Проникновение на охраняемую территорию статья: УК РФ Статья 215.4. Незаконное проникновение на охраняемый объект / КонсультантПлюс

Содержание

Страница не найдена - Юриста дело

Защита жилищных прав

Срок взыскания налога на имущество Каждый гражданин обязан выплачивать установленный законодательством налог на имущество.

Защита жилищных прав

Сколько стоит фиктивный брак для получения гражданства РФ (ответственность) в 2020 году Фиктивный брак

Защита жилищных прав

Правила замера температуры в жилом помещении Предприятия ЖКХ обязаны обеспечивать комфортные условия в квартирах,

Защита жилищных прав

Одно из лучших соединений Ракетных войск России дислоцируется в Иркутске – Областная газета Как

Защита жилищных прав

Где оформить загранпаспорт в Челябинске в 2020 году Заграничный паспорт – документ, дающий возможность

Защита жилищных прав

Табель учета рабочего времени при сменном графике работы: образец заполнения и табелирования, пример для

Статья 20.17 КОАП РФ 2016-2021. Нарушение пропускного режима охраняемого объекта . ЮрИнспекция

Статья 74 Уголовного кодекса РФ. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока 2. Если условно осужденный уклонился от исполнения возложенных на него судом обязанностей или совершил нарушение общественного порядка, за которое он был привлечен к административной ответственности, суд по представлению органа, указанного в части первой настоящей статьи, может продлить испытательный срок, но не более чем на один год. 3. Если условно осужденный в течение испытательного срока систематически нарушал общественный порядок, за что привлекался к административной ответственности, систематически не исполнял возложенные на него судом обязанности либо скрылся от контроля, суд по представлению органа, указанного в части первой настоящей статьи, может вынести решение об отмене условного осуждения и исполнении наказания, назначенного приговором суда. Вы не сказали, какое именно административное правонарушение совершено. Не всякое административное правонарушение является нарушением общественного порядка. А к нарушениям общественного порядка относятся правонарушения, названные такими главой 20 КоАП, например: Мелкое хулиганство Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования Пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики Нарушение правил производства, продажи, коллекционирования, экспонирования, учета, хранения, ношения или уничтожения оружия и патронов к нему Нарушение пропускного режима охраняемого объекта Распитие пива и напитков, изготавливаемых на его основе, алкогольной и спиртосодержащей продукции либо потребление наркотических средств или психотропных веществ в общественных местах Появление в общественных местах в состоянии опьянения Неуплата административного штрафа либо самовольное оставление места отбывания административного ареста Производство и распространение экстремистских материалов Посмотрите протокол об административном правонарушении, по какой статье человека привлекли? Если это ст. 20.1 - 20.29, то дело плохо. Если же по любой другой, например, нарушили правила дорожного движения, то ничего страшного. В любом случае, даже если это и нарушение общественного порядка, для того, чтобы продлили испытательный срок, нужно, во-первых, чтобы начальник уголовно-исполнительной инспекции Красноярского края направил представление в суд о продлении испытательного срока, а он это может как сделать, так и не сделать, в зависимости от того, сочтет ли он основания для этого достаточными. (п. 3 ст. 190 Уголовно-исполнительного кодекса РФ) . А во-вторых, если уж так случится, что все же представление будет направлено, суд также может как продлить срок, так и не продлевать его. Поэтому, на мой взгляд, лучше во всем признаться. Кроме того, не забывайте, полиция и УФСИН координируют свою работу, и сверяют базы. Велика вероятность, что это нарушение всплывет наружу, и тогда, если человек обманет уголовно-исполнительную инспекцию, сказав, что не привлекался, можете быть уверены, что представление в суд будет направлено. Честность - лучшая политика.

Статья 262. Органы (должностные лица), правомочные осуществлять административное задержание Раздел IV. Производство по делам об административных правонарушениях (ст. 245–297-10) Кодекс Украины об административных правонарушениях | Нормативная база Украины

Административное задержание лица, совершившего административное правонарушение, может осуществляться только органами (должностными лицами), уполномоченными на то законами Украины.

Административное задержание осуществляется:

1) органами внутренних дел (Национальной полицией) — при совершении мелкого хулиганства, совершении насилия в семье, нарушении порядка организации и проведения собраний, митингов, уличных шествий и демонстраций, при распространении ложных слухов, совершении злостного неповиновения законному распоряжению или требованию полицейского, члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы, а также военнослужащего или оскорблении их, публичных призывах к невыполнению требований полицейского, при проявлении неуважения к суду, совершении незаконного доступа к информации в автоматизированных системах, нарушении правил о валютных операциях, правил оборота наркотических средств или психотропных веществ, незаконной продаже товаров или других предметов, мелкой спекуляции, торговле с рук в неустановленных местах, при распитии спиртных напитков в общественных местах или появлении в общественных местах в пьяном виде, оскорбляющем человеческое достоинство и общественную мораль, в случаях, когда имеются основания считать, что лицо занимается проституцией, при нарушении правил дорожного движения, правил охоты, рыболовства и охраны рыбных запасов и других нарушений законодательства об охране и использовании животного мира, при нарушении правил пребывания иностранцев и лиц без гражданства в Украине и транзитного проезда через территорию Украины, а также в других случаях, прямо предусмотренных законами Украины;

2) органами пограничной службы — в случае незаконного пересечения или попытки незаконного пересечения государственной границы Украины, нарушения порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда из нее, нарушения пограничного режима, режима в пунктах пропуска через государственную границу Украины или режимных правил в контрольных пунктах въезда-выезда, совершения злостного неповиновения законному распоряжению или требованию военнослужащего или работника Государственной пограничной службы Украины или члена общественного формирования по охране общественного порядка и государственной границы, нарушения правил использования объектов животного мира в пределах пограничной полосы и контролируемого пограничного района, в территориальном море, внутренних водах и исключительной (морской) экономической зоне Украины, нарушения правил пребывания иностранцев и лиц без гражданства в Украине и транзитного проезда через территорию Украины;

3) старшим в месте расположения охраняемого объекта должностным лицом военизированной охраны — при совершении правонарушений, связанных с посягательством на охраняемые объекты, другое имущество;

4) должностными лицами Военной службы правопорядка в Вооруженных Силах Украины — в случае совершения военнослужащими, военнообязанными и резервистами при прохождении сборов, а также работниками Вооруженных Сил Украины при исполнении ими служебных обязанностей мелкого хулиганства, злостного неповиновения законному распоряжению или требованию должностного лица Военной службы правопорядка в Вооруженных Силах Украины, публичных призывов к невыполнению требований этого лица, нарушения правил хранения, ношения или перевозки огнестрельного, холодного или пневматического оружия и боевых припасов, мелкого хищения чужого имущества, в случае распития пива (кроме безалкогольного), алкогольных, слабоалкогольных напитков в запрещенных законом местах, появления в общественных местах в пьяном виде, нарушения правил обращения наркотических средств или психотропных веществ, а также в случае нарушения правил дорожного движения водителями либо другими лицами, управляющими военными транспортными средствами;

5) органами Службы безопасности Украины — при нарушении законодательства о государственной тайне или осуществлении незаконного доступа к информации в автоматизированных системах, хранении специальных технических средств негласного получения информации;

6) должностными лицами органов и учреждений исполнения наказаний и следственных изоляторов — в случае совершения скрытой от досмотра передачи или попытки передачи каким-либо способом лицам, содержащимся в следственных изоляторах и учреждениях исполнения наказаний, алкогольных напитков, лекарственных и других средств, вызывающих одурманивание, а также других запрещенных для передачи предметов;

7) должностными лицами, уполномоченными на то федеральным органом исполнительной власти, который реализует государственную политику в сферах миграции (иммиграции и эмиграции), в том числе противодействия нелегальной (незаконной) миграции, гражданства, регистрации физических лиц, — при нарушении законодательства о пребывании в Украине иностранцев и лиц без гражданства и транзитном проезде через территорию Украины.

Незаконное проникновение на охраняемый объект может стать уголовным нарушением: 02 июня 2021, 14:24

В Казахстане планируют ввести уголовную ответственность за незаконное проникновение на охраняемый объект. Соответствующий законопроект "О внесении изменений и дополнений в Кодекс Республики Казахстан об административных правонарушениях" одобрил в первом чтении Мажилис, передает корреспондент Tengrinews.kz.

Депутат Гульнара Бижанова отметила, что законопроект направлен на защиту прав и законных интересов казахстанцев.

"Предлагается предусмотреть административную ответственность за несоблюдение сторонами законных прав и интересов работников заемного труда. Также предлагается установить административную ответственность принимающей стороны за незаконное превышение предусмотренной законодательством нормальной и сокращенной продолжительности рабочего времени и ежедневной работы для работников направляющей стороны", - озвучила депутат на заседании Мажилиса.

Кроме того, она отметила, что по закону прокурор наделен правом незамедлительно отменять своим постановлением все незаконные решения, а также приостанавливать необоснованные акты госорганов. Однако за их неисполнение административная ответственность не предусмотрена.

Предлагается установить административную ответственность за неисполнение постановления прокурора.

Также парламентарий высказалась о проблемах, связанных с незаконным проникновением нелегальных старателей на опасные производственные объекты и незаконной добычей золотосодержащих руд. Это стало основанием для инициирования депутатами введения уголовной ответственности за незаконное проникновение на охраняемый объект. В Кодекс об административных правонарушениях вносится уточнение для разграничения административной и уголовной ответственности.

Законопроект предусматривает норму о применении одинаковой базы для расчета экологического штрафа за незаконное сжигание газа в факелах и на стационарных источниках. Этим исключается дискриминационный подход при расчете экологических штрафов, добавила Бижанова.

"Главой государства поручено законодательно повысить статус участкового и предоставить ему широкий спектр полномочий. В этой связи

предлагается наделить участкового правом наложения взысканий еще по четырем составам административных правонарушений. Это позволит существенно повысить эффективность работы участковых, освободить их от второстепенной работы и сконцентрироваться на выполнении основных задач, в первую очередь работе с населением", - заключила депутат.

Кроме того, поправки предусматривают увеличение срока давности для привлечения к административной ответственности за незаконные проверки с двух месяцев до года.

Самые важные новости - в нашем Telegram-канале! Подписывайтесь прямо сейчас

Оперативная информация о событиях в стране и мире. Присоединяйтесь к Tengrinews.kz в Aitu!

Наказание за незаконное проникновение на военные базы станет более жестким

4 декабря, 2016, 20:13

Министерство обороны подготовило законодательные поправки, которые предусматривают повышение штрафа за незаконное проникновение на военные базы с 70 до 2000 евро.

Как отмечает Минобороны, с учетом геополитической ситуации предусмотренный в настоящее время Кодексом административных нарушений штраф за самовольное проникновение на военные объекты непропорционально мал и считать его эффективным средством предотвращения можно только в том случае, если человек проник на военную базу или охраняемый Национальными вооруженными силами объект по неосторожности.

Для людей, которые умышленно незаконно проникают на военные объекты, необходимо предусмотреть более серьезные санкции. Минобороны напоминает, что в июне 2015 года была предпринята провокация, когда двое граждан России целенаправленно и несанкционированно проникли на территорию Адажской военной базы.

Разработанный Минобороны законопроект предусматривает привлечение виновных в проникновении на военные базы к административной ответственности и максимальное наказание в виде штрафа до 2000 евро.

Соответствующие поправки к закону на следующей неделе рассмотрит правительство.

В настоящее время Кодекс административных нарушений за самовольное проникновение на военные объекты или объекты, охраняемые военной полицией, предусматривает предупреждение или штраф в размере до 70 евро. В свою очередь за повреждение оснащения военных объектов может быть применен штраф в размере до 280 евро.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Сообщить об ошибке

Можно ли незаконно проникнуть в любое помещение (позиция Верховного Суда Украины)?

Можно ли незаконно проникнуть в любое помещение (позиция Верховного Суда Украины)?

12 Августа 2016

74

На этот раз очередной мини-анализ будет посвящен вопросам защиты недвижимости, особенно в части противоправного проникновения в такой недвижимый объект. Как ни странно, в одном случае поднимался вопрос того, является ли здание, право собственности на которое не зарегистрировано, таким объектом? И можно тогда привлечь к уголовной ответственности лицо, которое попадет противоправно в такое здание? Ответ на эти вопросы был предоставлен судьями Верховного Суда Украины в соответствующем решении от 24 марта 2016 года по заявлению осужденного.

Согласно материалам дела приговором Бориспольского горрайонного суда Киевской области от 16 октября 2014 года определенное лицо осуждено по части второй статьи 125 Уголовного кодекса Украины (далее - УК) к наказанию в виде ограничения свободы сроком на два года, по части первой статьи 162 УК к наказанию в виде ограничения свободы сроком на один год и в соответствии с требованиями статьи 70 УК по совокупности преступлений окончательно ему  определено наказание в виде ограничения свободы на срок два года и на основании статей 75, 76 УК освобождено от отбывания основного наказания с испытательным сроком один год с возложением обязанности публично попросить прощения у потерпевшего.

Лицо признано виновным и осуждено в том числе за то, что в феврале 2013 года, прибыв в садовое товарищество «Виктория Плюс», расположенное на территории Гнединского сельского совета Бориспольского района Киевской области, где в домовладении проживал потерпевший со своей семьей, и потом это лицо, действуя умышленно, в нарушение статьи 30 Конституции Украины, которая гарантирует право на неприкосновенность жилища, незаконно попало на территорию домовладения потерпевшего, после чего на пороге веранды его дома  на почве длительных неприязненных отношений умышленно нанесло последнему удары по отдельным частям туловища, чем причинило легкие телесные повреждения в виде сотрясения головного мозга, повлекшие кратковременное расстройство здоровья.

Апелляционный суд Киевской области постановлением от 22 января 2015 года приговор Бориспольского горрайонного суда Киевской области от 16 октября 2014 года оставил без изменения.

Постановлением Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 10 сентября 2015 года судебные решения также оставлены без изменения.

Осужденный, обращаясь с заявлением о пересмотре Верховным Судом Украины постановления суда кассационной инстанции от 10 сентября 2015 года на основании неодинакового применения судом кассационной инстанции одной и той же нормы права, в частности отмечал следующее.

Земельный участок, на который попал осужденный, не находился в законном владении потерпевшего. Однако последний, несмотря на это, самовольно построил на нем дом, где проживал с семьей. Фактически указанный земельный участок находился в досрочной аренде садового общества «Стадное», а на праве частной собственности принадлежал члену этого общества. Поэтому, по мнению осужденного предметом преступления, за которое он осужден, может быть только жилье или другое владение физического лица, в отношении которых лицо на законных основаниях осуществляет право владения как составное понятие права собственности по статье 317 Гражданского кодекса Украины (далее - ГК), а по его делу потерпевший такого права не имел, так как у него отсутствуют правоустанавливающие документы на дом и земельный участок.

Поэтому заявитель-осужденный считает, что в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный частью первой статьи 162 Уголовного кодекса Украины. В подтверждение доводов заявитель привел ряд судебных решений, которые отличались выводами по аналогичным фактам.

По результатам рассмотрения заявления Верховным Судом Украины было отказано в его удовлетворении по следующим основаниям.

Неприкосновенность жилища лица является принципом, признанным мировым сообществом.

Согласно статьи 12 Всеобщей декларации прав человека, принятой и провозглашенной резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи ООН от 10 декабря 1948 года, «... никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища ... каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств ».

Такое же положение содержится в статье 17 Международного пакта  о гражданских и политических правах, принятого Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года, который вступил в силу для Украины 23 марта 1976 года.

В соответствии со статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Рим, 4 ноября 1950) предусмотрено, что: «Каждый имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и корреспонденции. Органы государственной власти не могут вмешиваться в осуществление этого права, за исключением случаев, когда вмешательство происходит по закону и необходимо в демократическом обществе в интересах национальной безопасности и общественного порядка, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц ».

Исходя из этих международно-правовых актов, Украина закрепила принцип неприкосновенности жилища и уважения к личной и семейной жизни человека в национальном законодательстве, расширив этот принцип требованием о неприкосновенности и иного владения лица.

В соответствии со статьей 30 Конституции Украины предусмотрено, что каждому гарантируется неприкосновенность жилища. Не допускается проникновение в жилище или другое владение лица, проведение в них осмотра или обыска иначе как по мотивированному решению суда. Только в неотложных случаях, связанных со спасением жизни людей и имущества, либо с непосредственным преследованием лиц, подозреваемых в совершении преступления, возможен иной, установленный законом порядок проникновения в жилище или другое владение лица, проведение в них осмотра и обыска.

Эти конституционные нормы, охраняющие права и свободы человека, нашли закрепление в Уголовном процессуальном кодексе Украины как основы уголовного судопроизводства (статьи 7, 13 УПК), по которым не допускается проникновение   в жилище или другое владение лица, проведение в них осмотра или обыска иначе как по мотивированному решению суда, кроме случаев, предусмотренных настоящим Кодексом.

Итак, в Конституции и других законах Украины не предусмотрено право любого проникать в жилище или другое владение лица только потому, что там кто-то незаконно находится и владеет им, кроме неотложных случаев, указанных в части второй статьи 30 Конституции Украины.

Судом указано, что неприкосновенность жилища и иного владения лица, которое включает в себя и неприкосновенность частной и семейной жизни, предусматривает более широкие права личности и в уголовном процессуальном аспекте более широкое понятие жилья и другого владения лица, чем это определено в гражданском и жилищном праве.

Уголовным и уголовным процессуальным законами не установлено обязательности такого признака жилья лица или его другого владения, как принадлежность их лицу на праве собственности (включающее право владения, пользования и распоряжения имуществом) или на праве владения как одного из элементов юридически обеспеченного права собственности.

Исходя из принципа неприкосновенности жилища и иного владения лица и учитывая определение понятия иного владения лица, предоставленного в части второй статьи 233 УПК, под ним понимаются предметы материального мира, находящиеся законно или незаконно в фактическом стабильном (длительном) и непрерывном владении физического лица и предназначены, приспособленные или специально оборудованные для размещения или хранения имущества, выращивания или производства продукции, обеспечения бытовых и других потребностей личности, а также оснащены любыми приспособлениями (оградой, запорами, сигнализацией, охраной и т.д.), которые делают невозможным или затрудняют проникновение в них.

Такой позиции придерживается и Европейский суд по правам человека, который в своих решениях, определяя, в частности понятие «жилище», объясняет его как место (помещение), где лицо проживает, независимо от формы или основания такого проживания, удерживает и обустраивает его, даже если это осуществлено с нарушением национального законодательства (дело «Баркли против Соединенного Королевства» 1996 года).

Таким образом, установление законности или незаконности фактического владения лица жильем или иным владением находится за пределами диспозиции статьи 162 УК.

Для определения предмета этого преступления имеет значение лишь установление, относится ли он к списку материальных объектов, указанных   в статье 233 УПК, и подпадает ли этот объект под признаки фактического владения им лица как жильем или «иным владением», то есть проживало это лицо в доме, содержало земельный участок и фактически пользовалось ими, несмотря на спорность реализации этих полномочий. Наличие спора в отношении указанных объектов не исключает фактического владения  и пользования ими.

Подобные уголовные правонарушения, связанные с проникновением в жилище, являются довольно распространенными, тем более в последнее время. Поэтому эта позиция Верховного Суда Украины пригодится, безусловно, не только адвокатам, но и всем заинтересованным гражданам.

Читать @kau_in_ua

Автор:


Статья 162. Нарушение неприкосновенности жилища

Новая редакция ст. 162 УКУ с комментариями.

1. Незаконное проникновение в жилье или в другое владение лица, незаконное проведение в них осмотра или обыска, а так же незаконное выселение или иные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан, –

наказываются штрафом от пятидесяти до ста необлагаемых минимумов доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на срок до трех лет.

2. Те же действия, совершенные служебным лицом или с применением насилия или с угрозой его применения, –

наказываются лишением свободы на срок от двух до пяти лет.

Комментарий к ст. 162 УК Украины

1. Конституцией Украины каждому гарантируется неприкосновенность жилья. Не допускается проникновение в жилье или в другое владение лица, проведение в них осмотра или обыска иначе как по мотивированному решению суда (ч. 2 ст. зо Конституции Украины).

2. Статья 162 УК защищает это важное конституционное право гражданина Украины.

3. Объективную сторону этого преступления образуют:

а) незаконный обыск;

б) незаконное выселение;

в) иные действия, которыми нарушается неприкосновенность жилища гражданина.

4. Субъективная сторона этого преступления характеризуется умыслом. Добросовестная ошибка исключает уголовную ответственность. Ответственными за нарушение неприкосновенности жилища граждан, согласно ст. 162 УК, лица, которым к моменту совершения преступления исполнилось шестнадцать лет.

5. Нарушение неприкосновенности жилья, совершенное служебным лицом или с применением насилия или с угрозой применить насилие, определяется по ч. 2 ст. 162 УК квалифицированными видами этого преступления.

6. Ответственными за нарушение неприкосновенности жилища граждан, согласно ст. 162 УК, являются лица, которым к моменту совершения преступления исполнилось шестнадцать лет.

Другой комментарий к статье 162 Уголовного кодекса Украины

1. Установление уголовной ответственности за незаконное проникновение в жилье или другое владение лица, незаконное проведение в них осмотра или обыска, а равно незаконное выселение или иные действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан, является одной из юридических гарантий закрепленного в ст.30 Конституции Украины права каждого на неприкосновенность жилища.

2. Объектом преступления являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией лицом конституционного права на жилье.

Предметом преступления может быть жилье или иное владение лица.

О содержании понятия “жилище” см. Комментарий к ст. 185.

Под другим владением лица следует понимать любые другие постройки (сарай, гараж, погреб и др), земельные участки, транспортные средства, находящиеся в ее владении.

3. Объективная сторона преступления заключается в действиях, направленных на незаконное проникновение в жилище или другое владение лица, или в незаконном проведении осмотра или обыска жилища, незаконном выселении, или в совершении других действий, нарушающих неприкосновенность жилища лица.

Обязательным признаком объективной стороны преступления является место совершения преступления-жилье или иное владение лица.

В части 2 ст. 30 Конституции Украины устанавливается: “не допускается проникновение в жилье или в другое владение лица, проведение в них осмотра или обыска иначе как по мотивированному решению суда”. Порядок получения такого решения устанавливается УПК. В то же время, согласно ч. 3 ст. 30 Конституции Украины в неотложных случаях, связанных со спасением жизни людей и имущества или с непосредственным преследованием лиц, которые подозреваются в совершении преступления, возможен другой, установленный законом, порядок проникновения в жилье или в другое владение лица, проведение в них осмотра и обыска. Исходя из этого, незаконным является любое проникновение в жилье или иное владение лица, если при этом не соблюдены требования, содержащиеся в ч. 2, 3 ст. 30 Конституции Украины. По тем же основаниям незаконными признаются и проведение осмотра или обыска в жилье или ином владении лица.

4. Незаконным выселением есть активные действия, в результате которых лицо выселяется из занимаемого ею жилого помещения, если при этом отсутствуют предусмотренные законом основания или нарушены установленные законом процедуры.

Другими действиями, нарушающими неприкосновенность жилища граждан, может быть, например, противоправное проникновение в жилище или иное владение граждан без намерения совершить какое-либо преступление, если оно совершено без законных оснований и против воли обладающего ими лица.

5. Часть 2 ст. 162 предусматривает два квалифицирующих признака этого преступления: совершение его должностным лицом или с применением насилия или с угрозой применения такового.

Понятие “служебное лицо” см. В примечании к ст. 364 и комментарии к нему.

Указанные в статье действия признаются совершенными служебными лицами, если такие лица не имеют полномочий на их осуществление (например, главой органа местного самоуправления, комендантом общежития и тому подобное), или совершенные должностным лицом, которое уполномочено совершать (следователем, государственным исполнителем), но в данном случае отсутствует решение суда относительно проведения таких действий.

6. Совершение должностным лицом незаконного проникновения в жилье или иное владение лица, незаконного проведения в них осмотра или обыска, незаконного выселения или других действий, нарушающих неприкосновенность жилища граждан, с применением насилия или с наступлением тяжелых последствий требует квалификации по ч. 2 ст. 162 и, соответствующей, по ч. 2 или 3 ст. 365 (превышение власти или служебных полномочий).

Применение насилия состоит в нанесении хотя бы одному лицу удара, побоев, совершении иных насильственных действий в отношении потерпевших, причинили им физическую боль и не повлекли телесных повреждений, причинении хотя бы одному лицу легкого или средней тяжести телесного повреждения, тяжкого телесного повреждения. Угроза его применения-выражение намерения относительно совершения указанных и других насильственных действий.

Причинение тяжких телесных повреждений должно квалифицироваться дополнительно по соответствующим статьям особой части УК, предусматривающим ответственность за преступления против жизни и здоровья лица. Угрозу убийством при наличии реальных оснований ее опасаться следует квалифицировать дополнительно по ст. 129.

7. преступление считается законченным с момента совершения указанных в диспозиции ч. 1 ст. 162 действий.

8. Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом.

9. субъект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162, – общий: физическое вменяемое лицо, которому до совершения преступления исполнилось 16 лет.

Субъект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162, может быть как общим, если преступление совершается с применением насилия, так и специальным – в случае совершения его служебным лицом.

10. Часть 1 ст. 162 определяет преступлением действия, нарушающие неприкосновенность жилища граждан, то есть лиц, принадлежащих к гражданству Украины. Однако ч. 1 ст. 30 Конституции гарантирует неприкосновенность жилья каждому, то есть как гражданам Украины. так и лицам без гражданства и иностранцам. Исходя из того, что Конституция, как Основной Закон, имеет высшую, по сравнению с Уголовным кодексом, юридическую силу, потерпевшим от преступления, предусмотренного ст. 162, могут быть не только граждане Украины, но и лица без гражданства и иностранцы.

Инвазивные виды угрожают большинству охраняемых территорий мира

Человеческое население быстро растет и предъявляет повышенные требования к планете в продуктах питания, воде и природных ресурсах. В результате окружающая среда во всем мире превращается в сельскохозяйственные и городские земли; популяции диких животных и растений подвергаются чрезмерной охоте и вылову; а загрязнение разрушает способность многих территорий поддерживать то, что осталось от природы.

Лучший способ, который мы, люди, нашли для защиты этой оставшейся природы, - это обозначить некоторые участки земли (и воды) как национальные парки, заповедники или какую-либо другую форму «охраняемых территорий».Человеческая деятельность на этих территориях ограничена, чтобы можно было поддерживать или восстанавливать среду обитания, а живущие там популяции растений и животных могли беспрепятственно процветать.

К сожалению, одним из основных способов, которыми люди разрушают мир природы, является внедрение «инопланетян» - видов, которые не встречаются в природе в той или иной местности, но были намеренно или случайно доставлены туда людьми. Инопланетяне могут потреблять, заражать, размножаться и конкурировать с местными видами, а также преобразовывать или разрушать среду обитания, среди прочего.

В результате вымерли десятки видов. В то время как люди должны знать и уважать неприкосновенность охраняемых территорий (или, по крайней мере, должны), чужеродные виды определенно этого не делают. Тогда важный вопрос заключается в том, способны ли охраняемые территории тем не менее защищать от воздействия инопланетян.

На «пустынных крыс-кенгуру» в центральной Австралии до исчезновения охотились завезенные лисы и кошки. Caloprymnus campestris из книги Джона Гулда «Млекопитающие Австралии»

Мы с коллегами из Китайской академии наук недавно исследовали этот вопрос.Мы использовали разнообразную выборку из почти 900 видов животных, которые создали чужеродные популяции где-то в мире, включая млекопитающих, птиц, рептилий и различных беспозвоночных. Затем мы оценили, встречались ли эти пришельцы в границах почти 200 000 охраняемых территорий по всему миру.

В нашем исследовании, опубликованном в Nature Communications, мы обнаружили, что менее 10% этих территорий были домом для этих инопланетных животных. Это, конечно, означает, что более 90% в настоящее время свободны от всех них.Обнадеживает то, что это говорит о том, что охраняемые территории могут быть эффективными в защите природы даже от существ, для которых человеческие обозначения и обозначения не имеют значения.

Почему инопланетяне вторгаются в одни места, а другие нет

Один из ключевых вопросов: что определяет, какие из охраняемых территорий в нашем наборе данных были колонизированы инопланетными животными? Наш анализ показал, что этих видов, как правило, было больше на более крупных (чего мы и ожидали) и недавно основанных территориях. Возможно, поскольку старые охраняемые территории, как правило, находятся в более отдаленных районах, они в меньшей степени зависят от людей.Это также может объяснить наш вывод о том, что возраст охраняемой территории имеет меньшее значение для чужеродных птиц, поскольку удаленность должна быть меньшим препятствием для таких мобильных видов.

В национальных парках на Гавайях особенно много инвазивных видов, таких как чукарская куропатка. Гоцян Сюэ / shutterstock

Некоторые экологи утверждали, что охраняемые территории более устойчивы к вторжениям инопланетян, потому что они поддерживают богатые местные сообщества растений и животных, в которые инопланетяне не могут проникнуть («гипотеза биотической устойчивости»).Здесь наш анализ был неоднозначным. Мы обнаружили, что на охраняемых территориях со многими местными видами рептилий, как правило, меньше чужеродных рептилий (то же самое и для птиц).

Однако в отношении млекопитающих и земноводных все было наоборот - для них большее количество местных видов означало больше пришельцев. Это отражает давний спор в экологии о том, подходят ли районы, благоприятные для коренных жителей, и для пришельцев, или же коренные жители держат инопланетян в страхе. Наше исследование, как и многие другие, предполагает, что «это зависит от обстоятельств».

Менее спорным является влияние человеческой деятельности на присутствие инопланетян. Мы обнаружили, что в охраняемых районах, как правило, появляется больше чужеродных видов животных, если они имеют больший индекс человеческого следа, то есть такие вещи, как большее транспортное сообщение и плотность населения, что может способствовать вторжению инопланетян.

Коричневая крыса возникла в Азии, но преследовала людей по всему миру. Тим Блэкберн, автор предоставил

В этом контексте вызывает беспокойство то, что мы также обнаружили, что по крайней мере один из чужеродных видов животных в нашем наборе данных распространился в пределах 10 км от границы почти 90% охраняемых территорий, в то время как почти все инопланетяне живут в пределах 100 км от их территории. граница.

Также беспокоит наш вывод о том, что более 95% этих охраняемых территорий обеспечивают подходящую среду обитания, по крайней мере, для некоторых из этих чужеродных животных. Если они продолжат распространяться - а мы ожидаем, что многие так и сделают - границы многих других охраняемых территорий достигнут и, возможно, нарушены этими пришельцами.

На данный момент кажется, что охраняемые территории достаточно эффективны для защиты от чужеродных видов, а также от способов, которыми человечество непосредственно ухудшает естественный мир.Тем не менее, существует очевидная необходимость управлять риском дальнейшего распространения инопланетян в эти районы.

Охраняемая территория - Дизайн охраняемых территорий - Среда обитания, сохранение, виды и окраина

Дизайн охраняемых территорий является важной областью исследований в области сохранения биологии . Существенные вопросы включают критерии размера, формы и расположения охраняемых территорий, чтобы оптимизировать их способность защищать биоразнообразие при максимально эффективном использовании финансовых средств. Conservation Биологи рекомендуют, чтобы охраняемые территории были как можно большими и многочисленными. Однако другие аспекты дизайна более спорны. Споры по поводу дизайна охраняемых территорий включают следующие ключевые элементы:

  • Что предпочтительнее - иметь один большой заповедник или несколько меньших с той же общей площадью? Биологи-экологи идентифицируют этот вопрос с аббревиатурой SLOSS, что означает: один большой или несколько маленьких. Согласно экологической теории, популяции на более крупных охраняемых территориях должны иметь меньший риск исчезновения по сравнению с популяциями в небольших заповедниках.Однако, если есть популяции в нескольких разных заповедниках, избыточность может предотвратить вымирание в случае катастрофической потери в одном заповеднике.
  • Заповедники также могут быть спроектированы так, чтобы иметь менее краевую (или экотон ) среду обитания. Это относится к переходам между экосистемами типов, например, между лесом и полем. Краевые среды обитания часто пронизаны инвазивными видами, и хищниками, что может стать серьезной проблемой на некоторых охраняемых территориях.Кроме того, для размножения многим видам требуется внутренняя среда обитания; это означает, что они нетерпимы к экотонам. На более крупных охраняемых территориях пропорционально больше внутренней среды обитания, как и на территориях простой формы (круг имеет наименьшее отношение края к площади).
  • Для того, чтобы многие экологические функции работали нормально, между местами обитания должны быть связи. Это особенно верно в отношении расселения растений и животных. Эта потребность может быть удовлетворена, если охраняемые территории связаны коридорами подходящей среды обитания или если они сгруппированы близко друг к другу.Однако коридоры могут также служить проводниками для инвазивных видов и болезней.

Социально-экологическая устойчивость и сохранение биоразнообразия на 900-летней охраняемой территории

Copyright © 2011, автор (ы). Публикуется здесь по лицензии The Resilience Alliance.
Перейти к версии этой статьи в формате pdf

Ниже приведен установленный формат ссылки на эту статью:
Ньютон, А. С. 2011. Социально-экологическая устойчивость и сохранение биоразнообразия на 900-летней охраняемой территории. Экология и общество 16 (4): 13.
http://dx.doi.org/10.5751/ES-04308-160413

В поле зрения

1 Борнмутский университет

РЕФЕРАТ

Охраняемые территории все чаще рассматриваются как взаимосвязанные социально-экологические системы, эффективность которых зависит от их устойчивости. Здесь я представляю исторический очерк отдельного тематического исследования - Нью-Форест (Англия), который впервые был обозначен как охраняемая территория более 900 лет назад.Уникально то, что с тех пор сохранилась традиционная модель землепользования, что дает редкую возможность изучить устойчивость интегрированной социально-экологической системы на протяжении девяти веков. Нью-Форест демонстрирует, что в долгосрочной перспективе взаимосвязанные социально-экологические системы могут быть устойчивыми к серьезным внутренним и внешним потрясениям, включая изменение климата, массовую человеческую смертность и войны. Изменения в управлении оказали наибольшее влияние на сам заповедник: в середине 19-го и 20-го веков были выявлены два крупных кризиса.Разрешение этих кризисов зависело от формирования союзов между местным населением и внешними партнерами, включая широкую общественность, и этот процесс поддерживался улучшением доступа посетителей. На протяжении веков эта социально-экологическая система была очень динамичной в режимах нарушений, но относительно стабильна в схемах землепользования. Однако факторы, лежащие в основе устойчивости, со временем изменились. Это тематическое исследование показывает, что для того, чтобы охраняемые территории были эффективными в долгосрочной перспективе, социальные структуры и институты, а также экологические процессы требуют способности к адаптации.

Ключевые слова: сохранение биоразнообразия; эффективность; защищенная область; устойчивость; социально-экологические системы

ВВЕДЕНИЕ

Охраняемые территории (ООПТ) представляют собой наиболее важный подход к сохранению биоразнообразия. Протяженность глобальной сети охраняемых территорий продолжает увеличиваться, и в настоящее время выделено почти 133 000 территорий, что составляет 12% земной поверхности (Butchart et al. 2010). Стороны Конвенции о биологическом разнообразии недавно взяли на себя обязательство повысить эту цифру до 17% к 2020 году (Normile 2010).Учитывая сильную зависимость природоохранных стратегий от ООПТ и значительные инвестиции в управление ими, важно понимать факторы, влияющие на их эффективность (Gaston et al. 2008). Необходимость в этом понимании является насущной, учитывая, что большое количество PA в настоящее время находится под угрозой (Carey et al. 2000, Chape et al. 2005).

Доступно относительно мало прямых измерений эффективности ПА (Craigie et al. 2010). Предыдущие анализы были сосредоточены на процессах управления (Hockings et al.2006) и охват (например, Rodrigues et al. 2004) ООПТ, но они дают мало свидетельств того, действительно ли достигаются цели сохранения биоразнообразия. Обзоры тематических исследований и анализы дистанционного зондирования в целом показали, что ООПТ эффективны в сокращении обезлесения в пределах их границ (DeFries et al. 2005, Naughton-Treves et al. 2005, Nagendra 2008), но такой анализ может не отражать сокращение численности населения на отдельные виды (Craigie et al. 2010). Очень мало исследований изучали эффективность сетей PA с точки зрения популяций видов и тенденций (Brooks et al.2009 г.). Craigie et al. (2010) приводят пример для 78 охраняемых территорий в Африке, которые выявили снижение численности популяции 69 крупных млекопитающих в период с 1970 по 2005 год на 59%. Аналогичным образом, Estes et al. (2006) зафиксировали сокращение до 60% у трех видов млекопитающих с середины 1980-х годов в заповеднике Нгоронгоро в Танзании. Эти примеры подчеркивают ценность долгосрочных тенденций в области биоразнообразия для оценки эффективности ОТ.

Чтобы PA были эффективными, они должны быть устойчивыми.Другими словами, им нужно будет уметь поглощать нарушения, сохраняя при этом свою функцию, сохраняя способность реорганизовываться и адаптироваться к любым возникающим нарушениям (Gunderson 2000). Как отмечают Bengtsson et al. (2003), ОР подвержены как естественным, так и антропогенным нарушениям различного масштаба, но их основной угрозой является усиление нарушений, возникающих в результате деятельности человека (Chape et al. 2005). Поэтому требуются подходы к управлению ООПТ, которые позволяют достичь природоохранных целей, обеспечивая при этом удовлетворение потребностей человека.Этого можно достичь, рассматривая ООПТ как части динамических ландшафтов, неотъемлемым элементом которых является деятельность человека (Bengtsson et al. 2003). Это соответствует недавно разработанной парадигме для ОТ, в которой удовлетворение потребностей местного населения является центральным компонентом (Phillips 2003). Особенности этой новой парадигмы включают управление для достижения социально-экономических целей, а также сохранение биоразнообразия, что проиллюстрировано разработкой основанных на сообществе и совместных подходов к управлению ОТ (Lockwood et al.2006 г.).

Чтобы такие подходы с участием местного населения были успешными, они должны основываться на понимании устойчивости ООПТ как интегрированных социально-экологических систем. Недавно был достигнут прогресс в понимании сложности и поведения таких систем. Например, Liu et al. (2007) описывают шесть тематических исследований из разных частей мира, показывающие, как связанные системы демонстрируют нелинейную динамику с циклами обратной связи, пороговыми значениями, временными лагами и влиянием исторического наследия на текущие условия и на их устойчивость.Хотя разработка теории находится на начальной стадии, Anderies et al. (2006) подчеркивают ценность подхода к восстановлению для понимания динамики таких систем, который потенциально может направлять вмешательства для улучшения их долгосрочной эффективности. Основные результаты, сделанные на сегодняшний день, предполагают, что социально-экологические системы в основном демонстрируют нелинейную динамику, которая приводит к нескольким областям стабильности, и что их динамика имеет тенденцию соответствовать связанным адаптивным циклам на разных уровнях (Gunderson and Holling 2002, Anderies et al.2006 г.). Однако эти характеристики не обязательно являются характеристиками всех социально-экологических систем (Brand 2009).

Карпентер и др. (2005) исследуют, как жизнестойкость социально-экологических систем может быть оценена на практике, признавая необходимость делать выводы о ней косвенно, исходя из суррогатов или доверенных лиц (Holling 1973, Walker et al. 2006). Методы, которые использовались ранее для разработки суррогатов устойчивости, включают консультации с заинтересованными сторонами, исследование моделей и историческое профилирование (Carpenter et al.2005). Следуя предложениям Carpenter et al. (2005), я представляю исторический профиль отдельного тематического исследования, Нью-Форест, Великобритания (Приложение 1). Эта территория была впервые обозначена как ООПТ более 900 лет назад, и с тех пор сохраняет традиционную структуру землепользования. Таким образом, Нью-Форест предоставляет редкую возможность изучить устойчивость интегрированной социально-экологической системы в течение многих столетий. Следуя Carpenter et al. (2005), я использую историческое профилирование для выявления отдельных режимов, а затем анализирую переходы между ними, чтобы изучить динамику системы и их влияние на эффективность PA.Наконец, я определяю извлеченные уроки, чтобы показать, как на практике можно добиться долгосрочной устойчивости других ОТ.

ИСТОРИЧЕСКИЙ ХРОНИК

Нью-Форест был объявлен королевским лесом королем Вильгельмом I в 1079 году (Таббс, 1968). Создание леса было направлено в первую очередь на сохранение оленей как исключительного ресурса Короля и предусматривало серьезные наказания за любые нарушения Лесного закона, такие как браконьерство (Tubbs 1968, 2001). Закон также защищал лесные массивы и другую естественную растительность, от которой зависели олени.Самая ранняя сохранившаяся юридическая граница леса датируется 1217–1218 гг. И оставалась практически неизменной до 1964 г. (Tubbs 2001). Этот правовой статус серьезно ограничивал расширение поселений и преобразование земельного покрова в пастбища или пахотные земли, а также поддерживал пастбищное землепользование, которое сохраняется и по сей день. Традиционное землепользование или «общие права» (Приложение 2) были официально признаны в 1698 году (Tubbs 2001).

За более чем 900 лет своего существования Нью-Форест испытал ряд внешних потрясений, которые повлияли на его функционирование как социально-экологическую систему и даже поставили под угрозу его существование в целом.Средневековый период, например, пережил серьезные кризисы в области общественного здравоохранения, включая голод в Европе 1315–1321 гг. И «черную смерть» 1346–53 гг., Что привело к повсеместной смертности людей и социально-экономической нестабильности (Campbell 2010). За этими событиями последовал период (1550-1850 гг.) Значительных климатических изменений, названный «Малым ледниковым периодом», который характеризовался более низкими зимними температурами на всем северо-западе Европы (Brazdil et al. 2005). Кэмпбелл (2010) подчеркнул роль механизмов положительной и отрицательной обратной связи между естественными и человеческими процессами, которые лежали в основе основных социально-экономических последствий этих событий, таких как развитие иммунитета и систем карантина в случае Черной смерти.Их конкретное воздействие на Нью-Форест недостаточно хорошо задокументировано, хотя есть возможные свидетельства заброшенности сельскохозяйственных земель после Черной смерти (Таббс, 2001).

Другие важные события, затрагивающие Нью-Форест, которые лучше задокументированы, в основном являются результатом изменений в том, как им управляли. С момента создания Королевского леса в 1079 году до определения его в качестве национального парка в 2005 году был принят ряд законов (таблица 1). В первую очередь они отражают длительный конфликт между интересами монархии и правами местного населения («простолюдинов», Приложение 2), который монархия неоднократно стремилась урегулировать путем введения последующих законодательных актов.Два события рассматриваются здесь более подробно, поскольку они дают представление о процессах, лежащих в основе устойчивости системы. Оба были серьезными кризисами, которые привели к серьезным политическим вмешательствам и переходам в системе управления.

Первым из них является Закон об удалении оленей 1851 года, который положил конец королевскому владению оленями. Со временем монархия сместила свои интересы с оленей на использование древесины в лесохозяйственных «загонах», из которых исключалось домашнее хозяйство простых людей.Таким образом, Закон 1851 года можно рассматривать как продолжение процесса, установленного предыдущими законами 1542, 1698 и 1808 годов, в результате чего увеличивающиеся площади земель были исключены из совместной деятельности и отведены под производство древесины. Спрос на древесину заметно увеличился после 1630 года, в основном для строительства кораблей британского военно-морского флота (Таббс, 2001). Закон 1851 г. не только лишил королевских прав на оленей, но и постановил, что они должны быть «удалены». Причиной этого называли уменьшение воздействия на окружающие частные земли, но по сути это был предлог для включения значительных площадей общих земель в качестве «компенсации» монархии (Kenchington 1944).Таким образом, площадь, доступная для простых людей, была уменьшена, а площадь, доступная для лесоводства, увеличилась. В то же время права многих отдельных простолюдинов были лишены (Kenchington 1944).

Конечной целью монархии, по-видимому, было отменить Закон о лесах из Нью-Фореста («обезлесение») (Stagg 1992). Таким образом, Закон 1851 г. представляет собой серьезную угрозу традиционным схемам землепользования в Нью-Форесте и, в конечном итоге, его ценности для биоразнообразия. Закон вызвал серьезное восстание среди простолюдинов, которые были организованы путем создания Ассоциации защиты простолюдинов.Примечательно, что местные частные землевладельцы также выступили против закона и сформировали Ассоциацию Нью-Фореста, чтобы организовать оппозицию и подать петицию в парламент (Таббс, 2001). Обе организации действуют по сей день. Кампания, которую они провели, мобилизовала общественную поддержку, в частности ученых, художников и натуралистов, для усиления политического давления. Осведомленность общественности о ценности Нью-Фореста значительно возросла после строительства железной дороги, ведущей в этот район в 1845 году, что улучшило доступность (Kenchington 1944).Рекламная кампания и политическое лоббирование в конечном итоге увенчались успехом, что привело к принятию Закона Нью-Форест 1877 года, который предотвратил дальнейшее огораживание общинных земель и укрепил права простых людей (Таблица 1).

Второй крупный кризис произошел в конце 1960-х годов. Комиссия по лесному хозяйству (национальная лесная служба) взяла на себя ответственность за управление Нью-Форестом в 1923 году (Таблица 1). Под их эгидой, в соответствии с национальной лесной политикой, производство древесины стало основной целью управления.Многие коренные широколиственные леса подверглись лесоводству, а обширные территории были преобразованы в плантации экзотических хвойных пород, что привело к снижению ценности среды обитания (Tubbs 2001). Были разработаны планы по фактическому уничтожению аборигенных древесных пород из загонов путем проведения обширных сплошных рубок. Утечка этих планов вместе с попыткой коммерческой эксплуатации незакрытых лесов обострила кризис. Общественный резонанс усилил политическое давление в пользу перемен, что привело к прямому вмешательству со стороны соответствующего министра правительства (Pasmore 1977).В 1971 году он издал мандат Комиссии по лесному хозяйству, в котором оговаривался порядок, которому они должны следовать, и в котором говорилось, что незагороженные лесные массивы должны «сохраняться без учета целей производства древесины» и что преобразование широколиственных деревьев в хвойные в прилегающих территориях должно прекратить (Таббс 2001). Этот Мандат представляет собой важную веху в истории Нью-Фореста, поскольку он впервые установил, что он должен рассматриваться как «природное наследие» и что приоритетом управления должно быть сохранение «его традиционного характера» (Таббс 2001 ).

ДИНАМИКА СИСТЕМЫ

Анализ устойчивости социально-экологической системы может быть основан на выявлении стабильных состояний и факторов, влияющих на переходы между ними (Gunderson 2000, Walker et al. 2002). Как и в других системах с преобладанием выпаса (Gunderson 2000), в Нью-Форесте можно выделить несколько стабильных состояний на основе доминирующих форм растений. Основными полуестественными типами растительности являются широколиственные леса, пустоши, кислые луга, кустарники (или кустарники) и болота (или болота).Их можно рассматривать как относительно стабильные состояния в течение короткого периода времени, хотя и пустоши, и пастбища, как правило, переходят в лесные массивы, как правило, на промежуточной стадии развития кустарников (рис. 1). Болота потенциально стабильны на протяжении столетий или даже тысячелетий, а лесные массивы могут представлять собой стабильное состояние в течение столь же длительных периодов времени (Tubbs 2001). Нагрузка от выпаса (или выгула) является основной формой нарушения, влияющей на состав и структуру растительности, хотя также влияют огонь, ветер, срезание растительности и осушение.Эти формы нарушения изменяют переходы между типами растительности (рис. 1).

Режим возмущения Нью-Фореста очень динамичен. Об этом свидетельствуют колебания числа выпасаемых животных с течением времени. В прошлом плотность оленей была бы намного выше, чем в настоящее время; например, по оценкам, в 1670 году обитало около 8000 ланей и благородных оленей (Putman 1986). Поголовье лани сократилось с 6000 голов в 1800 году до практически нуля в результате выбраковки в соответствии с Законом 1851 года; с тех пор их количество восстановилось примерно до 1700 на сегодняшний день, и эта цифра регулируется путем отбраковки (рис. 2).Количество пони и крупного рогатого скота, оставленных в лесу, также постоянно менялось (рис. 2). Причины этого различия не всегда ясны, но факторы включают колебания цен на домашний скот, вспышки болезней животных и ограничения пастбищной деятельности в результате введения Закона о лесах (Tubbs 2001). За последние 200 лет произошел общий переход от оленей к домашнему скоту и от крупного рогатого скота к пони (Рисунок 2, Приложение 2).

Различия в количестве пастбищных животных сильно повлияли на растительность.Например, Кенчингтон (1944) приводит свидетельства увеличения кустарникового покрова после сокращения численности оленей в 1850-х годах. Основываясь на анализе возрастной структуры лесных массивов, Peterken and Tubbs (1965) предположили, что за последние 300 лет произошли три основных фазы активного возобновления деревьев (1649-1764, 1765-1850 и 1858-1923), которые были связаны между собой. к колебаниям давления на пастбище и частоте выгорания вересковых пустошей. Третий из этих этапов снова был связан с сокращением поголовья оленей после 1851 года.Уменьшение поголовья скота во время Второй мировой войны (рис. 2) также привело к увеличению возобновления деревьев (Peterken and Tubbs, 1965). Однако связь между количеством животных и возобновлением деревьев сложна; Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что некоторые фазы высоких темпов восстановления деревьев совпадали с периодами высокого давления выпаса скота (Newton et al. 2010).

В дополнение к воздействию пастбищных животных, Нью-Форест подвергался ряду других форм антропогенного воздействия, вызванного другими традиционными видами землепользования (Приложение 2), интенсивность которых с течением времени также менялась.Эти виды использования сократились в 19 и 20 веках, особенно после Второй мировой войны, что представляет собой отход от натурального сельского хозяйства. Сокращение традиционных вырубок и сжиганий пустоши простыми людьми было компенсировано увеличением управления профессиональным персоналом. Согласно Закону 1949 г. (Таблица 1), Лесная комиссия была обязана осуществлять контроль за кустарниками в интересах выпаса скота. С 1949 по 1965 год ежегодно сжигалось в общей сложности 800-1200 га вересковых пустошей, что впоследствии сократилось до примерно 400 га в год (Tubbs 2001).С 1982 года около 10% этой площади было вырублено, а не сожжено (Newton 2010 a ). Со временем упор в управлении вересковыми пустошами все больше делается на поддержание их природоохранной ценности как среды обитания, а также на обеспечение кормов для пастбищных животных.

Несмотря на различия в режиме нарушения, общая площадь различных типов растительности оставалась довольно постоянной с течением времени. Анализ исторических карт, датируемых 1759 годом, показывает, что между 1789 и 1868 годами было потеряно около 200 га незащищенных лесов, поскольку отступили окраины некоторых участков леса (Tubbs 2001).Ряд небольших дополнительных лесных угодий также были преобразованы в пустоши, кустарники и луга в результате пожаров, вырубок и выпаса скота. Однако эти потери были компенсированы последующим расширением лесных массивов после середины 19 - века (Таббс 2001). В целом площадь лесных угодий увеличилась на 517 га между 1867 и 1963 годами (прирост примерно на 21%) в результате сукцессионных процессов (Small and Haggett 1972).

ЭФФЕКТИВНОСТЬ ЗАЩИТНОЙ ЗОНЫ

Нью-Форест имеет исключительное значение для биоразнообразия, что отражено в его многочисленных обозначениях; например, в соответствии с Директивой ЕС о местообитаниях он признан имеющим международное значение из-за наличия девяти местообитаний (Newton 2010 b ).Видовое богатство многих групп велико, иногда исключительно. Например, более двух третей британских видов рептилий и земноводных, бабочек и мотыльков, рыб, летучих мышей, стрекоз и стрекоз обитают в Нью-Форесте (Newton 2010 b ). Даже для тех групп, которые менее широко представлены, по крайней мере, шестая часть всех британских видов была зарегистрирована в этом районе. В каждой рассматриваемой группе Нью-Форест является домом для видов, имеющих национальное значение для сохранения, а в некоторых группах количество таких видов значительно; например, в Нью-Форесте 155 видов сосудистых растений, 264 бабочек и мотыльков и 142 лишайника (Newton 2010 b ).Район не отличается особо высокой эндемичностью; скорее, Нью-Форест, пожалуй, лучше всего рассматривать как убежище для видов, которые ранее были более широко распространены и многочисленны, но сократились в других местах (Rand and Chatters 2010). Это связано с сохранением низкозатратных пасторальных моделей землепользования, которые снизились как в Великобритании, так и на большей части континентальной Европы. Именно эта модель землепользования, относительно свободная от улучшения и интенсификации сельского хозяйства, объясняет обширные площади полуестественных местообитаний, которые сегодня характеризуют Нью-Форест, в масштабе, который сейчас является уникальным для равнинной Англии.Эти характеристики можно отнести к поддержанию совместной деятельности (Приложение 2) на протяжении веков.

Однако за последние девять веков произошла некоторая утрата биоразнообразия. Здесь я исследую доказательства таких потерь в связи с историческими событиями. Свидетельства об истреблении видов в древности скудны, хотя, должно быть, произошли некоторые значительные потери. До 5500 лет назад в этом районе, вероятно, обитал ряд млекопитающих, которые впоследствии были истреблены или вымерли, в том числе лось ( Alces alces ), рысь ( Lynx lynx ), зубр ( Bos primigenius ), бурый медведь ( Ursus arctos ), бобр ( Castor fiber ), волк ( Canis lupus ) и кабан ( Sus scrofa ).Данные свидетельствуют о том, что только два последних вида могли существовать после 1000 (Yalden 1999). Волк, по-видимому, был истреблен в Англии в начале 14 -го века, когда на него охотились как на паразитов (Yalden 1999). Фиттер (1959) сообщает, что Карл I (1600-1649) попытался повторно завезти кабана в Нью-Форест, предполагая, что до этой даты этот вид подвергался истреблению. Кабан был снова уничтожен из леса во время гражданской войны в Англии (1642–1651).В древности в Англии также исчезло несколько видов птиц, некоторые из которых, возможно, обитали в Нью-Форест, в том числе далматинский пеликан ( Pelecanus crispus ), евразийский филин ( Bubo bobo ), евразийский журавль. ( Crus crus ) и орлан-белохвост ( Haliaeetus albicilla ). Есть сведения о том, что в середине 19 - годов в Нью-Форест были застрелены филин и орлан-белохвост, и журавль до сих пор упоминается как случайный мигрант (Snook 1998).

Имеется более подробная информация об убытках, произошедших за последние 150 лет (Newton 2010 a ). Всего за этот период в Нью-Форесте было потеряно не менее 170 видов (Таблица 2). Эта оценка обязательно неопределенная; многие виды сложно найти или идентифицировать, и они могут быть повторно обнаружены в ходе будущих съемок. Оценка может быть консервативной, поскольку информация по многим группам видов (особенно по наиболее конкретным) отсутствует. Количество видов, которые были истреблены, варьируется между разными группами; потери бабочек и мотыльков особенно высоки, но, по-видимому, значительные потери также имели место в лишайниках, сапроксильных жуках и грибах (Таблица 2).Несмотря на такую ​​неопределенность, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что ненадлежащее управление представляет собой основной фактор, ответственный за потерю биоразнообразия в Нью-Форест, и объясняет большую часть потерь видов, которые произошли в недавней истории (Таблица 2). Большая часть местообитаний в настоящее время находится в относительно плохом состоянии (Newton 2010 a ), главным образом в результате управленческих мероприятий, предпринятых в течение 20 - веков. Конкретные примеры включают широко распространенное осушение водно-болотных угодий, вырубку кустарников и преобразование естественных лесных массивов в хвойные плантации, особенно после принятия Закона 1949 года.

Случай Lepidoptera заслуживает особого рассмотрения, поскольку значительная часть документированных потерь вида произошла в этой группе (Таблица 2). Оутс (1996) отмечает, что более 100 лет Нью-Форест считался лучшим районом для чешуекрылых в Великобритании; никакая другая территория не связана с такой высокой долей национальной фауны. После строительства железной дороги в 1845 году этот район стал очень популярным среди коллекционеров бабочек и мотыльков, которые превратились в важную местную промышленность.Хотя чрезмерный сбор мог быть фактором потери по крайней мере двух видов (Oates 1996), основной причиной сокращения численности чешуекрылых было изменение в управлении выпасом в загонах.

Изобилие травянистых растений значительно увеличилось после выбраковки оленей в 1851 году, что стало пищевым ресурсом для насекомых. Обширные вырубки деревьев в лесах Нью-Фореста во время обеих мировых войн и последующее повсеместное создание хвойных плантаций оказали серьезное влияние на лесную флору, в ущерб Lepidoptera .Другим фактором, способствовавшим этому, стала энергичная расчистка подлеска растительности, проведенная в рамках практики ведения лесного хозяйства в этот период. К 1960 году популяции большинства лесных бабочек исчезли (Oates 1996). После ограждения границы леса в 1964 году плотность поголовья увеличилась, что привело к увеличению нагрузки на выпас скота и проникновению скота в загоны. В начале 1970-х многие загоны были открыты для скота после снятия заборов.В результате фауна бабочек была опустошена, так как источники нектара были уничтожены пастбищами (Oates 1996).

ОБСУЖДЕНИЕ

Выживание Нью-Фореста как PA на протяжении более девяти веков является исключительным. Это один из ряда королевских охотничьих заповедников, которые были созданы в Европе, и имеет некоторое сходство с другими примерами, такими как Беловежская (Польша) и Фонтенбло (Франция), хотя оба они были созданы совсем недавно. Обладая первостепенной важностью как источник оленей, а затем и древесины, Нью-Форест на протяжении большей части своей истории был «охраняемой территорией с управляемыми ресурсами» (категория VI МСОП) (Lockwood et al.2006 г.). Тем не менее, из немногих сохранившихся королевских охотничьих заповедников это единственный сохранивший свое средневековое пастушеское хозяйство. Поэтому он уникален. Однако сама его уникальность дает некоторое представление об условиях, необходимых для выживания ОТ как социально-экологической системы в течение очень долгого времени.

Сохранение его структуры землепользования в первую очередь зависит от правовой защиты, обеспечиваемой его статусом Королевского леса, что объясняется его высокой ценностью для популяций охотничьих животных.Его выживаемость также отражает предельную ценность земли для выращивания сельскохозяйственных культур из-за ее плохо дренированных и бедных питательными веществами почв, как и многих других охраняемых территорий (Lockwood et al. 2006). Однако больше всего бросается в глаза долгосрочное сохранение традиционных подходов к землепользованию. С одной стороны, Нью-Форест является примером успешной долгосрочной защиты традиционных прав землепользования местным населением от внешних требований к их ресурсам, особенно со стороны монархии.Надежные права на землепользование и владение землей широко признаны важными элементами устойчивых подходов к использованию природных ресурсов (Локвуд и др., 2006), но один из ключевых уроков Нью-Фореста заключается в том, что эти права, возможно, придется защищать неоднократно, сверх период веков.

Основной угрозой существованию Нью-Фореста был Закон 1851 года об удалении оленей, который в конечном итоге был направлен на отмену Закона о лесах (Kenchington 1944). Это, вероятно, привело бы либо к передаче земли в частную собственность, либо к полной перестройке в другую форму землепользования, такую ​​как плантационное лесоводство.Такая судьба постигла большинство других королевских лесов в Англии (Bathe 2010), а также многие другие общие земли (Short 2008). Вызов статусу Нью-Фореста был почти успешным, и его удалось предотвратить только благодаря длительной общественной и политической кампании, в которой принимали активное участие вновь созданные НПО, что повторилось в последующем кризисе в конце 1960-х годов. Это подчеркивает важность формирования широких союзов между различными группами сторонников для защиты резерва от внешнего давления.Хотя сейчас признано, что формирование альянсов имеет фундаментальное значение для эффективного сохранения (Марголуис и др. 2000, Салафски и др. 2002), пример Нью-Фореста показывает, что так было уже давно. Кроме того, в нем подчеркивается ограниченность структур местного управления в противодействии внешнему давлению, поскольку для разрешения обоих кризисов требовалось вмешательство национальных политиков.

Чтобы любая ООПТ была эффективной, необходимо устранить факторы, ответственные за утрату биоразнообразия.Каждый из основных типов растительности (лесные массивы, болота, пустоши и кустарники), с которыми связаны виды, имеющие национальное или международное природоохранное значение, имеют значительную природоохранную ценность (Newton 2010 a ). Таким образом, экологический процесс сукцессии является потенциальной причиной потери биоразнообразия, потому что, если бы этому процессу было позволено продолжаться, большая часть территории превратилась бы в лесные массивы, а виды, связанные с вересковыми пустошами, кустарниками и пастбищами, были бы потеряны. Таким образом, поддержание высокой ценности биоразнообразия в Нью-Форесте зависит от управленческих действий, направленных на противодействие сукцессионным процессам, как и во многих других местах в Великобритании (Sutherland 2000).Ключевой особенностью Нью-Фореста является то, что традиционное землепользование, а именно вырубка, сжигание и выпас скота, обычно совпадает с мерами вмешательства, необходимыми для поддержания ценности биоразнообразия за счет сохранения сукцессионных местообитаний. Именно по этой причине поддержание традиционных моделей землепользования является неотъемлемой частью текущих планов управления (Newton 2010 a ), и что Нью-Форест действительно может рассматриваться как интегрированная социально-экологическая система. Выживание популяций многих видов, вызывающих озабоченность, зависит от продолжающегося вмешательства людей или их пастбищных животных.Таким образом, Нью-Форест иллюстрирует тот факт, что ООПТ, скорее всего, будут эффективными, если социальные компоненты системы предпримут действия, предотвращающие утрату биоразнообразия, путем устранения причинных факторов.

Анализ последних тенденций в области биоразнообразия показывает, что Нью-Форест не был полностью эффективным в предотвращении утраты биоразнообразия: за последние полтора столетия ежегодно вымирает примерно один вид. Подробная информация о потерях видов от ОТ часто отсутствует (Gaston et al.2008), и, следовательно, есть несколько других примеров, с которыми можно было бы сравнить эту цифру. В охраняемых территориях США Parks et al. (2002) сообщили, что процент исчезновения крупных млекопитающих за год колеблется от нуля до 0,21, тогда как Ньюмарк (1995) задокументировал 29 случаев исчезновения видов млекопитающих в 14 парках на западе Северной Америки с момента их создания в течение последних 125 лет. Как отмечают Гастон и соавт. (2008), как указано здесь, многие потери видов на ООПТ были приписаны плохому управлению. Таким образом, подходы к землепользованию и управлению в пределах ООПТ можно рассматривать как потенциальную причину утраты биоразнообразия.В Нью-Форесте такие потери произошли из-за противоречий между различными целями управления, связанными с относительной ценностью, придаваемой древесине, оленям, домашнему скоту и сохранению биоразнообразия, которые со временем изменились. Действия по управлению земельными ресурсами, ответственные за потерю видов, такие как осушение, расчистка кустарников и создание плантаций, были в основном предприняты для поддержки производства древесины или увеличения кормов для скота. И наоборот, прекращение таких подходов к управлению в интересах сохранения биоразнообразия будет связано с альтернативными издержками с точки зрения сокращения производства древесины и животноводства.

С системной точки зрения, Нью-Форест можно рассматривать как поддерживаемый в динамическом равновесии, при этом отдельные растительные сообщества постоянно трансформируются в другие, в первую очередь в результате пастбищного давления и сукцессии (Tubbs 2001). Он также демонстрирует многие особенности связанных социально-экологических систем, определенных Liu et al. (2007), включая петли обратной связи, пороговые значения, пространственно-временную неоднородность и влияние исторического наследия на текущие условия.Например, система претерпела значительные изменения в руководстве и управлении в 1877 и 1971 годах в результате серьезных кризисов, последствия которых все еще очевидны сегодня (Tubbs 2001, Newton 2010 a ). Есть также некоторые свидетельства того, что динамика системы связана с адаптивными циклами на разных уровнях (Gunderson and Holling 2002, Anderies et al. 2006). Например, Вера (2000) предположил, что динамика растительности, по сути, циклична и обусловлена ​​давлением выпаса скота (Приложение 3), хотя это все еще требует тщательного тестирования (Newton et al.2010 а ). Модели нарушений были очень динамичными с течением времени, о чем свидетельствует явное изменение давления выпаса скота, приводящее к изменениям растительности в локальном масштабе. Однако в масштабе ландшафта система, похоже, была на удивление стабильной (Таббс, 2001), что, должно быть, способствовало поддержанию биоразнообразия. Таким образом, Нью-Форест свидетельствует о межуровневых связях, а также о способности поглощать нарушения и реорганизовываться при сохранении структуры и функции, что, согласно Folke (2006) и Walker et al.(2006) являются ключевыми элементами социально-экологической устойчивости. Долгосрочное обслуживание системы, несмотря на ее внутреннюю динамику и внешние потрясения, подчеркивает ее способность к адаптации (Smit and Wandel 2006).

В этом контексте особенно информативными являются недавние изменения, которые произошли в общих видах деятельности. Несмотря на то, что выпас пастбищных животных продолжается, другие традиционные виды использования общих земель в Нью-Форесте сократились за последнее столетие, как и во многих других районах (Приложение 2).С 1949 года вырубка и сжигание растительности в основном производились менеджерами участка (Лесная комиссия), а не простыми людьми. Это подчеркивает, как процессы возмущения поддерживаются, несмотря на изменение роли различных участников. Анализ экономики общего пользования неизменно приходит к выводу, что он приносит небольшую прибыль (Приложение 2). Те, кто сегодня занимается общим, делают это в первую очередь по социальным или традиционным причинам, а не по экономическим, как они делали в прошлом (Tubbs 2001).Текущая устойчивость системы зависит от этого перехода от экономических к социально-культурным ценностям как основной мотивации для сохранения традиционных моделей землепользования.

Нью-Форест можно рассматривать как совокупность подсистем, относящихся к различным видам землепользования, включая древесину, оленей, домашний скот, отдых и сохранение биоразнообразия. Каждое из этих видов использования продемонстрировало свою собственную динамику с течением времени в ответ на меняющиеся цели политики и управления. Однако эти подсистемы также связаны; например, сокращение численности оленей после 1851 г. способствовало расширению лесных ресурсов, что привело к сокращению земель, доступных для животноводства, и привело как к положительным, так и к отрицательным воздействиям на биоразнообразие.В соответствии с предыдущими исследованиями, система управления в этом тематическом исследовании потенциально может рассматриваться как адаптивный цикл (Gunderson et al. 1995). В этом контексте внезапный отказ от производства древесины, вызванный кризисом конца 1960-х годов, можно рассматривать как коллапс подсистемы производства древесины, ведущий к трансформации целей управления в сторону сохранения биоразнообразия. Как и анализ других лесных систем, этот пример иллюстрирует важность национальной политики как ключевого фактора динамики адаптивного цикла, при этом нелинейные сдвиги в политике приводят к аналогичной динамике в связанных подсистемах (Baskerville 1995, Beier et al.2009 г.).

Потенциал для дальнейших внезапных изменений в управлении иллюстрируется недавней попыткой правительства Великобритании продать значительную часть национального лесного фонда (UK Parliament 2010), что могло привести к серьезным изменениям в том, как управляется Нью-Форест. . Эти планы были отменены в начале 2011 года в ответ на крупную инициативу групп агитации. Демонстрируя некоторые параллели с предыдущими кампаниями, ключевое отличие заключалось в размере: онлайн-петиция, разработанная группой кампании 38 Degrees (http: // 38degrees.org.uk/) привлек более полумиллиона подписантов. Достигнутое за счет высокоэффективного использования веб-сайтов социальных сетей, это иллюстрирует, как формирование альянсов было преобразовано Интернетом, что тем самым способствует устойчивости социально-экологических систем.

ВЫВОДЫ

Недавно произошел переход от модели управления охраняемыми территориями, которая удаляет людей с земли, к модели, которая вовлекает местные сообщества в процесс управления природоохранной деятельностью (Phillips 2003, Bonham et al.2008 г.). Поэтому ООПТ можно все чаще рассматривать как взаимосвязанные социально-экологические системы. Чтобы быть эффективным, управление ООПТ должно учитывать факторы, ответственные за утрату биоразнообразия. Как показано здесь, это может быть достигнуто там, где есть совпадение между действиями местного населения и смягчением таких факторов. Чтобы быть эффективными как с точки зрения сохранения биоразнообразия, так и с точки зрения поддержания средств к существованию людей, ООПТ также должны быть устойчивыми. Здесь был приведен пример Нью-Фореста, английской охраняемой территории, в которой традиционное землепользование сохранялось более 900 лет, несмотря на серьезные экологические и социально-экономические изменения.Этот пример дает представление о том, как устойчивость связанных социально-экологических систем может быть достигнута в течение длительного времени, что имеет значение для управления другими охраняемыми территориями во всем мире.

Нью-Форест демонстрирует, что в долгосрочной перспективе взаимосвязанные социально-экологические системы могут быть устойчивыми к серьезным внутренним и внешним потрясениям, включая изменение климата, массовую человеческую смертность, войны и глубокие политические и социально-экономические изменения в обществе. Хотя за последние девять веков этот район пережил множество различных потрясений, те, которые касались управления, оказали наибольшее влияние на сам заповедник.Хотя местные жители успешно защищали свои традиционные права на землепользование на протяжении большей части последних 900 лет, во времена серьезных кризисов им требовались союзы с внешними партнерами, включая ученых, естествоиспытателей и широкую общественность. Это является примером того, как развитие «коалиции по защите интересов», включающей участников из различных групп интересов и организаций, может быть эффективным в изменении политики (Sabatier 1998). Кроме того, этот пример подчеркивает ценность социальных сетей как источника устойчивости социально-экологических систем (Hahn et al.2008 г.).

Развитие таких альянсов в значительной степени зависело от удобства использования ООПТ посетителями этого района, что, в свою очередь, в значительной степени поддерживалось развитием транспортной инфраструктуры. Без этого улучшения доступа и последующего роста общественного интереса и поддержки эта PA, вероятно, не пережила бы 19 века. Это подчеркивает важность туризма и отдыха для ООПТ. Поощрение доступа посетителей может иметь решающее значение для эффективности и устойчивости ОТ за счет создания сети или коалиции людей, готовых защитить их от внешнего давления.

Эта социально-экологическая система была одновременно высокодинамичной (например, в режиме возмущения), но также и относительно стабильной (например, в схемах землепользования), демонстрируя ключевые особенности адаптивной системы. Однако факторы, лежащие в основе этой приспособляемости и устойчивости, со временем изменились. Например, традиционное землепользование в настоящее время сохраняется в основном по социальным и культурным причинам, а не по экономическим, как в прошлом. Чтобы быть эффективными в долгосрочной перспективе, социальные структуры и институты, а также экологические процессы требуют способности к адаптации.Как показано здесь, это связано с существованием социальных сетей и их ролью в создании социального капитала (Hahn et al. 2008). Кроме того, способность к адаптации потенциально может быть усилена институциональным разнообразием и связанным с этим разнообразием вариантов управления (Norberg et al. 2008). Все чаще это разнообразие, вероятно, будет иметь решающее значение для будущей устойчивости Нью-Фореста, который, как и многие другие охраняемые территории, подвергается усиливающемуся давлению, связанному с массовым увеличением рекреационного использования и последствиями изменения климата (Newton 2010 a ).

ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Андерис, Дж. М., Б. Х. Уокер и А. П. Кинциг. 2006. Пятнадцать свадеб и похороны: тематические исследования и управление на основе устойчивости. Экология и общество 11 (1): 21. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art21/

Баскервиль, Г. Л. 1995. Проблема лесоводства: адаптивные колебания обновления. Страницы 37-102 в Л. Х. Гандерсон, К. С. Холлинг и С. С. Лайт, редакторы. Барьеры и мосты к обновлению экосистем и институтов .Издательство Колумбийского университета, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США.

Бат, Г. 2010. Из простолюдинов и королей. Ландшафтная археология и экология 8: 25-38.

Байер К., А. Л. Лавкрафт и Т. Чапин. 2009. Рост и крах ресурсной системы: адаптивный цикл изменений в управлении государственными землями и лесами на Аляске. Экология и общество 14 (2): 5. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol14/iss2/art5/

Bengtsson, J., P. Angelstam, T.Эльмквист, У. Эмануэльссон, К. Фолке, М. Исзе, Ф. Моберг и М. Нистрем. 2003. Заповедники, устойчивость и динамичные ландшафты. Ambio 32 (6): 389-396.

Бонэм, К. А., Э. Сакайон и Э. Ци. 2008. Защита находящихся под угрозой «бумажных парков»: потенциальные уроки из Сьерра-Чинехи, Гватемала. Биоразнообразие и сохранение 17: 1581-1593. http://dx.doi.org/10.1007/s10531-008-9368-6

Brand, F. 2009. Еще раз о критическом природном капитале: экологическая устойчивость и устойчивое развитие. Экологическая экономика 68: 605-612. http://dx.doi.org/10.1016/j.ecolecon.2008.09.013

Brazdil, R., C. Pfister, H. Wanner, H. von Storch и J. Luterbacher. 2005. Историческая климатология в Европе - современное состояние. Изменение климата 70: 363-430. http://dx.doi.org/10.1007/s10584-005-5924-1

Брукс, Т. М., С. Дж. Райт и Д. Шейл. 2009. Оценка успеха природоохранных мероприятий в сохранении биоразнообразия тропических лесов. Биология сохранения 23 (6): 1448-1457.http://dx.doi.org/10.1111/j.1523-1739.2009.01334.x

Butchart, SHM, M. Walpole, B. Collen, A. van Strien, JPW Scharlemann, REA Almond, JEM Baillie, B Бомхард, К. Браун, Дж. Бруно, К. Э. Карпентер, Г. М. Карр, Дж. Шансон, А. М. Ченери, Дж. Чирке, Н. К. Дэвидсон, Ф. Дентенер, М. Фостер, А. Галли, Дж. Н. Галлоуэй, П. Дженовези, Р. Д. Грегори, М. Хокингс, В. Капос, Ж.-Ф. Lamarque, F. Leverington, J. Loh, M.A. McGeoch, L. McRae, A. Minasyan, M. Hernández Morcillo, T.E.Э. Олдфилд, Д. Поли, С. Куадер, К. Ревенга, Дж. Р. Зауэр, Б. Скольник, Д. Спир, Д. Стэнвелл-Смит, С. Н. Стюарт, А. Саймс, М. Тирни, Т. Д. Тиррелл, Дж .- С. Виэ и Р. Ватсон. 2010. Глобальное биоразнообразие: индикаторы недавнего снижения. Наука 328 (5982): 1164-1168. http://dx.doi.org/10.1126/science.1187512

Кэмпбелл, Б. М. С. 2010. Природа как исторический главный герой: окружающая среда и общество в доиндустриальной Англии. Обзор экономической истории 63 (2): 281-314. http: // dx.doi.org/10.1111/j.1468-0289.2009.00492.x

Кэри К., Н. Дадли и С. Столтон. 2000. Расточительный рай? . WWF International, Гланд, Швейцария.

Карпентер, С. Р., Ф. Уэстли и М. Г. Тернер. 2005. Суррогаты устойчивости социально-экологических систем. Экосистемы 8: 941-944. http://dx.doi.org/10.1007/s10021-005-0170-y

Чейп С., Дж. Харрисон, М. Сполдинг и И. Лысенко. 2005. Измерение протяженности и эффективности охраняемых территорий как индикатора достижения глобальных целей в области биоразнообразия. Философские труды Королевского общества B 360: 443-455. http://dx.doi.org/10.1098/rstb.2004.1592

Craigie, I. D., J. E. M. Baillie, A. Balmford, C. Carbone, B. Collen, R. E. Green и J. M. Hutton. 2010. В охраняемых районах Африки сокращается популяция крупных млекопитающих. Биологический заповедник 143: 2221-2228. http://dx.doi.org/10.1016/j.biocon.2010.06.007

ДеФрис Р., А. Хансен, А. К. Ньютон и М. К. Хансен. 2005. Усиление изоляции охраняемых территорий в тропических лесах за последние двадцать лет. Экологические приложения 15: 19-26. http://dx.doi.org/10.1890/03-5258

Эстес, Р. Д., Дж. Л. Этвуд и А. Б. Эстес. 2006. Тенденции к снижению популяций копытных в кратере Нгоронгоро в 1986–2005 годах: проблемы сохранения и необходимость экологических исследований. Биологическая консервация 131: 106-120. http://dx.doi.org/10.1016/j.biocon.2006.02.009

Монтажник, Р.С.Р. 1959. Ковчег среди нас . Коллинз, Лондон, Великобритания.

Folke, C. 2006. Устойчивость: появление перспективы для анализа социально-экологических систем. Глобальное изменение окружающей среды 16: 253-267. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2006.04.002

Гастон, К. Дж., С. Ф. Джексон, Л. Канту-Салазар и Г. Крус-Пиньон. 2008. Экологические показатели охраняемых территорий. Ежегодный обзор экологии, эволюции и систематики 39: 93–113. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.ecolsys.39.110707.173529

Гундерсон, Л. 2000. Экологическая устойчивость - теория и применение. Ежегодный обзор экологии и систематики 31: 425-439.http://dx.doi.org/10.1146/annurev.ecolsys.31.1.425

Гундерсон, Л. Х. и К. С. Холлинг, редакторы. 2002. Панархия: понимание трансформаций в человеческих и природных системах. Island Press, Вашингтон, округ Колумбия, США.

Гундерсон, Л. Х., К. С. Холлинг и С. С. Лайт, редакторы. 1995. Барьеры и мосты на пути обновления экосистем и институтов . Издательство Колумбийского университета, Нью-Йорк, Нью-Йорк, США.

Хан, Т., Л. Шульц, К. Фольке и П.Ольссон. 2008. Социальные сети как источники устойчивости социально-экологических систем. Страницы 119-148 в Г. Норберг и Г. С. Камминг, редакторы. Теория сложности для устойчивого будущего . Издательство Колумбийского университета, Нью-Йорк, США.

Хокингс, М., С. Столтон, Ф. Леверингтон, Н. Дадли и Дж. Курро. 2006. Оценка эффективности: основа для оценки эффективности управления охраняемыми территориями. Издание второе. Международный союз охраны природы (МСОП), Гланд, Швейцария, и Кембридж, Великобритания.http://dx.doi.org/10.2305/IUCN.CH.2006.PAG.14.en

Холлинг, К. С. 1973. Устойчивость и стабильность экологических систем. Ежегодный обзор экологии и систематики 4: 1-23. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.es.04.110173.000245

Кенчингтон, Ф. Э. 1944. Нью-Форест простолюдинов . Хатчинсон и компания, Лондон, Великобритания.

Лю Дж., Т. Дитц, С. Р. Карпентер, М. Альберти, К. Фолке, Э. Моран, А. Н. Пелл, П. Дедман, Т. Кратц, Дж. Любченко, Э. Остром, З.Оуян, В. Провенчер, К. Л. Редман, С. Х. Шнайдер и В. В. Тейлор. 2007. Сложность взаимосвязанных систем человека и природы. Наука 317: 1513-1516. http://dx.doi.org/10.1126/science.1144004

Локвуд, М., Г. Л. Уорбойз и А. Котари, редакторы. 2006. Управление охраняемыми территориями. Глобальный гид. Earthscan, Лондон, Великобритания.

Лавгроув, Р. 2007. Тихие поля. Длительный упадок дикой природы нации. Oxford University Press, Оксфорд, Великобритания.

Марголуис, Р., К. Марголуис, К. Брэндон и Н. Салафски. 2000. В хорошей компании: эффективные союзы для сохранения. Программа поддержки биоразнообразия, Вашингтон, округ Колумбия, США.

Нагендра, Х. 2008. Работают ли парки? Влияние охраняемых территорий на расчистку земного покрова. Ambio 37: 330-337. http://dx.doi.org/10.1579/06-R-184.1

Natural England. 2010. Утраченная жизнь: исчезнувшие и находящиеся под угрозой исчезновения виды в Англии . Естественная Англия, Питерборо, Великобритания.

Нотон-Тревес, Л., М. Холланд и К. Брэндон. 2005. Роль охраняемых территорий в сохранении биоразнообразия и поддержании средств к существованию местного населения. Ежегодный обзор окружающей среды и ресурсов 30: 219-252. http://dx.doi.org/10.1146/annurev.energy.30.050504.164507

Ньюмарк, В. Д. 1995. Исчезновение популяций млекопитающих в национальных парках Западной Америки. Биология сохранения 9: 512-526. http://dx.doi.org/10.1046/j.1523-1739.1995.012.x

Ньютон, А. К., редактор. 2010 а . Биоразнообразие Нью-Фореста . Рыбы, Ньюбери, Хэмпшир, Великобритания.

Ньютон А.С. 2010 b . Синтез: состояние и тенденции биоразнообразия в Нью-Форест. Страницы 218-228 в А. К. Ньютон, редактор. Биоразнообразие Нью-Фореста . Рыбы, Ньюбери, Хэмпшир, Великобритания.

Ньютон, А. К., Э. Кантарелло, Г. Майерс, С. Дуглас и Н. Техедор. 2010. Состояние и динамика лесных массивов Нью-Фореста. Страницы 132-147 в А. К. Ньютон, редактор. Биоразнообразие Нью-Фореста . Рыбы, Ньюбери, Хэмпшир, Великобритания.

Норберг Дж., Дж. Уилсон, Б. Уокер и Э. Остром. 2008. Разнообразие и устойчивость социально-экологических систем. Страницы 46-79 в Г. Норберг и Г. С. Камминг, редакторы. Теория сложности для устойчивого будущего . Издательство Колумбийского университета, Нью-Йорк, США.

Normile, D. 2010. Саммит ООН по биоразнообразию принес долгожданный и неожиданный прогресс. Наука 330: 742-743.http://dx.doi.org/10.1126/science.330.6005.742

Оутс, М. Р. 1996. Гибель бабочек в Нью-Форест. Британская дикая природа 7 (4): 205-216.

Паркс, С. А. и А. Х. Харкорт. 2002. Размер заповедника, местная плотность населения и исчезновение млекопитающих в охраняемых территориях США. Биология сохранения 16 (3): 800-808. http://dx.doi.org/10.1046/j.1523-1739.2002.00288.x

Пасмор, А. Х. 1977 г. Вердереры Нью-Фореста: история Нью-Фореста 1877-1977 гг. .Пионер, Больё, Великобритания.

Петеркен, Г. Ф., и К. Р. Таббс. 1965. Восстановление лесов в Нью-Форест, Хэмпшир, с 1650 года. Журнал прикладной экологии 2 (1): 159-170. http://dx.doi.org/10.2307/2401702

Филлипс, А. 2003. Перевернуть идеи с ног на голову - новая парадигма для охраняемых территорий. Форум Джорджа Райта 20 (2): 8-32.

Путман Р. Дж. 1986. Выпас в экосистемах умеренного пояса. Крупные травоядные животные и экология Нью-Фореста .Крум Хелм, Лондон, Великобритания, и Сидней, Австралия.

Рэнд М. и К. Чаттерс. 2010. Сосудистые растения. Страницы 84-111 в А. К. Ньютон, редактор . Биоразнообразие Нью-Фореста . Рыбы, Ньюбери, Хэмпшир, Великобритания.

Родригес, ASL, SJ Andelman, MI Bakarr, L. Boitani, TM Brooks, RM Cowling, LDC Fishpool, GAB Fonseca, KJ Gaston, M. Hoffmann, JS Long, PA Marquet, JD Pilgrim, RL Pressey, J. Schipper , В. Сечрест, С.Н. Стюарт, Л.Г. Андерхилл, Р. В. Уоллер, М. Е. Дж. Уоттс и X. Ян. 2004. Эффективность глобальной сети охраняемых территорий в представлении разнообразия видов. Природа 428: 640-643. http://dx.doi.org/10.1038/nature02422

Сабатье, П. А. 1998. Структура правозащитной коалиции: пересмотры и актуальность для Европы. Журнал европейской государственной политики 5: 98-130.

Салафски Н., Р. Марголуис, К. Редфорд и Дж. Робинсон. 2002. Улучшение практики сохранения: концептуальная основа и программа исследований для науки о сохранении. Биология сохранения 16: 1469-1479. http://dx.doi.org/10.1046/j.1523-1739.2002.01232.x

Шорт, C. 2008. Традиционные общины Англии и Уэльса в двадцать первом веке: ответы на новые и старые вызовы. Международный журнал общин 2 (2): 192-221. URL: http://www.thecommonsjournal.org/index.php/ijc/article/viewArticle/47/41. По состоянию на 17.06.2010 г.

Смолл Д. и Г. М. Хаггетт. 1972. Изучение изменений широколиственных лесов и естественного возобновления широколиственных лесов в древних и декоративных лесах с 1867-1963 гг. Нью-Форест, План управления Комиссией по лесному хозяйству на 1972–1981 годы, Приложение D. Комиссия по лесному хозяйству, Линдхерст, Великобритания.

Смит Б. и Дж. Вандел. 2006. Адаптация, адаптивная способность и уязвимость. Глобальное изменение окружающей среды 16 (3): 282-292. http://dx.doi.org/10.1016/j.gloenvcha.2006.03.008

Smith, J., and L. Burke. 2010. Управление землями Короны Нью-Фореста. Страницы 212-217 в А. К. Ньютон, редактор. Биоразнообразие Нью-Фореста .Рыбы, Ньюбери, Хэмпшир, Великобритания.

Снук, А. М. 1998. Птицы Нью-Фореста. Путеводитель . Книги Центуриона, Фордингбридж, Хантс, Великобритания.

Стэгг, Д. Дж. 1992. Лесоводство в Нью-Форест с 1850 по 1877 год. Протоколы археологического общества Хэмпширского полевого клуба 48: 143-59.

Sutherland, W. J. 2000. The Conservation Handbook. Исследования, управление и политика . Blackwell Science, Оксфорд. СОЕДИНЕННОЕ КОРОЛЕВСТВО. http://dx.doi.org/10.1002/9780470999356

Таббс, К. Р. 1968. Нью-Форест: экологическая история . Дэвид и Чарльз, Ньютон Эббот, Великобритания.

Таббс, К. Р. 2001. Нью-Форест. История, экология и охрана . Фонд девятого столетия Нью-Фореста, Линдхерст, Великобритания.

Парламент Великобритании. 2010. Законопроект об общественных органах. [онлайн] URL: http://www.publications.par Parliament.uk/pa/ld201011/ldbills/025/11025.i-ii.html

Вера, Ф. В. М. 2000. Экология пастбищ и история лесов .CABI, Уоллингфорд, Оксфорд, Великобритания. http://dx.doi.org/10.1079/9780851994420.0000

Уокер, Б., С. Карпентер, Дж. Андерис, Н. Абель, Г. Камминг, М. Янссен, Л. Лебель, Дж. Норберг, Г. Д. Петерсон , и Р. Причард. 2002. Управление устойчивостью в социально-экологических системах: рабочая гипотеза для коллективного подхода. Экология сохранения 6 (1): 14. [онлайн] URL: http://www.consecol.org/vol6/iss1/art14

Уокер, Б. Х., Л. Х. Гандерсон, А. П. Кинциг, К. Фолке, С. Р. Карпентер и Л.Шульц. 2006. Несколько эвристик и некоторые предложения для понимания устойчивости социально-экологических систем. Экология и общество 11 (1): 13. [онлайн] URL: http://www.ecologyandsociety.org/vol11/iss1/art13/

Yalden, D. 1999. История британских млекопитающих . T. & A. D. Poyser, Лондон, Великобритания.

Адрес корреспондента:
Адриан К. Ньютон
Школа прикладных наук
Борнмутский университет
Папоротник Барроу
Пул, Дорсет
Bh22 5BB
UK
anewton @ bournemouth.ac.uk

Незаконный рыбный промысел и соблюдение нормативных требований в морских охраняемых районах: ситуационный подход | Криминалистика

  • Адвани С., Рикс Л., Ахерн Д., Алвани М. и Бейли Д. (2015). Удаленность от рыбацкого поселения объясняет обилие рыбы в запретной зоне слабым соблюдением требований. PLoS ONE, 10 , E0126098

    Артикул Google ученый

  • Андресен, М. А., Линнинг, С.Дж. И Маллесон Н. (2017). Преступность в местах и ​​пространственной концентрации: исследование пространственной стабильности преступлений против собственности в Ванкувере, Британская Колумбия, 2003–2013 гг. Journal of Quantitative Criminology, 33 (2), 255–275

    Статья Google ученый

  • Ариас, А., Пресси, Р., Джонс, Р., Альварес-Ромеро, Дж., И Синнер, Дж. (2016). Оптимизация правоприменения и соблюдения в морских охраняемых районах: пример из Кокосового острова, Коста-Рика. Oryx, 50 (1), 18–26

    Артикул Google ученый

  • Барбет-Массин, М., Джиге, Ф., Альберт, К. Х., и Туиллер, В. (2012). Выбор псевдо-отсутствия для моделей распространения видов: как, где и сколько? Методы эволюции экологии, 3 , 327–338. https://doi.org/10.1111/j.2041-210X.2011.00172.x

    Статья Google ученый

  • Бергсет, Б.Дж., Уильямсон, Д. Х., Расс, Г. Р., Саттон, С. Г., и Синнер, Дж. Э. (2017). Социально-экологический подход к оценке и борьбе с браконьерством со стороны рыболовов-любителей. Frontiers in Ecology Environment, 15 (2), 67–73

    Статья Google ученый

  • Бернаско В. и Блок Р. (2009). Где преступники выбирают нападение: дискретная модель ограблений в Чикаго. Криминология, 47 (1), 93–130

    Статья Google ученый

  • Брантингем, П.Л. и Брантингем П. Дж. (1993). Окружающая среда, распорядок и ситуация: к шаблонной теории преступности. Успехи в криминологической теории, 5 (2), 259–294

    Google ученый

  • Cerasoli, F., Iannella, M., D’Alessandro, P., & Biondi, M. (2017). Сравнение методов создания псевдоотсутствия в моделях деревьев усиленной регрессии в целях сохранения: тематическое исследование земноводных в охраняемой зоне. PLoS ONE, 12 , e0187589

    Артикул Google ученый

  • Кларк Р. В. (2017). Ситуационная профилактика преступности. В Р. Уортли и М. Таунсли (ред.), Экологическая криминология и анализ преступности. Криминалистическая серия. Тейлор и Фрэнсис.

    Google ученый

  • Коэн Л. Э. и Фелсон М. (1979). Социальные изменения и тенденции уровня преступности: повседневный подход к деятельности. American Sociological Review, 44 (4), 588–608

    Статья Google ученый

  • Корниш Д. Б. и Кларк Р. В. (1987). Понимание вытеснения преступности: применение теории рационального выбора. Криминология, 25 (4), 933–948

    Статья Google ученый

  • Коуэн, Д., Бертон, К. М., Морето, В., и Ноблз, М.(2020). Применение теории закономерностей преступности и моделирования местности риска для изучения экологических преступлений в Камбодже. Журнал современного уголовного правосудия . https://doi.org/10.1177/1043986220923467

    Статья Google ученый

  • Кричлоу, Р., Пламптре, А. Дж., Дрициру, М., Руциба, А., Стокс, Э. Дж., Тумвесиги, К., Ваньяма, Ф., и Бил, К. М. (2015). Пространственно-временные тенденции незаконной деятельности на основе данных, собранных рейнджерами в национальном парке Уганды. Conservation Biology, 29 (5), 1458–1470

    Статья Google ученый

  • Дэвис, Т. Р., и Харасти, Д. (2020). Прогнозное моделирование незаконного промысла на закрытых морских охраняемых территориях. Управление рыболовством и экология, 27 (3), 292–301

    Статья Google ученый

  • Элит, Дж., Литвик, Дж. Р., & Хасти, Т. (2008). Рабочее руководство по усиленным деревьям регрессии. Journal of Animal Ecology, 77 , 802–813

    Статья Google ученый

  • Фелсон, М., и Кларк, Р. В. (1998). Возможность делает вора. Серия исследований полиции, бумага , 98 : 1–36.

  • GBRMPA (Управление морского парка Большого Барьерного рифа). (2019). Обзор Большого Барьерного рифа за 2019 г.Администрация морского парка Большого Барьерного рифа. Получено с http://hdl.handle.net/11017/3474

  • GBRMPA (Управление морского парка Большого Барьерного рифа). (2021 г.). Совместная программа управления месторождениями Reef: Годовой отчет за 2019–2020 гг. Управление морского парка Большого Барьерного рифа. Получено с http://hdl.handle.net/11017/3682.

  • Хилборн, Р. А., Арсез, П., Борнер, М., Хэндо, Дж., Хопкрафт, Г., Лойбуки, М., Мдума, С., и Синклер, А. Р. (2006). Эффективное правоприменение в заповедной зоне. Science, 314 (5803), 1266

    Статья Google ученый

  • Хилл, Дж. Ф. (2015). Взгляд системного мышления на мотивы и механизмы, которые приводят к браконьерству на диких животных. В Р. А. Соллунд (ред.), Зеленый вред и преступления. Критические криминологические перспективы. (стр. 189–219). Пэлгрейв Макмиллан.

    Глава Google ученый

  • Калер, Дж.С., и Гор, М. Л. (2012). Помимо кастрюли и карманной книжки: факторы, влияющие на несоблюдение правил охоты на диких животных. Международный журнал сравнительного и прикладного уголовного правосудия, 36 (2), 103–120

    Статья Google ученый

  • Курланд Дж., Пирес С. и Мартич Н. (2018). Пространственная картина браконьерства на кап красного дерева и последствия для предотвращения. Лесная политика и экономика, 94 , 46–54

    Статья Google ученый

  • Киандо, М., Иканда, Д., & Роскафт, Э. (2017). Горячие точки браконьерства слонов в охотничьем заповеднике Восточный Селус, Танзания. Африканский журнал экологии, 55 (3), 365–371

    Статья Google ученый

  • Lemieux, A. (Ed.). (2014). Ситуационная профилактика браконьерства . Рутледж.

    Google ученый

  • Линки, М., Мученик, Д. Дж., Harihar, A., Risdianto, D., Nugraha, R.T., Maryati, N., et al. (2015). Охрана суматранских тигров: оценка эффективности патрулей правоохранительных органов и местных сетей информаторов. Журнал прикладной экологии, 52 (4), 851–860

    Статья Google ученый

  • Линч, М., Дж. (1990). Экологизация криминологии: перспектива на 1990-е годы. Критический криминолог 2 (3): 3–4, 11–12.

  • Майнги, Дж., Мукека, Дж., Кьяле, Д., и Муасья, Р. (2012). Пространственно-временные закономерности браконьерства на слонов на юго-востоке Кении. Wildlife Research, 39 (3), 234–249

    Статья Google ученый

  • Мартин, Э., Мартин, К., и Винь, Л. (2013). Успешное сокращение браконьерства на носорогов в Непале. Толстокожий, 54 , 66–73

    Google ученый

  • Морето, W.Д. (Ред.). (2018). Преступление против дикой природы: от теории к практике . Издательство Темплского университета.

    Google ученый

  • Морето, В. Д. и Лемье, А. М. (2015). Браконьерство в Уганде: перспективы рейнджеров правоохранительных органов. Девиантное поведение, 36 (11), 853–873

    Статья Google ученый

  • Морето, В. Д., и Пирес, С. Ф. (2018). Преступления против дикой природы: перспективы экологической криминологии и криминалистики . Каролина Академик Пресс.

    Google ученый

  • Nellemann, C. Henriksen, R., Pravettoni, R., Stewart, D., Kotsovou, M., Schlingemann, M.A.J, Shaw, M. & Reitano, T. (ред.). (2018). Мировой атлас незаконных потоков. Оценка RHIPTO-INTERPOL-GI. RHIPTO Норвежский центр глобального анализа, Интерпол и Глобальная инициатива против транснациональной организованной преступности.https://www.rhipto.org. https://www.interpol.int.

  • Нильсен М. Р. и Мейлби Х. (2013). Детерминанты соблюдения правил охоты в рамках Совместного управления лесами в Танзании. Южноафриканский журнал исследований дикой природы, 43 (2), 120–137

    Статья Google ученый

  • Ньиренда, В. Р., и Чомба, К. (2012). Эффективность пешего патрулирования в национальном парке Кафуэ, Замбия. Журнал экологии и окружающей среды, 4 (6), 163–172

    Google ученый

  • Огого А., Асук С. и Икпеме Р. (2014). Оценка программы борьбы с браконьерством в Национальном парке через реку Окванго, Нигерия, с 2002 по 2013 год. Открытый журнал лесного хозяйства, 4 , 507–511

    Статья Google ученый

  • Оянедель, Р., Гельчич, С., & Милнер-Гулланд, Э. Дж. (2020). Мотивы для (несоблюдения) соблюдения правил сохранения маломасштабными пользователями ресурсов. Письма о сохранении . https://doi.org/10.1111/conl.12725

    Статья Google ученый

  • Петросян Г.А. (2018). Микропространственный анализ возможностей ННН-промысла в 23 странах Западной Африки. Biological Conservation, 225 , 31–41

    Статья Google ученый

  • Петросян, Г.(2019). Последнее плавание рыбы: глобальное преступление в виде незаконного рыболовства . Praeger.

    Google ученый

  • Пламптре, А. Дж., Фуллер, Р. А., Рветсиба, А., Ваньяма, Ф., Куджираквинья, Д., Дрициру, М., Нангендо, Г., Уотсон, Дж. Э., и Поссингем, Х. П. (2014). Эффективное использование ресурсов для предотвращения незаконной деятельности на охраняемых территориях. Журнал прикладной экологии, 51 (3), 714–725

    Статья Google ученый

  • Рэтклифф, Дж., & Ренгерт, Г. (2008). Практически повторяющиеся образцы в съемках в Филадельфии. Security Journal, 21 (1–2), 58–76

    Статья Google ученый

  • Ренгерт, Г. Ф., Пикеро, А. Р., и Джонс, П. Р. (1999). Пересмотрено затухание расстояния. Криминология, 37 , 427–446

    Статья Google ученый

  • Шерман, Л.У., Гартин П. Р. и Бюргер М. Э. (1989). Горячие точки хищнической преступности: повседневная деятельность и криминология места. Криминология, 27 (1), 27–56

    Статья Google ученый

  • Steenbeek, W., & Weisburd, D. (2015). Где действие находится в преступлении? Исследование изменчивости преступности в разных территориальных единицах в Гааге, 2001–2009 гг. Journal of Quantative Criminology, 32 , 449–469

    Статья Google ученый

  • Thiault, L., Уикерс, Д., Кёрнок, М., Маршал, Н., Перт, П. Л., Биден, Р., Дайер, М., и Клодет, Дж. (2019). Прогнозирование риска браконьерства в охраняемых морских районах для повышения эффективности патрулирования. Журнал экологического менеджмента . https://doi.org/10.1016/j.jenvman.2019.109808

    Статья Google ученый

  • Таунсли М., Гомель Р. и Чейзелинг Дж. (2000). Повторная виктимизация со взломом: пространственные и временные модели. Австралийский и новозеландский журнал криминологии, 33 (1), 37–63

    Статья Google ученый

  • Уикерс, Д., Мазеролле, Л., и Захноу, Р. (2020). Пространственно-временные закономерности риска браконьерства: использование гипотезы о почти повторении для информирования о соблюдении требований в морских охраняемых районах. Biological Conservation, 248 , 108652

    Статья Google ученый

  • Уикерс, Д.П., и Захнов Р. (2019). Рискованные объекты: анализ незаконного любительского рыболовства в Морском парке Большого Барьерного рифа, Австралия. Австралийский и новозеландский журнал криминологии, 52 (3), 368–389

    Статья Google ученый

  • Уикерс, Д. П., Захнов, Р., и Мазеролле, Л. (2019). Криминология сохранения: Моделирование выбора целей преступников для незаконного рыболовства в морских охраняемых районах. Британский журнал криминологии, 59 (6), 1455–1477

    Статья Google ученый

  • Вайсбурд Д. (2015). Закон концентрации преступности и криминология места. Криминология, 53 (2), 133–157

    Статья Google ученый

  • Видмер В. М. и Андервуд А. Дж. (2004). Факторы, влияющие на движение и схемы стоянки прогулочных лодок в Сиднейская гавань, Австралия.Ландшафт и городское планирование, 66 (3), 173–183

  • Уильямсон, Д., Чеккарелли, Д., Эванс, Р., Хилл, Дж., И Расс, Г. (2014). Брошенная леска является полезным показателем для оценки уровней несоблюдения запретных морских заповедников. PLoS ONE, 9 , E114395

    Артикул Google ученый

  • Wortley, R., & Townsley, M. (Eds.). (2017). Экологическая криминология и анализ преступности .(стр. 142–161). Рутледж.

    Google ученый

  • Изучение сохранения - Взаимодействие развития для информирования планирования

    Abstract

    Охраняемые территории являются ведущей политикой сохранения лесов для достижения целей и экологических услуг, и они могут фигурировать в климатической политике, если страны с тропическими лесами полагаются на знакомые инструменты. Для бразильской Legal Amazon мы оцениваем среднее воздействие защиты на вырубку лесов и показываем, как воздействие на леса охраняемых территорий существенно зависит от давления развития.Мы используем сопоставление, т. Е. Сравнения, которые являются яблоками с яблоками в наблюдаемых характеристиках земель, чтобы учесть тот факт, что охраняемые территории (ООПТ), как правило, располагаются на землях, испытывающих меньшую нагрузку. Поправка на эту систематическую ошибку местоположения снижает наши оценки воздействия на леса ООПТ примерно наполовину. Кроме того, это выявляет значительные различия в воздействии ООПТ по параметрам, связанным с развитием: например, ООПТ, расположенные ближе к дорогам, и ООПТ, расположенные ближе к городам, оказывают более сильное воздействие. У специалистов по планированию есть несколько целей по сохранению и развитию, и их ограничивают затраты, но все же планирование природоохранных мероприятий должно отражать то, что наши результаты говорят о будущих воздействиях ООПТ.

    Введение

    «Работают» ли охраняемые территории? Ежегодно миллиарды тратятся на десятки тысяч охраняемых территорий [1,2,3], однако точная оценка их воздействия на обезлесение отсутствует в большей части литературы. В одной обширной литературе (например, [4,5,6,7,8,9,10,11,12,13]) рассматривается «оптимальное» расположение заповедника, фокусируясь на присутствии видов, игнорируя вариации в базовых давлениях очистки, которые определяют, как значительно увеличивается среда обитания за счет хорошо укрепленной охраняемой территории (ООПТ).Мы подчеркиваем, что, в зависимости от исходных условий, девственный лес на ОТ может не указывать на воздействие: если бы этот лес оставался нетронутым без какой-либо политики, ОТ не имел бы никакого значения.

    Таким образом, мы не можем предполагать значительного воздействия на лес, поскольку воздействие будет сильно варьироваться в зависимости от ландшафта. Мы показываем это для одной из самых важных границ активной природоохранной деятельности - бразильской Амазонки.

    Возрастает важность понимания условий, в которых оказывают воздействие PA.Усилия по смягчению последствий изменения климата увеличили внимание, уделяемое выбросам от обезлесения, в то время как защита, мотивированная сохранением видов, будет продолжаться (например, Рабочая программа Конвенции о биологическом разнообразии по охраняемым территориям (www.cbd.int/protected/targets.shtml ссылается на «2010 год») цели ») предполагает значительные выгоды от дополнительного расширения охраняемых территорий). Глобальная политика может вознаграждать страны за снижение выбросов углерода ниже согласованного базового уровня, однако любой покупатель углерода должен требовать достоверных доказательств того, что выбросы от лесов действительно сократились.Таким образом, хотя новые инвестиции в охраняемые районы могут быть вызваны растущим углеродным рынком, результаты, которые могут быть получены в результате таких инвестиций, вероятно, будут изучены относительно внимательно, и отсутствие убедительных доказательств воздействия может быть основанием для игнорирования тропических лесов как потенциального источника. сокращения выбросов. Это снизило бы финансирование охраны лесов.

    Наше исследование бразильской Амазонки основано на предшествующей работе по другим странам, например, для Коста-Рики, [14] для среднего воздействия PA и [15], отмечая также [16,17] на глобальных моделях.Заглядывая в будущее, можно сказать, что Амазонка - это крупнейшая в мире оставшаяся лесная граница. Судьба большей части лесов Амазонки еще предстоит определить, и уже были приложены значительные усилия для их развития и сохранения. В бразильской Амазонии были созданы обширные охраняемые территории и земли коренных народов, в том числе, в частности, в периоды времени (конец 1990-х, начало 2000-х годов), предшествовавшие периодам обезлесения, которые мы изучаем здесь (2000–2004, 2004–2008). Таким образом, это важный случай для изучения.

    Мы распространяем ограниченную предшествующую литературу о воздействии ООПТ на всю бразильскую Амазонку (многие люди изучают сохранение местной Амазонки, например, [18,19]). Ведущий анализ [20] касается воздействий на обезлесение в 1997–2000 и 2000–2008 годах, с использованием других методов и результатов, отличных от наших. Их внимание сосредоточено на среднем воздействии по типам PA. Результаты указывают на подавление обезлесения тремя из четырех основных типов охраняемых территорий (в то время как [21] добавляет комментарий, что для данного уровня базового давления обезлесения, которое, как мы показываем, определяет воздействия, охраняемые территории с более строгим соблюдением требований создают более сильные воздействия).Наше внимание сосредоточено на вариациях в пространстве воздействия ОТ, основанных на вариациях по ландшафту в базовом давлении обезлесения, которое блокируют ООПТ. Мы используем сопоставление оценок предрасположенности (отмеченное, но не используемое в [20]) для прозрачного документирования роли в пределах воздействия , когда PA расположены в пределах границы Амазонки . Мы показываем, что очень важно исправить смещение PA в сторону более низкого давления. Кроме того, разделив наши образцы по уровням давления, мы показываем, что сохранение может быть нацелено на усиление воздействия PA.

    Другой аналитический выбор отражает выводы из работы [22], в которой анализируются различные меры, помимо защиты, предпринятые для снижения темпов обезлесения в бразильской Амазонии (например, изменения в лесном кодексе, усиление правоприменения, создание федерального черного списка и местные реакции). То, что некоторые действия начинаются в 2004 году, что является истинным поворотным моментом в последовательности темпов обезлесения Амазонки, объясняет, почему мы разделили вырубку 2000–2008 годов на два периода: 2000–2004 и 2004–2008 годы. Кроме того, поскольку изменение регионального «режима обезлесения» может включать изменение «режима сохранения», мы рассматриваем ООПТ, созданные в период 2000–2004 годов, отдельно от ООПТ, созданных до 2000 года.

    Чтобы сделать вывод о воздействии на охраняемые территории, представляющих интерес, нам необходимо использовать результаты по лесам для незащищенных территорий, чтобы оценить исходный уровень ООПТ, то есть, что произошло бы с охраняемыми лесами, если бы они не были защищены. Многие предыдущие исходные условия были основаны на обезлесении на всех незащищенных землях или рядом с ООПТ (см., Например, [23,24] и обзор литературы в [25]), что не позволяет произвести аналогичные контрольные или сравнительные наблюдения, если расположение ООПТ является необъективным. (см., например, [26,27,28] и, в целом, [16] касается того, как очерчены участки PA, но также и возможной утечки).ООПТ могут быть на участках с высоким давлением, если планировщики нацелены на максимальное воздействие [29]. Они могли бы оказаться на землях с более низким давлением, если бы планировщики постарались избежать каких-либо высоких затрат (финансовых или политических) на создание ООПТ. Цены на землю и протесты против ООПТ могут вырасти с ростом прибыли от земельных участков. В среднем в мире, хотя и за исключениями, ООПТ попадают в районы с низким давлением [16].

    Чтобы четко выделить и решить эту проблему, мы используем методы сопоставления для оценки среднего воздействия обезлесения ОТ в период 2000–2004 и 2004–2008 годов, а также того, насколько достоверно различается воздействие в разных частях ООПТ, расположенных в разных частях. границы.Мы обнаружили, что в обоих периодах ООПТ значительно снижают вырубку лесов в пределах своих границ, хотя и в меньшей степени во второй период, когда влияние других политик уже снижает уровень вырубки. Далее мы показываем, что при оценке воздействия важно искать похожие контрольные точки. Поскольку ООПТ явно смещены в сторону земель, которым угрожает меньшая угроза расчистки, как мы документируем, наши совпадающие оценки воздействия ООПТ примерно вдвое меньше, чем самые простые оценки. При усреднении по периодам мы находим сокращение обезлесения в пределах ООПТ примерно на 2%, в то время как при простейшем подходе к оценке, игнорирующем характеристики земель, можно было бы предположить примерно ~ 4%.

    Тем не менее, чтобы обосновать выбор политики, мы хотим выйти за рамки среднего воздействия на вариации воздействия , поскольку часто планировщики природоохранных органов могут захотеть отреагировать на информацию о том, где воздействие ООПТ выше. Однако, учитывая затраты и выгоды, ожидаемое снижение темпов обезлесения должно быть как минимум в два раза выше, поскольку некоторые потенциальные места нахождения ООПТ могут иметь решающее значение при выборе площадки.

    Таким образом, далее мы разбиваем охраняемые территории на подмножества, используя размеры ландшафта, которые могут иметь значение для темпов обезлесения: расстояние до ближайшей дороги; расстояние до города; осадки; плодородие почвы; и наклон - все эти факторы, как было показано, имеют значение для воздействия PA.Для каждого измерения мы оцениваем воздействие для подмножеств PA, которые, как мы подозреваем, сталкиваются с более высоким давлением, например, ближе к ближайшей дороге, а также для подмножеств PA, которые, как мы подозреваем, сталкиваются с более низким давлением, например, дальше от ближайшей дороги. Таким образом, мы разделили нашу выборку, используя ожидаемые уровни давления, и эти разбивки показывают, что влияние защиты в значительной степени варьируется в зависимости от ландшафта. Например, используя элементы управления для сопоставления, как мы это делали при оценке среднего воздействия PA, мы обнаруживаем, что влияние PA ближе к дорогам почти вдвое больше, чем у PA дальше от дорог.Кроме того, влияние ООПТ, расположенных ближе к городам, более чем в три раза превышает воздействие ООПТ, расположенных дальше от любого города. Аналогичным образом, но с использованием естественных особенностей ландшафта, воздействие на обезлесение в 2004–2008 годах более чем в два раза выше для ООПТ на почвах с высоким плодородием по сравнению с почвами с низким плодородием. Наконец, четким показателем пространственно меняющегося режима обезлесения является разделение на восток и запад. Это суммирует различия, такие как только что обсужденные, чтобы показать гораздо более сильное воздействие ПА на востоке.

    Остальная часть статьи проходит следующим образом.В разделе 2 содержится информация о выборе землепользования и оценка воздействия защиты на землепользование и земельный покров. Раздел 3 описывает данные и наш подход к сопоставлению. Затем в разделе 4 представлены наши результаты и, наконец, в разделе 5 завершается.

    Воздействие защиты: теория и литература

    2.1 Влияние землепользования на воздействие на PA

    представляет собой простую, но полезную основу для рассмотрения воздействия на леса охраняемых территорий. Рентабельность производства, такого как сельское хозяйство, создает альтернативные издержки сохранения земли в лесу.В России лесные земли упорядочиваются в соответствии с этой частной арендной платой, при этом прибыль растет вправо. Если чистая частная арендная плата больше нуля, земля будет обезлесена при отсутствии защиты. Однако там, где чистая частная рента от расчистки и производства является отрицательной, земля остается в лесу даже без ОТ. Таким образом, в отсутствие охраняемых территорий вырубка лесов будет происходить только выше x N дюймов.

    Выбор прибыльности и частного землепользования.

    Другими словами, защита может снизить клиринг только в пределах интервала выше x N .Таким образом, воздействие на лес охраняемого района зависит от того, какая часть его земли находится в этом интервале. Если эта «доля, находящаяся под угрозой» равна 1, каждый защищенный участок представляет собой предотвращение обезлесения. Мы оценим, какая часть охраняемых земель была бы обезлесена, если бы не защищена, используя темпы обезлесения на незащищенных участках, наиболее похожих на участки на охраняемых территориях. Если большая часть аналогичных земель была обезлесена, мы оценим большее воздействие от ООПТ.

    Принимая во внимание некоторые проблемы оценки, которые здесь очевидны, а также учитываются путем сопоставления, мы отмечаем, что если все земли и только земли, превышающие x N , были размещены в пределах ООПТ, то невозможно найти незащищенные места просто как защищенные сайты, кроме как в статусе PA.В этом случае мы недооценили бы воздействие PA на нуле, исследуя незащищенные места. То же самое было бы, если бы вся земля и только земля ниже x N была помещена в ООПТ, хотя в этом случае мы бы переоценили воздействие ООПТ на единицу, исследуя незащищенные. Таким образом, совершенно ясно, что точность оценки воздействия зависит от сопоставления, то есть от того или иного сравнения защищенных участков с аналогичными незащищенными участками.

    2.2 Оценка воздействия на ООПТ (без и с характеристиками земли)

    [25] изучить литературу по оценке охраняемых территорий (отмечая другие обзоры в [30,31,32]).Они подчеркивают препятствия для твердых выводов о воздействии защиты на леса - в свете их более ранней документации [16], что в среднем во всем мире распределение ООПТ по ландшафту стран не «как бы случайное», а, напротив, смещено в отношении обезлесения. способами.

    Воздействие на охраняемые территории было оценено, но методы оценки варьировались. По крайней мере, некоторые неформальные оценки, по-видимому, вообще не включают сравнения, а вместо этого включают только наблюдения, например общие заявления о том, что охраняемые районы Коста-Рики являются успешными, поскольку они по существу полностью засажены деревьями.В этом ключе, но в другом направлении [33], можно предположить, что ООПТ нежизнеспособны в Калимантане из-за значительной вырубки лесов в 1996–2002 гг. Любой из выводов, основанных исключительно на существующем лесу, может оказаться неверным, поскольку истинное воздействие - это разница между нынешним лесом и тем, что произошло бы на охраняемой территории без защиты. Хотя отсутствие такой базовой линии понятно, учитывая, что ее фактически нельзя наблюдать, все же стоит попытаться оценить ее эмпирически. Было испробовано несколько вариантов этого.

    Например, в некоторых прошлых оценках результаты в границах ООПТ сравниваются с результатами во всех незащищенных областях. [34] обсуждает темпы обезлесения для всех незащищенных территорий с 1972 по 2002 гг., Сравнивая ежегодную скорость вырубки незащищенных лесов ~ 2,9% с более низкими ставками в ООПТ. Из таких сравнений возникает соблазн сделать вывод, что защита снизила вырубку лесов, и другие анализы и заявления в этом направлении относятся [35] к эквадорской Амазонке [36] к Сарапики в Коста-Рике и в глобальном масштабе [37].

    Чаще прошлые оценки сравнивали ООПТ с результатами в близлежащих районах. [23] рассмотрели обезлесение в 93 и около 93 ООПТ в 22 тропических странах, используя данные обследований. [38] отметили, что обезлесение внутри заповедника было равно или больше, чем в 3-километровой буферной зоне (расширенной позже Винья и др., 2007). [36] проанализировали вырубку лесов в 1960–1997 гг. На 132 ООПТ и около них, используя прилегающие зоны 0,5, 1,0 и 10,0 км. [39] сравните биосферный заповедник майя на севере Гватемалы с окружающей землей за четыре периода времени.[40] предоставляют подробное исследование национального парка Гунунг-Палунг (GPNP) в сравнении с 10-километровой зоной вокруг парка. Как правило, сравнения с использованием этого подхода выявляют более низкие темпы обезлесения в пределах ООПТ и, таким образом, требуют свидетельств воздействия.

    Однако на ООПТ может быть меньше вырубленных лесов из-за защиты или из-за того, что характеристики их земель не способствуют обезлесению. Если это так, то сама защита может иметь незначительное или нулевое воздействие. В приведенных выше литературных источниках предполагается, что либо все незащищенные земли, либо близлежащие земли подобны ООПТ.Хотя любой из них может быть верным в любом конкретном случае, сопоставление документов явно указывает на разницу в характеристиках земли, если таковая существует, затем выполняется явный поиск земель с аналогичными такими характеристиками.

    Этот метод согласования - который мы применяем здесь - был продемонстрирован в Коста-Рике, ведущей стране в развитии сетей PA. Для обезлесения 1960–1997 годов [14] используйте сопоставление с аналогичными незащищенными точками в более чем 150 ООПТ для контроля продуктивности земель и расстояний от опушек леса, дорог и городов.Сопоставление значительно увеличило сходство каждой ковариаты и дало оценку, что примерно 11% точек PA были бы обезлесены без защиты (этот результат был устойчивым к требованию очень высокого сходства). Это резко контрастирует с оценкой воздействия в 44% по сравнению со всеми незащищенными. Даже по сравнению с близлежащими незащищенными объектами, которые в принципе могут очень сильно помочь, по оценкам, воздействие составляет 38%. [17] демонстрируют, что такие результаты процесса сопоставления - для устранения предвзятости в местоположениях ООПТ в сторону областей, которые сталкиваются с более низким клиринговым давлением - актуальны во всем мире.Для глобальных данных (то есть менее точных данных и меньшего количества элементов управления), как [14], они обнаружили, что средние оценки «от яблок к яблокам» меньше половины оценок от использования всех незащищенных.

    Тем не менее, руководящая политика может потребовать выхода за рамки средних воздействий для выделения различий в воздействии, чтобы политика могла быть нацелена на обстоятельства с более высокими воздействиями. Так, [15] пересмотрели ООПТ Коста-Рики, используя сопоставление для 1986–1997 годов, и обнаружили значительные различия в воздействии. ООПТ в пределах 85 км от Сан-Хосе, крупного мегаполиса, избежали вырубки лесов на 3%, в то время как на более удаленных от Сан-Хосе - только около 1%.По оценкам, на охраняемых территориях в пределах 6 км от национальной дороги удалось избежать обезлесения на 5%, в то время как в более удаленных лесах воздействие ОТ было практически нулевым. Уклон, который в Коста-Рике является хорошим показателем пригодности для ведения сельского хозяйства, был решающим фактором. ООПТ на более плоских участках заблокировали 14% вырубки лесов, но ООПТ на более крутых участках оказали практически нулевое воздействие.

    Однако, хотя Коста-Рика была лидером в области политики, применение такого рода уроков и, в более общем плане, методов не окажет наибольшего влияния в будущем на Коста-Рику.Бразильская Амазонка - это гораздо большая лесная территория (Юридическая Амазонка примерно в 100 раз больше Коста-Рики) и более активная граница вырубки лесов. Хорошая оценка для Amazon имеет решающее значение.

    В этом направлении мы отмечаем, что в дополнение к работе, описанной выше, [41] и [42] обеспечивают более локальное применение сопоставления к PA в Бразильской Амазонии. Оба подчеркивают ключевую роль исходных условий в демонстрации того, что сравнение «яблок с яблоками» может помочь в оценке предполагаемых воздействий на ОТ, когда ООПТ находятся в районах с относительно высокой угрозой очистки.Оба касаются штата Акко. Начиная более локально, [41] рассмотрим добывающий заповедник Чико Мендес, в котором произошла нетривиальная вырубка леса (некоторая вырубка разрешена). Однако это близко к Межокеанскому шоссе - намного больше, чем в среднем по Акко, - и сравнение вырубки лесов в Мендесе с другими местами, находящимися под высоким давлением, показывает влияние ПА. [42] основываются на этом, чтобы сравнить все ООПТ с «устойчивым использованием» в Акко, которые разрешают некоторую очистку на законных основаниях, с более строгими «интегральными» территориями. Последние являются нетронутыми, но поскольку их участки не испытывают особого давления на очистку, первые, по оценкам, избежали дальнейшей вырубки лесов.

    5. Обсуждение

    Мы расширили ограниченную предшествующую литературу о воздействии PA на всю бразильскую Амазонку, сосредоточив внимание на предсказуемых вариациях в пространстве вырубки лесов и, следовательно, воздействий. В среднем ООПТ снизили темпы обезлесения в пределах своих границ в 2000–2004 и 2004–2008 гг. (Меньше во второй период, когда влияние других мер политики также снизило обезлесение), хотя только вдвое меньше, чем предполагают более простые оценки без контроля для ООПТ. локации.

    Не менее важным для руководства планированием является взаимодействие сохранения и развития, которое мы документируем, разбивая нашу выборку PA и оценивая воздействие на различных уровнях давления. Согласно стандартным прогнозам статической экономики землепользования, применяемой к вырубке ландшафта, ООПТ, ближайшие к дорогам и ближайшие к городам, оказывают значительно более сильное воздействие на обезлесение, и этот момент эффективно резюмируется гораздо более сильным воздействием обезлесения на ООПТ на востоке. . Таким образом, мы подтвердили, что сохранение может быть направлено на усиление воздействия PA.

    Результаты такого типа, безусловно, могут побудить к исследованию других вариаций воздействий. Некоторые авторы рассматривали влияние типов ОТ, и эта ограниченная литература может быть расширена. Как отмечается в [45], это поднимает вопросы политической экономии по разным параметрам, включая возможное влияние как местных заинтересованных сторон, так и агентств, принимающих решения.

    Тем не менее, мы должны признать, что за более крупными средними значениями скрываются значительные вариации, даже когда, как в этой статье, авторы прилагают некоторые усилия, чтобы разбить большие наборы PA на более мелкие, но все же большие наборы.Иными словами, местные условия, которые различаются как по наблюдаемым, так и по ненаблюдаемым измерениям, несомненно, могут влиять на эффекты, которые ООПТ оказывают на местное поведение и, таким образом, на обезлесение. Например, политикам, безусловно, надлежит также учитывать типы имеющегося землепользования. Кроме того, имеет значение динамика развития, например, предельное воздействие инфраструктуры отличается от предыдущих инвестиций (дороги в [46]), влияя на оптимальное комплексное планирование природоохранных мероприятий.

    Такая динамика также предполагает вариацию вторичных эффектов ООПТ (по сравнению с воздействиями на границах ООПТ).Например, когда создается PA, люди, производящие там, могут увеличить производство поблизости. В качестве альтернативы сокращение поставок с охраняемых земель может привести к росту цен и производства в других местах. Детали этой пространственной динамики отклика, несомненно, могут значительно различаться в зависимости от настроек ([45] обратите внимание, что различия в динамике могут означать разные вторичные эффекты знака ).

    Наконец, мы должны признать, что влияние на темпы обезлесения явно не будет единственным определяющим фактором планирования природоохранных мероприятий.Однако мы считаем, что последствия таких результатов, как представленные здесь, могут быть объединены с акцентом как на затратах, так и на вариациях в выгодах.

    % PDF-1.5 % 547 0 объект > эндобдж xref 547 203 0000000016 00000 н. 0000008805 00000 н. 0000008926 00000 н. 0000011424 00000 п. 0000011805 00000 п. 0000011842 00000 п. 0000011956 00000 п. 0000020525 00000 п. 0000028941 00000 п. 0000037252 00000 п. 0000045083 00000 п. 0000052517 00000 п. 0000060480 00000 п. 0000060589 00000 п. 0000061128 00000 п. 0000061759 00000 п. 0000062336 00000 п. 0000062836 00000 п. 0000062989 00000 п. 0000063476 00000 п. 0000064210 00000 п. 0000071636 00000 п. 0000079912 00000 н. 0000085660 00000 п. 0000095101 00000 п. 0000100821 00000 н. 0000100992 00000 н. 0000101222 00000 н. 0000101625 00000 н. 0000102029 00000 н. 0000102259 00000 н. 0000102405 00000 п. 0000102792 00000 н. 0000103179 00000 п. 0000103409 00000 н. 0000103506 00000 н. 0000103893 00000 п. 0000104064 00000 н. 0000104293 00000 п. 0000104680 00000 п. 0000105067 00000 н. 0000105295 00000 п. 0000110491 00000 п. 0000113140 00000 н. 0000114819 00000 н. 0000115125 00000 н. 0000115498 00000 п. 0000117367 00000 н. 0000117406 00000 н. 0000117604 00000 н. 0000117802 00000 н. 0000118002 00000 н. 0000118200 00000 н. 0000118398 00000 н. 0000118600 00000 н. 0000118798 00000 н. 0000118998 00000 н. 0000119198 00000 н. 0000119397 00000 н. 0000119598 00000 н. 0000119799 00000 н. 0000119998 00000 н. 0000120198 00000 н. 0000120398 00000 н. 0000120596 00000 н. 0000120797 00000 н. 0000120995 00000 н. 0000121196 00000 н. 0000121396 00000 н. 0000121596 00000 н. 0000121797 00000 н. 0000121996 00000 н. 0000122196 00000 н. 0000122395 00000 н. 0000122596 00000 н. 0000122794 00000 н. 0000122995 00000 н. 0000123197 00000 н. 0000123396 00000 н. 0000123596 00000 н. 0000123794 00000 н. 0000123995 00000 н. 0000124195 00000 н. 0000124394 00000 н. 0000124594 00000 н. 0000124795 00000 н. 0000124993 00000 н. 0000125193 00000 н. 0000125393 00000 н. 0000125592 00000 н. 0000125788 00000 н. 0000125985 00000 н. 0000126183 00000 н. 0000126382 00000 н. 0000126579 00000 п. 0000126777 00000 н. 0000126977 00000 н. 0000127175 00000 н. 0000127372 00000 н. 0000127568 00000 н. 0000127766 00000 н. 0000127968 00000 н. 0000128165 00000 н. 0000128367 00000 н. 0000128564 00000 н. 0000128762 00000 н. 0000128961 00000 н. 0000129161 00000 п. 0000129361 00000 п. 0000129562 00000 н. 0000129759 00000 н. 0000129958 00000 н. 0000130156 00000 н. 0000130350 00000 н. 0000130551 00000 п. 0000130747 00000 н. 0000130946 00000 н. 0000131144 00000 н. 0000131341 00000 н. 0000131540 00000 н. 0000131738 00000 н. 0000131936 00000 н. 0000132134 00000 н. 0000132330 00000 н. 0000132527 00000 н. 0000132723 00000 н. 0000132923 00000 н. 0000133121 00000 н. 0000133321 00000 н. 0000133520 00000 н. 0000133717 00000 н. 0000133913 00000 н. 0000134111 00000 н. 0000134309 00000 н. 0000134506 00000 н. 0000134700 00000 н. 0000134901 00000 н. 0000135100 00000 н. 0000135299 00000 н. 0000135497 00000 н. 0000135697 00000 н. 0000135894 00000 н. 0000136093 00000 н. 0000136293 00000 п. 0000136492 00000 н. 0000136692 00000 н. 0000136891 00000 н. 0000137090 00000 н. 0000137290 00000 н. 0000137489 00000 н. 0000137689 00000 н. 0000137888 00000 н. 0000138088 00000 н. 0000138290 00000 н. 0000138490 00000 н. 0000138689 00000 н. 0000138889 00000 н. 0000139089 00000 н. 0000139289 00000 н. 0000139489 00000 н. 0000139689 00000 н. 0000139888 00000 н. 0000140088 00000 н. 0000140288 00000 н. 0000140488 00000 н. 0000140687 00000 н. 0000140887 00000 н. 0000141087 00000 п. 0000141287 00000 н. 0000141487 00000 н. 0000141687 00000 н. 0000141887 00000 н. 0000142087 00000 н. 0000142287 00000 н. 0000142487 00000 н. 0000142687 00000 н. 0000142888 00000 н. 0000143090 00000 н. 0000143288 00000 н. 0000143487 00000 н. 0000143687 00000 н. 0000143887 00000 н. 0000144088 00000 н. 0000144289 00000 н. 0000144489 00000 н. 0000144688 00000 н. 0000144888 00000 н. 0000145088 00000 н. 0000145286 00000 н. 0000145485 00000 н. 0000145687 00000 н. 0000145886 00000 н. 0000146087 00000 н. 0000146287 00000 н. 0000146488 00000 н. 0000146688 00000 н. 0000146888 00000 н. 0000147088 00000 н. 0000147288 00000 н. 0000147488 00000 н. 0000147689 00000 н. 0000153437 00000 н. 0000004356 00000 п. трейлер ] / Назад 3950496 >> startxref 0 %% EOF 749 0 объект > поток hXyXSG ן {! L @ ​​$, jAE`QQVAZH * V-ZBQ [Q! "V @ vdQYEof! P

    Массовый туризм на охраняемых территориях - недооцененная угроза? Пример польских национальных парков

    природа на охраняемых территориях.Учтена самая высокая форма защиты в Польше - национальные парки. Основная цель - диагностировать ситуацию на основе анализа официальных документов, подготовленных властями национального парка. Один из важных элементов - диагностировать угрозу природе и указать способы ее нейтрализации. Вначале был представлен геотуристический потенциал этих парков, где этот вид ресурсов считается важным с точки зрения туризма. Была отмечена туристическая функция важнейших достопримечательностей Польши.В десятку лучших входят 4 национальных парка, в том числе Татшанский, который занимает первое место. Был проанализирован размер туристического потока во всех 23 парках. В результате было показано, что наиболее популярными, где туристический поток носит массовый характер, являются горные парки со значительным геотуристическим потенциалом. Затем были проанализированы текущие планы защиты для них: Татшаньски, Карконоски, Столовые горы и Пениньски, где годовой туристический поток колеблется от 0,5 миллиона до почти 4 миллионов посетителей в год.Угрозы были разделены на 4 группы: существующие внутренние угрозы, потенциальные внутренние угрозы, существующие внешние угрозы и потенциальные внешние угрозы. В каждом из видов угроз особое внимание было уделено угрозам, связанным с неживой природой. Также было указано, каким образом менеджеры парков хотят повлиять на изменение негативных тенденций. Указан основной вывод, который сводится к постулату о сбалансированном подходе к охране обоих типов природы: живой и неживой.В случае живой природы угрозы и предложения по улучшению ситуации кажутся гораздо лучше диагностированными, чем в случае неживой природы.

    1 Введение

    Охрана природы и особенно ценных природных территорий в контексте развития туризма присутствует в литературе уже несколько десятилетий. С каждым годом популярность природного туризма в мире возрастает, что выражается в большем контакте туристов с природной средой и практике в этой среде многих форм активного туризма [1, 2, 3, 4, 5].Повышение интереса к окружающей среде также влияет на диверсификацию подхода к ее использованию. Это сопровождается растущим осознанием туристами необходимости защиты окружающей среды в целом. Основой такого подхода стала идея геоконсервации. Это выражается в соответствующем управлении ресурсами геологического наследия, имеющими исключительную образовательную и туристическую ценность, что также включает эстетическую ценность [6]. Как отмечают Бурек и Проссер [7], геоконсервация - это не только забота о сохранении наследия из-за страха разрушения туристами, но и надлежащим образом направленное продвижение элементов геологической и геоморфологической среды.Необходимость в геоконсервации напрямую связана с георазнообразием, которое Грей [8] определяет как широкий набор природных элементов:

    1. -

      геологические, такие как горные породы, минералы или окаменелости,

    2. -

      геоморфологические как форма рельефа или физические процессы,

    3. -

    Геонаследие означает функционирование георазнообразия в определенном месте, которое должным образом защищено от разрушения [9].

    Георесурсы используются в геотуризме. Хосе [10, 11, 12, 13, 14], первая и последующие попытки определить это явление, касались интерпретации геоситов и геоморфозитов, а также музеев и т. Д. Он указал на геологический аспект туризма.

    В публикации из [15] Хосе и Васильевич предложили определение современного геотуризма, ориентированного на: предоставление интерпретирующих и сервисных средств для геосайтов и геоморфозитов и их общей топографии вместе с соответствующими артефактами in situ и ex situ, создание округа для их сохранение путем создания признательности, обучения и исследований для нынешнего и будущих поколений.

    Наиболее распространенное место для реализации развития такой деятельности адаптировано к этой области, среди которых Henriques et al . [6] перечисляют заповедники, природные парки или, прежде всего, национальные парки. На важность охраняемых территорий для развития геотуризма указывают многие авторы [16].

    Природный туризм в широком понимании также может оказывать негативное воздействие на окружающую среду. Литература по данной теме указывает на угрозы природы, живущей на охраняемых территориях, особенно растений, на что указывают многие исследования [17, 18, 19, 20, 21, 22].Упоминаются различные типы угроз. Обычно акцентируют на вытаптывании, собирании, изменении структуры почвы, эрозии и изменении структуры растительности [17, 23, 24, 25, 26, 27, 28]. Среди упомянутых элементов живой и неживой природы внимание уделяется рискам, связанным с туристической инфраструктурой, например, повреждениям пешеходных троп [24, 29, 30, 31, 32, 33].

    Поскольку геоконсервация играет важную роль в образовании, науке и развитии геотуризма, существует постулат о необходимости защиты природного наследия, который должен быть включен даже в политику планирования землепользования [6, 34].Также необходимо надлежащим образом управлять геосайтами, что должно быть выражено в соответствующей стратегии геоконсервации, как указывают многие авторы [35, 36, 37, 38].

    Стоит посмотреть, как ценные природные территории со статусом национального парка - высшая форма охраны природы в Польше - соотносятся с постулатом об охране неодушевленного природного наследия, которому также угрожает развитие массового туризма на их территориях. .

    5 Результаты и обсуждение

    5.1 Туристический потенциал национальных парков

    Туристическая ценность национальных парков представлена ​​по-разному. Подавляющее большинство из 23 национальных парков предоставляют информацию по этому вопросу под заголовками туризма, туристических достопримечательностей, природы (иногда добавляя дополнительные ссылки на живую и неживую природу) или указывая на определенные типы ресурсов, такие как пещеры или вода.

    Приведенный выше список ценностей показывает, что из двадцати трех польских национальных парков только тринадцать так или иначе представляют его геотуристический потенциал.Это не означает, что они вообще отказываются от пропаганды своих природных ценностей, но чаще они сосредотачиваются на одушевленной природе. Это происходит, даже если размер и важность ценностей, связанных с абиотической средой, одинаково важны, а иногда даже более важны для сохранения природы на их территории.

    Безусловно, плохая репрезентативность некоторых парков, расположенных в горных и высокогорных районах - районов, геотуристический потенциал которых почти всегда значительный, - может вызывать удивление.Так обстоит дело с Национальным парком Бещадски, официальный сайт которого вообще не указывает каких-либо ценностей неодушевленной природы. В случае таких парков, как Свентокшиски, Пениньски, Горчаньски или Магурски, такая информация является лишь частью более широких описаний, не имеющих прямого отношения к ценностям.

    Органы управления парков, отвечающие за поддержание официальных веб-сайтов, демонстрируют разные подходы к представлению туристических ценностей, находящихся в парке. Совершенно очевидно, что подход к туристическим ценностям в целом, в том числе природного характера, неоднороден.Лишь некоторые из двадцати трех парков привлекают внимание к своим неодушевленным природным ценностям. Готовится тремя способами:

    1. -

      представляет их как часть более широкого комментария к геологии или геоморфологии района, где он встречается, или,

    2. -

      представляет их как часть описания конкретных тематических, дидактических и образовательных маршрутов или просто представляет маршруты, проходящие через парковую зону, или,

    3. -

      представляет их как природные ценности более или менее подробно в более крупной группе туристических достопримечательностей или отдельно как наиболее важные достопримечательности парка (в этой категории представлены только ценности неживой природы).Так обстоит дело с двумя парками: Карконоски и Столовые горы - оба расположены в Нижней Силезии. Первый также имеет статус геопарка.

    5.2 Туристическая функция национальных парков в Польше

    Национальные парки играют важную роль в развитии туризма в неурбанизированных районах Польши. Они относятся (помимо ландшафтных парков) к наиболее привлекательным природным ценностям наземного характера. На практике они рассматриваются как собрание многих туристических ценностей точечного характера или как важный набор рекреационных ценностей, где важны природа ландшафта, микроклимат, преобладающий в его районе, водные отношения, а также фауна и флора, характерные для региона. .Эта форма охраны природы, занимающая чуть более 1% территории страны, способна генерировать массовый туристический поток. Однако это относится не ко всем паркам. Размер туристического потока зависит от многих факторов:

    1. -

      Привлекательность ландшафта,

    2. -

      ареал и количество туристических природных ценностей,

    3. -

      экологические условия для занятий различными активными видами туризма, особенно катанием на лыжах,

    4. -

      уровень развития туристической инфраструктуры, сопутствующей отдельным видам туризма с особым упором на базу размещения в непосредственной близости от парка,

    5. -

    Принимая во внимание вышеуказанные элементы, неудивительно, что в десятку самых посещаемых туристических достопримечательностей в Польше в 2014 году:

    1. Татшанский национальный парк

    2. Концентрационный лагерь Аушвиц - Биркенау

    3. Великопольский национальный парк

    Рисунок 1

    Количество туристов в национальных парках 2010 - 2017 гг.

    Источник: [64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71]

    Рисунок 2

    Количество туристов в национальных парках в 2017 г.

    Источник: [71]

    Как указывает Кручек [63], в списке целых четыре национальных парка: два горных, один приморский и один озерный.Самый высокий рейтинг принадлежит Татшаньскому национальному парку, где неодушевленная природа играет значительную роль. Сразу за трибуной был национальный парк Карконоски. Для обоих парков размер туристического потока превышает один миллион туристов.

    Анализ туристического потока в национальных парках за последние годы указывает на устойчивую тенденцию к росту.

    За последнее десятилетие поток туристов в национальные парки увеличился с 10464400 до 132 посетителей в 2017 году, за исключением 2013 года.На практике наблюдался рост туристического потока в национальных парках на 30%, что повлияло как на живую, так и на неодушевленную природу. Стоит взглянуть на рекордный 2017 год.

    Самым посещаемым парком, который посещают почти четыре миллиона туристов, является Татшанский национальный парк. Следующие места занимают Национальный парк Карконоски с двумя миллионами посетителей, Волинский (1,5 миллиона туристов) и Великопольский (1,2 миллиона туристов). Группу парков с миллионным входом и более завершает Кампиноски национальный парк.Стоит обратить внимание на один важный момент: 8072000 туристов посещают национальные парки, расположенные в горных районах. Если добавить количество посетителей горных парков, общее количество увеличится до 8705000 человек, что составляет 65% всего туристического движения, связанного с национальными парками в Польше. Одно только это значение указывает на потенциальную угрозу со стороны туристического движения за природные ценности горных и возвышенных национальных парков, которые испытывают гораздо большее давление со стороны туристов. В этой группе по привлекательности для туристов выделяются четыре национальных парка: (Рисунок 3).

    Рисунок 3

    Туристическое движение в отдельных горных национальных парках с 2010 по 2017 год

    Источник: [64, 65, 66, 67, 68, 69, 70, 71]

    Это были самые посещаемые горные национальные парки в 2017 году. Неизменно на протяжении многих лет в этой группе лидером является Татшанский национальный парк, посещаемость которого за анализируемый период увеличилась почти вдвое - с 2 до 4 миллионов туристов.Динамика этого процесса может повлиять на неодушевленную природу парка. Ситуация в национальном парке Карконоски на удивление стабильна, где объем туристического потока за последние восемь лет оставался на стабильном уровне в 2 миллиона посетителей, что составляет 336 человек на гектар парка, что создает угрозу антропогенного давления.

    Неустойчивый рост отмечен Пенинским национальным парком, третьим в рейтинге в прошлом году, который посетило почти

    0 туристов. За исследуемый относительно короткий период популярность Парка выросла на 30%.Последним из проанализированных парков является Национальный парк Столовых гор, который также увеличил туристический поток с 319000 в 2010 году до более полумиллиона туристов в 2017 году.

    5.3 Угрозы неодушевленной природе в результате присутствия туристического потока в национальных парках

    Размер туристического потока в ценных природных зонах влияет на качество и охранный статус природы. Это своего рода парадокс - чем ценнее и привлекательнее природная территория в глазах туристов, тем больше наблюдается туристический поток, а это означает большую опасность для природы на охраняемой территории.В литературе неоднократно указывается весь комплекс угроз, о которых осведомлены руководители охраняемой территории. Указывается шум, загрязнение или антропогенное давление [63]. Партика [72] обращает внимание на чрезмерную посещаемость и увеличение количества туристических троп в самых популярных местах, вытаптывание диких троп, повреждение корневых систем, деревьев, уничтожение растительности и почвы, шум, беспокойство животных, возникновение пожаров, засорение. , изменение ландшафта и микроклимата, синантропизация флоры и фауны и изменение структуры биоценозов.Точно так же Баранец [73] указывает на антропогенное обнажение, разрушение растительности или замусоривание, что снижает эстетические ценности парка и отрицательно сказывается на животном мире. Венявская [74] подчеркивает угрозу, связанную с развитием инфраструктуры, особенно лыжного спорта. Самый популярный летом в горах - пеший туризм - уничтожает природу на туристических тропах. Туристы могут разрушить растительный покров, сократить пути между тропами, разрушить поверхность троп, вызвать перемещение рыхлого материала и т. Д.[75].

    Подавляющее большинство литературы по данной теме указывает на угрозы живой природы, предполагая, что элементы неживой природы, как более устойчивые к окружающей среде, менее подвержены угрозе [73, 75]. Эту позицию стоит сопоставить с мнением учреждений, ответственных за управление охраняемыми территориями, в данном случае национальными парками.

    5.4 Анализ угроз неживой природе по документам

    Необходимость защиты природы, в том числе неодушевленной, от напора массового туристического потока уже выражена в заявлениях руководителей некоторых национальных парков на их официальных сайтах.Декларация обычно появляется во вступительном слове, где Парк представляет основные положения по охране природы на своей территории и основные угрозы, требующие конкретных действий. Он также указывает на основные угрозы природе со стороны туризма - угрозы, которые можно назвать общими, но также и те, которые присущи конкретному национальному парку.

    Что касается неживой природы, то национальный парк Столовых гор указывает на значительную долю туризма в ускорении линейного процесса эрозии, который имеет место на чрезмерно используемых тропах.Обычно это основные туристические маршруты, где есть ряд начальных депрессий, которые быстро разрушаются из-за большого количества туристов [50].

    Ойцовский национальный парк также указывает на туристический поток как на главный источник угроз, устраняя давление заселения как в парке, так и в его непосредственной близости, что приводит к исчезновению редких и находящихся под угрозой исчезновения видов растений. Под угрозой также находятся почти 700 пещер парка. Примером может служить проникновение в пещеру Яскиния Циемна, бедное состояние которой является результатом чрезмерной эксплуатации в 19 веке [53].

    Национальный парк Пениньски также указывает на увеличение туристического потока как на одну из главных угроз природе и целостности ее экосистем. Другой серьезной проблемой является плотная застройка парковой зоны, что сокращает экологические коридоры, соединяющие парк с соседними горными хребтами [54].

    Национальный парк Розточански защищает неодушевленную природу, которой угрожает также туристическое движение, предпринимая действия по устранению эрозии в результате антропогенного давления, защите воды и сокращению стока с помощью дренажных канав и предотвращению зарастания открытых участков и обнажений [55].

    Однако более важными, чем декларации, являются конкретные действия национальных парков. Как подразделение, подчиненное Министерству окружающей среды, каждый из национальных парков должен разработать, а затем реализовать природоохранные задачи, зафиксированные в Законодательном вестнике. Это план охраны природы в национальном парке. Одним из важнейших обязательных элементов, включенных в план, являются угрозы природе, возникающие по разным причинам. Согласно правилам, каждый план защиты должен указывать характеристику конкретного парка:

    1. -

      существующих внутренних угрозы;

    2. -

      потенциальных внутренних угрозы;

    3. -

      существующих внешних угрозы;

    4. -

      внешних потенциальных угроз.

    Целью такой структуры угроз было определение конкретных действий, которые необходимо предпринять, чтобы избежать этих угроз. Принимая во внимание туристическую привлекательность горных национальных парков, выражающуюся в величине туристического потока в течение года, стоит обратить внимание на планы по охране четырех парков:

    1. -
    2. -
    3. -
    4. -
    Таблица 3

    Угрозы, определяемые выбранными национальными парками

    Национальные парки существующие внутренние угрозы потенциальные внутренние угрозы существующие внешние угрозы внешние потенциальные угрозы
    Карконоски Н.П. эрозия почв, самовольное использование ресурсов национального парка, бесконтрольное проникновение туристов боится давления на расширение туристической инфраструктуры избыточный туристический поток потеря ландшафтных ценностей
    Столовые горы НП эрозия почв, самовольное использование ресурсов национального парка, бесконтрольное проникновение туристов Концентрация туристического потока на Щелинец-Вельки и Блендне-Скалы, естественные движения горных пород Загрязнение: воздуха, воды и почвы на туристических тропах
    Татшаньски Н.П. эрозия почв, самовольное использование ресурсов национального парка, бесконтрольное проникновение туристов рост антропогенной нагрузки, связанной с доступностью территории парка, чрезмерное увеличение количества людей, пользующихся его площадью
    Пениньски Н.П. эрозия почв, несанкционированное использование ресурсов национального парка, бесконтрольное проникновение туристов, разрушение пещер и каменистых отложений по вине туристов

    Защитные задачи связаны со многими проблемами.По понятным причинам в центре внимания оказались только те, которые сочетают в себе туристический поток и неодушевленную природу. В случае практически всех проанализированных парков основной выявленной угрозой является эрозия почв. Национальный парк Карконоски относит эту угрозу к этой категории как к наиболее важной, что находит свое отражение в позиции номер один в этой группе. В случае с другими парками это также является серьезной проблемой, хотя Национальный парк Столовых гор ставит эту проблему на третью позицию, Татшанский национальный парк - на шестую позицию, в то время как среди основных угроз, определенных Пенинским национальным парком, эта проблема занимает 26 -я позиция .Идеи по устранению угроз и их последствий схожи. Национальный парк Карконоски предлагает пять основных направлений деятельности:

    1. Упрочнение поверхности туристических маршрутов и внутренних дорог.

    2. Защита обочин туристических троп и внутренних дорог от вытаптывания.

    3. Защита склонов и лыжных трасс, а также подъемников от эрозии.

    4. Противоэрозионное пространство в местах, где эрозия вызвала деятельность человека

    5. Временное исключение из эксплуатации фрагментов троп и внутренних дорог.

    И это в основном набор, который наиболее полно указывает пути решения проблемы. Татшанский национальный парк также указывает на необходимость обновления туристических маршрутов и внутренних дорог, ограждения территорий, особенно подверженных эрозии, и введения противоэрозионной конструкции эрозионных желобов антропогенного происхождения.Национальный парк Столовых гор гораздо лаконичнее, что в качестве решения проблемы указывает на введение противоэрозионного состава. Национальный парк Пениньски добавляет к вышеупомянутому набору необходимость защиты дорог от падающих каменных обломков и ограничения движения транспортных средств.

    Еще одну угрозу, общую для всех парков, можно свести к общему определению: несанкционированное использование ресурсов национального парка и неконтролируемое проникновение на его территорию туристического потока. Татшанский национальный парк на данный момент в позиции № 3 указывает на проблему, заключающуюся в том, что посторонние лица проникают в несанкционированные места.В национальном парке Карконоски это позиция №7, где говорят о локальных и периодических превышениях допустимого количества людей, которые могут оставаться на данном участке туристического маршрута. Национальный парк Столовых гор широко говорит о неконтролируемом проникновении на территорию TMNP, включая: пребывание туристов в недоступных местах (районы TMNP, которые недоступны для посещения туристами) и использование транспортных средств (мотоциклов, квадроциклов) - a точка, обозначенная Пенинским национальным парком в разрезе угрозы эрозии почвы.

    На самом деле, способы борьбы с этими угрозами очень схожи: мониторинг воздействия на природные ресурсы, ограничение доступа на территорию парка, находящуюся под угрозой, или техническое обслуживание инфраструктуры, в зависимости от ситуации, разметка, ремонт пешеходных, велосипедных и дидактических дорожек. Важным, особенно для Национального парка Столовых гор, является улучшение туристического потока и ограничение количества туристов на Щелинец-Вельки и Блендне-Скалы путем создания туристических маршрутов и введения платы за вход на них.Это также подчеркивает необходимость предотвращения пребывания туристов за пределами мест общего пользования.

    Угроза, на которую указывает только Пенинский национальный парк, записана в позиции 29, разрушение пещер и каменистых отложений, вызванное туристическим движением. В качестве решения проблемы было предложено: охрана входов в наиболее ценные пещеры, расположенные на территории парка.

    Возможные внутренние угрозы определяются по-разному. Национальный парк Карконоски опасается необходимости расширения инфраструктуры, обслуживающей туризм.Лекарством от этого должно стать изучение условий и направлений пространственного развития коммун Парка, в которых будут введены соответствующие ограничения.

    В этой категории Национальному парку Столовых гор угрожают два фактора: концентрация туристического потока на Щелинец-Вельки и Блендне-Скалы, а также естественные движения горных пород, представляющие угрозу для туристического потока. В первом случае выходом является введение одностороннего движения на туристических маршрутах, во втором - массовый мониторинг скального движения и меры безопасности на туристических маршрутах.

    Татшанский национальный парк указывает на дальнейшее усиление антропогенной нагрузки, связанной с доступностью территории ТНП. Средство от этого - следить за количеством туристов в парке и поддерживать ограничения на его использование. Правильно разработанная стратегия совместного использования Парка, наконец, инициирование и поддержка создания туристических достопримечательностей за пределами Парка.

    В группе существующих внешних угроз Национальный парк Карконоски указал на существующую внутреннюю угрозу Татшаньскому национальному парку.Это чрезмерный туристический поток. Преодоление этой проблемы должно быть основано на временном закрытии туристических маршрутов, регулировании интенсивности туристического движения и создании информационной и образовательной инфраструктуры.

    Национальный парк Столовых гор свидетельствует о загрязнении: воздуха, воды и, что немаловажно с точки зрения неодушевленной природы, почв на туристических тропах парка и в местах расположения центров отдыха и их окрестностей. Идея решения проблемы - развитие коллективного и альтернативного транспорта на территории Парка, правильно подготовленные направления пространственного развития и, наконец, экологическое просвещение местных сообществ.

    Последняя категория - внешние потенциальные угрозы. Для национального парка Карконоски серьезная угроза - потеря ландшафтных ценностей. Чтобы этого не произошло, власти считают, что необходимо принять меры по ограничению строительства новой туристической, рекреационной и спортивной инфраструктуры в непосредственной близости от парка. В дополнение к этому, необходимо обеспечить включение политики защиты ландшафта в местные планы пространственного развития и стратегии регионального развития.Национальный парк Столовых гор не определяет такие угрозы в контексте неживой природы в связи с развитием туризма.

    Однако Татшанский национальный парк в этой группе свидетельствует о чрезмерном увеличении количества людей, пользующихся его территорией. Еще раз, способ решения проблемы, по мнению Парка, заключается в мониторинге количества этих людей, введении периодических и постоянных ограничений на доступ к местам, подверженным наибольшему давлению, и поддержке идеи развития туристических достопримечательностей за пределами Парка. с целью минимизировать и распространить чрезмерное количество туристов.

    Ссылки

    [1] Куензи, К., Макнили, Дж., Природный туризм. В: Ренн, О., Уокер, К. (Ред.), Global Risk Governance. Публикация МСОП, Гланд, Швейцария, 2008 г., стр. 155-178. Поиск в Google Scholar

    [2] Балмфорд, А., Бересфорд, Дж., Грин, Дж., Найду, Р., Уолпол, М., Маника, А., Глобальная перспектива тенденций в природном туризме. PLoS Biology, 2009, 7, 1-6. Поиск в Google Scholar

    [3] Бакли Р. Экотуризм: принципы и практика.CABI Publishing, Уоллингфорд, Великобритания, 2009 г. Поиск в Google Scholar

    [4] Ньюсом, Д., Мур, С.А., Доулинг, Р.К., Природный туризм: экология, влияние и управление, второе издание. Channel View Publications, Бристоль, Великобритания, 2013 г., стр. 457 Поиск в Google Scholar

    [5] Eagles, PFJ, Приоритеты исследований в области паркового туризма, Journal of Sustainable Tourism, 2014, 22, 528-549 Поиск в Google Scholar

    [6] Henriques MH, Pena dos Reis R., Брилха Дж., Мота Т., Геоконсервация как развивающаяся наука о Земле, Географическое наследие, 2011, 3, 117-128 Поиск в Google Scholar

    [7] Бурек, К.В., Проссер К.Д. История геоконсервации: введение. В: Геологическое общество, Лондон, Специальные публикации, 2008, т. 300 (1), pp. 1–5 Поиск в Google Scholar

    [8] Грей, М., Георазнообразие и геоконсервация: что, почему и как? В: Santucci, V.L. (Ред.), Документы, представленные на форуме Джорджа Райта, 2005 г., стр. 4–12. Поиск в Google Scholar

    [9] Грей, М., Георазнообразие: ценить и сохранять абиотическую природу. John Wiley & Sons, Чичестер, Великобритания, 2004 г., стр. 434. Искать в Google Scholar

    [10] Hose, T.А., Рассказывая историю камня - оценка клиентской базы. Геолого-ландшафтная охрана. Лондон, 1994 г. Поиск в Google Scholar

    [11] Хос, Т. А., Геотуризм - продажа Земли Европе. Инженерная геология и окружающая среда. Роттердам, 1997 г. Поиск в Google Scholar

    [12] Хосе, Т. А., Это хорошо для ископаемых? Или за знаками - критика неопубликованной статьи современных интерпретационных СМИ о геотуризме, представленной на конференции по туризму в геологических ландшафтах.Белфаст, 1998 г. Поиск в Google Scholar

    [13] Хос, Т. А., Европейский геотуризм - геологическая интерпретация и содействие сохранению географии для туристов. Геологическое наследие: его сохранение и управление. Мадрид, 2000 г. Поиск в Google Scholar

    [14] Хосе, Т. А., К истории геотуризма: определения, предшественники и будущее. Лондон, 2008b. Поиск в Google Scholar

    [15] Хосе, Т.А., Васильевич, Дж.А., Определение характера и цели современного геотуризма с особым упором на Соединенное Королевство и Юго-Восточную Европу.Geoheritage, 2012, 4 / 1-2, 25-43 Поиск в Google Scholar

    [16] Сантанджело Н., Романо П., Санто А., Географические маршруты в геопарке Чиленто Валло ди Диано: инструмент для развития туризма в Южной Италии, Geoheritage, 2015, 7, стр. 319-335. Поиск в Google Scholar

    [17] Лиддл, MJ, Рекреационная экология: экологическое воздействие отдыха на природе и экотуризма. Лондон: Чепмен и Холл, 1997 г. Поиск в Google Scholar

    [18] Ньюсом, Д., Мур, С.А., Доулинг, Р.К., Природный туризм: экология, воздействия и управление. Channel View Publications, Сидней, 2002a Поиск в Google Scholar

    [19] Бакли, Р., Воздействие положительное и отрицательное: связь между экотуризмом и окружающей средой. В: Бакли Р. (ред.), Воздействие экотуризма на окружающую среду. CABI Publishing, New York, 2004a, pp. 1–14. Поиск в Google Scholar

    [20] Коул, Д.Н., Воздействие пеших прогулок и кемпинга на почвы и растительность: обзор. В: Бакли Р. (ред.), Воздействие экотуризма на окружающую среду.CABI Publishing, Oxford, UK, 2004, стр. 41-60. Поиск в Google Scholar

    [21] Ньюсом, Д., Коул, Д. Н., Марион, Дж., Воздействие на окружающую среду, связанное с рекреационной верховой ездой. В: Бакли Р. (ред.), Воздействие экотуризма на окружающую среду. CABI Publishing, New York, 2004, pp. 61–82. Поиск в Google Scholar

    [22] Бакли, Р., Исследования в области экологии рекреации: международное сравнение. Tourism Recreation Research, 2005, 30, 99–101. Поиск в Google Scholar

    [23] Kelly, C.Л., Пикеринг К.М., Бакли Р.С. Влияние туризма на таксоны и сообщества растений, которым угрожает опасность, в Австралии. Экологический менеджмент и восстановление, 2003, 4, 37-44. Поиск в Google Scholar

    [24] Пикеринг, К.М., Хилл, У., Влияние отдыха и туризма на биоразнообразие растений и растительность охраняемых территорий в Австралии. Journal of Environmental Management, 2007, 85, 791-800. Поиск в Google Scholar

    [25] Баллантайн, М., Гудес, О., Пикеринг, К.М., Туристические тропы - важная причина фрагментации исчезающих городских лесов.Landscape Urban Planning, 2014, 130, 112-124. Поиск в Google Scholar

    [26] Годфроид, С., Коэдам, Н., Влияние лесных тропинок на прилегающую растительность: влияние материала покрытия тропинок на видовой состав и уплотнение почвы. Biological Conservation, 2004, 119, 405-419. Поиск в Google Scholar

    [27] Хилл, У., Пикеринг, К.М., Растительность, связанная с различными типами пешеходных дорожек в альпийской зоне Костюшко, Австралия. Journal of Environmental Management, 2006, 78, 24-34. Поиск в Google Scholar

    [28] Wimpey, J., Марион, Дж. Л., Влияние факторов использования, окружающей среды и управления на ширину рекреационных троп. Journal of Environmental Management, 2010, 91, 2028-2037. Поиск в Google Scholar

    [29] Кутиель, П., Жевелев, Х., Харрисон, Р., Влияние рекреационных воздействий на почву и растительность стабилизированных прибрежных дюн в Парк Шарон, Израиль. Ocean Coastal Management, 1999, 42, 1041-1060. Поиск в Google Scholar

    [30] Марион, Дж. Л., Люнг, Ю. Ф., Влияние ресурсов на след и изучение альтернативных методов оценки.Journal of Park Recreation Administration, 2001, 19, 17-37. Поиск в Google Scholar

    [31] Монц, Калифорния, Коул, Д. Н., Леунг, Ю. Ф., Марион, Дж. Л., Устойчивое использование посетителями охраняемых территорий: будущие возможности в области экологии отдыха исследование на основе опыта США. Экологический менеджмент, 2010, 45, 551-562. Поиск в Google Scholar

    [32] Мэрион, Дж. Л., Вимпи, Дж. Ф., Парк, Л. О., Наука исследования троп: экология отдыха предоставляет новые инструменты для управления тропами в дикой природе.Park Science, 2011, 28, 60-65. Искать в Google Scholar

    [33] Фену, Г., Кагони, Д., Улиан, Т., Баккетта, Г., Влияние вытаптывания человека на находящееся под угрозой прибрежное растение Средиземноморья: случай Anchusa littorea Moris (Boraginaceae) . Флора, 2013, 208, 104-110 Поиск в Google Scholar

    [34] Грей, М., Другая природа: георазнообразие и услуги геосистем. Охрана окружающей среды, 2011, 38 (3), 271–27. Поиск в Google Scholar

    [35] Серрано, Э., Гонсалес-Труба, Дж.Дж. Оценка геоморфозитов на охраняемых природных территориях: Национальный парк Пикос-де-Эуропа (Испания). Géomorphologie. Формы, отростки, окружающая среда, т. 3, 2005, с. 197-208. Поиск в Google Scholar

    [36] Лима, Ф., Брилха, Дж., Саламун, Э., Инвентаризация геологического наследия на больших территориях: методологическое предложение применительно к Бразилии. Geoheritage 2, 2010, стр. 91–99. Поиск в Google Scholar

    [37] Фассулас, К., Моурики, Д., Димитриу-Николакис, П., Илиопулос, Г., Количественная оценка геотопов как эффективный инструмент управления географическим наследием. Geoheritage, 2012, 4, pp. 177–193. Поиск в Google Scholar

    [38] Божич, С., Томич, Н., Каньоны и ущелья как потенциальные направления геотуризма в Сербии: сравнительный анализ с двух разных точек зрения - обычных туристов и геотуристов. Открытые науки о Земле, 2015, 7 (1), 531-546. Искать в Google Scholar

    [39] Rogalewski O., Zagospodarowanie turystyczne. WSiP, Warszawa, 1979 Искать в Google Scholar

    [40] Warszyńska J., Яковский А., Подставы географии туризму. PWN, Warszawa, 1978 Поиск в Google Scholar

    [41] Ковальчик А., География турзму. PWN, Warszawa, 2001 Поиск в Google Scholar

    [42] Kruczek Z., Atrakcje turystyczne, Metody oceny ich odbioru - интерпретация, Folia Turistica, 2002, 13, 37-61 Поиск в Google Scholar

    [43] Lijewski T. , Mikułowski B., Wyrzykowski J., Geografia turystyki Polski, PWE, Warszawa, 2002 Search in Google Scholar

    [44] Wyrzykowski, Lijewski, Mikułowski, Geografia turystyczna Polski, 2008 Edition, Google Polski-th edition, 2008 PWE Search, изд. Scholar

    [45] Ustawa ochronie przyrody Dz.У. з 2009 г. № 151, поз. 1220, № 157, поз. 1241 www.nid.pl/upload/iblock/54c/54c7bc915f57027c5434c0622ee4c09b.pdf Искать в Google Scholar

    [46] www.msw-pttk.org Искать в Google Scholar

    [47] www.researchgate.net/profile/Pzeiotr_ / издание / 273895816_KATALOG_OBIEKTOW_GEOTURYSTYCZNYCH_W_POLSCE_obejmuje_wybrane_geologiczne_stanowiska_dokumentacyjne / ссылки / 550ffb7f0cf21287416c8efl / KATALOG-OBIEKTOW-GEOTURYSTYCZNYCH-W-Polsce-obejmuje-wybrane-geologiczne-stanowiska-dokumentacyjne.pdf Искать в Google Scholar

    [48] http://www.kgos.agh.edu.pl/download/Katalog_Obiekow_Geoturystycznych_2012.pdf Искать в Google Scholar

    [49] www.kpnmab.pl Искать в Google Scholar

    [ 50] www.pngs.com.pl Поиск в Google Scholar

    [51] www.magurskipn.pl Поиск в Google Scholar

    [52] www.swietokrzyskipn.org.pl Поиск в Google Scholar

    [53] www. ojcowskiparknarodowy.pl Искать в Google Scholar

    [54] www.pieninypn.pl Искать в Google Scholar

    [55] www.roztoczanskipn.pl Искать в Google Scholar

    [56] www.tpn.pl Искать в Google Scholar

    [57] www.wielkopolskipn.pl Искать в Google Scholar

    [58] www.wolinpn.pl Искать в Google Scholar

    [59] www.slowinski.parknarodowy.com Искать в Google Scholar

    [60] www.bgpn.pl Искать в Google Scholar

    [61] www.gorczanskipark.pl Искать в Google Scholar

    [62] www. zpppn.pl Искать в Google Scholar

    [63] Kruczek Z., Frekwencja w polskich atrakcjach turystycznych.Problemy oceny liczby odwiedzających, Ekonomiczne Problemy Turystyki, 3/2016 (35), стр. 25–35. Поиск в Google Scholar

    [64] Ochrona środowiska 2011, Główny Urząd Statystyczny https://stat.gov.pl/c /xbcr/gus/se_ochrona_srodowiska_2011.pdf Искать в Google Scholar

    [65] Ochrona środowiska 2012, Główny Urząd Statystyczny https://stat.gov.pl/cps/rde/xbcr/2012_srodowiska в Google_Srodowiska Searcha

    [66] Ochrona środowiska 2013, Główny Urząd Statystyczny https: // stat.gov.pl/files/gfx/portalinformacyjny/pl/defaultaktualnosci/5484/1/14/1/se_ochrona_srodowiska_2013.pdf Поиск в Google Scholar

    [67] Ochrona środowiska 2014, Główny Urząd Statypsstycatz.główy Urząd // Statypsstycatzny. /obszary-tematyczne/srodowisko-energia/srodowisko/ochrona-srodowiska-2014,1,15.html Искать в Google Scholar

    [68] Ochrona środowiska 2015, Główny Urząd Statystyczny https:///stat.gov.pl tematyczne / srodowisko-energia / srodowisko / ochrona-srodowiska-2015,1,16.html Искать в Google Scholar

    [69] Охрона środowiska 2016, Główny Urząd Statystyczny https: // stat.gov.pl/files/gfx/portalinformacyjny/pl/defaultaktualnosci/5484/1/17/1/ochrona_srodowiska_2016.pdf Поиск в Google Scholar

    [70] Ochrona środowiska 2017, Główny Urząd Statystatzny. /files/gfx/portalinformacyjny/pl/defaultaktualnosci/5484/1/18/1/ochrona_srodowiska_2017.pdf Поиск в Google Scholar

    [71] Ochrona środowiska 2018, Główny Urząd Statystyczny./plstato. tematyczne / srodowisko-energia / srodowisko / ochrona-srodowiska-2018,1,19.html Искать в Google Scholar

    [72] Partyka J., Рух туристический в польских парках народов, Folia Turistica, 2010, 22, с. 9–23 Поиск в Google Scholar

    [73] Baraniec A., Turystyka w Babiogórskim Parku Narodowym In: J. Partyka, (Ed.), Użytkowanie turystyczne parków narodowych, Wydawnictwo Ojcowski Park, Google Narodowy, 2002 Oj

    [74] Венявска Б., Turystyka a ochrona przyrody w Karkonoskim Parku Narodowym, In: J. Partyka, (Ed.), Użytkowanie turystyczne parków narodowych, Wydawnictwo Ojcowski Park in Googleówy, 2002, 75c. Фиделус Дж., Turystyka piesza i jej wpływ na przemiany rzeźby terenu w otoczeniu hal Gąsienicowej i Kondratowej w Tatrach, In: J. Pociask-Karteczka i in., (Eds.), Stan i perspektywy rozwo wytu № 46, AWF - TPN, Краков - Закопане, 2007 г.

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *