Постановление 7 пленума верховного суда: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 (ред. от 22.06.2021) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»

Содержание

— Верховный Суд Республики Беларусь

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

30 марта 2017 г. № 3

О внесении изменений и дополнений в постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь

Изменения и дополнения:

Постановление Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 31 марта 2021 г. № 2 (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 10.04.2021, 6/1784) <S22100002>

 

В связи с изменением законодательства Пленум Верховного Суда Республики Беларусь ПОСТАНОВЛЯЕТ:

Внести в постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь следующие изменения и дополнения:

1. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 18 марта 1994 г. № 1 «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» (Журнал «Судовы веснiк», 1994 г., № 2; Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 23.07.2013, 6/1329):

1.1. в пункте 4:

в части первой слова «хозяйственных судах» и «общему суду» заменить соответственно словами «судах, рассматривающих экономические дела» и «суду общей юрисдикции и подсудно ли оно данному суду»;

в части второй слова «общем суде» заменить словами «суде общей юрисдикции»;

1.2. в части третьей пункта 16 слова «ч. 4» заменить словами «п. 4»;

2. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 сентября 1998 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении» (Журнал «Судовы веснiк», 1998 г., № 4; Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 1999 г., № 78, 6/56; 2006 г., № 6, 6/466):

2.1. из пункта 2 слово «общие» исключить;

2.2. в части первой пункта 5 и пункте 6 слова «общему или хозяйственному суду» заменить словами «суду общей юрисдикции»;

2.3. в части второй пункта 7 цифры «62» заменить цифрами «71»;

2.4. в части первой пункта 8 цифры «65» заменить цифрами «73»;

3. в части третьей пункта 6 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 декабря 1999 г. № 15 «О практике рассмотрения судами гражданских дел о защите чести, достоинства и деловой репутации» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 7, 6/206) слова «подведомственны общим судам» заменить словами «подсудны районным (городским) судам»;

4. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 22 июня 2000 г. № 5 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 66, 6/245; 2006 г., № 167, 6/494; 2010 г., № 28, 6/851):

4.1. в части первой пункта 5 слова «ст.ст. 260–263» заменить словами «ст. 262»;

4.2. в части первой пункта 6 слова «п. 3» заменить словами «п. 2 ч. 1»;

4.3. из части четвертой пункта 7 слова «ч. 1» исключить;

4.4. пункт 26 изложить в следующей редакции:

«26. При оформлении расторжения брака судам следует руководствоваться приказом Верховного Суда Республики Беларусь от 6 октября 2014 г. № 81 «Об утверждении Инструкции по делопроизводству в районных (городских) судах Республики Беларусь, Инструкции по делопроизводству в областных (Минском городском) судах Республики Беларусь, Инструкции по делопроизводству в экономических судах областей (города Минска) Республики Беларусь».»;

5. в части первой пункта 19 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2000 г. № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2000 г., № 100, 6/258) слова «п. 1» заменить словами «подпункт 1»;

6. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 2000 г. № 9 «О судебной практике по делам об усыновлении (удочерении)» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2001 г., № 5, 6/266; 2006 г., № 167, 6/494):

6.1. в пункте 14 слова «один–пять» заменить словами «вторым–пятым»;

6.2. из части первой пункта 23 слова «ч. 1» исключить;

7. в части четвертой пункта 4 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 28 сентября 2001 г. № 10 «О решении суда первой инстанции» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2001 г., № 96, 6/302) слова «9 июля 1999 г. № 289-З» заменить словами «15 июля 2015 г.»;

8. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 21 декабря 2001 г. № 16 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о наследовании» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2002 г., № 8, 6/312; 2008 г., № 14, 6/698):

8.1. в части второй пункта 12 слова «женщины, достигшие 55, и мужчины 60 лет» заменить словами «лица, в соответствии со ст. 11 Закона Республики Беларусь от 17 апреля 1992 г. «О пенсионном обеспечении» имеющие право на получение пенсии по возрасту на общих основаниях»;

8.2. в пункте 13:

в части первой слова «ч. 3 п. 4 ст. 134» заменить словами «ч. 3 ст. 134»;

в части второй цифры «169–173» заменить цифрами «170–173»;

8.3. в части третьей пункта 30 слова «ст. 3 Закона Республики Беларусь от 5 мая 1998 г. «Об административно-территориальном делении и порядке решения вопросов административно-территориального устройства Республики Беларусь» заменить словами «ст.ст. 1, 6 Закона Республики Беларусь от 5 мая 1998 г. «Об административно-территориальном устройстве Республики Беларусь»;

9. в части третьей пункта 2 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 сентября 2002 г. № 7 «О судебной практике по делам о лишении родительских прав» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2002 г., № 115, 6/342) слова «30 октября» заменить словами «28 марта»;

10. в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 26 июня 2003 г. № 7 «О практике рассмотрения гражданских дел в порядке судебного надзора» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2003 г., № 77, 6/371):

10.1. часть вторую после слов «пп. 3 и 4» дополнить словами «ч. 1»;

10.2. часть третью после слов «п. 5» дополнить словами «ч. 1»;

11. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 16 декабря 2004 г. № 13 «О практике рассмотрения судами дел о признании гражданина ограниченно дееспособным или недееспособным, а также о признании гражданина дееспособным либо об отмене ограничения дееспособности» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2005 г., № 3, 6/425):

11.1. в части второй пункта 7 слова «п. 9 ч. 1» заменить словами «п. 26»;

11.2. в части первой пункта 8 и части третьей пункта 11 слова «психиатрическим лечебным учреждением» и «психиатрического лечебного учреждения» заменить соответственно словами «психиатрической (психоневрологической) организацией здравоохранения» и «психиатрической (психоневрологической) организации здравоохранения»;

11.3. в пункте 10:

в части первой слова «психиатрических лечебных учреждениях» заменить словами «психиатрических (психоневрологических) организациях здравоохранения»;

в части четвертой слова «ч. 4 ст. 31 Закона Республики Беларусь от 1 июля 1999 г. «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» заменить словами «положениями Закона Республики Беларусь от 7 января 2012 г. «Об оказании психиатрической помощи»;

12. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 30 июня 2005 г. № 7 «О практике рассмотрения судами дел о принудительной госпитализации и лечении граждан» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2005 г., № 109, 6/453; 2009 г., № 170, 6/762; 2011 г., № 69, 6/1038):

12.1. часть вторую пункта 2 изложить в следующей редакции:

«К таким законам, в частности, относятся законы Республики Беларусь от 18 июня 1993 г. «О здравоохранении» и от 7 января 2012 г. «Об оказании психиатрической помощи»;

12.2. в пункте 6 слова «подпункта 1.3» и «истцы (органы внутренних дел)» заменить соответственно словами «подпункта 1.17» и «государственные организации здравоохранения»;

12.3. в пункте 8:

в части первой слова «13 июня 2002 г. № 31 «Об утверждении перечня заболеваний, представляющих опасность для здоровья населения» (в редакции постановления Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 4 ноября 2008 г.)» заменить словами «15 июня 2012 г. № 75 «Об установлении перечня заболеваний, представляющих опасность для здоровья населения, и признании утратившими силу некоторых постановлений Министерства здравоохранения Республики Беларусь»;

в части второй слова «ч. 1 ст. 30 Закона Республики Беларусь «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» заменить словами «ст. 36 Закона Республики Беларусь от 7 января 2012 г. «Об оказании психиатрической помощи»;

12.4. в части первой пункта 12 слова «ч. 1. ст. 393» заменить словами «части первой ст. 392»;

13. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 29 июня 2006 г. № 4 «О практике рассмотрения судами заявлений в порядке приказного производства» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2006 г., № 109, 6/480):

13.1. часть первую пункта 4 после слов «пп. 4, 5» дополнить словами «ч. 2»;

13.2. в части третьей пункта 7 слова «ст. 123 ГПК» заменить словами «главой 7 Общей части Налогового кодекса Республики Беларусь»;

14. в постановлении Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 19 декабря 2008 г. № 13 «О практике взыскания судами расходов, затраченных государством на содержание детей, находящихся на государственном обеспечении» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2009 г., № 6, 6/720; 2010 г., № 28, 6/851):

14.1. из пункта 2 слова «постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 8 ноября 2006 г. № 1492 «О составе и размере расходов, затрачиваемых государством на содержание детей, находящихся на государственном обеспечении» (с изменениями и дополнениями),» исключить;

14.2. в части второй пункта 4 цифры «13» заменить цифрой «3»;

14.3. в части первой пункта 14 слова «19 августа 2005 г. № 25 «Об утверждении перечня заболеваний, при наличии которых родители не могут выполнять родительские обязанности» заменить словами «30 марта 2010 г. № 36 «Об утверждении перечня заболеваний, при которых родители не могут выполнять родительские обязанности, и признании утратившим силу постановления Министерства здравоохранения Республики Беларусь от 19 августа 2005 г. № 25»;

14.4. из второго предложения части третьей пункта 16 слова «и принимать меры, предусмотренные ст. 537 ГПК в случае их неисполнения» исключить;

14.5. часть вторую пункта 20 исключить;

15. в части второй пункта 3 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 июня 2010 г. № 4 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел о защите прав потребителей» (Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь, 2010 г., № 172, 6/906) слова «15 июня 2006 г. № 396 «О долевом строительстве многоквартирных жилых домов» заменить словами «6 июня 2013 г. № 263 «О долевом строительстве объектов в Республике Беларусь»;

16. утратил силу;

17. в части второй пункта 13 постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 20 декабря 2013 г. № 11 «Об обеспечении гласности при осуществлении правосудия и о распространении информации о деятельности судов» (Национальный правовой Интернет-портал Республики Беларусь, 22.01.2014, 6/1404) цифры «89» заменить цифрами «71».

 

Председатель
Верховного Суда
Республики Беларусь                                                                                                                   В.О.Сукало

 

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Республики Беларусь                                                                                                                  А.М.Паутов

 

Пленум Верховного суда уточнил правила исчисления сроков исковой давности и «законных» процентов

Пленум ВС уточнил применение сроков исковой давности и правила расчета «законных» процентов по ст. 395 ГК и привел свои же постановления в соответствие с изменившимся законодательством. Расширено право ответчиков указывать на пропуск исковой давности, а другие разъяснения помогут приставам-исполнителям в работе с текущими производствами.

Сегодня, 7 февраля 2016 года, Пленум Верховного суда принял постановление, которым скорректировал ранее данные разъяснения вслед за изменившимся законодательством. Часть изменений касается закона 100-ФЗ, который 1 сентября 2013 года изменил правила исчисления исковой давности и ввел второй, десятилетний срок исковой давности в Гражданский кодекс. Сначала новым нормам придали обратную силу, но Конституционный суд указал, что это не вполне соответствует Конституции, пояснил на заседании Пленума докладчик судья ВС Сергей Романовский. Поэтому сначала в законе, а теперь и в разъяснениях высшего суда появились уточнения о том, что правила применяются к требованиям, которые возникли до вступления в силу 100-го закона. Также под его действие подпадают те требования, которые появились на основании других, ранее действовавших законов, и не истекли 1 сентября 2013 года. Кроме того, у ответчика появилось право заявить о пропуске срока исковой давности на этапе судебных прений. Эти изменения внесены в п. 11 и 27 постановления Пленума от 29 сентября 2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса об исковой давности».

Были изменены правила исчисления «законных» процентов по ст. 395 ГК. Это отразило изменения в законодательстве: сначала они считались исходя из ставки рефинансирования, 1 августа 2015 года ее заменили на ключевую ставку (если иное не предусмотрено законом или договором). «Чтобы определить, какой процент действует, надо ориентироваться на период просрочки», – пояснил Романовский.

За периоды просрочки с 1 июня 2015 года по 31 июля 2016 года размер неустойки определяется средними ставками банковского процента по вкладам физлиц в месте жительства или нахождения кредитора. Если долг выплачивается в валюте (или в рублях, но равный сумме в валюте), то надо ориентироваться на банковские проценты в этой валюте. Что касается времени позднее 31 июня 2016 года, то здесь расчет идет исходя из ключевой ставки, которая действует в конкретный период. Узнать ее можно на официальном сайте Центробанка, гласят новые разъяснения. Изменения были внесены в п. 39, первый абз. п. 40, второй абз. 48 постановления Пленума от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений ГК об ответственности за нарушение обязательств». «Разъяснения помогут не только судам, но и приставам, которые считают проценты по текущим исполнительным производствам», – пообещал замгенпрокурора Леонид Коржинек.

С текстом постановления Пленума ВС № 6 от 7 февраля 2017 года «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» и от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»» можно ознакомиться здесь.

Проблемы применения на практике п. 66 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК России об ответственности за нарушение обязательств»

Уважаемые коллеги данную статью хотел бы посвятить проблеме сложившейся практики применения Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 17 от 28 июня 2012 года «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее – Постановление № 17).

Казалось бы, за столько лет у судей и практикующих юристов сложилась правоприменительная практика применения пунктов Постановления № 17, особенно у юристов (адвокатов) которые работают в автобизнесе и юристов (адвокатов) которые представляют интересы потребителей.

Но спустя четыре года Верховный Суд Российской Федерации официально публикует Постановление № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – Постановление № 7).

В Постановлении № 7 был включён пункт номер 66: «В случае отказа потребителя от исполнения договора купли-продажи ввиду обнаружения недостатков в переданном по договору товаре обязательство продавца по уплате неустойки сохраняется до момента возврата продавцом уплаченной за товар суммы (статья 22, пункт 1 статьи 23 Закона о защите прав потребителей).».

Данный пункт по своей сути правоприменения ограничивает правоприменительную практику пункта п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», разъясняющего порядок применения судами ст. 23 Закона, не содержится указания на невозможность взыскания указанной неустойки за несвоевременное исполнение требований потребителя после вынесения решения суда о расторжении договора купли-продажи и взыскании с продавца суммы, им полученной по такому договору.

Из этого у меня складывается мнение, что Верховный Суд России решил ввести принцип эстоппеля в спорах между продавцами и потребителями, тем самым дав возможность избежать продавцам несение убытков, которые они могут понести при не заключении досудебного соглашения с потребителем.

До момента публикации Постановления № 7, многие потребители все равно пользовались своим правом о взыскании с продавца неустойки установленной ст.ст. 22, 23 Закона Российской Федерации № 2300-1 от 07 февраля 1992 года «О защите прав потребителей» (далее – Закон), при этом потребители в исковом заявлении ссылались на пункт 32 Постановления
№ 17, указывая в исковом заявлении об отсутствии ограничения в Законе и Постановлении № 17 права на обращение в суд с требованием о взыскании неустойки, даже после заключения с продавцом досудебного соглашения и удовлетворения заявленных требований в досудебном порядке.

Суды в большинстве случаев удовлетворяли заявленные исковые требования потребителей, также ссылаясь на пункт 32 Постановления № 17.

На сегодняшний день правоприменительная практика судами общей юрисдикции пункта 66 Постановления № 7 крайне мала, даже можно сказать, ничтожна, а некоторые судьи в свою очередь не хотят быть первопроходцами и не отражают в своих судебных актах доводы стороны о необходимости применения пункта 66 Постановления № 7, а по привычке ссылаются на пункт 32 Постановления № 17 и удовлетворяют заявленные требования потребителя.

На сегодняшний день мне удалось найти один судебный акт, в котором судом общей юрисдикции был применен пункт 66 Постановления № 7, а именно в Определении Липецкого областного суда от 01 июня 2016 года по гражданскому делу № 33-1511/2016: «Согласно ст. 22 Закона России от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 13.07.2015) «О защите прав потребителей» требования потребителя о возврате уплаченной за товар денежной суммы подлежат удовлетворению продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером) в течение десяти дней со дня предъявления соответствующего требования.

В силу п. 1 ст. 23 названного Закона за нарушение предусмотренных статьями 20, 21 и 22 настоящего Закона сроков, а также за невыполнение (задержку выполнения) требования потребителя о предоставлении ему на период ремонта (замены) аналогичного товара продавец (изготовитель, уполномоченная организация или уполномоченный индивидуальный предприниматель, импортер), допустивший такие нарушения, уплачивает потребителю за каждый день просрочки неустойку (пеню) в размере одного процента цены товара.

При этом в п. 32 Постановления Пленума Верховного Суда России от 28.06.2012 N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», разъясняющего порядок применения судами ст. 23 Закона, не содержится указания на невозможность взыскания указанной неустойки за несвоевременное исполнение требований потребителя после вынесения решения суда о расторжении договора купли-продажи и взыскании с продавца суммы, им полученной по такому договору.

Наоборот, в п. 66 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» прямо указывается, что в случае отказа потребителя от исполнения договора купли-продажи ввиду обнаружения недостатков в переданном по договору товаре обязательство продавца по уплате неустойки сохраняется до момента возврата продавцом уплаченной за товар суммы (статья 22, пункт 1 статьи 23 Закона о защите прав потребителей).».

Применения на практике пункта 66 Постановления № 7 вводит правило добросовестности исполнения сторонами возложенных на них досудебным соглашением обязательств и даёт гарантию продавцу, что в будущем он не понесёт убытки, а покупатели (потребители) не будут злоупотреблять своим правом и перестанут обращаться в суды после того как их требования были удовлетворены в досудебном порядке.

Я считаю применение пункта 66 Постановления № 7 в судебной практике крайне необходимым, данная практика уберёт из судов лиц, которые используют суды как инструмент для получения неосновательного обогащения.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.08.1993 N 7 (ред. от 27.12.200…

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 24 августа 1993 г. N 7

О СРОКАХ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ И ГРАЖДАНСКИХ
ДЕЛ СУДАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Список изменяющих документов

(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ

от 21.12.1993 N 11, от 25.10.1996 N 10, от 06.02.2007 N 5,

от 27.12.2007 N 52)

 

Обсудив итоги обобщения практики соблюдения судами Российской Федерации сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел, Пленум констатирует, что ежегодно значительная часть судебных дел рассматривается с нарушением установленных сроков.

Основными причинами нарушения процессуальных сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел являются недостатки и упущения в деятельности судов, связанные, прежде всего, с неудовлетворительной организацией судебного процесса, снижением исполнительской дисциплины, недостаточным контролем со стороны председателей соответствующих судов.

Не единичны случаи, когда вопреки требованиям ст. 227 УПК РФ и ст. 154 ГПК РФ без каких-либо к тому оснований уголовные и гражданские дела назначаются к слушанию с заведомым нарушением предусмотренных законом сроков, иногда через несколько месяцев после поступления в суд, в том числе и тогда, когда подсудимые находятся под стражей.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

Встречаются случаи, когда вследствие неглубокого изучения материалов уголовного дела на стадии подготовки к судебному заседанию, упущений при подготовке гражданских дел к разбирательству, несвоевременного извещения участников судопроизводства, непродуманной организации судебного процесса и других причин субъективного характера рассмотрение дел неоднократно откладывается. При этом в определениях (постановлениях) зачастую не приводятся мотивы отложения, не указывается дата нового рассмотрения. Контроль за своевременным возобновлением производства по таким делам нередко отсутствует.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

В отдельных судах допускаются необоснованные отказы заинтересованным лицам в правосудии по гражданским делам.

Все это вызывает неоправданные дополнительные материальные затраты и обоснованные жалобы участников процесса.

Поверхностное рассмотрение некоторых уголовных и гражданских дел по первой инстанции приводит не только к отмене приговоров и решений в апелляционном, кассационном и надзорном порядке, но и к существенному увеличению сроков принятия окончательного решения по делам.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

По многим уголовным делам затягивается изготовление протокола заседания и ознакомление с ним сторон, что влечет нарушение сроков направления дел с поступившими жалобами и представлениями в апелляционную или кассационную инстанцию и, в конечном счете, несвоевременное исполнение приговоров.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

Плохая организация судебного процесса и недостаточно ответственное отношение к исполнению своих должностных и служебных обязанностей со стороны отдельных судей и работников аппарата становятся иногда причиной волокиты, особенно нетерпимой тогда, когда она влечет длительное пребывание подсудимых под стражей.

Верховные суды республик, краевые, областные и соответствующие им суды, рассматривая дела в кассационном и надзорном порядке, крайне редко обращают внимание и реагируют на нарушение судами первой инстанции установленных законом сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел.

Пленум отмечает, что негативное воздействие на сроки рассмотрения судебных дел оказывают и такие факторы, как неудовлетворительное материально-техническое обеспечение многих судов, недостаточно четкая работа конвойных подразделений органов внутренних дел, частые отказы адвокатов от участия в процессах в порядке ст. 51 УПК РФ.

(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 10, от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

Нуждаются в совершенствовании некоторые положения действующего процессуального закона, регламентирующие порядок и сроки рассмотрения судебных дел.

(в ред. Постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 N 10, от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

В целях обеспечения судами соблюдения процессуальных сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел и устранения фактов волокиты Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Всем судам общей юрисдикции принять необходимые меры к устранению отмеченных недостатков, к неукоснительному соблюдению процессуальных сроков и повышению качества рассмотрения уголовных и гражданских дел, исключению фактов волокиты при судебном рассмотрении дела.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Обратить внимание судей на необходимость повышения их личной ответственности за своевременное и качественное рассмотрение каждого судебного дела.

Абзац утратил силу. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 N 52.

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Рекомендовать председателям судов принять меры по улучшению организации работы аппаратов судов и повышению исполнительской дисциплины, усилить контроль за своевременным рассмотрением судебных дел, обращая особое внимание на те из них, по которым подсудимые содержатся под стражей.

4. Рекомендовать верховным судам республик, краевым, областным судам, судам городов федерального значения, судам автономной области и автономных округов, окружным (флотским) военным судам усилить надзор за соблюдением нижестоящими судами сроков рассмотрения уголовных и гражданских дел, не оставлять без надлежащего реагирования факты нарушения этих сроков.

(п. 4 в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

5. Обратить внимание судов на недопустимость отказов заинтересованным лицам в правосудии по гражданским делам (незаконные отказы в принятии заявлений либо прекращение производства по делам по мотивам их неподведомственности судам общей юрисдикции), влекущих нарушение ст. 46 Конституции Российской Федерации, гарантирующей каждому судебную защиту его прав и свобод, а также на недопустимость незаконного возвращения и оставления заявлений без движения, без рассмотрения либо неосновательного приостановления производства по делам, что приводит к нарушению прав заинтересованных лиц и волоките.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

Судам необходимо тщательно проводить подготовку гражданских дел к судебному разбирательству, имея в виду, что упущения и недостатки на этой стадии процесса влекут нарушение сроков рассмотрения дел, ущемляют права участников судопроизводства и зачастую приводят к вынесению незаконных и необоснованных решений.

6. Судам надлежит строго соблюдать требования ст. 359 УПК РФ, ст. ст. 325 и 343 ГПК РФ о направлении дел в апелляционную или кассационную инстанцию немедленно по истечении срока, установленного для обжалования судебного решения и выполнения необходимых действий, связанных с апелляционным или кассационным рассмотрением дела.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

Истребованные для проверки в порядке надзора (ст. 406 УПК РФ, ст. 381 ГПК РФ) дела должны высылаться не позднее следующего дня после получения запроса.

(в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5)

(см. текст в предыдущей редакции)

7. Судьям Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении уголовных и гражданских дел в кассационном и надзорном порядке, а также при выезде на места для оказания судам практической помощи обращать особое внимание на соблюдение ими процессуальных сроков рассмотрения дел.

8 — 9. Исключены. — Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 06.02.2007 N 5.

(см. текст в предыдущей редакции)

 

Председатель

Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

И.о. секретаря Пленума,

член Верховного Суда

Российской Федерации

В.И.АРТЕМОВ

 

Бизнес попросил Верховный суд не отменять срок давности по налоговым преступлениям

Проект постановления пленума Верховного суда, позволяющий в любой момент привлечь к уголовной ответственности за налоговые преступления, напугал бизнес. Письма с критикой документа в Верховный суд направили крупнейшие объединения российских и зарубежных компаний – Торгово-промышленная палата (ТПП), Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), Российско-германская внешнеторговая палата, а также уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов. Подготовил обращение и РСПП. Представители ассоциаций и их сотрудники подтвердили подлинность писем, с которыми ознакомились «Ведомости». Свою позицию сформулировала и «Деловая Россия», предложив не создавать «проблему там, где ее нет», говорит руководитель комитета по налоговой и бюджетной политике организации Кирилл Никитин.

В проекте постановления предложено считать уклонение от уплаты налогов длящимся преступлением, которое прекращается, только когда должник окончательно рассчитается с государством. При такой трактовке закона сроки давности по налоговым преступлениям перестанут действовать, предупреждает вице-президент ТПП Вадим Чубаров, что приведет к усилению давления на бизнес и, безусловно, негативно скажется на экономической активности. Сейчас срок давности составляет от двух до 10 лет в зависимости от тяжести налогового преступления.

К тому же «волевое» решение пленума Верховного суда будет иметь обратную силу, беспокоится РСПП, это позволит привлекать людей к уголовной ответственности на протяжении всей их жизни. Принятие проекта может затруднить поставленную президентом задачу по декриминализации предпринимательской сферы, предупреждает Титов. Он предлагает отложить принятие постановления – для «существенного дополнения и доработки».

В то же время, жалуется председателю Верхового суда Вячеславу Лебедеву АЕБ, постановление пленума не решает действительно актуальные проблемы – не проводит четкой границы между налоговыми правонарушениями и преступлениями. Правоохранители нередко считают преступлением сам факт неуплаты налога, говорит руководитель экспертно-правовой службы бизнес-омбудсмена Алексей Рябов. В свое время Конституционный суд разъяснил, что уклонением от налогов следует считать создание существенных препятствий для налогового контроля. Однако эта позиция не отражена в проекте постановления пленума. В проекте подробно пересказывается часть I Налогового кодекса, которая действует уже 20 лет, но в нем не нашлось места для ответа на вопросы, действительно волнующие судей, следователей и налогоплательщиков, согласен Вадим Зарипов из «Пепеляев груп». Предложения бизнеса не учтены, поэтому нужно доработать документ, предлагает он.

Эксперты сомневаются в том, что налоговики серьезно заинтересованы в увеличении сроков давности. ФНС – одна из самых мощных «IT-компаний», работающих с большими данными, говорит партнер ФБК Галина Акчурина: у службы есть все инструменты для выявления нарушений в установленные три года (глубина налоговой проверки. – «Ведомости»). Например, автоматизированная система контроля за уплатой НДС позволяет в реальном времени сопоставлять сведения о покупках и продажах, выявлять расхождения в декларациях по НДС. Запущен автоматический обмен налоговой информацией о счетах за рубежом, крупнейшие компании предоставляют налоговикам доступ к бухгалтерии, кассы в магазинах передают налоговикам данные в режиме реального времени и т. д.

Представитель Верховного суда Павел Одинцов не исключает, что проект постановления еще претерпит серьезные изменения с учетом позиции экспертов. Но юристы опасаются, что, даже если разъяснение о длящемся преступлении будет исключено из постановления, эта позиция может быть закреплена в судебной практике. Такое понимание может прорасти на местах в конкретных делах, замечает Зарипов: пленуму стоит прямо указать, что уклонение от налогов носит единовременный, а не длящийся характер. Иначе «можно будет проверять все предыдущие периоды и пересмотреть даже дела 90-х гг.», разделяет опасения советник Bryan Cave Leighton Paisner Russia Александр Ерасов. Если задним числом просить предпринимателей подтверждать правильность уплаты налогов, то появятся «колоссальные риски привлечения к уголовной ответственности абсолютно любого бизнесмена», говорит Акчурина: за последние пять лет правоприменительная практика сильно изменилась – те требования, которые сейчас предъявляются компаниям, раньше были не известны даже самим налоговикам. О стабильности налогов и защищенности бизнеса от произвола властей в такой ситуации вообще не может идти речи, заключает она.

Число приговоров за неуплату налогов и так растет. В 2016 г. было осуждено 579 человек, в 2017 г. – 583, в 2018 г. – 605, приводил данные судья Верховного суда Владимир Кулябин. В некоторых регионах уже трудно найти людей на позиции гендиректоров и бухгалтеров – пугают слишком суровые законы, которые могут быть пересмотрены задним числом, говорит Ерасов. Уголовный кодекс позволяет почти при любом экономическом преступлении вменить предпринимателю организацию преступного сообщества, сетует менеджер крупной компании: «Бизнес становится крайне опасной деятельностью».

В подготовке статьи участвовала Полина Трифонова

Музей памяти жертв политических репрессий в Мордовии — Стенд «Преступная правящая партия» (часть 1)

Л. П. Берия (член Политбюро ЦК ВКП(б) — Президиума ЦК КПСС в 1946-1953 гг., нарком/министр внутренних дел СССР в 1938-1945 и 1953 гг., заместитель председателя Совета народных комиссаров — Совета Министров СССР в 1941-1953 гг.): «Я не помню сейчас, какие материалы были в отношении [расстрелявшего около 15 тыс. осуждённых к ВМН начальника комендатуры ОГПУ — НКВД — МГБ СССР в 1926-1953 гг. генерал-майора В. М.] Блохина, но что-то было компрометирующее его, даже речь шла о том, чтобы его подвергнуть аресту. Об этом я докладывал И. В. Сталину. Со мной Сталин не согласился, заявив, что таких людей сажать не надо: они выполняют черновую работу. Тут же он вызвал начальника охраны Власика и спросил его — участвует ли Блохин в исполнении приговоров и нужно ли его арестовывать? Власик ответил, что Блохин участвует, с ним вместе участвует его помощник Раков, и положительно отозвался о Блохине. После этого вопрос о Блохине не поднимался, и он остался на работе коменданта НКВД СССР, а затем МВД СССР до 1953 г. Когда я стал министром внутренних дел СССР, узнав, что Блохин продолжает работать, дал указание об освобождении его, т.к. он засиделся на этой работе. Был назначен другой комендант…

[Далее допрашивавший Генеральный прокурор СССР Р. А. Руденко задал Берии вопрос: «Блохин имел отношение к производству опытов над осуждёнными в спецлаборатории?» Обвиняемый ответил]: Не знаю. Может быть, и имел. Я лично не санкционировал его допуска к этой работе, но он мог иметь допуск по разрешению Меркулова, который больше занимался этими делами» (из протокола допроса от 28 сентября 1953 г.).

С. Л. Берия (сын): «Меня нередко спрашивают, кто я, сталинист или антисталинист. Так вот, я не считаю себя ни сталинистом, ни антисталинистом. Я против Системы, породившей Ленина, Сталина, Троцкого, Бухарина, Рыкова… Этот список читатель может продолжить без труда. Вспомните хотя бы репрессии. Ведь не в 37-ом они начались и даже не в 34-ом. Гораздо раньше! А сколько невинных жертв на совести тех, кто пришёл уже после Сталина?! Да и не в цифрах дело. Виновата Система! А потом уже Сталин, Троцкий, кто-то другой. Но и Сталин — это однозначно — виновен. И те, кто его окружал, виноваты. Но коль Сталин стоял во главе, то и ответственности на нём, разумеется, больше…

Со Сталиным я, разумеется, встречался не раз в самых разных обстоятельствах и в самое разное время и должен признаться, что отношение к нему у меня и сегодня далеко не однозначное. Когда мы жили в Грузии, то просто молились на него. В Москве отношение к нему изменилось. Мне приходилось слышать разговоры родителей о Сталине, да я и сам уже понимал, кто повинен в репрессиях, политических процессах и прочем. И тем не менее это был человек, который мог очаровать любого. Неправда, что его считали великим человеком лишь заурядные льстецы. Думаю, многие деятели культуры, включая выдающихся советских писателей, художников, были по-своему искренни, воспевая Сталина. Хотя, безусловно, проходимцев, кормившихся, как это часто бывает, на восславлении вождя, тоже хватало…

Из воспоминаний видного политического, государственного и военного деятеля Франции Шарля де Голля (1890-1970 гг.): «У меня сложилось впечатление, что передо мной хитрый и непримиримый борец изнурённой от тирании России, пылающий от национального честолюбия. Сталин обладал огромной волей. Утомлённый жизнью заговорщика, маскировавший свои мысли и душу, безжалостный, не верящий в искренность, он чувствовал в каждом человеке сопротивление или источник опасности. Всё у него было ухищрением, недоверием и упрямством. Революция, партия, государство, война являлись для него причинами и средствами, чтобы властвовать. Он возвысился, используя в сущности уловки марксистского толкования, тоталитарную суровость, делая ставку на дерзость и нечеловеческое коварство, подчиняя одних и ликвидируя других… За 15 часов моих бесед со Сталиным я изучил его… Коммунист в маршальской форме, притаившийся коварный диктатор, завоеватель с добродушным видом, он старался всегда вводить в заблуждение. Его страсть была суровой, без какой-либо малопонятной привлекательности»…

Я не могу согласиться с тем, что Сталин был человеком, не ведавшим жалости и сострадания, но не принимаю [и] утверждения, что этими репрессиями Сталин создал систему круговой поруки, вовлекая в преступления тысячи и тысячи людей. А разве не с этого начал другой большевистский вождь, Владимир Ильич? А разве не Троцкий с лёгкостью необыкновенной создал концлагеря, в которых большевики погубили миллионы людей, не Троцкий ли, с согласия Ленина, ввёл институт заложников? Позволю не согласиться с защитниками Ленина и большевизма. Сталин лишь усовершенствовал то, что начиналось при Ленине. С моей точки зрения, Ленин и Сталин не уступали друг другу ни в уме, ни в коварстве, и я бы не спешил с выводами, кто из двоих вождей — «самый человечный человек»…

Интеллектуальный потенциал руководителей СССР неуклонно снижался десятилетиями… Лукавили все последующие «вожди», когда убеждали нас в том, что Сталин предал своего «великого учителя». Ленинские работы и письма из так называемого секретного фонда — а пока опубликована лишь часть их — вполне позволяют утверждать обратное. «Арестовать…», «Расстрелять…», «Повесить…», «Расстреливать на месте…», «Арестовать несколько сот и без объявления мотивов…». Мы столько писали и говорили о животворном наследии Владимира Ильича. Почему же стыдливо молчим об этом «наследии»? Не было ведь [тогда] у власти ни Сталина, ни НКВД с Ягодой и Ежовым во главе. А может, дело даже не в Ленине, по крайней мере не только в нём, а в той структуре власти, которую он представлял, в той страшной и бесчеловечной Системе, порождённой большевизмом? Но и в Ленине, разумеется, тоже…

Отец ещё при жизни Сталина говорил о вреде культа личности. И, кстати, Сталин сам об этом говорил. Я уверен, что в последние годы жизни Сталина партийная верхушка умышленно пропагандировала этот культ и не только из свойственного ей во все времена подхалимажа. Тут, вне всяких сомнений, был дальний прицел. Что, мол, нам всем оставалось делать. «И Бог, и царь, и воинский начальник…» Он, мол, во всём виноват. Известно ведь, что эту карту потом партия довольно умело разыграет на XX съезде, всё свалив на ушедшего из жизни лидера. Остальные, как всегда, предстали невинными ягнятами. Отца к тому времени уже не было в живых, а никто другой из бывших соратников Сталина не нашёл в себе мужества честно сказать о роли сталинского окружения в преступлениях режима. Примерно так произошло и в Германии. Там ведь тоже всё свалили на Гитлера. Удобно, что и говорить. Но диктатура диктатурой, а ведь не одна личность всё это проделала.

Помню, отец говорил не раз: «Сталин допустил вещи, не простительные никому. По его прямому указанию или с его согласия были действительно совершены страшные преступления, и не следует искать оправдания Сталину, как это порой делали и делают»… Весной 1953 г. он считал, что надо раскрыть прежде всего линию партии, во главе которой стоял Сталин. Именно партия и, в первую очередь, её высшее руководство должны ответить перед народом за всё, что случилось. «Я не знаю, — говорил отец Хрущёву, Маленкову и остальным, — останемся ли мы на своих постах. Мы отчитаемся, а там пусть решает съезд. Сочтут нужным заменить нас — пусть так и будет. Тогда вместо нас придут молодые люди и наверняка не повторят тех ошибок, которых не избежало прежнее руководство». Хрущёв и Маленков, знаю, с ним соглашались: «Да, мы тоже были молодыми и возмущались, что старики нам мешают делать дело. Надо, конечно, собирать съезд и идти на такой разговор».

Были, правда, сомнения, как быть с именем Сталина. Так или иначе, считали члены Президиума ЦК, откровенный разговор на съезде больно ударит по авторитету бывшего Генерального секретаря. Отец возражал: «Без откровенного разговора нам не обойтись. Задача не в том, чтобы сразу же публично сокрушить культ личности Сталина или дискредитировать его в глазах народа. Начинать надо со всех нас, членов Президиума ЦК. Мы отчитаемся, вскроем ошибочность курса партии и послушаем, что скажет съезд». И здесь члены Президиума соглашались с отцом. Соглашались, зная, что никогда не пойдут на такой рискованный шаг. В глазах тогдашних руководителей страны это, конечно же, было верхом безрассудства… [На] заседании июльского Пленума ЦК КПСС [1953 г.] … одно из обвинений в адрес отца звучит дословно так: «Берия хотел подорвать культ личности товарища Сталина». В сумбурном выступлении на Пленуме Анастаса Микояна есть и ещё одна примечательная фраза: «В первые дни после смерти товарища Сталина он ратовал против культа личности»…

Я неплохо знал Хрущёва. Он бывал у нас довольно часто в гостях. Сегодня его пытаются представить борцом с культом личности, а ведь всё было совершенно иначе. Он никогда не возражал Сталину… Отец был единственным человеком в Президиуме ЦК, который позволял себе дискутировать со Сталиным. Тот, кстати, позволял это и остальным. Второй вопрос, что ни Хрущёв, ни Маленков, ни другие никогда не спорили и не пытались возражать Хозяину, как они его называли. Слепое подчинение, готовность исполнить любую волю Хозяина объяснялись, на мой взгляд, довольно просто: сковывал страх за собственную карьеру. Сталин же на откровенность вызывал часто, и я не думаю, что ему доставляло особое удовольствие видеть в собеседниках всего лишь послушных исполнителей. Напротив, я знаю, что он очень любил — и умел, надо признать, — переубеждать оппонента. Но это случалось, конечно же, крайне редко: с ним просто-напросто предпочитали не дискутировать. Кроме отца, насколько знаю, иногда мог в чём-то не соглашаться с ним Молотов… От отца знаю, что из военных без боязни вызвать недовольство диктатора отстаивал свою точку зрения, причём решительно, лишь один-единственный человек — Георгий Константинович Жуков…

Тысячи партийных работников в республиках, областях, районах, когда пришло время как-то объяснить стране преступления Системы, вместе с родной партией поспешили уйти от ответственности. Благо, партия никогда и нигде её на себя не брала… Крови на высшем эшелоне партии было предостаточно. Именно ЦК, и в особенности Орготдел ЦК, раскручивал колесо репрессий, что, разумеется, не снимает ответственности со Сталина как главы государства и Генерального секретаря ЦК… Инициаторами репрессий против семей бойцов и командиров Красной Армии, оказавшихся в плену, [тоже] были партийные органы. На принятии соответствующего закона настаивали Щербаков, Хрущёв, Маленков. Сталин пошёл навстречу требованиям партийной верхушки и дал согласие. Отец, заявляю это совершенно официально, никакого отношения к судьбе военнопленных не имел, так как считал, что наказания заслуживают лишь те, кто совершил какие-то преступления. Даже полицейские, не запятнавшие себя кровью, считал мой отец, заслуживают снисхождения… После его смерти партийная верхушка, включая Хрущёва и Маленкова, и в трагедии бывших военнопленных без стеснения обвинила моего отца…

Я учился в одной школе с детьми Сталина. Светлана Аллилуева сидела за одной партой с моей будущей женой. Она нас с Марфой и познакомила… Якова Джугашвили, старшего сына Иосифа Виссарионовича (от первой жены), я знал меньше: он был старше меня. Мы встречались и дома у них, и на даче Сталина. По характеру он резко отличался и от Васи, и от Светланы… В мае 41-го попал в войска, а через несколько дней после начала войны уже участвовал в боях. 4 июля 1941 г. командир батареи 14-го гаубичного артиллерийского полка 14-й бронетанковой дивизии попал в окружение и вместе с тысячами других командиров и бойцов оказался в плену. И точно так же, как и миллионы людей, он мужественно перенёс все ужасы плена. Не сломили его ни пытками, ни уговорами. Яков Джугашвили отверг все предложения и немцев, и власовцев и чести воина не уронил. Бельгийский король Леопольд после освобождения — а он содержался в немецком плену вместе с Яковом — написал Сталину, что был свидетелем трагической гибели его старшего сына. Там, где держали Якова, был и Тельман. Как и Тельмана, Якова расстреляли. Расстреляли во дворе тюрьмы незадолго до подхода наших войск…

О том, что Яков — сын Сталина, немцы узнали совершенно случайно. Попал он в плен раненым, и его узнал такой же раненый однополчанин. Бросился к нему. Рядом оказался немецкий осведомитель, он-то и сообщил, кто такой старший лейтенант Джугашвили. Когда Сталину доложили, что семью Якова высылают, он сказал, что высылают десятки тысяч семей военнопленных и никакого исключения для семьи собственного сына он делать не может: существует закон… Я не знаю, носило ли поведение Сталина, отказавшегося спасти сына и его семью, показной характер или нет, но факт остаётся фактом. Сталин поступил так, а не иначе. Знаю от Светланы, что, когда ему доложили о пленении сына, он очень тяжело это переживал… Яша был цельный человек, который никогда ни перед кем не двурушничал. Таким я его запомнил. Внешне был очень сдержанный и медлительный. Противоположность Василию… В партию он вступил очень поздно, незадолго до начала войны. Считал, что не может состоять в партии, которая проводит политику массовых репрессий. Своей принципиальной позиции, насколько знаю, при этом не скрывал. Во всяком случае, и сам Сталин, и его окружение об убеждениях Якова хорошо знали. Кажется, в 1940 г. у него состоялся такой разговор со Сталиным: «Ты не можешь быть единственным из выпускников академии, оказавшимся вне партии», — сказал тогда Сталин. Не знаю, о чём они ещё говорили, но после того разговора Яков вступил-таки в партию…

Известно, что в годы Второй мировой войны немецкая пропаганда активно использовала сам факт пребывания сына Сталина в плену. После того как Яков Джугашвили был захвачен 16 июля 1941 г. под Витебском 4-й танковой дивизией группы армий «Центр», гитлеровцы выпустили листовку… [Ещё одна] листовка должна была убедить сражающуюся Красную Армию в предательстве детей высших руководителей СССР. Сына у Молотова никогда не было, и опровергнуть ложь было нетрудно. То же можно сказать и о другом утверждении гитлеровской пропаганды, будто сестра Лазаря Кагановича Роза была женой Сталина. Судя по материалам допросов в немецком плену, сам Яков Джугашвили это отрицал. Тут немцы решили сыграть на антисемитизме. Сестра или племянница Кагановича в действительности не была женой Иосифа Виссарионовича, но ребёнок от Сталина у неё был. Сама она была очень красивой и очень умной женщиной и, насколько мне известно, нравилась Сталину. Их близость и стала непосредственной причиной самоубийства Надежды Аллилуевой, жены Иосифа Виссарионовича. Ребёнка, росшего в семье Кагановича, я хорошо знал. Звали мальчика Юрой. Помню, спросил у дочери Кагановича: «Это твой братик?» Она смутилась и не знала, что ответить. Мальчишка очень походил на грузина. Мать его куда-то уехала, а он остался жить в семье Кагановича. Как сложилась его судьба после 1953 г., я не знаю…

По данным Министерства безопасности России, с 1917 по 1990 гг. на территории бывшего СССР по обвинению в государственных преступлениях было осуждено почти 4 000 000 человек, 827 995 из них приговорены к расстрелу. На самом же деле число тех, кто попал под «красное колесо», неизмеримо больше. Среди жертв коммунистической тирании — миллионы членов семей «врагов народа», раскулаченные крестьяне, депортированные… Точной цифры сегодня, похоже, не знает никто, но пепел погибших стучит в наши сердца. Когда уже после войны вновь начались репрессии, отец, помню, с горечью сказал: «Это уже третий виток. Грязная вещь — политика». Как-то я спросил у него: «Но ведь и при тебе честные люди оказывались в тюрьме». — «Понимаешь, — ответил отец, — какие бы люди ни были в репрессивном аппарате, они всегда ищут врагов. Раньше ЧК видело их в купцах, помещиках, дворянах, сейчас ищут среди своих. Мы заменили в НКВД очень многих людей, но попробуй остановить маховик репрессий, если его раскручивали столько лет». К несчастью, отец стал наркомом внутренних дел в то страшное время. Возглавив НКВД после Ягоды и Ежова — а это был конец 1938 г., — он попытался сразу же затормозить колесо репрессий. Наверное, Сталину и нужен был в тот период такой человек…

Из воспоминаний сына В. П. Чкалова Игоря: «После первой сессии Верховного Совета СССР 1938 г. Сталин позвонил Чкалову домой около двух часов дня и пригласил приехать в Кремль. Встретил, пожал руку, усадил в кресло рядом с собой и сразу приступил к делу: Политбюро считает, что пора Чкалову переходить на другую — партийную, государственную — работу. Все понимают, что давно пора расчистить ежовщину. Вот партия и считает, что наркомом внутренних дел, а по совместительству и наркомом водного транспорта (как и Ежов в то время) должен стать Валерий Чкалов. Отец резко ответил: водный транспорт для него ещё куда ни шло, но вот НКВД! Сталин на это заметил, что любит чкаловскую справедливость, умение хорошо разбираться в людях. Валерий Павлович молод — ему всего 34. В НКВД придётся поработать года 2-3, пока не наведёт там порядок, а потом планируется создать единый Наркомат транспорта. В помощники Чкалову назначают Берия и Меркулова… Расстались они на том, что вопрос о новом назначении окончательно будет решаться в конце декабря 1938 г… Об обсуждении на Политбюро кандидатуры моего отца Берия и Ежов знали, разумеется. Прекрасно знали они и об отношении Сталина». В декабре того же года Валерий Чкалов погиб, … [а Н. И. Ежов] освобождён от должности наркома внутренних дел…

Берия, грузин по национальности, был убеждён, что ставить во главе карательных органов нерусских людей в принципе неверно. А ведь так было с первых дней существования Советского государства… Дзержинский, Менжинский, Ягода были участниками революции, пользовались доверием тогдашнего руководства партии и страны, но доверяли ведь не только полякам. Почему же во главе ЧК — ГПУ — НКВД оказывались именно эти люди? Объяснение простое: это была политика большевистской власти. Начиная с Ленина, партия, грубо говоря, руками инородцев давила основную массу людей. Давила политически. И это, убеждён, неслучайно…

Во все времена — так было и при Ленине, и при Сталине, и при Хрущёве, и при Брежневе, и при Горбачёве — должность главы карательного ведомства считалась политической. Отсюда назначение Ежова, позднее — Игнатьева и других партийных работников. Профессионалы разведки и контрразведки приходили на эту должность редко. Кроме отца, могу назвать совсем немногих. Как правило, будущие руководители этого ведомства делали карьеру в ЦК КПСС. Партийный аппарат управлял органами безопасности всегда и никогда ни на день, ни на час не выпускал их из-под неослабного контроля. Я бы назвал этот контроль без преувеличения тотальным. Разве можно согласиться с тем, что органы когда-либо «ставили себя над партией»? Не было этого и не могло быть. «Карающий меч партии». Более чем откровенно сказано на мой взгляд. Именно партии!

Отец категорически не хотел идти на должность наркома. Политбюро возвращалось к этому вопросу дважды. Но так или иначе отец вынужден был согласиться, предварительно получив согласие на свои условия. Лишь один факт, который не рискуют опровергнуть даже обливающие его грязью недобросовестные историки. Уже 17 ноября 1938 г. вышло постановление, осуждающее преступные методы следствия, насаждённые задолго до прихода отца в НКВД. Появление этого документа непосредственно связано с его требованиями. И Сталин, и Политбюро с этим согласились. Пресловутые «тройки» и «двойки» — тоже «детище» большевизма. Утверждены они были секретной партийной директивой от 27 ноября 1936 г. Обычно в них входили секретарь обкома и райкома партии, начальник отдела НКВД, прокурор. Сразу же после прихода моего отца на должность наркома внутренних дел «тройки» были ликвидированы.

Как мог, отец всю жизнь боролся со внесудебными органами, но, подчёркиваю, все они были созданы задолго до перевода моего отца в Москву. Скажем, печально известное Особое совещание при НКВД СССР (позднее — при НКГБ и МГБ СССР) появилось на основе постановления ЦИК и СНК СССР от 5 ноября 1934 г. По некоторым данным, оно осудило 442 531 человека, в том числе к высшей мере наказания — свыше 10 тысяч. В декабре того же 34-го ЦИК принимает постановление о рассмотрении в десятидневный срок дел по подготовке террористических актов без участия свидетелей. Рассмотрение дел Особым совещанием проходило не только без свидетелей, но и в отсутствие обвиняемых. Естественно, этим создавалась питательная среда для фальсификации материалов, полученных в ходе предварительного следствия, грубейшего нарушения законов.

А разве неизвестно историкам, что, скажем, на Украине концентрационные лагеря появились даже не в 1934-м или 1937 г., а ещё в 1920-м? Кстати, гораздо позднее, чем в России. Сохранились — и это сегодня известно — даже соответствующие указания Владимира Ильича: «Запереть в концентрационный лагерь!» Распоряжение было подписано главой молодого Советского государства и создателем большевистской партии ещё летом 1918-го. После Октябрьского переворота не прошло и года… Конечно, можно сегодня говорить о негодяях из НКВД, чьи руки по локоть в крови. Это они выбивали показания у арестованных, обрекали на гибель и годы лагерей невинных людей. Так было и при Ягоде, и при Ежове. Многие сотрудники с приходом моего отца в НКВД были уволены, многие разжалованы и осуждены. Но кто позволил, а вернее, толкнул на беззаконие? Конечно, партийная верхушка, на них же списавшая и все преступления… История КПСС, смею утверждать, ещё не написана. Далеко не всё сказано и об участии большевистской партии в массовых репрессиях…

Были, безусловно, среди сотрудников НКВД тех лет и негодяи, и карьеристы, и подлецы, но никогда не поверю, что творили те же следователи зло из внутренних побуждений. Главный виновник — Система, они всего лишь исполнители преступных приказов. Говорю это не в оправдание аппарата НКВД. Грехов на нём предостаточно. Но главный виновник так и ушёл от ответственности. Механика взаимоотношений партийных органов и НКВД во все времена была такой: все материалы на ведение следствия поступали из ЦК, без этого, официально по крайней мере, следствие не начиналось. Какие-то оперативные мероприятия органы безопасности могли, конечно, вести и без этого, но без санкции ЦК дальше этого дело не шло. Имею в виду центральный аппарат НКВД. Аналогичный порядок существовал и в республиках, областях, районах. Скажем, санкцию на арест, ведение следствия местным управлениям и отделам НКВД давали секретари обкомов и райкомов партии. Они же непременно входили в так называемые «тройки». В самих органах государственной безопасности, естественно, существовали, как и в любом другом ведомстве, партийные организации — … парткомы. Причём «выходили» местные партийные деятели на ЦК, минуя наркома… [Продолжение следует…]».

Дело фрилансера «Радіо Свобода» в Крыму Владислава Есипенко. День девятый — допрос специалистов и экспертов

Редакция восстановила допрос эксперта по рассказу защиты.

 

— Так, поехали, — говорит судья Берберов. — Заседание объявлено продолженным. У нас сегодня по ходатайству стороны защиты явился эксперт.
— Галкин.
— Приглашайте.
— Проходите. Представьтесь, пожалуйста.
— Галкин Игорь Владимирович.
— Кем работаете, служебный адрес?
— Управление ФСБ по Республике Крым и городу Севастополю, бульвар Франко 13 — эксперт называет адрес крымского управления спецслужбы в Симферополе.

Суд отдает специалисту текст экспертизы его же авторства. Допрос начинает адвокат Дмитрий Динзе.

Галкин рассказывает, что исследовал три составляющих части предмета, похожего на гранату. Он классифицировал его, как самодельное взрывное устройство на базе гранаты с доработкой в виде привязанной к чеке леске для использования в качестве мины.

Юрист пытается выяснить у техника, какие признаки подтверждают, что чека тоже является внештатной, но тот, затрудняясь дать ответ, расплывчато отвечает: «Свойствами».

— С каким эталоном вы сравнивали кольцо? — узнает защитник.
— Я сравниваю с нормативно-технической документацией, — объясняет эксперт.
— Назовите ее, пожалуйста.
— Конкретное название я сейчас не могу найти, запросите — и я вам найду.
— Почему вы не изложили эти параметры в своей экспертизе?
— Я изложил те, которые считал нужными на тот момент.

Выводы взрывотехшнической экспертизы следствия. Скриншот из материалов дела

Динзе спрашивает эксперта про литературу, которую он использовал, отмечая, что в исследовании она вообще не указана. Галкин не может ответить, но говорит, что пользовался методическими рекомендациями, названия которых он не помнит. Он вспоминает, что среди них точно были книги Тихонова и Моторнова.

Взрывотехник поясняет, что с учетом изменений граната относится к самодельной мине с контактным датчиком цели. 

— Из какой классификации вы взяли, что устройство относится к мине с контактным датчиком цели? — спрашивает Динзе.
— Да не помню, много есть классификаций. Я проходил обучение, я много читал… — говорит Галкин.

Юрист указывает свидетелю, что тот постоянно ссылается в экспертизе на постановление Пленума Верховного суда РФ, но при этом там нет понятия — «переделанное взрывное устройство». 

— Из чего вы сделали вывод, что леска на чеке находилась для того, чтобы использовать устройство как мину?
— Ну как, была чека заменена, привязана леска…
— Вам же не был поставлен вопрос о применении взрывного устройства. Кто вас попросил установить применение данной гранаты с учетом лески?
— В каком виде у меня представлен предмет, с учетом его назначения, я и провожу эксперимент.

Дмитрий Динзе обращает внимание на то, что специалист не изучал подсумок, в которой хранилась граната, в своем исследовании, но при этом утверждает, что сумка являлась предметом для доставки цели. Галкин в ответ объясняет, что сумка «входит в элемент конструкции взрывного устройства в качестве средства доставки». 

Защитник продолжает допрос, приводя в пример техническую литературу, согласно которой граната содержит год изготовления, шифр снаряжательного завода, номер партии, индекс изделия и шифр взрывного вещества. Он пытается выяснить, почему свидетель не указал эти данные в своем заключении. Техник листает экспертизу, находит в тексте некоторые из этих данных.

— Вот, все указано, — отвечает Галкин.
— Вы все отметили? А где шифр изделия? Шифр взрывного вещества? Год изготовления?

Описание гранаты и сумки во взрывотехнической экспертизе. Скриншот из материалов дела

Специалист указывает, под какими символами в тексте обозначаются эти маркировки: «Я не видел смысла их расшифровывать, меня об этом не спрашивают».

Он говорит, что решил в своей экспертизе обозначить кольцо, проволоку и чеку одним словом «чека».

Динзе говорит, что не обнаружил в экспертизе цели применения взрывного устройства. Галкин начинает листать документ.

«Если адвокат не нашел, может вы найдете», — вставляет судья.

Специалист указывает, что цель переделанной взрывчатки остается такой же, как у гранаты изначально. 

Юрист спрашивает у эксперта, почему он не посчитал термоусадочную трубку — колпачок — конструктивным изменением гранаты.

— Ну это просто дополнительный предохранитель, — отвечает Галкин.
— Так это тоже дополнительное изменение, она ведь была надета, было нанесено специальное вещество, я так понимаю. Она была штатная или нет?
— Ну ее там не должно быть.
— А почему вы посчитали что она не относится к самодельным взрывным устройствам? Сумку вы посчитали.
— Это не переделка, это дополнительный элемент…
— Так и леска дополнительный элемент, — парирует адвокат.
— Нет, леска привязана к кольцу.
— Так и термоусадочная трубка была надета на запал. Поясните причину.

Глубоко вздыхая, свидетель продолжает отвечать.

— Данная трубка при применении взрывного устройства — ее нет. При транспортировке она надевается, при использовании — снимается.
— Так и сумка, — стоит на своем юрист.
— Необязательно.
— Откуда мы тогда знаем, что трубка могла мешать? У вас этого не написано.
— Это указано в экспертном эксперименте.
— А что она блокировала?
— Рычаг.
— Где это написано?
— Это очевидно, — резюмирует свидетель.

Динзе просит специалиста пояснить тогда, что он понимаем под измененным взрывным устройством.

«Взяли штатное устройство и доработали его», — говорит Галкин, добавляя, что несколько раз указывал это в экспертизе. 

На этом Динзе заканчивает и вопросы задает его коллега Тарас Омельченко. Он спрашивает почему эксперт не приложил рентгенограмму к своему заключению. Эксперт говорит, что не обязан этого делать, но описал ее в экспертизе.

При этом он не готов показать на фотографии рентгена, где именно у гранаты находится термоусадочная трубка. А о том, что она применялась, как предохранитель, исходит из своего опыта. Защитник пытается выяснить, как же ему тогда проверить достоверность его знаний.

— Принцип действия гранаты с леской: идет человек, цепляет, она взрывается, правильно? — уточняет юрист.
— Тарас Владимирович, вы откуда такие ужасы рассказываете? — вступает судья.
— Фильм «Менты…» ой!
— Первоисточник попрошу!
— Первоисточник, когда Васю вытягивали из мины…
— Тарас Владимирович, давайте ближе к делу, потом еще итальянский фильм вспомните.

Взрывотехник подтверждает, что устройство, найденное в машине Есипенко, работоспособно, так как силы натягивания лески оказалось достаточно, чтобы выдернуть чеку. Он также говорит, что устройство является опасным для транспортировки и может сдетонировать при падении.

«На кочках может взорваться?» — выясняет юрист, но суд отклоняет вопрос.

Омельченко тоже спрашивает, почему взрывотехник не указывал литературу в своем заключении. Свидетель отвечает, что это базовые вещи и не все нужно указывать. Вмешивается судья, указывая Галкину, что тот все-таки должен указывать источники. Специалист ссылается на нормативно-техническую документацию, обозначенную в исследовании как источник.

Омельченко спрашивает, остались ли «усики» гранаты и чека после эксперимента, чтобы проверить, что они действительно не штатные. Галкин  не моет сказать, были ли они уничтожены и ссылается на фотографии, на которых все видно. 

«У вас есть юридические знания?» — спрашивает у эксперта Омельченко, но суд снимает вопрос.

— Почему вы в своем заключении ссылаетесь на постановление Пленума? — вновь спрашивает адвокат.
— Для того, чтобы сторонам и суду было понятно.
— В каком нормативном акте эксперту разрешено давать правовую оценку?
— Это не правовая оценка.

Защитник просит взрывотехника пояснить различие размера сумки, которые указаны в заключении эксперта и видны на фотографиях. Эксперт объясняет это тем, что она тканевая и подвергается деформации. 

— А почему около 130 сантиметров, а не точно?
— Ну а как, если она тянется? — недоумевает Галкин.
— А из какой ткани она сделана?
— У нас взрывотехник по-моему? — неоднократно повторяет судья, снимая вопрос.

Дмитрий Динзе просит задать еще один вопрос. Он спрашивает, почему канцелярская резинка не была причислена к изменению конструкции. Техник поясняет, что она была просто надета сверху, в отличие от лески, которая была привязана. Юрист уточняет, можно ли с помощью резинки вырвать чеку из гранаты. Специалист сомневается в этом. 

— На основании какого правового акта вы утверждаете, что ручная граната применяется только для бросания? — напоследок спрашивает Омельченко.
— Я снимаю вопрос! Он, извините за выражение , носит тон издевательства и не имеет отношения к делу! — обрывает его судья.

На этом допрос окончен, эксперта отпускают из зала суда.

Верховный суд выносит постановления о учителях-коммунистах

Решением 6-3 Верховный суд США поддерживает закон штата Нью-Йорк, запрещающий коммунистам преподавать в государственных школах. Решение Верховного суда, принятое в разгар красной паники в Соединенных Штатах, стало дополнительным доказательством того, что многие американцы обеспокоены возможной подрывной коммунистической деятельностью в их стране.

Закон штата Нью-Йорк, называемый законом Файнберга, запрещал заниматься преподавательской деятельностью любому, кто призывал к свержению правительства; закон был специально нацелен на коммунистов.Некоторые другие государства приняли аналогичные меры. В Нью-Йорке группа учителей и родителей оспорила закон, и в конце концов дело было передано в Верховный суд. Решение большинства в поддержку закона Файнберга, провозглашенное газетой New York Times , поддерживало мнение о том, что «у государства есть конституционное право защищать незрелые умы детей в своих государственных школах от подрывной пропаганды, скрытой или иной, распространяемой ими». к кому они обращаются за руководством, авторитетом и руководством.

Особое мнение судей Уильяма О. Дугласа, Хьюго Блэка и Феликса Франкфуртера обвинили в том, что закон Нью-Йорка «превращает школьную систему в шпионский проект». В Нью-Йорке Союз учителей пообещал и дальше бороться с законом. Восемь учителей уже были уволены в соответствии с положениями закона, и, как и многие другие, ожидали слушания.

Решение Верховного суда было барометром национального настроения. В годы, предшествовавшие этому делу, бывший сотрудник Госдепартамента Алджер Хисс был осужден за лжесвидетельство в связи с его показаниями относительно его причастности к коммунистической партии; Юлиус и Этель Розенберг были осуждены и приговорены к смертной казни за передачу атомных секретов Советскому Союзу; а сенатор Джозеф Маккарти сделал карьеру на поисках коммунистов в США.Правительство С. К 1952 году многие американцы были убеждены, что коммунистические агенты и сторонники активно действуют в Соединенных Штатах и ​​что их силы пронизывают все аспекты американской жизни. Закон Файнберга оставался в силе до тех пор, пока еще одним решением Верховного суда в 1967 году большинство его положений не было признано неконституционным.

ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Red Scare

7-й округ подтверждает, что Регламент O не может уменьшить установленное законом освобождение от юридической практики, отменяет штраф CFPB, присуждение реституции | Вайнер Бродский Кидер PC

The U.S. Апелляционный суд седьмого округа недавно частично подтвердил и частично отменил решение окружного суда, в значительной степени подтвердив те части, которые сделали недействительными попытку Положения O сузить установленное законом исключение для адвокатов, практикующих право, и отменили присуждение компенсации в размере около 59 миллионов долларов США. помощь CFPB.

В качестве предыстории, после ипотечного кризиса Конгресс поручил FTC регулировать предоставление коммерческих услуг по оказанию помощи по ипотеке (MARS). Впоследствии FTC выпустила Правило MARS, которое было переиздано CFPB, когда регулирующие полномочия были переданы CFPB (и теперь известно как Положение O).Правило O направлено на освобождение адвокатов, которые: 1) предоставляют MARS в рамках своей юридической практики; 2) имеют лицензию на занятие юридической практикой в ​​государстве, в котором проживают их клиенты; и 3) соблюдать законы и правила штата, которые регулируют тот же тип поведения, что и Положение О. Однако Конгресс в CFPA лишил CFPB полномочий регулировать адвокатов, занимающихся юридической практикой, признав роль штатов в регулировании адвокатское поведение.

В 2014 году CFPB подал иск против двух юридических фирм и их адвокатов (вместе — Поставщиков), утверждая, что они искажали свои услуги, не раскрывали информацию в обязательном порядке и собирали незаконные авансовые платежи в нарушение Положения O.Большинство услуг по изменению ссуд фирм выполнялось 30-40 неюристами, и сборы, взимаемые фирмами, покрывали только эти услуги.

По ходатайству CFPB об упрощенном судебном порядке окружной суд признал недействительными те части исключений из Правила O, которые требовали от адвокатов соблюдения законов и постановлений штата, поскольку эти исключения были сформулированы более узко, чем предусмотренное законом исключение, которое они хотели реализовать. Однако в своем постановлении после судебного разбирательства окружной суд постановил, что поставщики не были освобождены от уплаты налогов, поскольку их услуги не соответствовали юридической практике.Он присудил компенсацию в размере около 22 миллионов долларов, исходя из чистой выручки фирм, и 37 миллионов долларов в виде штрафов, основанных на безрассудстве и строгой ответственности.

При подаче апелляции Седьмой округ подтвердил решение районного суда о признании недействительными некоторых положений Положения O, которые имели целью наложить условия или ограничения на освобождение адвоката от ответственности. Он также аннулировал дополнительное положение, которое имело целью требовать, чтобы адвокаты имели лицензию в штате, в котором проживали их клиенты, потому что это также противоречило простой формулировке закона.Требование о том, чтобы адвокаты занимались юридической практикой, чтобы их деятельность не подпадала под действие Положения O, не оспаривалось. По этому вопросу Седьмой судебный округ не обнаружил явной ошибки в фактических выводах окружного суда о том, что Поставщики не занимались юридической практикой, и вытекающих из этого выводов об ответственности.

Седьмой округ отменил, однако, постановление окружного суда о денежной компенсации. Что касается приказа о реституции в размере 22 миллионов долларов, предъявленного Поставщикам, апелляционный суд вернул для перерасчета в соответствии с U.S. Недавнее постановление Верховного суда по делу Лю против SEC, 140 S. Ct. 1936 (2020) . В деле Liu Верховный суд постановил, что сумма компенсации не может превышать чистую прибыль фирмы. В апелляции CFPB утверждал, что Liu не применяется здесь, потому что это дело касалось изгнания. Седьмой судебный округ не согласился с этим, установив, что Liu применяется ко всем категориям справедливой судебной защиты, включая реституцию, и что реституция и изгнание были одинаковыми для целей расчета средств правовой защиты.Седьмой округ также потребовал перерасчета присужденных штрафов в размере 37 миллионов долларов, которые частично основывались на выводах районного суда о безрассудстве, установив, что нарушения здесь не составляли безрассудство, поскольку вопрос о том, участвовали ли Поставщики в этой практике. закона (который освободил бы их от Правил O) был законным.

Состоялся VII пленум ЦК КПК 16-го созыва, опубликовано коммюнике

GOV.cn 12 октября 2007 г.

Седьмое пленарное заседание Центрального комитета Коммунистической партии Китая (КПК) 16-го созыва состоялось с октября.С 9 до 12 в Пекине.
Согласно коммюнике пленума, опубликованному в пятницу, на пленуме было решено созвать 17-й Всекитайский съезд КПК с 15 октября в Пекине.

В четырехдневном пленуме приняли участие 190 членов и 152 альтернативных члена ЦК КПК, члены Центральной комиссии КПК по проверке дисциплины и руководители соответствующих ведомств присутствовали в качестве членов без права голоса.

Пленум проходил под председательством Политбюро ЦК КПК.С важной речью выступил генеральный секретарь ЦК КПК Ху Цзиньтао.

Ху по поручению Политбюро ЦК КПК сделал отчет о работе, который был обсужден и одобрен на пленуме.

Пленум также обсудил и утвердил отчет, который будет представлен ЦК КПК XVI съезду партии, а также поправку к Конституции КПК.

Оба документа будут переданы на обсуждение XVII съезду партии, решил пленум.

Ху дал объяснение пленуму по проекту отчета, а У Банго, член Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК, дал разъяснения по проекту поправки к Конституции КПК.

Пленум дал положительную оценку работе Политбюро ЦК КПК после VI пленума ЦК КПК 16-го созыва, состоявшегося в октябре прошлого года, говорится в коммюнике.

Он постановил, что руководствуясь теорией Дэн Сяопина и важной мыслью о «трех представительствах», Политбюро реализовало дух предыдущих шести пленумов ЦК КПК 16-го созыва и 16-го съезда партии и глубоко реализовало «научную концепцию разработка».

В коммюнике говорится, что Политбюро продвигало «общее развитие социалистического экономического, политического, культурного и социального строительства» и «великий проект партийного строительства» путем «содействия научному развитию и социальной гармонии, усилению макроэкономического контроля, корректировке экономических структур, трансформируя стиль развития, повышая энергосбережение и охрану окружающей среды, продвигая реформы и инновации, продвигая социальное развитие и прилагая все усилия для решения проблем, касающихся жизни общества «.

В нем говорится, что партия «сделала твердый шаг» к цели «общего построения умеренно процветающего общества», поставленной на 16-м съезде партии в 2002 году, и «создала лучшие условия» для съезда 17-го съезда партии.

Пленум подвел итоги работы партии за последние пять лет и согласился с тем, что последние пять лет были «необычным» периодом, говорится в нем.

«Столкнувшись с изменчивой и сложной международной обстановкой и взяв на себя трудную задачу реформ и развития, партия побудила людей всех этнических групп преодолевать различные трудности и риски», — говорится в коммюнике.

В нем говорится, что экономическая мощь страны была значительно усилена, реформы и открытость достигли большого прорыва, жизнь людей значительно улучшилась, построение правовой и демократической системы достигло нового прогресса, культурное строительство открыло новые перспективы, а развитие национальной обороны достигло историческое достижение.

Гонконг и Макао продолжали поддерживать процветание и стабильность, и были предприняты дополнительные усилия для решения тайваньского вопроса, говорится в сообщении, добавляя, что многогранная дипломатия «добилась большого прогресса», а партия увидела «устойчивое развитие», все которые открыли новые перспективы для дела социализма с китайской спецификой.

Пленум также назначил полноправными членами Чжу Цзуляна, Ду Сюэфана, Ян Чуантана и Цю Яньхана, четырех альтернативных членов ЦК КПК 16-го созыва.

plenum — Перевод на китайский — примеры английский

Предложения: третий пленум 3-й пленум ЦК КПК

Эти примеры могут содержать грубые слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова, основанные на вашем поиске.

В пленуме приняло участие значительное число военнослужащих маоистской армии, несмотря на то, что МООНН назвала это противоречащим духу мирных соглашений.

许多 毛派 军队 人员 参加 全体会议 , 但 联 尼 特派团 认为 这一 违反 了 和平 协定 的 精神。

Пленум Верховного суда уделяет особое внимание обеспечению права на личную неприкосновенность и борьбе с пытками.

最高法院 全体会议 重视 保障 个人 非 连带 关系 酷刑。

Пленум считал, что в настоящее время китайское общество в целом гармонично.

全会 认为 , 目前 , 我国 社会 总体 上 是 和谐 的。

У Банго выступил с разъяснительной речью по проектам резолюций на пленуме .

吴邦国 就 《决定 (讨论稿)》 向 全会 作了 说明。

Центральный комитет подтвердил эту политику на своем 11-м пленуме в конце 2002 года, издав резолюцию и потребовав соблюдения всеми подразделениями ННА.

中央 委员会 在 2002 年 下半年 第 十一届 全体会议 上 重申 了 这些 政策 , 发表 一项 决议 人民 军 所有 单位 遵守。

Эта система была внедрена на 1-м пленуме 10-го ЦК.

这一 机制 在 第 十届 中央 委员会 全会 时 开始 采用。

На пленуме в феврале и марте коммунистическое руководство проголосовало за объединение экономики и вооруженных сил Албании и Югославии.

二月 和 三月 党 的 全体会议 上 , 共产党 领导人 表决 合并 阿尔巴尼亚 和 的 经济 和 军事。

На следующий день, 29 марта, Государственный бюджет на 2005 год был принят пленумом Кнессета, что предотвратило необходимость проведения новых выборов.

天 , 也 3 29 , 以色列 议会 全体会议 通过 了 2005 年 家 预算 , 排除 了 举行 新 选举 的 必要性。

Законопроект (после его обсуждения в рамках компетентного парламентского комитета) будет обсужден на пленуме , который должен быть назначен парламентом.

一旦 议会 排定 日期 , 全体会议 就会 讨论 该 法律 草案 (经过 在 相关 议会 的 框架 内 讨论 之后)。

Встречи включали дополнительный ежемесячный компонент брифинга по вопросам безопасности Комитета по гуманитарным действиям в дополнение к регулярному ежемесячному пленуму , который также включал брифинг по вопросам безопасности

除了 每月 定期 召开 全会 , 包括 介绍 安全 情况 外 , 人道主义 行动 委员会 每月 还 额外 一次 安全 部门 的 情况 介绍

Из протокола пленума Кавказского бюро ЦК КПРФ (Баку, 1989), с.92.

取之于 俄罗斯 共产党 (布尔什维克) 中央 委员会 高加索 ​​局 全体会议 )) (1989 年 , 巴库) , 第 92 页。

Основные решения пленума включали призыв к проведению конференции за круглым столом с участием всех партий и групп для согласования избирательной системы с полностью пропорциональным представительством, как того требуют традиционно маргинализированные группы, и с требованием провозглашения республики временным законодательным органом. -парламент перед выборами в Учредительное собрание.

全会 的 主要 决定 包括 : 呼吁 举行 和 团体 圆桌会议 , 根据 历来 体 的 要求 的定 全额 比例 代表 选举 制 立法 议会 在 宣布 成立 共和国。

Такое же требование предусмотрено в статье 3 решения 12 пленума Верховного суда от 24 сентября 2004 года о применении норм уголовного права о недопустимости доказательств.

2004 9 月 24 , 最高法院 全体会议 关于 适用 刑法 中 关于 证据 不可 受理 的 准则 的 第 12 号 决定 第 3 也 作出 了 同样 的 规定。

1-й пленум утвердил резолюцию 9-го Конгресса, то есть 7-й пятилетний план социально-экономического развития и в целом цели на ближайшие пять лет.

全会 还 通过 了 九大 的 决议案 , 即 是 社会经济 发展 第七 个 五年 计划 , 五年 老挝 的 发展 目标。

Сразу после 8-го Национального Конгресса 18 декабря ЦК 6-го созыва собрал свой 1-й пленум , чтобы избрать состав Политбюро 6-го созыва, 6-й Секретариат, Контрольную комиссию и другие партийные органы центрального уровня.

12 月 18. 。

Новая позиция маоистов была в значительной степени ответом на критику, которая, как сообщалось, была высказана во время пленума в адрес руководства за якобы зашедшие слишком далеко в уступках другим партиям, в частности Конгрессу Непала.

毛派 的 新 立场 很大程度上 是 针对 据 报 全会 期间 其 领导人 受到 的 批评 提出 的 , 有人 指控 毛派 领导人 向 党派 是 的 大 的 的。

В соответствии с этим постановлением 30 марта 2006 года пленум Верховного суда Азербайджана принял решение о применении Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и прецедентной практики Европейского суда по правам человека. в сфере отправления правосудия и решил создать в Верховном суде отдел для перевода прецедентного права Европейского суда и ознакомления с ним судей.

这项 法令 , 阿塞拜疆 最高法院 全体会议 2006 年 3 月 30 日 通过 了 一项 关于 司法 工作 中 中 适用 《欧洲 保护 人权 和 欧洲 人权 的 判例 法 的 决定 , 并 在最高法院 内部 成立 一个 部 , 负责 翻译 并使 法官 们 熟悉 欧洲 法院 的 判例 法。

Доступны переходник Riser, Plenum и LSZH

造反 者 , 全体会议 上 和 低烟无卤 光纤 跳线 线 可用

Пленум Верховного суда внес изменения в постановление по делам о незаконном обороте оружия

最高法院 全体会议 修改 了 关于 非法 武器 贩运 案件 的 裁决

Следовательно, Пленум Верховного Суда вынес объяснительные постановления, на которые суды могут ссылаться.

因此 , 最高法院 全会 印发 了 法院 应 援引 的 解释性 裁决。

Язык прав и политика закона: перспективы последней правовой борьбы в Китае

Китай добился неоспоримых успехов за последние 30 лет институциональной и законодательной реформы. Постоянный поток норм впечатляет своей энергией и политической волей, стоящей за ними. Правовые революции 1972–1982, 1992–1999 и 2001 годов изменили нормативный ландшафт: принятие Конституции, оторванной от ее революционного наследия, продвижение «социалистической рыночной экономики» и «социалистического верховенства закона», вступление во Всемирную торговую организацию (ВТО) и полная переработка «экономического права» для обеспечения большей единообразия и повышения прозрачности законодательства.Поправки к конституции 2004 года продолжили эту модернизационную тенденцию, признав «неприкосновенность частной собственности» и подчеркнув намерение государства защищать «права человека». Сноска 2

Эти изменения в теории и практике китайского права обычно понимаются с точки зрения глобализированных экономических отношений, на которые Китай отреагировал институционализацией и интернационализацией своей правовой системы, тем самым способствуя постепенному появлению правового сознания и нового способа взаимоотношений. нормам. Footnote 3 Подчеркивая основные элементы разработки и применения законов, а также некоторые основополагающие достижения в создании норм (права собственности и трудовые права), можно оценить глубину этого правового изменения, позволяющего разработать дискурс о правах, перевод которого в судебные иски, по-прежнему остается проблематичным.

Производство и применение законов

Как нормы производятся в сегодняшнем Китае? Этот простой вопрос на самом деле заслуживает довольно сложного ответа, который подчеркивает саму ограниченность правовых реформ.Всекитайское собрание народных представителей (ВНС) и Государственный совет действительно являются двумя главными органами, принимающими законы в Китае. В то время как NPC и его Постоянный комитет наделены Конституцией 1982 года и Законодательным законом 2000 года ( lifa fa ) законодательными полномочиями в национальном масштабе (обнародование «законов» или falü ), Государственный совет имеет право принимать административные меры (правила или руководящие , постановления или тиаоли , циркуляры или тонжи ).Однако роль этих двух органов сталкивается с серьезной конкуренцией со стороны законодательных функций, возложенных на другие государственные учреждения. Китайская система действует как минимум на трех различных уровнях: национальные законы ( falü ), национальные административные постановления ( xingzheng fagui ) и местные административные постановления ( difangxing fagui ). Более того, министерства и комиссии при Государственном совете могут, например, издавать приказы, директивы и постановления в своей сфере компетенции и в соответствии с текстами, опубликованными Государственным советом.Местные собрания народных представителей и их постоянные комитеты также могут принимать законы, конечно, если они не противоречат текстам, составленным на национальном уровне, что усложняет работу в целом. Footnote 4 Наконец, народные собрания автономных регионов имеют право принимать свои собственные тексты. До вступления Китая во Всемирную торговую организацию (ВТО) правительство не допускало внешнего участия в законодательном процессе. После этого ситуация изменилась, и произошло большее взаимодействие с обществом, как показали недавние дебаты по поводу принятия закона о собственности.Вступление Китая в ВТО также побудило режим опубликовать большое количество юридических документов и некоторых судебных решений; однако доступ к этим документам требует реального знания системы и китайского языка, так как не существует по-настоящему систематизированного сборника. Кроме того, на любом этапе законодательной пирамиды Коммунистическая партия Китая также может вмешаться. Законодательная власть — не совсем демократически избранная и не свободная от надзора — кроме того, наделена широкими полномочиями с точки зрения толкования и контроля за применением законов и судебных решений.Несмотря на попытки конца 1990-х годов «конституционализировать» права, подлинное превосходство партии над Конституцией, которое регулярно подтверждается КПК, создает проблему легитимности китайского законодательства. Footnote 5 Действительно, в Конституцию Китайской Народной Республики, принятую 4 декабря 1982 года, несколько раз вносились поправки, чтобы отразить новые цели режима. Footnote 6 Основополагающий документ Китая, во многом вдохновленный советской конституцией 1936 года, превратился в более современный — хотя и полностью гибридный — инструмент.В 1999 году Всекитайское собрание народных представителей внесло в него поправки с целью введения концепции правового государства ( yifa zhiguo ). Однако отнюдь не указание на верховенство закона, социалистическое «верховенство закона» в тексте конституции Китая по-прежнему содержит марксистско-ленинские заповеди, мысли Мао Цзэдуна и теории Дэн Сяопина; В целом, его цель — укрепить «способность коммунистической партии Китая управлять» ( чжичжэн нэнли ). Поправки 2004 года сумели сыграть на этой двусмысленности, частично признав право собственности и настаивая на роли государства в «защите» и «уважении» прав человека. Сноска 7

Однако вмешательство Стороны часто приводит к запутанным и противоречивым законам де-факто плохой применимости, которые быстро подвергаются процессу отмены путем неиспользования, служащего по умолчанию для умеренного законодательного превышения. Трудности в применении законов — ситуация, которую китайские и иностранные эксперты постоянно осуждают на протяжении как минимум 20 лет, — несомненно, представляет собой величайшее препятствие для любого подлинного стремления к реформам.Отсутствие единообразия и справедливого применения закона напрямую влияет на установление верховенства закона. Этот сложный вопрос многогранен, особенно в отношении исполнения судебных решений. Сегодня особенно интересно отметить, что китайские власти предприняли несколько масштабных кампаний в пользу лучшего исполнения закона. Но эти кампании в значительной степени основаны на репрессиях и преследовали самые разные цели — от обеспечения уважения к интеллектуальной собственности, осуждения действий, приводящих к загрязнению, запрета некоторых религиозных обрядов и незаконного реквизиции земли до закрытия нежелательных интернет-кафе. Footnote 8 Хотя эти действия не затрагивают население таким же образом, они имеют некоторые из наиболее характерных черт прежних антикоррупционных кампаний (сильный удар или Yanda ) или революционных движений по мобилизации масс ( Yundong ). Это сходство проистекает из повсеместного использования формы насилия, задуманной как законная способность государства к сдерживанию, но против которой, в конечном счете, нет средств правовой защиты. Такой взгляд на применение закона не способствует приемлемости правовой системы и ее предсказуемости; кроме того, это в конечном итоге способствует, как мы увидим ниже, делегитимации норм и роли системы правосудия, которая стремится к профессионализму и независимости.

Тем не менее, именно в этом контексте произошел ряд основополагающих достижений в создании прав. В центре этого развития особого «социалистического верховенства закона» права собственности и трудовые права выступают в качестве некоторых символических иллюстраций надежд и проблем, связанных с этой незавершенной правовой реформой и присущими ей противоречиями.

Новые права

Права собственности

Из всех областей китайского законодательства именно процесс переписывания гражданского права наиболее четко высвечивает противоречивые силы, действующие в правовых реформах, которые разрываются между либеральными взглядами и необходимостью сохранения авторитарного режима. социалистический режим.Как можно действительно совместить вдохновленную либералами разработку гражданского кодекса, закрепляющего свободу личности и волю, с уважением к «социалистической рыночной экономике», которая пытается оправдать произвольное вмешательство государства? Footnote 9 Этот фундаментальный вопрос, естественно, вызвал споры о китайской доктрине, глубоко разделенной между двумя школами мысли: одна выступает за легальную трансплантацию как форму полезной интернационализации, а другая выступает против аккультурации, которая не может удовлетворить потребности Китая. Footnote 10 Уделяя особое внимание дебатам в сообществе все более подготовленных юристов, которые теперь хорошо осведомлены о реалиях за рубежом, можно понять, как рождение «гражданского общества» поддержало их работу. Китайские юристы стремятся к возникновению правовой системы, отличной от государства. Footnote 11 Технические детали закона, задуманные как защитный щит и могучий меч, в действительности стремятся способствовать освобождению от политической власти.

Подобные противоречия, которые уже существовали во время принятия Закона о договорах 1999 года, вновь проявились с беспрецедентной силой во время предварительных дебатов по широко хваленому Закону о собственности, вступившему в силу 1 октября 2007 года. В 1990-е годы китайские «Новые левые», фактически объединяющие несколько движений, обладали реальным влиянием на политические дебаты. Footnote 12 Однако именно выступления в августе 2005 г. Гун Сяньтяня, профессора права Пекинского университета, вызвали оживленные комментарии юристов.Профессор Гун — фактически изолированная фигура — был твердым марксистом, главный аргумент которого заключался в неконституционности защиты прав собственности. Это так и осталось бы анекдотом, если бы китайские власти не взялись за дело. Сообщается, что У Банго, председатель Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, напрямую связался с профессором Гун, который затем встретился с Ху Каншэном и Ван Шэнмином, председателем и заместителем председателя, соответственно в то время, комиссии по законодательным вопросам Постоянный комитет НПС.Все это привело к очередной отсрочке принятия законопроекта и, что наиболее важно, к его переработке в форме, более уважающей социалистические конституционные императивы. Следует отметить, что принятие этого закона было достигнуто только в конце законодательной эпопеи, начавшейся в начале 1990-х годов. Первый проект был представлен в 2002 году и был улучшен поправками к конституции 2004 года, которые гарантировали частную собственность. Сложности начались в июле 2005 г., когда был опубликован новый проект с целью сбора внешних комментариев.До Конгресса дошло почти 12000 реакций, подобных реакции профессора Гонга. Наконец, принятый 16 марта 2007 года и вступивший в силу 1 октября, Закон о собственности, в значительной степени вдохновленный Гражданским кодексом Германии ( Bürgerliches Gesetzbuch или BGB), но написанный в контексте «социалистического верховенства закона», был дополнен набором интерпретирующих заключений, которые выносятся Верховным народным судом. Footnote 13 Сложная структура 247 статей «Закона о вещных правах» требует детального изучения, положение за положением. Footnote 14 Некоторые положения разъясняют и явно консолидируют частную собственность, но в рамках «социалистической рыночной экономики», которая отдает приоритет государственной и коллективной собственности. Footnote 15 Процитируем только в качестве наглядной иллюстрации статью 3 «Закона о вещных правах» 2007 года, озаглавленную «Элементы собственности в социалистической рыночной экономической системе»:

«На начальном этапе социализма государство придерживается базовой экономической системы, в которой общественная собственность является основным элементом, а элементы диверсифицированной собственности развиваются совместно.

Государство укрепляет и развивает элемент государственной собственности, а также поощряет, поддерживает и направляет развитие экономических элементов, не связанных с государственной собственностью.

Государство принимает социалистическую рыночную экономическую систему и гарантирует равный правовой статус и права развития всех субъектов рынка ».

В рыночной экономике, основанной на либеральных принципах, право собственности широко признается как фундаментальное право, которое, следовательно, не подлежит давлению.В Китае, хотя право собственности сейчас признано Конституцией, его защита четко не установлена, поскольку преобладает государственная собственность и защита прав в судебном порядке не гарантируется.

Тем не менее, столкнувшись с несправедливостью в отношении захвата земель, постепенно возникло движение «законного сопротивления». Фермеры, как и многие другие граждане Китая, постепенно осознают свои права и, вдохновленные распространением концепции «юридизации» ( fazhihua ), пытаются поверить в эффективность этих конкретных прав собственности, которые теперь гарантированы не только Конституции, а также Законом о вещных правах 2007 года.Но опять же, как мы могли поверить в действенную противопоставимость прав собственности, если ни Конституция, ни закон 2007 года четко не признают право владеть землей. Последнее, действительно, не ставит под сомнение два основополагающих принципа: публичный характер земельной собственности в городских районах и коллективной собственности в сельской местности (статья 47). Короче говоря, частная собственность на землю никогда четко не предусмотрена. Сельские жители владеют продукцией своей земли, но не самой землей, которая находится в коллективной собственности.Экспроприация ( zhengshou ) оправдана законом 2007 года (статья 42), когда общественные интересы ( gonggongliyi) очевидны и если присуждается справедливая компенсация ( xiangyingbuchang ). Двусмысленность формулировки закона, а также понятия «наилучшие интересы» государства при реквизиции земли, очевидно, оставляет значительную свободу усмотрения местным властям, вряд ли заинтересованным в предоставлении справедливой и равной компенсации пострадавшему населению. Закон о собственности не разъясняет чрезвычайно сложную законодательную структуру, которая находится между гражданским и административным правом, национальными и местными властями.Наконец, административные средства правовой защиты против этих незаконных экспроприаций и несправедливых компенсаций чрезвычайно ограничены по объему и последствиям из-за проблематичного статута правосудия, который все еще очень сильно связан с интересами местной партии-государства, как мы увидим ниже. Интересно, что столь же неоднозначные правовые реформы произошли в эпоху труда.

Трудовое право: изъятие прав

Хотя принятие международных стандартов и практик остается избирательным, Footnote 16 и модернизация китайских правил найма также сталкиваются с сопротивлением со стороны национальных и многонациональных предприятий в ходе дебатов по поводу принятия нового Закона о трудовых договорах 2008 года. показал, что интернационализация китайского законодательства имеет особое и в некоторой степени положительное влияние на китайское трудовое законодательство и на то, как эти новые права были захвачены пострадавшими рабочими.

С тех пор, как в 1995 г. вступили в силу законы о труде и профсоюзах Footnote 17 и 2002, китайские рабочие получили теоретическую защиту, и, хотя это может еще не полностью соответствовать международным стандартам, Китай ратифицировал только четыре из восьми основных Конвенции Международной организации труда (МОТ) -, Footnote 18 , эта защита не является незначительной. Ряд других правил и положений, принятых на национальном и местном уровнях, таких как Закон об охране труда от 29 июня 2002 г. и Закон о профилактике и лечении профессиональных заболеваний от 27 октября 2001 г., представляют собой реальные нормативные достижения.Однако провозглашение прав не обязательно гарантирует их реализацию. Эти права не имеют гарантий, поскольку их применению препятствуют многие внесудебные факторы. Например, предоставление трудовых прав остается очень избирательным. Почти две трети населения еще не получили защиты от трудовых прав, закрепленных в Законе о труде 1995 года. Следует также отметить, что некоторые категории работников не защищены должным образом и действительно являются жертвами вопиющей дискриминации, например, через систему разрешений на проживание ( hukou ) и дискриминацию на рабочем месте по признаку пола или инвалидности, среди прочего.Наконец, принудительный труд, очевидно, является самой темной областью в этой общей картине. Обязательный или принудительный труд запрещен почти повсеместно. Конвенции МОТ № 29 (1930 г.) и 105 (1957 г.) — это те конвенции, которых придерживается большинство стран. Footnote 19 Китай не ратифицировал ни одну из конвенций и находится в весьма двусмысленном положении: государство продолжает участвовать в этой форме эксплуатации и отказывается принимать все необходимые меры для отмены их практики «реформ через труд» Footnote 20 ( laogai или laodong gaizao ) или «трудовое перевоспитание» ( laojiao или laodong jiaoyang ), осуждая преступление принудительного труда на частных предприятиях.Хотя дискуссии о возможной реформе возобновились, когда к власти пришел президент Си Цзиньпин, и решение Постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей официально отменить 56-летнюю систему, в конечном итоге, было принято в декабре 2013 года, некоторые новые проявления внесудебного задержания , включая «черные тюрьмы», центры реабилитации наркоманов и «центры« промывания мозгов »», о чем свидетельствуют расследования Amnesty International. Footnote 21 Наконец, что очень важно, отсутствие независимого профсоюзного представительства серьезно ограничивает коллективное осуществление китайскими рабочими своих основных прав и свобод. Footnote 22

Однако рабочие организуются и с помощью юрисконсультов из зарождающегося мира НПО и частных юридических фирм формулируют свои претензии к предприятиям и местным органам власти. Действительно, несмотря на отсутствие движения за полную демократизацию и без единодушной поддержки независимых административных и судебных институтов, Footnote 23 , тем не менее, ряд элементов позволили появиться уникальному китайскому движению коллективных судебных разбирательств, которое демонстрирует некоторое сходство с судебными разбирательствами в общественных интересах. (PIL) и, в некоторой степени, черпает вдохновение в своих американских и азиатских предшественниках.

В течение последних 10 лет или около того китайские ученые-юристы и китайские наблюдатели наблюдали за рождением, развитием и логическими ограничениями прав, основанных на , и гражданское общество возглавляло движение , используя закон, а также существующее судебные (и внесудебные) средства как инструменты социальной эмансипации в рамках нынешних конституционных и правовых рамок, преобладающих в Китае. Интересно, что это китаизация ( Zhōngguóhuà ) PIL имеет свои корни и силу в использовании инструментов, основанных на правах, которые сами сильно подкрепляются языком прав, широко распространяемым средствами массовой информации, включая официальные каналы, и неоднозначно терпимым государством. это одновременно создает и ограничивает права.Хотя это массовое движение затрагивает ряд прав, включая права собственности, как мы видели, в основном в областях трудового и экологического права Китай разрабатывает свой самый интересный и, как мы увидим, спорный вариант системы PIL. . В этом контексте возникает особый для Китая PIL, который я назвал «Судебное разбирательство по делу о защите прав» (RIL), . Footnote 24 Действительно, одно законодательство, даже самое прогрессивное, еще не позволило реализовать социально-экономические права, и другие силы, от сознательных юристов до законного общества, работают над реализацией этих прав.Фактически, китайские правозащитники — будь то ученые, профессиональные юристы, «босоногие юристы» или юристы-самоучки, такие как «представители народа» ( gongmin daili ) — значительно приобрели влияние после второго половина 1990-х гг. Footnote 25 В основе этого нового поколения юристов лежит ряд специалистов-практиков, которые защищают права трудящихся-мигрантов и чья репутация распространилась за пределы Китая — в число этих юристов, например, входит Чжоу Литай из Чунцина или Тонга. Лихуа в Пекине.В то же время при поддержке международных донорских программ и частных фондов (Фонд Форда, Американская ассоциация адвокатов и т. Д.) Был создан ряд «ассоциаций» юристов, например, Центр защиты прав малообеспеченных Граждане в Уханьском университете открылись по инициативе Ван Эсяна и Пекинской юридической фирмы Zhicheng, основанной в 2008 году Тонгом Лихуа. Эти «НПО» перекликаются с другими формами организаций, которые специально созданы для заполнения пустоты, оставленной социальными и экономическими реформами.Правозащитные НПО, представляющие сельских рабочих-мигрантов, возникшие в начале 2000-х по инициативе городской элиты, близкой к правительству, за последние годы пережили колоссальный рост. В настоящее время они присутствуют на всей территории Китая, особенно в южной провинции Гуандун, несмотря на многочисленные попытки контролировать их, включая недавние репрессии и новую законодательную попытку ограничить присутствие иностранных НПО и других «благотворительных организаций». Footnote 26 Кроме того, китайские СМИ играют ключевую роль в распространении надежд и недовольств рабочих на национальном и международном уровнях, примером чему служат забастовки рабочих в Южном Китае в 2010 году.Несмотря на реальную и почти безграничную способность Пекина произвольно развернуть свою сеть репрессий, эти очаги свободы для общественного участия способствуют реализации прав человека, поскольку они делают борьбу коллективных рабочих более заметной и, следовательно, более сложной для правящей элиты, озабоченной своими проблемами. народная легитимность игнорировать. Действительно, в последние годы возможности китайских граждан отстаивать свои права в суде явно расширились. Как и в случае с экологическими PIL / RIL, решение правительства поддержать трудовые споры относительно легко понять: дела, передаваемые в суд, часто носят технический характер и не ставят под прямой вопрос политический выбор правительства.Если когда-либо и произойдет, то они основаны на правах, закрепленных в новом трудовом законодательстве и распространены на языке прав, который правительство и сами китайские лидеры продвигают с помощью программ правовой и судебной помощи, спонсируемых местными и международными НПО в сотрудничестве с китайцами. юристы. Footnote 27 Ориентированная на рабочий класс, а не на беднейшие слои общества, RIL также может выходить за рамки своих первоначальных рамок и способствовать новым правовым изменениям, тем самым участвуя в защите прав всех граждан.В основе этого трудового RIL центральное место занимают вопросы дискриминации. Например, случай жертв гепатита B показывает своеобразное взаимодействие различных социальных и политических субъектов, а также надежды и ограничения китайского RIL. При поддержке китайской неправительственной организации Yirenping носители гепатита В подали в суды ряд дел о дискриминации при приеме на работу. Footnote 28 Дело 2003 года о Чжоу Ичао и Чжан Сяньчу, двух носителях гепатита В и жертвах дискриминации при найме на работу, попало в заголовки ряда крупных СМИ, и был создан веб-сайт, чтобы поддержать их борьбу и, в конечном итоге, помочь в разработке законодательное предложение.Эта общественная поддержка бросила вызов правительству и привлекла его внимание к необходимости серьезно отнестись к социальным последствиям этого заболевания, поскольку почти 10 процентов населения Китая являются носителями вируса гепатита B. Интересно, что НПО Yirenping (Yi (益), Ren (仁) и Ping (平) соответственно, благо, доброжелательность и равенство) стояла за почти всеми делами о дискриминации в отношении гепатита B, поданными в китайские суды. Основанная в 2006 году, эта НПО со штаб-квартирой в Пекине подала в суд более десятка дел о дискриминации в отношении гепатита B в 2006 году, сорок в 2007 году, семьдесят в 2008 году и все еще немного больше каждый год, пока в 2010 году не было оспорено одно дело. by Иренпин был признан одним из важнейших конституционных решений эпохи реформ. Footnote 29 Их стратегия, изложенная официальными государственными СМИ (информационное агентство Синьхуа, канал CCTV, People’s Daily и т. Д.), Направлена ​​на то, чтобы бросить вызов как можно большему количеству юристов и убедить их поддержать их дело. Он организует многочисленные учебные занятия по вопросам дискриминации с использованием правовых инструментов, доступных в китайском и международном праве, а также спонсирует параллельные научные конференции и семинары. Эта стратегия, сочетающая в себе информационно-пропагандистскую деятельность, образование, исследования и публикацию в основных средствах массовой информации или в Интернете, постепенно принималась китайским руководством, поскольку многие дела были выиграны, а жертвы дискриминации получили компенсацию.Эти случаи RIL с гепатитом B также оказали прямое влияние на законодательный процесс с (1) принятием Закона о защите занятости в 2007 году; и (2) принятие постановления Министерства здравоохранения, кадров и социального обеспечения в 2010 году, требующего исключения тестирования на гепатит B из списка обязательных мер, которые необходимо предпринять при найме государственных служащих.

Можем ли мы, однако, обобщить этот положительный опыт в отношении сегодняшнего возмутительного подавления той же самой НПО Yirenping и принятия ряда новых реакционных мер политики Footnote 30 ?! Действительно, китайский RIL иллюстрирует, а также ставит под сомнение возможность защиты в судебном порядке социально-экономических прав в авторитарном режиме и, в свою очередь, ставит под сомнение истинные намерения, стоящие за правовыми реформами Китая, и реальную заинтересованность китайского руководства в построении «государства, управляемого законом». Footnote 31 В отсутствие подлинного верховенства закона и независимой судебной системы эти коллективные победы, сколь бы многообещающими они ни были, не могут систематически трансформироваться в более широкую реализацию прав. Таким образом, возможность защиты прав в судебном порядке может узаконить данный режим на конкретный момент в большей степени, чем он поддерживает реализацию прав.

Психиатрические доказательства последнего вопроса

Реферат

Федеральное правило доказывания 704 (b) не позволяет психиатрам и другим экспертам-свидетелям в федеральных уголовных процессах давать показания о том, было ли у подсудимого психическое состояние или состояние, включающее либо элемент преступления, либо элемент защиты.В этом документе описываются истоки Правила и его развитие в судебной сфере. Правило является исключением из тенденции 20-го века, когда свидетелям все чаще разрешается обращаться к основному вопросу. Он применялся непоследовательно, подвергался критике в апелляционных решениях и породил своеобразное юридическое определение термина «полезный». Попытки обойти его включали в себя приглашение присяжных сделать выводы, изобретение гипотетических дел, имитирующих дело, рассматриваемое в суде, и получение свидетельских показаний экспертов о том, что «возможно» или «вероятно».Суды постановили, что прозрачность причин заключения эксперта может минимизировать ущерб, нанесенный окончательными показаниями по делу.

Федеральные правила доказывания были введены в 1975 году. В своей первоначальной форме они предусматривали признание заключения эксперта по вопросу, рассматриваемому в суде. Они сделали это, несмотря на давнюю обеспокоенность тем, что такие «доказательства по основному вопросу» вторгаются в сферу деятельности присяжных и приводят к путанице, когда эксперты расходятся во мнениях.После того, как правила были введены, эти опасения сфокусировались на громких делах, в которых были заслушаны показания экспертов. Правило 704 (b) было добавлено в 1984 году после оправдания Джона Хинкли. Он предусматривает, что: Ни один свидетель-эксперт, дающий показания относительно психического состояния или состояния обвиняемого по уголовному делу, не может высказать мнение или сделать вывод о том, имел или не имел подсудимый психическое состояние или состояние, составляющие элемент обвиняемое преступление или защита по нему. Такие окончательные вопросы касаются только исследователя фактов [см.1, стр. 14].

Правило не ограничивается психиатрическими доказательствами. 2 , 3 Заявление было применено к сотрудникам милиции, свидетельствовавшим о том, что поведение обвиняемого указывало на то, что он намеревался распространять наркотики. 4 Окружной суд США охарактеризовал Правило 704 (b) как единственное законодательно установленное ограничение на проникновение экспертных заключений в компетенцию присяжных. 5

В Федеральных правилах не указывается, что считается «основной проблемой». Однако прецедентное право до и после введения Правил предполагает, что когда свидетель использует те же слова, которые будут представлены присяжным, черта пересечена.Таким образом, когда речь шла о «полной постоянной инвалидности» истца, Верховный суд США постановил, что было ошибкой разрешить врачам использовать этот термин для описания его состояния. 6 Когда в обвинении описывалась «умышленная» попытка «уклонения» от уплаты налогов, свидетельские показания психиатра о том, были ли действия обвиняемого умышленными или равносильными уклонению, были исключены. 7 По крайней мере, для психиатров, участвующих в судебных процессах по невменяемости, ответ кажется ясным. До принятия Закона 1984 года о реформе защиты от невменяемости окончательный вопрос, когда обвиняемый заявлял о невменяемости в федеральном суде, заключался в том, не хватало ли ему «существенной способности либо оценить противоправность своего поведения, либо привести свое поведение в соответствие с требованиями закона» ( Ref.8, с. 265). С момента принятия Закона это было связано с тем, «понимал ли он характер и качество или противоправность своих действий» (ссылка 9, стр. 134).

Прецедентное право и законодательная история Правил также показывают, что в менее ясных случаях «окончательный» статус вопроса зависит от того, кто имеет право решать его. Апелляционный суд США 8-го округа исключил показания психолога о достоверности показаний свидетелей обвинения, поскольку они составляли «окончательное мнение». Под этим 8-м округом понималось мнение, которое могло быть правильно выражено только жюри. 10 В отчете Палаты представителей, вводящем Правило 704 (b), основной вопрос в гражданском судебном разбирательстве заключается в том, является ли данное лицо настолько опасным, чтобы требовать принятия на себя обязательств. 11 Авторы отчета пришли к выводу, что у экспертов не было навыков или полномочий для решения такого вопроса. Они отметили, что для принятия решения о том, следует ли кого-то совершить, необходимо взвесить безопасность общества и свободу личности. Ни один эксперт не был квалифицирован или не мог быть должным образом уполномочен делать это.

Допустимость также регулируется другими федеральными правилами. Правило 403 исключает несправедливые, наносящие ущерб или вводящие в заблуждение доказательства. Правило 701 ограничивает допустимые мнения и выводы теми, которые являются «полезными» и «рационально основанными». Правило 702 исключает экспертов из обычного требования о том, чтобы свидетели были осведомлены не понаслышке. Это правило заменило правило общего права, согласно которому допустимость свидетельских показаний экспертов зависит от степени признания соответствующего свода знаний 12 , и в 2000 году в него были внесены поправки после решений Верховного суда в Daubert 13 и Kumho . 14 Правило включает оговорку, аналогичную той, которая содержится в Правиле 701, — мнение эксперта должно «помогать исследователю фактов». Эта квалификация предполагает исключение доказательств, которые усложнили бы задачу присяжных 15 или которые сводятся к не более чем здравому смыслу. 16 , 17 Это не помешало заслушать доказательства по окончательному вопросу. 18 Подраздел (a) Правила 704, в отличие от подраздела, который следует за ним, предусматривает, что «свидетельские показания в форме мнения или вывода, допустимые иным образом, не вызывают возражений, потому что они охватывают окончательный вопрос, который должен быть решен лицом, проводящим судебное разбирательство. факт »(см.1, стр.14).

Правило 704 (b), таким образом, отличается от других Федеральных правил доказывания в выделении доказательств психического состояния для исключения и в указании конкретных обстоятельств, при которых это исключение будет применяться. В этой статье описывается происхождение и развитие правила 704 (b), а затем рассматривается прецедентное право, регулирующее применение правила.

Федеральное правило 704

Юриспруденциальное происхождение

«Принцип свидетельского знания», согласно которому свидетель должен говорить как «знающий», а не как «угадывающий», по-видимому, впервые появился в английском общем праве в 1700-х годах. 19 Одним из следствий этого явилось то, что мнения свидетелей, в отличие от воспоминаний, стали рассматриваться как в целом недопустимые. В то же время представление присяжным свидетелей доказательств должно было заменить два способа, с помощью которых суды ранее использовали профессиональную и иную экспертизу. Первое из них потребовало создания специального жюри. Мэр Лондона 14-го века созывал присяжных торговцев для урегулирования торговых споров, и, похоже, специальные присяжные продолжали использоваться таким образом в Англии, по крайней мере, до 17-го века.Второй случай произошел, когда суд вызвал экспертов для непосредственного консультирования по вопросам фактов, в которых ему не хватало знаний. 20

Таким образом, заключение эксперта должно было впервые быть представлено непрофессиональным присяжным и быть доступным для перекрестного допроса. Изменение не произошло без критики. Судья Learned Hand утверждал, что это привело к тому, что эксперт занял место присяжных, если они поверили эксперту. Судья Хэнд утверждал, что два практических следствия заключаются в том, что эксперт неизбежно становится поборником одной стороны и что, когда эксперты расходятся во мнениях, присяжные приходят в замешательство, поскольку не имеют возможности решить, какому эксперту верить.Жюри, которое могло решить это, в первую очередь не потребовало бы экспертных заключений. 20 Судья Хэнд предпочел трибунал экспертов, который заслушивал бы показания экспертов (и заслушал бы их перекрестный допрос), прежде чем давать единственное заключение суду. Затем жюри могло принять или отклонить это.

Эксперты были не единственными людьми в XIX веке, дававшими показания относительно вменяемости обвиняемого. Принцип дачи свидетельских показаний, по-видимому, не препятствовал допущению мнений непрофессиональных свидетелей при условии, что свидетель наблюдал за поведением обвиняемого. 21 Внешний вид и поведение Джозайи Пайка до убийства Томаса Брауна привели очевидцев к выводу, что он сошел с ума. Эти мнения были исключены в суде. При апелляции судья Доу заметил: Мнения, как и другие свидетельские показания, компетентны в отношении класса дел, в которых они являются лучшим доказательством, например, когда простое описание без мнения, как правило, дает очень несовершенное представление о силе, значении и неотъемлемые доказательства описанных вещей. Как и другие свидетельские показания, мнения некомпетентны в том классе дел, в которых они не являются лучшим доказательством, например, когда они основаны на слухах или на доказательствах, на основании которых присяжные могут составить мнение, а также свидетель [см.22, стр. 423].

Мнения давались постоянно, заключил судья Доу. Без них дело не могло быть рассмотрено.

Решения девятнадцатого века, защищающие использование экспертных заключений, указали также на дополнительные факты, о которых эксперты могли знать: Факты доказаны, люди, квалифицированные в таких вопросах, могут быть допущены для доказательства существования других более общих фактов или законов природы … Чтобы дать возможность жюри сделать вывод для себя.Таким образом, было доказано существование определенных проявлений в мертвом теле, и химик свидетельствует, что такие проявления неизменно или обычно указывают на действие какого-либо мощного химического агента [см. 23, с. 674–5].

Свидетельство эксперта должно было быть допущено, когда присяжные были «некомпетентны, чтобы сделать выводы о вероятном существовании фактов, подлежащих установлению, без помощи более высокого уровня, чем их собственные» (ссылка 23, стр. 674–5). Однако апелляционные дела девятнадцатого и двадцатого веков также указывают на то, что там, где присяжным не было предоставлено «делать выводы для себя», свидетельства экспертов по окончательному вопросу должны были быть исключены.Основанием для этого исключения было то, что такие доказательства представляли собой «вторжение в провинцию» (ссылка 24, стр. 71) присяжных и «узурпировали» их функции. 25

Этого мнения могли придерживаться судьи апелляционной инстанции больше, чем суды первой инстанции. Случаи девятнадцатого века также показывают, что, по крайней мере, когда речь идет о правовой компетенции составить завещание, мнения по окончательному вопросу регулярно запрашивались без возражений. 26 Суд в деле Sessa позже утверждал, что принцип исключения экспертных показаний, относящихся к окончательному вопросу, не дал присяжным достаточного доверия: переходит к «самому вопросу, стоящему перед жюри».Жюри не теряет своей способности критически оценивать мнение эксперта просто потому, что это мнение затрагивает «окончательный» вопрос [см. 5, с. 1067].

Судебная конференция, разрабатывающая Федеральные правила доказывания 27 , смогла указать на несколько дел, в которых были приняты показания, имеющие отношение к окончательному вопросу 28 , 29 , а также на выводы юридических текстов, согласно которым исключение таких доказательств было неправомерным. ограничительный. 19 , 30

В заявлении, которое повторяет пропаганду судьи Доу в 19 веке о «наилучших доказательствах» в качестве надлежащего критерия приемлемости, Судебная конференция пришла к выводу, что мнения, как непрофессиональных, так и экспертных, должны приниматься, когда они могут быть полезны для установщика фактов. .Признавая, что это, возможно, уже является нормальной практикой во многих судах, конференция пояснила, что первоначальное Правило 704 было составлено, чтобы «сделать этот подход полностью эффективным и развеять любые сомнения по этому поводу» (ссылка 27, стр. 91). То же самое упоминается в аннотации консультативного комитета к окончательной версии Правила 704. В окончательной версии говорилось: «Свидетельские показания в форме мнения или заключения, допустимые иным образом, не вызывают возражений, потому что они охватывают окончательный вопрос, который должен быть решен лицом, проводящим судебное разбирательство. факт »(см.31, стр. 53). Федеральные правила были приняты в январе 1975 года и вступили в силу в июле того же года.

Правило 704 (b): Психиатрическое исключение

Психиатрические доказательства по основному вопросу вызвали особую озабоченность, однако, возможно, из-за их вклада в оправдание с помощью защиты по невменяемости людей, которые признались в совершении действий, которые в остальном были незаконными. В 1967 году Окружной округ округа Колумбия постановил, что, когда подсудимый заявляет о невменяемости: [T], здесь нет оснований для разрешения психиатрам давать показания по окончательному вопросу.Психиатры должны объяснить, как болезнь или дефект обвиняемого связаны с его предполагаемым правонарушением, то есть как развитие, адаптация и функционирование поведенческих процессов обвиняемого могли повлиять на его поведение [см. 32, стр. 456].

Подраздел 704 (b) восстановил запрет на участие свидетелей в обсуждении окончательного вопроса, когда их показания касались психического состояния подсудимого. Он вступил в силу в октябре 1984 года как часть Закона о всеобъемлющем борьбе с преступностью.Закон был принят сразу после убийства президента Рейгана, хотя нападения на защиту безумия предшествовали возмущению, которое последовало за оправданием Джона Хинкли. 33 Две взаимосвязанные проблемы, похоже, способствовали изменению Правил.

Первый отозвался о страхе, выраженном в суждениях XIX и XX веков, что роли жюри и эксперта не должны пересекаться. В отчете Палаты представителей отмечается: Хотя медицинские и психологические знания свидетелей-экспертов вполне могут предоставить данные, которые помогут присяжным в определении наличия защиты, нельзя сказать, что ни один человек обладает опытом в отношении вынесенного юридического и морального решения.Таким образом, что касается конечного вопроса, психиатр, психолог или другой подобный эксперт не более квалифицирован, чем непрофессионал [см. 11, стр. 16].

Исправленное правило было признано необходимым для обеспечения того, чтобы присяжные не «принимали на веру» мнения экспертов 34 и вместо этого решали для себя, является ли обвиняемый вменяемым с юридической точки зрения. 35 , 36

Это разделение ролей частично поддерживалось судебным развитием принципа оказания помощи, на который ссылался судья Доу и который был четко обозначен в обсуждениях Судейской конференции.Когда апелляционные суды описывают показания по окончательному вопросу как бесполезные 37 , они обычно не означают, что они бесполезны в глазах присяжных. В случае безумия, например, один суд отметил: Доказательство, которое, скорее всего, будет наиболее полезным для присяжных по вопросу о вменяемости, — это мнение эксперта о том, знал ли обвиняемый, что он или она делал, и действительно ли это. был неправ [Ref. 35, стр. 1249].

Суд, тем не менее, счел показания эксперта защиты недопустимыми.Вместо этого «полезный» означает помощь присяжным в правильном вынесении вердикта. Правильно вынесенный вердикт — это не тот вердикт, который был вынесен после того, как эксперты высказали свое мнение по вопросу, относящемуся к компетенции жюри. Это касается даже свидетельских показаний по вопросам, не зависящим от знаний или опыта большинства присяжных, таких как достоверность утверждений детей о сексуальном насилии. 10

Второе опасение повторило высказанное судьей Ученой рукой мнение о том, что присяжные будут сбиты с толку относительно того, как действовать, если эксперты не согласятся.В отчете Сената по Правилу 704 (b) поясняется, что одной из целей изменения Правил было предотвратить «зрелище» свидетелей-экспертов, свидетельствующих о прямо противоположных выводах. 38 С тех пор суды также постановили, что Федеральное правило было разработано для предотвращения «путаницы и нелогичности» перевода медицинских концепций, на которые опираются психиатры и другие эксперты в области психического здоровья, в юридические заключения (ссылка 39, стр. 1241). . Хотя Конгресс и суды пришли к тому же выводу, что и «Рука правосудия», их аргументам, похоже, не хватает силы, порожденной его прагматизмом.Не говоря уже о «зрелищности» или «нелогичности», судья подчеркнул, что неспециализированное жюри, сталкивающееся с двумя мнениями, не будет иметь адекватных средств выбора между ними.

Границы психиатрического исключения

В отчете Сената, вводящем Правило 704 (b), предлагалось, чтобы экспертам по-прежнему было разрешено давать показания относительно наличия или отсутствия других юридических понятий, таких как психическое заболевание или психический дефект. Эта рекомендация, по-видимому, основана на предположении, что эти термины широко использовались в медицине: Согласно этому предложению, показания экспертов-психиатров будут ограничены представлением и объяснением их диагнозов, например, наличие у обвиняемого тяжелого психического заболевания или дефекта и каковы могли быть характеристики такого заболевания или дефекта, если таковые имеются [См.38, стр. 3412].

На момент написания отчета окружной суд США уже отметил, что наличие категории DSM не указывает с юридической точки зрения на наличие психического заболевания. 40 Сенат, тем не менее, добавил, что «психическое заболевание или дефект» имеет клиническое значение, о котором эксперты могут значимо свидетельствовать.

Отчет Дома занял иную позицию. Обсуждая достоинства одной, впоследствии отвергнутой, альтернативы фразе «психическое расстройство или дефект», Комитет обозначил преимущества использования немедицинских терминов: Это согласуется с выводом Комитета о том, что защита в связи с невменяемостью должна основываться на юридических, а не на медицинских принципах. , концепции.Язык Комитета не является техническим…. Использование медицинского определения «психического заболевания или дефекта» предоставило бы медикам возможность контролировать, кто имеет право на защиту безумия [см. 11, стр. 13].

В окончательной версии Федеральных правил доказывания 31 ничего не говорилось о том, было ли наличие или отсутствие психического расстройства или дефекта решающим вопросом для присяжных.

В 1999 году, однако, 5-й окружной апелляционный суд постановил, что психиатрические показания о наличии или отсутствии психического заболевания или дефекта должны быть приняты.Суд не упомянул расхождения между отчетами Сената и Палаты представителей. Отвергая аргумент защиты о двух основных проблемах («тяжелое психическое заболевание» и «неспособность ценить»), она, вместо этого, опиралась на формулировку самого Правила. Он постановил, что для целей защиты о невменяемости: Психическое состояние или состояние, которое составляет элемент защиты, представляет собой неспособность оценить проступок. Требование «тяжелого психического заболевания» подчинено этому общему элементу и не должно рассматриваться как тема, запрещенная Правилом 704 (b) [См.41, с. 400].

Другие суды также разрешили психиатрам решать, имеет ли обвиняемый, ссылающийся на невменяемость, психическое заболевание или дефект, не предлагая аналогичного явного обоснования. 42

Поскольку Правило 704 (b) описывает два обстоятельства, при которых доказательство не допускается, когда эти доказательства относятся к «элементу обвиняемого преступления» или «защите от него» (ссылка 1, стр. 14), суды иногда постановляли, что одно и то же доказательство отвечает критериям исключения в одном из этих обстоятельств, но не в другом. 43 Таким образом, мнение психиатра о том, способен ли обвиняемый в вооруженном ограблении соответствовать своему поведению в соответствии с законом (и, следовательно, «вменяемым с юридической точки зрения»), было приемлемым, если обвиняемый не ссылался на невменяемость и вместо этого стремился показать, что у него не было необходимых намерение. Заключение эксперта о том, что обвиняемый знал, что он делал неправильно — неприемлемо, если он ссылается на невменяемость, — также приемлемо в вопросе о намерениях. 44

Юридическая интерпретация правила 704 (b)

Прецедентное право предполагает, что суды обычно пытались толковать Правило 704 (b) таким образом, чтобы доказательства были приняты, политика, которая согласуется с их подходом к другим доказательствам, ведущим к безумию. 36 Таким образом, когда речь шла о намерении подсудимого, только явное использование экспертом слова «преднамеренный» подразумевало Правило 704 (b) 45 , а когда подсудимый заявлял о невменяемости, даже использование психиатром слова «безумный» должно было следует понимать только как диагноз состояния пациента. 46 Если доказательства были допущены к рассмотрению неправильно, апелляционные суды признали ошибку исправленной инструкцией для присяжных. 41 Применяя Правило 704 (b), суды также вынесли решения по нескольким методам, с помощью которых адвокаты пытались представить неопровержимые доказательства, подтверждающие дела своих клиентов.

Выводы

Когда эксперт избегает выражения мнения по основному вопросу, присяжные, тем не менее, могут сделать вывод из показаний эксперта, каково это мнение. Из решений апелляционной инстанции трудно определить момент, когда вывод становится настолько очевидным, что свидетельские показания будут последовательно исключаться. Правило 704 (b) призвано исключить доказательства, из которых «обязательно следует» вывод по окончательному вопросу (см.3, с. 1037). Например, свидетельские показания о том, что обвиняемый «был хорошо осведомлен», были настолько близки к уголовному требованию в отношении «осведомленности или умышленности», что их следовало исключить. 47 Другие суды предостерегали от подобных попыток подорвать правило, используя «семантический камуфляж» (ссылка 15, стр. 1165).

Другие суды решили подчеркнуть, что запрет Правилом 704 (b) применяется только к «окончательному выводу» (ссылка 34, стр. 332; ссылка 48), однако, и заявили 45 или подразумеваемые 49 , 50 , что эксперт может даже предположить, каким может быть этот вывод.Показания эксперта также принимаются, когда они ставят под сомнение безопасность других выводов, которые может сделать жюри. В деле США против Чилдресса Окружной округ Колумбия пришел к выводу, что психиатрические доказательства должны быть приняты, потому что, хотя в противном случае было бы безопасно предположить из поведения обвиняемого, что он понимал достаточно, чтобы быть виновным, умственная отсталость Чилдресса означала, что это в его случае это может быть небезопасно. 51

Гипотетика: отслеживание фактов по делу

Как следует из подхода судов к умозаключениям, вопросы адвоката, в которых спрашивается мнение эксперта о гипотетическом человеке в позиции ответчика, становятся недопустимыми, когда ответы эксперта приводят к «необходимому выводу» (см.9, p 134) относительно того, имел ли ответчик требуемое намерение. 2 Мнение психолога о том, что кто-то с историей болезни, идентичной истории болезни обвиняемого, сможет оценить характер и качество или противоправность своего поведения, было таким образом исключено на том основании, что это было «средством обойти четкий мандат Правила 704 (b) »(см. 52, стр. 1223). Психологические доказательства, касающиеся гипотетического человека с таким же психическим состоянием, что и обвиняемый, который выпил столько пива, которое он выпил в указанную ночь, тем не менее были допустимы, при условии, что они были ограничены тем, имел ли ответчик возможность сформировать необходимое намерение. 53

Фактическая невозможность

Вопросы к свидетелям-экспертам, сформулированные в форме «Возможно ли, что, учитывая его психическое состояние, подсудимый мог сформировать необходимое намерение?» представляют особую проблему для судов. Отрицательный ответ решает главную проблему. Однако утвердительный ответ просто оставляет открытым вопрос о том, присутствовало ли необходимое намерение. Решая, является ли такой вопрос допустимым, некоторые суды руководствовались ответом эксперта.Так, в деле Esch , 54 , когда психолог дал показания о том, что зависимая личность обвиняемого помешала бы ей сформировать умысел, необходимый для осуждения, 10-й окружной апелляционный суд объявил показания неприемлемыми.

Остальные суды признали вопрос неприемлемым без ссылки на ответ эксперта. В деле Hillsberg вопрос к психиатру о том, обладал ли обвиняемый способностью формировать необходимое намерение, был исключен, поскольку отрицательный ответ будет «решающим в отношении вопроса о намерении» (Ref.34, стр. 332). Совпадение в West , в котором говорилось о «пагубных последствиях» Правила 704 (b), предполагало, что психиатра можно было спросить: «Означает ли обнаружение того, что человек страдает шизоаффективным расстройством само по себе, что человек не может оценить противоправность своих действий? » (Ссылка 35, стр. 1251). В этом вопросе, как утверждали участники встречи, не было того, что ответчик на самом деле знал или имел в виду. Однако похоже, что он все равно был бы исключен судом по делу Hillsberg , потому что утвердительный ответ разрешил бы окончательный вопрос.

Заявления о вероятности

Ответчик по делу Беннет был обвинен в мошенничестве с банками и почтой в связи с работой схемы Понци, в которой средства, полученные от инвесторов в качестве благотворительных пожертвований, использовались для других целей. Апелляционный суд исключил показания психиатров и других экспертов о том, что психическое состояние обвиняемого «препятствовало» формированию у него намерения обмана, а также аналогичные доказательства того, что его психическое состояние делало «маловероятным» или «весьма маловероятным», что он мог это сделать. 55

Когда обвиняемый пытался доказать, что он стал жертвой провокации со стороны полиции, психиатрическое освидетельствование позволяло разрешить вопрос о том, сделало ли психическое состояние обвиняемого более восприимчивым к уговорам, чем обычный человек, но не было ли на самом деле побуждено полиция действовать так же, как он. 56 Психиатрические показания также разрешены по вопросу о том, может ли чье-то психическое заболевание или дефект «повлиять» на способность человека ценить свои действия, поскольку оставался на усмотрение присяжных вопрос о том, достаточно ли этого, чтобы лишить его возможности ценить их. . 42

Из этого следует, что часто допускаются также утверждения, относящиеся не более чем к разумной вероятности, например, что конкретная характеристика «согласуется с» конкретным выводом по окончательной проблеме. Таким образом, доказательства, предоставленные детективом по борьбе с наркотиками, о том, что количество и характер кокаина, обнаруженного у обвиняемого, «соответствовали распределению», были допустимы (ссылка 4, стр. 216), как и свидетельство психиатра о том, что поведение обвиняемого больной шизофренией «соответствовал» его знанию того, что он делал неправильно. 57

Источники информации

Хотя Правило 704 (b) применяется к любым экспертным показаниям, связанным с психическим состоянием обвиняемого, некоторые суды проводят различие между источниками доказательств при принятии решения о их допустимости. В деле Lipscomb, Апелляционный суд 7-го округа постановил, что доказательства сотрудников полиции о том, что кокаин, обнаруженный у ответчика, предназначается для распространения, могут быть приняты при условии, что присяжные были проинструктированы, или они были разъяснены в ходе рассмотрения дела. полицейским, что доказательства были «основаны на знании экспертом общепринятой уголовной практики, а не на каких-то специальных знаниях психических процессов подсудимого» (Ref.58, стр. 1241).

Заключение

Вне зала суда психиатров часто поощряют решать самые важные вопросы, и в определенных обстоятельствах они уполномочены на это по закону. Таким образом, Раздел 18 Кодекса Соединенных Штатов гласит, в разделе 4247, «психиатрический… отчет, заказанный [судом]… должен включать… мнения эксперта относительно… был ли [обвиняемый] невменяемым на момент предъявления обвинения в правонарушении. »(Ссылка 59). Во многих штатах есть законы о гражданском обязательстве, которые предусматривают принятие решения профессионалами в ожидании судебного рассмотрения — и это несмотря на постановление Палаты представителей об обратном (см.11, стр.16). Решение по окончательному вопросу в этих случаях фактически «делегировано» профессионалам, по крайней мере, в краткосрочной перспективе.

Апелляционные суды сами указали на несоответствия в применении Правила 704 (b). 48 , 60 Некоторые зашли так далеко, что поставили под сомнение мудрость правила, утверждая, что его дух противоречит принципу, согласно которому полезность является первым критерием, определяющим допустимость экспертных заключений.Когда обвиняемый заявляет о невменяемости в федеральной системе, Седьмой округ заявил, что доказательством, которое больше всего помогает присяжным, является мнение эксперта о том, знал ли обвиняемый, что он делал, и знал ли он, что это было неправильно (ссылка 35, стр. 1249).

Разработка правила, однако, отражает давнюю и широко распространенную озабоченность тем, что показания психиатра с большей вероятностью, чем другие доказательства, вторгнутся в сферу деятельности присяжных. 61 Это беспокойство, в свою очередь, похоже, отражает два связанных и повторяющихся аргумента: есть некоторые решения, которые должны сделать не только присяжные, но и которые должны сделать присяжные, используя только те ресурсы, которые непрофессионал приносит в зал суда. 62 и что спор между экспертами порождает бесполезное и неприемлемое юридическое зрелище.Второй из этих аргументов, по-видимому, затемняет более ранний и более веский аргумент, что даже с учетом перекрестного допроса присяжные часто не имеют ресурсов для правильного выбора между различными мнениями экспертов.

Рассмотренные здесь дела не предполагают, что решения апелляций относительно допустимости психиатрических доказательств в федеральных судебных процессах становятся более последовательными. В той степени, в которой границы допущения остаются неясными, экспертам, адвокатам и отдельным судам остается решать, насколько точно и каким образом экспертные показания будут допущены к рассмотрению окончательного вопроса.Решения психиатров будут частично определяться их собственными моральными и этическими позициями относительно того, что входит, а что нет, в их области знаний.

Наиболее частый совет психиатрам заключался в том, что решение по основному вопросу обычно требует применения моральных ценностей и, следовательно, должно быть оставлено на усмотрение присяжных. 63 67 Некоторые авторы юристов отделили ту часть Правила 704 (b), которая применяется к «элементу обвиняемого преступления», от части, которая применяется к защите по уголовным делам, утверждая, что свидетельские показания должны быть разрешены для первого но не последнее. 68 Американская психиатрическая ассоциация не выпустила руководящих принципов, но предположила, что разумнее всего, чтобы психиатры давали показания, используя медицинский, а не юридический язык. 69 В дискуссии не участвует какая-либо защита, теоретическая и практическая, со стороны психиатров и других свидетелей-экспертов, дающих показания по основному вопросу.

Какую форму мог бы принять такой аргумент? Во-первых, он мог бы попытаться защитить психиатрические доказательства, ведущие к окончательной проблеме, только тогда, когда были предприняты дополнительные шаги для проверки достоверности свидетелей-экспертов.Одним из таких шагов может быть назначение эксперта судьи для оказания помощи суду. Во-вторых, это может указывать на тот факт, что средства защиты психического состояния используются настолько редко, что многие суды и адвокаты мало разбираются в них. Сторонник Правила 704 (b) может затем ответить, что это последнее соображение, которое ограничивает возможности судов по контролю экспертных доказательств и перекрестному допросу для проверки этих доказательств, усиливает аргументы в пользу законодательного регулирования. Апелляционные дела демонстрируют, что окончательные доказательства, прямые и косвенные, часто принимаются во внимание.Это может свидетельствовать о том, что некоторые суды сочли его более полезным, чем признали теоретики.

Те, кого привлекают в качестве свидетелей-экспертов, могут также отметить, что большую часть ущерба, который суды определяют как проистекающий из доказательств, касающихся окончательной проблемы, можно было бы избежать, если бы доказательства были предоставлены с большей прозрачностью. Отметив, что непрофессиональные свидетели высказали свое мнение относительно «здоровья» раба, что является основным вопросом для суда, судья Южной Каролины в Seibles постановил, что: … [I] если они остановились на этом, такие показания должны были быть отвергнутым; но [свидетели] продолжают подкреплять свое мнение фактами, показывающими для них некоторую основу, и, следовательно, они были допустимы и должны были быть сопоставлены с фактами присяжными [Ref.70, стр. 57].

В постановлениях двадцатого века о допустимости медицинских и других экспертных заключений аналогичным образом подчеркивалась необходимость того, чтобы присяжные видели, как эксперт пришел к своему мнению. 62 , 71 Психиатрические и психологические комментаторы заняли ту же позицию. 69 , 72

В некоторых судебных решениях XIX века была другая точка зрения, согласно которой приемлемость была приоритетным вопросом, не сводимым к тому, будут ли доказательства прозрачными. 21 Но суд в Seibles имел прецедент 18 века. Когда лорд Феррерс признался в безумии, он представлял себя на суде в Палате лордов. Он спросил доктора Монро, считает ли доктор его сумасшедшим. Возражение Короны по этому вопросу было поддержано, поскольку оно «спрашивает [редактировал] мнение врача о результатах доказательств». Феррерсу сказали, что его вопрос будет приемлемым, однако, если будут объяснены факты, на которых основывалось мнение врача (см.73, стр.943). Похоже, это принесло Ферреру мало пользы. Хотя ему удалось убедить врача в том, что он сумасшедший, Палата лордов предпочла свое собственное мнение и признала его виновным в убийстве.

  • Американская академия психиатрии и права

Ссылки

  1. Федеральное правило доказывания 704 (b), 2004

  2. U.S. v. Boyd, 55 F.3d 667, 671 (D.C. Cir.1995)

  3. США против Моралеса, 108 F.3d 1031 (9-й округ 1997 г.)

  4. США против Валле, 72 F.3d 210 (1-й округ 1995 г.)

  5. США против Сессы, 806 F.Supp. 1063, 1067 (E.D.N.Y.1992)

  6. США против Сполдинга, 293 U.S. 498, 506 (1935)

  7. U.S. v. Felak, 831 F.2d 794 (8-й округ 1987 г.)

  8. США против Эдвардса, 819 F.2d 262, 265 (11-й округ 1987 г.)

  9. США против Левина, 80 F.3d 129, 134 (5-й округ 1996 г.)

  10. U.S. v. Rouse, 111 F.3d 561, 571 (8-й округ 1997 г.)

  11. HR Rep. No. 577, 98th Cong. 1-я сессия. 2, 16 (1983)

  12. Frye v.США, 293 F. 1013 (округ Колумбия, 1923 г.)

  13. Дауберт против Merrell Dow Pharmaceuticals, Inc., 509 U.S. 579 (1993)

  14. Kumho Tire Co., Ltd. против Кармайкла, 526 U.S. 137 (1999)

  15. США против ДиДоменико, 985 F.2d 1159, 1163 (2-й округ 1993 г.)

  16. Вашингтон против Шрайвера, 90 F.Доп. 2d 384, 389 (S.D.N.Y.2000)

  17. США против Аренала, 768 F.2d 263, 269 (1985)

  18. США против Ангиуло, 897 F.2d 1169, 1189 (1-й округ 1990 г.)

  19. Wigmore J: Трактат о системе доказывания в судебных процессах по общему праву (том 3). Бостон: Little, Brown & Company, 1904

  20. Hand L: Исторические и практические соображения относительно показаний экспертов.Harv Law Rev 15: 40–58, 1901–2

  21. Браун против Содружества, 77 Ky. 398, 406 (Ky. 1878)

  22. Стейт против Пайка, 49 N.H. 399, 423 (N.H. 1870)

  23. Мэр против Пенца, 24 Wend. 668, 674–5 (Нью-Йорк 1840)

  24. De Groot v. Winter et al., 247 N.W. 69, 71 (Мичиган, 1933)

  25. Chicago and Alton Railroad Company et al.против Спрингфилда и Северо-западной железнодорожной компании, 67 Илл. 142, 145 (Иллинойс 1873)

  26. Райт против Татхама, 5 кл. и F. 670, 690–1, 7 E.R. 559, 566 (1838)

  27. Судебная конференция Соединенных Штатов: Комитет по правилам практики и процедуре. Пересмотренный проект предлагаемых правил доказывания для судов и магистратов Соединенных Штатов. Сент-Пол, Миннесота: West Publishing Co., 1971, стр. 91

  28. Люди v.Уилсон, 153 P.2d 720, 725 (1944)

  29. Clifford-Jacobs Forging Co. против Industrial Comm. и др., 166 N.E.2d 582 (Ill. 1960)

  30. Strong E: McCormick on Evidence (ed 5). Сент-Пол, Миннесота: West Group, 1999, стр. 53

  31. Федеральный судебный центр: Федеральные правила доказывания с аннотацией. Нью-Йорк: Мэтью Бендер, 1975, стр. 102

    .
  32. Вашингтон против.США, 390 F.2d 444, 456 (округ Колумбия, 1967)

  33. Американская психиатрическая ассоциация: Заявление о защите от невменяемости, в проблемах судебной психиатрии. Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, 1984, стр. 1-26

  34. США против Хиллсберга, 812 F.2d 328, 332 (7-й округ 1987)

  35. U.S. v. West, 962 F.2d 1243, 1247 (7-й округ)1992)

  36. США против Александра, 805 F.2d 1458, 1463 (11-й округ 1986)

  37. США против Гипсона, 862 F.2d 714, 716 (8-й округ 1988 г.)

  38. 1984 U.S.C.C.A.N. 3182, 3412

  39. США против Липскомба, 14 F.3d 1236, 1241 (7-й округ 1994)

  40. U.S. v. Torniero, 570 F.Supp. 721, 733 сл. 24 (D. Conn. 1983)

  41. США против Диксона, 185 F.3d 393, 400 (5-й округ 1999 г.)

  42. США против Кристиансена, 901 F.2d 1463 (8-й округ 1990)

  43. U.S. v. Gold, 661 F.Supp. 1127, 1132 (округ Колумбия, 1987 г.)

  44. U.S. v. Cox, 826 F.2d 1518, 1524–5 (6th Cir.1987)

  45. США против Брауна, 7 F.3d 648, 653 (7-й округ 1993)

  46. США против Остина, 981 F.2d 1163, 1164 (10-й округ 1992 г.)

  47. США против Виндфельдера, 790 F.2d 576 (7-й округ 1986)

  48. США против Данна, 846 F.2d 761–2 (округ Колумбия, 1988 г.)

  49. U.С. против Ричарда, 969 F.2d 849, 854–5 (10-й округ, 1992 г.)

  50. США против Альвареса, 837 F.2d 1024, 1031 (11-й округ 1988 г.)

  51. U.S. v. Childress, 58 F.3d 693, 728–9 (D.C. Cir. 1995)

  52. США против Мэнли, 893 F.2d 1221, 1223 (11-й округ 1990 г.)

  53. США против Саламанки, 990 F.2d 629 (округ Колумбия, 1993 г.)

  54. США против Эша 832 F.2d 531 (10-й округ 1987 г.)

  55. США против Беннета, 161 F.3d. 171 (3-й округ 1998 г.)

  56. США против Ньюмана, 849 F.2d 156, 164 (5-й округ 1988 г.)

  57. США против Рино, 992 F.2d 739, 743 (7-й округ 1993 г.)

  58. U.S. v. Lipscomb, 14 F.3d 1236, 1242 (7-й округ 1994)

  59. 18 U.S.C. § 4247 (c) (4) (B)

  60. США против Мидера, 914 F.Supp. 656, 659 (D. Me. 1996)

  61. США против Блумберга, 961 F.2d 787 (8-й округ 1992)

  62. State v. Carr, 144 S.E. 698, 700 (Северная Каролина 1928 г.)

  63. Cuozzo L: Правило Мэриленда 5-704 (b): где провести черту для окончательного дачи показаний.Юнив Балтимор Юридический форум 28: 19–28, 1998

  64. Appelbaum P, Gutheil T: Clinical Handbook of Psychiatry and the Law (ed 2). Балтимор: Уильямс и Уилкинс, 1991, стр. 267

  65. Морзе С: Неудачные объяснения и уголовная ответственность: эксперты и бессознательное. Закон Вирджинии, ред. 68: 971–1084, 1982

  66. Мелтон Г., Петрила Дж, Пойтресс Н., Слободин С. Психологические оценки для судов.Нью-Йорк: Guilford Press, 1987, стр. 368–71

  67. Grisso T: Оценка компетенций. Нью-Йорк: Plenum Press, 1986

  68. Бонни Р., Слободин Ц .: Роль специалистов в области психического здоровья в уголовном процессе: аргументы в пользу обоснованных домыслов. Закон Вирджинии Ред. 66: 427–522, 1980

  69. Американская психиатрическая ассоциация: Психиатрия в процессе вынесения приговора, в вопросах судебной психиатрии.Вашингтон, округ Колумбия: American Psychiatric Press, 1984, стр. 181–216

  70. Сейблз против Блэквелла, 1 Макмалл 56, 57 (1840)

  71. США против Симпсона, 7 F.3d 186 (10-й округ 1993 г.)

  72. Hoge S, Grisso T: Точность и показания экспертов. Bull Am Acad Psychiatry Law 20: 67–76, 1992

  73. р.против Феррерса (1760), 19 Howell’s State Trials, 886, 943

Восстание банды Си: фракционная политика в Коммунистической партии Китая

По мере того, как глобальные дебаты о китайской модели, и особенно о ее внутренней политической системе, усиливаются, появляется тенденция рассматривать Коммунистическую партию Китая (КПК) как монолит. Эта статья исправляет такое мнение и утверждает, что любая попытка понять политику элит в Китае требует понимания фракционной динамики внутри партии.В документе описывается эволюция фракционной политики в Китае и показано, как две фракции — Шанхайская банда и Коммунистическая молодежная лига Китая (CCYL) — доминировали в политике страны на протяжении последних трех десятилетий. Подъем президента Си Цзиньпина в последние несколько лет шел параллельно с появлением его собственной новой фракции — теперь доминирующей в партии.


Атрибуция: Шриджан Шукла, «Возвышение банды Си: фракционная политика в Коммунистической партии Китая», ORF Occasional Paper No.300 , февраль 2021 г., Observer Research Foundation.


Введение

Китайская Народная Республика (КНР) за последние пару лет стала все более настойчивой в своей внешней политике. Это привело многих ученых и аналитиков к выводу, что такой сдвиг напрямую коррелирует с консолидацией власти в Пекине президентом Си Цзиньпином и отстранением им давно установленных принципов политического поведения на внутренней арене. [1] Однако, если взглянуть на внутреннюю политику Китая более подробно, такой вывод, хотя и не неверный, основан на нестабильной предпосылке.

Ученые мужи, утверждающие, что новообретенная агрессивная экономическая, военная и дипломатическая внешняя политика Китая является следствием более сильного политического лидера, делают предположение, что на протяжении десятилетий Коммунистическая партия Китая (КПК) и ее руководство были монолитом. В их понимании изменение внешней политики Китая является просто следствием изменения предпочтений внутри КПК. Такое понимание происходит от буквально восприятия идеи централизованного однопартийного государства. Рассмотрение КПК как монолита вводит в заблуждение и препятствует пониманию внутренней политики Китая и динамики фракционной политики внутри нее, которая определяла поведение партии на протяжении последних нескольких десятилетий.

Настоящая статья — попытка исправить такое мнение. В нем представлен обзор фракционной политики в Китае, показывающий различные фазы, начиная с эпохи Мао Цзэдуна и кончая нынешней эпохой Си Цзиньпина. В документе утверждается, что динамика фракционной политики в Китае является эффективным барометром характера политической власти в Пекине в любой момент времени.

Безусловно, ни фракции внутри КПК, ни их исследования не являются новым явлением. «Никакая партия вне партии не отражает имперскую идеологию; «отсутствие фракции внутри партии — это невероятно странное понятие», — сказал Мао на одиннадцатом пленуме 8-го Национального съезда партии, состоявшемся в начале Культурной революции в 1966 году. [2] Следовательно, именно Культурная революция и чистка многих высокопоставленных чиновников КПК в тот период вызвали у ученых интерес к конфликту фракций как к объективу для понимания китайской политики. [3] Хотя изучение китайской фракционной политики не ново, оно в основном ограничивается средствами массовой информации в Гонконге и Тайване, а также некоторыми учеными на Западе. Использование фракционного конфликта и динамики для размышлений о китайской политике остается недостаточно используемым инструментом среди большинства китайских наблюдателей, в том числе в Индии.

В первом разделе этой статьи описывается организационная структура Китая. Во втором разделе рассматривается развитие коллективного лидерства в эпоху Дэна и центральную роль фракций в нем. В третьем разделе представлен обзор Шанхайской банды и Коммунистической лиги молодежи Китая (CCYL), а также того, как они в конечном итоге разработали механизм разделения власти, что привело к институционализации коллективного лидерства.

Четвертый раздел посвящен возникновению новой фракции в китайской политике во главе с Си Цзиньпином — Си Ган.Это показывает, как Си пришел к власти, используя свое членство в Шанхайской банде, но поскольку он концентрировал власть в течение своего первого срока, он использовал ее, чтобы отодвинуть на второй план обе другие фракции. В пятом разделе рассматривается состав фракции Си и то, как Си и его протеже сейчас занимают почти все важные руководящие посты в партии и администрации — как на центральном, так и на провинциальном уровне. Наконец, в шестом разделе рассматриваются другие политические и управленческие меры, используемые Си для дальнейшей централизации власти.В конце статьи утверждается, что рост банды Си в корне изменил идею коллективного лидерства в элитной китайской политике.

Организационная структура Китая: обзор

КПК была создана в 1921 году при содействии Коммунистической партии Советского Союза. В течение следующих двух десятилетий он быстро расширился, победил националистическое правительство Гоминьдана (Гоминьдан) в гражданской войне и основал Китайскую Народную Республику (КНР) в 1949 году.С тех пор КПК управляет Китаем, что делает его одной из самых стабильных однопартийных систем в мире. Но именно в годы своего подъема с 1921 по 1949 год партия разработала определенные институциональные черты, которые определят ее характер на десятилетия вперед. Одним из первых среди этих партийных учреждений был создан «Организационный отдел». [4]

Это внутрипартийное учреждение было сформировано сразу после исторического Великого Великого марша Мао. По мере того как его новое коммунистическое движение набирало обороты, резко возросло количество заявок на членство в КПК.Мао создал Организационный отдел, чтобы проверять новых членов и определять их лояльность. Он опасался, что под предлогом введения в должность новых членов Гоминьдан может поместить своих шпионов в ряды коммунистической партии. Отдел был создан по образцу аналогичного советского учреждения под названием Оргбюро, созданного Владимиром Лениным. В конце концов, Иосиф Сталин также построил свою политическую машину, в основе которой лежит Оргбюро. В Китае с 1949 года Организационный отдел был в центре организационной структуры КПК, и некоторые из самых влиятельных лидеров страны возглавляли его.

С тех пор роль Организационного отдела заключается в распространении патронажа в форме влиятельных позиций в правительстве и партии, что делает его ключевым форумом для внутриполитических сражений КПК. По сути, эти закулисные политические битвы за обеспечение ключевых позиций для себя или членов своей фракции являются центральной темой китайской политики. «В качестве координационного центра для этих споров организационный отдел стал институциональным центром всей политической системы», — писал Ричард МакГрегор в своей книге Партия: Тайный мир коммунистических правителей Китая. [5]

В то время как организационный департамент находится в центре дел КПК, власть принятия решений лежит на ряде иерархических центральных партийных институтов. К ним относятся (в иерархическом порядке): президент (и генеральный секретарь КПК), Постоянный комитет Политбюро (PSC) из семи членов, Политбюро из 25 членов, Центральный комитет из 376 членов, партийный съезд 2000+ членов. , Китайская народная политическая консультативная конференция (НПКСК) и Центральная военная комиссия.Другие важные институты включают Секретариат Политбюро и PSC, а также все более и более ведущие малые группы в Центральном комитете. [6] В судебной сфере ключевыми центральными органами являются Верховный народный суд и Верховная народная прокуратура. Между тем, высшее учреждение КПК — Центральная комиссия по проверке дисциплины — приобрело большое значение в эпоху Си. Хотя эти учреждения представляют КПК и судебную систему, Государственный совет, возглавляемый премьер-министром, является главным административным органом страны, и все провинциальные правительства также подчиняются ему.

Ключевым показателем того, какая фракция доминирует, является то, как они могут занимать большинство должностей в этих учреждениях. Например, во время правления Цзяна, члены Шанхайской банды в основном занимали должности; сегодня это делают члены банды Си. И наоборот, если ни одна фракция не пользуется большинством, это предполагает соглашение о разделении власти между фракциями, как, например, в эпоху Ху.

Переход к государственной бюрократии, хотя технически существует различие между партийными чиновниками и государственной администрацией, это по большей части мираж. [7] Чтобы лучше понять китайскую политику, нужно начать с рассмотрения бюрократии. Китайская бюрократия включает две вертикальные иерархии: государство и партию. Эти две вертикальные иерархии затем воспроизводятся на пяти уровнях управления: центральном, провинциальном, окружном, городском и поселковом. По мнению ученого Кеннета Либерталь, такое пересечение линий власти приводит к «матричной» структуре. [8]

Важно смотреть на политическую власть в Китае через призму этой матричной структуры, прежде всего потому, что она показывает, как окончательная власть принадлежит партии, а не правительству.Партия осуществляет эту власть через Организационный департамент и его способность контролировать назначения от центрального до местного уровня. Например, на провинциальном уровне есть две параллельные руководящие должности губернатора и провинциального секретаря КПК. Но практически губернатор подчиняется секретарю партии.

Тем не менее, за последние несколько десятилетий Китай стал более сложным, и поэтому он стал управлять страной. Это уступило место немного более независимой бюрократии, от поселка до центра.Одно из наследий эпох Цзяна и Ху заключалось в том, чтобы способствовать некоторой степени институционального разделения между партией и правительством. С тех пор, как Си пришел к власти, он попытался вернуть партии возможность принятия решений.

Коллективное лидерство и роль фракций

После единоличного руководства в эпоху Мао, которая характеризовалась эксцессами, Дэн стремился радикально изменить то, как КПК вела себя: возложить ответственность за принятие решений на группу людей, а не на одного человека.Дэн издал серию политических документов, чтобы сформулировать это стремление к коллективному лидерству. Главным из них был документ «Несколько принципов политической жизни в партии», который установил принципы коллективного лидерства, внутрипартийной демократии, прав всех членов КПК и запретил развитие культа личности. [9]

В то время как цель идеи коллективного лидерства Дэна заключалась в том, чтобы позволить различным голосам действовать внутри руководства КПК, это также было краеугольным камнем, на котором строились фракции и их идея разделения власти.В эпоху после Дэна, когда Шанхайская банда и CCYL стали грозными политическими фракциями внутри КПК, они были вынуждены разделить власть друг с другом, руководствуясь идеей Дэна о коллективном лидерстве. В 2007 году, когда Ху был президентом, в коммюнике партийного съезда коллективное лидерство было определено как «система с разделением обязанностей между отдельными лидерами с целью предотвратить произвольное принятие решений одним высшим лидером». [10]

В большинстве авторитарных режимов отсутствие поддержки со стороны избирателей поднимает фундаментальные вопросы о природе политической легитимности руководства страны. [11] После образования республики в 1949 году первые два лидера КНР, Мао и Дэн, пользовались политической легитимностью прежде всего благодаря своему участию в революционной войне, которая привела к созданию республики. [12] Однако, когда Цзян пришел к власти в 1989 году, почти не осталось лидеров, которые участвовали в Гражданской войне 1940-х годов. С этого момента необходимо было конструировать различные идеи политической легитимности.

Лидеры КПК выбрали двойной метод достижения политической легитимности.Во-первых, как утверждали некоторые ученые, лидеры КПК завоевали доверие китайского народа благодаря последовательному обеспечению экономического роста. [13] Во-вторых, КПК построила систему патронажа, в соответствии с которой лидер, наделенный властью, назначал своих лояльных протеже на различные должности ниже себя. По мере продвижения по служебной лестнице указанного лидера он обеспечил, чтобы то же самое сделали и его протеже. Эта патронажная сеть с разделением власти и есть то, как были созданы грозные группировки Китая. С 1989 по 2014 год китайским государством управляла либо Шанхайская банда, либо CCYL, либо их комбинация.Формирование этих фракций было основано на разумных политических соображениях.

«Фракции действуют в рамках определенной партийной иерархии», — утверждают Патрик Франсуа и другие. в своей статье Фракции в недемократических странах: теория и свидетельства коммунистической партии Китая . [14] Более того, фракции играют двойную роль. Во-первых, фракции поддерживают своих членов в продвижении по служебной лестнице в китайской системе. Во-вторых, они «позволяют решать вопрос о распределении этой поддержки высокопоставленным членским организациям».Поэтому младших членов часто блокируют «высокопоставленные сотрудники, стремящиеся не продвигать по службе коллег, которые будут конкурировать с ними за будущие вакансии». Авторы далее утверждают, что фракции в КПК возникают благодаря «тесным личным связям с покровителями» (такими как Цзян, Ху и Си) и «не обязательно представляют определенные территориальные или экономические группы интересов».

Франсуа и другие провели эконометрический анализ фракционного устройства и динамики внутри КПК, чтобы продемонстрировать, какое значение имеют фракции в китайской политике.Их анализ рассматривал CCYL и Shanghai Gang как две единственные фракции, которые функционируют организованно, что приводит к дивидендам для их членов. Некоторые из их выводов помогают подчеркнуть значение фракций КПК и то, как они действуют.

Во-первых, члены CCYL и Shanghai Gang «демонстрируют более высокие показатели продвижения по службе на 10 процентных пунктов по сравнению с нейтральными членами». Более того, если член одной из этих фракций является действующим президентом страны, эти цифры еще больше увеличиваются.«Наличие кооперативного лидера добавляет 20,6 процентных пункта к CYLC и на 19,3 процентных пункта к Shanghai Gang, вызывая существенную и весьма значительную премию за лидерство в скорости продвижения кооперативов лидера», — отмечается в документе. Во-вторых, фракция может поддерживать только одного члена на позицию. В-третьих, для члена фракции без поддержки своей фракции почти невозможно победить другого, имеющего поддержку. В-четвертых, при Цзяне и Ху, вакансии в Политбюро и Центральном комитете были заполнены в основном высшими лидерами соответствующих фракций, что подчеркивало, как фракции накапливают власть, когда их руководитель становится верховным лидером.

В-пятых, фракции соблюдают «вето старшинства», которое позволяет им избегать межфракционных столкновений. Однако важно отметить, что такие вето в основном носят региональный характер, поэтому член фракции более высокого уровня не может блокировать продвижение кого-либо ниже его по всему Китаю. «Предоставление этих ограниченных вето — это способ фракции уравновесить карьерные стимулы при одновременном снижении издержек внутрифракционного соперничества, так что достаточное количество членов фракции в иерархии имеет хорошие шансы на достижение верховного лидерства», — утверждают авторы.

В-шестых, и это наиболее важно, их анализ показывает убедительные доказательства в пользу разделения власти между Шанхайской бандой и CCYL. Авторы демонстрируют, что если член Шанхайской банды или CCYL занимает две высшие руководящие должности в национальном или провинциальном учреждении / органе, то вероятность того, что другой пост будет занимать член одной фракции, чрезвычайно мала.

Одна партия, две фракции

На протяжении 1990-х годов в политике Китая доминировали Цзян и его шанхайская банда. [15] В последующее десятилетие Ху и его фракция CCYL стояли у руля китайских дел, но их власть уравновешивала Шанхайская банда. Цзян и его фракция представляли интересы элиты и прибрежных районов Китая, что привело к более благоприятным для рынка политическим предпочтениям в эпоху Цзяна. [16] Между тем Ху и его фракция в основном были выходцами из внутренних районов Китая и продемонстрировали свое предпочтение более популистской политике, направленной на восстановление баланса сил между богатыми восточными прибрежными провинциями и более бедными внутренними провинциями. [17]

После того, как Ху закончился, назначение Си, который принадлежал к Шанхайской банде, было рассмотрено большинством наблюдателей как две фракции, чередующиеся на «водительском месте», на высшем посту в КПК. Почти полное господство этих двух фракций над политикой Китая было охарактеризовано Ченг Ли как «одна партия, две фракции». В следующем разделе рассматривается, что это за фракции, их происхождение и то, как они в конечном итоге вошли в договоренность о фактическом разделении власти.

Шанхайская банда

Шанхайская банда состоит из членов, которые стали известными благодаря своей связи с Цзян Цзэминем, когда он был в Шанхае. [18] У этой фракции также есть географическая составляющая, поскольку большое количество ее членов родом из провинций Шанхай, Чжэцзян и Цзянсу.

Прежде чем подняться на высшую должность генерального секретаря КПК в 1989 году, Цзян служил в мегаполисе Шанхай в качестве мэра, а затем секретаря партии.Именно во время своего пребывания в Шанхае он развил обширную политическую сеть, и после его назначения генеральным секретарем многие из его близких людей заняли видные руководящие должности на центральном и провинциальном уровнях. [19]

Наиболее важно то, что Цзэн Цинхун, его начальник штаба в Шанхае, сопровождал Цзяна в Пекин. На протяжении 1990-х годов — во время президентства Цзяна — Цинхун возглавлял чувствительный Генеральный офис КПК и Организационный отдел. В этот период Цинхун создал свою собственную сеть и назначил своих протеже на провинциальном и центральном уровнях.Когда в 2002 году Цзян вышел на пенсию, Цинхун стал фактическим главой шанхайской банды. Он вошел в Постоянный комитет в 2002 году, возглавил важную партийную школу КПК и был седьмым вице-президентом Китая с 2003 по 2008 год. помогая расширить охват своей группы.

Кроме того, Цинхун, из личного состава Цзяна, Ю Сигуй (телохранитель) и Цзя Тинъань (личный секретарь) также переехали в Пекин вместе с ним.Сигуи был назначен директором бюро телохранителей, а затем заместителем директора генерального офиса КПК. Тем временем Тинъань был назначен директором канцелярии президента и Главного военного управления. «Эти трое (Цинхун, Сигуй и Тинъань) составляли наиболее важные фигуры во внутреннем кругу администрации Цзяна. Через несколько лет после того, как Цзян переехал в Пекин, два заместителя Цзяна в Шанхае, Ву Банго и Хуан Цзюй, были повышены до членов Политбюро, а затем стали членами PSC », — пишет Чэн Ли в своей книге« Китайская политика в эпоху Си Цзиньпина ». . [21]

Назначение ключевых доверенных лиц из Шанхая было не единственным способом, которым Цзян создал свою фракцию, а затем расширил свой контроль над Китаем. Начнем с того, что за последние три десятилетия большинство руководящих постов в Шанхае занимали либо Цзян, либо сторонники Цинхуна. Например, Си Цзиньпин, который работал секретарем партии в Шанхае, был сторонником Цинхуна. «Кроме того, значительное количество муниципальных руководителей в Шанхае были повышены до национального руководства или переведены в другие провинции и города, где они выполняли функции высшего руководства», — пишет Ли. [22] Например, бывший заместитель секретаря партии Шанхая Мэн Цзяньчжу был руководителем партии Цзянси и вошел в Политбюро КПК.

Цзян убедился, что пока он служил в Шанхае, все ключевые руководящие должности переходили к его доверенным лицам. В конце концов, когда он добрался до Пекина, он обеспечил не только то, что все ключевые руководящие должности в Шанхае по-прежнему будут занимать его лоялисты, но и то, что многие из этих лоялистов из Шанхая займут важные руководящие должности по всему Китаю.К концу пребывания Цзяна у власти он и Цинхун создали обширную сеть патрон-клиент, которая гарантировала, что Шанхайская банда продолжит оставаться грозным политическим альянсом еще долгое время после того, как два лидера ушли из активной политики. [23]

Однако в годы правления Цзяна Шанхайская банда доминировала в китайском государстве не только путем назначений. Пока Цзян был у власти, восточные прибрежные провинции, и особенно Шанхай, продолжали получать от центрального руководства весьма льготный экономический режим.Исследование, проведенное в 2002 году, показало, что за 12 лет до этого (1990–2002 годы) Шанхай получил государственных субсидий и займов на 19,8 млрд юаней больше, чем его главный внутренний конкурент, город Тяньцзинь. [24] Этот преференциальный режим также привел к большему потоку прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Шанхай, чем в любой другой китайский город. Другая цифра помогает составить общее представление о том, как преференциальный режим Шанхайской банды в отношении восточного побережья Китая способствовал его быстрому экономическому росту: в период с 1978 по 2002 год 86 процентов притока прямых иностранных инвестиций в Китай направлялись на восточное побережье, хотя на запад страны приходится 71 человек. процентов от общей площади земельного участка. [25] Большая часть роста Китая за счет экспорта пришлась на эти провинции, и этот процесс начался под руководством Цзяна и Чжу Жунцзи, бывшего премьер-министра Китая. Жунцзи также продвинулся в своей карьере через Шанхай и считается политическим наставником, а также покровителем Цзяна. [26]

Если Жунцзи был де-факто основателем Шанхайской банды, Цзян институционализировал фракцию во время своего пребывания в должности, Qinghong продолжал представлять ее интересы, когда власть перешла к Ху и CCYL, и, наконец, с назначением Цзиньпина генеральным секретарем КПК в В 2012 году власть вернулась к Шанхайской банде.

В научных исследованиях политической элиты Китая ведется много споров о природе «князей» как фракции — политических лидеров, которые происходят из ветеранов коммунистической революционной семьи или имеют высокопоставленное официальное семейное прошлое. [27] Некоторые считают их независимой фракцией, другие считают их частью Шанхайской банды; третьи вообще не считают их фракцией. Например, эконометрический анализ, проведенный Франсуа и др., Показал, что князья недостаточно организованы, чтобы функционировать как «единая фракция». [28] Однако другие ученые, такие как Ли, утверждают, что за последние три десятилетия князья сформировали ядро ​​Шанхайской банды, также известной как элитная коалиция в китайской политике.

Лига коммунистической молодежи Китая

Когда срок правления Цзяна закончился, Ху Цзиньтао был назначен генеральным секретарем КПК и президентом Китая. Его назначение ознаменовало подъем Коммунистической лиги молодежи Китая (CCYL) как второй крупной политической фракции в китайской политике.CCYL — это, по сути, молодежное крыло КПК, долгое время служившее источником вербовки для партии. Китайская социалистическая молодежная лига, предшественница CCYL, была создана в 1922 году — всего через год после основания партии — и была переименована в CCYL в 1925 году. Ее члены были в возрасте от 14 до 28 лет, и идея ее создания заключалась в том, чтобы ввести «Новая кровь» в партию и правительство. [29]

Несмотря на то, что CCYL был молодежным крылом партии, власть оставалась недосягаемой для его кадров в течение почти восьми десятилетий.В первые несколько десятилетий КНР в политике элиты доминировали Мао и его соратники-революционеры. После Мао в последующие десятилетия политика элиты попала под контроль Сяопина, а затем Шанхайской банды. В эти периоды практически не было руководителей с опытом работы в CCYL, которые были назначены на высшие руководящие должности. Лишь в 2002 году CCYL пришла к власти под руководством Ху. Единственным исключением из этой тенденции мог быть Ху Яобан, который был близким соратником Дэна и членом CCYL.В конце концов Ху стал генеральным секретарем партии и членом PSC в 1980-х годах.

CCYL, также известная как tuanpai , была фракцией, состоящей из «тех чиновников, которые работали на высших уровнях руководства CCYL (муниципальный / префектурный, провинциальный, министерский или выше) в любое время с 1982 по 1998 год, в течение которого они, вероятно, сформировал тесные рабочие отношения или даже отношения наставника-протеже с лидерами тяжеловесов туанпай Ху Цзиньтао, Сун Дэфу и Ли Кэцян », — сказал Ли. [30]

В то время как власть на национальном уровне все еще была далекой целью, CCYL достиг совершеннолетия в 1980-х годах, особенно в результате связей между Ху и Ли Кэцяном. Ху уже работал на провинциальном и национальном уровнях CCYL, прежде чем он был назначен членом Секретариата CCYL (1982-84), а затем его первым секретарем (1884-85). Кэцян также начал работать в Центральном комитете CCYL в 1892 году — в то же время, когда Ху присоединился к секретариату CCYL. К 1983 году Кэцян был назначен заместителем члена Секретариата CCYL по назначению Ху.Ху и Кэцян установили тесные связи в этот период и начали формировать большую сеть членов CCYL через покровительственно-клиентские связи. [31] Эти отобранные вручную ставленники Ху, Кэцяном и другими высшими лидерами CCYL в 1980-х годах составили ядро ​​фракции CCYL. Большинство членов CCYL, которые занимали видные руководящие должности на центральном и провинциальном уровне в эпоху Ху, были взяты из этой основной фракции CCYL, сформированной в 1980-х годах.

С точки зрения власти, CCYL действительно достиг совершеннолетия после прихода Ху к власти в 2002 году.Согласно исследованию, к 2005 году более 150 чиновников туанпая служили министрами, вице-министрами, секретарями провинциальных партий, провинциальными заместителями секретарей партий, губернаторами и вице-губернаторами по всему Китаю. [32] Более конкретно, в 2005 году было 13 провинциальных партийных секретарей и губернаторов, семь министров и два главы центрального департамента КПК из фракции CCYL, что составляло 21 процент, 25 процентов и 50 процентов от общего числа в эти три уровня лидерства, соответственно. [33]

Помимо укомплектования штатами членов CCYL, рост этой фракции также оказал существенное влияние на политику. Краеугольным камнем модели управления Ху-Кэцян была их политика «макроэкономического контроля», которая, по сути, означала переориентацию китайской экономики на внутренние провинции, а не на прибрежные, которые пользовались преференциальным режимом в эпоху Цзяна. [34] Экономисты продолжают спорить о том, в какой степени Ху преуспел в этой фундаментальной экономической реконфигурации; однако были некоторые очевидные результаты. [35] Например, строительный бум Шанхая, который в первую очередь стимулировал экономику города в конце 1980-х и 1990-х годах, был существенно сокращен, когда Ху пришел к власти.

После того, как Ху ушел из активной политической деятельности в 2012 году, Кэцян стал фактическим главой фракции CCYL. Проработав секретарем партии в провинциях Хэнань и Ляонин в период с 2002 по 2007 год, Кэцян был назначен вице-премьером в 2008 году. [36] После ухода Ху Кэцян был назначен премьер-министром КНР, который считается главой правительства. правительство в стране.С 2012 года Кэцян, занимая второе место в PSC и премьер страны, продолжал представлять CCYL на самом высоком уровне в китайской политике. [37]

В нынешнюю эпоху Си он пытался играть роль, подобную той, которую играл Цинхун во время режима Ху. В годы правления Ху шанхайская банда во главе с Цинхоном пыталась сбалансировать CCYL во всех крупных учреждениях по всей стране. Точно так же Кэцян как лидер фракции CCYL пытался уравновесить Си.Хотя усилия CCYL по уравновешиванию были в некоторой степени успешными в начальную часть правления Си — когда последний все еще был лидером Шанхайской банды — они не имели большого успеха за последние несколько лет, поскольку Си способствовал возникновению своей собственной новой фракции. что в этой статье говорится о банде Си. Ослабление шанхайской банды и CCYL и последующая эрозия разделения власти в китайской политике будут исследованы в следующем разделе.

Внутрипартийная двухпартийность

Разделение власти между шанхайской бандой и фракциями CCYL было одной из отличительных черт элитной китайской политики за последние несколько десятилетий.Это неофициальное разделение власти между двумя крупнейшими фракциями внутри одной партии заставило многих классифицировать КПК как «одну партию, две фракции». С тех пор, как Ху пришел к власти в 2002 году, эта динамика разделения власти стала ключевым символом идеи Дэн о коллективном лидерстве. Более конкретно, Ли охарактеризовал эту фракционную динамику в КПК как «внутрипартийную двухпартийность». [38]

В 2007 году Ли утверждал: «Фракционная политика становится не столько игрой с нулевой суммой, в которой победитель получает все, сколько динамикой разделения власти, в которой две фракции или коалиции соревнуются на одних аренах и сотрудничают на других.В рамках этой формирующейся системы «внутрипартийной двухпартийности» китайские политики постоянно участвуют в создании коалиций, политических переговорах, компромиссах и заключении сделок, чтобы гарантировать, что их фракция сохранит свое относительное положение ». [39]

С точки зрения власти и политики, идея внутрипартийного двухпартийного членства или одной партии, двух фракций имеет три специфические характеристики. Во-первых, соответствующие фракции не только борются за власть, но также представляют определенные «социально-экономические и географические округа» и, следовательно, продвигают различные политические программы.Во-вторых, с процедурной точки зрения, CCYL и Шанхайская банда поочередно находились у власти, что означает, какая фракция может назначить генерального секретаря КПК (который также является президентом КНР). Поэтому должность генерального секретаря переместилась из Шанхайской банды (Цзян) в CCYL (Ху), а затем обратно в Шанхайскую банду (Си). [40] В-третьих, по существу, разделение власти происходит за счет присутствия лидеров противостоящей фракции в высших руководящих органах.Например, во время правления Ху некоторые места в Политбюро и PSC заняли члены противостоящей Шанхайской банды. Точно так же во время первого срока Си Цзиньпин присутствовал в этих вышеупомянутых органах. [41]

Однако за последние несколько лет Си попытался пересмотреть эти установленные нормы внутрипартийной двухпартийности. Он приложил усилия, чтобы ниспровергнуть каждую из этих характеристик, которые символизировали идею одной партии, двух фракций. Хотя Си добился прогресса, его проект по подрыву этих норм еще не завершен — это видно из того факта, что некоторые нормы фракционного разделения власти все еще остаются в силе.Как следствие, противостоящие фракции больше не могут балансировать против Си ни в Политбюро, ни в PSC, что ведет к фундаментальному ослаблению договоренностей о разделении власти между фракциями в КПК. [42]

Поворот Си в политике Китая

В последние несколько лет наблюдатели за Китаем начали рассматривать Си Цзиньпина как диктатора — совершенно отличного от предыдущего поколения лидеров, которых называли «просвещенными авторитаристами». [43] Такое восприятие Си в первую очередь связано с агрессивным поворотом в китайской внешней политике и политике безопасности, безжалостным подавлением внутреннего инакомыслия, постоянными атаками на относительный автономный статус Гонконга и, наконец, изменением условий взаимодействия между государственные и частные фирмы Китая.Однако в большинстве этих анализов упускается самый очевидный признак растущего авторитарного характера Си: его попытки ослабить давние нормы фракционного разделения власти внутри КПК. Это, вкупе с появлением новой фракции в КПК во главе с самим Си, стало одним из самых фундаментальных сдвигов в политике китайской элиты за последние три десятилетия.

За последние три года большинство крупных провинциальных и центральных постов в Китае были заняты либо ставленниками Си, либо ставленниками его самых лояльных людей.Эта иерархическая сеть патрон-клиент привела к формированию новой фракции в китайской политике — того, что в этой статье называется «Си Ган». Что еще более важно, рост банды Си произошел за счет двух других существующих фракций, Шанхайской банды и CCYL. Си Цзиньпин не только очистил несколько лидеров этих фракций во время своей кампании по борьбе с коррупцией, но также значительно сократил их присутствие в ключевых директивных органах государства, таких как PSC, Политбюро и даже Центральный комитет.

Если кому-то нужно понять, как Си удалось централизовать власть в своей новой фракции, то он должен начать с признания политического фона лидеров. За свою политическую карьеру Си сумел сформировать двойной образ: князя и крестьянина. Си родился в семье ветеранов-революционеров: его отец Си Чжунсюнь был первым генеральным секретарем Государственного совета — по сути, вторым в правительстве Мао. Однако во время Культурной революции Си отправили работать в деревню, и он проработал там годы, прежде чем вступить в КПК в 1974 году.Время, проведенное в деревне, помогло ему установить прямую связь с людьми и сочувствовать им. В конце концов, после прихода к власти в 2012 году Си Цзиньпина, он использовал этот опыт, чтобы представить себя лидером, понимающим сельскую местность, и доказать свои популистские взгляды, которые были бы необходимы для подрыва влияния CCYL в сельской местности. [44]

К 2007 году Ху начал отбывать свой второй срок, и внутри КПК понимали, что допустить CCYL еще на десять лет у власти было бы неприемлемо.Таким образом, Си как член Шанхайской банды был выбран в качестве компромиссного кандидата и получил место в PSC, состоящем из девяти человек. «Для партийных старейшин идея о том, что кандидат от молодежной лиги возьмет бразды правления еще на десять лет, была неприемлема, поскольку это укрепило бы власть одной фракции за счет других», — пишет Ричард МакГрегор в журнале Foreign Affairs. . [45] В период с 2007 по 2012 год на политической арене Китая ситуация быстро изменилась.

Скандал с Бо Силаем (бывшим партийным секретарем Чунцина) в 2012 году олицетворял все, что было не так с партией и общей политической обстановкой в ​​стране.Преобладающее мнение в высших эшелонах КПК заключалось в том, что слабое руководство в эпоху Ху уступило место всеобщей коррупции, которая начала коренным образом разрушать политическую систему и стоила партии столь ценной легитимности. Си разделял эти чувства. [46]

К тому времени, когда Си пришел к власти, он глубоко опасался, что ключевые столпы правления КПК — вооруженные силы (Народно-освободительная армия), государственные предприятия (ГП), аппарат внутренней безопасности, а также пропагандистская машина — были глубоко коррумпированы и привели бы к упадку правления партии.«Итак, он отправился на спасательную операцию. Он станет самым красным лидером своего поколения », — пишет МакГрегор.

Чувство, что в доме нужно навести порядок, разделяли высшие ряды КПК. В этом смысле первые шаги Си — такие как масштабная антикоррупционная кампания, в результате которой были очищены миллионы чиновников и тысячи высокопоставленных чиновников, включая бывшего члена Совета безопасности и социальной защиты, — пользовались поддержкой партийного руководства. . [47] Однако руководство КПК не могло предвидеть того, насколько далеко Си в конечном итоге зайдет.В свою очередь, он не только отодвигает на второй план значительную часть сложившегося политического класса, но и способствует появлению собственной новой фракции.

В 2012 году Си вместе с шанхайской бандой нуждался в поддержке князей, чтобы ограничить влияние CCYL. В начале своего срока, на 18 -м съезде партии , князья занимали четыре из семи мест в КНС и девять из 25 мест в Политбюро. В то время CCYL занимал наибольшее количество мест в этих двух органах.Но в течение следующих нескольких лет, по мере консолидации власти Си, он атаковал как Шанхайскую банду (и князей в ней), так и CCYL, в конечном итоге преуспев в радикальном уменьшении их роли. [48] Ему удалось это сделать, применив несколько приемов.

Во-первых, его антикоррупционная кампания привела к чистке как членов шанхайской банды, CCYL, так и военных. Анализ Си Лу и Питера Лорентцена показывает, что между лидерами, убитыми во время антикоррупционной кампании, был сильный фракционный баланс. [49] Например, в шестерку самых влиятельных лидеров, которые должны быть изгнаны в ходе борьбы Си Цзиньпина, входят Сунь Чжэнцай, Бо Силай, Чжоу Юнкан, Лин Цзихуа, Го Боксюн и Сюй Цайхоу. [50] Сунь был высокопоставленным чиновником Цунцина и членом Политбюро, Бо был бывшим партийным секретарем Чунцина, а также членом Политбюро, Чжоу был бывшим членом PSC, Лин был близким помощником Ху Цзиньтао , а также Го и Сюй были высшими военными в Центральном военном комитете (ЦВК).Очевидно, что очищенные Сунь и Бо были частью элитной коалиции. Между тем, Лин приехал из CCYL, а Го и Сюй — из армии. [51] Таким образом Си сумел провести широкомасштабную атаку на все возможные группировки в китайской политике, а также на вооруженные силы.

Во-вторых, используя свою популистскую репутацию, Си пытался активно снизить роль CCYL как представителей китайских провинций и их населения. Он сопровождал это запуском масштабной программы «борьбы с бедностью», целью которой было вывести 40 миллионов китайцев из бедности.В период с 2012 по 2017 год на эту программу было выделено более 41 миллиарда долларов — почти вдвое больше суммы, выделенной за предыдущие пять лет в эпоху Ху. Это помогло Си подорвать силовую базу CCYL. [52]

В-третьих, нападение Си на массовую политику CCYL также сопровождалось атакой на его элитную политику и институты, которые лежат в основе самой власти фракции. Во время первого срока Си бюджет CCYL был сокращен наполовину. [53] Более того, CCYL подверглась критике в государственных центральных СМИ как «слишком элитарная и неэффективная».«Жесткая тактика президента Си по оттеснению фракции CYL была резюмирована его широко распространенной внутренней оценкой Лиги, согласно которой она была« парализована с головы до ног », — отмечается в сообщении Jamestown Foundation. [54] Многие из провинциальных должностей, занимаемых членами CCYL, например, партийные секретари Пекина, Гуанчжоу и Шэньчжэня, были заменены его собственными протеже. [55]

Как следствие, во время 19 -го съезда партии в 2017 году присутствие как Шанхайской банды, так и CCYL в PSC, Политбюро и Центральном комитете было значительно сокращено.Например, количество князей в Политбюро сократилось с девяти до четырех. [56] Точно так же количество князей в Центральном комитете, состоящем из 376 членов, уменьшилось с 41 до 20, что привело к их самому низкому представительству в этом органе за последние два десятилетия. [57] Си затем укомплектовал эти должности своими собственными протеже. Когда в 2017 году Си начал свой второй президентский срок, появилось достаточно свидетельств того, что под его руководством возникла новая фракция, которой удалось значительно затмить мощь двух предыдущих доминирующих фракций.

Восстание банды Си

Возникновение новой стремящейся к власти фракции под патронажем президента Си является одним из крупнейших событий в элитной китайской политике за последние три десятилетия. С одной стороны, состав и внутреннее устройство этой новой фракции очень похожи на предыдущие две доминирующие фракции. Члены банды Си, по сути, являются партийными чиновниками, у которых были профессиональные, образовательные или личные связи с Си на определенном этапе его карьеры — во многом так же, как члены Шанхайской банды и CCYL имели с Цзяном и Ху.С другой стороны, рост банды Си означал сдвиг во фракционной динамике КПК, что в частности привело к ослаблению договоренности о разделении власти между фракциями. В этом разделе описаны эти перекрывающиеся явления.

В статье под названием «Люди короля и другие: новые политические элиты при Си Цзиньпине» Гогуан У из Университета Виктории показывает, как новый класс политической элиты пережил восходящую политическую мобильность в эпоху Си. [58] Ву сосредотачивается на «элитах, которые возникли в последние годы на уровне заместителей провинций и заместителей министров или выше» в КПК, а затем делит этих политиков на семь отдельных групп в зависимости от характера их связи с Си: князей, Шэньси, Университет Цинхуа, Хэбэй, Фуцзянь, Чжэцзян и Шанхай. [59] В ходе своего исследования Ву пролил свет на состав новой банды Си. Каждая из этих семи групп представляет собой определенный этап политической карьеры Си. Таким образом, все члены банды Си, по сути, установили отношения с лидером, когда Си поднялся по служебной лестнице. Кроме того, некоторые близкие союзники Си, такие как Ван Цишань, также сформировали свои собственные сети покровителей и клиентов, и они также включены в Банду Си.

Князьские связи Кси в основном связаны с его одноклассниками и семьей в детстве.Среди появившихся видных князей — Чжан Юся, военачальник и член Политбюро, и Лю Хэ, который, как полагают, курирует экономику от имени Си. Вторая категория — это Шэньси, где Си провел шесть лет, работая на полях во время Культурной революции, и самым известным лидером в этой группе является Ли Си, ныне партийный секретарь провинции Гуандун. Среди других лидеров из Шэньси — Ван Дунфэн, ныне партийный секретарь провинции Хэбэй, и Цзин Цзюньхай, губернатор провинции Цзилинь.Ван Цишань, бывший член PSC и ключевой архитектор антикоррупционной кампании Си, а ныне вице-президент КНР, считается одним из ближайших союзников Си. Цишань — принц и установил близкие отношения с Си во время их пребывания в Шэньси. Во время пребывания Си в университете Цинхуа он установил тесные связи с Чэнь Си, который сейчас возглавляет выдающийся организационный отдел и является членом Политбюро.

По сути, политическая карьера Си началась с работы в пригороде Чжэндин провинции Хэбэй.Здесь Си подружился с Ли Чжаншу, который сейчас заседает в PSC и занимает третье место в рейтинге лидеров Китая. Провинция Фуцзянь — это место, где Си провел самую долгую часть своей карьеры (1985–2002 годы), постепенно поднимаясь по служебной лестнице. К наиболее значительным политическим элитам, вышедшим из Фуцзяня, относятся Цай Ци, ныне партийный секретарь Пекина и считающийся восходящей звездой КПК, и Хуан Куньмин, который сейчас является членом Политбюро и возглавляет важнейший отдел пропаганды.

После пребывания в Фуцзяне Си с 2002 по 2007 год занимал пост секретаря партии Чжэцзяна, где он полностью контролировал все организационные и кадровые вопросы.«Таким образом, Чжэцзян представляет собой основную опору власти Си, при этом еще больше элит из Чжэцзяна присоединяется к центральному правительству, чем элиты из Фуцзяня; специальный термин Чжицзян синьцзюнь, означающий «новые войска из Чжицзяна», с Чжицзян в качестве прозвища Чжэцзяна, был соответственно создан для обозначения восходящих политических звезд в Китае Си с чжэцзянским прошлым », — пишет Ву. Наконец, последняя группа — это Шанхай, где Си на короткое время работал секретарем партии. В отличие от Чжэцзяна, Си лишь номинально мог контролировать Шанхай из-за огромного влияния Цзяна.Более того, люди, выросшие в Шанхае, не могут быть полностью объяснены их связями с Си, в основном из-за влияния Цзяна на Шанхай.

Как уже упоминалось, общий дизайн и состав Xi Gang аналогичны Shanghai Gang и CCYL. Почти все ее ключевые члены имеют тесные связи с лидером фракции или одним из его ближайших протеже. Однако отход от старых норм происходит, когда кто-то начинает смотреть на то, как Си маргинализировал другие фракции.Настоящая сила Си Банды становится очевидной, если посмотреть на численность этой фракции, то есть сколько значительных должностей в настоящее время занимают ее члены.

Согласно исследованию Нила Томаса из аналитического центра Marco Polo, «Хотя состав Политбюро 18-го созыва (2012–2017 гг.) Отражал влияние его предшественников, Си воспользовался огромной властью, которую он приобрел за первые пять лет своего существования. срок установить близких товарищей в 19-м Политбюро. Приблизительно 60% (15 членов) Политбюро 19-го созыва (25 членов) имеют прямые связи с Си, по сравнению с примерно 20% (пять членов) Политбюро 18-го созыва.” [60] Центральный Комитет состоит из полных и альтернативных членов, и полноправное членство считается предпосылкой для вступления в Политбюро. Тем не менее, четыре члена Политбюро 19 -го были повышены из числа альтернативных членов ЦК 18 -го , а двое были введены полностью из-за пределов ЦК.

Говоря более конкретно, шесть китайских городов — Тяньцзинь, Пекин, Шэньчжэнь, Шанхай, Чунцин и Гуанчжоу — которые доминируют в экономике страны, теперь все управляются людьми Си.Этого не было во время первого срока Си, и большинство этих назначений было произведено только в период с 2016 по 2017 год, когда Си уже консолидировал власть. «Из 62 провинциальных / муниципальных секретарей партии и губернаторов провинций или мэров 31 администрации провинциального уровня Китая с 2017 года были заменены 57 (92%)», — пишет Чэн Ли в своей статье «Прогресс» Си Цзиньпина для Институт Брукингса. [61]

Си не только назначил своих сторонников почти на все важные должности по всему Китаю, но и сделал это с намерением оттеснить членов двух предыдущих доминирующих фракций, Шанхайской банды и CCYL.«Руководство КПК придает особое значение административному опыту, полученному в ходе работы в качестве секретаря партии в крупном городе в эпоху реформ, эти должности являются ключевыми ступенями для вступающих в Постоянный комитет Политбюро и других высших постов в национальном руководстве», — утверждает Ли . [62] . Поэтому, назначая своих протеже в ключевых городах и провинциях, Си обеспечил, чтобы в будущем руководстве такими органами, как Политбюро и PSC, доминировали члены его собственной фракции, что еще больше ограничило роль двух других.

Си устанавливает новые правила

Попытки Си установить полный контроль над политикой китайской элиты посредством тщательно подобранных назначений сопровождались рядом других мер, которые еще больше дестабилизировали идею коллективного руководства. Эти меры включают изменение модели набора членов КПК, переписывание официальных правил КПК в отношении коллективного лидерства и усиление роли партии в принятии решений путем формализации малых групп руководителей.

Что касается тенденций приема на работу CCP, количество новых членов значительно сократилось в эпоху Си. [63] В 2012 году членство в партии выросло на 3,1 процента, но в течение первого срока Си (2013–2017 годы) набор сократился на 1 процент. Уровень принятия в организацию КПК упал с 14,5 процента в эпоху Ху до 8,8 процента в 2015 году. Более того, при Си изменился и состав партии, и теперь он стал более элитарным и разнообразным.

«Цель Си улучшить управление в Китае за счет ужесточения партийной дисциплины привела к замедлению роста числа членов и снижению числа заявлений, а также он усилил элитарный характер предыдущих кампаний по набору кадров.Эти усилия являются частью более широкой программы реформ, в результате которой власть перешла от местного уровня к центральной партии », — утверждает Нил Томас. [64]

Наиболее значительная атака на идею коллективного лидерства была нанесена в 2017 году путем пересмотра содержания документа 1980 года «Несколько принципов политической жизни в партии», который считается наиболее значительным политическим документом эпохи Дэна. Как уже упоминалось, этот документ закрепил идею коллективного лидерства.В 2017 году второй раздел документа — «Приверженность коллективному лидерству и противодействие личному произволу» — был полностью удален. Второй раздел документа 1980 г. начинался с заявления: «Коллективное руководство — один из высших принципов руководства партией». Однако в пересмотренном документе, хотя ссылка на «коллективное руководство» осталась неизменной, она была перенесена в основную часть нового раздела, озаглавленного «Приверженность принципу демократического централизма». [65]

»(документ 2017 г.) вместо того, чтобы рассматривать коллективное лидерство как один из основных принципов партии, раздел начинается с заявления« Демократический централизм является фундаментальным организационным принципом партии »и подчиняет« коллективное лидерство »участию в партии. «Демократический централизм», — утверждает Миньсинь Пей.

С точки зрения управления, Си стремился вернуть полномочия по принятию решений партии, а не правительству.Одним из наиболее значительных событий в эпоху Си была формализация управления небольшими группами КПК до уровня комиссий Центрального комитета. Четыре ведущие небольшие группы Центрального комитета, включая Центральную ведущую небольшую группу по всестороннему углублению реформ, Ведущую небольшую группу по финансам и экономике, ведущую небольшую группу по иностранным делам и небольшую ведущую группу по кибербезопасности, были назначены в состав комиссий Центрального комитета в 2018 году ». Эффективно формализует то, что раньше было неформальными рабочими группами по координации политики », — пишет Элис Миллер. [66] Си возглавляет все четыре ведущие малые группы.

Заключение

Эта статья освещает фракционную динамику политики китайской элиты. В эпоху после Дэна в китайской политике доминировали две соперничающие фракции — Шанхайская банда, возглавляемая Цзян Цзэминем, и Китайская коммунистическая молодежная лига (CCYL), возглавляемая Ху Цзиньтао. С годами обе фракции разработали схему разделения власти. Места в ключевых директивных органах страны — Политбюро и Постоянном комитете Политбюро — были поделены между этими фракциями.Обе фракции чередовали свое время на вершине, генерального секретаря партии, а также президента Китая. Шанхайская банда и CCYL боролись за влияние, но также сотрудничали по некоторым вопросам. Это фракционное взаимодействие было наиболее существенным символом идеи Дэна о коллективном лидерстве со стороны КПК. Дэн разработал идею коллективного лидерства после правления Мао в попытке уберечь Китай от крайностей единоличного диктаторского правления.

Назначение Си Цзиньпина секретарем партии в 2012 году можно рассматривать как результат этой договоренности о фракционном разделении власти.Си, член Шанхайской банды, заменил Ху, лидера CCYL. Однако по мере того, как Си консолидировал власть в течение своего первого срока, он начал создавать свою собственную новую фракцию, которую в этой статье называют Бандой Си. Возвышение этой третьей фракции было одним из самых значительных событий в элитной китайской политике за последние три десятилетия. Си стремился назначить своих сторонников на большинство центральных и провинциальных постов по всему Китаю. Наиболее важно то, что рост банды Си произошел за счет влияния двух предыдущих фракций.Идея коллективного лидерства сильно ослаблена. В настоящее время фракция Си обладает большинством на всех важных уровнях принятия решений, и две соперничающие фракции не могут сбалансировать ее силу.


Об авторе

Шриджан Шукла получил степень бакалавра политологии и экономики в Университете Макгилла. Он пишет по глобальным вопросам для ThePrint .


Концевые сноски

[1] Курт Кэмпбелл и Мира Рэпп-Хоппер, «Конец внешней политики Пекина?», Министерство иностранных дел, 15 июля 2020 г.

[2] Ченг Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина: переоценка коллективного лидерства, Институт Брукингса, июль 2017 г.

[3] Элис Л. Миллер, «Проблема с фракциями», Институт Гувера, 19 марта 2015 г.

[4] Ричард МакГрегор, «Партия: Тайный мир коммунистических правителей Китая», Харпер Коллинз, 2 июня 2010 г.

[5] МакГрегор, Партия: Тайный мир коммунистических правителей Китая

[6] Марк Блехер, «Китай против приливов: реструктуризация через революцию, радикализм и реформы: 3 -е издание » , Нью-Йорк: Continuum, 2010

[7] Юэнь Юэн Анг, «Самодержавие с китайскими особенностями», Министерство иностранных дел, май / июнь 2018 г.

[8] Либерталь, Кеннет, «Новая китайская стратегия: вызов», Министерство иностранных дел, ноябрь / декабрь 1995 г.

[9] Минсинь Пэй, «Переписывание правил китайской партии-государства: успехи Си в восстановлении КПК», Chinese Leadership Monitor, 1 июня 2019 г.

[10] Пей, Переписывая правила китайской партии-государства

[11] Баррингтон Мур, «Социальные истоки диктатуры и демократии: господин и крестьянин в становлении современного мира», Beacon Press, 1 сентября 1993 г.

[12] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[13] Юнь-хан Чу, «Источники легитимности режима и дебаты по китайской модели», China Review, весна 2013 г.

[14] Патрик Франсуа, Франческо Требби и Кайронг Сяо, «Фракции в недемократических странах: теория и свидетельства коммунистической партии Китая», Национальное бюро экономических исследований, октябрь 2016 г.

[15] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[16] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[17] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[18] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[19] Лоуэлл Диттмер, «Фракционная политика Китая при Цзян Цзэмине», Журнал исследований Восточной Азии, январь-апрель 2003 г.

[20] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[21] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[22] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[23] «Фракционная политика Китая», Дипломат, 8 декабря 2012 г.

[24] См. Www.chinesenewsnet.com, 22 июля 2004 г.

[25] Эта цифра основана на официальных данных, опубликованных на конференции «Форум 21 века в Пекине», декабрь 2003 г.

[26] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[27] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[28] Патрик Франсуа и др., Фракции в недемократических странах: теория и свидетельства коммунистической партии Китая

[29] Клаус Х.Pringsheim , « Функции коммунистических молодежных лиг Китая (1920-1949)», The China Quarterly, декабрь 1962 г.

[30] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[31] Ли, Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[32] Посмотрите на «Чжунго шибао », China Times, 13 июля 2005 г.

[33] Ченг Ли, «Смена политики Ху и взросление туанпая», China Leadership Monitor, лето 2005 г.

[34] См. Straits Times , 10 июля 2004 г.

[35] См. «Обзор МВФ: Закон Китая о сложной перебалансировке», 12 сентября 2007 г.

[36] Ченг Ли, «Китай: верхом на двух лошадях», Институт Брукингса, 23 октября 2007 г.

[37] «Ли Кэцян: китайский премьер-министр», BBC, 28 сентября 2020 г.

[38] Ченг Ли, «Шанхайская банда была в Шанхае? «Падение Чэнь Лянъюй и выживание фракции Цзян Цзэминя», Chinese Leadership Monitor, Гуверский институт, 28 февраля 2007 г.

[39] Ли, Шанхайская банда была в Шанхае?

[40] Дипломат, 8 декабря 2012 г.

[41] , Политика Китая в эпоху Си Цзиньпина

[42] Кацудзи Накадзава, «Си Цзиньпин и конец коллективного лидерства», Nikkei Asian Review, 23 октября 2017 г.

[43] Чэнюань Цзи и Цзюньян Цзян, «Просвещенное однопартийное правило? Идеологические разногласия между членами Коммунистической партии Китая и широкой общественностью », 22 мая 2019 г.

[44] Ченг Ли, «Прогресс Си Цзиньпина: внутренние шаги к глобальному Китаю», Институт Брукингса, сентябрь 2019 г.

[45] Ричард МакГрегор, «Тусовщик: стремление Си Цзиньпина к господству в Китае», Министерство иностранных дел, сентябрь / октябрь 2019 г.

[46] МакГрегор, тусовщик: стремление Си Цзиньпина к господству в Китае

[47] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[48] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[49] Питер Л.Лоренцен и Си Лу, «Личные связи, меритократия и антикоррупционная кампания Китая», 7 сентября 2016 г.

[50] Кацудзи Накадзава, «Си Цзиньпин и конец коллективного лидерства», Nikkei Asian Review, 23 октября 2017 г.

[51] Накадзава, Си Цзиньпин и конец коллективного руководства

[52] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[53] Бенджамин Кан Лин и Бен Бланшар, «Си намерен консолидировать власть в Китае путем обуздания Коммунистической лиги молодежи», Рейтер, 30 сентября 2016 г.

[54] Вилли Ву-лап Лам, «Затмение Коммунистической лиги молодежи и подъем клики Чжэцзян», Фонд Джеймстауна, 11 марта 2016 г.

[55] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[56] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[57] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[58] Гогуан Ву, «Люди короля и другие: новые политические элиты при Си Цзиньпине», China Leadership Monitor, 1 июня 2019 г.

[59] Wu, The King’s Men and Others

[60] Нил Томас, «Узы, которые связывают: как Си Цзиньпин получил свое Политбюро», Марко Поло, 17 июня 2020 г.

[61] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[62] Ли, «Прогресс» Си Цзиньпина

[63] Нил Томас, «Только члены: тенденции набора в коммунистическую партию Китая», Марко Поло, 15 июля 2020 г.

[64] Томас, только для членов

[65] Пэй, Переписывая правила китайского партийного государства

[66] Элис Миллер, «Только социализм может спасти Китай; Только Си Цзиньпин может спасти социализм », Институт Гувера, 16 мая 2018 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.