Ст 11 гпк рф с комментариями: Статья 11 ГПК РФ с комментариями

Статья 11 ГПК РФ с комментариями

Полный текст ст. 11 ГПК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2021 год. Консультации юристов по статье 11 ГПК РФ.

1. Суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, конституций (уставов), законов, иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Суд разрешает гражданские дела, исходя из обычаев делового оборота в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами.

2. Суд, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу.

3. В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, суд при разрешении гражданского дела применяет правила международного договора.

5. Суд в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации при разрешении дел применяет нормы иностранного права.

Комментарий к статье 11 ГПК РФ

1. В ч.1 ст. 11 ГПК названы правовые акты, содержащие нормы действующего материального права, которыми суд общей юрисдикции обязан руководствоваться при разрешении гражданских дел. Конституция РФ среди названных актов имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны (ч.1 ст. 15 Конституции РФ).

Все другие законы и иные нормативные акты призваны дополнять, развивать и конкретизировать конституционные нормы и не могут им противоречить.

2. Нормативные акты приведены по степени убывания их юридической силы. Международные договоры имеют приоритет перед внутренним российским законодательством, но это правило не распространяется на Конституцию РФ, поскольку заключаемые Россией международные договоры не могут ей противоречить. Если же такое вдруг случится, будут действовать нормы Основного Закона страны (см. также комментарий к ст. 1 ГПК).

Согласно ч.4 ст. 15 Конституции РФ составной частью правовой системы России являются не только ее международные договоры, но и общепризнанные принципы и нормы международного права. Разъяснения по вопросам применения международных норм даны в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года N 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской Федерации»*.

________________
* БВС РФ. 2003. N 12.

При сопоставлении юридической силы приведенных нормативных актов следует также учитывать, что в соответствии со ст. 76 Конституции РФ законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам лишь в случаях, если они приняты по предметам ведения Российской Федерации или по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов. Если же названные нормативные акты приняты по предметам ведения субъекта Российской Федерации, в случае противоречия между ними действует не федеральный закон, а закон или иной нормативный акт субъекта Российской Федерации.

3. Обычай делового оборота может применяться судом при разрешении гражданских дел лишь в случаях, когда возможность его применения предусмотрена законом или иным нормативным актом. К источникам действующего права он отнесен и в статье 5 ГК РФ.

В п.4 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъясняется, что под обычаем делового оборота, который в силу ст. 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, т.е. достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например традиции исполнения тех или иных обязательств и т.п. Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т.п.)*.

________________
* БВС РФ.1997.N 1.

Возможность регулирования материальных правоотношений обычаем делового оборота предусмотрена во многих нормах гражданского законодательства. Например, согласно п.2 ст. 478 ГК РФ по договору купли-продажи продавец обязан передать покупателю товар, соответствующий условию договора о комплектности, а при отсутствии такового в договоре комплектность товара определяется обычаями делового оборота либо иными обычно предъявляемыми требованиями.

Авторский комментарий
(актуален на 2012 год)
Комментарий эксперта
(актуален на 2014 год)
4. Большое значение для правильного разрешения гражданских дел имеют решения Конституционного Суда РФ и постановления Пленума Верховного Суда РФ, которые нередко по наиболее сложным вопросам судебной практики принимаются совместно с Высшим Арбитражным Судом РФ. По своей юридической силе и воздействию на общественные отношения их с полным основанием следует относить к источникам действующего права. К источникам права также можно отнести акты высших судебных инстанций РФ — Конституционного суда РФ, Верховного суда РФ, Высшего Арбитражного суда РФ. В последнее время стали не редки случаи принятия совместных постановлений Высшего Арбитражного суда РФ и Верховного суда РФ по наиболее противоречивым и актуальным вопросам судебной практики с соответствующими разъяснениями. Однако данными мерами неудалось полностью решить проблему различия подходов при отправлении правосудия между арбитражными судами и судами общей юрисдикции.
Судебной реформой, осуществленной в РФ в начале 2014 года в России создан единый Верховный суд РФ, который станет высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным делам и разрешению экономических споров.

6 февраля 2014 года вступил в силу Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 27.11.2013 «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации», согласно которому Высший Арбитражный Суд РФ упраздняется, его полномочия передаются Верховному Суду РФ. В развитие норм указанного закона приняты Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», Федеральный конституционный закон от 05.02.2014 N 4-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и Федеральный закон от 05.02.2014 N 16-ФЗ «О порядке отбора кандидатов в первоначальный состав Верховного Суда Российской Федерации».

Со дня вступления в силу вышеназванного Закона устанавливается переходный период сроком на шесть месяцев, в течение которого Высший Арбитражный Суд Российской Федерации упраздняется, а вопросы осуществления правосудия, отнесенные к его ведению, передаются в юрисдикцию Верховного Суда Российской Федерации (часть 2 статьи 2 Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 27. 11.2013 «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации»).

Судьи Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, назначенные до дня вступления в силу Закона Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 27.11.2013 «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» продолжают осуществлять свои полномочия до начала работы Верховного Суда Российской Федерации (часть 3 статьи 2 Закон РФ о поправке к Конституции РФ от 27.11.2013 «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации»).

Обязательность решений Конституционного Суда РФ для всех правоприменителей закреплена в ч.5 ст. 125 Конституции РФ, в ст. 6, 79, 87, 100 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 года (с последующими изменениями и дополнениями) «О Конституционном Суде Российской Федерации»*. Обязательность постановлений Пленума Верховного Суда РФ для судов следует из их обязанности при осуществлении правосудия подчиняться Конституции РФ и федеральному закону, а также из конституционных полномочий Верховного Суда РФ по осуществлению судебного надзора за деятельностью нижестоящих судов в соответствующей процессуальной форме и даче разъяснений по вопросам применения норм права в судебной практике (ст. 120, 126 Конституции РФ).

________________

* СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; 2001. N.7. Ст. 607; N 51. Ст. 4824.

5. Отсутствие нормы права, регулирующей спорные отношения, не может повлечь отказ суда разрешить спор, поскольку это искажало бы саму суть правосудия, вступало в противоречие с его конституционными целями и правом каждого на судебную защиту (ст. 18, 46 Конституции РФ). Пробел в правовом регулировании спорных материальных отношений при разрешении гражданского дела суд обязан преодолевать с помощью аналогии закона или права. Порядок восполнения пробелов в законодательстве предусмотрен и в отраслях материального права, регулирующих отношения, спор по поводу которых подлежит разрешению в гражданском судопроизводстве (см., например, ст. 6 ГК РФ, ст. 5 СК РФ).

Отсутствие специальной нормы, регулирующей конкретные отношения между участниками спора, само по себе не дает оснований для вывода о наличии пробела в законодательстве, поскольку чаще всего имеется общая норма, регулирующая определенный вид правоотношений.

Например, если на разрешение суда передан спор о правах и обязанностях, возникших из действий сторон, не предусмотренных законом или иным правовым актом (ст. 6 ГК РФ), суд должен исходить из соответствующих норм гражданского законодательства об обязательствах (раздел III ГК РФ) и лишь при их отсутствии вправе обратиться к аналогии закона или права.

6. При рассмотрении и разрешении гражданского дела суд в случаях, указанных в федеральном законе или предусмотренных международным договором РФ, обязан применять нормы материального права других государств. Эта проблема приобрела особую актуальность в связи с образованием на территории некогда единой страны (СССР) пятнадцати независимых государств, а также с обретением гражданами России реального права свободного выезда за пределы страны и беспрепятственного возвращения в нее, с активизацией многосторонних связей российских физических и юридических лиц с гражданами и организациями других государств.

Данное положение учитывается также при подготовке и принятии новых кодексов в материальных отраслях права. Например, детальные правила о применении судами норм законодательства других государств при разрешении гражданско-правовых споров предусмотрены в разделе VI ч.3 ГК РФ, при разрешении семейных споров — в ст. 156 — 167 СК РФ.

Вопросы применения норм права других государств российскими судами подробно решаются также в многосторонних и двусторонних международных договорах РФ о правовой помощи. В качестве примера можно привести Минскую конвенцию стран СНГ от 22 января 1993 года «О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам»*.

________________
* СЗ РФ. 1995. N 17. Ст. 1472.

Консультации и комментарии юристов по ст 11 ГПК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 11 ГПК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 11 ГК РФ с комментариями — Судебная защита гражданских прав

1. Защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет суд, арбитражный суд или третейский суд (далее — суд) в соответствии с их компетенцией.

2. Защита гражданских прав в административном порядке осуществляется лишь в случаях, предусмотренных законом. Решение, принятое в административном порядке, может быть оспорено в суде.

Комментарий к статье 11 Гражданского Кодекса РФ

1. Защита субъективных гражданских прав осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Комментируемая статья посвящена форме защиты, точнее — такой ее разновидности, как юрисдикционная форма, под которой понимается деятельность органов, уполномоченных принимать на основании обращений потерпевших необходимые меры по восстановлению нарушенных прав и пресечению правонарушений.

В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и административный порядки защиты нарушенных прав. По общему правилу защита гражданских прав осуществляется в судебном порядке, что нашло отражение в названии комментируемой статьи и прямо зафиксировано в п. 1. Специальный порядок защиты гражданских прав, применяемый в случаях, прямо указанных в законе, составляет их защита в административном порядке, на что и указывается в п. 2 ст. 11.

2. Судебная защита гражданских прав осуществляется судом, арбитражным судом или третейским судом. Основная масса гражданско-правовых споров рассматривается судами общей юрисдикции, т.е. федеральными районными, городскими и областными судами, а также мировыми судьями. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда. В случаях, когда конституционные права и свободы нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане и организации обладают правом на обращение в КС.

В качестве средства судебной защиты выступает по общему правилу иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты являются заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба, в частности при обращении в КС.

3. Административный порядок защиты гражданских прав охватывает собой их защиту как специально уполномоченными на то законом органами исполнительной власти, так и вышестоящими органами по отношению к тем должностным лицам и органам, которые нарушили права потерпевших. К числу первых относятся, например, антимонопольные органы, наделенные правом принимать необходимые меры по защите прав потерпевших при наличии признаков нарушения антимонопольного законодательства. Обжалование незаконных действий (бездействия), нарушающих права и законные интересы граждан и организаций, в вышестоящий орган возможно во всех случаях, когда такой орган имеется.

Средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения.

4. Важнейшим положением комментируемой статьи, опирающимся на ст. 46 Конституции, является указание на то, что любое решение, принятое по жалобе потерпевшего в административном порядке, может быть обжаловано в суде. Оно, в частности, означает, что избрание потерпевшим административного порядка защиты нарушенного права не лишает его возможности последующего, а порой и одновременного обращения по тому же вопросу в суд.

При этом следует учитывать, что при защите некоторых гражданских прав потерпевший, прежде чем предъявить иск (заявление, жалобу) в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления, специально созданный для разрешения определенной категории споров. Например, решение, принятое по заявке на регистрацию объекта промышленной собственности экспертами патентного ведомства, должно быть обжаловано заинтересованным лицом вначале в Палату по патентным спорам, после чего открывается возможность для обращения в суд.

Кроме того, важно подчеркнуть, что указание ст. 11 на возможность обжалования в суде любого решения, принятого в административном порядке, носит общий характер. Иными словами, данная возможность имеется во всех случаях независимо от того, что в конкретном законе об этом ничего не сказано или даже подчеркнуто, что принятое в административном порядке решение является окончательным.

5. При применении комментируемой статьи необходимо учитывать, что к некоторым содержащимся в ней указаниям нельзя подходить слишком буквально. Так, очевидно, что предметом судебной и административной защиты могут быть не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы, а также свободы; что к числу судебных органов следует отнести также и КС, конституционные и уставные суды субъектов РФ; что в суд могут быть обжалованы не только решения, принятые в административном порядке, но и решения юридических лиц, а также их органов управления и т.п.

Статья 11 ГПК РФ. Нормативные правовые акты, применяемые судом при разрешении гражданских дел

1. Суд обязан разрешать гражданские дела на основании Конституции Российской Федерации, международных договоров Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, конституций (уставов), законов, иных нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов Российской Федерации, нормативных правовых актов органов местного самоуправления. Суд разрешает гражданские дела, исходя из обычаев делового оборота в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами.

2. Суд, установив при разрешении гражданского дела, что нормативный правовой акт не соответствует нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, применяет нормы акта, имеющего наибольшую юридическую силу.

3. В случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии таких норм разрешает дело, исходя из общих начал и смысла законодательства (аналогия права).

4. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, суд при разрешении гражданского дела применяет правила международного договора. Не допускается применение правил международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации. Такое противоречие может быть установлено в порядке, определенном федеральным конституционным законом.

5. Суд в соответствии с федеральным законом или международным договором Российской Федерации при разрешении дел применяет нормы иностранного права.

См. все связанные документы >>>


Россия: Новый закон о защите конфиденциальности

N

(5 ноября 2013 г.) С 1 октября 2013 г. вступили в силу изменения в Гражданский кодекс Российской Федерации, направленные на защиту частной жизни физических лиц. (Федеральный закон Российской Федерации от 2 июля 2013 г. № 142-ФЗ «О внесении изменений в статью 3 главы 1 части 1 Гражданского кодекса Российской Федерации», РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА (5 июля 2013 г.) [официальное издание].) На основе этих поправок суды смогут лучше защищать частную жизнь людей от нежелательных вторжений и будут иметь право распоряжаться о полном удалении информации, которая, в случае ее разглашения, будет слишком личной для жалобщика и может оскорблять, оскорблять или оскорблять этого человека. ( Идентификатор .)

Поправки вводят новое определение «неденежных личных благ» и механизмы их защиты. Понятие неденежных личных благ включает, но не ограничивается, право на жизнь, здоровье, достоинство, личную неприкосновенность, репутацию и доброе имя, неприкосновенность частной жизни и жилища, личную и семейную тайну, свободу передвижения и свобода выбора места жительства. ( Id . ст. 1(10).) Гражданин России теперь может обратиться в суд с заявлением не только об удалении, но и об уничтожении и уничтожении любой информации, в том числе распространяемой через сеть Интернет, касающейся его неденежной личной преимущества жизни.Также физическое лицо может настаивать на наложении судом запрета на дальнейшее распространение данной информации. ( Идент. . Ст. 1(12).)

Кроме того, впервые российское законодательство запрещает распространение заведомо ложных сведений, даже если эти сведения не наносят ущерба чьей-либо чести и достоинству. ( Id . ) Это может быть, например, информация о том, что кто-то получил большое наследство или имел выигрышный лотерейный билет. (Владислав Куликов, Поговорим о личностях , РОССИЙСКАЯ ГАЗЕТА (5 июля 2013 г.).) В таких случаях необходимо опубликовать опровержение и извинения, а ложную информацию сделать недоступной для других людей. В комментарии к поправкам Госдумы РФ говорится, что если источник информации не может быть уничтожен физически, то место хранения информации должно быть изъято правоохранительными органами. ( Идентификатор .)

Еще одним важным новым аспектом нового Закона, направленным на усиление защиты от распространения недостоверной информации, является право лица, против которого оно направлено, обращаться с иском в суд с требованием удалить недостоверную информацию в случае ее появления в открытом доступе, даже если это невозможно установить лицо, опубликовавшее или иным образом распространившее эту информацию.Независимо от того, каким образом информация была опубликована, суд может распорядиться об ее удалении и уничтожении вместе с источниками, в которых она была опубликована. ( Id . ) Срок исковой давности по всем этим искам составляет один год после публикации ложной или порочащей информации. (Федеральный закон № 142 ФЗ, ст. 1(12).)

Распространение частной информации о публичных лицах не считается вторжением в их жизнь, если сбор и распространение информации, обозначенной как неденежная личная выгода, осуществляется в государственных, общественных или иных публичных интересах.Суд решит, был ли раскрыт общественный интерес. ( Id . ст. 1(14).) Для защиты частной жизни от вторжения другого лица Законом предусмотрена выдача ограничительных приказов, и ожидается, что механизм реализации этого положения будет разработан в ходе применения Закона судами. (Владислав Куликов, выше )

Эти поправки получили высокую оценку ведущих российских юристов.Глава думского комитета по законодательству Павел Крашенинников считает, что новые меры помогут защитить личную и семейную тайну от недобросовестных журналистов. (Вступили в силу Поправки о защите частной жизни [на русском языке], NEWSRU. COM (1 октября 2013 г.).) Однако многие журналисты опасаются, что Закон будет использоваться для пресечения расследований независимых журналистов и в конечном итоге может ограничить общественное право на доступ к информации, особенно при раскрытии фактов о коррупции государственных чиновников.( Идентификатор .)

Библиотека прав человека Университета Миннесоты

CCPR/C/109/D/1873/2009

Международный пакт о гражданских и политических правах

2 декабря 2013 г.

Комитет по правам человека

Сообщение № 1873/2009

Соображения, принятые Комитетом на его 109-й сессии (14 октября – 1 ноября 2013 г.)

Представлено: Николаем Алексеевым (адвокатом не представлен)

Предполагаемая жертва: Автор

Государство-участник: Российская Федерация

Дата сообщения: 25 марта 2009 г. (первоначальное представление)

Ссылки на документы: Решение Специального докладчика в соответствии с правилом 97, препровожденное государству-участнику 28 апреля 2009 года (не издано в виде документа)

Дата принятия Мнения: 25 октября 2013 г.

Тема сообщения: Право на мирные собрания

Процедурные вопросы: тот же вопрос уже рассматривается в рамках другой процедуры международного разбирательства или урегулирования; исчерпание внутренних средств правовой защиты; уровень обоснованности претензий

Вопрос по существу: Необоснованные ограничения права на мирные собрания

Статья Соглашения: 21

Статьи Факультативного протокола:2; 5, абзацы 2 (а) и (б)

Приложение

Соображения Комитета по правам человека в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах (109-я сессия)

относительно

№ сообщения1873/2009*

Представлено: Николаем Алексеевым (адвокатом не представлен)

Предполагаемая жертва: Автор

Государство-участник: Российская Федерация

Дата сообщения: 25 марта 2009 г. (первоначальное представление)

Комитет по правам человека, учрежденный в соответствии со статьей 28 Международного пакта о гражданских и политических правах,

Встреча 25 октября 2013 г. ,

Завершив рассмотрение сообщения №1873/2009, представленный в Комитет по правам человека Николаем Алексеевым в соответствии с Факультативным протоколом к ​​Международному пакту о гражданских и политических правах,

Приняв во внимание всю письменную информацию, представленную ему автором сообщения и государством-участником,

Принимает следующее:

Соображения в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола

1. Автором сообщения является Николай Алексеев, гражданин России, 1977 года рождения.Он утверждает, что является жертвой нарушения Российской Федерацией его прав, предусмотренных статьей 21 Международного пакта о гражданских и политических правах. Автор не представлен адвокатом.

Факты в изложении автора

2.1 Автор является гомосексуалистом и правозащитником. С 2006 по 2008 год автор вместе с другими активистами пытался организовать в Москве ряд мирных собраний (гей-парадов), которые все были запрещены муниципальными властями.

2.2 11 июля 2008 года автор вместе с двумя другими активистами подал прошение префекту Центрального административного округа Москвы о проведении стационарного митинга – пикета – перед посольством Ирана в Москве. Цель собрания состояла в том, чтобы выразить обеспокоенность по поводу казней гомосексуалистов и несовершеннолетних в Исламской Республике Иран и призвать к запрету таких казней. Автор сообщил властям о цели, дате, времени и месте мероприятия, которое должно было состояться с 13 час.м. до 14:00 19 июля 2008 г. перед посольством Ирана, в котором примут участие не более 30 человек.

2.3 В тот же день заместитель префекта ЦАО г. Москвы отказал в санкционировании проведения мероприятия, посчитав, что цель пикета вызовет «негативную реакцию в обществе? и могло привести к «групповым нарушениям общественного порядка, которые могут быть опасны для его участников».

2.4 16 июля 2008 года автор подал жалобу на этот отказ в Таганский районный суд Москвы. Он утверждал, что российское законодательство не допускает полного запрета на проведение мирных собраний, если цель собрания соответствует конституционным ценностям. Он добавил, что если у префектуры были серьезные основания полагать, что предложенный пикет спровоцирует массовые беспорядки, она должна была обеспечить достаточную полицейскую охрану участников собрания, чтобы обеспечить реализацию их конституционного права на мирное собрание.

2.5 18 сентября 2008 года Таганский районный суд отклонил жалобу и поддержал довод муниципальных властей о невозможности обеспечить безопасность участников мероприятия и избежать массовых беспорядков, так как предполагаемое мероприятие вызовет бурный общественный резонанс.По мнению суда, решение от 11 июля 2008 г. соответствовало как национальному законодательству, так и положениям Европейской конвенции о правах человека и основных свободах. 5 октября 2008 года автор обжаловал это решение в Московском городском суде в кассационном порядке, но 18 декабря 2008 года его жалоба была отклонена.

Жалоба

3. Автор утверждает, что государство-участник нарушило его право на мирные собрания, охраняемое статьей 21 Пакта, поскольку наложило полный запрет на собрание, которое он намеревался организовать.Отказ властей не был вынесен «в соответствии с законом»? и не было ли это «необходимо в демократическом обществе?». В частности, национальное законодательство четко требует, чтобы власти принимали необходимые меры для обеспечения безопасности участников собрания и его мирного проведения. Более того, введенное ограничение не было «необходимым в демократическом обществе? и не преследовало ни одной из законных целей, упомянутых в статье 21 Пакта. Отказ властей предложить альтернативное место проведения рассматриваемого массового мероприятия и их заявление о том, что они не могут обеспечить достаточное количество полицейских сил для защиты участников, демонстрируют, что реальная цель властей состояла в том, чтобы не допустить, чтобы меньшинство геев и лесбиянок в России стало заметными для общественности и не привлекать внимания общественности к своим проблемам. Наконец, тот факт, что идеи меньшинства могут «оскорблять, шокировать или беспокоить? большинства и может спровоцировать сильную оппозицию, не может служить оправданием полного запрета на выражение взглядов таких групп посредством мирных собраний. Напротив, государство-участник должно защищать мирные собрания групп меньшинств от актов насилия.

Замечания государства-участника относительно приемлемости и существа дела

4.1 29 июня 2009 года государство-участник представило свои замечания относительно приемлемости и существа дела.Он напоминает об обстоятельствах дела и о разбирательстве, которое вел автор. Он далее отмечает, что утверждения автора по статье 21 Пакта являются необоснованными, поскольку автору было отказано в разрешении на проведение пикета в целях обеспечения общественного порядка. В этой связи государство-участник отмечает, что статья 21 Пакта признает право на мирные собрания, но также предусматривает ограничение этого права в соответствии с законом в интересах национальной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны общественного здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц. Статьи 31 и 55 Конституции Российской Федерации гарантируют право на мирные собрания с ограничениями, аналогичными изложенным в статье 21 Пакта, и которые получили развитие в Федеральном законе «О митингах, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании» ( Федеральный закон о массовых мероприятиях). В соответствии с пунктом 1 статьи 8 Федерального закона «О массовых мероприятиях» публичные массовые мероприятия могут проводиться в любом месте, пригодном для целей проведения мероприятия, при условии, что такое мероприятие не создает угрозы безопасности лиц, участвующих в данном мероприятии.Государство-участник далее отмечает, что 18 сентября 2008 года Таганский районный суд Москвы пришел к выводу, что в свете негативной реакции общества на такие пикеты власти не смогли в полной мере обеспечить безопасность лиц, участвующих в таком массовом мероприятии. . Государство-участник утверждает, что отказ властей от 11 июля 2008 года соответствовал международным нормам и внутреннему законодательству.

4.2 Государство-участник добавляет, что автор не исчерпал все внутренние средства правовой защиты, как того требует пункт 2 b) статьи 5 Факультативного протокола к Пакту, а также статьи 367, 376, 377 и глава 41 Гражданского Процессуальный кодекс, автор мог бы ходатайствовать о пересмотре решений национальных судов в порядке надзора в Президиуме Мосгорсуда, а затем и в Верховном Суде.

Комментарии автора к замечаниям государства-участника

5.1 9 ноября 2009 года автор отмечает, что государство-участник ошибочно сослалось на статью 8 Федерального закона о массовых мероприятиях. По его словам, эта норма гарантирует право на проведение публичного мероприятия в любом подходящем для его целей месте. Однако ограничения на проведение публичных мероприятий связаны с соображениями безопасности в конкретном месте из-за его характеристик, таких как, например, риск обрушения здания.Ничто в формулировке этой статьи не указывает на то, что ее цель состоит в том, чтобы предусмотреть общие ограничения права на мирные собрания по соображениям безопасности, на которые ссылается государство-участник. Кроме того, указанную статью следует в любом случае толковать в контексте «обеспечения реализации конституционно закрепленного права граждан Российской Федерации на мирные собрания […], на проведение митингов, митингов, демонстраций, шествий и пикетирование? как указано в преамбуле Федерального закона «О массовых мероприятиях».

5.2 Автор утверждает, что, если власти ссылаются на соображения безопасности в качестве причины для отказа в проведении массового мероприятия в месте или маршруте, предложенном организатором, они обязаны в соответствии со статьей 12 Федерального закона «О массовых мероприятиях» предложить альтернативное место для мероприятия. Иное толкование — например, возложение бремени определения альтернативного места на организаторов — привело бы к выводу, что рассматриваемому закону не хватает ясности, и, следовательно, ограничения права на свободу собраний не будут считаться применяемыми. «В соответствии с законом? для целей статьи 21 Пакта.По словам автора, власти должны предложить альтернативное место для массового мероприятия, если у них есть опасения по поводу безопасности участников.

5.3 Что касается комментария государства-участника относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты, то автор отмечает, что производство по пересмотру в порядке надзора не является эффективным средством правовой защиты, поскольку оно не обеспечивает повторного рассмотрения существа обжалуемого дела коллегией судьи (президиум Мосгорсуда или Верховный суд).Согласно статье 381 ГПК, такая жалоба рассматривается судьей суда надзорной инстанции, который может отклонить ее даже без изучения материалов дела. Только в случае, если судья сочтет представленные доводы убедительными, он может истребовать материалы дела и по своему усмотрению передать дело на рассмотрение коллегии судей суда надзорной инстанции. В этой связи автор ссылается на аналогичное дело 2007 года, когда заявитель обжаловал отказ в проведении митинга с целью призыва к терпимости к сексуальным меньшинствам в порядке надзора, но судья Верховного суда пришел к выводу, что отказ был правомерным, так как не было возможности обеспечить безопасность участников, и постановил не предоставлять рассмотрение дела в порядке надзора. Поскольку его дело касалось аналогичных обстоятельств, автор утверждает, что обжалование в порядке надзора было бы бесполезным и неэффективным.

5.4 Автор также просит Комитет принять во внимание судебную практику Европейского суда по правам человека в отношении неэффективности надзорного производства в связи с тем, что основания для отмены окончательных решений нижестоящих судов не ясны в Гражданском кодексе. Процессуальный кодекс, и процедура напрямую недоступна для заявителей.Кроме того, он отмечает озабоченность Комитета после рассмотрения шестого периодического доклада Российской Федерации в соответствии с Пактом в отношении систематической дискриминации отдельных лиц по признаку их сексуальной ориентации в государстве-участнике, включая предубеждения со стороны государственных должностных лиц (CCPR/ C/RUS/CO/6 и Corr.1, п. 27).

5.5 2 декабря 2009 года автор представил дополнительную информацию. В частности, автор обращает внимание на решение Европейского суда по правам человека по делу Мартынец против Украины. Россия, в котором Европейский суд оценил эффективность надзорного производства, действующего в государстве-участнике с 7 января 2008 г. Он пришел к выводу, что надзорное производство в государстве-участнике не может считаться внутренним средством правовой защиты, которое должно быть исчерпано в статьи 35 Европейской конвенции о правах человека до подачи жалобы в Суд, поскольку производство по пересмотру в порядке надзора в отношении вступивших в законную силу судебных решений может осуществляться в нескольких инстанциях, что вытекает из риска того, что дело может ходить из одной инстанции в другую. другому на неопределенный срок.

Дополнительные замечания государства-участника

6.1 29 сентября 2010 года государство-участник вновь изложило факты дела и действия, предпринятые автором на внутригосударственном уровне. Он далее подтверждает, что утверждение автора в соответствии со статьей 21 Пакта является необоснованным и что аналогичные ограничения на осуществление права на мирные собрания, изложенные в этой статье, также предусмотрены в статье 55 Конституции и в статье 8. Федерального закона «О массовых мероприятиях».Напоминает, что статьей 8 Федерального закона «О массовых мероприятиях» предусмотрено, что публичное мероприятие может быть проведено в любом месте, пригодном для целей мероприятия, при условии, что проведение мероприятия не создает угрозы для безопасности участников. В этой связи государство-участник утверждает, что решение заместителя префекта Центрального административного округа Москвы было основано на рассмотрении вышеупомянутого аспекта безопасности.

6.2 Он также подтверждает, что автор не исчерпал доступные внутренние средства правовой защиты в рамках надзорного производства, в связи с чем настоящее сообщение является неприемлемым в соответствии с пунктом 2 b) статьи 5 Факультативного протокола к Пакту.

6.3 Государство-участник добавляет, что автор злоупотребил правом на представление сообщения, поскольку тот же вопрос рассматривается в рамках другой процедуры международного расследования или урегулирования. В частности, он обращает внимание на тот факт, что 29 января 2007 года, 14 февраля 2008 года и 10 марта 2009 года автор подавал в Европейский суд по правам человека жалобы на отказ властей разрешить ему провести массовое мероприятие (гей-парад марш) и пикет за права сексуальных меньшинств.В этой связи оно утверждает, что жалобы в Европейский суд и настоящее сообщение схожи по своему характеру, поскольку они были поданы одним и тем же лицом в отношении прав одной и той же группы лиц (принадлежащих к сексуальным меньшинствам) и действий той же муниципальной власти.

Дальнейшие комментарии автора

7.1 1 ноября 2010 года автор проинформировал Комитет о том, что 21 октября 2010 года Европейский суд по правам человека вынес решение по его делу в отношении отказа властей разрешить ему проведение мероприятий, аналогичных упомянутым в настоящем сообщении. в 2006, 2007 и 2008 годах.В этом конкретном случае Европейский суд установил нарушение прав автора в соответствии со статьей 11 Европейской конвенции о правах человека (право на мирные собрания).

7.2 30 ноября 2010 года автор вновь заявил, что производство по пересмотру в порядке надзора не может рассматриваться как эффективное средство правовой защиты для целей приемлемости. Что касается довода государства-участника о том, что настоящее сообщение следует рассматривать как злоупотребление правом на подачу жалобы, поскольку аналогичный вопрос рассматривался в рамках другой международной процедуры, то автор утверждает, что настоящая жалоба основана на иных фактах и ​​касается их.Жалобы в Европейский суд по правам человека касались запретов на проведение прайдов или пикетов, предложенных автором в качестве альтернатив прайду, а настоящая жалоба касается запрета на проведение пикетов в знак протеста против казней гомосексуалистов и несовершеннолетних в Исламской Республике. Ирана. Поэтому автор считает, что настоящее сообщение следует признать приемлемым в соответствии со статьей 5 Факультативного протокола к Пакту.

Вопросы и разбирательства в Комитете

Рассмотрение приемлемости

8. 1 Прежде чем рассматривать какое-либо утверждение, содержащееся в сообщении, Комитет по правам человека должен в соответствии с правилом 93 своих правил процедуры решить, является ли данное дело приемлемым в соответствии с Факультативным протоколом к ​​Пакту.

8.2 В соответствии с требованиями пункта 2 а) статьи 5 Факультативного протокола Комитет устанавливает, рассматривается ли тот же вопрос в соответствии с другой процедурой международного разбирательства или урегулирования. В этой связи Комитет принимает к сведению довод государства-участника о том, что 29 января 2007 года, 14 февраля 2008 года и 10 марта 2009 года автор подавал жалобы в Европейский суд по правам человека в связи с отказом государственных органов разрешить автору проводить массовые мероприятия. и пикет о правах сексуальных меньшинств и о том, что они были зарегистрированы Европейским судом.Государство-участник утверждает, что жалобы в Европейский суд и настоящее сообщение имеют аналогичный характер, поскольку они были поданы одним и тем же лицом, касаются прав одной и той же группы лиц (принадлежащих к сексуальным меньшинствам) и касаются действий те же власти. Комитет далее принимает к сведению разъяснение автора о том, что жалобы в Европейский суд по правам человека касались различных фактических обстоятельств, а именно запрета на проведение прайдов или пикетов, предложенного автором в качестве альтернативы прайду в 2006–2008 годах, в то время как настоящая жалоба касается запрета на проведение пикета в знак протеста против казни гомосексуалистов и несовершеннолетних в Исламской Республике Иран.

8.3 Комитет напоминает, что концепция «одного и того же вопроса? по смыслу пункта (а) статьи 5 Факультативного протокола понимается как включающее одних и тех же авторов, одни и те же факты и одни и те же материальные права. Комитет отмечает, что из имеющейся информации по делу ясно, что жалобы автора в Европейский суд по правам человека касаются одного и того же лица и касаются тех же основных прав, что и те, о которых идет речь в настоящем сообщении.Однако Комитет отмечает, что соответствующие жалобы в Европейский суд не относятся к тем же фактам, то есть к конкретному событию, о котором идет речь в настоящем сообщении. Следовательно, Комитет считает, что пункт 2 а) статьи 5 Факультативного протокола не препятствует ему рассмотреть настоящее сообщение для целей приемлемости.

8.4 Что касается требования, изложенного в пункте 2 b) статьи 5 Факультативного протокола, Комитет принимает к сведению довод государства-участника о том, что автор не исчерпал доступные внутренние средства правовой защиты в рамках надзорного производства, поэтому общение недопустимо.В этой связи Комитет отмечает, что автор подал апелляцию в Московский городской суд, который оставил в силе решение суда низшей инстанции. Комитет ссылается на свое прецедентное право, согласно которому производство по пересмотру в порядке надзора в отношении вступивших в законную силу судебных решений представляет собой чрезвычайное средство правовой защиты, зависящее от дискреционных полномочий судьи или прокурора и не нуждающееся в исчерпании для целей приемлемости . В отсутствие какой-либо другой относящейся к делу информации Комитет считает, что пункт 2 b) статьи 5 Факультативного протокола не препятствует ему рассматривать настоящее сообщение.

8.5 Комитет считает, что автор достаточно обосновал для целей приемлемости свое утверждение в соответствии со статьей 21 Пакта. Он объявляет сообщение приемлемым и приступает к его рассмотрению по существу.

Рассмотрение дела по существу

9.1 Комитет по правам человека рассмотрел настоящее сообщение в свете всей полученной информации в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Факультативного протокола.

9.2. Первый вопрос, стоящий перед Комитетом, заключается в том, допустимо ли ограничение властями государства-участника права автора на мирные собрания в соответствии с любым из критериев, содержащихся в статье 21 Пакта.

9.3 Комитет напоминает, что право на мирные собрания, гарантированное статьей 21 Пакта, имеет важное значение для публичного выражения взглядов и мнений и незаменимо в демократическом обществе. Он также напоминает, что государства-участники должны принять эффективные меры для защиты от нападений, направленных на то, чтобы заставить замолчать тех, кто осуществляет свое право на свободу выражения мнений посредством собрания. Ограничение права на мирные собрания допустимо только в том случае, если оно (а) соответствует закону и (б) необходимо в демократическом обществе в интересах национальной или общественной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья населения. или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

9.4 В данном случае Комитет отмечает, что и государство-участник, и автор согласны с тем, что отказ в разрешении на проведение пикета с 13 ч. 00 м. до 2 р.м. 19 июля 2008 года перед посольством Ирана в Москве имело место вмешательство в право автора на собрания, однако стороны расходятся во мнениях относительно того, было ли это допустимым ограничением.

9.5 Комитет также отмечает, что государство-участник оправдывает отказ в разрешении на проведение соответствующего пикета необходимостью в интересах общественной безопасности. Хотя автор утверждает, что соображения безопасности были предлогом для отказа в разрешении, Комитет считает это ненужным оценить это фактическое утверждение, поскольку решение по жалобе автора в соответствии со статьей 21 может быть принято исходя из предположения, что оспариваемое ограничение было мотивировано заботой об общественной безопасности.

9.6 Комитет отмечает, что в разрешении на проведение предложенного автором пикета было отказано лишь на том основании, что затронутая им тема, а именно пропаганда уважения прав человека лиц, принадлежащих к сексуальным меньшинствам, вызовет негативную реакцию, которая может привести к нарушениям общественного порядка. Отказ не имел ничего общего с выбранным местом, датой, временем, продолжительностью или способом предполагаемого публичного собрания. Таким образом, решение заместителя префекта Центрального административного округа Москвы от 11 июля 2008 г. равносильно отказу в праве автора на организацию общественного собрания на выбранную тему, что является одним из наиболее серьезных нарушений свободы мирных собраний. .Комитет отмечает, что свобода собраний защищает демонстрации, пропагандирующие идеи, которые могут рассматриваться другими как раздражающие или оскорбительные, и что в таких случаях государства-участники обязаны защищать участников такой демонстрации при осуществлении их прав от насилия путем другие. Он также отмечает, что неопределенный и общий риск насильственной контрдемонстрации или простая возможность того, что власти не смогут предотвратить или нейтрализовать такое насилие, недостаточны для запрета демонстрации.Государство-участник не представило Комитету никакой информации по данному делу в поддержку утверждения о том, что «негативная реакция? к предложенному автором пикету со стороны представителей общественности будет сопряжено с насилием или что полиция не сможет предотвратить такое насилие, если они должным образом выполнят свои обязанности. При таких обстоятельствах обязательство государства-участника состояло в том, чтобы защищать автора при осуществлении его прав по Пакту, а не способствовать подавлению этих прав. Таким образом, Комитет заключает, что ограничение прав автора не было необходимым в демократическом общества в интересах общественной безопасности и нарушил статью 21 Пакта.

9.7 В свете этого вывода Комитет решает не рассматривать дополнительное утверждение автора о том, что отказ в разрешении не соответствовал закону на том основании, что национальное законодательство касается только соображений безопасности, таких как риск обрушения здании, и что он обязал власти указать альтернативное место для собрания, когда они отклонили первоначальную заявку.

10. Комитет по правам человека, действуя в соответствии с пунктом 4 статьи 5 Факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, считает, что представленные ему факты свидетельствуют о нарушении права автора согласно статье 21 Завет.

11. В соответствии с пунктом 3 а) статьи 2 Пакта государство-участник обязано предоставить автору эффективное средство правовой защиты, включая адекватную компенсацию и возмещение любых уплаченных им судебных издержек. Государство-участник также обязано принять меры для предотвращения подобных нарушений в будущем.

12. Принимая во внимание, что, став участником Факультативного протокола, государство-участник признало компетенцию Комитета определять, имело ли место нарушение Пакта или нет, и что в соответствии со статьей 2 Пакта , государство-участник обязалось обеспечить всем лицам, находящимся на его территории или под его юрисдикцией, права, признанные в Пакте, и предоставить эффективное и имеющее исковую силу средство правовой защиты в случае установления факта нарушения, Комитет желает получить от государства-участника, в течение 180 дней информацию о мерах, принятых для реализации Соображений Комитета. Государству-участнику также предлагается опубликовать настоящие Соображения и обеспечить их широкое распространение на официальном языке государства-участника.

[Принято на английском, испанском и французском языках, причем языком оригинала является английский. Впоследствии будет выпущено также на арабском, китайском и русском языках в рамках ежегодного доклада Комитета Генеральной Ассамблее.]

 

 

Будущие сценарии преемственности лидерства в эпоху после Си Цзиньпина

Консолидация власти Си и отсутствие какого-либо назначенного преемника в сочетании с отменой существующих в Китае — хотя и слабых — сроков полномочий исполнительной власти имеют серьезные последствия для будущей траектории Китая.Количество переменных, не говоря уже о явной непрозрачности политической системы Китая, значительно усложняет предположения о том, когда начнется эпоха «пост-Си» и как она будет выглядеть. Уйдет ли он в отставку на предстоящем XX съезде партии в 2022 году или будет цепляться за власть на всю жизнь? Если он внезапно умрет при исполнении служебных обязанностей, как это сделал Сталин в 1953 году, как будет развиваться процесс преемственности? Смогут ли внешние наблюдатели уловить признаки возникновения разногласий?

И Си Цзиньпин, и КПК хранят молчание о возможности смены руководства на предстоящем 20-м съезде партии, до которого осталось менее двух лет. Хотя некоторые СМИ, контролируемые КПК, заявляют, что Си не собирается править всю жизнь, бросается в глаза отсутствие официальных комментариев о его политическом будущем.[24] Чтобы помочь обдумать будущее преемственности Китая и его влияние, в этом исследовании излагаются четыре возможных сценария.

Цель описания четырех сценариев, приведенных ниже, состоит не в том, чтобы предсказать будущее или даже решить, какие сценарии более или менее вероятны. Количество переменных, которые могут повлиять на вероятность данного результата, бесчисленно, как и факторы, которые будут определять, как эти сценарии разыгрываются в реальности.Скорее, приведенный ниже анализ призван спровоцировать дискуссию о том, что возможно, , учитывая, что Си ведет политическую систему Китая — и все страны, которые заинтересованы в будущей траектории Китая — на неизведанную территорию.

Сценарий 1: упорядоченный переход в 2022 году

В этом сценарии Си мешает текущему консенсусу, передав свои руководящие должности по крайней мере одному человеку из нынешнего Постоянного комитета Политбюро (согласно существующим правилам). Чтобы этот сценарий считался добросовестной преемственностью, по крайней мере, два из трех самых высоких должностей, вероятно, будут переданы: генеральному секретарю КПК и председателю CMC. Здесь, вместо того, чтобы полностью разрушить политический консенсус эпохи после Мао, Си соблюдает две нормы, которые сложились в эпоху после Мао: генеральный секретарь уходит в отставку после двух полных пятилетних сроков и что неофициальный выход на пенсию возраст 68 лет, норма, действующая с 2002 года.

Почему Си может официально уйти в отставку следующей осенью на 20-м съезде партии? Есть несколько вероятных причин.

Во-первых, хотя два срока пребывания Си на посту были отмечены эрозией норм и правил, регулирующих преемственность, Си также уделял значительное время укреплению организационной и институциональной основы партийно-государственного устройства. Хотя эти два события могут показаться противоречащими друг другу, Си может полагать, что ему необходимо накопить значительную политическую и административную власть, чтобы продвигаться вперед по реструктуризации партии. Теперь, когда многие из его реформ были реализованы, он может чувствовать себя комфортно, отказываясь от своих формальных руководящих должностей.

Во-вторых, недавнее академическое исследование авторитарных систем указывает на более интуитивную причину, по которой Си может чувствовать себя вынужденным уйти в отставку: личная безопасность. Предсказуемые сроки преемственности дают инсайдерам режима ясность в отношении того, когда они могут рассчитывать на продвижение по службе. Когда их перспективы становятся запутанными, соперники могут решить, что единственный способ расчистить себе путь к власти — это вызов лидерству или переворот. Возможно, почувствовав, что тотальный захват власти может спровоцировать скоординированный мятеж инсайдеров режима, Си мог вместо этого выбрать досрочную отставку.Эта логика подтверждается исследованиями Эрики Франц и Элизабет Штайн, которые заключают:

. . . правила наследования. . . защищают диктаторов от попыток государственного переворота, потому что они снижают стимулы элиты к упреждающему захвату власти с помощью силовых средств. Успокаивая амбиции некоторых элит, которым больше терпения, чем заговора, институционализированные правила преемственности препятствуют координации усилий между заговорщиками, что в конечном итоге снижает риск лидера противостоять переворотам. [25]

Но, конечно, в этом сценарии есть парадокс: чтобы Си почувствовал, что может уйти в отставку, ему нужен избранный преемник, который может гарантировать его безопасность, и, конечно, если он может выбрать своего преемника, то он, возможно, достаточно силен, чтобы отсрочить выход на пенсию.

При этом, если предположить, что Си уйдет в отставку, кто может стать его преемником? Одна из проблем при ответе на этот вопрос заключается в том, что ни один из нынешних членов Постоянного комитета Политбюро не имеет достаточно широкого руководящего портфеля, а также достаточного охвата и глубокого опыта в партийно-военно-государственной сфере, чтобы его можно было рассматривать в качестве надежной замены.Си, как и Ху Цзиньтао до него, провел большую часть десятилетия, готовясь к более высокому посту на все более высоких должностях и в разных политических портфелях и географических регионах. Это не только акклиматизирует кандидата к управлению культурой и процессами, но также позволяет ему завоевать доверие в различных бюрократических кругах.

Учитывая масштаб масштабных чисток Си и его продолжающуюся антикоррупционную кампанию, тот, кого Си выберет на замену, должен быть непоколебимым и публично лояльным.Только с такими заверениями Си будет чувствовать, что он, его семья и соратники будут в безопасности на пенсии. Борьба Си с коррупцией оставила ему в наследство сотни могущественных врагов и не оставила ему возможности уйти от руководства. Немыслимо, чтобы он передал власть кому-то без послужного списка явной и надежной лояльности. На этом фронте мало кто может сравниться с членом Постоянного комитета Ван Хунином. Ван разделяет глубокую заботу Си об укреплении потенциала партийно-государственного управления и является постоянным спутником Си почти во всех поездках по стране, с которым может соперничать только глава аппарата Си Дин Сюэсян.Ван, однако, плохой кандидат на должность партийного секретаря, поскольку у него нет управленческого или руководящего опыта, о котором можно было бы говорить. Другому возможному кандидату, премьер-министру Ли Кэцяну, ко времени проведения 20-го съезда партии будет 67 лет, что означает, что технически он не дисквалифицирован в силу своего возраста, но ему не хватает авторитета в вооруженных силах и государственной безопасности, и ему не было предоставлено никакой свободы действий. Си в последние годы развивать эти связи.

В приведенном выше сценарии есть одно важное предостережение: даже если Си назначит преемника и передаст все три руководящие должности, почти наверняка он продолжит править неофициально, как это делал Дэн Сяопин после того, как ушел в отставку. окончательный официальный титул после репрессий 1989 года.Не прибегая к поп-психологии, в нынешнем стиле руководства Си нет ничего, что указывало бы на то, что он тихо уйдет в отставку, даже если он ускользнет из поля зрения общественности. Неформальное правление Си на практике добавило бы неопределенности в процесс разработки политики управления. Заместителям и подчиненным нужно будет ориентироваться на неопределенной территории, следуя инструкциям лидера де-юре, преемника Си, и командам неформального лидера, самого Си.

Второй сценарий: Си готовит план преемственности для ухода в отставку на 21-м съезде партии в 2027 году или на 22-м съезде партии в 2032 году

Си Цзиньпин ясно осознает важность хорошо функционирующего процесса преемственности руководства.На Всекитайском собрании народных представителей 2014 года он заявил: «Лучший способ оценить, является ли политическая система страны демократичной и эффективной, — это наблюдать за последовательностью и последовательностью смены ее лидеров». [26] Предполагая, что это мнение искренне, задержка с выходом на пенсию в 2022 году может не сигнализировать о полном провале усилий эпохи Дэна по нормализации преемственности. Скорее Си, возможно, решил отложить выход на пенсию до тех пор, пока не почувствует, что он может безопасно уйти в отставку и что его амбициозное внутреннее и международное наследие будет сохранено выбранным им преемником.Си также может полагать, что в 2022 году слишком рано передавать власть, особенно человеку, у которого не было времени подготовиться к более высокому посту, как обсуждалось в предыдущем сценарии. Стоит отметить, что все нынешние члены Постоянного комитета Политбюро (кроме Си) к 2027 году превысят пенсионный возраст, поэтому любой потенциальный преемник почти наверняка должен быть назначен в святая святых руководства на 20-м съезде партии в 2022 году. и быть моложе 63 лет.

Вопрос о том, как обеспечить безопасную и процветающую политическую жизнь после смерти, занимает первое место в списке забот любого автократического лидера.[27] В большинстве современных демократий уходящие лидеры, как правило, уверены, что, оставив власть, они останутся на свободе и в значительной степени вольны участвовать (или не участвовать) в политической жизни по своему усмотрению.[28] Авторитарные лидеры, напротив, не имеют такой безопасности и должны заключать сделки, чтобы защитить свою собственную безопасность, безопасность своей семьи и свои финансовые активы после того, как уйдут в отставку. Например, в конце прошлого года российская Дума начала рассмотрение законопроекта, предоставляющего неприкосновенность бывшим президентам и членам их семей, что является явным признаком того, что Владимир Путин считает, что его свобода окажется под угрозой после выхода на пенсию. Как показывают исследования Александра Дебса и Х. Э. Гоэманса, 41% автократов переживают изгнание, тюремное заключение или смерть в течение одного года после ухода с поста, по сравнению с 7% демократических лидеров.

Авторы заключают, что «недемократические лидеры . . . могут и действительно ожидают значительного наказания, когда они теряют должность». [29] В случае с Михаилом Горбачевым исключение подтверждает правило. Как пошутила российская газета по случаю 90-летия бывшего советского лидера в марте 2021 года: «Он первый лидер в тысячелетней истории России, который добровольно ушел в отставку, остался жив и на свободе.[30]

В Китае, например, все потенциальные преемники Мао погибли или были жестоко изгнаны. Два избранных преемника Дэна были свергнуты и удалены из общественной жизни, а один провел десятилетия под домашним арестом. Напротив, китайские лидеры, добровольно отказавшиеся от власти, Цзян Цзэминь и Ху Цзиньтао, наслаждались благополучной пенсией и спасли своих ближайших родственников от тюрьмы. Действительно, именно поэтому норма об ограничении сроков считалась укоренившейся и даже институционализированной — она так хорошо работала, поддерживая стабильность системы во время роста экономики.Политическая стабильность и экономический рост, казалось, усиливали друг друга.

Что же тогда могло придать Си уверенности в том, что он выйдет на пенсию в 2027 или 2032 году?

Одним из возможных путей для Си является сохранение поста президента КНР, что дает ему один важный де-юре титул, с помощью которого он может сохранять элемент контроля и надзора. Конечно, фактическая власть должности президента невелика по сравнению с должностью генерального секретаря КПК или председателя CMC. Тем не менее, президент Си сохранил некоторый контроль над кадровыми назначениями и официально представлял Китай во время государственных визитов.По сути, он сохранит публичную роль дипломатического лица Китая, даже если большая часть власти перейдет к его преемнику. В качестве альтернативы он мог бы сохранить свой пост главы CMC, пост гораздо более влиятельный, чем пост президента, хотя и без такой же церемониальной роли или заметности. Как уже упоминалось, Цзян Цзэминь сохранил эту позицию в 2002 г. в силовой игре, которая ослабила власть его преемника Ху Цзиньтао.

Си мог бы провести период с 2022 по 2027 год (или 2032 год), продвигая более радикальную антикоррупционную кампанию, чтобы полностью и окончательно очистить дом от любых реальных или потенциальных политических противников, используя их увольнение как возможность установить ценность целого поколения. верных ему кадров.Хотя это не устранило бы полностью возможность репрессий после выхода на пенсию, оно в значительной степени смягчило бы ее и позволило бы Си «править из-за спины», во многом подобно тому, как Дэн Сяопин играл роль создателя королей после того, как он отказался от своего последнего оставшегося лидерского титула в 1989 году.

Как обсуждалось выше, хотя Си уже создал небольшой культ личности, он может достичь новых высот после 20-го съезда партии, поскольку он стремится повысить свой статус в политической и организационной ДНК КПК, чтобы стать наравне с Мао. Как пишет Милан Сволик из Йельского университета, «при установленной автократии внешняя видимость непобедимости диктатора так же важна, как и его реальная власть». запечатлев его имя и личность во всей идеологической и организационной структуре партии. Точно так же, как Си настаивал на защите наследия Мао Цзэдуна, его преемники могут быть связаны с ним, чтобы не разрушить основы власти КПК.

Но даже если предположить, что Си действительно уйдет в отставку в 2027 или 2032 году — частично или полностью — само собой разумеется, что он будет продолжать пользоваться огромной властью, как это делал Дэн Сяопин после 1989 года. власть, формально или неформально, ненадежна. Редко лидеры добровольно отрекаются от престола, а когда они это делают, они часто играют роль неформального создателя королей.

Сценарий 3: вызов лидерству или переворот

Заговоры с целью свержения Си и его администрации не являются продуктом воспаленного воображения, а скорее широко обсуждались высокопоставленными китайскими чиновниками, включая самого Си Цзиньпина. Многие из них относятся к первым месяцам 2012 года, подчеркивая уверенность Си в том, что соперники хотели помешать ему взять на себя руководство КПК в конце того же года. Другие представляют собой расплывчатые и аморфные обвинения анонимных «предателей» в неназванных «заговорах», которые, вероятно, выдвигаются для оправдания перетряски Си партийной бюрократии и его широкомасштабных кампаний внутрипартийной дисциплины. В внутренней речи, опубликованной в 2016 году, Си говорил о «политическом заговоре», направленном на «разрушение и раскол партии». В том же году тогдашний глава Комиссии по регулированию ценных бумаг Китая Лю Шию обвинил опальных чиновников , в том числе Сунь Чжэнцай и Чжоу Юнкан, в «[заговоре] с целью узурпации руководства партии и захвата государственной власти».[34] Вице-президент Ван Цишань поддержал замечания Лю, предупредив, что «некоторые [высокопоставленные чиновники] даже пытались . . . захватить партийную и государственную власть»[35].

Конечно, страх перед политическими заговорами и переворотами является нормой для большинства авторитарных лидеров, точно так же, как опасения по поводу трудностей, связанных с выборами, являются естественным и неизбежным беспокойством политиков в демократических системах. Согласно исследованию Милана Сволика, «подавляющее большинство диктаторов уступает власть тем, кто находится за воротами президентского дворца, а не массам.Преобладающий политический конфликт в диктатурах, по-видимому, происходит не между правящей элитой и массами, а между 90 201 среди 90 202 инсайдеров режима». мрачно, 73 процентам побежденных лидеров грозит смерть, тюремное заключение или изгнание.[37]

Президент Си Цзиньпин с почетным караулом, сформированным военно-морскими силами Народно-освободительной армии Китая, во время церемонии встречи
короля Бахрейна Хамада бин Исы Аль Халифы возле Большого зала народных собраний 16 сентября 2013 года в Пекине, Китай.Изображение: Фэн Ли/Getty Images.

Хотя консолидация власти Си впечатляет, даже самые могущественные лидеры сохраняют свои посты благодаря поддержке коалиции действующих лиц и интересов. Их поддержка того или иного лидера носит условный характер и зависит от меняющихся внутренних и международных переменных. Хотя точная сделка между Си и членами политической, экономической или военной элиты неизвестна, резкое замедление темпов экономического роста или постоянное неправильное решение международных кризисов, вероятно, сделает работу Си по управлению своей правящей коалицией более сложной и ненадежной.Короче говоря, у каждой коалиции есть переломный момент. Именно поэтому с попытками государственного переворота расправляются так жестоко, чтобы лишить стимула потенциальных соперников в будущем. Как предупредил президент Гамбии Яхья Джамме после неудавшейся попытки государственного переворота в 2014 году: «Все, кто планирует напасть на эту страну, будьте готовы, потому что вы умрете».[38]

При этом успешная организация переворота против действующего лидера — особенно в ленинском однопартийном государстве — является сложной задачей.[39] Потенциальный лидер переворота сталкивается с многочисленными препятствиями, начиная с получения поддержки от ключевых членов бюрократии военной службы безопасности, не предупреждая действующего лидера и его аппарат безопасности. Шансы на переворот против Си в настоящее время, при отсутствии системного кризиса, чрезвычайно малы. Учитывая технологические возможности служб безопасности КПК, которые контролирует Си, такая попытка чревата риском обнаружения и возможного отступничества от ранних заговорщиков, которые передумают. Это правда, что у Си есть множество врагов в партии. В равной степени верно и то, что барьеры для организации против него почти непреодолимы.

Политолог из Йельского университета Дэн Маттингли указывает на еще одну важную реальность: китайские лидеры хорошо осведомлены о возможных угрозах государственного переворота и поэтому предпринимают явные действия, чтобы смягчить любые подобные попытки.Используя набор данных о более чем 10 000 назначений в Народно-освободительную армию (НОАК), Маттингли обнаружил, что Си наблюдал за ротацией личного состава в китайских вооруженных силах, которая отдавала предпочтение «высокопоставленным офицерам командных должностей, чье этническое, классовое и идеологическое происхождение делает их маловероятными». протестующие против режима». [40] Учитывая, что военные будут играть огромную роль в любом запланированном перевороте, способность Си продвигать низших чиновников на высшие военные руководящие должности будет иметь большое значение для предотвращения попытки переворота еще до того, как она может начаться.

Хотя точная сделка между Си и членами политической, экономической или военной элиты неизвестна, резкое замедление темпов экономического роста или постоянное неправильное решение международных кризисов, вероятно, сделает работу Си по управлению своей правящей коалицией более сложной и ненадежной.

Традиционный вызов лидерству, который будет проходить в соответствии с более формальным юридическим процессом, разделяет некоторые присущие коллективным действиям вызовы, которые делают организацию переворота такой сложной.Растущий контроль Си над внутренними службами безопасности означает, что общение между потенциальными претендентами, необходимое для согласования логистических деталей, будет практически невозможным. Несмотря на свою огромную власть, высокопоставленным членам КПК и НОАК не хватает базовой способности передвигаться и общаться незаметно для всевидящего аппарата безопасности Си.

Вызов может возникнуть, казалось бы, спонтанно на официальном совещании Политбюро или ЦК в полном составе, но для этого потребуется несколько официальных лиц, чтобы вызвать каскад неодобрения руководства Си.Этот вариант также страдает от основного факта: пока коллега не поднимет руку, чтобы заявить о своем несогласии, невозможно узнать, сколько желающих присоединиться к усилиям по свержению Си.

Сценарий четвертый: Неожиданная смерть или потеря трудоспособности

«Никто не смел приказывать ему готовиться к смерти; никто не посмел примерить корону в его присутствии».
                                                          — Бертрам Вулф, Борьба за советское наследство , 1953

Даже если заявление КПК о том, что Си Цзиньпин не планирует оставаться на своем посту пожизненно, верно, его выхолащивание норм наследования делает страну плохо подготовленной к его внезапной смерти или недееспособности. Си Цзиньпину 67 лет, он курит, имеет избыточный вес, занят на работе с высоким уровнем стресса и, по данным государственных СМИ, «находит радость в истощении».[41] Это правда, что Си мог эффективно управлять страной в течение нескольких лет пока что. К 2035 году, когда должен быть завершен ряд его авторских программ, ему будет 82 года, примерно столько же, сколько Джо Байдену в конце его первого срока в Белом доме.[42] Тем не менее, неудивительно, что слухи о плохом здоровье Си Цзиньпина циркулируют уже несколько лет, вызванные видеозаписью, на которой видно его неустойчивую походку во время встреч с иностранными лидерами.[43]

Хотя многое о его здоровье неизвестно, любая тяжелая или неизлечимая болезнь изначально будет рассматриваться как государственная тайна, хотя такие попытки имеют ограниченный срок годности, учитывая известность и требования современного лидера, в отличие, скажем, от Мао Цзэдуна или Франклина. Д Рузвельт. Тем не менее власти жестко контролируют сообщения о здоровье Си Цзиньпина в Китае и угрожают иностранным журналистам, пишущим об этом, аннулированием виз[44]. Для Си проецирование энергии и энергии важно не только для того, чтобы сдерживать любых потенциальных политических соперников, но и для всего остального.[45] Во время «августовского переворота» 1991 года против советского президента Михаила Горбачева заговорщики публично объявили по государственному радио, что Горбачев «не может выполнять свои президентские обязанности по состоянию здоровья». чудовищный обман»[46]. В итоге, конечно, переворот провалился, но связь между здоровьем самодержца и его политической безопасностью установлена ​​хорошо.

Из-за отсутствия подробной информации о здоровье Си, в этом отчете не будут обсуждаться какие-либо возможные причины смерти или потери трудоспособности.Точно так же точные обстоятельства внезапного события со здоровьем, включая географическое местонахождение Си, когда он заболел или умер, слишком многочисленны, чтобы их учитывать. Для простоты в этой статье предполагается, что смерть Си была внезапной и неожиданной.

Какие шаги будут предприняты после того, как смерть Си наступит или неизбежна? По крайней мере, на бумаге процесс прост. Согласно конституции КПК, генеральный секретарь может быть «избран» только на пленарном заседании ЦК.Вступающий в должность генеральный секретарь может быть избран только из текущего состава Постоянного комитета Политбюро. Точно так же конституция просто гласит: «Члены Центральной военной комиссии партии определяются Центральным комитетом». Что касается должности президента, конституция КНР предусматривает, что президент и вице-президент «избираются Всекитайским собранием народных представителей».

Таким образом, при условии, что процесс и институты работают в соответствии с планом, в случае смерти Си будет созван ЦК КПК в полном составе, чтобы решить, кто из оставшихся членов Постоянного комитета Политбюро должен быть повышен до должности Си генеральный секретарь и председатель CMC.Неясно, нужно ли будет созывать Всекитайское собрание народных представителей, чтобы формализовать назначение вице-президента в соответствии с конституцией КНР, или власть будет автоматически передана после подтверждения смерти лидера.

Эти несколько предложений в конституциях КНР и КПК, однако, почти наверняка неадекватны для описания того, что произошло бы в действительности. На практике выбор нового лидера будет решаться в процессе неформальных консультаций и торговли лошадьми, прежде чем он будет одобрен Центральным комитетом.Как обсуждалось выше, пребывание Си на посту стало возможным благодаря относительно слаженной и стабильной группе правящей и поддерживающей элиты, которая кровно заинтересована в сохранении статус-кво после его смерти. В то время как антикоррупционная кампания Си смела сотни высокопоставленных чиновников и генералов, стабильность наверху правительства Си была поразительной. Его главный идеолог и главный экономический советник Ван Хунин и Лю Хэ, соответственно, работали на протяжении всего его пребывания в должности, как и два его высокопоставленных чиновника по внешней политике, Ян Цзечи и Ван И.Кроме того, организационный аппарат КПК способен выступать в качестве буфера против нестабильности с (хотя и несовершенными) внутренними механизмами и процедурами для управления некоторой волатильностью, возникшей сразу после Си Цзиньпина.

Однако в вакууме власти процесс может вылиться в распри внутри Политбюро, что является кошмарным сценарием для институционалистов КПК. Члены коалиции Си могут расколоться на разные группы, поддерживающие разрозненных преемников. Те, кто был наказан или маргинализирован коалицией Си, могут справедливо рассматривать его смерть как редкую возможность восстановить власть, и поэтому они тоже могут бороться за контроль.

Поскольку предсказать, как будет развиваться процесс, невозможно — в основном из-за того, что неизвестно, когда такое событие может произойти и при каких обстоятельствах, — более практичным занятием для сторонних наблюдателей будет вопрос: каковы внешне наблюдаемые признаки сукцессии? процесс идет гладко, и каковы признаки возникающего раскола в руководстве? Признаки неисправности могут включать:

  • Отсутствие премьера или вице-президента на регулярных заседаниях;
  • Изменения в расписании государственных телевизионных выпусков новостей, радиопрограмм и утренних выпусков основных национальных и столичных газет;
  • Внезапные перебои в работе интернета и социальных сетей; из-за своей популярности WeChat, в частности, может столкнуться с «техническими трудностями» или, наоборот, стать важным каналом для оппозиции, если начнется борьба за власть;
  • Необъяснимые сбои в расписании рейсов и поездов в крупных китайских аэропортах и ​​на вокзалах; и
  • Конкурирующие или противоречащие нарративы, исходящие от различных органов центрального правительства, в официальных СМИ или в Интернете, не подлежащие удалению.

Есть еще один важный сценарий, который следует учитывать: инвалидность Си, связанная со здоровьем (например, инсульт, сердечный приступ). В отличие от смерти лидера, лишение дееспособности толкает систему в политическое чистилище неопределенной продолжительности, в котором как сторонники, так и противники режима пытаются одновременно застраховаться между выздоровлением и истечением срока действия.

В случае со Сталиным потребовалось почти пять полных дней, чтобы наконец скончаться от изнурительного инсульта, перенесенного 1 марта 1953 года.За прошедшие дни различные группировки высокопоставленных советских чиновников строили заговоры друг против друга, поскольку они начали размышлять о возможной постсталинской эпохе. Как позже вспоминал Хрущев, Лаврентий Берия, внушавший страх глава тайной полиции, проклинал Сталина по мере того, как его состояние ухудшалось, но когда появились признаки выздоровления, «Берия бросился на колени, схватил руку Сталина и начал целовать ее»[47]. ] Стоит помнить, что недавний комедийный фильм, вдохновленный смертью бывшего советского лидера, Смерть Сталина , был смешным только потому, что реальные события, связанные с его смертью, были настолько фарсовыми.[48] ​​

Но что было бы, если бы Си умер «в рассрочку», как кто-то заметил о Сталине, и был бы недееспособен при исполнении служебных обязанностей? Согласно конституции КНР, вице-президент может взять на себя полномочия президента, «когда это доверено ему президентом». Очевидно, что это создает дилемму, если президент вдруг сбит с толку и не может дать согласие на такой шаг. Тем не менее, по крайней мере для должности президента, можно предположить, что вице-президент был бы естественным выбором для временного принятия на себя этих полномочий.Точно так же статья 84 конституции гласит: «В случае, если должность президента Китайской Народной Республики становится вакантной, вице-президент становится преемником должности президента».

Но есть, конечно, и степени недееспособности. В то время как Сталину понадобилось всего несколько дней, чтобы умереть, Леонид Брежнев атрофировался в течение многих лет, прежде чем скончался, подорвав дееспособность правительства вместе со своим здоровьем. То же самое относится и к Мао Цзэдуну, который много лет перед смертью тяжело болел.В случае продолжительной болезни в Китае проблема заключается в том, что представляет собой «вакантность» президентского поста. Это относится только к полному и окончательному уходу с должности? Или временная недееспособность сделает президента «вакантным»? Кроме того, в настоящее время в Китае есть один вице-президент, Ван Цишань, бывший доверенное лицо Си, которому 72 года, и он больше не должен занимать высокий пост, потому что он достиг формального пенсионного возраста. Доверение ему поста президента в случае неспособности Си выполнять свои обязанности само по себе может создать проблемы.

А как насчет более важных должностей генерального секретаря и председателя CMC? Здесь гораздо меньше уверенности, так как не существует общедоступных процедур или юридических полномочий, регулирующих, как обращаться с такой ситуацией. Потеря дееспособности — в отсутствие явного и наделенного полномочиями преемника — была бы опасна даже больше, чем безвременная смерть, поскольку она медленно разрушала бы статус-кво и позволяла бы новым фракционным столкновениям, выравниваниям и расколам. Высшие партийные лидеры, которые обязаны своим положением непосредственно Си, такие как Цай Ци, в настоящее время высокопоставленный партийный чиновник в Пекине, будут уязвимы.Это было проблемой как для Хуа Гофэна, так и для Цзян Цин («Мадам Мао»), которые, помимо их связи с Мао Цзэдуном, не имели независимой базы поддержки в партии или вооруженных силах. Без Мао они были разоблачены. В то же время могут вступить в игру должности в иерархии КПК, обладающие огромной властью, такие как глава кадрового отдела партии и отдела по борьбе с коррупцией. Без активного председателя CMC сами военные могли бы взять на себя более независимую политическую роль. В случае с Мао Центральное бюро телохранителей сыграло ключевую роль в поддержке реформистской фракции и помощи в аресте Цзян Цин и трех других членов «Банды четырех». Трудно представить себе такую ​​драму в стенах Чжуннаньхая в двадцать первом веке, но точно так же у правящей партии нет дорожной карты, если Си серьезно заболеет.

Big Tech бросает вызов Германии – ПОЛИТИКА

Нажмите кнопку воспроизведения, чтобы прослушать эту статью

Гиганты социальных сетей объединяют усилия, чтобы противостоять правительству Германии из-за его усиленного закона о разжигании ненависти в Интернете.

Facebook (Meta), YouTube, Twitter и TikTok подали в суд в ответ на новые правила, направленные на отправку незаконных фрагментов контента, включая фотографии со свастикой или сообщения, подстрекающие к насилию, и пользовательских данных в центральное правоохранительное агентство, Федеральную уголовную полицию. Офис (BKA), начиная с этой недели.

По закону технологические компании также должны ждать месяц, прежде чем сообщать пользователю о передаче их информации в полицию, если правоохранительные органы не запрещают платформе это делать.

Столкнувшись с растущим потоком судебных исков от крупнейших социальных сетей, Германия приказала Google и Meta воздержаться от соблюдения этих новых правил. Однако Twitter и TikTok должны будут начать предоставлять свои данные в соответствии с законом, по словам пресс-секретаря Федерального министерства юстиции.

Неудача наступила, когда немецкие политики борются с всплеском ненависти и дезинформации в Интернете. В последние недели Берлин открыто заявлял о своей борьбе с токсичным контентом на маргинальных платформах социальных сетей, включая Telegram, при этом власти зашли так далеко, что пригрозили закрыть службу зашифрованного чата и призвали Apple и Google удалить его из своих магазинов приложений. .

Новые правила являются обновлением существующего закона Германии о модерации контента, известного как NetzDG, и направлены на ускорение выявления и судебного преследования за преступления на почве ненависти после нападений ультраправых в синагоге в Галле и в барах в Ханау. Свод правил, который уже считается одним из самых далеко идущих на Западе, требует, чтобы компании, работающие в социальных сетях, удаляли самый вопиющий незаконный контент в течение 24 часов с момента сообщения о нарушениях, в противном случае им грозит штраф в размере до 50 миллионов евро.

Но технологические компании говорят, что эти изменения ставят под угрозу неприкосновенность частной жизни и основные права людей.

Юридическое противостояние

Берлина с Big Tech также посылает предупреждение европейским законодателям и дипломатам, которые в настоящее время ведут переговоры об общеевропейском законе о модерации контента, известном как Закон о цифровых услугах, который может вступить в силу уже в 2023 году.

Загадка конфиденциальности

Спор представляет собой головную боль для Берлина, который должен уравновешивать большую общественную заботу о конфиденциальности с желанием обуздать незаконные разжигания ненависти.

«Это усугубляет все задержки, связанные с реформой NetzDG», — сказал Джулиан Яурш, эксперт по цифровой политике берлинского аналитического центра Stiftung Neue Verantwortung.

Тогдашнему правительству несколько раз приходилось возвращаться к чертежной доске из-за конституционных опасений по поводу предлагаемых им изменений.

Яурш сказал, что ситуация также отражает гораздо более широкую борьбу политиков за баланс между мерами по подавлению ненависти в Интернете и уважением частной жизни людей.

Вскоре после принятия новых правил в середине 2021 года YouTube и Facebook начали юридические атаки. TikTok и Twitter последовали их примеру, подав в конце января отдельные иски в Административный суд Кёльна. Компании социальных сетей утверждали, что изменения в NetzDG не соответствуют европейским и немецким законам о конфиденциальности.

«Мы считаем, что некоторые из предложенных поправок к закону NetzDG окажут негативное влияние на право нашего сообщества на неприкосновенность частной жизни», — заявил представитель TikTok.

Представитель Google заявил, что «массовая передача персональных данных пользователей в уголовное преследование возможна только после детальной проверки в суде и судебного подтверждения».

Twitter заявил, что это правило подтолкнет частные компании к тому, чтобы они выступали в качестве «прокуроров, сообщая о пользователях в правоохранительные органы даже при отсутствии противоправного поведения», в то время как представитель Meta раскритиковал угрозу основным правам.

По данным Der Spiegel, компании еще не подключились к цифровому интерфейсу BKA. Федеральное министерство юстиции Германии заявило, что Twitter попросил правовой защиты, чтобы временно не применять правило, и что Google и Meta были единственными текущими исключениями из правил.

Между тем, Матиас Кеттеманн, ведущий исследователь закона о платформах в Институте Лейбница, сказал, что шансы, вероятно, были в пользу технологических гигантов, поскольку правила казались непропорциональными, ссылаясь на информацию от BKA, которая заявила, что ожидала только около 60 процентов. сообщенного содержания, чтобы привести к уголовному преследованию.

Но он также добавил, что платформы удобно использовали аргумент конфиденциальности против правительства Германии.

«Проблемно, если данные людей хранятся и передаются, когда они не составляют преступления, но у платформ, которые подают в суд, есть много других проблем с конфиденциальностью», — добавил он.

Эксперты по правовым вопросам ожидают, что правила DSA для всего ЕС могут быть приняты до того, как судебные процессы дойдут до конца, заменив собственный закон Германии о контенте. Они предупредили, что дело Германии может послужить сигналом для участников переговоров о потенциальных будущих юридических баталиях, которые большие технологии могут развязать, чтобы подорвать DSA.

«Переговорщики в значительной степени заметят, что в комнате ждет большой, большой слон защиты данных, и если они слишком, скажем, нечувствительны к данным, это может стать проблемой позже», — сказал Кеттеманн.

Законодатели в Брюсселе работают над аналогичным, но более узким руководством, требующим, чтобы не только платформы социальных сетей, но и все службы хостинга связывались и предоставляли «всю соответствующую информацию» правоохранительным или судебным органам в отношении потенциально серьезных уголовных преступлений, которые могут привести к опасным для жизни ситуации.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.