Приобщение материалов к делу апк: Образец ходатайство о приобщении дополнительных доказательств по делу. 2018 г

Содержание

Ходатайство о приобщении доказательств – образец

:
Процессуальный статус
ИНН
ОГРН
Юридический адрес
Почтовый адрес
Телефон
Факс
Адрес электронной почты
:
ИНН
ОГРН
Юридический адрес
Почтовый адрес
Телефон
Факс
Адрес электронной почты

Ходатайство
о приобщении доказательства

В производстве  находится дело № по иску  к .

Согласно ч.1 ст. 65 АПК РФ Каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. Обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия государственными органами, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами оспариваемых актов, решений, совершения действий (бездействия), возлагается на соответствующие орган или должностное лицо.

В соответствии с ч.1 ст. 66 АПК РФ Доказательства представляются лицами, участвующими в деле.

Считаю, что подтверждением  является следующее письменное доказательство .

В связи с вышеизложенными обстоятельствами, на основании ст.ст. 41, 65, 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

Приобщить к делу следующее письменное доказательство .

2.

Копия уведомления о вручении или иных документов, подтверждающих направление другим лицам, участвующим в деле.

Ходатайство в арбитражный суд о…

Ходатайство в арбитражный суд о приобщении к делу аудиозаписи в качестве доказательства

 

В ______________________ арбитражный суд
________________________________________

(Ф.И.О. судьи)
Дело N _________________________________

Заявитель: _____________________________
(наименование или Ф.И.О.)
адрес: ________________________________,
_______________________________________,
(для предпринимателя: дата и место
рождения, место работы или дата и место
государственной регистрации в качестве
предпринимателя)
телефон: _____________, факс: _________,
эл. почта: _____________________________

Представитель заявителя: _______________
(данные с учетом ст. 59 Арбитражного
процессуального кодекса
Российской Федерации)
адрес: ________________________________,
телефон: _____________, факс: _________,
эл. почта: _____________________________

Истец: _________________________________
(наименование или Ф.И.О.)
адрес: ________________________________,
телефон: _____________, факс: _________,

эл. почта: _____________________________

Ответчик: ______________________________
(наименование или Ф.И.О.)
адрес: ________________________________,
телефон: _____________, факс: _________,
эл. почта: _____________________________

Ходатайство
о приобщении к делу аудиозаписи
в качестве доказательства

На рассмотрении ________________ арбитражного суда находится дело N ___
по иску _________________________________ к _______________________________
(наименование или Ф.И.О. истца) (наименование или Ф.И.О. ответчика)
о ________________________________________________________________________.
(предмет спора)
Согласно ч. 2 ст. 64 Арбитражного процессуального  кодекса   Российской
Федерации  в качестве доказательств допускаются письменные и   вещественные
доказательства,  объяснения лиц, участвующих в деле, заключения  экспертов,
консультации специалистов, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи, иные
документы и материалы.


Заявитель располагает аудиозаписью ____________________________________
(содержание записи, указать записывающее устройство,
__________________________________________________________________________,
носитель информации, кем и в каких условиях осуществлялась аудиозапись)
содержащей сведения о фактах, на основании которых арбитражным судом  может
быть установлено наличие (или: отсутствие) обстоятельств,    обосновывающих
заявленные   требования  (возражения), а также иные обстоятельства, имеющие
значение для правильного рассмотрения данного дела, а именно: _____________
__________________________________________________________________________.
(указать обстоятельства, подтверждаемые аудиозаписью)
Согласно ч. 1 ст. 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иные документы и материалы допускаются в качестве доказательств, если содержат сведения об обстоятельствах, имеющих значение для правильного рассмотрения дела.
Согласно ч. 2 ст. 89 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иные документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.
Согласно ч. 2 ст. 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации доказательства представляются лицами, участвующими в деле.
Копии документов, представленных в суд лицом, участвующим в деле, направляются им другим лицам, участвующим в деле, если у них эти документы отсутствуют.
На основании вышеизложенного и руководствуясь ч. 1 ст. 41, ч. 2 ст. 66,
ч. ч. 1, 2 ст. 89     Арбитражного   процессуального   кодекса   Российской
Федерации, заявитель ходатайствует о приобщении к материалам дела N _______
следующей аудиозаписи на _________________________________________________:
(указать вид, параметры носителя информации)
___________________________________________________________________________
(содержание записи, указать записывающее устройство, кем и в каких условиях
________________________________.
осуществлялась аудиозапись)

Приложения:
1. Компакт-диск (иной носитель информации) с аудиозаписью.
2. Стенограмма аудиозаписи.
3. Уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление лицам, участвующим в деле, копии носителя информации.
4. Доверенность представителя от «___»__________ ____ г. N ___ (если ходатайство подписывается представителем заявителя).
5. Иные документы, подтверждающие обстоятельства, на которых основано ходатайство.

«___»________ ____ г.

Заявитель (представитель):
___________________
(подпись)
 

 

Федеральная таможенная служба

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 мая 2016 г. № 18 «О некоторых вопросах применения судами таможенного законодательства» (далее – постановление Пленума) стало одним из итогов работы таможенных и судебных органов.

С момента принятия постановления Пленума прошел почти год, что позволяет подвести некоторые итоги его применения судами.

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что с момента принятия положения постановления Пленума стали активно применять судами при рассмотрении дел с участием таможенных органов.

Традиционно самое большое количество рассмотренных дел приходится на регион деятельности Дальневосточного таможенного управления. Также значительное количество дел с применением положений постановления Пленума было рассмотрено в регионах деятельности Южного, Центрального, Северо-Западного и Уральского таможенных управлений.

Практика применения судами положений постановления Пленума по делам с участием некоторых таможенных органов является или незначительной (Севастопольская, Крымская, Внуковская, Центральная акцизная, Калининградская областная таможни) в связи с небольшим количеством обжалуемых в судебном порядке решений, действий (бездействия) этих органов, или полностью отсутствует (Центральная энергетическая таможня).

Анализ судебных дел показал, что основной сегмент споров с участием таможенных органов, при рассмотрении которых судами применяются положения постановления Пленума, составляют дела по оспариванию решений, действий (бездействия) таможенных органов при заявлении, определении и контроле таможенной стоимости товаров (далее также – споры о корректировке, дела о корректировке) и возврате излишне уплаченных (взысканных) таможенных пошлин, налогов и процентов за их несвоевременный возврат.

Активно положения постановления Пленума применяются и при рассмотрении споров по обжалованию решений таможенных органов по классификации товаров и требований об уплате таможенных платежей.

Складывающаяся судебная практика показывает, что суды неоднозначно принимают решения по схожим делам, по-разному аргументируют свои выводы при вынесении решений, одни и те же положения постановления Пленума используют как для признания оспариваемых решений, действий (бездействия) таможенных органов законными, так и для отмены таких решений, что свидетельствует об отсутствии сформировавшейся единообразной судебной практики с применением постановления Пленума.

Споры о корректировке таможенной стоимости товаров

Проблема недостоверного декларирования и занижения участниками внешнеэкономической деятельности таможенной стоимости товаров на протяжении долгого периода времени остается самой актуальной проблемой в работе таможенных органов. Реализация механизма контроля и корректировки таможенной стоимости товаров направлена, в первую очередь, на исключение уклонения недобросовестных участников внешнеэкономической деятельности от уплаты таможенных пошлин, налогов в полном объеме, и как следствие – на пополнение федерального бюджета.

Формирование положительной практики рассмотрения судами споров о корректировке является приоритетной задачей в работе таможенных органов.

Важность результатов рассмотрения судами дел, связанных с обжалованием решений, действий (бездействия) таможенных органов и (или) их должностных лиц при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости товаров, связана, прежде всего, с тем, что данные дела по-прежнему остаются самыми многочисленными и сложными при формировании доказательственной базы и отстаивании законности оспариваемых решений в суде.

Наибольшее количество дел, связанных с оспариванием решений, действий (бездействия) таможенных органов и их должностных лиц при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости, с применением положений постановления Пленума рассмотрены с участием таможенных органов Дальневосточного, Центрального, Южного и Уральского таможенных управлений.

Анализ результатов споров о корректировке показал, что в подавляющем большинстве судебных актов при рассмотрении споров данной категории суды исходят из положений абзаца второго пункта 6 постановления Пленума, согласно которому при оценке соблюдения декларантом требований законодательства следует исходить из презумпции достоверности представленной информации, бремя опровержения которой лежит на таможенном органе.

Споры, связанные с корректировкой таможенной стоимости, напрямую зависят от наличия у таможенного органа необходимой информации (доказательств), полноты представленного таможенному органу основного и дополнительного комплектов документов и сведений, а также наличия/отсутствия противоречий и неточностей (технических недостатков) в них, конкретных оснований для возникновения сомнений в правильности заявленной таможенной стоимости и разницы в отклонении от цен на однородные/идентичные товары. Следовательно, и на результаты рассмотрения судами таких дел влияет исключительно субъективная оценка судами обстоятельств дел и представленных доказательств в целях соблюдения баланса интересов государства и участников внешнеэкономической деятельности.

Положительная судебная практика с применением положений постановления Пленума по делам о корректировке немногочисленна и связана в основном с наличием неустранимых противоречий в представленных участниками внешнеэкономической деятельности документах в подтверждение заявленной таможенной стоимости.

Рассматривая обоснованность принятых таможенными органами решений о корректировке таможенной стоимости, суды обращают внимание на обязанность таможенных органов подтвердить наличие оснований для принятия подобных решений.

К положительному опыту рассмотрения судами споров о корректировке, безусловно, относятся результаты пересмотра на уровне Верховного Суда Российской Федерации принятых не в пользу Астраханской таможни судебных актов по 15 делам, касающимся правомерности произведенных таможней корректировок таможенной стоимости и доначисления таможенных платежей (дела №№ А06-2646/2014, А06-2652/2014, А06-2809/2014, А06-2953/2014, А06-3051/2014 и др.), а также по делу № А06-7946/2014 о признании незаконным бездействия таможни, выразившегося в невозврате излишне уплаченных таможенных платежей.

При рассмотрении дел №№ А06-2646/2014, А06-2652/2014, А06-2809/2014, А06-2953/2014, А06-3051/2014 позиция таможенных органов основывалась на положениях пунктов 7 и 19 постановления Пленума. Таможня указывала, что взаимосвязь декларанта и поставщика по внешнеторговому контракту, обусловленная родственными отношениями, отклонение стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности были ввезены однородные товары, а также непредставление обществом таможне каких-либо дополнительных документов и сведений  исключали применение первого метода определения таможенной стоимости.

Кроме того, в ходе камеральной таможенной проверки оперативно-розыскным отделом таможни представлена информация о том, что должностные лица декларанта, имея печати, сертификаты происхождения товара, бланки фирмы контрагента (поставщика), представляли в таможенный орган поддельные товаросопроводительные документы на товары с указанием в них заниженной таможенной стоимости.

Верховным Судом Российской Федерации установлено, что основанием принятия таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости и выставления на его основании требования об уплате таможенных платежей является выявленная таможней взаимосвязь декларанта и поставщика по внешнеторговому контракту, обусловленная родственными отношениями участников и руководителей организаций – сторон контракта. Несмотря на это, при декларировании ввозимых товаров (таможенной стоимости) факт наличия взаимосвязи между продавцом и покупателем обществом не отражен. На требование таможни о представлении документов и сведений, касающихся взаимосвязи участников внешнеторгового контракта, запрашиваемые документы (сведения) представлены не были.

Верховный Суд Российской Федерации не согласился с выводами судов трех инстанций об отсутствии у таможенного органа оснований для корректировки таможенной стоимости исходя из положений пунктов 4, 7, 19 постановления Пленума и Соглашения между Правительством Российской Федерации, Правительством Республики Беларусь и Правительством Республики Казахстан от 25 января 2008 г. «Об определении таможенной стоимости товаров, перемещаемых через таможенную границу Таможенного союза» (далее – Соглашение).

Судом установлено, что в данном случае таможенным органом было выявлено два признака недостоверного таможенного декларирования: отсутствие указания на наличие взаимосвязанных лиц и наличие отклонения стоимости сделки с ввозимыми товарами от стоимости сделки, по которой на таможенную территорию иным участником внешнеторговой деятельности ввозятся однородные товары.

Установленные на стадии таможенного контроля обстоятельства, касающиеся взаимосвязанности сторон контракта, признаков искажения стоимости сделки с ввозимым товарами под влиянием взаимосвязанности, не были мотивированно оспорены обществом, которое отказалось от предоставления таможне каких-либо дополнительных документов и сведений.

При таком положении Верховным Судом Российской Федерации указано, что первый метод определения таможенной стоимости обществом применяться не мог, а выводы судов нижестоящих инстанций о правомерности определения таможенной стоимости декларантом исходя из стоимости сделки с ввозимыми товарами и необоснованности корректировки таможенной стоимости, а также выставления таможенным органом оспариваемого требования не могут быть признаны правильными, поскольку они сделаны без учета положений статьи 4 Соглашения.

Также Верховным Судом Российской Федерации отменены судебные акты нижестоящих инстанций по делу № А06-7946/2014 о признании незаконным бездействия таможни, выразившегося в невозврате излишне уплаченных таможенных платежей, и об обязании устранить допущенное нарушение прав путем возврата суммы излишне уплаченных таможенных платежей.

В ходе проведения таможенного контроля таможня установила расхождения в таможенной стоимости декларируемого товара и однородного товара, поставленного по сравнимой декларации на сопоставимых условиях, и в рамках проведения дополнительной проверки запросила у общества документы, которые не были им представлены.

Таможней была откорректирована таможенная стоимость товара, а также доначислены таможенные платежи.

Впоследствии заявление общества о возврате излишне уплаченных сумм таможенных пошлин таможня оставила без рассмотрения, обосновав это тем, что к заявлению не был приложен документ, подтверждающий факт излишней уплаты или излишнего взыскания таможенных платежей.

Верховный Суд Российской Федерации не согласился с выводами судов трех инстанций о достоверности и документальном подтверждении обществом заявленной таможенной стоимости товаров.

Отменяя судебные акты нижестоящих инстанций, Верховный Суд Российской Федерации исходил из следующего.

Обществом не были представлены таможенному органу документы, на основании  которых можно было бы проанализировать сведения о стоимости ввозимого товара в стране отправления и объяснить причины отличия цены сделки от цены на однородный товар (прайс-лист продавца (производителя товара), а также уточнить сведения, заявленные продавцом при вывозе товара в соответствии с законодательством страны вывоза (экспортная декларация). Это не позволило таможенному органу устранить послужившие основанием для проведения дополнительной проверки сомнения в достоверности сведений о заявленной в декларации на товары (далее – ДТ) таможенной стоимости товаров и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных обществом документов.

Судами нижестоящих инстанций не дано надлежащей оценки информации, представленной таможенным органом, по сделкам с 9 идентичными/однородными товарами, ввезенными в Российскую Федерацию при сопоставимых условиях.

Исходя из сведений, имеющихся в распоряжении таможенного органа, заявленный декларантом уровень таможенной стоимости был более чем в 2,5 раза ниже стоимости однородных товаров (в сопоставимой декларации).

Суды трех инстанций не учли то, что действия лица, ввозящего товар на таможенную территорию государства, соответствовали бы принципам разумности и осмотрительности, предъявляемым к поведению участников гражданского оборота, если бы такие субъекты при ввозе товаров по цене, значительно отличающейся от цен сделок с однородными товарами, заранее собирали доказательства, подтверждающие такую цену сделки (определения Верховного Суда Российской Федерации от 23 декабря 2015 г. №№ 303-КГ15-10416, 303-КГ15-10774).

Исходя из правовых позиций, содержащихся в том числе в пунктах 7-11 постановления Пленума, судам необходимо иметь в виду, что стоимость сделки с ввозимыми товарами не может считаться документально подтвержденной, количественно определенной и достоверной, если декларант не представил доказательства заключения сделки, на основании которой приобретен товар, в любой не противоречащей закону форме или содержащаяся в такой сделке информация о цене не соотносится с количественными характеристиками товара, или отсутствует информация об условиях поставки и оплаты товара либо имеются доказательства ее недостоверности, а также если отсутствуют иные сведения, имеющие отношение к определению стоимости сделки.

Учитывая то, что в ответ на запрос таможенного органа о предоставлении дополнительных документов в обоснование применения первого метода оценки таможенной стоимости товара обществом такие документы представлены не были, основания для проведения дополнительной проверки таможенной стоимости устранены не были, что является основанием для принятия должностным лицом таможенного органа решения о корректировке заявленной таможенной стоимости товаров исходя из имеющихся документов и сведений с учетом информации, полученной самостоятельно при проведении дополнительной проверки.

Принятые Верховным Судом Российской Федерации решения в пользу таможни являются практикообразующими и позволят сформировать положительную для таможенных органов практику рассмотрения судами споров по таким делам.

Пункт 5 постановления Пленума

Как показывает анализ судебных актов, мотивировочная часть которых содержит ссылки на положения постановления Пленума, решения таможенного органа признаются законными при совокупности двух условий – декларант не представил соответствующие документы, устраняющие выявленные таможенным органом противоречия и обосновывающие значительное отличие заявленной стоимости от ценовой информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, по однородным товарам, а таможенный орган получил дополнительные доказательства, свидетельствующие о занижении заявленной декларантом таможенной стоимости.

Так, в пользу таможенных органов, как правило, рассматриваются споры об обжаловании решений о корректировке таможенной стоимости товаров, принятых по результатам проведения таможенного контроля после выпуска товаров (в форме камеральной таможенной проверки) (дела №№ А27-19659/2015, А56-80410/2015, А62-9486/2015 и др. ).

При этом суды исходят из положений пункта 5 постановления Пленума, которым разъяснено, что одним из правил таможенной оценки является наделение таможенных органов правом убеждаться в достоверности декларирования таможенной стоимости исходя из действительной стоимости ввозимых товаров, которое реализуется при проведении таможенного контроля.

Доказательствами недостоверности заявленной декларантом таможенной стоимости в таких делах зачастую служат сведения, полученные в рамках оперативно-розыскной деятельности, в том числе по международной линии (например, дело № А51-12788/2016).

Как правило, основаниями для принятия таможенными органами решений о корректировке таможенной стоимости товаров являются несоответствия сведений, заявленных при ввозе товаров, со сведениями, полученными от таможенных органов стран их вывоза – сведения о стоимости товаров, заявляемые при их декларировании в разы ниже таможенной стоимости, содержащейся в экспортных декларациях и инвойсах, счетах, выставленных продавцом покупателю (дела №№ А56-71845/2015, А56-69405/2015 и др. ).

Вынесенные по результатам проведенной камеральной таможенной проверки решения признаются судами законными даже в случае признания незаконным решения таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров по той же самой декларации, вынесенного в рамках проведения дополнительной проверки (дело № А51-7885/2016).

Пункт 7 постановления Пленума

Применение судами пункта 7 постановления Пленума стало одним из проблемных вопросов при рассмотрении споров об обжаловании решений, действий (бездействия) при определении, заявлении и контроле таможенной стоимости товаров, поскольку его положения содержат две оценочные категории, не имеющие детальной конкретизации – «отдельные недостатки в оформлении представленных декларантом документов» и «значительное отличие от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов».

Неустановление критериев «значительности отличия» и «отдельных недостатков» влечет различное, субъективное толкование данных понятий со стороны таможенных и судебных органов.

Практически при любых недостатках в документах, не опровергающих сам факт заключения сделки, основания для принятия решения о корректировке таможенной стоимости товаров, по мнению судов, отсутствуют.

Так, при рассмотрении дела № А12-2015/2016 судом кассационной инстанции указано следующее.

Как установлено судами и следует из материалов дела, таможенным органом в ходе проверки установлено, что представленные декларантом экземпляры контракта в электронном виде и на бумажном носителе содержат различные сведения относительно условий поставки товаров и общей стоимости контракта.

Указанное обстоятельство таможенный орган приводит в качестве основания, не позволяющего рассматривать контракт в качестве подтверждения заявленной таможенной стоимости.

Заявитель объяснил неточности техническими огрехами, не имеющими целью исказить достоверную информацию о цене сделки, заявленной таможенному органу в контракте в электронном виде. При этом сведения, заявленные в электронном виде относительно условий поставки и стоимости сделки, согласуются с теми данными, которые отражены в электронном контракте.

Поэтому суды признали, что выявленные таможенным органом противоречия относительно реквизитов контракта фактически являются технической ошибкой и не свидетельствуют о недостоверности сведений о таможенной стоимости ввезенного товара.

Аналогичная позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Дальневосточного округа по делу № А51-14847/2016, который указал, что «оценивая приведенный в обоснование недостоверности содержащихся в документах сведений довод об имеющихся отличиях в дате и норме инвойса и упаковочного листа, представленных в таможенный орган, суд второй инстанции верно указал, что приведенные обстоятельства не опровергают факта ввоза именно того товара и по той цене, сведения о котором заявлены в спорной ДТ и подтверждены всей совокупностью документов, в том числе информационным письмом компании-продавца».

Принимая решения не в пользу таможенных органов, суды указывают на недоказанность со стороны таможенных органов недостоверности или недостаточности документов (сведений), представляемых (заявляемых) декларантами для обоснования применения метода определения таможенной стоимости по стоимости сделки, отмечая, что заявителями при помещении товаров под таможенные процедуры представлялись все необходимые документы, подтверждающие заявленную ими таможенную стоимость.

Пункт 8 постановления Пленума

Применяя пункт 8 постановления Пленума, судами дается оценка представленным в материалы дела доказательствам о наличии у декларанта реальной возможности устранения возникших у таможенного органа сомнений в достоверности заявленных сведений о таможенной стоимости товаров.

Так, по делу № А51-12281/2016 Арбитражным судом Дальневосточного округа установлено, что согласно решению о проведении дополнительной проверки срок для предоставления дополнительно запрошенных документов для подтверждения таможенной стоимости был установлен до 20.04.2016.

Декларантом были даны пояснения о возможности представления запрошенных оригиналов товаросопроводительных документов в ближайшее время. Однако решение о корректировке таможенной стоимости по спорной ДТ принято таможенным органом 15.04.2015, то есть ранее установленного срока для предоставления необходимых документов (20.04.2016). Таким  образом, суды пришли к обоснованному выводу о непредставлении со стороны таможни декларанту возможности надлежащим образом и в установленный срок устранить возникшие у таможенного органа сомнения в достоверности заявленной им таможенной стоимости и доказать правомерность избрания им первого метода определения таможенной стоимости.

Противоположный вывод сделан Арбитражным судом Дальневосточного округа по делу № А51-32919/2014, который отклонил доводы общества о том, что таможенный орган нарушил положения пункта 8 постановления Пленума и на стадии проведения дополнительной проверки не сообщил, в чем выразились существенные отличия заявленной стоимости по сравнению с ценой однородных товаров, а после предоставления испрашиваемых документов не уведомил, по каким причинам представленные документы не устранили основания для проведения дополнительной проверки.

Судом кассационной инстанции указано, что из содержания решения о дополнительной проверке и оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости следует, что декларант таможенным органом извещен о выявлении признаков недостоверности сведений о таможенной стоимости, обусловленных значительно более низкой величиной заявленной таможенной стоимости по сравнению со стоимостью однородных товаров. Декларанту таможней представлена реальная возможность устранить возникшие сомнения в достоверности таможенной стоимости. Представленные обществом в обоснование таможенной стоимости документы и пояснения возникшие у таможни сомнения в достоверности последней не устранили. Доказательств обратного, равно как и доказательств того, что таможенный орган решением о проведении дополнительной проверки фактически предопределил принятие решения о корректировке таможенной стоимости, обществом не представлено.

Отказ декларанта представить возражения (пояснения) по выявленным таможенным органом признакам недостоверного декларирования таможенной стоимости рассматривается судами в качестве одного из оснований для невозможности применения первого метода при определении таможенной стоимости товаров.

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа при рассмотрении дела № А32-28405/2015 (дела №№ А32-30969/2015 и А32-32123/2015 аналогичные) указано, что поскольку общество не устранило сомнения таможни, послужившие основанием для проведения дополнительной проверки, а также сомнения в достоверности сведений о заявленной в спорной ДТ таможенной стоимости товара и правомерности ее определения по цене сделки на основании представленных обществом документов, суд апелляционной инстанции сделал вывод о наличии у таможни необходимых и достаточных оснований для принятия решения о корректировке таможенной стоимости товара. Данный вывод не противоречит пункту 8 постановления Пленума.

Судом апелляционной инстанции установлено, что общество не только не воспользовалось предоставленным ему правом, а напротив, отказалось предоставить в таможню дополнительно запрошенные документы и согласилось с выводом таможни о невозможности применения первого метода при определении таможенной стоимости ввезенного товара.

Такая поведенческая модель декларанта учтена судом апелляционной инстанции при проверке законности решения таможни о корректировке таможенной стоимости товара и совокупной оценке представленных в материалы дела доказательств.

Пункт 9 постановления Пленума

Исходя из положений пункта 9 постановления Пленума, в случаях, когда товары ввозятся по цене, которая значительно ниже сопоставимых цен на идентичные (однородные) товары, ввозимые другими участниками ВЭД, от такого лица разумно ожидать поведения, направленного на заблаговременное собирание доказательств, подтверждающих действительное приобретение товара по такой цене.

Применяя указанный пункт постановления Пленума, суды по делу № А04-8201/2016 пришли к следующим выводам.

При проведении дополнительной проверки таможенным органом у декларанта запрошены дополнительные документы, сведения и пояснения в подтверждение правильности заявленной таможенной стоимости.

В частности, у предпринимателя затребованы экспортная таможенная декларация и ее перевод, прайс-лист производителя и продавца товаров, пояснения о предоставлении скидок, заявка на приобретение товаров.

Декларант представил в таможенный орган часть запрошенных документов, указал о невозможности представления иных запрошенных документов. Оригиналы экспортной декларации и прайс-листа производителя предпринимателем представлены не были.

Решение таможенного органа о корректировке таможенной стоимости товаров обосновано в том числе разъяснениями, содержащимися в пункте 9 постановления Пленума – предприниматель не обосновал низкий уровень стоимости заявленного товара по сравнению с информацией о стоимости сделок на товары того же класса и вида, от ценовых предложений производителей однородных товаров.

Судами по вышеуказанному делу установлено, что при принятии с использованием СУР таможенным органом выявлены риски недостоверного декларирования таможенной стоимости товаров – стоимость сделки ввезенного товара отклоняется от проверочных величин: по ФТС России отклонение составляется от 22,52% до 89,87%, по ДВТУ — от 61,3% до 66,77%.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о значительном отличии цены сделки от ценовой информации, содержащейся в базах данных таможенных органов по сделкам с идентичными или однородными товарами, ввезенными на таможенную территорию Российской Федерации при сопоставимых условиях.

Суды согласились с таможенным органом в том, что при сопоставлении сведений, указанных в переводе экспортной декларации, со сведениями, заявленными в ДТ, существуют разночтения и что спорный перевод экспортной декларации не является документом, подтверждающим стоимость ввезенного товара в стране отправления.

Со стороны предпринимателя не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих, что им принимались соответствующие меры по истребованию этих документов у иностранного контрагента для представления их таможенному органу, либо существовали объективные препятствия для их представления.

Поскольку предприниматель не принял достаточных мер, направленных на сбор доказательств, подтверждающих приобретение товаров по заявленной цене и фактически существовавших в условиях внешнеторгового оборота в период ввоза, суды, исходя из объема документов, имевшихся в распоряжении таможенного органа в период проведения дополнительной проверки, признали оспариваемое решение таможенного органа законным.

К аналогичным выводам пришли суды и по делам №№ А04-2547/2016, А04-7051/2015, А04-617/2016, А04-1095/2016 и А04-8751/2015.

В рамках рассмотрения заявлений участников ВЭД о возврате излишне уплаченных таможенных платежей по делам №№ А15-3964/2015, А15-3464/2015, А15-3943/2015 судами была дана оценка принятым таможенным органом решениям о корректировке таможенной стоимости и установлено следующее.

Выявив неоправданно и очевидно завышенный размер транспортных расходов, таможня в решении о дополнительной проверке указала на необходимость предпринимателю представить в таможню сведения о затратах на транспортировку, договор перевозки, счет на оплату транспортных услуг.

Вместе с тем каких-либо документов и объяснений заявитель не представил.

Предпринимателем в таможню и в суд были представлены разные по содержанию, но одинаковые по реквизитам документы (контракт и договор поставки). Причины использования при декларировании различных текстов контракта и договора с одними реквизитами предприниматель не смог пояснить. Судами также учтены выявленные таможней иные противоречивые сведения, содержащиеся в документах, представленных предпринимателем при декларировании.

Доводы предпринимателя об отсутствии у него обязанности представления в таможню (и в арбитражный суд) прайс-листа поставщика/производителя судами отклонены, поскольку действия предпринимателя, осуществляющего внешнеэкономическую сделку в отношении разнообразных товаров, каждый из которых фактически является различным штучным товаром определенного количества и обладает индивидуально-определенными признаками, по составлению договорной документации (впоследствии представленной в таможню), в содержании которой имеются противоречивые и/или неполные сведения, оформленной ненадлежащим образом, не соответствуют деловым обычаям международной торговли и не позволяют при декларировании таможенным органам достоверно определять количество каждого из ввозимых в Россию товаров и его достоверную стоимость.

Как указано судами, заблаговременное предоставление производителем/поставщиком товаров покупателю прайс-листа до подписания контракта и/или до поставки товара является обычной коммерческой практикой (деловым обыкновением), позволяющей соблюдать потенциальными поставщиками и покупателями принципы разумности и добросовестности при намерении заключить договор поставки товаров и при совершении всех предварительных согласований.

Отсутствие заблаговременного согласования ассортимента, объема и стоимости товаров не соответствует устоявшимся в международной торговле деловым обыкновениям, нарушает баланс интересов потенциальных сторон будущего договора поставки, является обременительным для покупателя. Действия покупателя, допускающего отсутствие со стороны продавца/поставщика информации о цене на товары и иной необходимой информации в надлежащем фиксированном виде (в том числе в виде прайс-листа поставщика) до подписания контракта и/или до предстоящей поставки, заведомо влекут неоправданный повышенный риск наступления названных негативных коммерческих последствий для покупателя и такие действия не могут признаваться в международной торговле разумными и надлежащими, а в целях дальнейшего таможенного оформления товара на территории России – не могут признаваться действиями, совершенными покупателем с должной степенью заботливости и осмотрительности. Ожидаемым поведением покупателя являются такие действия, которые позволяют предварительно до поставки (до заключения внешнеэкономического договора) получить от продавца весь объем сведений и документов, необходимых как самому покупателю, так и при таможенном оформлении товаров при ввозе в Россию, учитывая особенности ценового уровня этих товаров (низкого уровня заявляемой таможенной стоимости), влекущего с вероятностью сомнения таможни в достоверности и дополнительную проверку. Покупателем, осуществляющим ввоз товаров в Россию, указанная вероятность может и должна предполагаться исходя из совокупности названных принципов заботливости и осмотрительности и уровня декларируемых им цен (таможенной стоимости) на ввозимые товары, попадающего в область риска быть признанным таможенным органом в качестве заниженного уровня.

Также не может соответствовать устоявшимся в международной торговле деловым обыкновениям утаивание (уклонение от предоставления) продавцом/поставщиком от заинтересованного в товаре покупателя указанной информации до фактической поставки (до заключения контракта). Поскольку предполагается разумность и добросовестность продавца/поставщика предпринимателя, а также соответствие действий этого поставщика обычаям делового оборота в международной торговле, то является правильным вывод о том, что предприниматель мог и должен был располагать полной информацией о приобретаемых им товарах, в том числе и той информацией, которая запрашивалась таможней в решении о дополнительной проверке.

Суд кассационной инстанции поддержал вывод суда апелляционной инстанции о том, что в отношении заявленной предпринимателем таможенной стоимости товаров с учетом отсутствия контракта (договора) и надлежащего инвойса, идентифицируемого с контрактом, в которых бы содержалась полная дифференцированная информация о конкретном количестве и стоимости видов товара, непредставления экспортной декларации, включения предпринимателем завышенных транспортных расходов, призванных нивелировать занижение стоимости ввезенного товара, предпринимателем искусственно создана ситуация невозможности определения достоверных сведений о ввозимых товарах и их таможенной стоимости.

Такое декларирование товара суды сочли не соответствующим деловым обычаям международной торговли, не позволяющим при декларировании достоверно определить конкретное количество каждого из ввозимых изделий, выделить одинаковые товары из всего объема ввозимых разнообразных товаров, что исключает возможность в этом случае установить достоверную стоимость определенного товара (вида товара) из общей партии.

Также суды учли, что включением предпринимателем в структуру таможенной стоимости декларируемого им товара самостоятельно завышенных необоснованных транспортных «ошибочных» расходов фактически достигается фиксация в декларации величины уровня таможенной стоимости товаров, сопоставимого с реально существующим на рынке уровнем цен и не имеющего явного многократного отличия от таможенной стоимости однородных товаров, возможных для сравнения при оценке ввозимых товаров. Такое заявление сведений при декларировании направлено на создание видимости должной величины таможенной стоимости, потенциально сопоставимой с однородными товарами, таможенная стоимость которых могла быть использована таможней для сравнения и оценки товаров предпринимателя. Впоследствии (через 1,5 года после декларирования) предпринимателем заявлено в арбитражном суде об «ошибочном» завышении им транспортных расходов в структуре таможенной стоимости с одновременным заявлением требования (связанного с допущенной «ошибкой») о взыскании с таможни суммы, квалифицированной предпринимателем как «излишне уплаченные таможенные платежи». При этом предприниматель не вносил в установленном порядке  изменения в ДТ.

Суд кассационной инстанции поддержал позицию суда апелляционной инстанции о том, что арифметическое и фактическое изъятие «ошибочной» величины транспортных расходов из структуры первоначально заявленной предпринимателем таможенной стоимости в результате означает многократное занижение таможенной стоимости товаров по сравнению с однородными товарами и вывод о том, что указанными действиями прикрывается значительно заниженная таможенная стоимость. Предприниматель не мог не знать о декларировании ввезенных им товаров с завышенной таким образом таможенной стоимостью, поскольку ему была известна общая стоимость товаров, ставки таможенных платежей, расходы на доставку товаров из Китая в порт Новороссийск (так на момент декларирования доставка состоялась), размер оплаты этих услуг. Предприниматель, действуя разумно и осмотрительно, при обычном сопоставлении общей стоимости ввозимых товаров и размера уплачиваемых им таможенных платежей, имел возможность при декларировании своевременно обнаружить несоответствие величины декларируемых в структуре таможенной стоимости транспортных расходов действительным расходам и в случае добросовестного декларирования мог и должен был представить в таможню достоверные сведения и надлежащим образом оформленные и своевременно истребованные от перевозчика документы относительно транспортных расходов.

При таких обстоятельствах декларирование предпринимателем заявленной им таможенной стоимости оценено судами как недобросовестное, использование «ошибочной» величины транспортных расходов позволило предпринимателю искусственно создать видимость величины таможенной стоимости, 
не нуждающейся в корректировке.

В рамках рассмотрения дела № А56-76815/2015 (дела №№ А56-89346/2015, А56-89350/2015, А56-64159/2015 аналогичные) судами дана оценка значимым условиям рассматриваемого внешнеторгового контракта, а равно совокупности мер, принятых декларантом во взаимодействии с таможенным органом (в рамках таможенного контроля) для полного, последовательного и объективного устранения возникших у таможенного органа обоснованных сомнений в достоверности ценовых сведений.

Руководствуясь положениями пунктов 5, 6, 9, 10 и 11 постановления Пленума суды констатировали отсутствие со стороны декларанта должной степени раскрытия информации, позволяющей таможенному органу в ходе контрольного мероприятия удостовериться в наличии всех искомых сведений, подтверждающих обоснованность в рассматриваемом случае первого метода определения таможенной стоимости товаров (по цене сделки).

Суды обратили внимание на условия внешнеторгового контракта, в силу которого продавец оказывает содействие в получении документов, запрашиваемых таможенными органами в стране покупателя для прохождения таможенного контроля. Кроме того, контрактом установлено, что покупатель осуществляет полную или частичную предоплату за партию товара в соответствии с предварительным счетом на конкретную поставку. Вместе с тем декларантом не представлены банковские документы об оплате (предоплате) за ввезенную партию товаров.

Суды сочли, что декларантом не указано объективных причин невозможности своевременного представления таможенному органу экспортной декларации страны вывоза.

Запрашиваемая таможенным органом информация позволила бы ему определить, по каким причинам имеется отклонение заявленной таможенной стоимости от имеющейся в распоряжении таможенного органа ценовой информации.

Судами также учтено, что декларант уже ранее ввозил товары на протяжении длительного времени (при этом декларирование производилось на этом же таможенном посту), выпуск товаров для внутреннего потребления осуществлялся таможенными органами по шестому методу определения таможенной стоимости; следовательно, у общества имелись основания, возможность и время для сбора доказательств, подтверждающих цену сделки.

По аналогичным основаниям были признаны законными решения таможенных органов о корректировке таможенной стоимости по делу № А60-52727/2015.

Пункт 11 постановления Пленума

Пункт 11 постановления Пленума ввел ограничение на представление участником ВЭД новых документов (доказательств) в суд, которые не были представлены в таможенный орган в рамках проведения таможенного контроля, – такая возможность предусматривается только при наличии уважительных и обоснованных причин, по которым такие документы не могли быть ранее представлены таможенному органу до вынесения оспариваемого решения.

Решение о корректировке таможенной стоимости принимается таможенным органом в соответствии с тем объемом документов и сведений, которые были им собраны и раскрыты декларантом на данной стадии.

Рассматривая дело № А56-93454/2015, Арбитражный суд Северо-Западного округа признал правильным выводы судов нижестоящих инстанций об отсутствии со стороны декларанта должной степени раскрытия информации, позволяющей таможенному органу в ходе контрольного мероприятия удостовериться в наличии всех необходимых сведений, подтверждающих обоснованность в рассматриваемом случае первого метода определения таможенной стоимости товаров (по цене сделки), и указал следующее.

«Суды нижестоящих инстанций учли, что положения части 1 статьи 65 АПК РФ об обязанности доказывания государственным органом обстоятельств, послуживших основанием для принятия его оспариваемого решения, не означают, что возражения, которые представляет вторая сторона такого спора, могут носить немотивированный характер, равно как указанные положения не свидетельствуют о нивелировании принципа состязательности при доказывании сторонами доводов и возражений по такого рода делам. ».

Арбитражным судом Дальневосточного округа в постановлении по делу № А51-13345/2016 указано следующее.

Обществом представлена только часть запрошенных таможенным органом в рамках дополнительной проверки документов, по результатам рассмотрения которых таможенным органом принято решение о корректировке таможенной стоимости товара.

Суды отметили, что у общества имелась возможность представить надлежащим образом оформленные документы, подтверждающие величину транспортных расходов по ввезенным товарам.

Довод общества о предоставлении документов в суд первой инстанции был предметом рассмотрения судами и с учетом разъяснений, изложенных в пункте 11 постановления Пленума, отклонен, поскольку, как отметил суд апелляционной инстанции, учитывая даты составления документов, общество располагало ими на момент принятия решения о проведении дополнительной проверки, следовательно, имело возможность их представить на данной стадии.

Также были отклонены доводы декларанта о неправомерности отказа в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств по делу № А15-3943/2015.

Судами указано, что в силу статьи 268 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) дополнительные доказательства принимаются арбитражным судом апелляционной инстанции, если лицо, участвующее в деле, обосновало невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, и суд признает эти причины уважительными. При рассмотрении дела в арбитражном суде апелляционной инстанции лица, участвующие в деле, вправе заявлять ходатайства о проведении экспертизы, приобщении к делу или об истребовании письменных и вещественных доказательств, в исследовании или истребовании которых им было отказано судом первой инстанции.

Поскольку в суде первой инстанции такое ходатайство не заявлено, общество не обосновало невозможность заявления его в суде первой инстанции, у суда апелляционной инстанции отсутствовали установленные законом основания для удовлетворения ходатайства о приобщении к материалам дела дополнительных доказательств.

Руководствуясь пунктами 8-11 постановления Пленума, суд апелляционной инстанции принял во внимание сроки рассмотрения дела в судах первой и апелляционной инстанций и указал, что предприниматель не обосновал невозможность представления документов ранее. В суде апелляционной инстанции при первоначальном рассмотрении дела представителю предпринимателя неоднократно предлагалось представить все имеющиеся у него документы, сведения, информацию, подтверждающие его доводы, однако, новые доказательства, как и сведения о том, что они будут направлены в будущем, не представлены.

Арбитражный суд Северо-Западного округа, отменяя судебные акты судов первой и апелляционной инстанций по делу № А21-3651/2015, поддержал позицию таможни о том, что документы, представленные в суд, не могут рассматриваться в качестве допустимых доказательств, подтверждающих заявленную обществом таможенную стоимость ввозимого товара, если декларант не представлял (отказался от представления) их ранее в таможенный орган в рамках проведения дополнительной проверки. При этом выводы судов о неправомерной корректировке таможенной стоимости основаны именно на документах, представленных заявителем непосредственно в суд. Вместе с тем законность оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости товаров должна оцениваться исходя из документов и сведений, которые раскрыты декларантом до принятия оспариваемого решения о корректировке таможенной стоимости товара.

По мнению Арбитражного суда Северо-Западного округа, у судов не имелось оснований полагать, что декларанту таможенным органом не была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости. Из решения таможни о проведении дополнительной проверки и ответа общества на запрос таможенного органа усматривается, что общество, располагая достаточным временем для исполнения запроса, не посчитало необходимым представлять дополнительные документы и пояснения по условиям спорной поставки.

В дальнейшем, представляя в ходе судебного разбирательства новые доказательства в подтверждение заявленной таможенной стоимости товара, ранее таможенному органу не представленные, общество наличие объективных препятствий для получения этих доказательств в установленный таможенным органом срок не обосновало. Не указало общество и причины, по которым задолго до истечения установленного в решении о проведении дополнительной проверки срока, уведомило таможню о невозможности представления дополнительных документов и самостоятельно согласилось на корректировку таможенной стоимости товара.

Арбитражным судом Северо-Западного округа сделан вывод о том, что не установив причины непредставления в таможенный орган документов, подтверждающих заявленную таможенную стоимость по цене сделки, суды нижестоящих инстанций необоснованно приняли в качестве допустимых доказательств по делу представленные обществом документы.

При этом факт представления обществом документов в таможню после принятия обжалуемого решения о корректировке таможенной стоимости товара не имеет правового значения, поскольку документы представлены в таможенный орган в ходе проверки таможенной стоимости товара, заявленного по иной ДТ, и уже после того, как в рамках дополнительной проверки по спорной ДТ заявителю в полной мере была обеспечена возможность устранения сомнений в достоверности заявленной таможенной стоимости, которой общество не воспользовалось.

По делу № А56-89346/2015 Арбитражный суд Северо-Западного округа, отменяя постановление суда апелляционной инстанции, указал следующее.

«Апелляционный суд, приобщая к материалам дела экспортную декларацию, а также копии писем о направлении соответствующего запроса в качестве доказательств по делу, не исследовал надлежащим образом вопрос о причинах, препятствующих обществу в получении и предоставлении названных документов таможне до принятия решения о КТС товаров. При этом судом первой инстанции данному обстоятельству была дана подробная оценка и указано, что общество находилось в длительных и доверительных отношениях со своим продавцом, а последний – с производителем товара, что свидетельствует о наличии возможности для получения обществом от своих контрагентов необходимых копий экспортных деклараций, прайс-листов и других документов, характеризующих сделку по поставке товара.

Более того, апелляционный суд, признавая упомянутые документы надлежащим доказательством достоверности заявленной обществом таможенной стоимости товара, не обратил внимание и не дал оценку тому факту, что в экспортной декларации общая стоимость товаров не соответствует заявленной в рассматриваемой в деле ДТ и в инвойсе; не дал оценки различию единицы измерения товара и несоответствию условий поставки по условиям ДТ; не проанализировал противоречие в датах составления декларации и коносамента.

В ходе таможенного контроля и судебного разбирательства общество в полной мере располагало процедурными (процессуальными) возможностями для защиты своих прав (интересов), реально реализовало их в объеме, достаточном для получения объективной оценки своевременности и полноты взаимодействия декларанта с таможенным органом.

В этом случае оснований для признания экспортной декларации надлежащим доказательством обоснованности таможенной стоимости товаров у суда апелляционной инстанции не имелось.».

Вместе с тем имеются случаи приобщения судами к материалам дела доказательств, которые не были представлены таможенным органам в рамках проведения дополнительных проверок, а также приобщения дополнительных документов, представляемых в суды таможенными органами.

Так, по делу № А60-55005/2015 арбитражный суд апелляционной инстанции указал следующее.

Из оспариваемого решения таможни следует, что оно принято в связи с тем, что часть запрошенных документов не была представлена обществом, а имеющиеся в ее распоряжении документы таможня посчитала недостаточными для подтверждения таможенной стоимости товаров.

Вместе с тем общество представило в материалы судебного дела доказательства, которые не были представлены таможне в ходе дополнительной проверки, суд первой инстанции приобщил их к материалам дела.

Поскольку в ходе судебного разбирательства должны быть установлены фактические обстоятельства, в порядке ст. 65 АПК РФ стороны вправе представлять суду любые доказательства в обоснование своих позиций, после чего суд определяет их относимость к предмету спора.

По общему правилу законность решения таможни должна оцениваться на момент его принятия.

Между тем, не во всех случаях участники внешнеторговой деятельности могут собрать необходимые документы до окончания дополнительной проверки, что не должно лишать их права доказывать обоснованность своей позиции в суде.

Апелляционный суд в данном деле пришел к выводу, что суд первой инстанции, обеспечив сторонам возможность представить все имеющиеся в их распоряжении доказательства, не нарушил принципы состязательности и равноправия сторон.

Арбитражным судом Северо-Кавказского округа при рассмотрении дел №№ А32-28468/2015, А32-35175/2015 была изложена следующая позиция относительно принятия от третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (регионального таможенного управления), дополнительных доказательств, а также об их статусе.

Как следует из материалов дел, региональным таможенным управлением была проведена камеральная проверка, по результатам которой таможней принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров.

По мнению Арбитражного суда Северо-Кавказского округа, суд апелляционной инстанции, руководствуясь требованиями части 1 статьи 255 АПК РФ, правильно учел в качестве допустимого доказательства представленные региональным таможенным управлением копии документов, представленных таможенной службой Турецкой Республики, полученные в соответствии с Соглашением между Правительством Турецкой Республики и Правительством Российской Федерации «О сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах» от 16.09.1997 (г. Анкара) (далее – Соглашение от 16.09.1997).

Анализ копий экспортных документов показал, что таможенная стоимость, заявленная при декларировании указанных партий товаров, значительно ниже по сравнению со стоимостью товаров, указанной в копиях документов, поданных в таможенной орган Турецкой Республики при их вывозе.

Соглашением от 16.09.1997 предусмотрен обмен информацией между таможенными службами государств, который не предусматривает заверение копий, либо дополнительной легализации документов, представляемых по запросу в рамках указанного Соглашения.

Предоставленные в материалы дела документы, составленные на иностранном языке, переведены.

Документ, полученный в иностранном государстве, признается письменным доказательством в суде, если не опровергается его подлинность.

Предоставленные таможенными органами Турецкой Республики транзитные декларации заверены печатью таможенных органов.

Отклоняя довод общества об отсутствии оснований для принятия представленных турецкими таможенными органами документов, суд апелляционной инстанции сослался на презумпцию достоверности декларируемых участниками внешнеэкономических сделок в таможенных органах сведений в качестве общего правила, применяемого не только российским законодательством, но и принципом (правилом), применяемым иными государствами, в том числе Турецкой Республикой.

При рассмотрении в суде спора, касающегося определения таможенной стоимости товара, участвующие в деле лица вправе представить доказательства, обосновывающие их позицию. Эти доказательства подлежат исследованию в судебном заседании в силу положений статей 71 и 162 АПК РФ.

Пункт 12 постановления Пленума

Применяя пункт 12 постановления Пленума, суды дают оценку произведенным таможенными органами повторных корректировок таможенной стоимости товаров (после выпуска товаров), обращая внимание на основания вынесенного решения и обстоятельства, подтверждающие недостоверность заявленной таможенной стоимости товаров.

Так, признавая законность принятого таможенным органом решения о корректировке таможенной стоимости товаров, арбитражные суды по делу № А51-547/2016 сделали следующие выводы.

Обществом было оспорено решение таможни об отмене (изменении) в порядке ведомственного контроля не соответствующего требованиям таможенного законодательства Таможенного союза и законодательства Российской Федерации о таможенном деле решения нижестоящего таможенного органа в области таможенного дела о корректировке таможенной стоимости товаров.

При рассмотрении данного дела судами установлено, что решение о корректировке таможенной стоимости товаров по спорной ДТ уже было обжаловано декларантом в арбитражном суде и вступившим в силу решением суда признано незаконным.

Вместе с тем до принятия судом решения в рамках досудебного урегулирования спора таможней принято решение в порядке ведомственного контроля о признании незаконными решения таможенного поста о корректировке заявленной таможенной стоимости товара, а также решения таможенного поста о принятии вновь определенной таможенным постом таможенной стоимости товара.

На основании решения в порядке ведомственного контроля таможней сформирована КДТ на возврат ранее доначисленных таможенных пошлин, налогов.

Впоследствии по результатам проведенного мониторинга информации, имеющейся в распоряжении таможенного органа, выявлено, что товарная партия по спорной ДТ ранее задекларирована другим участником внешнеэкономической деятельности.

Таможенным органом проведена проверка документов и сведений после выпуска товаров и в порядке ведомственного контроля решением таможни решение таможенного поста о принятии определенной таможенной стоимости товаров, признано не соответствующим таможенному законодательству Таможенного союза и отменено, принято решение о корректировке таможенной стоимости товаров.

Таможенное законодательство не исключает повторной корректировки таможенным органом таможенной стоимости по результатам контроля таможенной стоимости после выпуска товаров.

Наличие судебного акта, принятого по делу, в рамках которого оспаривалась первоначальная корректировка, не свидетельствует о нарушении судами требований части 3 статьи 69 АПК РФ, поскольку в рамках указанного дела на предмет законности и обоснованности исследовалось решение о корректировке таможенной стоимости, принятое по результатам дополнительной проверки до выпуска товаров.

Обстоятельства недостоверности заявленных сведений по таможенной стоимости, выявленные по результатам ведомственного контроля, не являлись основанием для принятия предыдущего решения о корректировке таможенной стоимости товаров, не были исследованы и проверены в ходе рассмотрения соответствующего дела в суде, поэтому оснований для вывода о том, что оспариваемое решение о корректировке таможенной стоимости направлено на преодоление законной силы судебного акта, которыми ранее разрешен спор о законности корректировки таможенной стоимости, не имеется.

Однако в случае, если новое решение о корректировке таможенной стоимости основано на тех же обстоятельствах ее недостоверного заявления, которые являлись предметом оценки суда и послужили основанием для признания недействительным ранее принятого решения о корректировке, арбитражные суды признают такое решение незаконным.

Так, по делу № А73-10984/2015 Арбитражным судом Дальневосточного округа указано следующее.

Изначально принятые таможней решения о корректировке таможенной стоимости товаров были оспорены заявителем и вступившими в законную силу решениями суда признаны незаконными.

Впоследствии в отношении общества проведена камеральная таможенная проверка, по результатам которой вынесены новые решения о корректировке таможенной стоимости товаров, оспоренные по указанному делу.

Судом указано, что во вступивших в законную силу решениях судов по первоначальным корректировкам таможенной стоимости товаров дана оценка положениям контракта, в рамках которого осуществлялась поставка товаров.

При изложенных обстоятельствах, применив положения части 2 статьи 69 АПК РФ, с учетом того, что оспариваемые решения таможни иных оснований для корректировки таможенной стоимости не содержат, суды правомерно признали их незаконными и нарушающими права общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Пункт 14 постановления Пленума

При рассмотрении дела о законности произведенной таможенным органом корректировки таможенной стоимости товаров Арбитражным судом Северо-Кавказского округа по делу № А15-3943/2015 были применены положения пункта 14 постановления Пленума, предусматривающие, что в случае невозможности применения первого метода между таможенным органом и декларантом могут проводиться консультации в целях обоснованного выбора иной основы для таможенной оценки – стоимости сделок с идентичными либо с однородными товарами.

Судом указано, что обмен письменной информацией, документами, заявлениями, письменными пояснениями в процессе декларирования товара между таможенным органом и декларантом является в смысле пункта 1 статьи 2 Соглашения проведением консультаций, поскольку законодательством не установлен запрет на ее проведение в письменном виде посредством обмена документами.

Обмен информацией в процессе декларирования товара между таможней и предпринимателем осуществлялся в виде передачи декларанту имеющейся у таможенного органа информации для уплаты суммы обеспечения и корректировки таможенной стоимости, принятой декларантом в целях уплаты обеспечения и выпуска товара. Встречная информация от предпринимателя в таможню не поступала.

Доказательства обращения декларанта в таможню за консультациями в связи с наличием у него (или у таможни) информации о стоимости товаров, более близких по своим характеристикам к ввезенному по спорной ДТ, предприниматель не представил, как и за консультациями (письменными либо устными) по иным вопросам.

Таможня, напротив, предлагала предпринимателю представить пояснения и дополнительные документы, позволяющие устранить возникшие сомнения в достоверности заявленной таможенной стоимости. Декларант направил в таможню сообщение о невозможности представить документы.

Судами установлено, что указанные действия таможни и предпринимателя фактически являются использованием возможности проведения консультаций в смысле пункта 1 статьи 2 Соглашения. При этом пассивное поведение декларанта в период таможенной проверки при подтверждении таможней невозможности получения информации в смысле, определенном в абзаце третьем пункта 14 постановления Пленума, расценено апелляционной инстанцией как обстоятельство, свидетельствующее о законности действий таможни.

Судами отмечено, что на предпринимателе, претендующем на получение денежных средств из бюджета и отрицающем достоверность отсутствия соответствующей ценовой информации, лежит бремя предоставления доказательств опровержения тех обстоятельств, которые установил и подтвердил в своем решении таможенный орган. Предприниматель опровергающие доказательства не представил. 

Электронные документы как доказательства в судебном процессе

Разные документы по-разному оцениваются на предмет достоверности. Оценка зависит от вида документа, его формы, способа получения и представления. Важный фактор — оспаривается или не оспаривается достоверность документа. В сложных, спорных случаях может проводиться экспертиза как документа в целом, так и отдельных его элементов.

Таким образом, для суда не столь важно, о какой форме документа идет речь, электронной или бумажной. Важно, чтобы документ был подлинным (достоверным) и имел отношение к делу.

Проблемы могут возникнуть с представлением документов. На этот счёт установлены общие и специальные требования.

Обязательно представляются оригиналы документов, если:

  • конкретные обстоятельства дела в соответствии с законом должны подтверждаться только оригиналами документов;
  • дело, по мнению суда, нельзя разрешить без подлинных документов;
  • представленные копии документа отличаются по содержанию;
  • суд потребовал представить подлинники документов взамен представленных электронных копий.

В остальных случаях разрешается представлять электронные или бумажные копии документов. Подлинность копий обеспечивается их заверением в установленном законом порядке, как правило, нотариальном. Правда, если суд посчитает нужным запросить оригиналы, придется либо их представить, либо заявить о невозможности сделать это, обосновав причины.

Специальные требования к представлению документов в электронной форме

Порядок подачи в суды документов в электронной форме, в том числе электронных документов, установлен:

  1. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27 декабря 2016 г. № 251 «Об утверждении Порядка подачи в федеральные суды общей юрисдикции документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа».
  2. Приказом Судебного департамента при Верховном Суде РФ от 27 декабря 2016 г. № 252 «Об утверждении Порядка подачи в арбитражные суды Российской федерации документов в электронном виде, в том числе в форме электронного документа».

Требования к электронным документам, изначально созданным в таком виде без предварительного создания бумажного носителя:

  1. Формат файла должен соответствовать формату электронного документа на момент его подписания. Допустимые форматы: PDF, RTF, DOC, DOCX, XLS, XLSX или ODT, а для документов с графикой — PDF, JPEG (JPG), PNG или TIFF.
  2. Один документ — один файл размером не более 30 Мб. В названии файла указывается наименование документа и количество листов.
  3. Запрещается использовать средства защиты от копирования и печати.
  4. Представляемый электронный документ подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью лица, подписавшего электронный документ. Используется отсоединённая электронная подпись (в отдельном файле).

Требования к электронным образам документов (сканам):

  1. Сканирование осуществляется в масштабе 1:1.
  2. Основная цветовая гамма — чёрно-белая или серая. Цветные изображения допускаются, если это имеет значение для дела и для точной цветопередачи оригинала.
  3. Качество должно обеспечивать возможность корректного прочтения документа, сохранение всех его реквизитов, графической подписи, печатей и штампов.
  4. Формат файла — PDF с возможностью копирования текста. Размер — не более 30 Мб.
  5. Один документ — один файл. В названии файла указывается наименование документа и количество листов.
  6. Электронный образ заверяется усиленной квалифицированной электронной подписью или иным способом, если это допускает процессуальное законодательство.

Указанные требования касаются только случаев, когда документы представляются вместе с обращением в суд (заявление, ходатайство, жалобы и т.д.) и направляются через личный кабинет сервиса «Мой арбитр» или ГАС «Правосудие».

Представление электронных документов и электронных образов в качестве доказательств непосредственно в процессе проходит по другим правилам:

  1. Электронный документ распечатывается и заверяется в том же порядке, в котором он был подписан электронной подписью. Как вариант, возможно его заверение нотариусом. Суд может принять документ и в том случае, если бумажная версия будет заверена графической или простой электронной подписью лица, подписавшего электронный документ.
  2. Электронный образ (скан) документа заверяется в нотариальном порядке. Хотя такого процессуального требования нет, это повышает уровень доверия к документу.

Практика применения разных видов электронных доказательств

Любые электронные документы, подписанные надлежащим образом, принимаются судами в качестве доказательств наравне с бумажными документами. С электронными образами сложнее. К ним относятся как к копиям бумажных документов, но оценивают более придирчиво. Это связано с тем, что образ легче видоизменить полностью или частично с помощью графических редакторов.

Наиболее часто в качестве электронных доказательств используются следующие документы:

  • договоры и дополнительные соглашения;
  • учётные и платёжные документы;
  • переписка сторон через интернет с использованием электронной почты или мессенджеров;
  • сканы, распечатки документов, переданных по электронной почте, через мессенджеры, с помощью факсимильной связи.

Процессуальное законодательство не содержит специальных правил оценки электронных доказательств. Нет в законах и самого понятия «электронное доказательство». В связи с этим суды оценивают электронные документы и образы на своё усмотрение в рамках правил оценки доказательств в целом и письменных в отдельности.

Если документ и его достоверность не оспариваются сторонами процесса, он, скорее всего, будет принят судом в качестве доказательства. Разумеется, если соблюдены формальные требования к его форме, содержанию, получению и представлению. Но если возникает спор, приходится доказывать или опровергать различные обстоятельства, связанные с составлением, изданием, подписанием, отправкой и (или) получением документа.

В соответствии со статьей 160 ГК РФ, письменная форма сделки считается соблюдённой, если стороны заключили договор с помощью технических средств, которые позволяют воспроизвести в неизменном виде содержание сделки на материальном носителе. Договор считается подписанным конкретным лицом, если можно достоверно определить, что именно это лицо выразило свою волю и тем самым заключило сделку. Отсутствие подписи (графической или электронной) на договоре уже ставит под сомнение соблюдение письменной формы сделки. Поэтому, когда в суде для подтверждения сделки представляются электронная переписка и приложения к ней, необходимо доказать, что письма и вложения (договор, протокол разногласий и т. п.) исходили от конкретного лица, имеющего полномочия на заключение сделки.

Учётные и платёжные документы также могут быть оспорены на предмет их создания или подписания конкретным лицом. Интернет-переписка, сканы и распечатки документов, переданных по электронной почте, через мессенджеры или с помощью факсимильной связи, скриншоты страниц создают ту же самую проблему.

К вопросу об использовании материалов незавершенного уголовного дела в арбитражном процессе

Шерихова Надежда Евгеньевна, адвокат (Областная адвокатская контора Нижегородской областной коллегии адвокатов)

Опубликовано «Нижегородский адвокат» №07-2018

 

Нередко рассмотрение налоговых, таможенных споров, иных споров об оспаривании сделок, решений антимонопольных органов в арбитражных судах сопровождается параллельным расследованием уголовного дела с аналогичным предметом доказывания (к примеру, оспаривание решения в сфере таможенного дела, влекущее доначисление таможенных платежей и расследование уголовного дела по ст. 194 Уголовного Кодекса Российской Федерации). В этой связи арбитражный процесс выступает как средство получения преюдициального судебного акта, который может либо поставить крест на дальнейшем уголовном преследовании, либо наоборот – дать ему дальнейший ход, в зависимости от результатов рассмотрения.

 

Уголовное дело, а если быть точнее – доказательства, собранные в ходе его расследования, выступает как инструмент сбора доказательственной базы для вынесения решения в интересах соответствующей стороны.
Более менее ситуация с правовым статусом доказательств из уголовного дела ясна, когда речь идет об уже состоявшемся приговоре, либо о прекращенном уголовном деле.
Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом (часть 4 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации). Очевидно, что доказательства по уголовному делу уже получили свою оценку судом и их использование в арбитражном процессе является абсолютно правомерным.
В отношении статуса материалов уже завершенных уголовных дел, на стадии следствия либо суда по нереабилитрующим основаниям (в связи с истечением сроков давности, амнистии и т.д.) вопрос также разрешен. Несмотря на то, что итоговые документы по уголовному делу не имеют статуса преюдициальных, Высший арбитражный суд РФ разъяснил о возможности их самостоятельного использования как доказательств: «Другие доказательства, полученные в уголовно-процессуальном порядке, могут быть использованы в арбитражном процессе для установления наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, при условии их относимости и допустимости (часть 1 статьи 64, статьи 67 и 68 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. В рассматриваемом случае показания, данные правоохранительным органам, относимы к настоящему спору, они являются допустимыми с точки зрения содержания и способа получения)». Аналогичная правовая позиция изложена Конституционным Судом Российской Федерации в определении от 01. 03.2011 № 273-О-О. Следует сделать оговорку – данные судебные акта касались ситуации, когда уголовное дело завершено.
Таким образом, позиция судов представляется логичной, поскольку собранные доказательства получили свою оценку (как минимум на предмет законности их сбора), отраженную в итоговом процессуальном документе.
Налоговый орган, к примеру, пользуется лояльным отношением органов предварительного расследования, в чьем производстве находится дело по ст. 199 УК РФ и как следствие — имеет доступ к собранным материалам. Поэтому налоговым органом, как участником арбитражного процесса, чаще всего представляются такие доказательства как допросы лиц, заключения экспертов, протоколы обысков и осмотров. В связи с этим, спорным в судебной практике является вопрос об использовании в арбитражных делах материалов уголовных дел, не оконченных следствием (в т.ч. приостановленных). Таким образом, настоящая статья имеет более узкий предмет, касающийся процессуального статуса доказательств, собранных по незавершенному уголовному делу, в арбитражном процессе. На этот счет суды занимают диаметрально противоположную позицию, делая суждения о возможности их приобщения и оценки, и об отсутствии таковой.
Первая позиция судов, изложенная в судебных актах, сводится к тому, что незаконченность предварительного следствия по уголовному делу и отсутствие оценки протоколов допросов свидетелей судом, рассматривающим уголовное дело, не свидетельствуют о том, что арбитражный суд не может учитывать фактические обстоятельства, содержащиеся в протоколах допросов свидетелей. «Сам по себе факт проведения экспертизы в рамках уголовного дела, производство по которому не завершено на момент рассмотрения дела в арбитражном суде не свидетельствует о том, что полученное таким образом заключение экспертизы является ненадлежащим или порочным доказательством по делу, рассматриваемому арбитражным судом» (Постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 08.11.2013 по делу N А25-1187/2013). Правовой статус таких доказательств определяется как «иное доказательство» по смыслу ст. 89 АПК РФ, подлежащее оценке наряду с другими доказательствами по делу.
Более того, аналогичная позиция высказана в отношении материалов, полученных в результате ОРМ. Таким образом, АПК РФ дозволяет использовать в качестве доказательств процессуальные документы, оставляя на усмотрение суда вопрос, являются ли допустимыми доказательствами протоколы допросов свидетелей, осмотра места происшествия, заключения экспертизы по незавершенному уголовному делу.
Представляется, на взгляд автора, более глубокой, вторая позиция судов по этому вопросу: «материалы уголовных дел (протоколы допросов) не подлежат оценке, поскольку являются доказательствами, полученными таможней в ходе расследования уголовных дел, возбужденных в отношении физических лиц. Оценка таким материалам может быть дана только судом, рассматривающим эти дела. Предрешать данным судебным актом оценку таких доказательств арбитражный суд не вправе, иное влечет смешение юрисдикции (компетенции) арбитражных судов и судов общей юрисдикции» (Постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 02. 05.2012 по делу N А46-11138/2011).
«Суд первой инстанции в обжалуемом определении указал, что заключения экспертов, полученные в ходе расследования уголовного дела, не являются доказательствами в арбитражном процессе, не имеют преюдициального значения для данного обособленного спора. Из заключений экспертов следует, что финансово-аналитические судебные экспертизы проводились по документам, находящимся в материалах уголовного дела, при этом у арбитражного суда не имеется полной информации о доказательствах в уголовном деле» (Постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.02.2018 N Ф07-138/2018).
Таким образом, позиция сводится к тому, что представленные материалы из уголовного дела, в отсутствие вступившего в законную силу приговора суда, не могут быть приняты судом в качестве доказательств, поскольку по смыслу ст. 64 АПК РФ не являются таковыми в рамках арбитражного процесса.
Действительно, для оценки законности собранных доказательств необходима совокупность фактов, свидетельствующих о соблюдении норм уголовно-процессуального законодательства, касающихся их сбора и закрепления, которая чаще всего заинтересованной стороной не представляется.
Следственные действия должны быть произведены уполномоченным лицом, т.е. следователем либо дознавателем, принявшими уголовное дело к своему производству, либо по поручению таковых. В частности, проведение обысков оперативными сотрудниками, в отсутствии сведений о составе следственной группы, не позволяет сделать вывод о надлежащем субъекте их производства.
Следственные действия должны быть осуществлены с соблюдением законности продления сроков предварительного расследования. Результаты следственных действий, совершенных за пределами сроков либо с незаконным порядком продления, являются недопустимыми доказательствами, чего не может оценить арбитражный суд, не обладая документами о юридической судьбе расследуемого уголовного дела.
Следственные действия должны быть осуществлены в надлежащей процессуальной форме, т.е. в строгом соответствии с законом, который регламентирует порядок проведения любого следственного мероприятия. Представление протокола обыска без постановления о его производстве либо судебного акта не позволяет оценить законность их проведения.
Само собой разумеется, материал не может быть представлен в форме незаверенных следствием копий.
Оценку указанных обстоятельств можно дать исключительно при поступлении уголовного дела в суд общей юрисдикции с утвержденным обвинительным заключением либо актом , в полном объеме, в прошитом и пронумерованным виде. Представление лишь конкретных протоколов обысков, осмотров, допросов, заключения экспертов, без процессуальных документов о возбуждении дела, продлении сроков следствия , составе следственной группы и т.д., не позволяет суду сделать вывод о законности их производства, что исключает возможность их использования в рамках арбитражного процесса.
Чаще всего, заинтересованной стороной представляется лишь конкретный документ из уголовного дела, поэтому по данным доводам можно возражать относительно приобщения и оценки документов. Кроме того, заключения экспертов и допросов представляют собой восполнимые доказательства в арбитражном процессе. Например, допросив лицо в заседании, либо заявив ходатайство о назначении судебной экспертизы, можно тем самым нивелировать значение материалов уголовного дела.
Резюмируя все изложенное, можно прийти к выводу о том, что судебная практика по означенному вопросу разная, что свидетельствует об отсутствии единства подходов. Разумеется, для законодательного закрепления рассматриваемый вопрос слишком частный, однако для дачи разъяснений высшей судебной инстанцией в целях единообразия правоприменения вполне
заслуживает внимания.

Материально-техническое обеспечение предприятий агропромышленного комплекса Омской области Управление и паспортизация технической составляющей производственных процессов в растениеводстве

Содержание данной работы может быть использовано на условиях Creative Commons Attribution 3.0 лицензия. Любое дальнейшее распространение

этой работы должно содержать указание автора(ов) и название работы, цитирование в журнале и DOI.

Опубликовано по лицензии IOP Publishing Ltd.

ITE 2019

IOP Conf.Серия: Материаловедение и техника 582 (2019) 012028

Издательство ИОП

doi:10. 1088/1757-899X/582/1/012028

1

Материально-техническое обеспечение предприятий агропромышленного комплекса управления Омской области и

аттестация технической составляющей производства

процессы в растениеводстве

Мяло О.В. а, Прокопов С.П. б, Мяло В.В., Союнов А.С. д,

Демчук Е.В. Учреждение образования высшего образования «Омский государственный

Аграрный университет им.А. Столыпина 644008, г. Омск, ул. Институтская площадь

E-mail: a [email protected], b [email protected], c [email protected],

d [email protected], e ev.demchuk @omgau.org

Аннотация. Управление современным предприятием агропромышленного комплекса должно охватывать

все аспекты производства основных видов выпускаемой продукции. В это понятие в современных

экономических условиях необходимо включать не только экономические показатели и способы сбыта

готовой продукции, но и использование современных технических

технологий, безопасность производства для окружающей среды

и людей. Совершенствование технологий получения продукции растениеводства невозможно без обновления

оборудования, применяемого для механизации и автоматизации производственных процессов. По

по этой причине в законодательстве появилось такое понятие, как аттестация производственных технологических

процессов, которая включает в себя оценку всех составляющих технологического процесса, в том числе

используемых производственных средств, качества их технического состояния и обслуживания.В статье

проведен анализ современного состояния системы технического обслуживания, структуры и состояния машинно-тракторного парка

предприятий агропромышленного комплекса

Омской области. Разработана методика

обработки информации в части выручки сельскохозяйственных предприятий

и определена доля работ, которые хозяйство может передать специализированному предприятию технической службы

с учетом собственной прибыли.

1. Введение

Сертификация технологических процессов и производств является документальным подтверждением

соответствия каждого компонента полноценного функционирования предприятия действующим нормативам. Процедура

включает в себя проверку готовой продукции и технологий ее производства, техническое обслуживание

се

и восстановительные работы, испытания систем и технический контроль конечного результата [1]. С началом

2017 года многие предприниматели и предприятия услышали о новой сертификации — сертификации технологических

процессов.Осуществляется в соответствии со статьей 215 ТК РФ.

Как правило, государственная инспекция труда выезжает на ничего не подозревающее предприятие, проводит проверку, по окончании которой по

выдается замечание о том, что технологические процессы в организации не соответствуют

статье 215 ТК РФ, так как у них нет удостоверения.

В этом примечании также указывается дата повторной проверки.В этот период необходимо устранить все

замечаний и пройти аттестацию технологических процессов. Если на момент повторной проверки

аттестация не пройдена, то на

юридическое лицо будет наложен штраф в размере от 50 000 до 80 000 рублей.

В технологических процессах сельскохозяйственного производства основными средствами выполнения технологических

операций являются комбайны, тракторы и агрегатируемые с ними сельскохозяйственные машины [2].

По данным Министерства сельского хозяйства и продовольствия Омской области структура парка сельскохозяйственной техники

на 2018 год представлена ​​на рисунке 1.

Передовые технологии очистки сточных вод агроперерабатывающих производств и когенерации -продукты: скотобойня, производство молочных продуктов и напитков

Мясная промышленность

Мясоперерабатывающая промышленность использует большое количество воды по гигиеническим причинам и производит большое количество сточных вод в конце.Существование большого количества взвешенных твердых частиц в сточных водах создает запах, что является серьезной экологической проблемой, связанной со сточными водами бойни. Сточные воды бойни характеризуются наличием высокой концентрации крови животных, обескровливанием, снятием шкуры, очисткой тел животных, уборкой помещений и т. д., имеют высокое содержание органических взвешенных веществ и высокую концентрацию питательных веществ (Sunder and Satyanarayan 2013). . Было признано, что сброс сточных вод с боен без надлежащей очистки загрязняет водоемы (Seif and Moursy 2001).Исследователи обратили внимание на сточные воды скотобоен, чтобы уменьшить их воздействие на окружающую среду с помощью методов анаэробной очистки. Очистка в последовательном реакторе периодического действия (SBR) показала более высокую эффективность удаления загрязняющих веществ из сточных вод бойни (таблица 1) (Kundu et al. 2013). Обработка анаэробным сбраживанием ( AD ), такая как анаэробный контакт (AC), анаэробный слой ила с восходящим потоком (UASB) и реакторы с анаэробным фильтром (AF), используются для очистки сточных вод бойни.Однако высокопроизводительные анаэробные реакторы, такие как системы очистки UASB, менее популярны для очистки сточных вод бойни из-за высокого накопления жира и взвешенных веществ в поступающем потоке, что влияет на эффективность работы систем очистки. Это указывает на то, что этапы предварительной обработки необходимы для удаления жиров и взвешенных твердых частиц, чтобы использовать реактор UASB для очистки сточных вод скотобойни. В Таблице 2 обобщена эффективность различных анаэробных реакторов для очистки сточных вод бойни (Kundu et al.2013).

Таблица 1 Характеристики боен и эффективность удаления SBR (Кунду и др., 2013) Таблица 2 Системы очистки сточных вод скотобоен

Сточные воды реакторов анаэробной очистки содержат большое количество питательных веществ и низкий уровень ХПК и не соответствуют стандартным предельным значениям для сточных вод. Системы секвенирующих реакторов периодического действия (SBR) эффективны для удаления питательных веществ из одного единственного реактора, сочетающего анаэробные и аэробные стадии, которые используются при очистке сточных вод бойни.В последнем столбце таблицы 2 приведены сведения о вторичной очистке сточных вод скотобоен (минимум 2013 г. ).

Развитые страны, такие как США и Австралия, широко использовали анаэробные лагуны для очистки сточных вод своих боен из-за низких эксплуатационных расходов и затрат на техническое обслуживание и высокой эффективности в снижении платы за загрязнение. Тем не менее, анаэробные лагуны вызывают проблемы с запахом и выброс метана, основного источника парниковых газов с теплоудерживающей способностью в 20–30 раз больше, чем у двуокиси углерода.Но теперь в Европе и Азии были разработаны сложные анаэробные реакторы для повышения эффективности очистки. Среди них высокопроизводительный анаэробный контактный (AC) реактор был применен в полном объеме в Великобритании для очистки сточных вод бойни. Реактор показал, что снижение БПК5 на 90 % при OLR колеблется от 0,12 до 0,28 кг/м 90 123 3 90 124/день. Другой современный высокопроизводительный анаэробный реактор, называемый AF, обладает хорошей способностью удерживать бактерии за счет прилипания биомассы к неподвижному или плавающему инертному материалу, называемому фильтром. AF был установлен в полном объеме в Германии и имеет OLR от 3 до 10 кг/м 3 /день с HRT от 21 до 27 часов показал снижение ХПК в диапазоне от 70 до 90% (Massé and Masse 2000). Исследование, проведенное на бойне, показало, что сточные воды скотобойни могут выделять метан из-за содержания в них органических материалов (таблица 3) (Olvera and Lopez-Lopez 2012).

Таблица 3 Потенциал сточных вод бойни для производства метана (Olvera and Lopez-Lopez 2012)

Точно так же растущий спрос на мясо в Эфиопии приводит к дальнейшему расширению скотобоен в стране.Эти расширения скотобоен приводят к большому количеству сточных вод. Например, скотобойни Кера и Луна в Аддис-Абебе и Моджо, соответственно, потребляют большое количество водных ресурсов для удаления шкур с животных и сбрасывают их сточные воды в соседние реки, т. е. реки Акаки и Моджо, без надлежащей очистки, что вызывает эвтрофикацию реки. Физико-химические характеристики сточных вод скотобоен Кера и Луна в Аддис-Абебе и Моджо, соответственно, были обобщены в Таблице 4. Чтобы уменьшить эвтрофикацию рек принимающей среды, некоторые бойни начали использовать лагуны, например, бойня Луна в Моджо для очистки сточных вод, в то время как неочищенные стоки Керы сбрасываются без очистки (Мулу и Айналем 2015). Обычная система обработки отстойников для скотобойни Luna не достигает пределов стандарта EEPA.

Таблица 4 Характеристики сточных вод скотобоен Кера и Луна (Мулу и Айналем, 2015 г.; EEPA, 2009 г.)

Оценка теоретического максимального потенциала образования метана с учетом деградированного ХПК

Биохимический метановый потенциал отходов связан с концентрацией существующих в них органических веществ (ХПК) и эффективностью очистных сооружений.Максимальный теоретический выход метана составляет 0,35 м 3 Ч5/кгХПК. Этот расчет сделан в предположении, что все содержание ХПК в анаэробном процессе преобразуется в метан, и определяется эквивалентность ХПК метана. Это делается путем расчета количества кислорода, необходимого для полного окисления 1 моль CH 4 в условиях STP (стандартная температура и давление). Сбалансированная реакция (Манг, 2016):

$$\mathop {{\text{CH}}_{4}}\limits_{16} + \mathop {2{\text{O}}_{2}} \limits_{64} \to \mathop {{\text{CO}}_{2}}\limits_{44} + \mathop {2{\text{H}}_{2} {\text{O}} }\limits_{36}$$

ХПК метана составляет 64 грамма O 2 /16 г CH 4 .{3} \,{\text{метан}}$$

Другая методика оценки образования метана из разложенного значения ХПК в реакторе на СТП использует (Черничаро 2007):

$$V \left( {\text{метан}} \right) = \frac{\text{ COD}}{K\left( t \right)}$$

где, V (метан) = объем произведенного метана (л), COD = количество COD, преобразованного в метан (г), K ( t ) = поправочный коэффициент (гХПК/л), определяемый как

$$K\left( t \right) = \frac{P \times K}{{R \times \left( {273 + K} \ справа)}}$$

где, P  = атмосферное давление (1 атм.), K  = ХПК, соответствующая 1 моль CH 4 (64 г), R  = газовая постоянная (0,08206 атм.  л/моль. K), T  = рабочая температура (25 °C).

Для сточных вод бойни Кера, ХПК = 11546,6 мг, \(V_{{{\text{CH}}_{4} }}\) составляет:

$$V_{{{\text{CH}}_{ 4} }} = \frac{\text{COD}}{K\left( t \right)} = \frac{\text{COD}}{{P \times \frac{K}{{R \times \ влево( {273 + T} \right)}}}} = \frac{{11546,6\,{\text{мг}}}}{{1\,{\text{атм}} .\times \frac{{ 64\,{\text{g}}/{\text{mol}}}}{{\left( {0.08206\,{\text{атм}}.\frac{\text{L}}{{{\text{моль}}.\,{\text{K}}}}} \right)\left( {273 + 25} \right)K}}}} = 4,5599\,{\text{L}}$$

Для сточных вод бойни Луна, ХПК = 475,67 мг, \(V_{{{\text{CH}}_{4} }}\) составляет:

$$V_{{{\text{CH}}_{4 } }} = \frac{\text{COD}}{K\left( t \right)} = \frac{\text{COD}}{{P \times \frac{K}{{R \times \left ( {273 + T} \right)}}}} = \frac{{475,67\,{\text{мг}}}}{{1\,{\text{атм}} .\times \frac{{64 \,{\text{g}}/{\text{моль}}}}{{\left( {0,08206\,{\text{атм}}.\frac{\text{L}}{{{\text{mol}}.\,{\text{K}}}}} \right)\left( {273 + 25} \right)K}}}} = 0,1878\,{\text{L}}$$

Приведенные выше простые расчеты показывают, что мясоперерабатывающие заводы «Кера» и «Луна» имеют потенциальное содержание органических веществ в неочищенных сточных водах, способных генерировать биогаз.

Молочная промышленность

Неправильные системы обработки сырных дневников становятся серьезной экологической проблемой из-за высокого содержания в них органических веществ. Тем не менее, сточные воды сыроваренных заводов являются одним из наиболее важных промышленных загрязнителей в качестве альтернативных источников энергии, а не загрязняющих веществ через соответствующие системы очистки из-за высокого содержания в них ХПК и БПК (Najafpour et al.2008). Анаэробная очистка стоков сыроварни более предпочтительна, чем традиционные методы получения биогаза. Сырная сыворотка (CW) является богатым белком побочным продуктом производства сыра. Он содержит сильно биоразлагаемые органические вещества (Demirer et al. 2000). Однако его химический состав зависит от качества и состава молока и технологии его производства, т. е. количества дрожжей и кислоты, используемых для ферментации и коагуляции соответственно. CW состоит из сильнодействующих органических загрязнителей, значения ХПК и БПК5 варьируются от 60 000–100 000 до 40 000–60 000 соответственно (Аспазия и Анастассиос, 2012).

Как правило, предприятия молочной промышленности производят сильные сточные воды, характеризующиеся высокими концентрациями БПК и ХПК. (Демирель и др., 2005). Однофазный процесс анаэробного сбраживания включает разложение органических веществ микроорганизмами в отсутствие кислорода и приводит к образованию биогаза, смеси двуокиси углерода и метана и биомассы. Некоторые исследования показывают, что 90% ХВ гидролизованного органического вещества превращается в биогаз на стадии метаногенеза. Также подсчитано, что из одного литра CW можно получить 45 л биогаза, содержащего 55 % метана и 80 % удаления ХПК.Из одного литра CW может быть произведено 20 л CH 4 , что эквивалентно 700 БТЕ производства энергии. Другие пилотные исследования, проведенные в системах производства биогаза с использованием реакторов, отличных от CW, представлены в таблице 5 (Aspasia and Anastassios 2012).

Таблица 5 Системы обработки сырной сыворотки с использованием анаэробных реакторов

Двухфазная анаэробная очистка особенно подходит для сточных вод с высокой концентрацией органических веществ, таких как молочные сточные воды. Многочисленные исследования анаэробного ацидогенеза молочных сточных вод показывают, что более высокая эффективность очистки была достигнута на молочных стоках, а именно на заводах по производству сыра, свежего молока и сухого молока/масла, с использованием мелкомасштабной мезофильной двухфазной системы. Например, для сточных вод сыроварни при скорости органической нагрузки (OLR) 2,82 кгХПК/м 3 /сутки было достигнуто удаление ХПК на 97%, а при OLR 2,44 кгХПК/м 3 /сутки 94% Удаление ХПК было получено для сточных вод свежего молока.Для завода по производству сухого молока/масла с OLR 0,97 кгХПК/м /день было достигнуто удаление ХПК на 91%. В таблице 6 представлены сводные данные по двухэтапной анаэробной очистке сточных вод молочной фермы (Demirel et al., 2005).

Таблица 6 Двухэтапная анаэробная очистка сточных вод молочной промышленности в малотоннажном производстве

Число молочных заводов в развивающихся странах, таких как Эфиопия, увеличивается. Эти заводы сбрасывают свои сточные воды в окружающую среду и приводят к загрязнению окружающей среды.Например, на молочном заводе Ада в городе Бишофту с самого начала возникли проблемы из-за сброса пахучих сточных вод, содержащих органические вещества, взвешенные вещества, азот и фосфор, которые вызывают серьезные проблемы со здоровьем у животных и людей. Сточные воды молочных заводов обычно содержат молоко, побочные продукты переработки, чистящие средства и различные добавки, которые могут использоваться на заводе. Согласно отчету Соломона Али о пилотном исследовании по очистке сточных вод молокозавода Ада, сточные воды показали снижение концентрации некоторых загрязняющих веществ (таблица 7).Это небольшое снижение уровня загрязняющих веществ было достигнуто в основном за счет заболоченных территорий с горизонтальным поверхностным стоком (HSFCW). Эти системы очистки чаще всего используются в развивающихся странах из-за их низкой стоимости и простоты обслуживания для очистки промышленных сточных вод, но они неэффективны для удаления органических загрязнителей (Ali 2013).

Таблица 7. Характеристики сточных вод молочной промышленности (Ali 2013)

Это экспериментальное исследование сточных вод молочного завода показывает, что эффективность удаления построенной системы водно-болотных угодий, за исключением аммиака, показанная в скобках Таблицы 7, очень низка со многими другими воздействиями на окружающую среду, такими как увеличение проблем с запахом и выбросами парниковых газов, по сравнению с системами анаэробной очистки.{3} \,{\text{метан}}$$

ИЛИ

$$V_{{{\text{CH}}_{4} }} = \frac{\text{COD}}{K\left( t \right)} = \frac{\text{COD }}{{P \times \frac{K}{{R \times\left( {273 + T} \right)}}}} = \frac{{2520\,{\text{мг}}}}{ {1\,{\text{атм}} .\times \frac{{64\,{\text{g}}/{\text{моль}}}}{{\left({0,08206\,{\text {атм}}.\frac{\text{L}}{{{\text{моль}}.\,{\text{K}}}}} \right)\left( {273 + 25} \right) K}}}} = 0,9952\,{\text{L}}$$

Таким образом, это исследование физико-химических характеристик для значения ХПК, поступающего на молочный завод, показывает, что сточные воды агропромышленного завода молока Ада могут быть альтернативным возобновляемым источником энергии. Поэтому на заводе следует использовать метод анаэробной очистки.

Пивоваренная промышленность

Пивоваренная промышленность является одним из самых водоемких агропромышленных секторов. Качество сточных вод пивоваренного завода зависит от различных процессов, происходящих на пивоваренном заводе, в частности, при обработке сырья, приготовлении сусла, ферментации, фильтрации, безразборной мойке, упаковке и т. д. Органические соединения, обнаруженные в сточных водах пивоваренного завода, в основном состоят из сахаров, растворимых крахмал, этанол, летучие жирные кислоты и др.и, как правило, легко биоразлагаемы. Характеристики некоторых важных физико-химических параметров окружающей среды пивоваренного завода: ХПК колеблется от 2000 до 6000 мг/л, БПК колеблется от 1200 до 3600 мг/л, азота колеблется от 25 до 80 мг/л, а фосфора колеблется от 10 до 50 мг/л. (Дриссен и Верейкен, 2003 г.).

Процесс анаэробной фильтрации в основном применялся в экспериментальной и полномасштабной форме для очистки сточных вод пивоваренных заводов. В 1983 году на заводах по переработке пищевых продуктов, сыроваренных и пивоваренных заводах было коммерчески установлено большое количество анаэробных фильтрующих систем различной конфигурации.Эффективность АФ для очистки сточных вод пивоваренного завода была первоначально определена при скорости загрузки 10 кг ХПК/м 3 /сутки до настройки № 1 на насосе для сточных вод в мезофильных условиях (т. е. при 35 °C) и показала снижение ХПК на 85%. После этого его скорость поддерживалась в течение примерно 5 недель, среднее производство биогаза составило 0,4 м /сутки, а снижение ХПК составило 81%. Затем скорость загрузки была увеличена до значения 2 на подающем насосе, и, как показано в Таблице 8, HRT снизилась с 23 до примерно 5 дней, в среднем 562 л подаваемого в день.Это соответствует скорости загрузки 1,27 кг ХПК/м 3 в день, указывает на снижение ХПК на 85% и производство газа на 1,42 м 3 биогаза, содержащего более 75% метана. Это указывает на то, что увеличение скорости загрузки может привести к еще более высокой производительности варочного котла, возможно, из-за более высокой популяции бактерий в варочном котле с течением времени (Williams et al. 1999).

Таблица 8 Эффективность AF при очистке сточных вод пивоваренного завода в экспериментальном масштабе (Williams et al. 1999)

Несколько исследований показали, что применение процессов анаэробного сбраживания успешно применяется для очистки сточных вод пивоваренных заводов.Другой лабораторный масштаб процессов анаэробного сбраживания указывает на то, что твердые вещества пивоваренного завода и сточные воды в сочетании друг с другом также являются хорошей альтернативой для когенерации возобновляемой энергии. Анаэробное совместное сбраживание — это передовая технология, в которой используются дополнительные субстраты для увеличения выхода метана из этих субстратов отходов пивоварения. Отходы пивоваренного завода (BW) сначала используются в качестве ко-субстрата и совместно перевариваются с его твердыми отходами в периодическом режиме в мезофильных условиях, и, наконец, достигается максимальное производство метана 287 LCH 4 / кг ХПК. Наибольший биохимический потенциал метана был получен с горячей трубой, т.е. 251 LCH 4 /кгХПК с более высокой производительностью по метану 1,08 в сутки, что свидетельствует о его высокой биоразлагаемости, в то время как биоразложение отработанного зерна и комбинации образцов Т + СГ было почти одинаковы по своему биохимическому метановому потенциалу, выходу метана и скорости образования метана (Costa et al. 2013).

В Эфиопии большинство пивоваренных заводов сбрасывают сточные воды в окружающую среду.Например, пивоварня St. George, Аддис-Абеба, Эфиопия, производила около 107,7 тыс. гектолитров (гл) пива и около 7,5 млн гектолитров сточных вод ежегодно. Такое количество сточных вод ранее сбрасывалось в водные объекты и может привести к загрязнению реки Акаки. Однако недавно пивоварня St. George Brewery установила современную очистную установку (полномасштабную UASB) с системой реаэрации для лучшей обработки своих отходов. Система очистки сточных вод состоит из узла предварительной очистки, приямка-притока, уравнительного резервуара, реактора УАСБ и узла реаэрационной очистки (рис. 3). Работа УАСБ успешно осуществляется в реакторе при времени выдержки 6 ч с загрузочной емкостью 700 м 3 при наличии хорошо оседающего (гранулированного) ила, в котором сточные воды двигались в восходящем направлении через иловую подушку, состоящую из биологически сформированные гранулы. Система была построена из бетона и может очищать 2000 гектолитров воды в день. Общее время нахождения сточных вод в системе очистки составляет 17,5 ч (Була, 2014).

Рис. 3

ул.Станция очистки сточных вод пивоварни George

В процессе очистки сначала собранные сточные воды с различных технологических установок пивоваренного завода проходят через мелкое сито для удаления крупных примесей. Стоки с тонкого сита направляются в уравнительную емкость, которая буферизует поступающие сточные воды со временем удерживания 8 часов. Это время удерживания очень полезно для получения достаточного сглаживания гидравлических пиков и снятия пиков pH и органической нагрузки, а также для частичного гидролиза сложных органических соединений до сахаров, аминокислот и жирных кислот. Коррекция pH осуществляется добавлением NaOH или HCl и рециркуляцией анаэробных сточных вод в резервуаре для коррекции pH. Резервуар для корректировки pH закрывается, а отходящие газы извлекаются и обрабатываются в системе биофильтрации. Затем в реакторе УАСБ происходит собственно биологическая очистка сточных вод. На этом этапе жидкость течет вверх и смешивается с осевшей биомассой, а очищенные сточные воды проходят через реаэрационный резервуар, удаляя пахучие соединения и превращая сульфиды в серу и сульфат перед сбросом.В верхней части UASB-реактора установлен пластинчатый сепаратор для разделения очищенных сточных вод, биогаза и шлама. Произведенный CH 4 (487 Нм 3 /день) сжигается на факеле, в то время как CO 2 используется для внутренней циркуляции для карбонизации (Bula 2014). В целом очистные сооружения имеют низкую эффективность работы по удалению в основном биогенных элементов (TN и TP), в том числе TSS, БПК5 (таблица 9). Это может быть связано с низким пониманием процесса и реализации технологии. Для дальнейшего удаления этих загрязняющих веществ в целях достижения стандартов Управления по охране окружающей среды Эфиопии (EEPA) пивоваренному заводу в Сент-Джордже следует расширить очистку с помощью реактора периодического действия. В целом, для лучшего удаления как органических веществ, так и питательных веществ из сточных вод пивоваренного завода SBR очень полезен в качестве последующей обработки, показанной в таблице 4, из-за его высокой эффективности удаления как органических веществ, так и питательных веществ (Min 2013; Panbic 1996; Zhan et al. 2008 г.). Основываясь на эффективности удаления SBR из литературы, возможные расширенные варианты очистки сточных вод пивоваренного завода показаны на рис.4.

Таблица 9 Среднее значение параметров сточных вод пивоваренного завода до и после очистки (Була, 2014; EEPA, 2009) Рис. 4

Расширенная возможная очистка сточных вод пивоваренного завода

2 База сырьевых ресурсов | Промышленные продукты на биологической основе: приоритеты исследований и коммерциализации

Страница 28

процента всех культур, собранных в 1996 году. Текущее использование товарных культур в технических целях невелико. Совместное производство зерновых культур, таких как кукуруза, как для производства продуктов питания, так и для производства этанола, поможет уменьшить любые будущие конфликты, связанные с выделением возобновляемых ресурсов для удовлетворения двух важных потребностей человека: продуктов питания и топлива.

Соединенные Штаты долгое время были крупнейшим в мире производителем фуражного зерна. Последние данные показывают, что отечественное производство зерна составляет примерно 67% мирового предложения зерна (USDA, 1997a). В 1998 году Соединенные Штаты экспортировали более 37 миллионов метрических тонн зерна кукурузы (ERS, 1999). По данным Министерства сельского хозяйства США, производство фуражного зерна в США, по прогнозам, будет неуклонно расти до 2005 года. Ожидаемый рост производства связан с повышением урожайности, за исключением кукурузы, где в некоторые годы увеличение посевных площадей также приводит к росту. Ожидается, что урожайность кукурузы увеличится на 1,7 бушеля с акра в год, исходя из долгосрочной тенденции. Ожидается, что посевная площадь кукурузы останется на уровне 80 миллионов акров или выше в течение следующего десятилетия (USDA, 1997a). Продолжающийся рост производительности сельского хозяйства в США расширит ресурсную базу, доступную для выращивания сельскохозяйственных культур на биологической основе.

Урожайность кукурузы в США почти утроилась в период с 1950 по 1980 год, в среднем с 35 бушелей с акра до более 100 бушелей с акра (OTA, 1980). Основываясь на этих достижениях, аналитики предсказали, что к 1995 году урожайность кукурузы превысит 120 бушелей с акра.Это действительно произошло: урожайность кукурузы в 1992 и 1994 годах превысила 130 бушелей с акра (NASS, 1994; USDA, 1997a). Из 252 миллионов метрических тонн кукурузы, произведенных в 1996–1997 маркетинговом году, примерно 19 миллионов метрических тонн (7 процентов от общего объема производства зерна кукурузы) было выделено для промышленного использования (технический крахмал, технический спирт и топливный спирт) (ERS). , 1997б). В той мере, в какой мы понимаем многие факторы, влияющие на урожайность сельскохозяйственных культур, повышение продуктивности во многих случаях будет повышаться за счет улучшения генетики растений, борьбы с вредителями и качества почвы.При нынешних темпах роста на рубеже веков может появиться еще 19 миллионов метрических тонн кукурузы.

Многолетние травы и бобовые оцениваются как потенциальные энергетические культуры (Hohenstein and Wright, 1994). Эти травы включают траву бахия, траву бермудских островов, траву гама восточную, траву тростниковой канарейки, траву тростника, рожь, суданскую траву, просо прутьевидное, овсяницу тростниковую, тимофеевку и плакучую траву любви. К протестированным бобовым культурам относятся люцерна, трилистник птичий, вика коронованная, плоский горох, клевер и Sericea lespedeza .В 1992 г. около 150 миллионов тонн сена (более половины которого составляла люцерна и смеси люцерны) было собрано с 59 миллионов акров пахотных земель в Соединенных Штатах (USDA, 1994). В 1994 г. сено было заготовлено примерно с 61 млн акров в Соединенных Штатах (ERS, 1997a). Значительные предварительные исследования в настоящее время сосредоточены на легком преобразовании некоторых из этих материалов в ферментируемые сахара. Многолетние травы с толстым стеблем, такие как эн-

Эффективный агропромышленный комплекс в Альмерии (Испания): на пути к интегрированной и устойчивой модели биоэкономики

За последние десять лет во всем мире были разработаны биоэкономические стратегии и связанные с политикой биоэкономические инициативы.Некоторые из них в настоящее время находятся в процессе воплощения в конкретные действия. В большинстве случаев применявшиеся подходы представляли собой связанные с политикой инициативы «сверху вниз», инициированные государственным сектором, порождающим динамику, которая может объединить различные заинтересованные стороны биоэкономики, т. е. промышленность, научные круги, финансовых операторов и фермеров. В этой статье описывается восходящая ситуация с уникальными особенностями, связанными с биоэкономикой, которые заслуживают особого внимания. За последние 40 лет Альмерия на юго-востоке Испании создала один из самых эффективных агропромышленных комплексов в мире, превратившись из традиционного и натурального сельского хозяйства в крупнейшего экспортера овощей в Европейском Союзе (ЕС). ).Этот рост отложил в сторону такие вопросы, как устойчивость, долгосрочные перспективы в отношении водных ресурсов или сельскохозяйственных отходов. Однако опасения общества по поводу экономики замкнутого цикла, а также политические инициативы в ЕС и Испании в области биоэкономики меняют ситуацию в сторону интегрированной, эффективной и устойчивой системы биоэкономики. В настоящее время производственная цепочка требует инноваций, связанных с использованием биомассы в качестве источника биопродуктов и биоэнергии, чтобы оставаться конкурентоспособными. Некоторыми положительными аспектами являются относительно небольшой размер агропромышленного района, что делает транспорт и связь быстрыми и легкими, а также наличие сильных и специализированных академических и финансовых учреждений. В этой статье описываются текущие усилия и инициативы по объединению существующего успешного агропромышленного комплекса с моделью полностью устойчивой биоэкономики.

Ключевые слова: биоэкономика; биомасса; биоперерабатывающий завод; Циркулярная экономика; садоводческое производство; Устойчивое сельское хозяйство.

Agstafa Agro Преимущества от Martin Audio WPM

Базирующаяся в Азербайджане компания PROAV недавно выполнила новый звуковой дизайн на Агропромышленном комплексе Agstafa в городе Агстафа, используя линейный массив Wavefront Precision Mini (WPM) от Martin Audio.

Управляющий партнер PROAV Эльшан Алиев заявил: «Когда WPM впервые вышла на рынок, мы так доверяли торговой марке Martin Audio, что были рады немедленно разместить заказ и были первыми, кто сделал это. Когда представилась эта последняя возможность, мы без колебаний уточнили ее еще раз.

Являясь проектом развития сельского хозяйства Азербайджана, Агропромышленный комплекс Агстафа играет важную роль в обеспечении продовольственной безопасности населения и повышении экспортного потенциала и устойчивости страны.Он работает на западе Азербайджана с 2009 года и обслуживает 15 тысяч гектаров земли, используя передовые агротехнологии.

Мы в восторге от универсальности новой звуковой системы. Анар Оруджев, Агропромышленный комплекс «Агстафа»

В большом комплексе находится многофункциональный зал для проведения мероприятий, и, благодаря доверию PROAV к WPM, они рекомендовали его как наиболее подходящий для этой цели. «Причиной его указания в данном случае была необычная форма зала и задачи звуковой системы», — сообщает Эльшан.

«Клиент доверял нам, и WPM было логичным решением. Они были рады принять его по нашей рекомендации».

Тем не менее, PROAV сначала пришлось выиграть конкурсный тендер, так как они конкурировали с другой ведущей маркой динамиков. «Но благодаря эффективности системы и выгодным ценам они выбрали нас».

Основная система состоит из восьми WPM на каждую сторону и питается от усилителей Martin Audio iKON iK81 с разрешением 1-box. Кроме того, они предоставили 12 сценических мониторов Blackline X15.

Это удовлетворит всем требованиям помещения, от разборчивости речи во время конференций до полного выступления на живых выступлениях.

Эльшан Алиев говорит, что WPM соответствует всем требованиям, и клиент согласился. Анар Оруджев, управляющий директор Комплекса, сказал: «Мы в восторге от универсальности новой звуковой системы, которая делает ее идеальной для любого мероприятия, которое мы, вероятно, организуем».

Чтобы узнать больше о Martin Audio, перейдите по ссылке www.martin-audio.com.

Шьям Бадан Шреста: 75-летний молодой предприниматель из Непала подает пример местного предпринимательства

В детстве Шьям Бадан Шреста вместе с матерью каждый день вставала в 2 часа ночи и вязала шапки при свете керосиновой лампы. Мало ли Шреста знала, что она не только вяжет шапки, но и прокладывает себе путь к успеху.

Как ей рассказали, Шреста рассказывает: «Мой отец умер до моего рождения, когда моя мать была еще беременна, и, будучи одинокой женщиной в глубоко патриархальном обществе, моя мама воспитывала меня, занимаясь ткачеством».

Спустя годы Шреста также занялась рукоделием, чтобы заработать и прокормить свою мать и детей, после того как в начале 1980-х она потеряла работу преподавателя. Спустя десятилетия, еще больше извлекая выгоду из своих детских навыков, в возрасте 75 лет Шьям Бадан Шреста по-прежнему управляет компанией, которая подает пример местного предприятия в Непале.

Поиск личности

В 1983 году, имея 200 рупий, двух рабочих и немного пряжи, Шьям Бадан Шреста, которой было под тридцать, открыла Непальский центр узловязателей (NKC) в одной комнате дома, в котором она родилась, который она зарегистрировала год спустя.

«О макраме (узловом рукоделии) я узнала из книг. Поэтому я начал делать вязаные изделия ручной работы».

Гамак, сделанный Непальским центром узлового ремесла, которым руководит Шьям Бадан Шреста. Фото: Nepal Knotcraft Centre/Facebook page

Также есть еще одна история создания этой компании, тесно связанная с ее поиском идентичности среди мрачной реальности осуждающего непальского общества.«После того, как я потерял работу, я понял, что как бы усердно и качественно я ни работал, мой труд не будет оценен по достоинству, так как в Непале нет надлежащей системы оценки. Затем я решил работать на себя и начал это предприятие».

По словам Шьям Бадан Шреста, ее бизнес шел хорошо до 1990 года, поскольку до этого времени никто в Непале не занимался вязанием и ткачеством. Раньше она импортировала сырье, такое как хлопковые нити, из Индии. Однако его импорт прекратился после того, как Непал перенес блокаду в 1989 году примерно на 13 месяцев.

«В то время в Nepal Knotcraft Center уже работало около 10 сотрудников и более 30 женщин, работающих на нас дома, — вспоминает она, — Блокада усложнила жизнь компании, в результате пострадали все, кто в ней работает. финансово».

Превращение препятствий в надежды

Хотя в то время пограничная блокада казалась огромным препятствием для ее работы, Nepal Knotcraft превратила это препятствие в прекрасную возможность избавиться от зависимости от Индии в импорте сырья.

Шьям Бадан Шреста вспоминает: «В тот момент я почувствовал, что этот бизнес нежизнеспособен. Поэтому я решил сделать так и начал искать альтернативное сырье, доступное на месте». Затем она экспериментировала со многими растительными волокнами и обнаружила, что кукурузную шелуху можно использовать в качестве сырья для изготовления различных продуктов.

Этнические куклы, изготовленные из кукурузной шелухи Непальским центром узлового ремесла. Фото: Nepal Knotcraft Centre/ Facebook page

Затем Непальский Knotcraft Center начал изготавливать куклы из кукурузной шелухи, отражающие особенности различных этнических групп Непала.В ходе исследования, сообщает Шреста, «я столкнулся со многими этническими общинами и обнаружил, что эти общины являются кладезем многих ремесленных навыков».

Постепенно Непальский центр узловых ремесел расширил ассортимент своей продукции, включив в нее местные навыки и ремесла, такие как изделия из бамбука, сукулы (циновки, сделанные из рисовой соломы) и плетение тхару. Она, конечно же, модифицировала их под современные нужды.

Борьба продолжается

Однако, чтобы достичь этой высоты, этой компании пришлось пройти через множество лишений и испытаний, — говорит Шьям Бадан Шреста.

«Изначально я прошла через множество препятствий, будь то поиск сырья, развитие навыков, маркетинг или что-то еще, — говорит она. — Я чувствую, что не только мне, но и многим предпринимателям приходится преодолевать все эти препятствия в Непале. ”

Поскольку в то время ее бизнес был совершенно новым, она говорит, что понятия не имела о том, какие продукты будут продаваться, какое сырье можно использовать и где его можно найти. «Более половины нашего времени уходило на эксперименты в первые годы.

Шьям Бадан Шреста продавала свою продукцию через своих друзей. Поскольку она участвовала в различных формах социальной работы, она заработала значительную репутацию, которая, по ее словам, помогла ей в продвижении своей продукции на рынке.

Но благодаря интенсивному обучению, самоотверженности и времени Шреста успешно преодолела все эти препятствия. Как член-учредитель WEAN (Ассоциация женщин-предпринимателей Непала), а также основатель Непальского центра узловых ремесел, Шреста также обучает ремеслам и навыкам предпринимательства женщин из разных районов, чтобы расширить их возможности.

Шьям Бадан Шреста проводит обучение женщин в Капилвасту. Фото: Nepal Knotcraft Center

Shyam Badan Shrestha делится: «Сейчас со мной работают более 200 женщин в 16 районах. Я помогаю им повышать квалификацию, создавать рыночные продукты и делать из них предпринимателей».

Ее компании принадлежит выставочный зал в промышленной зоне Патан. «Мы предлагаем различные товары для оформления интерьера, изготовленные из побочных продуктов сельского хозяйства, такие как вязаные вешалки для горшков, ремни, сумочки, этнические куклы, сукул, салфетки, корзины и многое другое. Наши продукты в основном предназначены для гостиничного и туристического секторов».

Компания не только продает свои изделия ручной работы в Непале, но и экспортирует их в такие страны, как США, Дания, Япония. Стоимость продукции колеблется от 500 до 100 000 рублей. По словам Шреста, в прошлом финансовом году объем продаж компании составил почти 10 миллионов рупий.

Тем не менее, Shrestha полна решимости расширить свои продажи в будущем, сохраняя навыки, передаваемые из поколения в поколение, способствуя развитию местных навыков, экологической устойчивости и расширению прав и возможностей женщин.


Из архива

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.