Ст 17 3: Статья 17.3 КОАП РФ. Неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов

Содержание

В соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Вселение гражданина в соответствии с его выбором в жилое помещение, право на которое принадлежит другим гражданам, возможно только с их согласия, с учетом норм жилищного законодательства, в частности ст. 54 ЖК РСФСР (Извлечение) — Верховный Суд Российской Федерации





            1. В соответствии с ч. 3 ст. 17 Конституции
              Российской Федерации осуществление прав
             и свобод человека и гражданина не должно
           нарушать права и свободы других лиц. Вселение
              гражданина в соответствии с его выбором
                в жилое помещение, право на которое
              принадлежит другим гражданам, возможно
                только с их согласия, с учетом норм
              жилищного законодательства, в частности
                          ст.  54 ЖК РСФСР

                       (И з в л е ч е н и е)


     П. обратилась  в  суд  с  жалобой  на  неправомерные  действия
должностных  лиц  отдела  паспортно-визовой  службы Ленинского РУВД
г. Новосибирска  (ОПВС  Ленинского    РУВД    г. Новосибирска)    и
жилищно-эксплуатационного  управления  N  84  (ЖЭУ-84)  в отношении
регистрации Н.  на  жилую  площадь, расположенную в квартире дома в
г. Новосибирске, и просила ее отменить.
     Она сослалась  на  то,  что  является  бывшим   членом   семьи
нанимателя спорной однокомнатной квартиры,  пользуется равным с ним
правом пользования жилым помещением,  но в силу  сложившихся  между
ними  неприязненных  отношений  и  расторжения  брака  проживать  в
квартире не может, занимается ее обменом. Однако без ее согласия на
эту  жилую площадь для постоянного проживания была зарегистрирована
совершеннолетняя дочь нанимателя М. - Н., чем существенно  нарушены
ее жилищные права.
Решением Ленинского районного суда г. Новосибирска от 10 мая 2000 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда от 6 июля 2000 г., жалоба удовлетворена. Постановлением президиума Новосибирского областного суда от 13 октября 2000 г. решение суда и определение судебной коллегии отменены и вынесено новое решение об отказе в удовлетворении жалобы. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ протест заместителя Председателя Верховного Суда РФ, в котором поставлен вопрос об отмене постановления президиума областного суда, 3 апреля 2001 г. удовлетворила по следующим основаниям. 1 В соответствии со ст. 239 ГПК РСФСР гражданин вправе обратиться в суд с жалобой, если считает, что неправомерными действиями должностных лиц нарушены его права и свободы. 7 Согласно ст. 239 ГПК РСФСР суд, признав жалобу обоснованной, выносит решение об обязанности соответствующих должностных лиц устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина. Разрешая дело, суд пришел к выводу о том, что обжалуемые действия произведены вопреки требованиям ст. 54 ЖК РСФСР, а поэтому на должностных лиц ОПВС Ленинского РУВД г. Новосибирска и ЖЭУ-84 должна быть возложена обязанность по снятию Н. с регистрационного учета по месту жительства. Отменяя вынесенные решения, президиум областного суда указал, что они постановлены судом с нарушением норм материального права, поскольку в ст. 6 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 г. N 5242-I "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" установлен перечень документов, являющихся основанием для регистрации гражданина, и при их представлении у регистрационного органа возникает обязанность зарегистрировать гражданина в жилом помещении, которое он избрал местом своего жительства. По мнению президиума, до 1998 года должностные лица могли отказать гражданину в регистрации в жилом помещении, если он не представил в соответствии с п. 12 Правил регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации доказательства согласия всех пользователей жилого помещения на регистрацию гражданина. Однако постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1998 г. N 4-П пп. 10, 12, 21 названных Правил признаны неконституционными. С выводом президиума согласиться нельзя, так как он основан на неправильном применении закона. Как указано в ч. 3 ст. 17 Конституции Российской Федерации, осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Из материалов дела видно, что заявительница как бывший член семьи нанимателя М. пользуется равным с ним правом на спорную жилую площадь, поэтому регистрация Н. для постоянного проживания в этой квартире без согласия П. нарушает право последней, поскольку уменьшает приходящуюся на ее долю жилую площадь. Действительно, в ст. 1 Закона Российской Федерации "О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации" установлено, что каждый гражданин Российской Федерации имеет право на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства. В силу ст. 6 данного Закона при представлении перечисленных в ней документов у регистрационного органа наступает обязанность зарегистрировать гражданина в жилом помещении, которое он избрал местом своего жительства. Однако это право с учетом приведенного выше положения Конституции Российской Федерации может быть реализовано при условии, что в результате не будут нарушены права других лиц. Вселение гражданина в соответствии с его выбором в жилое помещение, право на которое принадлежит другим гражданам, возможно только с их согласия, с учетом норм жилищного законодательства, в частности ст. 54 ЖК РСФСР, предусматривающей, что наниматель вправе вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей и других лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. П. не давала согласия на вселение Н., следовательно, Н. не могла быть зарегистрирована в этом помещении. При таких данных по делу решение суда об удовлетворении жалобы П. является правомерным, а постановление президиума об отказе в удовлетворении жалобы и отмене решения суда нельзя признать законным и оно подлежит отмене. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила постановление президиума Новосибирского областного суда, а решение Ленинского районного суда г. Новосибирска и определение судебной коллегии по гражданским делам Новосибирского областного суда оставила в силе. ____________

Статья 17 | Реализация Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации»

  • 09.04.2021 - Часто задаваемые вопросы - Общие положения, Обучающиеся и родители/представители, Общее образование Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    Согласно ст. 3 Закона об образовании обезличивание персональных данных – это отдельная операция с данными, которая входит в понятие «обработка персональных данных».

    Обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных (ст. 6 Закона об образовании).

    Если Вы родитель (законный представитель) и Вами было отозвано согласие на обработку персональных данных, и Вы отказались от услуги «Электронный дневник школьника», подав в простой письменной форме заявление на имя директора общеобразовательной организации, то школа (оператор) должна отозвать поручение третьему лицу (Дневник.ру) на обработку персональных данных вашего ребенка. Электронный дневник, в свою очередь, должен прекратить любые операции по обработке персональных данных обучающегося.

    В противном случае Вы праве обжаловать действия или бездействие оператора в уполномоченный орган (Роскомнадзор) или восстановить свое право в судебном порядке, включая право на возмещение убытков и (или) компенсацию морального вреда (ст. 17 Закона об образовании).

    Принудить общеобразовательную организацию к ведению бумажного журнала при наличии альтернативного электронного нельзя. Порядок ведения классного журнала определяется локальным актом организации.

    Однако если Вы отозвали согласие на обработку персональных данных и отказались от услуги «электронный дневник», то в соответствии с методическими рекомендациями Минобрнауки России от 15 февраля 2012 г. № АП-147/07 специально для Вас должно быть обеспечено информирование о результатах обучения не реже чем один раз в неделю с использованием распечатки результатов.

    Помните, что знакомиться с оценками успеваемости своих детей — это ваше право, закрепленное в ст. 44 Закона об образовании.

    Ответ подготовлен при участии студента 4 курса факультета права Жихарева Д.А.

  • 23.04.2020 - Часто задаваемые вопросы Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    Прежде всего нужно разъяснить, что в соответствии с Федеральным законом «Об образовании в РФ» дистанционное образование не является формой получения образования.
    Согласно ст. 17 ФЗ "Об образовании в РФ" №273 в Российской Федерации образование может быть получено:
    • в организациях, осуществляющих образовательную деятельность;
    • вне организаций, осуществляющих образовательную деятельность (в форме семейного образования и самообразования).

    Право выбора форм получения образования принадлежит родителям (законным представителям) обучающегося, которые таким образом могут выбрать либо получение образования в образовательной организации, либо семейное образование.
    При получении образования в образовательных организациях могут использоваться различные формы обучения: очная, очно-заочная, заочная, и применяться «различные образовательные технологии, в том числе дистанционные образовательные технологии, электронное обучение».
    В соответствии с частью 1 статьи 16 Федерального закона под дистанционными образовательными технологиями понимаются образовательные технологии, реализуемые в основном с применением информационно-телекоммуникационных сетей при опосредованном (на расстоянии) взаимодействии обучающихся и педагогических работников.
    Таким образом, то, какую форму получения образования выбрать, - право родителей, а то, в какой форме будет происходить обучение в организации, и какие при этом будут применяться технологии, - право образовательной организации.
    Дистанционное обучение пришло в школьную жизнь из вузов. Практика показывает, что такой вид обучения не столь уверенно развивается, но все же входит и в среднее образование.

  • 23.04.2020 - Часто задаваемые вопросы - Общее образование Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    Формы образования определены статьей 17 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации», согласно которой в Российской Федерации образование может быть получено:
    1) в организациях, осуществляющих образовательную деятельность;
    2) вне организаций, осуществляющих образовательную деятельность (в форме семейного образования и самообразования).
    Право выбора форм получения образования принадлежит родителям (законным представителям) обучающегося, которые таким образом могут выбрать либо получение образования в образовательной организации, либо семейное образование. При выборе родителями (законными представителями) несовершеннолетнего обучающегося формы получения общего образования и формы обучения учитывается мнение ребенка (часть 4 статьи 63 Федерального закона).
    Учитывая, что статьей 43 Конституции Российской Федерации гарантированы общедоступность и бесплатность основного общего образования, родители (законные представители), выбирая получение образования в семейной форме, отказываются от получения образования в образовательных организациях и принимают на себя в том числе, обязательства, возникающие при семейной форме получения образования (вне образовательных организаций).

    В частности при выборе семейной формы образования у родителей (законных представителей) возникают обязательства по обеспечению обучения в семейной форме образования - целенаправленной организации деятельности обучающегося по овладению знаниями, умениями, навыками и компетенцией, приобретению опыта деятельности, развитию способностей, приобретению опыта применения знаний в повседневной жизни и формированию у обучающегося мотивации получения образования в течение всей жизни.

  • 23.04.2020 - Часто задаваемые вопросы - Прием, перевод, отчисление, Общее образование Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    Отчисление обучающегося в связи с изменением формы обучения и переходом на семейную форму обучения федеральными нормативными правовыми актами в сфере образования не предусмотрено.
    Согласно статье 17 Федерального закона от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 01.03.2020) "Об образовании в Российской Федерации" семейное образование осуществляется вне образовательных организаций. При этом часть 3 статьи 17 Закона устанавливает, что дети, обучающиеся в форме семейного образования, имеют право на последующее прохождение промежуточной и государственной итоговой аттестации в организациях, осуществляющих образовательную деятельность. Таким образом, требование отчисляться при переходе на семейное образование, не основано на Законе. Если ребенок обучается в форме семейного образования, то он уже не является учащимся школы, но остается ее обучающимся-экстерном, проходящим в ней аттестацию.

  • 23.04.2020 - Часто задаваемые вопросы - Общие положения Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    Точного определения временных рамок обучения на очно-заочной форме обучения в законодательстве нет. В Письме Минобразования РФ от 20.07.1999 N 14-55-349ин/15 «О порядке реализации Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования в различных формах обучения» разъяснены лишь вопросы о начале и продолжительности учебного года по указанной форме обучения и количестве экзаменов. Согласно ст. 28 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» в компетенцию образовательной организации входит разработка и принятие правил внутреннего распорядка обучающихся, правил внутреннего трудового распорядка, иных локальных нормативных актов. Таким образом, утверждение временных рамок и расписания занятий по формам обучения входит в компетенцию образовательного учреждения. В связи с этим, вам необходимо обратиться в деканат или учебную часть образовательного учреждения и попросить ознакомить вас с утвержденным регламентам и временным режимом по вашей форме обучения. Следует также обратить внимание, что в ст. 17 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» указана только очно-заочная форма, без указания на вечернее время обучения. Это означает, что учебные занятия по этой форме могут проходить в любое время суток в рамках утверждённого регламента и отведенного количества учебных часов. Составление расписания занятий по очно-заочной форме обучения в вечернее время является устоявшейся практикой (но не обязанностью) образовательных учреждений с целью совмещения работы и учебы студентами данной формы обучения. Также вам можно написать письмо в министерство образования с просьбой разъяснить практику составления времени учебных занятий для очно-заочной формы обучения и предложить руководству образовательного учреждения учесть ее при дальнейшем определении времени учебных занятий.
    Ответ подготовлен при участии студента 4 курса факультета права НИУ ВШЭ: Саттарова А.

  • 08.04.2020 - Часто задаваемые вопросы - Обучающиеся и родители/представители, Общее образование Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    Первый вопрос:
    Для понимания необходимости разработки адаптированной программы следует внести ясность во все обозначенные моменты вашего вопроса. В пункте 23 Приказа Министерства образования и науки РФ от 20 сентября 2013 г. N 1082 "Об утверждении Положения о психолого-медико-педагогической комиссии" указано, что заключение психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) является основанием для создания органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, осуществляющими государственное управление в сфере образования, и органами местного самоуправления, осуществляющими управление в сфере образования, образовательными организациями, иными органами и организациями в соответствии с их компетенцией рекомендованных в заключении условий для обучения и воспитания детей. Также необходимо обратить внимание, что заключение комиссии действительно для представления в указанные органы, организации в течение календарного года с даты его подписания.

  • 06.04.2020 - Часто задаваемые вопросы - Общие положения, Система образования, Общее образование Вопрос - ответ

    Для начала необходимо четко разграничивать понятия «семейного образования» и «заочного образования». Важно понять, в какой форме Вы хотите продолжать дальнейшее обучение вашего ребенка. От этого будет зависеть и соответствующий перечень документов, который необходимо будет собрать и предоставить, а также его дальнейшая аттестация.

  • 12.02.2019 - Часто задаваемые вопросы - Общие положения, Общее образование Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    Ответ на этот вопрос неоднозначен и зависит от образовательной программы. В аттестат вносятся те дисциплины, которые относятся либо к инвариантной части учебного плана, либо к вариативной части. Таким образом, любой дополнительно изученный предмет может в принципе быть включен в аттестат, если он признается частью программы, и входит в вариативную часть. Если предмет в принципе не является частью этой программы, то он в принципе никак не может быть отражен в аттестате. (И должен рассматриваться, как, например, дополнительная образовательная программа).

    В этой связи ключевой вопрос – может ли быть изучение второго иностранного языка быть признано как освоение части программы обучающимся? Ответ на него зависит от учебного плана. Есть ФГОС среднего общего образования, которым четко установлено соотношение – 60 процентов программы должна составлять обязательная часть, и 40 – часть, формируемая участниками образовательных отношений. Данное соотношение не должно нарушаться.

    Кроме того, количество учебных занятий за 2 года должно быть не менее 2170 и не более 2590 часов. Если признавать освоение английского языка частью освоения имеющейся образовательной программы, это должно попадать в означенные ограничения – то есть, например, образовательная организация, которая имеет 2170 часов по учебному плану, вполне может предусмотреть возможность выбора обучающимся более, чем одного иностранного языка. Если же учебный план уже составлен из объема 2590 часов, то без сокращения времени, отводимого на изучение других дисциплин, предусмотреть возможность выбора дополнительного предмета уже затруднительно.

  • 12.02.2019 - Часто задаваемые вопросы Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    В соответствии с ч. 5 ст. 17 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ "Об образовании в РФ", формы получения образования и формы обучения по основной образовательной программе по каждому уровню образования, профессии, специальности и направлению подготовки определяются соответствующими федеральными государственными образовательными стандартами, образовательными стандартами.

    В отсутствие норм, содержащихся во ФГОС начального общего, основного общего и среднего общего образования по регламентации процесса обучения в зависимости от соответствующей формы, образовательная организация вправе использовать полномочия, установленные для нее в 28 и 30 статьях Закона “Об образовании” в части разработки и утверждения учебной программы, установления режима занятий, средств и методов обучения, форм, порядка и периодичности текущего контроля и промежуточной аттестации. Следовательно, учебный план заочной формы обучения в школе подразумевает составление индивидуального учебного плана в соответствии с ФГОС. Согласно ст. 34 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации": индивидуальный учебный план обеспечивает освоение образовательной программы на основе индивидуализации ее содержания с учетом особенностей и образовательных потребностей конкретного обучающегося; обучающимся предоставляется право на обучение по индивидуальному учебному плану, в том числе ускоренное обучение, в пределах осваиваемой образовательной программы в порядке, установленном локальными нормативными актами; обучающиеся обязаны выполнять индивидуальный учебный план, в том числе посещать учебные занятия, осуществлять самостоятельную подготовку к занятиям, выполнять задания педагога. За основу берется учебный план основной образовательной программы школы, которую осваивает обучающийся. Порядок проведения промежуточной аттестации регламентируется Законом "Об образовании в Российской Федерации" (статья 58) и локальным нормативным актом образовательной организации.

  • 14.01.2019 - Часто задаваемые вопросы - Система образования, Общее образование Юридическая клиника "Центр образовательного права" Вопрос - ответ

    В Российской Федерации гарантируется право каждого человека на образование статьей 43 Конституции РФ. Право на образование в Российской Федерации гарантируется независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

    В Российской Федерации гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего исреднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые. (пунктами 1, 2, 3 статьи 5 Федеральный закон от 29.12.2012 N 273-ФЗ (ред. от 07.03.2018) "Об образовании в Российской Федерации" – далее Закон об образовании). 

    С учетом закрепленных гарантий гражданину, желающему получить среднее общее среднее образование не может быть отказано, в том числе в связи с достижением возраста 18 лет. 

    Гражданин имеет право выбирать формы получения образования. Согласно статье 17 Закона об образовании, и пункт 3 Приказа Минобрнауки России от 30.08.2013 N 1015 (ред. от 17.07.2015) «Об утверждении Порядка организации и осуществления образовательной деятельности по основным общеобразовательным программам - образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования» (Зарегистрировано в Минюсте России 01.10.2013 N 30067), в России среднее общее образование можно получить как в организациях, осуществляющих образовательную деятельность, так и вне организаций – в форме семейного образования и самообразования.

Страницы

Поделиться:

Ст 17 Закон О Полиции N 3-ФЗ

Статья 17. Формирование и ведение банков данных о гражданах

1. Полиция имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей, с последующим внесением полученной информации в банки данных о гражданах (далее - банки данных).

2. Формирование и ведение банков данных осуществляются в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации.

3. Внесению в банки данных подлежит информация:

1) о лицах, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления;

2) о лицах, осужденных за совершение преступления;

3) о лицах, которые совершили преступление или общественно опасное деяние и в отношении которых судом применены принудительные меры медицинского характера;

4) о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием;

5) о несовершеннолетних, освобожденных от уголовной ответственности либо освобожденных судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия; о несовершеннолетних, совершивших правонарушения и (или) антиобщественные действия, об их родителях или иных законных представителях, не исполняющих своих обязанностей по воспитанию, обучению и (или) содержанию детей и (или) отрицательно влияющих на их поведение либо жестоко обращающихся с ними;

6) о лицах, в отношении которых до вступления приговора в законную силу был применен акт помилования или акт об амнистии, освобождающие от наказания;

7) о лицах, в отношении которых совершено преступление;

8) о лицах, совершивших административное правонарушение;

9) о лицах, объявленных в розыск;

10) о лицах, пропавших без вести;

11) о лицах, находящихся в беспомощном состоянии и неспособных по состоянию здоровья или возрасту сообщить сведения о себе;

12) о владельцах транспортных средств;

13) о лицах, получивших водительское удостоверение;

14) утратил силу. - Федеральный закон от 03.07.2016 N 227-ФЗ;

15) утратил силу с 1 января 2018 года. - Федеральный закон от 05.12.2017 N 391-ФЗ;

16) о лицах, состоящих на профилактическом учете;

17) о лицах, в отношении которых заведены дела оперативного учета;

18) о лицах, прошедших государственную дактилоскопическую регистрацию;

19) о лицах, прошедших государственную геномную регистрацию;

20) о лицах, подлежащих государственной защите;

21) утратил силу. - Федеральный закон от 03.07.2016 N 227-ФЗ;

22) о лицах, реабилитированных в соответствии с законодательством Российской Федерации;

23) об иностранных гражданах и о лицах без гражданства, в отношении которых принято решение о депортации или об административном выдворении;

24) о лицах - гражданах Российской Федерации, зарегистрированных и снятых с регистрационного учета по месту пребывания или по месту жительства в пределах Российской Федерации;

25) о лицах, получивших паспорт гражданина Российской Федерации, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации или за пределами территории Российской Федерации, в том числе содержащий электронный носитель информации;

26) о несовершеннолетних гражданах Российской Федерации, в отношении которых подано заявление о несогласии на выезд из Российской Федерации;

27) о гражданах Российской Федерации, уведомивших о наличии у них гражданства (подданства) иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства;

28) о лицах, ходатайствующих о лицензировании деятельности, связанной с оказанием услуг по трудоустройству граждан Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации;

29) о лицах, которым предоставлен статус вынужденного переселенца или продлен срок действия такого статуса;

30) о лицах, ходатайствующих об участии в Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом;

31) о лицах, ходатайствующих об оформлении приглашения на въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства, и о лицах, получивших такое приглашение;

32) о лицах, прибывших на территорию Российской Федерации в экстренном массовом порядке;

33) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, въехавших на территорию Российской Федерации или покинувших территорию Российской Федерации;

34) о лицах, поставленных на миграционный учет в Российской Федерации;

35) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, в отношении которых принято решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, а также в отношении которых принято решение о неразрешении (разрешении) въезда на территорию Российской Федерации;

36) об иностранных гражданах и лицах без гражданства, оформивших миграционные карты;

37) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, получивших визу или продливших срок ее действия;

38) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, получивших документ на право проживания в Российской Федерации или продливших срок его действия;

39) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, получивших документ на право осуществления трудовой деятельности в Российской Федерации или продливших срок его действия;

40) о лицах, ходатайствующих о признании беженцем и о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации;

41) о лицах, в отношении которых приняты решения об изменении гражданства;

42) о лицах, ходатайствующих о реализации обязательств в рамках международных договоров Российской Федерации о реадмиссии;

43) о лицах, подлежащих экстрадиции;

44) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, которым продлен или сокращен срок пребывания на территории Российской Федерации;

44.1) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, в отношении которых составлено заключение об установлении личности в соответствии с законодательством Российской Федерации;

44.2) о лицах, получивших временное удостоверение личности лица без гражданства в Российской Федерации;

45) о лицах, признанных больными наркоманией либо потребляющих наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества, на которых судьей при назначении административного наказания возложена обязанность пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ.

3.1. Полиции предоставляется доступ к банкам данных о лицах, получивших удостоверение частного охранника, частного детектива, и лицах, владеющих оружием, в порядке, определенном федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере оборота оружия, и федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

4. Полиция обеспечивает защиту информации, содержащейся в банках данных, от неправомерного и случайного доступа, уничтожения, копирования, распространения и иных неправомерных действий.

5. Информация, содержащаяся в банках данных, предоставляется государственным органам и их должностным лицам только в случаях, предусмотренных федеральным законом; правоохранительным органам иностранных государств и международным полицейским организациям - в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

5.1. Информация, предусмотренная пунктом 12 части 3 настоящей статьи, предоставляется в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, по определению об истребовании сведений, вынесенному должностным лицом, уполномоченным осуществлять производство по делу о соответствующем административном правонарушении.

5.2. Информация о первичной выдаче или замене документа, удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации, предоставляется Пенсионному фонду Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

5.3. Информация о первичной выдаче и (или) замене документа (при наличии), удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации, выданного правообладателю ранее учтенного объекта недвижимости, об адресах регистрации такого правообладателя по месту жительства и (или) по месту пребывания (актуальных и предыдущих), о дате и месте его рождения по запросам органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации - городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя, органов местного самоуправления в связи с проведением ими в соответствии Федеральным законом от 13 июля 2015 года N 218-ФЗ "О государственной регистрации недвижимости" мероприятий по выявлению правообладателей ранее учтенных объектов недвижимости предоставляется в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, с использованием системы межведомственного взаимодействия. Указанный в настоящей части порядок определяет в том числе требования к содержанию запроса в отношении соответствующих документов, адресов регистрации правообладателя ранее учтенного объекта недвижимости по месту жительства и (или) по месту пребывания и основания для отказа в предоставлении соответствующей информации.

5.4. Информация, предусмотренная пунктами 2 и 8 части 3 настоящей статьи, предоставляется по запросам органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и их должностных лиц в отношении лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях являются организаторами публичного мероприятия.

6. Полиция обязана обеспечить гражданину возможность ознакомления в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, с содержащейся в банках данных информацией, непосредственно затрагивающей его права и свободы.

7. Обработка персональных данных осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации в области персональных данных.

8. Персональные данные, содержащиеся в банках данных, подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

Другие статьи ФЗ «О полиции»

Статья 27. Основные обязанности сотрудника полиции

Статья 13. Права полиции

Статья 15. Вхождение (проникновение) в жилые и иные помещения, на земельные участки и территории

Федеральный закон РФ «О полиции» N 3-ФЗ ст 17 (с изм. и доп., вступ. в силу с 24.08.2021) (действующая редакция 2021)

Статья 17 Конституции РФ

1. В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

2. Основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

3. Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц.

 

Толкование положений статьи 17 Конституции РФ

...из Постановления КС РФ N 13-П от 20.11.2007г.

...Права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации; при этом общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы, и если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора (статья 15, часть 4; статья 17, часть 1, Конституции Российской Федерации)...

Полный текст Постановления

...из Постановления КС РФ N 1-П от 16.01.1996г.

...Согласно статье 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Этим требованием определяются границы использования гражданами своих прав, на что указано и в статье 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации, устанавливающей возможность ограничения прав и свобод законодателем в том числе для защиты прав и законных интересов других лиц...

Полный текст Постановления

...из Определения КС РФ N 948-О-О от 01.11.2007г.

Конституция Российской Федерации, закрепляя, что в Российской Федерации права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией Российской Федерации, в то же время устанавливает, что осуществление этих прав и свобод не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17, части 1 и 3) и что они могут быть ограничены федеральным законом в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, часть 3). Такие ограничения могут быть связаны, в частности, с применением в качестве меры государственного принуждения к лицам, совершившим преступления и осужденным за это по приговору суда, уголовного наказания в виде лишения свободы, особенность которого состоит в том, что при его исполнении на осужденного осуществляется специфическое воздействие, выражающееся в лишении или ограничении его прав и свобод и возложении на него определенных обязанностей.

Осуществляя соответствующее регулирование, федеральный законодатель, исходя из статьи 71 (пункты «в» и «о») Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 22, 49 (часть 1) и 50 (часть 3), вправе предусмотреть лишение свободы как меру наказания, назначаемую осужденному за преступление по приговору суда, а также установить как порядок и условия ее отбывания в соответствии с вытекающими из Конституции Российской Федерации принципами справедливости, гуманизма, законности и охраны государством достоинства личности, так и механизмы защиты прав осужденных от необоснованных и несоразмерных ограничений, в том числе права на доступ к суду...

Полный текст Определения

Все о пенсиях

В отношении лиц, переселившихся в Российскую Федерацию с территории Абхазии до даты ее признания Российской Федерацией в качестве суверенного и независимого государства (Указ Президента Российской Федерации от 26 августа 2008 года № 1260 «О признании Республики Абхазия), и обратившихся за установлением пенсии до указанной даты, следует применять Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о гарантиях прав граждан в области пенсионного обеспечения от 16 мая 1997 года.
В соответствии со статьей 6 Соглашения от 16 мая 1997 года для определения права на пенсию, включая пенсию на льготных основаниях и за выслугу лет, учитывается трудовой (страховой) стаж, приобретенный в соответствии с законодательством Российской Федерации и Грузии (в том числе до вступления в силу настоящего Соглашения), а также на территории бывшего СССР по 31 декабря 1991 года. При этом трудовой стаж исчисляется по нормам пенсионного законодательства Российской Федерации.
Как усматривается из прилагаемых материалов гражданка Л. имеет право на трудовую пенсию по старости на территории Российской Федерации в соответствии с нормами Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Грузии о гарантиях прав граждан в области пенсионного обеспечения от 16 мая 1997 года, вступившего в силу 28 июня 2002 года, и Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». При назначении гражданке Л. указанной пенсии с 06.11.2007 территориальный орган ПФР не засчитал период его работы с 07.07.1981 по 25.09.1992 в общий трудовой стаж для исчисления расчетного размера трудовой пенсии в связи с отсутствием сведений о переименовании организации, в которой проходила в указанный период трудовая деятельность.
Что касается требований к оформлению документов, представленных гражданами, переселившимися на постоянное место жительства на территорию Российской Федерации из государств – бывших республик Союза ССР, то по общему правилу документы о стаже и заработке, представляемые для назначения пенсии, должны быть оформлены в соответствии с законодательством Российской Федерации.
В соответствии с положениями пункта 3.2 Инструкции по заполнению трудовых книжек, утвержденной постановлением Минтруда России от 10 октября 2003 года № 69, если за время работы работника наименование организации изменяется, то об этом отдельной строкой в графе 3 раздела «Сведения о работе» трудовой книжки делается запись: «Организация такая-то с такого-то числа переименована в такую-то», а в графе 4 проставляется основание переименования – приказ (распоряжение) или иное решение работодателя, его дата и номер.
Документы, выданные на территории Грузии (Абхазии), должны быть оформлены надлежащим образом и выданы государственными органами и органами местного самоуправления.  При этом полагаем возможным к компетентным органам Абхазии отнести работодателей либо государственные (муниципальные) органы. В случае ликвидации работодателя либо государственного (муниципального) органа или прекращения их деятельности по другим причинам указанные документы могут быть выданы правопреемником, вышестоящим органом или архивными организациями, располагающими необходимыми сведениями.
Учитывая, что территориальный орган ПФР в соответствии с Правилами обращения за пенсией, назначения пенсии и перерасчета размера пенсии, перехода с одной пенсии на другую в соответствии с федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и                           «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», утвержденными постановлением Минтруда России и ПФР от 27 февраля 2002 года № 17/19пб, оценивает представленные документы, в том числе и в части их надлежащего оформления, он вправе дополнительно истребовать  от заявителя необходимые документы. В случае не представления дополнительно необходимых документов, территориальный орган ПФР на основании пункта 1 статьи 17 Федерального закона от 17.12.2001 № 173-ФЗ вправе принять решение об установлении трудовой пенсии и произвести расчет размера трудовой пенсии по старости на основании соответствующих данных, имеющихся в распоряжении органа, по состоянию на день, в котором этим органом выносится решение об установлении трудовой пенсии, и в соответствии с нормативными правовыми актами, действующими на этот день.
Принимая во внимание, что представленная трудовая книжка оформлена с нарушениями требований, предъявляемых Инструкцией по заполнению трудовых книжек, действия территориального органа ПФР об исключении из подсчета общего трудового стажа для исчисления расчетного размера трудовой пенсии по старости периода работы заявителя с 07.07.1981 по 25.09.1992, не противоречат соответствующим нормам законодательства.
В этой связи необходимо разъяснить заявителю о представлении необходимых документов, подтверждающих период работы заявителя с 07.07.1981 по 25.09.1992, и при необходимости оказать содействие в их истребовании от соответствующих компетентных органов или органов местного самоуправления Республики Абхазия, работодателей.
При поступлении необходимых документов на основании соответствующего заявления следует произвести перерасчет размера трудовой пенсии по старости гражданке Л. с учетом срока, установленного статьей 20 Федерального закона от 17.12.2001, - с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором принято заявление пенсионера о перерасчете размера трудовой пенсии в сторону увеличения, путем вынесения соответствующего решения.

Статья 17 закона «О полиции» в РФ с Комментариями

1. Полиция имеет право обрабатывать данные о гражданах, необходимые для выполнения возложенных на нее обязанностей, с последующим внесением полученной информации в банки данных о гражданах (далее - банки данных).

2. Формирование и ведение банков данных осуществляются в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации.

3. Внесению в банки данных подлежит информация:

1) о лицах, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления;

2) о лицах, осужденных за совершение преступления;

3) о лицах, которые совершили преступление или общественно опасное деяние и в отношении которых судом применены принудительные меры медицинского характера;

4) о лицах, в отношении которых вынесено постановление о прекращении уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием;

5) о несовершеннолетних, освобожденных от уголовной ответственности либо освобожденных судом от наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия; о несовершеннолетних, совершивших правонарушения и (или) антиобщественные действия, об их родителях или иных законных представителях, не исполняющих своих обязанностей по воспитанию, обучению и (или) содержанию детей и (или) отрицательно влияющих на их поведение либо жестоко обращающихся с ними;

6) о лицах, в отношении которых до вступления приговора в законную силу был применен акт помилования или акт об амнистии, освобождающие от наказания;

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

7) о лицах, в отношении которых совершено преступление;

8) о лицах, совершивших административное правонарушение;

9) о лицах, объявленных в розыск;

10) о лицах, пропавших без вести;

11) о лицах, находящихся в беспомощном состоянии и неспособных по состоянию здоровья или возрасту сообщить сведения о себе;

12) о владельцах транспортных средств;

13) о лицах, получивших водительское удостоверение;

14) утратил силу;

15) утратил силу с 1 января 2018 г. - Федеральный закон от 5 декабря 2017 г. N 391-ФЗ

16) о лицах, состоящих на профилактическом учете;

17) о лицах, в отношении которых заведены дела оперативного учета;

18) о лицах, прошедших государственную дактилоскопическую регистрацию;

19) о лицах, прошедших государственную геномную регистрацию;

20) о лицах, подлежащих государственной защите;

21) утратил силу;

22) о лицах, реабилитированных в соответствии с законодательством Российской Федерации;

23) об иностранных гражданах и о лицах без гражданства, в отношении которых принято решение о депортации или об административном выдворении;

24) о лицах - гражданах Российской Федерации, зарегистрированных и снятых с регистрационного учета по месту пребывания или по месту жительства в пределах Российской Федерации;

25) о лицах, получивших паспорт гражданина Российской Федерации, удостоверяющий личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации или за пределами территории Российской Федерации, в том числе содержащий электронный носитель информации;

26) о несовершеннолетних гражданах Российской Федерации, в отношении которых подано заявление о несогласии на выезд из Российской Федерации;

27) о гражданах Российской Федерации, уведомивших о наличии у них гражданства иностранного государства или документа, подтверждающего право на постоянное проживание в иностранном государстве;

28) о лицах, ходатайствующих о лицензировании деятельности, связанной с оказанием услуг по трудоустройству граждан Российской Федерации за пределами территории Российской Федерации;

29) о лицах, которым предоставлен статус вынужденного переселенца или продлен срок действия такого статуса;

30) о лицах, ходатайствующих об участии в Государственной программе по оказанию содействия добровольному переселению в Российскую Федерацию соотечественников, проживающих за рубежом;

31) о лицах, ходатайствующих об оформлении приглашения на въезд в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства, и о лицах, получивших такое приглашение;

32) о лицах, прибывших на территорию Российской Федерации в экстренном массовом порядке;

33) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, въехавших на территорию Российской Федерации или покинувших территорию Российской Федерации;

34) о лицах, поставленных на миграционный учет в Российской Федерации;

35) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, в отношении которых принято решение о нежелательности пребывания (проживания) в Российской Федерации, а также в отношении которых принято решение о неразрешении (разрешении) въезда на территорию Российской Федерации;

36) об иностранных гражданах и лицах без гражданства, оформивших миграционные карты;

37) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, получивших визу или продливших срок ее действия;

38) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, получивших документ на право проживания в Российской Федерации или продливших срок его действия;

39) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, получивших документ на право осуществления трудовой деятельности в Российской Федерации или продливших срок его действия;

40) о лицах, ходатайствующих о признании беженцем и о предоставлении временного убежища на территории Российской Федерации;

41) о лицах, в отношении которых приняты решения об изменении гражданства;

42) о лицах, ходатайствующих о реализации обязательств в рамках международных договоров Российской Федерации о реадмиссии;

43) о лицах, подлежащих экстрадиции;

44) о лицах, являющихся иностранными гражданами или лицами без гражданства, которым продлен или сокращен срок пребывания на территории Российской Федерации;

45) о лицах, признанных больными наркоманией либо потребляющих наркотические средства или психотропные вещества без назначения врача либо новые потенциально опасные психоактивные вещества, на которых судьей при назначении административного наказания возложена обязанность пройти диагностику, профилактические мероприятия, лечение от наркомании и (или) медицинскую и (или) социальную реабилитацию в связи с потреблением наркотических средств или психотропных веществ без назначения врача либо новых потенциально опасных психоактивных веществ.

3.1. Полиции предоставляется доступ к банкам данных о лицах, получивших удостоверение частного охранника, частного детектива, и лицах, владеющих оружием, в порядке, определенном федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным в сфере оборота оружия, и федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

4. Полиция обеспечивает защиту информации, содержащейся в банках данных, от неправомерного и случайного доступа, уничтожения, копирования, распространения и иных неправомерных действий.

5. Информация, содержащаяся в банках данных, предоставляется государственным органам и их должностным лицам только в случаях, предусмотренных федеральным законом; правоохранительным органам иностранных государств и международным полицейским организациям - в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

5.1. Информация, предусмотренная пунктом 12 части 3 настоящей статьи, предоставляется в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел, по определению об истребовании сведений, вынесенному должностным лицом, уполномоченным осуществлять производство по делу о соответствующем административном правонарушении.

5.2. Информация о первичной выдаче или замене документа, удостоверяющего личность гражданина Российской Федерации на территории Российской Федерации, предоставляется Пенсионному фонду Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

5.4. Информация, предусмотренная пунктами 2 и 8 части 3 настоящей статьи, предоставляется по запросам органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и их должностных лиц в отношении лиц, которые в соответствии с законодательством Российской Федерации о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях являются организаторами публичного мероприятия.

6. Полиция обязана обеспечить гражданину возможность ознакомления в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, с содержащейся в банках данных информацией, непосредственно затрагивающей его права и свободы.

7. Обработка персональных данных осуществляется в соответствии с требованиями, установленными законодательством Российской Федерации в области персональных данных.

8. Персональные данные, содержащиеся в банках данных, подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

Комментарий к Ст. 17 федерального закона «О полиции» в РФ

Обработка данных - это действия (операции) с данными о гражданах, включая их сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, распространение (в том числе передачу), обезличивание, блокирование, а также уничтожение. Комментируемые положения включены в Закон в целях реализации Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 г. <1> и в соответствии с требованиями Федерального закона "О персональных данных".

--------------------------------
<1> Сборник документов Совета Европы в области защиты прав человека и борьбы с преступностью. М., 1998. С. 106 - 114.

В полиции формируются и ведутся банки данных (далее - БД), включающие централизованные оперативно-справочные, криминалистические и розыскные учеты, банки биометрической, статистической, научно-технической и архивной информации, ориентированные преимущественно на использование государственными органами, охраняющими права и свободы граждан, жизнь и здоровье человека, собственность, интересы общества, территориальную, экономическую и экологическую безопасность государства.

Полиция является обладателем информации, т.е. органом, самостоятельно создающим информацию либо получающим на основании закона из других государственных органов, и наделена правом разрешать или ограничивать доступ к информации юридических и физических лиц.

Правовую основу формирования и ведения полицией БД составляют Конституция Российской Федерации, Федеральные законы "О безопасности дорожного движения", "Об оперативно-розыскной деятельности", "Об оружии", "О наркотических средствах и психотропных веществах", "О государственной дактилоскопической регистрации в Российской Федерации", "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", "О персональных данных", "О государственной геномной регистрации в Российской Федерации", ТК РФ (глава 14), Федеральный закон от 19 декабря 2005 г. N 160-ФЗ "О ратификации Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных" <1>, Постановления Правительства Российской Федерации от 15 августа 2006 г. N 504 "О лицензировании деятельности по технической защите конфиденциальной информации" <2>, от 17 ноября 2007 г. N 781 "Об утверждении Положения об обеспечении безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных" <3>, от 6 июля 2008 г. N 512 "Об утверждении требований к материальным носителям биометрических персональных данных и технологиям хранения таких данных вне информационных систем персональных данных" <4>, от 15 сентября 2008 г. N 687 "Об утверждении Положения об особенностях обработки персональных данных, осуществляемой без использования средств автоматизации" <5>, от 16 марта 2009 г. N 228 "О Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций" <6>, Приказ ФСТЭК России, ФСБ России, Мининформсвязи России от 13 февраля 2008 г. N 55/86/20 "Об утверждении Порядка проведения классификации информационных систем персональных данных" <7>, Приказ Роскомнадзора от 16 июля 2010 г. N 482 "Об утверждении образца формы уведомления об обработке персональных данных" <8> и другие правовые акты.

--------------------------------
<1> СЗ РФ. 2005. N 52 (ч. I). Ст. 5573.

<2> СЗ РФ. 2006. N 34. Ст. 3691; 2010. N 19. Ст. 2316; N 40. Ст. 5076.

<3> СЗ РФ. 2007. N 48 (ч. II). Ст. 6001.

<4> СЗ РФ. 2008. N 28. Ст. 3384.

<5> СЗ РФ. 2008. N 38. Ст. 4320.

<6> СЗ РФ. 2009. N 12. Ст. 1431; 2010. N 13. Ст. 1502; N 26. Ст. 3350; 2011. N 3. Ст. 542; N 6. Ст. 888; N 14. Ст. 1935; N 21. Ст. 2965.

<7> Российская газета. 2008. 12 апр.

Часть 3 комментируемой статьи дает исчерпывающий перечень категорий лиц, информацию о которых могут формировать и обрабатывать в полицейских БД.

В силу Федерального закона "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" обладатель информации обязан принимать меры по защите информации, а также ограничивать доступ к информации. Полиция обеспечивает защиту информации, содержащейся в БД, от неправомерного или случайного доступа, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения и иных неправомерных действий.

Для обеспечения безопасности и защиты данных используется самый широкий набор современных средств - криптографические процессоры, электронная цифровая подпись, электронные карты, различные биометрические средства контроля доступа и т.п.

Технические, криптографические, программные и другие средства, предназначенные для защиты сведений о личности, средства, в которых они реализованы, а также средства контроля эффективности защиты информации являются средствами защиты информации и подлежат обязательной сертификации. Отношения в сфере сертификации регулируются Федеральным законом "О техническом регулировании".

Достаточность принятых мер по обеспечению безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах оценивается в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 ноября 2007 г. N 781 "Об утверждении Положения об обеспечении безопасности персональных данных при их обработке в информационных системах персональных данных" при проведении государственного контроля и надзора.

Информация, содержащаяся в БД полиции, предоставляется государственным органам и их должностным лицам, а также гражданам только в случаях, предусмотренных законодательством. Выдача информации государственным органам, содержащейся в БД полиции, осуществляется на основании писем или служебных записок за подписью руководителя заинтересованного органа в сроки и порядке, которые установлены федеральными законами и ведомственными нормативными правовыми актами.

Информация, содержащаяся в БД, предоставляется правоохранительным органам иностранных государств и международным полицейским организациям в соответствии с международными договорами Российской Федерации.

Полиция обязана обеспечить гражданину возможность ознакомления с содержащейся в БД информацией, непосредственно затрагивающей его права и свободы. Согласно части 8 статьи 14 Федерального закона "О персональных данных" право субъекта персональных данных на доступ к его персональным данным ограничивается в случае, если:

обработка персональных данных, в том числе персональных данных, полученных в результате ОРД, контрразведывательной и разведывательной деятельности, осуществляется в целях обороны страны, безопасности государства и охраны правопорядка;

обработка персональных данных осуществляется органами, осуществившими задержание субъекта персональных данных по подозрению в совершении преступления, либо предъявившими субъекту персональных данных обвинение по уголовному делу, либо применившими к субъекту персональных данных меру пресечения до предъявления обвинения, за исключением предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством Российской Федерации случаев, если допускается ознакомление подозреваемого или обвиняемого с такими персональными данными;

предоставление персональных данных нарушает конституционные права и свободы других лиц.

Закон о полиции устанавливает, что обработка персональных данных полицией осуществляется в соответствии с требованиями, предусмотренными законодательством Российской Федерации в области персональных данных. Это означает, что должны быть обеспечены законность целей и способов обработки персональных данных и добросовестности; соответствие целей обработки персональных данных целям, заранее определенным и заявленным при сборе персональных данных, а также полномочиям оператора; соответствие объема и характера обрабатываемых персональных данных, способов обработки персональных данных целям обработки персональных данных; достоверность персональных данных, их достаточность для целей обработки, недопустимость обработки персональных данных, избыточных по отношению к целям, заявленным при сборе персональных данных; недопустимость объединения созданных для не совместимых между собой целей БД информационных систем персональных данных.

Хранение персональных данных должно осуществляться в форме, позволяющей определить субъекта персональных данных не дольше, чем этого требуют цели их обработки, и они подлежат уничтожению по достижении целей обработки или в случае утраты необходимости в достижении этих целей.

В случае достижения цели обработки персональных данных оператор (полиция) обязан незамедлительно прекратить обработку персональных данных и уничтожить соответствующие персональные данные в срок, не превышающий трех рабочих дней с даты достижения цели обработки персональных данных, если иное не предусмотрено федеральными законами.

Извещение о произошедшем несчастном случаев на производстве

Извещение о произошедшем несчастном случаев на производстве

О происшедшем несчастном случае работодатель обязан проинформировать уполномоченные организации (ст. 228, ст. 228.1, ТК РФ).

Перечень таких организаций и срок, в течение которого необходимо направить извещение о несчастном случае, зависят от степени тяжести несчастного случая (см. таблицу).

Важно! Если работодатель не сообщит в орган ФСС России о страховом случае (вызванном несчастным случаем), ему грозит административная ответственность, предусмотренная КоАП.

Извещение о несчастном случае может быть передано по телефону, факсом, телеграфом и другими имеющимися средствами связи.

Факт направления извещения рекомендуется зафиксировать. В случае судебных разбирательств это позволит исключить обвинения в адрес работодателя в том, что он не сообщил о несчастном случае или сделал это с опозданием.

Если несчастный случай привел к тяжким последствиям или смерти работника, работодатель должен сообщить об этом родственникам пострадавшего. Такая обязанность предусмотрена ст. 228 ТК РФ.

Впрочем, в законе нет запрета на информирование родственников о любом несчастном случае.

Как известить родственников о происшествии, работодатель вправе решить сам с учетом ситуации: времени, места происшествия, тяжести несчастного случая, наличия телефонной связи, удаленности места жительства родственников и других факторов. Чаще всего о происшествии сообщают по телефону, телеграммой, письмом.

Факт извещения рекомендуется зафиксировать (получить копию телеграммы, телефонограммы и т.п.).

 

Организации, которые необходимо уведомить о несчастном случае, срок и форма извещения

 

Вид несчастного случая

 

 Извещаемая организация и нормативно- 
     правовой акт, устанавливающий    
        необходимость извещения       

 

   Срок    
направления
 извещения 

 

Форма извещения

 

Любой несчастный случай
(групповой, легкий, тяжелый, со смертельным исходом), происшедший с застрахованным лицом

 

Фонд социального страхования по месту регистрации работодателя в качестве страхователя

(пп. 6 п. 2 ст. 17 Федерального закона от 24.07.1998 N 125-ФЗ, ст. 228 ТК РФ, п. 5 Положения о расследовании несчастных случаев)         

В течение суток со дня наступления несчастного случая

 

Форма утверждена Приказом ФСС РФ от 24.08.2000 N 157.       

Групповой несчастный случай (два человека и более), тяжелый несчастный случай или несчастный случай со смертельным исходом (ст. 228.1 ТК РФ)        

1) Государственная инспекция труда субъекта РФ, на территории которого произошел несчастный случай.

2) Прокуратура по месту происшествия несчастного случая.

3) Администрация субъекта РФ и (или) администрация органа местного самоуправления по месту государственной регистрации работодателя в качестве юридического лица или индивидуального предпринимателя.

4) Работодатель, направивший работника, с которым произошел несчастный.

5) Территориальный орган соответствующего федерального органа исполнительной власти, контролирующего объект или организацию, на которых произошел несчастный случай (например, территориальный орган Ростехнадзора).

6) в исполнительный орган страховщика по вопросам обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

6) Территориальное объединение профсоюзов.  

 

В течение суток со дня наступления несчастного случая   

Форма 1 утверждена Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 N 73.

 

Несчастный случай, который по прошествии времени перешел в категорию тяжелых несчастных случаев или несчастных случаев со смертельным исходом (ч. 5 ст. 228.1 ТК РФ)

 

1) Государственная инспекция труда субъекта РФ, на территории которого произошел несчастный случай.

2) Территориальное объединение организаций профсоюзов.

3) Территориальный орган соответствующего федерального органа исполнительной власти, контролирующего объект или организацию, на которых произошел несчастный случай (например, территориальный орган Ростехнадзора).

4) Фонд социального страхования по месту регистрации работодателя в качестве страхователя.            

 

В течение трех суток после получения данных сведений   

 

Форма 1 утверждена Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 N 73.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Статья 17: Неприменение Части III в определенных обстоятельствах

Alapli Elektrik BV против Турецкой Республики, дело МЦУИС № ARB / 08/13

Выдержки из решения, 16 июля 2012 г., параграф 361

Общество с ограниченной ответственностью «Амто против Украины», дело ГТК № 080/2005

Решение, 26 марта 2008 г., пункты 60; 67-70

Анатолие Стати, Габриэль Стати, Ascom Group S.A. и Terre Raf Trans Traiding Ltd против.Республика Казахстан, дело SCC № V116 / 2010

, Решение от 19 декабря 2013 г., параграф 745

Antin Infrastructure Services Luxembourg S.à.r.l. и Antin Energia Termosolar BV против Королевства Испания (дело МЦУИС № ARB / 13/31)

, Решение от 15 июня 2018 г., пункты 272-273

Hulley Enterprises Limited (Кипр) против Российской Федерации, Дело PCA № AA 226

Промежуточное решение о юрисдикции и приемлемости, 30 ноября 2009 г., пункты 436 -440; 455-460; 543-544; 550-554; 562-566

Isolux Netherlands, BV v.Королевство Испания, дело SCC V2013 / 153

Окончательное решение, 17 июля 2016 г., пункты 711-715

Khan Resources Inc., Khan Resources BV и CAUC Holding Company Ltd. против правительства Монголии, ЮНСИТРАЛ

Решение о подсудности, 25 июля 2012 г., пункты 411; 418-429; 431

Libananco Holdings Co. Limited против Турецкой Республики, дело МЦУИС № ARB / 06/8

, Решение от 2 сентября 2011 г., пункт 126; 550-556

Liman Caspian Oil BV и NCL Dutch Investment BV v.Республика Казахстан, Дело МЦУИС № ARB / 07/14

Выдержки из решения, 22 июня 2010 г., пункты 225-227

Masdar Solar & Wind Cooperatief U.A. против Королевства Испания, дело МЦУИС № ARB / 14/1

, Решение от 16 мая 2018 г., пункты 234–239; 253-254

Петробарт Лимитед против Кыргызской Республики, дело ГТК № 126/2003

Решение , 29 марта 2005 г., стр. 63

Plama Consortium Limited v.Республика Болгария, дело МЦУИС № ARB / 03/24

Решение о юрисдикции , 8 февраля 2005 г., пункты 80; 94-95; 147-148; 155-162; 170; 143

Ветеран Петролеум Лимитед (Кипр) против Российской Федерации, PCA Дело № AA 228

Промежуточное решение о юрисдикции и приемлемости, 30 ноября 2009 г., пункты 436 -440; 455-460; 543-544; 550-554; 562-566

Юкос Юниверсал Лимитед (остров Мэн) против.Российская Федерация, PCA Дело № AA 227

Промежуточное решение о юрисдикции и допустимости i ty , 30 ноября 2009 г., пункты 436 -440; 455-460; 543-544; 550-554; 562-566

Право на забвение обретает форму: решения CJEU по делу GC и другим (C-136/17) и Google против CNIL (C-507/17) | GRUR International

24 сентября 2019 года Суд Европейского Союза вынес два постановления, в которых дополнительно уточняется объем права на забвение в контексте поисковых систем.В деле GC and Others (C-136/17) Суд постановил, что оператор поисковой системы должен проверять законность обработки конфиденциальных данных ex post , то есть после получения запроса на отмену ссылки. Снижая уровень защиты права на защиту данных, это решение следует понимать как действие, которое выводит обработку конфиденциальных данных поисковыми системами из серой зоны, вызванной решением Суда по Google Испания и Google ( C-131/12) и в сферу законности.В деле Google v CNIL (C-507/17) Суд должен был определить территориальный объем права на забвение. Он установил общее правило отмены референции в масштабах ЕС в связи с мерами, предотвращающими или, по крайней мере, серьезно препятствующими доступу к результатам поиска за пределами ЕС. Это оставляет пространство для государств, не входящих в ЕС, для поиска собственного баланса между защитой данных и свободой информации. Оба решения можно рассматривать как балансирующий акт Суда в попытке примирить часто очень расходящиеся права и интересы вовлеченных субъектов, на этот раз в основном за счет права на защиту данных.

I. Введение

24 сентября 2019 года Суд Европейского Союза (Суд) вынес два решения, касающихся так называемого права на забвение. Это право, установленное тем же судом в мае 2014 года в его знаменательном решении по делам Google Испания и Google , 1 , теперь закреплено в ст. 17 Общего регламента по защите данных (GDPR). 2 Однако, несмотря на его кодификацию, некоторые важные аспекты права на забвение остались без ответа.Оба решения дополняют предыдущую прецедентную практику Суда в двух важных аспектах. Решение по делу Google против CNIL 3 очерчивает территориальные рамки права на забвение, тогда как в деле GC and Others 4 рассматривается обработка конфиденциальных данных операторами поисковых систем и их отсылка. данные - область, где вмешательство в права субъекта данных на неприкосновенность частной жизни и защиту личных данных может быть особенно серьезным из-за чувствительности таких данных. 5 Кроме того, решения содержат дополнительные указания относительно взаимосвязи между правом на забвение и свободой информации.

При этом согласно ст. 17 GDPR право на забвение (правильнее называть правом на стирание) является общим правом, оно имеет особое значение в контексте поисковых систем. 6 Здесь это обычно называется правом на отмену ссылки. На основании причин, связанных с ее конкретной ситуацией, субъект данных может потребовать от оператора поисковой системы удалить (удалить ссылку) из результатов поиска ссылки, ведущие на веб-сайты, содержащие личные данные, относящиеся к нему, например.грамм. если данные неадекватны, неактуальны или больше не актуальны в свете целей, для которых они были собраны и обработаны. Важно отметить, что это справедливо только для поисков, проводимых с использованием ее имени, тогда как такие ссылки все равно могут отображаться, если поиск проводится с использованием других условий поиска. Кроме того, отображение ссылки в результатах поиска следует рассматривать отдельно от первоначальной публикации информации. Субъект данных не обязан осуществлять свое право на забвение в отношении них обоих.Точно так же, даже если информация исключена из результатов поиска, она все равно будет видна на веб-странице, где она была первоначально опубликована, за исключением того, что субъект данных успешно использует свое право на удаление в отношении издателя этой веб-страницы.

Право на забвение - это ответ Интернету, который «никогда не забывает» и может пониматься как способность общества прощать и сочувствовать прошлым ошибкам. 7 Он основан на признании того, что человек серьезно заинтересован в том, чтобы другие не сталкивались с данными из прошлого, которые не имеют отношения к текущим решениям и взглядам на нее. 8 Установлен очень похожий принцип, например, в отношении судимостей, когда записи удаляются через определенное количество лет. Тем не менее, право быть забытым не является абсолютным правом: так как отсылка результатов поиска может негативно повлиять на других, например Интернет-пользователи, пытающиеся получить информацию о прошлом событии, такие запросы должны быть тщательно сопоставлены со свободой информации последнего.

Хотя передающий суд поднял вопросы относительно толкования Директивы о защите данных (DPD), 9 , которая применима в разбирательстве в передающем суде, Суд, тем не менее, также оценил упомянутые вопросы в свете GDPR » для обеспечения того, чтобы его ответы в любом случае были полезны подающему суду ». 10 Это необычный шаг, поскольку цель предварительных постановлений в соответствии с устоявшейся прецедентной практикой состоит не в том, чтобы дать Суду возможность выносить консультативные заключения, а, скорее, в предоставлении рекомендаций, необходимых для эффективного разрешения рассматриваемого спора. 11 Тем не менее, следует приветствовать, что, сделав это, Суд развеял сомнения относительно переносимости его выводов в новый правовой режим.

II. Факты о делах

В GC and Others четыре кандидата независимо друг от друга обратились к Google с просьбой удалить ссылки на сторонние веб-сайты, содержащие относящиеся к ним конфиденциальные данные.Результаты поиска включали сатирический фотомонтаж бывшего политика, статью, в которой заявитель назван сотрудником по связям с общественностью Церкви Саентологии, статью о судебном расследовании в отношении заявителя и отчеты о судебном разбирательстве, в ходе которого заявитель был признан виновным. сексуальных посягательств на детей. Поскольку запросы были отклонены Google, заявители подали жалобы в Национальную комиссию по информатике и свободе (CNIL), французский орган по защите данных, который отказался направить Google официальное уведомление о проведении отсеивания. просил.Вслед за этим заявители подали заявления в Государственный совет ( Counsel d'État ), который приостановил разбирательство и обратился к Суду с вопросами, касающимися применимости запрета на обработку конфиденциальных данных в контексте поисковых систем и на разыменование таких данных. 12

Во втором случае, вынесенном в тот же день, Google против CNIL , CNIL направила официальное уведомление в Google, потребовав от последнего удалить ссылки из результатов поиска во всем мире, т.е.е. на всех расширениях доменных имен своей поисковой системы. Google отказался и ограничился удалением рассматриваемых ссылок только из доменных имен, соответствующих версиям его поисковой системы в странах-членах ЕС, но предложил дополнить это решение геоблокировкой. Это предотвратит доступ пользователей Интернета с IP-адресами, которые считаются находящимися в ЕС, к затронутым результатам поиска, независимо от того, какую версию поисковой системы они используют (например, австралийскую или американско-американскую).CNIL по-прежнему посчитал это недостаточным и наложил на Google штраф в размере 100 000 евро. Google подал заявление в Государственный совет с целью аннулировать решение CNIL. Государственный совет постановил приостановить производство по делу и передал в суд вопросы о территориальных пределах права на забвение. 13 После подачи запроса о предварительном решении Google изменил структуру своей поисковой системы, чтобы автоматически направлять пользователя Интернета к национальной версии, соответствующей месту, где он предположительно проводит поиск, независимо от того, какое доменное имя она вводит в браузере. 14

III. Применимость GDPR

В деле Google v CNIL Суд сначала рассмотрел территориальную применимость GDPR. Согласно ст. 4 (1) (а) DPD, что соответствует Ст. 3 (1) GDPR, закон ЕС о защите данных применялся к обработке данных, осуществляемой в контексте деятельности учреждения, контролирующего данные на территории ЕС. В делах Google Spain и Google Суд истолковал это положение очень широко.Несмотря на то, что для целей поиска данные обрабатывались материнской компанией, расположенной в третьем штате (а именно, Google Inc., с местонахождением в Соединенных Штатах Америки), в то время как местное отделение в Испании только продвигало поисковую систему и продавало рекламное место, 15 Суд усмотрел неразрывную связь между обоими видами деятельности. А именно, именно рекламная деятельность местного отделения делает поисковую систему прибыльной. На этом основании Суд пришел к выводу, что данные обрабатываются в контексте деятельности испанской субсидии Google, тем самым установив применимость DPD. 16 Столь обширное толкование ст. 4 (1) (а) DPD было связано с тем, что DPD не предусматривал никаких других подходящих правил, устанавливающих его применимость. Следовательно, если интерпретировать более ограничительно, обработка персональных данных субъектов данных, расположенных в ЕС, компанией Google Inc. для целей ее поисковой системы не входит в сферу действия DPD - результат, вряд ли совместимый с целями защиты данных ЕС. закон. 17

На этом фоне GDPR представил в ст.3 (2) (a) так называемая доктрина эффектов ( Marktortprinzip ). Применимость GDPR была расширена до обработки персональных данных субъектов данных, находящихся в ЕС, контроллером, не зарегистрированным в ЕС, если действия по обработке были связаны с предложением товаров или услуг таким субъектам данных, независимо от того, был ли требовалась оплата субъекта данных. Многие ожидали, что теперь Суд сузит свое понимание ст. 3 (1) GDPR, и в будущих сопоставимых случаях скорее полагаться на ст.3 (2) (а) Общего регламента по защите данных. 18 Тем не менее, Суд придерживался своего толкования ст. 3 абз.1 Общего регламента по защите данных. 19 Таким образом, описанные выше принципы, установленные в Google Spain и Google , остаются в силе в соответствии с GDPR.

На фоне ст. 3 (2) (a) GDPR был введен с целью учесть дела, подобные рассматриваемому, 20 неясно, почему Суд не пересмотрел свое толкование ст. 3 абз.1 Общего регламента по защите данных. Настаивание на старой интерпретации может привести к ситуациям, в которых в некоторых государствах-членах применимость GDPR будет устанавливаться в соответствии со ст.3 (1) GDPR, тогда как в других государствах-членах GDPR будет применяться, mutatis mutandis , к тем же ситуациям в соответствии со ст. 3 (2) (а) Общего регламента по защите данных. Это связано с тем, что GDPR применяется только в соответствии со ст. 3 (1) GDPR, если данные обрабатываются в контексте деятельности по созданию контролера в ЕС . Если, например, оператор поисковой системы обработал данные пользователей Интернета, расположенных в одном из небольших государств-членов ЕС, в котором он не имеет представительства и не рекламирует свои услуги каким-либо образом, такая ссылка на деятельность учреждения контролера в ЕС может не существовать. 21 То же самое было бы, если бы в конкретном государстве-члене оператор поисковой системы рекламировал свои услуги посредством субсидии, установленной в третьем государстве, а не в государстве-члене ЕС. В таких случаях применимость GDPR должна быть установлена ​​в соответствии со ст. 3 (2) (a) GDPR, чтобы гарантировать защиту права на защиту данных на всей территории ЕС.

IV. Обработка конфиденциальных данных оператором поисковой системы и снятие ссылки на нее

1.Правовые основания обработки конфиденциальных данных оператором поисковой системы

a) Общий запрет на обработку конфиденциальных данных

GDPR регулирует обработку так называемых конфиденциальных данных 22 в его ст. 9. Поскольку такие данные пользуются особой защитой, их обработка, как правило, запрещена. Это допустимо только в том случае, если одно из исключений, закрепленных в ст. 9 (2) GDPR выполнено. Последние являются более ограничительными, чем правовые основания для обработки «обычных» персональных данных в ст.6 GDPR и соответствуют им лишь частично.

На этом фоне Генеральный адвокат Яэскинен в Google Испания и Google выступил против классификации операторов поисковых систем как контроллеров, 23 , утверждая, что противоположное решение, то есть их классификация как контроллеры, повлечет за собой обработку конфиденциальных данных поисковой системой. операторы несовместимы с законодательством ЕС. 24 Суд, тем не менее, постановил, что оператор поисковой системы является контролером, утверждая, что обработку персональных данных поисковой системой можно отличить от обработки, выполняемой издателями веб-сайтов, перечисленных в поиске, и дополнять ее. полученные результаты. 25 Однако, как и в делах Google Spain и Google , Суд рассматривал только обработку «обычных» личных данных, когда оператор поисковой системы может основывать обработку данных на своих законных интересах (статья 6 (1) (f ) GDPR), вопрос о том, что происходит при обработке конфиденциальных данных, остался без ответа. Многие авторы полагали, что такая деятельность, по крайней мере, частично незаконна. 26 По словам генерального прокурора Шпунара в GC и Others , буквальное толкование GDPR действительно привело бы к такому выводу. 27 Таким образом, Суд должен был найти средний путь, со справедливым балансом между правом на защиту данных, с одной стороны, и защитой бизнес-модели оператора поисковой системы и свободой информации пользователей поисковой системы. с другой.

Отправной точкой оценки Суда был его вывод в Google Испания и Google о том, что оператор поисковой системы должен обеспечить в рамках своих обязанностей, полномочий и возможностей , что его деятельность соответствует требованиям, изложенным в данных закон о защите. 28 Поскольку GDPR не предусматривает общего отступления от применения ст. 9 GDPR об обработке конфиденциальных данных оператором поисковой системы, и как такое исключение будет противоречить цели положения (т.е. обеспечить усиленную защиту конфиденциальных данных), 29 запрет и ограничения, изложенные в ст. . 9 GDPR распространяется также на операторов поисковых систем. 30 Однако особенности поисковых систем и их ограниченная способность решать, какие данные должны обрабатываться ими, могут повлиять на объем ответственности и обязательств оператора. 31 На этом фоне действуют запреты и ограничения ст. 9 GDPR не может применяться к оператору поисковой системы ex ante и систематически, а скорее посредством проверки обработки ex post под контролем компетентных национальных органов на основании запроса субъекта данных . 32

Приняв решение о контроле ex post законности обработки конфиденциальных данных, Суд де-факто создал исключение, которое, согласно формулировке решения, применимо только к операторам поисковых систем.За этим исключением Суд вывел операторов поисковых систем из серой зоны, в которой решение Google Spain и Google оставило их, в сферу законности. В свете важности поисковых систем и, в частности, поисковой системы Google для свободы информации пользователей Интернета в ЕС, Суд справедливо не захотел вообще запрещать такую ​​обработку. Однако тем самым Суд снизил общую защиту конфиденциальных данных: до тех пор, пока субъект данных не требует отмены ссылки на конфиденциальные данные, относящиеся к нему, оператор поисковой системы может законно обрабатывать такие данные, даже если не будет никаких исключений. по ст.9 (2) GDPR. В отличие от других случаев обработки данных, субъекты данных должны прилагать усилия для защиты своих интересов.

Решение де-факто создало процедуру «уведомления и удаления» в сфере ст. 9 GDPR. 33 Этот механизм известен социальным платформам и другим интернет-посредникам. Например, он закреплен в Директиве об электронной коммерции 34 и в немецком Netzwerkdurchsetzungsgesetz (Закон о защите сети). 35 Тем не менее, в отличие от последних режимов, где процедура «уведомления и удаления» относится к действиям, совершаемым другими лицами (например, публикация незаконного контента пользователем социальной сети), процедура «уведомления и удаления» в соответствии со ст. 9 GDPR относится к действиям (т.е. обработке данных), проводимым самой компанией.

Еще неизвестно, попытаются ли компании из других секторов бизнеса распространить это исключение на свои соответствующие области. Похоже, что по крайней мере компании, предлагающие услуги, основанные на сканировании сети, находятся в ситуации, сравнимой с ситуацией операторов поисковых систем, поскольку они тоже ищут информацию в сети, не имея возможности заранее определить, какие данные они в конечном итоге «найдут».С другой стороны, возможность переноса исключения на обработку «обычных» персональных данных имеет меньшее значение, поскольку в этом случае контроллеры данных часто в любом случае могут обрабатывать данные на основе своих законных интересов (ст. 6 (1) (f) GDPR).

б) Исключения, разрешающие обработку конфиденциальных данных

На следующем этапе Суд обратился к исключениям из запрета на обработку конфиденциальных данных, которые закреплены в ст. 9 (2) Общего регламента по защите данных. Операторы поисковых систем могут использовать три из них, но должны выполнить хотя бы один, чтобы обработка данных была законной.Хотя маловероятно, чтобы оператор поисковой системы мог получить явное согласие (ст. 9 (1) (а) GDPR) субъектов данных, на которых распространяется действие его ссылок, 36 оператор также может ссылаться на ст. 9 (2) (e) GDPR, который разрешает обработку конфиденциальных данных, явно опубликованных субъектом данных. 37 К сожалению, Суд не дал никаких указаний относительно толкования понятия «явно обнародованное». В любом случае это исключение может быть применимо только к очень небольшой части конфиденциальных данных, опубликованных в Интернете, поскольку очень часто конфиденциальные данные будут опубликованы не самим субъектом данных, а кем-то другим, например.грамм. журналистом, другом или коллегой субъекта данных. 38

Помимо тех случаев, когда субъект данных дал согласие на обработку данных или когда данные были явно опубликованы ею, оператор также может основывать обработку на ст. 9 (2) (g) GDPR, если это необходимо по причинам существенного общественного интереса на основании законодательства ЕС или государства-члена. Суд выявил такой значительный общественный интерес к праву на свободу информации пользователей Интернета, потенциально заинтересованных в доступе к соответствующим веб-страницам, что защищено ст.11 Хартии основных прав Европейского Союза (Хартия). 39 , 40 Будет ли это перевешивать право субъекта данных на защиту данных, должно быть установлено в ходе проверки баланса. Факторы, которые необходимо учитывать в таком тесте, соответствуют факторам, уже установленным в Google Spain и Google , а именно, характеру рассматриваемой информации и ее чувствительности для частной жизни субъекта данных, с одной стороны, и интересу общественности при получении этой информации о другом.Интерес общественности зависит, в частности, от роли, которую субъект данных играет в общественной жизни. Как правило, права субъекта данных имеют приоритет не только над свободой информации пользователей Интернета, но и над экономическими интересами оператора поисковой системы. 41

Хотя исключение, закрепленное в ст. 9 (2) (g) GDPR может быть наиболее актуальным для текстов журналистского характера, он не ограничивается ими, поскольку, по мнению Суда, проверка баланса должна проводиться «[в] любом случае». 42 Что еще более важно, такая балансировка должна проводиться, даже если обработка данных не соответствует условиям законности и ограничениям, установленным GDPR. Отсюда следует, что даже если не применяется правовое основание для обработки данных и / или принципы обработки данных, изложенные в ст. 5 GDPR 43 не соблюдаются, обработка по-прежнему будет законной, если свобода информации пользователей Интернета имеет приоритет над правами и интересами субъекта данных. 44

На практике проверка балансировки ст.9 (2) (g) GDPR может лишь в редких случаях иметь такой «лечебный эффект» для обработки конфиденциальных данных без правовой основы или вопреки элементарным принципам защиты данных. В случае законности обработки данных Суд постановил, что право на защиту данных обычно имеет приоритет над свободой информации пользователей Интернета. Это должно быть тем более верно, если данные обрабатываются вопреки элементарным принципам защиты данных. Однако, независимо от того, как часто на него будут ссылаться, это толкование является существенным развитием существующего правового режима общего характера.А именно, поскольку Суд не ограничивал свои утверждения поисковыми системами, вполне вероятно, что другие контролеры данных, обрабатывающие общедоступные данные, также могут использовать это исключение, особенно если конфиденциальные данные обрабатываются в рамках журналистской деятельности. Таким образом, принимая во внимание весьма ограниченный характер других исключений из ст. 9 (2) GDPR Суд принял во внимание ст. 9 (2) (g) GDPR - центральное положение в отношении обработки конфиденциальных данных. 45

2.Отмена ссылки на конфиденциальные данные

Согласно вышеизложенному правовому режиму, оператор поисковой системы обязан оценивать законность обработки конфиденциальных данных только по запросу субъекта данных. Обычно это происходит в ходе реализации права на забвение в соответствии со ст. 17 GDPR.

При оценке того, нужно ли исключить определенную часть информации из результатов поиска, контроллер данных должен провести трехэтапный тест.Во-первых, контролер должен оценить, являются ли данные конфиденциальными в смысле ст. 9 (1) Общего регламента по защите данных. В этом случае диспетчер должен в принципе удовлетворить запрос на отмену референции. Во-вторых, контролер должен выяснить, есть ли какие-либо исключения из ст. 9 (2) GDPR. В этом случае и если все другие условия законности обработки данных выполнены, контроллер данных может отклонить запрос на снятие ссылки. Однако ему все равно придется отменить ссылку на ссылки, если субъект данных имеет право в соответствии со ст.17 (a) (c) GDPR, чтобы возразить против такой обработки на убедительных законных основаниях, связанных с ее конкретной ситуацией, которая должна оцениваться в индивидуальном порядке. Наконец, в любом случае, обработчик данных должен удостовериться в соответствии со ст. 9 (2) (g) GDPR, является ли включение ссылки в результаты поиска строго необходимым для защиты свободы информации пользователей Интернета, потенциально заинтересованных в доступе к этой веб-странице посредством такого поиска. 46 В этом случае оператор поисковой системы должен отклонить запрос на разыменование.

Этот режим опирается на режим «обычных» личных данных и поэтому не вызывает удивления. Особый интерес представляет третий этап оценки, относящийся к ст. 9 (2) (g) Общего регламента по защите данных. Во-первых, как указано выше, удивительно, что ст. 9 (2) (g) GDPR может «лечить» обработку данных, не соответствующую принципам, изложенным в GDPR. Пока не существует сопоставимого общего исключения для обработки «обычных» персональных данных. Во-вторых, не совсем понятно, почему в контексте права на забвение Суд решил провести проверку равновесия в рамках ст.9 (2) (g) GDPR, а не в соответствии со ст. 17 (3) (a) GDPR, который исключает применение права на забвение в той степени, в которой обработка необходима для осуществления права на свободу выражения мнений и информации. На этапе реализации права на забвение, уравновешивание было бы лучше поместить в ст. 17 (3) (a) GDPR, который конкретно касается права на забвение, тогда как ст. 9 (2) (g) GDPR касается другого предмета, а именно законности обработки конфиденциальных данных.

3. Обязанность поисковых систем производить «правильное впечатление»?

Отвечая на предварительный вопрос о пересмотре данных, относящихся к уголовному процессу, Суд сделал очень интересное obiter dictum . Он заявил, что в любом случае, т.е. даже если запрос на разыменование не удовлетворен, оператор поисковой системы должен скорректировать список результатов таким образом, чтобы общая картина, которую он дает пользователям Интернета, отражала текущую правовую позицию.Фактически это означает, что ссылки на веб-страницы, содержащие информацию о текущей позиции , должны располагаться на первом месте в списке. Оператор поисковой системы обязан соблюдать это правило в любом случае и самое позднее в случае запроса на снятие ссылки. 47

Хотя трудно не согласиться с целью, чтобы результаты поиска в максимальной степени отражали реальную ситуацию, Суд не указал, на каком положении основано это обязательство. 48 Хотя защита получателей данных от ложных впечатлений и неправильных выводов не является одной из целей закона о защите данных, 49 Суд мог сослаться на принцип точности данных, закрепленный в ст. 5 (1) (d) Общего регламента по защите данных. Он предусматривает, что данные должны быть точными и, при необходимости, обновляться, и что необходимо принять разумные меры для обеспечения того, чтобы персональные данные, которые являются неточными, с учетом целей, для которых они обрабатываются, удалялись или исправлялись без промедления. .Похоже, что Суд счел результаты поиска единым целым, которое в целом должно соответствовать ст. 5 (1) (d) Общего регламента по защите данных. Это ставит новые вопросы, например, кто компетентен решать, верна ли «общая картина», и что должен делать оператор поисковой системы, если не существует ссылок, отражающих текущую позицию, которые могут отображаться в результатах поиска? Это могло произойти, если человек больше не находится в центре внимания, например потому что она перестала занимать политическую должность.

Практическое влияние этого obiter dictum еще предстоит увидеть.Хотя Суд сделал это заявление в рамках вопроса, касающегося обработки данных, касающихся правонарушений и обвинительных приговоров, и хотя он прямо заявил, что общая картина должна отражать текущую правовую позицию , некоторые авторы, похоже, рассматривают это правило быть в целом применимым к любому результату поиска. 50 В любом случае, поскольку простая сортировка результатов поиска в хронологическом порядке не всегда может быть достаточной для создания «правильного впечатления», это правило предполагает, что поисковая система понимает содержание данных, перечисленных в результатах поиска.Это потребует дополнительных входных данных со стороны операторов поисковых систем в виде рабочих и / или алгоритмов, сортирующих результаты поиска таким образом, чтобы создать правильную общую картину, 51 , и может положить конец использованию алгоритмов, которые сортировать результаты поиска на основе (воспринимаемой) релевантности для пользователя Интернета. Это может создать серьезные проблемы для операторов поисковых систем и, возможно, даже повлиять на суть их бизнес-моделей. Кроме того, также сомнительно, связаны ли другие контролеры данных, такие как издатели новостей, обязательством производить правильное впечатление и с результатами внутреннего поиска на сайте.

V. Территориальный объем права на забвение

В деле Google против CNIL , французский Conseil d’État (Государственный совет) обратился в Суд с просьбой дать указания относительно территориальных масштабов отмены референции. Были определены три варианта: глобальное разыменование, то есть разыменование во всех языковых версиях поисковой системы, разыменование и разыменование в масштабах ЕС только для языковой версии поисковой системы, соответствующей государству-члену, в котором был сделан запрос на разыменование, возможно, в связи с геоблокировкой результатов поиска в других языковых версиях поисковой системы.

Суд сначала отметил, что в глобализированном мире даже доступ к информации, на которую ссылается в результатах поиска пользователь Интернета, находящийся за пределами ЕС, вероятно, окажет немедленное и существенное влияние на пострадавшего в ЕС. 52 Кроме того, он сослался на цель закона ЕС о защите данных, которая состоит в том, чтобы гарантировать высокий уровень защиты на всей территории ЕС, 53 , который может быть достигнут только путем глобального разыменования. 54 На этом фоне Суд недвусмысленно подтвердил компетенцию законодательного органа ЕС обязывать операторов поисковых систем удалять ссылки на результаты поиска в глобальном масштабе. 55

Интересно, что Суд продолжил, сделав шаг назад. Принимая во внимание, что многие третьи государства не признают право на забвение, 56 и что из формулировки GDPR никоим образом не очевидно, что законодательный орган ЕС хотел предоставить право на забвение в рамках, выходящих за рамки ЕС. border, 57 Суд пришел к выводу, что в настоящее время в соответствии с законодательством ЕС нет обязательства выполнять отмену референции для всех языковых версий поисковой системы. 58 Суд предпочел отмену референции в масштабах всего ЕС. 59 Что касается различных уровней защиты журналистского, художественного и литературного самовыражения в государствах-членах ЕС, 60 , которые могут повлиять на результат проверки равновесия, Суд сослался на механизмы и инструменты сотрудничества, предусмотренные GDPR. Используя эти инструменты, органы по защите данных должны прийти к консенсусу и принять единое решение, обязательное для всех. 61

В дополнение к разыменованию в масштабах ЕС оператор поисковой системы должен принять, при необходимости, достаточно эффективные меры, способные предотвратить или, по крайней мере, серьезно отговорить пользователей Интернета в государствах-членах от получение доступа к рассматриваемым ссылкам. 62 К сожалению, Суд не уточнил, когда такие меры следует рассматривать как «достаточно эффективные». Несмотря на то, что его спросили об использовании технологий геоблокировки, он решил использовать технологически нейтральную концепцию превентивных мер и оставил на усмотрение соответствующего суда решать, соответствует ли геоблокировка требованиям, установленным Судом. 63 Геоблокировка будет определять на основе IP-адреса интернет-пользователя текущее положение интернет-пользователя и блокировать доступ жителей ЕС к информации о поисковых доменах за пределами ЕС. 64 Хотя это можно обойти, например через прокси-сервер или с помощью виртуальной частной сети (VPN), 65 , которая приписывает интернет-пользователю IP-адрес, принадлежащий другому государству, геолокация, как правило, может считаться достаточно эффективной, чтобы серьезно оттолкнуть интернет-пользователей от государства-члены от получения доступа к указанным ссылкам. 66

Суд постановил, что такие превентивные меры должны приниматься только «в случае необходимости». Тем не менее, трудно себе представить, как снятие референции в масштабах ЕС может считаться эффективным, если оно не сопровождается такими мерами.Следовательно, такие профилактические меры, как правило, должны быть приняты.

Решение суда о простом отмене референции в масштабах ЕС может быть подвергнуто критике. 67 А именно, GDPR регулирует отношения между субъектом данных и контролером в отношении обработки данных, относящихся к этому субъекту данных, без различия в том, где данные обрабатываются или кто и где (возможные) получатели данных есть. 68 В этой связи Суд утверждал, что никоим образом не очевидно, что законодательный орган ЕС предоставил бы правам, закрепленным в GDPR, объем, выходящий за пределы территории государств-членов ЕС. 69 Этот аргумент неубедителен. Взгляд на положения, регулирующие территориальную применимость GDPR, показывает, что GDPR имеет экстерриториальные эффекты. 70 Это наиболее ясно из ст. 3 (2) GDPR. Например, согласно ст. 3 (2) (b) GDPR, GDPR применяется к мониторингу поведения пользователей, происходящему в ЕС (чаще всего путем установки файлов cookie), даже если контролер не зарегистрирован в ЕС. Это приводит к де-факто всемирному применению GDPR, которое подвергается критике как «империализм данных». 71 Кроме того, не очевидно, что какое-либо другое положение могло бы попытаться ограничить эту широкую сферу применения GDPR. Наконец, решение дифференцировать действия по обработке на основе национальных версий поисковой системы находится в определенном противоречии с выводом Суда о том, что Google выполняет единый акт по обработке персональных данных. 72 Это говорит в пользу единого решения для всех языковых версий. 73

Тем не менее, как сказал генеральный адвокат Шпунар, защита данных - это только одна сторона медали. 74 Другая сторона медали представляет принцип территориальности, 75 и право других государств устанавливать иной баланс между правом на защиту данных и свободой информации. Похоже, что Суд попытался предоставить, в соответствии с принципом соразмерности, максимально возможный уровень защиты права на защиту данных, при этом уважая названные интересы других государств, тем самым пытаясь избежать любой международной напряженности.В частности, решение о разыменовании в масштабах ЕС направлено на предотвращение столкновения с системой США, где поисковые системы пользуются защитой свободы слова в соответствии с Первой поправкой к Конституции США, 76 , а защита данных не пользуется такой значимостью. 77 Таким образом, запрос на глобальную отмену ссылок может вынудить технологические компании нарушить защиту свободы слова в США. 78 С другой стороны, опасения, что решение о глобальном разыменовании может создать опасный прецедент и «вернуться бумерангом», если авторитарные режимы также введут такое право, блокируя доступ к информации в ЕС, также могли иметь способствовал принятию решения против глобального разыменования. 79

Несмотря на то, что Суд выбрал отмену референции в масштабах ЕС как «выбор по умолчанию», он оставил органам по защите данных и судам некоторое пространство для того, чтобы они могли надлежащим образом отреагировать на обстоятельства конкретного дела. Он отметил, что механизмы и инструменты сотрудничества, закрепленные в GDPR, позволяют органам по защите данных ЕС принять , где это необходимо, , отмену референции в масштабах ЕС. 80 Можно сделать вывод, что органы по защите данных также могут выбрать отмену ссылки только в одном или нескольких государствах-членах, например.грамм. в случае, если влияние ссылки на информацию на права и интересы субъекта данных ограничено определенными государствами-членами, или если в некоторых государствах-членах общественность существенно более заинтересована в доступе к такой информации. 81 С другой стороны, Суд также отметил в качестве изречения obiter dictum , что, хотя законодательство ЕС не требует отмены референции в глобальном масштабе, оно также не запрещает такую ​​практику. 82 По мнению Суда, национальный надзорный или судебный орган может, после уравновешивания прав и интересов вовлеченных субъектов в свете национальных стандартов защиты основных прав , приказать оператору поисковой системы провести де- ссылки на все версии поисковой системы. 83 Фактически, в своем пресс-релизе, опубликованном после решения Суда, CNIL прямо подчеркнула эту компетенцию, но при этом признала, что она правомочна отдавать приказы об отмене референции во всем мире только «в некоторых случаях». 84 По общему признанию, принимая во внимание дух судебного решения, отступление от стандарта разыменования в масштабах ЕС возможно только в исключительных случаях, а не во всех случаях разыменования. 85 К сожалению, Суд не дал никаких указаний по этому поводу.Тем не менее, органы по защите данных и суды должны быть очень бдительными при отступлении от общего правила отмены референции в масштабах ЕС, тщательно демонстрируя, почему обстоятельства дела оправдывают отступление в том или ином направлении.

Суд не дал четкого ответа на процедурный вопрос, должен ли национальный орган по защите данных координировать свои действия с другими органами по защите данных ЕС до принятия решения о глобальном отмене референции. Занфир-Фортуна утверждает, что это не обязательно. 86 Согласно представленной здесь точке зрения, учитывая заявление Суда о том, что такое решение может быть вынесено «национальным надзорным или судебным органом», нельзя сделать вывод о том, что Суд намеревался исключить предшествующую координацию между органами защиты данных ЕС. власти. Кроме того, если органы по защите данных ЕС должны координировать свои действия при принятии решения о разыменовании в масштабах ЕС, они должны a fortiori координировать свои действия при принятии решения о глобальном разыменовании, что также включает в себя разыменование во всех государствах-членах ЕС.

VI. Значение судебных решений по аналогичным делам

Поскольку основные части постановлений по делу GC и другие и Google против CNIL касаются поисковых систем, их переносимость на другие службы очень ограничена. Это особенно верно в отношении частей, относящихся к праву на забвение. Хотя судебное решение может быть передано другим посредникам, таким как социальные сети и новостные порталы, 87 трудно себе представить, чтобы оно могло быть напрямую перенесено на «обычные» веб-страницы.Например, баланс вовлеченных прав и интересов и его результат были бы другими, если бы журналистский или художественный текст был удален из Интернета, а не только ссылку на такой текст.

В своей аргументации, касающейся обработки конфиденциальных данных (ст. 9 GDPR), Суд прямо сослался на операторов поисковых систем и их ограниченные обязанности, полномочия и возможности. 88 Однако оценка Суда обобщается. 89 Таким образом, в попытке получить «привилегию» только ex post , применение запретов и ограничений, закрепленных в ст.9 GDPR, компании, находящиеся в сопоставимых ситуациях, то есть те, которые не могут выполнять ex ante и систематически оценивать и контролировать, какие данные будут ими обрабатываться (например, различные веб-скребки), могут сослаться на решение в GC и других в аналогичных судебных разбирательствах.

С другой стороны, оценка территориальной применимости GDPR, в частности ст. 3 (1) GDPR, носит более общий характер. Многие другие компании, расположенные за пределами ЕС, могут сами обрабатывать персональные данные пользователей в ЕС, имея филиал или субсидию в ЕС, отвечающую за рекламную, рекламную или аналогичную деятельность.Тем не менее, значение толкования Суда ограничено в связи с тем, что даже в отсутствие такого толкования GDPR в большинстве случаев может также применяться в соответствии со ст. 3 (2) GDPR.

VII. Заключение

Хотя Суд известен своей жесткой позицией в отношении права на защиту данных, его решения по делу Google против CNIL и GC and Others можно рассматривать как снижение этой защиты. А именно, Суд не выбрал глобальную переадресацию - единственный механизм, способный гарантировать полную защиту права на защиту данных - и счел обработку конфиденциальных данных оператором поисковой системы законной до получения запроса на отмену. ссылки, даже без одного из исключений, закрепленных в ст.9 (2) GDPR. Однако решения, скорее, следует понимать как дальнейшую адаптацию закона ЕС о защите данных к реальности Интернета. Таким образом, у них есть серьезные практические и политические мотивы. Практическая мотивация решения в GC и других заключается в том, что если Суд будет строго интерпретировать GDPR, поисковая система Google и, возможно, многие другие поисковые системы будут (т.е. останутся) частично незаконными - результат, нежелательный ни для Суда, ни для для многочисленных пользователей поисковой системы Google в ЕС.Что касается решения по делу Google v CNIL , Суд, по крайней мере, частично был мотивирован соображениями относительно политического и правового воздействия, которое глобальное разыменование может иметь в международном масштабе. Решение также демонстрирует несовместимость принципа территориальности с глобальными потоками данных 90 и подчеркивает необходимость последовательной теории юрисдикции в Интернете, включая правила коллизионного права.

Решения еще раз демонстрируют, насколько сложно провести границы в Интернете и будут иметь серьезные последствия не только для пользователей Интернета, но особенно для технологических компаний в ЕС и за его пределами, поскольку многие аспекты решений напрямую влияют на их бизнес-модели. .Кроме того, поскольку Суд является пионером в отношении права на забвение, решение может также косвенно повлиять на законодательство и судебные решения в государствах, не входящих в ЕС.

Воздерживаясь от абсолютных заявлений, Суд намеренно оставил некоторое пространство для органов по защите данных, чтобы они могли надлежащим образом реагировать на конкретные обстоятельства каждого дела. В принципе, такой более тонкий подход следует приветствовать. Однако, хотя обязательство органов по защите данных сотрудничать при принятии решения снижает риск фрагментарного принятия решений, такой подход может привести к дальнейшим судебным разбирательствам в отношении объема права на забвение.Таким образом, Суду, возможно, вскоре придется снова заняться отменой референции результатов поиска.

© Опубликовано OUP и CH Beck от имени GRUR e.V.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License (http://creativecommons.org/licenses/by/4.0/), которая разрешает неограниченное повторное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии, что оригинал работа правильно процитирована.

Соответствует статье 17 Директивы ЕС по авторскому праву

Статья 17 Директивы ЕС по авторскому праву (Директива об авторском праве на едином цифровом рынке), возможно, является наиболее спорным законодательным актом, принятым Парламентом ЕС за последние годы.

Положение запрещает платформам для обмена контентом отображать нелицензированный контент, защищенный авторским правом, от имени своих пользователей. Это представляет собой беспрецедентное изменение ответственности на за нарушение авторских прав в отношении платформ обмена контентом.

Директива об авторском праве является законом ЕС от 7 июня 2019 г. Она стала предметом множества путаниц и спекуляций.

Мы собираемся подробно изучить новых правил в соответствии со статьей 17 и рассмотреть , как ваш бизнес может соответствовать .


Что такое статья 17?

Статья 17 Директивы ЕС по авторскому праву является окончательной версией того, что ранее называлось « Статья 13 ». Много новостей и дискуссий по этой теме относится к положению по его старому названию.

Европейский парламент надеется, что статья 17 будет:

«дает художникам более сильную позицию в использовании своих прав на справедливую компенсацию, когда их работы используются и распространяются в Интернете другими».

В соответствии со Статьей 17, платформы для обмена контентом (такие как YouTube и Vimeo) могут быть привлечены к суду за то, что нарушающий авторские права контент становится общедоступным, даже если он был загружен их пользователями.

С тех пор, как были предложены эти новые правила авторского права, Википедия «отключилась» в знак протеста, и уличные демонстрации привлекли десятки тысяч людей. Тем не менее, Статью 17 защищают издатели, авторы и музыканты, которые утверждают, что она защищает их интеллектуальную собственность от интернет-гигантов.

Страны ЕС должны до 7 июня 2021 года принять национальные законы, вводящие в действие Директиву об авторском праве. Как только это произойдет, правила, изложенные в статье 17, начнут исполняться национальными судами в странах ЕС.

Старые правила Директивы об электронной торговле

Старые правила взяты из другого закона ЕС, известного как Директива об электронной коммерции . Согласно этим правилам, платформы для обмена контентом обычно не могут быть привлечены к ответственности за несанкционированное отображение защищенного авторским правом контента, который был загружен их пользователями.

Платформа обмена контентом была определена как « простой канал », который просто получает информацию от своих пользователей и предоставляет к ней доступ.

пользователей платформы несут ответственность за то, чтобы загруженный ими контент не был защищен авторским правом, а пользователей могли быть привлечены к суду правообладателями. Все, что требовалось платформе обмена контентом для , чтобы избежать ответственности по старым правилам, это «действовать оперативно» и удалить оскорбительный контент, после получения уведомления от правообладателя.

Эта модель « уведомление и удаление » применялась весьма непоследовательно в странах ЕС и была менее строгой, чем аналогичные правила в Соединенных Штатах.

Статья 17 предусматривает гораздо более узкое и сложное изъятие.

Новые правила в соответствии со статьей 17

Важно понимать, как действуют правила в соответствии со статьей 17. Затем мы рассмотрим, как они могут применяться в вашей компании.

На многие вопросы, которые у вас возникнут по статье 17, можно ответить, прочитав сам текст (ссылка на который также приведена выше). Будет предоставлен перевод с юридического языка. Помните, что это не юридическая консультация.

Основная цель статьи 17 - уменьшить количество неавторизованных материалов, защищенных авторским правом, доступных в Интернете. .Это влечет за собой требование к платформам обмена контентом получить разрешение от правообладателя, например, в форме лицензии, прежде чем они будут отображать защищенный авторским правом материал, загруженный его пользователями.

Эта лицензия должна охватывать ситуации, когда ее пользователи не стремятся получить прибыль .

Может ли платформа избежать ответственности?

Если платформа обмена контентом отображает материалы, защищенные авторским правом, без лицензии, статья 17 говорит нам, что платформа должна продемонстрировать, что она выполнила определенные действия, чтобы избежать ответственности .

Есть четыре обязательства , которые должны выполнять большинство платформ для обмена контентом, показанные здесь в Статье 17 (4):

Чтобы избежать ответственности за контент своих пользователей, служба обмена контентом должна иметь возможность продемонстрировать, что у нее есть:

  1. Сделал все возможное, чтобы получить лицензию
  2. Сделал все возможное, чтобы не отображать защищенного авторским правом контента, который был зарегистрирован на платформе правообладателями
  3. Оперативно предпринято для удаления любого защищенного авторским правом контента по получении действительного уведомления от правообладателя
  4. Сделаны все возможное, чтобы предотвратить повторную загрузку удаленного содержимого

Существуют определенные исключений для некоторых из этих четырех обязательств для небольших платформ, которые мы обсудим в следующем разделе.

Должны ли платформы отображать весь загруженный контент?

Было высказано предположение, что платформы обмена контентом должны будут внедрить автоматизированную систему, которая будет сканировать каждый входящий элемент контента , чтобы отфильтровать материалы, защищенные авторским правом.

Некоторые крупные платформы обмена контентом уже делают это. Например, программа Content ID YouTube позволяет правообладателям регистрировать контент, защищенный авторским правом, на YouTube, чтобы можно было сканировать загруженные пользователем материалы:

Статья 17 (8) гласит, что не должно быть «общих обязательств по мониторингу» , налагаемых Директивой об авторском праве.Таким образом, странам ЕС запрещено требовать от платформ обмена контентом для сканирования всего загруженного контента.

Однако сканирование всего загруженного контента может быть единственным реальным способом соблюдения того, что мы обозначили как « обязательство 2 » (выше). Как мы увидим, меньшие платформы освобождаются от этого обязательства. Однако утверждается, что даже небольшие платформы могут прибегать к принудительному сканированию из-за опасений судебного разбирательства.

Применяются ли правила ко всем типам контента?

Большая часть возмущения по поводу статьи 17 была сосредоточена на представлении о том, что она фактически запретит мемы.

Европейская комиссия отвергла эту идею, как видно из ее ленты в Twitter:

Существуют определенные типы контента, на которые не распространяется действие правил Статьи 17, которые будут вам знакомы, если вы понимаете принципы «добросовестного использования» или «добросовестности» в законе об авторском праве:

  • Цитата, критика, обзор - Например, обзоры фильмов и определенный образовательный контент
  • Карикатура, пародия, стилизация - Такие как мемы и сатира

Это исключение должно успокоить тех, кто считал, что статья 17 послужит «запрету мемов» в ЕС.Однако некоторые все еще утверждают, что новые правила заставят платформы обмена контентом быть настолько бдительными при проверке загружаемого пользователями контента, что мемы могут фактически исчезнуть.

Статья 17 требует, чтобы платформы обмена контентом обеспечивали «эффективный и быстрый» процесс апелляции для пользователей, чей контент был удален. Все апелляции должны рассматриваться человеком (т. Е. Не автоматизированным программным обеспечением).

Службы обмена контентом

также должны использовать свои Условия использования , чтобы пользователи знали об исключениях из правил использования материалов, защищенных авторским правом, например, для критики и пародии.

Кто должен соблюдать статью 17?

Новые правила коснутся не всех компаний. Они также по-разному применимы к разным типам платформ.

Что такое платформа для обмена контентом?

Статья 17 прямо направлена ​​на « провайдеров онлайн-услуг обмена контентом » (которые мы называем «платформами обмена контентом»). Они определены в статье 2 Директивы ЕС по авторскому праву:

На первый взгляд, это описывает онлайн-сервис (например, веб-сайт или приложение), пользователи которого загружают «большое количество» контента, защищенного авторским правом.В рамках основной деятельности платформа:

  • Хранит этого контента, защищенного авторским правом
  • Предоставляет публичный доступ к контенту
  • Организует и продвигает контент с целью получения прибыли

Конкретные исключения, упомянутые в статье 17, включают:

  • Некоммерческие энциклопедии и исследовательские хранилища (например, Википедия)
  • Платформы разработки программного обеспечения с открытым исходным кодом (например, GitHub)
  • Интернет-магазины (например, eBay)
  • Телекоммуникационные сети (например, Интернет-провайдеры, такие как AT&T или O2)
  • Услуги частного или B2B облачного хранилища (например, Dropbox)

Исключены ли платформы меньшего размера?

За исключением перечисленных выше исключений, правила распространяются на все коммерческие платформы обмена контентом. Меньшие платформы не освобождаются от налога . Но некоторые платформы будут соответствовать менее строгим стандартам.

В этом отрывке из статьи 17 рассказывается, как правила могут применяться по-разному к некоторым платформам:

Можно выделить два типа платформ обмена контентом, для которых правила применяются менее строго. Мы назовем их « стартапов » и « популярных стартапов ».

Стартапов

Startups (для наших целей) платформы обмена контентом, которые:

  • Работали публично в ЕС менее трех лет и
  • Имеют оборот менее 10 миллионов евро в год и
  • В среднем принимали Менее 5 миллионов посетителей в месяц в течение предыдущего календарного года

Выше мы рассмотрели четыре обязательства , которые платформа обмена контентом должна будет выполнить, прежде чем сможет избежать ответственности за загруженный пользователем контент, который она отображает.

Стартапы освобождены от обязательств 2 и 4 . Чтобы избежать ответственности, стартапам нужно только выполнить обязательства 1 и 3 , продемонстрировав, что у них есть:

  • Сделал все возможное, чтобы получить лицензию
  • Оперативно предпринята попытка удалить содержимого после получения уведомления от правообладателя
Популярные стартапы

Популярные стартапы - вторая категория платформ для обмена контентом, отмеченная статьей 17.

Популярные стартапы похожи на стартапы с точки зрения возраста и текучести кадров. Единственное отличие состоит в том, что они принимали в среднем более 5 миллионов посетителей в месяц в течение предыдущего календарного года.

Popular Startups имеет те же обязательства, что и Startups (обязательства 1 и 3).

Кроме того, популярные стартапы должны продемонстрировать, что они приложили «все усилия», чтобы предотвратить повторную загрузку неавторизованных материалов, защищенных авторским правом, которые были удалены после уведомления правообладателя (обязательство 4).

Это означает, что популярные стартапы освобождены от обязательств только 2 .

Применение правил к вашей платформе

Эти новые правила, вероятно, существенно изменят способ работы платформ обмена контентом.

Хотя Директива об авторском праве была принята на уровне ЕС, у платформ есть некоторое время для подготовки , прежде чем правила войдут в национальное законодательство. Если вы максимально используете эту возможность, вы можете получить конкурентное преимущество.

Сделайте все возможное, чтобы получить разрешение

Основная посылка статьи 17 заключается в том, что платформа обмена контентом не должна отображать материалы, защищенные авторским правом, которые были загружены ее пользователями без разрешения правообладателя . Если платформа нарушает это правило, она может нести ответственность за нарушение авторских прав.

Это обязательство распространяется на всех типов платформ обмена контентом , включая стартапы и популярные стартапы.

Что это означает на практике?

В конечном итоге это будет включать переговоры с правообладателями для получения лицензий.Это может быть особенно проблематично для небольших компаний.

В настоящее время YouTube предлагает правообладателям возможность делиться доходом от рекламы с пользователем, загрузившим их материал:

Теперь баланс сил сдвинулся в сторону правообладателей. Такой договоренности может быть уже недостаточно.

Если вы показываете неавторизованный материал, защищенный авторским правом, на своей платформе, вы должны быть в состоянии показать, что вы сделали «все возможное», чтобы получить разрешение .«Лучшие усилия» еще четко не определены.

Статья 17 содержит следующее положение:

В нем говорится, что Европейская комиссия будет консультироваться с по установлению передовой практики . Это должно помочь прояснить, как будет работать система авторизации.

А пока вам следует следить за пресс-релизами Европейской комиссии, чтобы увидеть, как развиваются эти консультации.

Настройка процесса уведомления и удаления

Если платформа сделала неавторизованный материал, защищенный авторским правом, общедоступным, она должна « действовать незамедлительно, », чтобы удалить контент после « обоснованного уведомления » от правообладателя.

Это обязательство распространяется на всех типов платформ обмена контентом , включая стартапы и популярные стартапы.

Такие обязательства уже существуют в некоторых местах, например, в соответствии с Законом США об авторском праве в цифровую эпоху (DMCA).

Вот как YouTube упрощает процесс уведомления и удаления:

Выбор «Подать жалобу на нарушение авторских прав» позволяет правообладателю заполнить форму жалобы на нарушение авторских прав:

Правообладатель должен сделать заявление перед подачей запроса.Это помогает обеспечить обоснованность жалоб на нарушение авторских прав (действительных):

В ваших интересах, чтобы упростил правообладателям уведомлять вас. Но вы должны удалять только контент, если вы можете быть уверены, что такое уведомление обосновано .

Создание апелляционного процесса

Статья 17 предусматривает «эффективный и быстрый» процесс апелляции . для пользователей, которые хотят оспорить уведомление об удалении. Апелляции должны рассматриваться людьми .

Это обязательство распространяется на всех типов платформ обмена контентом , включая стартапы и популярные стартапы.

В рамках своих процедур уведомления и удаления многие платформы уже позволяют пользователям подавать «встречное уведомление ». Это требуется в соответствии с Законом США "Об авторском праве в цифровую эпоху".

Условия обслуживания TikTok описывают процесс подачи встречного уведомления:

Вот еще один пример из Quizlet:

Эти процессы встречного уведомления соответствуют требованиям Закона США "Об авторском праве в цифровую эпоху".Апелляционный процесс по статье 17 может выглядеть совершенно иначе. Надеюсь, что со временем Европейская комиссия представит некоторые разъяснения.

Измените свои условия

Надеюсь, на вашей платформе уже есть набор из Условий и положений (иногда называемых «Условиями обслуживания» или «Политикой допустимого использования»). Если нет, создайте его в срочном порядке.

Ваши Условия должны запрещать пользователям загружать материалы, защищенные авторским правом , без лицензии.

Вот как Vimeo с этим справляется. Во-первых, Vimeo заявляет о своем широком подходе к авторскому праву в своих Условиях обслуживания:

Условия Vimeo включают отдельную Политику авторских прав:

Статья 17 требует, чтобы платформы информировали пользователей о исключенном контенте через свои Условия. Это обязательство распространяется на всех типов платформ обмена контентом , включая стартапы и популярные стартапы.

Vimeo предоставляет своим пользователям некоторые рекомендации о добросовестном использовании .Вот что Vimeo говорит об использовании материалов, защищенных авторским правом, для пародий (одно из исключений по статье 17):

Чтобы соответствовать Статье 17, вы должны убедиться, что такое руководство включено в ваши Положения и условия .

Предотвращение загрузки неавторизованного контента, защищенного авторским правом

То, что мы назвали « обязательство 2 », является одним из наиболее спорных положений статьи 17. Он не применяет ни к стартапам, ни к популярным стартапам.

Обязательство 2 предусматривает систему упреждающего уведомления . Правообладатели будут регистрировать свой контент на платформах для обмена контентом. Платформам потребуется:

  • Получить разрешение на отображение зарегистрированного содержимого, или
  • Запретить отображение зарегистрированного содержимого

Если платформа делает зарегистрированный контент общедоступным, она может нести ответственность за нарушение авторских прав, если только она не докажет, что приложила «все усилия» для выполнения двух вышеперечисленных действий.

« Обязательство 4 » налагает аналогичное требование. Платформы должны предотвращать повторную загрузку контента, который был удален после уведомления правообладателей. Это обязательство не распространяется на стартапы, но распространяется на Популярные стартапы .

Одним из вариантов выполнения этих обязательств может быть внедрение чего-то вроде системы Content ID YouTube (обсуждалось выше) или какого-либо менее строгого механизма, такого как Инструмент сопоставления авторских прав:

Однако, как мы уже обсуждали, якобы платформы не требуются для отслеживания всего входящего контента.Таким образом, может быть некоторая гибкость в том, как применять эти правила.

В соответствии со статьей 17 (9) платформы также должны учитывать Общие правила защиты данных (GDPR) при применении этих правил:

Уравновешивание интересов правообладателей и пользователей всегда представляло проблему для платформ обмена контентом. Статья 17 еще больше усложняет дело.

Резюме

Статья 17 приведет к некоторым значительным изменениям онлайн.Неудивительно, что такие компании, как YouTube, яростно лоббировали нарушение правил. Но меньшие платформы также серьезно пострадают.

Прежде чем новые правила вступят в силу, вы можете подготовиться, выполнив следующие действия:

Система ответственности ст. 17 DSMD и национальное внедрение - нарушение запрета на выполнение общих обязанностей по мониторингу? - jipitec

3.4.1.1. Выход из основных прав ЕС

49

Релевантным и вытекающим из вышеупомянутых основных прав, в частности, решение Netlog CJEU: Дело касалось иска бельгийского общества по сбору платежей против поставщика услуг (социальной сети), требующего от него проактивного расследования всех передач данных или действий для этих целей. нарушения авторских прав.

50

В решении Netlog CJEU прямо сослался на права на свободу выражения мнений и информации, гарантированные Хартией основных прав ЕС, чтобы объявить общую процедуру мониторинга, как того требует бельгийская коллекторская компания SABAM по отношению к Netlog - поставщик услуг - недопустимо. Для запрашиваемой системы фильтрации CJEU первоначально указал:

“36 В этом отношении общепринято, что для реализации этой системы фильтрации потребуется:

во-первых, чтобы провайдер услуг хостинга идентифицировал во всех файлах, хранящихся на его серверах всеми его пользователями услуг, файлы, которые могут содержать произведения, в отношении которых держатели прав интеллектуальной собственности заявляют, что обладают правами;

далее, чтобы определить, какие из этих файлов хранятся и становятся доступными для общественности незаконно; и, наконец, что он предотвращает доступ к файлам, которые он считает незаконными.

37 Профилактический мониторинг такого рода, таким образом, потребует активного наблюдения за файлами, хранящимися пользователями у поставщика услуг хостинга, и будет включать почти всю хранящуюся таким образом информацию и всех пользователей услуг этого поставщика (см. По аналогии, Scarlet Extended , пункт 39).

38 В свете вышеизложенного необходимо признать, что судебный запрет, наложенный на поставщика услуг хостинга, требующий от него установки оспариваемой системы фильтрации, обязывает его активно отслеживать почти все данные, относящиеся ко всем его пользователям услуг, чтобы чтобы предотвратить любое нарушение прав интеллектуальной собственности в будущем.Отсюда следует, что этот судебный запрет потребовал бы от провайдера хостинг-услуг проведения общего мониторинга, что запрещено ст. 15 (1) Директивы 2000/31 (см. По аналогии, Scarlet Extended, параграф 40) ».

51

Эти утверждения представляют особый интерес для данного вопроса, поскольку они показывают близость рассматриваемых в то время обязанностей к обязанностям, предусмотренным ст. 17 DSMD.

52

Что касается основных прав, то CJEU утверждает - в продолжение принципов, уже изложенных в решении Promusicae, - что защита прав интеллектуальной собственности в соответствии со ст.17 (2) ECFR не является свободным от ограничений и безоговорочно гарантированным, то есть необходимо учитывать основные права других затронутых сторон. Соответственно, CJEU подчеркивает в решении Netlog:

«44 Соответственно, в обстоятельствах, подобных тем, которые возникают в ходе основного разбирательства, национальные власти и суды должны, в частности, соблюдать справедливый баланс между защитой права интеллектуальной собственности, которым пользуются правообладатели, и защитой свободы ведения бизнеса. используются операторами, такими как провайдеры хостинговых услуг, в соответствии со ст.16 Устава (см. Пункт 46 Алого ордена) ».

53

Что касается основных прав поставщиков услуг, CJEU считает, что такое обязательство по мониторингу общего исследования или по проверке контента нарушает основные права:

«46 Соответственно, такой судебный запрет привел бы к серьезному нарушению свободы провайдера хостинг-услуг вести свою деятельность, поскольку он потребовал бы, чтобы этот хостинг-сервис установил сложную, дорогостоящую, постоянную компьютерную систему за свой счет, что также противоречило бы условиям, изложенным в ст.3 (1) Директивы 2004/48, которая требует, чтобы меры по обеспечению соблюдения прав интеллектуальной собственности не были излишне сложными или дорогостоящими (см. По аналогии, Scarlet Extended, параграф 48).

47 В этих обстоятельствах следует признать, что судебный запрет на установку оспариваемой системы фильтрации следует рассматривать как несоблюдение требования о соблюдении справедливого баланса между, с одной стороны, защитой права интеллектуальной собственности. правообладатели и, с другой стороны, свобода ведения бизнеса, которой пользуются операторы, например, провайдеры хостинговых услуг (см. по аналогии, Scarlet Extended, параграф 49).”

54

Но CJEU считает непропорционально ущемленными не только основные права провайдера, но и права пользователей:

“48 Более того, последствия этого судебного запрета не будут ограничиваться поставщиком услуг хостинга, поскольку оспариваемая система фильтрации может также нарушать основные права пользователей услуг этого поставщика услуг хостинга, а именно их право на защиту их личных данных и их свобода получать или распространять информацию, права, гарантированные ст.ст. 8 и 11 Устава соответственно.

49 Действительно, судебный запрет, требующий установки оспариваемой системы фильтрации, будет включать идентификацию, систематический анализ и обработку информации, связанной с профилями, созданными в социальной сети ее пользователями. Информация, связанная с этими профилями, является защищенными личными данными, потому что, в принципе, она позволяет идентифицировать этих пользователей (см. По аналогии Scarlet Extended, параграф 51).

50 Более того, этот судебный запрет потенциально может подорвать свободу информации, поскольку эта система может не проводить адекватного различия между незаконным и законным контентом, в результате чего его введение может привести к блокировке законных сообщений.Действительно, не оспаривается, что ответ на вопрос, является ли передача законной, также зависит от применения установленных законом исключений из авторского права, которые варьируются от одного государства-члена к другому. Кроме того, в некоторых государствах-членах определенные произведения являются общественным достоянием или могут быть бесплатно размещены в Интернете соответствующими авторами (см. По аналогии Scarlet Extended, параграф 52) ».

55

Такое толкование запрета общих обязательств по мониторингу в значительной степени соответствует различию между общими и конкретными обязательствами по мониторингу, уже установленным в государствах-членах, таких как Германия.Здесь важно не столько количество проверок, сколько то, проводится ли она по определенной причине или независимо от какой-либо причины. Запрет общих обязательств по мониторингу относится к проверкам, которые не инициируются конкретным уведомлением правообладателя и которые касаются всего содержания предложения (платформы). С другой стороны, обязательства, которые налагаются на поставщика судом или властями, не подпадают под запрет и, в силу конкретного случая, требуют, e.g., чтобы устранить конкретное нарушение. Таким образом, конкретные обязательства по мониторингу, следующие за приказом о предотвращении аналогичного нарушения закона («приостановка»), не подпадают под запрет на обязательства по мониторингу без подсказки, что недавно подтвердил CJEU в решении Главишнига-Пескека. Однако ст. 15 (2) РДЭ позволяет (только!) Национальным властям требовать от поставщиков услуг предоставлять информацию о предполагаемых незаконных действиях или информацию. Однако это исключение не распространяется на частноправовые иски.

56

В области законодательства о товарных знаках CJEU придерживался той же точки зрения в решении L’Oréal против eBay относительно постановлений суда против поставщика услуг eBay относительно аналогичных нарушений:

«139 Во-первых, из ст. 15 (1) Директивы 2000/31 в сочетании со ст. 2 (3) Директивы 2004/48, что меры, требуемые от соответствующего поставщика онлайн-услуг, не могут состоять в активном мониторинге всех данных каждого из его клиентов с целью предотвращения любого будущего нарушения прав интеллектуальной собственности через веб-сайт этого поставщика. .Кроме того, обязательство по общему мониторингу несовместимо со ст. 3 Директивы 2004/48, в которой говорится, что меры, указанные в директиве, должны быть справедливыми и соразмерными и не должны быть чрезмерно дорогостоящими.

140 Второй, как также ясно из ст. 3 Директивы 2004/48, суд, выносящий судебный запрет, должен гарантировать, что изложенные меры не создают препятствий для законной торговли. Это означает, что в случае, подобном тому, который рассматривается передающим судом, который касается возможных нарушений прав на товарные знаки в контексте услуги, предоставляемой оператором онлайн-рынка, судебный запрет, полученный против этого оператора, не может иметь своей целью или последствиями. общий и постоянный запрет на продажу на этом рынке товаров с указанными товарными знаками.”

57

Даже если CJEU прямо здесь не участвует в оценке основных прав, эти причины снова показывают, что поставщик услуг не обязан проверять весь контент инициативно на предмет возможных нарушений.

Соответственно, приказы против поставщиков услуг, которые обязывают их идентифицировать участников на платформах, допустимы (несмотря на требуемую защиту данных), а также для предотвращения подобных нарушений.

58

Кроме того, конституционные суды, такие как Европейский суд по правам человека, прямо указали на «сдерживающее воздействие» на свободу выражения мнений пользователей из-за общего контроля над коммуникативным поведением, а также из-за «чрезмерного блокирования» законно соблюдаемых правил. содержание.Что касается DSMD, обязательство фильтровать контент и перенос действий на пользователя, который должен отстаивать свои права индивидуально против поставщика услуг, вероятно, приведет к бездействию пользователей, даже если они оправданы, и, с другой стороны, к блокировке контента в случае сомнений со стороны поставщиков услуг во избежание санкций, что приводит к «сдерживающим эффектам» против свободы выражения мнения.

3.4.1.2. Применение к ст. 17 DSMD

59

Сомнительно, что созвездие, лежащее в основе решения Netlog, сопоставимо со ст.17 DSMD - и как таковая станет жертвой вердикта европейской незаконности в отношении основных прав. Как уже говорилось, это не относится к ст. 17 (4) (b) DSMD, поскольку проверки, проводимые поставщиком услуг, относятся только к информации, предоставленной правообладателем; общий мониторинг или проверка фундаментального значения не подразумевается, поскольку это обязательство явно зависит от информации, предоставленной правообладателями, следовательно, не независимо от такой информации и не проактивно, чтобы принципы решения Netlog не вмешивались.

60

Однако рассматривать только ст. 17 (4) (b) DSMD - как указано - не соответствует требованиям: в первую очередь, ст. 17 (1), (4) (a) DSMD вынуждает поставщика услуг проверять весь контент, чтобы определить, нарушает ли какой-либо контент на его платформе авторские права правообладателей, поскольку, как указано выше, ст. 17 (1) DSMD распространяет право публичной доступности на поставщика услуг и, следовательно, делает его непосредственным виновником. Таким образом, поставщик услуг должен - как указано в Ст.17 (4) (а) - «приложить все усилия» для получения лицензий. Только если он этого не сделал (ст. 17 (4) (а): «и») Ст. 17 (4) (b) вмешивается DSMD. Однако для этого необходимо, чтобы поставщик услуг удостоверился в существующем содержании и его правовом положении; в противном случае обязательство по ст. 17 (1) (4) (а) DSMD для получения лицензий не имеет смысла. Какие лицензии он должен получить, если поставщик услуг не знает, какой контент требует лицензии? Следовательно, в качестве первого шага поставщик услуг должен проверить и убедить себя, какой контент должен быть лицензирован.Следовательно, он должен проактивно контролировать контент - независимо от информации, предоставленной правообладателями, и не ограничиваясь такой информацией. Таким образом, принципы, изложенные CJEU в решении Netlog, явно нарушаются как ст. 17 (1), (4) a) DSMD вводит упреждающее обязательство проводить проверки без ограничений, например, в ст. 17 (4) b) DSMD в отношении информации, предоставляемой правообладателями.

61

Это также относится к усилиям некоторых авторов по интерпретации, которые, учитывая сложный сбор прав и невозможность контролировать весь контент, основаны на принципе пропорциональности и требуют от поставщика услуг только «умеренной должной осмотрительности».Это может применяться в отношении самого получения лицензий, но не меняет того факта, что в первую очередь необходимо проверять весь контент, чтобы увидеть, нарушает ли он какие-либо права вообще, и если да, то какие. Поскольку обязательство по ст. 17 (1), (4) (a) DSMD - и не по Ст. 17 (4) (b) DSMD - напоминает общую проверку, требуемую для дела Netlog, такое обязательство нарушает запрет на обязательство общего мониторинга. Другими словами, ст. 17 (1), (4) (a) DSMD нарушает надлежащее рассмотрение затронутых основных прав поставщиков, а также затронутых пользователей по отношению к правообладателям.

62

В этом контексте в качестве меры предосторожности термин «фильтр загрузки» неуместен, поскольку на карту поставлен не только контроль во время загрузки пользовательского контента, но и общий мониторинг контента на платформе - из-за обязательства получить лицензии.

63

Также следует учитывать, что по системе ст. 17 (4) и (9) DSMD - процедура апелляции - контент сначала отключается или блокируется и выпускается только после жалобы пользователя.Однако это создает вышеупомянутые «сдерживающие эффекты» для свободы выражения мнений, особенно когда содержание относится к текущим событиям, для которых процедура рассмотрения жалоб не будет адекватной из-за потери времени. Это наиболее очевидно, когда прямые трансляции заблокированы, и процедура рассмотрения жалоб приводит к потере живого персонажа, поскольку они будут разблокированы только после трансляции события. Опять же, было бы более чем неясно, что будет означать «умеренная должная осмотрительность», поскольку поставщик услуг должен будет квази постоянно или, по крайней мере, случайным образом проверять прямую трансляцию, чтобы постоянно контролировать законность потоковой передачи.

64

Наконец, есть основания опасаться, что даже по ст. 17 (4) (b) DSMD, при ограничении мониторинга контента, предоставляемого правообладателями, эти списки контента будут настолько исчерпывающими, что фактически будет происходить общий мониторинг всего контента.

65

Некоторые авторы выступают за ограничительное толкование ст. 17 (4) DSMD, чтобы предотвратить нарушение основных прав ЕС из-за общей обязанности по мониторингу. Соответственно, предполагается, что поставщики услуг действуют только после получения информации и уведомлений и должны получать лицензии впоследствии (!).Это должно быть обосновано Декларацией 66 (5) DSMD, а также ст. 17 (4) (b) DSMD. Однако эта позиция не признает двухуровневую систему ст. 17 (1), (4) (а) и (4) (б) DSMD; Дело в том, что ответственность за привилегию ст. 17 (4) (b) DSMD зависит от того факта, что поставщик услуг заранее или заранее (!!) предпринял попытку получить лицензии и т. Д., Не может быть отказано. Соответственно, Декларация 66 (5) DSMD также не ссылается на ст. 17 (1), (4) (a) DSMD, но к Ст. 17 (4) (b) и c) DSMD, который четко идентифицируется по формулировке.

(PDF) Физическая и правовая инвалидность в соответствии со статьей 17 (3) Римского статута

114

      () -



 Уильям А. Шабас, Введение в Международный уголовный суд, третье издание

(, Кембридж, 2009) 183; Паола Гаэта, «История и эволюция понятия

международных преступлений» в Роберто Беллелли (ред.), Международное уголовное правосудие: Закон и

Практика от Римского статута до его обзора (Ashgate, Surrey, 2010) 170 .

 Подробнее см. Кристин Ван ден Вингаерт и Том Онгена, «Ne Bis In Idem

Principle, включая вопрос об амнистии» в Антонио Кассезе, Паоле Гаэте и Джоне

R.W.D. Джонс (ред.), Римский статут Международного уголовного суда: комментарий

(, Oxford, 2002) 705.

 См. В целом Дон Седман, «Должно ли судебное преследование обычных преступлений внутри страны»

Юрисдикции удовлетворяют принципу дополнительности? »В Карстен Стан и Лариссе Ван

Ден Херик (ред.), Перспективы международного уголовного правосудия в будущем ( Asser Press,

The Hague, 2010), стр. 259–266.

 Римский статут, статья 17 (3).

 Хулио Басио Террачино, «Национальное осуществление  преступлений: влияние на национальные юрисдикции

и », 5 Журнал международного уголовного правосудия (2007) 436.

 Бенцинг, сноска 8 выше , п. 617.

пыток, например, в отношении международных преступлений, международные трибуналы, а также

, поскольку другие национальные трибуналы могли преследовать эти преступления в соответствии с концепцией универсальной юрисдикции

.Таким образом, если бы эти серьезные преступления были подвергнуты уголовному преследованию на национальном уровне, то не было бы реальной причины для их судебного преследования как международных преступлений как таковых.

В контексте Римского статута преднамеренное исключение

обычных преступлений в качестве исключения из принципа ne bis in idem в статье 20 (3) предполагает

возможность их применения на национальном уровне, без того, чтобы это делало дело

приемлемым до. Что касается сценария неспособности, статья 17 (3)

требует связи между «недоступностью» и невозможностью

получить обвиняемого, необходимыми доказательствами и показаниями или общей неспособностью

выполнить Если национальная судебная система, которая

не приняла преступления или приняла их, но преследовала поведение как обычное преступление

, сможет получить от обвиняемого необходимые доказательства и показания-

тимони; более того, если он не поврежден, поскольку он может действительно выполнять

перерасходов, то это состояние не может считаться неспособным продолжить

.

Честно говоря, возложить на государства обязанность принять  преступления нации -

союзника было бы равносильно установлению обязательства на государства преследовать

преступлений по той же классификации, что и Статут, обязательство

, которое сам Статут не устанавливает. Это было бы даже вразрез с общим понятием принципа дополнительности

, которое создает границу

между национальными обвинениями и обвинениями, где последнему

не разрешается преодолевать эту границу, за исключением случаев, когда одна или несколько из

Комиссии раскрывают Статью 17 Указания: 3 основные моменты

Вот 3 основных момента:

Статья 17, а не

sui generis право на сообщение для всеобщего сведения Во-первых, Руководство использует другую точку зрения, чем , предварительно высказанную в сентябре 2020 года.
В нем говорится, что статья 17 соответствует lex specialis директиве InfoSoc , но также что это положение не создает особого / sui generis права на сообщение общественности по сравнению с тем, которое уже содержится в статье 3 последний:

Статья 17 не влияет на концепцию сообщения для всеобщего сведения или предоставления контента для всеобщего сведения в другом месте в соответствии с законодательством Союза, а также не влияет на возможное применение статьи 3 (1) и (2) Директивы 2001 / 29 / EC другим поставщикам услуг, использующим защищенный авторским правом контент.

Как известно читателям, характер права на публичное сообщение, предусмотренного статьей 17, является давно обсуждаемым вопросом, а также занимает видное место в некоторых национальных дебатах о транспозиции, особенно в Германии.

Я уже выразил свое мнение о том, что характеризовать Статью 17 как особое / sui generis право на сообщение общественности неверно: см. здесь и здесь . В любом случае мы можем ожидать услышать больше по этому вопросу когда через несколько недель (22 июня) Суд Европейского Союза (CJEU) вынесет свое решение по делам YouTube , C-682/18 и Cyando , C-683/18.В своем прошлогоднем заключении [Katpost здесь] генеральный адвокат Ээ высказал мнение, что такие платформы, как YouTube и Uploaded, могут нести ответственность в соответствии со статьей 17 без лицензии, но это не будет справедливо только в рамках Директивы InfoSoc.

Структура статьи 17 негибкая!

Flexible Kat
Второй важный момент соответствует прецедентному праву CJEU об авторском праве за последние несколько лет: если только директива не оставляет на усмотрение государств-членов возможность тонкой настройки содержания положения, государствам-членам не разрешается изменять его объем.

То же самое и со статьей 17.

Руководство Комиссии подтверждает, что государства-члены:

  1. не могут изменить понятие «поставщик услуг обмена онлайн-контентом» (OCSSP),
  2. концепция «максимальных усилий» является автономной концепцией законодательства ЕС, которая должна применяться единообразно по всему ЕС, и
  3. государств-членов не могут устанавливать количественные пороги в связи с «большим количеством» в определении OCSSP.

Последнее является ключевым моментом: на практике это означает, что государства-члены не могут вводить установленные законом исключения de minimis к применению статьи 17.Национальные суды, а не законодательные органы, должны определять, следует ли рассматривать рассматриваемый объем контента как "большой" или нет, с учетом всех рассматриваемых обстоятельств.

Опять же, это то, что фигурирует в дебатах о переносе статьи 17 в Германии, но также имеет отношение к переносу других положений Директивы DSM.

Например, Италия готовится перенести статью 15 (право издателей прессы): соответствующий закон о делегировании полномочий предписывает дать определение понятию «очень короткие отрывки» (статья 9 (1) (i)).В свете (правильного) толкования, предоставленного Комиссией, такой подход был бы неуместным и противоречащим законодательству ЕС.

Ex ante / ex post blocking

Что касается загрузки пользователями, статья 17 (7) прямо не указывает, что «законное использование» - в этом смысле - виды использования, которые подпадают под действие исключения или ограничения, но также использование, которое не нарушает авторских прав, например, в отношении материалов, являющихся общественным достоянием, должно быть разрешено ex ante , а не только ex post , полагаясь на механизм возмещения ущерба и подачи жалоб.

Хотя в проекте Руководства говорится о блокировании только «вероятных загрузок, нарушающих авторские права» ex ante , Руководство Комиссии рекомендует ограничить автоматическую блокировку ex ante контента, идентифицированного правообладателями, «загрузками, явно нарушающими авторские права», в этом смысле - для пример - точное или просто технически измененное совпадение произведений целиком или их значительных частей.

Напротив , загрузки, которые не являются явно нарушающими, должны быть в принципе разрешены и могут подлежать проверке со стороны человека ex post , когда правообладатели возражают, отправив уведомление.Такие загрузки могут включать короткие отрывки из более длинного произведения или преобразовательное использование произведения или его части.

Какова юридическая сила Руководства Комиссии?

При всем этом можно задаться вопросом, каков правовой статус сегодняшней Коммуникации. Что ж, Руководство не является обязательным для CJEU, поскольку оно не имеет обязательной силы или является «мягким законом». Суд имеет право - в соответствии со статьей 267 TFEU - выносить предварительные постановления относительно действительности и толкования актов учреждений, органов, офисов или агентств Европейского Союза.

Однако в том, что касается национальных властей и судов, они должны принимать во внимание рекомендации Комиссии для решения переданных им споров из-за косвенного воздействия, которое имеет необязательный закон. При этом говорится, что в соответствии с устоявшейся судебной практикой Руководящие принципы статьи 17 Комиссии не могут рассматриваться как наделяющие отдельных лиц правами, на которые последние могут ссылаться в таких судах и органах власти. В результате, Руководство само по себе не подлежит исполнению в национальных судах и органах власти, хотя оно может стать предметом запроса о вынесении предварительного постановления

. Хотя в статье 17 (10) не указано, является ли руководство Комиссии по применению статьи 17 должно быть обновлено или выпущено только una tantum , первое представляется предпочтительным в качестве интерпретации, также принимая во внимание обоснование диалога с заинтересованными сторонами, постоянно меняющееся состояние дел и обязательство Комиссии по пересмотру, признает само Руководство Комиссии это, хотя и в особой связи с исходом ожидающего решения Европейского суда по делу , оспариваемого Польшей по статье 17.Заключение AG Øe по этому делу должно быть представлено 15 июля. Итак ... следите за обновлениями!

Образец письма для запросов на удаление согласно ст. 17 GDPR («право на забвение») · Datarequests.org

Если личные данные, которые компании или другие организации (так называемые контроллеры) сохранили о вас, больше не нужны для их первоначальной цели, вы имеете «право на забвение» в соответствии с Общим регламентом защиты данных. . Это означает, что вы можете попросить диспетчера удалить указанные данные.

Если контролер отправил ваши данные другим компаниям, они также должны сообщить им о вашем запросе на удаление.

Если вы хотите узнать больше, прочтите нашу статью о ваших правах в соответствии с GDPR.

Как мне воспользоваться этим правом?

GDPR не налагает никаких требований на то, как вы делаете свой запрос. Это означает, что в принципе вы могли бы просто написать неформальное письмо и отправить его контролеру. Теоретически подойдет даже телефонный звонок.

Однако в большинстве случаев вам следует использовать письменную форму, хотя бы для того, чтобы впоследствии доказать, что вы действительно сделали запрос.И хотя вы также можете неофициально заявить, что хотите удалить свои данные, мы советуем вам сделать более официальный запрос, ссылаясь на конкретное законодательство. Это гарантирует, что диспетчер не сможет уклониться от ответственности.

Что должно содержать такое письмо?

Не волнуйтесь, вам не обязательно писать это письмо самостоятельно. Мы подготовили для вас образец письма, которое вы можете скопировать и адаптировать для ваших целей.

Вот наш образец письма для запросов на стирание в соответствии со ст.17 GDPR. Вам все равно придется заключить данные в фигурные скобки. Вы можете решить, хотите ли вы удалить все личные данные, касающиеся вас, или только некоторые из них. В зависимости от вашего выбора включите один из разделов в [квадратные скобки].

Для тех, кого это может касаться:

Я прошу немедленно удалить мои личные данные в соответствии со статьей 17 GDPR.

[Удалите все личные данные, касающиеся меня, в соответствии с определением статьи 4 (1) GDPR.]

[Удалите следующие личные данные, касающиеся меня:
Укажите здесь данные, которые необходимо удалить.]

Я считаю, что требования статьи 17 (1) GDPR выполнены. Вы также не можете требовать исключения на основании статьи 17 (3) GDPR, тем более что я не публичный деятель.

Если я дал согласие на обработку моих персональных данных (например, в соответствии со статьей 6 (1) или статьей 9 (2) GDPR), я отменяю указанное согласие на весь процесс.
Кроме того, я возражаю против обработки моих персональных данных (включая профилирование) в соответствии со статьей 21 GDPR.Я прошу вас ограничить обработку данных, касающихся меня, до проверки того, преобладают ли ваши законные основания над моими в соответствии со ст. 18 (1) (d) Общего регламента по защите данных.

Если вы сделали вышеупомянутые данные общедоступными, вы обязаны в соответствии со статьей 17 (2) GDPR предпринять все разумные шаги для информирования других контролеров, включая операторов поисковых систем, которые обрабатывают перечисленные выше персональные данные, о том, что я запросил стирание всех ссылок, копий или репликаций. Это относится не только к точным копиям соответствующих данных, но и к тем, из которых может быть получена информация, содержащаяся в соответствующих данных.

В случае, если вы раскрыли затронутые персональные данные третьим лицам, вы должны передать мой запрос на удаление затронутых персональных данных, а также любые ссылки на него каждому получателю, как указано в статье 19 GDPR. Пожалуйста, также сообщите мне об этих получателях.

Если вы возражаете против запрошенного удаления, вы должны мне это оправдать.

Мой запрос явно включает любые другие услуги и компании, контролером которых вы являетесь в соответствии с определением статьи 4 (7) GDPR.

Как указано в статье 12 (3) GDPR, вы должны подтвердить мне удаление без неоправданной задержки и в любом случае в течение одного месяца с момента получения запроса.

Я включаю следующую информацию, необходимую для моей идентификации:
Введите здесь свои идентификационные данные. Это часто включает такую ​​информацию, как ваше имя, дату рождения, ваш адрес, адрес электронной почты и т. Д.

Если вы не ответите на мой запрос в течение указанного периода, я оставляю за собой право подать против вас судебный иск и подать жалобу в ответственный надзорный орган.

Заранее благодарю.

С уважением,

Введите здесь свое имя.

Чтобы облегчить себе жизнь, вы также можете загрузить письмо и использовать его непосредственно в любом текстовом редакторе по вашему выбору. Вы можете выбрать один из следующих шаблонов:

Вы можете использовать эти шаблоны по своему усмотрению. Мы предоставляем их вам по лицензии CC0. Шаблоны для LibreOffice и Word основаны на этом шаблоне LibreOffice.

Кому отправить письмо?

Вы отправляете письмо напрямую контроллеру.Если у них есть сотрудник по защите данных, мы рекомендуем всегда адресовать письмо непосредственно этому человеку. Офицеры по защите данных не только проходят специальную подготовку, но и должны обрабатывать ваш запрос конфиденциально.

Часто контактные данные компаний и других организаций можно найти на их веб-сайтах в политике конфиденциальности или в официальном уведомлении. Мы тоже хотим помочь вам в этом. Мы ведем базу данных компаний, которая уже содержит соответствующие контактные данные для запросов, связанных с конфиденциальностью, для многих компаний.

Нет более простого пути?

Идея Datenanfragen.de состоит в том, чтобы максимально упростить вам реализацию ваших прав в отношении защиты данных. Поэтому мы разработали генератор, с помощью которого вы можете автоматически создавать подобные запросы. Приглашаем вас попробовать.


Обновления:

С момента первоначальной публикации мы внесли следующие изменения в этот образец письма:

  • 18 апреля 2020 г .: Отметьте, что ожидания Ст.17 (3) GDPR также не применяются. (Бремя доказывания здесь лежит на контролере.) Уточните, что отзыв согласия распространяется на весь процесс. Используйте право на ограничение обработки (ст. 18 (1) (d) GDPR) на время любых неясностей, если контролер возражает против нашего возражения. Воспользуйтесь информационным обязательством, вытекающим из ст.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *