Ст 1064 ч 3 ст 1079 гк рф: ГК РФ Статья 1079. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

Содержание

ГК РФ Статья 1083. Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред

Перспективы и риски арбитражных споров и споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 1083 ГК РФ

Арбитражные споры:

Владелец или страховая компания хочет взыскать убытки в связи с повреждением ТС из-за ненадлежащего состояния дороги

Владелец имущества хочет взыскать убытки, причиненные при пожаре

Владелец имущества хочет взыскать убытки, причиненные при затоплении

Споры в суде общей юрисдикции:

Владелец автомобиля хочет взыскать ущерб, причиненный из-за ненадлежащего содержания ответчиком его имущества

Потерпевший хочет взыскать ущерб в связи с причинением вреда его здоровью

 

1. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.

2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.

КонсультантПлюс: примечание.

Абз. 2 п. 2 ст. 1083 во взаимосвязи с другими нормами признан частично не соответствующим Конституции РФ (Постановление КС РФ от 08.07.2021 N 33-П). О правовом регулировании до внесения соответствующих изменений см. п. 5 Постановления.

При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).

3. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно.

Открыть полный текст документа

Статья 1079 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

1. Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

2. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

3. Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи.

Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

Комментарий эксперта:

Ответственность в статье 1079 ГК РФ за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих >>>

Повышенную опасность способно создать использование любых механизмов, устройств, транспортных средств, химикатов и всего того, что способно нанести травмы при возникновении аварийной ситуации, вызвать отравление, причинить вред здоровью.

См. все связанные документы >>>

1. До настоящего времени отсутствует легальное определение юридического понятия «источник повышенной опасности», что приводит к его различному пониманию как самим законодателем, так и в научных кругах. В советский период российской истории в науке гражданского права сложились три основные теории относительно понятия источника повышенной опасности: теория деятельности (Б.С. Антимонов, В.Г. Вердников, О.С. Иоффе, К.Б. Ярошенко и др.), теория объекта (Е.А. Флейшиц и др.) и теория «движущихся вещей» (Л.А. Майданник, Н.Ю. Сергеева и др.) . Обобщенно данные теории позволяли определить, что источник повышенной опасности — это понятие, которое используется для обозначения деятельности и (или) предметов материального мира, а также их свойств, которые могут быть особо опасны для окружающих. В гражданско-правовой науке предпринимались также попытки синтезировать указанные теории. Однако, несмотря на многообразие позиций относительно понятия «источник повышенной опасности», единого подхода к его трактовке в цивилистической науке ни в советский период истории России, ни в последующем так и не было выработано.

———————————

См.: Соколова Е.В. О понятии и классификации источников повышенной опасности, применяемых Вооруженными Силами Российской Федерации // Военное право. 2014. N 1. URL: http://www.voennoepravo.ru/files/Sokolova_0.doc.

После вступления в силу части второй ГК РФ и вплоть до настоящего времени в гражданском законодательстве основной упор делается именно на деятельность, создающую повышенную опасность для окружающих. При этом, как справедливо отмечает Е.В. Соколова, именно гражданское законодательство признает источником повышенной опасности соответствующую деятельность, в иных нормативных правовых актах акцент смещен на материальный объект, представляющий повышенную опасность. Данной точки зрения придерживается также Н.В. Щедрин, дающий на основе обобщения имеющихся в отечественной литературе признаков следующее определение источника повышенной опасности. Источник повышенной опасности — это «свойство одной, чаще всего неустойчивой, системы (вещества, механизма, явления, процесса, организма, личности, социальной группы), развитие или проявление которого слабо поддается или не поддается контролю и может произвести необратимые разрушительные изменения в этой или другой системе. Этот источник обладает высоким поражающим эффектом, большой концентрированной внутренней энергией, огромной разрушительной силой. Начавшийся разрушительный процесс слабо поддается или вовсе не поддается контролю, и его последствия часто необратимы» .

———————————

См.: Щедрин Н.В. Источник повышенной опасности, объект повышенной охраны и меры безопасности // Государство и право. N 7. 2008. URL: http://law.sfu-kras.ru/data/Статьи/Щедрин/Источник_повышенной_опасности,_объект_повышенной_охраны.doc.

Подытоживая вышеизложенное, отметим, что в российской юридической науке существует три основные точки зрения на определение источника повышенной опасности:

1) это опасная деятельность. Именно это определение закреплено гражданским законодательством и поддерживается судейским сообществом, которое в Постановлении Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1 уточнило, что по смыслу ст. 1079 ГК РФ источником повышенной опасности следует признать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и других объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Учитывая, что названная норма не содержит исчерпывающего перечня источников повышенной опасности, суд, принимая во внимание особые свойства предметов, веществ или иных объектов, используемых в процессе деятельности, вправе признать источником повышенной опасности также иную деятельность, не указанную в перечне;

2) это сам объект материального мира, вещь;

3) это опасные свойства объекта материального мира.

2. Под владельцем источника повышенной опасности следует понимать юридическое лицо или гражданина, которые используют его в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, оперативного управления либо на других законных основаниях (например, по договору аренды, проката, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности).

Согласно комментируемой статье и ст. 1068 ГК РФ не признается владельцем источника повышенной опасности лицо, управляющее им в силу исполнения своих трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора с собственником или иным владельцем источника повышенной опасности.

3. Повышенная опасность деятельности физических и юридических лиц указывает на их обязанность возместить причиненный вред независимо от наличия (отсутствия) их вины. Примерный перечень такой деятельности и источников регламентирован п. 1 комментируемой статьи. Основанием для освобождения от указанной обязанности являются:

— действие обстоятельств непреодолимой силы;

— умысел потерпевшего;

— выбытие источника повышенной опасности из обладания собственника (владельца) в результате противоправных действий других лиц. Обязанность переходит к лицу, противоправно завладевшему таким источником, либо указывает на совместную ответственность законного и незаконного владельца при наличии вины первого.

Обязанность возмещения вреда, причиненного источником повышенной опасности, может быть возложена не только на его собственника, но и иного законного владельца.

Так, на лицо, исполнявшее свои трудовые обязанности на основании трудового договора (служебного контракта) и причинившее вред жизни или здоровью в связи с использованием транспортного средства, принадлежавшего работодателю, ответственность за причинение вреда может быть возложена лишь при условии, если будет доказано, что оно завладело транспортным средством противоправно (см. п. 2 комментируемой статьи).

Юридическое лицо или гражданин, возместившие вред, причиненный их работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей на основании трудового договора (служебного контракта) или гражданско-правового договора, вправе предъявить требования в порядке регресса к такому работнику — фактическому причинителю вреда в размере выплаченного возмещения, если иной размер не установлен законом (см. п. 1 ст. 1081 ГК РФ).

4. В случае взаимодействия нескольких источников повышенной опасности причиненный в результате такого взаимодействия вред многократно увеличивается. Обязанность его возмещения возлагается солидарно на владельцев всех источников повышенной опасности, участвовавших во взаимодействии (см. п. 3 комментируемой статьи). Возмещение вреда в такой ситуации производится по общим правилам, установленным ГК РФ (см. ст. 1064).

5. Применимое законодательство:

— ВзК РФ;

— ГрК РФ;

— КВВТ РФ;

— КоАП РФ;

— КТМ РФ;

— ТК РФ;

— УАТиНГЭТ;

— УЖТ РФ;

— УК РФ;

— ФКЗ от 30.01.2002 N 1-ФКЗ «О военном положении»;

— ФКЗ от 30.05.2001 N 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»;

— ФЗ от 14.06.2012 N 67-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности перевозчика за причинение вреда жизни, здоровью, имуществу пассажиров и о порядке возмещения такого вреда, причиненного при перевозках пассажиров метрополитеном»;

— ФЗ от 11.07.2011 N 190-ФЗ «Об обращении с радиоактивными отходами и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

— ФЗ от 06.05.2011 N 100-ФЗ «О добровольной пожарной охране»;

— ФЗ от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции»;

— ФЗ от 27.07.2010 N 225-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельца опасного объекта за причинение вреда в результате аварии на опасном объекте»;

— ФЗ от 12.04.2010 N 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств»;

— ФЗ от 30.12.2009 N 384-ФЗ «Технический регламент о безопасности зданий и сооружений»;

— ФЗ от 24.07.2009 N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»;

— ФЗ от 26.12.2008 N 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля»;

— ФЗ от 09.02.2007 N 16-ФЗ «О транспортной безопасности»;

— ФЗ от 06.03.2006 N 35-ФЗ «О противодействии терроризму»;

— ФЗ от 26.03.2003 N 35-ФЗ «Об электроэнергетике»;

— ФЗ от 10.01.2003 N 17-ФЗ «О железнодорожном транспорте в Российской Федерации»;

— ФЗ от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании»;

— ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»;

— ФЗ от 10.01.2002 N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды»;

— ФЗ от 18.06.2001 N 77-ФЗ «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации»;

— ФЗ от 04.05.1999 N 96-ФЗ «Об охране атмосферного воздуха»;

— ФЗ от 14.04.1999 N 77-ФЗ «О ведомственной охране»;

— ФЗ от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»;

— ФЗ от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих»;

— ФЗ от 08.01.1998 N 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах»;

— ФЗ от 21.07.1997 N 117-ФЗ «О безопасности гидротехнических сооружений»;

— ФЗ от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»;

— ФЗ от 02.05.1997 N 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия»;

— ФЗ от 31.05.1996 N 61-ФЗ «Об обороне»;

— ФЗ от 27.05.1996 N 57-ФЗ «О государственной охране»;

— ФЗ от 10.01.1996 N 5-ФЗ «О внешней разведке»;

— ФЗ от 09.01.1996 N 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения»;

— ФЗ от 26.12.1995 N 209-ФЗ «О геодезии и картографии»;

— ФЗ от 10.12.1995 N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения»;

— ФЗ от 22.11.1995 N 171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции»;

— ФЗ от 21.11.1995 N 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии»;

— ФЗ от 12.08.1995 N 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности»;

— ФЗ от 15.07.1995 N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»;

— ФЗ от 24.04.1995 N 52-ФЗ «О животном мире»;

— ФЗ от 20.04.1995 N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов»;

— ФЗ от 03.04.1995 N 40-ФЗ «О федеральной службе безопасности»;

— ФЗ от 30.03.1995 N 38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)»;

— ФЗ от 21.12.1994 N 69-ФЗ «О пожарной безопасности»;

— ФЗ от 21.12.1994 N 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»;

— ФЗ от 17.12.1994 N 67-ФЗ «О федеральной фельдъегерской связи».

6. Судебная практика:

— Определение Конституционного Суда РФ от 15.05.2012 N 811-О;

— Постановление Пленума ВС РФ от 26.01.2010 N 1;

— Определение ВС РФ от 04.03.2014 N 16-КГ13-26;

— Определение ВС РФ от 30.05.2014 N 41-КГ14-6;

— Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.08.2014 по делу N А57-9108/2013;

— решение Волжского районного суда Самарской области от 21.08.2014 по делу N 12-77/2014;

— решение Шатковского районного суда Нижегородской области от 27.08.2014 по делу N 2-298/2014;

— Определение Липецкого областного суда от 18.08.2014 по делу N 33-2223/2014;

— решение Арбитражного суда Ярославской области от 16.08.2014 по делу N А82-10624/2013;

— решение Арбитражного суда Пермского края в г. Кудымкаре от 15.08.2014 по делу N А50П-366/2014.

Статья 1079. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

1. Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

2. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

3. Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи.

Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

Комментарий к ст. 1079 ГК РФ

1. Коммент. ст. содержит правила об особых деликтных обязательствах. Хотя по сравнению с прежним законодательством (ст. 454 ГК 1964 г.) эти правила изложены более детально, многие возникающие при их применении вопросы ст. 1079 так и не решены.

2. Под источником повышенной опасности надлежит понимать любую деятельность, осуществление которой создает повышенную вероятность причинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека, а также деятельность по использованию, транспортировке, хранению предметов, веществ и иных объектов производственного, хозяйственного или иного назначения, обладающих такими же свойствами. Имущественная ответственность за вред, причиненный действием таких источников, должна наступать как при целенаправленном их использовании, так и при самопроизвольном проявлении их вредоносных свойств.

Однако ответственность по правилам ст. 1079 наступает только в том случае, если вред возник в результате проявления источником повышенной опасности его опасных вредоносных свойств (например, при движении автомобиля, работе механизма, самопроизвольном проявлении вредоносных свойств материалов, веществ и т.п.). Поэтому если вред причинен хотя бы при эксплуатации источника повышенной опасности, но вне связи с его повышенными вредоносными свойствами, ответственность наступает на общих основаниях.

Какого-либо исчерпывающего перечня источников повышенной опасности ни в законе, ни в иных актах не содержится, поскольку в связи с постоянным развитием науки и техники составить его невозможно. Под это понятие подпадает любая деятельность, неразрывно связанная с определенными материальными объектами, если ею создается повышенная опасность причинения вреда окружающим, несмотря на принятие всех мер предосторожности и соблюдение правил техники безопасности.

3. Главная особенность ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, состоит в том, что она наступает независимо от вины владельца источника повышенной опасности. В соответствии с п. 1 ст. 1079 последний освобождается от ответственности лишь при доказанности того, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Кроме того, его ответственность может быть снижена судом при наличии в действиях потерпевшего грубой неосторожности или с учетом его материального положения. В отдельных случаях при одновременном наличии ряда условий (отсутствие вины владельца источника повышенной опасности, грубая неосторожность потерпевшего, причинение вреда лишь имуществу потерпевшего) суд может и освободить владельца источника повышенной опасности от ответственности.

Наконец, владелец источника повышенной опасности освобождается от ответственности тогда, когда источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц (п. 2 ст. 1079). Но для этого в поведении владельца должна отсутствовать вина. Если же он сам создал условия для неправомерного завладения источником повышенной опасности другим лицом, он отвечает перед потерпевшим наряду с непосредственным причинителем вреда соразмерно степени своей вины.

4. Под владельцем источника повышенной опасности понимаются организация или гражданин, осуществляющие его эксплуатацию в силу принадлежащего им права собственности, иного вещного или обязательственного права или по другим основаниям. Владелец источника повышенной опасности определяется по двум признакам — юридическому и материальному. Иными словами, обычно владелец должен одновременно как обладать соответствующим правовым титулом в отношении источника повышенной опасности, так и осуществлять над ним фактическое господство, т.е. реально его эксплуатировать или использовать другим образом. В ряде случаев, в частности тогда, когда однородными (право собственности) или разнородными (право собственности и право аренды) правами на источник повышенной опасности обладают два лица или большее число лиц, решающее значение для определения владельца приобретает материальный признак, а именно: кто из титульных владельцев занимался эксплуатацией или иным использованием источника повышенной опасности в момент причинения вреда.

5. Абзац 1 п. 3 ст. 1079, в сущности, повторяет общее правило о том, что лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно (ст. 1080 ГК). Применительно к рассматриваемому деликту это означает, что потерпевший может взыскать причиненный ему вред с любого из владельцев источников повышенной опасности, включая и того, в поведении которого нет вины или имеется незначительная вина. Разумеется, в последующем такой владелец вправе в порядке регресса (ст. 1081 ГК) переложить свои убытки в полном объеме или в соответствующей части на виновника причинения вреда.

6. Абзац 2 п. 3 ст. 1079 рассчитан на ситуацию, когда один владелец источника повышенной опасности причиняет вред другому владельцу либо когда вред образуется на стороне обоих владельцев. Применение в данном случае общих оснований возмещения вреда (ст. 1064 ГК) означает, что: а) вред, причиненный одному из владельцев по вине другого, возмещается виновником; б) при наличии вины лишь владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается; в) при наличии вины обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого; г) при отсутствии вины владельцев источников повышенной опасности во взаимном причинении вреда (независимо от его размера) ни один из них не имеет права на возмещение.

Судебная практика по статье 1079 ГК РФ

«Обзор практики Конституционного Суда Российской Федерации за 2017 год»

33. Постановлением от 10 марта 2017 года N 6-П Конституционный Суд дал оценку конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании разрешается вопрос о возможности возмещения потерпевшему — владельцу транспортного средства вреда в размере, превышающем размер страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему страховщиком, застраховавшим по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств ответственность причинителя вреда.


Определение Верховного Суда РФ от 11.02.2019 N 306-ЭС18-25794 по делу N А65-29084/2017

Оценив представленные доказательства, в том числе результаты судебной экспертизы, в их совокупности и взаимной связи по правилам статей 71, 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, руководствуясь положениями статей 15, 393, 1064, 1079, 1082 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды пришли к выводу о доказанности повреждения кабельной линии именно в результате виновных действий ответчика, а также в связи с последующим некачественным ремонтом, который привел к остановке подачи электроэнергии, в связи с чем является доказанным факт причинения истцу ответчиком ущерба в размере стоимости затрат на изготовление бракованной продукции и стоимости затрат на возобновление производственного цикла печей (оборудования) вследствие аварийного отключения электроэнергии, что явилось основанием для удовлетворения иска в указанной части.


Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29.01.2019 N 41-КГ18-57

Согласно статье 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (пункт 1).


Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 19.02.2019 N 46-КГ18-64

Согласно статье 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (пункт 1).


Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2019 N 368-О

Действующее законодательство (статьи 8, 12, 15, 151, 1064, 1079 ГК Российской Федерации и др.) предусматривает в качестве общего правила возмещение гражданам в полном объеме причиненного им вреда. При этом в случаях, установленных законом (в порядке исключения из указанного общего правила), на причинителя вреда или на лицо, которое не является причинителем вреда, может быть возложена дополнительная обязанность выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда (абзац третий пункта 1 статьи 1064 ГК Российской Федерации).


Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2019 N 367-О

Действующее законодательство (статьи 8, 12, 15, 151, 1064, 1079 ГК Российской Федерации и др.) предусматривает в качестве общего правила возмещение гражданам в полном объеме причиненного им вреда. При этом в случаях, установленных законом (в порядке исключения из указанного общего правила), на причинителя вреда или на лицо, которое не является причинителем вреда, может быть возложена дополнительная обязанность выплатить потерпевшим компенсацию сверх возмещения вреда (абзац третий пункта 1 статьи 1064 ГК Российской Федерации).


Определение Конституционного Суда РФ от 26.03.2019 N 837-О

Определением от 27 февраля 2018 года N 387-О Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению жалобы М.И. Ерохина на нарушение его конституционных прав статьей 15, пунктом 1 статьи 1064, статьей 1072 и пунктом 1 статьи 1079 ГК Российской Федерации.


Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 16.04.2019 N 117-КГ19-3

В соответствии с толкованием Конституционного Суда Российской Федерации, изложенным в постановлении от 10 марта 2017 г. N 6-П по делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.С. Аринушенко, Г.С. Бересневой и других, требование потерпевшего к страховщику о выплате страхового возмещения в рамках договора обязательного страхования является самостоятельным и отличается от требований, вытекающих из обязательств вследствие причинения вреда. Страховая выплата осуществляется страховщиком на основании договора обязательного страхования и в соответствии с его условиями. Потерпевший при недостаточности страховой выплаты вправе рассчитывать на восполнение образовавшейся разницы за счет лица, в результате противоправных действий которого образовался этот ущерб.


Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 41-КГ19-6

Согласно статье 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации (здесь и далее правовые нормы приведены в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего (пункт 1).


Определение Верховного Суда РФ от 20.05.2019 N 303-ЭС19-6676 по делу N А51-24244/2017

Рассматривая спор, суды, оценив представленные в материалы дела доказательства, руководствуясь положениями статей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 15 Федерального закона от 10.12.1995 N 196-ФЗ «О безопасности дорожного движения», статей 12, 13 Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ «О полиции», пункта 1 Указа Президента Российской Федерации от 01.03.2011 N 250, Положением о Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Указом Президента Российской Федерации от 15.06.1998 N 711, Правилами регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации, утвержденными приказом МВД России от 24.11.2008 N 1001 (далее — Правила N 1001), Техническим регламентом «О безопасности колесных транспортных средств», принятым решением Комиссии Таможенного союза от 09.12.2011 N 877, Государственным стандартом ГОСТ Р 51980-2002 «Транспортные средства. Маркировка. Общие технические требования», принятым и введенным в действие постановлением Государственного комитета Российской Федерации по стандартизации и метрологии от 15.12.2002 N 469-ст, пришли к выводу о законности прекращения (аннулирования) регистрационного учета транспортного средства и отсутствии нарушения действиями (бездействием) управления прав и законных интересов заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.


Определение Конституционного Суда РФ от 25.04.2019 N 962-О

Положения пунктов 1 и 2 статьи 1064, абзаца второго пункта 3 статьи 1079 ГК Российской Федерации — с учетом разъяснений, данных в подпункте «б» абзаца третьего пункта 25 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина», — и абзаца второго пункта 2 статьи 1083 ГК Российской Федерации направлены на защиту и обеспечение восстановления нарушенных прав потерпевших путем полного возмещения причиненного им источником повышенной опасности вреда, обеспечение баланса прав причинителя вреда, осуществляющего деятельность, связанную с повышенной опасностью для окружающих, и потерпевшего, а тем самым — на реализацию положений Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 35 (часть 1) и 52, и не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе.


Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности — Адвокат в Самаре и Москве

Законом (ст. 1079 ГК РФ) устанавливается, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с ней деятельностью и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Чтобы разобраться в особенностях данного вида внедоговорной ответственности, необходимо рассмотреть, во-первых, понятие источника повышенной опасности и, во-вторых, условия для возложения ответственности.

Примерный перечень источников повышенной опасности дан в ст. 1079 ГК РФ. Однако их число можно намного увеличить. Поэтому дать исчерпывающий перечень, практически невозможно хотя бы потому, что в процессе развития современной науки и техники появляются новые виды деятельности, многие из которых связаны с объектами, являющимися источниками повышенной опасности. Речь идет не о любом виде техники, а лишь о таком, эксплуатация которого не поддается всеобъемлющему контролю со стороны человека. Таким образом, в данной области, несмотря на применение самых современных мер техники безопасности, случайное причинение вреда не может быть полностью исключено.

Исходя из рассмотренных критериев, судебная практика признает источниками повышенной опасности не только объекты, перечисленные в ст. 1079 ГК РФ, но и различные механические двигатели, энергетические устройства, сельскохозяйственные и другие машины, взрывчатые, отравляющие или радиоактивные вещества, станки, а также деятельность, последствием которой явился выброс в окружающую среду вредных веществ с превышением допустимых пределов, содержание в зоопарках и использование цирками диких животных и т.п.

     Для возложения ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, достаточно наличия двух условий — наступления вреда и причинной связи между этим действием и наступившим результатом. Следовательно, причинитель вреда будет нести ответственность и при отсутствии вины, например за случайное причинение вреда.

Одной из особенностей наступления вреда и причинной связи как обязательных условий возложения ответственности является требование каждый раз при причинении ущерба источником повышенной опасности установить причинную связь между проявлением тех свойств, которые характерны для источника повышенной опасности, и вредом. Поэтому не является следствием проявления свойств источника повышенной опасности получение травмы в результате драки в железнодорожном вагоне. В этом случае вопрос о возмещении причиненного вреда решается на общих основаниях.

Итак, ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, будучи безвинной, является более широкой, повышенной по сравнению с ответственностью за причинение вреда обычной деятельностью по правилам ст. 1064 ГК РФ. Несмотря на это, закон ограничивает ответственность и владельца источника повышенной опасности. Данное ограничение касается случаев причинения вреда вследствие непреодолимой силы или умысла самого потерпевшего. При этом бремя доказывания указанных обстоятельств возлагается на владельца источника повышенной опасности.

Под непреодолимой силой понимаются чрезвычайное и непреодолимое при данных условиях событие. Им может быть стихийное бедствие (землетрясение, наводнение, ураган, внезапный туман и т.п.). Судебная практика относит к таким явлениям и военные действия, блокаду и т.п.

Для возложения ответственности за вред, причиненный источником повышенной опасности, не требуется доказывать наличие противоправности действий его владельца. И это понятно, так как использование источников повышенной опасности относится к области необходимой и общественно полезной деятельности.

За причинение вреда источником повышенной опасности ответственность возлагается на его владельца. Обязанность возмещения вреда возлагается на то юридическое лицо или гражданина, который владеет источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Судебная практика не признает владельцем источника повышенной опасности и не возлагает ответственность за вред, причиненный потерпевшему, на лицо, непосредственно управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (водитель, машинист, рабочий-станочник и т.п.). Это лицо отвечает не перед потерпевшим, а перед владельцем источника повышенной опасности, который, возместив причиненный вред, имеет право обратного требования (регресса) к непосредственно виновному лицу (водителю, машинисту и т.п.).

Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный действием этого источника, если докажет, что последний вышел из обладания владельца не по его вине, а в результате противоправных действий третьих лиц.

В случаях причинения вреда одним источником повышенной опасности другому этот вред возмещается по принципу вины. При виновности обеих или нескольких сторон ответственность распределяется между ними, исходя из степени вины каждой стороны. Однако не исключено, что причинение вреда имело место при  отсутствии вины каждой стороны. Тогда убытки будет нести потерпевшая сторона (ст. 1064 ГК РФ).

Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (например, столкновение транспортных средств) третьим лицам, по правилам без виновной ответственности (ст. 1079 ГК РФ).

Следует иметь в виду, что Гражданский кодекс допускает возможность освобождения владельца источника повышенной опасности от ответственности полностью или частично в случаях: 1) если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда; в таком случае размер возмещения убытков должен быть уменьшен; 2) при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда тогда, когда его ответственность наступает независимо от вины и др. (ст. 1083 ГК РФ).

Остались вопросы к адвокату?
Задайте их прямо сейчас здесь, или позвоните по телефону +7 (846) 271-73-71 (круглосуточно), или приходите к нам в офис на консультацию (по предварительной записи)!

Прокуратура Багратионовского района разъясняет положения законодательства об ответственности за причиненный в результате ДТП вред.

Действующим законодательством за нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, предусмотрено привлечение к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 264 УК РФ.

В случае прекращения уголовного дела в отношении водителя по указанной статье вследствие акта об амнистии (п. 3 ч. 1 ст. 27 УПК РФ), следует учитывать, что указанное обстоятельство не исключает гражданско-правовой ответственности работодателя за причинение этим водителем при исполнении им трудовых обязанностей вреда жизни или здоровью гражданина, морального вреда.

Согласно требованиям ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

По смыслу указанной нормы для возложения имущественной ответственности за причиненный вред необходимо наличие таких обстоятельств, как наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда и его вина, а также причинно-следственная связь между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными последствиями.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих, в том числе при использовании транспортных средств, обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

На основании абзаца второго п. 2 ст. 1083 ГК РФ при причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.

Таким образом, законом предусмотрено возложение на причинителя вреда ответственности при причинении вреда жизни или здоровью гражданина, морального вреда и при отсутствии его вины, что является специальным условием ответственности.

По смыслу приведенных норм материального права в их взаимосвязи на работодателя возлагается обязанность возместить не только имущественный, но и моральный вред, причиненный его работником при исполнении им трудовых обязанностей.

Соответственно, прекращение в отношении водителя уголовного дела вследствие акта об амнистии на стадии досудебного производства, а впоследствии отмена процессуального акта и возобновление предварительного следствия не исключают разрешения вопроса о гражданско-правовой ответственности его работодателя за причинение вреда, установленной ст. 1064, 1068, 1083, 1079, 1099 и 1100 ГК РФ.

 

 

Помощник прокурора района

 

юрист 1 класса                                                                                          Р.В.Дмитриев

Юридическая клиника ЮИ ИГУ

Обзор

по результатам обобщения и анализа судебной практики применения законодательства о возмещении вреда,

причиненного источником повышенной опасности — автомобилем

 

В силу обязательства вследствие причинения вреда лицо, причинившее вред личности или имуществу другого лица (физического или юридического), обязано возместить причиненный вред в полном объеме, а потерпевший имеет право требовать, чтобы причиненный ему вред был возмещен. Это общее правило возмещения вреда установлено в ст. 1064 ГК РФ и именуется в теории гражданского права принципом генерального деликта.

Рассматриваемое нами обязательство всегда возникает из факта правонарушения и имеет своим содержанием ответственность, т. е. возможность применения санкции к правонарушителю. Правонарушитель несет ответственность за причиненный вред в форме его возмещения при наличии предусмотренных законом условий. Такими условиями выступают:

– факт причинения вреда имуществу гражданина или юридического лица либо неимущественным благам – жизни, здоровью гражданина;

– противоправность поведения лица, причинившего вред;

– причинная связь между противоправным поведением причинителя вреда и возникшим вредом;

– вина лица, причинившего вред.

Наряду с генеральным деликтом, определяющим общие условия ответственности за вред, закон предусматривает ряд особых случаев, к каждому из которых применяются специальные правила, образующие специальные деликты. К числу специальных деликтов относятся, в частности, нормы, регулирующие ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности (ИПО).

Статья 1079 ГК РФ указывает, что юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п., осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего.

Под источником повышенной опасности следует понимать определенные предметы материального мира, проявляющие в процессе деятельности по их использованию вредоносность, не в полной мере поддающуюся контролю человека, в результате чего они создают опасность для окружающих. К таким предметам относятся и автотранспортные средства.

Субъектами ответственности по ст. 1079 ГК РФ являются титульные владельцы ИПО. Владельцем ИПО считается организация или гражданин, эксплуатирующие ИПО в силу принадлежащего им права собственности, хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим законным основаниям.

По общему правилу, ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, имеет субъективные основания. То есть владелец ИПО обязан возместить вред потерпевшему независимо от того, виновен он в причинении вреда или нет. Исключение состоит в том, что вред, причиненный взаимодействием ИПО, возмещается их владельцам с учетом вины каждого (п. 3 ч. 2. ст. 1079 ГК РФ).

На практике рассматриваются четыре ситуации при применении этого правила:

1. Вред, причиненный одному из владельцев ИПО по вине другого, возмещается виновным;

2. При наличии вины самого владельца, которому причинен вред, он ему не возмещается;

3. При вине обоих владельцев размер возмещения определяется соразмерно степени вины каждого;

4. При отсутствии вины владельцев ИПО во взаимном причинении вреда ни один из них не имеет права на возмещение.

Основаниями освобождения владельца ИПО от ответственности являются: непреодолимая сила, умысел потерпевшего, грубая неосторожность потерпевшего, неправомерное завладение источником повышенной опасности третьим лицом.

Следует отметить, что по делам этой категории иск может быть предъявлен либо по месту жительства ответчика, либо по месту причинения вреда в соответствии со ст. ст. 117, 118 ГПК РСФСР. Исковое заявление должно соответствовать требованиям ст. 126 ГПК РСФСР. Срок исковой давности общий – 3 года.

В предмет доказывания по делу о возмещении ущерба, вызванного ДТП, входит факт принадлежности поврежденного автомобиля на основании вещного права истцу или осуществление последним ремонта транспортного средства, наступление вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинной связи между противоправным поведением и наступлением вреда и размер причиненного ущерба.

Надлежащим ответчиком по иску данной категории является собственник автомобиля либо гражданин или юридическое лицо, владеющие автотранспортным средством на другом законном основании (право оперативного управления, право хозяйственного ведения, договора аренды в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.), а также лицо, в момент ДТП управлявшее автомобилем по доверенности. В связи с этим положением на практике иногда возникают проблемные ситуации, когда суд затрудняется определить, кто из участников процесса обладает вещным правом на автотранспортное средство. Так, один из районных судов г. Иркутска вынес необоснованное решение по делу о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, в котором фигурировал автомобиль реорганизуемого юридического лица. Хотя акт о принятии автомобиля был составлен до аварии, однако фактически автомобилем еще около месяца продолжало пользоваться прежнее юридическое лицо; водитель, нарушивший правила дорожного движения, находился в трудовых отношениях также с прежним юридическим лицом; автомобиль был снят с учета в ГИБДД неделю спустя после аварии.

Открытым остается вопрос о том, кто будет нести ответственность в случае, если работник, виновно совершивший ДТП, управлял автомобилем работодателя на основании доверенности. Представляется, что в данном случае доверенность на управление автомобилем в интересах собственника на постоянной основе с выплатой денежного вознаграждения за выполненную работу является формой организации трудовых отношений, помимо трудового договора. Исходя из этого, ответчиком по делу будет являться работодатель как титульный владелец ИПО.

Проблема привлечения надлежащего ответчика возникает и в тех случаях, когда ущерб автомобилю причинен в результате ДТП из-за дефектов дорожного покрытия. Организации, отвечающие за ремонт и содержание автомобильных дорог, стараются сбросить с себя бремя вины на строительные конторы. Те, в свою очередь, перекладывают ответственность на органы местного самоуправления. На практике суды г. Иркутска нередко отказывают в принятии исковых заявлений по таким делам. В соответствии с Федеральным законом «О безопасности дорожного движения» от 10.12.1995 г. обязанность по обеспечению соответствия состояния дорог после ремонта и в процессе эксплуатации установленным правилам, стандартам, техническим нормам и другим нормативным документам возлагается на орган исполнительной власти, в ведении которого находятся дороги. Однако, при заключении договора между органом исполнительной власти субъекта РФ или местного самоуправления и дорожно-эксплуатационной организацией о содержании и эксплуатации дорог, данная обязанность уже возлагается на вышеупомянутую организацию. Она и будет выступать надлежащим ответчиком в случае причинения ущерба автомобилю, вызванного дефектами дорожного покрытия.

При рассмотрении вопроса о виновности в ДТП суду необходимо выяснить, не был ли вызван вред непреодолимой силой или умыслом потерпевшего.

Факт ДТП и факт причинения вреда должны быть подтверждены актами соответствующего подразделения ГИБДД: протоколом о  нарушении Правил дорожного движения, прилагаемой к нему схемой происшествия и актом осмотра.

Размер ущерба подтверждается актом осмотра, составленным инженером-экспертом, сотрудником экспертной организации, в присутствии участников ДТП, владельцев автотранспортных средств. Суду при рассмотрении дела следует удостовериться в том, что этот документ, как доказательство, содержит подписи всех участников осмотра.

При определении размера ущерба суд должен учитывать степень вины каждого из участников ДТП. Наряду с реальным ущербом может быть взыскана упущенная выгода, возникшая в результате неисполнения обязанностей по трудовому или гражданскому договору, которое, в свою очередь, стало следствием ДТП и нанесенным вредом здоровью. Так, В., выступая истцом по делу, которое рассматривалось одним из районных судов г .Иркутска, потребовал возместить ему сумму, которую он получил бы по договору оказания автотранспортных услуг, если бы не попал в аварию, после которой находился на амбулаторном лечении в течение 4-х месяцев. Суд, исследовав доказательства, удовлетворил требование.

При рассмотрении дел суду следует внимательно исследовать доказательственную базу истца. В частности, необходимо выяснить, какие из повреждений уже имелись у автомобиля на момент ДТП, а какие возникли после. Как правило, для этого истец должен представить акт осмотра автомобиля (протокол) и акт автотехнической экспертизы.

Схема происшествия не может быть взята за основу, как документ, подтверждающий механические повреждения у автомашины истца, если она не подписана ни лицом, составлявшим этот документ, ни участниками дорожно-транспортного происшествия. Так, в деле, рассматривавшемся  одним из районных судов г. Иркутска, ответчик Б., возражая на завышенные требования истца, сослался на схему ДТП, где отражены меньшие повреждения, чем в акте автотехнической экспертизы. Однако суд отклонил возражения ответчика, поскольку схема не содержала никаких подписей.

Решения иркутских судов по делам о возмещении вреда, причиненного дорожно-транспортным происшествием, в целом являются законными и обоснованными. Тем не менее, суды в ряде случаев допускают нарушения норм  процессуального права.

1. Нарушение принципа преюдициальности судебных постановлений.

Гражданским процессуальным кодексом РСФСР установлены два вида преюдиции: факты, установленные в гражданском деле, если они фигурируют в другом гражданском деле между теми же лицами (ч. 2 ст. 55 ГПК РСФСР), а также приговор по уголовному делу, определяющий гражданско-правовые последствия лица, в отношении которого состоялся приговор, по вопросам, имело ли место причинение вреда и был ли вред причинен этим вредом (ч. 3 ст. 55 ГПК РСФСР). Акты прокурорского надзора, акты государственных органов, в том числе постановления органов ГИБДД, не имеют преюдициальной силы, и оцениваются судом как доказательства наряду с другими представленными документами. Однако, в тех случаях, когда ответчик отказывается признать свою вину в ДТП, суды в ряде случаев, не исследовав или недостаточно исследовав вопрос о вине в ДТП, своими действиями подтверждают преюдициальность протоколов, что может послужить поводом к обжалованию решению.

2.   Несоблюдение процессуальной формы заочного производства

В случае неявки ответчика суд с согласия истца может рассмотреть дело в порядке заочного производства в соответствии с положениями ст. 161 ГПК РСФСР. Однако в отдельных решениях, из числа рассмотренных в районных судах г. Иркутска не отражено согласие истца на заочное производство.

3.  Несоблюдение требований к содержанию судебного решения (ст. 197 ГПК РСФСР). Около трети судебных решений районных судов г. Иркутска (из числа исследованных по данной категории дел) не содержат описательной и (или) мотивировочной части, что является существенным нарушением норм ГПК РСФСР.

4. Несоблюдение требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. К примеру, Г. и И. были осуждены за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть двух человек (п. 3 ст. 264 УК РФ), так как оба были признаны виновными в совершении ДТП. При определении несоответствия действий водителей Правилам дорожного движения эксперты, проводившие автотехническую экспертизу, руководствовались данными, содержащимися в постановлении следователя о назначении автотехнической экспертизы, о том, что столкновение произошло на перекрестке равнозначных дорог. Однако из протокола осмотра места происшествия было видно, что на пересечении улиц, где произошло ДТП, установлен дорожный знак «Уступи дорогу» (п. 2.4 Правил дорожного движения). Г. ни на предварительном следствии, ни в суде виновным себя не признал и утверждал, что двигался по главной дороге.

Суд в нарушение ст. 20 УПК РСФСР не дал оценки показаниям следователя, выезжавшего на место происшествия, о том, что в данной ситуации водитель мотороллера И. должен был уступить дорогу автокрану, управляемому Г. по главной дороге. Надзорная инстанция отменила приговор и направила дело на дополнительное расследование.

5. Нарушение пределов прав надзорной инстанции.

К примеру, судом первой инстанции Ф. был осужден за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека (п. 2 ст. 264 УК РФ). Президиум Иркутского областного суда смягчил наказание Ф. в связи с тем, что последний действовал в сложных условиях, при которых произошло ДТП. Потерпевшая пересекала полосу движения, по которой двигался мотоцикл Ф. Она добежала до середины проезжей части, а затем неожиданно бросилась бежать в обратном направлении, попав под мотоцикл. Однако ссылка на это противоречит приговору суда первой инстанции, согласно которому причиной происшествия явилось грубое нарушение Ф. скоростного режима в зоне действия запрещающего знака, где произошло дорожно-транспортное происшествие, и п. 11.1 Правил дорожного движения.

В соответствии со ст. 380 УПК РСФСР суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе устанавливать или считать доказанным факты, которые не были установлены в приговоре или отвергнуты им. Таким образом, постановление президиума областного суда в части снижения осужденному меры наказания по п. 3 ст. 264 УК РФ отменено, а ранее вынесенные по делу решения оставлены без изменения.

Статья 1079 ГК РФ. Ответственность за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих

Оглавление

КонсультантПлюс: примечание.

О выявлении конституционно-правового смысла п. 1 ст. 1079 см. Постановление КС РФ от 10.03.2017 N 6-П.

Ч.1 статьи 1079 ГК РФ

1. Юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Ч.2 статьи 1079 ГК РФ

2. Владелец источника повышенной опасности не отвечает за вред, причиненный этим источником, если докажет, что источник выбыл из его обладания в результате противоправных действий других лиц. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, в таких случаях несут лица, противоправно завладевшие источником. При наличии вины владельца источника повышенной опасности в противоправном изъятии этого источника из его обладания ответственность может быть возложена как на владельца, так и на лицо, противоправно завладевшее источником повышенной опасности.

Ч.3 статьи 1079 ГК РФ

3. Владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 настоящей статьи.Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

Комментарии к статье

Гражданский кодекс Российской Федерации. Финансовые сделки. Постатейный комментарий к главам 42 — 46 и 47.1 (под ред. П.В. Крашенинникова) («Статут», 2018)

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ (постатейный) (Баринов Н.А., Бевзюк Е.А., Беляев М.А., Бирюкова Т.А., Барышев С.А., Вахрушева Ю.Н., Долотина Р.Р., Елизарова Н.В., Закиров Р.Ю., Захарова Н.А., Иванишин П.З., Морозов С.Ю., Михалева Т.Н.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014)

Стабильность и переход в Гражданский кодекс Российской Федерации

Стабильность и переход в

Гражданский кодекс Российской Федерации

Рольф Книпер ‘

В этой статье новый Гражданский кодекс
Российской Федерации (далее — ГК РФ) описывается как один из
основных столпов стабильности в стране,
которой страдают от множества сложных проблем переходного периода, а также
по традиции. правового нигилизма.Он помещает C.C.R.F
в более широкий контекст истории европейской кодификации
, где ядро ​​оставалось ясным, но определенные области
постоянно оспаривались. Примерами являются методологический вопрос
о поиске удобного уровня абстракции
, разделение между гражданским и коммерческим кодексами
, а также место семейного права и защиты прав потребителей. Эти важные области иллюстрируются рядом важных тем, которые законодатель
мог бы улучшить, устранив остатки централизованного планирования и советской практики.Выделены два примера
: во-первых, унитарные и фискальные государственные предприятия,
и формы собственности и управления, которые соответствуют им
, несовместимы с функционированием рыночной экономики
. Во-вторых, определенные аспекты закона о контрактах
и определенные типы контрактов, которые предусматривают распределение риска, похоже, не адекватно отражают законные интересы участников рынка, будь то физические лица, предприятия или государство.

Cet article dcrit le nouveau Code civil de Ia Fd-
diration russe com 6tant un des piliers Principaux
de stabilit6 dans un pays tourment6 par de nombreux
проблемных комплексов Reli6s 4 la transition et par. L’auteur place le Code
dans le context plus large de l’histoire de la codificationa-
tion europ ~ enne, ob, bien que l’esprit ait toujours did
clair, некоторые области, furent continue, contes-
ts, com, par example,] a question m6thodologique
cherchant a Trouver un niveau commode d’abstraction,
l’6tablissement d’une Division Entre UN Code civil et un
code Commercial, ainsi que la place du droit de la fa-
mille et de ] защита консультантов.Ces do-
maines importants sont иллюстрирует par plusieurs do-
maines saillants que, d’apr ~ s l’auteur, le l6gislateur au-
rait pu am6liorer en dliminant les vestiges de la planifi-
cation centralis6e et de la coutume sovid . Deux
содержит примеры sont soulign6s: premi ~ rement, les Entreprises
unitaires et d’6tat financial, ainsi que les types de proprit6
et de gestion qui y корреспондент, sont несовместимо
avec l’6conomie de march6; deuxi ~ mement, определенные
аспектов права на контракты, ainsi que определенных типов de
контрацептов, представленных в распределении рисков, ne sem-
blent pas toujours refl6ter de fagon ad.quate les intdr & ts
16gitimes des personnes qui members au march6,
qu’ils soient des Individuals, des entreprises ou l’.tat.

. Профессор гражданского и экономического права Бременского университета. Doctor iuris (Франкфуртский университет,
на Майне), Doctor honoris causa (Университет Тилисси). Руководитель проекта Deutsche Gesellschaft ftir Tech-
nische Zusammenarbeit (Немецкое техническое сотрудничество): Реформа частного права в C.I.S.
стран.

Законодательный журнал Макгилла 1999 г.

Revue de droit de McGill 1999
Цитируется как: (1999) 44 McGill L.J. 259
Mode de r6f6rence: (1999) 44 R.D. McGill 259

260

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROIT DE MCGILL

[Том. 44

Введение

I. Критическое резюме структуры и содержания

A. Структура
B. Содержание

1. Общие положения
2. Коммерческое право
3. Защита прав потребителей
4.Семейное право

II. Критический анализ характерных черт

A. Унитарные предприятия
B. Особые виды договоров

1. Договоры купли-продажи
2. Договор подряда

Заключение

Список литературы

1999]

Р. НИПЕР — СТАБИЛЬНОСТЬ И ПЕРЕХОД В ЦКРФ

Введение

Профессор Маковский, несомненно, прав, когда характеризует новый Гражданский кодекс Российской Федерации
«как« действительно важный статут », а его принятие в
1995 г. -« исключительное событие в современной истории! »2.
внесло некоторую преемственность и стабильность в российский законодательный процесс, создав
реальную основу для личных, экономических и имущественных отношений
физических и юридических лиц как на национальном, так и на международном уровне.

По своему всестороннему характеру CCRF направил бурные и хаотические
первые годы российского законотворчества не только дисциплинируя армию российских законодателей
, но и внушая последовательность и поддерживая долгосрочные перспективы
, которые многие из них сами понимают. — провозглашенные международные эксперты в области правового развития не смогли достичь
. «Предложение специалистов, движимых смесью духа крестоносцев
и жадности, конечно же, не иссякло, но их количество сократилось.Модель
C.C.R.F. — настоящая веха, и аргументы в пользу «советского правового нигилизма» по всем
темам, от трастов до договоров о поездках, будет труднее поддерживать.

Вдобавок — что менее очевидно для западной оценки — C.C.R.F. знаменует собой финальный пункт
и решение по существу в долгой дискуссии советских ученых.
проводит четкую границу между частным и публичным правом и отказывается следовать сложному законодательству, которое в
было направлено на интеграцию государственных и частных, административных и гражданских, а также нормативных и процедурных норм
в один всеобъемлющий «экономический элемент». закон».
Сложное законодательство еще не умерло. На Украине, например, сторонники
«сложного законодательства» политически сильнее, чем в России, и
Верховная Рада устраивает ожесточенные парламентские бои за «Хозяйственный кодекс» и «Гражданский кодекс» —
, которые полностью противоречат друг другу. подход и частично противоречивый по содержанию, тем не менее
оба были представлены для принятия одновременно. Россия сопротивлялась принятию
законодательной практики, которая руководствуется методологической ошибкой, заключающейся в том, что закон
«отражает» экономическую структуру и, соответственно, что смешанная экономика должна отражаться в смешанном праве
.

Пройдя через все эти интеллектуальные, политические, социальные и экономические
противоречия и дискуссии, законодатель создал гражданский кодекс, который
является частью традиции континентально-европейской кодификации, не отказываясь от
собственной «индивидуальности». .! В последние десятилетия эта традиция всеобъемлющей кодификации насчитывает

человек.

«Часть 1 введена в действие в 1994 г .: Собрание законодательства Р.Е. (1994) № 32, п. 3301; и часть 2
была введена в действие в 1995 г .: Собрание законодательства Р.E (1996) No. 5, item 410 [далее C.C.R.F.].
Для перевода на английский язык см. RB. Мэггс и А. Жильцов, ред., ГК РФ
, пер. РБ. Мэггс и А. Жильцова (Армонк, Нью-Йорк: М.Е. Шарп, 1997).

2 А.Л. Маковский, «Предисловие к английскому переводу Гражданского кодекса» в Maggs & Zhiltsov, ibid.,

XLIX, II.

Р. Книпер и М.М. Богуславуский, Концепция юридического консультирования в трансфонационных государствах

(Eschbom: Deutsche Gesellschaft fir Technische Zusammenarbeit, 1995), стр. 6.
4 См. Маковский, примечание 2 выше.

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

К

относятся с растущим скептицизмом. Новый Nederlands Burgerlijk Wetboek
и широкий консенсус и движение во всех странах Содружества Независимых Государств
(«СНГ») к систематической кодификации, из которых CCRF
является лишь одним из примеров
, — опровергает такую ​​критику и демонстрирует силу всеобъемлющей кодификации.
, что вполне может облегчить путь к единому европейскому гражданскому кодексу.

I. Критическое резюме структуры и содержания

A. Структура
Судя по традиционной практике гражданской кодификации, C.C.R.F. является исчерпывающим в
его структура: Раздел 1 (статьи с 1 по 208 CCRF) содержит «общие положения» en-
compassing — помимо методологических, философских и педагогических основ — закон
лиц, объектов, сделок, представления и периодов времени и ограничения.
Раздел 2 (статьи 209-306 С.C.R.R) систематизирует право собственности в
латинском понятии ius in rem, любопытно, включая некоторые договорные обременения —
, такие как слуги, — и исключая другие, такие как залоги и ипотеки, которые
нашли некоторое рассмотрение в обязательственном праве. Раздел 3 (статьи 307–
453 C.C.R.F) следует классической методике кодификации абстракции, устанавливая
общих принципов, действующих для всех типов обязательств и из которых выделяются договорные обязательства
(статьи 420–453 C.C.R.F). Раздел 4 (статьи 454–1109
УК РФ) совпадает с частью 2 и регулирует, что несколько удивительно, все «индивидуальные типы
обязательств», т.е. несколько типов контрактов, а также внедоговорные
обязательства, такие как деликтные и несправедливые обогащение.

На момент написания этой статьи Часть 3 C.C.R.F все еще была черновиком. Если составители проекта
добьются своего, он объединит различные предметы, такие как интеллектуальная собственность
, право наследования и международное частное право.В законе
об интеллектуальной собственности существует очевидный дисбаланс между правами авторов и другими нематериальными правами
. Права авторов подробно регулируются на основе Типового закона Всемирной организации интеллектуальной собственности
, что способствует международной гармонизации.
Прочие нематериальные товары регулируются только на общих принципах и требуют дополнительного
специального законодательства. Такой подход является неудачным примером продолжения
советской кодификационной техники.Раздел 7 Части 3 посвящен
частному международному праву, которое, в отличие от украинского проекта, исключает процессуальные нормы, но включает
элементарных положений права иностранцев, которое не является частью коллизии
положений законов.

B. Содержание
The C.C.R.F. имеет расслабленный подход к некоторым методическим вопросам, которые имеют

в определенное время вызывал бурные споры с идеологическим подтекстом.

1999]

р.КНИПЕР — УСТОЙЧИВОСТЬ И ПЕРЕХОД В ЦК РФ

1. Общие положения

«германских» авторов на рубеже веков критиковали немецких законодателей
за составление «Общей части» Biirgerliche Gesetzbuch, потому что было установлено, что
продвигает римский абстракционизм в противоположность этнической и народной конкретности!
Швейцарская Zivilgesetzbuch 1907 года, к удовлетворению как наблюдателей, так и
участников, не включала «Общую часть».Современные составители проекта осознали, что решение
за или против включения таких общих частей является одним из соображений удобства и техники, а не идеологией или культурными особенностями. Выбирая общие положения
, Россия не комментировала фундаментальные правовые основы, а скорее пыталась использовать преимущества весьма абстрактной формулы как способ
значительно сократить текст.

2. Торговое право

Аналогичные соображения имеют место и в отношении коммерческого права.Он подпадает под действие
специального законодательства в таких странах, как Франция, Германия и Австрия, и было
раз, когда именно этот факт использовался в качестве доказательства для специального, классового закона ». За
десятилетий практическая необходимость и опыт показали, что коммерческие
отношения существенно не отличаются от любых других неиерархических договорных
отношений. Возможно, было бы целесообразно выделить определенные права и обязанности юридических лиц
, а не непрофессионалов, но эти подробности можно легко интегрировать
в общий гражданский кодекс.Гражданский кодекс Италии 1942 года был первым, кто успешно применил такой подход. C.C.R.F. сделал то же самое, что и голландская Neder-
, земли Burgerlijk Wetboek и Гражданский кодекс Грузии 1997 года. Это один из параграфов законотворчества в странах с переходной экономикой, когда теория побеждает опыт.
В России, например, некоторые поклонники французской и немецкой системы продолжают повторно искать
специальный коммерческий код, например, во Франции или Германии, вопреки французскому
и советам немецких экспертов, и несмотря на то, что эта тема хорошо проработана. из
гражданских кодексов этих двух стран.

3. Защита прав потребителей


Защита прав потребителей, которая в последние десятилетия вызвала некоторые методологические
споры в традиционно капиталистических экономиках, к сожалению,
не рассматривалась с такой же недвусмысленной тщательностью со стороны российского законодателя. Защита прав потребителей
была широко известна как серьезная и значимая дискуссия, которую некоторые
рассматривали как новую область права. В континентальной Европе это привело к принятию ряда специальных законов
, которые изменяют гражданское законодательство, прежде всего, в сферах договорного и деликтного права.Эти

О.В. Gierke, Der Entwurf eines biirgerlichen Gesetzbuches und das deutsche Recht (Лейпциг:
6 F Wieacker, Privatrechtsgeschichte der Neuzeit, 2-е изд. (Gtittingen: Vandenhoek & Ruprecht,

)

Duncker & Humblot, 1889) на 582.

1967) на 486-91.
7 M. Weber, Wirtschaft und Gesellschaft, vol. 2 (Tilbingen: Teil, 1922), ок. 7, 8.

264

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROIT DE MCGILL

[Том. 44

Закон

призван уравновесить интересы потребителей и поставщиков путем
настаивать на ius cogens больше, чем того требует классическая либеральная доктрина кодификации.
Это, безусловно, изменение отношения, но ни в коем случае не структурный пересмотр гражданского законодательства
. Множество новых актов является результатом того факта, что большинство гражданских кодексов имеют дату
более раннюю дату, чем всеобъемлющая защита потребителей, и что технически кажется, что
легче оставить нетронутым основной кодекс и приложить к нему небольшие законодательные акты, чем пытаться
систематический пересмотр.

Новый гражданский кодекс, который в любом случае должен быть разработан, может и должен сделать
попытку объединить законы о защите потребителей с другим гражданским законодательством.За последние
лет голландские и грузинские законодатели удачно продемонстрировали жизнеспособность
такого подхода, в то время как новый российский закон создает впечатление, что Государственная Дума
не может принять решение. С одной стороны, CCRE следует тенденциям модема
, интегрируя полный спектр типичных вопросов защиты потребителей, таких как государственный договор
, по которому предприятия обязаны заключать соглашения на приемлемых условиях, равных
, — защита сторон к договорам о присоединении к несправедливым статьям9
«строгая ответственность за качество продукции» »и строгая ответственность для законных, но опасных предприятий.«Эти
баллов не только демонстрируют потенциал для интеграции защиты потребителей в
C.C.R.F, но и охватывают большую часть этого — хотя можно было бы добавить больше без системных проблем
. С другой стороны, Дума не устояла перед искушением
подражать модным концепциям Европейского Союза, когда в 1996 году приняла «Закон о защите прав потребителей
». Это чисто символический акт, и он излишен в той мере, в какой он
создает специальное законодательство в тот момент, когда было бы легко, элегантно и гораздо яснее закрепить защиту потребителей в рамках C.C.R.F — тем самым придавая этому
универсальность, заметность и достоинство.

4. Семейное право

Семейное право — другое дело. Согласно раннему революционному убеждению, семья
при капитализме была институтом собственности, эксплуатации и господства.
Это мнение также подтверждается тем фактом, что семейное право было частью гражданского права (т.е.
закон товарного обмена). От этого был лишь небольшой шаг до предложения
об исключении семейных отношений из социалистического гражданского права.По сути, именно это и произошло
.

Пересматривая взгляды как на семейное, так и на гражданское право, кажется справедливым
переоценить решение и вновь открыть ЦКРФ к семейным отношениям, тем самым установив их кон-
трактный, неиерархический характер. Другие тексты, такие как Гражданский кодекс Грузии и проект Гражданского кодекса Украины
, пошли по этому пути, не столкнувшись с проблемами
. Однако C.C.R.F. сопротивлялась без видимых структурных причин.

«Искусство. 421 426 C.C.R.F
9 Арт. 428 C.C.R.E
‘0 Ст. 1095-98 C.C.R.F.
«Арт. 1079 C.C.R.F

1999]

Р. НИПЕР — СТАБИЛЬНОСТЬ И ПЕРЕХОД В ЦКР F6

265

II. Критический анализ характерных черт

Первые две части C.C.R.F. были приняты в сложных и напряженных
социально-экономических условиях новой Российской Федерации. В целом, re-
sult примечателен, и нет никаких сомнений в том, что это долгожданное дополнение к семейству кодов
для континентальной Европы.В равной степени нет сомнений в том, что достижение
было облегчено тем фактом, что Россия всегда была частью этой семьи, несмотря на ее коммунистическое правление
и идеологические отклонения.

Гражданский кодекс не является переходным документом. Сама его цель — обеспечить стабильную
основу для рыночных операций и личных отношений в ответ на
долгосрочные структуры гражданского капиталистического общества, которые не изменяются в рамках бизнес-цикла, и формировать их.Он отражает эту базовую преемственность, оставляя точную настройку и динамику для индивидуальных контрактов в
, которые, в свою очередь, связаны юридически сформулированными основополагающими принципами
соображений целесообразности, эффективности и справедливости. Эта сложная взаимосвязь
между стабильностью и гибкостью, между ius cogens и ius dispositivum обеспечила
долгосрочную долговечность континентальных гражданских кодексов. Эти
кодексы выражают эту взаимосвязь, определяя и строго соблюдая правовые нормы, права и обязанности, в то время как
одновременно разрешает автономию действий, контрактов и статутов.

C.C.R.E не отклоняется от этих понятий кодификации, тем самым прокладывая путь
для своего собственного долголетия. Он принимает и подтверждает природу
физических и юридических лиц, имущественных прав, правонарушений и договорных обязательств как универсальные принципы
экономик, основанных на денежном обмене, которые были установлены в ходе долгой,
ненациональной истории права. . В этом контексте он допускает свободу заключения контрактов »
для свободы заполнения форм юридических лиц в соответствии с законодательством» 3, а также свободу
предпринимать рискованные предприятия.”

Когда все эти тщательно разработанные принципы признаны и внедрены, было бы разумно и удобно
избегать включения и поддержки юридических концепций, которые были разработаны в ответ на потребности централизованно планируемой экономики
. Однако это не всегда так. Следствием этого в лучшем случае будет то, что
таких норм и форм не будут использоваться и применяться в долгосрочной перспективе и просто попадут в
фактических требований.В худшем случае они создадут путаницу и будут искусно использованы
для неоправданного переключения рисков между частными лицами и / или между общественным благом
и частными пороками, как это было и наглядно продемонстрировано практически неконтролируемым экономическим управлением
унитарной предприятий 5 — явно странный зверь в семье
юридических лиц ».

12ArL 421 C.C.R.F.
‘3 ст. 48ff. C.C.R.F.
‘1 Art 1079 C.C.R.F.
‘” Статья 114 C.C.R.F.
16 Арт.48 C.C.R.F.

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

Следующий анализ никоим образом не пытается отменить или заменить
сознательных решений социальной и правовой политики. Вместо этого он фокусируется на технических и систематических исках, которые имеют важные практические последствия.

A. Унитарные предприятия
При рассмотрении унитарных и казначейских предприятий »7 очевидно, что их структура
и деятельность отличаются от классических концепций юридического лица, хотя они явно определены как таковые.Такое заявление, похоже, не шокирует многих современных теоретиков
права, которые давно отказались от поиска внутренней субстанции для юридического
человека — морального духа человека. Философские дебаты девятнадцатого века относительно
приравнивания юридического лица к физическому лицу, ведущие к теориям юридической фикции и существенной личности, больше не имеют значения ». Юридическое лицо — это творение позитивного права. Таким образом, законодательный орган должен определить его существование, характеристики и организацию.Однако у этой свободы есть пределы. Один из них имеет твердый
и юридический характер, а другой — мягкий и основанный на фактах. Правовая — это
конституционность, фактическая — общая согласованность правовой системы.

Российские унитарные и казначейские предприятия являются юридическими лицами без собственности ». 0
Они имеют право хозяйственного ведения или оперативного управления». Право
управления подразумевает право владеть, использовать и распоряжаться товарами, что соответствует классическим и конституционным определениям, за исключением недвижимого имущества, и в пределах, предусмотренных законом, постольку, поскольку они являются intra vires.«Положения об ответственности
разрознены и далеко не полны. Их основная цель —
отделить средства унитарного предприятия от другого имущества государства, которое
является единственной организацией в гражданском праве, имеющей доступ к такому виду ограниченной ответственности.
Статья 126 C.C.R.E безоговорочно освобождает государство от обязательств унитарных предприятий. Статьи 61 (4), 63 (6) и 115 УК РФ частично противоречат статье 126, вводя субсидиарную ответственность казначейских предприятий с оперативным управлением и
исключая их из общего ликвидационного производства, а статьи 56 и 114
C.C.R.F. повторить принцип статьи 126, но в то же время внести важное исключение. Если банкротство (то есть определенная ситуация, при которой возникает ответственность)
вызвано владельцем унитарного предприятия (то есть государством или муниципалитетами), владелец
также несет субсидиарную ответственность. Учитывая широкие полномочия по принятию решений и супервизорские полномочия
, которые статья 295 C.C.R.E. предоставляет владельцу, нетрудно сделать

‘7Arts.113-15 C.C.R.F.
Арт. 48 C.C.R.F.

‘9 См. В целом R. Knieper, Gesetz und Geschichte (Баден-Баден: Nomos Verlag, 1996), стр. 61 и далее.
‘0Arts. 113,115 C.C.R.F.
2л Арт. 114 C.C.R.F.
Арт. 115 C.C.R.F.

»Конституция Российской Федерации, ст. 35.
24 ст. 295 C.C.R.F
», ст. 113ff., 294 C.C.R.F.

1999]

Р. НИПЕР — УСТОЙЧИВОСТЬ И ПЕРЕХОД В ЦК РФ

267

представьте, что кредиторы всегда будут пытаться увязать неудачи бизнеса с одним из решений
должника.Этого достаточно, чтобы установить хотя бы один фактор, способствующий (т.е. причину)
банкротству.

Практическая реализация покажет, как будет истолкована расплывчатая формулировка статьи 56
C.C.R.F. Однако два возможных результата далеки от удовлетворительных. Если будет преобладать узкое толкование и будет ограничена ответственность государства, российское законодательство
столкнется с неловкой ситуацией, когда
будет создана совершенно исключительная ограниченная ответственность собственника, доступная исключительно государству.Если толкование на
больше сдвинется в сторону общей субсидиарной ответственности государства в случае банкротства
, это, безусловно, защитит кредиторов, но финансово обременит государство (т. Е.
общественное благо), увеличивая вероятность сговора и других форм непрофессионализма —
безрассудного и безрассудного управления госпредприятиями, чему способствуют отрывочные положения —
положений ГК РФ

Юридические лица созданы для обеспечения возможности отделения имущества
от физических лиц.Это единственная жизнеспособная конструкция для ограничения ответственности
, которая обычно распространяется на все личное имущество. Принцип общепринят.
Совокупность активов любого лица обеспечивает удовлетворение любого требования кредитора.
Есть несколько чрезвычайно редких и строго ограниченных исключений — закон
о наследовании — это одно, а сугубо личные объекты в принудительном исполнении — другое — но принцип
ясен. Ответственность каждого человека не ограничена, что подразумевает соответствующий принцип
, согласно которому правоспособность лица определяется возможностью обладания
имущественными правами.C.C.R.R следует этому правилу ». Право владеть собственностью является фундаментальным,
неотъемлемым правом физических лиц, и в этом смысл создания
юридических лиц. Его юридическая конструкция была описана как «величайшее единственное открытие за всю современную эпоху». Даже пар и электричество гораздо менее важны, чем корпорация с ограниченной ответственностью
, и они были бы сведены к сравнительному бессилию без
». Это твердое убеждение основано на том факте, что« открытие »оставляет принцип
. неограниченная ответственность лиц нетронутых, и пока ограничивает ответственность физических лиц
человек.Он подразумевает лицо, которое несет ответственность всем своим имуществом и активами.
Таким образом, собственность, правоспособность и ответственность остаются неотделимыми; фундаментальные принципы
стран с рыночной экономикой по-прежнему соблюдаются. Общеизвестно, что термин «общество с ограниченной ответственностью
» всегда использовался неправильно — мы привыкли к нему и можем с ним жить. В равной степени признано, что юридическое лицо не может существовать без собственности. Если
физических лиц не соблюдают этот принцип и неправильно используют форму, они рискуют, что
будут пробиты корпоративной вуалью, и будут привлечены к индивидуальной ответственности.Эффективная передача
капитала (т.е. собственности) необходима для учреждения юридических лиц и тщательно контролируется законом.

Корпоративное управление служит целям профессионального администрирования и защиты
кредиторов и акционеров. Cogent Law дает корпоративное управление —

6 Ст. 17, 18 C.C.R.F.
2’W. Колвенбах, Бхопал — Шторм над транснациональными корпорациями? Zeitschriftftir Unternehmens-und Ge-
sellschaftsrecht (Берлин: de Gruyter Verlag, 1986), 61, цитируется Н.М. Батлер (1911).

268

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

имеет структуру и ориентацию, а также формулирует ответственность за ненадлежащую работу.
Роли, права и обязанности собственников / акционеров, менеджеров, надзорных органов
и независимых бухгалтеров хорошо проработаны и стандартизированы вместе
с возможностью возникновения ответственности и рисками, присущими бизнес-администрированию
коллективной и обособленной собственности.

Точность, с которой установлены обязанности и обязательства различных субъектов,
позволила законодателю преодолеть ранний стандарт доктрины ultra vires
и ввести неограниченную правоспособность юридических лиц в бизнесе. Эта эволюция
справедливо сместила риски с деловых партнеров и кредиторов на компанию
, деловое поведение которой может контролироваться собственниками и тщательно продуманной системой сдержек и противовесов
.В континентальной Европе это было достигнуто за счет модернизации
законов о компаниях. Общее право — несмотря на доктринальную преемственность — практически
разрешило проблему законодательной практикой. Россия пока не следовала общей тенденции
».

The C.C.R.F,

в значительной степени основывается на этих принципах. Признаны общепринятые
организационных форм, такие как товарищества, «общества с ограниченной ответственностью» и
совместных акционерных обществ.Деловая и рыночная рациональность признаются, al-
, хотя весьма сомнительно, что разработка
этих общих норм, которые в любом случае недостаточны для применения, является хорошей кодификационной практикой, и обязательно
ссылаются на специальное законодательство для получения дополнительных сведений, таким образом, не проложив путь путь к быстрым реформам.

Но в новом C.C.R.F. Он также увековечивает некоторые правовые формы
, разработанные Гражданским кодексом Российской Советской Федеративной Социалистической Республики2 в 1964 году.Эти формы имели смысл в системе, где все имущество находилось в
руках государства, где вопрос индивидуальной ответственности был в лучшем случае маргинальным, и в
, где необходимо было предоставить некоторую автономию управлению децентрализованными организациями, не имеющими собственности в
. чтобы заставить систему работать. Унитарное предприятие и оперативное управление
были практическими выходами из неподвижности централизованно планируемой экономики. Юридическая структура сосредоточена вокруг управления, а не вокруг ответственности или около
децентрализованной собственности, управление которой является лишь функцией.В явное противоречие
концепции частного юридического лица, унитарное предприятие не является институтом частного права
. Он не был создан для согласования принципа неограниченной ответственности в социальной системе
, основанной на децентрализованной собственности. Вместо этого в центре его внимания — взаимосвязь
государственных властей и управления. В связи с этим C.C.R.F. фиксирует автономию управления
, но также настаивает на государственном надзоре. Это не единственная двусмысленность.Текст
не детализирует основные полномочия той или другой вовлеченной стороны и не устанавливает четких и операционных процедур, с помощью которых может функционировать надежное управление.

21 Арт. 49 C.C.R.F

Искусство. 66-86 C.C.R.F.
Искусство. 87-95 C.C.R.F.
Искусство. 95-104 C.C.R.P.

[далее — Гражданский кодекс 1964 года].

в Ведомостях С «Езда Народных Депутатов Р.Е. и Верховного Совета Р.Е. (1964) № 24, поз. 406

1999]

р.КНИПЕР — УСТОЙЧИВОСТЬ И ПЕРЕХОД В ЦКР F6

269

в отношении владельцев, сотрудников, надзорных органов и т. Д. В период центрального планирования
это не могло рассматриваться как пробел, поскольку неопределенность обычно заполнялась
решениями государства и партии. С их исчезновением нормативная база
должна быть более сложной и ясной. Отрывочный характер норм влечет за собой
сговоров и безответственное деловое поведение.Судьбу государственных предприятий России
можно рассматривать как эмпирическое свидетельство таких юридических недостатков.

Нормы, касающиеся регулирования собственности и ответственности, столь же отрывочны и противоречивы, как и нормы, касающиеся управления. Хотя статья 113 C.C.R.F. отказывает
в собственности унитарным предприятиям, приписывает им специальные фонды и активы, которые
им «принадлежат» и над которыми у них есть та власть, которая обычно передается
собственнику.«Настоящий» владелец, в свою очередь, может забрать неопределенную «часть» из
прибыли ». Собственнику также должно быть разрешено забирать имущество обратно, поскольку не существует нормы
, препятствующей этому. Статья 114 C.C.R.F. пытается смягчить последствия, но
не заходит достаточно далеко. Таким образом, имущественные отношения между владельцем и предприятием
неясны, но параллель вроде бы есть. В докапиталистическом европейском законе
существовало понятие «разделенной собственности»; лорд имел владение владением владений,
предоставлявшее окончательное право распоряжения, в то время как вассал владел властью владения,
дававшим право пользования и владения.Следы этой концепции все еще можно найти в статье
cle 357 австрийского Biirgerliche Gesetzbuch 1811 года, а также в английском общем праве
. Однако она была успешно оспорена Кантом, Гегелем и европейскими законодателями девятнадцатого века
«и исчезла из практики кодификации. Кажется, что
странным образом появилось вновь при совершенно иных идеологических предпосылках ценового планирования, но определенно не имеет места в рыночной экономике.

Проблема непоследовательности в отношении ответственности уже устранена. Очевидная ясность
отдельных обязательств унитарного предприятия, с одной стороны, и государства
, с другой, выраженная в статье 126 C.C.R.F., частично отменяется другими нормами
. Оба набора положений отклоняются от внутренней связи собственности и
неограниченной ответственности.

Критическая оценка вышеизложенного может быть принята (или отклонена) как суждение
о качестве юридического текста.Это может быть поводом пересмотреть
и в конечном итоге внести поправки в CCRF, чтобы привести его в соответствие с более традиционными
и общепринятыми принципами юридических лиц, собственности, ответственности и управления, которые никоим образом не чужды Российское право. На самом деле, внутреннее и внешнее согласованность и последовательность законов являются важными ценностями, но, похоже, им пренебрегают
, объединяющие классические капиталистические и коммунистические формы корпораций вместе как юридические лица.

33 Арт. 295 г.

И. Кант, Die Metaphysik der Sitten, 2-е изд. (Висбаден: Insel Verlag, 1789), стр. 382; G.W. Hegel,
Grundlinien der Philosophie des Rechts (Франкфурт-на-Майне: Suhrkamp Verlag, 1821), стр. 62-63. Для
подробное обсуждение см. Книпер, сноска 19 выше, 202 и далее.

270

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

Можно ли пойти дальше и не только пожаловаться на профессиональное качество текста
, но и посягнуть на его юридическую силу? Можно ли сказать, что юридический текст не только плох, но и не имеет обязательной силы
? Закон может быть признан недействительным, если он противоречит более важным нормам
.Это прямо признано статьей 125 Конституции Российской Федерации
. Проблема в том, чтобы правильно определить высшую норму. Даже если ссылка
на Кельзена в наши дни является редкостью, кодифицированные правовые системы основаны на позитивизме, а
не принимают аргументацию естественного права — или только в крайних обстоятельствах.
Тот факт, что существует общепринятый базовый стандарт для определения характера юридического лица
или что существует традиционная естественная связь между собственностью и ответственностью, не является достаточным основанием для признания недействительным позитивного закона, который отклоняется от такого
концептов.Юридическое лицо является порождением закона, и законодатель вправе решать, что
является юридическим лицом.

Однако существуют руководящие принципы и ограничения свободы законодателя. Законодатель
не может действовать против фундаментальных социальных и экономических национальных целей в той степени, в какой
они закреплены в Конституции. Конституция Российской Федерации
придает «юридическую силу и прямое действие 3 верховенству закона и демократическому порядку
, правам и свободам всех людей, равноправию всех» 37, свободному предпринимательству и другим экономическим вопросам. деятельности »и частной собственности.9 Он увековечивает советское понятие
о различных формах собственности, но нейтрализует его эффект, настаивая на их
равенстве », и запрещает законы, умаляющие права и достоинство человека и гражданина».

Согласно устоявшейся конституционной доктрине, законы нарушают верховенство закона
и гражданские свободы, если они настолько двусмысленны, лишены связности и настолько противоречивы
, что их содержание, объем и значение не раскрываются сами по себе.C.C.R.F. at-
передает гражданские права, наиболее важным из которых является собственность, юридическим лицам2, а
затем создает унитарные предприятия как юридические лица, которые не могут владеть собственностью.
также принимает общий принцип, согласно которому все лица несут ответственность по долгам всем своим
имуществом », а затем делает исключения для тех юридических лиц, чьи средства находятся в непосредственной собственности государства
. Это, безусловно, несоответствия и противоречия, но они не выходят за рамки понимания.Они представляют собой неудачный политический компромисс
, который часто приводит к отсутствию правовой согласованности, но основная идея которого все еще узнаваема. Следовательно, они не могут быть охарактеризованы как нарушение основных конституционных положений.

», Конституция РФ, ст. 15.
‘6 Там же, ст. 1, 18.
«7 Там же, ст. 5, 6, 8, 13, 19.
‘Там же, ст. 34.
»Там же, ст. 8, 35.
‘Там же, ст. 8.
41 Там же., Изобразительное искусство. 55.
‘2 ст. 49 C.C.R.F.
4 Ст. 56,307ff. C.C.R.F.

1999]

Р. НИПЕР — УСТОЙЧИВОСТЬ И ПЕРЕХОД В C.C.R.F

С другой стороны, Конституция гарантирует свободную экономическую деятельность и запрещает
какие-либо привилегии и дискриминацию различных форм собственности. C.C.R.F. lim-
— это ответственность государства в разрезе унитарных предприятий. Ни одно другое лицо не имеет
доступа к такому виду ограниченной ответственности, и не приводится никаких причин, за исключением того, что государство является
собственником товаров.Никто другой не мог создать юридическое лицо и при этом сохранить за собой его собственность
, в то же время ограничивая ответственность. Веский аргумент о том, что государственные фонды
нуждаются в защите, можно было бы использовать с большим успехом, если бы государственная собственность была передана
и если бы были введены всеобъемлющие обязанности по управлению. Тот факт, что государство
действует через посредника, который распоряжается гарантированными средствами и несет неограниченную ответственность
, помог бы, если бы ему было передано имущество.Это не тот случай. Поэтому, на мой взгляд, положение
об ответственности унитарного предприятия не выдерживает проверки на конституционность
. Эти положения предоставляют привилегии государству (т.е. одной из форм собственности
), которые отражают старую систему государственных монополий и больше не оправдываются
существенными аргументами. Кроме того, они нарушают экономическую свободу, поскольку
государство может участвовать в рынке, используя юридический механизм, который не позволяет кредиторам «нор-
мар» получить все имущество для удовлетворения своих требований.

Это все важные недостатки. Следует серьезно подумать над
, следует ли отказаться от структуры унитарных предприятий и просто позволить
desuetudo снизить практичность соответствующих правовых положений, даже если влиятельные
интересы не удовлетворены. Можно также внести поправки в C.C.R.F. и удалить соответствующие нормы и институты
, которые имели смысл корректировать государственную монопольную собственность,
, но перестали функционировать в рыночной системе.

B. Особые виды контрактов
Неудивительно, что самая объемная часть C.C.R.F. посвящен «Индивидуальным-
типам обязательств». Удивительно то, что
этот раздел не был разделен дальше, сгруппировав договорные «и внедоговорные» обязательства в два отдельных раздела
. Однако это имеет лишь второстепенное значение.

В целом структура и содержание Части 2 соответствуют устоявшейся практике кодификации
.Он объединяет традиционные и преобладающие типы контрактов
, как они были разработаны в других гражданских и коммерческих кодексах, и включает деликт
и неосновательное обогащение. Современные разработки в основном интегрированы.

Как и в случае с юридическими лицами, законодатель сохранил некоторые из предыдущих
закона об экономических договорах. Этот закон был разработан в советское время в ответ на потребности
и структуру централизованно планируемой экономики и был кодифицирован в основном в Гражданском кодексе
1964 года.Это связано с экономической системой, а не с культурой национальной правовой истории. Таким образом, было бы ошибочно оценивать эти законы как конкретно «российские»

.

«Часть 2 (также Раздел 4), C.C.R.E
41 Ст. 454-1063 C.C.R.F.
46Arts. 1064-1109 C.C.R.E

272

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

, если только кто-то не хочет отождествлять Россию с Советским Союзом и централизованно планируемой коммунистической экономикой
.

Все законодатели специального договорного права сталкиваются с методологической трудностью определения
надлежащего уровня абстракции. С одной стороны, юридическая и социальная история внесли определенную дифференциацию; Распределение рисков и интересов между сторонами
договоров купли-продажи, аренды, оказания услуг, кредита, поручительства и т. д. слишком разнообразно, чтобы его можно было объединить в одну группу. С другой стороны, было бы бесполезным и излишним занятием дифференцироваться по специальным услугам и товарам, которые подлежат обмену.
— это столько актов продажи, сколько объектов и потенциальных продавцов и покупателей на рынке
, и договоров подряда столько, сколько оказываемых услуг.
Автомобили и энергия, карандаши и предприятия, сельскохозяйственная продукция и товары
могут продаваться с упаковкой или без нее; стоматологи, гаражи, подрядчики, ученые, дизайнеры,
и парикмахеры предлагают свои услуги. Все эти товары и услуги специфичны, но
идентичны и сопоставимы тем, что на рынке они выражены в
денежном выражении (т.е.е., аннотация) значение.

Общеприменимые законы должны учитывать идентичность и абстракцию товаров
и услуг, тогда как множество индивидуальных контрактов затрагивают множество
нюансов. Законы и контракты имеют разные функции, но они дополняют друг друга,
и нацелены на разных уровнях для решения одних и тех же проблем: равновесия
интересов и распределения рисков между сторонами договора. Законы не могут не стандартизировать
прав и обязанностей сторон, количество, качество и формы товаров,
возможных мест и сроков исполнения, а также последствия некачественных продуктов
или невыполнения услуг и т. Д.Контракты должны определять конкретные
товаров, которые должны быть доставлены, конкретное место и время или период доставки и т. Д.
Вот почему гражданские кодексы представляют более или менее обязательные модели контрактов, и все же
предоставляет сторонам автономию в ведении переговоров и заключении контрактов. свободно.

Поиск подходящего

— это, безусловно, часть правовой политики и искусства составления юридических документов.

и справедливые методы и стандарты дифференциации для разных типов товаров —
, а также для разных типов сторон, особенно когда коммерческие контракты
интегрированы в C.C.R.F С этой точки зрения, профессионалы обычно подчиняются более строгим правилам и обязательствам на
, чем непрофессионалы, потребители все в большей степени защищены убедительным законом, а несовершеннолетние могут быть исключены из определенных предприятий.
Однако особое обращение с женщинами и их защита, которые временами существовали в большинстве
европейских кодексов, сегодня справедливо считаются антиконституционными и выходят за рамки
приемлемых политических решений. Точно так же и по традиции европейские гражданские кодексы
не предусматривают особого режима для государства или других государственных органов.Этим участникам не препятствуют
быть партнерами в договорных отношениях; они подчиняются тем же
нормам гражданского права, что и любая другая сторона.
специальные положения о государственных закупках не противоречат этому утверждению, поскольку они представляют собой административные процедуры, установленные для защиты
конкурентов и предшествующие заключению контракта.

1999]

Р. НИПЕР — УСТОЙЧИВОСТЬ И ПЕРЕХОД В ЦК РФ

Что касается договаривающихся сторон, то C.C.R.F. частично отличается по этим признакам, хотя
за заметным исключением некоторых контрактов, стороной которых является государство. Государство
заключает письменные контракты на поставку товаров 7 и выполнение работ, «ограничивает
свободу согласования условий в контрактах для поставщика и исполнителя
» 9 и наделяет суды ролью, которая кажется вдохновляющей по старой системе государственного арбитража —
. Не приводится или невозможно представить себе оснований для узаконивания этой привилегии.
Самого факта, что государство есть государство, больше не кажется достаточным, и теперь он открыт для рассмотрения на конституцию
. Также весьма сомнительно, выдерживают ли государственные контракты
испытания на равенство и беспрепятственную предпринимательскую деятельность поставщиков.
Это очень уважаемые конституционные принципы. Законы, им противоречащие
, вероятно, будут признаны недействительными.

Вторая сфера правового разграничения касается видов товаров или услуг, подлежащих обмену на
на деньги.Большая часть законодательства в этой области сформировалась в долгосрочной экономической практике
и в конечном итоге была кодифицирована. По-видимому, наибольшая потребность
ощущалась в обширной области контрактов на выполнение работ и оказание услуг, где
различных видов деятельности, таких как транспорт, хранение, страхование, банковское дело, комиссионные, агентство и т. Д., Были выделены в гражданском и
секторах. коммерческие коды для особого регулирования. Европейская кодификация договора туристического агентства
— один из последних примеров.


Хотя разнообразие услуг, кажется, делает очевидной необходимость дифференциации,
предостережение уместно. Закон — это не учебник. Дифференциации, которые
содержат сами по себе для определения объектов, товаров и услуг, не имеют смысла и нарушают
неотъемлемый принцип абстракции, без которого кодексы и законодательные акты были бы бесконечными, непонятными и неработающими текстами. Каждая новая правовая дифференциация
должна подвергаться анализу затрат и выгод.Только в том случае, если права и обязанности, критерии исполнения и обязательства являются настолько конкретными, что они не могут найти надлежащего места в более абстрактном типе контракта
, если законодатель должен действовать. Сегодня кажется, что законодательный орган
часто действует, чтобы угодить широкой публике символическими жестами после решения конкретной проблемы
. Примером может служить закон о договорах туристических агентств. Он является ответом на
феномен массового туризма и передает сигнал о законодательной активности и
успокоении путешественников, но не добавляет существа в общий договор на оказание
услуг.Принципы, которые он добавляет, носят общий характер и не ограничиваются деталями договора о поездке. Было бы больше в строке
с модернизацией относительно старых кодов, если бы они были введены без ограничения
для очень специфической службы. Похоже, что европейский законодатель не полностью переосмыслил необходимость формулирования общих и абстрактных законов.

C.C.R.F борется с идентичными проблемами поиска подходящего уровня абстракции
.Трудности усугубляются традицией централизованно планируемой экономики
и ее законодательством, которое настаивало на гораздо большем, чем англосаксонское право — и

.

41 Ст. 525-34 C.C.R.F.
САрц. 763-68 C.C.R.F
49 Арт 426 C.C.R.F.

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

по-прежнему больше, чем континентальный закон о конкретных показателях деятельности ».
хозяйственные контракты были в значительной степени инструментами для выполнения планов, функционируя гораздо больше
посредством четких указаний о том, что должно быть сделано, и посредством морального убеждения, чем
посредством денежных средств. стимулы и предпринимательская или индивидуальная ответственность.Товары и
услуг должны были быть оказаны натурой. Денежная компенсация не сильно помогла бы
, поскольку не было рынка для альтернативного предложения. Экономические взаимосвязи и рациональность
были больше основаны на конкретных обязанностях, чем на абстрактной денежной стоимости. De-
подробные описания и определения товаров, которые должны быть доставлены, и услуг, которые должны быть предоставлены
, были подходящими средствами для определения производительности.

В «Общей части Обязательственно-правового закона» 5 ′ C.C.R.E отражает фундаментально изменившиеся экономические обстоятельства
и отодвигает абсолютный приоритет конкретных результатов
в пользу денежной компенсации. Статья 393 C.C.R.E устанавливает этот принцип, а статья 396 (2) C.C.R.E прямо предусматривает, что денежная компенсация
освобождает должника от исполнения обязательства натурой — огромная эволюция по сравнению с советским законодательством. В разделе «Отдельные виды обязательств» 52 стоит
не всегда так связно модем.C.C.R.F. относится к традиционному и хорошо проверенному набору типов контрактов
, но, кроме того, описывает в эпических деталях и повторении, кто, что должен делать
, где, когда и почему.

1. Договоры купли-продажи

The C.C.R.F. не ограничивается преобразованием взаимных обязательств и
прав покупателей и продавцов в общепринятую формулировку, согласно которой продавец
обязан передать право собственности на товары покупателю3, а покупатель обязан
принять товар и оплатить его их? »Он посвящает как минимум одной статье каждой, чтобы указать
определенных характеристик товаров, таких как количество, качество и соответствие
критериям ассортимента-i.е., модели и расцветки, «комплектность» и упаковка. 9 CCRE
затем описывает, в каждом случае, последствия неисполнения —
, которые по большей части уже рассмотрены в «Общей части Обязательственно-правового закона
», и в котором повторяется лишнее. Повторение,
, однако, сформулировано по-разному, и нетрудно представить, насколько хорошо обученные юристы
, которые зарабатывают на жизнь препятствованием быстрому разрешению споров, будут вести
бесконечные споры по поводу применимости определенных норм к разрешению споров. определенный товар,
, даже если в конце концов решение дела от этого не будет зависеть.Не всегда будет

50Н. Кролл, «Нарушение контрактов в советской экономике» (1982) 16 J. Leg. Stud. 119 at 140.
‘Division 3, C.C.R.F.
Дивизион 4, C.C.R.R

«Искусство. 454 456 C.C.R.F.
‘4 ст. 454,484ff. C.C.R.F.
”Арт. 465 C.C.R.F.
Арт. 469 C.C.R.F.
Арт. 467 C.C.R.F.
58 Арт. 478 C.C.R.E
Арт. 481 C.C.R.F.

1999]

Р. НИПЕР — СТАБИЛЬНОСТЬ И ПЕРЕХОД В C. C.R.F

легко провести четкую грань между качеством и соответствием ассортименту или между
количеством и полнотой.На самом деле они имеют лишь второстепенное значение (и будут урегулированы
, полагаясь на интерпретацию конкретных контрактов) в системе, в которой
не полностью зависит от конкретной производительности, но где неспецифические нарушения производительности
приводят к денежной компенсации.

После этих спецификаций в общих положениях о купле-продаже, глава
подразделяется на дополнительные подразделения. В семи параграфах и более чем семидесяти статьях
неоднократно указывается, что договор купли-продажи между предприятием и потребителем, «или между
двумя предприятиями, 6» государством и предприятием », или в отношении сельскохозяйственных продуктов
« энергия , «недвижимое имущество» или предприятия »обязывает продавца передать товар
покупателю, а покупатель принять и оплатить полученные товары.Они также повторно устанавливают положения о
торфе о времени, месте и сроке поставки, а также о последствиях несоответствия требованиям или неисполнения
, которые незначительно различаются между заменой, ремонтом, возвратом
товаров, снижением покупной цены, расторжением договора. , и компенсация
убытков. 7 Мотив, стоящий за небольшими отклонениями от одной контрактной ситуации к
другой, далеко не очевиден.

Кроме того, набор норм очень сложен и труден для применения.Количество
теоретических докторских диссертаций, длительные судебные баталии и попытки уменьшить
сложностей в (модельных) контрактах легко предвидеться. Нормы очень повторяющиеся и редко новаторские; иногда даже кажется, что законодатели потерялись в своих
сложностях. Ниже приведены некоторые примеры:

В дополнение к повторениям о передаче, принятии и оплате,
кажется ненужным повторять, что договор между предприятием и потребителем — это
государственный договор, «чтобы подчеркнуть условность,« преддоговорные проблемы », stor-
возраст », упаковка, 72 расчет ущерба» и др., поскольку эти проблемы
, как правило, решаются в более абстрактных положениях в всеобъемлющем
«Общей части Обязательственно-правового закона»

.

60 Ст. 492-505 C.C.RF.
61 Ст. 506-24 C.C.R.F.
6 Ст. 525-34 C.C.R.F.
Искусство. 535-38 C.C.R.F.
«Искусство. 539-48 C.C.R.F.
«Искусство. 549–58 C.C.R.F.
6 ″ Арт. 559-66 C.C.R.F.
67 Ст. 503ff., 511 518ff., 538, 542, 547, 557, 565 C.C.R.F.
”, арт. 494 C.C.R.F.
69 Статья 499 C.C.R.F.
7 Ar 507 C.C.R.F
71 Art 514 C.C.R.F.
72 Арт. 517 C.C.R.F.
7 Арт. 524 C.C.R.F.

276

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

Интегрируя нормы в тот или иной параграф, они не применяются к другим конкретным контрактам. Тем не менее, трудно понять, почему обязанность
информации или право на осмотр или договор купли-продажи
в рассрочку должны быть ограничены розничными продажами, в то время как расчет убытков при повторном изъятии
— как это предлагается в статье 524 C.C.R.R, который полностью повторяет общие принципы
, следует ограничить продажами между предприятиями.
Для разработчиков останется секретом, почему они сформулировали общие
последствия передачи товаров ненадлежащего качества в статье 475
УК РФ, которая повторяется для договора между предприятием и потребителем, хотя
с небольшими различиями в формулировках, чья рациональность не раскрывать себя.
И наоборот, они выбирают в контексте межпредприятий 4 метод ссылки
.Статья 475 C.C.R.F. приводит к практически идентичным результатам
для обоих типов контрактов. Однако создается впечатление, что между ними есть
принципиальных различий, тогда как на самом деле их нет или
, по крайней мере, не имеет значения.

Контракты на поставку, закупку сельскохозяйственной продукции и энергоснабжение
были разработаны в ходе централизованного планирования для обеспечения работы государственных предприятий
. Все это сводится к контрактам на погоню и продажу
, и решение сохранить эти различия приводит к
многочисленным повторениям и путанице.Большинство обоснованных специальных норм —
касаются профессионалов, защиты прав потребителей или долгосрочных деловых отношений —
не ограничиваются сферой купли-продажи, а
договоров в целом. Они могут быть, должны быть и частично интегрированы в общие положения контракта.

Возможно, что многие повторения и несоответствия будут устранены с помощью
практического применения, интерпретации и, опять же, desuetudo.Что касается некоторых ключевых положений
госконтрактов в письменной форме, они в конечном итоге могут быть обжалованы в Конституционном суде
. Поправки к тексту маловероятны. Однако следует проявлять осторожность, чтобы
не использовать его в качестве модели для других гражданских кодексов, которые все еще находятся в стадии разработки. Возможно,
даже будет полезно переосмыслить нормы применительно к поправке к Гражданскому кодексу модели
для C.I.S. страны, которые легче использовать как площадку для повторных
форм.

2. Договор подряда.

Помимо положений о купле-продаже, критического обсуждения заслуживают положения о договорах на
различных работ и услуг. Опять же, основной тип договора
подразделяется на стороны, т. Е. «Потребители» и государство, или на

человек.

Арт. 518 C.C.R.F.
IS Искусство. 730-39 C.C.R.F.
76 Арт. 768 C.C.R.F.

1999]

Р. НИПЕР — УСТОЙЧИВОСТЬ И ПЕРЕХОД В C.C.R.F

277

конкретных видов деятельности, т. Е. Строительство «и проектирование / разведка». Научные исследования и экспериментальный план
выделены в отдельную главу, «возможно, руководствуясь неприемлемым с научной точки зрения аргументом
, что открытие невозможности достижения
предполагаемых результатов» равносильно невыполнению научной работы.
Отдельная глава посвящена услугам », в которой делается попытка перечислить конкретные примеры ex-
, такие как коммуникационные, медицинские, ветеринарные, аудиторские, консалтинговые, информационные,
обучение и туристические услуги.2 К счастью для стоматологов и юристов, список
не является исчерпывающим, что, к сожалению, делает его юридически излишним, за исключением
, за исключением учебников. Статья 779 C.C.R.F. далее прямо исключает контракты на выполнение работ
из услуг, только в статье 783 C.C.R.F указывает, что положения
контракта на выполнение работ применимы, за исключением специальных норм к контракту на оказание услуг. Однако по существу они не отклоняются от тех норм, которые применяются к договору о подряде
кабеля — действительно сложный и запутанный метод законодательства
.

При сравнении набора положений по различным подкатегориям и типам
снова становится очевидным, что — за исключением описательной конкретности в отношении обязательств по исполнению —
деление приводит в основном к повторениям, а в некоторых случаях к ограничению
размаха, что вряд ли оправдано. Ниже приведены некоторые примеры:

«Просто нет причин ограничивать возможность страхования»,
необходимость технической документации и ее обязательный характер, «право привлекать эксперта к проверке
», обязательство соблюдать законы об охране окружающей среды
, и обязательность государственных регулируемых цен »к потребителю
.Независимо от того, являются ли эти эффекты преднамеренными, они действительно происходят автоматически от организации C.C.R.F.

». Что касается основных обязательств договаривающихся сторон, C.C.R.F. повторно
заявляет, что подрядчик должен выполнить конкретную задачу, работу или услугу
, полагаясь на сочетание технических определений и неполных перечней
». За исключениями, упомянутыми выше, общие положения статей с 702 по 729 С.C.R.F. содержат хорошо продуманный каталог
прав и обязанностей сторон, обеспечивающий должный баланс между
интересами и рисками.

«Арт. 740 г. до н.э.
7 ′ ст. 758-62 C.C.R.F
“C. 38 (статьи 769-78) C.C.R.F.
«» Арт. 775 C.C.R.F.

C. 39 (статьи 779-83) C.C.R.F.
Арт. 779 C.C.R.F.
Арт. 742 C.C.R.F.
Арт. 743 C.C.R.F.
«Арт. 749 C.C.R.F.
‘Art. 751 C.C.R.F.
Арт. 735 C.C.R.F.
Искусство.702,730-33,740-45,758-60,769-73,779 C.C.R.F.

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

В отношении поставки материалов и оборудования одной стороной — как
, а также ценообразования, проверки, аннулирования, принятия, информации и конфиденциальности —
— специальные положения C.C.R.F. добавить только очень незначительные
баллов. Иногда они разумны и могут быть добавлены к статье
общих положений — например, о продлении сроков ответственности за строительные работы —
, в то время как в других случаях их нелегко понять
.Почему, например, закон о потребительском труде относится к договору купли-продажи
в случае ненадлежащего исполнения, а не к более подходящим нормам рабочего договора
, хотя это общее намерение. главы? 9 ‘В целом кажется, что специальные положения
иногда не соответствуют стандарту общих, а иногда кажется, что
были добавлены исключительно ради описания обязательств конкретного исполнения
.


Договор купли-продажи, а также договоры на выполнение работ и услуг демонстрируют, что основа договорных прав и обязательств — как и для всех других специальных
типов договоров — является прочной и стабильной. Он фиксирует распределение рисков и равновесие интересов, что отражает универсальный опыт многовековых изменений денежного эксперимента. В то же время он по-прежнему частично вдохновляется потребностями централизованной плановой экономики
и ее односторонним стремлением к конкретному выполнению конкретных обязательств
суб-субъектами монополизированной экономики.Единообразие и абстрагирование денежной стоимости, к которым в конечном итоге стремятся держатели децентрализованной собственности и
независимых участников рынка, не всегда тщательно учитываются.
Это оставляет важные признаки постоянного перехода в коде, который должен быть стабильным для
. Было бы уместно — и, конечно, не неуважительно по отношению к российской правовой культуре
— продвигать абстракцию и обобщение дальше или поддерживать уровень абстракции
, который уже существует по многим темам.Однако поиск достоверности,
, может привести к сложной системе взаимосвязей и ссылок, затрудняющей понимание и реализацию
. Бывший советский судья мог бы признать привычное правило
, но оно потеряло свой контекст и теперь должно рассматриваться как часть новой совокупности
права. Стремление к прозрачности и простоте законов старо, как попытки кодификации
катионов. К сожалению, законы не могут быть проще, чем общественные отношения, которые они призваны регулировать
, особенно если они основаны на верховенстве закона.

Заключение

Критический анализ некоторых характерных особенностей нового C.C.R.F. приводит к выводу
о том, что качество можно улучшить за счет более тщательной систематизации и
более строгой ликвидации механизмов централизованного планирования. Это справедливо как для унитарного предприятия
, так и для особых видов договоров, которые здесь обсуждались. Тем не менее, есть некоторая нерешительность в том, чтобы рекомендовать поправки к C.C.R.Ф., хотя

‘9 ArL 756 C.C.R.F.
Арт. 739 C.C.R.F.

9 Арт. 702 (2) C.C.R.F.

1999]

Р. НИПЕР — СТАБИЛЬНОСТЬ И ПЕРЕХОД В ЦКРФ

279

, без колебаний рекомендую провести капитальный ремонт C.I.S. Типовой гражданский кодекс
является скорее интеллектуальным упражнением, чем законом, и не имеет непосредственного практического воздействия на социальную и экономическую жизнь
. Это колебание проистекает из убеждения, что законодательство
, особенно в переходные периоды, должно быть стабильным и не подвергаться постоянным изменениям
.Существует определенный компромисс между стабильностью закона и его качеством. Россия —
и в этом отношении все новые независимые государства слишком много экспериментируют с новыми законами
, на которые, к сожалению, довольно часто влияют международные организации.
Процесс порой выглядит как порождение советского «правового нигилизма». По этой причине, было бы целесообразно сохранить любую приемлемую и конструктивную критику в протоколе
и позволить ей проникнуть в юридическую практику путем составления уставов и контрактов, а также до
сопоставления и решения дел в интерпретации.Акцент должен сместиться с законопроекта
на реализацию. Это поможет преодолеть несоответствия и недостатки переходного периода в гражданском кодексе, который, по большей части, является прекрасным примером мастерства и стабильности.

ЗАКОННЫЙ ЖУРНАЛ МАКГИЛЛА / REVUE DE DROITDE MCGILL

[Том. 44

Список литературы

Законодательство
Гражданский кодекс Российской Федерации, часть 1: Собрание законодательства Р.Е. (1994)
No.32, поз. 3301; Часть 2: Собрание законодательства РЭ (1996) № 5, ст. 410.
Гражданский кодекс РСФСР, Ведомости Съезда
Народных Депутатов РЭ и Верховного Совета РЭ (1964) № 24, ст. 406.
Конституция Российской Федерации, принятая всенародным референдумом 12
декабря 1993 года. Дата вступления в силу: 25 декабря 1993 года.

Статьи
Кролл Х., «Нарушение условий контракта в советской экономике» (1982) 16 J.Нога. Stud. 119.
Маковский А.Л., «Предисловие к английскому переводу Гражданского кодекса» в P.B. Мэггс
и А. Жильцов, Гражданский кодекс Российской Федерации, пер. ПБ. Мэггс и А.
Жильцов (Армонк, Нью-Йорк: M.E. Sharpe, 1997) xlix.

Книги
Гирке, О. В., Der Entwurf eines biirgerlichen Gesetzbuches und das deutsche Recht
(Лейпциг: Duncker & Humblot, 1889).
Hegel, G.W.F., Grundlinien der Philosophie des Rechts (Франкфурт-на-Майне:
Suhrkamp Verlag, 1821).
Кант И., Die Metaphysik der Sitten, 2-е изд. (Висбаден: Insel Verlag, 1789).
Книпер Р., Gesetz und Geschichte (Баден-Баден: Nomos Verlag, 1996).
Книпер, Р., Богуславуски, М.М., Концепция юридического консультирования в государствах трансфонации
(Eschbom: Deutsche Gesellschaft flir Technische Zusammenarbeit, 1995).
Колвенбах, В., Бхопал-Сторн над транснациональными корпорациями? Пихта Zeitschrift Un-
ternehnens-und Gesellschaftsrecht (Берлин: de Gruyter Verlag, 1986).
Мэггс, П. И Жильцов А.Н., ред., Гражданский кодекс Российской Федерации, пер.
П. Б. Мэггс и А. Жильцова (Армонк, Нью-Йорк: M.E. Sharpe, 1997).
Weber, M., Wirtschaft und Gesellschaft, vol. 2 (Tiibingen: Teil, 1922).
Wieacker, F., Privatrechtsgeschichte der Neuzeit, 2-е изд. (Геттинген: Vandenhoek &
Ruprecht, 1967).

Выбор организации

Чтобы получить доступ к услуге UNIGE — Institutional repository, выберите или выполните поиск организации, с которой вы связаны.

Выберите организацию, с которой вы связаны. … EPFL — ИПФ LausanneETH ZurichUniversite де LausanneUniversity из FribourgUniversity в ZurichUniversità делла Svizzera italianaUniversität BaselUniversität BernUniversität LiechtensteinUniversität LuzernUniversität Санкт GallenUniversité де GenèveUniversité де NeuchâtelBFH — Berner FachhochschuleFFHS — Fernfachhochschule SchweizFHGR — Fachhochschule GraubündenFHNW — Fachhochschule NordwestschweizHEP кантона — Эколь дю pédagogique кантона де VaudHEP- BEJUNE — Haute Ecole Pédagogique BEJUNEHEP-PH FR — Педагогический университет FribourgHEP-VS — Haute école pédagogique du Valais — Ostschweizer FachhochschulePH Zug — Pädagogische Hochschule ZugPH Zürich — Pädagogische Hochschule ZürichPHBern — Pädagogische Hochschule BernPHGR — University of Teacher Education GraubündenPHLU — University o f Педагогическое образование ЛюцернPHSG — Pädagogische Hochschule St.GallenPHSZ — Pädagogische Hochschule SchwyzPHTG — Pädagogische Hochschule ThurgauSUPSI — Scuola Universitaria Professionale делла Svizzera ItalianaZHAW — Zürcher Hochschule für Angewandte WissenschaftenZHdK — Zürcher Hochschule дер KünsteCHUV — Клинический центр Университетский vaudoisHUG — Hopitaux Universitaires де GenèveInsel GruppeUniversitätsklinik BalgristUniversitätsspital ZürichCareumCareum BildungszentrumHFTM — höhere Fachschule für Technik Mittellandlibraries.chVHO — Организация виртуального домаZentral- und Hochschulbibliothek LuzernCERNEawagEidg.Hochschule für Sport MagglingenEmpaEuresearch Head OfficeFMI — Friedrich Miescher InstituteFTL — Facoltà di Teologia di LuganoIdiap Research InstituteInstitut de hautes études internationales et du développementPMOD / WRC — Обсерватория Федеральная служба образования и обучения персонала Швейцарского университета PSI — Швейцарский институт образования и поддержки университета PSI — Швейцарская федеральная образовательная платформа Швейцарский национальный научный фонд швейцарские университетыSWITCH edu-IDSWITCH StaffUniDistance SuisseWSL — Швейцарский федеральный институт исследований лесов, снега и ландшафта

Не забудьте выбрать для этого сеанса веб-браузера.

Обычное МГП — Правило 90. Пытки и жестокое, бесчеловечное или унижающее достоинство обращение

Правило 90. Запрещаются пытки, жестокое или бесчеловечное обращение и посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее достоинство обращение.

Том II, Глава 32, Раздел D.

Практика государств устанавливает эту норму как норму обычного международного права, применимую как в международных, так и в немеждународных вооруженных конфликтах.

Запрещение пыток уже было признано в Кодексе Либера.[1] Устав Международного военного трибунала в Нюрнберге включал «жестокое обращение» с гражданскими лицами и военнопленными как военное преступление. [2] Общая статья 3 Женевских конвенций запрещает «жестокое обращение и пытки» и «посягательство на личное достоинство, в частности унижающее и унижающее достоинство обращение» гражданских лиц и лиц hors de combat . [3] Пытки и жестокое обращение также запрещены специальными положения четырех Женевских конвенций [4]. Кроме того, «пытки или бесчеловечное обращение» и «умышленное причинение сильных страданий или серьезных телесных повреждений или вреда здоровью» представляют собой серьезные нарушения Женевских конвенций и являются военными преступлениями согласно Статуту Международного уголовного суда.[5] Запрещение пыток и посягательства на человеческое достоинство, в частности оскорбительного и унижающего достоинство обращения, признано основной гарантией для гражданских лиц и лиц hors de combat Дополнительными протоколами I и II. [6] Пытки, жестокое обращение и посягательство на человеческое достоинство, в частности оскорбительное и унижающее достоинство обращение, являются военными преступлениями в немеждународных вооруженных конфликтах согласно Статутам Международного уголовного суда, Международного уголовного трибунала по Руанде и Специального суда по Сьерра-Леоне .[7] Запрещение пыток, жестокого или бесчеловечного обращения и посягательства на человеческое достоинство содержится в многочисленных военных уставах. [8] Этот запрет также закреплен в законодательстве большого числа государств [9]. Это подтверждено в национальном прецедентном праве [10], а также в международном прецедентном праве [11]. Это также подтверждается официальными заявлениями и другой практикой [12]. Прецедентная практика Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии по делу Фурунджия и Кунарац по делу предоставляет дополнительные доказательства обычного характера запрещения пыток как в международных, так и в немеждународных вооруженных конфликтах.[13] Утверждения о пытках, жестоком или бесчеловечном обращении, будь то во время международных или немеждународных вооруженных конфликтов, неизменно осуждались Советом Безопасности ООН, Генеральной Ассамблеей ООН и Комиссией ООН по правам человека, а также региональными организациями и международными организациями. Конференции Красного Креста и Красного Полумесяца. [14] Такие утверждения, как правило, опровергались соответствующими властями. [15] Запрещение пыток и жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания содержится в общих договорах о правах человека [16], а также в конкретных договорах, направленных на предотвращение и наказать за эти действия.[17] Этот запрет не допускает отступлений в соответствии с этими документами. Элементы преступлений для Международного уголовного суда предусматривают, что военное преступление в виде пыток состоит в причинении «сильной физической или психической боли или страданий» в таких целях, как «получение информации или признание, наказание, запугивание или принуждение, или по любой причине, основанной на дискриминации любого рода »[18]. Вопреки закону о правах человека, например Статья 1 Конвенции против пыток «Элементы преступлений» не требует, чтобы такая боль или страдания причинялись «по инициативе, с согласия или молчаливого согласия государственного должностного лица или другого лица, действующего в официальном качестве».В своей ранней прецедентной практике по делу Делалича и Фурунджия в 1998 году Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии считал определение, содержащееся в статье 1 Конвенции против пыток, частью обычного международного права, применимого в вооруженных силах. конфликт. [19] Однако в своей последующей прецедентной практике по делу Kunarac в 2001 году Трибунал пришел к выводу, что «определение пытки в соответствии с международным гуманитарным правом не содержит тех же элементов, что и определение пытки, обычно применяемое в соответствии с правом прав человека».В частности, Трибунал постановил, что «присутствие государственного должностного лица или любого другого авторитетного лица в процессе пыток не является необходимым для того, чтобы преступление считалось пыткой в ​​соответствии с международным гуманитарным правом». В нем пытка определяется как умышленное причинение посредством действия или бездействия сильной боли или страданий, физических или психических, с целью получения информации или признания, либо для наказания, запугивания или принуждения жертвы или третьего лица, либо для дискриминации. по любому основанию, против жертвы или третьего лица.[20] Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии, а также региональные органы по правам человека постановили, что изнасилование может представлять собой пытку. [21] О запрете изнасилования и других форм сексуального насилия см. Правило 93. Термин «бесчеловечное обращение» определяется в Элементах преступлений Международного уголовного суда как причинение «сильной физической или психической боли или страданий» [22]. ] Элементом, который отличает бесчеловечное обращение от пыток, является отсутствие требования о том, чтобы обращение применялось с определенной целью.Международный уголовный трибунал по бывшей Югославии использовал более широкое определение, определяющее, что бесчеловечное обращение — это такое обращение, которое «вызывает серьезные психические или физические страдания или травмы или представляет собой серьезное посягательство на человеческое достоинство» [23]. Элемент «серьезного посягательства на человеческое достоинство» не был включен в определение бесчеловечного обращения в «Элементах преступлений» Международного уголовного суда, поскольку военное преступление «посягательство на человеческое достоинство» охватывает такие нападения.[24] В своей прецедентной практике органы по правам человека применяют определение, аналогичное тому, которое используется в элементах преступлений для Международного уголовного суда, подчеркивая тяжесть физической или психической боли или страдания. Они обнаружили нарушения запрета на бесчеловечное обращение в случаях активного жестокого обращения, а также в случаях очень плохих условий содержания [25], а также в случаях одиночного заключения [26]. Отсутствие надлежащего питания, воды или медицинского обслуживания для задержанных также считается бесчеловечным обращением.[27] Понятие «посягательство на человеческое достоинство» определяется в Элементах преступлений для Международного уголовного суда как действия, которые унижают, унижают или иным образом унижают достоинство человека до такой степени, «что обычно признаются посягательство на личное достоинство ». В Элементах преступлений далее уточняется, что унижающее достоинство обращение может применяться к умершим и что жертва не обязательно должна лично знать об унижении. [28] Последний пункт был сделан для того, чтобы прикрыть умышленное унижение лиц, находящихся в бессознательном или умственно отсталом состоянии.В «Элементах преступлений» добавлено, что необходимо принимать во внимание культурное происхождение человека, таким образом охватывая, например, унижающее достоинство обращение по отношению к человеку определенной национальности или религии. Понятие «унижающее достоинство обращение» было определено европейцами. Комиссия по правам человека как обращение или наказание, которое «грубо унижает жертву перед другими или заставляет задержанного действовать против его / ее воли или совести» [29].

Произошла ошибка при настройке вашего пользовательского файла cookie

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности.Если ваш браузер не принимает файлы cookie, вы не можете просматривать этот сайт.


Настройка вашего браузера для приема файлов cookie

Существует множество причин, по которым cookie не может быть установлен правильно. Ниже приведены наиболее частые причины:

  • В вашем браузере отключены файлы cookie. Вам необходимо сбросить настройки своего браузера, чтобы он принимал файлы cookie, или чтобы спросить вас, хотите ли вы принимать файлы cookie.
  • Ваш браузер спрашивает вас, хотите ли вы принимать файлы cookie, и вы отказались.Чтобы принять файлы cookie с этого сайта, используйте кнопку «Назад» и примите файлы cookie.
  • Ваш браузер не поддерживает файлы cookie. Если вы подозреваете это, попробуйте другой браузер.
  • Дата на вашем компьютере в прошлом. Если часы вашего компьютера показывают дату до 1 января 1970 г., браузер автоматически забудет файл cookie. Чтобы исправить это, установите правильное время и дату на своем компьютере.
  • Вы установили приложение, которое отслеживает или блокирует установку файлов cookie.Вы должны отключить приложение при входе в систему или проконсультироваться с системным администратором.

Почему этому сайту требуются файлы cookie?

Этот сайт использует файлы cookie для повышения производительности, запоминая, что вы вошли в систему, когда переходите со страницы на страницу. Чтобы предоставить доступ без файлов cookie потребует, чтобы сайт создавал новый сеанс для каждой посещаемой страницы, что замедляет работу системы до неприемлемого уровня.


Что сохраняется в файле cookie?

Этот сайт не хранит ничего, кроме автоматически сгенерированного идентификатора сеанса в cookie; никакая другая информация не фиксируется.

Как правило, в файлах cookie может храниться только информация, которую вы предоставляете, или выбор, который вы делаете при посещении веб-сайта. Например, сайт не может определить ваше имя электронной почты, пока вы не введете его. Разрешение веб-сайту создавать файлы cookie не дает этому или любому другому сайту доступа к остальной части вашего компьютера, и только сайт, который создал файл cookie, может его прочитать.

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.