной степени лишается того, на что был в праве рассчитывать. В данном случае понятие «ущерба» включат в себя как реальный ущерб, так и упущенную выгоду [12, с. 23].

Существенность нарушения договора заключается не в размере ущерба, который был причинён неисполнением или ненадлежащим исполнением договора одной из сторон, а в определении разницы между тем, на что сторона рассчитывала при заключении договора, и встречным предоставлением, которое было сделано ей контрагентом [12, с. 24]. Иными словами, существенным будет такое нарушение, которое не позволило стороне достичь цели соответствующего соглашения [11, с. 149–151].

В цивилистике существует позиция, согласно которой определение «существенного нарушения», данное в ст. 450 ГК РФ, не является достаточно полным. Так, по мнению А. Г. Карапетова, определение, указанное в ст. 450 ГК РФ, носит обобщающий характер без соответствующего уровня детализации [6, с. 212]. Так, считаем разумным привести определение существенного нарушения договора, данного в ст. 25 Венской Конвенции от 11 апреля 1980 г.: «Нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его» [7]. Приведённое определение более полно раскрывает понятие существенности нарушения договора, придаёт ему более конкретизированный вид. Оно дополняет определение, данное в ГК РФ, следующими моментами. Во-первых, нарушившая договор сторона должна предвидеть не само нарушение договора, а предполагать возможный результат, последствия такого нарушения в случае его наступления и, во-вторых, нарушившая договор сторона (или лицо, действующее от её имени) должны быть так называемыми разумными лицами [12, с. 26]. Во избежание пробелов, отметим, что под разумным лицом в гражданском праве следует понимать дееспособное лицо, обладающее средним или высоким уровнем интеллекта, который позволяет им действовать так, как действовало бы большое количество других физических лиц [1, с. 240–250]. Однако, критерий «предвидения» не нашёл своего отражения в ГК РФ, в связи с чем даже отсутствие у нарушителя возможности предвидеть возможные последствия нарушения соответствующего соглашения не лишает кредитора предъявить в суд требование об изменении или расторжении такого договора.

В качестве дополнительного элемента к определению существенного нарушения можно отметить обязанность нарушителя договора предвидеть только такие последствия нарушения договора, которые являются наиболее распространёнными для соответствующего вида правонарушения, т. е. нарушитель должен основываться на обстоятельствах конкретного дела и не должен просчитывать все возможные последствия того или иного события [12, с. 26]. На наш взгляд, такое дополнение должно найти отражение в гражданском законодательстве РФ. Оно имеет большое значение для института существенного нарушения договора. Данное положение предусматривает определённую защиту стороны, нарушившей договор от возможных злоупотреблений со стороны недобросовестного контрагента и, соответственно, от затрат по ликвидации возможных издержек.

Следует отметить, что признание факта наличия существенного нарушения договора не может служить основанием для его расторжения, если такое нарушение устранено в разумный срок [5, с. 255]. В таком случае критерий существенности в нарушении договора стороной не может быть применим, так как сроки, указанные в условиях договора, будут соблюдены, предмет договора не потеряет своей актуальности для контрагентов ввиду устранения нарушения, негативно повлиявшего на него. Иными словами, условия договора будут соблюдены после того, как сторона соглашения устранит соответствующие нарушения. Однако, каким должно быть поведение нарушителя договора, если во время устранения им таких нарушений управомоченная сторона воспользовалась своим правом на подачу соответствующего требования о расторжении договора в суд. Данная ситуация представляется возможной по причине того, что приведённое выше определение не налагает такого запрета для управомоченного лица. Нам кажется, что в данном случае идеальным, положительным вариантом будет решение суда о том, что договор не может быть расторгнут в силу возможности устранения его существенных нарушений в разумный срок и предоставлении нарушителю такой возможности. Однако, не исключён факт и расторжения судом такого договора. Более того, даже если исход такого спора будет носить положительный характер, то стороны так или иначе понесут судебные, временные, а, возможно, и психологические издержки, что в соответствующей мере может осложнить оборот благ в гражданском обороте.

Важную роль в определении существенности нарушения договора играют факторы, подтверждающие её наличие. Так, сторона договора, заявляющая о существенном нарушении договора контрагентом, должна предоставить суду соответствующие доказательства такого нарушения, доказать не только сам факт нарушения договора, но и его существенный характер [5, с. 255–256].

Такое положение имеет своё отражение в различных актах органов судебной власти. Например, в Постановление Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 № 11 говорится о том, что в случае намерения арендодателя расторгнуть договор аренды, он должен предоставить суду соответствующие доказательства, подтверждающие существенность нарушений такого договора со стороны арендатора [8]. В определении ВС Республики Башкортостан говорится о правильности решения суда первой инстанции о том, что договор долевого участия в строительстве не подлежит расторжению ввиду непредоставления истцом доказательств причинения и наличия существенного ущерба, причинённого ему со стороны ответчика, как того требует замысел статьи 450 ГК РФ [3].

Описание института существенного нарушения в гражданском законодательстве РФ предполагает большую степень усмотрения суда при решении данного вопроса. Именно суд определяет, является нарушение договора существенным или нет. Нельзя не отметить, что суды не всегда однозначно трактуют то или иное действие со стороны одного из контрагентов как нарушение, имеющее существенное значение в рамках обязательства. Так, например, Президиум ВАС рассматривал требование о расторжении договора уступки права требования, в котором истец, в качестве основания требования указал факт неоплаты по договору. В определении указано, что суд первой инстанции счёл указанное истцом основание для расторжения договора не относящимся к числу существенных нарушений договора. Президиум ВАС счёл таковое решение неверным. Сославшись на п. 2 ст. 450 ГК РФ Президиум определи невыплату ответчиком установленной в договоре суммы истцу как существенное нарушение договора, так как указанная сумма являлась тем, что истец рассчитывал получить при заключении договора [4].

Ещё одним примером неоднородности правоприменительной практики может послужить Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации (далее — ВС РФ) 2017 г. № 5 [10]. Суд апелляционной инстанции признал невыплату стоимости недвижимого имущества со стороны ответчика несущественным нарушением договора купли-продажи недвижимого имущества ввиду отсутствия доказательств со стороны истицы, являющихся подтверждением существенности данных условий договора для неё. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ установила, что такое решение является противоречащим по отношению к п. 2 ст. 450 ГК РФ, обосновав это тем, что истица не получила никакого встречного предоставления в денежной форме, что, однако, было указано в договоре купли-продажи недвижимости и что она рассчитывала получить при заключении данного договора.

Для разрешения существующих противоречий, на наш взгляд, судам, при рассмотрении дел необходимо обращать особое внимание на следующие аспекты: во-первых, суд должен основываться только лишь на тех факторах, которые были или должны были быть известны кредитору, и, во-вторых, производить оценку данного спора с рассмотрением факторов, одна часть которых будет свидетельствовать о неоспоримости существенности нарушения договора, а другая, — доказывать обратное [6, с. 218–219]. К числу данных факторов относятся: значительность ущерба от нарушения договора, невозможность или затруднительность возложения ответственности за убытки на должника, утрата кредитором интереса в исполнении договора, утрата доверия к должнику, предвидимость негативных последствий нарушения договора, принципиальность строгого соблюдения условий договора, интерес должника в сохранении договора, степень исполненности договора к моменту его расторжения, отсутствие интереса должника в сохранении договора, освобождение должника от ответственности за допущенное нарушение, его недобросовестность, учет вины кредитора и его добросовестности, неоднократность нарушения, неустранение должником нарушения в дополнительный срок, непредоставление ему возможности устранить нарушение, готовность должника устранить нарушение и объективная его неустранимость и иные [6, 220]. Данные меры не приведут к полному устранению различий в подходах к рассмотрению данной категории дел судами, однако, он способен предоставить судам некий образец и ориентир для рассмотрения требований подобного рода [6, с. 216].

Таким образом, на основании всего вышеизложенного мы можем сделать о том, что проблематика, связанная с категорией существенных нарушений договора, в российском гражданском праве не является достаточно детализированным и проработанным с точки зрения определённых аспектов, которые должны приниматься судом при рассмотрении данной категории исков. По этой причине применение судами норм п. 2 ст. 450 ГК РФ зачастую является неверным и многие дела отправляются на пересмотр в суды вышестоящих инстанций, что замедляет общегражданский оборот и, так или иначе, негативно сказывается на участниках соответствующих правоотношений. На наш взгляд, законодателю следует расширить определение, данное в ст. 450 ГК РФ, а именно включить в него некоторые конкретные положения, которые помогут более точно определить, является ли нарушение договора существенным или нет.

Литература:

  1. Волков А. В. Добросовестность и разумность действий в концепции «Злоупотребление гражданским правом» / А. В. Волков // Актуальные проблемы российского права. — 2009. — № 3. — С. — 240–250.
  2. Гражданский Кодекс Российской Федерации. Часть Первая // «Собрание законодательства РФ» от 05.12.1994. — № 32. — ст. 3301.
  3. Дело № 33–22398/2016 [Электронный ресурс] Апелляционное определение Верховного суда Республики Башкортостан от 07.11.2016. Судебная практика. Доступ: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 02.12.2018).
  4. Дело № А58–1780/04 [Электронный ресурс] Определение ВАС РФ от 29.11.2006 № 12295/06. Судебная практика. Доступ: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 02.12.2018).
  5. Егорова М. А. Коммерческое право: Учебник для вузов / М. А. Егорова. — М.: РАНХиГС при Президенте РФ: Статут, — 2013. — 640 с.
  6. Карапетов А. Г. Основные тенденции правового регулирования расторжения нарушенного договора в зарубежном Российском гражданском праве: диссертация / А. Г. Карапетов. — Москва. — 2011. — 499 с.
  7. Конвенция организации Объединенных Наций [Электронный ресурс] О договорах международной купли-продажи товаров. — Вена, 11.04. 1980. Доступ: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 02.12.2018).
  8. О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства: Пленума ВАС РФ от 24.03.2005 № 11 // Вестник ВАС РФ. — 2005. — № 12
  9. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Киселева Андрея Евгеньевича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 статьи 450 Гражданского [Электронный ресурс] Определение Конституционного Суда РФ от 24.10.2013 № 1617-О. СПС «КонсультантПлюс». Доступ: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 02.12.2018).
  10. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 5 2017 (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017). Судебная практика. Доступ: URL: http://www.consultant.ru (дата обращения 02.12.2018).
  11. Синица Ю. И. Существенное нарушение договора как одно из оснований его расторжения / Ю. И. Синица // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. — 2018. — № 6–2. — С. 149–151.
  12. Шимарёва Е. С. Изменение и расторжение договора: выпускная квалификационная работа / Е. С. Шимарёва. — Красноярск. 2017. — 69 с.

Основные термины (генерируются автоматически): ГК РФ, существенное нарушение договора, нарушение договора, суд, договор, сторона, нарушение, Российская Федерация, существенное нарушение, существенность нарушения договора.

Перечень основных прав и обязанностей помощника совершеннолетнего дееспособного гражданина, который по состоянию здоровья не способен самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять свои - Информация для населения - Опека и попечительство над совершеннолетними недееспособными гражданами - Администрация Богучанского района

1. Помощник может быть назначен с его согласия в письменной форме, а также с согласия в письменной форме гражданина, над которым устанавливается патронаж (статья 41 Гражданского кодекса Российской Федерации).

2. Помощник совершеннолетнего дееспособного гражданина совершает действия в интересах гражданина, находящегося под патронажем, на основании заключаемых с этим лицом договора поручения, договора доверительного управления имуществом или иного договора (статья 41 Гражданского кодекса Российской Федерации).

3. Помощник обязан надлежащим образом исполнять обязательства по договору доверительного, управления, договору поручения или иному договору, заключенному с гражданином, в отношении которого установлен патронаж, в соответствии с условиями данного договора и требованиями действующего законодательства (статья 309 Гражданского кодекса Российской Федерации).

4. В отношении имущества гражданина, в отношении которого установлен патронаж, переданного в доверительное управление, помощник осуществляет правомочия собственника в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом (пункт 1 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации).

5. Помощник обязан представлять гражданину, в отношении которого установлен патронаж, отчет о своей деятельности по исполнению договора доверительного управления в сроки и в порядке, которые установлены данным договором (пункт 4 статьи 1020 Гражданского кодекса Российской Федерации).

6.Помощник, не проявивший при доверительном управлении имуществом гражданина, в отношении которого установлен патронаж, должной заботливости возмещает упущенную выгоду либо убытки, причиненные утратой или повреждением имущества, с учетом его естественного износа, а также несет ответственность за причиненные убытки, если не докажет, что эти убытки произошли вследствие непреодолимой силы либо действий гражданина, в отношении которого установлен патронаж (пункт 1 статьи 1022 Гражданского кодекса Российской Федерации).

7. Помощник, исполняющий договор поручения, обязан:

- по требованию гражданина, в отношении которого установлен патронаж, сообщать все сведения о ходе исполнения поручения;

- передавать без промедления все полученное по сделкам, совершенным во исполнение поручения.

- по исполнении поручения или при прекращении договора поручения до его исполнения без промедления возвратить доверенность, срок действия которой не истек, и представить отчет с приложением оправдательных документов, если это требуется по условиям договора или характеру поручения (статья 974 Гражданского кодекса Российской Федерации).

8. Помощник вправе отказаться от исполнения договора доверительного управления имуществом, договора поручения или иного договора (пункт 3 статьи 450, пункт 2 статьи 977, пункт 1 статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации).

9. В случае отказа от исполнения договора поручения, предусматривающего действия поверенного в качестве коммерческого представителя, помощник обязан уведомить другую сторону о прекращении договора не позднее, чем за тридцать дней до дня отказа от него, если договором не предусмотрен иной срок уведомления (пункт 3 статьи 977 Гражданского кодекса Российской Федерации).

10. В случае отказа от исполнения договора доверительного управления имуществом, помощник обязан уведомить другую сторону о прекращении договора за три месяца до прекращения договора, если договором не предусмотрен иной срок уведомления (пункт 2 статьи 1024 Гражданского кодекса Российской Федерации).

11. Помощник вправе требовать изменения условий договора или его расторжения в судебном порядке (статья 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Как расторгнуть контракт по 44-фз?

Главная → Статьи → Как расторгнуть контракт по 44-фз?

 

Между федеральным бюджетным учреждением (далее – ФБУ) и организацией 01.02.2017 заключен контракт (в соответствии с Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд”, аукцион) на техническое обслуживание парового котла, расположенного в котельных ФБУ. Техническое обслуживание должно производиться ежемесячно на протяжении всего года.
Договор на техническое обслуживание устанавливает обязанности исполнителя по осмотру котла, диагностике его состояния, выдаче рекомендаций по ремонту (если это необходимо). Какие-либо работы по данному контракту не выполняются.
26.08.2017 паровой котел вышел из строя, на основании проведенного технического освидетельствования котел подлежит списанию (замене), то есть с 01.09.2017 техническое обслуживание в отношении данного котла проводить нецелесообразно. ФБУ направило организации письмо с изложением данной ситуации и предложением о расторжении контракта по соглашению сторон, однако организация от подписания соглашения отказалась. Контрактом не предусмотрено право заказчика на односторонний отказ от исполнения контракта по основаниям, установленным Гражданским кодексом РФ.
По каким основаниям и в каком порядке можно расторгнуть данный контракт?

 

Прежде всего отметим, что из п. 3 ч. 1 ст. 1 Федерального закона от 05.04.2013 № 44-ФЗ “О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд” (далее – Закон № 44-ФЗ) прямо следует, что контракт, регулируемый этим Законом, является гражданско-правовым договором, предметом которого являются поставка товара, выполнение работы, оказание услуги (в том числе приобретение недвижимого имущества или аренда имущества), заключаемым от имени Российской Федерации, субъекта РФ или муниципального образования, а также бюджетными учреждениями, унитарными предприятиями, за исключением федеральных государственных унитарных предприятий, включенных в перечень, утверждаемый Правительством РФ по согласованию с Администрацией Президента РФ, либо иным юридическим лицом в соответствии с ч.ч. 1, 2.1, 4 и 5 ст. 15 Закона № 44-ФЗ. В силу тождественности правовой природы гражданско-правового договора и контракта в дальнейшем по тексту консультации эти термины будут употребляться как синонимы.

В связи с этим согласно положениям ч. 1 ст. 2 Закона № 44-ФЗ законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается в том числе на положениях Гражданского кодекса РФ (далее – ГК РФ). При этом особо оговаривается, что нормы права, содержащиеся в других федеральных законах (включая и ГК РФ), регулирующих отношения в сфере контрактной системы, должны соответствовать Закону № 44-ФЗ.

Применительно к регулированию отношений сторон государственного контракта нормами ГК РФ это означает, что нормы Закона № 44-ФЗ являются специальными, имеющими приоритет над общими нормами, установленными указанным Кодексом, как это следует из определения Конституционного Суда РФ от 05.10.2000 № 199-О. Иными словами, нормы ГК РФ применяются к контрактам, если иное не предусмотрено нормами Закона № 44-ФЗ. Аналогичные разъяснения даны в ответе на вопрос № 81 приложения к письму Минэкономразвития России от 30.09.2014 № Д28И-1889.

Анализ положений Закона № 44-ФЗ показывает, что им предусматривается возможность расторжения контракта по соглашению сторон, по решению суда и в результате одностороннего отказа стороны контракта от его исполнения в соответствии с гражданским законодательством (ч. 8 ст. 95 Закона № 44-ФЗ). Тем самым указанный Закон повторяет нормы ст. 450 и ст. 450.1 ГК РФ. Единственным отличием является то, что Закон № 44-ФЗ позволяет заказчику принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным ГК РФ для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, только в том случае, если это было прямо предусмотрено контрактом (ч. 9 ст. 95Закона № 44-ФЗ).

Как следует из вопроса, исполнитель по контракту в рассматриваемом случае отказался от заключения соглашения, которым такой контракт мог бы быть расторгнут. Также в контракте не было предусмотрено условие о праве заказчика отказаться от контракта по основаниям, предусмотренным ГК РФ. Поэтому заказчик в рассматриваемом случае не может воспользоваться предоставленным ему п. 1 ст. 782 ГК РФ правом расторгнуть контракт, предметом которого является оказание услуг, в одностороннем порядке с возмещением исполнителю всех понесенных последним расходов.

Обращение же заказчика в суд с требованием расторгнуть контракт, учитывая отсутствие специальных норм на этот счет в Законе № 44-ФЗ, может производиться только в случаях, установленных п. 2 ст. 450 ГК РФ, то есть при существенном нарушении контракта исполнителем, либо п. 1 ст. 451 ГК РФ, то есть при существенном изменении обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении контракта.

На первый взгляд ситуация, в которой объект, обслуживаемый в соответствии с условиями контракта, вышел из строя и не подлежит дальнейшему использованию, может подпадать под определение существенного изменения обстоятельств, данное в п. 1 ст. 451 ГК РФ, а также соответствовать условиям, при которых возможно расторжение договора в связи с таким изменением, перечисленным в п. 2 ст. 451 ГК РФ. В частности, очевидно, что если бы стороны предвидели выход из строя обслуживаемого объекта, то контракт не был бы ими заключен или был бы заключен на иных условиях, например с иным сроком. Также следует предполагать, что при заключении контракта стороны исходили из того, что указанное изменение не произойдет. Кроме того, в рассматриваемом случае изменение обстоятельств, вероятнее всего, вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота, ведь из вопроса следует, что контракт как раз и заключался с целью отслеживать техническое состояние обслуживаемого объекта, а из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона. При этом, на наш взгляд, дальнейшее исполнение договора настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заказчика такой ущерб, что он в значительной степени лишился бы того, на что был вправе рассчитывать при заключении договора, поскольку при отсутствии необходимости в дальнейшем контроле за техническим состоянием нерабочего котла, подлежащего списанию, он был бы вынужден нести расходы на его техническое обслуживание.

Вместе с тем необходимо учитывать то обстоятельство, что понятие “расторжение договора (контракта)” по смыслу ч.ч. 8 и 9 ст. 95 Закона № 44-ФЗ, ст.ст. 450-451 ГК РФ охватывает только те случаи его прекращения, которые связаны с обоюдным или односторонним волеизъявлением его сторон, непосредственно направленным на прекращение соответствующего договора (контракта) до момента его исполнения. Однако, как это следует из положений главы 26 ГК РФ, применяемой в силу п. 3 ст. 420 ГК РФ к обязательствам, возникшим из договоров, законодательством устанавливаются и иные случаи прекращения обязательств, которые могут быть и не связаны с волеизъявлением сторон, то есть не относятся к случаям расторжения договоров. Эти случаи, если иное прямо не предусмотрено законодательством о контрактной системе или не вытекает из существа регулируемых им отношений, в силу ч. 1 ст. 2 Закона № 44-ФЗ подлежат применению и к контрактам, заключенным в соответствии с указанным Законом.

В частности, одним из таких случаев является прекращение обязательств в связи с невозможностью их исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (п. 1 ст. 416 ГК РФ). Поскольку в рассматриваемом случае, как это следует из вопроса, контракт на техническое обслуживание заключался в отношении конкретного объекта, который в настоящий момент окончательно вышел из строя по не зависящим от исполнителя и заказчика причинам и подлежит списанию, очевидно, что какие-либо услуги, связанные с осмотром и диагностикой технического состояния этого объекта, оказываться не могут в силу вывода из эксплуатации обслуживаемого объекта. Судебная практика также исходит из того, что если объект, в привязке к которому по договору поставляются товары, выполняются работы или оказываются услуги, отсутствует или против воли стороны договора, которой он принадлежал, выбыл из ее владения, соответствующий договор должен считаться прекращенным в связи с невозможностью его дальнейшего исполнения (смотрите, например, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 19.07.2017 № Ф09-3704/17, постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.04.2016 № Ф01-1016/16, постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.05.2013 № Ф03-1850/13, постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2014 № 17АП-5406/14).

В связи с изложенным, принимая во внимание то, что ст. 416 ГК РФ связывает прекращение обязательства только с фактом наступления обстоятельства, делающего невозможным дальнейшее его исполнение, и не ставит такое прекращение в зависимость от волеизъявления сторон или совершения ими каких-либо действий, по нашему мнению, контракт, указанный в вопросе, следует считать прекращенным с момента наступления соответствующего обстоятельства, то есть со дня окончательного выхода обслуживаемого объекта из строя. Данный вывод находит свое отражение и в судебной практике (постановление ФАС Московского округа от 08.02.2012 № Ф05-11189/10). Именно поэтому подача в суд заявления о расторжении контракта в соответствии со ст. 451 ГК РФ в рассматриваемом случае не имеет смысла, так как на момент подачи соответствующего иска такой контракт уже является недействующим, а расторгнуть договор, прекративший действие, очевидно, нельзя (смотрите, например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 19.08.2014 № 09АП-29578/14, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 29.06.2012 № 09АП-15131/12, апелляционное определение СК по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 31.03.2015 по делу № 33-6659/2015).

Таким образом, мы полагаем, что в рассматриваемом случае контракт, заключенный бюджетным учреждением на техническое обслуживание парового котла, вышедшего из строя и подлежащего списанию, следует считать прекращенным в силу невозможности дальнейшего его исполнения со дня выхода указанного котла из строя, то есть с 26 августа 2017 года. Совершения каких-либо действий со стороны заказчика или исполнителя для признания такого контракта прекращенным не требуется, однако бюджетному учреждению рекомендуется направить в адрес исполнителя уведомление о том, что контракт прекратил свое действие на основании ст. 416 ГК РФ.

 

Ответ подготовил: Широков Сергей, эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ, кандидат юридических наук
Ответ прошел контроль качества

 

Свежие новости цифровой экономики на нашем канале в Телеграм 

 

Решили участвовать в торгах?
Получите электронную подпись (ЭЦП) для торгов и торговых площадок в надежном удостоверяющем центре.
Оставить заявку >>

 

Расторжение договора аренды

Расторжение договора аренды

По действующему законодательству расторжение договора аренды возможно по соглашению сторон. Согласно п. 1 ст. 450 Гражданского кодекса РФ стороны должны подписать соглашение о расторжении договора аренды. В силу с. 452 ГК РФ такое соглашение должно быть совершено в той же форме, что и сам договор аренды.

Принимая во внимание, что некоторые договоры заключаются в письменном виде и подлежат государственной регистрации (к примеру: договор аренды на срок более 1 года), соглашения о расторжении таких договоров тоже подлежат государственной регистрации.

В соответствии со статьей 16 Федерального закона РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.1997 № 122-ФЗ государственная регистрация проводится на основании заявления сторон договора. Следовательно, помимо подписания сторонами соглашения о расторжении договора аренды с заявлениями о государственной регистрации расторжения договора аренды недвижимого имущества может обратиться одна из сторон соглашения о расторжении договора аренды.

Согласно ст. 450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть расторгнут по решению суда только:

- при существенном нарушении договора другой стороной. Существенным признается нарушение договора, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

- а также в иных случаях, предусмотренных гражданским законодательством, либо договором.

Договор аренды может прекратить свое действие по его окончанию. Согласно ст. 610 ГК РФ, если ни одна из сторон не отказалась от договора  до истечения предельного срока, установленного законом или договором, то договор по истечении предельного срока прекращается.

Исключение составляют договоры, заключенные на неопределенный срок. В соответствии со ст. 610 ГК РФ каждая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону при аренде недвижимого имущества за три месяца.

Уведомление о прекращении договора аренды должно быть выражено в письменной форме и достаточно определенно отражать факт прекращения договора аренды.

Согласно требований ст. 610 ГК РФ отказ от договора аренды в связи с прекращением срока его действия должен быть выражен в письменной форме и достаточно определенно выражать намерение сделавшего его лица считать обязательство прекращенным. Если соответствующих исходивших от арендодателя и доставленных арендатору уведомлений не поступило, при таких обстоятельствах считается, что договор был возобновлен на неопределенный срок.

Начальник Межмуниципального отдела по городу Михайловка и Кумылженскому району Управления Росреестра по Волгоградской области  Р. А. Романенко

 

Изменение и расторжение договора

]]>]]>

 

Статья 450. Основания изменения и расторжения договора
Статья 451. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств
Статья 452. Порядок изменения и расторжения договора
Статья 453. Последствия изменения и расторжения договора

 

Статья 450. Основания изменения и расторжения договора

1. Изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

2. По требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

1) при существенном нарушении договора другой стороной;

2) в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Существенным признается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

3. В случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным.

Статья 451. Изменение и расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств

1. Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа.

Изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что, если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

2. Если стороны не достигли соглашения о приведении договора в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении, договор может быть расторгнут, а по основаниям, предусмотренным пунктом 4 настоящей статьи, изменен судом по требованию заинтересованной стороны при наличии одновременно следующих условий:

1) в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

2) изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

3) исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

4) из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

3. При расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора.

4. Изменение договора в связи с существенным изменением обстоятельств допускается по решению суда в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

Статья 452. Порядок изменения и расторжения договора

1. Соглашение об изменении или о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

2. Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Статья 453. Последствия изменения и расторжения договора

1. При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде.

2. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются.

3. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке - с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

4. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

5. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.


Президент Российской Федерации

Б. Ельцин

Москва, Кремль

30 ноября 1994 г.

N 51-ФЗ

Часть вторая настоящего Кодекса вводится в действие с 1 марта 1996 г.

 

Когда арендатор может отказаться от исполнения договора аренды? - Exiora

Когда арендатор может отказаться от исполнения договора аренды?

Николай Андрианов, Партнер, Юридическая фирма Exiora

Одним из принципов гражданского законодательства Российской Федерации является принцип недопустимости одностороннего отказа от обязательства и одностороннего изменения его условий, установленный статьей 310 Гражданского кодекса Российской Федерации. Исключения из этого принципа могут быть установлены законом (п. 1 ст. 310 ГК РФ), а для участников хозяйственной деятельности - также договором (п. 2 ст. 310 ГК РФ).

Договор аренды имущества, как и любой договор аренды, может быть заключен как на определенный, так и на неопределенный период времени. В последнем случае договор считается заключенным на неопределенный срок (п. 2 ст. 610 ГК РФ).

И арендатор, и арендодатель могут в одностороннем порядке отказаться от договора аренды, заключенного на неопределенный срок, уведомив другую сторону в течение трех месяцев (пункт 2 статьи 610 Гражданского кодекса Российской Федерации).В этом случае с даты истечения срока уведомления договор аренды считается расторгнутым (п. 2 ст. 450.1 ГК РФ).

При досрочном прекращении аренды: односторонний отказ, соглашение сторон и решение суда

Если договор аренды заключен на определенный срок, досрочный односторонний отказ от такого договора аренды, как правило, невозможен ни со стороны арендатора, ни со стороны арендодателя, если договором аренды не предусмотрено иное.

В соответствии с пунктом 2 статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации стороны договора аренды, заключенного или на определенный срок, могут договориться о возможности досрочного одностороннего отказа от договора аренды.В этом случае право в одностороннем порядке отказаться от аренды может быть обусловлено нарушением договора аренды другой стороной (например, арендодателю может быть предоставлено право отказаться от аренды в случае неисполнения арендатором ненадлежащего исполнения. обязательства по выплате арендной платы) или быть безусловным, т.е. не связанным с каким-либо нарушением договора аренды другой стороной.

Арендатор и домовладелец могут также предусмотреть, что необоснованный отказ одной стороны может быть обусловлен выплатой ею определенной суммы другой стороне (пункт 3 статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Если в договоре аренды не предусмотрен односторонний отказ от права, договор аренды может быть прекращен досрочно только по соглашению сторон или по решению суда. Иск о расторжении договора аренды может быть подан стороной только после отказа другой стороны от расторжения договора добровольно или при отсутствии ответа на такое предложение (п. 2 ст. 452 ГК РФ).

Суд, в свою очередь, может расторгнуть договор аренды по требованию стороны только при наличии оснований, предусмотренных законом.

Например, договор аренды может быть прекращен в судебном порядке раньше по требованию арендодателя, если арендатор: (i) использует собственность с существенным нарушением условий использования или нарушает целевое использование собственности, или с множественными нарушениями ; (ii) существенно ухудшает состояние собственности; (iii) не производит арендную плату более двух раз по истечении установленного контрактом периода оплаты; (iv) не проводит капитальный ремонт собственности в сроки, предусмотренные договором аренды, и, если договор аренды не указывает такие даты, в течение разумного периода времени в случаях, когда в соответствии с законами, другими законодательными актами или договором аренды, капитальный ремонт на арендаторе (ст. 619 ГК РФ).

Договор аренды может быть расторгнут в судебном порядке раньше по запросу арендатора, если арендодатель: (i) не передает недвижимость в пользование арендатору или препятствует использованию недвижимости на условиях аренды или в соответствии с назначенными ею использовать; (ii) имущество, переданное арендатору, имеет дефекты, препятствующие его использованию, которые не были указаны арендодателем при заключении договора аренды, ранее не были известны арендатору и не должны были быть обнаружены арендатором в ходе обследования участка. имущество или подтверждение его исправности при подписании договора аренды; (iii) арендодатель не выполняет свои обязательства по капитальному ремонту объекта недвижимости в сроки, указанные в договоре, а при отсутствии таких дат - в разумные сроки; (iv) имущество по обстоятельствам, выходящим за рамки ответственности арендатора, становится непригодным для дальнейшего использования (статья 620 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Договор аренды может предусматривать и другие существенные нарушения, которые дают право одной из сторон требовать его досрочного прекращения в судебном порядке (пункт 2 статьи 450 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Самостоятельное освобождение помещения не влечет прекращения аренды

Если арендодатель надлежащим образом выполняет свои обязательства по договору аренды и не соглашается на его досрочное прекращение, возможности арендатора прекратить договорные отношения значительно ограничены.

Несмотря на распространенное заблуждение, сам факт освобождения арендатором арендованных помещений и их возврата арендодателю не влечет автоматического прекращения договора аренды и не освобождает арендатора от обязанности вносить арендную плату. На это обстоятельство, в частности, было обращено внимание арбитражных судов еще в 2002 году Президиумом ВАС РФ (п.13 Вестника Президиума ВАС РФ). от 11.01.2002 № 66).

Эту позицию подтвердил и Верховный Суд РФ в Постановлении от 01.09.2016 № 306-ЭС16-3858 (ООО «МД Тольятти» против ООО «БоскоВолга»).

Как следует из обстоятельств дела, рассмотренного Верховным судом, в 2011 году ООО «МД Тольятти» (арендодатель) и ООО «БоскоВолга» (арендатор) заключили 5-летний договор аренды части нежилых помещений, расположенных в торгово-развлекательном центре города Тольятти.Договор аренды был зарегистрирован в установленном законом порядке в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП).

В январе 2014 года, т.е. до истечения срока аренды, арендатор уведомил арендодателя о прекращении своей хозяйственной деятельности и потребовал расторжения договора аренды с апреля 2014 года, уведомил его в письменной форме о зачете части гарантийный депозит против арендных платежей за последний месяц аренды и отправленный договор о расторжении договора с подписью.Запросы арендатора остались без ответа арендодателем, он не подписал договор о расторжении договора и не передал его арендатору.

В апреле 2014 года арендатор проинформировал арендодателя о возврате помещения с просьбой прислать своего представителя для приемки. В связи с неявкой представителя арендодателя арендатор оформил односторонний акт об отпуске помещения, заполнил инвентарную ведомость, передал ключи сотрудникам службы безопасности торгово-развлекательного центра.

При отсутствии арендных платежей в июне 2014 года домовладелец подал арендатору иск о выплате задолженности и штрафов, а также уведомление о досрочном расторжении договора аренды по причине существенного нарушения арендатором условий договора аренды.

Поскольку арендатор не погасил задолженность, домовладелец обратился с иском о взыскании долга и пени в арбитражный суд.

Суды трех инстанций отклонили иск арендодателя, сославшись на то, что арендатор (ответчик) своими разумными и добросовестными действиями уведомил арендодателя (истца) о прекращении арендных отношений и готовности вернуть недобросовестное имущество. жилые помещения.Арендодатель не принимает меры по принятию помещения от арендатора, и дальнейшее накопление долга зависело исключительно от действий арендодателя. Суды отклонили ссылки арендодателя на тот факт, что договор аренды не предусматривал права арендатора на односторонний отказ от договора аренды и что прекращение использования арендованного помещения по инициативе арендатора при отсутствии каких-либо препятствий со стороны истца имело не освобождать его от обязанности вносить арендные платежи за весь период использования арендатором помещения и до их возврата заявителю.

Верховный суд не поддержал такой подход, отменил решения, вынесенные в пользу арендатора, и возобновил дело, указав, что досрочный отпуск арендуемого помещения сам по себе не является основанием для прекращения обязательства арендатора по оплате. рента. Верховный Суд РФ отметил, что обязанность принять помещение от арендатора может возникнуть только при расторжении договора аренды, а договор аренды, в свою очередь, может быть прекращен только по основаниям и в установленном порядке. по закону.Поскольку суды не установили в оспариваемом договоре аренды условие, предусматривающее право арендатора отказаться от договора аренды, Верховный суд постановил, что их выводы относительно дальнейшего уклонения арендодателя от сдачи помещения в аренду были необоснованными.

Арендодатель должен предоставить разумные основания для расторжения договора аренды ранее

Однако отсутствующий пункт, предусматривающий право арендатора отказаться от договора аренды, автоматически не влечет за собой его обязательство использовать арендованные помещения всеми способами до истечения срока аренды и вносить арендную плату за весь срок аренды.Примером ситуации, когда суд считает возможным расторжение договора аренды по заявлению арендатора при отсутствии нарушений со стороны арендодателя, может служить дело № А65-18291 / 2009, рассмотренное Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. в 2011 г. (Решение Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20.10.2011 № 9615/11 по спору между ЗАО «УК« АС Менеджмент »и Государственным образовательным учреждением высшего профессионального образования« Москва » Государственный университет экономики, статистики и информатики »).

По факту дела заключен договор аренды коммерческого помещения, расположенного в г. Казани, сроком на 8 лет. Договор аренды был зарегистрирован в ЕГРЮЛ.

В связи с закрытием казанского представительства арендатор в трехмесячный срок уведомил арендодателя о своем намерении прекратить арендные отношения. Арендодатель не согласился расторгнуть договор аренды, полагая, что это приведет к негативным последствиям для его бизнеса в виде упущенной выгоды, и отказался принять помещение от арендатора при его освобождении.

Отказ арендодателя прекратить договор аренды послужил основанием для подачи арендатором иска о расторжении договора аренды в коммерческий арбитражный суд. Первая инстанция сочла, что условие договора аренды, согласно которому арендатор имел право требовать досрочного прекращения договора аренды, при условии, что он уведомил арендодателя не позднее, чем в течение 90 дней, предоставлял арендатору право в одностороннем порядке отказаться от договора аренды. Апелляционный и кассационный суды опровергли этот аргумент, указав, что договор аренды не дает арендатору права на односторонний отказ, однако они сочли закрытие представительства существенным изменением обстоятельств, которое само по себе является независимым основанием для расторжение договора аренды.

Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ занял иную позицию по данному делу, отметив, что, поскольку арендатор в соответствии с условиями договора аренды заранее уведомил арендодателя о своем намерении прекратить арендные отношения в связи с закрытием его представительства и арендодатель не выдвигал разумных возражений против расторжения договора аренды, договор аренды может быть расторгнут по требованию арендатора в судебном порядке.

Отказ арендатора от аренды, если арендодатель злоупотребляет своим правом

Представляется, что, учитывая последние тенденции в судебной практике, право на односторонний отказ от аренды может быть признано существующим у арендатора также в ситуациях, когда арендодатель явно злоупотребляет своим правом.

Так, или инстанция, в Постановлении от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и его ограничениях» (пункты 9, 10) Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации разъяснил, что в случаях, когда он Установлено, что при заключении договора аренды, черновой вариант которого был предложен одной стороной и содержал условия, которые явно обременительны для ее контрагента и которые существенно искажают баланс интересов сторон (несправедливые условия договора), и контрагент находился в позиция, которая затрудняла согласование другого содержания отдельных статей контракта (то есть не имела достаточных переговорных полномочий), суд может изменить или расторгнуть соответствующий контракт, если этого потребует такой контрагент.

Одновременно Высший Арбитражный Суд Российской Федерации подчеркнул, что, поскольку никто не вправе воспользоваться его действиями, противоречащими добросовестности, более слабая сторона договора может заявить о недопустимости применения несправедливых условий договора в соответствии со статьей 10 Российской Федерации. Гражданского кодекса или что такие условия не имеют юридической силы в соответствии со статьей 169 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановлением от 23.06.2015 № 25 «О применении судами отдельных положений раздела I части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации» (п. 1) уточняется, что при определении того, действовали ли стороны добросовестно или недобросовестно, суды должны руководствоваться о поведении, ожидаемом от любого участника гражданского оборота, учитывающем права и законные интересы другой стороны и способствующем их реализации. Если установлено, что одна из сторон действовала недобросовестно, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения может отказать в защите принадлежащего ей права полностью или частично и применить другие меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестно действующей стороны или любого третьего лица от недобросовестного поведения другой стороны (п. 2 ст. 10 ГК РФ).

Таким образом, если при заключении договора аренды его содержание было фактически продиктовано арендодателем и арендатору не была предоставлена ​​возможность обсудить другие условия договора, суд, установив очевидный дисбаланс интересов сторон, не только может, но и обязан защищать более слабую сторону. Таким образом, если арендодатель официально оформляет свое право отказаться от аренды без уважительной причины в любое время, а арендатору не предоставляется такое право, суд при восстановлении баланса интересов может признать, что право на односторонний отказ в равной степени существует. с арендатором.

Российская Федерация - Законодательство

Скрывать

Конституция и правовая система

Российская правовая система отличается как от системы общего права, так и от системы гражданского права. Однако за последнее десятилетие в общую структуру и материально-правовые нормы российской правовой системы были внесены существенные изменения, которые приблизили ее к традициям гражданского права. Среди этих изменений особое внимание уделяется правам и свободам личности, а также введению конституционных сдержек и противовесов при осуществлении государственной власти.

Конституция России, принятая всенародным голосованием 12 декабря 1993 года, является основным источником права. Никакие законы, принятые Российской Федерацией и нижестоящими административными единицами (субъектами Российской Федерации), не могут противоречить Конституции. Конституция имеет прямую юридическую силу: на ее положения можно ссылаться в суде

Источники права включают международное право, общие принципы права и международные договоры, заключенные Российской Федерацией. Если международным договором установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены внутренним законодательством, должны применяться правила международного договора.

Конституция предусматривает, что республики, края, области, города федерального значения, автономные области и автономные округа могут принимать законы при условии, что они не посягают на юрисдикцию Российской Федерации и совместное ведение Российской Федерации и правительства. субъекты Российской Федерации. По вопросам совместного ведения Российской Федерации и субъектов государственной власти Российской Федерации имеют значение только федеральные законы, и законодательство субъектов Российской Федерации должно приниматься в соответствии с ними.Если закон местной юрисдикции не соответствует федеральному закону, он не будет применяться. Таким образом, по вопросам совместного ведения федеральные правила имеют преимущественную силу.

Хотя указы Президента формально являются актами исполнительного органа, они де-факто имеют равную юридическую силу с федеральными законами. Указы президента должны соответствовать Конституции и федеральным законам.

Постановления и распоряжения Правительства имеют обязательную силу на всей территории Российской Федерации. Президент может отменять указы и распоряжения правительства, если они не соответствуют Конституции, федеральным законам или указу президента.

Исполнительная власть принадлежит Президенту и правительству. Президент избирается сроком на четыре года максимум двумя сроками подряд тайным голосованием на основе всеобщего, равного и прямого голосования.

Президент назначает правительство, состоящее из председателя правительства, заместителя председателя и федеральных министров.

Законодательная власть осуществляется двухпалатным Федеральным собранием, которое состоит из Совета Федерации и Государственной Думы.Совет Федерации (верхняя палата) состоит из 178 мест (по состоянию на июль 2000 г.). Высшие должностные лица исполнительной и законодательной власти в каждой из 89 федеральных административных единиц назначают членов Совета Федерации на четырехлетний срок. Государственная Дума (нижняя палата) состоит из 450 мест; половина избирается пропорциональным представительством по партийным спискам, набравшим не менее 5% голосов, а половина - по одномандатным округам. Члены Думы избираются прямым всенародным голосованием на четырехлетний срок.

Законодательный процесс. Президент, Совет Федерации, члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, правительства и законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации обладают правом законодательной инициативы. Законопроекты вносятся в Государственную Думу. Принятые Государственной Думой законы передаются на рассмотрение Совета Федерации в пятидневный срок. В случае несогласия Государственной Думы с решением Совета Федерации федеральный закон считается принятым, если во втором чтении за него проголосовало не менее двух третей от общего числа депутатов Государственной Думы.Принятые федеральные законы направляются Президенту для подписания и опубликования. Если Президент отклоняет федеральный закон в течение четырнадцати дней со дня его передачи ему / ей, Государственная Дума и Совет Федерации пересматривают закон. Если во втором чтении федеральный закон одобрен в предыдущем проекте большинством не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Совета Федерации и Государственной Думы, он должен быть подписан Президентом и опубликован.

Судебная система. Все суды являются частями одной системы, и не существует двух отдельных систем федеральных и региональных судов. Министерство юстиции управляет системой судов. Пенитенциарная система и правоохранительные органы (прокуратура) находятся в ведении Министерства внутренних дел. Судебная власть делится на три ветви: обычная судебная система, высшим органом которой является Верховный или Высший суд России; система арбитражных судов, возглавляемая Высшим арбитражным судом и уполномоченная по экономическим вопросам; Конституционный суд.Верховный суд является высшим судебным органом по гражданским, уголовным и административным делам. На более низком уровне находятся верховные суды субъектов Федерации. Третий уровень - это «народные суды», расположенные в районах и малых городах и рассматривающие наибольшее количество дел. Отдельная система военных судов или трибуналов подчиняется непосредственно Верховному суду. Верховный суд контролирует деятельность нижестоящих судов. Верховный суд не имеет права на судебный надзор, но имеет право законодательной инициативы и может представлять свои заключения относительно толкования законов.

Высший арбитражный суд - высший судебный орган, разрешающий экономические споры и другие дела, рассматриваемые арбитражными судами.

Конституционный суд был создан в 1991 году. По заявлению заинтересованного государственного органа (перечисленного в статье 125 Конституции) он может признать статут или постановление исполнительной власти неконституционными или дать свое толкование Конституции. Каждый раз, когда вопрос о конституционности акта, относящегося к делу, возникает в ходе разбирательства в обычном суде, этот вопрос должен автоматически передаваться в Конституционный суд.Акты и положения, признанные неконституционными, не имеющими юридической силы, и международные соглашения не могут быть исполнены и применяться, если они не соответствуют Конституции.

26 мая 2004 г.

Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности (2003 г.)

26 мая 2004 г.

Протокол о предупреждении и пресечении торговли людьми, особенно женщинами и детьми, и наказании за нее, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности (2003 г.)

26 мая 2004 г.

Протокол против незаконного ввоза мигрантов по суше, морю и воздуху, дополняющий Конвенцию ООН против транснациональной организованной преступности (2004 г.)

27 ноября 2002 г.

Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма (2002 г.)

01 декабря 2001

Конвенция об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности (1993)

08 мая 2001

Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом (2001 г.)

05 февраля 2001

Европейская конвенция о пресечении терроризма (1978 г.)

09 марта 2000

Европейская конвенция о выдаче (1960)

01 сентября 1998

Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания (1989)

01 августа 1998

Протокол №7 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1988 г.)

05 мая 1998

Протокол к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (1954 г.)

05 мая 1998

Конвенция о защите прав человека и основных свобод (1953 г.)

05 мая 1998

Протокол № 4 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующий определенные права и свободы, помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и в первый Протокол к ней (1968 г.)

02 февраля 1993

Конвенция о статусе беженцев (1954 г.)

16 августа 1990

Конвенция о правах ребенка (1990 г.)

11 июня 1987

Международная конвенция о борьбе с захватом заложников (1983)

03 марта 1987

Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (1987)

23 января 1981

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (1981)

16 октября 1973

Международный пакт о гражданских и политических правах (1976)

16 октября 1973

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1976)

4 февраля 1969

Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации (1969 г.)

11 августа 1954

Конвенция о борьбе с торговлей людьми и с эксплуатацией проституции третьими лицами (1951 г.)

3 мая 1954 г.

Конвенция о политических правах женщин (1954 г.)

Их жизнь, их правила

Государственная Дума РФ (нижняя палата парламента) приняла в первом чтении закон, согласно которому российские субъекты, находящиеся под санкциями, могут в одностороннем порядке изменять арбитражное соглашение с иностранными сторонами.

Недавно российский истеблишмент принял непопулярные законы о повышении пенсионного возраста и повышении НДС. На очереди новый закон.

Закон называется «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в целях защиты прав отдельных категорий физических и юридических лиц в связи с недружественными действиями Соединенных Штатов Америки и других иностранных государств». 1

Односторонние изменения в арбитражном соглашении

Предлагаемый закон вносит изменения в российский арбитражный (коммерческий) процессуальный кодекс, российский гражданский процессуальный кодекс и закон о российских контрсанкциях в отношении США и других иностранных государств.

В настоящее время в санкционном списке Управления по контролю за иностранными активами США (OFAC) находятся 520 российских компаний и частных лиц, сообщает юридическая фирма Mansors 2 .

Эти субъекты фактически лишены права на справедливое судебное разбирательство в судах иностранных государств или международных организаций и в международных арбитражных судах, говорится в законопроекте.

«В целях защиты прав этих лиц на справедливое судебное разбирательство законопроектом предусматривается, что против них будет возбуждено дело в арбитражном [коммерческом] суде или суде общей юрисдикции по месту их нахождения в Российской Федерации или по месту нахождения их имущество на территории Российской Федерации.Такие лица вправе в одностороннем порядке вносить в существующие договоры <…> условия, предусматривающие передачу спора в суд Российской Федерации в соответствии с его компетенцией и законодательством Российской Федерации либо рассмотрение спора. третейский суд с местом проведения арбитража на территории Российской Федерации », говорится в законопроекте.

При отсутствии указанных договоренностей граждане Российской Федерации и российские юридические лица, которым предъявлены иски в иностранных судах или трибуналах, имеют право обратиться в суд Российской Федерации с иском о прекращении судебного разбирательства в таких судах и организациях, говорится в сообщении. пояснительная записка к документу.

Если законопроект будет одобрен (Думой, верхней палатой парламента (Советом Федерации) и, в конечном итоге, президентом Владимиром Путиным), закон также вступит в силу в отношении контрактов, заключенных до его публикации.

Будущий закон не говорит ни о какой форме согласия, ни о способах уведомления другой стороны об изменении юрисдикции.

Противоречия международному и национальному законодательству

В случае принятия этот закон будет противоречить международным договорам, которые Россия уже ратифицировала, и создаст еще больше исключений в национальном праве.

Россия является правопреемником СССР, ратифицировавшего Нью-Йоркскую конвенцию 22 ноября 1960 года. Конвенция ввела универсальный механизм признания и исполнения иностранных арбитражных решений, который будет применяться единообразно во всех Договаривающихся государствах. 3 Будучи Договаривающимся государством, Россия обязалась признавать иностранные арбитражные решения в соответствии с положениями статьи III: Каждое Договаривающееся государство признает арбитражные решения как обязательные и обеспечивает их исполнение в соответствии с правилами процедуры территории, на которой вынесено решение. полагается.

Исчерпывающий перечень оснований, которые национальные суды могут применять для отказа в признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, изложен в статье V Конвенции и не упоминает международные санкции.

Позже, 27 июня 1962 года, Россия ратифицировала Вторую Европейскую конвенцию о международном торговом арбитраже (Женевскую конвенцию). Предлагаемое положение законопроекта об одностороннем изменении применимого права к российскому законодательству противоречит статье VII международного соглашения, которая предусматривает, что стороны могут по соглашению выбрать закон, который будет применяться к существу спора, или, при отсутствии такого соглашения закон выбирается арбитрами.

Принятие законопроекта будет означать нарушение принципа международного права « Pacta sunt servanda » в отношении упомянутых выше Нью-Йоркской и Женевской конвенций. А именно, эти принципы задокументированы в Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года в статьях 26 и 27, в которых говорится, что «Каждый действующий договор является обязательным для его участников и должен ими добросовестно выполняться» и « Сторона не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания своего невыполнения договора.”

Наконец, на национальном уровне действующее российское законодательство ограничивает односторонние изменения условий контракта.

Статья 310 ГК РФ «Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства» предусматривает, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Статья 450 названного Кодекса «Основания изменения и расторжения договора» в п.1 предусматривает, что «изменение и расторжение договора возможны только по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, иными правовыми актами или договором».

Закон уже подвергся критике в российских юридических кругах. По сообщению информационного агентства «Интерфакс», статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов Константин Добрынин заявил, что законопроект о праве находящихся под санкциями россиян передавать дела в национальные суды из иностранных и международных является примером законодательного спама.

По его словам, эти поправки перечеркивают основы международного права и общие принципы права: «Невозможно навязать контрагенту изменение юрисдикции будущего спора в одностороннем порядке, хотя бы на уровне закона». 4

Между тем, начальник правового управления комитета ГД по государству и законодательству Е.В. Горбачева написала, что «концептуальных комментариев к законопроекту нет». 5 Законопроект прошел первое чтение в Госдуме 24 июля.

«Международного права не существует»

Законопроект внес экс-офицер ФСБ, а ныне депутат Госдумы Андрей Луговой. Он стал известен в связи с так называемым «полониевым скандалом» в 2006 году, когда другой агент ФСБ Александр Литвиненко умер в Лондоне от отравления радиоактивным элементом полоний-210. Королевская прокуратура Великобритании обвинила Андрея Лугового в убийстве Литвиненко и направила запрос о его экстрадиции в Россию.Генпрокуратура отклонила это ходатайство, и вскоре Луговой получил депутатский мандат и депутатскую неприкосновенность.

У Лугового очень прямолинейный взгляд на международное право. «Забудьте о международном праве. В отношениях между государствами существует только право сильного. Соединенные Штаты задерживают граждан любой страны в любой другой стране в соответствии с собственным законодательством США, а затем отправляют их в тюрьму на десятилетия. Россия должна обеспечить своим гражданам и нашему бизнесу право на справедливое судебное разбирательство, и никакое «международное право» не помешает нам сделать это », - написал он в своем блоге« Международного права не существует » 6 .

Сам Луговой находится в санкционном списке США 7 в связи с Законом Магнитского.

Одним из соавторов законопроекта является Виктор Пинский, который, как и Луговой, окончил одну из советских военных академий, но по специальности юрист.

Если этот закон будет принят, за пределами России он не будет реализован и не повлечет за собой юридических последствий.

Практический сценарий состоит в том, что какой-либо авторитетный трибунал или национальный суд не согласится отрицать свою собственную компетенцию в отношении спора в соответствии с новым российским законодательством по трем причинам.

  1. Нарушение принципа pacta sunt servanda ;

  2. В случае, если в споре участвуют российские и иностранные стороны, новый закон создает асимметрично благоприятные условия, обеспечивая домашний форум для одной стороны;

  3. Из-за негативного восприятия российских субъектов, находящихся под санкциями.

Однако, если закон будет принят, он может вынудить российские юридические лица, у которых возник спор против российских юридических лиц, подпадающих под санкции, передать свои дела в национальный арбитраж.Это также будет означать, что российский законодатель меняет правила игры на ходу, и компании и частные лица, попавшие под санкции, станут еще менее привлекательными для заключения контрактов.

Наконец, принятие закона Лугового будет означать, что санкции США действительно задели тех, кто лоббирует свои интересы в российском парламенте.

Дмитрий Артюхов,
Arbitration.ru
Главный редактор

1 URL: https: // созд.duma.gov.ru/bill/754380-7#bh_histras

2 URL: Mansors.com

3 URL: https://arbitration.ru/ru/press-centr/news/application-of-the-new-york-convention-in-russia/

4 URL: https://www.interfax.ru/russia/669351

5 URL: http://sozd.duma.gov.ru/download/C13027F3-9ED1-4640-BDB2-15167766FFC5

6 URL: https://aklugovoy.ru/mezhdunarodnogo-prava-ne-sushhestvuet/

7 URL: https: // sanctionssearch.ofac.treas.gov/Details.aspx?id=5384

Новые меры поддержки арендаторов

Правовые уведомления / 16.06.2020

22 мая 2020 года Государственная Дума Российской Федерации приняла и направила в Совет Федерации недавно широко обсуждавшийся законопроект, предусматривающий, в частности, дополнительные меры поддержки арендаторов во время коронавируса (Федеральный закон «О внесении изменений в некоторые Законодательные акты Российской Федерации в целях принятия неотложных мер, направленных на обеспечение устойчивого развития экономики и предотвращение последствий распространения новой коронавирусной инфекции »(проект №953580-7), - «ФЗ о неотложных мерах поддержки ») .

Первоначальная версия ФЗ «Срочные меры поддержки» предусматривала право любых арендаторов расторгнуть договор аренды в случае снижения дохода более чем на 50% без уплаты каких-либо санкций при расторжении. (мы писали об этом в подробнее в нашем предыдущем обзоре ) .

Тем не менее, окончательная версия ФЗ о мерах неотложной поддержки значительно отличается от исходного текста:

В соответствии с принятой версией ФЗ «О неотложной поддержке» арендаторы - субъектов малого и среднего бизнеса из наиболее пострадавших секторов экономики [1] имеют право:

  • требовать уменьшения арендной платы на срок до 1 года (по договорам аренды, заключенным до принятия решения о вводе состояния готовности в 2020 году),
  • отказаться от указанного договора аренды [2] не позднее 1 октября 2020 года. , если стороны не придут к соглашению между ними об уменьшении арендной платы в течение 14 рабочих дней с момента обращения арендатора.

Что касается платежей в случае досрочного прекращения договора аренды, то:

  • убытки в виде ожидаемых убытков, убытков при расторжении договора [3] и иных денежных сумм (если в соответствии с п. 3 статьи 310 Гражданского кодекса Российской Федерации право арендатора на одностороннее расторжение договора договор зависит от уплаты арендодателю определенной суммы денег, предусмотренной договором аренды) не взыскиваются с арендатора;
  • уплаченный арендодателю залог не возвращается арендатору;
  • Иных убытков возмещены в соответствии с гражданским законодательством.

В отношении арендаторов публичной собственности, за исключением арендаторов земельных участков, ФЗ «О неотложных мерах поддержки» предусматривает, что арендодатель [4] должен заключить дополнительное соглашение к договору аренды для продления срока аренды на срок до 1 год на тех же условиях (или других условиях, не ухудшающих положение арендатора) без проведения торгов и без оценки рыночной стоимости имущества, при условии, что арендатор надлежащим образом выполнил свои обязательства по договору .

В отношении арендаторов земельных участков государственного значения ФЗ «Меры экстренной поддержки» предусматривает, что арендатор имеет право требовать от арендодателя заключения дополнительного соглашения к договору аренды земельного участка [5] для продления срока действия такого договора без торги до 1 марта 2021 г. (на срок, не превышающий первоначальный срок действия договора аренды или на 3 года, если первоначальный срок был более 3 лет), независимо от оснований для его заключения, наличия или отсутствия задолженности по арендной плате, но при условии, что на дату обращения арендатора:

  • договор аренды еще не истек;
  • арендодатель не подавал иск о расторжении договора аренды;
  • нарушений законодательства Российской Федерации в связи с надзором за государственными землями или нерешенными нарушениями в связи с использованием земельного участка не выявлено.

Арендодатель должен заключить соответствующее дополнительное соглашение не позднее 5 рабочих дней с момента запроса.

[1] Постановление Правительства Российской Федерации от 3 апреля 2020 г. № 434 «Об утверждении перечня секторов экономики России, которые в наибольшей степени пострадали от ухудшения ситуации в результате распространения новая коронавирусная инфекция »включает в себя спортивно-оздоровительный бизнес, бизнес туристических агентств, гостиничный бизнес, общественное питание, организацию конференций и выставок, оказание бытовых услуг населению и розничную торговлю непродовольственными товарами.

[2] Согласно статье 450 ГК РФ

[3] Согласно статьям 393 и 393.1 ГК РФ

[4] По договорам аренды, заключенным путем проведения торгов до принятия решения о вводе состояния готовности в 2020 году.

[5] По договорам аренды земли, заключенным до принятия решения о вводе в состояние готовности в 2020 году.

Дополнительная информация

Новое договорное право в России, часть II

Согласно Гражданскому кодексу России договор может быть расторгнут или изменен (i) с согласия сторон, (ii) по решению суда или (iii) путем одностороннего отказа от исполнения соглашения (расторжение договора). ) если такой отказ предусмотрен действующим законодательством или договором.Положения Гражданского кодекса, регулирующие вопросы отмены и изменения, не избежали изменений в ходе реформы гражданского права. Данная статья посвящена исследованию изменений, чтобы понять, как поправки решили некоторые насущные проблемы на практике, отдали дань уважения теории права и стали более ориентированными на бизнес.

Правила голосования

Дополнены положения Гражданского кодекса, регулирующие расторжение и изменение договора по взаимному согласию сторон.Согласно новому параграфу 2 раздела 1 статьи 450, многосторонних соглашений между хозяйствующими субъектами теперь могут предусматривать расторжение и / или изменение либо единогласного соглашения сторон, либо волеизъявления большинства , выраженного в соглашение. Последний вариант раньше был недоступен. Определение большинства может быть дано таким многосторонним соглашением.

Отречение в двух словах

До 1 июня 2015 года Гражданский кодекс содержал очень скудное регулирование права на односторонний отказ от исполнения обязательства (отказ от договора) и его одностороннее изменение.Понятие одностороннего отказа (изменения) упоминается в статьях 310 «Недействительность одностороннего отказа от исполнения обязательства», 328 «Рассмотрение» и 450 «Основания для изменения и расторжения договора». Пробелы в законе были восполнены судебной практикой, которая дала толчок идеям, воплощенным в действующей редакции Гражданского кодекса. В результате в вышеупомянутые статьи были внесены поправки, а Гражданский кодекс был дополнен новой статьей 450.1 «Отказ от договора и отказ от прав по договору».

Кто может расторгнуть договор?

Как правило, отказ от договора не допускается. Согласно дореформенной редакции закона (статья 310) расторжение (одностороннее изменение) договора могло быть предусмотрено соглашением между субъектами хозяйствования . Похоже, эта формулировка исключила возможность согласования одного и того же, когда одна сторона договора является физическим лицом, а другая - юридическим лицом. Однако важное постановление, принятое Пленумом Верховного суда России, касающееся свободы договора и ее ограничений, истолковало это положение иначе.

Раздел 2, использующий в качестве примера вопросы отказа от авторства, является ключевой частью этого указа. В нем объясняется, как отличить факультативные положения от императивных, т.е. е. какие положения закона могут быть изменены по соглашению. Это неправильное понимание свободы договора в соответствии с российским законодательством оказало серьезное негативное влияние на российскую правовую систему и свело ее на нет. Договаривающиеся стороны руководствовались судебной практикой, в то время как суды считали свободу договора допустимой, когда она прямо предписывалась законом.

На основании этого ложного вывода расторжение (одностороннее изменение) договора между юридическими и физическими лицами запрещается законом. Однако Пленум Высшего Арбитражного Суда разъяснил, что императивная норма - это норма, предусматривающая прямого запрета . Остальные нормы не обязательны. Более того, императивы должны толковаться ограничительно: императивная норма должна предотвращать только те положения, которые нарушают законные права и интересы стороны, защищаемой законом (такой императивной нормой).

Физическое лицо является более слабой стороной, чем субъект хозяйствования, действуя как профессионал в определенной сфере бизнеса. Статья 310, разрешающая расторжение договора только между коммерческими организациями, на самом деле защищает физических лиц и работает от положений, дающих право коммерческим организациям отказываться от договоров, заключенных с физическими лицами. Хотя право на расторжение договора не может быть предоставлено хозяйствующему субъекту по договору с физическим лицом, соглашение об отказе от такого договора физическим лицом является законным.

Эта идея была реализована в новой редакции статьи 310 Гражданского кодекса. Примечательно, что субъекты хозяйствования могут иметь право на отказ от физических лиц в особых случаях, предусмотренных российским законодательством.

Принцип добросовестности

Одной из целей реформы гражданского права было укрепление принципа добросовестности.

Понятие добросовестности представлено статьей 10 Гражданского кодекса. Договорное право содержит специальные нормы в отношении принципа добросовестности: новая редакция статьи 307 Гражданского кодекса «Определение обязательства» предусматривает обязанность сторон договора (i) действовать честно, учитывая взаимные права и интересы, (ii) сотрудничать для достижения цели обязательства, и (iii) предоставлять друг другу необходимую информацию во время установления и исполнения и после прекращения обязательства.

Обязанность стороны действовать добросовестно при осуществлении своих прав на одностороннее изменение и / или отказ от договора теперь прямо определяется новыми положениями статей 450 и 450.1 Гражданского кодекса. В случае выхода стороны за рамки добросовестности суд, государственный арбитражный суд и арбитраж могут отказать в защите прав и интересов такой недобросовестной стороны полностью или частично либо принять другие меры защиты. Недобросовестная сторона также может быть обязана возместить убытки контрагента.

Плати и уходи!

Одно из наиболее желаемых изменений было внесено в раздел 3 статьи 310. В соответствии с этим разделом права сторон на одностороннее изменение обязательства или отказ от обязательства могут быть обусловлены выплатой определенной компенсации, предусмотренной соглашением другой стороне. Такая компенсация (размер штрафа) может быть согласована сторонами независимо от того, основано ли право на одностороннее изменение или отказ на основании закона или соглашения сторон.

Например, статья 782 Гражданского кодекса предусматривает право как работодателя, так и поставщика услуг отказаться от договора в любое время. В случае, если отказ инициирован поставщиком услуг , последний должен возместить убытки работодателя , причиненные отказом в полном объеме. Однако, если договор аннулируется работодателем , поставщик услуг имеет право потребовать возмещения его фактических расходов .Очевидно, что фактические расходы могут не отражать реальных транзакционных издержек поставщика услуг. На основании вновь предоставленного права согласовывать компенсацию за отказ от авторства права и интересы поставщика услуг могут быть защищены согласованной суммой штрафа.

Если производительность требует лицензирования

Закон предусматривает общие основания для отказа от договора. В случае, если у стороны нет лицензии, необходимой для выполнения контракта, другая сторона имеет право отказаться от контракта и взыскать убытки.Эта норма была внесена в статью 450.1 Гражданского кодекса.

Другой кирпич в стене: отказ

Общее правило, действующее с момента принятия Гражданского кодекса, гласит, что отказ от прав физических и юридических лиц не прекращает действие таких прав, если иное не предусмотрено законом. Новая статья 450.1 Гражданского кодекса прямо регулирует такие исключения из общего правила и проводит различие между отказом от права на отказ и отказом от других прав.

Вкратце, содержание нормы, относящейся к отказу от права на отказ от договора, составляет отказаться или забыть . В случае возникновения обстоятельств, дающих стороне право реализовать свое право на отказ, и такая сторона тем не менее подтверждает действительность договора своими действиями или бездействием, право на отказ на основании таких обстоятельств считается прекращенным и не может быть реализовано позже.

Отказ от других прав распространяется на договорные отношения между хозяйствующими субъектами .Отказ от прав (а также неисполнение прав в срок), предусмотренных законом или соглашением, препятствует осуществлению таких прав на этих основаниях отказавшейся стороной договора в будущем, за исключением случаев, когда те же основания снова дать начало правам. Закон или соглашение могут аннулировать превентивное действие отказа.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *