Согласно ст 205 ук рф за терроризм предусмотрено наказание: УК РФ Статья 205.2. Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма

Содержание

Омск – город будущего!. Официальный портал Администрации города Омска

Омск — город будущего!

Город Омск основан в 1716 году. Официально получил статус города в 1782 году. С 1934 года — административный центр Омской области.

Площадь Омска — 566,9 кв. км. Территория города разделена на пять административных округов: Центральный, Советский, Кировский, Ленинский, Октябрьский. Протяженность города Омска вдоль реки Иртыш — около 40 км.

Расстояние от Омска до Москвы — 2 555 км.

Координаты города Омска: 55.00˚ северной широты, 73.24˚ восточной долготы.

Климат Омска — резко континентальный. Зима суровая, продолжительная, с устойчивым снежным покровом. Лето теплое, чаще жаркое. Для весны и осени характерны резкие колебания температуры. Средняя температура самого теплого месяца (июля): +18˚С. Средняя температура самого холодного месяца (января): –19˚С.

Часовой пояс: GMT +6.

Численность населения на 1 января 2020 года составляет 1 154 500 человек.

Плотность населения — 2 036,7 человек на 1 кв. км.

Омск — один из крупнейших городов Западно-Сибирского региона России. Омская область соседствует на западе и севере с Тюменской областью, на востоке – с Томской и Новосибирской областями, на юге и юго-западе — с Республикой Казахстан.

©Фото Б.В. Метцгера

Герб города Омска

Омск — крупный транспортный узел, в котором пересекаются воздушный, речной, железнодорожный, автомобильный и трубопроводный транспортные пути. Расположение на пересечении Транссибирской железнодорожной магистрали с крупной водной артерией (рекой Иртыш), наличие аэропорта обеспечивают динамичное и разностороннее развитие города.

©Фото Алёны Гробовой

Город на слиянии двух рек

В настоящее время Омск — крупнейший промышленный, научный и культурный центр Западной Сибири, обладающий высоким социальным, научным, производственным потенциалом.

©Фото Б.В. Метцгера

Тарские ворота

Сложившаяся структура экономики города определяет Омск как крупный центр обрабатывающей промышленности, основу которой составляют предприятия топливно-энергетических отраслей, химической и нефтехимической промышленности, машиностроения, пищевой промышленности.

©Фото Б.В. Метцгера

Омский нефтезавод

В Омске широко представлены финансовые институты, действуют филиалы всех крупнейших российских банков, а также брокерские, лизинговые и факторинговые компании.

Омск имеет устойчивый имидж инвестиционно привлекательного города. Организации города Омска осуществляют внешнеторговые отношения более чем с 60 странами мира. Наиболее активными торговыми партнерами являются Испания, Казахстан, Нидерланды, Финляндия, Украина, Беларусь.

Город постепенно обретает черты крупного регионального и международного делового центра с крепкими традициями гостеприимства и развитой инфраструктурой обслуживания туризма. Год от года город принимает все больше гостей, растет число как туристических, так и деловых визитов, что в свою очередь стимулирует развитие гостиничного бизнеса.

©Фото Б.В. Метцгера

Серафимо-Алексеевская часовня

Омск — крупный научный и образовательный центр. Выполнением научных разработок и исследований занимаются более 40 организаций, Омский научный центр СО РАН. Высшую школу представляют более 20 вузов, которые славятся высоким уровнем подготовки специалистов самых различных сфер деятельности. Омская высшая школа традиционно считается одной из лучших в России, потому сюда едут учиться со всех концов России, а также из других стран.

©Фото А.Ю. Кудрявцева

Ученица гимназии № 75

Высок культурный потенциал Омска. У омичей и гостей нашего города всегда есть возможность вести насыщенную культурную жизнь, оставаясь в курсе современных тенденций и течений в музыке, искусстве, литературе, моде. Этому способствуют городские библиотеки, музеи, театры, филармония, досуговые центры.

©Фото В.И. Сафонова

Омский государственный академический театр драмы

Насыщена и спортивная жизнь города. Ежегодно в Омске проходит Сибирский международный марафон, комплексная городская спартакиада. Во всем мире известны такие омские спортсмены, как борец Александр Пушница, пловец Роман Слуднов, боксер Алексей Тищенко, гимнастка Ирина Чащина, стрелок Дмитрий Лыкин.

©Фото из архива управления информационной политики Администрации города Омска

Навстречу победе!

Богатые исторические корни, многообразные архитектурные, ремесленные, культурные традиции, широкие возможности для плодотворной деятельности и разнообразного отдыха, атмосфера доброжелательности и гостеприимства, которую создают сами горожане, позволяют говорить о том, что Омск — город открытых возможностей, в котором комфортно жить и работать.

©Фото из архива пресс-службы Ленинского округа

Омск — город будущего!

Объявления

Терроризм – одно из главных угроз человечеству.

Согласно п. 1 ст. 3 Закона о противодействии терроризму под терроризмом понимаются идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий.

В настоящее время Уголовным Кодексом РФ предусмотрено 18 преступлений террористической направленности, основными из которых являются совершение террористического акта (ст. 205 УК РФ), содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК РФ), публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, оправдание публичное оправдание терроризма или пропаганда терроризма (ст. 205.2 УК РФ), прохождение обучение в целях осуществления террористической деятельности (ст. 205.3 УК РФ), организация террористического сообщества и участие в нем (ст. 205.4 УК РФ), организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации (ст. 205.5 УК РФ), захват заложника (ст. 206 УК РФ), несообщение в орган власти о преступлении террористической направленности (ст. 205.6 УК РФ).

Необходимо отметить, что санкции большинства указанных статей предусматривают в качестве самого сурового наказания пожизненное лишение свободы.

Кроме того, федеральным законодателем введена уголовная ответственность за несообщение в орган власти о преступлении террористической направленности. Первый приговор по этой статье   состоялся    6    февраля   2017 года. Так,   Кировский районный суд г. Астрахани вынес приговор Г. за недонесение о факте обучения лица в лагере боевиков на Ближнем Востоке.

Санкция этой статьи предусматривает наказание в виде штрафа, принудительные работы, либо лишение свободы на срок до одного года.

Мотивы преступления могут быть разнообразными. При этом они могут быть связаны не только с политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненавистью или враждой, но и быть обусловлены желанием помочь своему близкому знакомому, другу или страхом мести со стороны членов террористической организации самому виновному или его близким, и на квалификацию не влияют.

                                                                 

                                                    Заместитель прокурора Кичеева Г.В.

Экспертное заключение на пакет законопроектов депутатов Озерова и Яровой по противодействии терроризму

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ
на проекты Федеральных законов «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности»

Настоящее экспертное заключение подготовлено в соответствии с подпунктом «д» пункта 4 и подлежит рассмотрению в соответствии с пунктом 13 Положения о Совете при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (далее — Совет), утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 1 февраля 2011 г. № 120.

Предметом настоящего заключения являются внесенные депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации И.А. Яровой и членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации В.А. Озеровым проекты Федеральных законов «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» (законопроект № 1039101-6) и «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности» (

законопроект № 1039149-6).

При оценке указанных законопроектов Совет исходил из основополагающих положений Конституции Российской Федерации, доктринальных положений конституционного, уголовного, уголовно-процессуального, административного и информационного права, результатов существующих криминологических исследований и сложившейся правоприменительной практики.

Анализируемые законопроекты вносят изменения в Уголовный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 06.03.2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму», Федеральный закон от 31.05.2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации», Федеральный закон от 15.08.96 г. № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» и другие законы с целью совершенствования правового регулирования в сфере противодействия терроризму (установления дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности).

Совет разделяет озабоченность авторов законопроекта наличием существенных угроз национальной безопасности со стороны международного терроризма.   Очевидно,   что сверхзадача   террористов   —   дегуманизация современного общества. Вот почему Совет считает принципиально важным, чтобы для усиления борьбы с терроризмом и экстремизмом использовались исключительно адекватные правовые средства, исключающие необоснованное ограничение прав и свобод человека и гражданина.

1. Часть 1 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 предполагает расширение территориального принципа действия Уголовного кодекса РФ в отношении преступлений, совершенных за пределами Российской Федерации. Помимо закрепленной в действующей ст. 12 УК РФ возможности его применения в отношении россиян и постоянно проживающих в России лиц без гражданства, а также иностранцев и лиц без гражданства, постоянно не проживающих в России и совершивших преступление против Российской Федерации вне ее пределов, предлагается допустить привлечение к уголовной ответственности по УК РФ иностранцев и лиц без гражданства в случаях, когда это предусматривается не только международным договором, но и «иным документом международного характера, содержащим обязательства, признаваемые Российской Федерацией в сфере отношений, регулируемых Уголовным кодексом РФ».

Неконкретность столь неопределенного указания не позволяет установить круг таких документов, что не соответствует принципу точности нормативного регулирования и допускает произвольное распространение уголовно-правовой юрисдикции Российской Федерации на совершенные за ее пределами деяния.

Это чрезмерно расширяет территориальное действие уголовного закона, создаёт риски нарушения Российской Федерацией своих международных обязательств и не соответствует универсальному конституционному и международно-правовому принципу привлечения к уголовной ответственности только на основе закона или международного договора.

Такой подход, противоречащий запрету произвольного привлечения к уголовной ответственности, в пояснительной записке к законопроекту не мотивируется и не имеет никаких объективных оснований.

Поэтому Совет предлагает исключить часть 1 статьи 1 законопроекта № 1039101-6.

2.     Часть 2 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 предусматривает расширение круга преступлений террористической направленности (включая несообщение о преступлении — предлагаемая новая ст. 205-6 УК РФ и участие в незаконных вооруженных формированиях — ст. 208 УК РФ), ответственность за которые, согласно части 2 ст. 20 УК РФ, наступает с 14-летнего возраста.

Уголовная ответственность подростков — это сложнейшая и очень спорная тема: правовое регулирование в этой сфере должно быть детальным, всесторонне обоснованным и исключительно точным.

В пояснительной записке указано, что предлагаемые изменения ликвидируют  имеющийся  законодательный  пробел.  По  мнению  авторов законопроекта, действующий закон не учитывает полное осознание особой общественной опасности таких деяний несовершеннолетним лицом с 14-летнего возраста.

Такая оценка сильно искажает действительность и не согласуется с существующими криминологическими и уголовно-правовыми исследованиями и статистикой.

Во-первых, лица в возрасте от 14 до 16 лет и по ныне действующему законодательству, если они участвуют в подготовке и совершении террористического акта, несут уголовную ответственность и за террористический акт, и за связанные с ним тяжкие последствия, представляющие собой такие самостоятельные составы преступлений, как убийство, умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, умышленное уничтожение или повреждение имущества и иные преступления, ответственность за которые наступает именно с 14-летнего возраста (часть 2 ст. 20 УК РФ в действующей редакции).

Во-вторых, за пределами привлечения к ответственности за указанные тяжкие и средней тяжести деяния законодатель предусмотрел в отношении других деяний террористической направленности уголовную ответственность не с 14, а с 16 лет. Это основано именно на неспособности осознания несовершеннолетним с более раннего возраста в полной мере смысла и значения террористических установок, если и поскольку несовершеннолетнему не вменяются другие тяжкие деяния, ответственность за которые может и должна наступать в более раннем возрасте.

Исходя же из идеи законопроекта об ужесточении ответственности и наказания за преступления террористической направленности, предложение о снижении возраста наступления ответственности за такие деяния для несовершеннолетних в большинстве ситуаций лишено значимого смысла. Согласно положениям главы 14 УК РФ об особенностях назначения наказания несовершеннолетним, в любом случае в качестве максимально возможного для них наказания не допускается наказание более 10 лет лишения свободы,

что и сейчас применимо, например, в рамках других статей УК о тяжких преступлениях.

К тому же, расширение круга преступлений террористической направленности не соответствует правоприменительной практике, свидетельствующей о сокращении таких преступлений.

Так, в 2013 году за теракты, повлекшие смерть двух и более лиц, в России было осуждено 19 человек, то в 2014 году — 9, а в первой половине 2015 года -2. За пособничество терроризму осудили всего 3 человек, а за организацию теракта — ни одного.

По мнению Совета, без надлежащего детального криминологического обоснования недопустимо снижать до 14 лет возраст уголовной ответственности, по крайней мере, за два последние из вышеназванных составов преступления.

Поэтому Совет предлагает исключить часть 2 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 в предложенной редакции.

3. Часть 19 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 вводит в Уголовный кодекс РФ новую статью 205-6 «Несообщение о преступлении».

Установление уголовной ответственности за несообщение о преступлении также представляется неприемлемым.

Авторы проекта не приводят никаких социально-правовых и криминологических оснований такой криминализации. Фактически речь идёт о криминализации бездействия. Исходя из основ теории уголовного права, бездействие уголовно наказуемо в случае, если на лицо возлагается юридическая обязанность действовать, лицо знает об этой обязанности и способно её выполнить.

В российском праве нет юридической обязанности доносить о преступлении, эта обязанность имеет лишь моральный характер, и предлагаемая норма станет единственной в УК РФ, криминализирующей нарушение моральной обязанности. Даже близкая к этому по содержанию ответственность за оставление лица в опасности согласно ст. 125 УК РФ предполагает, как минимум, предшествующее опасное недозволительное поведение виновного, который был обязан оказать помощь или сам поставил потерпевшего в опасное для жизни и здоровья состояние.

Предлагаемая криминализация несообщения в уполномоченные органы власти о достоверно известном готовящемся или совершенном преступлении не обеспечивает четкую определенность признаков состава преступления с точки зрения ни его объекгивной, ни субъективной стороны. На лицо не может возлагаться ответственность за несообщение именно в надлежащий орган; нельзя описать, а значит и определить, когда признается достоверно известным готовящееся или совершенное преступление, какой должна быть степень достоверности, чтобы обязанность сообщить считалась невыполненной.

Столь неопределенное правовое регулирование состава преступления оставляет широкое поле для возможных провокаций и прочих злоупотреблений.

Примечание к предлагаемой статье о недоносительстве, согласно которому ответственность за него, как следует из ст. 51 Конституции РФ, не несут близкие родственники совершившего такое преступление лица, не учитывает тот факт, что чаще всего несообщение связано именно с семейными отношениями. Когда применялась аналогичная норма УК РСФСР 1960 г., за недонесение о преступлении осуждались в большинстве случаев именно родственники. Таким образом, примечание по сути дела сводит к нулю предполагаемую авторами эффективность самой нормы. Кроме того, примечание игнорирует наличие многих других охраняемых законом тайн (например, тайны исповеди, адвокатской тайны, тайны источника информации журналиста и т.д.). Следовательно, введение такого состава преступления как «недонесение о преступлении» нельзя признать ни социально обоснованным ни эффективным.

Более того, криминализация недонесения о преступлениях террористической направленности в силу самого характера запрета, его неопределенности и объективной необоснованности предопределяет и провоцирует произвол в области уголовного преследования за такие деяния. Не говоря уже об антисоциальном, деморализующем значении такого регулирования, о неизбежных его юридических коллизиях с охраной чести, достоинства и деловой репутации, ответственностью за клевету и др. Произвольно выбранным выглядит и перечень преступлений, в связи с которыми предлагается криминализация недонесения.

С учетом изложенного выше Совет предлагает исключить часть 19 статьи 1 законопроекта № 1039101-6.

4.   Части 21-24 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 отменяют все не связанные с лишением свободы виды наказаний по следующим видам составов преступлений: ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти или вражды, а равно унижение человеческого достоинства), ст. 282-1 УК РФ (организация экстремистского сообщества), ст. 282-2 УК РФ (организация деятельности
экстремистской организации), ст. 282-3 УК РФ (финансирование экстремистской деятельности). Виновных в совершении перечисленных преступлений предлагается привлекать к уголовной ответственности строго в виде лишения свободы сроком от 2 до 10 лет.

Совет отмечает, что в настоящее время наиболее распространенным видом наказания по составам преступлений, предусмотренных ст.ст. 282 и 282-2 УК РФ, является штраф, обязательные или исправительные работы, а реальное лишение свободы (даже на небольшой срок) используется редко.

Отмена иных, помимо лишения свободы, наказаний резко и необоснованно ограничивает судей в выборе меры наказания для конкретного обвиняемого. Это сводит к минимуму возможность дифференциации и индивидуализации наказания. При этом, общественная опасность деяний, предусмотренных различными частями названных статей, может существенно различаться.

Поскольку предлагаемые изменения не учитывают правоприменительную практику, и в пояснительной записке отсутствует криминологическое обоснование необходимости резкого усиления уголовной ответственности за совершение преступлений той же общественной опасности, Совет предлагает исключить части 21 — 24 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 как содержащие необоснованные и излишне жесткие санкции.

5.   Частью 25 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 в Уголовный кодекс РФ предполагается ввести статью 282-4 «Содействие экстремистской деятельности».

Состав этой статьи, в частности все описанные в ней формы соучастия, полностью охватывается нормами Общей части УК РФ, регулирующими соучастие в преступлениях, что также применяется при квалификации форм соучастия в деяниях экстремистской направленности.

Включение в Особенную часть УК РФ отдельной статьи о формах соучастия является чрезвычайной мерой. Она была применена до сих пор лишь единожды — только в отношении террористических преступлений, гораздо более опасных, чем почти все преступления экстремистской направленности.

Санкции по предлагаемой статье предусматриваются весьма суровые — от 5 до 8 лет лишения свободы даже в части 1 — без квалифицирующих признаков деяния. Такие санкции не могут быть оправданными, так как по большинству самих преступлений экстремистской направленности наказания установлены не столь суровые (даже с учетом предложений, содержащихся в анализируемом законопроекте).

Поэтому Совет предлагает исключить часть 25 статьи 1 законопроекта № 1039101-6.

6.  Частью 26 статьи 1 законопроекта № 1039101-6 в Уголовный кодекс РФ предлагается ввести статью 361 «Акт международного терроризма».

Дополнение УК РФ статьей 361 об акте международного терроризма полностью дублирует ст. 205 УК РФ, взятую в единстве с ч. 3 ст. 12 УК РФ.

В настоящее время совершение описанных в предлагаемой новой статье действий полностью охватывается диспозицией ст. 205 УК РФ, включающей посягательства на интересы Российской Федерации, её граждан, в том числе за границей, на основании реального принципа действия уголовного закона в пространстве.

Согласно ч. 3 ст. 12 УК РФ «иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации, подлежат уголовной ответственности по настоящему Кодексу в случаях, если преступление направлено против интересов Российской Федерации либо гражданина Российской Федерации или постоянно проживающего в Российской Федерации лица без гражданства…». В случае совершения этого же деяния гражданином Российской Федерации или лицом без гражданства, постоянно проживающим в Российской Федерации, действует общая разрешительная норма ч. 1 ст. 12 УК РФ.

Поэтому Совет предлагает исключить часть 26 статьи 1 законопроекта № 1039101-6.

7.  В части 5 статьи 2 законопроекта № 1039101-6 предлагается внести изменения в часть 5 ст. 165 Уголовно-процессуального кодекса РФ и установить возможность уведомления следователем или дознавателем судьи и прокурора о безотлагательном производстве следственного действия по любым делам не в течение 24 часов, как сейчас, а в течение 3 суток.

Изложенное предложение не соответствует заявленным целям и названию законопроекта, направленным на установление дополнительных мер противодействия терроризму и обеспечения общественной безопасности.

Данная норма УПК РФ действует универсально при расследовании любых преступлений и имеет целью обеспечение судебного контроля и прокурорского надзора за законностью указанных действий органов расследования, ограничивающих конституционные права граждан на охрану достоинства личности, личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни и жилища.

Увеличение срока уведомления надзирающих за законностью расследования органов по своей природе не может служить обеспечению оперативности проведения процессуальных действий, т.к. уведомление осуществляется после их проведения. Не сокращает это и объем работы органов расследования.

Тем более, нельзя рассматривать такое увеличение сроков по всем делам как оправданное необходимостью дополнительных мер противодействия терроризму. Предложение подобных изменений, напротив, свидетельствует о намерениях их авторов существенно ослабить существующие гарантии конституционных прав граждан в ходе уголовного судопроизводства, осложнить проверку законности судом проведенного следственного действия. Тем более, что подтверждение судом его незаконности влечет признание недопустимыми всех полученных при этом доказательств, как это предусмотрено частью 3 ст. 165 УПК РФ.

Предлагаемое изменение Совет считает прямым нарушением части 2 ст. 55 Конституции Российской Федерации, запрещающей принятие законов, умаляющих или отменяющих права и свободы человека и гражданина, достигнутый уровень гарантий которых не может снижаться, а ограничения, допустимые по федеральному закону, не могут преследовать цель избежать судебного контроля за соблюдением прав и свобод.

По мнению Совета, нет никаких оснований для внесения изменений в часть 5 ст. 165 УПК РФ и увеличения срока уведомления прокурора и суда о безотлагательно проведенном следственном действии.

Совет предлагает исключить часть 5 статьи 2 законопроекта № 1039101-6 как несоответствующую ряду положений Конституции Российской Федерации и несоразмерную конституционно значимым целям.

8. В части 6 статьи 2 законопроекта № 1039101-6 и в статьях 7 и 10 законопроекта № 1039149-6 предлагается дополнение статьи 186.1 УПК РФ, предусматривающее возможность получения следователем при расследовании дел о любых преступлениях информации, содержащейся в электронных сообщениях или иных передаваемых по сетям электросвязи сообщениях. Фактически увеличивается срок хранения операторами телефонной связи информации о телефонных звонках и электронных сообщениях с шести месяцев до трех лет до момента вынесения судебного решения об их изъятии. Более того, предписывается хранить и выдавать по законному требованию не только информацию о фактах связи, но и само содержание актов коммуникации, включая письма, сообщения, аудио- и видео-записи, причем задним числом и на срок до трех лет.

Предлагаемая новелла в пояснительной записке также не обосновывается и по изложенным выше основаниям не может быть мотивирована ссылкой на дополнительные меры противодействия терроризму. Впрочем, предлагаемые изменения в ст. 186-1 УПК касаются не только противодействия терроризму и экстремизму, но и расследования любых других преступлений, и представляют собой беспрецедентное покушение на неприкосновенность личной жизни граждан.

Трудно представить, как именно может реализовываться эта новелла. В частности, обязанность сервис-провайдера (например, сервиса электронной почты) хранить содержание коммуникации предполагает, что это хранение должно осуществляться вне зависимости от воли участника коммуникации, например, от его намерения удалить содержание этой коммуникации (например, письмо) с сервера. Это нарушает общепринятые принципы отношений людей с провайдерами соответствующих сервисов, что будет иметь не вполне предсказуемые последствия.

У Совета имеются основания полагать, что конечными выгодоприобретателями от действия предлагаемой нормы окажутся не правоохранительные органы, не государство, а интернет-компании, сделавшие избыточные инвестиции в центры по хранению данных, поскольку практика применения Федерального закона «О персональных данных» не позволила им заполнить достаточного количества серверных стоек.

Кроме того, следует учитывать и вопросы информационной безопасности. Накопление и хранение огромных массивов информации о каждом случае коммуникации в течение трех лет означает, что они не смогут быть надежно защищены от похищения разного рода злоумышленниками. Как мы не раз убеждались, этот риск существует даже в работе наиболее ответственных организаций. В данном же случае речь пойдет о многих тысячах операторах связи. Таким образом, угроза нарушения приватности для всех граждан России резко возрастет.

С учетом изложенного выше Совет предлагает исключить часть 6 статьи 2 законопроекта № 1039101-6 и статьи 7 и 10 законопроекта № 1039149-6.

9. Статья 5 законопроекта № 1039149-6 предусматривает возможность отмены решения о приобретении гражданства Российской Федерации в связи с осуждением лица за совершение преступлений террористической или экстремистской   направленности,   организацию   незаконного   вооруженного формирования или участия в нем, угон воздушного или водного судна либо железнодорожного подвижного состава и др. Данную меру наказания предполагается не применять к россиянам, не имеющим другого гражданства или гарантий на его приобретение.

Таким образом, вводится новый вид уголовного наказания — отмена решения о приобретении российского гражданства. Данный вид наказания за совершение преступления не предусмотрен ст. 44 УК РФ, исчерпывающе перечисляющей все виды уголовных наказаний.

Совет отмечет, что отмена решения о приобретении гражданства по основаниям, не связанным с действительностью указанного решения, безусловно, означает лишение гражданства.

Предлагаемая норма противоречит ч. 3 ст. 6 Конституции Российской Федерации, согласно которой гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его.

Кроме того, она нарушает конституционный принцип равноправия человека и гражданина (ч. 3 ст. 19 Конституции Российской Федерации) в зависимости от наличия гражданства Российской Федерации, а также оснований приобретения гражданства Российской Федерации. Так, согласно законопроекту, лица, принятые в российское гражданство по решению полномочного органа государственной власти, в случае осуждения к наказанию по приговору суда могут быть его лишены в отличие от лиц, признанных гражданами Российской Федерации непосредственно прямым указанием закона (по рождению, по факту проживания на территории Российской Федерации, в порядке регистрации и др.). Также нарушается равноправие россиян, не имеющих другого гражданства, и тех, кто таковое имеет: последних предлагается лишать гражданства Российской Федерации за совершение преступления.

Это, в свою очередь, не соответствует частям 1 и 2 ст. 6 Конституции Российской Федерации, предусматривающим единство и равенство российского гражданства независимо от оснований приобретения, а также равенство прав и свобод всех российских граждан независимо от оснований приобретения гражданства.

Кроме того, статья 5 законопроекта № 1039149-6 не соответствует ни одной из шести предусмотренных частью 3 ст. 55 Конституции Российской Федерации конституционно значимых целей, ради достижения которых федеральным законом допускается ограничение конституционных прав человека и гражданина.

Вызывает недоумение смысл лишения гражданства Российской Федерации лиц, совершивших тяжкие преступления особо опасных категорий, ведь в случае их осуждения к лишению свободы по приговору российского суда они все равно будут отбывать наказание в Российской Федерации. По действующему законодательству наличие или отсутствие российского гражданства никак не влияет на условия отбывания уголовного наказания.

В пояснительной записке к законопроекту отсутствует обоснование предлагаемой нормы данными криминологических исследований относительно того, что совершение преступлений или их профилактика могут зависеть от наличия у лица какого-либо гражданства.

Совет предлагает исключить статью 5 законопроекта № 1039149-6 как сугубо популистскую меру.

10. Статья 9 законопроекта № 1039149-6 предусматривает возможность временного ограничения права гражданина Российской Федерации на выезд из Российской Федерации, если ему объявлялось официальное предостережение о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений террористической направленности или преступлений против мира и безопасности человечества, в течение пяти лет со дня объявления официального предостережения.

Предлагаемая норма законопроекта лишает определенную категорию граждан Российской Федерации их конституционного права свободно выезжать за пределы Российской Федерации (часть 2 ст. 6 Конституции Российской Федерации). Если запрет вводится в целях защиты определенных конституционно значимых ценностей (предусмотренных ст. 55 Конституции Российской Федерации), то совершенно непонятно, как такой запрет может повысить безопасность государства. Представляется логичным, напротив, способствовать тому, чтобы лица, чья деятельность является нежелательной, пребывали за пределами нашей страны, а не на ее территории. Разумеется, речь не может идти ни о лишении гражданства, ни о принуждении гражданина покинуть свою Родину.

Неприемлемость предлагаемой новеллы следует также из правовой природы самого предостережения, как меры сугубо профилактической, внесудебной и не порождающей никаких правовых последствий.

Во-первых, из текста законопроекта невозможно понять, о каком конкретно виде предостережений идет речь, поскольку действующее законодательство предусматривает возможность объявления предостережений различными государственными органами и по различным основаниям: а) «о недопустимости нарушения закона» (ст. 25.1 Закона РФ «О прокуратуре Российской Федерации»), б) «о недопустимости осуществления экстремистской деятельности» (ст. 6 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности»), в) «о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности» (ст. 13.1 Федерального закона «О федеральной службе безопасности») и т.д.

Во-вторых, объявление предостережения вовсе не означает, что гражданин   совершил   какое-либо   преступление   или   административное правонарушение. В приказе ФСБ России от 2 ноября 2010 г. № 544 «Об объявлении органами Федеральной службы безопасности официального предостережения о недопустимости действий, создающих условия для совершения преступлений, дознание и предварительное следствие по которым отнесено законодательством Российской Федерации к ведению органов федеральной службы безопасности», указано, что официальное предостережение может объявляться физическому лицу «при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности». Основанием для объявления официального предостережения являются действия, проявляющие «намерения совершить определенное преступление при отсутствии признаков приготовления к преступлению или покушения на преступление» или образующие «приготовление к преступлениям небольшой и средней тяжести либо непосредственно направленных на совершение таких преступлений при отсутствии признаков покушения».

Сам по себе факт объявления официального предостережения никаких правовых последствий не порождает и конституционные права гражданина не ограничивает. Напротив, запрет покидать территорию Российской Федерации ограничивает конституционное право гражданина на свободу передвижения. Таким образом, в данном случае предостережение, являющееся профилактической мерой, предлагается использовать в качестве меры наказания и средства ограничения конституционного права гражданина.

Обратим внимание также на то, что авторы законопроекта предлагают распространить ограничение свободы передвижения на лиц, которым было объявлено официальное предостережение «о недопустимости действий, создающих условия для совершения» преступления, предусмотренного ст. 205-2 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма»).

Отмечая опасность пропаганды терроризма, Совет обращает внимание на недостаточную правовую определенность диспозиции данной статьи, в результате чего проектируемая норма может стать недопустимым средством неправовой расправы с неугодными людьми, в действительности не представляющими никакой общественной опасности.

Изложенные выше соображения отчасти применимы и к запрету покидать территорию Российской Федерации лицам, имеющим неснятую или непогашенную судимость по ряду преступлений, особенно — преступлений экстремистской направленности, являющихся сейчас, судя по практике правоприменения, в большинстве случаев не тяжкими.

Совет предлагает исключить статью 9 законопроекта № 1039149-6.

11. Предлагаемые законопроекты в части, относящейся к УК РФ и УПК РФ, отличаются ярко выраженной установкой на ужесточение наказания как на основной метод противодействия терроризму и экстремизму. Такая установка противоречит     данным     криминологии     и     наблюдаемой     практике правоприменения и не способствует достижению цели снижения террористической и экстремистской угрозы. Поэтому Совет полагает необходимым пересмотреть данные законопроекты в целом.

Настоящее экспертное заключение одобрено Советом при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека путем заочного голосования 18 апреля 2016 г.

ретроспективный анализ и вопросы совершенствования – тема научной статьи по праву читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

в

Ш©Т1Н][Щ[К Кочои С. М.

УНИВЕРСИТЕТА Законодательство об ответственность за террористический акт:

имени o.e. кут-афина(мгюА) ретроспективный анализ и вопросы совершенствования

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ЗА ТЕРРОРИСТИЧЕСКИЙ АКТ: РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ АНАЛИЗ И ВОПРОСЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ1

В статье рассматриваются основные этапы развития законодательства об ответственности за террористический акт (терроризм). Отмечаются отдельные недостатки современного российского законодательства об ответственности за данное преступление.

Ключевые слова: терроризм, террористический акт, мотив, цель, наказание.

В уголовном законодательстве России понятие «терроризм» («террористический акт») на протяжении длительного времени отсутствовало. Например, Уголовное уложение Российской империи 1903 г (ст. 99, глава третья «О бунте против верховной власти и о преступных деяниях против священной особы императора и членов императорского дома») избегало этого термина даже при описании состава посягательства на жизнь «священной особы царствующего императора, императрицы или наследника престола»2.

Указанный пробел частично был устранен с введением в действие в 1922 г. УК РСФСР3. Раздел 1 «О контрреволюционных преступлениях» главы 1 «Государственные преступления» (ст. 64) предусматривал высшую меру наказания за «участие в выполнении в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей Советской власти или деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций». Однако никакой дефиниции понятия «террористический акт» УК не содержал.

Не было ее и в УК РСФСР 1926 г., ст. 58.8 которого предусматривала ответственность не только за участие в выполнении таких актов, но и за их совершение. При этом «контрреволюционная цель» хотя и не упоминалась в качестве обязательного признака теракта, последний был включен в раздел 1 «Контр-

Самвел

Мамадович

КОЧОИ,

доктор

юридических наук, профессор, профессор кафедры уголовного права Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

Работа проводилась при финансовой поддержке Министерства образования и науки РФ за счет средств государственного задания на выполнение НИР по проекту 2280.

Заметим, что в литературе годом рождения русского терроризма считается 1878-й, когда накануне суда над народниками Вера Засулич выстрелила в губернатора Санкт-Петербурга генерала Трепова. См. об этом: Галахов С. С. Криминальные взрывы. Основы оперативно-розыскной деятельности по борьбе с преступлениями террористического характера. М., 2002. С. 9—19.

Правда, еще раньше один из Декретов Совета Народных Комиссаров РСФСР (от 5 сентября 1918 г.) назывался «О красном терроре». Определения последнего Декрет не содержал, а сам террор был назван способом «обеспечения тыла» (в деятельности ВЧК).

Ш >

Л □

I

«0 >

£

m

н □

□римтнтния

>

© С. М. Кочои, 2015

2

3

130 ЗАКОН И ПРАКТИКА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ [¡Зу.

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

революционные преступления» (глава первая Особенной части «Преступления государственные»). В силу международной солидарности интересов трудящихся действия, направленные «на всякое другое государство трудящихся, хотя бы и не входящее в Союз ССР», также признавались контрреволюционными (ст. 58.1 УК РСФСР в редакции от 6 июня 1927 г). Поэтому потерпевшим от теракта мог быть не только представитель Советской власти или деятель революционных рабочих и крестьянских организаций, но и представитель иного государства трудящихся. Кроме того, действовавшая тогда уголовно-правовая норма об аналогии позволяла квалифицировать как террористический акт посягательство на жизнь представителя также любого другого иностранного государства4.

УК РСФСР 1960 г. сохранил понятие «террористический акт» и даже предложил два его определения. Дело в том, что ответственность за рассматриваемое преступление была установлена сразу в двух статьях главы первой Особенной части «Государственные преступления» УК РСФСР: ст. 66 «Террористический акт» и ст. 67 «Террористический акт против представителя иностранного государства». Статьи входили в раздел 1 «Особо опасные государственные преступления». И по той, и по другой статье наказывались убийство или тяжкое телесное повреждение. Потерпевшим в первом случае был государственный или общественный деятель либо представитель власти, во втором — представитель иностранного государства. В первой из названных статей обязательным признаком террористического акта была цель «подрыва или ослабления Советской власти», во второй — цель «провокации войны или международных осложнений».

Федеральным законом от 01.07.1994 № 10-ФЗ в ст. 66 УК РСФСР «антисоветская цель» была заменена на «политический мотив». Кроме того, этим же законом в главу «Преступления против общественной безопасности, общественного порядка и здоровья населения» УК РСФСР введено понятие «терроризм», определение которого было предложено в ст. 213.3 (ч. 1): «Совершение в целях нарушения общественной безопасности либо воздействия на принятие решений органами власти взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба, а равно наступления иных тяжких последствий». Само наступление указанных выше последствий делал состав терроризма квалифицированным (ч. 2 и 3 ст. 213.3 УК РСФСР). Также была введена ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст. 213.4 УК РСФСР).

В процессе обсуждения проекта нового Уголовного кодекса было предложено несколько вариантов редакций норм, предусматривающих ответственность за террористические преступления.3 1

I -У именио.Е.кутаФина(мгюА) ретроспективный анализ и вопросы совершенствования

сти, устрашения населения либо воздействия на принятие решений органами власти»5. Другой проект УК (глава « Преступления против государства») содержал норму о террористических действиях, под которыми понимались «совершение взрывов, поджогов или иных общеопасных действий в целях дестабилизации обстановки или воздействия на принятие решений государственными органами»6.

Оба проекта избегали использования термина «террористический акт» (хотя первый из вышеназванных содержал норму также об убийстве Президента РФ). В еще одном проекте не было норм ни о терроризме, ни о террористическом акте7.

В принятый в 1996 г. УК РФ вошли статьи о терроризме, заведомо ложном сообщении об акте терроризма и террористическом акте (ст. 205, 207 и 277). Первые две включены в главу 24 «Преступления против общественной безопасности» (раздел !Х «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка»), третья — в главу 29 «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства» (раздел Х «Преступления против государственной власти»).

Первоначально статья 205 УК РФ определяла терроризм как «совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». Таким образом, по сравнению с УК РСФСР 1960 г., УК РФ расширил понятие терроризма, включив в него также угрозу совершения запрещенных законом действий. Одновременно УК РФ к двум целям терроризма добавил еще одну — цель устрашения населения. Наступление тяжких последствий, как и наличие ряда других обстоятельств, признавались квалифицирующим признаком терроризма.

Наряду с понятием «терроризм», УК РФ (ст. 277) сохранял также понятие «террористический акт», под которым понималось посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, совершенное в целях прекращения его государственной или иной политической деятельности либо из мести за такую деятельность.

Федеральным законом от 27.07.2006 № 153-ФЗ в ст. 205 УК РФ понятие «терроризм» заменено на «террористический акт» (одновременно из ст. 277 были исключены слова «террористический акт»), под которым понимается А

«совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население

Л

и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воз- ^

А

5 Уголовный кодекс Российской Федерации (Особенная часть). Проект Министерства К юстиции РФ и Государственно-правового управления Президента РФ. М., 1994 ; Уголовный кодекс Российской Федерации. Проект // Российская газета. 1995. 1 февраля. К

6 Проект Уголовного кодекса России // Юридический вестник. 1992. № 20. е

7 Новый Уголовный кодекс (Проект) // Спецвыпуск журнала «Закон» — приложения к О газете «Известия».

ПРИМЕНЕНИЯ

7/2015

>

32 ЗАКОН И ПРАКТИКА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ [¡Зу.

Шш|

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

действия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях». Таким образом, предусмотренный ст. 205 УК РФ теракт, в отличие от терроризма, предусмотренного предыдущей редакцией этой же статьи, говорит о действиях не только создающих опасность (гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий), но и устрашающих население. Соответственно, устрашение населения уже не является целью рассматриваемого преступления (как и цель нарушения общественной безопасности). Единственная цель теракта заключается теперь в воздействии на принятие решения как органами власти, так и международными организациями.

Федеральным законом от 05.05.2014 № 130-ФЗ цель « воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями» заменена на цели «дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений».

Кроме признаков основного состава, менялись также признаки квалифицированного и особо квалифицированного составов преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ. Так, Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ из числа квалифицирующих признаков терроризма (ч. 2 ст. 205 УК РФ) исключена неоднократность, а Федеральным законом от 30.12.2008 № 321-ФЗ — признак «с применением огнестрельного оружия» (ч. 2 ст. 205 УК РФ). Последний же закон новыми признаками квалифицированного состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 205 УК РФ, назвал совершение теракта группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. «а»), наступление по неосторожности смерти человека (п. «б») и причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий (п. «в»). Следует отметить, что все перечисленные признаки, кроме совершения теракта группой лиц по предварительному сговору и причинения значительного имущественного ущерба, ранее были признаками особо квалифицированного состава, предусмотренного ч. 3 ст. 205 УК РФ.

Федеральный закон от 09.02.1999 № 26-ФЗ к особо квалифицирующим признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 205 УК (п. «а»), отнес деяния, сопряженные «с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения». Вышеупомянутым Федеральным законом от 30.12.2008 № 321-ФЗ в качестве второго признака особо квалифицированного состава установлено умышленное причинение смерти человеку (п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ).

Из решений законодателя о перемещении признаков из одной части ст. 205 УК РФ в другую сомнение у нас вызывает отнесение теракта, совершенного организованной группой, ранее признаваемого особо квалифицирующим признаком, к квалифицирующим признакам данного преступления. Согласно положениям Общей части УК РФ (ст. 35), преступление, совершенное организованной группой, обладает большей степенью опасности, чем преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Данное положение находит подтверждение также во многих статях Особенной части (ст. 126, 158, 171.2, 200.2, 263.1 и др.). Поэтому было бы разумно дифференцировать ответственность за

//1 УНИВЕРСИТЕТА Законодательство об ответственность за террористический акт:

I -У именио.Е.кутаФина(мгюА) ретроспективный анализ и вопросы совершенствования

террористический акт, совершенный несколькими лицами, признав более опасным теракт в составе организованной группы.

После принятия Федерального закона от 24.11.2014 № 370-ФЗ, усиливающего ответственность за преступления, связанные с незаконным оборотом оружия, взрывчатых веществ и взрывных устройств, возникают также сомнения по поводу целесообразности исключения совершения преступления с использованием огнестрельного оружия из числа квалифицирующих теракт признаков. Возможно, теперь имеет смысл придать использованию при совершении теракта, например, взрывчатых веществ и взрывных устройств значение одного из квалифицирующих признаков8.

Однако наибольшие споры вызывает «изобретение» признака, предусмотренного п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ. По сути, в ч. 3 ст. 205 УК РФ произошло объединение двух самостоятельных преступлений (убийства и теракта) в одно преступление, причем подобное объединение с таким же успехом могло произойти и на уровне ч. 2 ст. 105 УК РФ. Объединение, фактически приведшее к поглощению убийства терактом, получило подтверждение со стороны высшей судебной инстанции: Пленум Верховного Суда РФ согласен, что «если террористический акт повлек умышленное причинение смерти человеку (либо двум и более лицам), содеянное охватывается п. «б» ч. 3 ст. 205 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 105 УК РФ не требует» (п. 9 постановления от 09.02.2012 № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»). Полагаем, что такое поглощение не отражает действительную степень общественной опасности содеянного виновным, несмотря на всю строгость санкции, предусмотренной ч. 3 ст. 205 УК РФ. Квалификация совершенных преступлений по совокупности нам представляется наиболее правильным в таких случаях решением.

В последние годы наказание за преступление, предусмотренное ст. 205 УК РФ, неуклонно ужесточалось. В частности, Федеральным законом от 21.07.2004 № 74-ФЗ введено пожизненное лишение свободы в случае его совершения при наличии особо квалифицирующих признаков (ч. 3 ст. 205 УК РФ). Если до приятия данного закона терроризм, предусмотренный ч. 1 ст. 205 УК РФ, относился к тяжким преступлениям, а терроризм, предусмотренный ч. 2 и 3 ст. 205 УК РФ, — к особо тяжким преступлениям, то с его принятием все виды терроризма (террористического акта) отнесены к особо тяжким преступлениям. Соответственно, наказуемы не только приготовление к преступлениям, предусмотренным ч. 1—3 ст. 205 УК РФ, но и их укрывательство.

Упомянутым ранее Федеральным законом от 05.05.2014 № 130-ФЗ внесе- А ны изменения в УК РФ, приведшие к повышению максимального срока лишения О свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений и совокупности приговоров за преступления террористического характера. шения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных, например, ст. 205 УК р

РФ, при частичном или полном сложении сроков лишения свободы при назначении наказаний по совокупности преступлений максимальный срок лишения свободы не может быть более 30 лет, а по совокупности приговоров — более 35

> А

—гп

8 Следует заметить, что в уголовном законодательстве ряда зарубежных государств О

(например Республики Корея) наказуем именно «бомбовый» терроризм. ПРИМЕНЕНИЯ

7/2015

>

134 ЗАКОН И ПРАКТИКА ЕГО ПРИМЕНЕНИЯ [¡Зу

Шш|

ЕСТНИК

УНИВЕРСИТЕТА

имени О.Е. Кутафина (МГЮА)

лет (ч. 5 ст. 56 УК РФ). Лицам, виновным в совершении данного преступления, не может быть назначено наказание ниже низшего предела, предусмотренного указанной статьей, или назначен более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, либо не применен дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного (ч. 3 ст. 64 УК РФ). Таким лицам не может быть назначено условное осуждение (п. «а.1» ч. 1 ст. 73 УК РФ), а также к ним не применяются сроки давности (ч. 5 ст. 78, ч. 4 ст. 83 УК РФ) и отсрочка отбывания наказания (ч. 1 ст. 82 УК РФ)9.

Очевидно, само ужесточение наказания имеет свои объективные пределы. В этом смысле вряд ли можно считать разумными сроки лишения свободы от 15 до 20 лет за террористический акт (ч. 3 ст. 205 УК РФ), когда за убийство при отягчающих обстоятельствах, в том числе двух или более лиц, может быть назначено лишение свободы на срок всего от 8 до 20 лет (ч. 2 ст. 105 УК РФ). Поэтому если, например, ужесточается наказание за террористический акт, то должно быть ужесточено наказание также за убийство. Иначе искажается иерархия ценностей, охраняемая уголовным законом.

9 Еще более строгие наказания содержит проект Федерального закона № 693908-6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части усиления ответственности за совершение преступления против общественной безопасности», который внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ парламентом Чеченской Республики. Так, в санкции ч. 3 ст. 205 УК РФ предлагается наказание в виде лишения свободы на срок от 20 до 25 лет «с конфискацией имущества, арестом банковского счета с изъятием денежных средств, лишением специального, воинского или почетного звания, классного чина, государственных наград и права на государственное социальное обеспечение» (текст по состоянию на 12.01.2015). Еще один проект (№ 550993-6 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» в ред., внесенной в Государственную Думу Федерального Собрания РФ, текст по состоянию на 20.06.2014) предлагает после слов «пожизненным лишением свободы» указать слова «без права на условно-досрочное освобождение от отбывания наказания или без лишения этого права».

Юридическая клиника ЮИ ИГУ

М.А. Сутурин

доцент кафедры уголовного права Юридического института ИГУ, канд. юрид. наук

С.В. Канунникова

студентка 1-го курса магистерской подготовки

Юридического института ИГУ

 

 

ОБЗОР 

проблем отграничения заведомо ложного сообщения об акте терроризма от иных смежных составов

 

Ложное сообщение об акте терроризма травмирует людей в той же степени, как и правдивое. Такие сообщения зачастую вызывают необходимость эвакуации из помещений людей, приостанавливают трудовые процессы, ведут к прекращению работы транспорта, учебы в школах, вузах, порождают материальные и трудовые издержки. Данная категория преступления не подвергалась глубокому анализу и не была объектом самостоятельных диссертационных исследований, и именно поэтому требует особого внимания.

Немаловажное значение в исследовании применения нормы об уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма имеет его отграничение от смежных составов. Кроме того, следует иметь в виду недостаточный опыт применения и изученности нормы об уголовной ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма.

В теории уголовного права, как известно, под смежными составами преступлений понимаются такие составы, в которых встречается достаточное количество общих объективных и субъективных признаков.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма тесно примыкает к террористическому акту. Данные составы в Уголовном Кодексе Российской Федерации расположены в одном разделе и в одной главе, родовой и видовой объекты данных составов совпадают. Это порождает определенные трудности при квалификации преступлений.

Ч. 1 ст. 205 УК РФ гласит: «Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях…». Таким образом, объективно террористический акт может выражаться в виде угрозы совершения вышеуказанных действий.

Первым основанием отграничения угрозы террористическим актом от заведомо ложного сообщения об акте терроризма служат признаки объективной стороны преступления.Угроза означает выражение виновным намерения совершить взрыв, поджог или иные общественно опасные действия. Угроза совершения взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий (ч. 1 ст. 205 УК РФ), может быть выражена различными способами (например, устное высказывание, публикация в печати, распространение с использованием радио, телевидения или иных средств массовой информации, а также информационно-телекоммуникационных сетей). По своему содержанию угроза должна быть реальной, т.е. обладать действительной способностью вызвать у людей обоснованное опасение в ее осуществимости.Реальность угрозы определяется в каждом конкретном случае с учетом места, времени, орудий, средств, способа совершения преступления и других обстоятельств дела (данных о количестве людей, находившихся в районе места взрыва, о мощности и поражающей способности использованного взрывного устройства и т.п.).Сама угроза может выражаться не только в высказывании намерения совершать террористический акт (в сообщении), но и в различных действиях, подтверждающих реальность этой угрозы (демонстрация взрывного устройства и т.п.). Хотя заведомо ложное сообщение об акте терроризма также может быть воспринято адресатом сообщения как реальное (реально угрожающее), данный признак для квалификации деяния по ст. 207 УК РФ значения не имеет.

Реальность угрозы можно проиллюстрировать следующим случаем из судебной практики.

Ш. обоснованно был осужден за совершение угрозы террористическим актом.  В августе 2002 года Ш., являющийся жителем г. Ижевска, решил под угрозой совершения акта терроризма выдвинуть политические требования и оказать воздействие на их принятие органами политической власти России. В этих целях он написал письмо с требованиями на имя Президента России, а для достоверности спланированных действий по реализации задуманной угрозы приобрел в магазине г. Ижевска массогабаритный макет автомата Калашникова и с помощью электропроводов, включателя и мешков с цементом изготовил муляж взрывного устройства, поместив его в грузовую автомашину «Газель». 22 августа 2002 года на указанной автомашине из г. Ижевска Ш. приехал в г. Москву, проследовал на ней к дому 2 по ул. Большая Лубянка, где в 13 часов 35 минут, продемонстрировав дежурившему там сотруднику милиции макет автомата Калашникова, заявил о наличии в машине взрывного устройства и под угрозой его взрыва потребовал для предъявления своих требований личной встречи с Президентом Российской Федерации. Находившиеся в руках Ш. макет автомата Калашникова и пульт взрывного устройства были восприняты сотрудником милиции и другими представителями правоохранительных органов как настоящее оружие.

В данном примере реальность угрозы ещё подтверждается и демонстрацией макета огнестрельного оружия и пульта взрывного устройства, воспринимаемых как настоящие сотрудником милиции и другими представителями правоохранительных органов.

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма предполагает отсутствие у лица не только реальной возможности причинения вреда путем совершения взрыва, поджога и т.д., но и отсутствие намерения совершить указанные действия. Угроза, предусмотренная ч. 1 ст. 205 УК РФ, носит реальный характер, виновный не только намеревается привести ее в исполнение, но и имеет реальную возможность её осуществить.

Зачастую на практике ошибочно квалифицируют деяние по ч. 1 ст. 205 УК РФ, поскольку реальность угрозы трудно определить без тщательного расследования. Примером тому может служить следующий случай.

Волгоградским областным судом С. обоснованно был осужден за совершение заведомо ложного сообщения о готовящемся взрыве, создающем опасность гибели людей. С. осуществил доступ с персонального компьютера через сеть Интернет к порталу Президента РФ, расположенному по сетевому адресу: http //www.kremlin.ru где c помощью специальной формы указанного сайта создал и отправил электронное обращение в адрес Президента РФ. В указанном обращении С. указал о длительном неисполнении судебного решения суда Волгоградской области от 28 ноября 2007г. о внеочередном предоставлении жилья ему и его сыну администрацией городского округа, высказав Президенту РФ просьбу оказать содействие в принятии мер по исполнению вышеуказанного решения суда. Кроме того, в указанном обращении С. высказал угрозу произвести взрыв в одном из учреждений органов власти: прокуратуре, суде, администрации или службе судебных приставов путем подрыва себя и сына взрывчаткой, в случае отказа в обеспечении их жильем в течение одного месяца после указанного обращения; при этом С. не имел реальных намерений осуществить данную угрозу, тем самым осуществил заведомо ложное сообщение о готовящемся террористическом акте, создающем опасность гибели людей.

В данном случае суд исходил из предъявленного С. органами предварительного следствия обвинения, с учетом позиции государственного обвинителя, просившей переквалифицировать содеянное с ч. 1 ст. 205 УК РФ на ст. 207 УК РФ, квалифицировав содеянное как заведомо ложное сообщение о готовящемся взрыве, создающем опасность гибели людей и наступления иных общественно-опасных последствий.

Второе основание отграничения угрозы террористическим актом от заведомо ложного сообщения об акте терроризма составляют признаки субъективной стороны преступного деяния. Террористический акт (в том числе в форме угрозы) совершается с прямым умыслом при обязательном наличии хотя бы одной из следующих целей: 1) оказание воздействия на принятие решения органами власти; 2) дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций .

 

Пленум Верховного Суда разъясняет, что совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, а равно угроза совершения указанных действий квалифицируются как террористический акт (ст. 205 УК РФ) только при наличии у лица цели воздействия на принятие решений органами власти или международными организациями.

Следует иметь в виду, что указанное воздействие может выражаться в побуждении соответствующих субъектов к совершению определенных действий либо к воздержанию от их совершения (например, в требовании освободить участников террористической организации, содержащихся в исправительных учреждениях) . Таким образом, отсутствие указанных целей исключает уголовную ответственность за террористический акт.

 

Цель заведомо ложного сообщения об акте терроризма отражает направленность умысла – введение в заблуждение лиц, которым адресовано сообщение. Цели, которые преследует субъект, могут быть самыми различными (например, стремление сорвать проведение занятий в учебном заведении, помешать конкурентам получить прибыль, воспрепятствовать нормальной работе каких-либо предприятий, учреждений или организаций, запугать конкретных людей, не опоздать на авиарейс, сорвать проведение массового мероприятия и т.д.) .

 

Так, Е., будучи в состоянии алкогольного опьянения, заведомо осознавая, что сообщаемые им сведения не соответствуют действительности, но предполагают опасность гибели людей и разрушения здания, желая дестабилизировать деятельность кафе, путем привлечения по его ложному сообщению сил и средств экстренных служб и правоохранительных органов, с принадлежащего ему сотового телефона марки «Texet» с сим — картой абонентского номера, зарегистрированного на его имя, позвонил на пульт оператора службы «112», и имея умысел на сообщение заведомо ложных сведений о месте, времени готовящегося акта терроризма, заведомо ложно сообщил об акте терроризма, а именно о намерении взорвать здание кафе, тем самым, дестабилизировал деятельность учреждения, посеяв панику среди его посетителей. По сообщению о готовящемся взрыве, в нарушение нормального функционирования государственно-властных институтов, были отвлечены от выполнения текущих задач и задействованы силы и средства органов охраны правопорядка, а так же специальные службы, призванные оказывать в чрезвычайных ситуациях помощь населению в нарушение прав и охраняемых законом интересов граждан. В ходе проверки было установлено, что сообщение о готовящемся взрыве является ложным .

 

Таким образом, для квалификации содеянного по ст. 207 УК РФ, достаточно доказать направленность умысла лица, совершившего преступление — введение в заблуждение лиц, которым адресовано сообщение. Заведомо ложное сообщение не сопровождается и специальной целью воздействовать на принятие решения органами власти или международными организациями. В диспозиции ст. 207 не только не упоминается такая цель, но не используется и термин «террористический акт». Поэтому под комментируемую статью УК подпадают заведомо ложные сообщения о якобы готовящихся взрыве, поджоге или иных общеопасных действиях независимо от того, с какой целью они совершаются .  

 

Именно по анализу этих признаков, разграничивающих преступления, предусмотренные ст. 207 УК РФ и ст. 205 УК РФ, в части выражения угроз можно дать правильную квалификацию по каждому из них в случае возникновения трудностей.

 

Заведомо ложное сообщение об акте терроризма тесно примыкает к хулиганству (ст. 213 УК РФ). Последнее также посягает на общественный порядок и имеет тот же мотив, что и ложное сообщение об акте терроризма. Отличаются они характером действий. Хулиганство состоит в действиях, сопряженных с применением насилия к гражданам или угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества. При хулиганстве насилие обычно проявляется в нанесении ударов, избиении, причинении легкого вреда здоровью, связывании. Угроза насилием выражается в обещании причинить физический вред потерпевшему. Уничтожение чужого имущества – это приведение его в полную негодность, например, сожжение. Повреждение имущества предполагает приведение его в такое состояние, при котором использование по назначению без ремонта невозможно .

 

Для хулиганства, таким образом, характерно физическое воздействие на человека и предметы материального мира с причинением им вреда. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма содержит лишь угрозу причинения им вреда, да и то ложную. Уголовная ответственность за хулиганство (по ч. 1 ст. 213 УК РФ) наступает с 16 лет, а за заведомо ложное сообщение об акте терроризма, как отмечалось, — с 14 лет.

Отграничение заведомо ложного сообщения об акте терроризма (ст.  207 УК РФ) от заведомо ложного доноса (ст.  306 УК РФ)  можно провести по следующим основаниям. Во-первых, данные составы различны по объекту. Родовой объект ст. 207 УК РФ, как уже было сказано ранее,  – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности и общественного порядка или иначе общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в широком смысле слова. Родовым объектом ст. 306 УК РФ являются общественные отношения в сфере обеспечения стабильности и нормального функционирования государственной власти. Видовой объект заведомо ложного сообщения об акте терроризма и заведомо ложного доноса также не совпадает. В ст. 207 УК РФ – это общественные отношения в сфере обеспечения общественной безопасности в узком смысле слова, а в ст. 306 УК РФ видовым объектом выступают общественные отношения в сфере обеспечения осуществления правосудия. Различен и основной непосредственный объект исследуемых составов преступлений. В заведомо ложном сообщении об акте терроризма основным непосредственным объектом выступают общественные отношения в сфере обеспечения общей общественной безопасности, а основной непосредственный объект заведомо ложного доноса – это общественные отношения в сфере обеспечения нормальной деятельности органов предварительного расследования и суда. Во-вторых, отграничить заведомо ложное сообщение об акте терроризма от заведомо ложного доноса можно по объективной стороне. Если объективная сторона ст. 207 УК РФ заключается в заведомо ложном сообщении о готовящихся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, то объективная сторона ч.1 ст. 306 УК РФ выражается в заведомо ложном доносе  о совершении преступления. В-третьих, рассматриваемые составы различны по возрасту привлечения к уголовной ответственности. За заведомо ложное сообщение об акте терроризма лицо привлекается к уголовной ответственности с 14 лет, в то время как за заведомо ложный донос лицо несет уголовную ответственность с 16 лет.Таким образом, заведомо ложное сообщение об акте терроризма должно содержать сведения именно о готовящихся действиях террористического характера, а не о любом преступном деянии. Именно по данному основанию следует отграничивать заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст.207 УК РФ) от заведомо ложного доноса (ст.306 УК РФ) .

 

В литературе существует позиция, если сообщение содержит заведомо ложную информацию не только о готовящемся акте терроризма, но и о конкретном лице, якобы совершающем указанные действия, то содеянное в зависимости от умысла  виновного требует дополнительной квалификации, например, по  306 УК.

По мнению В.Л. Кудрявцева, подобная позиция не основана на законе по следующим причинам. Ст. 207 УК РФ «Заведомо ложное сообщение об акте терроризма» является специальной нормой по отношению к общей норме, то есть к ст. 306 УК РФ «Заведомо ложный донос». Согласно ч. 3 ст. 17 УК РФ, «Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме». Тем самым в выше приводимом примере совокупность преступлений отсутствует, а уголовная ответственность наступает только по ст. 207 УК РФ. Если заведомо ложное сообщение связано не с готовящимся актом терроризма, когда деяние квалифицируется по ст. 207 УК РФ, а уже с совершённом актом терроризма и подобное сообщение поступает в правоохранительные органы, то действия виновного следует квалифицировать по ч. 1 ст. 306 УК РФ, если же ещё при этом и называется конкретное лицо, совершившее террористический акт, то действия виновного надо квалифицировать по ч. 2 ст. 306 УК РФ. Мы не согласны с указанной позицией, поддерживая мнение большинства ученых о том, что если лицом было сделано заведомо ложное сообщение о причастности к подготовке акта терроризма конкретных лиц, то данное деяние следует квалифицировать по совокупности с заведомо ложным доносом. Показательным в этой связи является следующий случай.

Так, Буйнакским районным федеральным судом Республики Дагестан М. был признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.306 и ст. 207 УК РФ. М. 19 июля 2011 г., примерно в 18 часов 50 минут, находясь на территории строящейся конюшни, расположенной на окраине с. Такалай, Буйнакского района, со своего мобильного телефона модель «Нокия-1202» с абонентским номером сотовой сети «Билайн» №, позвонил в дежурную часть управления МВД России по г.Махачкала на номер «020», в телефонном разговоре с оператором дежурной части УМВД России по г. Махачкала Карповой Н.В. сообщил заведомо ложные сведения о совершении в отношении него приверженцами религиозного течения «Вахабизм» преступлений, а именно о том, что его похитили в г.Махачкала, привезли в г. Буйнакск, где удерживают в полуподвальном помещении, из окна которого просматривается двор, во дворе вооруженные люди и лошади, а также о том, что на него надели «пояс шахида» (смертника) и хотят отправить в г. Махачкала для совершения террористического акта.

К заведомо ложному сообщению об акте терроризма тесно примыкает и угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст.119 УК РФ). В последнем случае угроза носит реальный характер, хотя чаще всего виновный не намеревается привести ее в исполнение. Ложное же сообщение об акте терроризма полностью исключает приведение угрозы в исполнение. Если же за выражением угрозы убийством и т.п. следуют какие-то действия по ее реализации, например, виновный бросается за оружием, берет в руки нож, палку, камень, веревку, то налицо уже другое преступление – приготовление к убийству или причинению тяжкого вреда здоровью, а в некоторых случаях – покушение на совершение преступления. Различаются указанные преступления тем, что ложное сообщение об акте терроризма совершается анонимно. Угроза убийством – открытое преступление. Первое направлено на запугивание больших масс людей, второе – конкретного человека. Различны и мотивы: у заведомо ложного сообщения об акте терроризма мотивом являются хулиганские побуждения, а при угрозе убийством – личные: месть, ревность, зависть и т.п.

 

Таким образом, можно сделать вывод о необходимости уделять судами больше внимания оценке, представленным доказательствам и фактическим обстоятельствам дела для правильной квалификации содеянного.



Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ // Собр. законодательства РФ. 1996. N 25. Ст. 2954.

О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности : Постановление Пленума Верховного Суда от 09 февраля 2012 г. N 1 // Рос. газ. 2012. N 35.

Терроризм в современном мире / под ред. Ю.М. Антонян. М., 2008. С. 279.

О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности : Постановление Пленума Верховного Суда от 09 февраля 2012 г. N 1 // Рос. газ. 2012. N 35.

Мальцев В. Ответственность за терроризм. М., 1997. С.35.

Золотарев Р.Г. Доказывание по уголовным делам о заведомо ложном сообщении об акте терроризма. М., 2008. С.34.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 26 декабря 2002 г. N 5-О02-257 // СПС Консультант плюс

Кудрявцев В.Л. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма: состав и отличие от иных смежных составов преступления. Челябинск, 2014. С. 170.

Терроризм в современном мире/ под ред. Ю.М.Антонян. М.2008. С.286.

О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности : Постановление Пленума Верховного Суда от 09 февраля 2012 г. N 1 // Рос.газ. 2012. N 35.

Золотарев Р.Г. Указ. соч. С. 34.

Приговор Камызякский районный суд Астраханской области г.Камызяк по делу №1- 75/2015 от 18.05.2015 г. [электронный ресурс] // https://rospravosudie.com/court-kamyzyakskij-rajonnyj-sud-astraxanskaya-oblast-s/act-493595190/

Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / под ред. А.И. Чучаева. М., 2010. С. 748.

Кудаев А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма. М., 1998. С. 9.

Кудрявцев В.Л. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма: состав и отличие от иных смежных составов преступления. Челябинск, 2014. С. 171-172.

Золотарев Р.Г. Указ.соч. С.40.

Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: Учебник/ под ред. А.С. Михлина. М., 2004. С.199.

Кудрявцев В.Л. Заведомо ложное сообщение об акте терроризма: состав и отличие от иных смежных составов преступления. Челябинск, 2014. С. 173.

Кудаев А. Ответственность за заведомо ложное сообщение об акте терроризма. М., 1998. С.9.

 

Ст. 205 УК РФ — Террористический акт: состав преступления, особенности квалификации, меры ответственности и приговоры

Это страшное слово – терроризм. Мгновенно возникают ассоциации с массовыми убийствами и гибелью людей, порчей и уничтожением имущества, нагнетание страха на население целой страны. Террористические акты совершаются, чтобы повлиять на власть и склонить ее к принятию определенных решений.

Действия террористов направлены на привлечение внимания правительства и местного населения. Акты насилия применяются с целью всколыхнуть общественность и добиться реакции. Сами террористы считают, что в борьбе за маниакальные убеждения хороши все средства, ведущие к конечной цели.

Что такое террористический акт

Согласно Уголовному кодексу РФ, акт терроризма – это совершение взрывов, поджогов, которые влекут за собой гибель людей или особо тяжкие последствия с целью давления на государство.

Это преступление, совершаемое для причинения вреда общественной безопасности. Уголовно наказуемая деятельность проявляется в виде угрозы насилия и уничтожения, применения силовых воздействий, влекущих необратимые последствия.

Содержание статьи 205 УК РФ

Эта статья предусматривает ответственность за преступления против страны и общества в целом.

Сроки наказания зависят от тяжести последствий, причиненных актами терроризма. Чем тяжелее деяние, тем выше срок. Комментарий к ст. 205 УК РФ включает в себя сведения о том, что такое террористический акт и какие меры ответственности назначают за это преступление.

Статья разделена на три части, где указывается, какие именно действия приравниваются к террористическому акту, и обозначаются сроки лишения свободы в зависимости от степени тяжести преступления.

Срок от 10 до 15 лет устанавливается за акт терроризма по статье 205 УК РФ в виде поджога, взрывов или других действий, которые влекут за собой причинение вреда имуществу или гибель одного и более лиц. Угрозы и намерения совершения преступления также приравниваются к этому сроку.

Если эти действия совершались по предварительному сговору или организованной группой, преступники могут лишиться свободы на срок от 12 до 20 лет. Смерть по неосторожности и причинение ущерба имуществу караются теми же сроками.

Если преступления совершались с использованием радиоактивных, отравляющих и токсичных веществ для умышленного причинения смерти, сроки лишения свободы увеличиваются от 15 до 20 лет или применяется пожизненное лишение свободы.

Внимание! Уголовная ответственность по статье 205 УК РФ не распространяется на личность, которая своевременно предупредила органы власти о намечающемся террористическом акте.

Состав преступления

Объектом преступления является общественная безопасность и деятельность органов власти, а субъектом – физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Объективная сторона террористических актов включает в себя совершение преступных действий с целью устрашения или приведения угрозы в действие.

Субъективная сторона обозначена воздействием, давлением на органы власти путем требования денежных сумм, передачи оружия, вывода войск, освобождения задержанных и т.д.

Примечание. В зависимости от цели преступление может квалифицироваться по разным статьям УК РФ.

Уголовно-правовая характеристика террористического акта подробно раскрывает определение объектов и субъектов преступления. В уголовном праве объект разделяется на специальный, групповой и непосредственный. Родовым (специальным) объектом по статье 205 УК РФ считаются общественные отношения, которые отвечают за безопасность. Это состояние спокойствия и защищенности – абстрактное понятие, на деле существует один объект, все остальные служат дополнением.

Доказательная часть

Преступление по ст. 205 УК РФ характеризуют действия, повлекшие за собой взрывы, поджоги, причинение ущерба имуществу и другой опасный исход. Например, распространение эпидемии, массовые отравления, вывод из строя транспортных коммуникаций.

Угроза совершения подобных действий должна вызывать опасение ее исполнения. Все, к чему стремится террорист, – это возникновение хаоса, появление панического страха за жизнь, здоровье и имущество. Подобный акт насилия – масштабное и чудовищное явление мирового уровня.

Само по себе нарушение общественной безопасности не может расцениваться как терроризм. Совершение преступлений, создающих опасность для людей, служит точкой отсчета на пути воздействия на органы власти. Для верной квалификации террористического акта необходимо установление конечной цели.

Это интересно:

Как могут наказать за телефонный терроризм по УК РФ.

Какие виды обстоятельств исключают преступность деяния.

Квалифицирующие признаки и особенности

Совершение террористического акта становится итогом преступных действий. Все члены террористической группировки находятся в тесном взаимодействии и связаны едиными целями.

Теракты подразделяются на несколько видов:

  1. Наиболее сильного устрашающего эффекта добиваются с помощью взрывов. Минирование жилых и производственных объектов часто сопровождается предупреждением о готовящейся угрозе для реального психологического давления.
  2. Совершение убийств или покушений – еще один распространенный вид террористических актов, которые проводятся вооруженными группами или настоящими профессионалами.
  3. Для гарантированного привлечения внимания общественности террористами совершаются акты похищения представителей высоких чинов и должностей.
  4. Захват самолетов, поездов и других транспортных средств – наиболее эффективный способ влияния, но при этом особо сложный в исполнении.
  5. Кибервойна (компьютерный террор) – совершается с целью влияния на определенные организации. Всемирная паутина дает безграничные возможности для нанесения вреда экономике целой страны.
  6. Захват правительственных учреждений, больниц и других зданий. Подобная форма терроризма позволяет влиять на деятельность структур и блокировать рабочий процесс.

Меры ответственности

Согласно ст. 205 УК РФ, за терроризм предусмотрено наказание в виде лишения свободы на период 10-15 лет за угрозы, взрывы, поджоги, наступление тяжких последствий.

В соответствии с ч. 2 этой статьи срок заключения за совершение теракта устанавливается в диапазоне от 12 до 20 лет с ограничением свободы на 1-2 года на период следствия.

Согласно ч. 3 – заключение на срок от 15 до 20 лет с ограничением свободы на период от 1-2 лет либо пожизненное лишение свободы.

Примечание. Освобождается от уголовной ответственности за террористический акт по статье 205 УК РФ лицо, исключившее возможность его совершения или предотвратившее его наступление.

Судебная практика по ст. 205 УК РФ

Верховный Суд Республики Татарстан вынес приговор участникам террористической организации «Исламский джамаат», совершившим теракты на территории Татарстана, соседних Кировской и Ульяновской областей и Башкортостана.

В национальный праздник члены группировки планировали организовать серию терактов с целью запугать население и в конечном итоге взорвать главное национальное достояние – мечеть.

Осужденные по статье 205 УК РФ Хайруллин, Зиннуров, Данчаев и Атуев подрывали ЛЭП и газораспределительные станции, находясь в тесном контакте с чеченскими боевиками. Незаконные вооруженные формирования предоставляли им оружие и взрывчатку, инструкции по подготовке и совершению террористических актов.

Хайруллин был приговорен к 17 годам лишения свободы, Зиннуров – к 12 годам с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Данчаеву и Атуеву суд вынес приговор в виде 3,5 лет лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима. В обвинительном решении было отмечено, что подсудимые заслуживают снисхождения, так как у них есть малолетние дети, они признали свою вину и активно сотрудничали в ходе предварительного следствия. Верховный Суд РФ 19.08.2008 признал вынесенный приговор обоснованным.

Читайте также:

Ответственность за нарушение правил несения боевого дежурства по статье 340 УК РФ.

Работа на таможне: где учиться, чтобы стать таможенником и чем хороша эта профессия.

Уголовная ответственность военнослужащих за уклонение от исполнения обязанностей военной службы.

Заключение

Угрозы нарушения общественной стабильности достигают мирового масштаба. Терроризм охватил религиозные, национальные и социальные сферы. Само определение террористического акта в Уголовном кодексе Российской Федерации было закреплено в 2006 году. С этого времени терактом принято считать устрашение и насилие, направленные против государственной власти и международных организаций. Чтобы приговор по ст. 205 УК РФ вступил в силу, угроза должна представлять реальную опасность для жизни людей.

Ст. 205 ук рф — террористический акт: состав преступления, особенности квалификации, меры ответственности и приговоры

Слово «террор» имеет латинские корни. В переводе оно означает «ужас, страх». Терроризм отличается высоким уровнем общественной опасности. Он обладает транснациональным характером, создает угрозу безопасности в мире. В отечественном Уголовном кодексе содержится статья 205 «Террористический акт». Рассмотрим ее.

Ст. 205 УК РФ: состав преступления

Указанная норма устанавливает наказание для лиц, совершивших поджог, взрыв, иные действия, устрашающего характера и создающие угрозу гибели человека, нанесения существенного имущественного вреда либо наступления других тяжких последствий, для дестабилизации работы структур власти, международных объединений, организаций или влияния на принятие ими решений. За данные посягательства, а также за угрозу их осуществления ст. 205 УК РФ устанавливает наказание в виде заключения в тюрьму на 8-15 лет.

Отягчающие обстоятельства

Указанные в первой части ст. 205 УК РФ действия могут:

  1. Совершаться несколькими предварительно сговорившимися лицами или организованным сообществом (группой).
  2. Повлечь смерть человека по неосторожности, значительный имущественный ущерб или иные тяжкие последствия.

В этих случаях назначается 10-20 лет тюремного заключения с ограничением свободы не более чем на 2 года. Деяния, предусмотренные в частях первой и второй ст. 205 УК РФ, могут:

  1. Сопровождаться посягательством на объекты, на которых используется атомная энергия, ядерные материалы, радиоактивные соединения, присутствуют источники излучения, отравляющих, ядовитых, опасных биологических и химических, а также токсичных веществ.
  2. Повлечь смерть человека, причиненную умышленно.

В указанных случаях лицам грозит 15-20 лет тюрьмы с ограничением свободы на 1-2 года либо пожизненное заключение.

Освобождение от ответственности

В примечании ст. 205 УК РФ приводятся условия, по которым с субъекта может быть снят статус обвиняемого.

Освобождение от ответственности допускается, если гражданин, который участвовал в подготовке теракта, своевременным предупреждением либо другим способом способствовал предотвращению его осуществления.

При этом в действиях лица не должно содержаться признаков иных посягательств, предусмотренных в Кодексе.

Ст. 205 УК РФ: комментарий

В настоящее время для борьбы с указанными преступлениями принято несколько международных документов. В соответствии с ними, государства утверждают Концепции нацбезопасности. В частности, в России такой нормативный документ ставит терроризм в число прочих внешних и внутренних угроз.

О терроризме подробно сказано в ФЗ № 35. Рассматриваемая норма Уголовного кодекса, конкретизируя положения нормативных актов, приводит определение посягательства. Стоит отметить, что все приговоры по ст. 205 УК РФ связаны исключительно с тюремным заключением.

При этом в некоторых случаях оно дополняется ограничением свободы.

Объект

Во всех деяниях, приведенных в ст. 205, в качестве него выступает общественная безопасность. Ключевые регламентирующие положения, содержание деятельности, ориентированной на ее обеспечение, устанавливает Закон №390. Основными объектами безопасности считаются:

  1. Личность, ее свободы и права.
  2. Общество с его духовными, материальными ценностями.
  3. Государство с его конституционным строем, территориальной целостностью и суверенитетом.

Дополнительными объектами являются отношения собственности, здоровье, жизнь, нормальная работа структур власти, общественных учреждений, международных организаций и пр.

Объективная часть

Она состоит из:

  1. Совершения поджога, взрыва, других действий, устрашающего характера, создающих вероятность смерти гражданина, нанесения имущественного ущерба значительного размера или наступления прочих тяжких последствий.
  2. Угрозы осуществления указанных деяний.

«Иными» считаются общественно-опасные поведенческие акты, способные спровоцировать те же последствия, что при поджоге или взрыве.

К примеру, это может быть искусственный вызов обвала горной породы, затопление объектов обеспечения посредством разрушения ирригационных конструкций, плотин, отравление водных источников, продовольственных запасов, захват больниц, школ, театров, прочих учреждений и предприятий, распространение отравляющих соединений, эпизоотий, эпидемий, блокирование транспорта и так далее. Значительный имущественный ущерб определяется с учетом значимости и стоимости поврежденных или уничтоженных ценностей.

Важный момент

Иные последствия тяжкого характера должны соответствовать установленным законодательством.

Они охватывают опасность нанесения вреда здоровью, вероятность развития паники, страха среди населения, ухудшение экологической обстановки, возникновение большого числа беженцев, дезорганизации стабильной работы органов управления и власти, продолжительного нарушения функционирования предприятий и пр.

Угроза совершения

Она влечет ответственность вне зависимости от того, присутствует ли у субъекта реальное намерение претворить ее в жизнь. При квалификации важно установить, что угроза вызывала у власти и населения обоснованные опасения ее исполнения. Она может являться анонимной, открытой, письменной, устной.

Угрозы выражаются по телефону, с использованием других технических средств, СМИ и пр. Деяние считается завершенным в момент осуществления действий, установленных частью первой ст.

205 или в момент появления соответствующей опасности гибели хотя бы одного человека, нанесения имущественного ущерба значительного характера либо возникновения прочих тяжких последствий.

Субъективная часть

Она проявляется умышленными виновными действиями.

Субъект понимает, что совершает поджог, взрыв, прочие действия, которые устрашающе действуют на население, создают опасность смерти человека, нанесения значительного имущественного вреда или наступления других последствий. При этом он желает вести себя таким образом. В качестве субъекта преступления может выступать вменяемый 14-летний гражданин.

Специальная цель

В качестве нее выступает воздействие на органы госвласти, территориального самоуправления либо международные организации при принятии ими тех или иных решений.

Для этого могут выдвигаться различные требования.

Они предполагают, например, передачу денежных средств, больших партий оружия, прекращение АТО в каком-либо регионе, выведение войск, участвующих в такой операции, освобождение задержанных соучастников и пр.

Использование цифровой подписи

Оно регламентируется 63-ФЗ. В нормативном акте установлены следующие принципы:

  1. Участники электронного взаимодействия имеют право использовать цифровую подпись по собственному усмотрению. Данное положение действует, если требование о применении конкретного ее вида в определенных целях не устанавливается федеральным законодательством, иными актами или соглашением.
  2. Участники взаимодействия могут использовать любую информационную технологию или техническое средство, позволяющие выполнить предписания 63-ФЗ, по своему усмотрению.

Не допускается признавать цифровую подпись или электронный документ, заверенный ею, не имеющими юридической силы исключительно на основании того, что автограф не создан собственноручно, а с применением средств для автоматического создания либо проверки.

Источник: https://www.syl.ru/article/293644/st-uk-rf-terroristicheskiy-akt

Терроризм как уголовное преступление: статья 205 УК РФ

Действующее законодательство конкретно определяет противоправные действия, которые попадают под понятие терроризма. Во избежание ошибок трактовки данного противоправного действия следует внимательно отнестись к нормам ст. 205 УК РФ, а также разобраться в х.

Описание ст. 205 УК РФ: структура и смысловая нагрузка

Правовая норма ст. 205 УК РФ полностью носит полное наименование «Террористический акт». Юристы и иные специалисты упрощённо называют норму – «терроризм». В статье Уголовного кодекса законодатель даёт полное определение правовой нормы. Также установлены нормы наказания за противоправные деяния по данной статье против людей и действующего закона.

Структура правовой нормы:

  1. 3 пункта.
  2. Подпункты во 2-м и 3-м пунктах.
  3. Примечания – находятся в конце статьи.

Каждая часть статьи несёт свою смысловую нагрузку. Это позволяет систематизировать информацию нормы законодательства и повысить качество работать с ней. Такой порядок установлен законодательством.

В первом пункте:

  • раскрытие определения террористического акта, а также действий попадающих под определение;
  • в первом абзаце приведена степень тяжести, а также последствия и мотивы преступления;
  • второй абзац содержит ответственность.

Второй пункт:

  • первый абзац – ссылка на первую часть статьи при отягощении преступления организацией из группы лиц, а также при наличии смерти и ущербами в тяжком или значительном размере;
  • второй абзац – наказания.

Третий пункт:

  • в первом абзаце отсылка на первых два пункта при совершении преступления с применением средств ядерного поражения, токсичных материалов, а также бактериологического и химического оружия при наличии погибших;
  • второй абзац – наказания.

Особенность статьи – содержание возможного применения наказания. К примеру, публичный призыв к террористической деятельности судья имеет право наложить 10 лет заключения в тюрьме. За такое же нарушение закона, но с наличием пострадавших или погибших возможно увеличения срока исполнения наказания до 20 лет.

Совершённые преступления по статье: уровень ответственности

Ответственность за совершённые деяния по статье «Террористическая деятельность» – это характеристика совершённым действиям и их последствиям в рамках норм уголовного и иного законодательства, а также реакция законодательной системы и общества в качестве критической оценки совершённого. Все без исключения нарушители закона и общественной безопасности обязаны понести соответствующее наказание, которое назначат уполномоченные на то органы и лица в зависимости от характера, умышленности и степени тяжести своих действий для пострадавших и общества в целом.

Степень наказания по 1 ч. статьи – лишение свободы на 10-15 лет. Наказание назначают за следующие противоправные действия:

  • осуществления взрывов;
  • угроза жизни или здоровью;
  • тяжкие последствия противоправных действий;
  • существенный материальный ущерб;
  • оказание вреда для здоровья потерпевших;
  • негативное воздействие на правоохранительную систему государства и другие организации, которые отвечают за поддержание порядка в обществе и его стабильное функционирование;
  • оказание влияния или непосредственное воздействие на принятие решений органами государственного управления;
  • поступки, связанные с запугиванием людей или непосредственной угрозой их безопасности.

Указанные выше проступки несут риск создания разбалансировки функционирования не только отечественной государственной системы, но также негативное воздействие на международную обстановку.

Степень наказания по 2 ч. статьи – тюремное заключение на срок от 12 до 20 лет, а также ограничение свободы  на 1-2 года.

Особенности применения норм наказания по данной статье – ограничение свободы автоматически прибавляется к тюремному заключению. Соответственно наказуемое лицо при поступлении в исправительное учреждение проведёт определённый срок в полной изоляции от остальной части заключённых.

По отбытию данной части наказания ему позволят гулять с иными заключёнными на общих основаниях, а также заниматься совместно с ними бытовыми делами и проживать в общей камере. Пожизненное лишение свободы предусмотрено действующим законодательством только при самых страшных нарушениях закона.

Данная мера является крайней в рамках рассматриваемой статьи.

Разбор норм статьи 205 УК РФ: разъяснения по острым вопросам

Примечания в Уголовном Кодексе к рассматриваемой статье содержат оговорку. Подозреваемый может быть оправдан и освобождён от уголовной ответственности. Для этого требуется соблюдение следующих условий:

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

  • Телефон в Москве и Московской области: +7 (499) 653-79-33
  • Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области: +7 (812) 332-54-12
  • Бесплатная горячая линия по всей России: 88006003901
  1. Исполнил предупреждения и просьбы со стороны правоохранительных органов или иных представителей государственной власти, и предотвратил проявление террора в отношении граждан и общества.
  2. Самостоятельными действиями предотвратил террористические проявления.

Главное условие – мотивы и действия обвиняемого лица не должны иметь состава иных преступлений. В таком случае происходит регистрация проступка как условно уголовного терроризма. Виновного освобождают от уголовной ответственности.

Официальная терминология и разъяснения по ней в сфере терроризма, а также его финансирования даны в законе №35-ФЗ от 06.03.2006 г. «О противодействии терроризму». В х к закону приведены все пояснения по терминологии. Следует разобрать их, чтобы понять особенности:

  1. Террор – фактор общественной опасности, которую определяют международной преступностью из-за распространения на значительную часть современных государств.
  2. Терроризм – (из УК РФ) действия, которые вызывают страх у общества и угрожают безопасности людей, а также несут угрозу здоровью или жизни. Понятие террористического акта подробно представлено в ч. 1 ст. 205 УК РФ.
  3. Объект террора – безопасность граждан на социально-общественном и национальном уровнях. УК РФ определяет террористический акт как угрозу обществу, его безопасности.
  4. При оценке противоправных действий террористического характера их разделяют на уже совершённые преступления и только угрозы. При этом факт угрозы должен оказывать негативное влияние на граждан. В ином случае в УК РФ угрозу не квалифицировать по нормам ст. 205. Скорее будет задействована норма из п. 4 примечаний данной статьи.
  5. Умыслы – намерения и планы – это зарегистрированные субъективные факторы противоправной деятельности. Террорист планирует свою деятельность, процесс его поведения имеет осмысленный характер. Перед ним стоит конкретная цель его противоправной деятельности – предъявление требований, прямое получение выгоды, влияние на вынесение решений государственным аппаратом управления и иные действия.
  6. Преступник-террорист – это совершеннолетнее лицо, которое достигло совершеннолетия и к которому по уголовному законодательству Российской Федерации применима ответственность за противоправную деятельность в сфере терроризма.
  7. Состав противоправных действий, который позволяют квалифицировать терроризм – это подготовленные действия, которые имеют негативные последствия для общества и государства. Сюда относят смерть, крупные финансовые ущербы и иные негативные факторы для общества.
  8. Квалифицированные в особую группу факторы – особо опасные и злостные противоправные деяния, направленные на дестабилизацию обстановки в обществе. Сюда относят применение химического и биологического оружия, химических веществ, а также противозаконную деятельность с ядерными веществами, включая незаконное проникновение на ядерные объекты.

Основные объекты безопасности:

  • личность;
  • права граждан и личная свобода человека;
  • объекты и ценности материально-духовной сферы;
  • материальные вещи и интеллектуальная собственность, в том числе общественная и государственная;
  • суверенитет государства и целостность его территории, соблюдение гарантий конституции государства.

Второстепенные объекты безопасности:

  • общественное здоровье и жизнь;
  • государственная и частная собственность;
  • стабильное функционирование институтов государственной власти на всех уровнях;
  • работа иных учреждений, в том числе частных.

Из истории судебной практики: примеры для ознакомления

Важно иметь понятие о работе нормативно-правового акта в зависимости от ситуации на примерах. Это наглядно продемонстрирует суть террористического акта, а также установленную уголовную ответственность. Последняя направлена на дальнейшее пресечение деятельности террористов.

Пример 1

Гражданин Республики Татарстан был осуждён на срок 10 лет лишения свободы в колонии исправительного режима по ст. 205 ч. 2. Гражданин ранее судим не был. Защита подала ходатайство в виде апелляции. По мнению защиты, доводы государственного обвинителя, на основании которых суд вынес приговор по делу, являются недействительными и искажены.

Оценка террористического акта должна быть пересмотрена, а наказание снижено. В пользу обвиняемого защита предоставила доказательную базу, что настоящие зачинщики оказывали на него негативное воздействие и давление.

На основании доказательств, а также показания сотрудника ФСБ, которые доказывали факт террористической деятельности, и с учётом ходатайства, наказание было снижено до 9 лет и 6 месяцев.

Пример 2

Гражданин Республики Беларусь был на скамье подсудимых по причине кражи, а также незаконного проникновения в чужое жилище, оскорбления по национальным признакам и оскорбление личности. Действия виновного квалифицировали по гражданской ответственности, а затем пересмотрели в пользу ст. 205 ч.

2 УК РФ. Действия подсудимого рассматривались как опасные для общественной безопасности. Апелляция защиты имела просьбу о недопустимости квалификации действий подсудимого по уголовной ответственности. Судья после рассмотрения всех материалов, отнесла действия подсудимого к уголовному терроризму.

По большинству дел в сфере терроризма суды занимают позицию потерпевших. Если потерпевшие отсутствовали, а нарушитель отозвался на призывы прекратить террористическую деятельность, то угрозу могут квалифицировать как несущественную. В результате последует минимальное наказание для нарушителя закона.

Источник: https://ruadvocate.ru/vidy-prestuplenij/terrorizm-kak-ugolovnoe-prestuplenie/

Глава 2. Характеристика состава преступления ст.205 УК РФ

Характеристика объективных признаков ст.205 УК РФ.Объект преступления — сложный, проблемный и важнейший институт уголовного права. Не существует преступления, которое ни на что не посягает, т.е.

нет преступления без объекта. Общественная опасность преступления определяется объектом, на который оно посягает.

Объект преступления имеет принципиальное значение при классификации преступлений в Особенной части УК РФ, их квалификации и отграничении.

Общим объектом всех преступлений выступает вся совокупность охраняемых уголовным законом от преступных посягательств наиболее важных, ценных, социально значимых общественных отношений, которым при совершении преступлений причиняется вред или создается реальная угроза причинения вреда.

Это понимание объекта в обобщенном виде дано в ч. 1 ст. 2 УК РФ.[5] Из данного положения мы и будем исходить при определении родового, видового и непосредственного объектов террористического акта.

В названии раздела IX УК РФ обозначен родовой (специальный) объект, а главы 24 УК РФ — видовой (групповой) объект.[6]

Статья 205 УК РФ находится в разделе IX УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», что позволяет обозначить родовой объект этой группы преступлений как совокупность общественных отношений, обеспечивающих общественную безопасность в широком смысле слова, а также общественный порядок в широком смысле слова.[7]

Видовым объектом террористического акта являются общественные отношения, содержание которых составляет общественная безопасность в узком смысле слова, т.е. совокупность общественных отношений по обеспечению защищенности жизни и здоровья граждан, имущественных интересов физических и юридических лиц, общественного спокойствия, нормальной деятельности государственных и общественных институтов.

Основной непосредственный объект террористического акта — это те конкретные общественные отношения, которые поставлены под охрану уголовного закона и которым причиняется ущерб преступлением. При совершении террористического акта таковыми являются общественные отношения, содержание которых составляет общественная безопасность.

Как видим, хотя названия родового, видового и непосредственного объектов террористического акта совпадают, их содержательная сторона различается по своему объему. Роль непосредственного объекта велика при квалификации и отграничении преступлений.

  • Объективная сторона преступления — это — это внутренняя сторона преступления, определяющая психическое отношение виновного лица к совершенному им общественно опасному деянию и к его наступившим общественно опасным последствиям.
  • Объективная сторона террористического акта в соответствии со статье 205 УК РФ выражается в:
  • 1) совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба, либо наступление иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами государственной власти или международными организациями;
  • 2) угрозе совершения указанных действий.[8]

Иными словами, объективная сторона террористического акта заключается в совершении действий, которые порождают общую опасность (опасность должна быть реальной и угрожать неопределенному кругу лиц). Кроме того, предполагается публичный характер исполнения террористических актов.

Террористический акт немыслим без широкой огласки и открытого предъявления своих требований.

Террористические акты всегда совершаются с намерениями вызвать страх у населения и властей, поэтому характеризуется еще и преднамеренным созданием обстановки страха, подавленности, напряженности.

Предполагается, что “иные действия” подразумевают лишь активную форму поведения человека, хотя террористический акт иногда может быть осуществлен путем бездействия. Под иными действиями, кроме взрывов и поджогов, следует понимать любые действия, способные повлечь указанные в ст. 205 УК РФ последствия.

В частности, к ним могут относиться: разрушение системы энергоснабжения и жизнеобеспечения населенных пунктов и предприятий, заражение местности радиоактивными или отравляющими веществами, распространение эпидемий и эпизоотии, устройство аварий, затопление местности и т.д.

, невыполнение обязанности по своевременному отключению производственных процессов в энергетике, на транспорте, в добывающей промышленности

Преступление имеет формальный состав и считается законченным, если указанные в ст. 205 УК РФ действия уже совершены или возникла реальная угроза их осуществления, проведены необходимые подготовительные действия.

Для оконченного состава преступления не требуется фактического наступления указанных в УК РФ последствий.

Достаточно, чтобы соответствующие действия создавали реальную опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или наступления иных общественно опасных последствий.

Реальность угрозы осуществления террористических действий определяется тем, способна ли она вызвать у отдельного человека, группы людей или властей опасения, что угроза будет осуществлена, а ущерб, который будет нанесен этими действиями, – значимым. Угроза может быть выражена устно, письменно, или другим способом.

Последствие – как оно сформулировано в ч. 1 ст. 205 УК РФ – является нематериальным и заключается в опасности, возможности гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий.[9] Последствие, предусмотренное ч. 1 ст.

205 УК РФ, может быть и материальным, то есть состоять в фактическом причинении вреда здоровью людей или причинении значительного материального ущерба[10].

При совершении в результате террористического акта убийства или умышленного причинения тяжкого вреда здоровью содеянное представляет собой совокупность преступлений: террористического акта и соответствующего преступления против личности.



Источник: https://infopedia.su/17xaa4e.html

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика состава преступления предусмотренного ст. 205 УК РФ

§ 1. Объективные признаки террористического акта.

Террористический акт, как и любое другое преступление, имеет свой состав. Состав преступления состоит из объективных и субъективных признаков.

Состав преступлений, предусмотренных частью 1; пунктами «б» и «в» части 2 и пунктом «б» части 3 статьи 205 УК РФ, является материальным, а состав преступлений, предусмотренных пунктом «а» части 2 и пунктом «а» части 3, указанной статьи УК РФ – формальным.

Состав террористического акта отнесен в законодательстве (глава 24 УК РФ) к группе преступлений, направленных против общественной безопасности, из чего следует, что объектом этого состава преступления являются общественные отношения, на которые посягает преступник.

В настоящее время на законодательном уровне не определено однозначного понятия «общественная безопасность», что приводит к разногласиям при определении признаков преступлений, направленных против общественной безопасности, в том числе, террористического акта.

В юридической литературе, в качестве примера, приводится определение общественной безопасности, как непосредственного объекта состава террористического акта, данное Д.В.

Соповым: «основы общественной безопасности представляют собой один из составляющих общественной безопасности как видового объекта преступлений, предусмотренных главой 24 УК РФ, не связанную ни с посягательством на общественный порядок, ни с нарушением специальных правил поведения различных работ или обращение с предметами, веществами и материалами общеопасного характера, представляющую собой совокупность общественных отношений, обеспечивающих базовые условия безопасного существования общества[21]».

Дополнительным объектом состава данного преступления могут быть жизнь и здоровье человека, а также уничтожение или повреждение имущества.

Объективная сторона состава террористического акта, как преступления, который имеет место в статье 205 УК РФ, выражается в двух действиях:

1) совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели людей, причинение значительного имущественного ущерба, либо наступление иных общественно опасных последствий; под иными действиями следует понимать «действия, способные вызвать последствия, аналогичные взрыву и поджогу[22]», например распространение эпидемии, радиационное заражение местности и т.д.

2) угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Обязательным элементом объективной стороны террористического акта является создание опасности от совершенных действий.

Уголовная ответственность наступает в тех случаях, когда установлено, что указанные действия имели устрашающий характер и создавали опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий.

Устрашающими население могут быть признаны такие действия, которые по своему характеру способны вызвать страх у людей за свою жизнь и здоровье, безопасность близких, сохранность имущества и т.п.

Опасность гибели человека, причинение значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий должны быть реальными и определяться в каждом конкретном случае с учетом места, времени, орудий, средств, способа совершения преступления и других обстоятельств дела [23]».

Под иными тяжкими последствиями при совершении террористического акта понимается возникновение сбоев в работе промышленных и иных объектов экономики, паралич деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, иная дестабилизация обстановки в населенном пункте, регионе, стране в целом.

В настоящее время ст. 205 УК РФ выделяет два субъекта, на которых террористы могут пытаться воздействовать: органы власти и международные организации. Под органами власти необходимо рассматривать как органы государственной власти, так и местного самоуправления.

В юридической литературе отмечается, что террористы могут пытаться дестабилизировать, оказывать воздействие и на другие субъекты. Так, В.П.

Емельянов отмечает, что «в реальной действительности террористы оказывают воздействие не только на органы власти, но и на международные и другие организации, на физических лиц (политиков, бизнесменов)[24]».

Второй формой объективной стороны состава террористического акта является угроза его совершения. Некоторыми учеными ставится вопрос о целесообразности наличия в статье 205 УК РФ такой формы. Так, например, В.В.

Мальцев считает, что нельзя приравнивать угрозу к совершению террористический действий, ибо угроза совершения таких действий «по общественной опасности совсем не равна реальному взрыву, поджогу, иным террористическим действиям[25]».

Угроза связана с доведением информации, которая несет в себе психологическое устрашающее воздействие на окружающих, органы власти в целях воздействия на принятие решения органами власти и международными организациями.

Угроза может считаться признаком объективной стороны террористического акта в том случае, «если она воспринимается как реальная и включает в себя не просто одно только высказанное намерение учинить акт терроризма, но и совершение действий, свидетельствующих о серьезности и реальности такого намерения[26]». Примером такого намерения может быть приобретение оружия или взрывчатых веществ. Способ доведения угрозы самый различный – устный, письменный, через других лиц, через Интернет и т.п.

Деяние в форме угрозы совершения террористического акта считается оконченным преступлением с того момента, когда лицо осуществило конкретные действия путем угрозы с целью добиться выполнения органами власти или международными организациями определенных требований независимо от того, «была ли угроза фактически доведена до сведения органов власти или международных организаций, в полномочия которых, по мнению лица, входило принятие соответствующих решений, и оказала ли угроза влияние на принятие ими таких решений[27]».

§ 2. Субъективные признаки террористического акта.

Полная характеристика объективной стороны террористического акта невозможна без учета субъективных факторов, поскольку они тесно связаны между собой.

Эта связь существует при совершении любого преступления, поскольку «субъективная сторона порождает, направляет и регулирует объективную сторону преступления[28]».

Значение субъективной стороны состава террористического акта дает возможность в полной мере определить, имеет ли место рассматриваемый состав преступления или нет, т.е. субъективная сторона является внутренним выражением преступления. Ее составляют вина, цель и мотив.

В уголовном кодексе понятие вины хотя и употребляется, но законодательно не закреплено. «Вина представляет собой психическое отношение лица к совершенному общественно опасному действию или бездействию и его последствиям, выражающееся в форме умысла или неосторожности[29]».

Субъективная сторона состава террористического акта характеризуется прямым умыслом.

Это означает, что лицо, совершившее террористический акт, осознает не только его общественную опасность, но и то, что это преступление приведет к возникновению страха у населения и к дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций, либо окажет воздействие на органы власти или международные организации. Отсюда следует, что лицо, желает наступления тяжких последствий террористического акта, а, следовательно, оно стремиться к определенным целям — дестабилизировать деятельность органов власти или международных организаций либо воздействовать на принятие ими определенных решений.

При квалификации субъективной стороны преступлений цель и мотив являются факультативными признаками. Согласно ст. 205 УК РФ (в редакции от 05.05.2014 г.

) целями рассматриваемого состава преступления является дестабилизация деятельности органов власти или международных организаций либо воздействие на принятие ими решений. Галкин А.Ю.

считает, что преступники могут быть заинтересованы в обратном, а именно в том, чтобы органы власти или международные организации не приняли определенное решение. «Таким образом, упускается такая форма поведенческой стороны адресатов воздействия, как бездействие[30]».

Еще одним составляющим субъективной стороны рассматриваемого состава преступления являются мотивы.

Мотивами преступления называют обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении[31].

По смыслу закона, мотивы, которыми должны руководствоваться виновные не являются обязательными признаками террористического акта[32].

Но они помогают установить сущность террористического акта. Г. М. Миньковский и В. П. Ревин отмечают, что мотивы «могут быть самыми разнообразными — от фундаменталистского или сектантского, религиозного, националистического, социального фатализма до стремления к самоутверждению, «прославлению» себя, мести и т. д.[33]».

Также представляется важным рассмотреть в данном разделе понятие субъекта преступления или лица, подлежащего уголовной ответственности (глава 4 УК РФ). По утверждению А.Ф.

Кистяковского «субъектом преступления может быть только человек и притом рассматриваемый как лицо физическое[34]». Субъектом состава террористического акта, согласно ст. 20 УК РФ, являются лица, достигшие четырнадцатилетнего возраста.

В научной литературе большинство авторов считают оправданным наступление уголовной ответственности за совершение террористического акта с указанного возраста, принимая во внимание, что речь идет о тяжком преступлении, а также то, что увеличение возраста уголовной ответственности за совершение террористического акта расширит возможности преступников по вовлечению в террористическую деятельность несовершеннолетних.

§ 3. Квалифицирующие признаки преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ.

Квалифицирующие признаки — это отягчающие обстоятельства, предусмотренные в статье Особой части Уголовного кодекса Российской Федерации в качестве признаков состава преступления.

На основе анализа действующего законодательства, а также Постановления Пленума Верховного Суда в рамках данной работы рассмотрим квалифицирующие признаки террористического акта в соответствие с частью 2 статьи 205 УК РФ. К ним относятся те же деяния:

  • а) совершённые группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • б) повлёкшие по неосторожности смерть человека;
  • в) повлёкшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий.

Деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой в соответствии с п. «а» ч. 2 ст. 205 УК РФ.

В соответствие с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления[35]. Форма выражения предварительного сговора на совершение террористического акта может быть самая разная: письменная, устная, с помощью жестов и любая другая.

В п.

6 Постановления Пленума Верховного Суда обращается внимание на то, что при квалификации террористического акта по пункту «а» части 2 статьи 205 УК РФ следует учитывать, что «под организованной группой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений… В случае признания террористического акта совершенным организованной группой действие всех ее членов, принимавших участие в подготовке или в совершении этого преступления, независимо от их фактической роли следует квалифицировать по соответствующей части статьи 205 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ[36]».

В соответствие с п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда «Действия участников незаконного вооруженного формирования, банды, преступного сообщества (преступной организации), совершивших террористический акт, надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 205 УК РФ, и в соответствие со статьями 208, 209 или 210 УК РФ[37]».

Деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека в соответствие с п. «б» ч. 2 статьи 205 УК РФ.

Состав преступления является материальным. Преступление будет окончено в момент наступления смерти человека по неосторожности при условии, что смерть потерпевшего наступила в результате деяния виновного лица.

Порядок определения момента смерти регламентирован постановлением Правительства Российской Федерации от 20.09.

2012 года № 950 «Об утверждении Правил определения момента смерти человека, в том числе критериев и процедуры установления смерти человека, Правил прекращения реанимационных мероприятий и формы протокола установления смерти человека».

Деяния, повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий в соответствие с пунктом «в» части 2 статьи 205 УК РФ.

Состав преступления также является материальным. Преступление считается оконченным в момент причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий в результате деяний виновного. Данное деяние относится к числу оценочных.

Однако, выразить его через определенный денежный эквивалент сложно, поскольку этот эквивалент является разным для разных категорий граждан и юридических лиц. В связи с этим, при определении стоимости уничтоженного имущества следует учитывать стоимость этого имущества или затраты на его восстановление.

Причинение в результате террористического акта значительного ущерба квалифицируется по пункту «в» части 2 статьи 205 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 167 УК РФ не требует.

Деяния, повлекшие причинение значительного имущественного ущерба либо наступление иных тяжких последствий, были введены в статью 205 УК РФ (в редакции Федерального закона от 30.12.

2008 № 321) в связи с необходимостью выполнения Россией взятых обязательств при ратификации Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом» (Шанхай, 15 июня 2001 года), в тексте которой при раскрытии понятия терроризм указывается, что «любое другое деяние, направленное на то, чтобы ….. нанести значительный ущерб какому-либо материальному объекту[38]».

Также в Постановлении Пленума Верховного Суда применительно к пункту «в» части 2 статьи 205 УК РФ к тяжким последствиям относится причинение тяжкого вреда здоровью хотя бы одному человеку, средней тяжести вреда здоровью двум и более лицам, дезорганизация деятельности органов государственной власти и местного самоуправления, длительное нарушение работы предприятия и т.п. [39].

  1. К особо квалифицирующим признакам террористического акта в соответствие с частью 3 статьи 205 УК РФ относятся деяния, предусмотренные частями первой или второй указанной статьи, если они:
  2. а) сопряжены с посягательством на объекты использования атомной энергии либо с использованием ядерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучения либо ядовитых, отравляющих, токсичных, опасных химических и биологических веществ;
  3. б) повлекли умышленное причинение смерти человеку.

Террористический акт, сопряженный с посягательством на объекты использования атомной энергии означает, что это преступление сопровождается посягательством («попытка сделать что-нибудь[40]») на объекты использования атомной энергии, например, захватить, взорвать и т.п. В литературе этот вопрос рассматривается и в несколько другой плоскости. Так, И.В.

Шевченко полагает, что «террористический акт, сопряженный с посягательством на объекты использования атомной энергии, может выражаться в различных деяниях, направленных на нарушение работоспособности указанных объектов, технологических процессов или режима работы на них, способных привести к общественно опасным последствиям, связанным с неблагоприятным воздействием радиации на людей и окружающую природную среду[41]».

Исчерпывающий список объектов использования атомной энергии, определен в части 1 статьи 3 Федерального закона от 21 ноября 1995 № 170 «Об использовании атомной энергии»[42].

Химические и биологические вещества, которые относятся к опасным, подлежат обязательной государственной регистрации на основании Постановления Правительства Российской Федерации от 20.07.2013 № 609 «О ведении федерального регистра потенциально опасных химических и биологических веществ, изменении и признании утратившими силу некоторых актов Правительства Российской Федерации».

Состав данного преступления, предусмотренного пунктом «а» части 3 статьи 205 УК РФ, является формальным. Преступление считается оконченным в момент посягательства на объекты атомной энергии либо в момент использования опасных материалов.

Если в процессе совершения террористического акта использовались, либо были незаконно приобретены ядерные материалы и радиоактивные вещества, огнестрельное оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества и т.п.

, то действие лица подлежит квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных статьей 205 УК РФ и соответственно статями 220, 222 или 223 УК РФ.

Квалифицировать преступление по пункту «б» части 3 статьи 205 УК РФ можно, если деяния, предусмотренные частями первой или второй указанной статьи, повлекли умышленное причинение смерти человека. Данный состав преступления является материальным, преступление считается оконченным в момент наступления смерти человека.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s18362t3.html

Особенности квалификации террористического акта

   

  •   ФАКУЛЬТЕТ: Юридический 
  •   Кафедра: Уголовно-правовых дисциплин 
     
  •   Заведующий 
    кафедрой

  Коломиец 
Г.В.

  1.   «___»_________2011г. 
         
  2.   КУРСОВАЯ 
    РАБОТА
  3.   На 
    тему: «особенности квалификации террористического акта»     

  Руководитель: _______________________/ К.Ю.Н. Ермакова Е.Д. / 

  •   Студент: __________________________/Саранцев Александр Игоревич/ 
          
          
          
       
  •   Королёв — 2011 г.  
  • Содержание

Введение……………………………………………………………………………3 

Глава 1. Анализ состава преступления террористического акта………….6

     1.1 Понятие и общая характеристика террористического акта……6

     1.2 Объект и объективная сторона террористического акта ………..8

    1.3 Субъект и субъективная сторона террористического акта ……15 

Глава 2. Квалифицирующие признаки террористического акта  и освобождения от уголовной ответственности за него……………… ……..18 

Глава 3. Сравнительный анализ террористического акта в российском и зарубежном уголовном праве…………………………………………………24 

Заключение. ……………………………………………………………………..26 

Список 
литературы и нормативно-правовых актов………………..……..29
  
 

       
Введение
 

       Терроризм в настоящее время представляет реальную угрозу безопасности не только отдельных государств, но и международного сообщества и является не только «внутренним», но и международным преступлением.

В России в конце XX — начале XXI века опасность терроризма как действий, направленных на массовые убийства, взрывы или поджоги с целью воздействовать на принятие решений органами власти, резко возросла. Наряду с ростом числа террористических актов, жестокими стали и способы их совершения.

Дерзкие террористические акты в Москве, Волгодонске, Беслане, Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ингушетии и других регионах России порождают страх, панику среди населения, нарушают общественную безопасность и являются реальной угрозой для безопасности общества и государства.

       Опасность современного терроризма обусловлена 
реальной угрозой не только для внутренней, но и внешней безопасности государства.

В настоящее время практически 
все угрозы интересам и безопасности России, которые проявляются на её государственной границе, имеют международный характер и связаны с терроризмом и трансграничной преступностью. Поэтому поиск путей противодействия терроризму сегодня является первоочередной задачей и имеет особую актуальность.

В этих условиях в противодействии терроризму значительная роль принадлежит совершенствованию уголовного законодательства РФ об ответственности за терроризм и правоприменительной практики.

       Хотя 
террористический акт как преступное деяние представляет повышенную общественную опасность, а проблема содержания ст. 205 УК РФ вызывает серьезные дискуссии в литературе, в настоящее время вопрос о совершенствовании данной нормы остается открытым.

Проблему до конца не решили также принятие Федеральных законов от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» и от 27 июля 2006 г.

№ 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму».

Существуют значительные сложности и в отграничении террористического акта от смежных с ним преступных деяний. Серьезные проблемы, связанные с толкованием уголовно-правовых норм об ответственности за террористический акт и преступления, содействующие террористической деятельности, существуют в практике их применения.

       Актуальность 
темы исследования заключается в 
том, что борьба с преступностью 
в Российской Федерации, особенно в 
последние годы, стала одной из приоритетных задач государства.

Эта проблема, наряду с существующим экономическим кризисом и политической нестабильностью, в настоящее время глубоко беспокоит общество.

В период коренных преобразований обостряются социальные противоречия, возникают конфликты, ломается привычный жизненный уклад, ухудшается криминальная ситуация.

       Терроризм, в том числе международный, в 
настоящее время стал реальной угрозой 
не только для отдельных государств, но и для всего мирового сообщества. Данная проблема не обошла и Российскую Федерацию. Это связано, в значительной степени, с произошедшими социально — экономическими изменениями в течение последних 10-15 лет.

       Несмотря 
на предпринимаемые правоохранительными 
органами меры, острота проблемы терроризма и преступлений террористического характера, не снижается. Учитывая изложенное выше, актуальность темы настоящего исследования является бесспорной.

Введение относительно недавно уголовной ответственности за терроризм, захват заложника, организацию незаконного вооруженного формирования и т.д.

требует серьезного научного осмысления как уголовно-правовых норм, в которых предусмотрена ответственность за данные преступления, так и иных норм, направленных на охрану личности, общества и государства, а также практики их применения.

       Все названные выше проблемы послужили 
основанием для выбора темы исследования.

       Целью курсовой работы является комплексное 
исследование ответственности за террористический акт. Данная цель обусловила постановку следующих задач:

       1. Изучить научную литературу по заявленной теме.

       2. Дать уголовно-правовую характеристику 
ст. 205 УК РФ «Террористический 
акт».

       3. Изучить и сравнить российское 
и иностранное законодательство 
в области противодействия терроризму.

       4 .Обосновать пути совершенствования уголовного законодательства об ответственности за террористический акт.

  1.        Объектом 
    исследования выступают: социально-политическое (общеправовое) содержание терроризма; уголовно-правовое определение террористического 
    акта; формы законодательного противодействия терроризму; практика применения уголовного законодательства в сфере противодействия терроризму.
  2.        Нормативную основу исследования составили Конституция 
    Российской Федерации, Уголовный Кодекс Российской Федерации, федеральные 
    и иные нормативно-правовые акты Российской Федерации и ее субъектов, относящиеся к предмету исследования.  
  3.        
    Глава 1. Анализ состава преступления террористического акта
  4.        1.1 Понятие и общая характеристика террористического акта 

       Террористический 
акт это преступление международного характера. Его общественная опасность точно отражена в «Декларации СБ ООН о глобальных усилиях по борьбе с терроризмом», принятой 12 ноября 2001 г. Резолюцией 1377 (2001) на 4413-м заседании Совета Безопасности ООН.

В ней отмечается, что акты международного терроризма представляют собой одну из самых серьезных угроз международному миру и безопасности в XXI веке; являются вызовом для всех государств и для всего человечества; противоречат целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций и что финансирование, планирование и подготовка, равно как и все другие формы поддержки актов международного терроризма, также противоречат целям и принципам Устава Организации Объединенных Наций; создают угрозу для жизни невинных людей и для достоинства и безопасности людей повсюду, угрожают социальному и экономическому развитию всех государств и подрывают глобальную стабильность и процветание.

       В этой Декларации Совет Безопасности ООН вновь заявил о своем недвусмысленном 
осуждении всех актов, методов и 
практики терроризма как преступных и неоправданных, независимо от их мотивировки, во всех их формах и проявлениях, где бы и кем бы они ни совершались[1].

       Правовой 
базой рассматриваемого преступления, в том числе являются: Договор о коллективной безопасности (Ташкент, 1992 г.), Декларация ООН «О мерах по ликвидации международного терроризма» 1994 г., Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 г.

, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г., Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма (Варшава, 2005 г.), Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма (Варшава, 2005 г.), Федеральный закон от 6 мая 2006 г.

N 35-ФЗ (ред. от 30 декабря 2008 г.) «О противодействии терроризму».

  •        В названном национальном законодательстве установлены основные принципы противодействия 
    терроризму, правовые и организационные 
    основы профилактики терроризма и борьбы с ним, сокращения и ликвидации последствий 
    проявлений терроризма, а также правовые и организационные основы применения вооруженных сил в борьбе с терроризмом.
  •        В законе терроризм определяется как «идеология насилия и практика воздействия на принятие решения 
    органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий».
  •        В свою очередь, террористический акт — «совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях»[2].

       Такое определение в Федеральном законе понятий терроризма и террористического 
акта обусловило смену названия ст. 205 УК с «терроризма» на «террористический акт».

       Однако 
следует отметить, что понятие 
террористического акта является одним из самых дискуссионных вопросов в теории уголовного права, а его разработка продолжается постоянно, о чем говорит большое количество выходящих статей, монографий о терроризме.

       
1.2 Объект и объективная сторона террористического акта
 

       Одним из наиболее важных вопросов при квалификации состава преступления является определение такого элемента состава преступления, как объект. Он указывает, на какие общественные отношения посягает виновный, совершая преступление.

       Основным 
объектом
террористического акта является общественная безопасность, нормальное функционирование органов власти.

Характерной чертой террористического акта является стремление субъекта посеять страх у населения, парализовать деятельность государственных и общественных структур.

Воздействие террористического акта рассчитано на неопределенно большой круг лиц или на конкретные органы власти, а в отдельных случаях и на конкретных должностных лиц.

       В Законе РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности» понятие общественной безопасности определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов общества, т.е.

совокупность потребностей, удовлетворение которых надежно обеспечивает существование и возможность прогрессивного развития общества.

К основным объектам безопасности относятся: личность — ее права и свободы; общество — его материальные и духовные ценности; государство — его конституционный строй, суверенитет и территориальная целостность.

       Факультативным 
объектом преступления следует признать отношения по охране здоровья и жизни 
человека, отношения собственности[3].

        Схожую точку зрения выражает и другой автор: «основным объектом данного преступления закон рассматривает не жизнь граждан, которые погибают от рук террористов, и не собственность, которая повреждается или приходит в негодность в результате действий виновных, а общественную безопасность, т.е.

нормальное состояние общественных отношений, чувство защищенности у граждан. Вместе с тем от рассматриваемого преступления страдают и дополнительные объекты — жизнь, здоровье, собственность, нормальная деятельность органов власти, государственных, общественных учреждений, иных социальных институтов»[4].

       Однако 
не все авторы соглашаются с таким 
определением объекта террористического 
акта. В частности Чучаев А.И.

в 
учебно-практическом пособии по преступлениям против общественной безопасности говорит: «Спорной видится позиция некоторых авторов, выделяющих дополнительный объект у рассматриваемого состава преступления (жизнь, здоровье личности, отношения собственности, нормальная деятельность организаций, предприятий).

Состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества, государства (основной непосредственный объект) в первую очередь предполагает обеспечение защиты жизни, здоровья личности, отношений собственности, нормальной деятельности организаций и т.д. В этой связи выделение дополнительного объекта является излишним».

Источник: https://student.zoomru.ru/ugolpravo/osobennosti-kvalifikacii-terroristicheskogo-akta/51831.407726.s1.html

Уголовный кодекс (RSC, 1985, c. C-46)

(a) действие или бездействие, которое было совершено в Канаде или за ее пределами и которое, если оно совершено в Канаде, является одним из следующих преступлений:

  • (i ) Преступления, указанные в подразделе 7 (2), которые реализуют Конвенцию о борьбе с незаконным захватом воздушных судов , подписанную в Гааге 16 декабря 1970 г.,

  • (ii) преступления, указанные в подразделе 7 (2) которые реализуют Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации , подписанную в Монреале 23 сентября 1971 года,

  • (iii) правонарушения, указанные в подразделе 7 (3), которые предусматривают Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов , принятая Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 14 декабря 1973 г.,

  • (iv) преступления, указанные в в подразделе 7 (3.1), которые реализуют Международную конвенцию о борьбе с захватом заложников , принятую Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 17 декабря 1979 года,

  • (v) преступления, указанные в подразделе 7 (2.21), которые предусматривают Конвенция о физической защите ядерного материала, совершенная в Вене и Нью-Йорке 3 марта 1980 г., с поправками, внесенными Поправкой к Конвенции о физической защите ядерного материала, совершенной в Вене 8 июля 2005 г., и Международной конвенцией «Пресечение актов ядерного терроризма», совершенное в Нью-Йорке 14 сентября 2005 г.,

  • (vi) преступления, указанные в подразделе 7 (2), в соответствии с Протоколом о борьбе с незаконными актами насилия в аэропортах Обслуживание международной гражданской авиации , дополняющее Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации , подписанную в Монреале 24 февраля 1988 г., 90 003

  • (vii) правонарушения, указанные в подразделе 7 (2.1), которые реализуют Конвенцию о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства , совершенную в Риме 10 марта 1988 г.,

  • (viii) преступления, указанные в подразделе 7 (2.1) или (2.2 ), которые реализуют Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе , совершенный в Риме 10 марта 1988 г.,

  • (ix) преступления, указанные в подразделе 7 (3 .72), которые реализуют Международную конвенцию о борьбе с бомбовым терроризмом , принятую Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 15 декабря 1997 года, и

  • (x) преступления, указанные в подразделе 7 (3.73), которые выполнять Международную конвенцию о борьбе с финансированием терроризма , принятую Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 9 декабря 1999 года, или

  • 18 Кодекс США § 2332b — Акты терроризма, выходящие за пределы национальных границ | U.S. Код | Поправки к Закону США

    2015 — п. (g) (5) (B) (i). Паб. В п. 114–23 заменено «2280a (в отношении безопасности на море), с 2281 по 2281a» на «2281» и вставлено «2332i (в отношении актов ядерного терроризма)» перед «2339 (в отношении укрывательства террористов)».

    2008 — Подст. (g) (5) (B) (i). Паб. L. 110–326 заменил «1030 (a) (5) (A), приводящий к повреждению, как определено в 1030 (c) (4) (A) (i) (II) — (VI)» на «1030 (a)»). (5) (A) (i), повлекшее за собой повреждение, как определено в 1030 (a) (5) (B) (ii) — (v) ».

    2006 — Подраздел. (g) (5) (B) (i). Паб. L. 109–177, §§110 (b) (3) (A), 112 (a) (1), (b), замененный «1992 (в отношении террористических атак и других актов насилия против железнодорожных перевозчиков и массовых транспортных систем на суше, по воде или по воздуху) »,« 1992 (в отношении крушений поездов), 1993 (в отношении террористических атак и других актов насилия в отношении систем общественного транспорта) »и« терроризм »), 2339D ( в отношении военного обучения иностранной террористической организации), или 2340A »для« терроризма »или 2340A».

    Подсек. (g) (5) (B) (iv). Паб. L. 109–177, §112 (a) (2) — (4), добавлен п. (iv).

    2004 — пп. (g) (5) (B) (i). Паб. L. 108–458, §6908 (1), добавлено «175c (в отношении вируса натуральной оспы)», после «175 или 175b (в отношении биологического оружия)» и «2332g (в отношении ракетных систем, предназначенных для уничтожения самолетов), 2332h (относящиеся к радиологическим рассеивающим устройствам) », перед« 2339 (относящиеся к укрывательству террористов) ».

    Паб. L. 108–458, §6803 (c) (3), добавлено «832 (в отношении участия в ядерных угрозах и угрозах оружия массового уничтожения для Соединенных Штатов)» после «831 (в отношении ядерных материалов)».

    Паб. L. 108–458, §6603 (a) (1), добавлено «1361 (в отношении государственного имущества или контрактов)» после «1203 (в отношении захвата заложников)» и «2156 (в отношении материалов национальной обороны, помещений , или коммунальные услуги) »после« 2155 (в отношении уничтожения материалов национальной обороны, помещений или коммунальных услуг) ».

    Подсек. (g) (5) (B) (ii). Паб. L. 108–458, § 6908 (2), заменил «статьи 92 (касающиеся запретов на атомное оружие) или» на «раздел» и вставил «2122 или» перед «2284».

    2002 — пп. (g) (5) (B) (i). Паб. В L. 107–197 после «2332b (в отношении террористических актов, выходящих за пределы национальных границ)» добавлено «2332f (в отношении бомбардировок общественных мест и объектов)» и «2339C (в отношении финансирования терроризма» после «2339B ( об оказании материальной поддержки террористическим организациям) ».

    2001 — пп. (е). Паб. L. 107–56, §808 (1), добавлено «и любое нарушение статей 351 (e), 844 (e), 844 (f) (1), 956 (b), 1361, 1366 (b), 1366»). (c), 1751 (e), 2152 или 2156 этого заголовка »перед словами« и Секретарь ».

    Подсек. (g) (5) (B) (i) — (iii). Паб. L. 107–56, §808 (2), добавлены пп. (i) — (iii) и вычеркнуты бывшие пп. (i) — (iii), вставив ссылки на разделы 175b, 229, 1030, 1993 и 2339 этого заголовка и вычеркнув ссылки на 1361, 2152, 2156, 2332c этого заголовка в пп. (i) и вставив ссылки на разделы 46504, 46505 и 46506 заголовка 49 в п. (iii).

    1996 — Subsec. (б) (1) (А). Паб. L. 104–294, §601 (s) (1), вычеркнуто «любой из правонарушителей использует» перед «почтой или любым другим средством» и вставлено «используется» после «иностранная торговля».

    Подсек. (g) (5) (B) (i). Паб. L. 104–294, §601 (s) (3), добавлено «930 (c)» перед «956 (в отношении заговора с целью причинения вреда собственности иностранного правительства)», «1992» перед «2152 (в отношении повреждение укреплений, оборонительных сооружений гавани или оборонительных морских районов) »и« 2332c »перед« 2339A (в отношении оказания материальной поддержки террористам) ».

    % PDF-1.5 % 29 0 объект > эндобдж xref 29 104 0000000016 00000 н. 0000002996 00000 н. 0000003125 00000 н. 0000003615 00000 н. 0000003761 00000 н. 0000004296 00000 н. 0000004572 00000 н. 0000005043 00000 н. 0000005512 00000 н. 0000006040 00000 п. 0000006075 00000 н. 0000006100 00000 н. 0000006213 00000 н. 0000006324 00000 н. 0000006889 00000 н. 0000007162 00000 п. 0000008192 00000 н. 0000008331 00000 п. 0000008813 00000 н. 0000008838 00000 н. 0000009295 00000 н. 0000009562 00000 н. 0000010373 00000 п. 0000011227 00000 п. 0000011809 00000 п. 0000012560 00000 п. 0000013216 00000 п. 0000013853 00000 п. 0000013997 00000 п. 0000014762 00000 п. 0000017411 00000 п. 0000017480 00000 п. 0000017593 00000 п. 0000068008 00000 п. 0000068288 00000 п. 0000069004 00000 п. 0000097965 00000 п. 0000132251 00000 н. 0000169468 00000 н. 0000169537 00000 н. 0000169634 00000 н. 0000198738 00000 н. 0000199028 00000 н. 0000199474 00000 н. 0000199543 00000 н. 0000199637 00000 н. 0000216331 00000 н. 0000216617 00000 н. 0000216883 00000 н. 0000216908 00000 н. 0000217279 00000 н. 0000218065 00000 н. 0000218110 00000 н. 0000218920 00000 н. 0000218965 00000 н. 0000219778 00000 п. 0000219823 00000 п. 0000220609 00000 н. 0000220654 00000 н. 0000221302 00000 н. 0000221347 00000 н. 0000222130 00000 н. 0000222175 00000 н. 0000222901 00000 н. 0000222946 00000 н. 0000223747 00000 н. 0000223792 00000 н. 0000224599 00000 н. 0000224644 00000 н. 0000224731 00000 н. 0000228006 00000 н. 0000228361 00000 н. 0000228843 00000 н. 0000229271 00000 н. 0000229648 00000 н. 0000229984 00000 н. 0000230450 00000 н. 0000230882 00000 н. 0000233193 00000 п. 0000235164 00000 п. 0000237475 00000 н. 0000241126 00000 н. 0000243643 00000 н. 0000246444 00000 н. 0000248757 00000 н. 0000251148 00000 н. 0000260086 00000 н. 0000261852 00000 н. 0000264165 00000 н. 0000265921 00000 н. 0000269377 00000 н. 0000272833 00000 н.> ~ A٥ = l # Lr12d5M

    Российское законодательство и борьба с терроризмом — Виктор Э.Петрищев | Российские взгляды на противодействие терроризму в течение восьми лет диалога: выдержки из материалов четырех американо-российских семинаров

    Ниже приведен неисправленный машинно-читаемый текст этой главы, предназначенный для предоставления нашим собственным поисковым системам и внешним системам богатого, репрезентативного для каждой главы текста каждой книги с возможностью поиска. Поскольку это НЕПРАВИЛЬНЫЙ материал, пожалуйста, рассматривайте следующий текст как полезный, но недостаточный прокси для авторитетных страниц книги.

    Российское законодательство и Борьба с терроризмом Виктор Э.Петрищев * Государственная Дума РФ В начале 1990-х годов терроризм в Российской Федерации претерпел трансформацию. образование из ряда несвязанных, редких и несколько уникальных проявлений насильственные преступления к системной и крупномасштабной угрозе государству и обществу в целом. al. До этого периода в Советском Союзе действовало законодательство, предусматривающее довольно жесткое пресечение социально и политически мотивированных преступных действий. Там- Таким образом, потенциальные исполнители террористических актов (например, ультранационалисты, религиозные организации) натики и экстремисты), которые планировали насильственные изменения существующей социально-политической системы. судебный приказ и т. д. обычно выявлялись правоохранительными органами в ранние этапы планирования.Потенциальные преступники подвергались открытым и клановым расследованиям. назначать операции, направленные на исправление их поведения и перенаправление их деятельности в законные каналы. Кроме того, действует общегосударственная система профилактики экстремальных заболеваний. Истинные и террористические акты казались достаточно эффективными. Например, распределение антиконституционная пропаганда и создание организаций с этой целью наказуемы в соответствии с Уголовным кодексом. Государственная цензура устраняет возможности массового производства и законного распространения материалов, провозглашающих идеи национальное, религиозное или расовое превосходство; созданы лицензионные и разрешительные требования серьезные препятствия для приобретения огнестрельного оружия и взрывчатых веществ.Учитывая все вышеперечисленные обстоятельства, несколько отдельных террористических актов, которые произошел, например, взрыв московского метрополитена в 1977 г. группа армянских националистов и попытка угона группой молодых людей в г. Тбилисский аэропорт в 1984 году по праву считался уникальным явлением, нетипично для нашей страны. В результате только два вида преступлений были классифицированы как терроризм по советскому законодательству того периода: террористический акт и террористический акт. * Перевод с русского Ритой Кит.35 год

    36 РОССИЙСКИХ ВЗГЛЯДОВ НА БОРЬБУ С ТЕРРОРИЗМОМ действовать против представителя иностранного государства (статьи 66 и 67 соответственно Уголовный кодекс Российской Советской Федеративной Социалистической Республики [РСФСР]). Однако к началу 1990-х годов ситуация значительно изменилась. Верховая езда на волне так называемых демократических реформ страна пережила вспыхнувшие деструктивные процессы, создающие благоприятную среду для увеличения преступность, экстремизм и терроризм.Среди этих факторов был экономический спад, обострение межнациональных отношений, рост сепаратизма и потеря ценностей которые прежде связывали общество, такие как гражданский долг, патриотизм и интернационализм. Пока глава государства Михаил Горбачев выезжал за границу продвигая его новую политику и общечеловеческие ценности, его собственное государство было рушится. В целом, эгоцентризм и близорукость тех, кто работает в больнице. высшие уровни политической власти, отсутствие контроля со стороны исполнительной власти над развитием событий во внешних регионах СССР, и политическое манипулирование различными странами идеалистов и экстремистов новым поколением амбициозных политиков, стремящихся захватить политический контроль привел к развалу правоохранительных органов.Неавторизованный митинги, демонстрации и марши стали более распространенными. Они увеличивают- изначально приобрела антиобщественный характер и все чаще переходила в беспорядки и гражданские волнения. Кремль не отреагировал быстро и решительно, и, как следствие, закон правоохранительные органы и военные были заложниками нерешительного главы государства. В итоге эти процессы привели к фактическому коллапсу государства. Однако новая политическая «элита», активно использующая националистические и сепаратистские настроения. идеями, а также политическим и религиозным экстремизмом в их политической борьбе с центральные власти, не смогли признать тот факт, что разрушительные процессы они так активно поддерживали, набирали значительную силу.Достигнув широкой поддержки среди различных групп населения, экстремизм превратился в серьезную угрозу только что зарождающемуся постсоветскому административные и политические образования. Недооценка этой угрозы лидерами новосозданных государств на примере обращения Бориса Ельцина к подданным Российская Федерация «забрать столько суверенитета, сколько они могут поглотить- низкий, «вылился в ряд крупномасштабных конфликтов, в том числе вооруженных. Широко распространенный правовой и моральный нигилизм и потеря общих социальных ценностей и духовность в значительной степени способствовали увеличению террористических актов в России. и другие члены Содружества Независимых Государств.Кроме того, на неоднократно сами высшие органы власти демонстрировали полную уважение к верховенству закона и национальной конституции. Незаконное насилие было регулярно нанимаются властью для защиты некоторых неясных «жизненных интересов» (по определению главы государства и его ближайшего окружения). В Российской Федерации своего пика эта тенденция достигла в октябре 1993 г., когда российский «Белый дом» подвергся нападению в Москве. Можно утверждать, что приведенные выше комментарии выходят далеко за рамки обсуждения — российское антитеррористическое законодательство и рискованные действия в области политической науки. но я чувствовал себя обязанным поднять их здесь, учитывая поистине решающую роль эти негативные события сыграли в конце 1980-х — начале 1990-х годов.

    СИЛЬНЫЙ ТЕРРОРИЗМ 37 Другие факторы, способствующие распространению терроризма в Российской Федерации: В начале 1990-х годов можно выделить следующие: • Общий спад экономической активности; • рост напряженности в межэтнических отношениях, часто приводящий к вооруженным конфликтам. конфликты разной интенсивности; • Рост числа социальных проблем — безработица, сокращение числа помощников. хорошее самочувствие активной рабочей силы, отсутствие целевой молодежной политики, потеря мировоззренческие и моральные ценности; • Ослабление системы лицензирования и регистрации оружия и рост незаконного оборота огнестрельного оружия и других средств совершения насильственных преступлений; • Высокий уровень коррупции среди государственных бюрократов, в результате чего рост организованной преступности и уличной преступности; а также • Взаимосвязь религиозного и политического экстремизма на одной с другой стороны, повышение общего уровня преступной активности в обществе.В этом контексте, начиная с начала 1990-х годов, статистика в Российской Федерации ции показали неуклонный рост преступности. Например, в 1994–1995 годах только 64 сообщалось о взрывах, но в 1996-2000 гг. ежегодное число таких бывших участков — 600-700 (в первом квартале 2001 г. было зарегистрировано 155 таких случаев). Особого внимания заслуживают изменения, отмеченные в характере совершения преступлений. с применением взрывных устройств. Чаще всего эти преступления не попадают в тривиальной категории «групповая война», но, скорее, кажется, что она отвечает всем критериям террористические акты.По данным Федеральной службы безопасности Российской Федерации- (ФСБ), только 16 из общего числа 600 зарегистрированных взрывов в 1997 г. могут рассматриваться как террористические акты, в то время как из примерно такого же количества в 2000 г. 150 можно было считать террористическими актами. Используя те же критерии, 61 из 155 взрывов в первом квартале 2001 года были признаны террористическими актами. Кроме того, необходимо подчеркнуть тенденцию к увеличению количества людей и социальные последствия взрывов, совершенных в Российской Федерации в последнее время годы.Например, в 1997 году в результате бомбардировок погибло 153 человека; в 1998 г., 163; в 1999 году — 506; а в 2000 году — 207 человек, еще сотни были ранены. Пока это год десятки были убиты или ранены. В середине 1990-х законодателям пришлось отреагировать на растущую угрозу террора. ism и расширить определение преступных действий, классифицируемых как терроризм. Усыновить- от 7 января 1994 г. Федеральный закон 10-ФЗ введен в Уголовное дело РСФСР. Статья 213 (3) Кодекса, озаглавленная «Терроризм». Это было первое юридическое определение. термина терроризм в нашей стране.В статье терроризм определяется как «взрывы, поджог и другие действия, создающие угрозу для жизни людей, крупный материальный ущерб и другие негативные последствия, совершенные против общественной безопасности или с целью влияние на принятие решений государственными органами ». Новый Уголовный кодекс РФ, вступивший в силу 1 января 1997 г. определяет терроризм в разделе IX, глава 24 (преступления против

    38 РОССИЙСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НА БОРЬБУ С ТЕРРОРИЗМОМ общественная безопасность и общественный порядок), статья 205.На мой взгляд, основная цель террористические атаки намного шире, чем общественная безопасность — террористы совершают свои действия против конституционных основ общества и его структуры управления. Поэтому было бы правильнее включить статью о терроризме. в разделе X Уголовного кодекса, который касается преступлений против власти Мент авторитет. Действительно, последствия террористического акта менее значительны для государство и общество, чем покушение на сотрудника правоохранительных органов? Закон карает покушение на сотрудника правоохранительных органов с применением смертная казнь при совершении террористического акта (без отягчающих обстоятельств) автомобиль- наказывается лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.Определение терроризма в статье 205 также кажется неверным. В этом статье терроризм определяется как «взрывы бомб, поджоги и другие действия, представляющие угрозу гибели людей, крупного имущественного ущерба и других негативных последствий при условии, что эти действия были совершены против общественной безопасности с целью посеять страх среди населения или влияющих на принятие решений государственными органами, и / или угроза совершения этих действий с той же целью ». Анализ этого определения показывает, что оно не может адекватно описать природа и сущность терроризма.Фактически, террористы могут преследовать цели, которые помимо влияния на принятие решений государственными органами. В соответствии с М.П. Одесский и Д. Фельдман, терроризм в самом широком смысле, это «способ управлять обществом через страх». 1 Следовательно, террористы также могут нацеливаться на людей вне правительства. Цели могут быть основаны на национальности, раса, политика, экономика, религия или некоторые другие критерии; в некоторых случаях целая население может быть целевым. Я также хотел бы поставить под сомнение определение «распространения страха среди населения». â € как основная цель терроризма.Действительно, распространяя страх среди Население — очень важная составляющая терроризма. (Авторы статьи- кл.205 УК РФ следует отнести упоминание этого компонента — он не был включен в текст статьи 213 [3] УК РСФСР.) Однако этот компонент служит лишь инструментом для достижения террористических целей и не является конечной целью сама по себе. Наконец, текст статьи 205 Уголовного кодекса не соответствует должным образом. отражают сущность терроризма, даже если рассматривать его не как социально-политический феномен. номен, но как чисто криминальный.Легко увидеть, что в этой статье законодатели представили список различных проявлений терроризма — поджоги, взрывы ings, и другие действия. Следовательно, название «Террористические акты» было бы более точным. уместно для этой статьи, а не для нынешнего названия «Терроризм». Использование определений привело к ряду трудностей при разработке Федерального закона. Закон «О борьбе с терроризмом», описание которого приводится ниже. Тем не менее, введение уголовной ответственности за террористические акты не применялось. рассматривать проблему терроризма как чрезвычайно опасного социально-политического явления. номен.(В дополнение к статье 205 «Терроризм» Уголовного кодекса Российской Федерации Российская Федерация содержит статью 206 «Взятие посыльного»; Статья 207, «Мак-

    СИЛЬНЫЙ ТЕРРОРИЗМ 39 заведомо ложные заявления о террористических актах »; Статья 277, «Покушение о жизни правительства или общественного деятеля »; и статья 360, «Нападение на Лица и / или организации, пользующиеся международной защитой ». Необходимость в ком- Прочная общенациональная система контртеррористических мер была впервые реализована в в начале 1990-х годов агентствами, наиболее знакомыми с террористическими актами, а именно службы безопасности и правоохранительные органы.В конце 1996 года рабочая группа поручила с разработкой Федерального закона «О противодействии терроризму» был создан в рамках под эгидой Комитета Государственной Думы. Председатель Думы г. В.И. Илюхин возглавил рабочую группу. Хотя рабочая группа была довольно немногочисленны, десятки ученых, экспертов и практиков из разных министерства и ведомства внесли свой вклад в окончательный проект. В дополнение к нескольким документам документы уже подготовлены ФСБ, МВД и Генеральная прокуратура РФ, рабочая группа изучили материалы ряда конференций, проведенных по данной тематике и законодательству. родство некоторых зарубежных стран, в том числе Великобритании, Израиля, Испании, Италии, Перу, США, Турция и Германия.Подчеркну, что подавляющее большинство депутатов Госдумы, независимо от их партийной или политической принадлежности, поддержал деятельность рабочей группы. Я считаю, что это подавляющее поддержку можно объяснить тем, что терроризм — это «равные возможности» угроза — он не делает исключений для расы, класса, национальности или этнической принадлежности. Как недавний история показала, что жертвы терактов можно найти среди глав государств, общественные деятели, предприниматели и невинные прохожие.К моменту первого чтения законопроекта 10 сентября 1997 г. терроризм был определен авторами как социально-политический феномен, проявляющийся через «Незаконное насилие (или угроза его применения) в отношении физических и юридических лиц или разрушение причинение вреда (или его угроза) имуществу, совершенное с целью подрыва общественной безопасности, международных организаций и установленной системы национальных правительство путем принуждения государственных органов к принятию решений, желаемых террористов ». В этой формулировке авторы явно отошли от узких юридическое определение термина — и они были совершенно правы, поскольку это не уголовный, а федеральный, призванный установить общегосударственный подход к борьбе с терроризмом как опасным социально-политическим явлением.Этот — формулировка, которая была принята почти единогласно депутатами Государственной Дума в первом чтении законопроекта. Однако на этапе комментариев авторы получили значительное количество число аналогичных комментариев2 с настоятельным призывом привести определение в соответствие в редакции статьи 205 УК РФ. В том числе Президент и Правительство Российской Федерации. отправил аналогичные запросы. К сожалению, влияние и авторитет тех преобладали комментарии, и впоследствии определение было сужено до просто перечень террористических актов, описанных в статьях 205, 207, 277 и 360 Закона Уголовный кодекс.Это изменение неизбежно привело к сужению общегосударственного профилактическая роль. С одной стороны, изменения в определениях сместили акценты

    40 РОССИЙСКИХ МНЕНИЙ НА БОРЬБУ С ТЕРРОРИЗМОМ на борьбу с террористическими преступлениями, подпадающими под юрисдикцию ти службы и правоохранительные органы. С другой стороны, более узкое определение Это привело к тому, что многие факторы не были предметом их внимания, что сыграло важную роль. роль в определении самого терроризма.Однако эти факторы необходимо учитывать, а не только с правовой точки зрения, но и через общегосударственную систему хозяйствования. ic, социальные, идеологические и другие меры. Обращаю ваше внимание на еще один недостаток проекта, который появился после того, как он был принят в первом чтении 10 сентября 1997 г. вопрос касается статуса Федеральной межведомственной антитеррористической комиссии, созданный Постановлением Правительства РФ № 45 от 16 января 1997 г.Директор ФСБ России Федерация была назначена главой комиссии, тогда как в большинстве других стран попытки антитеррористической деятельности ведутся под эгидой высшего руководства. действующий офис в стране. Этот статус был бы очень выгоден в настоящее время. день россии. Поэтому авторы Федерального закона в статье под названием «Межведомственная антитеррористическая комиссия Российской Федерации» при условии, что Правительство Российской Федерации создаст комиссию и его возглавит заместитель председателя правительства.В той же статье относительно подробное изложение миссии, полномочий и ответственности этого федерального координирующего органа. Кроме того, законом предусматривалось установление аналогичные органы на уровне субъектов федерации (или на региональном уровне, в том числе несколько субъекты федерации). Все эти меры отражали предлагаемую национальную широкая вертикально интегрированная система антитеррористических мероприятий. К сожалению, гив- По настойчивым просьбам Аппарата Президента данное положение изменено. следующим образом: «Чтобы обеспечить надлежащую координацию антитеррористической деятельности, Президент и Правительство Российской Федерации могут создавать региональные и федеральные антитеррористические комиссии.«3 Лишь позже это было исправлено (Федеральное правительство РФ). Постановление Правительства № 1302 от 6 ноября 1998 г.). Указ также назначил председателя Правительства Российской Федерации возглавить комиссия. В конечном итоге Федеральный закон «О противодействии терроризму», вступивший в силу 4 августа 1998 г., оставался несовершенным документом. Однако это со- связано с решением ряда ранее поставленных задач. Он предусматривает определенные правовые и социальные гарантии для лиц, принимающих непосредственное участие в контртеррористических операциях.Это положение было особенно важно для сотрудников правоохранительных органов. Закон также устанавливает четкие определения и вводит основные термины, что полезно не только для теоретического анализа ситуации, но и для практической работы несколько органов исполнительной власти, аппарат безопасности и широкая общественность. Закон предусматривает четкий список организаций, непосредственно ответственных за контртеррористическую деятельность. Рористские операции. В статье 6 установлено, что таких агентств в стране шесть. Российская Федерация: Федеральная служба безопасности, Министерство внутренних дел. ярмарки, Служба внешней разведки, Федеральная служба охраны, Министерство- Попытка обороны и Федеральной пограничной службы.К сожалению, их соответствующие

    СИЛЬНЫЙ ТЕРРОРИЗМ 41 юрисдикции не были четко определены. Например, Подстатьи 2 и 3 Статьи- Правила 7 обеспечивают предотвращение, выявление и расследование политически мотивированных предполагаемые террористические преступления подпадают под юрисдикцию Федеральной службы безопасности, при предотвращении, выявлении и расследовании финансово мотивированных террористических актов. Рористические преступления подпадают под юрисдикцию Министерства внутренних дел Российской Федерации. Российская Федерация.Однако в законе нет четких определений и различие между политическими и финансовыми мотивами. Закон также предусматривает, что помимо вышеперечисленных агентств, Правительство Российской Федерации предоставляет перечень иных федеральных органов исполнительной власти. агентства, которые могут быть привлечены к участию в контртеррористической деятельности с: в их соответствующих компетенциях. Составление списка конкретных министерств и ведомств, несущих прямую ответственность для контртеррористической деятельности важно, и это далеко не формальное декларация.Следует учитывать тот факт, что на более ранних этапах при разработке этого закона руководители некоторых из этих органов пытались избавиться от свои агентства этой ответственности, утверждая, что эта функция не была делегирована им в соответствии с ранее действовавшим законодательством. Если бы такая позиция возобладала, законодатели был бы вынужден делегировать эту ответственность только двум агентствам — Федеральная служба безопасности и МВД России Федерация. Действительно, до разработки Федерального закона «О борьбе с терроризмом» ism, — эти два агентства были единственными, кто отвечал за такую ​​деятельность (см. Федеральный закон 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности Российской Федерации». от 3 апреля 1995 г .; Федеральный закон 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел». Министерства внутренних дел Российской Федерации от 6 февраля 1997 г .; и Де- Указ Президента Российской Федерации № 1039 «Об утверждении Положение о Министерстве внутренних дел Российской Федерации- ция »).Авторы Федерального закона «О противодействии терроризму» исходили из работают исходя из предположения, что новый закон может изменить ответственность агентств в в соответствии с ранее принятым законодательством. Глава III («Управление контртеррористическими операциями») Федерального Положительного упоминания заслуживает и Закон «О борьбе с терроризмом». Эта глава дается общий план создания и управления целевыми группами по вопросам поведения: контртеррористических операций, что вносит столь необходимую ясность в и выполнение таких операций.Командующему оперативной группой даны широкие власти — он решает масштаб и объем операции, определяет сроки операции, определяют, какие силы и средства будут задействованы, определяет, какая информация предоставляется СМИ и т. д. Статья «Управление контртеррористическими операциями» специально предусматривает, что «меж- любое лицо, независимо от его / ее положения в повседневном управлении- Проведение контртеррористической операции строго запрещено.â € Положения Глава 3 прошла реальные испытания в ходе спецопераций по борьбе с терроризмом в г. Чечня, когда Федеральный закон «О противодействии терроризму» де-факто заменил несостоявшийся Федеральный закон «О чрезвычайных ситуациях».

    42 РОССИЙСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НА БОРЬБУ С ТЕРРОРИЗМОМ Федеральный закон «О борьбе с терроризмом» также наложил серьезные ограничения: о сделках, которые могут быть предложены террористам в целях спасения человеческих жизней.Если переговоры с террористами будут сочтены необходимыми, переговорщики должны быть специально санкционировано командиром оперативной группы. Никто не может быть переданы террористам, нельзя передавать оружие или опасные материалы их, и никакие политические требования не могли рассматриваться в обмен на отмену террористический акт. Наконец, закон пытается отойти от недавней тенденции сужения определение контртерроризма просто ответ на террористические акты. (Один раз опять же, необходимо указать на недостатки в определении терроризма, используемом в язык статьи 3 Федерального закона.) Тем не менее сразу после провозглашая принцип верховенства закона, статья 2 («Основные принципы Противодействие терроризму ») Федерального закона гласит, что« приоритет отдается: предотвращение терроризма ». Цели предотвращения терроризма подчеркиваются многочисленными время в других положениях закона, наряду с необходимостью получения своевременных информация о планировании и подготовке таких атак. Нет нужды утверждать, что при столкновении с террористическими актами правоохранительные органы офицеры сталкиваются с последствиями хронических процессов, ведущих к преступлению, процессы, которые находятся вне их прямого контроля.К ним относятся социальные, политические и экономическое развитие, межэтнические отношения, отношения между федеральными правительство и субъекты федерации и т. д. Следовательно, закон делает попытка перенести акцент на предотвращение терроризма, включая проведение государственных должностные лица правительства, ответственные за неверные административные и политические решения. Позвольте мне подробнее остановиться на предыдущем заявлении. Основные причины терроризма в современной России лежат в нынешнем экономическом и социальном кризисе, усугубляющем меж- этнические отношения и усиление политической напряженности.Поэтому любой террористический акт является результатом динамического взаимодействия неблагоприятных социальных условий и личных расстройства, обычно приписываемые исполнителям террористических актов. Осмелюсь сказать это есть тенденция, прекрасно иллюстрируемая как международным, так и российским опытом. ence. Когда национальная экономика стабильна, социальная политика правительства хорошо сбалансированы и поддерживаются большинством населения и людей доходы намного выше черты бедности. Когда человек может свободно и полностью удовлетворять его или ее духовные и материальные потребности и реализовывать свои права и свободы, нет неблагоприятных социальных условий, подпитывающих террористические акты, и расстройства личности становятся основной мотивацией.Напротив, когда национальная экономика, социальная политика и духовное благополучие страдают от При серьезном кризисе террористические акты вызваны в первую очередь этими неблагоприятными условиями. Психологически мотивированные террористические акты лучше всего иллюстрируются ак- дела Теодора Качиньского (помечены Федеральным бюро расследований [ФБР] как Унабомбер), терроризировавший все Соединенные Штаты с 1978 года. до 1985 года, или Чарльз Уитмен, чьи перестрелки в 1966 году в Техасе оставили 12 убиты и 30 ранены.С другой стороны, рост террористической активности в России в прошлом

    СИЛЬНЫЙ ТЕРРОРИЗМ 43 Десятилетие можно объяснить, прежде всего, неблагоприятными социальными условиями. Их объединенные Эффект во многом стал причиной всплеска терроризма и в Чечне. Учитывая тот факт, что терроризм становится все большей угрозой для стран во всем мире многие страны активно ищут способы улучшить свои национальное антитеррористическое законодательство.Очевидно, что, несмотря на тенденцию к увеличению В условиях глобализации каждая страна ищет свои уникальные способы защиты борясь с терроризмом. В свете этого изучение международного опыта в область контртеррористической политики, подходов и нормативно-правовой базы становится все более важным. Такие исследования предоставляют исследователям набор инструменты и методы, позволяющие им лучше анализировать угрозы, с которыми они сталкиваются стран и разработать наиболее эффективные общенациональные системы предотвращения и ликвидация терроризма.Фактически, несмотря на разнообразие национальных правовых систем и подходов к предотвращения терроризма, большинство из них были разработаны в ответ на те же фундаментальные совокупность внутренних и внешних факторов. К ним относится природа внешнего угроза, внутриполитическая ситуация, уровень преступности в стране, характер длительные бытовые конфликты, история различных этносов и их культивирование. культурные и религиозные традиции и нормы, уровень культурно-правового сознания населения, развитие институциональной основы общества и так далее.Анализ влияния вышеперечисленных факторов на развитие мент антитеррористического законодательства в разных странах и применение этого меж- национальный опыт с учетом конкретных обстоятельств в вашей стране может привести к разработка наиболее эффективной модели национального подхода к противодействию терроризм. Реализация этого подхода при полном использовании международных опыт может сэкономить время на эмпирическое тестирование различных моделей и может повысить уровень академических исследований и практической работы в вашей стране до высший уровень.Сравнительные исследования антитеррористического законодательства и правоприменительной практики. es во всем мире обогащают всех специалистов, позволяя им видеть проблему в целом, что дает им возможность предлагать многообещающие подходы для совершенствования национального законодательства в этой области. Позвольте мне вкратце коснуться российского и американского подходов к противодействию терроризм, который, надеюсь, будет интересен с учетом тематики нашего семинара. Сохранить время, я не буду вдаваться в подробный анализ причин терроризма в наших двух стран, потому что этот вопрос может стать предметом отдельного обсуждения.Г-н Дэвид Такер, специализирующийся на исследованиях специальных операций и конфликты низкой интенсивности за последние 25 лет для Департамента США Defense, обозначил следующие принципы антитеррористической операции: • соблюдение политики, запрещающей заключение сделок с террористами; • Расширение юрисдикции национального законодательства для разрешения преследования террористов за пределами США; • Активное продвижение международных антитеррористических конвенций и договоров;

    44 РОССИЙСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НА БОРЬБУ С ТЕРРОРИЗМОМ • Разработка и реализация различных защитных антитеррористических мероприятий; • Устранение причин терроризма и предотвращение его распространения; • Реализация дальновидных мер по предотвращению террористической действует; а также • Проведение спецопераций по уничтожению террористических организаций из в.4 Есть сходство в антитеррористической политике как России, так и США. Государства, включая ограничения на освещение в СМИ событий, связанных с терроризмом; возможное размещение военных средств для реагирования на крупномасштабные террористические акты; утили- использование секретных методов проникновения в террористические организации; социальная гарантия футболки и охрана личного состава, задействованного в антитеррористических операциях; и так далее. Анализ принципов антитеррористической политики, изложенных в статье 2 выше- Упомянутый Федеральный закон РФ обнаруживает следующие сходства: • Верховенство закона; • Повышение приоритета предотвращения терроризма; • неотвратимость наказания за террористические акты; • Сочетание прозрачных и секретных методов; • Комплексный подход, включая превентивные меры, политические, ле- общественно-экономические и общественные мероприятия; • приоритетная защита прав жертв терроризма; • Минимальное подчинение требованиям террористов; • Единая линия управления контртеррористическими операциями; а также • Минимальное информирование о тактике и методах контртеррористических операций, а также минимальное раскрытие информации о задействованном персонале.Сравнительный анализ Федерального закона РФ «О противодействии терроризму». ismâ € и Закон США о борьбе с терроризмом и эффективной смертной казни от 1996 г. некоторые общие черты, несмотря на существенные различия в двух документах. Для Например, законодатели США и России по-разному определяют терроризм; они различаются по определению основных причин терроризма; И они предоставить правительству различные полномочия для борьбы с внешними угрозами. Кроме того, правовая база в двух странах разная.Кроме того, антитерроризм и Закон о смертной казни — это очень подробный документ, в то время как российский закон относительно короткий (содержит всего 29 статей) и предусматривает только общие регулирование антитеррористической деятельности. Очевидно, финансовые ресурсы этих двух стран сильно различаются. Фактически, принятие Закона США о борьбе с терроризмом и эффективной смертной казни привел к дополнительным многомиллионным ассигнованиям участвующим агентствам в антитеррористической работе, в том числе ФБР, У.S. Таможенная служба, иммиграционная служба и Служба натурализации, Управление по борьбе с наркотиками, Департаменты Правосудие и казначейство, Секретная служба США и другие. Чтобы проиллюстрировать русский

    СИЛЬНЫЙ ТЕРРОРИЗМ 45 ситуации в этой сфере, позвольте мне привести следующие примеры. В начале 1999 г. Совет Безопасности Российской Федерации, действующий в соответствии с Указом Президента разработана Федеральная программа по укреплению Контртеррористическая деятельность.После того, как все заинтересованные стороны (т. Е. Агентства принимал непосредственное участие в этой работе), проект был затем «убит» Министерством внутренних дел. Экономика и Минфин, потому что денег на оплату не было. предлагаемые меры. Следует отметить, что превентивные меры были превалирующими. в этой программе, с особым упором на активные меры противодействия распространение экстремистских и террористических идеологий. Я считаю, что отсутствие эти меры способствовали провалу попыток борьбы с ваххабитскими и Программа чеченских сепаратистов, втянувшая Россию в длительный вооруженный конфликт в Северо-Кавказском регионе.Продолжая обсуждение важности профилактических мер, нельзя Помогите, но оцените сильные превентивные компоненты, встроенные в Антитеррористическую систему США. ризм и действующий Закон о смертной казни. Например, в этом акте американец законодатели продемонстрировали свое глубокое понимание и озабоченность по поводу новых возникающие террористические угрозы с использованием современных технологий. Основываясь на подробных модели потенциальных террористических угроз с применением оружия массового поражения, Закон предусматривает ряд мер, направленных на предотвращение подобных террористических актов, что могло бы привести к огромным человеческим жертвам.Возможные террористические акты с применением взрывчатых веществ и современного оружия и технологии могут быть предотвращены путем введения строгих правил, требующих надлежащая охрана и хранение материалов, которые могут быть использованы для выполнения террористические акты. Кроме того, закон предусматривает уголовное преследование за деятельность, связанную с при подготовке к совершению террористического акта или созданию благоприятной окружающей среды. ronment для этого. Например, статья 503 обязывает Генерального прокурора и Министр обороны будет осуществлять личный надзор за хищениями огнестрельного оружия, экс- взрывчатые вещества и другие опасные материалы и сообщить о своих выводах Конгрессу.Статья 511 предусматривает более суровые наказания за незаконный оборот оружия — оценивает биологические материалы и устанавливает более строгие правила их хранения и использовать для научных исследований. В частности, министр здравоохранения и Службы необходимы для составления, утверждения и обновления по мере необходимости списка потенциальных особо опасные биологические препараты. Секретарь также отвечает за разработка и обеспечение соблюдения правил безопасности для опасных биологических материалов, обеспечение того, чтобы персонал, работающий с этими материалами, прошел надлежащую подготовку и переподготовка для обеспечения необходимого оборудования и установления надлежащих процедур для безопасного хранения и разработки контрмер для нейтрализации потенциальных угрозы в случае кражи.Раздел VI закона регулирует соблюдение Конвенции о пластмассе. Взрывчатка. Это очень важно, поскольку эти взрывчатые вещества обладают чрезвычайно высокой мощностью. полный и трудный для обнаружения с помощью сканирующего оборудования. Было построено несколько мероприятий в закон с целью предотвращения совершения преступлений с этим видом взрывной. Статья 603 (обязательный идентификатор) предусматривает уголовное наказание для человека:

    46 РОССИЙСКИЕ ВЗГЛЯДЫ НА БОРЬБУ С ТЕРРОРИЗМОМ Производство пластиковых взрывчатых веществ без использования специальных идентифицирующих ингредиентов.Уголовное штрафы также налагаются на экспорт, импорт, хранение, транспортировку и получение неидентифицируемых взрывчатых веществ. Нарушители могут быть наказаны до 10 лет в тюрьме. Есть еще несколько примеров превентивных мер, встроенных в закон, что должно заинтересовать российских законодателей. В то же время усиление профилактических мер — далеко не единственное метод усиления российского антитеррористического законодательства. Есть несколько других проблем. лемы, которые необходимо решить.Например, существует большая потребность в расширении период, когда лица, обоснованно подозреваемые в принадлежности к террористическим организациям могут быть задержаны властями. Есть несколько положений уголовного закона. фактически сводя на нет принципы неотвратимости справедливого наказания, которые не более приемлемо в данной ситуации. В целом российская общественность не в состоянии понять, почему террорист, зверства которого были задокументированы, засвидетельствованы и доказаны ru в суде следует сохранять разумную уверенность в том, что максимальное наказание жизнь в тюрьме.Представители общественности задаются вопросом, почему правительство отправляет сообщение о том, что можно безопасно совершать еще больше убийств. Они спрашивают, что случилось с принцип адекватного наказания. Зачем тратить деньги налогоплательщиков на кормление «накипи»? мешки в крови бесчисленных жертв? Не пора ли приостановить мораторий на смертную казнь для лиц, признанных виновными в умышленном Мы убиваем большое количество людей? Я считаю, что в этом плане у нас много учиться у наших американских коллег.Напомню название соответствующий американский закон — Закон о борьбе с терроризмом и эффективной смертной казни! В российском законодательстве есть серьезные лазейки в области предотвращения и реагирования на высокотехнологичный терроризм. Я считаю, что американская сторона также может извлечь пользу из анализа соответствующее российское законодательство и его применение к операциям в Чечне, особенно с учетом того, что Соединенные Штаты давно и сложная история борьбы с исламскими экстремистами того типа, который действует в настоящее время. в Чечне.В заключение хочу сказать, что совершенствование национального антитеррористического законодательства, приведение его в соответствие с нормами международного права и согласование национальные подходы к борьбе с терроризмом и снижению террористических угроз кажутся наиболее многообещающими методами, доступными международному сообществу. единство по борьбе с терроризмом. ПРИМЕЧАНИЯ 1. Одесский М.П., ​​Д.М. Фельдман. 1997. Поэзия террора и новое управление. Склад ума. Москва: Российский государственный гуманитарный университет, с.19. 2. После первого чтения законопроекта было внесено более 300 комментариев и поправок. 3. Комментарии Президента к проекту Федерального закона «О противодействии терроризму» (№ Пр-1705, г. 18 октября 1997 г.). 4. The Washington Quarterly. 1998, №1.

    «Антитерроризм» и «антиэкстремизм» как средства подавления гражданских свобод

    В последние годы под предлогом борьбы с терроризмом и экстремизмом в России был принят ряд законов, в том числе пресловутый законодательный пакет, предложенный депутатом Госдумы Ириной Яровой, для ужесточения наказания за «экстремистские» преступления.

    Между тем, как показывает анализ правоприменительной практики по статьям, относящимся к «экстремизму», большинство случаев преследования за эти нарушения касается действий, совершенных через Интернет, а не в реальной жизни, по мнению эксперта Александра Верховского, оценившего долю быть около 90%. В таких случаях нарушения, которые подлежат судебному преследованию, выражаются, например, в форме репоста, и они не содержат прямых призывов к насилию, хотя преступный умысел на разжигание ненависти трудно доказать, а также во многих случаях судебное преследование не утруждает себя надлежащим доказательством преступного умысла, как того требует закон.В результате статьи Уголовного кодекса, направленные на противодействие экстремистской деятельности, например, путем предотвращения действий, направленных на возбуждение розни и ненависти, теперь используются в основном для наказания оскорбительных комментариев в социальных сетях. Это также подтвердил генеральный прокурор Российской Федерации, который отметил «заметный рост экстремистской преступности» и посчитал это очень опасным процессом, требующим должной реакции. При этом Генпрокуратура отметила взаимосвязь роста количества таких правонарушений с «целенаправленной работой по выявлению запрещенных публикаций… которая требуется от всех прокуроров».

    Генеральный прокурор также объяснил, почему и в каких случаях данные статьи Уголовного кодекса применяются наиболее регулярно. Он заявил, что «в период избирательной кампании разжигание ненависти и акции протеста особенно обостряются. Такие методы, применяемые экстремистами, должны быть немедленно прекращены, чтобы не дать им ни малейшего шанса ухудшить общественно-политическую ситуацию ». Таким образом, становятся понятны цели, преследуемые государством при применении статей об экстремизме, т. Е.е. подавление всех протестов.

    В российском законодательстве есть ряд статей, предусматривающих наказание за экстремистские действия, однако используемые в законах понятия довольно расплывчаты, поэтому часто положения законов трактуются произвольно.

    Так, например, Шамиль Казаков был приговорен к домашнему аресту за размещение видео, которое якобы разжигало ненависть к социальной группе «милиция». При этом сами сотрудники правоохранительных органов, которые ранее отказывались нанимать Казакова, когда он подавал заявление о приеме на работу в милицию, ссылаясь на негласное требование не нанимать «кавказцев, чеченцев, дагестанцев, татар и мусульман», не были привлечены к ответственности. для этого.Дело Казакова по части 1 статьи 282 Уголовного кодекса было возбуждено судом, несмотря на то, что эксперты неоднократно указывали на то, что сотрудники милиции не принадлежали к определенной социальной группе, не говоря уже об уязвимой социальной группе (напротив , их права защищены законом и имеют различные льготы и преференции).

    Аналогичные выводы были сделаны недавно, когда суд рассматривал дело Елизаветы Цветковой, которая 31 мая 2016 года была приговорена к одному году общественных работ.Она была признана экстремисткой за распространение листовок с критикой полиции. Цветкова утверждала, что протестовала против незаконных действий силовиков. Но решением суда Цветкова была признана виновной по ч. 1 ст. 282 УК (разжигание ненависти или неприязни к социальной группе «милиция») и в результате на год будет лишена свободы. 15% от ее зарплаты, которые пойдут государству.

    Судьи часто пытаются де-факто переложить ответственность за решения по делам о предполагаемой «экстремистской деятельности», которые носят явно политический характер, на экспертов, которые должны отвечать на вопросы правового характера, не входящие в их компетенцию.

    Например, в мае 2016 года Максим Кормелицкий был приговорен судом Новосибирской области по той же статье 282 к 15 месяцам лишения свободы в колонии-поселении. Причиной столь сурового приговора стал репост в соцсети «ВКонтакте» фотографий людей, купающихся в проруби во льду во время Рождества, а также критический комментарий Кормелицкого о нерациональности рисковать своим здоровьем в качестве религиозной жертвы. Комментарий под фотографией был признан экспертом как негативная оценка группы лиц, принадлежащих к христианской вере.Таким образом, по версии следствия, Кормелицкий имел целью разжигание ненависти на религиозной почве. Вскоре после решения суда по делу Кормелицкого ту же фотографию в соцсетях разместила С. Каверзина, которая позже также сообщила о себе в Следственный комитет. Однако к уголовной ответственности она не привлекалась, что доказывало абсурдность и избирательность применения репрессивных практик по «антиэкстремистским» статьям Уголовного кодекса России.

    Лингвистическая экспертиза дела директора Библиотеки украинской литературы в Москве Натальи Шариной признала экстремизм в изъятых властями печатных материалах.Среди них был детский журнал «Барвинок», в котором были слова «москаль» и «стадо», которые эксперт-лингвист посчитал унижающими достоинство российских граждан. Еще одной жемчужиной той же лингвистической экспертизы было заявление о том, что понятие империи, используемое для описания Советского Союза, было негативной оценкой фактических российских властей.

    «Антиэкстремистские» статьи Уголовного кодекса с легкостью применяются во всех ситуациях, когда этого требует «генеральная линия» государства.Деятельность Меджлиса крымскотатарского народа признана «экстремистской», поскольку он отказался признать аннексию Крыма. Позже глава Следственного комитета России также предложил внести в список экстремистских действий опровержение исторических событий в стране, в том числе скандально известного референдума, прошедшего в Крыму.

    Наказание по статье 282 распространяется также на тех, кто совершил реальные действия. Однако суровое наказание (тюремное заключение сроком до нескольких лет) часто несоразмерно характеру деяния.Например, граффити в общественных местах, которые признаны разжигающими ненависть, могут привести к лишению свободы на срок до 4 лет.

    Помимо ужесточения существующих правовых норм, которые зачастую и без того уже излишне жесткие, после принятия законодательного пакета, предложенного депутатом Ириной Яровой, в Уголовный кодекс будут добавлены новые статьи.

    Таким образом, в Уголовном кодексе РФ будет предусмотрена ответственность за «недонесение о преступлении» (ст. 205 ч. 6).Хотя новое постановление предусматривает наказание за несообщение властям только о некоторых конкретных преступлениях, которые готовятся, в виде тюремного заключения на срок до одного года, легитимация доносов сама по себе очень пугает. Кроме того, статья может быть использована против лиц, участие которых в преступлении не может быть доказано, и она явно дает возможность для злоупотребления властью, пыток и коррупции со стороны следователей.

    Предлагается дополнить статью 212 Уголовного кодекса, касающуюся «массовых беспорядков», разделом 1.1, который предусматривает ответственность за «побуждение, вербовку или иное вовлечение лица» в организацию и обучение, а также за участие в массовых беспорядках. В случае признания вины лица предусмотрено лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. В этом случае, как и в случае со статьей 205.6, возникает вопрос, как часто статья 1.1 будет использоваться в качестве репрессивной нормы. Ведь найти «подставного лица», который якобы «подстрекал» к участию в массовых беспорядках, очень просто, а вот отстаивать невиновность обвиняемых в таком случае очень сложно.Эта проблема уже возникла даже с существующей в настоящее время версией этой статьи. Очевидно, что предлагаемые изменения в существующую правовую норму приводят только к ухудшению положения обвиняемого.

    С введением предлагаемых поправок телефонные компании и поставщики Интернет-услуг будут обязаны вести учет всех звонков и сообщений, а также метаданных пользователей. Понятно, что выполнить эти требования технически невозможно, по крайней мере, с самого начала, но это означает лишь то, что закон будет применяться целенаправленно, в отдельных случаях с целью политических репрессий.

    Законодательный пакет Яровой и злоупотребление антиэкстремистским законодательством указывает на то, что Россия продолжает использовать тему экстремизма и терроризма в качестве предлога для репрессий против гражданского общества. Это может привести к легитимации нарушений свободы выражения мнений, свободного распространения информации, мирных протестов и свободы собраний.

    Инесса САХНО

    Congress.gov | Библиотека Конгресса

    Секция записи Конгресса Ежедневный дайджест Сенат дом Расширения замечаний

    Замечания участников Автор: Any House Member Адамс, Альма С.[D-NC] Адерхольт, Роберт Б. [R-AL] Агилар, Пит [D-CA] Аллен, Рик В. [R-GA] Оллред, Колин З. [D-TX] Амодеи, Марк Э. [R -NV] Армстронг, Келли [R-ND] Аррингтон, Джоди К. [R-TX] Auchincloss, Jake [D-MA] Axne, Cynthia [D-IA] Бабин, Брайан [R-TX] Бэкон, Дон [R -NE] Бэрд, Джеймс Р. [R-IN] Балдерсон, Трой [R-OH] Бэнкс, Джим [R-IN] Барр, Энди [R-KY] Барраган, Нанетт Диас [D-CA] Басс, Карен [ D-CA] Битти, Джойс [D-OH] Бенц, Клифф [R-OR] Бера, Ami [D-CA] Бергман, Джек [R-MI] Бейер, Дональд С., младший [D-VA] Байс , Стефани И. [R-OK] Биггс, Энди [R-AZ] Билиракис, Гас М.[R-FL] Бишоп, Дэн [R-NC] Бишоп, Сэнфорд Д., младший [D-GA] Блуменауэр, Эрл [D-OR] Блант Рочестер, Лиза [D-DE] Боберт, Лорен [R-CO ] Бонамичи, Сюзанна [D-OR] Бост, Майк [R-IL] Bourdeaux, Carolyn [D-GA] Bowman, Jamaal [D-NY] Бойл, Брендан Ф. [D-PA] Брэди, Кевин [R-TX ] Брукс, Мо [R-AL] Браун, Энтони Г. [D-MD] Браунли, Джулия [D-CA] Бьюкенен, Верн [R-FL] Бак, Кен [R-CO] Бакшон, Ларри [R-IN ] Бадд, Тед [R-NC] Берчетт, Тим [R-TN] Берджесс, Майкл С. [R-TX] Буш, Кори [D-MO] Бустос, Cheri [D-IL] Баттерфилд, GK [D-NC ] Калверт, Кен [R-CA] Каммак, Кэт [R-FL] Карбаджал, Салуд О.[D-CA] Карденас, Тони [D-CA] Карл, Джерри Л. [R-AL] Карсон, Андре [D-IN] Картер, Эрл Л. «Бадди» [R-GA] Картер, Джон Р. [ R-TX] Картер, Трой [D-LA] Картрайт, Мэтт [D-PA] Кейс, Эд [D-HI] Кастен, Шон [D-IL] Кастор, Кэти [D-FL] Кастро, Хоакин [D- TX] Cawthorn, Мэдисон [R-NC] Chabot, Стив [R-OH] Чейни, Лиз [R-WY] Чу, Джуди [D-CA] Cicilline, Дэвид Н. [D-RI] Кларк, Кэтрин М. [ D-MA] Кларк, Иветт Д. [D-NY] Кливер, Эмануэль [D-MO] Клайн, Бен [R-VA] Клауд, Майкл [R-TX] Клайберн, Джеймс Э. [D-SC] Клайд, Эндрю С. [R-GA] Коэн, Стив [D-TN] Коул, Том [R-OK] Комер, Джеймс [R-KY] Коннолли, Джеральд Э.[D-VA] Купер, Джим [D-TN] Корреа, Дж. Луис [D-CA] Коста, Джим [D-CA] Кортни, Джо [D-CT] Крейг, Энджи [D-MN] Кроуфорд, Эрик А. «Рик» [R-AR] Креншоу, Дэн [R-TX] Крист, Чарли [D-FL] Кроу, Джейсон [D-CO] Куэльяр, Генри [D-TX] Кертис, Джон Р. [R- UT] Дэвидс, Шарис [D-KS] Дэвидсон, Уоррен [R-OH] Дэвис, Дэнни К. [D-IL] Дэвис, Родни [R-IL] Дин, Мадлен [D-PA] ДеФазио, Питер А. [ D-OR] DeGette, Diana [D-CO] DeLauro, Rosa L. [D-CT] DelBene, Suzan K. [D-WA] Delgado, Antonio [D-NY] Demings, Val Butler [D-FL] DeSaulnier , Марк [D-CA] ДеДжарле, Скотт [R-TN] Дойч, Теодор Э.[D-FL] Диас-Баларт, Марио [R-FL] Дингелл, Дебби [D-MI] Доггетт, Ллойд [D-TX] Дональдс, Байрон [R-FL] Дойл, Майкл Ф. [D-PA] Дункан , Джефф [R-SC] Данн, Нил П. [R-FL] Эллзи, Джейк [R-TX] Эммер, Том [R-MN] Эскобар, Вероника [D-TX] Эшу, Анна Г. [D-CA ] Эспайлат, Адриано [D-NY] Эстес, Рон [R-KS] Эванс, Дуайт [D-PA] Фэллон, Пэт [R-TX] Feenstra, Рэнди [R-IA] Фергюсон, А. Дрю, IV [R -GA] Фишбах, Мишель [R-MN] Фицджеральд, Скотт [R-WI] Фитцпатрик, Брайан К. [R-PA] Флейшманн, Чарльз Дж. «Чак» [R-TN] Флетчер, Лиззи [D-TX] Фортенберри, Джефф [R-NE] Фостер, Билл [D-IL] Фокс, Вирджиния [R-NC] Франкель, Лоис [D-FL] Франклин, К.Скотт [R-FL] Фадж, Марсия Л. [D-OH] Фулчер, Расс [R-ID] Gaetz, Мэтт [R-FL] Галлахер, Майк [R-WI] Галлего, Рубен [D-AZ] Гараменди, Джон [D-CA] Гарбарино, Эндрю Р. [R-NY] Гарсия, Хесус Дж. «Чуй» [D-IL] Гарсия, Майк [R-CA] Гарсия, Сильвия Р. [D-TX] Гиббс, Боб [R-OH] Хименес, Карлос А. [R-FL] Гомерт, Луи [R-TX] Голден, Джаред Ф. [D-ME] Гомес, Джимми [D-CA] Гонсалес, Тони [R-TX] Гонсалес , Энтони [R-OH] Гонсалес, Висенте [D-TX] González-Colón, Jenniffer [R-PR] Хорошо, Боб [R-VA] Гуден, Лэнс [R-TX] Gosar, Paul A. [R-AZ ] Gottheimer, Джош [D-NJ] Granger, Kay [R-TX] Graves, Garret [R-LA] Graves, Sam [R-MO] Green, Al [D-TX] Green, Mark E.[R-TN] Грин, Марджори Тейлор [R-GA] Гриффит, Х. Морган [R-VA] Гриджалва, Рауль М. [D-AZ] Гротман, Гленн [R-WI] Гость, Майкл [R-MS] Гатри, Бретт [R-KY] Хааланд, Дебра А. [D-NM] Хагедорн, Джим [R-MN] Хардер, Джош [D-CA] Харрис, Энди [R-MD] Харшбаргер, Диана [R-TN] Хартцлер, Вики [R-MO] Гастингс, Элси Л. [D-FL] Хейс, Джахана [D-CT] Херн, Кевин [R-OK] Херрелл, Иветт [R-NM] Эррера Бейтлер, Хайме [R-WA ] Хайс, Джоди Б. [R-GA] Хиггинс, Брайан [D-NY] Хиггинс, Клэй [R-LA] Хилл, Дж. Френч [R-AR] Хаймс, Джеймс А. [D-CT] Хинсон, Эшли [R-IA] Hollingsworth, Trey [R-IN] Horsford, Steven [D-NV] Houlahan, Chrissy [D-PA] Hoyer, Steny H.[D-MD] Хадсон, Ричард [R-NC] Хаффман, Джаред [D-CA] Хьюизенга, Билл [R-MI] Исса, Даррелл Э. [R-CA] Джексон Ли, Шейла [D-TX] Джексон, Ронни [R-TX] Джейкобс, Крис [R-NY] Джейкобс, Сара [D-CA] Jayapal, Pramila [D-WA] Джеффрис, Хаким С. [D-NY] Джонсон, Билл [R-OH] Джонсон, Дасти [R-SD] Джонсон, Эдди Бернис [D-TX] Джонсон, Генри К. «Хэнк» младший [D-GA] Джонсон, Майк [R-LA] Джонс, Mondaire [D-NY] Джордан, Джим [R-OH] Джойс, Дэвид П. [R-OH] Джойс, Джон [R-PA] Кахеле, Кайали [D-HI] Каптур, Марси [D-OH] Катко, Джон [R-NY] Китинг , Уильям Р.[D-MA] Келлер, Фред [R-PA] Келли, Майк [R-PA] Келли, Робин Л. [D-IL] Келли, Трент [R-MS] Кханна, Ро [D-CA] Килди, Дэниел Т. [D-MI] Килмер, Дерек [D-WA] Ким, Энди [D-NJ] Ким, Янг [R-CA] Кинд, Рон [D-WI] Кинзингер, Адам [R-IL] Киркпатрик, Энн [D-AZ] Кришнамурти, Раджа [D-IL] Кустер, Энн М. [D-NH] Кустофф, Дэвид [R-TN] Лахуд, Дарин [R-IL] Ламальфа, Дуг [R-CA] Лэмб, Конор [D-PA] Лэмборн, Дуг [R-CO] Ланжевен, Джеймс Р. [D-RI] Ларсен, Рик [D-WA] Ларсон, Джон Б. [D-CT] Латта, Роберт Э. [R-OH ] Латернер, Джейк [R-KS] Лоуренс, Бренда Л.[D-MI] Лоусон, Эл, младший [D-FL] Ли, Барбара [D-CA] Ли, Сьюзи [D-NV] Леже Фернандес, Тереза ​​[D-NM] Леско, Дебби [R-AZ] Летлоу , Джулия [R-LA] Левин, Энди [D-MI] Левин, Майк [D-CA] Лиу, Тед [D-CA] Лофгрен, Зои [D-CA] Лонг, Билли [R-MO] Лоудермилк, Барри [R-GA] Ловенталь, Алан С. [D-CA] Лукас, Фрэнк Д. [R-OK] Люткемейер, Блейн [R-MO] Лурия, Элейн Г. [D-VA] Линч, Стивен Ф. [D -MA] Мейс, Нэнси [R-SC] Малиновски, Том [D-NJ] Маллиотакис, Николь [R-NY] Мэлони, Кэролин Б. [D-NY] Мэлони, Шон Патрик [D-NY] Манн, Трейси [ R-KS] Мэннинг, Кэти Э.[D-NC] Мэсси, Томас [R-KY] Маст, Брайан Дж. [R-FL] Мацуи, Дорис О. [D-CA] МакБэт, Люси [D-GA] Маккарти, Кевин [R-CA] МакКол , Майкл Т. [R-TX] Макклейн, Лиза К. [R-MI] МакКлинток, Том [R-CA] МакКоллум, Бетти [D-MN] МакИчин, А. Дональд [D-VA] Макговерн, Джеймс П. [D-MA] МакГенри, Патрик Т. [R-NC] МакКинли, Дэвид Б. [R-WV] МакМоррис Роджерс, Кэти [R-WA] Макнерни, Джерри [D-CA] Микс, Грегори В. [D- NY] Мейер, Питер [R-MI] Мэн, Грейс [D-NY] Meuser, Daniel [R-PA] Mfume, Kweisi [D-MD] Миллер, Кэрол Д. [R-WV] Миллер, Мэри Э. [ R-IL] Миллер-Микс, Марианнетт [R-IA] Мооленаар, Джон Р.[R-MI] Муни, Александр X. [R-WV] Мур, Барри [R-AL] Мур, Блейк Д. [R-UT] Мур, Гвен [D-WI] Морелль, Джозеф Д. [D-NY ] Моултон, Сет [D-MA] Мрван, Фрэнк Дж. [D-IN] Маллин, Маркуэйн [R-OK] Мерфи, Грегори [R-NC] Мерфи, Стефани Н. [D-FL] Надлер, Джерролд [D -NY] Наполитано, Грейс Ф. [D-CA] Нил, Ричард Э. [D-MA] Негусе, Джо [D-CO] Нелс, Трой Э. [R-TX] Ньюхаус, Дэн [R-WA] Ньюман , Мари [D-IL] Норкросс, Дональд [D-NJ] Норман, Ральф [R-SC] Нортон, Элеонора Холмс [D-DC] Нуньес, Девин [R-CA] О’Халлеран, Том [D-AZ] Обернолти, Джей [R-CA] Окасио-Кортес, Александрия [D-NY] Омар, Ильхан [D-MN] Оуэнс, Берджесс [R-UT] Палаццо, Стивен М.[R-MS] Паллоне, Фрэнк, младший [D-NJ] Палмер, Гэри Дж. [R-AL] Панетта, Джимми [D-CA] Паппас, Крис [D-NH] Паскрелл, Билл, мл. [D -NJ] Пейн, Дональд М., младший [D-NJ] Пелоси, Нэнси [D-CA] Пенс, Грег [R-IN] Перлмуттер, Эд [D-CO] Перри, Скотт [R-PA] Питерс, Скотт Х. [D-CA] Пфлюгер, Август [R-TX] Филлипс, Дин [D-MN] Пингри, Челли [D-ME] Пласкетт, Стейси Э. [D-VI] Покан, Марк [D-WI] Портер, Кэти [D-CA] Поузи, Билл [R-FL] Прессли, Аянна [D-MA] Прайс, Дэвид Э. [D-NC] Куигли, Майк [D-IL] Радваген, Аумуа Амата Коулман [R- AS] Раскин, Джейми [D-MD] Рид, Том [R-NY] Решенталер, Гай [R-PA] Райс, Кэтлин М.[D-NY] Райс, Том [R-SC] Ричмонд, Седрик Л. [D-LA] Роджерс, Гарольд [R-KY] Роджерс, Майк Д. [R-AL] Роуз, Джон В. [R-TN ] Розендейл старший, Мэтью М. [R-MT] Росс, Дебора К. [D-NC] Роузер, Дэвид [R-NC] Рой, Чип [R-TX] Ройбал-Аллард, Люсиль [D-CA] Руис , Рауль [D-CA] Рупперсбергер, Калифорния Датч [D-MD] Раш, Бобби Л. [D-IL] Резерфорд, Джон Х. [R-FL] Райан, Тим [D-OH] Саблан, Грегорио Килили Камачо [ D-MP] Салазар, Мария Эльвира [R-FL] Сан Николас, Майкл FQ [D-GU] Санчес, Линда Т. [D-CA] Сарбейнс, Джон П. [D-MD] Скализ, Стив [R-LA ] Скэнлон, Мэри Гей [D-PA] Шаковски, Дженис Д.[D-IL] Шифф, Адам Б. [D-CA] Шнайдер, Брэдли Скотт [D-IL] Шрейдер, Курт [D-OR] Шрайер, Ким [D-WA] Швейкерт, Дэвид [R-AZ] Скотт, Остин [R-GA] Скотт, Дэвид [D-GA] Скотт, Роберт К. «Бобби» [D-VA] Сешнс, Пит [R-TX] Сьюэлл, Терри А. [D-AL] Шерман, Брэд [D -CA] Шерилл, Мики [D-NJ] Симпсон, Майкл К. [R-ID] Sires, Альбио [D-NJ] Slotkin, Элисса [D-MI] Смит, Адам [D-WA] Смит, Адриан [R -NE] Смит, Кристофер Х. [R-NJ] Смит, Джейсон [R-MO] Смакер, Ллойд [R-PA] Сото, Даррен [D-FL] Спанбергер, Эбигейл Дэвис [D-VA] Спарц, Виктория [ R-IN] Спейер, Джеки [D-CA] Стэнсбери, Мелани Энн [D-NM] Стэнтон, Грег [D-AZ] Stauber, Пит [R-MN] Стил, Мишель [R-CA] Стефаник, Элиза М.[R-NY] Стейл, Брайан [R-WI] Steube, В. Грегори [R-FL] Стивенс, Хейли М. [D-MI] Стюарт, Крис [R-UT] Стиверс, Стив [R-OH] Стрикленд , Мэрилин [D-WA] Суоззи, Томас Р. [D-NY] Swalwell, Эрик [D-CA] Такано, Марк [D-CA] Тейлор, Ван [R-TX] Тенни, Клаудия [R-NY] Томпсон , Бенни Г. [D-MS] Томпсон, Гленн [R-PA] Томпсон, Майк [D-CA] Тиффани, Томас П. [R-WI] Тиммонс, Уильям Р. IV [R-SC] Титус, Дина [ D-NV] Тлайб, Рашида [D-MI] Тонко, Пол [D-NY] Торрес, Норма Дж. [D-CA] Торрес, Ричи [D-NY] Трахан, Лори [D-MA] Трон, Дэвид Дж. .[D-MD] Тернер, Майкл Р. [R-OH] Андервуд, Лорен [D-IL] Аптон, Фред [R-MI] Валадао, Дэвид Г. [R-CA] Ван Дрю, Джефферсон [R-NJ] Ван Дайн, Бет [R-Техас] Варгас, Хуан [D-CA] Визи, Марк А. [D-TX] Вела, Филемон [D-TX] Веласкес, Нидия М. [D-Нью-Йорк] Вагнер, Энн [R -MO] Уолберг, Тим [R-MI] Валорски, Джеки [R-IN] Вальс, Майкл [R-FL] Вассерман Шульц, Дебби [D-FL] Уотерс, Максин [D-CA] Уотсон Коулман, Бонни [D -NJ] Вебер, Рэнди К., старший [R-TX] Вебстер, Дэниел [R-FL] Велч, Питер [D-VT] Венструп, Брэд Р. [R-OH] Вестерман, Брюс [R-AR] Векстон, Дженнифер [D-VA] Уайлд, Сьюзан [D-PA] Уильямс, Nikema [D-GA] Уильямс, Роджер [R-TX] Уилсон, Фредерика С.[D-FL] Уилсон, Джо [R-SC] Виттман, Роберт Дж. [R-VA] Womack, Стив [R-AR] Райт, Рон [R-TX] Ярмут, Джон А. [D-KY] Янг , Дон [R-AK] Зельдин, Ли М. [R-NY] Любой член Сената Болдуин, Тэмми [D-WI] Баррассо, Джон [R-WY] Беннет, Майкл Ф. [D-CO] Блэкберн, Марша [ R-TN] Блюменталь, Ричард [D-CT] Блант, Рой [R-MO] Букер, Кори А. [D-NJ] Бузман, Джон [R-AR] Браун, Майк [R-IN] Браун, Шеррод [ D-OH] Берр, Ричард [R-NC] Кантуэлл, Мария [D-WA] Капито, Шелли Мур [R-WV] Кардин, Бенджамин Л. [D-MD] Карпер, Томас Р. [D-DE] Кейси , Роберт П., Младший [D-PA] Кэссиди, Билл [R-LA] Коллинз, Сьюзан М. [R-ME] Кунс, Кристофер А. [D-DE] Корнин, Джон [R-TX] Кортес Масто, Кэтрин [D -NV] Коттон, Том [R-AR] Крамер, Кевин [R-ND] Крапо, Майк [R-ID] Круз, Тед [R-TX] Дейнс, Стив [R-MT] Дакворт, Тэмми [D-IL ] Дурбин, Ричард Дж. [D-IL] Эрнст, Джони [R-IA] Файнштейн, Dianne [D-CA] Фишер, Деб [R-NE] Гиллибранд, Кирстен Э. [D-NY] Грэм, Линдси [R -SC] Грассли, Чак [R-IA] Хагерти, Билл [R-TN] Харрис, Камала Д. [D-CA] Хассан, Маргарет Вуд [D-NH] Хоули, Джош [R-MO] Генрих, Мартин [ D-NM] Гикенлупер, Джон В.[D-CO] Хироно, Мази К. [D-HI] Хувен, Джон [R-ND] Хайд-Смит, Синди [R-MS] Инхоф, Джеймс М. [R-OK] Джонсон, Рон [R-WI ] Кейн, Тим [D-VA] Келли, Марк [D-AZ] Кеннеди, Джон [R-LA] Кинг, Ангус С., младший [I-ME] Klobuchar, Amy [D-MN] Ланкфорд, Джеймс [ R-OK] Лихи, Патрик Дж. [D-VT] Ли, Майк [R-UT] Леффлер, Келли [R-GA] Лухан, Бен Рэй [D-NM] Ламмис, Синтия М. [R-WY] Манчин , Джо, III [D-WV] Марки, Эдвард Дж. [D-MA] Маршалл, Роджер В. [R-KS] МакКоннелл, Митч [R-KY] Менендес, Роберт [D-NJ] Меркли, Джефф [D -ИЛИ] Моран, Джерри [R-KS] Мурковски, Лиза [R-AK] Мерфи, Кристофер [D-CT] Мюррей, Пэтти [D-WA] Оссофф, Джон [D-GA] Падилья, Алекс [D-CA ] Пол, Рэнд [R-KY] Питерс, Гэри К.[D-MI] Портман, Роб [R-OH] Рид, Джек [D-RI] Риш, Джеймс Э. [R-ID] Ромни, Митт [R-UT] Розен, Джеки [D-NV] Раундс, Майк [R-SD] Рубио, Марко [R-FL] Сандерс, Бернард [I-VT] Sasse, Бен [R-NE] Schatz, Брайан [D-HI] Шумер, Чарльз Э. [D-NY] Скотт, Рик [R-FL] Скотт, Тим [R-SC] Шахин, Жанна [D-NH] Шелби, Ричард К. [R-AL] Синема, Кирстен [D-AZ] Смит, Тина [D-MN] Стабеноу, Дебби [D-MI] Салливан, Дэн [R-AK] Тестер, Джон [D-MT] Тьюн, Джон [R-SD] Тиллис, Том [R-NC] Туми, Пэт [R-PA] Тубервиль, Томми [R -AL] Ван Холлен, Крис [D-MD] Уорнер, Марк Р.[D-VA] Варнок, Рафаэль Г. [D-GA] Уоррен, Элизабет [D-MA] Уайтхаус, Шелдон [D-RI] Уикер, Роджер Ф. [R-MS] Уайден, Рон [D-OR] Янг , Тодд [R-IN]

    .

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.