Самозащита гражданских прав: ГК РФ Статья 14. Самозащита гражданских прав / КонсультантПлюс

Содержание

Ст. 14 ГК РФ. Самозащита гражданских прав

Допускается самозащита гражданских прав.

Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

См. все связанные документы >>>

Самозащита, как способ защиты гражданских прав, о котором идет речь в комментируемой статье, является одним из новых для российского гражданского законодательства способов защиты гражданских прав.

Характерным для самозащиты является то, что данный способ защиты гражданских прав применяется управомоченным лицом самостоятельно, без обращения в государственные или иные органы, наделенные полномочиями по защите гражданских прав.

При этом круг таких органов, обращение к которым при самозащите недопустимо, ограничен лишь органами, действующими в рамках судебной или административной формы защиты нарушенных гражданских прав, т.е. судами общей юрисдикции, арбитражными и третейскими судами, а также вышестоящими органами (их должностными лицами) по отношению к допустившим правонарушение организациям и должностным лицам.

В комментируемой статье установлен общий принцип соразмерности способа самозащиты нарушению прав. В частности, такая самозащита не может быть признана правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный. (п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Примерами правомерной самозащиты, когда ее способы соразмерны нарушению и не выходят за пределы действий, необходимых для его пресечения, являются действия, совершаемые в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости.

Соразмерность действий лица, действующего в состоянии необходимой обороны, нарушению определяется через оценку выбора средств защиты, своевременности и интенсивности их применения, а также через сопоставление размера причиненного и предотвращенного вреда.

Вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были превышены ее пределы, не подлежит возмещению (ст. 1066 ГК РФ). Соответственно если пределы необходимой обороны превышены, то вред возмещается.

Примером самозащиты, осуществляемой субъектами предпринимательской деятельности, в отношениях, связанных с осуществлением государственного контроля (надзора), является отказ допустить должностных лиц государственных органов к проведению проверки, если их полномочия надлежащим образом не оформлены. Так, в соответствии со ст. 89 НК РФ выездная налоговая проверка проводится на основании решения руководителя (его заместителя) налогового органа. Данное решение обязательно должно быть оформлено по установленной форме и содержать целый ряд указанных в законе сведений.

Самозащита гражданских прав в договорных отношениях по законам Древнего Рима

Аннотация:

Данная статья посвящена рассмотрению процесса становления и развития института самозащиты гражданских прав в Древнем Риме. В работе анализируются в хронологическом порядке изменения законодательства о самозащите и выявляются предпосылки этих изменений, связанные с усложнением социальной структуры Римского общества и усилением государственной власти. Актуальность данной статьи обусловлена тем, что Римское частное право в процессе своего существования прошло полный цикл от применения самозащиты гражданских прав, как стандарта поведения , до ее полного запрета. Материал статьи основан на подробном анализе Древнеримских законов и обычаев, касающихся самозащиты гражданских прав в различные исторические периоды.

Образец цитирования:

Артемов И. И., (2014), САМОЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ В ДОГОВОРНЫХ ОТНОШЕНИЯХ ПО ЗАКОНАМ ДРЕВНЕГО РИМА. Бизнес в законе. Экономико-юридический журнал, 5: 32-35.

Список литературы:

Гай. Институции/пер. с латинского Ф.Дыдынского/под ред. В.А. Савельева и Л.Л.Кофанова. М.: Юрист, 1997. 368 с.

Зиновьева О.П. Самозащита гражданских прав в законодательстве России : дисс. … канд. юрид. Наук. Ростов-на-Дону, 2006. 166 с.
Муромцев С.А.Гражданское право Древнего Рима. М.,1883. 732 с.
Омельченко О. А. Римское право. Москва.: Тон-Остожье, 2000. 200 с.
Покровский И.А. История Римского права. СПБ.: Издательско-торговый дом Летний сад, 1998. 560 с.
Пухан И.,Поленак-Акимовская М. Римское право(базовый учебник)/пер. В.А.Томсинова. — М.:Зерцало,2000. 448 с.
Римское частное право: Учебник/Под ред. И.Б.Новицкого и И.С.Перетерского. М.: Юриспруденция, 2005. 448 с.
Суюнбаев Р. Проблемы защиты гражданских прав // Бизнес в законе. 2009 г. №1. С.280-283.
Уздимаева Н.И. Правовая самозащита — новый комплексный институт в системе российского права //Пробелы в российском законодательстве. 2011. №4. C.23-27.
Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран.Древность и Средние века / Сост., авт. предисл. и коммент. В.А. Томсинов. 2-е изд., доп. М.: Зерцало, 2012. 560 с.
Шевцов С.Г. Концептуальные основы установления пределов свободного усмотрения субъектов гражданских правоотношений//Пробелы в российском законодательстве. 2012. №3. C. 82-86.
Шмитт К. Левиафан в учении о государстве Томаса Гоббса. М.: Владимир Даль, 2006. 304 с.

Ключевые слова:

самозащита, договорные отношения, гражданское право, самоуправство, Древний Рим.

Самозащита гражданских прав. Список литературы дипломной работы по гражданскому праву.

    Можем найти и прислать любую публикацию. Пишите

  1. Арабули Д. Д. Самозащита как форма защиты гражданских прав в ГК РФ // Право и образование. М., 2010, № 7. С. 104-113
  2. Бахренькова Е.А. Самозащита гражданских прав // Актуальные проблемы гражданского права. Сборник статей. М.: Норма, 2008, Вып. 12. С. 15-33
  3. Борисова К. К вопросу о самозащите гражданских прав // Юридический мир. М.: Юрид. мир ВК, 2005, № 9. С. 70-71
  4. Вороков М.Р. Понятие и способы самозащиты гражданских прав // Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». Тольятти: ВУиТ, 2006, Вып. 59. С. 243-252
  5. Вороков М.Р. Самозащита гражданских прав // Материалы XXXVIII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс», 10 14 апреля 2000 г.. Государство и право: Подсекция: «Теория и история государства и права»; «Частное право». Новосибирск: Изд-во СибАГС, 2000. С. 59-60
  6. Гончаров Е.И. Вопросы реализации конституционного права граждан Российской Федерации на самозащиту в гражданском законодательстве // Юридическая наука: Проблемы и перспективы развития (региональный аспект).
    Материалы международной научно-практической конференции, 30 сентября 1 октября 2005 г.: В 2-х томах. Великий Новгород: Изд-во НовГУ им. Ярослава Мудрого, 2006, Т. 1. С. 151-155
  7. Гончаров Е.И. Вопросы реализации самозащиты прав и свобод человека и гражданина в гражданском законодательстве Российской Федерации // Гражданское право. М.: Юрист, 2006, № 3. С. 13-17
  8. Горин А.А. Самозащита субъективных гражданских прав // Социальные, экономические и правовые аспекты борьбы с преступностью. Сборник материалов научно-практической конференции (26 мая 2006 г., г.Рязань). Рязань: Изд-во Рязан. филиала Моск. ун-та МВД России, 2006. С. 165-167
  9. Григорьева М.А. Способность субъективных прав и обязанностей к принудительной реализации как критерий разграничения регулятивных и охранительных гражданских правоотношений // Закон и право. 2010. № 03. С. 66-68.
  10. Дорогая А.С. Самозащита гражданских прав в РФ // Преступность и общество: историко-правовой и социально-экономический аспекты.
    Сборник научных статей. Хабаровск: Изд-во Дальневост. юрид. ин-та МВД России, 2008. С. 212-216
  11. Емцева И.А. Защита гражданских прав: новые аспекты (защита корпоративных прав акционеров и самозащита) // Российский судья. М.: Юрист, 2003, № 8. С. 34-36
  12. Ермолаев К.А. Актуальные вопросы самозащиты гражданских прав // Актуальные проблемы современного российского права: материальный и процессуальный аспект: межвузовский сборник научных статей. Пенза: Изд-во ПГУ, 2010. С. 88-92
  13. Живихина И.Б. Меры оперативного воздействия и самозащита права собственности // Российский судья, 2007, № 2.
  14. Защита и самозащита гражданских прав. Учебное пособие / Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. М.: Лекс-Книга, 2002. 208 c.
  15. Зиновьева О.П. Самозащита гражданских прав // Гражданское законодательство Российской Федерации как правовая среда гражданского общества. Материалы Международной научно-практической конференции: В 2-х т.. Краснодар: Просвещение-Юг, 2005, Т. 1. С. 243-248
  16. Зиновьева О. П. Самозащита как способ защиты гражданских прав // Актуальные проблемы частноправового регулирования. Материалы Международной VI научной конференции молодых ученых (г. Самара, 28-29 апреля 2006 г.): Сборник научных статей. Самара: Изд-во «Универс-групп», 2006. С. 16-17
  17. Игнатова Ю.Е. Некоторые аспекты самозащиты гражданских прав: Право и юриспруденция // Х Региональная конференция молодых исследователей Волгоградской области: Право и юриспруденция. Тезисы докладов: г. Волгоград, 8-11 ноября 2005 г.. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2006, Вып. 2. С. 114-116
  18. Казакова Е. Актуальные вопросы самозащиты // Юридическая газета. 2011. № 6. С. 16.
  19. Казакова Е.Б. Правомерные способы самозащиты в гражданском и уголовном праве // Актуальные проблемы политики и права. Межвузовский сборник научных статей. Пенза: Информ.-изд. центр ПГУ, 2005, Вып. 8. С. 202-208
  20. Казакова Е.Б. Самозащита прав новый институт в российском праве // Нотариус. 2010. № 3. С. 37-39.
  21. Кархалев Д. Н. Самозащита гражданских прав // Российский судья. М.: Юрист, 2008, № 2. С. 22-24
  22. Кархапев Д.Н. Самозащита гражданских прав // Российский судья. 2008. № 2. С. 22-24.
  23. Киселева А.В. Проблемы защиты и самозащиты субъективных гражданских прав и интересов лиц с ограниченными возможностями здоровья // Развитие российского права: история и перспективы. Материалы научно-практической конференции. М., 2005. С. 41-45
  24. Красноярова Н.И. Роль конструкции отступного в самозащите кредитором своих прав в договорных обязательствах // Современное право. 2010. № 3. С. 44-49.
  25. Лазаренкова О.Г. Взгляды современных исследователей на соотношение права удержания и самозащиты гражданских прав // Юридическая мысль. Научно-практический журнал. С.-Пб.: Изд-во юрид. ин-та (Санкт-Петербург), 2006, № 5 (36). С. 60-68
  26. Лазаренкова О.Г. Перечень способов самозащиты гражданских прав должен быть закрытым // Сборник трудов Санкт-Петербургской юридической академии. Ежегодный научно-практический журнал. С.-Пб.: Изд-во С.-Петербург. юрид. акад., 2005, № 1 (1). С. 28-31
  27. Лазаренкова О.Г. Самозащита гражданских прав и право удержания два новых института гражданского права: их сходство и отличия // Сборник трудов Новороссийского филиала Краснодарской академии МВД России. М.: Компания Спутник+, 2004, Вып. 1. С. 22-28
  28. Лебедев С.И. Самозащита гражданских прав при одностороннем отказе от договора // Юрист & экономист. 2009. № 3. С. 6-9.
  29. Меркурьев В.В. Теоретические основы концепции гражданской самозащиты // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. Юридический журнал. М.: «1К-Пресс», 2006, № 3. С. 181-183
  30. Микшис Д.В. Генезис самозащиты и феномен разрешенного самоуправства // Правовая политика и правовая жизнь. 2009. № 2. С. 136-144.
  31. Микшис Д.В. Дозволенное самоуправство как способ самозащиты гражданских прав // Правовые, экономические, социокультурные проблемы: общероссийские закономерности и региональная специфика. Сборник научных трудов. Тюмень: Изд-во Тюмен. гос. ин-та мировой экон., управ. и права, 2004, Вып. 4. С. 144-147
  32. Микшис Д.В. Механизм самозащиты гражданских прав // Академический вестник. Тюмень: ТГАМЭУП, 2010, № 3. С. 94-100
  33. Мильков А.В. К вопросу о субъективном гражданском праве на самозащиту // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. М.: ООО «К-Пресс», 2009, № 6. С. 191-193
  34. Минеев О.А. Конфликты, возникающие при самозащите гражданских прав // Конфликты и конфликтные ситуации на предварительном следствии. Сборник научных трудов. Волгоград: ВА МВД России, 2003. С. 134-136
  35. Минеев О.А. Самозащита права как форма защиты гражданских прав // Вопросы права и социологии. Межрегиональное научное издание. Волгоград: Изд-во ВРО МСЮ, 2003, Вып. 8. С. 48-52
  36. Михшис Д.В. Самозащита гражданских прав: проблемы теории // Обеспечение прав и свобод человека и гражданина. Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции. Тюмень, 17-19 ноября 2005 г.: В 5-ти частях. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2006, Ч. 5. С. 28-31
  37. Москалец А.П. Самозащита гражданских прав: теоретико-правовые аспекты // Москва, 2000. С. 6-36.
  38. Новак Д. Соотношение самозащиты гражданских прав и права удержания // Хозяйство и право. М., 2002, № 6. С. 102-105
  39. Новак Д.В. Институт самозащиты в гражданском праве России досоветсткого периода // Журнал российского права. М.: Норма, 2003, № 2. С. 143-152
  40. Носова С.Ф. Самозащита гражданских прав // Проблемы гражданского права, гражданского и арбитражного процессов. Сборник научных работ студентов, аспирантов, преподавателей, ученых и практических работников. Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2000. С. 179-183
  41. Подгорнова В.В. Актуальные проблемы самозащиты гражданских прав // Актуальные проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: сборник тезисов доклады (по материалам Международного научного студенческого конференции, посвященной 80-летию ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», Саратов, 2 апр. Саратов: ГОУ ВПО «Саратов. гос. академия права», 2010. С. 99-102
  42. Прибылова В.В. Самозащита гражданских прав // Защита прав и свобод человека. Материалы научно-практической конференции. М.: РИПО ИГУМО, 2005. С. 95-96
  43. Рубцов Д.И. Самозащита прав в механизме гражданской самоорганизации современного общества // Гражданская самоорганизация российского общества. Сборник теоретико-практических докладов и сообщений. Владимир, 2009. С. 216-221
  44. Сабирова К. Самозащита как неюрисдикционная форма защиты гражданских прав // Право и суд в современном мире: Материалы VII ежегодной международной научно-практической конференции студентов и молодых ученых, Челябинск, 2010 г.. Челябинск: ООО «Изд-во РЕКПОЛ», 2010. С. 108-111
  45. Сабирова К.Р. Самозащита, как неюрисдикционная форма защиты гражданских прав // Право и суд в современном мире: Материалы VII ежегодной международной научно-практической конференции студентов и молодых ученых, Челябинск, 2010 г.. Челябинск: ООО «Изд-во РЕКПОЛ», 2010. С. 414-417
  46. Светлова Ю.И. Способы самозащиты в гражданском праве // Тенденции развития государства, права и политики в России и мире. Материалы международной научно-практической конференции. Калуга: Полиграф-Информ, 2008. С. 372-376
  47. Теория самозащиты гражданских прав / Страунинг Э.Л. М.: Тип. ООО «Документ системы», 2007. 146 c.
  48. Троценко Т. Самозащита как способ защиты гражданских прав // Закон и право. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2000, № 5. С. 13-15
  49. Трудова О. Удержание как способ самозащиты гражданских прав // Право и экономика. М.: Юрид. Дом «Юстицинформ», 2006, № 9. С. 103-104
  50. Уздимаева Н.И. История правовой самозащиты в России // Социально-политические науки. 2011. № 1. С. 50-53.
  51. Успенская А.А. Понятие самозащиты в гражданском праве России // Труды Псковского филиала Московского открытого социального университета. Псков: ПОИПКРО, 2006, Вып. 2. С. 113-117
  52. Хашимова К.А. Разграничение понятий самозащиты гражданских прав и предусмотренного уголовным законодательством самоуправства // Современные проблемы юридической науки. Материалы III Всероссийской с международным участием научно-практической конференции малодых исследователей, 26-28 апреля 2007 г.. Челябинск: Полиграф-Мастер, 2007, Ч. 1. С. 139-142
  53. Ярушин В.А. Дискуссионные вопросы самозащиты гражданских прав // Современное российское право: проблемы и пути совершенствования: Материалы Межвузовской научно-практической конференции, г. Волгоград, 1-2 декабря 2009 г.. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2009. С. 147-150
  54. Ящук О.М. Самозащита гражданских прав: Право // Материалы научной сессии: Право. Волгоград, 19-25 апреля 2004 г.. Волгоград: Изд-во ВолГУ, 2004, Вып. 3. С. 112-114.

Обратно к разделу Список литературы по гражданскому праву

    Можем найти и прислать любую публикацию. Пишите

САМОЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ, — дипломная работа

В настоящее время, в связи с реформированием отечественной
экономики и, как следствие, законодательства, регулирующего отношения
между субъектами, действующими в едином экономическом пространстве
Российской Федерации, неуклонно повышается роль защиты гражданских
прав. Это вызвано, прежде всего, необходимостью формирования устойчивых
отношений в сфере гражданского оборота и предпринимательской
деятельности.
Способы самозащиты могут допускаться как законом, так и договором,
всегда выражаются в форме действия и направлены на обеспечение
неприкосновенности права, пресечение нарушения и ликвидацию
последствий такого нарушения. Прибегнуть к самозащите может любой
гражданин, наделенный таким правом в силу закона или договора. Под
самозащитой гражданских прав понимаются допускаемые законом или
договором действия управомоченного лица, направленные на обеспечение
неприкосновенности права, пресечение нарушения и ликвидацию
последствий такого нарушения.
Подводя итог, рассмотрим несколько признаков понятия самозащиты
гражданских прав:
• самозащита гражданских прав – это самостоятельная форма, а не
способ защиты гражданских прав;
• самозащита гражданских прав – это субинститут гражданского
права, определенный в рамках института защиты нарушенных гражданских
прав;
• принципы самозащиты гражданских прав;
• принципы самозащиты гражданских прав представляют собой
стабильные нормативно-руководящие положения, которые отражают
объективную экономическую реальность и выражают закономерности
развития допускаемых законом или договором действий управомоченного53
лица, направленных на обеспечение неприкосновенности права, пресечение
нарушения и ликвидацию последствий такого нарушения, в соответствии с
которыми строятся нормативная база гражданско-правового регулирования
отношений по самозащите гражданских прав, регламентация поведения
субъектов гражданского права и правоприменение и не рассматриваются
отдельно от других, а также являются обособленными друг от друга, так как
все они образуют единую систему, на базе которой и осуществляется
самозащита гражданских прав;
• способы самозащиты гражданских прав разделяются на виды и не
являются единым цельным массивом.
Реализация действий по самозащите гражданских прав — проявление
сущностных свойств человеческой личности. Гражданин, отстаивающий свои
права (право на жизнь, личную неприкосновенность) своими силами, пытается
найти наиболее лучший способ реализации своей правовой активности, что, в
принципе, вытекает из естественной общечеловеческой природы. Самозащита
с естественно-правовой природой как явление, никогда не утратит
собственную актуальность.

Купить

Статья 14. Самозащита гражданских прав

Статья 14. Самозащита гражданских прав

Допускается самозащита гражданских прав. Способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.

1. Самозащита – это один из способов защиты гражданских прав. Для него характерно то, что субъект гражданского права защищает себя собственными действиями. По сравнению с другими средствами защиты это защита без обращения в суд или иной орган, осуществляющий защиту гражданских прав.

Коммент. статья допускает использование данного способа при наличии в совокупности трех условий: а) нарушения права или возможности (опасности) его нарушения; б) необходимости пресечения (предупреждения) нарушения; в) применения мер, соответствующих характеру и содержанию правонарушения.

2. Этим условиям отвечает защита прав и интересов собственными силами при захвате имущества и иных противоправных действиях нарушителя. Действия обладателя права в защиту личных и имущественных прав не признаются противоправными, если они совершены в состоянии необходимой обороны. По Уголовному кодексу (ст. 37) необходимая оборона – это защита личности и прав обороняющегося от общественно опасных посягательств. В соответствии со ст. 1066 ГК вред, причиненный при самозащите в состоянии необходимой обороны без превышения ее пределов, не подлежит возмещению.

3. Возможно применение мер самозащиты и в состоянии крайней необходимости, которую ст. 1067 ГК трактует как опасность, угрожающую самому обладателю прав или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами.

Такие действия, как и действия в состоянии необходимой обороны, ГК не признает противоправными. Однако если в состоянии крайней необходимости причинен вред, то он, как правило, подлежит возмещению. Самозащитой действия в состоянии крайней необходимости могут признаваться, если ценность защищенных прав превышает причиненный вред. Например, огнестрельное ранение грабителя фруктов в саду едва ли может рассматриваться как действие, соразмерное нарушению.

Судебная практика не признает самозащиту правомерной, если она явно не соответствует способу и характеру нарушения и причиненный (возможный) вред является более значительным, чем предотвращенный (см. п. 9 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ № 6/8).

4. Одним из проявлений самозащиты можно признать удержание имущества кредитором несмотря на то, что ГК трактует это действие как один из способов обеспечения исполнения обязательств (см. ст. 329, 359, 360 и коммент. к ним). Удержание вещи допускается, пока обязательство не будет исполнено. Кроме того, требования кредитора, удерживающего вещь, могут быть удовлетворены из стоимости этой вещи. В таких случаях обладатель имущественных прав защищает свои права и интересы собственными действиями, не обращаясь к суду.

Самозащита гражданских прав

§2. Самозащита гражданских прав

1. Понятие самозащиты гражданских прав

Под самозащитой гражданских прав понимается совершение управомоченным лицом не запрещенных законом действий фактического порядка, направленных на охрану его личных или имущественных прав или интересов, интересов и прав других лиц и государств.

К ним, например, относятся фактические действия собственника или иного законного владельца, направленные на охрану имущества, а также аналогичные действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости.

Меры фактического характера, направленные на охрану прав граждан или организаций, могут быть как предусмотренными законом, так и вытекающими из обычно принятых в обществе мер такого рода. Это использование различного рода охранных средств и приспособлений в виде замков, охранной сигнализации на автомобилях и др. По общему правилу использование такого рода охранительных мер самозащиты допустимо, если не запрещено законом и соответствует обычно принятым правилам.

Использование названных мер самозащиты имеет свои границы и подчинено общим нормам и принципам осуществления субъективных гражданских прав. Недопустимо использование мер охраны имущества, опасных для жизни и здоровья окружающих, наносящих вред нравственным устоям общества и основам правопорядка.

Известен случай, когда собственник дачи огородил свой участок колючей проволокой, пропустив через ограду электрический ток. В другом случае владелец автомобиля так пристроил в гараже ружье, что вор при открывании двери должен был получить выстрел в ноги, но первым пострадавшим оказался сам автор такого «изобретения».

Недопустимость подобного рода «охранных» средств очевидна, так как они направлены не только на охрану имущества, но и на причинение вреда лицу, которое может вступить в контакт с такого рода сооружениями даже по неосторожности. Из этого следует, что управомоченный субъект вправе использовать лишь такие меры самозащиты, которые не ущемляют прав и законных интересов других лиц. Если же использование недозволенных средств защиты причиняет вред другим лицам, то возникает предусмотренная законом обязанность по возмещению причиненного вреда.

Вместе с тем в случаях, предусмотренных законом, причинение вреда правонарушителю или третьим лицам действиями управомоченного субъекта по защите своих прав и интересов признается правомерным. Речь идет о действиях, совершенных в состоянии необходимой обороны или в условиях крайней необходимости.

2. Необходимая оборона как способ самозащиты гражданских прав

Одним из способов самозащиты гражданских прав является необходимая оборона. Не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были нарушены ее пределы (ст. 1066 ГК). Следовательно, необходимой обороной признаются такие меры защиты прав, которые причиняют вред их нарушителю, но не влекут обязанности обороняющегося по его возмещению, поскольку признаются правомерными (допустимыми).

Институт необходимой обороны является комплексным институтом, регламентированным как гражданским, так и уголовным правом. Содержание необходимой обороны в гражданском праве несколько шире, чем в уголовном. Если в уголовном праве под необходимой обороной понимаются действия, хотя и подпадающие под признаки состава преступления, но не признаваемые преступлением, то в гражданском праве к необходимой обороне относятся также действия, которые подпадают под понятие гражданского правонарушения, но не влекут за собой применения мер юридической ответственности.

Условия, при которых действия обороняющегося могут быть признаны совершенными в состоянии необходимой обороны, одинаковы как для уголовного, так и для гражданского права. Они относятся к нападению и защите. Для признания действий обороняющегося совершенными в состоянии необходимой обороны надо, чтобы нападение было действительным (реальным), наличным и противоправным.

Действительность (реальность) нападения означает, что нападение как таковое вообще имеет место. Оборона потому и называется обороной, что противодействует нападению. Поэтому если нет посягательства на чьи-либо права или интересы, то нет оснований говорить об обороне, а тем более о необходимой обороне. Факт нападения означает, что нападение уже началось либо налицо его непосредственная угроза.

Несколько сложнее вопрос о противоправности нападения. Ведь противоправным считается поведение, нарушающее нормы права. Однако не всякое противоправное поведение требует применения такого рода оборонительных мер. В уголовном праве необходимая оборона может иметь место только против такого правонарушения, которое законом рассматривается как преступное посягательство. Это же правило действует и применительно к необходимой обороне по гражданскому праву. Она недопустима против правонарушений, не являющихся действиями уголовно наказуемого характера, хотя и подпадающих под признаки гражданского правонарушения.
Необходимая оборона представляет собой прежде всего один из способов защиты прав и интересов обороняющегося лица. Но оборона будет признана необходимой, если подобного рода действиями защищаются интересы государства и общества, права и законные интересы других лиц. При этом действия обороняющегося должны быть направлены именно против нападающего лица, но не против других лиц, например родственников или близких нападавшего.

Основным условием признания действий необходимой обороной является недопустимость превышения ее пределов.

В соответствии с п. 2 ст. 14 ГК способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения. Превышение пределов необходимой обороны возможно в отношении выбора средств защиты, интенсивности обороны и ее своевременности. Превышением пределов необходимой обороны может быть явное несоответствие средств защиты характеру и опасности нападения. Однако это несоответствие не следует понимать механически; нужно учитывать степень и характер опасности, силы и возможности обороняющегося, а также волнение, которое возникает у последнего в такой сложной обстановке.

Превышением пределов обороны может быть превышение интенсивности защиты над интенсивностью нападения. Например, излишняя поспешность или чрезмерная активность в применении оборонительных средств, когда речь идет об угрозе нападения. Несвоевременность использования оборонительных средств может быть связана не только с поспешностью, но и с их применением после того, как нападение закончилось и ничем не грозит обороняющемуся.
Правовыми последствиями действий в состоянии необходимой обороны с точки зрения гражданского права является то, что причиненный нападавшему вред не подлежит возмещению. Иначе решается этот вопрос при превышении пределов необходимой обороны, поскольку речь идет уже о неправомерных действиях, влекущих гражданско-правовую ответственность. Но и здесь учитывается посягательство потерпевшего на законные интересы оборонявшегося лица, хотя бы и превысившего пределы необходимой обороны.

3. Действия в условиях крайней необходимости как способ самозащиты гражданских прав

Одним из способов самозащиты гражданских прав являются действия управомоченного лица в условиях крайней необходимости.

Под действиями, совершенными в состоянии крайней необходимости, понимаются такие действия, которые предпринимаются лицом для устранения опасности, угрожающей самому причини-телю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами (ст. 1067 ГК). Указанные действия допустимы, если причиненный вред менее значителен, чем вред предотвращенный. Как и при необходимой обороне, действия в условиях крайней необходимости могут предприниматься не только как средство самозащиты прав и интересов управомоченного лица и других лиц, но и для защиты интересов государства и общества (п. 1 ст. 39 УК РФ).

В отличие от необходимой обороны, при крайней необходимости опасность для управомоченного лица (либо государства, общества, третьих лиц) возникает не из-за действий тех лиц, которым причиняется вред, а вследствие стихийных бедствий, неисправности механизмов, особого состояния организма человека, например вследствие болезни, и т. п. Она может возникнуть и в результате преступного поведения другого лица, например при причинении вреда имуществу граждан в ходе преследования преступника.

Особенность действий в состоянии крайней необходимости состоит в том, что в таких условиях лицо вынуждено использовать средства, связанные с причинением вреда. При этом в одних случаях причинение вреда может быть необходимой мерой предотвращения большей опасности, тогда как в других случаях вред может быть лишь сопутствующим явлением, которое может наступить или не наступить. Если при необходимой обороне вред причиняется непосредственно нападающему, то действиями в условиях крайней необходимости вред причиняется третьему лицу. Поэтому в силу ст. 1067 ГК такой вред по общему правилу подлежит возмещению причинившим его лицом. Но, поскольку действие в условиях крайней необходимости рассматривается законом как правомерное, хотя и вредоносное, учитывая обстоятельства, при которых был причинен такой вред, суд может возложить обязанность его возмещения на третье лицо, в интересах которого действовал причинивший вред, либо освободить от возмещения вреда полностью или частично как третье лицо, так и причинившего вред. Например, спасая тонувшего в реке гражданина, другой гражданин использовал стоявшую у берега лодку, из которой предварительно выбросил в воду находившееся в ней чужое имущество. Обязанность по возмещению причиненного им вреда была возложена судом на спасенного, неосторожно купавшегося в опасном месте.

При применении мер самозащиты в условиях крайней необходимости лицо не должно превышать пределы крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный (п. 2 ст. 39 УК РФ). С точки зрения гражданского права это означает, что лицо, превысившее пределы крайней необходимости, должно безусловно возместить причиненный вред.

Распутывая паутину самообороны и прав человека оружейного лобби

Каждая человеческая жизнь имеет неотъемлемую ценность и достоинство, и каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную безопасность. 1 Эти истины кодифицированы во Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ) 1948 года. 2 Всеобщая декларация прав человека имела историческое значение, когда страны объединились, чтобы четко признать необходимость защиты и сохранения этих основных прав, структурируя конституции для прямой защиты прав человека своих граждан, и особенно их прав на жизнь, свободу и безопасность.Защита прав человека продолжает оставаться определяющей опорой для обеспечения стабильного, мирного либерального мирового порядка. Но в Соединенных Штатах некоторые группы, такие как оружейное лобби, ухватились за этот основанный на правах нарратив, чтобы опасно оправдать право на ношение, ношение и использование огнестрельного оружия.

Соединенные Штаты были построены на общем наборе ценностей и принципов с упором на защиту и сохранение неотъемлемых прав человека на жизнь и свободу. Несмотря на риторические принципы, на которых были основаны Соединенные Штаты, нация была местом бесчисленных вопиющих нарушений прав человека, включая искоренение коренного населения, порабощение лиц африканского происхождения и продолжающееся лишение избирательных прав цветных сообществ. . 3 Со временем систематически лишенные гражданских прав и преследуемые общины боролись за права, предоставленные первоначальными основополагающими доктринами. 4 Эти исключительные, продолжительные усилия по защите прав населения и созданию коалиций продолжаются и сегодня, о чем свидетельствуют недавние протесты против жестокости полиции в отношении чернокожих американцев. 5

Сегодня, наряду с этим правозащитным нарративом, существует параллельный нарратив, который поддерживается оружейной промышленностью США в рамках многогранных усилий по увеличению продаж оружия.Этот так называемый нарратив о правах на оружие манипулирует идеалами прав человека, чтобы установить не только неотъемлемое право на жизнь, но и неограниченное право на вооруженную самооборону, чтобы защитить себя от любой предполагаемой угрозы причинения вреда. Этот нарратив основан на страхе и необходимости защищать себя и близких от неизвестных, но постоянно существующих угроз любыми необходимыми средствами и без учета прав других. Оно основано на ложном утверждении, что наиболее эффективным средством самосохранения является использование огнестрельного оружия.

Этот аргумент разрушительен. Это подрывает равноправную и справедливую роль демократического общества в защите прав и жизни своих граждан. Это подрывает фундаментальное право на жизнь бесчисленного количества людей от рук вооруженного гражданского лица, чей субъективный страх причинения вреда может в некоторых штатах служить оправданием для нажатия на курок. Этот опасный нарратив также широко распространен. Значительная часть населения США продолжает верить, что огнестрельное оружие является основным средством самообороны, несмотря на убедительные доказательства обратного.В худших случаях вооруженные гражданские лица, мотивированные предубеждением, используют свои позиции, связанные с оружейным лобби, чтобы выступать в качестве судьи, присяжных и палача против людей, которых они считают угрозой. В Соединенных Штатах усилившаяся связь между огнестрельным оружием и личной безопасностью в сочетании с милитаризацией гражданских лиц посредством законов «стоять на своем» привела к кризису в области прав человека.

Права на оружие не являются правами человека

В 1948 году Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) изложила в глобальном масштабе набор прав, гарантированных каждому человеку, и прямо призвала государства-члены соблюдать, поощрять и защищать эти права. 6 Принципы, закрепленные во Всеобщей декларации прав человека, включают «право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность», 7 , с важной оговоркой: «Эти права и свободы ни в коем случае не могут осуществляться вопреки целям и принципам ООН.» 8 Другими словами, эти основные права и свободы не безграничны, а являются частью общественного договора, согласно которому все люди должны также уважать права и достоинство других людей.

В то время как право на личную неприкосновенность часто неверно истолковывается как широкое право на самооборону от любой предполагаемой угрозы, 9 на самом деле оно закрепляет право человека на защиту своего тела, защищая его от нападения. В целях справедливой защиты своего личного права на безопасность лицо может применять силу только в той мере, в какой этого требует ситуация и когда не существует других средств защиты от посягательств. Применение силы подпадает под право обеспечения только тогда, когда сила пропорциональна надвигающемуся нападению. 10

Как отметил сотрудник ООН по правам человека Ян Арно Хессбрюгге:

Международное право прав человека устанавливает границы того, насколько широко могут применяться внутренние законы о личной самообороне между частными лицами.Государства не могут полностью запрещать самооборону, но при защите права на жизнь они также должны быть уверены, что права на самооборону не выходят за разумные пределы. Некоторые инициативы по расширению законов о самообороне вызывают серьезную озабоченность с точки зрения прав человека, особенно законы о «стойке на своем», которые разрешают применение смертоносной силы, несмотря на наличие вариантов безопасного отступления. Вопреки тому, что утверждали некоторые защитники прав на оружие, международное право не устанавливает права на огнестрельное оружие в качестве средства самообороны. 11

Связь между правом на самооборону и правом на оружие — это заблуждение, поддерживаемое не учеными-правозащитниками, а лоббистами индустрии огнестрельного оружия.

Что говорит Вторая поправка о правах на оружие?

В 2008 году Верховный суд заслушал дело округа Колумбия против Хеллера . Владелец оружия Дик Хеллер подал в суд на округ Колумбия, утверждая, что запрет округа на владение пистолетами, в том числе дома, является нарушением Второй поправки.Дело было рассмотрено Верховным судом, и суд пришел к выводу, что Вторая поправка предоставляет индивидуальное право на владение огнестрельным оружием дома в целях самообороны. 12 Однако в решении суда прямо указано, что Вторая поправка не предоставляет лицу неограниченное право владеть и использовать огнестрельное оружие в Соединенных Штатах. Вместо этого мнение большинства, составленное судьей Антонином Скалией, гласило: «Как и большинство прав, право, закрепленное Второй поправкой, не является неограниченным.[Это] не право хранить и носить какое-либо оружие, каким бы то ни было образом и с какой бы то ни было целью». 13

После вынесения знаменательного решения во многих штатах были возбуждены дела, оспаривающие законодательство о безопасности оружия, такие как ограничения на штурмовое оружие или запрет на магазины большой емкости. Большинство судов пришли к выводу, что решение Heller никоим образом не нарушает конституционность законов, которые устраняют значительные пробелы в законодательстве США в отношении владения оружием, такие как законы, требующие проверки биографических данных при всех продажах огнестрельного оружия или ограничивающие доступ гражданских лиц к вооруженным силам. Магазины для огнестрельного оружия и боеприпасов. 14

Как оружейное лобби и промышленность раздувают огонь и получают прибыль

 

Индивидуальное владение оружием является глубоко укоренившейся культурной традицией в некоторых частях Соединенных Штатов. Благодаря усилиям по стратегическому лоббированию, предпринятым в первую очередь Национальной стрелковой ассоциацией (NRA) в конце 20-го века, оружейная промышленность стремилась использовать пересечение права собственности на оружие и культурных традиций, разрабатывая коварный нарратив, изображающий любое регулирование огнестрельного оружия как посягательство на свободу. .Их усилия породили так называемое движение за права на оружие. 15 Развернув стратегические пропагандистские кампании, обсуждая надвигающиеся гипотетические нападения террористических организаций или используя единичные акты насилия, совершаемые незарегистрированными иммигрантами, чтобы представить угрозу на уровне населения, 16 оружейное лобби смогло ухватиться за страх и неуверенность по Соединенным Штатам. Многие люди теперь полагаются на владение огнестрельным оружием как на реакцию на сценарий конца света, созданный оружейной промышленностью. 17 Промышленность создала ложное представление о том, что люди всегда подвергаются риску насильственных нападений, и предлагает простое, но глубоко ошибочное решение: купите огнестрельное оружие, чтобы защитить себя и свою семью. 18

Это послание резко контрастирует с большинством доказательных исследований, проведенных по этой теме, которые показывают, что огнестрельное оружие не является эффективным средством самообороны. Фактически, академические исследования показывают, что наличие огнестрельного оружия в доме коррелирует с увеличением числа непреднамеренных выстрелов, часто с участием детей, а также с более высоким уровнем самоубийств с применением огнестрельного оружия. 19 Исследования также показывают, что огнестрельное оружие, используемое для стрельбы в школах, чаще всего поступает из дома стрелка, где оно хранится под предлогом самообороны. 20 Представление о том, что гражданские лица должны быть вооружены, чтобы отпугивать злоумышленников, — концепция «хорошего парня с ружьем», нарисованная оружейным лобби, — не соответствует действительности. Данные ФБР показывают, что вооруженные гражданские лица редко останавливают вооруженных нападавших и вместо этого только затрудняют правоохранительным органам охрану места перестрелки. 21

Пока оружейное лобби создавало нарратив, создающий атмосферу страха и постоянного риска, оружейная промышленность запускала маркетинговые кампании по продаже своей смертоносной продукции. Чтобы дополнить основанный на страхе нарратив, продвигаемый оружейным лобби, промышленность продавала определенное оружие специально как продукты для самообороны. Glock, например, имеет фильтр поиска на своем веб-сайте специально для огнестрельного оружия, предназначенного для защиты дома, 22 , а Remington продает серию оружия с пометкой «Модели для защиты дома». 23 Основной маркетинговый инструмент для продажи боеприпасов с полым наконечником, которые предназначены для расширения при ударе, увеличения урона для человека и снижения риска сквозного проникновения, — это маркировка их как боеприпасов для самообороны или боеприпасов для индивидуальной защиты. . 24

Усилия оружейного лобби выходят за рамки коммерческого рынка; некоторые из самых пагубных пропагандистских материалов оружейного лобби ухватываются и органично увековечиваются членами так называемого сообщества прав на оружие. Защитники прав на оружие регулярно собираются в Интернете для обсуждения различных аспектов огнестрельного оружия и аксессуаров, а также регулярно используют форумы для распространения мифов и пропаганды оружейного лобби. 25 Идея о том, что оружие необходимо для защиты от вторжений в жилище, увековечена на самопровозглашенных веб-сайтах любителей оружия, таких как The Truth About Guns, на котором публикуется ежедневная публикация под названием «Использование оборонительного оружия дня». 26 В постах подробно рассказывается о случаях нападения на владельца оружия, чаще всего в собственном доме, и о том, как его способность схватить огнестрельное оружие и быстро действовать в целях самообороны предотвратила нападение на него со стороны нападавших.Другой популярный сайт, The Carry Academy, содержит информацию о ношении огнестрельного оружия для самообороны, в том числе обзоры огнестрельного оружия, которое считается наиболее эффективным против злоумышленников. 27

«Стой на своем»: смертельный эффект извращенной системы прав

Общей нитью, проходящей через заявления защитников оружия о нарушениях прав, является вера в то, что люди имеют фундаментальное право применять смертоносную силу для обеспечения собственного самосохранения. Мэрион Хаммер, лоббист NRA и бывший президент NRA, прямо выразилась: «Мы стреляем не на поражение, мы стреляем, чтобы жить. 28 Это проблематичное оправдание использования огнестрельного оружия является стимулом для политики самообороны под названием «стой на своем».  

В 2005 году оружейное лобби усилиями главного лоббиста NRA во Флориде манипулировало идеей о том, что право на жизнь означает неограниченное право на ношение и ношение оружия, используя эту ложную интерпретацию для разработки политики «стоять на своем» — политики, которая оказало серьезное негативное влияние на права и безопасность сообществ и привело к многочисленным смертям в Соединенных Штатах. 29 После знаменательного принятия политики во Флориде оружейное лобби вступило в партнерские отношения с Американским советом по обмену законодательными актами (ALEC) — организацией, которая разрабатывает политику и законодательные предложения для законодателей в Соединенных Штатах 30 — чтобы распространить закон на нация. 31 ALEC воспользовалась законом Флориды, который стал частью портфеля «типового законодательства» ALEC; результатом стали широкомасштабные попытки законодательных собраний штатов по всей стране принять эти законы. 32 На сегодняшний день в 27 штатах принят вариант закона о том, что нужно стоять на своем. 33

Этот флагманский закон об оружейном лобби призван выглядеть так, будто он просто направлен на защиту прав людей на самооборону. В действительности законы «стоять на своем» смертельны, извращают концепцию самообороны и подрывают человеческое достоинство. Проще говоря, они подрывают основные права человека людей, живущих в государстве, где существует эта политика.

Законы №

«Стой на своем» значительно расширяют традиционные правовые принципы самообороны.Они позволяют человеку применять смертоносную силу в любой ситуации, когда у него есть субъективное убеждение, что он сталкивается с непосредственной угрозой причинения вреда, без предварительного принятия каких-либо усилий для деэскалации ситуации или отступления, как это требуется в традиционных средствах правовой защиты для оправдания применения оружия. силы в сценариях самообороны. 34 Вопреки устоявшейся концепции самообороны, законы «стоять на своем» могут на самом деле поощрять людей к эскалации ситуации, используя смертоносную силу в качестве основного механизма самосохранения, а не в качестве крайней меры. 35

Этот закон искажает представление людей об их правах на безопасность и, в худших случаях, дает им возможность отнять у другого человека право на жизнь. Право стрелять первым основано на вере в то, что не всякая человеческая жизнь одинакова, и лишает людей — часто цветных — их основных прав на жизнь и достоинство. 36 Он позволяет людям выступать в роли судей и присяжных в момент, наполненный адреналином, — оценочное суждение о жизни другого человека.

Законы

«Стой на своем» постоянно используются в качестве защиты от убийства чернокожих.Например, разрушительный размах этой политики привлек внимание всей страны в феврале 2012 года, когда 17-летний Трейвон Мартин был застрелен в Сэнфорде, штат Флорида, во время прогулки по закрытому жилому комплексу. 37 Хотя стрелок официально не призывал к защите «стоять на своем», присяжным было поручено учитывать закон при рассмотрении дела стрелка; стрелок был оправдан. 38 В ноябре 2012 года закон штата «стоять на своем» снова попал в заголовки национальных газет после того, как стрелок заявил, что ему угрожает громкая музыка, играющая в машине чернокожих подростков на заправочной станции в Джексонвилле, Флорида; стрелок произвел несколько выстрелов по машине, убив 17-летнего Джордана Дэвиса. 39 В ходе судебного разбирательства стрелок утверждал, что стрелял из огнестрельного оружия в целях самообороны; он был признан виновным присяжными и приговорен к пожизненному заключению. 40 Последний раз закон был поднят на национальном уровне в феврале 2020 года после убийства 25-летнего Ахмауда Арбери, который был застрелен во время пробежки в своем районе в округе Глинн, штат Джорджия. Трое участников избегали ареста в течение нескольких недель после того, как заявили местным властям, что стоят на своем, и застрелили безоружного бегуна в порядке самообороны. 41 После предъявления обвинения большим жюри мужчины не признали себя виновными в убийстве Арбери; Судебное разбирательство, как ожидается, продлится в течение нескольких месяцев. 42

Эти трагические смерти не исключение. Исследователи из Американского университета обнаружили, что примерно 30 человек умирают каждый месяц в результате инцидента, связанного с «стоять на своем», в штатах, где действуют эти законы. 43 Данные показывают, что в штатах с вариантом закона «стоять на своем» наблюдается повышенный уровень убийств и травм, связанных с применением огнестрельного оружия.Исследование, посвященное последствиям «стоять на своем» во Флориде, показало, что закон был связан с увеличением числа убийств в целом, а также с увеличением количества убийств с применением огнестрельного оружия; исследователи обнаружили, что ежемесячный уровень убийств с применением огнестрельного оружия в штате увеличился на 31 процент, а общий уровень убийств в штате увеличился на 24 процента за 10 лет после принятия закона. 44 Доказательства очевидны: законы «Стой на своем» не защищают людей от насилия; вместо этого эта политика приводит к большему количеству травм и большему количеству смертельных случаев.

Исследования законов «стоять на своем» также показывают, что они применяются неравномерно, с явными последствиями расовой предвзятости. Исследование, анализирующее политику «стоять на своем», показало, что почти в 36 процентах расстрелов черных жертв белыми преступниками преступники успешно утверждали, что обвиняемый «стоял на своем»; однако только 3,4 процента чернокожих подсудимых смогли избежать уголовной ответственности по тому же закону, когда жертва была белой. 45 Сосредоточив внимание только на Флориде, исследователи обнаружили, что после изучения дел о «стоять на своем» с 2005 по 2013 год расовая принадлежность жертвы была важным фактором успеха защиты: в случаях, когда жертва не была белой, « стоять на своем» защита имела больше шансов на успех. 46

Политика «Стой на своем» резко контрастирует с основным принципом прав человека: каждая человеческая жизнь имеет достоинство и ценность. Эта политика дает людям возможность действовать импульсивно и жестоко, часто руководствуясь ненавистью, предубеждением или страхом. Это политика, разработанная не из желания защитить принципы самообороны или сохранения человеческой жизни, а для дальнейшего укрепления веры в то, что огнестрельное оружие защищает людей. Право на личную неприкосновенность было защищено до создания этой одиозной политики, со значительным прецедентом в уравновешивании применения силы для самообороны с уважением основных прав других.Эта политика прямо противоречит основным правам человека, ставя жизнь стрелка выше, чем жизнь другого человека.

Заключение

Страх — сильная эмоция. Он вызывает потребность выживать и защищать и побуждает к инстинктивным, интуитивным действиям. Оружейное лобби на протяжении десятилетий ухватывалось за эту базовую человеческую эмоцию и манипулировало ею для продажи огнестрельного оружия. Обостряя чувство незащищенности, они связали огнестрельное оружие с самообороной. Манипулируя концепцией прав человека, они внедрили в сознание слишком многих людей идею о том, что они имеют фундаментальное право на самооборону, даже если это происходит за счет права других на жизнь.

Манипулирование страхом, извращение идеи самообороны и легкий доступ к огнестрельному оружию привели к разрушительным результатам. Слишком много жизней было потеряно от рук кого-то, воодушевленного идеей «стоять на своем». Ни один закон не должен позволять людям сначала стрелять, а потом задавать вопросы. Существование этих законов подвергает сообщества, особенно цветные, риску насилия.

Все люди имеют фундаментальное право на жизнь, но в Соединенных Штатах это право слишком часто прерывается огнестрельным оружием.Соединенные Штаты были основаны на принципах, которые недвусмысленно защищают право на жизнь. Его законы должны отражать эти обещания. Давно пора американским политикам перестать заискивать перед оружейной промышленностью и ее лоббистами и вместо этого уважать принципы, закрепленные как в Конституции США, так и в международном праве.

Рукмани Бхатиа — старший политический аналитик по предотвращению насилия с применением огнестрельного оружия в Центре американского прогресса.

Автор хотел бы поблагодарить Элизу Массимино, Челси Парсонс, Жасмин Харрис и Даниэль Соломон за их вклад в подготовку этого обзора.

Самооборона и «Стой на своем»

Принцип общего права «доктрины замка» гласит, что люди имеют право применять разумную силу, в том числе смертоносную, для защиты от вторжения в свой дом. Этот принцип был кодифицирован и расширен законодательными собраниями штатов.

Закон штата Айдахо

Издательство Университета Дьюка — Этот ненасильственный материал приведет вас к смерти

«Откровенный взгляд на сложности и противоречия движения за гражданские права, особенно в отношении взаимосвязанных вопросов ненасилия и самообороны… Заставляет задуматься и усыпанной пронзительной иронией». — Киркус Отзывы

«[A] Бодрящий и захватывающий праздник вооруженного сопротивления чернокожих.» — Еженедельник издателя

«[A] подробные мемуары.» — New York Times Book Review

«Формат длинного эссе Кобба неожиданным образом оживляет Движение за свободу, переворачивая общепринятые исторические взгляды и меняя разговоры о личной свободе и личной защите, которые продолжаются сегодня… Подробное исследование сложных отношений между ненасильственными гражданскими неповиновение и угроза вооруженного возмездия». — Полка для читателей

«Кобб… рассматривает давнюю традицию самозащиты среди афроамериканцев, которые знали, что не могут полагаться на защиту местных правоохранительных органов. . . . Понимая, как использование оружия делает эту историю движения за гражданские права более привлекательной для читателей, Кобб, тем не менее, сосредоточен на решимости простых граждан, включая женщин, отстоять свои права, даже если это означало положить пистолет в карман или сумочку. .» — Список книг

«[A] блестящая книга… Серьезная аналитическая работа о борьбе за свободу афроамериканцев на юге, книга Кобба… заслуживает видное место в списке чтения каждого». — Против течения

«В этой сложной книге Чарльз Кобб, бывший организатор, исследует роль оружия в движении за гражданские права.» — Мать Джонс

«Кобб блестяще помещает движение за гражданские права в контекст южной жизни и культуры оружия, с тезисом, который раскрывается на основе рассказов из первых рук и личных сообщений». — Журнал библиотеки

«[A] Откровенная новая история вооруженной самообороны и движения за гражданские права». — Причина

«У этой книги будут читатели, у которых может не быть ничего общего в политическом отношении к копии. » — ПиДжей Медиа

«Принимая каждого борца за гражданские права и даже каждого чернокожего южанина как личность, свободную действовать по своему усмотрению в любой ситуации, с которой они столкнулись, Этот ненасильственный материал убьет вас предлагает более подробный анализ роли личности в движении и часто размытых различий между ненасилием и самообороной.» — Меган Хант, История

«Это наиболее полный взгляд на роль вооруженной самообороны в Движении за свободу на Юге и, как таковой, является чрезвычайно важным источником для исследователей социальных движений, а также современных активистов. Возможно, это еще более важный источник. и дальновидная работа для тех, кто привержен продолжающемуся Движению за свободу в этот конкретный момент американской истории, когда кажется, что открытое и необузданное расистское насилие и запугивание пробуждаются от полувекового сна, чтобы снова поднять свою уродливую голову в американском обществе.»- Роберт Дональд Вейде, Этнические и расовые исследования

«Как отмечает Чарльз Э. Кобб-младший в этом интересно написанном исследовании, большинство чернокожих южан, одобрявших ненасильственную тактику, делали это потому, что считали такую ​​тактику эффективной, а не потому, что разделяли приверженность Кинга ненасилию как религиозному или философскому императиву. .» — Адам Фэйрклаф, Социальная история

«Книга предназначена для широкой аудитории, интересующейся субдисциплинами расовых отношений, исследованиями мира и социальными движениями.У автора есть выгодная позиция для написания такой книги, основанная на годах учебы и его статусе ветерана Движения за гражданские права. Кроме того, эта книга дает глубокое представление о масштабах противодействия, с которым столкнулись активисты за гражданские права при отстаивании основных прав человека, которые включали в себя: лишение свободы, жизнь с постоянными угрозами смерти, экономические санкции и взрывы домов», — Майкл Д. Ройстер. , Western Journal of Black Studies


«Студенты средней школы или колледжа сочтут книгу интересной и полезной для изучения деятельности по защите гражданских прав. Для студентов, изучающих обзорный курс по истории Соединенных Штатов, или студентов, изучающих курс истории США для будущих специальностей по истории, «Эта ненасильственная штука убьет вас» будет ценным ресурсом как для того, чтобы написать убедительную историю, так и для того, чтобы исследовать темы. , такие как история гражданских прав, по которым уже много путешествовали», — Роберт Грин II, Учитель истории

«Кобб восстанавливает аспект движения за гражданские права, который был стерт во славу пострасовой Америки под председательством чернокожего президента.Каждый день можно увидеть это стирание на вводных курсах американской истории в университетских городках, где большинство студентов понимают движение за гражданские права как виггскую историю о чернокожих и их союзниках, легко одерживающих победу над силами расовой реакции. Книга Кобба напоминает нам, что это «не обязательно так». … Если бы мои родители были живы сегодня, они прочитали бы эту книгу и сказали бы, что молодцы».

«Книга Кобба выходит за рамки темы самообороны и насилия, чтобы дать более глубокое понимание организации сообщества вчера и сегодня в борьбе за свободу для более инклюзивного и прогрессивного общества.» — Рон Брайли, Journal of American Culture

«Кобб проницательно утверждает, что ненасилие и вооруженная самооборона не были вопросом или/или, но и тем и другим». — Двана Во, Журнал Ассоциации историков Северной Каролины

«Популярная культура вымывает сложность из очень многих вещей. Чарльз Кобб мощно работает против этого потока. Этот ненасильственный материал убьет вас показывает, что упрощенное популярное понимание движения за свободу чернокожих затемняет гораздо более богатую историю.Кобб бросает вызов популярному нарративу, рассказывая о выдержке и мужестве вооруженных приверженцев современного движения, которые прибегали к древнему праву на самооборону в обстоятельствах, в которых мы не должны ожидать ничего другого. Эта книга — важный вклад в историю, которую становится все труднее игнорировать», — Николас Джонсон, автор книги «Негры и ружье: черная традиция оружия»

.

«Любая книга, центральным тезисом которой является то, что вооруженная самооборона необходима как для существования, так и для успеха Движения за гражданские права, обязательно вызовет споры.Но Чарльз Кобб, сочетая строгость ученого с опытом (и страстью) общественного организатора, добился своего. Эта книга является крупным вкладом в историографию борьбы чернокожих за свободу. Более того, это добавляет новую главу в историю местных жителей, которые, часто вооруженные, защищали организаторов и их общины в неспокойные годы борьбы за гражданские права», — Джон Диттмер, автор книги «Местные жители : борьба за гражданские права». в Миссисипи

«Принимая каждого борца за гражданские права и даже каждого чернокожего южанина как личность, свободную действовать по своему усмотрению в любой ситуации, с которой они столкнулись, Этот ненасильственный материал убьет вас предлагает более подробный анализ роли личности в движении и часто размытых различий между ненасилием и самообороной. » — Меган Хант История

«Это наиболее полный взгляд на роль вооруженной самообороны в Движении за свободу на Юге и, как таковой, является чрезвычайно важным источником для исследователей социальных движений, а также современных активистов. Возможно, это еще более важный источник. и дальновидная работа для тех, кто привержен продолжающемуся Движению за свободу в этот конкретный момент американской истории, когда кажется, что открытое и необузданное расистское насилие и запугивание пробуждаются от полувекового сна, чтобы снова поднять свою уродливую голову в американском обществе.— Роберт Дональд Вейде Этнические и расовые исследования

«Как отмечает Чарльз Э. Кобб-младший в этом интересно написанном исследовании, большинство чернокожих южан, одобрявших ненасильственную тактику, делали это потому, что считали такую ​​тактику эффективной, а не потому, что разделяли приверженность Кинга ненасилию как религиозному или философскому императиву. .» — Адам Фэйрклаф Социальная история

«Книга предназначена для широкой аудитории, интересующейся субдисциплинами расовых отношений, исследованиями мира и социальными движениями. У автора есть выгодная позиция для написания такой книги, основанная на годах учебы и его статусе ветерана Движения за гражданские права. Кроме того, эта книга дает глубокое представление о масштабах противодействия, с которым столкнулись активисты за гражданские права при отстаивании основных прав человека, которые включали в себя: лишение свободы, жизнь с постоянными угрозами смерти, экономические санкции и взрывы домов», — Майкл Д. Ройстер. Western Journal of Black Studies


«Студенты средней школы или колледжа сочтут книгу интересной и полезной для изучения деятельности по защите гражданских прав.Для студентов, изучающих обзорный курс по истории Соединенных Штатов, или студентов, изучающих курс истории США для будущих специальностей по истории, «Эта ненасильственная штука убьет вас» будет ценным ресурсом как для того, чтобы написать убедительную историю, так и для того, чтобы исследовать темы. , такие как история гражданских прав, по которым уже много путешествовали», — Роберт Грин II Учитель истории

«Кобб восстанавливает аспект движения за гражданские права, который был стерт во славу пострасовой Америки под председательством чернокожего президента. Каждый день можно увидеть это стирание на вводных курсах американской истории в университетских городках, где большинство студентов понимают движение за гражданские права как виггскую историю о чернокожих и их союзниках, легко одерживающих победу над силами расовой реакции. Книга Кобба напоминает нам, что это «не обязательно так». … Если бы мои родители были живы сегодня, они бы прочитали эту книгу и сказали бы, что молодцы».

«Книга Кобба выходит за рамки темы самообороны и насилия, чтобы дать более глубокое понимание организации сообщества вчера и сегодня в борьбе за свободу для более инклюзивного и прогрессивного общества.» — Рон Брайли Журнал американской культуры

«Кобб проницательно утверждает, что ненасилие и вооруженная самооборона не были вопросом или/или, но и тем и другим». — Двана Во Журнал Ассоциации историков Северной Каролины

«Сочетая убедительный опыт с первоклассной ученостью, Чарльз Кобб прослеживает, как вооруженная самооборона и ненасильственные прямые действия иногда работали в напряжении, но в основном в тандеме в борьбе афроамериканцев за свободу. Созданная с яркой ясностью и увлекательной прозой, книга Кобба использует интеллектуальные идеи как обычных людей, так и выдающихся историков, чтобы доказать, что необязательно было «ненасильственным» брать с собой пистолет или ружье в эпоху гражданских прав. Юг, но активисты на низовом уровне часто считали это необходимым. Это лучшая, самая доступная и самая полная книга на эту тему». — Тимоти Б. Тайсон , автор книги Radio Free Dixie: Robert F. Williams and the Roots of Black Power

«Мощно и глубоко, Чарльз Кобб исследует организационную традицию Движения за свободу юга, опираясь как на свой собственный опыт работы в качестве полевого секретаря Студенческого координационного комитета ненасильственных действий (SNCC), работавшего в сельской местности Юга Черного пояса, так и на современные беседы со своими бывшими коллегами.Хотя Кобб бросает вызов ортодоксальному нарративу «ненасильственного» движения, это гораздо больше, чем книга об оружии. Это обязательное чтение». — Джулиан Бонд, почетный председатель NAACP

«Когда ночные всадники напали на его дом, лидер движения за гражданские права штата Миссисипи в двадцатом веке Хартман Тернбоу «выстоял на своем» и зажег ночь, чтобы защитить свою семью. Книга Чарльза Кобба «Стой на своем», своевременная, спорная и хорошо документированная, противоречит истории столь же старой, как Джордж Вашингтон и Эндрю Джексон, и такой же новой, как Джордж Циммерман и Майкл Данн.Не пропустите».
— Боб Мозес, бывший директор программы регистрации избирателей SNCC в штате Миссисипи, а также основатель и президент проекта «Алгебра». научный и эмоционально увлекательный рассказ о темных временах нашей недавней истории. Это одна из тех книг, которые будут покупать люди со всего политического спектра по разным причинам. Можно надеяться, что и левые, и правые смогут извлечь уроки из этой книги.» — Клейтон Э. Крамер, автор книги Вооруженная Америка: замечательная история о том, как и почему оружие стало таким же американским, как яблочный пирог

«взять пистолет» или «подставить другую щеку». Изящная проза Чарльза Кобба и захватывающая история бросают вызов: можем ли мы понять какую-либо часть борьбы за свободу, кроме уникальной американской романтизации насилия и культуры оружия? Это захватывающее расследование показывает, что оружие часто необходимо, но недостаточно для существования политической демократии. » — Уэсли Хоган, директор Центра документальных исследований Университета Дьюка

«Книга Чарльза Кобба Этот ненасильственный материал убьет вас — это замечательный вклад в наше понимание современной борьбы чернокожих за свободу. Обладая замечательными навыками рассказывания историй и опираясь на свой беспрецедентный доступ к участникам движения, он помещает вооруженную самооборону в контекст сложного движения и в диалоге как с ненасилием, так и с организацией сообщества. Кобб пишет на основе личного опыта на переднем крае работы SNCC по регистрации избирателей, а также использует навыки журналиста, историка и учителя.В результате получилась захватывающая книга с прекрасными нюансами, которая понравится специалистам и, что более важно, всем, кто интересуется правами человека и борьбой за свободу», — Эмили Кросби, автор книги «Маленький вкус свободы: борьба за свободу чернокожих в округе Клэйборн». , Миссисипи

«То, что большинство из нас думает, что знает о центральной роли ненасилия в долгой борьбе за свободу на Юге, не столько неверно, сколько зашорено. Или так говорит Чарльз Кобб в этой страстной, интеллектуально дисциплинированной перестройке традиционного повествования, чтобы включить вооруженную самооборону в качестве центрального компонента успеха черного движения.Прочтите ее и помните, что история — это не запись, высеченная на камне журналистами и учеными, а живой поток, питаемый и перенаправляемый восходящими свидетельствами его участников», — Ходдинг Картер III, Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл.

» Этот ненасильственный материал убьет вас — самая важная книга движения за многие годы. Чарльз Кобб использует давнюю путаницу в отношении различия между насилием и ненасилием как вход к переосмыслению многих фундаментальных заблуждений о том, что такое движение за гражданские права и почему оно было таким мощным.Этот уровень нюансов требует дисциплинированного наблюдателя, вовлеченного участника и лирического писателя. Все это — Кобб». — Чарльз М. Пейн, автор книги «Я получил свет свободы: организационная традиция и борьба за свободу Миссисипи»

«Эта давно назревшая книга пересматривает образ чернокожих на Юге как послушный и напуганный. В нем рассказывается наша история, демонстрирующая, что чернокожие всегда были готовы стоять на своем и делать все необходимое, чтобы освободиться от рабства и защитить свои семьи и сообщества.Это необходимо прочитать, чтобы понять южное Движение за свободу». — Дэвид Деннис, бывший директор Конгресса за расовое равенство (CORE) из Миссисипи и директор Южной инициативы проекта «Алгебра»

«Популярная культура вымывает сложность из очень многих вещей. Чарльз Кобб мощно работает против этого потока. Это ненасильственное Stuff’ll Get You Killed показывает, что упрощенное популярное понимание движения за свободу чернокожих затемняет гораздо более богатую историю.Кобб бросает вызов популярному повествованию, рассказывая о выдержке и мужестве вооруженных приверженцев современного движения, которые призвали древнее право на себя. -защита в обстоятельствах, когда мы не должны ожидать ничего меньшего.Эта книга является важным вкладом в историю, которую становится все труднее игнорировать», — Николас Джонсон, автор книги «Негры и ружье: черная традиция оружия»

. — Защита была необходима как для существования, так и для успеха Движения за гражданские права, что неизбежно вызовет споры. Но Чарльз Кобб, сочетая строгость ученого с опытом (и страстью) общественного организатора, добился своего.Эта книга является крупным вкладом в историографию борьбы чернокожих за свободу. Более того, это добавляет новую главу в историю местных жителей, которые, часто с оружием, защищали организаторов и их сообщества в неспокойные годы борьбы за гражданские права», — Джон Диттмер, автор книги «Местные жители : борьба за гражданские права». в штате Миссисипи

Самооборона и вооруженное сопротивление в борьбе за свободу чернокожих

КНИГИ

Чарльз Э.Кобб-младший: Вас убьют за ненасильственные действия: как оружие сделало возможным движение за гражданские права .

Скотт Кроу (редактор): Установка взглядов: истории и размышления о вооруженной самообороне сообщества .

Лэнс Хилл: Дьяконы в защиту: вооруженное сопротивление и движение за гражданские права .

Николас Джонсон: Негры и пистолет: Черные традиции оружия .

Дэвид Ф. Круглер: 1919, Год расового насилия: как афроамериканцы сопротивлялись .

Кристофер Б. Штейн: Чистый огонь: самооборона как активизм в эпоху гражданских прав .

Тимоти Б. Тайсон: Сделано кровью Знак Мое имя: Правдивая история .

Тимоти Б. Тайсон: Radio Free Dixie: Роберт Ф. Уильямс и корни черной власти .

Акиньеле Омовале Умоджа: Мы ответим: Вооруженное сопротивление в Движении за свободу Миссисипи .

Саймон Вендт: Дух и дробовик: вооруженное сопротивление и борьба за гражданские права .

Роберт Ф. Уильямс. Пролог Мартина Лютера Кинга. Негры с оружием .

СТАТЬИ И ДРУГИЕ РЕСУРСЫ

Чарльз Э. Кобб младший:

  • Аудиоинтервью: Вооруженные за ненасилие: Оружие и движение за гражданские права .
  • Оружие и борьба за свободу на юге: чего не хватает, когда мы учим о ненасилии .
  • Выдержка из: Вас убьют от этого ненасильственного материала: как оружие сделало возможным движение за гражданские права .

Эмили Кросби: «Этот ненасильственный материал никуда не годится. Тебя убьют». «Учение о самообороне в борьбе за свободу афроамериканцев», в книге «Обучение движения за гражданские права Америки» .

Скотт Кроу: Вооруженная самооборона освободительного сообщества: подходы к теории .

Анжела Дэвис: видеоинтервью из тюрьмы о роли самообороны в борьбе за свободу чернокожих.

Дьяконы Защиты:

  • Рики Хилл: Движение Богалуса: самооборона и сила черных в борьбе за гражданские права .
  • Джордж Лейки: Нужны ли дьяконы для защиты гражданских прав?
  • Дуглас Мартин: Роберт Хикс, лидер группы вооруженных прав, умер в возрасте 81 .
  • Мэтью Дэвид Улицы: «Дьяконы где-то рядом»: как дьяконы Богалусы поддержали движение за гражданские права .
  • Джейс Мэллори: музей «Дьяконы за оборону и правосудие» получает поддержку .
  • Файлы ФБР на Дьяконов.
  • Статья в Википедии.

Аннелике Диркс: Между угрозой и реальностью: Национальная ассоциация содействия прогрессу цветного населения и развитию вооруженной самообороны в Кларксдейле и Натчезе, Миссисипи, 1960–1965 .

Хьюстонский мятеж 1917 года:

  • Запись в Википедии.
  • Черный Прошлая запись.
  • Запись проекта Zinn Education.

Николас Джонсон:

  • Что и почему «Негры и ружье: Черная традиция оружия» .
  • Короткое видео: Как движение за гражданские права изменило культуру черного оружия .

Дэвид Ф. Круглер: см. его большой сборник статей и интервью о самообороне чернокожих во время Красного лета.

Слева от черных: Черное вооруженное сопротивление . (Содержит временную шкалу.)

Тэд Морган: NRA поддерживало контроль над огнестрельным оружием, когда оно было у «Черных пантер» .

Ребекка Онион: Красное лето: В 1919 году белые американцы подвергли чернокожих ужасному насилию. Вот и чернокожие американцы решили дать отпор .

Акиньеле Омовале Умоджа:

  • «Мы будем стрелять в ответ»: модель Натчеза и военизированная организация в Движении за свободу Миссисипи .
  • От одного поколения к другому: вооруженная самооборона, революционный национализм и борьба чернокожих на юге за свободу .
  • 1964: Начало конца ненасилия в Движении за свободу Миссисипи .
  • Репрессии порождают сопротивление: Черная освободительная армия и радикальное наследие партии черных пантер .
  • Голосование и пуля: сравнительный анализ вооруженного сопротивления в движении за гражданские права .

Саймон Вендт:

  • «Наконец-то они узнали, что мы на самом деле мужчины»: насилие, ненасилие и мужественность чернокожих в эпоху гражданских прав .
  • Бог, Ганди и оружие: борьба афроамериканцев за свободу в Таскалусе, Алабама, 1964-1965 .
  • Защита или путь к революции? Черная сила и самооборона .
  • «Призываем людей не носить оружие»: вооруженная самооборона в Движении за гражданские права Луизианы и радикализация Конгресса за расовое равенство .

Роберт Ф. Уильямс:

  • Роберт Ф. Уильямс: Негры с оружием (главы 3-5).
  • Роберт Ф. Уильямс: 1957: Разборки в бассейне .
  • Роберт Ф. Уильямс: Речь в Пекине в 1966 году, осуждающая дискриминацию чернокожих американцев в США .
  • Роберт и Мейбл Уильямс: Самоуважение, самооборона и самоопределение . (Аудио).
  • Документальный фильм: Негры с оружием: Роб Уильямс и Black Power .
  • Тимоти Б. Тайсон: Роберт Ф. Уильямс, «Власть черных» и корни борьбы афроамериканцев за свободу .
  • Тимоти Б. Тайсон: Роберт Франклин Уильямс: борец за свободу, 1925-1996 .
  • Тимоти Б. Тайсон, Рэндольф Бём и Дэниел Льюис: Документы Роберта Ф. Уильямса .
  • Биография Уильямса Стэнфордского института MLK.
  • О выступлении Розы Паркс на похоронах Уильямса.
  • Ванда Сабир: Выросший революционер: интервью с Джоном Уильямсом, сыном Мэйбл и Роберта Ф. Уильямса .

Малкольм Икс: Видео-интервью, разъясняющее его призыв к самообороне и стрелковым дубинкам.

Когда негры получат право на самооборону?


Парень Бреонны Тейлор пытался стоять на своем, но вместо этого был обвинен в преступлении.

Бен Крамп | Автор мнения

Бреонна Тейлор запомнилась семьей и друзьями как «хорошая девочка»

Бреонна Тейлор была застрелена полицией. Обновление от 12 октября: Бреонна Тейлор работала техником отделения неотложной помощи.

USA TODAY

Нам в Америке нравится верить, что права, предоставляемые Конституцией и законом, в равной степени распространяются на всех. Но несколько недавних громких дел наглядно свидетельствуют о том, что правосудие в Америке разделяется на черное и белое.

Мы знаем, что чернокожих чаще останавливают и с большей вероятностью считают опасными просто потому, что они есть. Это стало известно как делать что-то «в черном» — ходить в черном, делать покупки в черном, водить машину в черном, а теперь даже наблюдать за птицами в черном.

Если чернокожим так трудно просто быть, представьте себе барьеры, которые мешают нам защищаться.

Возникает несколько трудных, но важных вопросов:

Могут ли чернокожие американцы пользоваться своим правом на ношение оружия согласно Второй поправке? Смогут ли они стоять на своем? Могут ли они требовать самообороны, стреляя в того, кто угрожает им физической расправой? Распространяется ли на них замковая доктрина, предоставляющая человеку право применить смертоносную силу для защиты своего дома от незваного гостя?

КОЛОНКА: Видео с Джорджем Флойдом, приколотое полицией Миннеаполиса, шокирует, но не удивляет

Ответы на ваши вопросы можно найти только в делах Ахмада Арбери и Бреонны Тейлор.

В феврале Арбери бегал трусцой, когда двое белых на грузовике преследовали его и застрелили. Предполагаемые убийцы заявили, что опасаются за свою жизнь, несмотря на то, что Арбери был безоружен, и полиция поверила им на слово. Если белый человек говорит, что он чувствует угрозу со стороны черного человека, никаких дополнительных доказательств не требуется. Любой уровень силы кажется оправданным.

Только после того, как это дело попало в национальные новости, когда несколько месяцев спустя всплыло видео шокирующего убийства, подозреваемые Грегори МакМайкл и Трэвис МакМайкл наконец были арестованы и обвинены в убийстве.

Сравните обращение с МакМайклами с обращением с Кеннетом Уокером, чернокожим, который произвел один несмертельный выстрел из зарегистрированного по закону огнестрельного оружия по вооруженным злоумышленникам посреди ночи. Уокер защищал свой замок и свою женщину, когда в его квартиру без предупреждения ворвалась полиция, проводившая неверный рейд по наркотикам.

КОЛОНКА: В кризисе с коронавирусом уроки человечности для заключенных Америки

Незадолго до 1:00 13 марта Уокер спал вместе со своей девушкой, Бреонной Тейлор, 26-летним врачом скорой помощи и героем COVID-19. пандемии, которая ежедневно рискует своей жизнью, чтобы помочь другим.Трое офицеров полиции Луисвилля в штатском ворвались в квартиру Тейлора по «ордеру на запрет стука». Уокер позвонил в 911, схватил пистолет и выстрелил.

После ранения в ногу офицера полиция открыла огонь, выпустив более 20 пуль. Тейлор, в которого выстрелили не менее восьми раз, скончался. Уокера обвинили в покушении на убийство полицейского. И в отличие от того, что случилось с МакМайклами, властям не потребовалось месяцев, чтобы выдвинуть обвинения. Уокеру немедленно предъявили обвинение.Обвинения были сняты только после нескольких месяцев пропаганды и внимания национальных СМИ.

Полиция искала наркотики, но не нашла. Подозреваемый, которого они разыскивали, уже задержан. Уокер был лицензированным владельцем оружия и думал, что кто-то взламывает его. Очевидно, он чувствовал угрозу. Где его право на самооборону?

КОЛОНКА: COVID-19 вынуждает освободить некоторых заключенных. Какими будут тюрьмы после пандемии?

Недавно Департамент полиции Луисвилля заявил, что обновляет правила в отношении ордеров на запрет стука и нательных камер после смерти Тейлора. Изменения обеспечат «дополнительный уровень контроля» для утверждения ордеров на запрет ударов и потребуют от офицеров носить камеры при вручении ордеров или в ситуациях, когда они идентифицируют себя как полицейские.

Это полезно, но не затрагивает основной проблемы — того, что у нас в стране две совершенно разные системы правосудия в зависимости от того, черный вы или белый. Я видел боль своими глазами, потому что представляю семьи Арбери и Тейлор.

Закончились бы их истории по-другому, если бы Ахмад был белым бегуном, а Уокер — белым мужчиной, защищающим белую женщину, спящую рядом с ним?

На дворе 2020 год — давно пора отказаться от наших скрытых предубеждений и гарантировать, что чернокожим американцам гарантируется такое же право на самооборону, как и белым американцам.Справедливость должна быть слепой, независимо от цвета пальца, спустившего курок.

Бен Крамп — адвокат по гражданским правам и основатель национальной юридической фирмы Ben Crump Law, расположенной в Таллахасси, Флорида.

Ненасилие, самооборона и провокаторы

Ненасилие, самооборона и провокаторы HTML»>

Брюс Хартфорд, октябрь 2020 г.

Я думал о самообороне, провокаторах , ненасилии, и тяжелые уроки, которые мы усвоили в 1960-х, а затем в 70-х.

Ненасилие и самозащита от терроризма

Многие из нас называют Движение за гражданские права «Движением за свободу». потому что речь шла о гораздо большем, чем просто ограниченный набор юридических прав. Но независимо от названия, всем известно, что наше движение достигло значительных вех через стратегическое использование ненасилия. Что не так известно заключается в том, что при угрозе белого терроризма движение сочетало ненасилие с вооруженной самообороной (хотя мы и не бравировали этим).

Я сторонник тактического ненасилия как стратегии построения массовых движений для завоевания социальных справедливость. я публиковал статьи об этом на этом сайте. Но я жив сегодня, чтобы писать эти произведения, потому что мужчины и женщины с винтовками охраняли таких же правозащитников, как я, пока мы спали в ночью и когда мы работали в наших офисах и домах свободы. Даже доктор Кинг, который сам не взял бы в руки оружие, признал право сообщества на защиту себя против белых дружинников и террористов Клана.Иногда во время периоды особой опасности, я носил в кармане пистолет, когда путешествовал эти проселочные дороги Миссисипи и Луизианы. К счастью, мне никогда не приходилось использовать Это.

В июне 1966 года белый расист по имени Обри Норвелл вышел на равнину. прицел и выстрелил в Джеймса Мередита, когда он шел по обочине. Полиция кто присутствовали, чтобы арестовать Мередит в случае нарушения единственного правила дорожного движения абсолютно ничего, чтобы защитить его.Мы начали его марш с того места, где он был расстрелян. В течение 18 дней мы ненасильственно шли без оружие через сердце территории Клана в Миссисипи. Мы сделали это в безопасности, потому что день и ночь нас охраняли Дьяконы для защиты и Справедливость, организация чернокожих, созданная для защиты афроамериканцев. сообщества и ненасильственные протестующие (как черные, так и белые) из Ку-клукс Клан.

Дьяконы не были провокаторами .Они не размахивали и не выставляли напоказ свои оружия, говорить напыщенно или изображать из себя мачо . И не они толкаются перед телекамерами или устраивают крики столкновения с расистами. На самом деле, большую часть времени они смешивались между собой. зрители так хорошо, что никто не знал, кто они были — и они не говорили.

Дьяконы были стратегическими и дисциплинированными. Их цель заключалась в сдерживании, и, если необходимо, защититься от белого терроризма.Но они не вели войн они никак не могли победить копов или правительство. Они были очень четкими, наша работа заключалась в том, чтобы ненасильственно продвигать вперед политическое движение за социальные справедливость, и их работа заключалась в том, чтобы проследить, чтобы мы прожили достаточно долго, чтобы добиться успеха.

Когда на нас жестоко напал тяжеловооруженный батальон солдат Миссисипи. в кантоне Миссисипи дьяконы обладали самодисциплиной, чтобы стратегически снять со счета. Хотя я был одним из тех, кого избили и отравили газом, я был благодарен им за это. так как десантники были вооружены винтовками и пулеметами, что они были зуд использовать.Если бы дьякон выстрелил в одного из них, кровавая баня. Резня, которой местное движение не устроило бы выжил – и многим участникам марша не понравилось бы меня.

Провокаторы

Когда студент сидячие забастовки спровоцировали социальную революцию, известную теперь как «шестидесятые». правящая элита бросилась защищать свою власть, прибыли и привилегии своими традиционная тактика экономического возмездия, государственных репрессий и терроризм-насилие.Но ненасильственные движения непокорных расовых меньшинств, бунтующие женщины, и недовольная молодежь использовали свои бесчинства против них. Так по мере того как 60-е превратились в 70-е, силы, защищающие статус-кво, стали более сложный. Одним из методов, который они начали использовать, был агент . провокаторы:

Провокатор:

Тот, кто совершает незаконные, опрометчивые или отчуждающие действия, провоцирующие народное отвращение, юридические репрессии или полицейское подавление против рабочего союз, политическая организация, движение за реформы или ненасильственный протест.Кто-то кто поощряет или обманом побуждает других к совершению таких действий.

Агенты-провокаторы манипулируют активистами, заманивают их и вводят в заблуждение более экстремальные и отчуждающие позиции и действия для обеспечения того, чтобы средства массовой информации на провокациях, а не на проблемах, которые протестующие пытаются создать осведомленность общественности о. Провокаторы подрывают народную поддержку, изолируют тех, кто требует перемен, одобряют правых политиков и оправдывают раздали гос-репрессии.Я знаю это, потому что какое-то время в конце 60-х я попался на их уловки – о чем я глубоко сожалел.

Богатые и влиятельные обычно могут скрыть использование агентов . провокаторы  — но не всегда. См., например: Статья Тодда Гитлина 2013 года в Nation или более поздняя статья Эмиля Шеперса в левой Народный мир . Или ссылки в популярной культуре, такие как великий фильм Джона Сейлза. Матеван , о саботаже забастовки шахтеров в Западной Вирджинии, или Демонстрация силы который основан на сюжете Cerro Maravilla , где тайный Полицейский заманил двух молодых пуэрто-риканских активистов за независимость в смертельную полицию. засада, которая, когда сокрытие не удалось и факты стали известны, привела к Партия губернатора Ромеро Барселса отстранена от должности.

В действительности же очень мало провокаторов агент провокаторы . Большинство провокаторов действуют по собственной инициативе личные убеждения. Но их самомотивация не уменьшает ущерб, который они наносят народным движениям или политической помощи, которую они оказывают Трампу, республиканцам, правоохранительные органы, а также корпоративные и политические враги свободы, справедливости и равенство. Не заблуждайтесь, их крайние позиции, агрессивная риторика, разбитые окна, зажигательные бомбы, горящие полицейские машины и физические нападения ничего не делают для предотвращения полицейских убийств, корпоративных преступлений, разрушения окружающей среды или нападки на демократию — как раз наоборот.

Прописная истина человеческого поведения состоит в том, что мы приходим к тому, чего боимся. противодействовать — и затем ненавидеть. Те, кто разыгрывают свою ярость с провокационное насилие и неправомерно направленный материальный ущерб пугают самих людей чья поддержка нам нужна. Недавний опрос АП, например, сообщил о повсеместном снижении поддержки протестов против насилия со стороны полиции, что в целом снизилось с 54% в июне до 39% в сентябре. Поддержка среди чернокожих упала еще больше, с 81% до 63% .Главная причина данное теми, кто изменил свое мнение, в том числе афроамериканцами, было Насилие и разрушения со стороны протестующих.

«Разнообразие тактики»

Провокаторы защищают себя и свои действия крылатой фразой « разнообразие тактики «, потому что, конечно же, мы пытаемся построить разнообразная, мультикультурная, Америка и успешные массовые движения всегда используют широкий выбор тактик. Таким образом, концепция разнообразия тактики является обоснованной и положительный — когда он настоящий.

Но действительное разнообразие тактики зиждется на двух основах. Первый заключается в том, что различные тактики на самом деле поддерживают общие цели. Тактика, которая разрушительным для этих целей является не «разнообразие», а саботаж. Когда ненасильственно студенты подверглись физическому нападению и были арестованы за то, что сидели за обедом противодействия им завоевали симпатии общественности и массовую поддержку. Но если бы они разбили тарелки и граффити на прилавках, эффект был бы как раз наоборот.

Второе основание состоит в том, что каждый на самом деле пытается достичь та же цель. Когда тысяча ненасильственных демонстрантов осуждает полицейский расизм и требуя изменений в системе правосудия, но 50 провокаторов в их среда занимается насилием, потому что они хотят ниспровергнуть все формы правительства создать некоторую форму теоретической анархии, это не одни и те же цели. То, что они делают, — это не «разнообразие тактик», а захват протестовать ради своих целей.Деструктивно так, потому что многие люди не будут участвовать в демонстрации, если они считают, что их сообщение будет угнали небольшое количество провокаторов с которыми они глубоко не согласен.

Первая поправка гарантирует нам свободу слова —  право говорить все, что мы хотим сказать. Это и гарантирует нам право нас не заставят говорить то, что мы не хотим говорить. Вот почему ты не можешь быть вынуждены читать «Клятву верности» или участвовать в молитве в школе, в зале суда или на работе.Протест – это форма речи, это своего рода живое послание, а тактика и методы протеста неотъемлемые компоненты сообщения. Так что те, кто призывает к ненасильственному протесту имеют юридическое и моральное право настаивать на том, чтобы их сообщения не были перехвачены провокаторов .

Провокаторы Сегодня

Сегодня наша демократия находится под непосредственной угрозой. Мы должны победить Трампа/республиканцев на избирательных участках в день выборов и если они отказываются выполнять волю избирателей, мы должны использовать любую эффективную тактику, имеющуюся в нашем распоряжении, чтобы заблокировать их переворот.Это неизбежно должно включать массовые уличные протесты. Но провокаторы и их негативное влияние на общественное мнение помощь Трампа, отвлечь внимание от проблемы и ослабить эффективность нашей демонстрации. Более того, многие люди, которые могут быть готовы рискнуть Covid, не будут присоединяйтесь к акциям протеста, если боятся, что провокаторов их собираются привлечь прибегать к насилию, умышленно подстрекать к нападению полиции или захватывать демонстрацию для своих целей.

В 60-е и тем более в 70-е мы знали об опасности провокаторов поз. Мы планировали, готовились и тренировались, чтобы противостоять и свести к минимуму их ущерб:

  1. Организации и организаторы протеста твердили, недвусмысленно приверженность ненасилию часто и четко.
  2. Когда был объявлен протест, была четко заявлена ​​приверженность ненасилию заранее, и повторил и подкрепил на сцене.
  3. При необходимости дисциплинированные команды (известные как маршалы, миротворцы, мониторы) были сформированы и обучены заранее для противодействия провокаторам с тактикой словесной деэскалации, окружения или изоляции их, и если необходимое и осуществимое их выталкивание.
  4. Если ничего не помогало, мы «осушали море», призывая наших сторонников немедленно разойтись и покинуть территорию, чтобы дать понять, что действия провокаторов были их — а не наши.

Конечно, упомянутые выше методы предполагают, что организаторы протеста желают активизироваться и взять на себя заметную руководящую роль, и что те, кто присоединяется к демонстрации иметь самодисциплину, чтобы принять это лидерство. Вернувшись в день, это не было большой проблемой; тяжелый опыт научил нас необходимость самодисциплины. Но сегодня, когда протесты проходят анонимно организованные в социальных сетях, этого может быть труднее достичь.Тем не менее, как мы увидеть в Гонконге и других местах, хорошо руководимых, тактически изощренных, массовых акции могут быть организованы в социальных сетях. Нет причин, по которым это не может быть сделано здесь.

И давайте проясним еще одну вещь: « каждый занимается своим делом » не вершина демократии — как раз наоборот. В действительности жизни, «безлидерство» просто позволяет самым громким голосам, самым харизматичным, самый манипулятивный и самый угрожающий, чтобы доминировать и запугивать все остальные — без всякой ответственности.Нижняя линия: Свобода не бесплатна , потому что иногда мы должны принять самодисциплина, необходимая для коллективной защиты.

Copyright © Брюс Хартфорд, 2020

 


Авторское право ©
Авторские права на эту веб-страницу, как на веб-страницу, принадлежат этому веб-сайту.
Авторские права на вышеприведенную статью принадлежат автору.

Веб-спиннер: [email protected]
(Труд пожертвован)

Оружие сделало гражданские права возможными: Развенчание мифа о ненасильственных переменах

Мы, верящие в свободу, не можем успокоиться, пока она не придет.
—Элла Бейкер

Я никогда не придерживался ненасилия как образа жизни просто потому, что никогда не чувствовал себя достаточно сильным или смелым, хотя, будучи молодым активистом и организатором на Юге, я был привержен этой тактике. «Я пытался прицелиться, гадая, каково это — убить человека», — писал Уолтер Уайт о наставлении своего отца стрелять и «не… стрелять». . . пропустить», если белая толпа ступила на их территорию. Если бы я оказался в подобной ситуации в Миссисипи 1960-х годов, я бы боролся с теми же сомнениями, которые тяготили молодого Уайта.Но в конечном счете, какие бы этические или моральные трудности у меня ни возникали, это не сделало бы меня нежелающим или неспособным выстрелить из оружия в случае необходимости. Я был бы в состоянии жить с бременем убийства человека, чтобы спасти свою жизнь или жизнь моих друзей и коллег.

Было непросто примирить этот факт с ненасилием, выбранной тактикой южного движения за гражданские права, частью которого я был. однако при некоторых обстоятельствах, как видно на страницах этой книги, оружие доказало свою полезность в ненасильственной борьбе.Это жизнь, которая всегда заключается в том, чтобы жить в своих противоречиях.

Более чем когда-либо необходимо исследование этого противоречия. Темы огнестрельного оружия и вооруженной самообороны никогда не были более политизированы и горячо обсуждались, чем сегодня. Хотя это может показаться странным для книги, в основном посвященной вооруженной самообороне, я надеюсь, что эти страницы подтолкнули к обсуждению как философии, так и практических аспектов ненасилия, особенно в том, что касается истории и борьбы чернокожих.Более важным моментом, конечно, является то, что ненасилие и вооруженное сопротивление являются частью одной и той же ткани; оба тщательно вплетены в ткань черной жизни и борьбы. И эта борьба не закончилась с принятием законов о гражданских правах 1964 и 1965 годов, как и началась с бойкота автобусов в Монтгомери, Мартина Лютера Кинга-младшего и студенческих сидячих забастовок.

В некотором смысле борьба чернокожих приобрела новый характер, поскольку с законодательной победой над сегрегацией и новым законом, защищающим избирательные права, основное поле битвы переместилось с Юга на политически более сложный Север.Усилия SCLC в Чикаго потерпели неудачу. SNCC исключила из своего названия слово «ненасильственный», призвала к «полному возмездию со стороны чернокожего сообщества по всей Америке», а затем потеряла актуальность. Партия «Черные пантеры» стала заметной на ступенях Капитолия штата Калифорния в Сакраменто, где они внезапно появились в патронташах, в черной коже и с оружием. В манере, напоминающей студенческие сидячие забастовки 1960-х годов, отделения и некоторые группы, просто называющие себя «черными пантерами», быстро распространились по Соединенным Штатам.Еще до конца десятилетия CORE официально объявила себя черной националистической организацией, и по всей стране сомнительная политическая стихия чернокожих в основном принимала форму городских беспорядков.

Борьба на Юге стала романтизированной — суровые, оборванные ударные отряды SNCC и CORE храбро противостоят превосходству белых, особенно полиции и бешеным шерифам. После марша из Сельмы в Монтгомери и принятия Закона об избирательных правах 1965 года многие думали, что борьба на юге окончена, ее миссия выполнена, гражданские права получены.Однако даже эта история едва ли была рассказана; многие направления Южного Движения за свободу остаются неизученными. Это одна из причин, по которой эта книга посвящена вооруженной самообороне и ее месту в ненасильственном движении. Моя цель состояла в том, чтобы заставить переоценить движение и открыть двери для новых способов понимания того, что произошло на Юге в 1950-х и 60-х годах.

Одно из часто повторяемых утверждений об оружии в 1960-х годах заключалось в том, что его организованное использование увеличивает вероятность массированного возмездия со стороны местных властей, властей штата и даже федеральных властей.Этого просто не произошло, даже в Луизиане, где Дьяконы Защиты и Справедливости были ближе всего к вооруженному столкновению с полицией. Не было существенной разницы между реакцией белых на вооруженное сопротивление черных и реакцией белых на ненасильственное сопротивление черных. Там, где использовались массовые полицейские силы или государственная власть, как в Бирмингеме и Сельме, штат Алабама, или в Джексоне, штат Миссисипи, насилие со стороны полиции не было ответом ни на применение оружия, ни на практику ненасилия; скорее, это было осуществлено с единственной целью подавить протест и требования черных в любой форме.Автобус Freedom Rider в Аннистоне, штат Алабама, например, не был взорван зажигательной бомбой, потому что кто-то думал, что это контрабанда оружия; Только ненависть и страх привели к этому нападению, как и к нападениям мафии на «Всадников свободы» в Бирмингеме и Монтгомери при поддержке полиции.

Почти нигде на послевоенном Юге не было серьезного противостояния между вооруженными черными группировками и полицией, особенно в 1960-е годы. Инциденты, подобные тому, что произошел в Колумбии, штат Теннесси, в 1946 году, были исключением, а не правилом.Но даже там, несмотря на цену, заплаченную за вооруженную самооборону под руководством ветеранов, большинство представителей чернокожего сообщества считало, что решение взяться за оружие перед лицом потенциального насилия со стороны толпы помогло сообществу, а не навредило ему.

Кроме того, на удивление мало перестрелок любого рода с участием организованных групп, а те, что имели место, длились недолго. Страх объясняет этот факт. Мало кто из белых террористов был готов умереть за превосходство белых; пули, в конце концов, не относятся ни к одной расовой категории и смертельны без разбора.Думаю, мудро, что черные защитники, которые могли бы открыть убийственный огонь, обычно воздерживались. С места на место, нескольких выстрелов в воздух было достаточно, чтобы заставить террористов бежать.

Черные защитники тоже знали, когда и где воздержаться от применения оружия. Ключевое различие было проведено между насилием со стороны полиции и гражданским насилием. Агрессивным полицейским толпам, подобным той, что устроила беспорядки на мосту Эдмунда Петтуса в Сельме, было проще — или, по крайней мере, менее рискованно — преследовать незащищенных, ненасильственных протестующих.Протесты, подобные тому, что было в Кровавое воскресенье в Сельме, и последовавший за ним марш из Сельмы в Монтгомери всегда были тактически ненасильственными. В этих случаях очень практичные и дисциплинированные черные группы самообороны не вмешивались в насильственные, подпитываемые ненавистью действия властей в форме. И хотя на местах таких протестов иногда присутствовали оборонительные группы, как, например, во время Марша Мередит против страха в 1966 году в Миссисипи, они не нарушали приверженности к ненасилию таких лидеров, как Мартин Лютер Кинг (хотя во многих общинах молодежь реагировала на белые насилие во время ненасильственных акций протеста с бросанием камней и бутылок).

Бесспорно, что ненасильственные действия прямого действия в середине двадцатого века привлекли тысячи людей к борьбе за гражданские права на Юге. И бесспорно, что эта вспышка протеста была огромным фактором в принятии законов о гражданских правах 1964 и 1965 годов. Поскольку ненасилие так часто работало как тактика, несколько удивительно, что так мало участников Движения за свободу восприняли его как способ жизни. Но ненасилие всегда было гораздо более требовательным и трудным, чем насилие, и, хотя это прекрасная идея, возможно, в конце концов, нельзя ожидать, что она получит широкое признание.тем не менее понятие ненасилия, безусловно, актуально во все более грубом обществе, которое сегодня скатывается к насилию до такой степени, что ношение скрытого оружия, в том числе огнестрельного оружия, стало приемлемым во многих частях страны, как и право убить безоружного человека. считается «угрожающим» в манере или одежде. Кроме того, хотя страна более или менее празднует ненасильственное южное движение за гражданские права — будь то в соответствии со строгими принципами Мохандаса Ганди или в соответствии с Мартином Лютером Кингом-младшим.несколько менее строгая манера — само ненасилие еще не нашло сколько-нибудь значительного пути в культуру США; по большей части это не повлияло на текущий разговор о том, какой должна быть Америка.

То, что равнозначно отказу или отказу от очевидной истории успеха ненасилия, особенно заметно во многих осажденных городских кварталах, пострадавших от беспрецедентного уровня насилия, особенно насилия с применением огнестрельного оружия. Хотя ненасилие имело решающее значение для борьбы чернокожих в двадцатом веке, можно утверждать, что насилие в масштабах, намного превышающих терроризм ку-клукс-клана, является самой большой проблемой, с которой сегодня сталкиваются многие чернокожие американские сообщества.

Частично эта проблема заключается в относительном молчании и бездействии чернокожего руководства, когда речь идет о борьбе с кошмаром насилия во многих общинах чернокожих и меньшинств. Многие из наиболее видных чернокожих лидеров живут в районах высшего класса — некоторые черные, некоторые белые — которые в значительной степени свободны от давления, возникающего в проектах государственного жилья и сообществах рабочего класса. То, что эти лидеры теперь наслаждаются комфортом и удовольствиями, которые дает им их высокий статус, — это нормально — в каком-то смысле приветствуется прогресс.Но если и есть место, где необходимо постоянно возвышать голоса приверженцев ненасилия, то это, безусловно, беднейшие сообщества чернокожих и меньшинств, где насилие и ценности, связанные с насилием — наиболее тревожное возмездие — являются рутинной частью повседневной жизни.

В статье, опубликованной в журнале New York University Law Review за февраль 2012 года, Джеймс Форман-младший (сын лидера SNCC Джима Формана) обратил наше внимание на один важный способ, с помощью которого насилие в этих сообществах наносит долгосрочный ущерб и требует внимания.«Те же самые цветные молодые люди с низким доходом, которые непропорционально часто попадают в тюрьмы, непропорционально становятся жертвами преступности. И эти два явления взаимно усиливают друг друга». Обязательное вынесение приговора и несоразмерное тюремное заключение афроамериканцев и латиноамериканцев за незначительные преступления, связанные с наркотиками, возмутительны и вызывают справедливые протесты. Но гораздо больше внимания следует уделить тому факту, что, особенно в государственных тюрьмах, многие заключены в тюрьму за насильственные преступления — убийства или попытки убийства цветных людей.

Мы также стали более воинственными как нация и как отдельные личности. Независимо от расы или социального статуса, сейчас мы с большей вероятностью, чем раньше, разрешаем споры или реагируем на разочарование насилием. тем не менее, несмотря на отрезвляющие и тревожные последствия этого роста насилия, публичные дискуссии о ненасилии и, следовательно, дискуссии об эффективном противостоянии насилию с 1960-х годов уменьшились. Несмотря на очень хорошую работу таких групп, как партнерства Cure Violence, которые относятся к насилию как к болезни, мы не видим особых ненасильственных массовых усилий в наиболее пострадавших от насилия сообществах Америки.

Справедливости ради скажу, что делается больше, чем кажется. Замечает Мария Варела, которая в 1960-х годах работала в составе полевого персонала SNCC и чья более поздняя работа по организации сельских общин в Нью-Мексико и на юго-западе принесла ей стипендию MacArthur Genius Grant: «Есть много городских сообществ, где люди работают, чтобы сохранить мир на блок. В сельских общинах и среди коренных народов ведется работа по предотвращению насилия и самоубийств. Но эти люди и эти организации
не считаются «заслуживающими освещения в печати».’»

На протяжении многих лет бывший полевой секретарь SNCC Айвенго Дональдсон, как и большинство из нас, активно вовлеченных в борьбу на Юге, много думал о насилии и ненасилии:

У нас очень жестокая культура. На самом деле люди жестоки по своей природе — они рождены в насилии и живут в насилии всю свою жизнь, либо убегая от него, либо прячась от него, либо участвуя в нем. . . . Однако реальность такова, что насилие никогда ничего не меняет.Это действительно вызывает перераспределение сил и полномочий. [И] всегда неясно, как [насилие] повлияет на будущее. Здесь, в Америке, у нас есть все это ядерное оружие, и в Китае у них есть все это ядерное оружие. Так же и другие народы. У всех нас есть возможность взорвать друг друга на небеса. Однажды кто-нибудь так и сделает. Это природа зверя.

Экономист и социальный теоретик Томас Соуэлл — не тот человек, с которым я часто соглашаюсь, но наблюдение, сделанное им в 2013 году в разгар насилия в Египте, перекликается с мрачными взглядами Айвенго Дональдсона:

Конечно, было бы намного лучше, если бы все сложили оружие и просто сели вместе и мирно уладили дела.Но разве кто-нибудь забыл, что на протяжении веков протестанты и католики убивали друг друга и пытались уничтожить друг друга? Только после того, как стала ясной невозможность достижения этой цели, они, наконец, отказались от нее и решили жить и давать жить другим.

Некоторым группам удалось подавить городское насилие — таким организациям, как «Встреча за справедливость», группа молодых людей со всей страны, собранная Гарри Белафонте; Центр исследований ненасилия и мира, основанный Бернаром Лафайетом, который путешествует по Соединенным Штатам и миру, проводя семинары по ненасилию; Институт Тени Гросса по изучению и практике ненасилия, который работает на местах в Провиденсе, Род-Айленд; активисты Latino Dream Act; Los Barrios Unidos, работающая с уличными бандами в западных штатах; и две группы, наиболее интересные для меня из-за их сходства с SNCC в ее первые дни: молодые защитники мечты, которые летом 2013 года просидели в офисе губернатора Флориды в течение тридцати одного дня, протестуя против закона этого штата о твердой позиции. ; и «Моральные понедельники» — молодые люди в Северной Каролине, которые участвуют в еженедельных протестах и ​​акциях гражданского неповиновения, бросая вызов нападкам законодательного собрания штата на регистрацию избирателей, Medicaid и сокращение социальных программ.Однако по большей части ненасилие никогда не было в центре дискуссий ни в 1960-х, ни позже. Как отмечает Дональдсон: «Всегда речь идет о миссии. Мы никогда серьезно не воспринимали само ненасилие как концепцию жизни. Вместо этого мы говорим о профессиональном обучении людей, трудоустройстве, повышении минимальной заработной платы, образовании — обо всем этом важно, но в обучении нет никакой ценности. У нас никогда не было движения против насилия». И Дональдсон тут же добавляет, что сам он не склонен к насилию.Как и я, он считает, что приверженность такому образу жизни требует особой силы, которой, как он признает, у него тоже нет и которую он не воспитывал. Но опять же, он указывает, что истинная приверженность ненасилию действительно редкость. «SNCC очень редко даже обсуждали ненасилие как образ жизни, но мы выжили, потому что местные жители не спали всю ночь, защищая нас».

*

И, наконец, все эти проблемы уходят в прошлое, и нам нужно смотреть прямо в лицо.Это подводит нас к Элле Жозефине Бейкер, идеалы которой пронизывают эту книгу и которая была одной из великих фигур социальных изменений двадцатого века. В 1960 году она пробилась к таким молодым людям, как я, которые становились политическими активистами на сидячих забастовках против сегрегации. Ей было тогда пятьдесят семь лет; мы были в основном в нашем позднем подростковом возрасте и в начале двадцатых годов. тем не менее, несмотря на нашу разницу в возрасте, мисс Бейкер, как многие из нас обычно обращались к ней, признавала, что молодежное движение, зародившееся в черных колледжах, университетах и ​​средних школах, явилось важным и творческим событием в борьбе за гражданские права.По правде говоря, мы сами едва осознавали это в то время; на самом деле, мы вообще очень мало знали. Однако она была терпелива с нами, и среди многих ценных вещей, которые она нам преподала, было то, что понимание истории необходимо и освобождает:

Для того, чтобы мы, бедные и угнетенные, стали частью осмысленного общества, система, в которой мы сейчас существуем, должна быть радикально изменена. Это означает, что нам придется научиться мыслить радикально. Я использую термин «радикал» в его первоначальном значении — добраться до первопричины и понять ее.Это означает столкнуться с системой, которая не соответствует вашим потребностям, и разработать средства, с помощью которых вы сможете изменить эту систему. Это легче сказать, чем сделать. Но одна из вещей, с которой необходимо столкнуться, заключается в том, что в процессе желания изменить эту систему, сколько мы должны сделать, чтобы выяснить, кто мы, откуда мы пришли и куда мы идем. . . . Я говорю, как и вы должны сказать, что для того, чтобы видеть, куда мы идем, мы должны не только вспомнить, где мы были, но мы должны понять, где мы были.

При написании этой книги я попытался записать историю так, как мисс Бейкер говорила об истории. Чтобы оно было максимально полезным, я попытался представить нечто большее, чем личный рассказ о своем опыте. Понимание истории — это то, что я надеюсь передать читателям, и это больше, чем понимание опыта Чарли Кобба.

Нигде необходимость принять наставление Эллы Бейкер о необходимости понимания истории не является более очевидной, чем в случае Движения за свободу в середине двадцатого века, охватившего Юг.Многими аспектами этого движения пренебрегают и неправильно истолковывают, поэтому они нуждаются в гораздо более тщательном изучении. Особенно важно понять, как, я надеюсь, уже понимают читатели, что Южное движение за свободу было не просто движением драматических массовых протестов, возглавляемых харизматическими лидерами, но движением широких масс, организующихся в сельских общинах — едва заметная работа в южных отдаленных районах. , опасная работа, перемежающаяся ужасным насилием, включая убийства. Но эта работа, тем не менее, получила значительное распространение, не только обеспечив гражданские права, в которых долгое время отказывали чернокожим, но и затронув все Соединенные Штаты некоторыми важными прогрессивными способами.

Традиционная наука подчеркивала национальный аспект борьбы за свободу; в нем южное движение определяется прежде всего как история выдающихся лидеров, главной целью которых было добиться федерального законодательства о гражданских правах. Хотя национальное законодательство, несомненно, имело важное значение, такие исследования, а также типичные изображения движения за гражданские права в средствах массовой информации, сосредоточили народную память на знаковых фигурах и моментах в ущерб идеям и структурам повседневных действий Движения за свободу в низовой уровень.И эта узкая направленность способствовала большому непониманию, а также значительному искажению того, что произошло и почему. Мартин Лютер Кинг-младший, например, в общественном сознании в значительной степени свелся к речи «У меня есть мечта»; Стоукли Кармайкл был упрощен до разгневанного «боевика», чья речь Black Power в июне 1966 года внезапно возникла из ниоткуда и разрушила «хорошее» движение любви и ненасилия.

Центральное место в этом господствующем нарративе занимает то, что моральное великолепие многострадальных чернокожих убедило лидеров страны сочувствовать законодательству о гражданских правах.Хотя чернокожие иногда проявляли нетерпение или оказывали политическое давление на этих лидеров, согласно общепринятому повествованию, они редко выказывали гнев на Джима Кроу или доминирование сторонников превосходства белой расы. Почетный председатель NAACP Джулиан Бонд, который в 1960-х годах был директором по связям с общественностью SNCC, резюмирует этот рассказ с иронической простотой: «Роза села, Мартин встал; а потом белые прозрели и спасли положение». Однако это упрощенное и общепринятое понимание движения за гражданские права не учитывает многие сложности и противоречия, которые определяли движение и в конечном итоге способствовали его успеху.Один из примеров этого можно найти в критике Бернис Джонсон Рейгон научных исследований, которые стали определять то, что произошло в ее родном городе Олбани, штат Джорджия. Будучи студенткой Государственного колледжа Олбани в 1961 году, она активно участвовала в борьбе за свободу. тем не менее, говорит она: «Когда я читаю об Олбанском движении, как о нем пишут люди, я не узнаю его. Они добавляют вещи, которые не были главными в том, что произошло». Большинство ученых объявили движение Олбани провальным и считают, что чернокожих активистов города перехитрил умный и искушенный начальник полиции.Эта версия истории движения этого города исходит от преподобного Кинга и его соратников из SCLC, которые заявили, что усилия движения в Олбани потерпели неудачу. Они считали движение Олбани своим движением. «Ошибка, которую я совершил, заключалась в том, что я протестовал против сегрегации в целом, а не против ее отдельного и отчетливого аспекта», — размышлял Кинг в интервью в январе 1965 года. «Наш протест был настолько расплывчатым, что мы ничего не добились, и люди остались очень подавленными и в отчаянии».

Однако Рейгону и многим другим в Олбани такая интерпретация предполагает почти полное непонимание того, что там произошло.Не было ничего неясного в том, какие изменения они хотели, и нет ничего неясного в том, что, по их мнению, они получили. В конце концов, это было их движение, а не движение преподобного Кинга или SCLC. То, что определяет движение, созданное жителями Олбани, не может быть сведено к протесту, и — несмотря на то, что король мог считать «победой», — их борьба значительно изменила Олбани. Это «дало мне возможность бросить вызов любой линии, ограничивающей меня», — говорит Бернис Рейгон. «[Это] действительно дало мне реальный шанс бороться и бороться и не уважать границы, которые меня унижали.Или, как выразился в 1970 году А. С. Сирлз, редактор еженедельной газеты для чернокожих Southwest Georgian: «Что мы выиграли? Мы завоевали самоуважение. Это изменило мое отношение. Это движение заставило меня требовать подобия первоклассного гражданства».

Центральным фактором, определяющим то, как мы понимаем историю, является то, строится ли она снизу вверх или сверху вниз. История, построенная снизу вверх, имеет тенденцию восприниматься академией с подозрением, и ее труднее понять из-за относительной невидимости ее главных действующих лиц и их мышления.К счастью, это медленно меняется. Растущий объем работ бросает вызов традиционному нисходящему подходу к истории Движения за свободу и помогает нам лучше распознавать мышление, которое формировало решения, действия и события движения. Значительные исследования этой глубины начали появляться в конце двадцатого века, первыми из которых стали несколько важных книг: книга Ричарда Клюгера 1975 года «Простое правосудие», в которой описывались обычные люди, чей вызов школьной сегрегации вынудил Верховный суд принять решение Брауна в 1954 году; Уильям Х.работа Чейфа 1980 года о Гринсборо, Северная Каролина, сидячих забастовках, цивилизациях и гражданских правах; работа Клэйборна Карсона 1981 года «В борьбе: SNCC и пробуждение черных в Америке»; трилогия Тейлора Бранча о королевских годах; и книги Джона Диттмера и Чарльза М. Пейна — «Местные жители» и «У меня есть свет свободы» соответственно — о движении Миссисипи. И в качестве руководства для обсуждения течений истории чернокожих в Соединенных Штатах после Гражданской войны тщательно и красиво написанная книга Винсента Хардинга 1981 года «Есть река» является важным текстом.

Такое исследование продолжается в текущей работе таких ученых, как Эмили Кросби, Хасан кваме Джеффрис, Уэсли Хоган, Франсуа Хэмлин и Акиньеле Умоджа. То, что они написали, помогает нам с большей ясностью увидеть различные уровни местного руководства, которые придали южному движению его силу и авторитет, то, что Чарльз Пейн назвал «устойчивым мужеством» на низовом уровне. Их работы также помогают нам увидеть, как то, что можно считать культурой Движения за свободу, постоянно и творчески генерировало идеи, которые в основном пузырились снизу вверх.

Голоса и анализ Движения за свободу, тем не менее, остаются заметно приглушенными в каноне. Хотя активисты и организаторы, идеи которых легли в основу работы движения, вполне способны представить критическое мышление, лежащее в основе их действий, большинству из них чрезвычайно трудно получить доступ к средствам, которые могли бы сделать их мысли и анализ широко доступными. Слишком часто и во многих местах ветераны движения считаются недостаточно аттестованными, чтобы заслуживать академического назначения, или считаются неспособными писать заслуживающие доверия работы, которые выходят за рамки мемуаров в представлении для общественного потребления и понимании того, что они задумали, запустили и поддерживали.Хуже того, они не понимают их чувства истории — того, как их понимание исторических обстоятельств жизни чернокожих повлияло на сделанный ими выбор. Их «истории» иногда ищут, но редко их мышление.

Это старая проблема. В своей автобиографии 1855 года «Мое рабство и моя свобода» Фредерик Дуглас жаловался, что Уильям Ллойд Гаррисон и другие влиятельные белые аболиционисты думали, что его интеллектуальный рост ослабил их дело. Они только хотели, чтобы он «рассказывал обиды», сокрушался Дуглас, хотя после побега из рабства «я теперь читал и думал.Однако, если бы у него не было «плантационной манеры речи», советовал однажды Дугласу Джон А. Коллинз, генеральный агент Массачусетского общества по борьбе с рабством, «люди никогда не поверят, что вы были рабом. Не лучше, что ты кажешься слишком ученым. Затем аболиционист сказал Дугласу с немалой долей высокомерия: «Дайте нам факты; мы позаботимся о философии». Историк, адвокат и активист Стаутон Линд, который был координатором программы «Школа свободы» во время Лета свободы в Миссисипи 1964 года, считает, что нужна «партизанская история»:

В практике партизанской истории идеи неакадемических протагонистов считаются потенциально столь же ценными, как и идеи историка.Таким образом, партизанская история — это не процесс, в котором бедные и угнетенные сообщают острые факты, а радикальный академик интерпретирует их. Исторический агент и профессор истории понимаются как сотрудники, вместе наносящие на карту пройденную местность и возможные проходы в горных хребтах впереди.

Как журналист, профессиональный писатель, а иногда и профессор колледжа, а также ветеран движения за гражданские права, я имею преимущество в том, что опираюсь на ученость, а также на активный опыт и чувствительность.Итак, хотя на предыдущих страницах я обращал внимание на работы историков из академии, большая часть «научного» материала, взятого из этой книги, представляет собой размышления, сформулированные людьми, чьи мысли и действия породили социальные вызовы и социальные проблемы. изменять. Эти активисты редко записывали свои мысли и анализ движения, которое они сформировали, и их мысли и анализы не уделялось должного внимания в академических дискуссиях и дискуссиях в основных средствах массовой информации. Но их размышления столь же авторитетны, как интерпретирующие предположения, найденные в рецензируемых или рецензируемых научных исследованиях.

Хотя слова этих мужчин и женщин не нужно — и действительно не следует — воспринимать как евангелие, мои многочисленные беседы с ветеранами Движения за свободу сформировали интеллектуальный костяк этой книги.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.