Статьи о терроризме ук рф: УК РФ Статья 207. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма / КонсультантПлюс

Содержание

Если было, то не в счет

Стало известно об очередном правовом пробеле, выявленном в Уголовном кодексе РФ. Оказалось, что активно применяемая в последнее время следствием из-за волны телефонного терроризма статья 207 УК «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма» содержит очевидный изъян. А выяснилось это, как зачастую и бывает, методом проб и ошибок.

31 января 2020 года некий молодой человек позвонил по телефону «02» и сообщил о якобы произошедшем теракте в петербургском метро. «На «Площади Восстания» взрыв, внутри метро, где поезда. 15 человек пострадавших. «Скорая» нужна и пожарные», — сообщил он оператору.

В ходе проверки подземки выяснилось, что метро работает в штатном режиме. Уже 4 февраля правоохранительным органам удалось запеленговать телефон, и сотрудники полиции задержали злодея. Задержанным оказался 26-летний приезжий из Сызрани Иван Найденов. Выяснилось, что он ранее неоднократно звонил и сообщал о взрывах и пожарах в метро, торговом комплексе и даже в жилой квартире.

Управление МВД по Центральному району Санкт-Петербурга возбудило в отношении Найденова уголовное дело по статье 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма». 6 февраля следователь собирался выйти в суд с ходатайством об аресте Найденова. В материалах дела были все записи его звонков, телефон, с которого подозреваемый звонил, и даже чистосердечное признание. Молодой человек действительно раскаялся, объяснив свои неадекватные поступки желанием привлечь к себе внимание.

Иван Найденов сообщал только о якобы уже произошедших происшествиях, а не о готовящихся

Но уже вскоре правоохранители неожиданно освобождают Найденова и даже возвращают ему «орудие преступления» — мобильный телефон. Выяснилось, что прокуратура не усмотрела в действиях Найденова состава преступления.

Оказалось, что по 207-й статье УК человека можно привлечь только за «заведомо ложное сообщение о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, совершенное из хулиганских побуждений».

Найденов же сообщал только о якобы уже произошедших событиях: взорвалось метро, сгорел торговый центр и т.д. Все в прошедшем времени, ни о каких «готовящихся» происшествиях речи не шло.

В качестве официальной причины развала дела была указана «неполнота проведенной проверки». Сообщалось, что доследственная проверка в отношении Найденова продолжится.

Как бы там ни было, ситуацией уже заинтересовались в Госдуме, назвав ее «правовым казусом». «Прокуратура допустила подход формальный, следовала букве закона, но — не духу. Получается, с помощью такой словесной эквилибристики можно уйти от уголовной ответственности. Чтобы это не стало тиражированным прецедентом, необходимо скорректировать закон в этой части», — сообщил первый зампред думского Комитета по государственному строительству и законодательству Вячеслав Лысаков.

«Очевидно, проблема есть и требует решения. Вместе с коллегами из Генеральной прокуратуры и МВД мы проработаем внесение необходимых поправок», — добавил глава Комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн.

Статьи на вырост – Общество – Коммерсантъ

В Москве стартовал проект помощи подросткам, которые обвиняются в подготовке терактов или в экстремизме. Правозащитники проекта «Открытое пространство» запустили его 1 июня, подчеркивая символичную важность защиты любых детей — даже тех, кого обвиняют в тяжких преступлениях. В 2020 году возбуждено два десятка подобных дел, указывают авторы проекта и подчеркивают: все они засекречены, и большинство могли быть инициированы спецслужбами ради выполнения плана. Правозащитники полагают, что смогут найти адвокатов для обвиняемых детей, а их родителям — помочь оплатить защиту.

На сайте помощи подросткам правозащитники проекта «Открытое пространство» (организует юридическую и психологическую поддержку активистам) опубликовали три десятка историй подростков, для которых теперь планируется найти адвокатов или начать сбор денег на оплату защитников и помощь родственникам. «За 2020 год по обвинениям, связанным с подготовкой разных форм насилия в отношении неопределенного круга лиц (шутинга, террористических или экстремистских действий), арестованы более 20 подростков»,— говорится на сайте. Там же приводятся дела других лет: одно — в 2017, два — в 2018, четыре — в 2019 году. Напомним, в январе МВД опубликовало статистику за прошлый год: рост зарегистрированных преступлений террористического характера в 2020 году составил 30%, экстремистского — 42%. Большинство дел, следует из данных «Открытого пространства», возбуждено в отношении подростков 14–16 лет, причем не только по статьям о терроризме (ст. 205 УК РФ) или экстремизме (ст. 280 УК РФ), но также по статьям, связанным с оборотом оружия (ст. 222 УК РФ или ст. 223 УК РФ), а также по статье «убийство» (ст. 105 УК РФ).

В России уголовная ответственность предусмотрена с 16 лет, а за тяжкие и особо тяжкие преступления — с 14 лет. Несовершеннолетние преступники, осужденные к лишению свободы, содержатся в воспитательных колониях (ВК), где могут быть установлены обычные, облегченные, льготные и строгие условия отбывания наказания. С 16 лет уголовная ответственность может наступать в том числе за публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности (ст. 280 УК РФ) и возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства (ст. 282 УК РФ), организацию деятельности экстремистского сообщества и организацию деятельности экстремистской организации (с. 282.1 УК РФ и ст. 282.2 УК РФ соответственно). С 14 лет граждане несут уголовную ответственность за убийство (ст. 105), умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112), похищение человека (ст. 126), изнасилование (ст. 131), насильственные действия сексуального характера (ст. 132), кражу (ст. 158), грабеж (ст. 161), разбой (ст. 162), вымогательство (ст. 163), неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (ст. 166), умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах (ст. 167 ч. 2), террористический акт (ст. 205), прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности (ст. 205.3), участие в террористическом сообществе (ст. 205.4 ч. 2), участие в деятельности террористической организации (ст. 205.5 ч. 2), несообщение о преступлении (ст. 205.6), захват заложника (ст. 206), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 207), участие в незаконном вооруженном формировании (ст. 208 ч. 2), угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава (ст. 211), участие в массовых беспорядках (ст. 212 ч. 2), хулиганство при отягчающих обстоятельствах (ст. 213 ч. 2 и 3), вандализм (ст. 214), незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 222.1), незаконное изготовление взрывчатых веществ или взрывных устройств (ст. 223.1), хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226), хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ (ст. 229), приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения (ст. 267), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст. 277), нападение на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой (ст. 360), акт международного терроризма (ст. 361).

Автор проекта правозащитница Александра Крыленкова рассказала “Ъ”, что все дела расследуются «в тишине»: «Материалы дел секретные, у родителей нет денег на адвокатов, а когда адвокаты все же появляются, сразу дают подписку о неразглашении. Такие дела чаще всего возбуждаются далеко от Москвы, их не освещают СМИ, проверить факты и исключить возможность ФСБ фальсифицировать материалы невозможно. Единственное, что можно сделать,— найти адвокатов и обеспечить защиту».

В некоторых историях, описанных на сайте, большинство граф («имя», «дата рождения», «приговор») заполнены одним и тем же словом «неизвестно». Авторы отмечают, что, несмотря на работу с правозащитниками-добровольцами в регионах, собрать информацию получается либо из редких релизов МВД, описанных в прессе, либо не получается вовсе. Госпожа Крыленкова подчеркивает, что подобные дела «быстро рассыпаются», если о них говорят федеральные СМИ. В пример она привела «дело канских подростков» — трех 14-летних школьников из Красноярского края, которых летом прошлого года обвинили в участии в террористическом сообществе (ст. 205.4 УК РФ, до десяти лет колонии). По версии следствия, вину школьников подтверждали факты расклейки листовок с критикой власти и строительство здания ФСБ в компьютерной игре Minecraft. Сообщалось, что виртуальное здание дети готовились взорвать, чем и привлекли внимание спецслужб. Обвинения были сняты после сообщений в прессе в марте 2021 года.

Одно дело — одна группа поддержки

«Это не значит, что все дела, о которых мы говорим в проекте, безосновательны, но скачок их количества дает основания полагать, что у силовиков проходит некая кампания после трагедии в политехническом колледже Керчи (в 2018 году в результате взрыва и стрельбы в колледже, устроенной учащимся Владиславом Росляковым, погиб 21 человек, 67 пострадали.—

“Ъ”),— пояснила Александра Крыленкова.— Если кампании нет, и у нас действительно школьники доведены до точки, это тоже крайне значимая для общества информация, и мы как раз пытаемся в этом разобраться».

Аналогичных проектов, которые бы собрали все «детские» дела о терроризме на одной площадке, в России нет, пояснили “Ъ” опрошенные правозащитники и адвокаты. Александр Верховский, член Совета по правам человека при президенте, директор центра «Сова» (занимается исследованиями проявлений экстремизма в России; центр внесен Минюстом в реестр иноагентов) рассказал, что чаще группы поддержки объединяются вокруг фигурантов того или иного громкого уголовного дела. Так было в случае «Нового величия» (за создание экстремистского сообщества восемь человек приговорены к срокам от четырех лет условно до семи лет колонии по ст. 282.1 УК РФ) или, например, в случае дел о террористических ячейках запрещенной в РФ «Хизб ут-Тахрир» (сначала спецслужбы обвинили в подготовке терактов 20 человек из Уфы, их родственники организовали движение «Родительская солидарность», в которое сейчас входят сотни родственников обвиняемых по тем же делам со всей России).

В ходе судебного разбирательства, которое может длиться годами, интерес общества к делу проявляется всплесками, рассказала адвокат Ольга Карлова. Она защищает Анну Павликову, приговоренную по делу о «Новом величии» к четырем годам условно. На момент ареста в 2018 году Анне было 17 лет, на момент оглашения приговора — 19. «Первый острый период интереса к нашему делу был летом 2018 года, когда девушки находились в СИЗО (Анна Павликова и Мария Дубовик провели в СИЗО полгода, в их поддержку в Москве проходили протестные акции, в том числе «Марш матерей».— “Ъ”),— рассказала госпожа Карлова.— Я не встречала групп, которые объединили бы все дела об экстремизме и терроризме с «детской спецификой» в один проект. Это бы очень помогло подросткам и их родным не метаться, а обращаться за помощью целенаправленно».

«Начинать лучше со школы»

Увеличение числа «детских дел» об экстремизме и терроризме Александр Верховский связывает с преследованием участников анархистского движения и негласной установкой органов следствия «бороться с криминализацией молодежи». «Среди анархистов много подростков, они часто несдержанны, и там, где можно было обойтись выговором, следствие находит состав уголовного преступления,— пояснил он.— Вторая причина — мой домысел, который, впрочем, подтверждается слишком часто возникающими делами о юных террористах. Профилактика, о которой год от года говорят все ведомства, очень важна, но уголовные дела будто открываются рефлекторно — люди лучше умеют открывать дела, чем заниматься профилактикой».

Ольга Карлова также говорит о «тенденции властей ужесточать контроль и запугивать»: «Начинать делать это, очевидно, лучше со школы».

«После трагедии в Казани (11 мая семь детей и двое взрослых погибли в результате стрельбы в гимназии №175, нападение совершил бывший ученик.— “Ъ”) общество реагирует крайне болезненно, и это понятно, люди говорят — «сразу арестовывайте» (при малейших подозрениях.— “Ъ”),— заявила госпожа Карлова.— В этом ключе страшно представить, сколько разных уголовных дел в отношении детей мы можем получить в ближайшем будущем, если после Керчи их возникли десятки, а количество трагедий не сократилось».

Отметим, что список дел проекта помощи «Открытого пространства» в ближайшее время может пополниться подростками из Саратова. Как сообщал “Ъ”, в минувшую пятницу там были задержаны восемь человек (некоторым из них 16 лет, количество школьников не уточняется), которых обвиняют в создании экстремистской группировки ультраправого толка. Задержанных сейчас проверяют на причастность к нескольким эпизодам нападения на местных молодых людей и отношение к проукраинскому движению «М.К.У.» («Маньяки. Культ убийц», неонацистское движение, идеология которых заключается в убийствах асоциальных людей неславянских национальностей).

Правозащитники, впрочем, отмечают, что все дела их проекта помощи подросткам «объединяет отсутствие потерпевших». На это при рассмотрении дел в судах опираются адвокаты, подчеркивая, что отсутствие потерпевших снижает градус общественной опасности, прокомментировал Александр Верховский. «Однако к нулю опасность не сводится, пострадавших действительно может не быть, если ячейка готовила теракт, и ее членов арестовали заранее, и об этом важно не забывать»,— подчеркнул он.

Мария Старикова

Как власти используют статью о террористическом сообществе против политических активистов?

В докладе подробно проанализированы наиболее яркие случаи применения этой набирающей популярность статьи против политических активистов и показаны основные механизмы конструирования таких дел.

Сотрудница программы поддержки политзаключённых Правозащитного центра «Мемориал» Дарья Костромина на нескольких примерах — дела группы Олега Сенцова, дел «Артподготовки», дела «Балтийского авангарда русского сопротивления», дела «Сети», дела «Автономной боевой террористической организации» — рассматривает то, как статья о террористическом сообществе — 205.4 УК РФ — используется против политических активистов.

Доклад демонстрирует, как правоприменение по этой статье становится всё менее логичным и обоснованным и всё более волюнтаристским и репрессивным, и как такое использование статьи создаёт опасность дальнейшего ужесточения репрессивных практик и усиления запугивания несогласных.

Автор доклада приходит к следующим выводам:

  • Власти всё более активно используют неопределённости в антитеррористическом законодательстве (размытость разницы между экстремизмом и терроризмом, между поджогом, хулиганством и терактом, понятий сплочённости группы, лидерства и т. д.). Обвинения в терроризме зависят, в основном, от интерпретаций, зачастую спорных или заведомо необоснованных.
  • Следствие заинтересовано в том, чтобы добиваться подтверждения таких интерпретаций жестокими и преступными способами, включая пытки обвиняемых и свидетелей и подбросы вещественных доказательств.
  • Необходимость в ст. 205.4 УК РФ, в целом, является спорной, так как существует и квалифицирующий признак «совершение организованной группой», утяжеляющий обвинение в теракте, и отягчающее обстоятельство «совершение преступления в составе организованной группы или преступного сообщества» (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ), применимое к любому преступлению. Понятно, однако, что применить отягчающее обстоятельство или квалифицирующий признак ст. 205.4 УК РФ можно лишь при совершении конкретного преступления, а ст. 205.4 УК РФ «хороша» тем, что её можно применять и без конкретных преступных действий, приговаривая обвиняемых к длительным срокам наказания.
  • Российское антитеррористическое законодательство по факту распространило понятие терроризма на подготовку революций, свержения власти. В частности, группа, объединившаяся для свержения власти, считается террористическим сообществом. При этом такое понимание терроризма шире, чем зафиксировано в международном праве, например, в Резолюции Совета безопасности ООН 1566 или в Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1999 году. Более того, и в соответствии с российским законодательством насильственное изменение основ конституционного строя, насильственное воспрепятствование законной деятельности государственных органов соответствует определению экстремистской, а не террористической деятельности.

Цена ошибок и злоупотреблений властей в делах о террористических сообществах (как и в других делах о терроризме) предельно высока. По ст. 205.4 УК РФ возможно применение пожизненного заключения, целый ряд законов, существенно ухудшает положение обвиняемых и осуждённых по данной статье. Более того, обвинение в терроризме становится специфическим клеймом, создающим существенные проблемы в том, чтобы донести до общества факт несправедливости преследования.

Применение статьи о террористических сообществах, особенно против политических активистов, пока не является массовым. Однако система конструирования подобных уголовных дел обрела общие черты, и это несёт огромную опасность резкого ужесточения репрессивных практик.

Read this text in English

За телефонный терроризм будут сажать в тюрьму на десять лет

Государственная Дума в первом чтении приняла законопроект, который вносит изменения в Уголовный кодекс с целью ужесточения наказания за телефонный терроризм.

В статью 207 УК (Заведомо ложное сообщение об акте терроризма) добавят квалифицирующие признаки телефонного терроризма, за которые предлагается лишать свободы на срок до 10 лет. Самое тяжкое наказание депутаты прописали для телефонных «минеров», действия которых повлекли смерть человека или другие тяжкие последствия. Если злоумышленник действовал «в целях дестабилизации деятельности органов власти», ему будет грозить от шести до восьми лет колонии. За сам факт заведомо ложного сообщения о теракте, стихийном бедствии или ином обстоятельстве, которое повлекло за собой массовую эвакуацию людей или причинило крупный ущерб, авторы законопроекта назначили от трех до пяти лет лишения свободы.

«Начиная с 11 сентября текущего года, страну захлестнула волна ложного телефонного терроризма. В Москве, Челябинске, Екатеринбурге, Перми, Омске, Новосибирске, Владивостоке, Красноярске, Норильске, Брянске, Ставрополе были эвакуированы школы, больницы, крупные торговые центры, гостиницы, административные здания, а также различные транспортные объекты», – указывают авторы в пояснительной записке. Именно волна ложных звонков о «минировании» и стала причиной разработки законопроекта.

Законопроект направлен на пресечение так называемого «телефонного терроризма», принявшего в последнее время угрожающие масштабы. Заведомо ложные сообщения об акте терроризма являются по своей сути тем же терроризмом, поскольку сеют страх и панику среди людей, создают опасность их гибели в процессе массовой эвакуации, дестабилизируют деятельность организаций и государственных учреждений, парализуют их работу и влекут причинение значительного имущественного вреда, рассказал автор законопроекта Павел Крашенинников.

С полным текстом законопроекта № 322801-7 «О внесении изменения в статью 207 Уголовного кодекса Российской Федерации и статью 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» можно ознакомиться здесь.

в Госдуму могут внести поправки в статью о телефонном терроризме — РТ на русском

В Госдуму могут внести проект поправок в законодательство, касающееся ответственности за телефонный терроризм. Об этом RT заявил глава комитета ГД по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн. Поводом послужил недавний инцидент в Санкт-Петербурге. Правоохранители задержали мужчину, который сообщал в экстренные службы о якобы произошедших терактах и ЧП. Однако его пришлось отпустить, поскольку формально УК РФ предусматривает наказание только за ложные сообщения о готовящихся, а не совершённых взрывах и поджогах.

В Санкт-Петербурге правоохранительные органы отпустили на свободу мужчину, который на протяжении более чем недели звонил в оперативные службы города, сообщая о якобы совершившихся терактах и ЧП. Несмотря на то что в Уголовном кодексе есть статья, предполагающая наказание за действия такого рода, прокуратура выяснила, что формально он не нарушал закон.

Как сообщал портал 47news.ru, звонки с ложными сообщениями о происшествиях начали поступать в конце января. Поначалу неизвестный говорил о серьёзных «пожарах» в центре Санкт-Петербурга.

Однако 31 числа мужчина заявил о «взрыве» на станции метро «Владимирская» и 15 пострадавших, а затем ещё об одном «теракте» — в ТЦ «Галерея». Стоит отметить, что в тот день у экстренных служб было и без того много работы — при демонтаже обрушилась крыша СКК, в результате погиб человек.

В дальнейшем злоумышленник ещё несколько раз сообщал о «взрывах» и «пожарах», и каждый раз службы были вынуждены проверять предоставленную информацию.

При этом поиск «телефонного террориста» осложнялся тем, что он использовал телефон без sim-карты: большинство аппаратов дают возможность позвонить в экстренные службы и без неё.

Впрочем, правоохранительным органам в итоге удалось запеленговать телефон, и 4 февраля, после очередного сообщения о «взрыве», мужчину задержали сотрудники «Центра Э». На тот момент против мужчины возбудили уголовное дело по ст. 207 УК РФ («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»).

Задержанным оказался 26-летний приезжий из Сызрани Иван Найдёнов. В полицейском участке мужчина на камеру признал вину, а также рассказал о своих мотивах. По словам Найдёнова, таким образом он хотел привлечь внимание к своей ситуации.

Мужчина сбивчиво объяснил, что он с детства инвалид II группы, родители якобы бросили его, когда ему было два месяца. Приёмные родители, по словам Найдёнова, присвоили его деньги. И теперь Иван «шляется по всей России», поскольку получить жильё как сироте ему, как он утверждает, не удалось. 

Найдёнов, по его словам, надеялся, что после ложных сообщений о минировании на него обратят внимание и помогут ему решить проблемы.

Впрочем, несмотря на то, что мужчина признался в противоправных действиях, его отпустили. 5 февраля прокуратура Центрального района города неожиданно опротестовала возбуждение уголовного дела. В ходе проверки ведомство установило, что формально Найдёнов невиновен, а ложные сообщения о якобы уже случившихся пожарах и терактах не подпадают под действие статьи 207 УК РФ.

Дело в том, что в статье речь идёт об ответственности за заведомо ложные сообщения именно о готовящихся взрывах, поджогах и т.д. При этом мужчина неизменно сообщал о ЧП, которые якобы уже произошли, а потому вменить ему статью 207 невозможно.

Из-за этого спустя два дня его освободили из-под стражи и даже вернули мобильный телефон.

Впрочем, на этот инцидент уже обратили внимание в Госдуме. Там заявили, что намерены изучить проблему и в случае необходимости внести коррективы в существующее законодательство.

«Откровенно говоря, с этой проблемой нам сталкиваться раньше не приходилось. Но очевидно, что она есть, а значит, требует своего решения. Поэтому вместе с коллегами из профильных ведомств, совместно с коллегами из Генпрокуратуры и МВД мы проработаем возможность и необходимость внесения такой поправки», — заявил RT глава комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн.

Схожую позицию в пятницу озвучил и первый зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Вячеслав Лысаков. По его мнению, необходимо внести поправки в соответствующие нормативные акты, чтобы подобные случаи больше не повторялись.

Напомним, что проблема «телефонного терроризма» стала особенно актуальной в 2019 году. Тогда по России прокатились несколько волн ложных сообщений о минированиях, которые поступали не только в виде звонков, но и как электронные письма. Последняя из них началась в конце ноября. Роскомнадзор заблокировал несколько зарубежных почтовых сервисов, с которых осуществлялась рассылка, поскольку их администраторы отказались сотрудничать с российскими правоохранительными органами.

В связи с этим Хинштейн в беседе с RT отметил, что в первую очередь необходимо принимать меры, которые позволят более эффективно выявлять преступников и привлекать их к ответственности за подобные действия.

World Report 2021: Россия | Хьюман Райтс Вотч

Пандемия Covid-19 дала российским властям повод ограничить права человека во многих областях и ввести новые ограничения, особенно в отношении прав на неприкосновенность частной жизни.

Конституционная реформа была ключевым событием 2020 года. Несколько незаконных законов нашли дальнейшее юридическое закрепление в конституционных поправках. После неоднозначного плебисцита по реформе летом 2020 года власти начали подавление несогласных с новыми политически мотивированными судебными преследованиями и рейдами на дома и офисы политических и гражданских активистов и организаций.К концу года правительство представило серию новых законопроектов, расширяющих «закон об иностранных агентах» в России и сокращающих и без того скудное пространство, оставшееся для гражданской активности.

Отравление лидера российской политической оппозиции Алексея Навального в августе привело к дальнейшему ухудшению отношений России с Европейским союзом.

Ответ на Covid-19

В апреле были введены новые более суровые наказания за распространение информации, в том числе об эпидемии, признанной ложной, — от штрафов до трех лет лишения свободы.По некоторым оценкам, в течение трех месяцев власти возбудили не менее 170 административных и 42 уголовных дела по обвинению в распространении в Интернете ложной информации о Covid-19.

Медицинские работники столкнулись с нехваткой средств индивидуальной защиты, особенно в первые месяцы пандемии. К июню не менее 400 медицинских работников умерли от Covid-19. В некоторых случаях те, кто говорил о дефиците, сталкивались с ответными мерами, теряли работу и / или сталкивались с обвинениями в распространении ложной информации.

Во многих регионах была введена система пропусков, по которой люди должны были получать разрешение через Интернет или через SMS, чтобы покинуть территорию в непосредственной близости от своих домов. Власти Москвы также представили приложение для отслеживания местонахождения людей, подвергшихся воздействию Covid-19, инфицированных им или проявляющих симптомы респираторного заболевания. Приложение автоматически налагало штрафы, которые во многих случаях были ошибочными. После длительного возмущения общественности было внесено несколько улучшений. Например, приложение больше не выдает push-уведомления ночью, требуя немедленного селфи в качестве доказательства соблюдения самоизоляции.Власти также использовали обширную сеть городских камер наблюдения с технологией распознавания лиц, чтобы идентифицировать и наказывать людей за нарушение запретов на изоляцию.

Власти не смогли публиковать регулярную и прозрачную информацию о вспышках Covid-19 в домах престарелых или учреждениях для людей с ограниченными возможностями.

Многие московские больницы приостановили предоставление легальных абортов во время пандемии, несмотря на то, что это важная медицинская процедура, требующая срочного вмешательства, и откладывать ее нельзя.

Меры, связанные с Covid-19, затронули 16,5 миллиона школьников в России. Согласно официальному опросу учащихся начальной и средней школы, более трети школьников сообщили о депрессии из-за самоизоляции и дистанционного обучения.

Российские власти координировали как минимум один рейс для репатриации задержанных мигрантов, но около 8000 мигрантов оставались в центрах содержания под стражей в начале пандемии, поскольку их депортация была невозможна из-за ограничений на поездки.

Свобода выражения мнения

В нескольких случаях власти прибегали к неправомерным преследованиям журналистов по обвинениям в терроризме и государственной измене, а также к другой тактике, направленной на вмешательство в их журналистскую деятельность.

В июле журналист Светлана Прокопьева была приговорена к крупному штрафу по ложному обвинению в терроризме за утверждение, что репрессивная политика России в отношении слова и собраний радикализирует молодежь. Согласно приговору, она остается в правительственном списке «террористов и экстремистов», и ей запрещен выезд за границу.

Иван Сафронов арестован по сомнительному обвинению в государственной измене, относящемуся к тому времени, когда он работал журналистом. Внесенная в 2012 году статья Уголовного кодекса о государственной измене является расплывчатой ​​и чрезмерно широкой.

Власти отказались расследовать инцидент, в ходе которого полиция сломала руку журналисту Дэвиду Френкелю, который вел репортаж с избирательного участка во время конституционного плебисцита. Вместо этого Френкель был оштрафован по трем различным пунктам за один и тот же инцидент.

В июле и сентябре милиция обыскала офисы оппозиционного СМИ МБХ Медиа, предположительно в связи с делом ЮКОСа 2003 года, конфисковав компьютеры и другие устройства.

Десятки журналистов были задержаны при освещении мирных акций протеста в Москве и других городах, даже когда они носили пресс-бейджи и другие удостоверения личности.

Власти также преследовали художников, чьи работы затрагивали острые темы. В июне театральный режиссер и диссидент Кирилл Серебренников был приговорен к крупному штрафу и условному тюремному заключению по сомнительным обвинениям в хищении. В январе стендап-комик бежал из страны после того, как власти начали расследование его комедии по жалобе на оскорбление религиозных чувств.

В августе суд приговорил Александра Шабарчина к двум годам лишения свободы по обвинению в хулиганстве за размещение на городской площади куклы в натуральную величину с лицом президента Владимира Путина и надписями «Лжец» и «Военный преступник». В ноябре приговор был приостановлен по апелляции. На момент написания статьи Карим Ямадаев находился под судом по обвинению в оскорблении властей и «оправдании терроризма» на веб-видео инсценировки судебного процесса против Путина и других официальных лиц.

К марту 2020 года, через 12 месяцев после принятия закона, запрещающего «неуважение к властям», независимая группа обнаружила, что подавляющее большинство таких обвинений связано с предполагаемыми оскорблениями в адрес Путина.

В июле суд оштрафовал Ивана Жданова, руководителя Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), связанного с оппозиционным политиком Алексеем Навальным, за невыполнение постановления суда об удалении видео с YouTube, в котором говорилось о коррупции Дмитрия Медведева во время время он был премьер-министром.

Свобода собраний

Под предлогом Covid-19 власти запретили любые массовые собрания. Полиция препятствовала одиночным протестам, которые не требуют одобрения, в некоторых случаях ссылаясь на режим социального дистанцирования и обязательного использования масок, даже когда протестующие носили маски.Власти преследовали отдельных пикетчиков, утверждая, что они участвовали в «массовых протестах». В то время как другие ограничения были постепенно ослаблены в течение лета, и власти разрешили официально спонсируемые массовые фестивали на открытом воздухе, мирные протесты оставались фактически вне закона. В июне, июле и августе полиция задержала десятки мирных демонстрантов.

В августе милиция возбудила уголовное дело против депутата Московского городского собрания Юлии Галяминой по обвинению в неоднократном участии в несанкционированных, но мирных акциях протеста.На момент написания судебное разбирательство по ее делу еще продолжалось. В 2020 году суд сократил четырехлетний срок, вынесенный Константину Котову в 2019 году по таким обвинениям, до полутора лет. Он был освобожден в декабре.

Массовые акции протеста, начавшиеся в Хабаровске в июле, продолжились на момент написания, вызванные отставкой и арестом губернатора региона. Первоначально власти не пытались разогнать протесты, хотя полиция время от времени задерживала некоторых активистов, участвовавших в этих протестах, а также их сторонников в других городах, а суды штрафовали или приговаривали их к краткосрочному задержанию по обвинению в нарушении правил проведения публичных собраний.

Однако в октябре полиция избила и произвольно задержала более 20 мирных демонстрантов. Одному из них предъявлены обвинения в неоднократном участии в несанкционированных, но мирных акциях протеста. По крайней мере, еще трое находятся под следствием по обвинению в низком уровне насилия в отношении полиции, которое может привести к лишению свободы сроком до пяти лет. Другим протестующим были предъявлены обвинения в административных правонарушениях за участие в «несанкционированном митинге».

В июне Конституционный суд постановил, что список мест, где протесты запрещены, является чрезмерно широким и неконституционным.

В ноябре в парламент были внесены два законопроекта о мирных собраниях. Один предлагает еще больше ограничить места, где могут проводиться собрания, и рассматривать одиночные пикеты, если они проводятся последовательно, массовым мероприятием, что требует предварительного разрешения. Другой предлагает ограничить источники пожертвований и возложить на организаторов обременительные требования и обязательства.

Правозащитники

В июле полиция предъявила обвинение адвокату-правозащитнику Семену Симонову, считая его лично ответственным за неуплаченный штраф, наложенный на его правозащитную организацию за предполагаемое несоблюдение российского закона об «иностранных агентах».

Также в июле суд приговорил историка-правозащитника Юрия Дмитриева к трем с половиной годам лишения свободы по явно надуманным и политически мотивированным обвинениям в сексуальном насилии над ребенком. В сентябре апелляционный суд увеличил срок его заключения до 13 лет.

В сентябре Светлана Анохина, руководящая Daptar, онлайн-платформой по защите прав женщин на Северном Кавказе, была вынуждена покинуть Россию из-за угроз убийством, которые власти не расследовали.

В декабре власти проинформировали Ванессу Коган, директора правозащитной организации Stichting Justice Initiative, о том, что ее вид на жительство был аннулирован.Ей дали две недели на то, чтобы уехать из России, где она прожила со своей семьей, гражданами России, 11 лет.

Свобода ассоциации

Российские власти совершили рейды в офисах независимых групп под разными предлогами и преследовали их сотрудников и аффилированных лиц, в том числе в соответствии с законами об «иностранных агентах» и «нежелательных иностранных организациях».

Суды признали Максима Верникова и Яну Антонову виновными в причастности к «нежелательной организации» и приговорили их к нескольким сотням часов обязательных работ за их связь с Гражданским движением «Открытая Россия».Осенью возобновился судебный процесс над Анастасией Шевченко по аналогичным обвинениям. Шевченко находится под домашним арестом с января 2019 года. В июле и сентябре полиция провела рейды в офисах «Открытой России» и в квартирах нескольких сотрудников. Два новых дела были возбуждены по обвинению в причастности к «Открытой России» против Михаила Иосилевича в октябре и Леонида Малявина в ноябре.

Две известные российские правозащитные организации оштрафованы по закону об «иностранных агентах». К середине 2020 года общая сумма штрафов против «Мемориала» составила 5 штрафов.3 миллиона рублей (примерно 69 000 долларов США). Public Verdict, документирующий злоупотребления со стороны полиции, собрал более одного миллиона рублей (15 000 долларов США).

В ноябре в парламент было внесено как минимум пять новых законопроектов, которые еще больше расширяют круг организаций и частных лиц, которые могут быть обозначены как «иностранные агенты». Они также ограничивают права таких организаций и налагают на них дополнительные обязательства по отчетности и требования по отображению ярлыка «иностранный агент».

Чечня

Руководство Чечни продолжало наступление на все формы инакомыслия и критики.

В феврале группа головорезов жестоко напала на адвоката-правозащитника Марину Дубровину и журналиста-расследователя Елену Милашину вскоре после судебного заседания по делу клиента Дубровиной, блоггера, критиковавшего роскошный образ жизни губернатора Чечни Рамзана Кадырова. Женщины задокументировали свои травмы и подали заявление в полицию, описав нападения как связанные с работой. Эффективного расследования не было.

В сентябре в социальных сетях было распространено видео, на котором 19-летнего Салмана Тепсуркаева заставляли анально проникнуть в себя стеклянной бутылкой в ​​отместку за «распространение лжи» о чеченских властях.Тепсуркаев модерировал Telegram-канал 1ADAT, на котором регулярно звучат голоса чеченских диссидентов, в том числе критикующих Кадырова. На момент написания он пропал без вести, и власти не начали расследование.

Известный чеченский сепаратистский политический деятель в изгнании Ахмед Закаев выступил с заявлением, в котором осудил пытки и выразил поддержку «1Адат». Чеченские власти немедленно вынудили родственников Закаева публично отречься от него.

В июне 1ADAT широко освещал подозрительную смерть Мадины Умаевой, жертвы домашнего насилия, и опубликовал видео, на котором Кадыров заставляет мать Умаевой принести извинения перед камерой за то, что добивается справедливости в убийстве ее дочери.Власти отказались возбуждать уголовное дело по факту смерти Умаевой.

Контртерроризм

Суды вынесли обвинительные приговоры по нескольким делам о терроризме или экстремизме, омраченных утверждениями о пытках, сомнительным экспертным анализом и использованием тайных свидетелей.

В декабре 2019 года 11 человек были приговорены к лишению свободы на срок от 19 лет до пожизненного заключения за взрыв в метро Санкт-Петербурга в 2017 году. Российские власти никогда не расследовали заслуживающие доверия жалобы на пытки и сфабрикованные доказательства.

В феврале и июне в ходе двух отдельных судебных процессов суды вынесли обвинительные приговоры с лишением свободы на срок от пяти до восемнадцати лет в отношении девяти обвиняемых по обвинению в причастности к «Сети», которая, по утверждению прокуратуры, была террористической организацией. Большинство подсудимых настаивали на том, что такой организации не существовало. Власти отклонили жалобы подсудимых на пытки без надлежащего расследования. Судьи приняли показания тайных свидетелей и якобы сфальсифицированные доказательства.

В августе семеро обвиняемых были осуждены за создание «экстремистской организации» «Новое величие».Приговоры варьировались от четырех лет условно до семи лет лишения свободы. Подсудимые жаловались, что их поймали силовики. Обвинение опиралось на показания тайных свидетелей. Жалобы на пытки одного из подсудимых были отклонены без проведения полного расследования.

В июне были задержаны трое 14-летних мальчиков, которым позднее было предъявлено обвинение в создании террористической организации и планировании взрыва здания ФСБ в компьютерной игре Minecraft. Один из них отказался признать себя виновным и с лета находится в следственном изоляторе.

Российские власти продолжали преследовать людей по обвинению в причастности к «Хизб-ут-Тахрир» (ХУТ), панисламистскому движению, которое стремится к созданию халифата, но осуждает насилие для достижения этой цели. Россия запретила HuT как террористическую организацию в 2003 году. В феврале 11 обвиняемых в двух отдельных военных процессах были приговорены к тюремному заключению на срок от 11 до 23 лет. В сентябре по отдельному делу Верховный суд оставил в силе приговоры на срок от 10 до 24 лет 21 мужчине. По крайней мере, один из осужденных утверждал, что его пытали с целью получения признательных показаний.Еще пятеро мужчин были задержаны по обвинению в причастности к ХУТ в ноябре в Татарстане.

В августе военный суд приговорил оппозиционного писателя Айрата Дильмухаметова к девяти годам лишения свободы по обвинениям в экстремизме, сепаратизме и оправдании терроризма за законную речь.

Ни обвинения против Дильмухаметова, ни против 32 подсудимых ХТ не связаны с планированием, осуществлением или подстрекательством какого-либо акта насилия в политических или идеологических целях.

Власти продолжали преследовать людей за принадлежность к религиозным группам, признанным экстремистскими в соответствии с чрезмерно широким законом России о борьбе с экстремизмом.

В 2020 году суды вынесли обвинительные приговоры десяткам людей за их религиозную деятельность в качестве Свидетелей Иеговы, запрещенную как экстремистскую в России. По меньшей мере 10 человек в настоящее время отбывают тюремное заключение сроком до шести лет, 417 находятся под следствием, а 35 находятся в предварительном заключении. Эти цифры включают людей, арестованных в оккупированном Россией Крыму.

Власти арестовали по меньшей мере четырех человек за предполагаемую связь с Нурджулар, группой последователей покойного турецкого теолога Саида Нурси, запрещенной как экстремистская в 2008 году, хотя в ее истории не было подстрекательства или насилия.Эксперты неоднократно подвергали сомнению существование такой организации в России и заявляли, что в произведениях Саида Нурси нет экстремистских взглядов. По крайней мере семь последователей Нурси остаются в российском «Списке террористов и экстремистов», их активы заморожены, а передвижение ограничено.

Евгений Ким, лишенный российского гражданства в 2019 году после тюремного заключения по обвинению в предполагаемой причастности к Нурджулар, оставался под стражей для депортации. В 2020 году власти лишили гражданства двух Свидетелей Иеговы, отбывающих наказание по обвинению в экстремизме.Все трое сейчас не имеют гражданства.

Право на убежище, запрет на высылку

В июле и сентябре власти принудительно выслали по меньшей мере четырех просителей убежища в Таджикистан и Узбекистан, несмотря на риск пыток, ожидая рассмотрения апелляций на их отклоненные ходатайства о предоставлении убежища и судебных запретов на их высылку, вынесенных Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ).

На момент написания, по крайней мере, 39 просителей убежища или имевших отказ в предоставлении убежища оставались в России, что равносильно бессрочному содержанию под стражей.ЕСПЧ предписал их высылку из-за пыток или бесчеловечного обращения, если они вернутся на родину, а Россия приостановила высылку до вынесения решения ЕСПЧ, но также не рассматривает альтернативы содержанию под стражей.

Окружающая среда и права человека

В мае дочернее предприятие российского горнодобывающего гиганта «Норникель» разлило более 20 000 тонн дизельного топлива в российской Арктике, загрязнив 180 000 квадратных метров земли, прежде чем достичь близлежащих рек. Спустя два дня после инцидента Норникель публично признал факт разлива.

Росприроднадзор, государственное агентство по управлению природными ресурсами, подал в суд на «Норникель» на 148 миллиардов рублей (2 миллиарда долларов США) за нанесение ущерба окружающей среде. Служба национальной безопасности и полиция попытались пресечь расследование журналистов по делу о разливе. Информатор из Росприроднадзора заявил, что служба безопасности «Норникеля» пыталась помешать ему получить доступ к сайту и запугивала его. Официальный представитель коренных народов Севера выразил обеспокоенность тем, что разлив может повлиять на доступ к продуктам питания для местных коренных народов, которые занимаются рыболовством и охотой.

В июле власти приняли новый закон, который освобождает подрядчиков от проведения оценки воздействия на окружающую среду для всех «проектов модернизации транспортной инфраструктуры». Новый закон и соответствующие подзаконные акты могут повлиять на озеро Байкал, объект Всемирного наследия ЮНЕСКО, и другие охраняемые территории.

В январе, после более чем года непрекращающихся протестов против строительства свалки мусора в Шиесе Архангельской области, суд признал строительство незаконным.

Компания-подрядчик проиграла апелляцию на решение суда в октябре, но еще до объявления приговора она аннулировала проект и восстановила землю к концу года. Однако власти не сняли обвинений с местных активистов, которые были избиты, задержаны, привлечены к ответственности и оштрафованы за протесты против незаконного строительства.

После нескольких недель протестов в Башкортостане против того, что местные активисты назвали разрушительной добычей известняка, власти предоставили территории статус охраняемой, и строительство было остановлено.Власти не сняли обвинений с мирных демонстрантов, пострадавших от жестокости полиции, задержания, штрафов и судебного преследования.

Недискриминация, национальные меньшинства, ксенофобия

Протесты «Жизнь черных важны» в США после убийства Джорджа Флойда вызвали дебаты в российской прессе и социальных сетях о расизме и дискриминации в стране. Российский видеоблогер двух рас, обсуждавший расизм и расистское насилие в России, столкнулся с угрозами и издевательствами в Интернете.Власти в ответ предостерегли ее от «распространения экстремистских материалов».

По данным наблюдательной организации, за первые восемь месяцев 2020 года было зафиксировано не менее 23 преступлений на почве ненависти, один со смертельным исходом и не менее 17 эпизодов вандализма на почве ненависти.

Мигранты продолжали сталкиваться с расовым профилированием, массовыми произвольными задержаниями, жестокостью полиции и ксенофобией. Некоторые российские официальные лица ложно утверждали, что преступность со стороны мигрантов возросла после экономического спада, вызванного пандемией.Власти использовали это как предлог, чтобы предложить обязательное, навязчивое приложение для отслеживания мигрантов и привязать визы рабочих-мигрантов к их работодателям.

Сексуальная ориентация и гендерная идентичность

Правительство продолжило курс на гомофобную дискриминацию и использовало запрет «гей-пропаганды» для оправдания уголовного преследования.

Активистке лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов (ЛГБТ) Юлии Цветковой грозило шесть лет тюрьмы по обвинению в порнографии за размещение в социальных сетях бодипозитивных рисунков обнаженных женщин.В декабре 2019 года суд оштрафовал Цветкову на 50 000 рублей (665 долларов США) за нарушение закона о «гей-пропаганде» в отношении ЛГБТ-дружественных и феминистских постов в двух группах социальных сетей, которые она администрирует.

В результате конституционной реформы 2020 года определение брака как союза между мужчиной и женщиной было включено в конституцию. Законопроект, внесенный в парламент, включает запрет на однополые браки и изменения, которые негативно скажутся на правах трансгендеров, в том числе на вступление в брак и воспитание детей.

Гендерное насилие

Продолжались серьезные пробелы в официальных ответах на широко распространенное насилие в семье, включая отсутствие достаточной защиты и средств правовой защиты для переживших насилие.

Законопроект о домашнем насилии, внесенный в ноябре 2019 года, не дает исчерпывающего определения домашнего насилия. Также не удалось решить несколько вопросов, имеющих решающее значение для обеспечения эффективной защиты выживших. В начале 2020 года парламент отказался от рассмотрения законопроекта, и он оставался на рассмотрении.

Несколько политиков и экспертов, выступающих за принятие жесткого закона о домашнем насилии, сообщили об угрозах в адрес них и их семей, в том числе со стороны тех, кто утверждает, что продвигает «традиционные» или «семейные» ценности.

Уполномоченный по правам человека в России отметила, что во время пандемии Covid-19 количество случаев домашнего насилия резко возросло, причем во время весенней изоляции число зарегистрированных случаев увеличилось более чем вдвое.

Цифровые права, право на конфиденциальность

В 2020 году Россия ужесточила контроль над интернет-инфраструктурой и онлайн-контентом, расширив возможности властей фильтровать и блокировать онлайн-контент в нарушение прав на свободу выражения мнений и доступ к информации.

Эти ограничения основаны на других мерах интернет-цензуры, таких как законодательные поправки в декабре 2019 года, обязывающие производителей предварительно устанавливать российские приложения, включая браузеры, мессенджеры и карты, на смартфоны, компьютеры и Smart TV, продаваемые в России.

В июне 2020 года в соответствии с новым законом был создан национальный цифровой репозиторий персональных данных, включая информацию о занятости и иностранном резидентстве, резидентов России, доступный для правоохранительных, налоговых и других государственных органов.Создание централизованного хранилища личных данных вызывает опасения, что он будет уязвим для утечек и утечек данных, а также других нарушений права на неприкосновенность частной жизни. Полностью функционировать он должен к 2025 году.

В ноябре в парламент был внесен новый законопроект, дающий властям право блокировать веб-сайты, подвергающие цензуре контент российских государственных СМИ; среди упомянутых веб-сайтов — Twitter, Facebook и YouTube.

Право на здоровье

В марте люди с муковисцидозом и их сторонники протестовали против новой государственной политики по замене оригинальных лекарств на аналоги-генерики, несмотря на предупреждения врачей о сомнительной эффективности и сообщениях о серьезных побочных эффектах от генериков.

В нескольких делах 2020 года, касающихся российских детей, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) издал срочные судебные запреты в соответствии с Правилом 39 суда, предписывая властям предоставить доступ к жизненно важным лекарствам, предназначенным для остановки прогрессирования мышечной атрофии позвоночника. В августе Минздрав России включил препарат в федеральный перечень жизненно необходимых лекарственных средств.

Россия и Крым (см. Также раздел Украина)

Российские власти продолжали призывать мужчин в оккупированном Крыму для службы в российских вооруженных силах в нарушение международного гуманитарного права и ввели уголовные наказания в отношении тех, кто отказался служить.

Власти продолжали выдвигать против крымских татар необоснованные политически мотивированные обвинения в терроризме. В сентябре российский военный суд приговорил семерых крымскотатарских активистов к тюремному заключению на срок от 13 до 19 лет за предполагаемую связь с ХУТ. Организация легальна в Украине. Один человек был оправдан.

Россия и Сирия (см. Также главу о Сирии)

Сирийско-российский военный альянс продолжал преднамеренно и неизбирательно атаковать гражданскую инфраструктуру, включая школы, больницы, рынки, дома и убежища, используя то, что за последние годы стало тактикой торговой марки, включая использование запрещенного на международном уровне оружия.Хьюман Райтс Вотч задокументировала 18 незаконных нападений в Идлибе в период с января по март 2020 г., до того как было введено прекращение огня. В результате этих 18 нападений было повреждено и разрушено шесть школ, один детский сад, четыре медицинских учреждения, три жилых района, два промышленных объекта, один рынок, одна тюрьма и три лагеря для перемещенных лиц. В результате нападений не менее 112 человек погибли и не менее 359 были ранены. Кассетные боеприпасы использовались в двух нападениях, которые были нанесены на одну начальную школу и одну среднюю школу в городе Идлиб в феврале 2020 года.По крайней мере, три нападения были совершены российскими военными. Нападения представляли собой очевидные военные преступления и могут быть приравнены к преступлениям против человечности.

В 2019 году Россия наложила 14-е вето на Сирию, чтобы заблокировать трансграничную помощь северо-востоку Сирии, район, который находится под контролем групп, возглавляемых курдами. Он также попытался заблокировать финансирование расследований Организации Объединенных Наций серьезных нарушений в Сирии. Россия также пыталась заблокировать финансирование подразделения Организации по запрещению химического оружия, которому было поручено выявить виновных в атаках с применением химического оружия в Сирии.

В феврале Россия репатриировала 25 сирот, содержащихся в качестве членов семей подозреваемых в организации «Исламское государство» (ИГИЛ) на северо-востоке Сирии. В августе-сентябре репатриировали еще 41 ребенка.

Ключевые международные участники

Европейский Союз решительно осудил отравление Навального как попытку убийства.Министерства иностранных дел Франции и Германии выпустили совместное коммюнике, в котором осудили отравление и отметили, что это не единичный случай применения нервно-паралитического агента Новичок. Верховный комиссар ООН по правам человека призвал к независимому и беспристрастному расследованию.

В июне Венецианская комиссия Совета Европы (СЕ) опубликовала заключение по тогдашнему проекту поправок к конституции. Комиссия подтвердила свое мнение о том, что предоставление Конституционному суду права объявить решение ЕСПЧ неисполнимым, позиция, закрепленная в поправках, противоречит обязательствам России по Европейской конвенции о правах человека (ЕКПЧ).

ЕС призвал российские власти осудить и расследовать угрозы чеченских властей в отношении Милашиной и обеспечить ее безопасность. ЕС также призвал к снятию уголовных обвинений с Прокопьевой и призвал российские власти «обеспечить журналистам возможность работать в безопасных условиях, не опасаясь репрессий».

В июле специальный докладчик ООН по делам правозащитников и комиссар Совета Европы по правам человека выразили обеспокоенность уголовным преследованием Симонова.

ЕС осудил включение Европейского фонда в поддержку демократии (ЕФД) как «нежелательную организацию» и призвал российские власти привести свое законодательство в соответствие с европейским и международным правом прав человека.

В июле ЕС призвал к немедленному и безоговорочному освобождению историка Юрия Дмитриева по гуманитарным соображениям, учитывая его возраст и состояние здоровья в свете пандемии коронавируса.

Киберпреступность и кибертерроризм | Терроризм: снижение уязвимости и улучшение ответных мер: У.Труды С.-Русского семинара

К общим характеристикам

таких преступлений можно отнести следующее: как правило, они не имеют физических проявлений и отличаются высокой латентностью, то есть происходят незамеченными, что, по экспертным оценкам, в России достигает 85-90%.

Киберпреступники используют различные типы атак, которые позволяют им проникать в корпоративные сети, захватывать над ними контроль или блокировать обмен информацией.Они также используют компьютерные вирусы, включая сетевых червей, которые изменяют или удаляют данные или блокируют работу компьютерных систем; логические бомбы, которые активируются при определенных условиях; или троянские кони, которые отправляют различные данные с зараженного компьютера своим «владельцам» через Интернет.

Оружие киберпреступников постоянно совершенствуется, а их инструменты для наращивания информационных атак становятся все более совершенными. В будущем мы можем ожидать появления новых нетрадиционных типов сетевых атак и компьютерных преступлений.

Сегодня в нашу жизнь вошли такие новые понятия, как информационная безопасность, а точнее сетевая безопасность. Например, первый известный вирус, передаваемый через Интернет, HAPPY-99, появился в январе 1999 года. Считается (хотя официально не доказано), что этот вирус, поразивший всю глобальную сеть, впервые появился в России и был создан для получения доступ к паролям клиентов многих западных банков.

Американский институт компьютерной безопасности сообщил, что в 1999 году около 90 процентов опрошенных крупных фирм и правительственных организаций обнаружили нарушения безопасности своих компьютерных систем.Более того, 70 процентов этих фирм и организаций отметили, что эти нарушения были результатом умышленных действий преступных элементов, работающих через Интернет. По результатам опроса 273 организаций было установлено, что их финансовые потери составили более 265 миллионов долларов, или в среднем около 1 миллиона долларов на организацию. Опрос также показал, что с июля по декабрь 2001 года количество атак хакеров на крупные компании увеличилось на 79 процентов.

В апреле 2001 года российский хакер взломал Интернет-сервер компании в США.Город Маклин, штат Вирджиния, который предоставляет услуги онлайн-банкинга. Он потребовал, чтобы ему заплатили за то, чтобы он не распространял конфиденциальные данные, а вместо этого уничтожил их. Согласно информации ведущих исследовательских фирм, мировой объем ущерба от вредоносных программ в 2002 году составил около 14,5 миллионов долларов. Но, поскольку многие компании часто скрывают реальный размер ущерба, он может легко увеличиться вдвое.

В октябре 2002 года американские спецслужбы сообщили о самой серьезной атаке на корневые серверы DNS (системы доменных имен) в истории Интернета.По информации Национального центра защиты инфраструктуры Федерального бюро расследований США, во время атаки 7 из 13 серверов, управляющих глобальным интернет-трафиком, перестали отвечать на запросы пользователей, а работа двух других серверов периодически прерывалась. Корневые серверы были нацелены на получение огромного количества неверных запросов,

Уголовно-правовые меры противодействия террористической деятельности в Российской Федерации и за рубежом

  • Татьяна Ф.МИНЯЗЕВА Кафедра уголовного права, уголовного процесса и криминалистики Российский университет дружбы народов, Москва
  • ГАМИДОВ Ринат Т. Уголовно-процессуальный отдел Российская Юридическая Академия Минюст России, Северо-Кавказский филиал Махачкала, Республика Дагестан

Аннотация

Терроризм характеризуется широким разнообразием проявлений, что ставит перед уголовно-правовой наукой и законодателем сложные вопросы четкого определения критериев отнесения той или иной преступной деятельности к террористической.В разных странах по-разному борются с этим поистине социальным злом. В статье обсуждается возможность разграничения уголовной ответственности по основным направлениям антитеррористической деятельности.
Проанализировано законодательство о противодействии террористической деятельности в России, Евросоюзе и США, авторы изучают мировой опыт, выявляют подходы к установлению эффективных мер противодействия террористической деятельности и другие нормативные акты, требующие корректировки действующее антитеррористическое законодательство в части устранения ряда содержащихся внутренних противоречий и пробелов.
При наличии очевидной потребности в сбалансированном подходе к введению новых уголовных преступлений в уголовное право, способном, в случае неправильного суждения, привести к чрезмерной казуистике и искусственному соперничеству нормативных актов, это следует отметить в вывод о том, что очень важно, чтобы уголовные нормы были стабильными, понятными для применения, доктринально обоснованными и были социально и экономически эффективными. В то же время, сложившаяся ситуация требует постоянного обновления, совершенствования и корректировки существующего антитеррористического законодательства в контексте устранения существующих несоответствий и пробелов, чтобы оперативно реагировать на вызовы террористических групп, и защищать людей от терроризма.

использованная литература

[1] Ведомости Верховного Суда Российской Федерации, 4. 2012, апрель
[2] Российская газета, 142. 2011, 4 июля
. [3] http://genproc.gov.ru/stat/data/604301, получено 14 августа 2015 г.
[4] https://mvd.ru/folder/101762/item/6167280/ Проверено 14 августа 2015 г.
[5] Ростокинский А.В., Толпекин К.А. 2014 г.Очередной «антитеррористический» роман или введение в «уникальную» часть Уголовного кодекса? Российский следователь, 18: 31-34.
[6] Солопченко Д.В. 2014. Новые тенденции развития законодательства об экстремизме и терроризме в Российской Федерации и за рубежом. Российский следователь, 6: 52-55.
[7] МИА Россия Сегодня. (нет данных). Получено 25 июня 2015 г. с сайта http://ria.ru/world/20141016/1028646047.
[8] Гладких В.И. 2014. Новые правовые механизмы борьбы с терроризмом: критический анализ.Российский следователь, 5: 34-38.
[9] Гамидов Р. 2014. Социальная обусловленность уголовной ответственности. Бизнес в законе, 6: 46.
[10] Мальцев, В. 2001. Исторические и социальные основы уголовного права. Разграничение ответственности и вопросы юридической техники. Уголовное право и процесс: Сборник научных статей, Ярославль, 17.
. [11] Наумов, А.В. 2009. Проблемы кодификации Уголовного кодекса России: новый Уголовный кодекс или новая редакция Кодекса? Российский криминологический взгляд, 2: 271.
[12] Вестник законодательства Российской Федерации. (2012, 18 июня). № 25, ст. 3315.
[13] Волеводз, А. 2014. Уголовно-правовое противодействие международному терроризму. Уголовое право, 2: 128-134.
[14] Совместное заявление ЕС и России о борьбе с терроризмом. Президент Российской Федерации. (2014, 28 января). Получено 20 июля 2015 г. с сайта www.kremlin.ru/ref_notes/1602.
[15] Борьба с терроризмом касается всех. 2003. Библиотека «Российской газеты», Москва, 13: 130-136.
[16] Вестник международных договоров. 2001. 11: 5-14.
[17] Бюллетень международных договоров. 2003. 5.
. [18] Московский журнал международного права. 2003. 1: 295-305.
[19] Бюллетень международных договоров. 2009. 9: 30-57.
[20] Конвенция Организации «Исламская конференция по борьбе с международным терроризмом». 2000, 11 октября. Документ ООН A / 54/637-S / 1999/1204.
[21] Щерба С.П. (Ред.). 2010. Сравнительное уголовное право: Особенная часть: Монография (стр.266-294). Москва: Юрлитинформ.
[22] Емельянцев А.Г. 2009. Терроризм как одна из форм организованной преступности. Российский следователь, 24: 16-22.

Как цитировать

МИНЯЗЕВА, Татьяна Ф .; ГАМИДОВ, Ринат Т .. Уголовно-правовые меры противодействия террористической деятельности в Российской Федерации и за рубежом. Журнал перспективных исследований в области права и экономики , [S.l.], v. 6, n. 2, стр. 321-327, реш. 2016 г. ISSN 2068-696X. Доступно по адресу: https://journals.aserspublishing.eu/jarle/article/view/484>. Дата обращения: 15 окт. 2021 г.

Раздел

Журнал перспективных исследований в области права и экономики

Ключевые слова

терроризм, борьба с терроризмом, разработка законодательства, сравнение

Форма передачи авторских прав издательству ASERS (Издателю)
Эта форма относится к рукописи, автор (ы) которой был принят к публикации и подписан всеми авторами.
Нижеподписавшийся Автор (ы) вышеупомянутого Документа передает Издателю все авторские права на Документ и на него. Автор (ы) гарантирует, что Документ основан на их оригинальной работе и что нижеподписавшийся имеет полномочия и полномочия для выполнения и выполнения этого задания. Автор несет ответственность за получение письменного разрешения на цитирование ранее опубликованных материалов в любой форме. Издатель признает сохраненные права, указанные ниже, и предоставляет указанным выше авторам и работодателям, для которых работа была выполнена, бесплатное разрешение на повторное использование их материалов, указанных ниже.Авторы могут повторно использовать всю или части вышеупомянутой статьи в других работах, за исключением публикации статьи в той же форме. Авторы могут воспроизводить или разрешать другим воспроизводить вышеуказанный Документ для личного использования Автором или для внутреннего использования компанией, при условии, что указан источник и уведомление об авторских правах Издателя, что копии не используются каким-либо образом, что подразумевает одобрение Издателем продукт или услуга работодателя, и что копии не предлагаются для продажи как таковые.Авторам разрешается удовлетворять запросы третьих лиц на перепечатку, переиздание или другие виды повторного использования. Авторы могут ограниченно распространять всю или части вышеупомянутого Документа до публикации, если они проинформируют Издателя о характере и масштабах такого ограниченного распространения до публикации. Авторы сохраняют за собой все права собственности на любой процесс, процедуру или изделие, описанные в The Paper. Это соглашение становится недействительным, если и только если вышеуказанная статья не принята и не опубликована Издателем или нарисована автором (ами) до принятия Издателем.

Италия Законодательство о терроризме: ст. № 270 Уголовного кодекса Италии — Правительство, государственный сектор

Италия: Законодательство Италии о терроризме: ст. № 270 Уголовного кодекса Италии

08 января 2021

Арноне и Сикомо

Чтобы распечатать эту статью, все, что вам нужно, — это зарегистрироваться или войти в систему на Mondaq.com.

Последние нападения джихадистов в Европе привлекли внимание Закон о терроризме в Италии. По этой причине сегодня мы имеем дело со статьей нет. 270 Уголовного кодекса Италии и Декрет-закон № 7/2015, преобразован в закон нет. 43.

Вкратце, сегодня мы поговорим об итальянской закон о борьбе с терроризмом и связанные с ним штрафы и санкции.

Италия Законодательство о терроризме: Закон № 43/2015

Закон №43/2015 перечисляет «неотложные меры по борьбе с терроризмом», в том числе международного характера «.

Термин «терроризм» означает поведение, которое в силу по своему характеру или контексту, может нанести серьезный ущерб стране или международной организации и осуществляется с целью запугивание населения или принуждение государственных властей или международные организации выполнять или воздерживаться от исполнения какое-то действие. В противном случае терроризм может относиться к поведению, предназначенному для дестабилизировать или разрушить фундаментальные политические, конституционные, экономические и социальные структуры страны.

Закон о терроризме в Италии внес важные изменения. Среди них:

  • Более суровые штрафы для иностранных бойцов, например:
  • лишение свободы на срок от 5 до 8 лет для лиц, причастных к совершению насилие с целью терроризма;
  • лишение свободы на срок от 5 до 8 лет для всех, кто организует, финансирует или рекламирует поездки в зарубежные страны с целью участие в боевых действиях с террористическими целями;
  • лишение свободы от семи до пятнадцати лет для вербовщиков один или несколько человек с целью совершения актов насилия или саботаж основных общественных служб с террористическими целями, даже если против иностранного государства, учреждения или международного тело;
  • тюремное заключение на срок от семи до пятнадцати лет для всех, кто собирает, распределяет или делает доступными товары или деньги, независимо от того, как они были получены, использоваться полностью или частично в террористических целях, независимо от фактическое использование средств в связи с вышеупомянутым проводит;
  • лишение свободы на срок от 5 до 10 лет для тех, кто, получив самостоятельно изучил приемы обращения с огнестрельным оружием или взрывчатых веществ, обучать или иным образом давать инструкции по приготовление или использование взрывчатых материалов, огнестрельного оружия или других оружие, ядовитое или опасное химическое или бактериологическое вещества, а также любой другой прием или метод совершения акты насилия или саботажа основных государственных служб, с цель терроризма, даже если против иностранного государства.

Использование ИТ или цифровых инструментов представляет собой отягчающее обстоятельство. Обстоятельства, направленные на совершение террористических актов, подстрекательства и извинения за терроризм. Подобные отягчающие обстоятельства есть введены за изготовление и задержание фальшивых документов.

Другие изменения касаются:

  • Прозелитизм в сети с введением мер, направленных в противоположной деятельности по прозелитизму иностранных боевиков по Интернету.
  • Взрывоопасные преследователи, с введением двух новых преступлений в Уголовном кодексе в связи с неправомерным задержанием прекурсоры взрывчатых веществ и неспособность сообщить о краже или исчезновения же властей.
  • Превентивное прослушивание телефонных разговоров при расследовании терроризма;

В соответствии с положениями статьи 270b Итальянского Уголовный кодекс, любой, кто продвигает, устанавливает, организует и финансирует ассоциации с целью совершения актов насилия с целью терроризма (даже если они направлены против иностранное государство, учреждение или международная организация) или подрыв демократический порядок карается лишением свободы от семи до пятнадцать лет.

Для тех, кто участвует в этих ассоциациях, тюремное заключение от пяти до десяти лет

Конфискация вещей, которые должны быть использованы для совершения преступления, или вещей, которые являются его ценой, его продуктом, его прибылью или составлять использование преступления всегда обязательно.

Арт. 270-бис.1 перечисляет отягчающие и смягчающие обстоятельства. За преступления, совершенные в целях терроризма или подрывной деятельности демократический порядок и наказывается другим наказанием, кроме жизни лишение свободы, штраф увеличивается вдвое, если цели терроризма или ниспровержения демократического порядка Состав преступления.

Вместо этого лицо, совершившее преступление с целью терроризм или подрыв демократического строя и добровольно предотвращает событие и предоставляет убедительные доказательства точного реконструкция факта и выявление любого соучастники не наказаны.

Данная статья предназначена для ознакомления руководство по предмету. Следует обратиться за консультацией к специалисту. о ваших конкретных обстоятельствах.

ПОПУЛЯРНЫЕ СТАТЬИ НА: Правительство, Государственный сектор из Италии

Требование продления срока маркировки UKCA на один год

ТОО «Шеперд энд Уэддерберн»

24 августа 2021 года Министерство бизнеса, энергетики и промышленной стратегии предоставило производителям продление на один год, чтобы они начали применять знаки оценки соответствия Великобритании для продуктов, продаваемых в Великобритании.

Пора Конгрессу сделать внутренний терроризм федеральным преступлением

27 октября Роберт Бауэрс совершил нападение на синагогу «Древо жизни» в Питтсбурге, штат Пенсильвания, в результате чего 11 прихожан были убиты и многие другие получили ранения. В федеральном обвинительном заключении против Бауэрса ему предъявлено несколько обвинений в создании препятствий с применением силы и угрозы применения силы «свободному исповеданию религиозных убеждений», что привело к смерти и телесным повреждениям, а также в использовании опасного оружия и попытках убийства.Эти пункты обвиняются в соответствии с рядом федеральных законов о преступлениях на почве ненависти, впервые принятых в 1968 году и с тех пор периодически изменяемых. Некоторые из этих преступлений предусматривают максимальное наказание по закону: смертную казнь. Но они не могут привлечь Роберта Бауэрса к ответственности за то, что он на самом деле сделал: совершил преступления внутреннего терроризма.

Bowers так же морально заслуживает ярлыка «террорист», как и исламистские экстремисты, которые прибегают к актам насилия для запугивания и принуждения. Этот ярлык имеет вес — он создает моральное равенство между внутренними террористами и международными террористами и сигнализирует американцам о том, что угроза экстремизма столь же значительна, когда она основана на внутриполитических, экономических, религиозных или социальных идеологиях, как и когда она основана. об исламистских экстремистских идеологиях.Это стало еще более важным, поскольку Соединенные Штаты сталкиваются с участившимися случаями насилия и угрозами насилия, совершаемыми от имени экстремистских правых идеологий. Нет хороших террористов, внутренних или международных. Пора Конгрессу объявить федеральным преступлением внутренний терроризм.

Недавно мне довелось говорить о внутреннем терроризме на саммите в Сент-Луисе в рамках проекта «Сообщества по преодолению экстремизма: проект после Шарлоттсвилля» — национального проекта по наращиванию потенциала при широкой двухпартийной спонсорской поддержке, призванного привлечь руководителей штатов и местных властей и гражданское общество вместе, чтобы поделиться стратегиями борьбы с ростом ненависти и экстремистского насилия в нашей стране.Из комментариев тех, с кем я разговаривал после дискуссии, было ясно, что многие люди ранее не понимали разницы, по крайней мере, в соответствии с федеральным уголовным законодательством, между внутренним терроризмом и международным терроризмом. «Международный терроризм» определяется в Кодексе Соединенных Штатов как действия, которые: (1) «включают насильственные действия или действия, опасные для жизни человека», (2) нарушают федеральные уголовные законы или законы штата или совершили бы это, если бы совершались в юрисдикции Соединенные Штаты или любой штат, (3) кажутся намеренными «запугать или принуждать гражданское население», «повлиять на политику правительства путем запугивания принуждения» или «повлиять на поведение правительства путем массового уничтожения, убийства, или похищение »; и (4) «происходят в основном за пределами территориальной юрисдикции Соединенных Штатов или выходят за пределы национальных границ.«Внутренний терроризм», с другой стороны, определяется в Кодексе США точно так же, , за исключением четвертого элемента. Внутренний терроризм происходит не в основном за пределами Соединенных Штатов или «за пределами национальных границ», а «в основном в пределах территориальной юрисдикции Соединенных Штатов».

Почему же тогда, спрашивали люди, исламистским экстремистам, которые совершают насильственные преступления в Соединенных Штатах с намерением запугать и принуждать — или которые просто посылают деньги или другую поддержку исламистским экстремистским группировкам, таким как Аль-Каида или Исламское государство, — предъявлены обвинения в преступления международного терроризма, в то время как антисемиты, такие как Роберт Бауэр, и сторонники превосходства белой расы, такие как Дилан Руф, убившие девять чернокожих прихожан в церкви Чарльстона, Южная Каролина в 2015 году, обвиняются в преступлениях на почве ненависти, но не в внутреннем терроризме? Причина двоякая.Во-первых, для лиц, которые совершают свои преступления от имени указанной иностранной террористической организации (ИТО), такой как «Аль-Каида» или «Исламское государство», эти преступления считаются «выходящими за пределы национальных границ» и, таким образом, рассматриваются как преступления международного терроризма, даже если действия, которые являются основанием для преступлений, имеют место в Соединенных Штатах. Во-вторых, хотя Кодекс США содержит определений, как международного, так и внутреннего терроризма, наиболее часто обвиняемые преступления терроризма, которые кодируются в кодексе в главе «Терроризм», относятся в первую очередь к международному терроризму.

Например, если бы стрелки из Сан-Бернардино Сайед Фарук и Ташфин Малик пережили свое клятву «баята» или верности лидеру Исламского государства, прежде чем использовать штурмовые винтовки, чтобы убить 14 человек и ранить многих других, они, вероятно, столкнулись бы с обвинения по целому ряду преступлений, связанных с международным терроризмом, в том числе оказание материальной поддержки определенным FTO, повлекшее за собой смерть, и метко названный «террористический акт, выходящий за пределы национальных границ». Но даже несмотря на то, что Роберт Бауэрс совершил поразительно похожее преступление с применением штурмовой винтовки и другого огнестрельного оружия, к его поведению не относится террористическое преступление.Если бы он применил бомбу, радиологическое рассеивающее устройство или ядерный материал, ему могли бы быть предъявлены обвинения в преступлении, указанном в главе «Терроризм» Кодекса США. Но использование огнестрельного оружия для убийства и ранения само по себе не является федеральным преступлением терроризма, если оно совершается с намерением запугать или принуждать к продвижению внутренних экстремистских целей, таких как превосходство белых, а не иностранных экстремистов, таких как исламистский джихад, продвигаемых FTO. .

Или представьте, как Джеймс Филдс использовал свою машину, чтобы врезаться в группу контрдемонстрантов на митинге «Объединяй правых» в августе 2017 года в Шарлоттсвилле, штат Вирджиния., убив Хизер Хейер и сильно ранив многих. Использование транспортного средства для убийства или ранения не является террористическим преступлением на федеральном уровне, если оно совершено для поддержки внутренних экстремистских целей. Однако, если бы тот же самый акт был совершен кем-то, кто сделал это от имени Исламского государства с намерением запугать и принуждать, он был бы привлечен к уголовной ответственности как преступление международного терроризма.

Кто-то может сказать, что нет необходимости в преступлении внутреннего терроризма для обеспечения адекватного наказания, и это, безусловно, правда.Как я уже писал ранее, многочисленные уголовные законы предусматривают существенное наказание для тех, кто совершает насильственные преступления во имя внутреннего экстремизма. Убийство является преступлением во всех 50 штатах и ​​карается пожизненным заключением или, в некоторых штатах, смертью; а преступления на почве ненависти, приведшие к смерти, такие как обвинения, предъявленные Роберту Бауэрсу и Джеймсу Филдсу и ранее предъявленные Дилану Руфу, наказываются пожизненным заключением или смертью. Но вы никогда не увидите слова «терроризм» в этих обвинительных заключениях; в приговоре не будет слова «терроризм»; и вы, как правило, не слышите, чтобы федеральные обвинители называли преступников террористами, по крайней мере, до вынесения приговора.

Могут ли прокуроры назвать предполагаемого преступника, такого как Роберт Бауэрс, террористом, даже если не считать федерального преступления в виде внутреннего терроризма? Возможно, но правонарушитель может затем пожаловаться в суд на то, что использование этого слова, если оно не подтверждается фактическими преступлениями, в которых обвиняется правонарушитель, несправедливо предвосхищает общественность и присяжных против него и делает невозможным справедливое судебное разбирательство. Многие прокуроры не пойдут на такой риск.

Есть решение этой проблемы: объявить федеральным преступлением внутренний терроризм.Такой статут не обязательно должен включать в себя обозначение внутренних террористических организаций — предложение, которое вызывает законные опасения злоупотребления властью со стороны правительства, направленного на непопулярные идеологии. Вместо этого он может наказать за совершение специально перечисленных насильственных преступлений, таких как убийство, похищение, нанесение увечий и нападение с применением опасного оружия, когда они совершаются с одним из намерений, уже перечисленных в определении внутреннего терроризма: «запугать или принуждать гражданское лицо. населения »,« чтобы повлиять на политику правительства путем запугивания или принуждения », или« чтобы повлиять на поведение правительства путем массового уничтожения, убийства или похищения людей.«Когда совершаются с одним из этих намерений, преступления внутреннего терроризма, хотя, возможно, и не выходят за пределы« национальных »границ, несомненно, выходят за пределы« государственных »границ. Это не просто местные преступления и не просто преступления на почве ненависти. Это террористические преступления, и пора это признать нашим федеральным уголовным кодексом.

Создание федерального преступления в виде внутреннего терроризма также противоречило бы широко распространенному, но неверному представлению о том, что федеральное правительство не заботится о внутреннем терроризме.Хотя я знаю за годы своей работы в Министерстве юстиции, что этот департамент и другие федеральные агентства, такие как Министерство внутренней безопасности и Федеральное бюро расследований, действительно обеспокоены внутренним терроризмом, нет никаких сомнений в том, что были выделены дополнительные федеральные ресурсы. на борьбу с угрозой международного терроризма после 11 сентября, чем на борьбу с внутренним терроризмом. И недавние данные показывают, что после 11 сентября инциденты внутреннего терроризма, приведшие к гибели людей здесь, на родине, происходят гораздо чаще, чем инциденты международного терроризма, приводящие к гибели людей.С введением в действие федерального закона о внутреннем терроризме потребуются больший бюджет и больше ресурсов для предотвращения атак, таких как нападение на синагогу «Древо жизни».

Это также обеспечило бы лучший учет и анализ данных. В соответствии с действующими руководящими указаниями Министерства юстиции каждое отдельное преступление, обвиняемое в соответствии с главой «Терроризм» Кодекса США, должно быть согласовано и одобрено отделом национальной безопасности министерства. Таким образом, Министерство юстиции имеет безупречный учет всех случаев судебного преследования международного терроризма.Но поскольку по этой главе уголовному преследованию подлежит относительно небольшое количество преступлений, связанных с внутренним терроризмом, у департамента отсутствуют исчерпывающие данные о случаях внутреннего терроризма по всей стране. Возможно, наиболее близкий набор данных основан на добровольных сообщениях о преступлениях на почве ненависти в ФБР от государственных и местных правоохранительных органов, которые серьезно занижают количество таких преступлений. Хотя принятие федерального закона о преступлении, связанном с внутренним терроризмом, не решило бы полностью эту проблему с отчетностью, оно не могло не помочь, кроме повышения точности данных и создания более эффективных стратегий борьбы с угрозой.

Кто-то может опасаться, что это откроет дверь для усиления государственного надзора за домом во имя защиты от внутренних террористов. Но методы наблюдения, используемые в настоящее время для борьбы с международным терроризмом в соответствии с Законом о наблюдении за внешней разведкой, ограничиваются сбором внешней разведки и не могут использоваться исключительно для сбора внутренней разведки. Ведущиеся в настоящее время криминальные авторитеты — которые используются для расследования преступных банд наркобизнеса, эксплуатации детей и торговли людьми, а также преступлений «белых воротничков» — способны расследовать преступления внутреннего терроризма без каких-либо дополнительных полномочий.В той степени, в которой использование этих существующих властей — повесток в суд, ордеров на обыск и ордеров Раздела III, например, — вызывает беспокойство при применении к расследованию внутреннего терроризма, это разумный разговор. Но давайте не будем продолжать применять двойные стандарты в нашем федеральном уголовном кодексе, наказывая исламистское экстремистское насилие как терроризм, а большую часть домашнего экстремистского насилия — как преступление на почве ненависти. Преступления, которые предположительно совершил Роберт Бауэрс, являются преступлениями терроризма, и они должны преследоваться в судебном порядке.

Refworld | Страновые отчеты о терроризме, 2015 г.

Обзор: Российская Федерация продолжала уделять внимание борьбе с терроризмом в 2015 году. Эти усилия активизировались после того, как 31 октября с помощью взрывного устройства был сбит российский пассажирский самолет, пролетавший над Синайским полуостровом.

Российское правительство выразило готовность работать с США и на многосторонней основе по вопросам борьбы с терроризмом, хотя некоторые двусторонние совместные контртеррористические мероприятия были приостановлены после российской оккупации и попытки аннексии Крыма в 2014 году.Российское правительство продолжало сотрудничать с Федеральным бюро расследований США (ФБР) в расследовании вопросов, связанных со взрывом на Бостонском марафоне.

Продолжающиеся громкие атаки Исламского Государства Ирака и Леванта (ИГИЛ) в 2015 году вызвали повышенную обеспокоенность российских официальных лиц тем, что ИГИЛ может повлиять на интересы безопасности России, дестабилизируя Ближний Восток, Афганистан и Центральную Азию. Военное вмешательство России в Сирии вызвало повышенную обеспокоенность российских властей по поводу ответных террористических атак в России.Члены ИГИЛ и Фронта ан-Нусра неоднократно угрожали местью, в том числе опубликовали в ноябре видео с угрозой, что скоро «кровь прольется как океан» в России, и обезглавливанием гражданина России из Чечни в декабре. Власти полагали, что основные террористические угрозы были связаны с деятельностью вооруженных групп на Северном Кавказе, и были обеспокоены способностью ИГИЛ влиять на внутренние повстанческие группы; Имарат Кавказ, крупнейшая террористическая группировка в России, присягнула ИГИЛ в 2015 году.Сепаратисты и воинственные исламистские экстремисты, призывающие к панисламистскому халифату на Северном Кавказе, продолжали нападения на российские власти, но правительство не заклеймило их как «террористическое нападение». Российские власти избегали называть атаки «террористическими атаками», чтобы поддерживать нарратив о том, что они побеждают терроризм и что Россия, особенно Северный Кавказ, стабильна.

29 декабря 2014 г. Верховный суд России вынес решение о признании ИГИЛ террористической организацией и запретил его деятельность внутри страны.Согласно постановлению, участие в деятельности ИГИЛ стало уголовным преступлением в соответствии с российским законодательством. В 2015 году власти осудили не менее 80 и привлекли к ответственности более 100 российских граждан за участие в иностранной террористической деятельности, а именно за боевые действия с ИГИЛ в Сирии.

Террористические инциденты в 2015 году: 31 октября российский чартерный самолет взорвался в воздухе над Египтом из-за взрыва на борту. Все находившиеся на борту 224 человека погибли; 219 человек были гражданами России. Российские власти определили, что инцидент был террористическим актом, вероятно, осуществленным синайским отделением ИГИЛ.

29 декабря боевики застрелили 11 туристов, убив одного, во время посещения Цитадели Нарын-Кала в Дербенте, Дагестан. Исламское Государство Ирака и Леванта — Кавказская провинция взяла на себя ответственность.

Федеральная служба безопасности России (ФСБ) в 2015 году не сообщала об «террористических актах» на территории Российской Федерации. Однако на Северном Кавказе власти задержали более 770 подозреваемых в терроризме и пособников, убили 156 человек и предотвратили 30 из 84 террористических актов. преступления », — сообщил глава ФСБ Александр Бортников.Большинство террористических группировок на Северном Кавказе связаны с ИГИЛ. 29 декабря боевики, заявившие о своей принадлежности к ИГИЛ, обстреляли мирных жителей в исторической крепости в Дербенте, Дагестан, убив одного и ранив одиннадцать. Российские власти не квалифицировали это преступление как «террористический акт».

Согласно статистическому порталу Генпрокуратуры России, количество зарегистрированных преступлений «террористического характера» по всей России увеличилось по сравнению с предыдущим годом с 1 127 до 1531 инцидента.Генеральный прокурор определяет преступления «террористического характера» как преступления против общественной безопасности, включая террористические акты, планирование террористического акта, публичный призыв к террористическому акту, захват заложников и организацию незаконного вооруженного формирования или участие в нем. Российское правительство не ведет открытого, подробного и централизованного хранилища преступлений, а его ведомства не разделяют единого юридического определения того, что составляет терроризм или террористический акт.

Законодательство, обеспечение правопорядка и безопасность границ: В России действует комплексная нормативно-правовая база по борьбе с терроризмом, которая включает положения Уголовного кодекса и различных федеральных законов, в том числе «О противодействии терроризму», «О борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма» ». О противодействии экстремистской деятельности »,« О безопасности на транспорте »и« О безопасности в топливно-энергетическом комплексе.«

В 2015 году правительство России приняло два постановления, которые позволили силам безопасности создать более безопасную среду в густонаселенных городских районах, в том числе на спортивных и транспортных объектах.

Российское правительство продолжало использовать свое «антиэкстремистское» законодательство для преследования мирных лиц и организаций, включая политическую оппозицию, независимые СМИ и некоторые религиозные меньшинства. Несмотря на то, что якобы основной целью является борьба с терроризмом, закон криминализирует широкий спектр действий, включая разжигание «религиозной розни» и «содействие экстремизму», и не дает точного определения того, что подразумевается под «экстремизмом».»В законе нет положения о том, что угрозы насилия или акты насилия должны сопровождать, например, разжигание религиозной розни.

Угроза преследования в соответствии с российским законодательством о «борьбе с экстремизмом» имеет устрашающий эффект, который приводит к ограничению свободы слова и свободы вероисповедания под предлогом борьбы с терроризмом.

ФСБ остается основным агентством, ответственным за контртеррористическую деятельность в России. В меньшей степени Министерство внутренних дел (МВД) также играет роль в вопросах борьбы с терроризмом.Управление международного сотрудничества ФСБ в сотрудничестве с Национальным антитеррористическим комитетом (НАК) разработало «Международную базу данных по борьбе с терроризмом» (русская аббревиатура: МБД), которая содержит как несекретный, так и закрытый раздел. ФСБ исключительно поддерживает и контролирует эту базу данных, но приглашает международные разведывательные и правоохранительные органы предоставлять информацию о событиях, предметах, организациях и методах. ФСБ продвигает эту базу данных как единственную международную базу данных, соответствующую резолюции 2178 СБ ООН.

Сразу после октябрьского теракта, в результате которого был сбит российский пассажирский самолет, летевший над Синайским полуостровом, ФСБ дала указание персоналу аэропорта и агентствам авиакомпаний проверить своих сотрудников, чтобы предотвратить аналогичный террористический акт.

Пограничники несут ответственность за прибытие по воздуху, суше и морю, хотя, имея более 12 000 миль сухопутной границы и более 23 000 миль побережья, степень, в которой они могут патрулировать все сухопутные и морские переходы, неясна.Пограничные переходы, особенно на границах между Россией и некоторыми бывшими советскими республиками, могут не регистрироваться. Пограничники имеют возможность собирать биометрические данные в портах въезда. Хотя они делают это не регулярно, 10 декабря 2014 г. вступил в силу указ президента, требующий сбора биометрических данных для виз, выданных в посольствах России в Бирме, Дании, Намибии и Великобритании, а также требование о сканировании отпечатков пальцев пассажиров в московских офисах. Аэропорт Внуково (один из трех международных аэропортов Москвы).Этот первоначальный сбор данных, как сообщается, был пилотной программой для запланированного распространения во всем мире, но сбор не проводился регулярно в 2015 году, и к концу 2015 года список стран не расширялся.

Существуют стандартные операционные процедуры для обмена информацией в российском правительстве, но неясно, как часто эти процедуры соблюдаются. Путешественник в России должен получить визу в Министерстве иностранных дел (через посольство или консульство за рубежом), получить разрешение на въезд в ФСБ (через Пограничную службу), а затем зарегистрироваться в Федеральной миграционной службе (до 2012 г. часть Министерства внутренних дел, но теперь автономная организация).В России действует безвизовый режим со многими странами, что ограничивает количество проверок, предоставляемых путешественникам перед прибытием в Россию.

Судебные преследования, связанные с терроризмом, в связи с инцидентами, произошедшими до 2015 года, продолжаются, в дополнение к обвинениям, предъявленным более чем 100 лицам за якобы боевые действия с ИГИЛ в Сирии в 2015 году. Действия правоохранительных органов / судебные преследования в 2015 году включали:

  • 13 июля Волгоградский областной суд отклонил апелляцию четырех дагестанцев, осужденных за пособничество террористическим актам в 2013 году в отношении троллейбуса и железнодорожного вокзала в Волгограде.

  • 14 июля Северо-Кавказский окружной военный суд признал шестерых лиц виновными в совершении террористического акта в одном из отделений милиции Ставропольского края в 2013 году, в результате чего погибли три человека. Мурад Атаев и Шамиль Абулазизов приговорены к пожизненному заключению. Остальные приговоры были следующими: Рамазан Хализов, 23 года; Владимир Хализов, 18 лет; Магомед Ибрагимов, 19 лет; и Шамиль Газимагомедов, 17 лет. Террористы использовали таймер мобильного телефона, чтобы взорвать заряженный взрывчаткой автомобиль, припаркованный у Пятигорского отделения милиции.Погибли трое прохожих.

  • 6 ноября Верховный суд Республики Дагестан приговорил Магомеда Гаджиева к 12 годам лишения свободы за участие в террористической организации «Балахинск».

  • 6 августа Нижегородский окружной военный суд признал Илью Романова виновным в попытке террористического акта в Нижнем Новгороде в 2013 году.

Российские СМИ сообщили, что федеральные и местные органы безопасности продолжают контртеррористические операции на Северном Кавказе.Эти операции проводились по всему региону, но преимущественно в Дагестане, Чечне и Кабардино-Балкарии. Операции включали блокирование дорог и крупномасштабные военные операции, особенно в сельской местности. 15 декабря директор ФСБ Бортинков объявил, что власти убили 20 из 26 известных лидеров группировок, связанных с ИГИЛ, в России.

  • 15 апреля сотрудники правоохранительных органов убили двух предполагаемых террористов в Кабардино-Балкарии. Позднее одним из террористов был назван Залим Шебзухов, лидер местного подполья и член «Имарат Кавказ».Сообщается, что он вербовал и перевозил молодых людей в Сирию и готовил теракт в мае.

  • 24 октября сотрудники ФСБ убили трех членов местной террористической группировки: Руслана Ибрагимова, Ахмеда Абдурахманова и Шамиля Шамилова. Во время операции погиб один сотрудник ФСБ. Террористы принадлежали к местной группировке, известной своими попытками убить сотрудников правоохранительных органов и вымогать деньги у бизнесменов.

  • 10 октября власти Кабардино-Балкарии убили Роберта Занкишева.Власти полагали, что Занкишев был главой местной ячейки ИГИЛ.

  • В конце ноября в Кабардино-Балкарии власти убили лидера и двух членов местной ячейки ИГИЛ.

  • 29 ноября власти убили трех российских граждан в Дагестане, все они недавно вернулись с боев на стороне ИГИЛ в Сирии: Махмуд Махмудов, лидер «Табасарана»; Роберт Меликов, лидер «Сулеймана Стальского»; и Гасан Мамедьяров.

  • В начале декабря ФСБ задержала казначея ячейки ИГИЛ в Дагестане Ислама Гаджиева в одном из торговых центров Москвы.

По оценкам правительства России, на конец 2015 года 2 900 граждан России воевали на стороне ИГИЛ в Сирии и Ираке. Согласно открытым источникам, в течение года власти осудили не менее 80 человек за боевые действия с ИГИЛ или «оппозицией» против сирийского правительства. Власти задержали еще 41 человека при расследовании предполагаемых террористических связей. В августе Турал Рагимов стал первым россиянином, осужденным за боевые действия с ИГИЛ в Сирии. Рагимов был приговорен к четырем годам лишения свободы по статье 208 УК РФ за участие в незаконном вооруженном формировании на территории иностранного государства.

Несмотря на напряженность в общих двусторонних отношениях с Соединенными Штатами, ФСБ осуществляет ограниченное сотрудничество по вопросам борьбы с терроризмом. Россия продолжала распространять информацию об угрозах и отвечала на запросы о предоставлении информации по вопросам борьбы с терроризмом, хотя ее ответы часто не были существенными или своевременными. И ФСБ, и Следственный комитет запросили у ФБР информацию о сбитом российском чартерном самолете в Египте.ФСБ обратилось к ФБР за помощью в подготовке к чемпионату мира по футболу 2018 года.

Несмотря на то, что не было известных юридических ограничений для эффективного обеспечения правопорядка и безопасности границ в России, связанных с борьбой с терроризмом, попытки судебной реформы не увенчались успехом из-за отсутствия политической воли и узаконенной коррупции в правоохранительных органах. Этнические или клановые связи в определенных регионах могут затруднить полицейское преследование и преследование. Важные дела часто перемещаются в Москву или другие регионы, чтобы судья не находился под влиянием клана.

Противодействие финансированию терроризма: Россия является членом Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (FATF) и входит в два региональных органа по типу FATF: Комитет экспертов Совета Европы по оценке мер по борьбе с отмыванием денег и Финансирование терроризма и Евразийская группа по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма (ЕАГ), в которой она является ведущим членом и основным источником финансирования. Через ЕАГ Россия предоставляет техническую помощь и другие ресурсы для улучшения законодательной и нормативной базы и операционных возможностей.

Государство на самом высоком уровне поддерживает инициативы по борьбе с финансированием терроризма, и в ноябре 2015 года президент России Владимир Путин подписал указ о создании межведомственной комиссии по предотвращению финансирования терроризма. Российский орган финансовой разведки, Федеральная служба финансового мониторинга (Росфинмониторинг), продвигал законопроект о ратификации Конвенции Совета Европы 2005 года об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма ( иначе «Варшавская конвенция»).Росфинмониторинг входит в группу компаний «Эгмонт», руководитель которой подчиняется непосредственно Президенту России.

Самые свежие данные о расследованиях и приговорах по финансированию терроризма относятся к 2014 году. В этом году российское правительство провело более 6000 контртеррористических / экстремистских финансовых расследований, в результате чего было возбуждено 62 уголовных дела и 15 обвинительных приговоров. Власти заморозили около 3 500 счетов, принадлежащих 1 527 людям, на сумму около 475 000 долларов США.В период с 2008 по 2013 год было проведено 80 расследований и 21 обвинительный приговор. В тот же период правительство приостановило 32 транзакции на общую сумму 106 172 долларов США.

Чтобы сократить постоянно высокий отток капитала и фиктивные транзакции, Россия усилила надзор за финансовым сектором, оказывая давление на более мелкие финансовые учреждения, которые с наибольшей вероятностью будут участвовать в отмывании денег и финансировании терроризма. Основным регулирующим органом является Центральный банк России, который отозвал большое количество банковских лицензий за последние несколько лет, часто ссылаясь на наличие сомнительных транзакций.

Для получения дополнительной информации об отмывании денег и финансовых преступлениях см. Отчет о международной стратегии контроля над наркотиками 2016 (INCSR), Том II, Отмывание денег и финансовые преступления : http://www.state.gov/j/inl/rls/ nrcrpt / index.htm.

Противодействие насильственному экстремизму: Правительство России приняло стратегию противодействия насильственному экстремизму в ноябре 2014 г., но в 2015 г. существенных изменений не произошло. Усилия России по борьбе с насильственным экстремизмом сосредоточены на механизмах правоприменения и управлении программами через правительственные учреждения или организации, контролируемые правительство.Российское правительство неохотно работает с независимыми НПО, в том числе с российскими НПО, в этой области.

Международное и региональное сотрудничество: Россия продолжала работать в региональных и многосторонних группах по борьбе с терроризмом. Россия является членом и участвует в деятельности ООН и Глобального контртеррористического форума. Россия является членом ОБСЕ, Совета Европы и Регионального форума АСЕАН.

Как Кремль обеспечивает безопасную гавань для программ-вымогателей

Глобальная эпидемия цифрового вымогательства, известная как программы-вымогатели, наносит ущерб местным органам власти, больницам, школьным округам и предприятиям, шифруя их файлы данных до тех пор, пока они не заплатят.Правоохранительные органы были бессильны остановить это.

Одна важная причина: по данным исследователей в области безопасности, правоохранительных органов США, а теперь и администрации Байдена, в рэкетах-вымогателях преобладают русскоязычные киберпреступники, которых прикрывают — а иногда и используют — российские спецслужбы.

В четверг, когда США ввели санкции против России за злонамеренные действия, включая взлом при поддержке государства, министерство финансов заявило, что российская разведка способствовала атакам программ-вымогателей, культивируя и кооптируя преступных хакеров и давая им безопасную гавань.Бывший кибер-глава британской разведки Маркус Уиллетт недавно счел, что ущерб, нанесенный программами-вымогателями, превышает десятки миллиардов долларов, это бедствие «возможно, более опасно в стратегическом плане, чем государственный кибершпионаж».

Сами киберпреступники не теряют значение защиты Кремля. Ранее в этом году русскоязычный форум в даркнете загорелся критикой поставщика программ-вымогателей, известного только как «Bugatti», чья банда была поймана в редкой уловке США и Европола. Собранные плакаты обвиняли его в том, что он призывал к разгрому с технической небрежностью и вербовал нероссийские аффилированные лица, которые могли быть доносчиками или тайными полицейскими.

Хуже всего то, что, по мнению одного давнего участника форума, Bugatti позволила западным властям захватить серверы программ-вымогателей, которые вместо этого могли быть укрыты в России. «Матушка Россия поможет», — написал этот человек. «Любите свою страну, и с вами ничего не случится». Разговор был записан охранной фирмой Advanced Intelligence, которая поделилась им с Associated Press.

«Как почти любая крупная отрасль в России, (киберпреступники) работают с молчаливым, а иногда и с явным согласием служб безопасности», — сказал Майкл ван Ландингем, бывший аналитик ЦРУ, руководящий консалтинговой компанией Active Measures LLC.

У российских властей есть простое правило, — сказал Карен Казарян, генеральный директор Института интернет-исследований, поддерживаемого индустрией программного обеспечения, в Москве: «Только никогда не работайте против своей страны и бизнеса в этой стране. Если вы украдете что-нибудь у американцев, ничего страшного.

В отличие от Северной Кореи, нет никаких указаний на то, что правительство России напрямую извлекает выгоду из преступлений с использованием программ-вымогателей, хотя президент России Владимир Путин может счесть нанесенный ущерб стратегическим бонусом.

В U.Только S. в прошлом году программа-вымогатель поразила более сотни федеральных, государственных и муниципальных агентств, более 500 больниц и других медицинских центров, около 1680 школ, колледжей и университетов и сотни предприятий, по данным фирмы Emsisoft, занимающейся кибербезопасностью.

Ущерб в государственном секторе измеряется только измененным маршрутом скорой помощи, отложенным лечением рака, прерванным муниципальным сбором счетов, отмененными занятиями и ростом расходов на страхование — и все это во время самого серьезного кризиса общественного здравоохранения за более чем столетие.

Идея этих атак проста: преступники внедряют вредоносное программное обеспечение для шифрования данных в компьютерные сети, используют его для «похищения» файлов данных организации, а затем требуют огромных платежей, которые сейчас достигают 50 миллионов долларов, для их восстановления. Последний поворот: если жертвы не заплатят, преступники могут опубликовать свои нешифрованные данные в открытом Интернете.

В последние месяцы правоохранительные органы США работали с партнерами, включая Украину и Болгарию, над взломом этих сетей.Но поскольку криминальные вдохновители недосягаемы, такие операции, как правило, не более чем чушь.

В сговоре между преступниками и правительством нет ничего нового для России, сказал Адам Хики, заместитель помощника генерального прокурора США, отметив, что киберпреступность может служить хорошим прикрытием для шпионажа.

Еще в 1990-х годах российская разведка часто нанимала для этой цели хакеров, сказал Казарян. Теперь, по его словам, преступники-вымогатели с такой же вероятностью подрабатывают государственных хакеров.

Кремль иногда вербует арестованных хакеров-преступников, предлагая им выбор между тюрьмой и работой на государство, сказал Дмитрий Альперович, бывший технический директор компании Crowdstrike, занимающейся кибербезопасностью. По его словам, иногда хакеры используют одни и те же компьютерные системы для санкционированного государством взлома и для киберпреступности в нерабочее время для личного обогащения. Они могут даже смешивать государство с личным бизнесом.

Именно это произошло во время взлома Yahoo в 2014 году, в результате которого было взломано более 500 миллионов учетных записей пользователей, в том числе предположительно российских журналистов и U.С. и российские государственные чиновники. В результате расследования, проведенного в США, в 2017 году было предъявлено обвинение четырем мужчинам, в том числе двум офицерам службы безопасности ФСБ России — правопреемнику КГБ. Один из них, Дмитрий Докучаев, работал в том же управлении ФСБ, которое сотрудничает с ФБР по компьютерным преступлениям. Другой обвиняемый, Алексей Белан, предположительно использовал взлом в личных целях.

Представитель посольства России отказался отвечать на вопросы о предполагаемых связях его правительства с преступниками-вымогателями и предполагаемой причастности государственных служащих к киберпреступности.«Мы не комментируем обвинительные заключения или слухи», — сказал Антон Азизов, заместитель пресс-атташе в Вашингтоне.

Доказать связь между российским государством и бандами вымогателей непросто. Преступники прячутся за псевдонимами и периодически меняют названия своих штаммов вредоносных программ, чтобы запутать западные правоохранительные органы.

Но по крайней мере один поставщик программ-вымогателей был связан с Кремлем. 33-летний Максим Якубец больше всего известен как соруководитель кибергруппы, которая дерзко называет себя Evil Corp.Якубец, уроженец Украины, ведет яркий образ жизни. Он водит модифицированный суперкар Lamborghini с персонализированным номерным знаком, который переводится как «Вор», как сообщает Национальное агентство по борьбе с преступностью Великобритании.

Якубец начал работать в ФСБ в 2017 году, отвечая за проекты, включая «получение конфиденциальных документов с помощью кибер-средств и проведение киберопераций от его имени», согласно обвинительному заключению США от декабря 2019 года. В то же время министерство финансов США ввело санкции в отношении Якубца и предложило вознаграждение в размере 5 миллионов долларов за информацию, ведущую к его поимке.В нем говорилось, что он, как известно, «находился в процессе получения от ФСБ лицензии на работу с российской секретной информацией».

В обвинительном заключении Evil Corp. было предъявлено обвинение в разработке и распространении программ-вымогателей, использовавшихся для кражи не менее 100 миллионов долларов в более чем 40 странах за предыдущее десятилетие, включая платежные ведомости, похищенные из городов в центре Америки.

К тому времени, когда Якубцу было предъявлено обвинение, Evil Corp. стала крупным игроком в области программ-вымогателей, говорят исследователи в области безопасности. К маю 2020 года банда распространяла штамм вымогателя, который использовался для атаки восьми компаний из списка Fortune 500, включая производителя GPS-устройств Garmin, чья сеть была отключена в течение нескольких дней после атаки, согласно Advanced Intelligence.

Якубец остается на свободе. Однако другой россиянин, который в настоящее время находится в тюрьме во Франции, может дать больше информации о сделках киберпреступников и российского государства. Александр Винник был осужден за отмывание 160 миллионов долларов преступных доходов через криптовалютную биржу BTC-e. В обвинительном заключении США от 2017 года говорилось, что «некоторые из крупнейших известных поставщиков программ-вымогателей» на самом деле использовали их для отмывания 4 миллиардов долларов. Но Винник не может быть экстрадирован до тех пор, пока в 2024 году он не завершит свой пятилетний тюремный срок во Франции.

Тем не менее, исследование 2018 года, проведенное беспартийным аналитическим центром Third Way, показало, что шансы на успешное преследование авторов кибератак против целей в США — самые дорогостоящие из них — программы-вымогатели и кража онлайн-банков — не выше трех из тысячи. Эксперты говорят, что эти шансы увеличились.

Санкции, введенные на этой неделе, являются сильным сигналом, но они вряд ли остановят Путина, если финансовое положение не коснется его дома, считают многие аналитики.

Для этого может потребоваться масштабная международная координация, которая последовала за террористическими атаками 11 сентября.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.