Статьи ук рф за терроризм: УК РФ Статья 205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма

Содержание

Уголовная ответственность за преступления террористического характера БАРНАУЛ :: Официальный сайт города

Порядок приема и рассмотрения обращений

Все обращения поступают в отдел по работе с обращениями граждан организационно-контрольного комитета администрации города Барнаула и рассматриваются в соответствии с Федеральным Законом от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», законом Алтайского края от 29.12.2006 № 152-ЗС «О рассмотрении обращений граждан Российской Федерации на территории Алтайского края», постановлением администрации города Барнаула от 21.08.2013 № 2875 «Об утверждении Порядка ведения делопроизводства по обращениям граждан, объединений граждан, в том числе юридических лиц, организации их рассмотрения в администрации города, органах администрации города, иных органах местного самоуправления, муниципальных учреждениях, предприятиях».

Прием письменных обращений граждан, объединений граждан, в том числе юридических лиц принимаются по адресу: 656043, г.Барнаул, ул.Гоголя, 48, каб.114.

График приема документов:

 понедельник –четверг с 08.00 до 17.00пятница с 08.00 до 16.00, перерыв с 11.30 до 12.18. При приеме документов проводится проверка пунктов, предусмотренных ст.7 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»:

1. Гражданин в своем письменном обращении в обязательном порядке указывает либо наименование государственного органа или органа местного самоуправления, в которые направляет письменное обращение, либо фамилию, имя, отчество соответствующего должностного лица, либо должность соответствующего лица, а также свои фамилию, имя, отчество (последнее — при наличии), почтовый адрес, по которому должны быть направлены ответ, уведомление о переадресации обращения, излагает суть предложения, заявления или жалобы, ставит личную подпись и дату.

2.  В случае необходимости в подтверждение своих доводов гражданин прилагает к письменному обращению документы и материалы либо их копии.

3.  Обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в форме электронного документа, подлежит рассмотрению в порядке, установленном настоящим Федеральным законом.

В обращении гражданин в обязательном порядке указывает свои фамилию, имя, отчество (последнее — при наличии), адрес электронной почты. Гражданин вправе приложить к такому обращению необходимые документы.

В соответствии со статьей 12 Федерального закона от 2 мая 2006 года № 59-ФЗ письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу рассматривается в течение 30 дней со дня его регистрации.

Ответ на электронное обращение направляется в форме электронного документа по адресу электронной почты, указанному в обращении, или в письменной форме по почтовому адресу, указанному в обращении.

Итоги работы с обращениями граждан в администрации города Барнаула размещены на интернет-странице организационно-контрольного комитета.

"Способов соскочить нет": кого в России судят за оправдание терроризма

  • Всеволод Бойко
  • Би-би-си

Автор фото, TASS/Getty Images

Подпись к фото,

ФСБ в последнее время активизировало работу по выявлению "оправдания терроризма"

За последние три года в России резко выросло число уголовных дел, возбужденных по уголовной статье об оправдании терроризма. Русская служба Би-би-си рассказывает, кого по ним судят и как.

Утром 6 февраля по кровати псковской журналистки Светланы Прокопьевой полз незнакомый мужчина. Он хотел подобраться к шкафу и вынужден был залезть на кровать, занимавшую всю ширину комнаты. Мужчина был одним из оперативников, которые проводили у журналистки обыск по статье 205.2 УК РФ (публичное оправдание терроризма).

Прокопьева не состояла в террористических или экстремистских организациях, она известный псковский журналист, какое-то время возглавляла местную газету "Псковская губерния".

Внимание силовиков привлекла программа "Эха Москвы в Пскове", в которой Прокопьева обсуждала взрыв в управлении ФСБ по Архангельской области: в октябре 2018 года его устроил 17-летний Михаил Жлобицкий. Он погиб на месте, трое сотрудников спецслужбы получили ранения.

Прокопьева предположила в эфире, что государство будто бы "само воспитало" поколение граждан, которые борются с ним. Это высказывание и стало поводом для уголовного дела.

Журналистка не считает, что оправдывала терроризм. Она предполагает, что "просто попала под какой-то мониторинг". "Мне кажется, что после взрыва в Архангельске они вообще проводили большую работу по поиску, скажем так, реакции на это событие. И, насколько я знаю, мое уголовное дело не единственное", - говорила она в интервью Би-би-си.

Автор фото, Фото Сергея Рыженкова

Подпись к фото,

Светлана Прокопьева считает, что ее слова о взрыве в архангельском управлении ФСБ не повод для уголовного преследования

Взрыв в Архангельске и его последствия

Действительно, фигурантами дел об оправдании терроризма после взрыва стали как минимум четыре человека, комментировавшие это событие.

6 ноября суд в Калининграде на два месяца арестовал 24-летнего жителя города Вячеслава Лукичева. Его адвокат Мария Бонцер рассказывала Би-би-си, что Лукичев "поместил в интернете скриншот предсмертной записки [Жлобицкого] и свое отношение к этому". Лукичев обвиняется по второй части статьи 205.2 УК - публичное оправдание терроризма с использованием интернета.

Спустя две недели пришли к 52-летней активистке КПРФ из города Вытегры Вологодской области Надежде Ромасенко. По версии следствия, она тоже разместила у себя на странице предсмертный пост юноши и сопроводила его комплиментарным комментарием.

В интервью радио "Свобода" Ромасенко признала, что оставила комментарий, но говорила, что не знает, как сам предсмертный пост оказался на ее странице.

36-летнего специалиста по раритетному оружию Павла Зломного арестовали еще в феврале прошлого года - его обвиняли в незаконном обороте оружия. Мать Зломнова жаловалась, что его пытали сразу после задержания, писала "Медиазона".

Спустя год ему изменили меру пресечения на подписку о невыезде - но тут же задержали вновь. Поводом для нового дела о публичном оправдании терроризма послужили стихи о событиях в Архангельске, написанные Зломновым в СИЗО.

Как и кого судили раньше

Статья 205.2 - публичное оправдание терроризма - появилась в Уголовном кодексе РФ еще 12 лет назад по требованию Конвенции совета Европы по предупреждению терроризма. Но еще четыре года назад количество дел, возбужденных по этой статье, не превышало десятка в год.

"Примерно до 2015-2016 года статья применялась крайне редко - несколько дел в год, - говорит юрист международной правозащитной группы "Агора" Дамир Гайнутдинов. - Чаще всего это были дела исламистов. Иногда [статья] использовалась в отношении активистов, которых нужно было целенаправленно преследовать, например, Бориса Стомахина или Алексея Кунгурова".

Публицист радикальных взглядов Стомахин был осужден за свои статьи и посты трижды за последние 13 лет. Дважды в списке обвинений оказывалось оправдание терроризма и один раз - покушение на это преступление. Поводом для обвинений были статьи под названиями "Памяти шахидов", "Годовщина цареубийства", "Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных!".

Ни в одном из случаев Стомахин не признал свою вину. С 2015 года он отбывает семь лет заключения по последнему делу.

Правозащитный центр "Мемориал" не признал Стомахина политзаключенным, отметив, что его тексты "заслуживают серьезного порицания", так как "в них содержатся призывы к насилию". При этом "Мемориал" все же охарактеризовал его преследование как "политически мотивированное".

После 2015 года число приговоров за оправдание терроризма стало исчисляться несколькими десятками в год. В 2015 году по статье 205.2 было вынесено восемь приговоров, в 2016 году - 47, в 2017 - 96, а в первом полугодии 2018 - 50 (более свежих данных пока нет), подсчитала "Агора".

Автор фото, Valeriy Sharifulin/TASS

Подпись к фото,

Публицист Борис Стомахин в 2014 году перед оглашением приговора по одному из дел

За 12 лет существования статьи она была заметно ужесточена. Выросли сроки заключения (до семи лет), отягчающим обстоятельством стало использование не только СМИ, но и интернета, а с 2017 года под нее стали попадать не только "призывы и оправдание", но и пропаганда терроризма.

Кроме того, с 2016 года все дела о терроризме рассматривают только в окружных военных судах. Заседания по ним проходят без участия присяжных. Дела по статье 205.2 в последнее время ведет преимущественно ФСБ.

Европейская практика

Комиссар Совета Европы по правам человека Дуня Миятович в конце 2018 года выражала обеспокоенность тем, что "злоупотребление антитеррористическим законодательством превращается в одну из самых распространенных угроз свободе выражения мнений, в том числе свободе СМИ в Европе".

Эта проблема, по словам Миятович, характерна не только для России или Турции, но и для стран Западной Европы.

Например, во Франции уголовная статья об оправдании терроризма, отмечала еврокомиссар, применяется в самых различных делах: "От вынесения приговоров убежденным сторонникам ИГИЛ ("Исламское государство", запрещено в России. - Би-би-си), призывающим к дальнейшим террористическим атакам, до судебного преследования активиста веганского движения, который был условно осужден на семь месяцев лишения свободы за пост в "Фейсбуке", в котором он радовался гибели торговца мясом в результате террористической атаки".

Последнее обновление статьи об оправдании терроризма, существовавшей во Франции еще с 1881 года, произошло в 2014 году. Максимальное наказание по ней, как и в России, составляет семь лет лишения свободы.

Согласно статистике, приведенной Миятович, после последнего обновления статьи число лиц, осужденных за оправдание терроризма, "растет в геометрической прогрессии": три человека в 2014 году, 230 - в 2015 году, 306 - в 2016 году.

В Испании в 2015 году ужесточили наказание за "прославление терроризма" с использованием интернета. По данным организации Amnesty International, с 2015-го по 2017 год по этой статье были осуждены 84 человека, в то время как с 2011-го по 2013 год по ней были осуждены только 23 человека.

Британию Миятович отнесла "к многочисленной группе государств, которые приняли или собираются принять меры, криминализирующие выражение определенных мнений в угоду интересам национальной безопасности". Она упомянула законопроект о борьбе с терроризмом и обеспечении безопасности границ, проходивший в тот момент через британский парламент.

"Законопроект, в частности, предусматривает уголовную ответственность за просмотр онлайн-контента, который может быть полезен террористам, в отсутствие доказательств наличия террористического умысла; данные положения могут воспрепятствовать работе журналистов-расследователей и ученых", - опасалась Миятович.

Документ насторожил представителей британской прессы, но в итоге был одобрен обеими палатами парламента с поправками, делающими журналистов чуть менее уязвимыми для норм закона.

Иллокуция, перлокуция и пресуппозиция

В России одним из важнейших элементов расследований по статье 205.2 стала экспертиза, которая ложится в основу обвинительного заключения.

Ее, как правило, выполняют члены экспертных подразделений ФСБ, а также сотрудники лабораторий судебной экспертизы минюста.

Независимые эксперты крайне редко привлекаются к такой деятельности, рассказывает действительный член Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам (ГЛЭДИС). Этот собеседник Би-би-си пожелал остаться неназванным, так как его общение со СМИ могут не одобрить на основном месте работы.

По его словам, Российский федеральный центр судебной экспертизы при минюсте (РФЦСЭ) в своих методических пособиях четко указал, как анализировать тексты по делам, связанным с экстремизмом и терроризмом. Авторы методичек подчеркивают, что для утвердительного ответа на вопрос о наличии призывов, оправдания или пропаганды терроризма нужно не только установить, что оправдывает автор или к чему он призывает, но и четко определить, какими речевыми средствами он это делает.

Однако на практике в дело вступает человеческий фактор - никто не застрахован от ангажированности экспертов, их непрофессионализма или ошибочного восприятия ими своей задачи, говорит собеседник Би-би-си. Так, экспертизы иногда выполняют сотрудники без достаточного опыта работы или с неясной квалификацией, которые не владеют основными методиками лингвистического анализа, жалуется он.

"Для таких экспертов практически любое слово несет в себе отрицательный заряд. И в основу выводов ложится не серьезное, научно и методически выверенное исследование, а субъективное восприятие спорного текста. Критерий один: мне это не нравится, я к этому отношусь плохо", - объясняет собеседник Би-би-си.

"Когда отсутствуют лингвистические признаки призывов, в ход идут так называемые "косвенные" и "скрытые" призывы", - продолжает эксперт ГЛЭДИС. Хотя в методических пособиях РФСЦЭ употребление термина "скрытый призыв" подвергается резкой критике.

Наконец, юристы иногда просто не понимают часть написанного в экспертизе, говорит источник Би-би-си: "В минувшем году адвокаты очень часто обращались ко мне за консультациями: им непонятны сугубо лингвистические термины - иллокуция, перлокуция, пресуппозиция, семантическая валентность".

Срок за проповедь

11 июля 2016 года машину 64-летнего имама московской мечети Ярдям Махмуда Велитова остановили по дороге из Подмосковья в столицу сотрудники правоохранительных органов. Как рассказывал позже адвокат Велитова Дагир Хасавов, имам с семьей возвращался в Москву с дачи.

"Люди [задержавшие Велитова] не представились. До сегодняшнего дня мы не знаем, кто его задержал. Они сказали: вам угрожает опасность со стороны скинхедов", - пересказывал во время слушаний в суде Хасавов диалог своего подзащитного с неизвестными силовиками.

Позже выяснилось, что имам проходит по делу об оправдании терроризма. Поводом для расследования стала проповедь, которую священнослужитель произнес в сентябре 2013 года.

Велитов предложил произнести заупокойную молитву по убитому в Дагестане Абдулле Гаппаеву. Он был застрелен неизвестными вечером 15 сентября 2013 года в дагестанском Кизляре.

Как стало известно в суде, по данным центра "Э", убитый состоял на профилактическом учете как религиозный экстремист, был членом организации "Хизб ут-Тахрир аль-Ислами" (в 2003 году Верховный суд России признал ее террористической и запретил). Также Гаппаев проходил подозреваемым по делу об участии в террористической организации, покушении на насильственный захват власти и экстремизме.

Автор фото, TASS

Подпись к фото,

Махмуд Велитов попал под суд за то, что упомянул в своей пропроведи погибшего подозреваемого в террористической деятельности

Имам почти дословно повторил одну из новостей о гибели Гаппаева с русскоязычного сайта "Хизб ут-Тахрир". Священнослужитель ни разу не упомянул запрещенную в России организацию, отметил, что убитый был хорошим человеком, и призвал помолиться за него.

Велитов не признал свою вину. "У меня не было злого умысла. Я не был осведомлен, что правоохранительные органы считали Гаппаева террористом или членом запрещенной "Хизб ут-Тахрир", - сказал имам в последнем слове.

Он был приговорен к трем годам колонии общего режима. "Мемориал" признал Велитова политзаключенным. "Вы что в нем исправить хотите? Религиозное восприятие мира его? Это не получится", - риторически спрашивает адвокат Хасавов.

Год назад Европейский суд по правам человека коммуницировал жалобу Велитова. По словам Хасавова, Велитов жалуется на несправедливый приговор, преследование за религиозные убеждения и ограничение свободы слова. Защитник потребовал срочного рассмотрения жалобы в связи с "плачевной ситуацией" со здоровьем Велитова, находящегося в заключении.

За пост в "Живом журнале"

Обвиняемые по статье 205.2 УК РФ в предварительном заключении содержатся в особых условиях, вспоминает блогер Алексей Кунгуров, который отсидел два года по этой статье.

"В СИЗО сейчас спецблоки для этих террористов, экстремистов. Я вот когда по пересылкам катался, в этих спецблоках квартировал, где только такой контингент. И в самые суровые места их запихивают. В колониях то же самое", - вспоминает Кунгуров.

Время, проведенное в СИЗО, тем не менее, показалось ему "лучшей частью срока", поскольку позже в колонии-поселении и колонии общего режима он большую часть времени просидел в штрафных изоляторах.

Кунгуров говорит, что это было связано не столько со статьей, по которой он сидел, сколько с его репутацией заключенного, который может предать огласке информацию о нарушениях в местах заключения.

Кунгурова задержали 4 марта 2016 года. Уголовное дело против блогера возбудили за пост в "Живом журнале" под заголовком "Кого бомбят путинские соколы", опубликованный в октябре 2015 года. Он был посвящен тому, что представляет собой "Исламское государство" (организация признана террористической, ее деятельность запрещена на территории РФ), против которого Россия тогда начала военную операцию в Сирии.

Кунгуров не признал своей вины. В частности, он говорит, что "формально" не писал тот пост. По его словам, следствие утверждало, что он разместил запись, находясь у себя дома. Кунгуров же утверждает, что был в это время отпуске в Краснодарском крае. А пост был компиляцией из неопубликованной книги Кунгурова, которую по его просьбе разместил товарищ, занимавшийся продвижением блога. Но Приволжский окружной военный суд не поверил его доводам.

Блогер считает, что "никаких способов соскочить с этой статьи нет", так как исход дела зависит от экспертизы, которую заказывает ФСБ. "Мемориал" признал Кунгурова политзаключенным.

После освобождения Кунгуров высказывал желание покинуть Россию. Сейчас он, по собственному выражению, находится "в подполье". Он объясняет это тем, что против него "пытаются сшить два-три дела". В разговоре через Skype Кунгуров не сказал, где живет, ограничившись словами о том, что находится "в Евразии".

Замена 282-й статьи

До недавнего времени главной "политической" статьей УК РФ была 282-я - о возбуждении ненависти либо вражды. Международная правозащитная организация Amnesty International еще в 2008 году выразила беспокойство в связи с тем, что "судебное преследование по статье 282 использовалось для подавления мирного осуществления права на свободу выражения".

Из-за размытости формулировок и широкого применения о 282-й статье говорили как об инструменте, который помогает возбуждать дела против активистов. Также она известна как "экстремистская статья" и ассоциируется в российском сегменте интернета с выражениями "срок за репост" или "посадка за репост".

В прошлом году депутат Госдумы от КПРФ Сергей Шаргунов во время "прямой линии" пожаловался президенту России Владимиру Путину на чрезмерное применение 282-й статьи. Президент согласился с Шаргуновым. Он сказал, что нельзя "собрать все книги да и сжечь", цитируя "Горе от ума".

В конце декабря 2018 года Путин подписал одобренный обеими палатами парламента президентский законопроект, который частично декриминализировал 282-ю статью.

"Экстремизм и оправдание или призывы к террористической деятельности - это одно и то же, - рассуждает Кунгуров, отбывший наказание по статье 205.2. - Но их разделили специально: 282-я была "ментовская", а 205.2 - "фээсбэшная". Чтобы у каждого ведомства была своя собственная статья, по которой они возбуждают или ведут дела - и могут по желанию "прессовать" неугодных".

После частичной декриминализации 282-й статьи, "оправдание терроризма" имеет все шансы стать одним из основных инструментов для политических репрессий, "и, соответственно, проводником их будет ФСБ", говорит Гайнутдинов из "Агоры".

Русская служба Би-би-си ожидает ответа от ФСБ.

«Мемориал» недоволен терминологией статьи о террористическом сообществе

Статья УК РФ об организации террористического сообщества и участии в нем крайне неопределенна, допускает множество интерпретаций и таким образом «развязывает руки следствию», говорится в докладе правозащитного центра «Мемориал». Правозащитники указывают, что применение этой статьи становится все более частым, считая это «тревожным моментом». Опрошенные “Ъ” эксперты уточняют: проблема с определением понятия «терроризм» не только российская, четкой трактовки не существует и в международном праве.

«Обвинения в терроризме стали хитом сезона,— отмечает в докладе его автор, сотрудник программы поддержки политзаключенных ПЦ "Мемориал" Дарья Костромина.— Даже люди, лишь изредка отслеживающие информацию о политических преследованиях в России, слышали хотя бы о судебном процессе по делу "Сети" (сообщество запрещено в РФ.— “Ъ”) — по версии следствия и суда, боевой группы анархистов, тренировавшихся для совершения терактов и свержения власти, а по версии защиты, разрозненной компании страйкболистов-любителей».

В докладе анализируется применение ст. 205.4 УК РФ об организации террористического сообщества и участии в нем, которая введена в 2013 году.

Она предусматривает наказание за создание террористического сообщества, «то есть устойчивой группы лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности…, либо иных преступлений в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма», лишением свободы на срок от 15 лет до пожизненного заключения. За участие в сообществе срок лишения свободы составляет 5–10 лет.

Госпожа Костромина отмечает, что формулировки статьи позволяют «активно использовать неопределенность в антитеррористическом законодательстве — размытую разницу между экстремизмом и терроризмом, разницу между поджогом, хулиганством и терактом, понятия сплоченности группы, лидерства»:

«Обвинения в терроризме зависят в основном от интерпретаций, зачастую спорных или заведомо необоснованных».

Так, помимо дела «Сети» в докладе приводится в пример дело Александра Кольченко (фигурант дела режиссера Олега Сенцова), который в 2015 году получил 10 лет колонии за поджог будущего офиса «Единой России», а также приговор в отношении Юрия Корного (2017 год, дело межрегиональной организации «Артподготовка», запрещенной в РФ), который также был приговорен к 10 годам лишения свободы за то, что «готовился поджечь сено и декорации на Манежной площади».

В докладе отмечается, что, по данным судебного департамента Верховного суда РФ, в 2019 году обвинительные приговоры были вынесены по 29 делам, где фигурировала упомянутая статья. Однако, отмечает автор, «необходимость в ст. 205.4 УК РФ в целом является спорной, так как существует и квалифицирующий признак "совершение организованной группой", утяжеляющий обвинение в теракте, и отягчающее обстоятельство преступления в составе организованной группы или преступного сообщества (ст. 63 УК РФ), применимое к любому преступлению»: «Ст. 205.4 УК РФ "хороша" тем, что ее можно применять и без конкретных преступных действий, приговаривая обвиняемых к огромным срокам наказания».

Член совета ПЦ «Мемориал» юрист Татьяна Глушкова подтвердила, что «у следствия в таких делах сильно развязаны руки — ему не нужно доказывать отдельные факты совершения или подготовки терактов, а только "террористический" характер сообщества»:

«При этом, по сложившейся практике, сообщество может быть признано террористическим, даже если не установлено ни одного конкретного теракта, который его члены планировали совершить».

«Мы видим, что с момента появления этой статьи ее применение становится все более частым, она применяется на все более широких и неконкретных основаниях, трудно квалифицируемых»,— заявил руководитель программы поддержки политзаключенных ПЦ «Мемориал» Сергей Давидис. Он указал, что в отличие от террористической организации, «которая заранее признается таковой судебным решением, и человек знает, что ее деятельность запрещена, террористическое сообщество объявляется задним числом». «И неконкретность признаков не позволяет людям заранее предполагать, что они совершают преступление»,— сказал он.

Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, впрочем, отметил, что само определение «терроризма» является нечетким не только в российском УК, но и в законодательстве других стран, в частности, США: «Террористические действия трудно отделить от тех, что у нас квалифицируются как экстремистские, совершенные, например, по мотивам политической ненависти или вражды. Проблема не только наша, многое остается на усмотрение правоохранительных органов. И даже в международном праве плохо с определениями этой части — нет общепринятого понятия терроризма, однако у него есть спорные моменты».

Валерия Мишина


Терроризм представляет угрозу международному миру и безопасности, развитию дружественных отношений между государствами, сохранению территориальной целостности государств, их политической, экономической и социальной стабильности, а также осуществлению основных прав и свобод человека и гражданина, включая право на жизнь.

Международное сообщество, осознавая опасность терроризма и стремясь выработать эффективные меры по его предупреждению, приняло ряд документов, к которым относятся конвенции Организации Объединенных Наций (например, Международная конвенция о борьбе с захватом заложников, Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма), Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма и др.

В международных документах указывается, что терроризм ни при каких обстоятельствах не может быть оправдан соображениями политического, философского, идеологического, расового, этнического, религиозного или иного характера, а лица, виновные в совершении актов терроризма и других предусмотренных указанными конвенциями преступлений, должны привлекаться к ответственности в соответствии с законом и им следует назначать наказание с учетом тяжести совершенных преступлений. Наряду с этим, меры по предупреждению или пресечению таких преступлений должны приниматься при соблюдении верховенства закона и демократических ценностей, прав человека и основных свобод, а также других положений международного права.

В Российской Федерации правовую основу противодействия терроризму составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности", Федеральный закон от 6 марта 2006 г. N 35-ФЗ "О противодействии терроризму" и другие нормативные правовые акты, направленные на противодействие терроризму.

В целях уголовно-правового обеспечения противодействия терроризму и в интересах выполнения международных обязательств Уголовный кодекс Российской Федерации устанавливает ответственность за совершение преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 220, 221, 227, 277, 278, 279, 360.

В связи с вопросами, возникающими у судов при рассмотрении уголовных дел о террористическом акте (статья 205 УК РФ), содействии террористической деятельности (статья 205.1 УК РФ), публичных призывах к осуществлению террористической деятельности или публичном оправдании терроризма (статья 205.2 УК РФ), об организации незаконного вооруженного формирования или участии в нем (статья 208 УК РФ), и в целях обеспечения единства судебной практики Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, постановляет:

1. Обратить внимание судов на то, что совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, а равно угроза совершения указанных действий квалифицируются как террористический акт (статья 205 УК РФ) только при наличии у лица цели воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями.
Следует иметь в виду, что указанное воздействие может выражаться в побуждении соответствующих субъектов к совершению определенных действий либо к воздержанию от их совершения (например, в требовании освободить участников террористической организации, содержащихся в исправительных учреждениях).

2. Совершение взрыва, поджога или иных действий подобного характера влечет уголовную ответственность по статье 205 УК РФ в тех случаях, когда установлено, что указанные действия имели устрашающий население характер и создавали опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий.
Устрашающими население могут быть признаны такие действия, которые по своему характеру способны вызвать страх у людей за свою жизнь и здоровье, безопасность близких, сохранность имущества и т.п.
Опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий должна быть реальной, что определяется в каждом конкретном случае с учетом места, времени, орудий, средств, способа совершения преступления и других обстоятельств дела (данных о количестве людей, находившихся в районе места взрыва, о мощности и поражающей способности использованного взрывного устройства и т.п.).

3. Под иными действиями, устрашающими население и создающими опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в статье 205 УК РФ следует понимать действия, сопоставимые по последствиям со взрывом или поджогом, например устройство аварий на объектах жизнеобеспечения; разрушение транспортных коммуникаций; заражение источников питьевого водоснабжения и продуктов питания; распространение болезнетворных микробов, способных вызвать эпидемию или эпизоотию; радиоактивное, химическое, биологическое (бактериологическое) и иное заражение местности; вооруженное нападение на населенные пункты, обстрелы жилых домов, школ, больниц, административных зданий, мест дислокации (расположения) военнослужащих или сотрудников правоохранительных органов; захват и (или) разрушение зданий, вокзалов, портов, культурных или религиозных сооружений.

4. Угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий (часть 1 статьи 205 УК РФ), может быть выражена различными способами (например, устное высказывание, публикация в печати, распространение с использованием радио, телевидения или иных средств массовой информации, а также информационно-телекоммуникационных сетей).

5. Предусмотренное частью 1 статьи 205 УК РФ преступление, совершенное лицом путем взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, считается оконченным с момента совершения указанных действий.

6. При квалификации террористического акта по пункту "а" части 2 статьи 205 УК РФ следует учитывать, что под организованной группой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы).
В случае признания террористического акта совершенным организованной группой действия всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении этого преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по соответствующей части статьи 205 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ.

7. Решая вопрос о том, является ли ущерб значительным (пункт "в" части 2 статьи 205 УК РФ), следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или затрат на восстановление поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего, например в зависимости от рода его деятельности или материального положения либо финансово-экономического состояния юридического лица, являвшегося собственником или иным владельцем уничтоженного либо поврежденного имущества.
Причинение в результате террористического акта значительного имущественного ущерба квалифицируется по пункту "в" части 2 статьи 205 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 167 УК РФ не требует.

8. К иным тяжким последствиям применительно к пункту "в" части 2 статьи 205 УК РФ могут относиться, в частности, причинение тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, средней тяжести вреда здоровью двум и более лицам, дезорганизация деятельности органов государственной власти и местного самоуправления; длительное нарушение работы предприятия (предприятий) и (или) учреждения (учреждений) независимо от их ведомственной принадлежности, формы собственности, организационно-правовой формы; существенное ухудшение экологической обстановки (например, деградация земель, загрязнение поверхностных и внутренних вод, атмосферы, морской среды и иные негативные изменения окружающей среды, препятствующие ее сохранению и правомерному использованию, устранение последствий которых требует длительного времени и больших материальных затрат).
При решении вопроса о том, явилось ли нарушение работы предприятия или учреждения длительным, судам надлежит исходить из конкретных обстоятельств дела, учитывая при этом специфику их деятельности, общую продолжительность приостановления работы, размер причиненных им убытков и т.д.

9. В случае, если террористический акт повлек умышленное причинение смерти человеку (либо двум и более лицам), содеянное охватывается пунктом "б" части 3 статьи 205 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 105 УК РФ не требует.

10. Если в процессе совершения террористического акта были использованы незаконно приобретенные либо хранящиеся ядерные материалы и радиоактивные вещества, а также незаконно приобретенные, хранящиеся либо изготовленные огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества или взрывные устройства, то действия лица подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 205 УК РФ и соответственно статьей 220, 222 или 223 УК РФ.

11. Судам необходимо иметь в виду, что посягательство на жизнь и здоровье другого человека путем производства взрыва, поджога или иных действий подобного характера, совершенное по мотиву мести или личных неприязненных взаимоотношений и не преследующее цель воздействовать на принятие решения органами власти или международными организациями, не образует состав преступления, предусмотренный статьей 205 УК РФ, и квалифицируется по соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации.

12. В том случае, если лицо совершает посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля либо лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа путем совершения взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями, содеянное надлежит квалифицировать по статье 205 УК РФ.
Когда посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля хотя и совершается указанными способами, но в целях прекращения его государственной или политической деятельности либо из мести за такую деятельность, содеянное квалифицируется по статье 277 УК РФ.
Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, сотрудника правоохранительного органа, совершенное путем взрыва, поджога или иных действий подобного характера в целях воспрепятствования их законной деятельности либо из мести за такую деятельность, квалифицируется соответственно по статье 295 УК РФ или статье 317 УК РФ.

13. Действия участников незаконного вооруженного формирования, банды, преступного сообщества (преступной организации), совершивших террористический акт, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 205 УК РФ и соответственно статьей 208, 209 или 210 УК РФ.

14. При рассмотрении судами уголовных дел о преступлениях, предусмотренных статьей 205.1 УК РФ, под склонением, вербовкой или иным вовлечением лица в совершение хотя бы одного из преступлений, перечисленных в части 1 статьи 205.1 УК РФ, следует понимать, в частности, умышленные действия, направленные на вовлечение лица в совершение одного или нескольких указанных преступлений, например путем уговоров, убеждения, просьб, предложений (в том числе совершенные посредством размещения материалов на различных носителях и распространения через информационно-телекоммуникационные сети), применения физического воздействия или посредством поиска лиц и вовлечения их в совершение хотя бы одного из указанных преступлений.

15. Под вооружением в части 1 статьи 205.1 УК РФ понимается снабжение лиц, участвующих в террористической деятельности, оружием, боеприпасами, взрывчатыми веществами и взрывными устройствами, радиоактивными веществами, ядерными материалами, боевой техникой и т.п. в целях совершения хотя бы одного из преступлений, перечисленных в этой статье.
Подготовка лиц в целях совершения преступлений, указанных в части 1 статьи 205.1 УК РФ, заключается в обучении правилам обращения с оружием, боеприпасами, взрывными устройствами, средствами связи, правилам ведения боевых действий, а также в проведении соответствующих инструктажей, тренировок, стрельб, учений и т.п.

16. Финансированием терроризма следует признавать, наряду с оказанием финансовых услуг, предоставление или сбор не только денежных средств (в наличной или безналичной форме), но и материальных средств (например, предметов обмундирования, экипировки, средств связи) с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 205.1, 205.2, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений (например, систематические отчисления или разовый взнос в общую кассу, приобретение недвижимости или оплата стоимости ее аренды, предоставление денежных средств, предназначенных для подкупа должностных лиц).

17. К лицам, использующим свое служебное положение (часть 2 статьи 205.1 УК РФ), следует относить как должностных лиц, так и государственных служащих и служащих органов местного самоуправления, не относящихся к числу должностных лиц, а также лиц, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющих организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в коммерческой организации независимо от формы собственности или в некоммерческой организации, не являющейся государственным или муниципальным учреждением.
Использование служебного положения при совершении преступлений, предусмотренных статьей 205.1 УК РФ, выражается не только в умышленном использовании такими лицами своих служебных полномочий, но и в оказании влияния, определяемого значимостью и авторитетом занимаемой ими должности, на других лиц в целях побуждения их к совершению действий, направленных на содействие террористической деятельности.

18. Под публичными призывами к осуществлению террористической деятельности в статье 205.2 УК РФ следует понимать выраженные в любой форме (устной, письменной, с использованием технических средств, информационно-телекоммуникационных сетей) обращения к другим лицам с целью побудить их к осуществлению террористической деятельности.
Согласно примечанию к статье 205.2 УК РФ публичное оправдание терроризма выражается в публичном заявлении о признании идеологии и практики терроризма правильными, нуждающимися в поддержке и подражании. При этом под идеологией и практикой терроризма понимается идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных, насильственных действий (пункт 1 статьи 3 Федерального закона "О противодействии терроризму").

19. Вопрос о публичности призывов к осуществлению террористической деятельности или оправдания терроризма (статья 205.2 УК РФ) должен разрешаться судами с учетом места, способа, обстановки и других обстоятельств дела (обращения к группе людей в общественных местах, на собраниях, митингах, демонстрациях, распространение листовок, вывешивание плакатов, размещение обращений в информационно-телекоммуникационных сетях общего пользования, включая сеть Интернет, например на сайтах, форумах или в блогах, распространение обращений путем массовой рассылки электронных сообщений и т.п.).

20. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности (часть 1 статьи 205.2 УК РФ) следует считать оконченным преступлением с момента публичного провозглашения (распространения) хотя бы одного обращения независимо от того, удалось побудить других граждан к осуществлению террористической деятельности или нет.
Публичное оправдание терроризма образует состав оконченного преступления с момента публичного выступления лица, в котором оно заявляет о признании идеологии и практики терроризма правильными и заслуживающими поддержки и подражания.

21. Решая вопрос об использовании средств массовой информации для публичных призывов к совершению террористической деятельности или публичного оправдания терроризма (часть 2 статьи 205.2 УК РФ), необходимо учитывать положения Закона Российской Федерации от 27 декабря 1991 года N 2124-I "О средствах массовой информации" (с последующими изменениями).
Преступления, предусмотренные частью 2 статьи 205.2 УК РФ, следует считать оконченными с момента распространения продукции средств массовой информации (например, продажа, раздача периодического печатного издания, аудио- или видеозаписи программы, начало вещания теле- или радиопрограммы, демонстрация кинохроникальной программы, предоставление доступа к сетевому изданию).

22. В том случае, если публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма совершены с использованием сетевых изданий (сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, зарегистрированных в качестве средства массовой информации в установленном порядке), содеянное следует квалифицировать по части 2 статьи 205.2 УК РФ. Использование для совершения указанных деяний сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, не зарегистрированных в качестве средства массовой информации в установленном порядке, квалифицируется по части 1 статьи 205.2 УК РФ.

23. Обратить внимание судов на то, что исходя из пункта 2 статьи 3 Федерального закона "О противодействии терроризму" организация незаконного вооруженного формирования для реализации террористического акта, а равно участие в такой структуре являются террористической деятельностью.
Под незаконным вооруженным формированием в статье 208 УК РФ следует понимать не предусмотренные федеральным законом объединение, отряд, дружину или иную вооруженную группу, созданные для реализации определенных целей (например, для совершения террористических актов, насильственного изменения основ конституционного строя или нарушения целостности Российской Федерации).
Вооруженность как обязательный признак незаконного формирования предполагает наличие у его участников любого вида огнестрельного или иного оружия, боеприпасов и взрывных устройств, в том числе кустарного производства, а также боевой техники. При этом незаконные приобретение, хранение, использование, передача ядерных материалов и радиоактивных веществ, приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка, ношение или изготовление огнестрельного оружия и его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств квалифицируются соответственно по статье 220, 222 или 223 УК РФ.

24. Создание незаконного вооруженного формирования (часть 1 статьи 208 УК РФ) считается оконченным преступлением с момента фактического образования формирования, то есть с момента объединения нескольких лиц в группу и приобретения хотя бы некоторыми из них оружия, боеприпасов, взрывных устройств, боевой техники.

25. Руководство незаконным вооруженным формированием (статья 208 УК РФ) заключается в осуществлении управленческих функций в отношении объединения, отряда, дружины или иной группы, а также в отношении отдельных его участников в целях обеспечения деятельности незаконного вооруженного формирования.
Такое руководство может выражаться, в частности, в утверждении общих планов деятельности незаконного вооруженного формирования, в совершении иных действий, направленных на достижение целей, поставленных таким формированием (например, в распределении функций между членами незаконного вооруженного формирования, в организации материально-технического обеспечения, в принятии мер безопасности в отношении членов такого формирования).

26. Под финансированием незаконного вооруженного формирования (часть 1 статьи 208 УК РФ) следует понимать предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для обеспечения деятельности объединения, отряда, дружины или иной группы.
В тех случаях, когда лицо содействует террористической деятельности путем финансирования незаконного вооруженного формирования, его действия охватываются частью 1 статьи 208 УК РФ и дополнительной квалификации по части 1 статьи 205.1 УК РФ как финансирование терроризма не требуется.

27. Разъяснить судам, что уголовная ответственность по части 2 статьи 208 УК РФ за участие в незаконном вооруженном формировании наступает в случаях, когда участники этого формирования осознают его незаконность и свою принадлежность к нему и действуют для реализации его целей.
Под участием в незаконном вооруженном формировании надлежит понимать вхождение в состав такого формирования (например, принятие присяги, дача подписки или устного согласия, получение формы, оружия), выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого формирования (обучение его участников; строительство временного жилья, различных сооружений и заграждений; приготовление пищи; ведение подсобного хозяйства в местах расположения незаконного вооруженного формирования и т.п.).
Преступление в форме участия лица в незаконном вооруженном формировании считается оконченным с момента совершения конкретных действий по обеспечению деятельности незаконного вооруженного формирования.

28. При совершении участником незаконного вооруженного формирования конкретного преступления его действия должны квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных частью 2 статьи 208 УК РФ и соответствующей статьей Уголовного кодекса Российской Федерации (например, статьей 205, 205.1, 205.2 или 206 УК РФ).

29. Если отдельные члены незаконных вооруженных формирований объединились в устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации (в том числе и для совершения террористической деятельности), руководят такой группой (бандой), а также участвуют в совершаемых ею нападениях, содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 208 и 209 УК РФ.

30. Добровольность прекращения участия в незаконном вооруженном формировании (примечание к статье 208 УК РФ) заключается в прекращении участия в этом формировании по собственной воле лица при наличии у него объективной возможности продолжать такое участие.

Под лицами, сдавшими оружие, следует понимать участников незаконных вооруженных формирований, которые сдали органам власти имеющееся у них оружие либо указали места его хранения.
Участник незаконного вооруженного формирования, в силу возложенных на него обязанностей не обладающий оружием, может быть освобожден от уголовной ответственности на том основании, что он добровольно прекратил участие в незаконном вооруженном формировании и сообщил об этом органам власти.

31. При рассмотрении уголовных дел о преступлениях террористической направленности судам следует выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению указанных преступлений, нарушения прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного следствия или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом. Согласно части 4 статьи 29 УПК РФ необходимо обращать внимание соответствующих организаций и должностных лиц на выявленные факты нарушений закона путем вынесения частных определений или постановлений.

Председатель
Верховного Суда Российской Федерации

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда Российской Федерации

Госдума ужесточила наказание за терроризм :: Политика :: РБК

Госдума приняла сегодня в первом чтении поправки в Уголовный кодекс РФ, направленные на ужесточение наказания за террористическую деятельность. Депутаты одобрили ряд изменений в ст.205 УК РФ, а также в редакцию ст.57 кодекса.

Согласно принятым поправкам, сроки лишения свободы за террористическую деятельность без отягчающих обстоятельств увеличиваются от 8 до 12 лет, с отягчающими обстоятельствами - от 10 до 20 лет, а за террористическую деятельность "с особо отягчающими обстоятельствами и последствиями" - от 15 до 20 лет или пожизненное заключение.

Одновременно изменена редакция 57-й статьи УК РФ (о пожизненном лишении свободы), которая будет применяться только за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь, а также за преступления против общественной безопасности.

Как отмечается в документе, ужесточение мер наказания за террористическую деятельность связано с участившимися фактами терроризма, направленными против общественности и повлекшими многочисленные жертвы.

За принятие документа проголосовали 432 депутата, против и воздержавшихся нет.

Представитель президента РФ в Госдуме Александр Котенков сообщил, что поправки, принятые сегодня Госдумой в первом чтении, требуют корректировок при подготовке их ко второму чтению. "В целом президент поддерживает концепцию ужесточения наказания за терроризм, однако к поправкам есть ряд замечаний, которые необходимо устранить ко второму чтению", - подчеркнул он.

Антитеррористических норм в Уголовном кодексе Российской Федерации и практика их применения

Нормы уголовного права, регулирующие ответственность за террористические преступления, или антитеррористические нормы Уголовного кодекса Российской Федерации, постоянно совершенствуются. Последний раз в них вносились изменения и дополнения 6 июля 2016 г. (Федеральный закон № 375-ФЗ). Некоторые из этих романов справедливо критикуются учеными, но, как многие признают, есть романы, достоверность (и криминологическая причинность) которых не вызывает сомнений.Вопросы противодействия терроризму находятся в поле зрения не только законодателей, но и правоохранительных органов. Последний в лице Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012 г. принял Постановление № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях терроризма»; уже 3 ноября 2016 года в него были внесены существенные изменения и дополнения (Постановление № 41). Несомненно, частые и быстрые изменения в законодательстве, а также рекомендации высшего судебного органа по их применению влияют на качество работы правоохранительных органов.Особое внимание обращает на себя низкая раскрываемость дел о терроризме (особенно в регионе России, где совершено большое количество террористических преступлений - в Республике Дагестан) и множестве спорных моментов относительно характеристики таких преступлений. . Проведенное исследование позволяет автору сделать вывод, что к наиболее сложным вопросам применения антитеррористических норм УК РФ относится определение целей террористического акта (ст.205) и правомерность определения террористического акта в совокупности с другими преступлениями (в частности, по статьям 105, 205.4, 205.5, 208, 209, 210 и другим). Автор также формулирует предложения и рекомендации по исправлению сложившейся судебной практики. © 2018, Байкальский национальный университет экономики и права. Все права защищены.

Совместное письмо Хьюман Райтс Вотч и Amnesty International Генеральному прокурору России

Генеральный прокурор Российской Федерации Игорь Викторович Краснов

Генеральная прокуратура

ул.Б.Дмитровка, д. 15а 125993

Москва ГСП- 3 Российская Федерация

19 июня 2020

Уважаемый Генеральный прокурор,

Мы обращаемся к вам от имени двух международных правозащитных организаций, чтобы выразить нашу озабоченность необоснованным уголовным преследованием и лишением свободы Эмира-Усеина Куку, этнического крымскотатарского правозащитника из Крыма, и его пятерых сообвиняемых - Муслима Алиева. , Вадим Сирук, Энвер Бекиров, Арсен Джеппаров и Рефат Алимов.12 ноября 2019 года они были осуждены и приговорены к лишению свободы на срок от семи до 19 лет по необоснованным обвинениям в терроризме. 22 июня 2020 года их апелляция на решение будет рассматриваться военным апелляционным судом.

Все шестеро должны быть немедленно и безоговорочно освобождены, с отменой их обвинительных приговоров и приговоров, и мы призываем вас принять все необходимые меры в ваших полномочиях, чтобы это произошло.

Это дело является примером преследования правозащитников и других активистов в Крыму.

Amnesty International считает Эмира-Усейна Куку, приговоренного к 12 годам лишения свободы, и всех его сообвиняемых узниками совести.

Обвинения Эмира-Усейна Куку и его сообвиняемых в терроризме основаны на обвинениях в членстве в «Хизб ут-Тахрир», организации, запрещенной как «террористическая» в Российской Федерации (статья 205.5 Уголовного кодекса Российской Федерации). , но не в Украине. Все шестеро также обвиняются в сговоре с целью захвата власти насильственным путем (статья 278 Уголовного кодекса Российской Федерации).

В ходе судебного разбирательства не было представлено достоверных доказательств того, что кто-либо из них был причастен к каким-либо международно признанным преступлениям. Представители Amnesty International внимательно следили за процессом и присутствовали на судебных слушаниях 14 и 15 февраля 2018 года в России. Им удалось заслушать обвинительное заключение и показания следователя Федеральной службы безопасности (ФСБ).

Во время слушания следователь ФСБ признал, что у ФСБ нет доказательств того, что Куку и его соответчики планировали какие-либо насильственные действия или имели какие-либо связи с Хизб ут-Тахрир.Следствие утверждает, что Энвер Бекиров и Муслим Алиев возглавляли ячейку «Хизб ут-Тахрир», в которой якобы участвовали четверо их соподсудимых, и что оба мужчины подчинялись «вышестоящей инстанции». Однако следователь ФСБ признал в суде, что государство не могло установить, кто это «высшая инстанция», как обвиняемые якобы получали инструкции, как и когда они общались и тому подобное. Аналогичным образом, когда его спросили в суде, следователь признал, что они не могли идентифицировать или задокументировать конкретный план подсудимых по совершению насильственных действий.

Эмир-Усеин Куку является членом Крымской контактной группы по правам человека - общественной инициативы, созданной для мониторинга расследований насильственных исчезновений в Крыму. Как правозащитник Эмир-Усеин Куку постоянно подвергался преследованиям и угрозам со стороны российских властей до возбуждения против него уголовного дела, что свидетельствует о том, что его преследование политически мотивировано и направлено на прекращение его законной правозащитной деятельности.

Когда Эмир-Усеин Куку присоединился к Крымской контактной группе по правам человека в октябре 2014 года, его деятельность вскоре привлекла к нему внимание ФСБ, и, по его словам, один из их сотрудников несколько раз безуспешно пытался завербовать его в качестве осведомителя.Офицер якобы угрожал Эмиру-Усеину Куку репрессиями, в том числе уголовным преследованием, за его отказ сотрудничать.

Утром 20 апреля 2015 года несколько сотрудников ФСБ напали на Амира-Усеина Куку сзади, когда он шел на работу, и жестоко избили его. Они неоднократно били его ногами и кулаками в области головы, туловища и почек. Затем на глазах у свидетелей они посадили его в машину и отвезли в местное управление ФСБ, где его допросили. Позже он был освобожден без предъявления обвинений, и они вернули его в дом.

11 февраля 2016 г. сотрудники ФСБ арестовали Эмира-Усеина Куку в его доме и задержали его для допроса. 12 февраля Эмир-Усеин Куку был обвинен по статье 205.5 Уголовного кодекса Российской Федерации («членство в террористической организации») и помещен под стражу. С тех пор Куку находится под стражей - более четырех лет и четырех месяцев.

В тот же день ФСБ задержала Муслима Алиева, а также Вадима Сирука и Энвера Бекирова, обвиняемых в принадлежности к одной группе.18 апреля 2016 года ФСБ задержала Арсена Джеппарова и Рефата Алимова в рамках расследования того же дела. Все шестеро отрицают свою причастность к «Хизб ут-Тахрир» и выдвинутым против них обвинениям.

У ФСБ есть запись, якобы полученная тайно во время частного собрания в частном доме, которая, по их утверждению, свидетельствует о том, что Эмир-Усеин Куку и его соответчики являются членами «Хизб ут-Тахрир». Эмир-Усеин Куку утверждает, что на рассматриваемой записи он и Вадим Сирук, Энвер Бекиров и Муслим Алиев обсуждали историю и политическую ситуацию в Крыму.Стенограмма якобы компрометирующего разговора была засекречена на досудебной стадии расследования и передана команде защиты незадолго до первоначального судебного слушания в феврале 2018 года.

В начале 2017 года Эмиру-Усеину Куку и его пятерым сообвиняемым было предъявлено новое обвинение в сговоре с целью захвата или удержания власти насильственными средствами в соответствии со статьей 278 Уголовного кодекса Российской Федерации. Мы понимаем, что это обвинение выдвинуто исключительно потому, что подсудимые обвиняются в членстве в террористической организации.Мы также понимаем, что подсудимые не обвиняются в совершении каких-либо других действий, которые могли бы служить основанием для обвинения по статье 278.

В разные дни с 15 декабря 2017 года по 10 января 2018 года Эмир-Усеин Куку и пять его соответчиков были переведены из Симферополя, в Крыму, в Ростов-на-Дону, что является нарушением международного гуманитарного права, запрещающего оккупирующую державу. , которое Россия находится в соответствии с международным правом, от осуществления таких переводов. Согласно международным нормам справедливого судебного разбирательства, гражданские лица не должны предстать перед военными судами.

Мы призываем вас принять все необходимые меры для устранения нарушений прав человека, от которых пострадали Эмир-Усеин Куку и его сообвиняемые, Муслим Алиев, Энвер Бекиров, Вадим Сирук, Арсен Джеппаров и Рефат Алимов, включая притеснения, их перевод из Крыма в Российскую Федерацию в нарушение международного гуманитарного права, и их окончательное необоснованное и неправомерное осуждение в результате несправедливого судебного разбирательства. Эмир-Усеин Куку и пятеро его обвиняемых должны быть немедленно и безоговорочно освобождены, а их приговоры и приговоры отменены.

Мари Струзерс, директор регионального отделения Восточной Европы и Центральной Азии, Amnesty International

Хью Уильямсон, директор отдела Европы и Центральной Азии, Human Rights Watch

Региональная антитеррористическая структура Шанхайской организации сотрудничества

ПРЕДЛОЖЕНИЕ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ О ФИНАНСИРОВАНИИ ТЕРРОРИЗМА

Доказательства, собранные Главным следственным управлением СК РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу, суд признал достаточными для вынесения приговора Нурудину Абдуразакову.Он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1 УК РФ (финансирование терроризма).

Следствием и судом установлено, что в период с ноября 2016 года по март 2017 года Абдуразаков находился на территории Республики Дагестан. Зная об участии другого жителя Республики Дагестан в деятельности террористической организации «Исламское государство» (запрещенной в РФ) на территории Сирии, имеющей прямое намерение способствовать террористической деятельности этой организации. Финансируя его, Абдуразаков по просьбе указанного лица переводил денежные средства на банковские счета, предоставленные этим лицом.

В отношении жителя Республики Дагестан, которому были перечислены средства, следственными органами Следственного комитета России ведется уголовное дело по признакам совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 205.1 УК РФ. Российская Федерация (Организация финансирования терроризма). Кроме того, следственными органами МВД по Республике Дагестан возбуждено уголовное дело в отношении указанного лица по признакам преступлений, предусмотренных ч. 2 ст.205.5 УК РФ (участие в деятельности организации, признанной террористической в ​​соответствии с законодательством Российской Федерации).

Суд приговорил Абдуразакова к 3 годам лишения свободы в колонии общего режима.

Закон недели: статья 205.5 Уголовного кодекса Российской Федерации (Организация и участие в деятельности террористической организации)

Неделя, заканчивающаяся 18 сентября 2020 года

16 сентября 2020 года семь крымских мусульман были осуждены за совершение правонарушений. по статье 205.5, части 1 и 2 УК РФ, а также преступления, предусмотренные статьей 278 УК РФ.

Статья 205.5 УК РФ

Организация s Деятельность и участие в деятельности террористической организации

1) Организация деятельности организации, признанной террористической в ​​соответствии с законодательством Российской Федерации - наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного на срок до пяти лет или без такого штрафа и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненным лишением свободы.

  1. 2. Участие в деятельности организации, признанной в соответствии с законодательством Российской Федерации террористической, - наказывается лишением свободы на срок от десяти до двадцати лет со штрафом до пятисот тысяч рублей. либо в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет или без такового.

Оригинал русского языка можно посмотреть здесь.


Приговоры, вынесенные, как сообщает "Права человека в Украине", следующие:

  • Гражданский журналист Крымской солидарности Марлен (Сулейман) Асанов 19 лет
  • Активист Крымской солидарности Мемет Белялов Ограничение на 18 лет и 18 месяцев свободы
  • Гражданский журналист Крымской солидарности Тимур Ибрагимов 17 лет 18 месяцев ограничения свободы
  • Координатор Крымской солидарности и журналист Сервер Мустафаев 14 лет и 1 год ограничения свободы
  • Гражданский журналист Крымской солидарности Сейран Салиев лет и 1 год ограничения свободы
  • Эдем Смаилов (лидер религиозной общины) 13 лет и 1 год ограничения свободы
  • Волонтер Крымской солидарности Сервер Зекиряев 13 лет

В 2003 году Верховный суд РФ назначил Хизб ут-Тахрир как «террористическую», несмотря на то, что, по данным ПЦ «Мемориал», нет никаких доказательств причастности этой организации к терроризму.

Асанов, Белялов и Ибрагимов были признаны виновными в том, что они «организаторы группы Хизб ут-Тахрир» по части 1 статьи 205.5 Уголовного кодекса Российской Федерации. Всем остальным было предъявлено обвинение в «причастности к группировке Хизб ут-Тахрир» по части 2 статьи 205.5 Уголовного кодекса России.

Все семеро были также признаны виновными в «планировании насильственного захвата власти» по статье 278 Уголовного кодекса Российской Федерации.


Правозащитный центр «Мемориал» придерживается мнения, что определение «Хизб ут-Тахрир» как террористической организации является незаконным.«Мемориал» отмечает, что постановление Верховного суда 2003 года, запрещающее большое количество исламских организаций, посвятило «Хизб ут-Тахрир» один абзац из трех приговоров. Ни один из этих приговоров не содержит никаких доказательств того, что организация занимается террористической деятельностью. Более того, определение «Хизб ут-Тахрир» как террористической организации позволяет определить любую ее деятельность как «террористическую» по своему характеру. Собрания, собрания или хранение литературы организации стали террористической деятельностью.«Мемориал» утверждает, что статья 28 Конституции России защищает эту деятельность для религиозных деятелей. Он гарантирует каждому свободу совести, свободу религии, включая право индивидуально или совместно с другими исповедовать любую религию или не исповедовать какую-либо религию, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и другие убеждения и действовать в соответствии с их. '

Вот так:

Нравится Загрузка ...

Государственный департамент США

Россия

Обзор: Российская Федерация продолжала уделять приоритетное внимание усилиям по борьбе с терроризмом в 2019 году и оставалась мишенью для международных террористических групп, в частности ИГИЛ.Низкая боевая террористическая активность оставалась проблемой в российском регионе Северного Кавказа, несмотря на активизацию деятельности CT и усилия по политической консолидации.

Террористические инциденты 2019 г .: 11 января трое явных террористов напали на сотрудников дорожно-патрульной службы России в районе села Агачаул Карабудахентского района Республики Дагестан. Подозреваемые открыли огонь по сотрудникам правоохранительных органов из автоматов, прежде чем были убиты властями.Сообщается, что власти обнаружили в машине подозреваемых дополнительное оружие и боеприпасы. Включено дополнительных атак:

  • 13 марта двое подозреваемых в Шпаковском районе Ставрополя открыли огонь из автоматического оружия и бросили гранату, когда их остановила Федеральная служба безопасности (ФСБ) для допроса. Подозреваемые были убиты на месте. Российские власти сообщили, что преступники были связаны с ИГИЛ и планировали теракт.
  • 8 апреля в подмосковной Коломне произошел взрыв.Позже организация ИГИЛ взяла на себя ответственность за нападение, которое, как сообщается, не привело к человеческим жертвам.
  • 1 июля на блокпосту в Ачхой-Мартоновском районе Чечни мужчина убил ножом сотрудника милиции. Полиция застрелила нападавшего, когда он бросил в них гранату. ИГИЛ взяло на себя ответственность за нападение.
  • 19 декабря житель Подмосковья открыл огонь возле штаб-квартиры ФСБ в Москве, в результате чего двое силовиков были убиты, еще четверо были ранены.Стрелок был убит на месте. Позже злоумышленник был опознан как Евгений Манюров, 39-летний бывший охранник.

Законодательство, обеспечение правопорядка и безопасность границ: При координации Национального антитеррористического комитета и при поддержке Министерства внутренних дел, при необходимости, ФСБ выполняет функции по борьбе с терроризмом. Россия все чаще использовала свое законодательство о борьбе с терроризмом и экстремизмом против политической оппозиции, независимых СМИ и некоторых религиозных организаций, включая Свидетелей Иеговы, для криминализации осуществления свободы религии или убеждений, выражения мнений и ассоциации.

В конце сентября генеральный директор ФСБ России Александр Бортников сообщил, что ФСБ выявила террористические ячейки в 17 регионах страны. Он заявил, что российские правоохранительные органы предотвратили 39 терактов, убили 32 боевика, задержали 679 подозреваемых и ликвидировали 49 террористических ячеек, готовивших теракты. Несмотря на эти инциденты, Бортников заявил 10 декабря, что спецслужбы не допустили никаких террористических актов в 2019 году, несмотря на перечисленные инциденты.В МВД сообщили, что среди задержанных в связи с терроризмом в 2019 году было 14 вернувшихся международных террористов.

5 ноября российские СМИ сообщили об аресте 30-летнего уроженца Кыргызстана за планирование теракта в Москве. СМИ сообщили, что подозреваемый, который сознался в планировании взрыва в многолюдном районе столицы страны, был связан с «радикальной формой ислама».

Противодействие финансированию терроризма: Россия является членом ФАТФ и двух региональных органов по типу ФАТФ: МАНИВЭЛ и ЕАГ.Ее ПФР - Федеральная служба финансового мониторинга (Росфинмониторинг) - входит в группу «Эгмонт».

В сентябре Росфинмониторинг вынес на общественное обсуждение законопроект о внесении изменений в статью 6.2 Федерального закона «О предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, и финансирования терроризма». Поправка установит, что юридические лица должны принимать разумные меры в конкретных обстоятельствах для предотвращения отмывания доходов, полученных преступным путем, и сотрудничать с правоохранительными органами по вопросам, связанным с борьбой с финансированием терроризма и отмыванием денег.

В декабре ФАТФ опубликовала Отчет о взаимной оценке, в котором анализировалось соблюдение Россией стандартов ФАТФ и эффективность российской системы ПОД / ФТ.

Противодействие насильственному экстремизму: Правительство не уделяло особого внимания борьбе с радикализацией террористов и вербовкой в ​​2019 году. Однако, согласно отчетам НПО, российские государственные органы, в том числе Центр по противодействию экстремизму Министерства внутренних дел и ФСБ, продолжают неправильно использовать широко распространенное в стране определение экстремизма для ограничения свободы выражения мнений, убеждений, собраний и ассоциаций.

Международное и региональное сотрудничество: Россия участвовала в нескольких совместных учениях CT, включая учения «Центр-2019» с 16 по 21 сентября, с Китаем, Индией, Пакистаном, Казахстаном, Кыргызской Республикой, Таджикистаном и Узбекистаном. Россия также продвигала Организацию Договора о коллективной безопасности как форум для международного сотрудничества по борьбе с терроризмом и провела учения «Боевое братство-2019» с 21 по 29 октября. Россия является членом GCTF и активным участником нескольких многосторонних организаций, включая ООН, ОБСЕ. , Восточноазиатский саммит, АТЭС, Шанхайская организация сотрудничества и Региональный форум АСЕАН.5 и 6 сентября Министерство иностранных дел России организовало Международную конференцию по противодействию незаконному обороту оружия в контексте борьбы с международным терроризмом. Россия также принимала 18-е Совещание руководителей спецслужб, органов безопасности и правоохранительных органов в Сочи 16 и 17 октября.

[PDF] Публичные призывы к совершению террористических актов (ст. 205.2 УК РФ): проблемы регулирования уголовного права

ПОКАЗАТЬ 1-10 ИЗ 19 ССЫЛКИ

СОРТИРОВАТЬ ПО НАИБОЛЕВШИМ статьям Недавнее

I.Вопросы наказания уголовно - правовых действий (на примере наказания публичных призывов)

  • Комментарии к Уголовному кодексу Российской Федерации: 2 России. [Комментарий к Уголовному кодексу РФ: В 2 тт. Vol. 2]. Эд. пользователя A. V. Бриллиантов
  • 2015

Очередные «антитеррористические» новеллы или введение в «уникальную» часть Уголовного кодекса? [Следующая «антитеррористическая» новация или редакция «уникальной» части Уголовного кодекса?

  • Российский следователь,
  • 2014

Проблема криминализации публичных призывов к совершению геноцида

  • Вестник Алтайской экономической академии. закон],
  • 2014

Проблемы уголовно-правовой квалификации терроризма

  • Вестник Нижегородской академии МВД России [Вестник Нижегородской академии МВД России] Российская Федерация]
  • 2014

Вопросы наказания уголовно-правовых деяний (на примере наказания публичных призывов)

  • Вестник Новгород-Правовой. юридическая академия мой],
  • 2014

Разграничение публичных призывов к экстремистской и террористической деятельности

  • Вестник Томского государственного университета.Право [Вестник Томского государственного университета
  • 2013

вопрос о понимании публичности в уголовном праве

  • Российский юридический журнал 2011],

    94

      Российский юридический журнал. курс уголовного права

      • тт. Vol. IV: Преступления против социального обеспечения]
      • 2008

      Библиотека по правам человека Университета Миннесоты

      Библиотека по правам человека Университета Миннесоты

      Заключительные замечания Комитета по правам человека, Российская Федерация, U.Н. Док. CCPR / CO / 79 / RUS / Add.1 (2005).


      Distr.
      GENERAL
      CCPR / CO / 79 / RUS / Add.1
      2 февраля 2005 г.
      АНГЛИЙСКИЙ
      Оригинал: РУССКИЙ


      КОМИТЕТ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА
      РАССМОТРЕНИЕ ОТЧЕТОВ, ПРЕДСТАВЛЕННЫХ ГОСУДАРСТВАМИ-УЧАСТНИКАМИ
      СОГЛАСНО СТАТЬЕ 40 ПАКТА
      КОММЕНТАРИИ ПРАВИТЕЛЬСТВА РОССИИ Российской Федерации в отношении пунктов 11 и 13 заключительные замечания Комитета по правам человека в связи с его рассмотрение пятого периодического отчета Российской Федерации о выполнении Международного пакта о гражданских и политических правах

      Параграф 11

      Статья 20 Конституции Российской Федерации провозглашает, что каждый имеет право на жизнь и предусматривает, что до его отмены смерть штраф может быть установлен федеральным законом как исключительная мера наказания. за особо тяжкие преступления против жизни, и что обвиняемый должен иметь право на рассмотрение его дела в суде присяжных.

      В связи с присоединением Российской Федерации к Европейской конвенции о Защита прав человека и основных свобод и подписание им Протокол № 6 к этой Конвенции, смертная казнь не применяется в качестве меры уголовного наказания.

      2 февраля 1999 г. Конституционный Суд Российской Федерации в п. 5 постановляющей части своего Решения № 3-II указывалось следующее.
      До вступления в силу федерального закона о гарантиях на всей территории Российской Федерации, каждое лицо, обвиняемое в правонарушении, совершенном на федеральном уровне. закон определяет смертную казнь как исключительную меру наказания, право на рассмотрение его дела в суде присяжных; смертная казнь не выбираться в качестве меры наказания независимо от того, рассматривается ли дело присяжными, коллегией из трех профессиональных судей или судом, состоящим из судьи и два оценщика.Соответствующим законом был Федеральный закон от 18 декабря. 2001 г. о введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации Федерация, согласно которой рассмотрение дел с участием присяжных заседателей в Чеченской Республике вводится с 1 января 2007 года.

      Таким образом, до 1 января 2007 года назначение наказания в виде смертная казнь исключена.

      Законодательная отмена смертной казни - одна из целей судебной правовые реформы, проводимые в настоящее время в Российской Федерации.Российские лидеры, и сам Президент Российской Федерации г-н Владимир Путин, последовательно высказывались против возвращения к смертной казни. Российские СМИ провели широкую кампанию за отмену этого вида наказания.

      Кроме того, в настоящее время государственные ведомства проводят интенсивную подготовку за ратификацию Государственной Думой Протокола № 6 к Европейской конвенции по защите прав человека и основных свобод и введение соответствующих изменений и дополнений в Уголовный кодекс, Уголовный кодекс Порядок и Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации.

      Пункт 13

      Соблюдение прав человека и гражданина в Чеченской Республике является приоритетом. озабоченность Правительства и правоохранительных органов РФ. Этот вопрос является предметом систематического и постоянного изучения, а также всестороннего изучения. по результатам исследования разрабатываются меры по устранению любые выявленные нарушения законов; деятельность всех правоохранительных органов органы в этой области координируются, и адекватные меры для решения такие нарушения принимаются.

      Контроль за исполнением законов военными административными органами и военнослужащих, а также досудебное расследование уголовных дел по преступления, совершенные военнослужащими в ходе борьбы с терроризмом операции в Чеченской Республике проводит бригада прокуратуры. следователи из прокуратуры пяти гарнизонов.

      В сентябре 2002 года военная прокуратура Объединенной группы Силы (UGF) были созданы для проведения контртеррористических операций в Северо-Кавказский регион Российской Федерации и был обеспечен необходимыми сотрудники.

      Военные прокуроры осуществляют свои полномочия в тесном сотрудничестве с представителями федеральных органов государственной власти и управления, территориальных правоохранительных органов органы, штаб и местная администрация. Когда это необходимо расследовать участие военнослужащих в комиссии правонарушений создаются совместные следственные группы.

      Органы военной прокуратуры проверяют всю информацию о комиссии. о преступлениях, совершенных военнослужащими; такая информация может поступать от граждан, правозащитные организации и неправительственные организации или средства массовой информации.

      Жители Чеченской Республики имеют возможность подавать документы самостоятельно. в расположенные поблизости гарнизонные прокуратуры. Более того, сотрудники военная прокуратура Грозного организовала очередной прием местных жителей в прокуратуре. Общение граждан рассматриваются в строгом соответствии с установленным порядком.

      Органы прокуратуры уделяют особое внимание соблюдению должностными лицами закон при подготовке и проведении спецопераций.Принимаются меры приняты для предотвращения причинения вреда здоровью и личному имуществу граждан, незаконно задержание и лишение свободы, а также нарушение других конституционных права и свободы.

      При установлении нарушений возбуждается уголовное дело; в досудебное следствие, а также другие стадии судебного разбирательства проводится в строгом соответствии с действующим законодательством и в соответствии с принципы открытости и равенства граждан перед законом, без каких-либо ограничений прав и свобод участников процесса, мотивированы проведением контртеррористических мероприятий.

      По поручению Президента Российской Федерации Владимира Путина, одна спецоперация по установлению местонахождения и задержанию членов Незаконные военные формирования не ведутся без участия прокурора.

      В соответствии с этим положением в июле 2001 года Генеральная прокуратура Российской Федерации Федерация издала Приказ № 46 об усилении надзора за уважением граждан. права при проверке регистрации по месту жительства или временному адресу в Чеченская Республика, требующая от прокуратуры обеспечения необходимого надзора каждой спецоперации.

      23 апреля 2003 г. военная прокуратура Объединенной группировки войск г. прокуратура Чеченской Республики и штаб УГФ выдали Совместное распоряжение о выполнении Инструкции о взаимодействии между должностных лиц и других военнослужащих Объединенной группировки войск с военными органов прокуратуры при проведении спецопераций в Чеченской Республики, при задержании граждан и рассмотрении отчетов, которые совершены правонарушения.

      Эффективный контроль за неукоснительным исполнением этих документов со стороны прокуратуры. органов и штабов позволили прокурорам участвовать в практических все спецоперации (более 100), проведенные федеральными силами в 2003-2004 гг. Благодаря этим мерам сообщений о серьезных нарушениях не поступало. законодательства по частям и подразделениям федеральных сил.

      Принимая во внимание повышенную необходимость защиты населения в целом во время проведение контртеррористических операций, одним из приоритетных направлений является расследование преступлений, совершенных против жителей Чеченской Республики.Там есть Не было случаев отказа со стороны следователей военной прокуратуры. офисы по проверке сообщений о нарушениях прав местного населения, или возбудить уголовное дело в связи с такими инцидентами.

      С начала контртеррористической операции военная прокуратура органами расследовано 225 уголовных дел по данному виду правонарушений.
      В настоящее время завершены расследования по 137 уголовным делам, по 83 уголовным делам которые с участием 107 человек были переданы в военные суды для рассмотрение, 54 из которых были приостановлены по разным причинам.

      Эта практика показывает, что в большинстве случаев расследование правонарушений в Чеченской Республике, особенно правонарушения, совершенные против местного населения, мешает сложная оперативная обстановка в регионе, национальная таможня и религиозные традиции (погребение умершего вскоре после смерти, отказ для проведения судебно-медицинской экспертизы трупов, передвижения потерпевших и свидетелей в другие части страны и т. д.).

      В некоторых случаях преступники выдавали себя за сотрудников милиции. или представителей других силовых структур с целью введения в заблуждение правоохранительных органов. агентства и дискредитируют власть в глазах местного населения.По объективным причинам такие обстоятельства становятся известны только после того, как преступники арестованы, по уголовному делу ведется расследование.

      Органами военной прокуратуры передано 46 дел в соответствующие следственные органы. подсудность, в том числе территориальным правоохранительным органам, в соответствии с определение того, что военнослужащие не участвовали в комиссии правонарушений. Расследование 26 уголовных дел продолжается.
      Сотрудничество военной коллегии Верховного суда РФ Федерация и Северо-Кавказский окружной военный суд дали положительные результаты в части обеспечения оперативного рассмотрения уголовных дел о правонарушениях совершенные военнослужащими в ходе контртеррористических операции.

      Военные суды рассмотрели уголовные дела в отношении 94 членов вооруженные силы, совершившие правонарушения против жителей Чеченской Республики. Восемьдесят один человек, включая офицеров, унтер-офицеров, призывников, и нанятых солдат и сержантов, были осуждены за преступления против местное население.

      Обеспокоенность Комитета по правам человека положениями Федерального закона по борьбе с терроризмом, что исключает всех сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих участие в спецоперациях от ответственности за вред, причиненный в результате их противоправных действий, является необоснованным.

      Статья 21 Федерального закона от 25 июля 1998 г. № 130-ФЗ «О борьбе с терроризмом». предусматривает, что «при проведении контртеррористической операции на основании и в пределах, установленных законом, неизбежный ущерб может быть нанесен жизни, здоровья и имущества террористов, а также другим охраняемым законом интересы. Военнослужащие, специалисты и другие лица, участвующие в мероприятиях по борьбе с терроризмом освобождаются от ответственности за вред, причиненный в результате действий контртеррористической операции, в соответствии с законодательством Российской Федерации Федерация ».Это правовое положение, основанное на общих правовых принципах, действительно позволяет реабилитировать лиц, действующих в необходимой защите или в крайней необходимости. При этом любая юридическая оценка актов правоохранительных органов и военнослужащих делается со ссылкой на положения уголовного законодательства о законных пределах необходимой защиты и поведения в ситуациях крайней необходимости.

      По всем аспектам надзорной деятельности органов военной прокуратуры закрывать взаимодействие с территориальными прокурорами, другими правоохранительными органами, государственными законодательные и исполнительные органы и органы местного самоуправления, а также добровольные созданы и существуют правозащитные организации.

      Благодаря самоотверженности и усердию сотрудников федеральных государственных органов, органы военной прокуратуры, территориальные правоохранительные органы Чеченская Республика, а также военное командование Объединенной группировки войск, удалось восстановить доверие граждан Чечни и многих добровольные организации в вышеупомянутых органах, чтобы побудить их подавать этим правоохранительным органам, судам и представителям федерального правительства органы с целью защиты прав граждан, чьи права и законные интересы были нарушены.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *