Преступление ст 14 ук рф: УК РФ Статья 14. Понятие преступления / КонсультантПлюс

Содержание

Ст. 14 УК РФ. Понятие преступления

Документы Пленума и Президиума Верховного суда по ст. 14 УК РФ

Все документы >>>

Документы Пленума и Президиума Верховного суда по УК РФ

Все документы >>>

Законы Российской Федерации по УК РФ

Все документы >>>

Указы и распоряжения Президента Российской Федерации по УК РФ

  • Указ Президента РФ от 10.11.2007 N 1495 (ред. от 12.07.2021)

    "Об утверждении общевоинских уставов Вооруженных Сил Российской Федерации" (вместе с "Уставом внутренней службы Вооруженных Сил Российской Федерации", "Дисциплинарным уставом Вооруженных Сил Российской Федерации", "Уставом гарнизонной и караульной служб Вооруженных Сил Российской Федерации")

  • Указ Президента РФ от 17.05.2021 N 286

    "Об обеспечении безопасности при проведении мероприятий чемпионата Европы по футболу UEFA 2020 года в г. Санкт-Петербурге" (вместе с "Положением о межведомственном оперативном штабе по обеспечению безопасности при проведении мероприятий чемпионата Европы по футболу UEFA 2020 года в г. Санкт-Петербурге")

Все документы >>>

Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации по УК РФ

  • Постановление Правительства РФ от 30.06.2021 N 1093 (ред. от 21.07.2021)

    "О федеральном государственном контроле (надзоре) за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и государственной охраной объектов культурного наследия" (вместе с "Положением о федеральном государственном контроле (надзоре) за состоянием, содержанием, сохранением, использованием, популяризацией и государственной охраной объектов культурного наследия")

  • Постановление Правительства РФ от 31.12.2020 N 2467 (ред. от 21.07.2021)

    "Об утверждении перечня нормативных правовых актов и групп нормативных правовых актов Правительства Российской Федерации, нормативных правовых актов, отдельных положений нормативных правовых актов и групп нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти, правовых актов, отдельных положений правовых актов, групп правовых актов исполнительных и распорядительных органов государственной власти РСФСР и Союза ССР, решений Государственной комиссии по радиочастотам, содержащих

Все документы >>>

Нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации по ст. 14 УК РФ

  • Постановление Конституционного Суда РФ от 13.04.2021 N 13-П

    "По делу о проверке конституционности статьи 22, пункта 2 части первой статьи 24, части второй статьи 27, части третьей статьи 246, части третьей статьи 249, пункта 2 статьи 254, статьи 256 и части четвертой статьи 321 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.И. Тихомоловой"

  • Определение Конституционного Суда РФ от 05.12.2019 N 3272-О

    "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Москалева Михаила Васильевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 128.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьей 318 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"

Все документы >>>

Нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации по УК РФ

Все документы >>>

Статья 14 УК РФ с комментариями

Полный текст ст. 14 УК РФ с комментариями. Новая действующая редакция с дополнениями на 2021 год. Консультации юристов по статье 14 УК РФ.

1. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.

2. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности .

Комментарий к статье 14 УК РФ

1. Комментируемая статья содержит понятие преступления, а также его обязательные признаки, при которых деяние может определяться, как преступление.

Можно выделить следующие обязательные признаки преступления:
- виновность совершенного деяния;
- общественная опасность деяния;
- запрещенность деяния под угрозой наказания (противоправность и наказуемость).

Виновность. Одним из принципов уголовного права является то, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина.

Общественная опасность - материальный признак преступления, раскрывающий его социальную сущность. Она определяется путем оценки:
1) значимости тех или иных общественных отношений;
2) характера и объема причиненного вреда объектам уголовно-правовой охраны;
3) особенностей преступного деяния;
4) особенностей пола, возраста, должностного положения субъекта.

Здесь следует отметить, что по степени общественной опасности, прежде всего, преступление отличается от других правонарушений, таких как дисциплинарный проступок и административное правонарушение. Для отграничения административных правонарушений от преступлений применяется такой показатель, как наличие или отсутствие тяжких последствий, а также в некоторых случаях и размера имущественного вреда.

Противоправность как признак преступления состоит в запрещенности деяния соответствующей уголовно-правовой нормой под угрозой применения наказания к виновному. Это означает, что в качестве преступления можно рассматривать только такие деяния, которые прямо названы в уголовном законе.

Наказуемость как признак преступления означает, что за каждое преступление в законе предусмотрено определенное уголовное наказание.

2. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.

Малозначительность деяния определяется двумя условиями:
- деяние содержит все признаки определенного состава преступления;
- деяние по своей общественной опасности ничтожно, не причинило и не создало угрозы причинения вреда общественным интересам.

Здесь также следует отметить, что признаки малозначительности относятся лишь к объективной стороне преступления (деяние, последствия, время, место совершения преступления и т.д.). Что касается признаков субъекта преступления, то они не могут влиять на решение вопроса о малозначительности деяния, ибо тем самым был бы нарушен принцип равенства граждан перед законом.

Консультации и комментарии юристов по ст 14 УК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 14 УК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Понятие преступления (ст.14 УК РФ)

автор статьи
Адвокат Пантюшов Олег Олегович

Понятие преступления дается в ст.14 УК РФ. Преступление - это виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное Уголовным кодексом РФ под угрозой наказания. Как следует из этого определения, любому преступлению присущи пять обязательных признаков.

Первый признак преступления - это деяние. Деяние может выражаться как в совершении каких-либо действий, так и в не совершении определенных действий (бездействии), выполнение которых являлось обязательным. Действие может выражаться в совершении отдельных движений, совокупности движений, какой-либо деятельности, в виде высказываний, в том случае, если они производят определенное воздействие на других лиц.

Второй признак это общественная опасность. Преступным может быть не любое деяние, а только то, которое представляет опасность для общества, т.е. посягающее на общественные ценности, такие как жизнь и здоровье человека, право собственности, общественный порядок и.т.д. Степень общественной опасности определяется ценностью тех общественных отношений, на которые оно посягает. Характер и степень общественной опасности учитываются при назначении наказания за совершенное преступление.

Третьим признаком преступления является противоправность. Противоправность заключается в том, что деяние запрещено Уголовным кодексом РФ. Как следует из ст. 3 УК РФ, преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только Уголовным кодексом РФ. Если какое-либо деяние не описано в Уголовном кодексе РФ, то оно не может считаться преступлением. Применение уголовного закона по аналогии запрещено.

Четвертый признак преступления - это виновность. Виновным заключается в совершении деяния умышленно или по неосторожности. Умышленным будет считаться деяние, которое совершено с прямым или косвенным умыслом. Прямой умысел означает, что лицо, совершившее деяние, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Деяние будет считаться совершенным с косвенным умыслом, если лицо, совершающее его, осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично. Деянием, совершенным по неосторожности, признается деяние, совершенное по легкомыслию или небрежности.

Деяние совершено по легкомыслию, если лицо, совершившее деяние, предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий. Совершенным по небрежности деяние будет являться в том случае, если лицо, его совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия.

Пятым признаком преступления является наказуемость, т.е. в уголовном кодексе всегда должно быть предусмотрено наказание за совершение этого деяния. В Уголовном кодексе РФ (ст. 15 УК РФ) указаны четыре категории преступлений. В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные УК РФ, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает трех лет лишения свободы. Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает пяти лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное настоящим Кодексом, превышает три года лишения свободы. Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, не превышает десяти лет лишения свободы, а особо тяжкими - за совершение которых предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше десяти лет или более строгое наказание.

Понятие преступления. Уголовный кодекс Российской Федерации (УКРФ) с комментариями. Новая редакция.

Статья 14. Понятие преступления


1. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.
2. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.
(в ред. Федерального закона от 25.06.1998 N 92-ФЗ)

Комментарий к статье 14 УК РФ.


1. Комментируемая статья содержит определение преступления и в отличие от ст. 7 УК РСФСР исчерпывающе называет его признаки: общественная опасность, противоправность, виновность и наказуемость. Все эти признаки должны быть обязательно присущи совершенному деянию, признаваемому преступлением.
2. Деяние - это собирательный термин, обозначающий внешний акт общественно опасного поведения человека. Оно включает две отличающиеся по внешнему выражению формы общественно опасного поведения. В ч. 2 комментируемой статьи пояснено, что деяние может иметь форму действия (т.е. активного поведения) либо бездействия (т.е. пассивного поведения, выражающегося в несовершении конкретного действия, которое лицо было обязано и могло совершить). И активное, и пассивное поведение, кроме своего внешнего проявления, должно быть осознанным. Совокупность этих двух характеристик деяния позволяет назвать ряд ситуаций, когда отсутствие одной из них исключает понимание деяния как преступного: при отсутствии возможности действовать (например, при физическом принуждении либо при наличии непреодолимой силы), а равно при отсутствии осознания совершаемого деяния (например, рефлекторные движения, действия невменяемого либо лица, не достигшего возраста уголовной ответственности).
Вопрос о признании деяния преступным при психическом принуждении, когда лицо имеет возможность руководить своими действиями, решается с учетом положений ст. 39 УК о крайней необходимости (см. ст. 40 УК).
3. Общественная опасность - материальный признак преступления, раскрывающий его социальную сущность. Она проявляется в том, что общественно опасное деяние причиняет вред или создает угрозу причинения вреда личности, обществу или государству. В отличие от ст. 7 УК РСФСР комментируемая статья не содержит подробного перечня тех групп общественных отношений, которые взяты под защиту уголовного закона. Приоритеты защиты четко названы в ст. 2 УК, и на первое место поставлена личность человека.
Общественная опасность характеризуется объективными (последствия, способ, место совершения преступления и др.) и субъективными (форма вины, мотивы, рецидив и др.) признаками. Общественная опасность деяния объективна. Это не противоречит тому, что от законодателя зависит отнесение конкретных деяний к категории преступных. Деяние опасно не потому, что его так оценил кто-то, а потому, что оно по своей внутренней сути резко противоречит интересам личности, общества и государства.
Круг общественно опасных деяний изменяется в связи с изменениями в экономике, политике. Одни общественно опасные деяния криминализируются (см. гл. 23 "Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях"; гл. 28 "Преступления в сфере компьютерной информации"), другие - декриминализируются (в соответствии с Федеральным законом от 08.12.2003 N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" декриминализированы, например, деяния, предусматривавшиеся ст. 182, 200, 265 УК).
--------------------------------
СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4848.

4. Противоправность означает запрещенность деяния уголовным законом. Значение признака противоправности состоит в том, что от его соблюдения зависит реализация провозглашенного в УК принципа законности (ст. 3). Кроме того, именно после законодательного закрепления требования противоправности деяния (впервые в Основах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик от 25.12.58 <*>) было прекращено применение уголовного закона по аналогии (т.е. применение статей УК в отношении тех деяний, которые не предусмотрены законом). В УК положение о запрете аналогии названо в числе принципов уголовного закона (ч. 2 ст. 3). Противоправность связана с общественной опасностью как форма с содержанием и является юридическим выражением общественной опасности.
--------------------------------
<*> Свод законов СССР. 1990. Т. 10. С. 501.

5. Виновность как признак преступления не упоминалась в ст. 7 УК РСФСР. Указание на нее в комментируемой статье подчеркивает, что российский законодатель стоит на позиции субъективного вменения, т.е. общественно опасное деяние признается преступлением лишь с учетом психического отношения лица к действию (бездействию) и преступным последствиям в форме умысла или неосторожности (ст. 24 - 27 УК).
Подтверждением признания приоритета субъективного вменения в противовес объективному вменению является введение в УК неизвестной ранее нормы о невиновном причинении вреда. Деяние признается невиновным, а следовательно, непреступным, если доказаны названные в ст. 28 УК условия.
6. Наказуемость, как и противоправность, в комментируемой статье о понятии преступления названа впервые. Только запрещенное уголовным законом под угрозой наказания деяние признается преступлением. В комментируемой статье речь идет именно об уголовном наказании. Однако в УК есть несколько статей, в соответствии с которыми лицо может быть освобождено от уголовной ответственности и уголовного наказания за совершенное им преступление (ст. 75 - 85).
7. Таким образом, содержащееся в комментируемой статье определение преступления является материально-формальным, где материальный признак - общественная опасность, а формальный - противоправность.
8. Для характеристики материального признака (общественная опасность) большое значение имеет ч. 2 комментируемой статьи. В соответствии с ней не является преступлением действие (бездействие) хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного Особенной частью УК, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Если деяние не причинило существенного вреда объекту, охраняемому уголовным законом, или не представляло угрозу причинения вреда, оно в силу малозначительности не обладает большой общественной опасностью и поэтому не рассматривается в качестве преступления <*>. Решение вопроса о малозначительности деяния относится к компетенции следствия и суда и базируется на анализе признаков состава преступления. По этому признаку Судебная коллегия по уголовным делам ВС РФ в порядке надзора прекратила дело в отношении Е., осужденного по ч. 1 ст. 222 УК. Действия Е. в силу малозначительности не представляли общественной опасности, поскольку он не имел цели приобретения ружья и патронов для себя, а пытался предотвратить самоубийство В., который получил тяжелую травму позвоночника и высказывал мысли о самоубийстве, в связи с чем жена В. попросила Е. временно хранить ружье у него <**>.
--------------------------------
<*> БВС РФ. 2000. N 9. С. 7.
<**> БВС РФ. 2001. N 9. С. 15. См. также БВС РФ. 2002. N 10. С. 17.

9. Материальный признак - общественная опасность - позволяет отграничить преступление от иных правонарушений (административных, дисциплинарных и др.). Разграничение проводится по степени общественной опасности деяния. Признаки, ее характеризующие, могут относиться к последствиям, способу, форме вины и т.д.

Статья 14 УК РФ 2016-2021. Понятие преступления . ЮрИнспекция

1. Основным непосредственным объектом является установленныйпорядок реализации человеком и гражданином своих прав.Дополнительный объект альтернативен, он зависит от того, какиминтересам причинен вред в результате совершения преступления. Этомогут быть законные права и интересы граждан, свобода, честь,достоинство личности, отношения собственности, нормальнаядеятельность организаций. 2. Объективная сторона заключается в совершении действий(бездействие невозможно) , наступлении последствий в видесущественного вреда, причинной связи между действиями ипоследствием. 3. Деяние при самоуправстве характеризуется несколькимиобязательными признаками. Во-первых, формой деяния являетсясовершение только действий. Во-вторых, действия при самоуправствевыражаются в самовольном осуществлении прав вопреки установленномузаконом или иным нормативным актом порядку. В-третьих, правомерностьтаких действий оспаривается организацией или гражданином в судебном,административном или ином порядке. Если правомерность самовольныхдействий не оспаривается организацией или гражданином, составсамоуправства отсутствует. 4. В качестве последствия предусматривается причинениесущественного вреда законным интересам граждан или организаций.Последствие носит оценочный характер, существенность вредаопределяется с учетом конкретных обстоятельств дела. Вред может бытьразнообразным: имущественным, физическим, организационным и т. п.Последствия служат критерием разграничения преступления иадминистративного правонарушения. Административно наказуемоесамоуправство (как предусмотрено ст. 19.1 КоАП) не причиняетсущественного вреда гражданам или юридическим лицам. 5. Имеется определенное внешнее сходство между самоуправством исамозащитой гражданских прав, предусмотренной ст. 14 ГК. Присамозащите гражданских прав способы должны быть соразмерны нарушениюи не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения.При самозащите гражданских прав нередко кредитор удерживаетнаходящееся у него имущество неисправного должника в обеспечениевыполнения им обязательств. При самоуправстве распространеносамовольное изъятие кредитором имущества у должника. Отличиезаключается и в том, что при самозащите гражданских прав нетпоследствия в виде существенного вреда. 6. Субъективная сторона характеризуется умышленной формой вины.Умысел может быть как прямым, так и косвенным. 7. Субъект преступления - частное лицо, достигшее возраста 16лет. Если действия, явно выходящие за пределы полномочий и повлекшиепричинение существенного вреда, совершены должностным лицом, то ониподлежат квалификации по ст. 286 УК. 8. В качестве признака, квалифицирующего самоуправство,предусмотрен способ совершения преступления - насилие или угроза егоприменения. Насилие выражается в непосредственном физическомвоздействии на человека: связывании, нанесении ударов, истязании,причинении вреда здоровью и т. п. Умышленное причинение легкого исредней тяжести вреда здоровью охватывается признаками ч. 2 ст. 330 УКи дополнительной квалификации не требует. Если в процессесамоуправных действий, сопряженных с насилием, совершено убийство,умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, истязание приотягчающих обстоятельствах, необходима квалификация по совокупностипреступлений. 9. Угроза применения насилия может быть различной поинтенсивности, включая угрозу убийством или причинением тяжкоговреда здоровью. Дополнительная квалификация такой угрозы по ст. 119УК не требуется. Угроза должна быть реальной

УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОГО ДЕЯНИЯ (Ч. 2 СТ. 14 УК РФ)

Аннотация:

На основании проведенного исследования автор приходит к выводу, что юридическая природа малозначительного деяния, которая некоторым ученым кажется парадоксальной, противоречивой, легко объясняется с позиции диалектического учения о форме и содержании, положенного в основу дуалистического определения преступления. Малозначительное деяние по форме тождественно преступлению (соответствует признакам состава преступления), но не является таковым, поскольку не обладает криминальной общественной опасностью, т.е. отличается от преступления по своему содержанию.

Образец цитирования:

Корсун Д.Ю., (2019), УГОЛОВНО-ПРАВОВАЯ ПРИРОДА МАЛОЗНАЧИТЕЛЬНОГО ДЕЯНИЯ (Ч. 2 СТ. 14 УК РФ). Проблемы экономики и юридической практики, 4: 155-159.

Список литературы:

Багиров Ч.М. Малозначительность деяния и ее уголовно-правовое значение: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. - Тюмень, 2005.
Базарова С. Малозначительность деяния // Законность. - 2009. - № 1.
Гаухман Л.Д. Квалификация преступлений: закон, теория, практика. - 2-е изд., перераб. и дополн. - М.: АО «ЦентрЮрИнфоР», 2003.
Гонтарь И.Я. Преступление и состав преступления как явление и понятие в уголовном праве. - Владивосток, 1997.
Звечаровский И. Отграничение преступного от непреступного в уголовном законе: материальные последствия и процессуальная форма // Уголовное право. - 2013. - № 3.
Иванчин А.В. Теоретическая модель предписаний Уголовного кодекса РФ об основании уголовной ответственности и малозначительности // Lex Russica. - 2015. - № 6.
Ковальчук А.В. Малозначительность деяния как средство определения границ преступного: правовая природа, проблемы правоприменения и законодательного закрепления / А.В. Ковальчук, учреждение образования «Акад. М-ва внутр. дел Респ. Беларусь». - Минск: Академия МВД, 2016.
Корнеева А.В. О квалификации малозначительных деяний по УК РФ // Научные труды. Российская академия юридических наук. Выпуск 15. - М.: ООО «Издательство «Юрист», 2015.
Кузнецова Н.Ф. Преступление и преступность. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1969.
Курс российского уголовного права. Общая часть. - М., 2001.
Левадная М.В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Закон и право. - 2018. - № 9. - С. 124-125.
Мальцев В. Малозначительность деяния в уголовном праве // Законность. - 1999. - № 1.
Особенности прекращения уголовного преследования по реабилитирующим основаниям. - СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2015.
Пудовочкин Ю.Е. Учение о преступлении: избранные лекции. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Юрлитинформ, 2010.
Соловьев А.Н. Понятие преступления: теоретические, законодательные и правоприменительные аспекты: Дис.. канд. юрид. наук. - Волгоград, 2000.
Уголовное право. Общая часть: Учебник / [Беляев В.Г., Бойко А.И., Ветров Н.И. и др.]. Под ред. В.Н. Петрашева. - М.: ПРИОР, 1999.
Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Под ред. В.Н. Кудрявцева, С.Г. Келиной. - М., 1987.
Устинова Т.Д. Общественная опасность и ее влияние (учет) при конструировании норм общей части УК РФ // Lex Russica. - 2015. - № 3.
Хамтаху Р.Ш. Общественная опасность и малозначительность деяния в уголовном праве: проблемы толкования и юридического закрепления // Общество и право. - 2015. - № 2.
Цепелев В., Мартыненко Н. Малозначительность деяния в судебной практике и интересы потерпевшего // Уголовное право. - 2012. - № 3.
Якименко Н.М. Оценка малозначительности деяния: Учеб. пособие. - Волгоград, 1987.

Ключевые слова:

малозначительное деяние, малозначительность, часть 2 статьи 14 УК РФ.

О необходимости внесения изменений в ч.6 ст.15 УК РФ

Существует необходимость указания в ч. 6 ст. 15 УК РФ четких критериев изменения категории преступления на менее тяжкую и решения вопроса о введении права суда на изменение категории преступления более чем на одну категорию, соответственно степени его общественной опасности, учитывая положения ст. 14 и ч. 6 ст. 15 УК РФ, поскольку в ч. 6 ст. 15 УК РФ предусмотрены только приблизительные критерии изменения категории преступления на менее тяжкую и отсутствуют критерии общественной опасности, определяющие категорию тяжести преступления.
Согласно ч. 6 ст. 15 с учетом фактических обстоятельств преступления и степени его общественной опасности суд вправе при наличии смягчающих наказание обстоятельств и при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств изменить категорию преступления на менее тяжкую, но не более чем на одну категорию преступления при условии, что за совершение преступления, указанного в части третьей настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее трех лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части четвертой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее пяти лет лишения свободы, или другое более мягкое наказание; за совершение преступления, указанного в части пятой настоящей статьи, осужденному назначено наказание, не превышающее семи лет лишения свободы.
Таким образом, изменение категории преступления определяется фактическими обстоятельствами дела и степенью общественной опасности преступления и возможно только при наличии смягчающих обстоятельств и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств, при этом изменение категории преступления допустимо не более чем на одну категорию и является правом, а не обязанностью суда. Это требует введения в УК РФ определения степени общественной опасности преступления и разделения преступлений на категории по степени их общественной опасности.
Согласно ст. 14 УК РФ о преступлении:
1. Преступлением признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное настоящим Кодексом под угрозой наказания.
2. Не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.
Таким образом, любое преступление должно представлять общественную опасность, а деяние, не представляющее общественной опасности, не может быть признано преступлением даже в том случае, если оно предусмотрено УК РФ. Это требует введения в УК РФ определения общественной опасности деяния и четких критериев изменения категории преступления на менее тяжкую, а также решения вопроса о введении права суда на изменение категории преступления более чем на одну категорию, соответственно степени его общественной опасности.
Внесение данных изменений необходимо, поскольку наличие в ч. 6 ст. 15 УК РФ права суда на изменение категории преступления не более чем на одну категорию, при наличии обязательности исключения преступности и наказуемости деяния, предусмотренного УК РФ, но не представляющего общественной опасности, нелогично ввиду отсутствия системного подхода к соотнесению категории преступления со степенью его общественной опасности, т. к. деяние, отнесенное соответствующей нормой Особенной части УК к тяжким или особо тяжким преступлениям, может, как не представлять общественной опасности, так и представлять общественную опасность, соответствующую степени общественной опасности преступления, меньшего на две или три категории (небольшой или средней тяжести).
В нормах Особенной части УК РФ преступления распределены по категориям тяжести произвольно и данные категории часто не соответствуют степени их общественной опасности, что нарушает принцип справедливости. В частности, к преступлениям небольшой тяжести в соответствующих нормах Особенной части УК отнесены: убийства, совершенные при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 108 УК РФ), убийство одного человека, совершенное в состоянии аффекта (ч. 1 ст. 107 УК РФ), причинение смерти по неосторожности одному человеку (ч. 1 и 2 ст. 109 УК РФ), умышленные причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенные в состоянии аффекта либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 113 и ч. 2 ст. 114 УК РФ), причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК РФ), побои, умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 116.1, 116 и ч. 1 ст. 115 УК РФ), небрежное хранение огнестрельного оружия, повлекшее смерть человека или иные тяжкие последствия (ст. 224 УК РФ), незаконные приобретение или сбыт государственных официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, или государственных наград СССР, РСФСР и РФ (ст. 324 УК РФ), похищение у гражданина паспорта или другого важного личного документа (ч. 2 ст. 325), использование заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ) простая кража (ч. 1 ст. 158 УК РФ), незаконный оборот ядерных материалов или радиоактивных веществ, не повлекший тяжких последствий (ч. 1 ст. 220 УК РФ), незаконные сбыт и изготовление холодного, метательного и газового оружия (ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ), а также значительное число других деяний.
К преступлениям средней тяжести в соответствующих нормах Особенной части УК отнесены: убийство двух или более лиц, совершенное в состоянии аффекта (ч. 2 ст. 107 УК РФ), квалифицированное умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ч. 2 ст. 112 УК РФ), квалифицированное умышленное повреждение или уничтожение чужого имущества (ч. 2 ст. 167 УК РФ), заведомо ложное сообщение об акте терроризма, повлекшее причинение крупного ущерба или наступление иных тяжких последствий (ч. 2 ст. 207 УК РФ), незаконный оборот ядерных материалов или радиоактивных веществ, повлекший смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 и 3 ст. 220 УК РФ), простой незаконный оборот многих видов огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222 и 223 УК РФ) и значительное число других деяний.
Аналогично в УК РФ распределены по категориям тяжкие и особо тяжкие преступления.
Вышеизложенное свидетельствует о необходимости введения в УК РФ определения общественной опасности деяния, степени его общественной опасности, и четких критериев изменения категории преступления на менее тяжкую, а также решения вопроса о введении права суда на изменение категории преступления более чем на одну категорию, соответственно степени его общественной опасности.


Практический результат

Соблюдение прав человека, принципов справедливости и равенства перед законом и судом, экономия мер уголовной репрессии, сдерживание роста преступности, противодействие коррупции, правильная экономия бюджетных средств, исключение переполнения мест лишения свободы, упорядочивание правовых норм и дальнейшая либерализация уголовного законодательства РФ.

Согласование противоположных влияний нейробиологических доказательств на приговоры по уголовным делам

Abstract

Теоретики права охарактеризовали физические доказательства дисфункции мозга как обоюдоострый меч, в котором само качество, которое снижает ответственность обвиняемого за его проступок, может одновременно усилить мотивацию наказать его в силу его очевидной повышенной опасности. Однако эмпирические доказательства этой модели были неуловимы, возможно, из-за сильной зависимости от единичных критериев, которые не позволяют различать множественные, часто конкурирующие внутренние мотивы наказания.В настоящем исследовании использовался тест теоретической модели двойного края с использованием нового подхода, разработанного для разделения таких мотивов. Мы попросили большую выборку участников (N = 330) вынести приговоры по уголовному делу при различных условиях психического здоровья обвиняемого (здоровое, нейробиологическое расстройство, психологическое расстройство) и излечимости расстройства (излечимое, неизлечимое). Как и предполагалось, нейробиологические данные одновременно повлекли за собой более короткие сроки тюремного заключения (т.е. смягчающие) и более длительные сроки принудительной госпитализации (т.е., отягчающее), чем эквивалентное психологическое доказательство. Однако эти эффекты не были хорошо объяснены мотивацией восстановить здоровье поддающихся лечению обвиняемых или защитить общество от опасных лиц, а скорее деонтологическими мотивами, относящимися к уровню заслуженности обвиняемого и возможному обязательству по оказанию медицинской помощи. Это первое исследование такого рода, которое количественно демонстрирует парадоксальный эффект доказательств нейробиологических исследований и поднимает вопрос о том, как такие доказательства представляются и оцениваются.

Образец цитирования: Allen CH, Vold K, Felsen G, Blumenthal-Barby JS, Aharoni E (2019) Согласование противоположных эффектов нейробиологических доказательств на приговоры по уголовным делам. PLoS ONE 14 (1): e0210584. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0210584

Редактор: Аллан Сигел, Университет медицины и стоматологии Нью-Джерси, Медицинская школа Нью-Джерси, США

Поступила: 20 ноября 2018 г .; Принята к печати: 26 декабря 2018 г .; Опубликовано: 18 января 2019 г.

Авторские права: © 2019 Allen et al.Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и его файлах с вспомогательной информацией.

Финансирование: Все авторы получили поддержку из гранта Фонда Джона Темплтона (www.templeton.org) через Летние семинары по нейробиологии и философии в Университете Дьюка (суб-присуждение №: 283-0635).Мнения, выраженные в этой публикации, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Фонда Джона Темплтона. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили, что никаких конкурирующих интересов не существует.

Предпосылки

Неврология играет все более важную роль в уголовных процессах. Хотя невозможно оценить распространенность нейробиологических доказательств в судах низшей инстанции, их количество в судебных процессах об убийствах может превышать пять процентов, о чем свидетельствует подмножество дел, задокументированных на уровне апелляционной инстанции [1].Но доказательства, полученные мозгом, могут быть сложными, вызывая вопросы о том, как специалисты по установлению фактов интерпретируют качество этих доказательств.

Согласно последним исследованиям, обычные люди имеют серьезные предубеждения относительно объяснительной силы нейробиологических данных. Вайсберг, Тейлор и Хопкинс [2], например, обнаружили, что, когда непрофессионалы оценивают качество научных объяснений поведения, их способности различать объяснения хорошего и плохого качества мешает наличие нерелевантной нейробиологической информации.Люди считали объяснения в паре с нерелевантной нейробиологической информацией как более сильные и удовлетворительные, чем объяснения без нее. Исследователи описывают этот контекстный эффект как свидетельство «соблазнительной привлекательности» нейробиологических объяснений. Более того, изображения мозга сами по себе могут иметь особенно убедительное влияние на достоверность суждений (например, [3]; но см. [4–6]).

Если люди воспринимают доказательства сильнее, когда они облачены в нейробиологическую одежду, в какой степени эта тенденция влияет на судебные решения? В исследовании судей судов первой инстанции Аспинуолл, Браун и Табери [7] обнаружили, что свидетельские показания психиатра о психическом заболевании обвиняемого сокращают рекомендованные сроки тюремного заключения, когда эти показания включают описание биологических причин заболевания.Точно так же в имитационном исследовании Грин и Кэхилл [8] показали, что в случае правонарушителей высокого риска нейробиологические доказательства психоза сокращают количество рекомендаций о вынесении смертного приговора по сравнению с одним диагнозом. Точно так же Кэпестани и Харрис [9] обнаружили, что оценка биологической личности снижает наказание по сравнению с оценкой поведения в ходе имитационного исследования. Маршалл и его коллеги [10] обнаружили, что нейробиологические объяснения снижают восприятие опасности, когда обвиняемый описывается как психопат.Наконец, Шариф и его коллеги [11] обнаружили, что предоставление людям общей информации о нейронных основах человеческого поведения сокращает продолжительность рекомендованных тюремных сроков в имитируемых судебных делах.

Одно из объяснений очевидной «соблазнительной привлекательности» нейробиологических данных состоит в том, что люди предполагают, что физические причины поведения, такие как генетические или неврологические причины, указывают на то, что поведение находится за пределами способности агента делать свободный выбор или контролировать свое поведение и, следовательно, за пределами их ответственности.Таким образом, когда физические причины более существенны, чем другие причины, суждения должны быть более снисходительными. В соответствии с этой теорией Грин и Коэн [12] утверждали, что достижения в области нейробиологии сеют сомнения в причинной роли индивидуального выбора и контроля и, следовательно, в том, в какой степени люди должны нести ответственность за противоправные действия.

Другие ученые утверждали, что тенденция оправдывать ответственное лицо просто потому, что это поведение имеет идентифицируемые физические причины, ошибочна, потому что в действительности все действия в конечном итоге физически детерминированы.Морс [13] называет это заблуждение «фундаментальной психолого-правовой ошибкой» и предполагает, наоборот, наличие законных оснований возлагать на людей ответственность за свои действия, даже если эти действия имеют физические причины (см. Также [14, 15]).

Ошибочно или нет, но вывод о том, что физические причины поведения обвиняемого делают это поведение вне его контроля, несет в себе еще один риск. Хотя такие выводы могут уменьшить приписывание ответственности, ученые предупреждают, что они потенциально могут усилить восприятие того, что обвиняемый опасен и нуждается в более строгом институциональном надзоре.Например, Берриесса [16] обнаружил, что потенциальные присяжные, представившие доказательства биологических факторов риска, оценили обвиняемого как менее ответственного за свои действия и с большей вероятностью совершить преступления в будущем по сравнению с теми, кому не была предоставлена ​​информация о биологических факторах риска. Этот потенциал биологических доказательств в обоих случаях в деле обвиняемого был описан как палка о двух концах [7, 17–19]. Если допущение таких доказательств сопряжено с риском, это имеет важные последствия для того, как юридические стороны представляют доказательства, как судьи и присяжные заседатели оценивают эти доказательства, и, в более широком смысле, как люди выносят моральные суждения.

Несмотря на растущее количество исследований по этой теме, свидетельства обоюдоострого характера биологических свидетельств были неуловимы. Хотя в вышеупомянутых исследованиях [7, 8] биологические доказательства имели тенденцию смягчать вину и наказание, другие исследования показали отягчающие последствия. Например, McCabe, Castel и Rhodes [20] обнаружили, что потенциальные присяжные, которым были даны уличающие фМРТ доказательства лжи, вынесли больше обвинительных приговоров, чем те, которым были даны такие же доказательства в виде полиграфа или тепловизионного исследования лица, а также тех, кому не было дано никаких доказательств. доказательства лжи вообще.В отличие от Грина и Кэхилла [8], наблюдаемых эффектом уменьшения количества смертных приговоров, Сакс, Швейцер, Ахарони и Киль [21] обнаружили, что, когда обвинение предлагает нейровизуализационные доказательства, количество рекомендаций о смертных приговорах увеличивается.

Еще в одном исследовании с псевдопробами сообщалось о нулевом эффекте биологических объяснений. Например, нейробиологические доказательства психопатических или антисоциальных тенденций у преступников не повлияли на рекомендованные участникам сроки тюремного заключения по сравнению с психологическими или поведенческими доказательствами [22, 23].Точно так же Блейки и Кремсмайер [24] обнаружили, что описание случая нападения при отягчающих обстоятельствах, вызванного нарушением мозговой деятельности преступника, в отличие от его более низкого самоконтроля, не оказало значительного влияния на продолжительность тюремного заключения, рекомендованного за преступление. Наконец, Швейцер, Сакс, Мерфи, Роскис, Синнотт-Армстронг и Годе [25] обнаружили, что после проведения четырех экспериментов по изучению влияния нейробиологических доказательств на вынесение приговора, метаанализ не продемонстрировал влияния нейробиологических доказательств на приговоры о виновности.

Несмотря на ожидания, что нейробиологические данные идут в обоих направлениях, ни одно исследование не продемонстрировало количественно одновременно смягчающие и отягчающие эффекты. Одна из причин может заключаться в том, что различные исследования игнорировали потенциальное отношение к лечению расстройства. Расстройства, поддающиеся лечению, как правило, снижают восприятие того, что обвиняемый продолжает представлять опасность для окружающих. Таким образом, если биологическое заболевание изображается как излечимое, наказание должно быть мягким, потому что обвиняемый будет восприниматься как низкий как с точки зрения ответственности, так и с точки зрения опасности.Но если то же самое расстройство изображается как неизлечимое, это может вызвать опасения, что обвиняемый опасен, даже если он менее морально ответственен за преступление. Насколько нам известно, никакие предыдущие исследования не рассматривали потенциально сдерживающую роль излечимости.

Другая возможная причина противоречивых выводов заключается в том, что зависимые меры, используемые в исследованиях, не могут уловить отдельные, иногда конкурирующие, карательные мотивы одного и того же человека. Большинство количественных исследований, например, включали только одну меру наказания, например: «На какой срок преступник должен быть приговорен к тюремному заключению?» или «Сколько должен быть наказан преступник?».Если у участника есть как деонтологические опасения (например, что преступник заслуживает наказания за свой моральный проступок), так и консеквенциалистские опасения (например, что преступник должен быть выведен из строя, потому что он представляет опасность для общества), она вынуждена использовать один мера, чтобы озвучить оба типа проблем. Когда участники вынуждены использовать тюремное время в качестве «универсального инструмента», чтобы уловить свои разнообразные карательные мотивы, эти отдельные мотивы могут взаимодействовать или отменяться неизвестным образом.

Настоящее исследование было разработано для устранения этих ограничений в эксперименте с контрастной виньеткой, включающем диагностику расстройства импульсного контроля после сексуального насилия.Было выбрано преступление изнасилования на сексуальной почве, потому что это одно из наиболее правдоподобных обвинений, используемых для оправдания принудительной госпитализации во многих штатах США. Явно манипулируя тем, считается ли нейробиологическое или психологическое расстройство излечимым или неизлечимым, мы контролируем возможную зависимость нейробиологических описаний от предполагаемой излечимости (см. Ahn, Proctor, & Flanagan [26]). И, предоставляя участникам возможность приговорить правонарушителя к тюремному заключению (предназначенному в основном для моралистического наказания) и / или времени госпитализации (предназначенное в основном для вывода из строя, но не наказания), мы гарантируем, что если будут вызваны отчетливые карательные мотивы, они можно отличить по одновременному сокращению сроков заключения и увеличению числа принудительных госпитализаций.

Дополнительная цель этого проекта состояла в том, чтобы изучить, связаны ли предсказанные эффекты с индивидуальными различиями в когнитивном функционировании. Индивидуальные различия в правовых условиях важны, потому что они могут служить источником различного обращения с правонарушителями. Ведущие теории предполагают, что многие эффекты контекста вызваны тенденцией обращать внимание на основные атрибуты и активировать подтверждающие ассоциации в памяти [27]. Если это так, то следует, что люди, которые преуспевают в контрфактических рассуждениях (т.д., тенденция к рассмотрению нескольких возможных точек зрения или результатов) должна проявлять меньшую подверженность влиянию контекста. Тем не менее, другие исследования показывают, что люди с высокими когнитивными способностями не менее подвержены когнитивным искажениям, а в некоторых случаях могут быть даже более восприимчивыми [28]. Другие теоретики подчеркивали роль эмоциональной регуляции в контекстных эффектах, предполагая, что люди, которые лучше способны регулировать эмоции (например, уменьшать свои эмоциональные реакции на аффективные стимулы, такие как изображения), менее восприимчивы к контекстным эффектам из-за сдвига. от эмоциональной стратегии к когнитивной [29].В таком случае люди с высокой способностью к регулированию эмоций должны быть менее восприимчивы к нейробиологическим причинам поведения.

В этом исследовании изучалось влияние доказательств нарушения контроля над импульсами на основе данных мозга на вынесение приговора непрофессионалами в большой выборке из Интернета. Использование непрофессиональных выборок для изучения процесса принятия судебных решений в лучшем случае является косвенным. Но непрофессиональные образцы ценны по крайней мере по двум другим причинам: они важны с научной точки зрения в той степени, в которой они помогают пролить свет на общие закономерности человеческого познания, и они имеют юридическое значение в том смысле, что правовая политика часто опирается на общественное мнение, выражаемое с помощью таких средств, как выборы судей и законодателей и одобрение предложений для голосования и референдумов.Таким образом, понимание формирования карательного приговора среди непрофессионалов может помочь информировать политику и практику уголовного наказания, даже если эти решения не обязательно распространяются на принятие судебных решений.

Основное обоснование этого исследования заключалось в том, что если нейробиологическое объяснение расстройства импульсного контроля в большей степени, чем психологическое, заставляет людей поверить в то, что обвиняемый не контролирует свои действия и, следовательно, должен нести меньшую ответственность за свое преступление, то такие объяснение должно привести к сокращению срока тюремного заключения.Однако, с этой точки зрения, те же доказательства должны усилить поддержку некарательного содержания под стражей (например, принудительной госпитализации), потому что обвиняемый, который не контролирует ситуацию, также будет восприниматься как более опасный. Этот последний эффект должен быть особенно очевиден, когда расстройство обвиняемого оказывается неизлечимым. Таким образом, мы проверили следующие гипотезы:

h2. Нейробиологические доказательства расстройства уменьшат сроки тюремного заключения по сравнению с психологическими доказательствами и без доказательств.

h3. Эффект h2 будет больше, если заболевание рассматривается как излечимое, а не неизлечимое.

h4. Нейробиологические доказательства увеличат сроки принудительной госпитализации по сравнению с психологическими доказательствами и отсутствием доказательств.

h5. Эффект h4 будет сильнее, если расстройство считается неизлечимым.

H5. (a) Эффект h2 будет лучше всего объяснен уменьшением деонтологических проблем, а (b) эффект h4 будет объяснен усилением консеквенциалистских опасений.

Eh2. Лица с более низкими показателями исполнительного функционирования (контрфактические рассуждения или регулирование эмоций) будут демонстрировать уменьшение количества наказаний и принудительной госпитализации по сравнению с людьми с более высокими оценками.

Методы

Участников

Триста шестьдесят девять взрослых, проживающих в США (53% F, 47% M), были приняты на работу в Amazon Mechanical Turk (MTurk) в ноябре 2017 года и заплатили 3 доллара США за участие. Тридцать девять респондентов были пропущены из-за неполных данных, невнимательности (например.g., «Какие цвета на американском флаге?»), или за слишком мало времени на опрос (<1 стандартное отклонение от среднего, или ~ 5 минут), в результате чего окончательный размер выборки составил 330. Средний возраст был 36,0 года ( SD = 11,38, диапазон = 19–71). Средний годовой доход домохозяйства составлял 25 000–49 999 долларов США. Принадлежность к политическим партиям составляла 43,9% демократических, 29,0% независимых, 15,5% республиканских и 15,6% других. Исследования на людях были одобрены наблюдательным советом государственного университета Джорджии: h26349.Письменное согласие было получено от всех участников.

Использование MTurk в исследовательских целях описано в другом месте [30]. Как и большинство методов выборки, использование пула выборки MTurk накладывает некоторые ограничения на возможность обобщения для населения США, в первую очередь с точки зрения принадлежности к политической партии, для которой наша выборка непропорционально определена как демократическая. Однако этот пул был подтвержден для исследования политической идеологии [31]. В более широком смысле пул выборки MTurk и наша выборка в частности более репрезентативны для базового U.S. demographics, как это определено в переписи населения США 2017 года, по сравнению с другими методами, обычно используемыми в исследованиях в области социальных наук, такими как использование студентов университетов.

Оценка размера выборки

Предполагаемый размер выборки определялся мощностью, необходимой для выявления значимого взаимодействия психического состояния здоровья (нейробиологическое и психологическое) и статуса излечимости (излечимое или неизлечимое) при рекомендованном наказании, при условии, что вероятность получения ложноположительного результата равна α = 0.05. Согласно этому предположению, выборка из 327 участников обеспечивает 95% -ную мощность для обнаружения значительного взаимодействия в этом дизайне, где размер эффекта равен f = 0,20 (небольшой размер эффекта по общепринятым критериям; [32]).

Типовой проект

В исследовании использовался неполный факторный план 3 (состояние психического здоровья) x 2 (состояние излечимости) со случайным распределением по состояниям. Состояние психического здоровья варьировалось, независимо от того, был ли обвиняемый описан как страдающий расстройством импульсного контроля нейробиологического происхождения, психологического происхождения или был здоров.Статус излечимости варьировал, считалось ли расстройство контроля над импульсами полностью излечимым или неизлечимым, но только для нейробиологических и психологических состояний, а не для здорового состояния. Первичные зависимые меры включали предварительную, базовую рекомендацию о тюремном заключении, сделанную до воздействия манипуляций, пересмотренную рекомендацию о тюремном заключении после демонстрации манипуляций и количество времени, которое обвиняемый должен принудительно провести в стационаре после завершения его тюремного срока (все от 0 до 4 лет.как определено на основе неопубликованных пилотных данных). Изменение рекомендации по тюремному заключению рассчитывалось как изменение внутри субъекта по сравнению с исходным уровнем - разница между исходным уровнем и пересмотренной рекомендацией по тюремному заключению. Чтобы учесть индивидуальные вариации в приговорах о наказаниях, была построена общая оценка наказания, определяемая как пересмотренное наказание человека, деленное на его / ее базовую рекомендацию по наказанию, что дало оценку процентного изменения для каждого участника.Исследовательские меры были разработаны, чтобы проверить и прояснить результаты наших тестов гипотез. Они состояли из оценок типа Лайкерта (от (1) «Совершенно не согласен» до (7) «Полностью согласен») для различных утверждений относительно моральной ответственности, виновности обвиняемого, отсутствия наказания, свободы воли, способности остановить себя, надежности и т. Д. опасность для общества, вероятность повторного совершения преступления, степень, в которой преступление было выражением его характера, предполагаемая эффективность лечения, а также воспринимаемое влияние и важность доказательств для их решения о наказании.

Материалы

В кратком изложении дела описан случай сексуального насилия, в котором взрослый мужчина был признан виновным в нападении на взрослую соседку-женщину. (См. Приложение S1 для стимулов.) После получения этой информации участникам было представлено профессиональное мнение относительно психического статуса мистера Эдварда от неврологов, психологов или «экспертов» - в соответствии с нашими нейробиологическими, психологическими и здоровыми условиями. соответственно. Участники были проинформированы о том, что неврологи обнаружили большую опухоль в области контроля импульсов в мозгу обвиняемого, или что психологи диагностировали у обвиняемого расстройство контроля над импульсами, или что эксперты определили, что у обвиняемого нет проблем с психическим здоровьем.В рамках нейробиологического состояния участникам сказали, что неврологи либо провели операцию для успешного удаления опухоли (излечимое состояние), либо обнаружили, что она неоперабельна (неизлечимое состояние). Точно так же тем, кто находился в психологическом состоянии, сказали, что когнитивно-поведенческая терапия была успешной (излечимое состояние) или неудачей (неизлечимое состояние). Лицам, находящимся в здоровом состоянии, никакой дополнительной информации не предоставили. Помимо этих манипуляций в разных условиях, все участники получили идентичную информацию.

Три дополнительных показателя были включены после зависимых показателей для оценки индивидуальных различий. Шкала контрфактического мышления (CFT) используется для оценки способности рассуждать противодействующим фактам, а также для измерения изменения точки зрения и непредубежденности - Например: «Мои убеждения не сильно отличались бы, если бы меня воспитали другие люди. родителей »[33]. Краткая шкала «Трудности регуляции эмоций» (DERS-SF) предназначена для оценки способности человека регулировать свои эмоции [34].Следуя этим дополнительным шкалам, участники самостоятельно сообщили о своей политической идеологии от (0) «очень либеральная» до (10) «очень консервативная».

Процедура

Участников попросили заполнить анкету конфиденциально на своих личных устройствах. После согласия они были проинструктированы внимательно прочитать краткое изложение уголовного дела и представить себя судьей, наблюдающим за процессом. После краткого описания случая были представлены зависимые показатели, за которыми следовали несколько проверок манипуляций, подтвержденные инвентаризации и дополнительные вопросы.Наконец, участники предоставили демографическую информацию, включая возраст, пол, политическую принадлежность и доход.

Результаты

Проверка гипотез

(h2) Были ли уменьшены рекомендации по тюремному заключению, когда доказательства расстройства обвиняемого были описаны как нейробиологические по сравнению с психологическими? (h3) Был ли этот эффект сильнее, когда расстройство поддается лечению?

Пересмотренные рекомендации по тюремному заключению были подвергнуты двустороннему дисперсионному анализу с двумя состояниями психического здоровья (нейробиологическим, психологическим) и двумя состояниями статуса излечимости (излечимым, неизлечимым).Основное влияние психического здоровья на приговор оказывало состояние психического здоровья, F (1, 219) = 13,07, p <0,001, η p 2 = 0,056, (Частичные значения квадрата этаа равны интерпретируется с использованием следующих контрольных значений, предложенных Ричардсоном [35]: 0,0588 ≤ средний <0,1379.), что, как и предполагалось, указывает на то, что, когда нейробиологические данные приводились в качестве объяснения основного расстройства, участники рекомендовали значительно более короткие предложения ( M = 0.95, SE = 0,14), чем когда было дано психологическое свидетельство ( M = 1,65, SE = 0,14). Такая же картина результатов была обнаружена при использовании рекомендации по изменению тюрем: F (1, 219) = 6,18, p = 0,014, η p 2 = 0,027, а также односторонний дисперсионный анализ, включая здоровое состояние, F (2, 327) = 33,64, p <0,001, η 2 = 0,171. Парные сравнения (LSD Фишера) показали, что, как и предполагалось, рекомендованный тюремный срок был значительно короче, когда у обвиняемого было расстройство, подтвержденное нейробиологическими данными ( M = 0.95, SE = 0,13, p <0,001) или психологическое свидетельство ( M = 1,65, SE = 0,13, p <0,001), чем когда обвиняемый был здоров ( M = 2,49, SE = 0,14). Точно так же расстройство, подтвержденное нейробиологическими данными, наказывалось значительно более короткими сроками тюремного заключения, чем расстройство, подтвержденное психологическими данными, p <0,001. Чтобы оценить, повлияло ли введение какой-либо информации, связанной со здоровьем, на приговоры к лишению свободы, был проведен двусторонний парный t-тест в условиях здорового состояния до и после раскрытия того, что обвиняемый действительно находился в хорошем психическом состоянии.Как и ожидалось, имел место нулевой эффект, t (106) = 1,46, p = 0,15, что указывает на то, что участники, вероятно, предположили, что обвиняемый был психически здоровым по умолчанию, до того, как были представлены какие-либо доказательства.

Как и ожидалось, статус излечимости оказал основное влияние на приговор к тюремному заключению, F (1, 219) = 7,18, p = 0,008, η p 2 = 0,032, что указывает на то, что когда участники были сказали, что расстройство обвиняемого поддается лечению, они рекомендовали значительно более короткие сроки тюремного заключения ( M = 1.04, SE = 0,14), чем когда участникам сказали, что расстройство неизлечимо ( M = 1,56, SE = 0,14). Однако значимого взаимодействия между представленным состоянием психического здоровья и возможностью лечения расстройства не наблюдалось, F (1, 219) <0,001, p = 0,99, η p 2 <0,001. Такая же картина результатов была обнаружена при использовании рекомендации по изменению тюрем: F (1, 219) = 13,95, p <.001, η p 2 = 0,060 и F (1, 219) = 0,073, p = 0,79, η p 2 <0,001 соответственно. В целом эти результаты соответствовали h2, но не h3. См. Таблицу 1 с рекомендациями по вынесению приговоров по состоянию.

(h4) Были ли увеличены сроки недобровольной госпитализации, когда доказательства расстройства обвиняемого были описаны как нейробиологические по сравнению с психологическими? (h5) Был ли этот эффект сильнее, когда расстройство было неизлечимым?

Рекомендуемые сроки недобровольной госпитализации были подвергнуты двустороннему дисперсионному анализу с двумя состояниями психического здоровья (нейробиологическим, психологическим) и двумя состояниями статуса излечимости (излечимым, неизлечимым).Состояние психического здоровья оказало основное влияние на рекомендуемые сроки принудительной госпитализации, F (1, 219) = 4,07, p = 0,045, η p 2 = 0,018, что, как и предполагалось, указывает на то, что когда нейробиологические доказательства были предоставлены в качестве объяснения основного расстройства обвиняемого, участники рекомендовали значительно более длительные рекомендуемые сроки принудительной госпитализации ( M = 1,99, SE = 0,12), чем при предоставлении психологических доказательств ( M = 1.65, SE = 0,12). Изменение участниками срока тюремного заключения и сроков принудительной госпитализации было отрицательно коррелировано, r (223) = -,38, p <0,001, что свидетельствует о предполагаемом компромиссе между этими результатами решения. Такая же картина результатов была обнаружена, когда рекомендованные сроки принудительной госпитализации были подвергнуты одностороннему дисперсионному анализу, включая здоровое состояние, F (2, 327) = 42,99, p <0,001, η 2 =. 208. Парные сравнения показали, что, как и предполагалось, рекомендуемый срок недобровольной госпитализации был значительно дольше, если расстройство обвиняемого было описано нейробиологически ( M = 1.99, SE = 0,12, p <0,001), а также когда доказательства были описаны психологически ( M = 1,64, SE = 0,12, p <0,001), чем когда ответчик был здоров, ( M = 0,46, SE = 0,12). Точно так же нейробиологические данные собрали значительно более длительные рекомендуемые сроки принудительной госпитализации, чем психологические доказательства, p = 0,040.

Как и ожидалось, статус излечимости также оказал основное влияние на рекомендуемые сроки принудительной госпитализации: F (1, 219) = 31.97, p <0,001, η p 2 = 0,127, что указывает на то, что, когда участникам сказали, что расстройство ответчика неизлечимо, они рекомендовали значительно более длительные сроки принудительной госпитализации ( M = 2,31, SE = 0,12), чем когда участникам сказали, что расстройство излечимо ( M = 1,33, SE = 0,12). Однако значимого взаимодействия между представленным состоянием психического здоровья и возможностью лечения расстройства не наблюдалось, F (1, 219) = 1.69, p = 0,20, η p 2 = 0,008. Эти результаты соответствовали h4, но не h5. См. Рис. 1 для оценки изменения наказания по условию.

Рис. 1. Оценка изменения наказания по условию.

Столбцы обозначают процентное изменение во времени индивидуальной базовой оценки наказания в зависимости от условий для их пересмотренной рекомендации по исправлению положения (темно-серый) и рекомендации по принудительной госпитализации (светло-серый). Статистически значимые различия отражают модели, описанные в h2-h5.Показаны стандартные планки погрешностей.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0210584.g001

(H5a) Было ли влияние состояния психического здоровья на рекомендацию о тюремном заключении лучше всего объясняться уменьшением деонтологических проблем, а не увеличением консеквенциалистских опасений?

Мы сгруппировали вышеперечисленные пункты (альфа Кронбаха> 0,70) в две категории в соответствии с юридической теорией наказания: деонтологические проблемы (опасения по поводу долга, такие как предполагаемое обязательство наказывать правонарушителей на основе их морального осуждения) и консеквенциалистские опасения (опасения о результатах, таких как желание наказать для защиты общественной безопасности).Деонтологический фактор включал в себя моральную неправоту правонарушителя, моральную ответственность, виновность, отказ от наказания, контроль над действием и свободную волю (α Кронбаха = 0,86). Пункты, составляющие консеквенциалистский фактор, включали: опасность обвиняемого для общества и вероятность совершения преступлений в будущем (α = 0,77). Эти кластеры были подтверждены в двухфакторном решении, идентифицированном анализом главных компонентов всех элементов с вращением варимакс, в результате чего были получены два независимых фактора (собственные значения> 1), которые соответствовали нашей априорной группировке и объяснены 66.24% дисперсии. Затем мы использовали обычный метод наименьших квадратов, чтобы выяснить, могут ли эти два типа проблем объяснять наблюдаемое влияние состояния психического здоровья (нейробиологического или психологического) на срок тюремного заключения. Два композитных материала были введены в параллельную регрессионную модель, чтобы сравнить их относительное влияние.

Треть различий в рекомендованной продолжительности тюремного заключения объясняется нашей параллельной моделью ( R 2 =.33). Смягчающий эффект нейробиологических данных был полностью объяснен деонтологическими проблемами (см. Рис. 2). Как и предполагалось, нейробиологическое состояние было значимым отрицательным предиктором деонтологических проблем, b = -0,63, SE = 0,14, p <0,001, а деонтологические проблемы были значимым предиктором тюремного заключения, рекомендованного обвиняемому. , b = 0,52, SE = 0,093, p <0,001. Доверительный интервал начальной загрузки для косвенного влияния состояния психического здоровья, объясненного деонтологическими проблемами на тюремное заключение, b = -0.33, SE = 0,088, на основе 5000 выборок, было полностью ниже нуля (от -0,52 до -0,17). Прямое влияние психического здоровья на приговор к лишению свободы было незначительным, b = -0,30, SE = 0,17, p = 0,081. Аналогичная картина наблюдалась для влияния состояния психического здоровья на изменение рекомендации участника о тюремном заключении до и после манипуляции состоянием психического здоровья.

Рис. 2. Коэффициенты регрессии для взаимосвязи между состоянием психического здоровья и тюремным заключением, как это объясняется деонтологическими и консеквенциалистскими проблемами.

Сплошные жирные линии обозначают значимые отношения.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0210584.g002

Опасения консеквенциалистов также значительно предсказывали тюремные сроки, b = 0,28, SE = 0,071, p <0,001, но состояние психического здоровья не предсказал консеквенциалистских опасений, b = -0,24, SE = 0,18, p = 0,18. Доверительный интервал начальной загрузки для косвенного воздействия на состояние психического здоровья, как объясняют консеквенциалистские опасения по поводу тюремного заключения, b = -0.067, SE = 0,053, включая ноль (от -0,18 до 0,030), что указывает на то, что консеквенциалистские опасения не учитывают влияние психического состояния на рекомендацию тюремного заключения, что согласуется с нашим прогнозом. Наблюдаемая регрессионная модель показывает, что смягчающий эффект нейробиологических данных на продолжительность тюремного заключения можно объяснить изменениями в деонтологических проблемах, а именно тем, что обвиняемый считался менее ответственным за свое преступное деяние.

(H5b) Тест влияния деонтологических и консеквенциалистских опасений на взаимосвязь между доказательствами психического здоровья и рекомендуемой принудительной госпитализацией не был оправдан, поскольку не наблюдалось прямого влияния типа доказательств на рекомендуемую принудительную госпитализацию.

Eh2: Было ли влияние психического здоровья на длину предложения ограничено (а) контрфактическими чертами мышления или (б) способностью регулировать эмоции?

Рекомендация об изменении приговора к лишению свободы была подвергнута двухфакторному дисперсионному анализу с двумя состояниями психического здоровья (нейробиологическим, психологическим) и двумя контрфактическими уровнями рассуждений (низкий, высокий), как определено с помощью медианного разделения. Среднее разбиение было выполнено, чтобы обойти проблемы мультиколлинеарности, наблюдаемые при использовании более традиционного метода линейной регрессии.Вопреки ожиданиям, не было никакого основного эффекта от уровня контрфактических рассуждений, F (1, 181) = 3,29, p = 0,071, η p 2 = 0,018, и никакого взаимодействия, F (1, 181) = 1,42, p = 0,23, η p 2 = 0,008, что указывает на то, что влияние состояния психического здоровья на продолжительность тюремного заключения не зависит от склонности участников рассуждать противодействующим образом.

Аналогичным образом, рекомендация об изменении приговора к тюремному заключению была подвергнута двустороннему дисперсионному анализу с двумя состояниями психического здоровья (нейробиологическим, психологическим) и двумя уровнями эмоциональной регуляции (низкий, высокий), как определено с помощью медианного разделения.Опять же, не было никакого основного эффекта от уровня эмоциональной регуляции, F (1, 212) = 0,01, p = 0,93, η p 2 <0,001, и никакого взаимодействия, F (1 , 212) = 0,26, p = 0,61, η p 2 = 0,001, что указывает на то, что влияние состояния психического здоровья на продолжительность тюремного заключения не зависело от способности участников контролировать свои эмоции.

Дополнительные исследовательские анализы

Было исследовано несколько исследовательских мер, чтобы помочь контекстуализировать и объяснить результаты наших тестов гипотез.

Были ли уменьшены деонтологические проблемы, когда расстройство обвиняемого было описано как нейробиологическое по сравнению с психологическим?

Мы предположили, что любое смягчающее воздействие нейробиологического объяснения на приговоры к тюремному заключению будет в первую очередь обусловлено деонтологическими представлениями о том, что обвиняемый должен нести меньшую моральную ответственность за преступление. Если это так, то участники, представленные нейробиологическими доказательствами, должны также оценить этого обвиняемого ниже по мерам ответственности, виновности, заслуженности наказания, свободе воли, способности удержать себя от совершения преступления и выше по мерам надежности.С этой точки зрения участники, которым представлены нейробиологические доказательства, также должны воспринимать преступление как менее характерное для обвиняемого. Все эти прогнозы подтвердились.

Состояние психического здоровья оказало основное влияние на восприятие моральной ответственности обвиняемого за свое преступление, F (1, 219) = 16,13, p <0,001, η p 2 = 0,069, его виновность, F (1, 219) = 15.09, p <.001, η p 2 =.064, его заслуженность наказания, F (1, 219) = 12,26, p = 0,001, η p 2 = 0,053, свобода воли, F (1, 219) = 21,89, p <0,001, η p 2 = 0,091, способность удержать себя от совершения преступления, F (1, 219) = 10,58, p = 0,001, η p 2 = 0,046, его надежность, F (1, 219) = 7,82, p = 0,006, η p 2 =.034, и восприятие того, что действия подсудимого были выражением его существенного характера (то есть его «глубинного« я »), F (1, 219) = 20,91, p <0,001, η p 2 = 0,087. Те, кто находился в нейробиологическом состоянии, считали подсудимого менее ответственным с моральной точки зрения (точные групповые ценности см. В Таблице 2), менее заслуживающим порицания, менее заслуживающим наказания, обладающим меньшей свободой воли, менее способным удержать себя от совершения преступления, более заслуживающим доверия и воспринимаемым преступление как менее характерное для подсудимого, чем в психологическом состоянии.

Напротив, не было никакого основного влияния статуса излечимости на любой из этих показателей, кроме надежности, F (1, 219) = 14,63, p <0,001, η p 2 = 0,063, например что, когда расстройство обвиняемого поддается лечению, он воспринимается как более заслуживающий доверия, чем когда расстройство неизлечимо. Точно так же не было никакого эффекта взаимодействия между состоянием психического здоровья и излечимостью по любому показателю, кроме надежности, F (1, 219) = 6.82, p = 0,010, η p 2 = 0,030, так что положительное влияние излечимости на надежность было больше в нейробиологическом состоянии, p <0,001, η p 2 = 0,063. Как и следовало ожидать, этот эффект не распространялся на состояние, при котором расстройство было описано как неизлечимое: p = 0,90, η p 2 <0,001.

Возросли ли консеквенциалистские опасения, когда расстройство обвиняемого было описано как нейробиологическое по сравнению с психологическим?

Мы предположили, что любое отягчающее воздействие нейробиологического объяснения на принудительную госпитализацию было бы вызвано в первую очередь опасениями по поводу будущей опасности обвиняемого для общества.Если это так, то участники, представленные нейробиологическими доказательствами, должны охарактеризовать этого обвиняемого как более опасного. Однако это предсказание не подтвердилось. Вместо этого основное влияние состояния психического здоровья на опасность обвиняемого, F (1, 219) = 4,05, p = 0,045, η p 2 = 0,018, показало, что участники представили нейробиологические доказательства сочли обвиняемого на менее опасным, чем те, которые были представлены с психологическими доказательствами.Этот эффект дополнительно поддерживался взаимодействием: F (1, 219) = 6,22, p = 0,013, η p 2 = 0,028, в котором смягчающий эффект излечиваемости, F ( 1, 219) = 75,23, p <0,001, η p 2 = 0,256, предполагаемая опасность была больше, когда доказательства были описаны как нейробиологические по сравнению с психологическими, p = 0,002, η р 2 = 0,045. Не было обнаружено попарных различий между нейробиологическими и психологическими данными о неизлечимом состоянии, p =.74, η p 2 = 0,001. Одна из интерпретаций этих противоречивых результатов состоит в том, что участники воспринимали недобровольную госпитализацию не как способ вывести из строя морально виновных людей, представляющих опасность для общества, а как способ оказания медицинской помощи тем, кто в ней больше всего нуждается, включая, потенциально, тех, кто в ней нуждается. которые представляют опасность для самих - различие, которое наша мера опасности, возможно, не уловила.

Считалось ли лечение состояния обвиняемого более эффективным, когда это состояние описывалось как нейробиологическое, а не психологическое?

Если отягчающее влияние нейробиологического объяснения на рекомендуемый срок недобровольной госпитализации не было связано с восприятием повышенной опасности, возможно, это могло быть связано с представлением о том, что нейробиологические расстройства более поддаются лечению, чем психологические, по крайней мере, в условиях стационара.Если да, то люди должны оценить лечение нейробиологического расстройства как более эффективное. Мы наблюдали частичную поддержку этой гипотезы. Наблюдалась значительная взаимосвязь между состоянием психического здоровья и возможностью лечения, F (1, 219) = 9,64, p = 0,002, η p 2 = 0,042, так что участники представили нейробиологические доказательства излечимое расстройство выражало более сильную веру в эффективность лечения, чем те, которые представлены психологическими доказательствами излечимого расстройства, p =.003, η p 2 = 0,040. Как и следовало ожидать, этот эффект не распространялся на состояние, при котором расстройство было описано как неизлечимое: p = 0,17, η p 2 = 0,009. Более того, не было никакого основного влияния состояния психического здоровья на эффективность лечения обвиняемого, F (1, 219) = 1,28, p = 0,26, η p 2 = 0,006.

Считались ли нейробиологические описания расстройства обвиняемого более важными, чем психологические?

Затем мы проверили, выражали ли участники явное отношение, согласующееся со смягчающим эффектом нейробиологических данных на наказание.Если это так, это поддержит интерпретацию, согласно которой участники сознательно знали о причинах своего решения. Чтобы ответить на этот вопрос, участники указали, в какой степени, по их мнению, доказательства состояния обвиняемого «уменьшают, усиливают или не влияют» на их первоначальное наказание. Их также спросили, насколько важны результаты экзаменов для вынесения решения о наказании.

Как и ожидалось, участники, предоставившие нейробиологические доказательства, сообщили, что они более смягчающие и более важные, чем те, которые предоставили психологические доказательства, F (1, 219) = 12.42, p = 0,001, η p 2 = 0,054; F (1, 219) = 21,78, p <0,001, η p 2 = 0,090. Точно так же участники сказали, что расстройство поддается лечению, сообщили о доказательствах как более смягчающих и важных, чем те, кто сказал, что расстройство неизлечимо, F (1, 219) = 20,62, p <0,001, η p 2 = 0,086; F (1, 219) = 5,87, p = 0,016, η p 2 =.026. Значимых взаимодействий не было, F (1, 219) = 0,35, p = 0,56, η p 2 = 0,002; F (1, 219) = 0,23, p = 0,64, η p 2 = 0,001.

Обсуждение

Цель этого проекта состояла в том, чтобы исследовать влияние основанных на мозге доказательств расстройства импульсного контроля на приговоры непрофессионалов. Мы наблюдали три ключевых вывода: (1) как доказательства, полученные из мозга, так и психологические доказательства смягчали последствия приговоров к тюремному заключению, но смягчающий эффект доказательств, полученных из мозга, был сильнее.(2) Тем не менее, те же самые данные мозга вызвали относительное увеличение сроков принудительной госпитализации. (3) Различия в приговорах лучше всего объяснялись деонтологическими соображениями, касающимися моральной вины.

Эти данные свидетельствуют о том, что непрофессионалы придают большее значение свидетельствам психического здоровья, причины которых описываются в нейробиологических терминах, чем в психологических. Как и предполагалось, эти доказательства, по-видимому, как в пользу, так и в неблагоприятные для обвиняемого, в зависимости от типа решения: хотя доказательства нейробиологической причины расстройства могут смягчить тюремное наказание, те же самые доказательства могут подвергнуть обвиняемого повышенному риску принудительной госпитализации.Хотя размеры эффекта наших основных гипотез были невелики, они все еще потенциально актуальны для закона, где практика и политика наказания могут иметь далеко идущие последствия для общества, если их применять в больших временных и географических масштабах.

Одно правдоподобное объяснение этого эффекта состоит в том, что нейробиологические доказательства побуждают исследователей преимущественно обращать внимание на явно физические причины поведения, и это подпитывает их интуицию, что поведение находится вне контроля обвиняемого.Восприятие ограниченного контроля может, в свою очередь, уменьшить ответственность, потенциально увеличивая веру в то, что обвиняемому требуется медицинское вмешательство (см. [26]).

Эффект смягчения последствий согласуется с действием деонтологического мотива наказания, а именно, что наказание должно быть пропорционально моральной вине правонарушителя. Причина отягчающего влияния нейробиологических данных на рекомендуемый срок недобровольной госпитализации менее ясна.Теории «двойного края» объяснили бы это увеличение, используя консеквенциалистские причины, такие как желание защитить общество от опасности или желание предоставить лечение тем, кто получит от этого наибольшую пользу, но подсудимый с нейробиологическим расстройством оценивался как не более опасный или излечимый, чем другой подсудимый с расстройством здоровья. Это оставляет открытым вопрос о том, почему люди отводят больше времени на госпитализацию подсудимому с нейробиологическим расстройством. Мы предполагаем, что ответ зависит от того, как люди интерпретируют конкретную цель принудительной госпитализации.Возможно, например, люди считали принудительную госпитализацию более оправданной для долгосрочного ведения болезни, даже если их перспективы лечения невелики. Точно так же люди в этом состоянии могли бы почувствовать большую ответственность по оказанию помощи, независимо от перспектив лечения. Наши проверки на манипуляции не сделали таких тонких различий. Если эти интерпретации подтвердятся в будущих исследованиях, они будут совместимы с «теорией нравственного воспитания», идеей о том, что наказания могут быть оправданными или даже обязательными в той мере, в какой они приносят пользу наказуемому [36].В качестве альтернативы принудительная госпитализация может использоваться для помещения в карантин людей, которые считаются непригодными для общества. Эта интерпретация согласуется с предыдущими исследованиями, предполагающими, что люди чувствуют необходимость социально дистанцироваться от людей с биологически описанными психическими расстройствами [37-40]. В таких случаях увеличение времени госпитализации обвиняемых с нейробиологическим состоянием следует понимать как «отягчающее» только в узком смысле, в котором оно было определено как недобровольное, но не в классическом карательном смысле.

Это исследование является первым, в котором количественно отделены различные эффекты нейробиологических данных на решения о вынесении приговора (т.е. «палка о двух концах»). В аналогичном ключе исследование Aspinwall et al. [7] и Fuss et al. [18], обнаружили, что, хотя биологические объяснения преступления смягчают рекомендации по наказанию или оценки юридической ответственности, было обнаружено некоторое повышенное внимание к будущей опасности и поддержка недобровольного принуждения. Однако в этих исследованиях эта поддержка наблюдалась только по качественным показателям.Настоящее исследование подтвердило этот эффект с помощью количественных показателей. Кроме того, зависимые меры в нашем исследовании позволили участникам назначать тюремное заключение и время принудительной госпитализации отдельно. Этот подход использовался, чтобы отделить моралистические карательные мотивы от недееспособных и основанных на лечении мотивов, и мог объяснить, почему в нашем исследовании однозначно наблюдался предсказанный эффект двойного края.

Ограничения и направления на будущее

Как и во всех исследованиях, наши выводы обязательно ограничиваются выбранными нами процедурными выборами.Мы включили меру, альтернативную тюремному заключению (принудительная госпитализация), чтобы выявить характер карательных мотивов участников. Даже в этом случае принудительная госпитализация сама по себе может использоваться для множества целей, которые мы не могли понять, например, для лечения, вывода из строя или, возможно, даже для наказания. Попытки понять мотивы участников для таких решений должны учитывать более широкий спектр мер наказания, разработанных для достижения определенных целей, или должны разработать дополнительные манипуляции для достижения этого эффекта.

Также неясно, почему индивидуальные различия участников (то есть способность рассуждать против фактов и способность регулировать собственные эмоции) не объясняют индивидуальную восприимчивость к изменению срока тюремного заключения. Возможно, это было следствием слабой валидности конструкции. Однако эти результаты согласуются с предыдущей литературой, показывающей, что люди с высокими когнитивными способностями не менее подвержены когнитивным искажениям (а в некоторых случаях более восприимчивы), чем люди с низким уровнем когнитивных способностей [28].В будущих исследованиях следует рассмотреть эти возможности с использованием других теоретически мотивированных показателей индивидуальных различий.

В этом исследовании изучались приговоры о наказаниях на выборке непрофессионалов в Интернете, которые не обязательно распространяются на юридических выборок, таких как судьи и присяжные, или на более широкое население США. Дальнейшие исследования выборок непрофессионалов должны быть направлены на полную рандомизацию по ключевым параметрам, включая географию и принадлежность к политической партии. Аналогичным образом, это исследование должно быть распространено на легальные образцы в попытке воспроизвести эти эффекты среди групп, чьи решения имеют прямое значение для обвиняемых по уголовным делам, таких как судьи судов первой инстанции.Наконец, было бы полезно выйти за рамки экспериментальных методов обследования и перейти к более реалистичным модальностям представления, таким как имитационные испытания, чтобы обеспечить большую экологическую значимость.

Дизайн нашего исследования не позволял исследовать потенциальные интерактивные взаимосвязи между психологическими и нейробиологическими данными. В реальных уголовных процессах оба типа доказательств могут быть представлены вместе. Включение комбинированного условия позволит решить, может ли их совместное представление иметь мультипликативное или, возможно, антагонистическое воздействие на приписывание ответственности и наказания.

Наконец, интерпретация улик, вероятно, зависит от типа преступления и психического состояния, о котором идет речь. В наших эпизодах описывается сексуальное насилие, чтобы повысить вероятность использования принудительной госпитализации, но этот выбор отличается от других исследований в этой литературе. Точно так же психическое состояние обвиняемого было определено как «нарушение контроля над импульсами». Это решение было принято, чтобы свести к минимуму неизвестные предубеждения относительно культурно нагруженных ярлыков, таких как психопатия, шизофрения и психоз, тем самым отличая это исследование от других подобных [7, 8, 21].В будущих исследованиях следует рассмотреть возможность контроля этих различий между исследованиями или рассмотреть другие теоретически мотивированные причины поведения, включая типичные физические расстройства (например, биполярное расстройство), а также типичные психологические расстройства (например, расстройство адаптации).

Несмотря на ограничения, эти результаты важны для уголовного судопроизводства, особенно для политиков, поскольку они подчеркивают потенциальный контекстный эффект, который не изучался в предыдущих исследованиях.В частности, лица, определяющие политику, должны решить вопрос о том, как управлять эффектами, которые мы наблюдали. Например, когда нейробиологические доказательства вводятся в поддержку аргументов о психическом заболевании, должны ли они сопровождаться pro forma информацией о его потенциально смещающих эффектах? Должна ли она сопровождаться информацией о возможности лечения обвиняемого? Когда доказательства нейробиологии могут оставаться самостоятельными, а когда они должны сопровождаться соответствующими поведенческими доказательствами? Должны ли судьи обязаны получать юридическое образование в области доказательств нейробиологии? Должны ли присяжные иметь право (или требовать?) Пересматривать варианты лечения или предписания, которые будут применяться, если обвиняемый будет освобожден по причине психического заболевания? Дополнительная стипендия необходима для изучения этих и других практических приложений этого исследования.

Благодарности

Мы благодарим Фелипе де Бригара, Уолтера Синнотт-Армстронга и Питера Райнера за полезные комментарии. Эта публикация стала возможной благодаря поддержке гранта Фонда Джона Темплтона в рамках летних семинаров по нейробиологии и философии в Университете Дьюка. Мнения, выраженные в этой публикации, принадлежат авторам и не обязательно отражают точку зрения Фонда Джона Темплтона.

Ссылки

  1. 1.Фараханы Н.А. Неврология и поведенческая генетика в уголовном праве США: эмпирический анализ. J Law Biosci. 2015; 2: 485–509. pmid: 27774210
  2. 2. Вайсберг Д., Тейлор Дж., Хопкинс Э. Деконструкция соблазнительного очарования нейробиологических объяснений. Судья Децис Мак. 2015; 429–441.
  3. 3. Маккейб Д.П., Кастель А.Д. Увидеть - значит поверить: влияние изображений мозга на научные суждения. Познание. 2008; 107: 343–352. pmid: 17803985
  4. 4.Фарах MJ, Крюк CJ. Соблазнительное очарование «Соблазнительного очарования». Perspect Psychol Sci. 2013; 8: 88–90. pmid: 26172255
  5. 5. Крюк CJ, Фарах MJ. Посмотрите еще раз: влияние образов мозга и дуализма разум-мозг на непрофессиональные оценки исследований. J Cogn Neurosci. 2013; 25: 1397–1405. pmid: 23879877
  6. 6. Майкл Р. Б., Ньюман Э. Дж., Вуорре М., Камминг Дж., Гарри М. О (не) убедительной силе изображения мозга. Психон Булл Ред. 2013; 20: 720–725. pmid: 23400855
  7. 7.Аспинуолл Л.Г., Браун Т.Р., Табери Дж. Двуручный меч: биомеханизм увеличивает или снижает приговоры судей психопатов? Наука. 2012; 337: 846–849. pmid: 220
  8. 8. Грин Э, Кэхилл Б.С. Влияние нейровизуализационных доказательств на имитацию принятия решений присяжными. Behav Sci Law. 2012. 30: 280–296. pmid: 22213023
  9. 9. Capestany BH, Harris LT. Отвращение и биологические описания искажают логические рассуждения при принятии юридических решений. Soc Neurosci.2014; 9: 265–277. pmid: 24571553
  10. 10. Маршалл Дж., Лилиенфельд СО, Майберг Х., Кларк С.Е. Роль неврологических и психологических объяснений в судебных суждениях о правонарушителях-психопатах. J Forensic Psychiatry Psychol. 2017; 28: 412–436. 10 / gfjzhk
  11. 11. Шариф А.Ф., Грин Дж. Д., Карреманс Дж. К., Лугури Дж. Б., Кларк С. Дж., Школьник Дж. У. и др. Свобода воли и наказание: механистический взгляд на человеческую природу уменьшает возмездие. Psychol Sci. 2014; 25: 1563–1570. pmid: 24916083
  12. 12.Грин Дж., Коэн Дж. По закону нейробиология ничего не меняет. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2004; 359: 1775–85. pmid: 155
  13. 13. Морс SJ. Синдром переутомления мозга и уголовная ответственность: диагностическое примечание. Огайо Сент-Дж. Крим Л. 2005; 3: 397.
  14. 14. Деннетт округ Колумбия. Локтевая комната: виды свободы воли, которых стоит желать. MIT Press; 2015.
  15. 15. Баумейстер Р.Ф., Меле А.Р., Вохс К.Д., редакторы. Свобода воли и сознание: как они могут работать? Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2010 г.
  16. 16. Берриесса СМ. Отношение общественности к биологическим факторам риска для развития уголовного поведения и последствиям вынесения приговора к смертной казни, имеющее право присяжных заседателей. Криминальное правосудие. 2017; 44: 1073–1100.
  17. 17. Чендлер Дж. Использование нейробиологических доказательств в канадском уголовном судопроизводстве. J Law Biosci. 2015; 2: 550–579. pmid: 27774212
  18. 18. Fuss J, Dressing H, Briken P. Нейрогенетические доказательства в зале суда: рандомизированное контролируемое судебное разбирательство с участием немецких судей.J Med Genet. 2015; jmedgenet-2015-103284. pmid: 26307568
  19. 19. Хардкасл В.Г., Лэмб Э. Какое значение имеют изображения мозга в уголовных процессах в США? J Eval Clin Pract. 2018; 24: 909–915. pmid: 29744995
  20. 20. Маккейб Д.П., Кастель А.Д., Родос, MG. Влияние доказательств обнаружения лжи FMRI на принятие решения присяжным заседателем. Behav Sci Law. 2011; 29: 566–577. pmid: 21751243
  21. 21. Сакс М.Дж., Швейцер Н.Дж., Ахарони Э., Киль К.А. Влияние нейровизуальных изображений на стадии вынесения приговора в судебных процессах, предусматривающих смертную казнь.Шпилька J Empir Leg. 2014; 11: 105–131.
  22. 22. ЛаДьюк С., Локлер Б., Хейлбрун К. Нейробиологические, нейропсихологические и психологические доказательства сопоставимо влияют на принятие юридических решений: последствия для экспертов и практикующих юристов. J Forensic Psychol Res Pract. 2018; 18: 114–142. 10 / gfb7j2
  23. 23. Реммель Р.Дж., Гленн А.Л., Кокс Дж. Биологические доказательства психопатии не влияют на фиктивный приговор присяжных. J Личный беспорядок. 2018; 1–21. pmid: 29469661
  24. 24.Блейки Р., Кремсмайер Т.П. Неспособность или нежелание осуществлять самоконтроль? Влияние неврологии на восприятие импульсивных преступников. Front Psychol. 2018; 8. DOI: 10 / gctvnr
  25. 25. Швейцер Н.Дж., Сакс М.Дж., Мерфи Э.Р., Роскис А.Л., Синнотт-Армстронг В., Годе Л.М. Нейроизображения как доказательства в защите Mens Rea: без последствий [Интернет]. Рочестер, штат Нью-Йорк: Сеть исследований в области социальных наук; Август 2011 г. Номер отчета: ID 2018114. Доступно: https://papers.ssrn.com/abstract=2018114
  26. 26.Ан В.К., Проктор С.К., Фланаган Э.Х. Убеждения клиницистов по психическому здоровью о биологических, психологических и экологических основах психических расстройств. Cogn Sci. 2009. 33: 147–182. pmid: 20411158
  27. 27. Левин И., Шнайдер С., Гейт Г. Все кадры не созданы равными: типология и критический анализ эффектов кадрирования. Органное поведение Hum Decis Process. 1998. 76: 149–199. pmid: 9831520
  28. 28. Запад РФ, Месерв Р.Ю., Станович К.Е. Познавательная изощренность не устраняет слепое пятно предвзятости.J Pers Soc Psychol. 2012; 103: 506–519. pmid: 22663351
  29. 29. Сокол-Хесснер П., Хсу М., Керли Н.Г., Дельгадо М.Р., Камерер К.Ф., Фелпс Е.А. Мыслить как трейдер избирательно снижает неприятие убытков людьми. Proc Natl Acad Sci U S. A. 2009; 106: 5035–5040. pmid: 19289824
  30. 30. Buhrmester M, Kwang T, Gosling SD. Механический турок Amazon: новый источник недорогих, но качественных данных? Perspect Psychol Sci J Assoc Psychol Sci. 2011; 6: 3–5. 10 / ds9n5k
  31. 31.Клиффорд С., Джуэлл Р.М., Вагонер П.Д. Подходят ли образцы, взятые из Mechanical Turk, для исследования политической идеологии? Res Полит. 2015; 2: 2053168015622072.10 / gfrmz7
  32. 32. Мерфи К. Р., Майорс Б. Статистический анализ мощности: простая и общая модель для традиционных и современных тестов гипотез, 2-е изд. Махва, Нью-Джерси, США: издательство Lawrence Erlbaum Associates; 2004.
  33. 33. Станович К.Е., Запад РФ. Рассуждение независимо от предшествующих убеждений и индивидуальных различий в активно непредубежденном мышлении.J Educ Psychol. 1997. 89: 342–357. 10 / cpvchx
  34. 34. Кауфман Э.А., Ся М., Фоско Дж., Яптангко М., Скидмор Ч.Р., Кроуэлл С.Е. Краткая форма шкалы трудностей регуляции эмоций (DERS-SF): проверка и воспроизведение в выборках подростков и взрослых. J Psychopathol Behav Assess. 2016; 38: 443–455.
  35. 35. Ричардсон JTE. Эта квадратная и частичная эта в квадрате как меры величины эффекта в образовательных исследованиях. Educ Res Rev.2011; 6: 135–147. 10 / d7ngqf
  36. 36.Хэмптон Дж. Теория наказания в моральном воспитании. Philos Public Aff. 1984. 13: 208–238.
  37. 37. Bag B, Yilmaz S, Kirpinar I. Факторы, влияющие на социальную дистанцию ​​от людей с шизофренией. Int J Clin Pract. 2006. 60: 289–294. pmid: 16494643
  38. 38. Grausgruber A, Meise U, Katschnig H, Schöny W, Fleischhacker WW. Модели социальной дистанции по отношению к людям, страдающим шизофренией в Австрии: сравнение между широкой публикой, родственниками и персоналом психиатрической помощи.Acta Psychiatr Scand. 2007. 115: 310–319. pmid: 17355522
  39. 39. Хаслам Н, Кваале Э.П. Биогенетические объяснения психического расстройства: модель смешанного блага. Curr Dir Psychol Sci. 2015; 24: 399–404. 10 / f7tgdn
  40. 40. Мартин JK, Pescosolido BA, Olafsdottir S, McLeod JD. Конструирование страха: предпочтения американцев в отношении социальной дистанции от детей и подростков с проблемами психического здоровья. J Health Soc Behav. 2007. 48: 50–67. pmid: 17476923

Анализ дела: Joseph Shine v.Союз Индии

Источник изображения: https://bit.ly/36SiIRX

Эта статья написана К. Паллави, студентом Юридического центра 2 Университета Дели.

«Знаковое решение, отменяющее уголовную ответственность за супружескую измену в Индии»

Судебная коллегия Верховного суда: ГЛАВНЫЙ ЮСТИС ДИПАК МИШРА, JUSTICE A. KHANWILKAR, JUSTICE R. F. NARIMAN, JUSTICE D. Y. CHANDRACHUD, JUSTICE INDU MALHOTRA

Стороны: Истец (и) - Джозеф Шайн, Ответчик (ы) - Союз Индии

Дата принятия решения: 27 сентября 2018 г.

Прелюбодеяние в Индии основывалось на представлениях о патриархате и мужском шовинизме.Это преступление привлекает к уголовной ответственности мужчину, который вступает в половые отношения с женщиной, которая является женой другого мужчины. И если муж соглашается на такой поступок или попустительствует ему, это уже не будет прелюбодеянием. У женщины нет права, если ее муж совершит прелюбодеяние. В древней истории прелюбодеяние считалось греховным поступком, совершаемым женатым мужчиной или женщиной. В Индии супружеская измена рассматривает женщину не как виновницу, а как жертву, соблазненную мужчиной на такой поступок. Этот закон нарушает наши конституционные принципы i.е. равенство, недискриминация, право на достойную жизнь и так далее. Прелюбодеяние было признано правонарушением более чем в 60 странах, включая Южную Корею, Южную Африку, Уганду, Японию и т. Д., Как дискриминационное по признаку пола и нарушение права на неприкосновенность частной жизни. Даже лорд Маколей, создатель уголовного кодекса, возражал против его присутствия в уголовном кодексе как правонарушения, а скорее предлагал оставить его в качестве гражданского правонарушения. Закон развивается с течением времени, и многие недавние решения расширили сферу основных прав в соответствии с изменяющимися общественными ценностями и увеличением личной свободы.Это решение объединяет их в создании истории, отменяя 158-летний закон, который потерял свою актуальность с изменением социальных и моральных условий.

Судебное ходатайство было подано в соответствии со статьей 32 Джозефом Шайном, оспаривающим конституционность статьи 497 IPC, прочитанной с разделом 198 Cr. P.C., являясь нарушением статей 14, 15 и 21. Сначала это было PIL против супружеской измены. Заявитель утверждал, что положение о супружеской неверности является произвольным и дискриминационным по признаку пола.Заявитель утверждал, что такой закон унижает достоинство женщины. Для рассмотрения ходатайства создана конституционная коллегия из 5 судей.

Заявитель

  • Адвокат заявителя утверждал, что это положение криминализирует супружескую измену только на основании классификации по признаку пола, которая не имеет рациональной связи, препятствующей ее достижению. Согласие жены не имеет значения. Следовательно, нарушает статью 14 конституции.
  • Заявитель утверждал, что это положение основано на представлении о том, что женщина является собственностью мужа.Положение гласит, что если муж дает согласие или попустительствует, прелюбодеяние не совершается.
  • Положение о прелюбодеянии является дискриминационным по признаку пола, поскольку оно предоставляет только мужчинам право преследовать в судебном порядке за супружескую измену, что является нарушением статьи 15.
  • Заявитель утверждал, что это положение является неконституционным, поскольку оно подрывает достоинство женщины, не уважая ее сексуальную автономию и самоопределение. Это нарушает статью 21.

Раздел 497 IPC, читаемый с разделом 198 CrPC, должен быть отменен.

Респонденты

  • Респонденты утверждали, что супружеская измена является правонарушением, которое нарушает семейные отношения, и должно существовать сдерживание для защиты института брака.
  • Респонденты утверждают, что супружеская измена затрагивает супруга, детей и общество в целом. Преступление, совершенное посторонним человеком с полным осознанием того, что нарушить святость брака.
  • Дискриминация по данному положению защищена статьей 15 (3), которая предоставляет государству право издавать специальные законы для женщин и детей.

Они просят суд удалить часть, признанную неконституционной, но сохранить это положение.

  1. Является ли положение о прелюбодеянии произвольным и дискриминационным согласно статье 14?
  2. Поддерживает ли положение о супружеской неверности стереотип о том, что женщины являются собственностью мужчин, и допускает ли дискриминацию по признаку пола в соответствии со статьей 15?
  3. Не ущемляется ли достоинство женщины отказом в ее сексуальной автономии и праве на самоопределение?
  4. Является ли криминализация супружеской неверности вторжением в частную жизнь человека?

В этом деле конституционность статьи 497 была оспорена на том основании, что она нарушает статьи 14 и 15, в которых говорится, что жена не может быть виновной даже в качестве пособника.Коллегия из трех судей подтвердила законность указанного положения, поскольку это специальное положение, созданное для женщин и сохраненное статьей 15 (3). И статья 14 является общим положением, и ее следует читать вместе с другими статьями, а пол - это просто классификация, поэтому при их объединении она действительна.

В данном случае было подано ходатайство по статье 32, оспаривающее законность статьи 497 МПК. Проблема была основана на том факте, что указанное положение не дает женщине права преследовать женщину, с которой ее муж совершил прелюбодеяние, и, следовательно, является дискриминационным.Коллегия из трех судей в этом деле также подтвердила законность, заявив, что расширение круга правонарушений должно осуществляться законодательными органами, а не судами. Преступление разбивания семьи не меньше, чем взлом дома, поэтому наказание оправдано. Суд признал, что такое преступление могут совершать только мужчины.

В этом деле суд подтвердил конституционность статьи 497, прочитанной с разделом 198, заявив, что это положение не позволяет жене и мужу наказывать друг друга за супружескую измену, следовательно, не является дискриминационным.Он наказывает только постороннего, который пытается разрушить святость брака. Таким образом, это обратная дискриминация «в пользу», а не «против».

Конституция статьи 497 не возникла в этом деле, но в ней говорится, что сам факт того, что апеллянт является женщиной, делает ее полностью защищенной от обвинения в супружеской неверности, и она не может быть привлечена к уголовной ответственности за это преступление.

  • В отчете 42-й комиссии по закону было рекомендовано привлечь к уголовной ответственности неверных женщин и сократить наказание с 5 до 2 лет.Это не дало эффекта.
  • В отчете 152-й комиссии по законам было рекомендовано ввести равенство полов в положение о супружеской неверности и отразить социальные изменения в отношении статуса женщины. Но это не было принято.
  • В 2003 году был сформирован комитет Малиматха по реформе системы уголовного правосудия, который рекомендовал внести поправки в положение, согласно которому «любое лицо, имеющее половые сношения с супругом любого другого человека, виновно в супружеской неверности». То же самое ожидает рассмотрения.

Выпуск 1

  • Тест на явный произвол должен применяться для признания недействительным законодательства или любого подзаконного акта. Любой закон, признанный произвольным, будет отменен.

Решения ci ted:

E.P. Рояппа против штата Тамил Наду (1974) 4 SCC 3

Шаяра Бано против Союза Индии (2017) 9 SCC 1

  • Данная классификация признана произвольной в том смысле, что она рассматривает только мужа как потерпевшего, получившего право на судебное преследование за правонарушение, а жене такое право не предоставляется.Положение не основано на равенстве.
  • Преступление основано на представлении о том, что женщины являются собственностью мужа, и супружеская измена рассматривается как кража его собственности, поскольку в нем говорится, что согласие или попустительство мужа не будет считаться преступлением.
  • Это положение не рассматривает жену как преступницу и наказывает только третье лицо.

Такая классификация является произвольной и дискриминационной и не имеет отношения к нынешнему времени, когда женщины имеют собственную идентичность и стоят наравне с мужчинами во всех аспектах жизни.Это положение явно нарушает статью 14.

Выпуск 2

  • В этом положении проводится различие между женатым мужчиной и замужней женщиной в ущерб ей по признаку пола.
  • Это положение основано на стереотипе, согласно которому мужчина контролирует сексуальность своей жены и она является его собственностью. Это увековечивает представление о том, что женщины пассивны и неспособны пользоваться своей сексуальной свободой.
  • Раздел 497 защищает женщин от наказания как пособников.Утверждается, что это положение выгодно для женщин, что спасает статья 15 (3). Статья 15 (3) была добавлена, чтобы защитить женщин от патриархата и вывести их из-под запрета. Эта статья была направлена ​​на то, чтобы уравнять их с мужчинами. Но Раздел 497 не является защитной дискриминацией, а основан на патриархате и патернализме.

Процитированные решения

Правительство Андхра-Прадеш против П. Б. Виджаякумара (1995) 4 SCC 520

Независимая мысль vs.Союз Индии (2017) 10 SCC 800

Таким образом, указанное положение нарушает статью 15 (1) Конституции, поскольку оно является дискриминационным по признаку пола и увековечивает стереотип контроля сексуальной автономии жены.

Выпуск 3

  • Достоинство личности и неприкосновенность частной жизни охраняются статьей 21 Конституции. Женщина имеет равное с мужчиной право на неприкосновенность частной жизни. Автономность человека - это способность принимать решения по жизненно важным вопросам.

Процитированные решения

S. Puttaswamy and Anr. по сравнению с Союзом Индии и др. (2017) 10 SCC 1

Общее дело против Союза Индии и других стран. (2018) 5 SCC 1

  • Это положение допускает супружескую измену с согласия или попустительства мужа, что дает мужчине контроль над ее сексуальной автономией. Это делает ее марионеткой мужа и лишает ее индивидуальности.
  • Когда был составлен уголовный кодекс, общественное мнение о женщинах было отсталым, и к ней относились как к движимому имуществу, но через 158 лет статус женщин стал равным статусу мужчин.Ее достоинство имеет первостепенное значение, и его нельзя подорвать положением, закрепляющим такие гендерные стереотипы.
  • Отношение к женщинам как к жертвам также унижает ее индивидуальность и ставит под сомнение ее личность без мужа.

Принуждение к верности путем ограничения сексуальной автономии является посягательством на основное право на достоинство и равенство, предусмотренное статьей 21.

Выпуск 4

  • Преступление определяется как преступление, затрагивающее общество в целом.С другой стороны, супружеская измена - это преступление, равносильное вступлению в личную жизнь.
  • Прелюбодеяние может быть совершено двумя взрослыми по обоюдному согласию, что делает его преступлением без потерпевших.
  • Это положение направлено на защиту неприкосновенности брака, но мы должны признать, что из-за ранее существовавшего разрыва супружеских уз совершается прелюбодеяние.
  • Другие правонарушения, связанные с супружеской сферой, такие как статьи 306, 498-A, 304-B, 494 или любое нарушение Закона о защите женщин от домашнего насилия 2005 года или нарушение статьи 125 УПК РФ, связаны с прекращением жизни замужняя женщина и наказывает мужа и родственников.
  • В случае супружеской неверности третье лицо наказывается за уголовное преступление на срок до 5 лет тюремного заключения. По мнению суда, этого не требуется.
  • Это положение делает мужа потерпевшим, а женщину - жертвой. Даже если закон изменится и предоставит женщинам равные права против супружеской неверности, это полностью личное дело каждого.
  • Прелюбодеяние лучше оставить как основание для развода, а не преступление.

Раздел 497 IPC отменен, и супружеская измена может быть основанием для любого гражданского правонарушения, включая расторжение брака.

Неверность чаще встречается в крупных городах, где люди движутся в сторону вестернизации. Это решение подверглось широкой критике на том основании, что оно открыло людям возможность совершать прелюбодеяние без всякого страха. После отмены уголовной ответственности за супружескую неверность выросло количество случаев супружеской неверности. Мужчины утверждают, что теперь нет возможности обеспечить чистоту родословной. Многие утверждают, что рекомендации юридических комиссий должны были быть приняты парламентом, чтобы в равной степени наказывать мужчин и женщин за супружескую измену.Верховный суд также подвергался критике за то, что он должен был позволить парламенту принимать решения о супружеской неверности в соответствии с изменяющейся социальной средой.

Это 21 век, когда равенство и либерализм захватили мир. Необходимы законодательные реформы для отмены законов, дискриминационных по отношению к женщинам. В Индии многие законы со временем стали излишними. Прелюбодеяние было одним из них, и от него нужно было избавиться. Прелюбодеяние не только является различием между мужчинами и женщинами, но и унижает достоинство женщины.Это было введено как преступление, когда общество было наполнено патриархатом и патернализмом. В этом обществе был создан стереотип, что женщины принадлежат к дому и у них не было равных прав и возможностей, как у мужчин. Замужние женщины не имели индивидуальной идентичности, а рассматривались как собственность их мужа, что отражено в положении о супружеской неверности.

Но времена изменились; женщины больше не находятся в тени мужчин. Прелюбодеяние как уголовное преступление не имеет значения, поскольку это частное дело, в которое суды не должны вмешиваться.У каждого человека есть сексуальная автономия, и воспрепятствование ей нарушило бы конституционные принципы. Это решение отменяет уголовную ответственность за прелюбодеяние и делает его основанием только для гражданских правонарушений. Криминализация как мужчин, так и женщин, как это предлагается в отчетах Юридической комиссии, не послужила бы цели, поскольку супружеская измена - это действие, которое является исключительно частным делом, связанным с супружеской сферой. Законодательная власть должна была сделать этот шаг давно, но, тем не менее, наша судебная система очень эффективно заполняла пробелы и устраняла избыточные законы с изменением социальных представлений.


Компания LawSikho создала группу телеграмм для обмена юридическими знаниями, рекомендациями и различными возможностями. Вы можете перейти по этой ссылке и присоединиться:

Следуйте за нами в Instagram и подпишитесь на наш канал YouTube, чтобы получать больше потрясающего юридического контента.

IJGI | Бесплатный полнотекстовый | Прогнозирование преступности по сетке с использованием географических объектов

1. Введение

Это исследование посвящено Таоюань, одному из крупнейших городов Тайваня с населением 2,1 миллиона человек в 2018 году.Полицейская статистика с 2015 по 2016 год показывает, что в Таоюань в среднем совершается около 20 000 преступлений в год, включая примерно 6000 случаев кражи со взломом (Годовая статистика Управления полиции города Таоюань: http://www.tyhp.gov.tw/newtyhp/upload /cht/article/file_extract/C0065.pdf). Согласно индексу преступности 2018 в NUMBEO, рейтинг преступности в Таоюане составляет 27,5 (NUMBEO Crime in Taoyuan, Тайвань: https://www.numbeo.com/crime/in/Taoyuan), что выше, чем в среднем по Тайваню ( 20,74) (Индекс преступности NUMBEO для страны за 2018 г .: https: // www.numbeo.com/crime/rankings_by_country.jsp). Политика правительства поощряет выход на пенсию старших офицеров, а их более молодым заменяющим не хватает опыта и знаний местных условий и историй болезни. Этот опыт, если его поддерживать и правильно использовать, позволяет полиции более эффективно выявлять возможных подозреваемых и в первую очередь усилить патрулирование для предотвращения совершения преступлений, но постоянная замена опытных офицеров лишает муниципалитеты этого опыта. Кроме того, более молодые офицеры достигли совершеннолетия в иных обстоятельствах, чем их старшие коллеги, более зависимы от информационных технологий и более опытны в применении информационных систем и обработки данных.Однако им не хватает возможностей их старых коллег управлять традиционными сетями сбора информации. Учитывая нехватку сотрудников полиции и проблемы, связанные с передачей опыта и навыков, в этом исследовании предлагается использовать информационные технологии для усиления традиционных методов работы полиции с целью повышения эффективности предупреждения преступности.

Сначала мы рассмотрим два традиционных подхода: пространственно-временные модели и эмпирические модели. Пространственно-временные модели обычно используются для предотвращения преступности, включая оценку плотности ядра (KDE) и временные ряды.Однако эти два метода независимо рассматривают только время или пространство, но на преступность влияет более чем один фактор.

Эмпирические модели в некотором смысле похожи на модели машинного обучения. Когда мы рассматриваем опыт каждого человека в качестве модели, мы можем использовать машинное обучение для рассмотрения определенных вопросов, таких как количество времени на обучение, необходимое для моделей, эффективность обучения модели, а также различные типы и масштабы обучения. Подготовка старшего офицера полиции требует значительного времени и ограничена ограниченным временем и способностями к обучению.В лесах случайных решений данное дерево имеет дело только с определенными функциями. Старший офицер полиции, знакомый со своей юрисдикцией, может эффективно работать над предотвращением и расследованием преступлений. Однако офицер, не знающий местных условий и не знакомый с ними, должен их развивать. Эта аналогия помогает продвигать целостную перспективу предупреждения преступности, которая выходит за рамки какой-либо отдельной эмпирической модели. Таким образом, как лучше всего использовать эмпирические модели для управления полицейской деятельностью? Обычно используемый подход состоит в том, чтобы раскрыть предложения полиции по ключевым характеристикам типичных случаев, но этот подход требует много времени и труда, а результаты зависят от индивидуальных способностей к обучению.Требования общегородской профилактики преступности подчеркивают сложность интеграции эмпирических моделей. Ценность эмпирических моделей не подлежит сомнению, как и их способность оценивать сложные разнородные данные, но мы надеемся более эффективно использовать индивидуальный опыт, постепенно преобразовывая опыт сотрудников правоохранительных органов и теорию криминологии в возможности машинной обработки. .

Приведенные выше методы исследуют только такие факторы, как время, пространство и тип преступления, но географические характеристики сетки редко обсуждаются.С этой целью данное исследование объединяет экспериментальные аспекты с дополнительными географическими характеристиками для моделирования криминальной среды и позволяет сетевым моделям прогнозирования преступности решать проблему передачи преступников. Диапазон пространственно-временных характеристик, основанный на 84 типах географической информации, устанавливается путем применения API Google Places к кражам данных для города Таоюань, Тайвань. Лучшей моделью оказалась глубокая нейронная сеть, которая превосходит базовую 11-месячную скользящую среднюю и три популярных алгоритма машинного обучения нашего дизайна с улучшением показателя F1 примерно на 7% на сетках 100 на 100.Экспериментальные результаты также указывают на важность дизайна географических объектов для повышения производительности и объяснительной способности.

Остальная часть этого исследования организована следующим образом. В разделе 2 приводится обзор соответствующей литературы. В разделе 3 описывается метод исследования, включая построение модели, источники данных и инструменты, построение функций, выбор базовых показателей и интеграцию методов машинного обучения. В разделе 4 обсуждаются экспериментальные результаты и важность географических особенностей в оптимизации модели для прогнозирования перемещения преступников.

2. Связанные работы

Анализ преступности, такой как преступное поведение на личном уровне [1,2] и пространственно-временные модели [3], широко изучается в последние годы. Эти методы в целом можно разделить на две категории: разработка новых алгоритмов и оптимизация дизайна функций для повышения производительности прогнозирования модели. Традиционные методы прогнозирования преступности включают сеточное отображение, покрывающие эллипсы и оценку плотности ядра, которые производят прогнозы на основе отсутствия единообразного распределения преступности.Однако эти методы обычно рассматривают только факторы времени или пространства отдельно и, таким образом, очень чувствительны к выбору времени и пространства, что может привести к результатам прогнозирования, которые не превосходят простую линейную регрессию [4]. Многие последующие исследования одновременно рассматривают факторы времени и пространства [5,6] и постепенно исследуют интеграцию дополнительных функций, включая тип преступления [7], след и ВВП [8], комментарии Twitter [9,10,11] и объяснить корреляции между функциями [12]. В некоторых исследованиях [13,14] отмечалось влияние географических особенностей на преступность, но лишь немногие исследования пытались применить географические особенности к прогнозированию преступности.Таким образом, в этом исследовании предлагается объединить пространственные и временные функции вместе с новыми географическими функциями, полученными из Google Place API, для повышения эффективности прогнозирования. С точки зрения алгоритмов, различные модели машинного обучения, такие как Naïve Bayes [15,16], Ensemble [17] ] или Deep Learning Structure [18] использовались для прогнозирования преступлений, но Deep Neural Networks (DNN) обеспечили лучшие результаты в наших предыдущих экспериментах. Это исследование использует DNN, потому что оно отражает репрезентативное обучение и использовалось в межъязыковой передаче [19], распознавании речи [20,21,22,23], распознавании изображений [24,25,26,27], анализе настроений [28,29] , 30,31,32] и биомедицинских [33].Хотя верхняя граница производительности прогнозирования все еще зависит от проблемы и самих данных, автоматическое извлечение признаков DNN [34] позволяет нам использовать быстрое построение модели без обработки признаков, тем самым снижая порог приложения из-за обработки признаков.

3. Методы

3.1. Инструменты для данных и анализа
Данные о краже транспортных средств для города Таоюань были получены с платформы открытых данных (Тайваньская платформа открытых данных: https://data.gov.tw). Мы выбрали кражу транспортного средства в качестве цели нашего прогноза, потому что на нее, очевидно, влияют факторы окружающей среды [35].Мы использовали период данных с января 2015 года по апрель 2018 года, когда ежемесячно происходило около 220 уголовных преступлений. Модель использовалась для составления прогнозов с января 2017 года по апрель 2018 года. Собранные данные были подвергнуты простому повествовательному статистическому анализу с ежемесячным распределением зарегистрированных преступлений, показанным на Рисунке 1. Хотя собранные открытые данные включали некоторые ошибки за май 2016 года, в нашем эксперименте для проверки использовался метод временного сдвига, что минимизировало влияние таких ошибок. Затем мы применили API Google Place для проведения радарного поиска достопримечательностей города Таоюань, используя настройки поддержки по умолчанию, чтобы исключить результаты поиска, не связанные с городом Таоюань, и получить 84 типа географических данных.Эксперименты проводились с использованием языка R для анализа, в то время как DNN создается с использованием пакета выпуска H 2 O.ai, а экспериментальное кодирование и данные были помещены в GitHub (код проекта в GitHub: https://goo.gl/ VTWUsY).
3.2. Системный рабочий процесс
Наш системный рабочий процесс начинается с пространственного и временного. Затем создается набор функций для моделирования криминальной среды, чтобы эти функции могли использоваться алгоритмами машинного обучения для прогнозирования преступлений. В таблице 1 представлен псевдокод рабочего процесса предлагаемого метода.
3.3. Дизайн моделей
Дизайн пространства на основе сетки сначала определил границы города Таоюань на карте, а затем разделил область на сетки от 5 на 5 до 100 на 100 для создания карты города на основе сетки. Затем мы рассчитали кражи автомобилей и мотоциклов для каждой сетки. Затем, чтобы оптимизировать использование вычислительных ресурсов и предотвратить дисбаланс категорий, мы удалили сети, свободные от преступности [17], которые обычно располагались в малонаселенных пригородах и горных районах. Это предотвращает превышение категорий непредвиденных преступлений над категориями действительно совершенных преступлений.В частности, усиление сегментации сетки приведет к увеличению несбалансированности, что может привести к тому, что алгоритм будет использовать общую тенденцию обучения только для прогнозирования ненастроенных преступлений. Хотя это приводит к очень высокому уровню точности, если прогнозируются только неназванные преступления, модель не может быть применена ни с каким смыслом; таким образом, пустые сетки необходимо удалить. Методы выборки могут использоваться для увеличения категорий с низким числом выборок, уменьшения категорий с большим количеством выборок или для создания более качественных виртуальных выборок.Однако применение этих методов не проще, чем удаление пустых сеток, и не дает существенного преимущества в производительности. На рисунке 2 показан поток пространственной обработки. Временной дизайн использует отдельные месяцы в качестве базовой единицы времени. Для контролируемого обучения требуются накопленные обучающие выборки, а отсутствие достаточного количества обучающих выборок с большей вероятностью приведет к ошибкам прогнозирования при неизвестных условиях. Предыдущие эксперименты подтвердили, что накопление обучающих выборок повысит производительность модели [36].Точно так же важность накопленных данных для DNN обсуждается в другом исследовании [37]. Таким образом, на рисунке 3 показан план скользящей во времени модели.
3.4. Особенности Конструкция

С точки зрения структурных особенностей мы одновременно рассматриваем временные и пространственные факторы, разделяя временные характеристики на два типа: (1) Мы вычисляем накопленные случаи преступлений в определенные периоды времени, отражающие неравномерное распределение преступности. Теория разбитых окон предполагает, что районы с более высокой плотностью населения или повышенным присутствием банд или условно-досрочно освобожденных могут быть связаны с повышенным уровнем преступности.Текущий высокий уровень преступности в районе предполагает повышение вероятности совершения преступлений в этом районе в ближайшем будущем. (2) При подсчете количества преступлений, совершенных одновременно в предыдущем году, учитывается, что преступления совершаются в определенные сроки. Например, летние школьные каникулы освобождают большое количество молодых людей от ограничений повседневной школьной деятельности, увеличивая возможности для создания банд и участия в преступной деятельности. Этот дизайн дополняет отсутствие соображений временной периодичности в дизайне первой функции.

Существует также два типа пространственных факторов, оба разработаны на основе склонности преступника совершать преступления в знакомой среде: (1) Мы учитываем временные и пространственные факторы соседних сеток и используем характеристики соседства для прогнозирования [ 38]. Другими словами, учитывая диффузный характер преступности, высока вероятность того, что действия полиции в одном криминальном районе вытеснят преступников в соседние районы. (2) В предлагаемом новом методе мы используем API Google Place для создания запросов географической информации для моделирования уникальной среды каждой области сетки.При этом учитывается перемещение преступников [39,40,41] в ответ на усиление деятельности полиции на местах, предполагая, что преступники, которые меняют места, скорее всего, переместятся в районы, прилегающие к их первоначальному местонахождению, и будут следовать по основным дорогам в следующий поселок. Таким образом, использование географических объектов для моделирования подобных областей может компенсировать недостаток информации в смежных областях. Рисунок 4 иллюстрирует расчет функции и структуру.

Наконец, может возникнуть большое несоответствие между объектами в одной и той же сетке или между разными сетками с одним и тем же объектом.Чтобы в обучении не преобладали функции с большими числами, мы используем масштабирование функций, чтобы унифицировать единицы измерения для каждой функции. В этом исследовании нормализация минимума и максимума используется для преобразования функций в значения от 0 до 1.

3.5. Базовый уровень
Для проверки эффективности предложенной модели требуется сопоставимый базовый уровень. Различные наборы данных и подходы к проектированию приводят к разным базовым показателям. В этом документе для разработки базовой линии используется анализ временных рядов. Самый примитивный метод анализа временных рядов использует результаты предыдущего месяца для прогнозирования следующего месяца; однако результаты обычно неудовлетворительны, и для улучшения результатов используется скользящая средняя (MA), а эффективность прогнозирования показана на рисунке 5.Угон автомобилей и мотоциклов зависит от пространственно-временных характеристик. Введенное в сетку, мы используем скользящее среднее, чтобы определить сетку с наибольшей частотой краж. Например, скользящее среднее за предыдущие 11 месяцев используется для прогнозирования 12-го месяца. Если более половины месяцев сетки показывают преступную активность, мы можем предсказать, что эта сетка также будет иметь преступную активность в 12-м месяце. Точность увеличивается с увеличением временного интервала скользящей средней, но отзывчивость падает; по мере увеличения точности прогнозирования горячих точек абсолютное количество обнаруженных горячих точек падает и будет сосредоточено в сетях с наибольшим уровнем преступности.Кроме того, на рисунке 5 поясняются вопросы, связанные с проблемами выбора размера сетки. Эффективность прогнозирования увеличивается с размером сетки. Однако, хотя в самой большой сетке весь город рассматривается как единая сетка, она не дает значимого прогноза. Для полицейских целей меньшие размеры сетки более полезны с точки зрения сужения области интереса. Однако, если размер сетки слишком мал, вероятность совершения преступления в конкретном месте очень мала: с кумулятивным числом в сетке, близким к 0, матрица данных слишком разреженная, чтобы способствовать полезному прогнозированию, поэтому подходящий размер сетки выбор - критический вопрос.Это исследование направлено на минимизацию размера сетки при соблюдении установленных стандартов производительности модели. Базовый уровень представляет собой сетку 100 на 100, которая может поддерживать оценку F1 около 0,4. Стандарт F1 используется в качестве критерия производительности в основном из-за упомянутого выше дисбаланса категорий. Точность все равно будет высокой, даже если модель предсказывает большое количество преступлений, которых не произойдет. Следовательно, для согласования точности и запоминания более целесообразно использовать оценку F1. Нижняя граница прогнозируемой производительности использует в качестве базового показателя 11-месячный показатель F1 MA.
3,6. Алгоритмы машинного обучения

При разработке экспериментов для модели прогнозирования преступлений мы используем DNN-настройку в качестве основных алгоритмов для сравнения эффективности прогнозирования горячих точек с другими алгоритмами, включая K-Nearest Neighbor (KNN), машину опорных векторов (SVM) и Лес случайных решений (РФ).

Выбор алгоритма KNN для k аналогичен таковому для MA для количества месяцев. Как показано на рисунке 6, чем больше k, тем больше внимания уделяется ближайшим соседям.Посредством голосования он постепенно сходится к наиболее часто появляющимся горячим точкам, поэтому точность увеличивается, а отзыв уменьшается, немного увеличивая оценку F1. Здесь мы выбираем k = 5 в качестве контроля. Для классификации широко используются как SVM, так и RF-алгоритмы. SVM использует различные типы точек для отображения в многомерное пространство для построения гиперплоскостных разделений, в основном для устранения проблем линейной неразрывности в низкоразмерном пространстве и достижения хорошей производительности с помощью выбора функций [42,43,44]. RF - классический ансамблевой алгоритм, который строит случайное дерево путем выборки данных и признаков.Наконец, случайные предсказания дерева агрегируются посредством голосования. Такая структура может уменьшить влияние неважных функций и хорошо подходит для обработки несбалансированных наборов данных [45,46]. При настройке DNN, чтобы предотвратить переобучение после обучения DNN через более глубокие скрытые слои, мы используем механизм выпадения [47, 48], что, как было показано, улучшает надежность модели [49]. Мы устанавливаем dropout равным 0,2, то есть 20% узлов случайным образом отбрасываются на каждом уровне. Каждый скрытый слой настроен на 100 нейронов, всего 9 слоев, и использует ReLu в качестве функции активации.Эксперименты показали, что ReLu в целом превосходит сигмоид [50], и мы достигаем оптимальных результатов поиска со скоростью обучения 0,001 и эпохами, установленными на 45. Эти настройки параметров обеспечивают некоторое улучшение производительности.

4. Эксперименты

4.1. Сравнение производительности
На рисунке 7 сравнивается производительность различных алгоритмов. Для определения того, была ли разница в производительности между этими методами статистически значимой, использовался t-критерий. DNN-настройка обеспечивает лучшую производительность для различных размеров сетки.Как показано в таблице 2, сетка 100 на 100 дает оценку F1 0,4734. РФ занимает 2-е место, и оба алгоритма превосходят базовые показатели. Прогностическая производительность KNN и SVM ниже базовой, что можно предположить как связанное с предлагаемым дизайном функций. И CNN, и RF позволяют настраивать функции, а KNN и SVM - нет. Поскольку это исследование не выполняет выбор функций, KNN и SVM уступают базовым показателям. Подробные характеристики настройки DNN показаны в таблице 3. Как показано на рисунке 8, настройка DNN обеспечивает оптимальную прогностическую производительность, демонстрируя противоположные эффекты от базовой модели и модели KNN.Он обеспечивает лучшую производительность отзыва, но более низкую точность, при этом обеспечивая лучший результат F1, чем другие модели. Обратите внимание, что более высокий уровень отзыва полезен для правоохранительных органов для улучшения прогнозирования преступности, тем самым поддерживая основные стратегии предотвращения преступности, несмотря на более низкую точность. Это позволяет заранее задействовать полицию для предотвращения совершения преступления, поэтому отзыв должен иметь приоритет над точностью.
4.2. Переменная важность
Чтобы наблюдать влияние географических объектов на модель, мы сравнили показатели F1 с различными конструкциями функций с использованием настройки DNN.На рисунке 9 показана оптимальная производительность для каждой конструкции функции без учета самой низкой производительности для географических объектов. ALL_Features обозначает модель прогнозирования со всеми конструктивными особенностями, No_Location обозначает исключение географических объектов, а Only_Location обозначает использование только географических объектов. Результаты модели, в которой используются только географические объекты, мало отличаются от результатов, использующих все функции, что указывает на высокий вклад географических объектов в дизайн модели в этом эксперименте.Затем мы исключаем важность функций в настройке DNN, вычисляя совокупную сумму 10 наиболее важных функций за 16-месячный период. На рисунке 10 показано, что факторы временного пространства по-прежнему являются наиболее влиятельными в сетке: за предыдущие 9 месяцев и за предыдущие 12 месяцев. Кроме того, окружающие сети также вносят свой вклад в модель настройки DNN, в то время как другими важными особенностями являются все географические особенности, включая магазины повседневного спроса, парикмахерские, автосалоны и аптеки, которые являются важными ориентирами для интенсивного пешеходного движения.Обратите внимание, что в исследованиях на основе сетки очень сложно получить правильные характеристики более высокого порядка для каждой сетки, такие как экономический уровень. Данные, взятые из открытых данных или других источников, столкнутся с проблемами детализации данных. При отсутствии достаточно подробной информации построение сетки для каждой функции обычно выполняется путем разделения среднего, но эта функция мало помогает различать разные сетки. Однако извлечение признаков может предоставить возможности более высокого уровня [51,52]. Следовательно, лучшее сочетание DNN с географическими объектами позволяет нам решать проблемы, для которых трудно получить низкоуровневые характеристики.
4.3. Detection Crime Displacement
Как показано на рисунке 11, мы визуализировали фактические горячие точки, базовый уровень и результаты оптимальной модели на Google Maps, чтобы определить, дают ли прогнозы какое-либо понимание помимо улучшения производительности. По сравнению с исходным уровнем мы не видим незначительных изменений за три месяца, потому что, как упоминалось ранее, MA будет располагаться в месте с наибольшим уровнем преступности. Поскольку оптимальная модель настройки DNN включает в себя географические особенности для обучения алгоритму, модель может искать в похожих местах горячие точки, большинство из которых находятся вдоль основных дорог или в городских районах, что согласуется с нашими предположениями и нашим пониманием вытеснения преступности. .Однако визуализация карты не дает четкого представления о прогнозе модели по перемещению преступности. Таким образом, мы модернизируем сценарии прогнозирования смещения. На рисунке 12 сравниваются горячие точки за два месяца подряд, соответственно показывающие смещение и отсутствие смещения. Фактическое смещение горячей точки и прогнозируемое моделью объединяются в матрицу неточностей, где True Positive показывает согласованность между прогнозируемыми и фактическими смещениями, а True Negative показывает согласованность между прогнозируемым и фактическим несмещением.Таким образом, точность отражает коэффициент попадания в модель для смещения преступности, а отзыв отражает фактическую скорость смещения преступности. В идеале эти два показателя должны быть улучшены, поэтому мы используем оценку F1 в качестве показателя эффективности для переноса модели. Результаты в таблице 4 показывают, что настройка DNN превосходит базовый прогноз в течение большинства месяцев.

5. Выводы

Временные и пространственные характеристики позволяют применять машинное обучение для прогнозирования преступлений. Традиционные стратегии предупреждения преступности также используют временные и пространственные факторы, но эти методы в значительной степени зависят от личного опыта старших сотрудников правоохранительных органов, а хранение, передачу и применение этого опыта сложно автоматизировать.Таким образом, в настоящем исследовании делается попытка собрать и смоделировать такой опыт, интегрируя географические особенности и методы машинного обучения, чтобы улучшить характеристики прогнозирования моделей и предоставить полиции полезные справочные материалы для прогнозирования преступности. Предлагаемая модель имеет преимущество в том, что она обеспечивает более объективную основу для сравнения и позволяет воспроизводить, передавать и непрерывно улучшать модель знаний.

Основным вкладом настоящего исследования является использование новейших методов машинного обучения, включая концепцию изучения функций, а также методы исключения и настройки.Применительно к традиционным сеточным подходам эти методы показывают, что чрезмерно малый обучающий набор признаков приводит к чрезмерному перекрытию информации, что затрудняет различение различных векторных пространств. Недостаток данных приведет к неточным измерениям в неизвестных условиях. Следовательно, мы можем использовать функции и объем данных для улучшения верхней границы производительности прогнозирования, но большое количество функций может снизить точность прогнозирования из-за слабой корреляции. Вот почему DNN превосходит традиционные методы машинного обучения и подходы к временным рядам, обеспечивая прорыв в изучении функций и позволяя нам использовать больше и более сложные функции для улучшения дифференциации данных, не подвергаясь влиянию слабой корреляции избыточных функций. и, таким образом, улучшают характеристики прогнозирования.Однако мы не предлагаем увеличивать чрезмерное количество функций на неопределенный срок, что привело бы к проклятию размерности. Помимо создания чрезмерно разреженной матрицы данных, это значительно увеличит время вычислений и требования к ресурсам, так как все функции должны быть обработаны. С точки зрения экономии времени предлагаемая настройка DNN требует в среднем 27 минут для обучения на ПК с процессором Intel Xeon 2,1 ГГц и 32 ГБ памяти. Хотя предлагаемый метод глубокого обучения более сложен, чем традиционные методы, он может повысить производительность на 2–7%.

Второй вклад состоит в том, чтобы объяснить сложность получения высокоуровневых объектов в сетке, но это можно упростить, получив ориентиры в Google Place, что позволяет нам вычислять ориентиры в сетке для определения географических объектов, которые в сочетании с изучение функций, может использоваться для извлечения функций более высокого уровня и, таким образом, повышения эффективности модели. Другое преимущество географических характеристик заключается в том, что их можно использовать для моделирования и прогнозирования перемещения преступников.При планировании общих стратегий предотвращения преступности полиция может использовать знания о текущих криминальных системах высокого риска для прогнозирования будущих областей повышенного риска.

Наконец, даже с учетом того, что мощные технологические инструменты должны по-прежнему сочетать опыт сотрудников правоохранительных органов с криминологической теорией, попытки дальнейшего моделирования полицейского опыта и использование полицейских баз данных, вероятно, улучшат предсказательную силу модели. Географические объекты могут включать в себя места, связанные с преступностью, в том числе бары, KTV и территории банд, а также функции предотвращения преступности, такие как уличные фонари, камеры видеонаблюдения, полицейские участки и наблюдение за районами.К экологическим характеристикам относятся погода и температура или физические характеристики, такие как естественное наблюдение [53]. Кроме того, для более точного моделирования эффектов смещения можно рассмотреть такие особенности смещения, как действия полиции, средства управления и буферные зоны [54].

Мы надеемся, что результаты этого исследования могут быть использованы для улучшения моделей прогнозирования преступности на основе сетки и поощрения обсуждения интеграции накопления и проектирования характеристик данных для изучения характеристик, а также содействия моделированию опыта правоохранительных органов и теории криминологии.

Законодательство об устойчивом маломасштабном рыболовстве

% PDF-1.7 % 1 0 объект > >> эндобдж 8 0 объект > эндобдж 2 0 obj > ручей 2020-10-08T22: 14: 16 + 02: 002020-10-12T16: 20: 24 + 02: 002020-10-12T16: 20: 24 + 02: 00Adobe InDesign 15.1 (Macintosh) uuid: 28b9449b-2efa-4601- a720-1916f637bdaaxmp.did: 1bf3166e-de01-4438-81ff-39d57ff3d258xmp.id: 702f73b5-5dcc-4a3d-be09-02365a5194fbproof: pdfxmp.iid: 3c5b0b7f-cb18407.doc bd33-3adb68481e31xmp.did: 1bf3166e-de01-4438-81ff-39d57ff3d258default

  • преобразован из application / x-indesign в application / pdfAdobe InDesign 15.1 (Macintosh) / 2020-10-08T22: 14: 16 + 02: 00
  • application / pdf
  • Законодательные акты для устойчивого мелкомасштабного рыболовства - руководство и соображения по реализации аспектов Добровольных руководящих принципов обеспечения устойчивого мелкомасштабного рыболовства в контексте продовольственной безопасности и искоренения бедности в национальном законодательстве
  • ФАО
  • маломасштабное рыболовство
  • SSF
  • продовольственная безопасность
  • Библиотека Adobe PDF 15.0 Ложное «маломасштабное рыболовство»; SSF; "Продовольственная безопасность" конечный поток эндобдж 3 0 obj > эндобдж 4 0 obj > эндобдж 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj /Последнее изменение / NumberofPages 1 / OriginalDocumentID / PageUIDList> / PageWidthList> >> >> / Ресурсы> / ExtGState> / Шрифт> / ProcSet [/ PDF / Text / ImageC / ImageI] / Свойства> / XObject> >> / Повернуть 0 / Вкладки / W / Большой палец 42 0 R / TrimBox [0.G ~ => B7; [؄ # Zwda5 | {| {xӻv | ݁ 嗛 3ǹr1my; O! `Y = w89 = u9 㔶 8i: Bp # (P (! Bcy @>! CN @; HI% M%}) B [vr ~ 2B (`O3 $ 8 = 79vR $ vι $ EY

    Татис вернулся в Сан-Диего в РФ, отрывает 2 HR взамен

    Автор: ДЭВИД БРЕНДТ, Associated Press

    Размещено: / Обновлено:

    Фернандо Татис-младший из Сан-Диего Падрес (слева) празднует с Трентом Гришемом после того, как команда победила Майами Марлинс в бейсбольном матче в понедельник, августа.9 августа 2021 года в Сан-Диего. (AP Photo / Derrick Tuskan)

    ФЕНИКС (AP) - Фернандо Татис-младший, не теряя времени, оказал влияние на Сан-Диего Падрес, вернувшись из списка травмированных в воскресенье, ударив его 32-го и 33-го Хомерс, впервые играя на правом поле в качестве профессионала.

    22-летний игрок Матча звезд - отбивающий отрыв - разорвал двойную линию на левой линии поля в своем первом бите, но оказался на третьем месте в первом иннинге. Он добавил соло-Гомера в третьем на возвышающемся шаре, который приземлился в левой стойке поля, и еще один сольный выстрел в пятом, который легко пробил стену примерно в том же месте.

    Падре пытаются поймать серию поражений из четырех игр и не отставать в гонке плей-офф Национальной лиги.

    Татис также поймал удар Дэвида Перальта вправо для финала из нижней части первой.

    Татис находился в списке травмированных с 31 июля после частичного вывиха левого плеча в третий раз в этом сезоне.

    Наэлектризованная звезда обычно играет в шорт-стоп, но Падре решили на время переместить его в дальнюю часть поля.Есть надежда, что у Татиса меньше шансов получить травму, что позволит ему остаться в составе до конца сезона.

    Татис вступил в игру, отбивая 0,292 с 31 Хомерсом и 23 украденными базами.

    Татис получил частичный вывих левого плеча во время сильного удара 5 апреля против Сан-Франциско и был включен в список 10-дневных травм. Он повторно травмировал плечо, ныряя за мячом, и покинул игру против «Цинциннати» 19 июня, но пропустил только одну игру.

    Он покинул весеннюю тренировочную игру после того, как повредил плечо во время броска, но вернулся через два дня.Тогда он рассказал, что боролся с дискомфортом в плече с тех пор, как играл в низшей лиге.

    Татис также пропустил восемь игр в середине мая после положительного результата теста на COVID-19.

    Он стал первым игроком Падрес, проголосовавшим за участие в Матче всех звезд после Тони Гвинна в 1999 году.

    ___

    Спортивный обозреватель AP Берни Уилсон из Сан-Диего внес свой вклад в создание этой статьи.

    ___

    Больше AP MLB: https://apnews.com/hub/MLB и https://twitter.com/AP_Sports

    Tatis вернулись в Сан-Диего в РФ, взамен разорвали 2 HR - KVEO-TV

    Автор: ДЭВИД БРЕНДТ, Associated Press

    Размещено: / Обновлено:

    Фернандо Татис младший, Сан-Диего Падрес.(слева) празднует с Трентом Гришемом после того, как команда победила «Майами Марлинз» в бейсбольном матче в понедельник, 9 августа 2021 года, в Сан-Диего. (AP Photo / Derrick Tuskan)

    ФЕНИКС (AP) - Фернандо Татис-младший, не теряя времени, оказал влияние на Сан-Диего Падрес, вернувшись из списка травмированных в воскресенье, ударив его 32-го и 33-го Хомерс, впервые играя на правом поле в качестве профессионала.

    22-летний игрок Матча звезд - отбивающий отрыв - разорвал двойную линию на левой линии поля в своем первом бите, но оказался на третьем месте в первом иннинге.Он добавил соло-Гомера в третьем на возвышающемся шаре, который приземлился в левой стойке поля, и еще один сольный выстрел в пятом, который легко пробил стену примерно в том же месте.

    Падре пытаются поймать серию поражений из четырех игр и не отставать в гонке плей-офф Национальной лиги.

    Татис также поймал удар Дэвида Перальта вправо для финала из нижней части первой.

    Татис находился в списке травмированных с 31 июля после частичного вывиха левого плеча в третий раз в этом сезоне.

    Наэлектризованная звезда обычно играет в шорт-стоп, но Падре решили на время переместить его в дальнюю часть поля. Есть надежда, что у Татиса меньше шансов получить травму, что позволит ему остаться в составе до конца сезона.

    Татис вступил в игру, отбивая 0,292 с 31 Хомерсом и 23 украденными базами.

    Татис получил частичный вывих левого плеча во время сильного удара 5 апреля против Сан-Франциско и был включен в список 10-дневных травм. Он повторно травмировал плечо, ныряя за мячом, и покинул игру против «Цинциннати» 19 июня, но пропустил только одну игру.

    Он покинул весеннюю тренировочную игру после того, как повредил плечо во время броска, но вернулся через два дня. Тогда он рассказал, что боролся с дискомфортом в плече с тех пор, как играл в низшей лиге.

    Татис также пропустил восемь игр в середине мая после положительного результата теста на COVID-19.

    Он стал первым игроком Падрес, проголосовавшим за участие в Матче всех звезд после Тони Гвинна в 1999 году.

    ___

    Спортивный обозреватель AP Берни Уилсон из Сан-Диего внес свой вклад в создание этой статьи.

    ___

    Больше AP MLB: https://apnews.com/hub/MLB и https://twitter.com/AP_Sports

    Ньюман: четыре равных 2B рекорда MLB, лидируют «Пираты» над пивоварами - 17 KGET

    Автор: ДЖОН ПЕРРОТТО, Associated Press

    Размещено: / Обновлено:

    Кевин Ньюман из Питтсбург Пиратс (27) попадает в дубль перед ловцом Milwaukee Brewers Мэнни Пиной, совершая две попытки в пятом иннинге первого бейсбольного матча сплит-даблхедера в субботу, август.14 февраля 2021 года в Питтсбурге. (AP Photo / Keith Srakocic)

    ПИТТСБУРГ (AP) - Кевин Ньюман установил рекорд высшей лиги с четырьмя дублями - не меньше, чем в последовательных подачах - и Питтсбург Пайрэтс перевернули Милуоки Брюэрс со счетом 14: 4 в субботу, чтобы прервать свою серию поражений из восьми игр в первой игре турнира. даблхедер.

    Ньюман удваивается в каждом иннинге с третьего по шестой в игре с семью иннингами. Он также забил четыре раза.

    «Вы выросли ребенком и мечтаете сыграть в высшей лиге», - сказал Ньюман, который пришел в игру, просто попав в игру.218. «Когда я уходил с поля, кто-то сказал мне, что я рекордсмен высшей лиги, и это действительно кое-что. Это то, о чем ты мечтаешь. Это честь."

    Третий дубль Ньюмана обошелся без двух, чтобы спровоцировать пятое место с шестью раундами, в которое вошел Гомер Брайана Рейнольдса с двумя раундами. Этот всплеск открыл игру, дав «Пиратам» преимущество 12-4.

    Единственными Пиратами, которые ранее удвоили четыре дубля в игре, были член Зала Славы Пол Ванер в 1932 году и Адам Фрейзер в 2019 году.

    У

    Rookie Hoy Park было три из 19 хитов "Пиратов".Ке'Брайан Хейс, Рейнольдс, Родольфо Кастро и Грегори Поланко добавили по два хита каждый. У Хейса, Джейкоба Столлингса и Ньюмана было по два ИКР каждый.

    Пинч-нападающий Уилмер Дифо и Хейс добавили ИКР в большой пятой.

    Чейзен Шрив (1: 0) нанес пятый удар в штрафной.

    Бретт Андерсон (4-6) был отмечен за шесть пробежек и восемь попаданий в 3 1/3 подач. Он проиграл «Пиратам» всего второй раз в восьми карьерных решениях.

    «Это парень, который знает, как подавать», - сказал менеджер Питтсбурга Дерек Шелтон.«Во второй раз, выполнив (приказ об ударе), мы смогли заново откалибровать себя, добиться хороших маневров и сделать некоторые положительные вещи».

    Стартовый игрок «Пиратов» Брайс Уилсон остался без побед в трех стартах с тех пор, как был приобретен у Атланты в обмене 30 июля. Ему было предъявлено обвинение в четырех пробегах в четырех подачах, при этом он отказался от семи попаданий.

    Тайрон Тейлор из «Пивоваров» сделал два хита, в том числе сольный хоумран в четвертом, который привел к 4. Мэнни Пина также имел два хита за лидирующий в центральном районе Милуоки в Национальной лиге, который завершил серию из четырех побед вместе с 10- игровая дорога победная серия внутри дивизиона.

    «Мы хорошо поработали в атаке в первых четырех подачах, дали себе шанс, а затем ситуация вышла из-под контроля», - сказал менеджер «Милуоки» Крейг Конселл. "Просто двигаться дальше."

    "Пираты" ответили на взрыв Тейлора двумя пробежками в конце четвертого, чтобы двигаться вперед 6-4. Нападающий Джон Ноговски и Хейс выпустили сингл RBI.

    Третий тайм с четырьмя пробегами помог «Пиратам» преодолеть разрыв со счетом 3: 0. Двухпроходный сингл Stallings завершил иннинг, в который вошли сингл Hoy’s RBI и успешный сингл Колина Морана.

    Колтен Вонг в шестой раз в своей карьере начал игру хоумраном, а «Брюэрс» увеличили свое преимущество до 3: 0 в третьем, когда они забили на безумном поле Уилсон и сингл Пина.

    Игра была макияжем пятничного дождя.

    ТРЕНЕРСКАЯ

    Брюэрс: РФ Ависейл Гарсия (ушиб левой руки) пропустил вторую игру подряд. … 1B Роуди Теллез (дискомфорт в правом колене) вернулся после того, как просидел одну игру.

    Pirates: LF Энтони Алфорд (спазмы в спине) был в исходном составе, но затем его заменил Пак.

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *