Ст 171 2 ук рф: УК РФ Статья 171.2. Незаконные организация и проведение азартных игр

Статья 171.2 УК РФ Незаконные Азартные игры

Деятельность, связанная с игорным бизнесом, часто сопровождается нарушениями. Статья Незаконные азартные игры описывает различные ситуации, которые являются преступлением, а также наказание за них.

Что подпадает под статью 171 часть 2 УК РФ?

К нарушению относится организация, а также проведение игр с использованием специального игрового оборудования. Для преступления характерно отсутствие лицензии для подобного бизнеса вне игорной зоны. Правонарушением считается организация в игорной зоне без определенного разрешения. Такая же ситуация и с онлайн-играми.

Во втором пункте описаны виды наказания за действия, которые были совершены группой людей. При этом субъект преступления извлекает крупные суммы. К третьей части относятся ситуации, когда используется служебное положение, а доход исчисляется в особо крупных размерах.

Ответственность по статье

Преступившего закон ждут обязательные труды. Их продолжительность составляет до 240 часов. Вердиктом может стать ограничение свободы длительностью до 48 месяцев или заключение до двух лет.

Некоторых нарушителей ждет штраф:

  • до полумиллиона;
  • в размере зарплаты или иной прибыли до трех лет.

Если была нарушена вторая часть, максимальная штрафная сумма увеличится до миллиона. Она может также соответствовать з/п или иному доходу до пяти лет. Продолжительность лишения свободы – до 48 месяцев. К заключению могут добавить штраф до полумиллиона или же в размере зарплаты (или иной прибыли) до трех лет.

Если же в составе преступления присутствует такой элемент, как использование служебного положения или нарушитель извлек особо крупную сумму, максимальная длительность заключения увеличится до шести лет. К ней могут добавить штрафные санкции. Преступившему закон придется заплатить до миллиона или же сумму, которая соответствует его зарплате (или иному доходу) до пяти лет. Нарушителя могут лишить на тот же срок возможности находиться на определенных постах и заниматься некоторыми видами деятельности.

В случае нарушения третьего пункта преступник может отделаться лишь штрафом. Максимум, который придется заплатить – полтора миллиона. Она может также соответствовать зарплате или другому доходу до пяти лет.

Защита от обвинения по статье УК 171 часть 2

Чтобы избежать наказания или смягчить его, насколько это возможно, потребуется хороший адвокат. Последний найдет «зацепки», которые позволят добиться желаемого результата. Он проконсультирует клиента по правам и расскажет, как себя вести во время допросов и слушаний.

Правозащитник потребуется, чтобы грамотно составить документы. Он проверит правомерность действий представителей следствия и проведет свое расследование. Адвокат будет защищать интересы клиента на всех этапах следствия. Если возникнет необходимость, защитник подключит к делу других специалистов.

Попытки защищаться самостоятельно не всегда заканчиваются положительно для подозреваемого. Поэтому лучше поскорей обратиться к опытному правозащитнику. В таком случае шансы на благоприятный исход будут гораздо выше.

У нас работают адвокаты, которые специализируются по статье 171.2. Чтобы связаться с представителем компании, достаточно позвонить по телефону. Контактный номер указан на странице. Перед началом сотрудничества понадобится заключить договор. 

Незаконное предпринимательство (ст. 171 УК РФ): проблемы формы вины

С учетом того, что в современном мире участились случаи, когда предприниматели просто не регистрируют свою деятельность по самым разным причинам, начиная от незнания, заканчивая нежеланием тратить деньги [1], актуальной проблемой является совершенствование законодательства в этой сфере, включая и ее уголовно-правовую охрану.

Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство установлена в ст. 171 УК РФ[2]. Под ним понимается предпринимательская деятельность (понятие которой закреплено в абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК РФ[3]) осуществляемая без государственной регистрации. В современных публикациях поднимается вопрос о несовершенстве действующего уголовного законодательства об ответственности за экономические преступления, в том числе и за незаконное предпринимательство. В частности, Я.Е. Иванова пишет, что «со времени криминализации незаконного предпринимательства прошло более полутора десятилетий. Накоплен большой опыт применения данной нормы, изучены возможности и последствия ее применения, стабилизировались экономические отношения, организованные на началах регулируемого рынка. В новых условиях обоснованность действующей нормы о незаконном предпринимательстве вызывает серьезные сомнения в контексте адекватности санкции опасности деяния и социально оправданной ценностной ориентации уголовной политики, определяющей пределы государственного вмешательства в экономику»[4].

Представляется, что данная норма требует определенных теоретических доработок, которые найдут прямое отражение при дальнейшем применении данной нормы на практике и позволят наиболее эффективно использовать такой инструмент государственного регулирования, как уголовно-правовой запрет.

В частности, немаловажным является вопрос установления субъективной стороны данного преступления, поскольку, во-первых, согласно ст. 8 УК РФ она является частью основания уголовной ответственности, во-вторых, правильное установление субъективной стороны преступления позволяет правоприменителю отграничить преступные деяния от непреступных, в‑третьих, субъективная сторона необходима для соблюдения принципа справедливости, закрепленного в ст. 6 УК РФ, в части индивидуализации наказания, и в-четвертых, субъективная сторона позволяет разграничить между собой преступления, которые сходны по объективным признакам.

В отдельных случаях законодатель прямо указывает форму вины непосредственно в статьях Особенной части УК РФ. Так для ч. 1 ст. 105 УК РФ предусмотрено только умышленное, а для ч. 1 ст. 109 УК РФ – только неосторожное отношение к общественно опасным последствиям в виде смерти человека. Но когда такое указание отсутствует, вопрос об установлении позиции законодателя приобретает важное практическое значение [5].

В ст. 171 УК РФ закреплено, что уголовная ответственность за незаконное предпринимательство наступает, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере. В ст. 24 УК РФ указано, что деяние может быть совершено умышленно или по неосторожности. При этом деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ. То есть когда в статье специально не предусмотрено указание на неосторожную форму вины, деяние будет считаться преступлением в случае его совершения «не только по неосторожности», а значит, и в случае его совершения по неосторожности, и в случае его умышленного совершения [6].

Существует позиция, согласно которой состав данного преступления является формально-материальным [7]. Каких-либо специальных указаний на форму вины законодатель не сделал, а, следовательно, теоретически субъективная сторона, например, при материальном составе данного преступления может быть выражена во всех установленных законом формах и видах вины. То есть, лицо, осуществляя незаконное предпринимательство, могло предвидеть возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий, в виде крупного ущерба, и желать их наступления, либо же не желать, но сознательно допускать их или относиться к ним безразлично. Также оно могло предвидеть возможность наступления данных последствий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывать на их предотвращение, или же могло не предвидеть, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Однако такой теоретический подход едва ли можно признать правильным. При определении формы вины в незаконном предпринимательстве как теоретики, так и практики высказывают точки зрения, которые по своему содержанию не только не едины, но и зачастую взаимоисключают друг друга. Например, С.А. Плотников полагает, что незаконное предпринимательство может быть совершено только умышленно[8], при этом умысел может быть как прямым, так и косвенным. Для того чтобы установить конкретный вид умысла, необходимо выяснить, что именно было совершено лицом: извлечен доход в крупном размере или причинен крупный ущерб гражданам, организациям, государству. «В первом случае речь может идти только о прямом умысле. Виновный осознает, что он осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность и желает совершить подобные действия. При причинении же крупного ущерба гражданам, организациям или государству имеет место как прямой, так и косвенный умысел. Виновный осознает общественную опасность своих действий, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба и желает его причинения или относится к нему безразлично» [9].

Противоположной точки зрения придерживается И.А. Клепицкий. По его мнению, «зарубежный опыт показывает, что эффективная борьба с хозяйственной преступностью невозможна иначе как путем установления жестких требований к предпринимателям и хозяйственным руководителям, с тем, чтобы они, осуществляя деятельность в сфере народного хозяйства, уважали права и законные интересы других участников рынка потребителей и общества в целом» [10]. То есть автор выступает за то, чтобы усилить борьбу с так называемой хозяйственной преступностью путем расширения числа неосторожных преступлений в данной сфере.

Другим сторонником возможности совершения незаконного предпринимательства с неосторожной формой вины выступает Т.Д. Устинова, по мнению которой, лицо, осуществляя деяние, предусмотренное ст. 171 УК РФ, полностью осознает неправомерность своих действий (бездействий) и предвидит, что не соблюдение установленных правил, особенно лицензирования и его условий, может привести к причинению ущерба как его контрагентам, так и отдельным потребителям товаров, услуг, но без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывает на предотвращение таких последствий, либо не предвидит, но при необходимой внимательности и предусмотрительности должно и могло было это предвидеть[11].

Представляется, что позиции, признающие возможность наличия неосторожности при незаконном предпринимательстве, являются недостаточно обоснованными.

Во-первых, внесение уточнения в части неосторожности незаконного предпринимательства на законодательном уровне является едва ли оправданным с точки зрения нынешней уголовной политики в отношении экономических преступлений в целом, иначе это можно рассматривать как необоснованное ужесточение уголовной репрессии. Утверждения о том, что может иметь место преступная небрежность, не учитывают сущности предпринимательской деятельности, которая

apriori заключается в рискованности, то есть предполагается, что лицо, решившее заняться предпринимательством, должно осознавать возможность причинения ущерба вследствие форс-мажорных обстоятельств, не связанных с его волей. Примером, могут служить экономические кризисы конца 90-х годов XX века и середины первых двух десятилетий XXI века.

Во-вторых, говоря о наличии преступного легкомыслия в данном составе, следует также понимать, что предпринимательская деятельность не зависит лишь от лица, ею занимающегося, а находится в зависимости от различных рыночных факторов, политики государств и иных обстоятельств, поэтому рассчитывать только на свои силы здесь нельзя.

Более обоснованной видится позиция, согласно которой незаконное предпринимательство может совершаться исключительно с умышленной формой вины. Но спорным остается вопрос об установлении разновидности умысла при совершении незаконного предпринимательства. Так, Л.С. Аистова считает, что причинение крупного ущерба в форме прямого умысла здесь исключается, иначе речь должна была бы идти о составе иного преступления, например, мошенничества, то есть ущерб причиняется в виде незаконного противоправного завладения чужим имуществом путем обмана. Такой же позиции придерживается и С.А. Плотников.

Существует и позиция, согласно которой в преступлениях в сфере экономической деятельности, в частности, в незаконном предпринимательстве, возможен только прямой умысел. Г.А. Есаков отмечает: «Вид умысла <…> определяется волевым отношением не к этому признаку (крупному ущербу), который предназначен всего лишь для отграничения преступления от иных правонарушений, <…> а к действиям, характеризующим объективную сторону соответствующих преступлений и в концентрированном виде выражающим их общественную опасность. <…> В случаях, когда последствие отграничивает преступление от иных правонарушений либо дифференцирует ответственность, умысел должен признаться прямым, если он был направлен на совершение заведомо незаконных действий (бездействия)» [12].

Видится, что обе представленные позиции небезосновательны и подкреплены соответствующими аргументами, но, подводя итог по этому вопросу, хотелось бы выделить следующее: когда извлекается доход в крупном размере, трудно говорить о какой-либо иной форме вины, кроме как о прямом умысле, поскольку в этом случае лицо, совершая незаконное предпринимательство, и осознавало общественную опасность своего поведения, и желало наступления соответствующего результата, в противном случае оно просто бы не стало заниматься данной деятельностью.

В вопросе о разновидности умысла в случаях, когда причиняется ущерб, уместным будет также аргумент о том, что данный ущерб может быть причинен и не по воле «незаконного предпринимателя», а вследствие иных социально-экономических факторов, действие которых никак не зависит от статуса регистрации лица или наличия (отсутствия) у него лицензии. Отсюда вытекает, что наиболее точным будет тезис, высказанный Г.А. Есаковым: «умысел может быть только прямым, сводясь к осознанию общественной опасности совершаемого действия (бездействия) и желанию его совершения; возможность же наступления предусмотренного законом последствия должна всего лишь осознаваться (предвидеться) виновным как неисключенная вне аспекта желания (нежелания) его наступления» [13].



[1] См.: Лепиньч К. Понятие предпринимательской деятельности и незаконного предпринимательства // Административное право. 2016. № 4. С. 21-25.

[2] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.

[3] Гражданский кодекс Российской Федерации от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

[4] Иванова Я.Е. Незаконное предпринимательство: социальная обусловленность уголовно-правового запрета. М., 2011. С. 24-25.

[5] См.: Пудовочкин Ю.Е., Дорогин Д.А. Учение о преступлении и о составе преступления. М., 2017. С. 93.

[6] См.: Пудовочкин Ю.Е., Дорогин Д.А. Учение о преступлении и о составе преступления. М., 2017. С. 94.

[7] См.: Уголовное право России. Части Общая и Особенная. Под ред. А.В. Бриллиантова. М., 2015. С. 536.

[8] См.: Плотников С.А. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 19.

[9] Плотников С.А. Уголовная ответственность за незаконное предпринимательство. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 19.

[10] Клепицкий И.А. Система хозяйственных преступлений. М., 2005. С. 62-63.

[11] См.: Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за незаконную предпринимательскую и банковскую деятельность // Законность. 1999. № 7. С. 41-44.

[12] Есаков Г.А. Вина в преступлениях в сфере экономической деятельности (о некоторых проблемах) // Преступления в сфере экономики: российский и европейский опыт. Материалы III совместного российско-германского круглого стола. М., 2012. С. 57.

[13] Есаков Г.А. Вина в преступлениях в сфере экономической деятельности (о некоторых проблемах) // Преступления в сфере экономики: российский и европейский опыт. Материалы III совместного российско-германского круглого стола. М., 2012. С. 59.

Квалификацию «подгоняют» под норму закона

КВАЛИФИКАЦИЮ «ПОДГОНЯЮТ» ПОД НОРМУ ЗАКОНА

Негативные тенденции правоприменения при рассмотрении дел о незаконной банковской деятельности

До недавнего времени суды, рассматривая дела о незаконном обналичивании денежных средств и их транзите, исходили из того, что субъектом преступления в этой сфере может быть лицо, обладающее реальными полномочиями, – к примеру, руководитель или учредитель кредитной организации. В последние два года практика рассмотрения судами таких дел существенно изменилась, и субъектом признается любое лицо, достигшее возраста уголовной ответственности, вне зависимости от его принадлежности к банковскому сообществу. Неоднозначная судейская позиция связана с тем, что законодатель четко не определил критерии состава данного преступления.

Уголовный кодекс РФ не содержит специальной нормы о составе преступления, предусматривающей уголовную ответственность за незаконные операции по обналичиванию денежных средств и незаконный транзит денежных средств. При осуществлении защиты клиентов по данной категории дел неминуемо возникают вопросы о квалификации содеянного.

Изучение данной проблемы и анализ судебных решений по уголовным делам позволяет сделать вывод, что сложившийся в правоприменительной практике подход к квалификации действий по обналичиванию денежных средств в качестве незаконной банковской деятельности является неубедительным и весьма спорным, поэтому фактическая потребность в специальной норме УК РФ для подобного рода деяний становится все более явной.

Незаконная банковская деятельность (ст. 172 УК РФ) является разновидностью незаконного предпринимательства (ст. 171 УК РФ) и выступает по отношению к последнему как специальная норма. Согласно ст. 172 УК РФ незаконная банковская деятельность выражается в осуществлении банковской деятельности (банковских операций) без регистрации или без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

В качестве квалифицирующих признаков указаны совершение преступления организованной группой и извлечение дохода в особо крупном размере. Наличие признаков состава преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ, в действиях лица является основанием для привлечения к уголовной ответственности. Однако из анализа судебной практики следует, что сложности в квалификации содеянного периодически возникают.

Специальный субъект преступления
Еще совсем недавно в правоприменительной практике при квалификации такого деяния, как незаконная банковская деятельность, суды исходили из того, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 172 УК РФ, может выступать только лицо, обладающее реальными полномочиями принимать решения о проведении незаконных банковских операций, т.е. соответствующие должностные лица (руководители) кредитных организаций, банков и небанковских кредитных организаций или их учредители. Поэтому деятельность лица, связанная, например, с обналичиванием денежных средств посредством заключения фиктивных договоров с подставными фирмами от имени номинальных директоров этих фирм, если это лицо не принадлежит к банковскому сообществу, квалифицировалась в итоге как незаконное предпринимательство по ст. 171 УК РФ.

Так, в апелляционном определении Мосгорсуда от 25 ноября 2013 г. по делу № 10-10266 содержится следующий вывод: «По смыслу ст. 172 УК РФ и п. 9 ст. 5 Федерального закона “О банках и банковской деятельности” субъектами преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 172 УК РФ, являются учредители кредитных организаций и руководители исполнительных органов, в том числе и главный бухгалтер, к которым, как это следует из материалов дела, осужденные не относились. Использование осужденными отдельных признаков банковской организации в своей преступной схеме, а именно выполнение ими функций по достижению соглашения, характерных для деятельности банков, сообщение клиентам реквизитов счетов для перевода денежных средств, получение комиссионного вознаграждения за эти действия, само по себе не могло быть квалифицировано как незаконная банковская деятельность, поскольку один из обязательных элементов состава преступления – субъект преступления – отсутствует.

По смыслу ст. 172 УК РФ ответственность по указанной норме наступает за преступления, совершенные в сфере банковской деятельности, когда сама эта деятельность осуществляется руководителями кредитных организаций без разрешения и регистрации».

Александр САКОВИЧ,
адвокат, председатель Московской коллегии адвокатов «МАГНЕТАР»

Александр ГУСАКОВ,
адвокат, руководитель уголовно-правовой практики Московской коллегии адвокатов «МАГНЕТАР»

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 18 за 2017 г.

 

NB

ГРАЖДАНИН ИЛИ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ?

Уголовно-правовая охрана отношений в сфере банковской деятельности – традиционно важное направление противодействия экономическим преступлениям. Подрыв финансово-кредитной системы сказывается на всех секторах экономики и государственного управления. Как следствие, снижаются гарантии надежности банковских услуг. Поднятая проблема применения ст. 172 УК РФ существенна и значима, особенно при квалификации случаев «обналичивания денежных средств». Однако автор не разделяет полностью позицию адвокатов Александра Гусакова и Александра Саковича.

Основной упор в их материале «Назрела необходимость» сделан на анализе изменения правоприменительного подхода в установлении признаков субъекта незаконной банковской деятельности. Верно замечание, что такие кардинальные изменения в уяснении смысла положений ст. 172 УК РФ (причем не вызванные изменением уголовного закона) недопустимы. Авторы описывают, на мой взгляд, одну из худших ситуаций, когда содержание уголовно-правовой нормы вариативно определяется правоприменителем, что влечет формирование неединообразной судебной практики и нарушает принципы законности, справедливости и равенства перед законом.

Формальная неопределенность уголовно-правовых предписаний неоднократно отмечалась Конституционным Судом РФ как негативное явление, препятствующее полноценному применению правовых норм. Им подчеркивалось, что неточность, неясность и неопределенность закона порождают возможность неоднозначного истолкования и, следовательно, произвольного применения его норм. Тем самым нарушаются конституционные принципы равенства и справедливости, из которых вытекает обращенное  к законодателю требование определенности, ясности, недвусмысленности правовых норм и их согласованности в системе действующего правового регулирования. В подобных случаях может иметь место противоречивая правоприменительная практика, что ослабляет гарантии государственной защиты прав, свобод и законных интересов граждан (см., например, постановления КС РФ от 15 июля 1999 г. № 11-П и от 27 мая 2003 г. № 9-П). Спорить не приходится.

Михаил КИРИЕНКО,
партнер АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры»,
доцент Южно-Уральского государственного университета

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 18 за 2017 г.

В Бурятии по факту побега заключенных возбудили несколько уголовных дел

В Заиграевском районе по факту побега осужденных из психдиспансера в следователи возбудили сразу несколько уголовных дел. Напомним, инцидент произошел 21 августа в поселке Новая Брянь.

Напомним, днем в отделении принудительного лечения специального типа пациенты учинили беспорядки. Этим воспользовались и сбежали из учреждения семь человек.

- По данному факту возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ (халатность), в рамках которого будет дана правовая оценка действиям или бездействию работников диспансера, ответственных за соблюдение в учреждении мер безопасности, режима и охрану лиц, получающих принудительное лечение, - сообщили в следственном комитете.

Помимо этого, дознаватели МВД возбудили уголовные дела  о причинении санитару телесных повреждений и о повреждении имущества диспансера по п. «в» ч. 2 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью, совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия) и ч. 1 ст. 167 УК РФ (умышленное повреждение чужого имущества). Эти уголовные дела прокурор района передал в Следственный комитет «в связи с резонансом».

По данным следствия, около 14 часов в отделении принудительного лечения после прогулки в соответствии с режимом проводился досмотр 59 пациентов и проверка содержимого их карманов. В это время один из больных, недовольный действиями санитаров, разбил стекло в окне, схватил осколок, несколько раз ударил им по лицу находившегося рядом медбрата, после чего призвал остальных к беспорядкам. Пользуясь тем, что медперсонал отвлечен, семеро мужчин сломали замок на оконной решетке, скинули вниз на землю матрац и спрыгнули на него. После этого они самовольно покинули медицинское учреждение. В течение дня всех сбежавших пациентов нашли и вернули в диспансер.

В настоящее время устанавливаются все обстоятельства происшествия.

Читать еще по теме:

В Бурятии из психоневрологического диспансера сбежали осужденные

В Минздраве Бурятии уточнили количество сбежавших заключенных

В 8 районах Бурятии и Улан-Удэ ввели план «Сирена»

Правительство Бурятии: Двое беглецов из психдиспансера задержаны

«Начали массовые беспорядки в блоке»: В Бурятии стали известны подробности побега осужденных

В Бурятии задержали всех сбежавших из психдиспансера заключенных

В Бурятии момент побега из психдиспансера попал на видео

В Бурятии задержать одного из сбежавших заключенных помогли подростки

Завотделением психдиспансера Бурятии: «В моей практике подобных случаев не было»

Побег опасных преступников из психдиспансера в Бурятии. Как это было

фото: СУ СКР по Бурятии


Сибирское правовое обозрение

Статья посвящена проблемам квалификации угона воздушного судна, морского судна или железнодорожного поезда, предусмотренных ст. 211 УК РФ. Несмотря на то, что ст. 211 присутствует в УК РФ с момента его принятия, следует отметить отсутствие теоретических исследований по его анализу, а также наличие в судебной практике трудностей применения данной нормы (кроме , Федеральный закон от 25.07.2012 г.130 от 5 мая 2014 г. -ФЗ в ст. 211 УК РФ введена новая часть 4, предусматривающая ответственность за совмещение угона воздушного или водного транспорта или железнодорожного подвижного состава с террористическим актом или иной террористической вторичной деятельностью, которая в случае отсутствия конкретных разъяснений Пленума Верховного Суда, создало дополнительные проблемы для квалификации закона). Это определяет актуальность выбранной темы. Анализируя действующее законодательство, положения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2008 г.25 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также их незаконным захватом без цели угона», научных позициях и решениях судов по этим вопросам, автор приходит к следующие выводы, которые кажутся интересными для теории и практики. Малые суда водного транспорта относятся к предмету угона судна воздушного или водного транспорта или железнодорожного подвижного состава, а также совершения преступления, предусмотренного ч. 4 ст.211 УК РФ и связанный с ним террористический акт, требует квалификации по совокупности ч. 4 ст. 211 и ст. 205 УК РФ. Военные самолеты и катера, подводные лодки и т. Д.) Также являются предметом преступления, предусмотренного ст. 211 УК РФ. Угон воздушного судна, морского судна или железнодорожного поезда, а также захват такого судна или поезда с целью угона, связанный с убийством, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов - лицо, осуществляющее правосудие или предварительное следствие, государственный или общественный деятель квалифицируются по совокупности ст.211 и ст. 105, ст. 277, ст. 295, ст. 317 УК РФ. При угоне воздушного судна, морского судна или железнодорожного поезда, а также при захвате такого судна или поезда с целью угона, совершенного с применением насилия, опасного для жизни или здоровья потерпевшего, или с угрозой такого насилия дополнительно к п. «в» ч. 2 ст. 211 УК РФ о дополнительной квалификации по ч. 1, 2 ст.111, ст. 112, ст. 115, ст. 117, ст. 119 УК РФ не требуется. Угон воздушного судна, морского судна или железнодорожного поезда часто чреват нарушением правил безопасности движения и эксплуатации соответствующего транспорта, предусмотренных ст. 263 УК РФ: деяние предусмотрено ст. 211 УК РФ, если нарушение, предусмотренное ст. 263 УК РФ проявил себя в краже; в противном случае квалификация возможна по совокупности ст.211 263 УК РФ.

Текст - Документ 106-22 - Договор с Россией о взаимной правовой помощи по уголовным делам | Congress.gov

Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ами [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл С. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D- TX] Cawthorn, Мэдисон [R-NC] Chabot, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [ D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA ] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R -GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. "Чуй" [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] Гонсалес-Колон, Дженниффер [R-PR] Гуд, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Госар, Пол А. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюизенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон, Ронни [R-TX] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Kind, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] ЛаХуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу , Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D -MA] Мейс, Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [ R-KS] Мэннинг, Кэти Э.[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О'Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сан-Николас, Майкл FQ [D-GU] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Scalise, Steve [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шриер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт К. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлаиб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-TX] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Нидия М. [D-NY] Вагнер, Ann [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Steve [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортез Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Хироно, Мази К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилла, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

% PDF-1.5 % 1 0 объект > эндобдж 2 0 obj > эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > / ExtGState >>> / Annots [35 0 R 36 0 R 37 0 R 38 0 R 39 0 R] >> эндобдж 6 0 obj > / ExtGState >>> / Annots [46 0 R 47 0 R 48 0 R 49 0 R 50 0 R 51 0 R 52 0 R 53 0 R 54 0 R] >> эндобдж 7 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [60 0 R 61 0 R 62 0 R 63 0 R 64 0 R] >> эндобдж 8 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [70 0 R 71 0 R 72 0 R 73 0 R] >> эндобдж 9 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [79 0 R 80 0 R 81 0 R 82 0 R] >> эндобдж 10 0 obj > / ExtGState >>> / Annots [88 0 R 89 0 R 90 0 R 91 0 R 92 0 R] >> эндобдж 11 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [98 0 R 99 0 R 100 0 R 101 0 R 102 0 R 103 0 R 104 0 R 105 0 R 106 0 R] >> эндобдж 12 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [113 0 R 114 0 R 115 0 R 116 0 R 117 0 R 118 0 R 119 0 R 120 0 R] >> эндобдж 13 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [128 0 R 129 0 R 130 0 R 131 0 R 132 0 R 133 0 R] >> эндобдж 14 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [139 0 R 140 0 R 141 0 R] >> эндобдж 15 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [147 0 R 148 0 R 149 0 R] >> эндобдж 16 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [156 0 R 157 0 R 158 0 R 159 0 R 160 0 R 161 0 R 162 0 R 163 0 R 164 0 R 165 0 R] >> эндобдж 17 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [171 0 R 172 0 R 173 0 R 174 0 R 175 0 R 176 0 R 177 0 R 178 0 R 179 0 R 180 0 R 181 0 R 182 0 R] >> эндобдж 18 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [189 0 R 190 0 R 191 0 R 192 0 R 193 0 R 194 0 R 195 0 R 196 0 R 197 0 R 198 0 R] >> эндобдж 19 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [204 0 R 205 0 R 206 0 R 207 0 R 208 0 R 209 0 R 210 0 R 211 0 R 212 0 R] >> эндобдж 20 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [218 0 R 219 0 R 220 0 R 221 0 R 222 0 R 223 0 R 224 0 R 225 0 R 226 0 R 227 0 R 228 0 R 229 0 R 230 0 R]> > эндобдж 21 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [237 0 R 238 0 R 239 0 R 240 0 R 241 0 R 242 0 R 243 0 R 244 0 R 245 0 R 246 0 R 247 0 R 248 0 R 249 0 R 250 0 R] >> эндобдж 22 0 объект > / ExtGState >>> / Annots [256 0 R 257 0 R 258 ​​0 R 259 0 R 260 0 R 261 0 R 262 0 R 263 0 R 264 0 R 265 0 R 266 0 R] >> эндобдж 23 0 объект > эндобдж 24 0 объект > поток x +

«Верховенство закона» в стиле Путина и перспективы перемен | Дедал

В путинской России режим использует закон и правовые институты для достижения политических целей, для сообщения о них обществу и для управления авторитарной коалицией, которая помогает президенту управлять государством.В результате закон имеет большое значение и имеет большое значение, но его использование, как правило, является произвольным, целесообразным и инструментальным, а не предсказуемым и принципиальным. Можно ли ожидать каких-либо серьезных изменений в роли закона и судов в ближайшие десять лет? Правовой режим России вряд ли претерпит серьезные эволюционные изменения и может пережить президентство Путина: как внешнее, так и внутреннее давление в пользу изменений в сторону конституционализма ограничено. Если произойдет позитивный сдвиг, Россия продвинется к авторитарному конституционализму.Но возможны и негативные изменения. Если режим Путина ослабнет, политизированное использование судов как против диссидентов, так и против политических конкурентов в авторитарной коалиции усилится.

Послушайте, все наши противники требуют верховенства закона. Что такое верховенство закона? Это соблюдение действующего законодательства. Что в действующем законодательстве говорится о марше? Вам необходимо получить разрешение от местных властей.У тебя есть? Идите вперед и продемонстрируйте. Если не сделали - не имеешь права демонстрировать. Так или иначе - дубинку получите в голову [ получите по башке дубиной ]. Конец истории!

- Путин В.В., 30 августа 2010 г. 1

С момента своего прихода к власти в конце 1990-х Путин дал обещание превратить Россию в правовое государство ( правовое государство, ).Однако его либеральная оппозиция внутри страны и критики за рубежом регулярно осуждают дефицит правового государства в России. Почему существует этот разрыв и будет ли он сокращаться или увеличиваться в ближайшем будущем? Разрыв может сигнализировать о неискреннем обращении Путина к правовое государство или об утрате смысла в переводе между термином верховенство закона и его потенциальными российскими эквивалентами. Но также верно и то, что и Путин, и его критики правы, даже если они разговаривают друг с другом. Путинская Россия далека от либерального конституционализма, связанного с верховенством закона.Нет и авторитарного конституционализма, который иногда называют правилом по закону . Но режим Путина не преследует правовой нигилизм, пытаясь обмануть отечественную и зарубежную аудиторию, заставив поверить в то, что закон имеет значение. Закон имеет значение, но он служит другой цели, чем в конституционалистском контексте. В путинской России суверен использует закон и правовые институты для достижения политических целей, для сообщения о них обществу и для управления авторитарной коалицией, которая помогает президенту управлять государством.В результате закон имеет большое значение, но его использование, как правило, является произвольным, целесообразным и инструментальным, а не предсказуемым и принципиальным. Правовой режим России вряд ли претерпит серьезные эволюционные изменения и может пережить президентство Путина; как внешнее, так и внутреннее давление с целью перехода к конституционализму ограничено. Если бы произошел положительный сдвиг, Россия продвинулась бы к авторитарному конституционализму (то есть к правлению закона) либо потому, что все более профессиональная судебная система начинает самоутвердиться, либо потому, что нынешняя авторитарная коалиция пытается использовать закон для закрепления своих интересов и обеспечить выживание режима за пределами Путина.Но возможны и негативные изменения. Если режим Путина ослабнет, инструментальное и произвольное использование судов как против диссидентов, так и против политических конкурентов в авторитарной коалиции усилится.

Либеральный конституционализм, связанный с верховенством закона, основан на двух основных принципах: равная ответственность и защита со стороны закона, а также материальные и процедурные гарантии основных прав личности.Это означает, что все, включая высокопоставленных членов режима и его суверена, в равной степени ограничены конституцией и обычным законодательством не только на бумаге, но и на практике. Либеральный конституционализм также требует набора основных законов, обеспечивающих основные права. Политически независимая и беспристрастная судебная система имеет решающее значение, поскольку независимые суды могут лучше гарантировать, что все стороны в судебном процессе, независимо от их политических, материальных или юридических ресурсов, в равной степени связаны законом.

Путинская Россия далека от либерального конституционного идеала. Хотя его конституция действительно обеспечивает многие основные права - свободу слова, свободу ассоциаций и собраний, свободу передвижения и многие другие - обычное законодательство исключило каждое из них. Законы об иностранных агентах и ​​законы о борьбе с экстремизмом подрывают свободу объединений; Закон о разжигании ненависти и поправка 2014 года к Уголовному кодексу, запрещающая публичные призывы к нарушению территориальной целостности России, ограничивают свободу слова; обременительные административные положения о регистрации по месту жительства ограничивают свободу передвижения; а закон Яровой о борьбе с терроризмом 2016 года душит свободу собраний и совести, вводя суровые приговоры для организаторов несанкционированных протестов, требуя от интернет-провайдеров и телефонных компаний хранить журналы данных связи с клиентами, и объявляя преступлением не сообщать информацию о других преступления.Какие бы права ни существовали, de jure ущемляются de facto российскими судами, которые не поддерживают их последовательно или предсказуемо.

Авторитаризм России не полностью объясняет ее слабый конституционализм, поскольку конституционализм не всегда несовместим с автократией. Автократы могут управлять в рамках конституционных рамок, даже если они не полностью ограничены ими.В идеальном авторитарном конституционном режиме автократ устанавливает материальное право, часто в переговорах со своей правящей коалицией. У оппозиции нет возможности формировать материальное право ни посредством законодательного процесса, ни путем обращения в Конституционный суд. Многие основные права не предусмотрены. Материальное право настроено против оппозиции и налагает на нее санкции. Например, он может ограничить свою способность участвовать в выборах или право критиковать правительство. 2 Тем не менее, однажды закон применяется предсказуемо, а не произвольно, к отдельным делам функционально независимыми судами. 3 Оппозиционеры подвергаются санкциям в соответствии с законами, ограничивающими деятельность оппозиции, а не лишаются свободы по другим обвинениям. Суды достаточно удалены от прямого политического влияния, а конституция служит координирующим институтом между автократом и элитами, с помощью которых он правит.Когда автократ и его правящая коалиция достигают договоренностей о том, как распределяется власть, и закрепляют эти договоренности в конституции или обычном законодательстве, есть достаточно надежд на то, что обязательства будут выполняться и добросовестно исполняться судебной властью. 4

В настоящее время в России нет авторитарного конституционализма. Рассмотрим контраст между обращением с диссидентами в Сингапуре, ярком примере авторитарного конституционализма, и в России.В 1988 году высший суд Сингапура постановил освободить четырех диссидентов, арестованных в соответствии с Законом о внутренней безопасности. Суд установил, что правительство не выполнило надлежащих установленных законом процедур, и, кроме того, утверждал, что чрезмерные дискреционные полномочия правительства в соответствии с Законом о внутренней безопасности противоречат верховенству закона. Правительство выполнило решение и освободило диссидентов, но немедленно предъявило им новое обвинение и повторно арестовало их, на этот раз неукоснительно соблюдая букву закона.Затем он принял поправку к конституции, которая запрещала судебной власти ограничивать право суверена издавать законы. 5

Этот эпизод подчеркивает как авторитарный характер сингапурского режима, так и его приверженность конституционализму. Как и любое авторитарное правительство, сингапурский режим преследовал диссидентов и делал это эффективно. Когда один путь их задержания не удался, авторитарный суверен пошел по другому и в конечном итоге добился успеха в утверждении господства режима.Однако режим достиг своих целей, уважая конституционный процесс, принятые им обычные законы и, в некоторой степени, независимость судебной власти. Суд высшей инстанции был достаточно независимым, чтобы призвать правительство к несоблюдению установленной законом процедуры, а правительство выполнило решение суда и приложило больше усилий для соблюдения закона. Хотя он предотвратил дальнейшее посягательство независимой судебной системы на ее дискреционные полномочия, режим не дисциплинировал судебную систему ни формально, ни неформально.Вместо этого, используя свое господство над законодательной властью, суверен изменил конституцию, чтобы подчеркнуть свою неограниченную власть принимать законы.

Дела на Болотной площади, по которым протестующим были предъявлены обвинения в массовых беспорядках и насилии против полиции, иллюстрируют уклон России от авторитарного конституционализма. В отличие от Сингапура, российские суды на всех уровнях иерархии не смогли остановить правительство от нарушения прав обвиняемых на свободу и справедливое судебное разбирательство, несмотря на существование разумной защиты этих прав в Конституции России.Суды активно участвовали в нарушениях прав, удерживая протестующих в предварительном заключении, выходящем далеко за рамки положений закона. Они также не отметили нарушений права на свободу собраний, которые стали результатом поведения полиции во время санкционированной акции протеста 6 мая 2012 года. Некоторым подсудимым Болотной удалось добиться компенсации, когда они обратились в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ), который подтвердил нарушения и обязал Россию выплатить компенсацию. Чтобы предотвратить дальнейшее посягательство на его способность использовать закон против оппонентов режима, российский режим не внес никаких изменений, которые сделали бы поведение полиции и прокуратуры строго законным.Вместо этого в конце 2015 года Дума приняла закон, уполномочивающий Конституционный суд России признавать решения ЕСПЧ «не имеющими законной силы». Учитывая проявленное Конституционным судом почтение к режиму, это фактически позволяет России произвольно игнорировать отдельные решения ЕСПЧ. Сторонники закона прямо определили его цель как защиту «правового суверенитета» России ( правовой суверенитет, ) по отношению к международным институтам. 6

Судебные преследования активиста оппозиции Алексея Навального и нефтяного магната-миллиардера Михаила Ходорковского демонстрируют, что режим Путина не придерживается авторитарного конституционализма, а использует закон произвольно, чтобы оттеснить потенциальных политических оппонентов.Обоим критикам Путина было предъявлено обвинение не в какой-либо оппозиционной деятельности, а по не связанным с этим обвинениям в мошенничестве и растрате. Навального обвинили в хищении средств государственной лесозаготовительной компании «Кировлес», а обвинение его брата Олега, которое еще больше увеличило личные ставки лидера оппозиции, подчеркивает инструментальное использование сувереном уголовного права. Время рассмотрения дела до выборов мэра Москвы и решение приговорить Алексея Навального условно, а Олега - эффективного, подтверждают впечатление, что расследование хищений было инструментом, используемым для пресечения политической деятельности Алексея Навального.В своем решении против России по делу Кировлеса ЕСПЧ прямо заявил, что уголовное право было произвольно использовано против Навального. По словам ЕСПЧ: «Более того, российские суды признали заявителей виновными в действиях, неотличимых от обычной коммерческой деятельности. Другими словами, уголовный закон был произвольно истолкован в ущерб заявителям ». 7

Дело Ходорковского несколько менее прямолинейно; Правовые аналитики считают, что доказательства должностных преступлений против него и его нефтяной компании ЮКОС были сильнее, чем в случае с Навальным. 8 Однако, даже если Ходорковский и ЮКОС участвовали в уклонении от уплаты налогов, мошенничестве и хищениях в крупных размерах, как заключил ЕСПЧ в 2013 году, деловая практика ЮКОСа в мрачные 1990-е была скорее нормой, чем исключением. Выделив Ходорковского, но закрывая глаза на аналогичную деятельность олигархов, придерживавшихся линии режима Путина, Кремль избирательно и произвольно использовал закон для достижения политически целесообразной цели - отодвинуть на второй план подающего надежды политического оппонента.

Дело Pussy Riot представляет собой еще один пример произвольного и избирательного применения закона в политических целях: то есть аналогичные действия привели к разным результатам в суде. Выступление панк-рокеров в Храме Христа Спасителя было расценено как преступление по статье 213 Уголовного кодекса, предусматривающей наказание за умышленное хулиганство (спланированное нарушение общественного порядка). После получившего широкую огласку судебного разбирательства Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич были приговорены к двум годам заключения.Но перформанс Pussy Riot был далеко не первым примером антирежимного арт-перформанса. Толоконникова долгое время была участницей радикального творческого коллектива «Война», который с 2007 по 2011 год провел около десятка акций, которые аналогичным образом использовали шокирующую ценность непристойности для критики российского полицейского государства и оспаривания общественной морали. Основными целями Войны были Путин, Дмитрий Медведев, силовиков и Православная церковь. Большинство действий Войны было связано с нарушением закона - ее участники воровали в магазинах, рисовали граффити, переворачивали и сжигали полицейские машины, а также сорвали судебные разбирательства, выпустив в зал суда три тысячи тараканов.В феврале 2008 года Война (и Толоконникова) устроили свой самый громкий трюк: четыре пары занимались сексом в общественной зоне Биологического музея, в то время как другие члены группы держали плакаты протеста и снимали на видео. Спектакль под названием «Трахни наследника щенка медведя» - игра слов в том, что имя Медведева происходит от русского слова medved , или медведь - привлек значительное внимание средств массовой информации и был широко осужден как крайне оскорбительный. Некоторые выступления Войны привели к возбуждению уголовных дел в отношении отдельных участников, в том числе по обвинительным заключениям по той же статье 213 Уголовного кодекса.Однако в конечном итоге все дела были прекращены прокуратурой или прекращены судом. До вынесения обвинительного приговора в отношении Pussy Riot наиболее серьезным правовым последствием, которое понесли члены творческого коллектива, было трехмесячное задержание с ноября 2010 года по февраль 2011 года, пока прокуратура расследовала их причастность к инциденту с переворотом полицейской машины. Этот инцидент получил широкое освещение в СМИ как в России, так и за рубежом, побудив Бэнкси внести 4,5 миллиона рублей в фонд правовой защиты Войны.В конце концов суд отклонил обвинения.

Контраст результатов говорит о том, что панк-выступление Pussy Riot привело к осуждению не потому, что оно было более критичным по отношению к режиму или Путину, более шокирующим для общества, более широко освещаемым или более явно незаконным, чем выступления Войны. Разница заключалась в сроках. В 2012 году режим Путина решил обратиться к «политике морали» и продвигать общественную приверженность традиционным ценностям. 9 В этом контексте перформанс Pussy Riot привлек внимание режима, который использовал это дело для пропаганды и продажи своей новой политики морали российскому электорату. Прокуратура и суды действовали в соответствии с этой целью и вынесли обвинительные приговоры. Предлагая еще одно свидетельство изменения политики, в 2013 году трое ведущих членов Войны бежали из России со своими семьями, как сообщается, во избежание надвигающегося уголовного преследования. 10

Эти громкие дела предполагают, что российские правовые последствия, хотя и непредсказуемы, если исходить из содержания закона, полностью предсказуемы, если знать предпочтения политического суверена: Кремль всегда побеждает.Однако эта предсказуемость преувеличена. За исключением нескольких очень ярких случаев, Кремль либо не раскрывает своих предпочтений, либо их просто нет. Когда позиция Кремля неясна, политические деятели более низкого уровня, обвинение и судьи пытаются угадать политически корректный исход, и эта игра в угадывание вносит значительную непредсказуемость в правовой режим. Кроме того, когда политические субъекты соперничают за относительную власть в рамках режима, они часто стремятся продемонстрировать эту власть, влияя на судебные решения по политически значимым делам.Рассмотрим частые конфликты между мэрами крупных городов и губернаторами регионов. Эти конфликты часто разрешаются в судебном порядке, когда каждая сторона пытается мобилизовать достаточно политических ресурсов вверх по лестнице власти, чтобы обеспечить победу в суде. Перед судьями стоит сложная задача интерпретировать сигналы, исходящие от вышестоящих судебных органов и внесудебных субъектов, для вынесения решения, которое было бы приемлемым для любого, кто представляет власть ( vlast ') в этом конкретном случае.

В юридических сферах с низкой политической значимостью, либо потому, что они политически несущественны, либо потому, что существует широкий политический консенсус в отношении того, как такие дела должны рассматриваться, российская судебная система работает достаточно хорошо. Освобожденные от прямого внешнего вмешательства или от бремени попыток угадать предпочтения политически влиятельных субъектов, судьи решают дела в соответствии со своей интерпретацией закона bona fide .Компании, которые используют арбитраж суды для разрешения споров, сообщают, что они ожидают приемлемых судебных решений, если власть не будет задействована. 11 Обычные граждане, имеющие опыт обращения в суд, сообщают, что решение по их делу было справедливым, а судья - профессиональным, даже на фоне заявленного недоверия к российской судебной системе в целом. 12 В начале 2000-х, когда «Единая Россия» уверенно выиграла выборы, а режим еще не перешел к подавлению политического инакомыслия, суды выносили решения по делам о регистрации избирателей без чрезмерной предвзятости в отношении проправительственных кандидатов. 13 В конце 2000-х россияне подали более полумиллиона административных исков против государства с требованием компенсации за неправомерные решения федеральных агентств и выиграли большинство из них. Вместо того, чтобы свидетельствовать о том, что судебная система эффективно ограничивает государственные органы посредством закона, высокий процент побед в таких случаях, возможно, отражает политическую цель режима, заключающуюся в предоставлении выхода для массового недовольства бюрократией. 14

Насколько вероятно, что в ближайшем будущем Россия перейдет от нынешнего правового режима, основанного на политизированном использовании закона и надежно зависимой судебной системе, к конституционализму? Эти шансы больше, если авторитаризм сохранится или если произойдет крупный демократический прорыв? Если установится конституционализм, произойдет ли это в результате эволюционного процесса или в результате важного акта? Или нам следует ожидать дальнейшего укрепления политизированного правосудия и увеличения его произвола против диссидентов и конкурентов внутри режима?

В лучшем случае устойчивые инвестиции в судебную систему, которыми режим Путина проводил с середины 2000-х годов, могут привести к еще большему повышению профессионализма.Более профессиональная судебная система может быть менее подвержена мелкой судебной коррупции, что повысит доверие населения к судам. По мере того, как растет доверие и у судей растет гордость за свою профессию, они могут начать раздвигать границы неполитизированного судебного решения за пределы карманов, которые сейчас существуют только в силу безразличия режима. Это будет процесс, рассчитанный на десятилетия, который может развернуться только в условиях политической и экономической стабильности и может приблизить Россию к авторитарному конституционалистскому правовому режиму.

С другой стороны, перспективы краткосрочных позитивных изменений невелики, поскольку статус-кво служит интересам режима Путина. В отличие от конституционализма, ограничивающего суверена, нынешний правовой режим России позволяет Кремлю беспрепятственно преследовать политические цели через суд. Как уже говорилось, политически податливая судебная система России является эффективным инструментом подавления политической оппозиции.Кремль уже использовал его, чтобы угрожать, заключить в тюрьму или принудить к изгнанию многочисленных политических оппонентов: от надежных конкурентов до надуманных, от заявленных оппозиционеров до потенциальных, от диссидентов с высоким именем до обычных гражданских протестующих.

Надежная зависимость судебной системы России также делает ее полезным инструментом, с помощью которого режим может доводить до общества политические цели.В 2000-х годах уголовные дела, в результате которых бизнесмен Борис Березовский и медиамагнат Владимир Гусинский оказались в добровольной ссылке, показали общественности, что эра политически активных олигархов Ельцина закончилась, и режим Путина намеревался вырвать у них контроль над экономикой. . Заключение в тюрьму Ходорковского, считающегося самым богатым человеком в России, и разрушение его компании подчеркнули победу государства над частным бизнесом. В 2012 году дело Pussy Riot положило начало «политике морали» Кремля и сигнализировало обществу о том, что традиционные ценности снова вошли в моду. 15 Дела на Болотной площади показали, что лица, принимающие участие в политических протестах, могут заплатить высокую цену, даже если они не являются видимыми лидерами оппозиции. А осуждение украинского кинорежиссера Олега Сенцова за терроризм и осуждение за убийство украинского политика Нади Савченко помогли Кремлю аргументировать, что украинские экстремистские националисты несут ответственность за конфликт на Донбассе и стремились ниспровергнуть недавно обретенный суверенитет России над Крымом.Антикоррупционная кампания после 2012 года использовалась для нейтрализации одного из основных факторов сплочения оппозиции: повальной бюрократической и политической коррупции.

Частое использование президентских помилований или амнистии для освобождения политических заключенных подчеркивает информационную роль громких политических процессов. Михаил Ходорковский и Надежда Савченко были освобождены непосредственно Путиным, и в обоих случаях он ссылался на милосердие и сострадание как на движущие силы своего решения.В помиловании российскому обществу еще раз подтверждается, что, несмотря на помилование, заключенные заслуживают судебного преследования и осуждения. Это также подчеркивает власть политического суверена над судебным процессом и, в качестве бонуса, показывает его великодушие.

Но если все автократы выигрывают от зависимой судебной системы и инструментального использования закона, почему некоторые принимают некоторые конституционные ограничения? Для некоторых автократов баланс склоняется к конституционализму из-за внешнего давления.Авторитарные режимы с экономикой, сильно зависящей от прямых иностранных инвестиций (ПИИ), имеют стимул достоверно ограничивать себя, по крайней мере, в области прав собственности, чтобы заверить инвесторов в том, что они не будут подвергнуты произвольной экспроприации. Этому механизму Сингапур, возможно, обязан своим авторитарным конституционализмом. 16 Авторитарные режимы, которые нуждаются и ожидают значительной иностранной помощи от демократий, заботящихся о верховенстве закона, также имеют стимул принять некоторые ограничения, возникающие из-за наличия независимой судебной системы.Это часть истории постепенного расширения прав и возможностей судебной власти в Египте Мубарака. 17 Авторитарные режимы, стремящиеся к легитимности и признанию со стороны международного сообщества, также вынуждены принимать конституции и демонстрировать, что они соблюдают содержащиеся в них ограничения. Гражданские авторитарные режимы, которым не хватает грубой силы военной диктатуры или исторической или религиозной легитимности монархий, якобы с большей вероятностью примут конституционный правовой режим. 18 В ближайшем будущем Россия вряд ли перейдет к конституционализму в результате внешнего давления. Россия является крупным получателем прямых иностранных инвестиций (четвертое место в мире) и практически не зависит от иностранной помощи. 19 Несмотря на то, что ПИИ на душу населения являются низкими и могут значительно увеличиться, если гарантии против экспроприации будут более сильными, существует идеальное препятствие для внутренних реформ, вызванное внешним давлением. Возвращение России к самоощущению статуса великой державы лишает ее желания потворствовать международному сообществу.За время правления Путина внешняя политика России постепенно, но решительно отошла от попыток Ельцина заслужить похвалу со стороны Запада. «Перезагрузка» с США не удалась. Аннексия Крыма вызвала противостояние с Европой и Соединенными Штатами из-за ответных санкций. Мотивы вмешательства Путина в украинскую интервенцию интерпретируются по-разному. Некоторые предсказывают, что как возрождающаяся великая экспансионистская держава Россия продолжит попытки вытеснить Запад со своего бывшего заднего двора. Другие считают, что Кремль проводит «агрессивный изоляционизм»: политику, направленную на изоляцию России от западного влияния с целью защиты от вторжения цветной революции. 20 Независимо от того, была ли реакция Путина на революцию Евромайдана в 2014 году сильной или слабой, оба сценария сигнализируют о неприятии Россией условий Запада. В этом контексте маловероятно, что Россия примет конституционные или судебные ограничения, чтобы успокоить Запад или международное сообщество в целом. И демонстрация международного права посредством вмешательства Крыма, и закон 2015 года, в котором говорится о намерении России игнорировать определенные решения ЕСПЧ, подчеркивают пределы внешнего давления.

Могут быть внутренние причины, по которым автократы решили связать себя надежной конституцией и независимой судебной системой. Они могут использовать конституцию и суды как инструменты для повышения легитимности. Гражданские и партийные авторитарные режимы, такие как Россия, якобы с большей вероятностью выберут этот путь к консолидации власти, потому что они не могут полагаться только на силу, как военные режимы, или на религию / традиции, как монархии. 21 Автократы также могут использовать конституцию и независимую судебную систему в качестве координирующего устройства. Для сдерживания бюрократии можно использовать независимую судебную систему. Надежно соблюдаемая конституция может прояснить, как распределяется власть внутри авторитарной правящей коалиции, что снизит вероятность внутриэлитного конфликта и политической нестабильности. 22

Путинский режим использовал уголовное право для управления членством в авторитарной правящей коалиции.Но поскольку закон применяется произвольно судебной властью, которая де-факто лишена независимости, судебный процесс функционирует не как механизм координации, а как политический инструмент. Показательный пример - волна уголовных обвинений в адрес мэров, региональных губернаторов и высокопоставленных федеральных чиновников после 2012 года за должностные преступления, коррупцию и злоупотребление служебным положением. Члены авторитарной элиты, утратившие свой политический статус, могут рассчитывать на уголовное расследование. Они становятся козлами отпущения в общественной кампании, организованной режимом, чтобы получить общественную легитимность.Когда разные фракции сражаются друг с другом, каждая стремится взять верх, возбуждая уголовное дело против противника. Многие считают, что тот, кому предъявлено обвинение, проиграл политическую борьбу. Обычно уголовное расследование и предъявление обвинения следуют, а не предшествуют указу президента об увольнении губернатора за утрату доверия ( utrata doveriya ). В ноябре 2016 года даже действующий член правительства - министр экономики Алексей Улюкаев - был арестован якобы при получении взятки в размере 2 миллионов долларов.Когда шок от задержания Улюкаева прокатился по всему российскому обществу, комментаторы сосредоточились на том, чтобы угадать, почему Улюкаев потерял политическое расположение президента, какая фракция подтолкнула его к падению и кто мог его защитить. Это дело подчеркивает широко распространенное мнение о том, что в России юридические последствия связаны с потерей политического статуса, а не наоборот.

Проблема этой формы управления в том, что она создает значительную неопределенность внутри авторитарной коалиции; До того, как дело разыграется в судах, трудно понять, какая фракция имеет преимущество.Высокая неопределенность делает режим более хрупким. Фракции, скорее всего, присягнут автократу во внешней верности, хотя на самом деле их поддержка его правления может ослабевать. По мере приближения времени преемственности отсутствие надежного механизма координации может привести к значительной политической нестабильности. 23

С возрастом Путина проблема авторитарной преемственности будет становиться все более острой для авторитарных элит России.Некоторые могут попытаться проводить политику, направленную на расширение прав и возможностей судебной власти как независимого исполнителя конституции, чтобы проложить путь для упорядоченной передачи власти. Возникновение верховенства закона и независимой судебной системы часто связывают с межвременной сделкой: нынешние держатели власти связывают свои руки через независимый суд, чтобы гарантировать, что их преемники также будут ограничены. 24 Однако, чтобы добиться успеха, этим элитам потребуется либо безразличие, либо молчаливая поддержка Кремля.Вероятность освобождения судебной власти тесно связана с взглядом Путина (и его фракции) на способ смены режима. Если Путин намерен умереть на своем посту или у него в рукаве есть надежно лояльный преемник, Кремль воздержится от передачи любых дискреционных полномочий независимой судебной системе. Теоретически, если Путин решит уйти в отставку без назначения преемника и хочет гарантировать себе и своей фракции иммунитет от судебного преследования, он может добиваться расширения судебных полномочий. Однако на практике такой сценарий надуман.Передача Ельциным власти Путину и защита первого от судебного преследования посредством личных, а не институциональных гарантий - это прецедент, который работает против институционализации независимой судебной системы. В более широком смысле Путин, похоже, предпочитает личные, спонтанные закулисные сделки формальным институциональным решениям. В отличие от Ли Куан Ю, сингапурского патриарха, который руководил впечатляющими преобразованиями своей страны, отчасти гарантируя безопасность прав собственности через беспристрастную судебную систему, Путин руководил несколькими раундами экспроприации и перераспределения собственности.

Каким бы маловероятным это ни было, как могла бы выглядеть политика, направленная на продвижение России к конституционализму? В России есть основные формальные институты, связанные с конституционным режимом и независимой судебной системой, поэтому никаких серьезных институциональных реформ не требуется. Тем не менее, некоторые законодательные инициативы, которые укрепляют механизмы самоуправления судебной системы и устраняют формальные каналы исполнительного влияния на суды, могут сигнализировать о приверженности к переменам.Что еще более необходимо, так это четкая демонстрация того, что суды не будут использоваться инструментально и произвольно для достижения политически целесообразных целей. Это означает, как минимум, мораторий на применение уголовного закона против лидеров оппозиции. Это также означает, что суды должны держаться на расстоянии вытянутой руки от серьезных политических разногласий, чтобы они могли начать формировать репутацию политической беспристрастности. Переход к конституционализму может произойти только постепенно, а не через одно или два важных решения.В истории освобождения американской судебной системы от политического влияния дело Марбери против Мэдисона часто рассматривается как важное решение. Однако его важность становится очевидной только задним числом. Верховный суд США на протяжении всего XIX века находился в неустойчивом политическом положении. 25 А в Украине, Кыргызстане и Грузии то, что выглядело как крупный прорыв, когда верховные суды выносили решения против политических деятелей в разгар цветных революций, не открыло эпохи независимости судебной системы.

А как насчет возможности демократического прорыва, ведущего к конституционализму в России? Если режим Путина падет на фоне продемократической социальной мобилизации, верховенство закона и независимая судебная система могут стать одной из главных целей демократической революции. Однако это не означает, что этой цели легко достичь. Постевромайданская Украина предлагает поучительную историю.

Спустя три года после свержения бывшего президента Украины Виктора Януковича, цель Евромайдана по фундаментальным изменениям в судебной системе остается недостижимой, несмотря на сильную потребность общества в этом.Судебная система Украины продолжает зависеть как де-юре, так и де-факто от действующих политиков. После нескольких месяцев борьбы с укоренившимися судебными элитами новая администрация Порошенко установила контроль над судами, набрав несколько новых назначенцев и заставив старые элиты присягнуть на верность. В начале 2015 года Парламентская ассамблея и ее уполномоченный по судебной системе Алексей Филатов перехитрили сторонников независимости судебной системы в Раде, опровергнутые назначенным Самопомичем заместителем спикера Рады Оксаной Сыройид, и смягчили законопроект, который должен был усилить формальную независимость. судебной власти. 26 Нижние уровни судебной власти воздерживаются от стремления к большей независимости. Рядовые судьи по всей Украине продемонстрировали во время выборов председателя судейского корпуса в апреле 2014 года, что они боятся раскачать лодку: они подавляющим большинством переизбрали своих действующих административных руководителей. 27 Посторонние лица, которых Порошенко первоначально назначил для разгрома прокуратуры, были вытеснены к началу 2016 года. Давид Сакварелидзе, ветеран группы судебной реформы бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, был уволен с должности заместителя генерального прокурора за «могилу». нарушения прокурорской этики. 28 Виталий Касько, еще один заместитель генерального прокурора, подал в отставку и ему было возбуждено уголовное дело по обвинению в незаконной приватизации киевской квартиры. Его сторонники рассматривают его судебное преследование как политическую месть укоренившейся элиты прокуратуры, которой угрожало его расследование коррупции в прокуратуре. 29

В то же время организации гражданского общества, в том числе Комитет по люстрации, Самооборона Майдана и Реанимационный пакет реформ (RPR), внимательно следят за работой судебной системы.Некоторые организации, такие как RPR, занимались защитой интересов и лоббированием в законодательстве изменений институциональной структуры судебной системы, которые повысят ее независимость. Другие, однако, стерли грань между гражданским активизмом и бдительностью, особенно посредством акций «люстрации на мусорных баках», когда активисты физически нападали на судей, которые считались марионетками режима Януковича, и загоняли их в мусорные ведра. Активисты, которые «наблюдали» за судебными выборами, на которых рядовые судьи голосовали за председателя своего суда, часто срывали выборы и пытались запугать судей, чтобы те проголосовали за или против определенного кандидата.Вся эта гражданская активность происходила на фоне многочисленных опросов общественного мнения, которые показали, что подавляющее большинство украинцев считает радикальную судебную реформу своим главным приоритетом.

Сочетание общественного спроса на радикальные реформы и обычного подхода политиков поставило судебную систему в шаткое и унизительное положение, когда на нее оказывают давление и критику со всех сторон.Судьи стали козлами отпущения в большинстве случаев дисфункции украинского государства до и после Евромайдана. Их легитимность упала ниже даже уровня эпохи Януковича, как и их самовосприятие автономии. Опрос 2015 года, проведенный Центром политических и правовых реформ, показывает, что менее 10 процентов судей считают украинскую судебную систему независимой. Что еще более ужасно для нынешнего правительства, 46 процентов судей считают, что политическое давление на судей сейчас такое же сильное, как при Януковиче, а 29 процентов судей считают, что политическое давление усилилось при Порошенко! 30

Первый урок Украины для России состоит в том, что переход к конституционализму и независимости судебной системы осуществить труднее, чем к конкурентной политике, свободным и справедливым выборам и свободной прессе.Второй украинский урок заключается в том, что независимость судебной системы не может быть достигнута путем давления и мониторинга гражданского общества. Активисты гражданского общества становятся еще одним источником внесудебного вмешательства в процесс принятия судебных решений. В результате судебная система становится еще более тесной, нежели эмансипированной.

Короче говоря, после Путина Россия вряд ли станет правовым или правовым государством.Планирует ли Путин умереть на своем посту, потеряет ли власть в результате цветной революции или будет заменен после распада его авторитарной коалиции, перспективы перехода к конституционализму и независимой судебной системе невелики. Как внутреннее, так и внешнее давление на режим Путина с целью отказа от инструментального использования закона является слабым. По иронии судьбы, потенциальными агентами перемен являются сам Путин и члены его авторитарной коалиции, а не гражданское общество. Постепенный переход к авторитарному конституционализму теоретически возможен, если Путин и его ближайшие соратники планируют уйти из политики и нуждаются в гарантиях того, что будущие политические деятели не будут использовать закон и податливую судебную систему для их преследования.В качестве альтернативы, группа крупных владельцев бизнеса может настаивать на верховенстве закона как способ защиты своих активов. На практике, однако, продемонстрированное Путиным предпочтение неформальных переговоров формальным институтам в качестве механизмов координации делает первый сценарий маловероятным. А трансформация грабителей-баронов ради верховенства закона ожидалась в течение последних двух десятилетий; но мы пока не видим никаких признаков того, что это произойдет. 31 Хотя позитивное изменение в сторону верховенства закона маловероятно, негативное изменение в сторону еще большей политизации судебной системы представить легче.Если появится реальный вызов господству Кремля, режим обратится к судам как к инструменту подавления инакомыслия. Если опасность возрастет из-за мобилизации гражданского общества, режим будет использовать административное и уголовное право, чтобы более жестко расправиться с НПО, активистами общественных движений и отдельными протестующими. Штрафы станут больше, приговоры - длиннее, а процессуальные нарушения - более вопиющими. Если в рамках авторитарной коалиции или за ее пределами появится харизматичный политик, пользующийся широкой популярностью, и использует русский национализм, даже показательные процессы могут вернуться.При таком сценарии Россия может скатиться к правовому нигилизму, характерному для предыдущих периодов ее истории.

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *