Отличие хрущевки от брежневки: Чем отличается брежневка от хрущевки? Плюсы и минусы брежневок и хрущевок.

Содержание

Чем отличается брежневка от хрущевки? Плюсы и минусы брежневок и хрущевок.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:
+7 (499) 350-80-69 (Москва)
+7 (812) 309-75-13 (Санкт-Петербург)
Это быстро и бесплатно !

Жилищный вопрос остро стоял в конце 40 начале 50-х годов, поэтому нужно было решить проблему, применяя дешёвые строительные технологии. Чтобы обеспечить всех нуждающихся в жилье, была создана специальная программа, согласно которой строились дома по упрощённой «панельной схеме».

Благодаря специальной технологии производства огромных панельных блоков, дом можно было построить намного быстрее, чем кирпичный. Таким образом создавались целые районы из пятиэтажных домов, которые потом люди прозвали «хрущевками».

Квартиры в них были небольших размеров и предлагались для нуждающихся только как временное решение, чтобы переселить людей из бараков. Срок эксплуатации таких домов рассчитывался на период от 25 до 50 лет.

Программа свою цель выполнила и дала жилье многим. Но постепенно количество людей в городах увеличивалось, границы города расширялись и уровень комфорта возрастал. Нужно было улучшить программу выдачи жилья нуждающимся и впоследствии разработали другой проект, согласно которому жилье решили строить не в ширь, в высоту.

Таким образом, количество зданий с этажностью 8-9 этажей стремительно увеличивалось.

Народ прозвал дома «брежневками», потому что возведение подобных строений пришлось именно на период правления Л. И. Брежнева. Некоторые проекты были доработаны и строились дома с 12 и 16 этажами, это позволяло немного расширить планировку самих квартир и улучшить здание в целом.

Некоторые люди сходятся в мнении, что «брежневки» это те же «хрущевки», только имеют улучшенную планировку: шире лестничная площадка, изолированные комнаты, железобетонные стены, количество квартир на этаже. Разберём отличия брежневки от хрущевки.

В чем разница между брежневками и хрущевками?

Проект брежневских построек улучшался на протяжении 20 лет и помог создать более 40 разных серий построек, которые отличаются между собой рядок технических характеристик.

Основные отличия между брежневками и хрущевками:

  1. Этажность. В основном все хрущевки – это пятиэтажные дома, которые разработаны с малогабаритными квартирами. А вот брежневки строили от 8-ми до 16-ти этажей с улучшенной планировкой комнат.
  2. Поскольку условия проживания в хрущевках были минимальны, то там отсутствовал мусоропровод, лифты, чердаки. При строительстве брежневок это учли.
  3. Улучшенная планировка квартир в брежневках позволила увеличить высоту потолков с 2.5 м до 2.7м, расширить общую жилую площадь.
  4. За счет использования более качественных материалов, брежневки стоят немного дороже, чем малогабаритные хрущевки.

Достоинства брежневских построек

Основным преимуществом данных построек является увеличенная жилая площадь и более комфортная для проживания планировка. Отсутствие «проходящих» комнат, потому что все они изолированы друг от друга.

При строительстве брежневских домов использовались панельные материалы, потому пол в большинстве случаев идеально ровный.

Специалисты спроектировали множество 8 и 16-этажных домов, которые помогли обустроить жизнь множеству трудолюбивых граждан по всей стране. Благодаря хорошей планировке можно комфортно расположится в квартире без лишних неудобств.

Поскольку при строительстве использовались материалы повышенной износостойкости, то срок эксплуатации таких построек намного выше, чем «хрущевок». Это основные моменты, чем отличается хрущевка от брежневки.

Недостатки брежневок

При всех преимуществах хорошей планировки, есть и несколько недостатков, из-за которых нужно будет хорошо подумать прежде чем покупать квартиру на вторичном рынке жилья.

Самым главным минусом являются бетонные стены. Этот такой материал, который плохо держит тепло и зимой в квартире будет холодно. Особенно это касается угловых квартир, владельцам которым приходится дополнительно тратиться на утепление.

В проекте не учли такой важный фактор как звукоизоляция, поэтому слышимость будет высокая. Перед покупкой квартиры в таком здании обязательно следует проверить, насколько хорошо сделан ремонт и использовались ли шумоизоляционные материалы.

На рынке вторичной недвижимости цены поднимаются с каждым годом. Если есть выбор между хрущевкой и брежневкой, то рекомендуется сравнить все достоинства и недостатки обеих построек. Только потом принимать свое решение, ведь жить в этой квартире придется не один год.

О плюсах и минусах хрущевок

Планировка может сыграть решающую роль. Поэтому нужно знать, что обычно площадь кухни в хрущевках может варьироваться от 4 до 6 квадратных метров.

Это очень маленькое пространство, в которое будет очень сложно вместить функциональную кухонную мебель. В зависимости от проекта, санузел может быть либо совмещенные узлы, либо раздельные.

Также есть несколько вариантов построек, которые различаются между собой количество квартир, которые расположены на одной лестничной площадке.

Хрущевки строились специально для того, чтобы помочь решить проблему для нуждающихся людей, поэтому жилплощадь может составлять от 18 до 50 квадратных метров в зависимости от количества комнат.

Преимущества хрущевок

  • Помогают решить проблему наличия жилья, потому что имеют сравнительно невысокую цену.
  • Достаточно хорошая тепло- и звукоизоляция

Семейные пары на первое время ищут именно такие варианты, пока не насобирают денег на квартиру с большей площадью.

Недостатки

  • Очень маленькая площадь. Особенно это касается кухни и ванной. В некоторых зданий, метраж кухни может составлять всего 3 кв. метра.
  • Наличие «проходимых» комнат. Мало кто захочет жить в комнате, которая может выступать гостиной.
  • Совмещенный санузел.

И в заключение ещё раз о ключевых различиях:

  1. Хрущевки строились с этажностью от 3 до 5 этажей, в то время, когда брежневки проектировались с 8 или 16 этажами.
  2. По количеству общей жилой площади хрущевки заметно уступают.
  3. Наличие дополнительного общего имущества (лифт, мусоропровод) в брежневках.
  4. При их строительстве учли недостатки хрущевок и подняли высоту потолка до 2. 7 метров.
  5. Исходя из рыночной стоимости, приобрести хрущевку будет намного выгоднее.

Не нашли ответа на свой вопрос?
Узнайте, как решить именно Вашу проблему - позвоните прямо сейчас:
+7 (499) 350-80-69 (Москва)
+7 (812) 309-75-13 (Санкт-Петербург)
Это быстро и бесплатно !

Хрущевка или Брежневка? Что лучше и в чем разница? Разница между хрущевкой и брежневкой

При покупке квартиры важно обращать внимание на тип дома, так как различные серии построек обладают своими особенностями планировки и условиями эксплуатации. Вторичный рынок недвижимости предлагает большое количество квартир, возведенных в период Советского Союза: «хрущевки», «брежневки» и «сталинки» . Название каждой из построек сопряжено с именем руководителя СССР, в эпоху которых возводились многоквартирные дома. Давайте рассмотрим, чем отличается хрущевка от брежневки и в чем особенность каждого типа домов.

Тип дома хрущевка

Хрущевки являются первым типом массовых застроек в период с 1956 по 1985 год. Первоначально данный тип домов отстраивали из кирпича, но позднее стали использовать железобетонные блоки. По внешним параметрам фасады домов отличаются незначительно - имеют от 4 до 5 этажей.

Квартиры в кирпичных постройках имеют площадь до 22 квадратных метров. Кухни в редких случаях больше 4,5 квадратных метров, а комнаты от 6 до 9 квадратных метров. Санузел в таких квартирах совмещенный.

Слабая звукоизоляция, небольшие размеры комнат, заниженные потолки до 2,6 метров представляют плюс только в виде низкой стоимости квартиры. Срок эксплуатации хрущевок рассчитан на 25 лет, но постройки данного типа используются и в наши дни. Даже при ограниченном бюджете рекомендуется воздержаться от приобретения недвижимости в хрущевках и накопить на более надежное жилье. Если же других вариантов нет, то следует внимательно осмотреть фасад дома, оценить прочность постройки и качество коммуникаций.

Несмотря на все недостатки кирпичных хрущевок они практичнее панельных построек. При аналогичных площадях квартиры возникают серьезные потери тепла в связи с качеством стен. Приобретать подобную недвижимость следует в том случае, если в них производилось дополнительное утепление.

Квартиры в хрущевках отличаются следующими параметрами:

  • Смежные или проходные помещения;
  • Узкие коридоры и подъезды;
  • Отсутствует лифт.

Тип дома брежневка

Брежневкой называются панельные постройки, возведенные в период с 1960 по 1990 год. Дома данного типа представляют собой улучшенную версию панельных хрущевок с 9 или 16 этажами. Также построены пятиэтажные брежневки, но внешне их сложно отличить от хрущевок.

В брежневк

Сталинки, хрущевки, брежневки: гид по сериям московских типовых домов :: Город :: РБК Недвижимость

Статья историка архитектуры, москвоведа, старшего научного сотрудника Музея Москвы посвящена советским типовым сериям многоквартирных жилых домов

Новоселы (Фото: Е. Логвинов /Фотохроника ТАСС)

Жилищное строительство в Москве уже с первых лет советской власти было приоритетным направлением в развитии города, но финансовых, технических и материальных ресурсов не было.

Жилищный вопрос в самом начале стали решать методом уплотнения и создания коммунальных квартир. Лишь в 1920-е годы были предприняты первые попытки строительства жилых массивов с кооперативными и муниципальными домами, однако прирост городского населения обгонял эти темпы. Генеральный план реконструкции и развития города 1935 года предусматривал комплексную застройку и реконструкцию городских кварталов. Но смена идеологии в архитектуре и архаичность в возведении жилых зданий не позволили в первые пять лет реализовать даже малую часть этого плана.

В 1938–1940-х годах были предприняты первые попытки индустриального домостроения — возведения крупноблочных домов и домов с использованием готовых элементов. После Великой Отечественной войны в Москве в районе Новопесчаных улиц были построены кварталы с домами, в которых были использованы готовые элементы и впервые унифицированы изделия. А первые массовые секционные серии кирпичных домов появились в кварталах Ленинского и Ломоносовского проспектов, а также 1-й и 2-й улиц Строителей (современная улица Строителей и улица Крупской). Одновременно в Ленинграде и Москве в середине 1950-х годов начинаются первые эксперименты по индустриальному домостроению в кварталах Октябрьского поля, 1-й Хорошевской улицы. И лишь после постановления «О развитии жилищного строительства в СССР», принятого Советом Министров СССР в 1957 году, начинается массовое применение индустриального домостроения.

Проект четырехэтажного полукаркасного жилого дома в 9-м квартале Черемушек (Фото: 9-й квартал в Новых Черемушках. - Москва : [Госстройиздат]. 1960 г.)

В качестве эксперимента создается 9-й квартал Черемушек с опытными сериями жилых домов, построенных из блоков, панелей, кирпича и кирпичных блоков. Некоторые из этих серий стали массовыми. Однако в условиях нехватки ресурсов еще долгое время в Москве одновременно с панельными и блочными строили жилые дома со стенами из кирпича — силикатного или красного, иногда применяя для облицовки фасада желтый кирпич.

Все проекты и типы жилых зданий этого периода различались между собой, но имели во многом схожие черты. В 1957 году были выпущены новые нормативы и правила. По этим нормативам в квартире обязательными были кладовая или встроенный шкаф, спальня (6 кв. м на одного человека, 8 кв. м на двоих), общая комната (не меньше 14 кв. м), которая могла быть проходной и вести в том числе на кухню. Жилая площадь однокомнатной квартиры составляла 16 кв. м, двухкомнатной — 22 кв. м, трехкомнатной — 30 кв. м, четырехкомнатной — 40 кв. м.

Рассмотрим некоторые распространенные серии, которые появились в Москве на рубеже 1950–1960-х годов.

Серии СМ и II-08. 19 мая 1959 г. Дома на 1-й улице Строителей в Юго-Западном районе столицы (Фото: Сергеев-Васильев Анатолий/Фотохроника ТАСС)

Первые массовые серии возникли на юго-западе столицы. Это серии СМ-3, СМ-6 (СМ означает Секции Моспроекта) и II-08, которые были распространены во второй половине 1950-х — начале 1960-х годов.

Дома этих серий имеют этажность от восьми до десяти этажей. Построены из красного или силикатного кирпича с железобетонными сборными перекрытиями и узнаваемы по стенам, которые облицованы желтым или силикатным кирпичом. Иногда встречается и отделка красным кирпичом, особенно в 14-м и 17-м кварталах юго-запада. Так как эти здания возводились из кирпича и при возведении не было строгого соблюдения исходного проекта, на местах в проекты часто вносили незначительные изменения, поэтому фасады этих трех серий имеют разнообразное оформление: часто меняется конфигурация балконов, оконных проемов, а в некоторых домах вместо балконов применялись эркеры треугольной формы. Также эти серии были удобны тем, что из секций можно было формировать квартальную периметральную застройку, фактически создавая дом-квартал. Особенность внутренней планировки данных трех серий состоит в том, что межэтажные перекрытия «держатся» на внешних несущих стенах и внутренней центральной продольной несущей стене. Все продольные стены, кроме стен лестничных клеток с лифтовыми шахтами и мусоропроводами, являются ненесущими (даже между квартирами). Высота потолков — от 2,8 до 3 м. Все комнаты изолированы и соединены длинными коридорами, так как планировка в этих сериях разрабатывалась с учетом как покомнатного расселения жильцов (в этих домах были коммунальные квартиры), так и полноценного заселения одной семьи в одну квартиру. Санитарные узлы раздельные. Такие серии массово возводились на юго-западе Москвы и в других районах города. Однако с появлением более дешевых серий строительство данных домов было прекращено в 1959–1960 годах.

В середине 1950-х годов на Хамовническом Валу, в Алексеевском районе, Марьиной Роще, 14-м квартале Юго-Западного района и 11-м квартале Черемушек появляются блочные серии II-04 и II-05. Отличаются эти две серии этажностью (восемь и пять этажей соответственно), планировкой и разной комбинацией одной номенклатуры блоков. Блоки выполнены из шлакобетона, трехслойные и толщиной в 50 см, что обеспечивает хорошую тепло- и шумоизоляцию. В первых сериях блоки были украшены объемным рисунком, что делало эти две серии более выразительными. Однако с началом борьбы с архитектурными излишествами фасады на новых домах уже не имели декора, часто использовалась контрастная геометрическая окраска фасадов, которая вскоре была утрачена. В результате в облике таких домов видно огромное количество невыразительно загерметизированных стыков.

Все комнаты в квартирах домов этих серий изолированные так же, как и в сериях СМ-3, СМ-6 и II-08. Санитарные узлы раздельные. Высота потолков — 2,95 м. В восьмиэтажных сериях везде присутствуют лифтовые шахты и мусоропроводы, но в пятиэтажных они есть не везде.

Следующие серии стали создаваться в период борьбы с архитектурными излишествами и имеют уже более экономичные параметры. Одной из таких серий стали кирпичные пятиэтажные дома серии II-14 — распространенной в Москве и во многих городах ближнего Подмосковья. В Москве кирпичные дома серии II-14 строились абсолютно во всех районах, где в конце 1950-х — начале 1960-х годов велось жилищное строительство. Квартальная застройка, как правило, не осуществлялась: в каждом микрорайоне можно встретить не более двух-трех домов данной серии. Внешний облик этих зданий разный из-за вида кирпича и кладки. Высота потолков 2,5–2,6 м в зависимости от кладки кирпича. Комнаты в большинстве случаев изолированные, так как частично осуществлялось покомнатное заселение, но встречаются и варианты со смежными комнатами. Санитарные узлы раздельные. Часто заселялись и цокольные этажи, которые впоследствии стали нежилыми. Лифты и мусоропроводы в этой серии отсутствуют.

В это же время появляется и массовая кирпичная серия I-511, которая также имеет пять этажей и отличается разнообразием внешнего облика. Высота потолков в ранних домах колебалась от 2,60 до 2,72 м. С 1960-х годов — 2,48 м. В ранних домах все санитарные узлы были совмещенными, а с 1960-х годов — только в однокомнатных квартирах.

Крупноблочная 8-этажная серия II-18-01/08 в Новых Черемушках. Ресторан «Черемушки» и жилые дома на проспекте Нахимова у метро «Профсоюзная». 25 июля 1964 г. (Фото: Лев Портер/ТАСС)

Для создания высотных акцентов в районах массовой застройки стали применять крупноблочные серии II-18-01/08, II-18-01/09 и II-18-01/12. Последняя цифра означает количество этажей. В 1960-х годах на замену серий II-18-01/08, II-18-01/09 пришла серия II-18-01/12. Эти серии самые массовые в Москве. Присутствуют массово не только в районах застройки 1950–1960-х годов, но и в границах ЦАО. Обе эти серии односекционные, обладают узнаваемым обликом, неотделанными стыками блоков и выкрашенными часто в белый или бежевый цвет фасадами. Правда, многие здания этих серий в 2000-е годы приобрели вентилируемые фасады и теплоизоляцию.

Серия II-18-01/09 (Фото: Строительство и архитектура Москвы. 1963 г.)

В сериях II-18-01/08, II-18-01/09 присутствует интересная особенность расположения лифтовой шахты, которая имеет освещение через оконные проемы со стеклоблоками. Сами лифтовые двери расположены на межэтажных площадках, что, по мнению разработчиков этой серии, давало экономию на лифтовых проемах, но в наше время создает сложности при использовании детских и инвалидных колясок.

В блочных домах серии II-18-01/08 и II-18-01/09 во всех двухкомнатных квартирах комнаты смежные. Высота потолков — 2,50 м. Наружные стены — шлакобетонные блоки толщиной 40 см. Внутренние межквартирные — гипсошлакобетонные панели толщиной 20 см. Встречаются и кирпичные варианты данной серии.

В 1996-2000-х годах серии II-18-01/08 и II-18-01/09 планировалось включить в программу второй очереди сноса, но с 2006 года данные серии были исключены из этой программы и началась реконструкция домов, которая продолжилась в ЦАО с 2017 года.

У данной серии есть существенные недостатки — промерзание торцевых углов в первых домах данной серии, а также неравномерная осадка различных частей дома (так как фундаменты главных фасадов и остальных стен раздельные). Санитарные узлы везде совмещенные и с сидячими ваннами.

Серия II-18-01/12. Жилые дома в районе Зюзино.16 августа 1967 г.  (Фото: Виктор Кошевой/ТАСС)

Серия II-18-01/12 стала модификацией серий II-18-01/08 и II-18-01/09. В данной серии было уже два лифта возле квартирных холлов. Также появились раздельные санитарные узлы со стандартными ваннами, улучшена планировка квартир.

В 1957–1960-х годах возводятся пятиэтажные полукаркасные (неполный каркас и навесные панели) серии К-7 и 1605-АМ/5. Их облик узнаваем по облицовке панелей бело-серой и красной плиткой (иногда бежево-оранжевой). Редко — без отделки. Высота потолков — 2,48–2,55 м. В однокомнатных квартирах — совмещенные или раздельные санузлы, в двух- и трехкомнатных квартирах — раздельные. Лифт и мусоропровод отсутствуют. Наружные стены — навесные железобетонные панели толщиной 300 мм, утеплены пенокералитом. Внутренние несущие стены — железобетонные балки-стенки, заполненные часторебристыми железобетонными или газобетонными панелями. Все это отразилось на состоянии этих серий в последующие десятилетия, а также на низкой шумоизоляции. Серия К-7 была признана сносимой еще в 1990-х годах и почти полностью ликвидирована в Москве. Дома серии 1605-АМ/5 также активно сносятся в городе. Их можно узнать по балконам на квадратных в сечениях колоннах или полулоджиям.

В некоторых районах Москвы можно встретить и общесоюзную серию I-335 — самую массовую пятиэтажную серию в СССР. Если все вышеперечисленные серии редко выходили за границы Москвы, то I-335 была распространена по всей стране. Для этой серии характерны удлиненные окна лестничных клеток и уменьшенные по сравнению с московскими сериями окна жилых помещений.

Серия КПД-4570. Архитектор Е. Асс (Фото: Строительство и архитектура Москвы. 1963 г.)

Серия КПД-4570. Архитектор Е.Асс (Фото: Строительство и архитектура Москвы. 1963 г.)

К схожему типу можно отнести и еще одну общесоюзную серию, которая также была распространена в Москве — КПД-4570. Панельная пятиэтажная серия строилась в течение большого промежутка времени — с 1957 по 1990-е годы (в последнее время уже в модифицированном виде), получив общесоюзное распространение и популярность. За пределами Москвы данная серия в основном строилась в военных городках (на территории бывшего СССР и в Восточной Европе). Вне Москвы такие дома обладают характерными особенностями — облицовкой панелей голубой плиткой и деревянными импостами с узкими форточками в оконных проемах. В Москве облицовка плиткой отсутствует, яркой особенностью на фасадах является специальное выделение мест стыков, которое выкрашивалось контрастными оттенками. Высота потолков — 2,5 м. Площадь кухни в данной серии одна из самых маленьких — 5 кв. м. Лифта и мусоропровода не предусмотрено.

Для Москвы же массовой в 1960-х годов стала серия I-515/5М, один из первых проектов (наряду с K-7) полукаркасной схемы (неполный каркас и навесные панели). Несущие стены — продольные (на что указывает I в названии серии). Высота потолков — 2,48 м. Часто центральная комната в двух и трехкомнатной квартирах проходная. Санузел почти во всех сериях совмещенный, даже в двушках и трешках. Лифт и мусоропровод отсутствуют. Особенностью этой серии является то, что батареи отопления шириной около 80 см спрятаны в межкомнатные перегородки (со стороны окон).

Серия 1МГ-600 (Фото: Жилищное индустриальное домостроение Москвы, источник Г. П. Павлов. Десятый экспериментальный. — Москва, 1962)

Все эти серии индустриального домостроения имели очень жесткую структуру, облик панельных и крупноблочных домов был однотипным. В 1960-х годах появился сборный железобетонный каркас с навесными панелями. Такие изделия были применены при строительстве административных и жилых зданий на Новом Арбате, а также при возведении зданий для НИИ. Это позволяло в условиях ограниченной номенклатуры изделий вносить разнообразие в облик и композицию фасадов. Решено было использовать данные изделия и для жилищного строительства — особенно для создания домов по индивидуальным проектам или малотиражных серий.

16-этажный одноподъездный панельный жилой дом серии 1МГ-601 Д. Вид на Новые Черемушки из строящегося жилого здания на улице Телевидения. 13 июня 1969 г. (Фото: Наум Грановский/ТАСС)

Но одна из серий стала массовой — 1МГ-600 и 1МГ-601 с различными буквенными индексами. Здания таких серий — панельно-каркасные дома, при этом каркас состоит из обыкновенных железобетонных элементов, а наружные стены — из керамзитобетонных блоков, облицованных плиткой. В сериях применена особая конструкция несущих стен: они идут с шаго

Законодательство в сфере недвижимости, мнение специалиста.

Вторичный рынок недвижимости сейчас невероятно богат на предложения в самых разных ценовых категориях. Какой объект выбрать из имеющегося множества, чтобы не прогадать с его ликвидностью в будущем?

Сталинка: отличительные черты, преимущества и недостатки

Вообще «сталинками» называют все постройки 30-50-х годов, но представление об этих объектах на вторичном рынке несколько иное.

Так, под «сталинками» на вторичном рынке недвижимости чаще всего понимаются так называемые парадные объекты, которые строились для советской элиты: научной, партийной, культурной. Это здания с красивым фасадом в стиле «сталинского ампира», многочисленными лепными элементами, балюстрадами и колоннадами. Квартиры именно в таких домах пользуются популярностью и обладают ликвидностью, несмотря на свой солидный возраст. В противоположность этим объектам другие «сталинки», построенные для обычных рабочих людей, имеют более скромные внешние характеристики и значительно меньше котируются на рынке.

Продолжая разговор об элитных «сталинках», мы обозначим характерные черты этих объектов, которые по сути являются их достоинствами:

- высокие потолки;

- просторные изолированные комнаты;

- большие окна.

Ко всему этому стоит добавить красиво оформленные парадные, изящные балконы, нередко наличие лифтов и мусоропроводов в домах.

Вообще планировка «сталинок» выгодно отличает их от более поздних «хрущёвок» и «брежневок». В них больше света и воздуха, благодаря щедрому метражу и окнам. Кроме того, «сталинки» чаще всего делались из кирпича, а это придаёт помещению особую теплоемкость и звукоизоляцию. А если учесть толщину стен сталинских домов, то с ними не сравнятся никакие другие типовые сооружения. Для сравнения: угловая квартира в «сталинке» будет серьёзно отличаться от угловой квартиры в «хрущёвке» или «брежневке» именно благодаря своей повышенной теплоемкости.

Недостатки «сталинского жилья»:

- солидный возраст домов;

- старые коммуникации;

- сложности в осуществлении ремонта из-за ветхости помещений;

- наличие деревянных перекрытий;

- дороговизна замены окон из-за их нестандартного размера.

Впрочем, половина «минусов» может отпасть сама собой. Так, во многих домах, которые подверглись капитальному ремонту, уже могут быть заменены проводка и инженерные коммуникации, да и новые окна зачастую достаются «по наследству» от предыдущих хозяев.

«Хрущёвка»: отличительные черты, преимущества и недостатки

«Хрущёвки» – это объекты, построенные в середине и конце 60-х годов. Это могут быть трёх- либо пятиэтажные здания из кирпича или панелей. Поскольку в стране наблюдался резкий дефицит жилья, то это не могло не сказаться на качестве объектов. Дома хрущевской эпохи отличаются особой лаконичностью и минимумом удобств.

Так, характерные черты «хрущёвок» по большей части соединяют в себе их главные недостатки:

- скромный метраж;

- довольно низкие потолки 2,5 м;

- смежные комнаты;

- отсутствие лифта и мусоропровода;

- совмещённый санузел;

- маленькая кухня.

Плюсы «хрущёвок»:

- оптимальная цена на рынке «вторички»

- хорошая тепло- и звукоизоляция в кирпичных домах

По большому счету, единственным истинным недостатком «хрущёвки» можно назвать только планировку со смежными комнатами и метраж, с остальными «минусами» вполне можно ужиться.

«Брежневка»: отличительные черты, преимущества и недостатки

Дома, возведенные в 70-80-х годах принято относить к «брежневкам». Это типовые сооружения пяти-, девяти-, двенадцати- и шестнадцатиэтажной высоты. Что касается планировки, то она более удобная, по сравнению с «хрущевками», но всё же напоминает её своей компактностью. Санузел раздельный, но ванная и туалет имеют скромные размеры. Кухня «подросла», но не настолько, чтобы считаться комфортной и функциональной.

В целом к «плюсам» «брежневок» можно отнести:

- удобную планировку;

- раздельный санузел;

- изолированные комнаты;

- сравнительно молодой возраст домов;

- ровные пол и потолок за счет панелей.

Своим главным недостаткам «брежневки» обязаны материалу, из которого чаще всего строились дома брежневской эпохи – бетонным панелям. Благодаря им «брежневки» обладают невысокой теплоемкостью и низкой звукоизоляцией.

А что с ликвидностью?

В целом более востребованы на рынке «хрущёвки» и «брежневки». Это и понятно, потому что многих потенциальных покупателей отпугивает возраст «сталинок» и их немалая цена, которая образуется за счёт внушительного метража квартир. Что касается доступности, то самыми дешёвыми на рынке являются «хрущёвки», а самыми дорогими – «сталинки». А вот продать проще всего будет «брежневку», поскольку она оптимально сочетает в себе цену и качество.

Что же до престижности объектов, то для наглядности можно привести следующую аналогию. Зачастую гораздо дешевле купить новенькую отечественную машину, а вот подержанный «мерседес» может обойтись намного дороже. Но при этом очевидным будет ответ на вопрос: какая из машин престижнее. Также и с квартирами. «Сталинка» – это своеобразный бренд, который говорит сам за себя без лишних слов. Эти дома строились не только с размахом, но и на совесть, поэтому их качество не вызывает сомнений.

Зачастую бывает достаточно одного взгляда, чтобы понять, в какой квартире жить вам будет комфортнее и уютнее. Но всё же иногда в процессе выбора возникают те или иные сомнения. Для того чтобы развеять их, необходимо просто услышать мнение профессионала – «человека со стороны», который сможет без предвзятости оценить тот или иной объект. Если вы не знаете, какую квартиру выбрать, позвоните нам прямо сейчас. Мы поможем объективно сравнить несколько вариантов, которые вам понравились и выбрать из них оптимальный.  

СССР при Хрущеве и Брежневе - GCSE History

Выдержки из этого документа ...

СССР при Хрущеве и Брежневе. Сталин умер в 1953 году после преобразования СССР. Сталин внес в СССР большие изменения, он начал в 1928 году с первой пятилетки. Он установил плановую экономику, в которой ГОСПЛАН, государственная плановая организация, созданная в 1921 году Лениным, устанавливал цели для каждого завода с целью увеличения производства в тяжелой промышленности и модернизации СССР.Лидер коммунистов также приложил немало усилий для индустриализации отдаленных районов СССР с целью эксплуатации ресурсов таких негостеприимных регионов, как Урал и Западная Сибирь. Примером города, созданного Сталиным посредством его пятилетнего плана, был Магнитогорск. В эти города были отправлены рабочие, чтобы начать производство сырья, найденного в этих районах, большинство из них были кулаки, которые были изгнаны из своих домов. Однако Сталин не только изменил экономическую и производственную систему СССР, но и изменил методы ведения сельского хозяйства.Сталин хотел развивать СССР и считал, что для этого нужно модернизировать сельское хозяйство. В результате роста населения в крупных промышленных городах СССР не хватало зерна, чтобы прокормить население, и у Сталина даже были планы экспортировать зерно для финансирования индустриализации. ...читать больше.

Хрущев в 1950-е годы также изменил промышленность. Он хотел децентрализовать СССР, упразднив центральных министров и создав Совнархозы, которые контролировали территории СССР и поощрялись к принятию собственных решений с целью повышения независимости и инициативы.Хрущев также попытался уменьшить страх, ослабив контроль над рабочими, позволив им сменить работу. Были созданы новые отрасли промышленности, такие как химическая, газовая и синтетическая промышленность, чтобы обеспечить больше рабочих мест и развить СССР. Чтобы конкурировать с США, Хрущев вложил много денег в военные и научные исследования. В результате число исследователей быстро увеличивалось, и вместо солдат в Красной Армии были созданы ракеты. Первый спутник, Спутник-1, и первый человек в космосе Юрий Гагарин также стали результатом хрущевских реформ.В феврале 1956 года Хрущев произнес секретную речь на ХХ съезде партии. В этом выступлении он подверг критике культ личности Сталина, который привел к злоупотреблению властью. Хрущев также зачитал завещание Ленина и описал, как Сталин очистил миллионы невинных людей, он сказал, что Сталин не был героем и гением, каким он себя считал. ...читать больше.

Социально-экономический спад был вызван тем, что СССР не мог продолжать свою международную политику.Коррупция в правительстве привела к застою СССР. Члены собственной семьи Брежнева были вовлечены в политику и брали у государства много денег, чтобы разбогатеть. Чтобы конкурировать с США, СССР потратил огромные деньги на вооружение и космическую гонку, Красная Армия также участвовала во многих войнах, таких как война в Афганистане в 1979 году, которая стоила больших жизней, оборудования и денег. и, безусловно, превратил многих простых людей в правительство.Это привело к стагнации СССР, поскольку Брежнев не улучшил экономику СССР, он забыл о старой системе и не контролировал ее. Действия Брежнева могут даже подсказать, как он просто хотел устранить оппозицию, арестовывая диссидентов, и как он просто хотел быть лидером СССР за деньги, которые он и его семья зарабатывали на этом. Застой СССР был просто негативным эффектом для всех, поскольку СССР пошел вспять. Однако после того, как к власти пришли еще два преемника, Горбачев внес в СССР другие важные изменения.?? ?? ?? ?? 1 ... читать дальше.

Предварительный просмотр выше представляет собой неформатированный текст

Эта студенческая письменная работа - одна из многих, которые можно найти в нашем разделе GCSE International Relations 1945–1991.

Россия - эпоха Брежнева

Россия Содержание

Режим, последовавший за Хрущевым, принял гораздо более консервативный подход к большинству проблем. Сталинизм не вернулся, но было меньше широта для индивидуального самовыражения. Международные отношения продолжали американские горки, с вторжением в Афганистан в 1979 г. серьезная неудача в отношениях с Западом. Советская экономика продолжалась колебаться, не получая очевидной выгоды от конца хрущевского экономические эксперименты.

Возвышение Брежнева

После отстранения Хрущева от власти руководители Политбюро (так как Президиум был переименован в 1966 г. Двадцать третьей партией Конгресс) и Секретариат снова установили коллективное руководство.В виде был случай после смерти Сталина, несколько человек, в том числе Алексей Косыгин, Николай Подгорный и Леонид Брежнев утверждали за власть за фасадом единства. Косыгин принял позицию премьер-министром, которым он занимал до выхода на пенсию в 1980 году. Брежнев, занявший пост первого секретаря, возможно, изначально просматривался его коллеги в качестве временного назначенца.

Брежнев родился в 1906 году в семье русского рабочего. Хрущев в начале своей карьеры и благодаря покровительству своего влияние выросло до членства в Президиуме.Поскольку его собственная сила росла, Брежнев создал круг последователей, которых он как первый секретарь постепенно занял сильные позиции. В то же время Брежнев медленно понижал в должности или изолировал возможных претендентов на его должность. За Так, в декабре 1965 г. ему удалось возвести Подгорного в ряды торжественное положение председателя Президиума Верховного Совета, высшая законодательная организация в правительстве, тем самым устраняя его как соперника.Но восхождение Брежнева было очень постепенным; только в 1971 г., когда ему удалось назначить четырех ближайших соратников в Политбюро, стало ясно, что его голос был самым влиятельным в коллективное руководство. После еще нескольких кадровых перестановок Брежнев принял председательство в Президиуме Верховного Совета в 1977 г., подтверждая его первенство как в партии, так и в государстве.

Годы после Хрущева были отмечены стабильностью кадры, группы активистов на ответственных и влиятельных должностях в партийный и государственный аппарат.Введя лозунг «Доверься Кадры »в 1965 году Брежнев завоевал поддержку многих осторожных бюрократов. постоянных реорганизаций хрущевской эпохи и стремления к безопасность в установленных иерархиях. Показатель стабильности период заключается в том, что почти половина членов ЦК в 1981 год был пережитком пятнадцати лет назад. Следствие этого стабильность была старением советских лидеров; средний возраст Политбюро количество членов выросло с пятидесяти пяти в 1966 году до шестидесяти восьми в 1982 году.Советский лидерство (или «геронтократия», как ее называли в Запад) становился все более консервативным и закостенелым.

Консервативная политика характеризовала повестку дня режима в эти годы после Хрущева. Придя к власти, коллективное руководство не только отменил такую ​​политику Хрущева, как раздвоение партии, это также остановило десталинизацию. Действительно, положительные ссылки на стал появляться мертвый диктатор.Советская конституция 1977 г., хотя в некоторых отношениях отличающийся от Сталинского документа 1936 г., общая направленность последнего. В отличие от относительной культурной свобода, разрешенная в ранние хрущевские годы, Брежнев и его коллеги продолжили более ограничительную линию более позднего Хрущева. эпоха. Руководство не желало или не могло использовать сталинские методы для контролировать советское общество; вместо этого он предпочел использовать репрессивную тактику против политических диссидентов даже после того, как Советский Союз подписал Хельсинкские соглашения 1975 года, обязывающие подписавшие страны к более высоким стандарты соблюдения прав человека.Диссидентов преследовали во время этого время включало писателей и активистов в запрещенные религиозные, националистические, и движения за права человека. Во второй половине брежневской эры режим терпимо относился к популярным проявлениям антисемитизма. В условиях «развитого социализма» (исторический этап, на котором советский Союза достигнуто в 1977 г., согласно КПСС), заветы Марксизм-ленинизм преподавался и укреплялся как средство поддержки авторитет режима, а не как инструмент революционных действий.

Внешняя политика сверхдержавы

Главной заботой преемников Хрущева было восстановление советского первенство в сообществе коммунистических государств, подрывая влияние Китая. Хотя новые лидеры изначально подошли к Китаю без вражды Мао осудил советскую внешнюю политику как «ревизионист» и его борьба за влияние в Третьей Мир вскоре привел к ухудшению отношений между двумя странами.Китайско-советские отношения достигли низшей точки в 1969 году, когда произошли столкновения вспыхнуло вдоль границы спорного реки Уссури на Дальнем Востоке. Позже китайцы, запуганные советской военной мощью, согласились не патрулировать приграничную территорию, на которую претендует Советский Союз; но напряженно отношения между двумя странами продолжались до начала 1980-х годов.

Под коллективным руководством Советский Союз снова применил силу в Восточная Европа, на этот раз в Чехословакии.В 1968 году настроенные на реформы элементы Коммунистической партии Чехословакии быстро начали либерализовать свое правление, ослабить цензуру и укрепить связи с Западом. В ответ советские и другие войска Варшавского договора вошли в Чехословакию. и установил новый режим. Из этих событий возникли так называемые Доктрина Брежнева (см. Глоссарий), которая предупреждала, что Советский Союз будет действовать, чтобы сохранить свою гегемонию в Восточной Европе (см. Центральную Европа, гл.8). Советское подавление реформаторского движения уменьшено вопиющие жесты неповиновения со стороны Румынии и послужили угрожающий пример профсоюзному движению Польской солидарности в 1980. Но это также способствовало разочарованию коммунистических партий в Западной Европе. до такой степени, что к 1977 году большинство ведущих партий поддержали Еврокоммунизм, прагматический подход к идеологии, который позволил им проводить политические программы независимо от советского диктата.

Советское влияние в развивающемся мире несколько расширилось во время 1970-е годы. Новые коммунистические или левые правительства поддерживают тесные отношения с Советским Союзом пришел к власти в нескольких странах, включая Анголу, Эфиопия, Мозамбик и Никарагуа. На Ближнем Востоке советская Союз боролся за влияние, поддерживая арабов в их споре с Израиль. После июньской войны 1967 года на Ближнем Востоке Советский Союз восстановил побежденные сирийскую и египетскую армии, но неудача, когда Египет изгнал советских советников из страны в 1972 году и впоследствии вступил в более тесные отношения с Соединенными Штатами.Советский Союз сохранил связи с Сирией и поддерживал палестинцев. претензии к независимому государству. Но советский авторитет среди умеренных Мусульманские государства пострадали в 1980-х годах в результате советских военных деятельность в Афганистане (см. Ближний Восток, гл. 8). Пытаясь поддержать коммунистическое правительство в этой стране, Брежнев послал вооруженных сил в декабре 1979 г., но большая часть афганского населения сопротивлялись как оккупантам, так и марксистскому афганскому режиму.Результирующий война в Афганистане продолжала оставаться нерешенной проблемой для советских Союз на момент смерти Брежнева в 1982 году.

Отношения СССР с Западом сначала улучшились, затем ухудшились в годы после Хрущева. Постепенное сворачивание Соединенных Штатов участие в войне во Вьетнаме после 1968 г. открыло путь для переговоры между США и Советским Союзом по тема ядерного оружия. Договор о нераспространении ядерного оружия Оружие (широко известное как Договор о нераспространении ядерного оружия - ДНЯО; см. Глоссарий) вступил в силу в 1970 году, и две страны начали Переговоры об ограничении стратегических вооружений (ОСВ) в следующем году.В московском Встреча на высшем уровне в мае 1972 г., Брежнев и президент Ричард М. Никсон подписал Договор по противоракетной обороне (Договор по ПРО - см. Глоссарий) и Временное соглашение об ограничении стратегических наступательных вооружений. Оба соглашения по существу заморозили существующие запасы двух стран. стратегических оборонительных и наступательных вооружений. Период разрядки, или ослабление напряженности между двумя сверхдержавами возникло, с заключено дальнейшее соглашение об установлении предельных значений количества наступательные вооружения с обеих сторон в 1974 г.Венцом достижения эпохой разрядки стало подписание в 1975 г. Хельсинкских соглашений, которые ратифицировал послевоенный статус-кво в Европе и обязывал подписавших уважать основные принципы прав человека. В последующие годы Советский Союз был признан существенным нарушителем Соглашения о правах человека.

Но даже в период разрядки Советский Союз увеличивал размещение оружия, в результате чего к концу 1970-х гг. достигли ядерного паритета с Соединенными Штатами или даже превосходства над ними.Советский Союз также усилил осуждение альянса НАТО. в попытке ослабить единство Запада. Хотя второе соглашение ОСВ был подписан Брежневым и президентом Джимми Картером в Вене в 1979 году, после советского вторжения в Афганистан администрация Картера снял соглашение с рассмотрения Сенатом США, и разрядка фактически подошла к концу. Также в ответ на советское вторжение в Афганистан, Соединенные Штаты ввели зерновое эмбарго на Советский Союз и бойкотировал Московские летние Олимпийские игры 1980 года.Напряженность между Соединенными Штатами и Советским Союзом продолжалась до Смерть Брежнева.

Экономика при Брежневе

Несмотря на то, что Хрущев возился с экономическим планированием, экономическое система оставалась зависимой от центральных планов, составленных без ссылки на рыночные механизмы. Реформаторы, среди которых был экономист Евсей Либерман. наиболее примечательно, выступал за большую свободу для отдельных предприятий от внешнего контроля и стремились повернуть экономику предприятий цели по получению прибыли.Премьер-министр Косыгин поддержал Предложения Либермана и сумел включить их в общую Программа экономических реформ, утвержденная в сентябре 1965 года. Эта реформа включала отказ от хрущевских областных совнархозов в пользу возрождение центральных промышленных министерств сталинской эпохи. Однако оппозиция со стороны консерваторов и осторожных менеджеров вскоре затормозил реформы Либермана, заставив государство отказаться от них.

После недолгой попытки Косыгина перестроить экономическую систему, планировщики вернулись к составлению комплексных централизованных планов типа впервые разработан при Сталине.В промышленности в планах подчеркивалась тяжелая и оборонные отрасли, пренебрегая легкими потребительскими товарами ветви (см. «Период послевоенного роста», гл. 6). Как развитый индустриальная страна, Советский Союз к 1970-м годам сложно поддерживать высокие темпы роста в промышленном секторе что он наслаждался в предыдущие годы. Все более крупные инвестиции и затраты труда требовались для роста, но эти затраты становились труднее получить.Хотя цели пятилетних планов 1970-е годы были уменьшены по сравнению с предыдущими планами, цели остались в значительной степени неудовлетворен. Промышленный дефицит наиболее остро ощущался в сфера товаров народного потребления, где население неизменно требовало улучшенных качество и увеличенное количество. Развитие сельского хозяйства продолжалось отставание в брежневские годы. Несмотря на стабильно увеличивающиеся инвестиции в в сельском хозяйстве рост при Брежневе упал ниже уровня, достигнутого при Хрущев.Периодически происходящие засухи в 1970-е гг. вынудили Советский Союз импортировать большие количества зерна из западных страны, включая США. В деревне, Брежнев продолжила тенденцию к преобразованию колхозов в совхозы и повысили доходы всех сельскохозяйственных рабочих. Несмотря на повышение заработной платы, крестьяне еще много времени и сил уделяли своим приусадебным участкам, которые обеспечивали Советский Союз непропорционально большой сельскохозяйственные товары (см. Сельское хозяйство, гл.6).

Уровень жизни в Советском Союзе представлял проблему для Брежневское руководство после подъема конца 1960-х застопорилось на уровень намного ниже, чем у большинства западных промышленных (и некоторых восточных Европейские страны. Хотя некоторые приборы и другие товары стали более доступными в 1960-х и 1970-х годах, улучшение жилищных условий и запасы еды были небольшими. Поощряется нехватка товаров народного потребления хищение государственной собственности и рост черного рынка.Однако водка оставалась доступной, а алкоголизм - проблемой. важный фактор как снижения продолжительности жизни, так и роста уровень детской смертности, который Советский Союз испытал в Брежневские годы (см. Состояние здоровья, гл. 5).

Культура и искусство в 1960-1970-е годы

Прогресс в развитии системы образования был неоднозначным в Брежневские годы. В 1960-х и 1970-х годах процент трудоспособного возраста неуклонно растет число людей со средним образованием.Все же в в то же время доступ к высшему образованию стал более ограниченным. К 1980 г. процент поступивших в университеты выпускников средних школ упала до двух третей от показателя 1960 года. Студенты приняты в университеты все больше происходили из профессиональных семей, а не рабочие или крестьянские хозяйства. Эта тенденция к увековечиванию образованная элита была не только функцией высших культурных фон элитных семей, но также, во многих случаях, результат их возможность влиять на процедуры приема (см. Советское наследие, гл.5).

Прогресс науки при Брежневе тоже был непостоянным. В большинстве видимое испытание его продвижения - гонка с США за человек на Луне - Советский Союз рухнул, но благодаря настойчивости Советская космическая программа продолжала развиваться и в других областях. В в целом, несмотря на лидерство в таких областях, как металлургия и термоядерная термоядерного синтеза, советская наука отставала от западной, частично тормозилась медленным развитием компьютерных технологий.

В литературе и искусстве - большее разнообразие творческих произведений. стали доступными для общественности, чем были доступны ранее. В виде в предыдущие десятилетия государство продолжало определять, что может быть законно опубликованные или исполненные, наказание стойких нарушителей ссылка или тюрьма. Тем не менее, больше экспериментов в формах искусства стали допустимыми в 1970-х годах, в результате чего более изощренные и начали создаваться тонко критические работы.Режим ослабил критика социалистического реализма; так, например, многие главные герои романов автора Юрия Трифонова проблемы повседневной жизни, а не построения социализма. В музыке хотя государство продолжало неодобрительно относиться к таким западным явлениям, как джаз и рок, он стал разрешать западные музыкальные ансамбли, специализирующиеся на эти жанры будут появляться ограниченно. Но родной балладник Широко популярному в Советском Союзе Владимиру Высоцкому было отказано официальное признание из-за его иконоборческой лирики (см. литературу и искусства, гл.4).

В религиозной жизни Советского Союза возрождение народных преданность основным конфессиям стала очевидной в конце 1970-х, несмотря на продолжающееся фактическое неодобрение со стороны властей. Этот возрождение могло быть связано с в целом растущим интересом Советские граждане в своих национальных традициях (см. Православная Церковь, гл. 4).

Смерть Брежнева

Вскоре после того, как его культ личности начал укореняться в В середине 1970-х у Брежнева начались периоды плохого здоровья.После Брежнев перенес инсульт в 1975 году, члены Политбюро Михаил Суслов и Андрей Кириленко на время взял на себя часть руководящих функций. Затем, после очередного приступа плохого здоровья в 1978 году, Брежнев делегировал еще своих обязанностей перед Константином У. Черненко, давним соратником который вскоре стал рассматриваться как наследник. Его перспективы однако сменившие Брежнева пострадали от политических проблем, генеральный секретарь в начале 1980-х гг.Не только экономические неудачи, подрывающие престиж Брежнева, но скандалы с участием его семьи и политические союзники также подрывали его авторитет. Между тем Юрий В. Андропов, начальник Комитета государственной безопасности (Комитет госбезопасности). государственной безопасности - КГБ; см. Глоссарий), видимо, тоже началось кампания по дискредитации Брежнева. Андропов взял на себя функции Суслова после смерти Суслова в 1982 году, и он использовал свое положение для саморекламы следующим генсеком КПСС.Хотя он перенес еще один инсульт в марте 1982 года Брежнев отказался покинуть свой пост. Он умер, что Ноябрь.

Советский Союз заплатил высокую цену за стабильность Брежнева лет. Избегая необходимых политических и экономических перемен, Брежнев руководство обеспечило экономический и политический спад, который страна испытал в течение 1980-х. Это падение власти и престижа резко контрастировали с динамизмом, которым был отмечен советский Революционные начала Союза.

Пользовательский поиск

Источник: Библиотека Конгресса США

Хрущевская каменщица

Хрущевская каменка

Хрущевка


Первая публикация: ANTITHESIS, Ноябрь-декабрь 1964 г.
Транскрипция, редактирование и разметка: Пол Саба
Авторские права: Эта работа находится в общественном достоянии по лицензии Creative Commons Common Deed. Вы можете свободно копировать, распространять и демонстрировать эту работу; а также производить производные и коммерческие работы.Пожалуйста, укажите Энциклопедию антиревизионизма в Интернете в качестве источника, укажите URL-адрес этой работы и отметьте всех перечисленных выше переводчиков, редакторов и корректоров.


Внезапное свержение премьера Хрущева было событием, которого почти никто не ожидал. Реакция прессы, особенно левой, в основном ограничивалась выражениями удивления и осторожными комментариями. Для некоторых левых элементов, которые отождествляли себя с хрущевскими взглядами на мирное сосуществование, это был жестокий удар.Их могли утешить только первые заявления Брежнева и Косыгина, которые настаивали на том, что в советской внешней политике не будет никаких изменений. Другие левые части, включая АНТИТЕЗИС, которые считали Хрущева опасным отступником с пути социалистического единства, были довольны изгнанием, хотя и не испытывали оптимизма, что это приведет к немедленному возвращению к марксизму-ленинизму в СССР. Буржуазная пресса США в целом относилась к событиям в Москве «с опаской».Они, как и левая КПСС, пытались найти утешение в первых заявлениях КПСССР. Обозреватель синдиката Мэрри Кемптон был вынужден написать, что Хрущев был «лучшим премьер-министром Советского Союза, который когда-либо был в Соединенных Штатах».

Марксистов-ленинцев всего мира не поразила резкая смена мест. Мы, в отличие от ревизионистов (особенно КП США, друзей и сторонников), давно осознаем ухудшение позиции линии Хрущева. Мы знали о трудностях Советского Союза, особенно в сельском хозяйстве, в результате отката к капитализму.Мы знали о растущем влиянии марксизма-ленинизма и, наоборот, об уменьшении влияния ревизионизма во всем мире. Тем не менее, честно говоря, нужно сказать, что отставка Хрущева стала приятной неожиданностью. Это было ярким свидетельством провала ревизионизма и, несомненно, стало ценным подспорьем марксистско-ленинским силам как внутри, так и за пределами СССР.

Гас Холл, пресс-секретарь CPUSA, сумел наткнуться на серии пресс-конференций, посвященных увольнению К.Несомненно, он был доволен вниманием, проявленным к его взглядам, и возможностью оказаться в центре внимания как кремленолог. Тем не менее он мало что мог сказать, кроме как указать, что он один верил в «официальную причину», выдвинутую Москвой, - что Хрущев был смещен по причине плохого состояния здоровья. People’s World сообщил пресс-конференции в Сан-Франциско (частично) следующим образом:

«Обсуждая свои замечания замечанием о том, что он может предложить только« хорошее коммунистическое предположение », Холл выразил мнение, что, несомненно, проблемы накопились в советском правительстве и партийном руководстве из-за методов работы Хрущева и определенных черт личности.

«Он сказал, что, несомненно, Хрущев подвергся критике со стороны своих коллег, что он не принял порицания и вместо этого подал в отставку.

«Именно в этой области, - добавил Холл, - проблема плохого здоровья и пожилого возраста сыграла свою роль. Как вы знаете, чем старше мужчина становится, тем больше он становится на свой лад. Я считаю, что именно это случилось с Хрущевым. ”

Таким образом, подобной поллианне тарабарщиной представитель ревизионизма Соединенных Штатов прокомментировал одно из главных политических событий последних нескольких лет.

НЕИСПРАВНОСТИ ХРУЩЕВА

Как указывали наши китайские товарищи, неудачи Хрущева слишком объемны для того, чтобы их можно было полностью каталогизировать. Уилфред Берчетт, московский корреспондент Национальной гвардии , написал в выпуске этой публикации от 7 ноября об основных областях недовольства Хрущевым среди рабочих и рядовых членов партии. Это превосходный рассказ о тщеславных промахах политика, похожего на Таммани, человека, который пытался переписать советскую историю, сделав себя главным героем.

«Основным (неудовлетворенным) было стремление Хрущева заставить советских людей плюнуть на собственное прошлое; отвернуться от своих великих революционных достижений - даже включая их потрясающая победа над германским фашизмом - потому что они были достигнуты в сталинскую эпоху ... Такие тенденции, плюс изображение Хрущева как реального победителя Сталинградской битвы и ошибочное утверждение, что он был одним из основателей Красная Армия внесла большой вклад в снижение его авторитета в последние годы.”

Трезвый анализ Берчетта дает ценную информацию о настроении советских людей, реагирующих на некоторые прихоти К.

Было бы серьезной ошибкой считать неудачи Хрущева просто ошибками. Было бы также глупо называть каждую неудачу исключительно результатом усилий К. Хрущев - главный представитель клики ренегатов, которая стала доминировать в КПСССР. Большинство этих политиков по-прежнему находятся у власти, и нет никаких доказательств того, что такие люди, как Суслов, Брежнев, Косыгин, Микоян и их друзья, скоро будут удалены.Они разработали коррумпированную буржуазную идеологию и пытались привязать ее к марксизму-ленинизму.

Критическим провалом клики Хрущева стала их попытка приспособить социализм к американскому империализму. Они не согласились с тем фактом, что основное противоречие в современном мире находится между социализмом и империализмом. И национально-освободительные войны в Азии, Африке и Южной Америке стали средоточием этого противоречия. КПСССР рассматривала каждый из этих конфликтов как потенциальную опасность для себя, поскольку они опасались, что каждый из этих конфликтов может перерасти в мировую войну.Они не хотели признать, что единственная гарантия против мировой войны - это успех таких освободительных войн. Как мы укажем далее, КПСССР на словах заявляла о борьбе людей, пытающихся освободиться от империалистического господства, и в то же время стремилась повлиять на какое-то соглашение с США о «прекращении военных действий».

Кровавые бои в Конго сегодня во многом являются результатом того факта, что Советский Союз не воспользовался своим правом вето в ООН, что позволило войскам ООН свергнуть правительство Лумумбы по указанию США.империализм. В Индии Советский Союз стал главным сторонником коррумпированной Партии Конгресса спустя много времени после того, как он потерял всякое притязание на нейтралитет или социализм. КПСССР продолжала поддерживать правящий класс Индии даже во время конфликта с Китаем, конфликта, спровоцированного индийской буржуазией для консолидации своей власти перед лицом растущих массовых волнений. А в Бразилии лидер КП Карлос Престес вернулся из Москвы с мечтами о структурной реформе только для того, чтобы увидеть, как фашисты реформируют эту структуру.Есть много других примеров безрассудства попыток компромисса между социализмом и империализмом, компромисс, который сейчас отвергают революционеры в эксплуатируемых странах.

Пытаясь приспособить социализм к империализму, хрущевская клика исказила смысл мирного сосуществования. Для них мирное сосуществование означало отказ от революционного потенциала в попытке умиротворить империалистов. Они не считали, что империализм должен быть побежден, где бы он ни пытался задушить судьбы наций и народов.Истинное мирное сосуществование исключило бы возможность войны между ведущими странами. Но он не будет стремиться отрицать классовую борьбу и не ограничивает эту борьбу буржуазной урной для голосования.

Таким образом, клика Хрущева, чтобы создать прецедент ревизионизма, была вынуждена переписать революционное прошлое СССР. Двадцатый Конгресс подготовил почву для этой интриги. Клика, чтобы поддержать свою власть, сочла необходимым развенчать ленинизм без разоблачение Ленина.Сталин был естественной мишенью в этих усилиях, и все трудности построения социалистической нации в эпоху конфликтов и мировых катастроф послужили оправданием. Сталин был наследником Ленина; он видел реализацию ранних работ и теории Ленина. Разрушение имиджа ленинского Сталина означало дать клике возможность отказаться от многих ленинских теорий, в первую очередь от диктатуры пролетариата. Сталин, конечно, не был свободен от критики, но ХХ съезд не был озабочен критической оценкой, скорее, он стремился заложить основу для радикального отхода от ленинизма.

Это разоблачение Сталина вместе со многими ленинскими учениями и практикой нанесло ущерб всему социалистическому миру. Это была необходимая начальная цена ревизионизма. Но игра стала дороже. По мере того как Албания и Китай пытались противостоять этому оппортунизму, оказывалось экономическое и политическое давление, и разгорался идеологический спор.

У ревизионистов было одно первоначальное преимущество в их борьбе против марксизма-ленинизма. Это была личность Никиты Хрущева.Это был колоритный персонаж, который мог сравниться с любым революционером по фразеологии и соперничать с любым капиталистом в двуличности. Китайцы использовали подходящую метафору, чтобы описать эту русскую версию сенатора Фырка: «шут на современной политической арене». И, как и все фарс, финалом для шутника было комическое унижение. Он не уходил со сцены; его вытащили из-под него.

Это печальный факт, однако, что даже у скоморохов есть свои последователи, и даже они оставляют свой след.Обратный путь к марксизму-ленинизму в Советском Союзе будет нелегким. Нет четких указаний на то, что нынешнее руководство даже рассматривает этот курс. А наследие Хрущева, как отмечает Peking Review , «сделало коммунистические партии в ряде капиталистических стран безжизненными социал-демократическими партиями нового типа и заставило их выродиться в рабские орудия буржуазии». Таким образом, руководство КП США свидетельствует о том, что даже у скоморохов есть свои подражатели и подражатели.

БАЗА ПОДДЕРЖКИ ХРУЩЕВА И ЕГО ОППОЗИЦИЯ

В газете « Peking Review » от 27 ноября 1964 г. делается следующее замечание относительно Хрущева:

«Под вывеской« Всенародного государства »он отменил диктатуру пролетариата; под вывеской «партии всего народа» он изменил пролетарский характер Коммунистической партии Советского Союза и разделил эту партию на «промышленную» и «сельскохозяйственная» партия в нарушение марксистско-ленинского принципа партийной организации.”

Это наблюдение, как мы полагаем, дает некоторое представление о противоречиях внутри СССР, которые послужили как базой поддержки, так и источником оппозиции клике Хрущева.

Советский Союз так и не завершил работу по социализации сельского хозяйства. Это проблема, унаследованная Хрущевым, но вместо того, чтобы попытаться решить ее, он сделал много шагов назад. Было расширено понятие приусадебных участков и пресечены все попытки выйти за пределы коллективов.Он начал пропагандистский шквал против китайцев, но через пару лет был вынужден закупить пшеницу за границей. Берчетт в вышеупомянутой статье пишет:

«Одним из аспектов личного поведения Хрущева в ведении дел, которое иногда приводило в отчаяние его ближайших сторонников, были его непредсказуемые прыжки с одной позиции на другую. Типичный пример касается вопроса о кукурузе. В течение многих лет Хрущев ставил страну в тупик, призывая фермеров перейти на выращивание кукурузы.Пшеничные земли Украины были переданы под кукурузу; пастбища стран Балтии были переданы кукурузе; перевернулась аграрная структура страны. А за последние два года советские золотые резервы резко сократились, в то время как огромные закупки пшеницы были совершены в США и Канаде. ”

Несмотря на или, вернее, из-за грубого отхода от социалистической практики, Хрущев сумел создать базу поддержки среди некоторых элементов крестьянства.Им все чаще позволялись некоторые преимущества капиталистического производства, то есть частное производство и рыночная спекуляция, без ущерба для фермеров в капиталистической стране. Они были защищены от колебаний цен и опасностей, связанных с конкурентным распределением.

Если часть крестьян чувствовала себя хорошо при «либеральном» режиме хрущевской клики, то у интеллигенции и технических специалистов это было еще лучше. По многим причинам, некоторые из которых вполне разумны, они всегда были привилегированной группой в Советском Союзе.Опасность очевидна, и критика этой ситуации должна исходить от хрущевской клики. Но именно в последние несколько лет этот «новый советский человек», далекий от популяризированного «старого мудрого рабочего», вступил в свои права.

Эта интеллектуальная элита, несомненно, была в восторге от Хрущева до тех пор, пока он добивался успеха. Но когда возникали трудности, когда ревизионизм противоречил логике революционного мира, тогда, очевидно, требовались новые методы.Тем не менее вольный либерализм Хрущева был фактором, который гарантировал их поддержку даже после того, как ревизионизм начал распадаться.

Как отмечает Берчетт, основная оппозиция хрущевской клике исходила от рабочего класса. Политика Хрущева столкнулась с логикой трех десятилетий советского строительства при Ленине и Сталине. Сильно революционные и высокоорганизованные советские рабочие недолго были увлечены революционной фразеологией клики.

Военные также сыграли важную роль в свержении Хрущева. Договор о запрещении испытаний обошелся им дорого, как однажды предсказал Хрущев. Как мы укажем далее, договор о запрещении испытаний работал на пользу Запада и, в свою очередь, ставил под угрозу безопасность Советского Союза.

Мы только пытаемся указать, что именно классовая борьба, которая, по утверждению Хрущева, закончилась в Советском Союзе, была тем, что окончательно похоронило его. И партия, отражающая эту борьбу, стала инструментом его устранения.Но при этом руководство КПСССР оставило свою критику исключительно для К., как будто только он сам создавал их трудности. Самокритика в Советском Союзе не была в порядке вещей. Возможно, это просто еще один ленинский принцип, который, как они думали, был похоронен вместе со Сталиным.

ИСТОРИИ БРЕЖНЕВА И КОСЫГИНА

Внимание было сосредоточено на новых лидерах СССР, и было сделано много попыток предположить, какой политике они будут следовать.Кажется, все указывает на то, что как ближайшие соратники Хрущева они будут придерживаться одной и той же политики. Газета New York Times, от 16 октября 1964 года, предсказывала, что «они будут проводить политику Хрущева« мирного сосуществования »с США». и что «партия продолжит проводить политику десталинизации и экономических улучшений под новым руководством».

Следующие биографии взяты из New York Times, 16 октября 1964 г .:

Леонид Л. Брежнев, которого считали логическим преемником Хрущева, родился на Украине 16 декабря 1906 года в семье сталелитейщика.По образованию он инженер-металлург, но через два года после окончания института был вовлечен в штатную партийную работу, будучи тогда избран заместителем председателя исполкома Днепродзержинского городского Совета депутатов трудящихся. Затем он быстро поднялся по партийной иерархии. Во время Великой Отечественной войны он был генерал-майором и руководил работой политических комиссаров на Украине.

Хрущев проделал аналогичную работу в этой области. Брежнев расположил к себе Хрущева за то, что тот наблюдал за огромными сельскохозяйственными угодьями целинных земель Казахстана (1954-6).В 1960 году Брежнев был избран председателем Президиума Верховного Совета или главой государства. В 1961 г. он был избран членом ЦК, а в 1963 г. избран секретарем ЦК. Награжден двумя орденами Ленина и двумя орденами Трудового Красного Знамени.

За свою долгую карьеру в партии газета Times сообщает, что «он так мало публично говорил об основных советах политики, что трудно определить его позицию по идеологическим вопросам.Однако он часто повторял взгляды Хрущева и преданно поддерживал его.

Брежнев - способный администратор, работал в трех регионах СССР. Похоже, что он имел некоторый контроль над полицией и, возможно, пользовался поддержкой влиятельных военных фигур. За исключением Хрущева, он единственный политик в СССР, имеющий звание генерал-лейтенанта.

Алексей Николаевич Косыгин, новый Глава государства Советского Союза, родился в 1904 году в семье токаря.Пятнадцать лет спустя он стал участником Революции, записавшись в Красную Армию. После трех лет службы он ушел из армии и начал обучение в кооперативной школе в Ленинграде, а затем поступил в Ленинградский текстильный институт.

«За короткое время Косыгин прошел путь от директора фабрики до следующих должностей: мэр Ленинграда, комиссар советской текстильной промышленности, комиссар всех отраслей легкой промышленности, премьер Совета Народных Комиссаров, премьер-министр Российской Федерации. Российская Республика (крупнейшая из шестнадцати советских республик).В донесении AP указывается, что Косыгин «вероятно, лучше знаком с советской промышленностью, чем любой другой человек».

«Способность Косыгина как администратора и экономиста подняла его выше в иерархии политической структуры Советского Союза. Став членом Президиума, он был назначен Сталиным министром финансов в 1948 году. Четыре года спустя он был сокращен до альтернативного члена Политбюро, а в следующем году удален из Президиума.Позже он был переименован в Президиум, а в 1960 году стал первым заместителем председателя Совета министров, первым заместителем премьер-министра. Помимо этих достижений, он получил две высшие награды Советского Союза - орден Ленина и Героя Социалистического Труда.

«Косыгин, который считается более прозападным, чем другие высокопоставленные чиновники, и которого часто видели на вечеринках в посольстве США и других западных канцеляриях, был первым членом президиума, защищавшим вывод российских миссионеров с Кубы. во время кризиса 1962 года.” ( NYT отправка, 18 октября 1964 г.)

Хотя Брежнев и Косыгин редко делали публичные заявления, вышеупомянутые факты, казалось бы, указывают на их политические взгляды.

ВЫВОДЫ

Что представляют собой новые лидеры СССР, Брежнев и Косыгин? Что можно сказать о тенденциях в Советском Союзе, глядя на их прошлое и (ревизионистские) политические взгляды? Практически вся взрослая жизнь Косыгина была связана с промышленным производством и экономическим планированием.Но дело в том, что Косыгин - один из лидеров того, что в диспетчерской AP называют «новым классом менеджеров»; более важно то, что такие люди, как Брежнев и Косыгин, «на протяжении многих лет и особенно после смерти Сталина заменяли старых большевиков на важных постах». ( NYT AP отправка). Здесь не место для расширенного рассмотрения того, как далеко заходит такое развитие событий в СССР, чтобы объяснить ревизионизм, характерный для нынешнего советского руководства.Но мы можем сказать, что быстрая индустриализация СССР, начавшаяся с первых пятилеток, и попытка заложить промышленную основу социализма и коммунизма создали потребность в инженерах, техниках, плановиках, экономистах и ​​т. Д. - потребность, которая СССР встретился. Такие люди, включая Брежнева и Косыгина, выполняли ценные функции для строительства социализма и хорошо служили своей стране во время войны с нацистами. Однако следует задать два важных вопроса. Являются ли авторитет и привилегии, предоставленные представителям интеллигенции и занимающим высокие административные должности, ответственны за их ревизионизм? Не удалось ли за годы правления Сталина развить революционное руководство, которое продолжало бы марксистско-ленинскую традицию старых большевиков, которых сейчас заменяют?

Эти вопросы останутся нерешенными еще долго.Они фундаментальны для российского опыта. Но также фундаментальным для российского опыта и, в конечном счете, более решающим является революционный характер русского народа. Социализм освободил их от экономической эксплуатации; это также освободило их от интеллектуального удушения. Мы уверены, что они снова обеспечит Советскому Союзу революционное руководство. Но это не произойдет в одночасье, и процесс не будет свободным от колебаний. Поэтому в краткосрочной перспективе мы не настроены оптимистично; в конечном итоге мы не сомневаемся, что ревизионизм будет отброшен, а его сторонники, такие как Никита Хрущев, будут отнесены к сносам истории.


Хрущевцы

Хрущевцы
Энвер Ходжа

Хрущевцы


Из Бухареста в Москву

Февраль 1960: Микоян о китайско-советских различиях. Обострение ситуации между Москвой и Пекином. Косыгин нанес «визит» Мехмету Шеху в Москву. Бухарестский сюжет. Хисни Капо не моргнул глазом перед давлением Хрущева. Советы привели в действие своих секретных агентов и установили блокаду, чтобы заморить нас голодом.Борьба в подготовительной комиссии к Московскому совещанию. Наша делегация в Москве. Ледяная атмосфера. Советские Гаргантюа. Давление, лесть, снова провокации. Кремлевские маршалы. Краткая встреча с Андроповым. Тактика Хрущева: «Полемики быть не должно». Наемники выступают против нашей речи. Последние переговоры с хрущевскими ренегатами.

Все представители коммунистических и рабочих партий, присутствовавшие на съезде Румынской рабочей партии, знают позицию нашей партии в связи с развязанным там дьявольским заговором хрущевцев.Я не буду здесь вдаваться в подробности, потому что 19 том моих произведений повествует о борьбе нашей партии, открывшей огонь по хрущевцам и сражавшейся с революционным марксистско-ленинским мужеством.

Судя по политическим, идеологическим и организационным целям, которые стремились достичь хрущевцы, Бухарестская встреча была троцкистским, антимарксистским, ревизионистским путчем. По форме организации эта встреча была сюжетной от начала до конца.

Ренегатам-ревизионистам потребовалась еще одна встреча международного коммунизма, чтобы получить одобрение своего старого плана окончательной легитимации современного ревизионизма, который потерпел поражение на Московской встрече в 1957 году.Поэтому они заявили о необходимости организации нового собрания коммунистических и рабочих партий, на котором мы якобы обсудим «проблемы движения», возникшие после предыдущего собрания в 1957 году. С этой целью в начале. от июня 1960 г. ЦК Коммунистической партии Советского Союза направил нам письмо, в котором предлагалось провести собрание коммунистических и рабочих партий стран социалистического лагеря, воспользовавшись случаем. III съезда Румынской рабочей партии.Мы положительно ответили на это предложение и решили послать делегацию, которую должен был возглавить я.

Тем временем мы были проинформированы о разногласиях, возникших между Советским Союзом и Китаем. В феврале того же года мы с Мехметом поехали в Москву на консультацию представителей партий социалистических стран по вопросам развития сельского хозяйства, а также на заседание политического консультативного комитета Варшавского договора. Как только мы прилетели в аэропорт Москвы, мне представился сотрудник аппарата ЦК Советской партии.

«Меня послал Корнрейд Микоян, который хочет лично встретиться с вами завтра утром по очень важному делу, - сказал он мне.

Эта актуальность меня удивила, потому что Микоян мог встретиться со мной позже. Нам предстояло пробыть в Москве несколько дней. Тем не менее я сказал:

«Хорошо, но я возьму с собой товарища Мехмета».

«Мне сказали, что приглашение только для тебя», - ответил чиновник Микояна, но я повторил:

«Нет, я пойду вместе с товарищем Мехметом.”

Я настоял на том, чтобы взять с собой Мехмета, потому что догадывался, что на этой срочной встрече по «очень важной проблеме» Микоян будет говорить со мной о сложных и деликатных вопросах. Тот факт, что я был хорошо знаком с Микояном и его антимарксстскими и антиалбанскими позициями, еще больше укрепил меня.

На следующий день мы поехали к Микояну на его виллу в Ленинских Горах. После обычного приветствия Анастасий сразу вошел в тему разговора:

«Я собираюсь сообщить вам о разногласиях, которые у нас есть с Коммунистической партией Китая, подчеркиваю, с Коммунистической партией Китая.Мы решили рассказать об этом только первым секретарям сестринских партий. Поэтому я прошу товарища Мехмета не понять нас неправильно, но это то, что мы решили, а не то, что мы ему не доверяли ».

«Вовсе нет», - ответил Мехмет. «Действительно, я могу уйти».

«Нет, - сказал Микоян, - стой!»

Затем Микоян подробно рассказал нам о разногласиях с китайской стороной.

Микоян развернул свою историю таким образом, чтобы создать впечатление, будто они сами стоят на принципиальных ленинских позициях и борются с уклонами китайского руководства.Между прочим, Микоян аргументировал это несколькими тезисами китайцев, которые, собственно, и для нас были неправильными с точки зрения марксистско-ленинской идеологии. Так, Микоян упомянул плюралистические теории «ста цветов», вопрос о культе Мао, «большой скачок вперед» и т. Д.

Конечно, у нас были свои оговорки по этому поводу в той мере, в какой мы были знакомы с деятельностью и конкретной практикой Коммунистической партии Китая в то время.

«У нас есть марксизм-ленинизм, и мы не нуждаемся в какой-либо другой теории, - сказал я Микояну, - а что касается« ста цветов », мы не принимали эту точку зрения и не упоминали ее».

Среди прочего, Микоян говорил о Мао и сравнивал его со Сталиным, говоря:

«Единственное различие между Мао Цзэдуном и Сталиным состоит в том, что Мао не отрезал головы своим оппонентам, в отличие от Сталина. Вот почему мы не могли противостоять Сталину », - продолжил ревизионист.

«Одно время мы вместе с Хрущевым думали об организации против него покушения 1 , но отказались от этой идеи, потому что боялись, что народ и партия не поймут».

Мы не заявляли о проблемах, которые поднимал Микоян, и после того, как мы его выслушали, я сказал:

«Основные разногласия, которые возникли между вами и Коммунистической партией Китая, - это очень серьезные вопросы, и мы не понимаем, почему им позволили достичь этого.Сейчас не время и не место их обсуждать. Мы считаем, что их следует решать между вашими сторонами ».

«Вот что мы и будем делать», - сказал Микоян и, когда мы расставались, попросил нас: «Пожалуйста, не обсуждайте с вами вопросы, которые я поднял, даже с членами вашего Политбюро».

Из этой встречи мы поняли, что разногласия и противоречия достигли критической точки и носят серьезный характер. Поскольку мы уже были знакомы с Хрущевым и Микояном, нам было совершенно ясно, что они не исходили из принципиальных позиций в обвинениях, которые они выдвигали против китайской стороны.

Как позже стало еще яснее, разногласия касались ряда принципиальных вопросов, в отношении которых в то время китайцы, казалось, придерживались правильной позиции. Как в официальных выступлениях китайских лидеров, так и в опубликованных ими статьях, особенно в статье под названием «Да здравствует ленинизм», китайская партия теоретически правильно подошла к проблеме и выступила против хрущевцев. Это было особенно разрушительно для последних, и поэтому они пытались предотвратить зло.

То, что сказал нам Микоян, мы обсуждали только с товарищами из Бюро, потому что вопрос был крайне деликатным, и действовать нужно было осторожно и терпеливо. Затем была просьба советского руководства держать эту проблему в секрете.

Таким образом, накануне Бухарестской встречи мы были проинформированы о китайско-советских разногласиях.

В то время, я думаю, в конце мая - начале июня Гого Нуши, находившийся в Пекине на заседании Генерального совета Всемирной федерации профсоюзов, сообщил нам радиограммой о противоречиях, которые возникли. вспыхнул в Пекине между китайской и советской делегациями.Китайская делегация на встрече выступила против многих тезисов доклада, который должен был быть представлен, потому что по сути они были не чем иным, как ревизионистскими тезисами Хрущева о «мирном сосуществовании», войне и мире, захвате власти «мирным путем» и т. Д. .

Китайцы пригласили глав нескольких делегаций (тех, кто входил в руководство коммунистических и рабочих партий) на обед, который они хотели превратить в встречу, на которой они еще раз выразили свои взгляды в связи с ошибочные тезисы проекта отчета собрания.Лю Шаоци и Дэн Сяопин заговорили первыми, а затем Чжоу Эньлай.

Позиция Гого Нуши заключалась в том, что эти вопросы не должны обсуждаться на этом собрании, а должны решаться по партийным каналам, потому что делегации приехали на заседание Генерального совета профсоюзов, а не для обсуждения этих вопросов. Многие другие делегации придерживались того же мнения. В результате Чжоу Эньлай отступил и сказал: «Хорошо, мы сделаем это в другой раз».

Все это, вместе с тем, что Микоян рассказал нам в феврале в Москве, а также косвенные нападки, которыми обменивались советская и китайская пресса, показали, что ситуация обостряется совсем не марксистско-ленинским образом. .Были признаки того, что совместная встреча, которая должна была состояться в Бухаресте, на которую мы договорились поехать, может зайти в тупик или полностью провалиться.

В этой ситуации, через несколько дней после первого письма, мы получили еще одно письмо из Центрального Комитета Советской партии, в котором говорилось, что несколько партий предложили отложить собрание коммунистических и рабочих партий и что партии стран Социалистического лагеря следует собраться в Бухаресте только для того, чтобы определить дату и место будущей встречи всех сторон.«Помимо определения даты и места, на этой встрече, - заявили Советы, - можно было обмениваться мнениями без принятия какого-либо решения». Мы согласились с этим предложением и решили направить в Бухарест партийную делегацию во главе с товарищем Хисни Капо для участия как в съезде румынской партии, так и в совместном заседании для определения даты и места предстоящей встречи.

Почему я не поехал в Бухарест? Я лично и другие товарищи из Политбюро, которые знали об этом, подозревали, что там будет обсуждаться проблема разногласий, возникших между Китаем и Советским Союзом.Мы не были согласны с этим, потому что, во-первых, мы слышали только об одной стороне аргументации, о советской стороне, и не были знакомы с возражениями китайцев; во-вторых, разногласия были связаны с кардинальными проблемами теории и практики международного коммунистического движения, и мы не могли пойти на такое ответственное собрание и сделать заявления без обсуждения и определения нашей позиции на пленуме ЦК. Однако мы не смогли этого сделать, потому что такие задачи не могли ставиться в спешке в ЦК.Их нужно было тщательно продумать, внимательно изучить, и для этого требовалось время.

Поэтому наша партия отправила товарища Хисни Капо в Бухарест, чтобы обсудить только дату будущей встречи, а также принять участие в свободном обмене мнениями по проблемам международного положения после провала Парижской конференции, как договорились наши стороны. .

Как мы увидели позже, Бухарестская встреча должна была трансформироваться в заранее подготовленный хрущевцами сюжет.В нашем направлении тоже прилагались усиленные усилия, иногда открыто, иногда в замаскированной форме (потому что хрущевцы знали, как наша партия придерживается принципов), чтобы вовлечь нас в этот заговор.

Когда товарищ Гого Нуши возвращался в Албанию из Пекина, в Москве Брежнев, который в то время стал председателем Президиума Верховного Совета, искал встречи с ним. Гого встретил Брежнева, который подробно рассказал ему о разногласиях с китайцами.

За четыре-пять дней до начала встречи в Бухаресте, когда мы с Хисни обсуждали позицию, которую он должен занять на съезде румынской партии, мы получили радиограмму от Мехмета, который несколько дней находился в Москве на лечении.В радиограмме Мехмет сообщил нам о неожиданном «визите» Косыгина. Когда он увидел, что он вошел, Мехмет был удивлен и подумал, что это визит вежливости, хотя и несколько поздно.

«Товарищ Мехмет, я пришел поговорить об очень важном деле», - сказал Косыгин, даже не потрудившись спросить о своем здоровье, хотя он очень хорошо знал, что Мехмет приехал туда на лечение.

«Давай, - сказал Мехмет.

Косыгин полтора часа говорил о противоречиях, которые у них были с Коммунистической партией Китая.Мехмет слушал и слушал, а затем сказал:

«Все эти вещи, которые вы мне сказали, очень серьезны. Мы удивлены, что им позволили стать такими серьезными ».

«Мы не собираемся идти на уступки китайцам», - сказал Косыгин.

«Мы сказали Микояну, когда он проинформировал меня и товарища Энвера об этом деле, что эти вопросы должны решаться между двумя сторонами», - сказал Мехмет.

«Мы вообще не собираемся идти на уступки, - повторил Косыгин, и добавил, - мы очень довольны мужественной, героической позицией товарища Белишова на переговорах с китайцами в Пекине.Советник нашего посольства в Пекине проинформировала нас о том, что она сказала ему после переговоров с китайцами ».

Мехмет до сих пор не знал об этих действиях и происках Лири Белишовой, но холодно и прямо сказал Косыгину:

«Я не знаю, что вам сказала Лири Белишова, потому что я была здесь. Я знаю, что когда мы разговаривали с Микояном, он дал нам указание ни с кем не обсуждать эти вопросы. Наше мнение было и остается тем, что эти вопросы должны решаться между вашими двумя сторонами.Но так как они не решаются таким образом, то их следует разместить до встречи сторон. Позиция нашей партии будет марксистско-ленинской, а не оппортунистической или сентиментальной ».

Косыгин, нахмурившись, встал и, собираясь выйти за дверь, Мехмет ударил его пощечину: «Товарищ Косыгин, - тихо сказал он, - вы не дали мне возможности спросить вас - как ваше здоровье?»

Косыгин повернулся и, как бы извиняясь, тоже спросил Мехмета, как он себя чувствует.

«Я очень здоров», - сказал Мехмед, не вдаваясь в подробности разговора, и сразу после этого разговора прекратил лечение и договорился вернуться домой самолетом на следующий день.

Теперь нам все стало ясно: Хрущев готовил бухарестский заговор и хотел манипулировать нами, любой ценой заставить согласиться с его ревизионистскими взглядами и позициями.

Здесь, в Тиране, советский посол Иванов приезжал почти через день, иногда для того, чтобы принести каталог книг, иногда для какой-то неважной информации, но на самом деле он приезжал, чтобы узнать нас, узнать, поеду ли я в Бухарест. , какую позицию занять и т. д.и т.д. Однако я отправил его с обычным разговором, не сказав ему ничего, кроме того, что было известно официально.

Помню, в середине июня Иванов пришел ко мне в кабинет, чтобы «сообщить» мне новость, которую я услышал два или три часа назад по радио. Я понял, что он, как всегда, хотел чего-то другого. Это был период, когда Советы и Хрущев широко рекламировали Парижскую конференцию на высшем уровне, которая должна была принести «мир» человечеству. Если я не ошибаюсь, Хрущев уже уехал в Париж, хотя инцидент с У-2, в котором американский самолет-разведчик был сбит советской ракетой, имел место.

«Что вы думаете о Парижской конференции?» - спросил меня Иванов.

«Раз уж они приехали, пусть встречаются, - сказал я, - но, по нашему мнению, из этой конференции ничего не выйдет. Империалисты такие, какими они были всегда, агрессивные и опасные для народов и социалистических стран. Таким образом, я не думаю, что Парижская конференция принесет какие-либо результаты ».

A. Примерно через два дня конференция лопнула, как пузырь, потому что американцы не только не извинились, но, напротив, заявили, что будут продолжать свой шпионаж, а Хрущев был вынужден вернуться домой, бросив несколько «дыма». бомбы »против империалистов.Иванов вернулся и сказал мне:

«Все сложилось так, как вы сказали, товарищ Энвер! Вы читали заявления Хрущева? »

«Я читал их», - ответил я. «И именно так он должен всегда выступать против империалистов, потому что они не стали« разумными »и« миролюбивыми »и никогда не смогут этого сделать».

Такова была ситуация накануне встречи в Бухаресте, которая от начала до конца должна была оставаться пятном в истории международного коммунистического и рабочего движения.Организовывали его хрущевцы якобы для определения даты будущего митинга, но назначение даты было формальностью. У хрущевцев была другая цель. Для них было важно принять ряд решений пойти «блоком» на будущую встречу всех партий. «Как блок», по их мнению, означал сплотиться вокруг хрущевских ревизионистов, чтобы безоговорочно поддержать их предательство марксистско-ленинской теории и правильной революционной марксистско-ленинской практики во всех международных и национальных проблемах.Короче говоря, Хрущев подумал, что пришло время установить свой железный закон над стадом, которым он хотел командовать.

Однако хрущевцы видели и были убеждены, что две партии, в частности Партия Труда Албании и Коммунистическая партия Китая, не присоединились к этому стаду, которое они хотели полностью контролировать. Более того, в нашей решительной и принципиальной позиции они видели опасность разоблачения и провала своих тайных контрреволюционных планов.Поэтому Хрущев сделал свои расчеты следующим образом: для того, чтобы сделать встречу всех сторон встречей «единства» и «солидарности», то есть полного подчинения, сначала нужно было урегулировать счета с Албанией и Китаем. Поскольку он был закоренелым ревизионистом, логика Хрущева пошла еще дальше: «Что касается Албанской партии Труда, - он обманул себя, - я пока оставлю ее в стороне, не буду атаковать ее напрямую, потому что в конце концов она небольшая вечеринка маленькой страны. Албанцы упрямы, - подумал он, - они будут злиться и прыгать вверх и вниз, но в конце концов сдадутся, потому что им больше не к кому обратиться.Что бы они ни делали, они у меня в кармане ». Это была его ревизионистская логика сверхдержавы. Китай оставался для Хрущева актуальной проблемой. Вот как он видел вещи: «Либо Китай подчинится и тихо и покорно присоединится к стаду, либо я осуждаю его и немедленно выгоню из лагеря. Таким образом, я осуждаю Китай в качестве разветвителя, и нейтрализовать Партию труда Албании, и я затянуть винты на любой другой головной-сильный элемент, который хочет выгнать.» Короче, Хрущеву нужно было провести предварительную встречу, чтобы подавить «непокорных», чтобы будущая встреча увенчалась «единством» без каких-либо расколов.Вот почему он хотел и организовал встречу в Бухаресте.

Все партии европейских народных демократий направили в Бухарест своих первых секретарей, поэтому Хрущев не обрадовался, что я не поехал, и спросил:

«Почему не приехал товарищ Энвер? Не могли бы вы сообщить ему, что он должен приехать? »

Хисни сказал ему:

«Товарищ Энвер сейчас не приедет. Он приедет на собрание сторон, время и место которого мы определим здесь.”

Сначала мы ничего не знали о том, что Хрущев и компания вынашивали в Бухаресте. Однако вскоре прибыли первые радиограммы из Хысни. Все, что мы предвидели, подтверждалось. Бухарестская встреча, на которой была поставлена ​​цель определить дату, закончилась крестовым походом. Хрущев настаивал на том, чтобы разногласия между Советским Союзом и Китаем поднимались и обсуждались на встрече, разумеется, в том направлении и так, как он хотел. «Решения могут быть приняты» на этой встрече, сказал Хрущев и потребовал, чтобы другие стороны говорили о «серьезных ошибках Китая», выразили солидарность с Советами и «выступили с общей позицией».Я был полностью убежден, что перед нами один из самых коварных и жестоких заговоров, и сразу поставил вопрос в Политбюро.

Это были дни и ночи непрерывной, тщательной, напряженной работы, продуманной и тщательно продуманной со всех сторон. Игра в кости была брошена, «миру» с хрущевцами пришел конец. Они открыли огонь, и мы ответим на их огонь изо всех сил. Теперь не было и не могло быть дальнейшего примирения и тактического «соглашения» с хрущевцами.Началась великая битва. Это будет великая и чрезвычайно трудная битва, полная жертв и последствий, но мы будем идти до конца с уверенностью и оптимизмом, потому что мы знали, что право на нашей стороне, на стороне марксизма-ленинизма.

Все знают, как развивалась встреча: быстро раздали объемный материал от Советов против Китая, было решено, что собрание партий лагеря состоится несколькими часами позже, а затем все главы делегаций коммунистические и рабочие партии, участвовавшие в съезде румынской партии, будут собраны вместе, и Хрущев подтвердит им свое желание, чтобы «Коммунистическая партия Китая была осуждена как антимарксистская, как троцкистская партия» и т. д. ., и т.д.

На предыдущем митинге, организованном Хрущевым, товарищ Хисни Капо от имени партии и на основе подробных директив, которые мы посылали ему каждый день, а часто и два раза в день, нападал на Хрущева и других за их антимарксистский подход. цели и методы заговора, которые они использовали, защищали Коммунистическую партию Китая и выступали против продолжения такой встречи.

Хрущев этого не ожидал. На собраниях, которые проводились, он все время говорил, топая ногами и стуча кулаком, злился и негодовал.Но товарищ Хисни Капо, вооруженный соответствующей линией нашей партии и особыми инструкциями, которые мы ему постоянно посылали, и своим характерным хладнокровием и храбростью, не только не уступил, но и дал Хрущеву столько же хороших ответов, сколько он получил своими резкими ответами.

С виду Хрущев нацелил свои многочисленные речи на Пэн Чэня, который был руководителем китайской делегации, но всегда находил повод для нападок на нашу партию и ее представителя. Его цель заключалась не только в том, чтобы атаковать нашу решительную позицию, но и в том, чтобы сказать представителям других сторон, что албанцы «играют в игру китайцев».

«Вы, товарищ Пэн Чен, - ругал Никита Хрущев, - вчера вечером не упомянули о мирном сосуществовании, вы вообще не говорили об этом. Так он или нет, товарищ Капо?

«Я представляю Партию труда Албании», - ответил Хисни. «Вот и Пэн Чен, спроси его!»

«Мы совершенно не можем согласиться ни с Мао Цзэдуном и китайцами, ни они с нами. Вы хотите, чтобы мы послали вас, товарищ Капо, для достижения с ними соглашения? » - спросил Хрущев товарища Хысни по другому поводу.

«Я не подчиняюсь вашим приказам, - ответил Хисни, - я подчиняюсь только своей партии».

Ничто не могло заставить его отказаться от мужественной, революционной, принципиальной позиции партии. Он ни разу не моргнул ресницей от криков и напора шарлатана Никиты Хрущева. Хладнокровный, спокойный и принципиальный товарищ Хисни Капо заявил от имени партии, что Партия Труда Албании считает неуместным обсуждение этих вопросов на Бухарестском совещании, так же как считает неуместными усилия китайцев. сделал вначале обсуждение этих вопросов с профсоюзными делегациями.«НОАК считает вредной открытую или замаскированную полемику в прессе», - заявил он. «А вот кто прав, давайте рассудим на предстоящей встрече сторон».

Хрущевцы были встревожены тем, что заговор вот-вот взорвется в их собственных руках.

Затем начались визиты туда и обратно, «советы», «дружеские консультации и беседы» и давление, замаскированное шутками и улыбками. Андропов, человек закулисных дел и интриг (именно поэтому его сделали начальником КГБ), был одним из самых активных и делал все, что было в его силах, чтобы заставить нашу партию участвовать в заговоре.

Советы не преминули вовлечь в эту грязную игру своих лакеев из других партий. Андропов подобрал некоего Могиороса и поехал в Хысни «в гости». Андропов откинулся назад, подразумевая: «Я не собираюсь говорить», а Могиорос продолжал болтать о «правильности марксистско-ленинской линии Советской партии».

«Что делает Албания?» - спросил Живков. Только ты не согласен ».

"Что ты имеешь в виду?" - спросил Хисни.

«Ничего, я только пошутил», - сказал Живков, меняя мелодию.

«Шутить над чем? Вы что-то имели в виду, когда сказали, что «Албания не согласна».

Пока проходила встреча в Бухаресте, здесь мы почти каждый день встречались в Политбюро, поддерживали постоянный контакт с Хисни Капо, давали ему инструкции и с вниманием и озабоченностью следили за развитием событий. К настоящему времени мы пришли к единодушному выводу:

Бухарестское собрание - организованный заговор против марксизма-ленинизма; там Хрущев и компания раскрывают свои лица как ярых ревизионистов, поэтому мы не собираемся идти на уступки ревизионистам, даже если мы останемся одни против них всех.

Наша позиция была правильной и марксистско-ленинской. Черное дело, организованное Хрущевым, нужно было победить.

Общеизвестно, что наша партия защищала Китай в Бухаресте с марксистско-ленинским мужеством и принципиальностью. Мы прекрасно понимали последствия этой позиции. Сегодня, спустя столько лет после бухарестского заговора, когда, к сожалению, китайская партия тоже безвозвратно катится по рельсам предательства, ревизионизма и контрреволюции, я хочу еще раз подчеркнуть, что позиция нашей партии в Бухаресте и Москве был абсолютно прав и единственно верен.

Как я уже писал выше, у нас были оговорки по поводу определенных взглядов, которые были выражены Мао Цзэдуном и другими китайскими лидерами, у нас были оговорки по поводу 8-го съезда Коммунистической партии Китая, но после 1957 года казалось, что произошли положительные изменения. были сделаны в этой партии, и их прежние оппортунистические ошибки были отброшены. Любая партия может совершать ошибки, но их можно исправить, и когда это будет сделано, партия укрепится, и работа будет продвигаться вперед. В Китае больше не было разговоров о 8-м Конгрессе, правые взгляды Пэн Дэхуая подверглись нападкам, и «сто цветов» были отброшены.В своих официальных заявлениях и опубликованных статьях китайцы открыто атаковали югославский ревизионизм, защищали Сталина и придерживались теоретически правильных позиций в отношении войны и мира, мирного сосуществования, революции и диктатуры пролетариата.

Это не место и не время анализировать мотивы, двигавшие китайских лидеров, и объяснять, было ли что-то принципиальное в этих их позициях в тот период (я написал об этом в своем дневнике), но одно Было ясно: в тот период Коммунистическая партия Китая выступила защитником марксизма-ленинизма.

Хрущевцы обвинили нас в том, что мы «порвали с 200 миллионами, чтобы объединиться с 600 миллионами». Защищая Китай, мы не исходили из каких-либо финансовых, экономических, военных или демографических мотивов. Если бы мы исходили из этих антимарксистских прагматических мотивов, то нам было бы «выгоднее» встать в ряд с хрущевцами, потому что Советский Союз был более могущественным и Хрущев, не колеблясь, дал бы нам кредит и « помощь »(разумеется, для того, чтобы потом потребовать в ответ свободу и независимость нашего народа, нашей Родины и нашей партии).

Следовательно, в Бухаресте и Москве мы не защищали Китай как большую страну, от которой мы могли бы получить помощь, но мы защищали ленинские нормы и марксизм-ленинизм. Мы защищали Коммунистическую партию Китая не потому, что это была большая партия, но мы защищали наши принципы, мы защищали марксистско-ленинское правосудие. В Бухаресте и Москве мы защищали бы любую партию или страну, большую или малую численно, при условии, что это было с марксизмом-ленинизмом. Мы тогда громко провозгласили это, и время это полностью подтвердило.

Борьба в защиту марксизма-ленинизма против ревизионизма была единственной основой, которая поставила нас в один окоп с Коммунистической партией Китая.

Это были мотивы, которые побудили нас сохранить те позиции, которые мы занимали в Бухаресте, а затем и в Москве. Наша партия, закаленная в борьбе и битвах, твердо придерживаясь своего марксистско-ленинского курса, сказала «прекратить» нападение хрущевцев, героически сопротивлялась этому нападению и не дрогнула перед лицом всевозможного давления и шантажа.

Хрущев не мог простить нам того, что мы сделали с ревизионизмом. Но мы также не могли простить ему того, что он сделал против марксизма-ленинизма, против революции, против Советского Союза, против Албании и международного коммунистического и рабочего движения.

Начался открытый бой. Советское посольство в Тиране через своих агентов КГБ усилило давление, вмешательство и саботаж в самых грязных формах. Советские военные и мирные жители, работающие в Албании, совершили провокации против нашего народа, напав на руководство, утверждая, что мы заняли неправильную позицию, которую мы атаковали.ругали Советский Союз, что мы слово не держим, и прочую подлость. Сотрудники советского посольства в Тиране. с послом Ивановым во главе, пытался завербовать агентов и спровоцировал наших офицеров, спрашивая их: «С кем армия?», и пытался воздействовать на определенные элементы, чтобы поставить их в оппозицию к линии партии.

Эта деятельность преследовала две цели: с одной стороны, настроить нашу партию и народ против руководства, прикрываясь «всем хорошим», которое Советский Союз якобы сделал для Албании, а с другой стороны, захватить малейшее возможность посеять неразбериху, используя искреннюю любовь, которую наша партия и народ питали к Советскому Союзу.

В эти трудные моменты стальное единство рядов нашей партии, верность членов и кадров партии Центральному комитету партии и нашему Политбюро вновь ярко проявились. У албанских коммунистов провокации советских ревизионистов натолкнулись на непреодолимую баррикаду, непоколебимую скалу. Единственными вероломными элементами, которые выступили против монолитного единства наших рядов, были Лири Белишова и Кочо Ташко, которые сдались давлению Советов и в те моменты суровых штормов и испытаний показали свое истинное лицо капитулянтов, провокаторов и антимарксистов. .Как подтвердили события, оба этих элемента давно поставили себя на службу Хрущеву, стали его агентами и боролись, чтобы атаковать нашу партию и ее руководство изнутри. Партия и народ разоблачили их и осудили с ненавистью и презрением.

Провокации, которые непрерывно организовывало советское посольство в Тиране, теперь координировались с внешним давлением, которое оказывало на нашу партию и страну советское ревизионистское руководство и его союзники. Они были разного рода: экономические, политические и военные.

В своих усилиях по преодолению сопротивления НОАК и албанского народа хрущевцы отказались от всяческих сомнений и даже угрожали нашей стране блокадой, чтобы заморить нас голодом. Эти яростные враги социализма и албанского народа в частности отказались снабжать нас зерном в то время, когда наших запасов хлебного зерна хватило бы нам всего на 15 дней. В то время мы были вынуждены использовать нашу твердую валюту для покупки пшеницы во Франции. Французский купец, приехавший в Тирану, попытался выяснить, что было причиной, побудившей Албанию покупать зерно в западных странах, когда Советский Союз был ее «большим другом».Мы, конечно, ничего не сказали буржуазному купцу. Напротив, мы сказали ему, что Советский Союз поставлял нам зерно, кукурузу, но мы «использовали это для скота».

«Зачем беспокоиться о хлебном зерне», - сказал нам Хрущев. «Сажайте цитрусовые. Мыши в наших зернохранилищах съедают столько зерна, сколько нужно Албании ». А когда албанскому народу грозила опасность остаться без хлеба, Хрущев предпочитал кормить мышей, а не албанцев. По его словам, для нас было всего две дороги: либо покориться, либо умереть.Это была циничная логика этого предателя.

Однако великий разрыв в наших отношениях с советским руководством нельзя было долго скрывать, особенно когда сами хрущевцы с каждым днем ​​все больше и больше выявляли его.

Советский и болгарский послы в Югославии аплодировали палачу Ранковичу в те дни, когда на митинге в Сремска-Митровице он описал Албанию как ад, обнесенный колючей проволокой », болгары опубликовали карту Балкан и« по ошибке ».включил нашу страну в пределы Югославии; в Варшаве люди Гомулки ворвались в посольство ПР Албании и попытались убить албанского посла; Хрущев терпел и разжигал аппетит греческих монархо-фашистов, таких как Венизелос, когда они разыграли никчемную карту аннексии так называемого Северного Эпира и т. Д. И т. Д. В те дни эти и десятки подобных вещей происходили из все направления против нашей партии и страны. Рука Хрущева, который стремился любой ценой заставить нас уступить и подчиняться, была прямо или косвенно очевидна во всех этих антиалбанских действиях.

Однако наша партия и народ твердо стояли на правильной марксистско-ленинской линии. Мы рассказали коммунистам и кадрам о том, что происходило в коммунистическом и рабочем движении, рассказали им о предательстве хрущевцев, и массы партии сплотились вокруг Центрального Комитета, чтобы противостоять шторму, который поднимали хрущевцы. . Они не нашли брешей в этой стальной глыбе, и знамя партии развевалось и всегда будет гордо и непоколебимо взмахивать перед любой бурей.

ЦК призвал партию и народ сплотиться, сохранить и укрепить свое единство и патриотизм, сохранять хладнокровие, не поддаваться на провокации, быть бдительными и бесстрашными. Мы заявили партии, что таким образом можно обеспечить торжество правильной марксистско-ленинской линии, которой мы следуем. Мы сказали партии, что несмотря на то, что врагов было много и они могущественны, мы победим.

Провокациями, которые устраивались в Москве или других столицах вассальных стран, а также через советское посольство в Тиране и его сотрудников, хрущевцы преследовали еще одну цель: они хотели сфабриковать и собрать ложные факты для использования в качестве оружия. в связи с обвинением в том, что мы, албанцы, якобы разрушаем отношения и тем самым уравновешиваем наши хорошо обоснованные теоретические и политические аргументы.Москва была в ужасе от этого противостояния, особенно если оно состоится на встрече коммунистических и рабочих партий мира. Это было бы серьезным поражением для современного ревизионизма, возглавляемого Хрущевым и хрущевцами; поэтому они не хотели, чтобы дело доходило до этой точки. Любой ценой они нуждались в нашем подчинении или, по крайней мере, в «примирении» с нами.

С этой целью, пока советское посольство в Тиране действовало путем провокаций, Москва через Козлова утомляла себя посылкой письма за письмом «Центральному Комитету и товарищу Энверу Ходжа».В этих письмах они требовали, чтобы я поехал в Москву, чтобы мы могли поговорить и договориться, как «мы друзья и товарищи». «Мы должны устранить это небольшое недоразумение и разногласия, которые произошли в Бухаресте». «Ни одна из сторон не должна позволять маленькой искре разжечь большой пожар» и т. Д.

Их цель была ясна: заставить нашу партию замолчать, примириться с ними и стать соучастником предательства. Они хотели затащить нас в Москву и оперировать нас в «мастерских» своего ЦК, чтобы «убедить» нас.Однако мы знали, с кем имеем дело, и наш ответ был кратким: «Товарищ Энвер Ходжа не может поехать в Москву, кроме собрания коммунистических и рабочих партий. Мы рассказали вам, что мы хотели сказать в Бухаресте; мы изложим наши взгляды и нашу позицию на предстоящей встрече сторон.

Хрущевцы были более чем когда-либо убеждены, что ни их лесть, их кредитоспособность, их болезненные улыбки, ни их шантаж и угрозы не окажут никакого влияния на Партию Труда Албании.

Другие сообщники не преминули принять участие в своих попытках убедить НОАК отказаться от борьбы с ревизионистским предательством. Ряд партий стран социалистического лагеря прислали нам копии писем, которые они прислали Коммунистической партии Китая. Хрущевцы хотели пригрозить нам такими письмами: «Мы все в одной стае, поэтому хорошенько подумайте, прежде чем отойти».

Те, кто танцевал под хрущевскую дудку, тоже получили от нас заслуженный ответ.«В Бухаресте ошибались вы, а не мы. У нас была правильная марксистско-ленинская позиция. Мы не присоединились к вам и выскажем свое мнение в Москве ».

Все эти письма пришли в одно и то же время, и, без сомнения, это было предложено и организовано Советами. Интересно, что, когда они подтвердили якобы «полное единство всех коммунистических и рабочих партий» на встрече в Бухаресте, они не определили четко, по каким проблемам это «единство» проявлялось.Ведь в письме Советов этого выражения не было (!). Несомненно, Советы не хотели участвовать в этом маневре, но сделали остальных из них кошачьей лапой. Однако Партию Труда Албании эта подлая и банальная тактика не смутила. В нашем письме мы дали им четкий ответ на эти искажения правды и сделали этот ответ всем, чтобы все партии, которые поспешили «привести в чувство Партию труда Албании», ясно поняли, что НОАК не была партией, которая соглашалась с предателями.

НОАК не сохранила свою позицию назло или случайно. Нет. Упомянутое письмо, как и все другие документы того периода, с их высокой принципиальностью, с их твердым марксистско-ленинским духом и глубиной их суждений и научных аргументов, было не только ударом по попыткам установить наши Партия идет по ложному пути, но это также вклад и помощь, которые мы оказали братским партиям, включая советскую партию, в том, как следует оценивать проблемы, в чем заключается правда и как ее следует защищать с мужеством и приверженностью принципам.

Теперь мы готовились к Московской встрече, на которой предвидели ожесточенную борьбу. Наша партия решила, что на предстоящем собрании партий она открыто нападет на предательство хрущевских ревизионистов, которые противопоставили себя марксистско-ленинской теории. Мы будем бороться против их предательской практики и политики, защищать Советский Союз, ленинизм и Сталина, нападем на 20-й съезд Коммунистической партии Советского Союза и нанесем удар по всем гнусным, антиалбанским действиям хрущевцев и Хрущева. лично.

Битва началась в комиссии, которая должна была подготовить проект декларации к собранию. Там у Советов были Суслов, Поспелов, Козлов, Пономарев, Андропов и некоторые другие. Это «солидная» делегация, пропитанная «большими мозгами», чтобы произвести на нас впечатление. Кроме нас и китайцев, почти все остальные делегации состояли из людей низкого, третьего или четвертого ранга. Было ясно, что все согласовано и достигнуто соглашение, так что обсуждать больше нечего.

Мы ясно понимали, что борьба в комиссии была лишь прологом к Браме. Мы предвидели, что Советы и их прихлебатели пойдут на уступки, конечно, незначительные, и будут бороться за то, чтобы заявление, которое выйдет по итогам встречи, не было «ни рыбой, ни птицей», с сомнительными формулировками и со всем. сглажены небольшими отступлениями и формулировками по поводу «фракций и группировок», к которым они причисляли и нашу партию.Поэтому Политбюро посоветовало нашей делегации в составе товарищей Хисни Капо и Рамиза Алии бороться за решительное заявление.

Это еще не все. Мы также предвидели другой вариант, что хрущевцы могут принять декларацию с правильными и точными формулировками, при условии, что сама встреча пройдет гладко, без борьбы и разоблачения, без какого-либо снятия корки пирога, чтобы выявить, что находится внутри. Мы предвидели это, потому что знали, что они боятся дебатов, как дьявол боится святой воды.Они были бы готовы пойти на уступки, когда почувствовали бы давление на себя, и сказали бы: «Тебе это не нравится ?! Что ж, сделаем еще сильнее. Только драки быть не должно. Мы сделаем заявление и подпишем его без какого-либо осуждения Бухареста, без принципиальной борьбы »и. . . что из этого? Затем, когда все закончится, выступят представители: «Бухарест был poljezen 2 наша линия pravilna , китайцы и албанцы были осуждены за догматизм, но были исправлены», а для них декларация была бы бесполезная бумажка, как это случилось в посте.

Это было не то, что мы хотели. Декларация не должна быть прикрытием для ревизионистской коррупции, но должна быть результатом дебатов, борьбы и разоблачений. В переписке, которую мы вели с нашей делегацией в Москве, мы телеграфировали: «Наша цель и задача - не собирать декларации, а атаковать и разоблачать ошибки. У нас хватает заявлений ».

В подготовительной комиссии шла жестокая борьба. Суслов руководил всем для того, чтобы ревизионистские тезисы ХХ съезда и одобрение линии советского руководства были включены в проект декларации.Наши товарищи боролись, подвергаются эти взгляды, и настаивал на том, что формулировка в проекте должна быть точной, марксистско ленинская, и в недвусмысленных терминах. «Никакая неясность, никакое предполагаемое значение или выражение, которое может быть истолковано по желанию завтра, недопустимы», - заявили представители нашей партии товарищи Хисни и Рамиз.

Они подвергли критике тезисы хрущевцев об укрощении империализма и прямо заявили им, что «наблюдаемая тенденция к приукрашиванию империализма опасна», и отстояли тезис Сталина о том, что мира можно достичь только тогда, когда народы осознают этот вопрос. своими руками.«Сказать, что сегодня можно построить мир без войн (тезис Хрущева), когда существует империализм, - подчеркивал товарищ Хисни Капо, - противоречит учению Ленина».

Вопреки пожеланиям хрущевцев, наша делегация в комиссии настаивала на том, чтобы в проекте декларации подчеркивалось, что «ревизионизм является главной опасностью коммунистического движения» и что югославский ревизионизм должен быть упомянут именно как империалистическая сила. Наши товарищи подчеркнули опасность тезиса о том, что «ревизионизм идейно побежден», который Хрущев и компания хотели навязать всем остальным партиям.«Ревизионизм не только существует, но его рога растут сегодня», - сказал товарищ Хисни Капо.

Представители нашей партии столкнулись практически с единым фронтом ревизионистов. Хрущевские марионетки под руководством Суслова и других атаковали их, чтобы заставить отказаться от правильной линии, которую они защищали. Но Хисни Капо сказал им: «Наша партия никогда не согласится говорить в соответствии с желаниями того или иного человека или в результате оказываемого на нее давления». Он опроверг обвинения и провокации хрущевских лакеев и еще раз осудил заговор в Бухаресте и попытки осуществить его в Москве.

Когда Суслов, этот беззаботный ревизионист, осмелился полить грязью нашу партию и уподобить ее взгляды взглядам контрреволюционного Керенского, товарищ Хисний дал ему пощечину:

«Вы ошиблись адресом, товарищ Суслов, говоря со мной о Керенском. Я хочу заявить, что Партия Труда Албании была создана не Керенским. Керенский ваш. Мы признали и признаем Ленина и партию Ленина. Наша партия, основанная Энвером Ходжей на основе учения марксизма-ленинизма, лояльно борется за защиту марксизма-ленинизма и будет продолжать это делать.В заключение он добавил:

«Те, кто был сторонником контрреволюционного предателя Имре Надя, не могут обвинять Партию Труда Албании в том, что она является буржуазной партией, а албанских коммунистов - в том, что они являются Керенскими».

"Здесь недоразумение!" - сказал Суслов, пытаясь несколько смягчить сокрушительный эффект полученного ответа:

«Нам все ясно, хотя, может быть, и не вам», - ответил товарищ Хисни.

Столкнувшись с неопровержимыми аргументами, Советы были вынуждены отступить во время заседаний, но на следующий день борьба началась заново из-за вопросов, которые были решены, потому что Хрущев передернул уши Суслову и компании, сирийцу Багдашу, очень послушному лакею. Хрущева, встал и обвинил нашу партию, критикуя советское руководство, якобы желанием нового коммунизма ».Хисни Капо приготовился ответить на это подлое обвинение Багдаша. Во второй речи, которую Хисни хотел произнести на заседании комиссии, среди прочего он подчеркнул:

«Наша партия послала нас сюда, чтобы высказать свое мнение».

Он не намеревался и не намеревается составить какой-либо новый учебник марксизма-ленинизма, равно как и не стремится к любому другому коммунистическому движению, как предлагал товарищ Багдаш. Наша партия боролась и мужественно борется за коммунизм Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина, и благодаря этому она у власти и успешно строит социализм.Вы, товарищ Багдаш, по-видимому, ошиблись в адресе. Пожалуйста, направляйте свою критику «нового коммунизма» тем, кто заявляет об этом, ревизионистам, а не нам ».

Однако, несмотря на настойчивость товарища Хысни, манипулированный хрущевцами президиум заседания комиссии не разрешил ему прочитать вторую речь, текст которой хранится в архивах нашей партии.

Как всегда, помимо выпадов и обвинений, не было недостатка в выражениях лицемерной «дружбы» по отношению к нашим товарищам.Однажды Козлов пригласил товарища Хысни на обед, но тот поблагодарил его и отказался идти.

Борьба делегатов Партии труда Албании, представителей Коммунистической партии Китая и некоторых других партий привела к тому, что многие ревизионистские тезисы были опущены, а по многим вопросам были сделаны марксистско-ленинские формулировки. Однако остались нерешенными вопросы, по которым Козлов хотел выпустить «внутренние коммюнике». Боясь проиграть битву, хрущевцы старались спасти все, что могли.Это был только пролог к ​​поединку. Настоящая битва была еще впереди.

Мы знали, что это будет сложно, сурово и что мы будем в меньшинстве. Но это нас не испугало. Мы тщательно готовились к встрече, чтобы суждения и анализы нашей партии были зрелыми и взвешенными, смелыми и принципиальными. Мы обсудили речь, которую я должен был произнести на Московском собрании, на специальном заседании пленума ЦК нашей партии, который единогласно одобрил ее, поскольку это был анализ Албанской Партии Труда проблем наше учение и антимарксистская деятельность хрущевцев.В Москве мы должны были изложить непоколебимую линию нашей партии, продемонстрировать идейную и политическую зрелость и редкое революционное мужество, которые характеризовали нашу партию на протяжении всего ее героического существования.

Документы партии подробно рассказывают о работе Совещания 81 партии, о выступлениях и выступлениях нашей делегации в те решающие и исторические моменты, через которые проходил коммунистический мир, и особенно наша страна и партия, поэтому нет необходимости вдаваться в подробности об этих вещах.

Мехмет, Хисни, Рамиз и я, а также несколько товарищей, помогавших делегации, отправились в Москву для участия в Совещании 81 коммунистической и рабочей партии. Мы были убеждены, что едем в страну, в которой враги захватили власть и где нам придется быть очень осторожными, потому что они будут вести себя как враги и будут записывать каждое слово и каждый наш шаг. Надо было быть бдительными и расчетливыми. Мы также были уверены, что они попытаются взломать код наших радиограмм, чтобы узнать наши цели и нашу малейшую тактику.

Проезжая через Будапешт, нас встретили несколько главных «товарищей» с венгерской стороны, которые с нами вели себя корректно. Ни они, ни мы не упомянули о проблемах. Мы сели в поезд на Украину. Персонал поезда холодно смотрел на нас и обслуживал нас, не говоря ни слова, в то время как люди, безусловно, чекисты, патрулировали коридоры. У нас не было ни малейшего желания начать с ними хоть какой-то разговор, потому что мы знали, кто они такие и что представляют.

На Киевском вокзале нас встретили два-три члена ЦК Украины. Они устроили нам прохладный прием, и мы остались холодными, как лед, даже отказались пить их кофе. Затем мы сели в поезд и продолжили путь в Москву, где нас встретили Козлов, Ефремов, член ЦК и замначальника протокола МИДа. На Московском вокзале также выставили почетный караул, оркестр исполнил гимны, а солдаты маршировали маршем, чтобы сохранить обычай, как и для всех делегаций.Юные пионеры не вышли встречать нас с цветами. Козлов протянул нам холодную руку, искусственно улыбаясь до ушей, и своим глубоким голосом приветствовал нас. Но лед оставался льдом.

Как только гимны и парад закончились, мы услышали аплодисменты, аплодисменты и восторженные призывы: «Да здравствует Партия Труда!» Мы видели, что это были несколько сотен албанских студентов, которые учились в Москве. Им не разрешили войти на станцию, но в конце концов их пустили, чтобы избежать скандала.Не обращая внимания на Козлова и Ефремова, которые никогда не покидали нас, мы приветствовали кричащих от радости студентов и вместе с ними болели за нашу партию. Это был хороший урок для Советов, чтобы увидеть, какое единство у нашей партии и народа с их руководством. Студенты не уходили от нас, пока мы не сели в автомобили ЗИЛ. В машине Козлов не нашел ничего, чтобы сказать, кроме «Ваши ученики непослушные».

«Нет, - сказал я, - они большие патриоты и всем сердцем любят партию и ее руководство.”

Козлов и Еф съезд сопровождали нас в резиденцию, которую они нам выделили в Заречье, примерно в 20-25 км от Москвы. Это была вилла, где я много раз останавливался с товарищами и с Нексмийе, когда приезжал в отпуск. Однажды они сказали мне: «Мы зарезервировали эту виллу для Чжоу Эньлая и тебя, больше никого сюда не посадили». Даже на вилле нас объединили с китайцами. Как мы позже выяснили с помощью привезенного с собой специального детектора, виллу заполнили подслушивающими устройствами.

Я хорошо знал Козлова, потому что много раз с ним разговаривал. Он был одним из тех, кто много говорит, но ничего не говорит. Помимо того, что мы думали о них сейчас, у меня с первой встречи сложилось впечатление, что у этого Козлова нет мозгов. Он делал вид, что что-то знает, принимал позы, но в его «тыкве» не было семян. Он не пил, как другие, и, надо сказать, считался вторым человеком в руководстве после Хрущева.

Выше я писал о ссоре, которую я имел с Козловым и Поспеловым в 1957 году в Ленинградском академическом театре оперы и балета им. Кирова, по поводу моего выступления на «Ленинградском машиностроительном заводе.

Помню, в ту ночь, когда мы вернулись из театра, мы втроем были в одном ЗИЛе. Я был посередине. Козлов сказал Поспелову ласковым уменьшительным именем по русскому обычаю:

«Вы великий человек, один из величайших теоретиков, которые у нас есть».

« Nu njet, nu njet », 3 «скромно» ответил Поспелов.

Я не мог понять причину всей этой лести, но позже мы узнали, что этот Поспелов был одним из тех, кто составил секретный доклад против Сталина.Козлов продолжил:

«То, что я говорю, правильно, но вы скромны, очень скромны».

Этот разговор продолжался весь путь, и один льстил другому, пока мы не прибыли в нашу резиденцию. Мне это было противно, потому что это совсем не наш путь.

Я был менее знаком с Ефремовым.

Однажды в воскресенье, когда я был в Москве с Мехметом во время 21-го съезда, Полянский, тогда член Президиума Советской партии, а теперь посол в Токио, пригласил нас пообедать на своей подмосковной даче.Мы пошли. Все было покрыто белым, потому что выпал снег. Было холодно. Вилла тоже была белой как снег, красивой. Полянский сказал нам:

«Это дача, на которой отдыхал Ленин».

Этим он хотел сказать нам: «Я важный человек». Здесь мы нашли Ефремова и еще одного секретаря, если не ошибаюсь, из Крыма. Они познакомили нас с ним. Было десять часов утра. Стол был нагружен, как в баснях о русских царях.

«Давайте сядем и позавтракаем», - сказал Полянский.

«Мы уже поели», - сказали мы.

«Нет, нет, - сказал он, - мы снова сядем и поем». (Конечно, он имел в виду «выпить».)

Мы много пили, но смотрели, как они пили и разговаривали. Какие колоссальные количества они съели и выпили !! Мы широко открыли глаза, когда они выпили целые стаканы водки и различных вин. Полянский, с его интригующим лицом, хвастался без малейшего стыда, а Ефремов с другим секретарем и еще одним человеком, пришедшим позже, пил и без малейшего смущения от нашего присутствия осыпал Полянского своей тошнотворной похвалой.«Нет никого, как ты, ты великий человек, столп партии, ты хан Крыма» и т. Д. И т. Д. Так продолжался «завтрак» до часу дня. Нам с Мехметом было до смерти скучно. Мы не знали, что делать. Я подумал о бильярде и, чтобы уйти из этой полной пьянки, спросил Полянского:

«Есть ли в доме бильярдный стол?

«Да, конечно», - ответил он. «Вы хотите, чтобы мы пришли?»

"С большим удовольствием!" Я сказал, и мы сразу встали.

Мы поднялись в бильярдную. Мы пробыли там полтора-два часа. Водка, перцофка 4 и закуски 5 были отправлены им в бильярдную. Затем мы попросили разрешения уйти.

"Куда ты идешь?" - спросил Полянский.

«В Москву», - ответили мы.

«Невозможно, - сказал он, - мы вот-вот пообедаем».

Мы в изумлении открыли глаза. Мехмет сказал ему

«Но чем мы занимались до сих пор? Разве мы не ели достаточно за два дня?

«О нет, - сказал Ефремов, - мы ели только легкий завтрак, а теперь начинается настоящий обед.”

Они взяли нас за руку и повели обратно в столовую. Какое зрелище предстало нашим глазам! Стол был загружен заново. Советское государство пролетариев заплатило за всю эту еду и питье своим лидерам, чтобы они могли «отдохнуть» и повеселиться! Мы сказали им: «Мы больше не можем есть». Мы отказались, но они не хотели слышать об этом и умоляли нас есть и пить без перерыва. Мехмету пришла в голову хорошая идея, когда он спросил:

«У вас здесь есть кинотеатр? Можем ли мы посмотреть фильм? »

«Да, да», - сказал Полянский и позвонил в звонок, приказав киномеханику подготовиться к показу фильма.

Через полчаса все было готово. Мы пошли в кино и сели. Помню, это был цветной мексиканский фильм. Мы сбежали со столовой . 6 Фильм не шел больше десяти минут, когда в темноте мы увидели, как Полянский и другие тихонько крадутся из комнаты обратно к водке. Когда фильм закончился, мы обнаружили, что они сидят и пьют.

«Пойдем, - сказали они, - а теперь поедим что-нибудь», потому что после фильма это вкусное.”

«Нет, - сказали мы, - мы больше не можем есть и пить. Пожалуйста, позвольте нам вернуться в Москву ».

Очень неохотно нам разрешили встать.

«Вам придется попробовать прекрасную русскую зимнюю ночь», - сказали они нам.

«Давайте попробуем даже зиму, - сказал я Мехмету по-албански, - но давайте уйдем из этого питейного логова и этих выпивок».

Надели пальто и вышли в снег. Мы сделали всего несколько шагов, и подъехал ЗИМ: двое других друзей Полянского, один, некий Попов, которого я знал в Ленинграде, потому что там он был факотумом Козлова, который повысил его до министра культуры России. Республика.Мы обнялись в снегу.

«Пожалуйста, вернись, - сказали они, - еще на час». . . » и т. д. и т. д.

Мы отказались и уехали. Однако я заплатил за это цену. Я простудился, сильно простудился с температурой, отсутствовал на заседаниях съезда. (Я рассказал об этом, чтобы открыть уголок жизни советских лидеров, тех, кто подрывал советский режим и авторитет Сталина.)

А теперь вернемся к нашему приезду в Москву перед встречей сторон.

Козлов проводил нас на виллу. В других случаях нас обычно водили в дом и уходили. Но на этот раз Козлов хотел показать, что он дружный товарищ ». Он снял пальто и пошел прямо на столовую, полную бутылок, закусок и черной икры.

«Пойдемте, поедим и выпьем», - сказал Козлов, но его волновало не это. Он хотел поговорить с нами, чтобы узнать, с какими взглядами и предрасположенностями мы пришли.

Он начал разговор со слов:

«Сейчас комиссия доработала проект, и мы практически все согласны. Согласны и китайские товарищи. Есть четыре или пять вопросов, по которым не было достигнуто единого мнения, но мы можем опубликовать внутреннее коммюнике по ним ».

Обращаясь к Хисни за одобрением, он спросил: «Разве это не так?»

Hysni ответил:

«Нет, это не так. Работа не закончена.

«У нас есть возражения и оговорки, которые наша партия представила в письменном заявлении, которое мы направили в комиссию».

Козлов нахмурился, он не получил желаемого одобрения. Я вмешался и сказал Козлову:

«Это будет серьезная встреча, на которой нужно правильно поставить все проблемы. Многие вопросы поставлены искаженно, не только в проекте, но особенно в жизни, в теории и на практике. Все должно быть отражено в декларации.Мы не принимаем внутренние заметки и дополнения. Ничего в темноте, все в свете. Вот почему проводится встреча ».

«Об этом не нужно много говорить, - сказал Козлов.

Мехмет вскочил и насмешливо сказал:

«Даже в ООН мы говорим сколько угодно. Кастро говорил там четыре часа, а вы, видимо, думаете, что можете ограничить нас! »

Hysni сказал:

«Вы дважды прерывали наше выступление в комиссии и не позволяли нам продолжать выступление.”

«Этого не должно происходить», - добавил я. «Вы должны знать, что мы не принимаем такие методы».

«Мы должны сохранить единство, иначе это трагично», - сказал Козлов.

«Единство можно гарантировать, если говорить открыто, в соответствии с марксистско-ленинской линией и нормами», - ответил Мехмет.

Козлов получил ответ, предложил мне тост, взял себе что-нибудь поесть и ушел.

Весь период до начала встречи сторон был наполнен атаками и контратаками между нами и ревизионистами всех рангов.Ревизионисты развязали нам войну в широком масштабе, и мы ответили на их выпады ударом за ударом.

Их тактика заключалась в том, чтобы сделать все, что в их силах, чтобы помешать нам выступить на собрании и открыто выступить с критикой совершенных ими преступлений. Уверенные, что мы не отступим от наших корреляционных мнений и решений, они прибегли к клевете, утверждая, что то, что мы поднимем, было необоснованным, вызовет «разделение», что мы совершаем «трагические» ошибки, что мы «виноваты». и должен изменить наш курс и т. д.и т. д. Советы приложили большие усилия, чтобы «промыть мозги» всем делегациям братских коммунистических и рабочих партий, которые должны были принять участие в митинге, в этом направлении. Со своей стороны, они выдавали себя за «непогрешимых», «непорочных», «принципиальных» и как будто держали в руках судьбу марксистско-ленинской истины.

На нас открыто оказывались давление и провокации. На приеме, устроенном в Кремле по случаю 7 ноября, Косыгин подошел ко мне с бледным, как воск, лицом и начал читать проповедь о дружбе.

«Мы будем беречь и защищать нашу дружбу с Советским Союзом на марксистско-ленинском пути». Я сказал ему.

«В вашей партии есть враги, которые борются с этой дружбой», - сказал Косыгин.

«Спросите его, - сказал я Мехмету, хорошо знавшему русский язык, - может ли он сказать нам, кто эти враги в нашей партии?»

Косыгин оказался в затруднительном положении. Он начал бормотать и сказал:

«Вы меня плохо поняли».

«Хватит об этом, - сказал Мехмед, - мы очень хорошо вас поняли, но вам не хватает смелости говорить открыто.Мы открыто скажем вам на встрече, что мы думаем о вас ».

Мы ушли от этой ревизионистской мумии.

(В течение всего вечера Советы действовали по отношению к нам так, чтобы не оставлять нас одних в покое, а изолировали нас друг от друга и окружили нас согласно заранее подготовленным сценическим указаниям.)

Чуть позже маршалы Чуйков, Захаров, Конев и другие окружили меня и Мехмета. По инструкции они спели другую мелодию: «Вы, албанцы, бойцы, вы хорошо сражались, вы сопротивлялись должным образом, пока не одержали победу над гитлеровской Германией», - и Захаров продолжал бросать камни в немецкий народ.В этот момент к нам присоединился Шелепин. Он начал возражать Захарову по поводу того, что он сказал о немцах. Захаров рассердился и, не обращая внимания на то, что Шелепин был членом президиума и начальником КГБ, сказал ему: «Уходи, зачем ты вмешиваешься в наш разговор? Вы хотите научить меня, что такое немцы? Когда я с ними дрался, ты все еще пил молоко своей матери »и т. Д.

В разгар этого разговора надменных маршалов, напившись водки, Захаров, который был директором Военной академии «Ворошилов», куда Мехмета и других товарищей отправляли изучать сталинское военное искусство, сказал Мехмету: «Когда ты здесь вы были выдающимся учеником нашего военного искусства.Мехмет оборвал свои слова и сказал: «Спасибо за комплимент, но не хотите ли вы сказать, что сегодня вечером здесь, в Георгиевском зале, мы начальство и подчинение, командир и ученик?»

Вмешался не менее пьяный маршал Чуйков и сказал: «Мы хотим сказать, что албанская армия всегда должна стоять с нами. . . » Мехмет тут же ответил: «Наша армия была и останется верной своему народу и будет преданно защищать строительство социализма на марксистско-ленинском пути; она находится и останется исключительно под руководством Албанской партии Труда, как орудие диктатуры пролетариата в Албании.Вы все еще не понимаете этого, маршал Чуйков? Тем хуже для тебя! »

Маршалы получили ответ. Один из них, не помню, Конев или кто-то другой, видя, что разговор выходит из-под контроля, вмешался: «Давай закончим этот разговор. Приходите и выпейте бокал за дружбу между нашими двумя народами и нашими двумя армиями ».

Наряду с этой лихорадочной антиалбанской и антимарксистской деятельностью Хрущев и хрущевцы открыто нападали на нас в материалах, которые они отправляли китайцам, в которых они также нападали на них.Они раздали этот материал всем делегациям, в том числе и нашей. Как известно, в В этом материале Албания перестала считаться социалистической страной для хрущевцев. Кроме того, во время разговора с Лю Шаоци Хрущев сказал: «Мы потеряли Албанию, но мы потеряли не так много; Вы выиграли, но и выиграли не много. Партия Труда всегда была слабым звеном в международном коммунистическом движении ».

Тактика хрущевцев нам была понятна.Намерение состояло, во-первых, в том, чтобы запугать нас, говоря: «От нас зависит, являетесь ли вы социалистической страной или нет, и, следовательно, в документе, который мы вам передаем, Албания больше не является социалистической страной», а во-вторых, угрожать остальным, что «Партия Труда Албании не является марксистско-ленинской партией, и тот, кто защищает ее как таковую, будет неправ и будет осужден вместе с Партией Труда Албании». Другими словами, это означало: «Вы, коммунистические и рабочие партии, которые собираются на митинг, должны уже ясно понять, что то, что Энвер Ходжа собирается сказать на митинге, является клеветой, это слова антисоветского элемента.”

На встрече было совершенно ясно, как они заранее подготовили Ибаррури, Гомулку, Дежа и т. Д.

За несколько дней до того, как я выступил на встрече, Хрущев искал встречи со мной, конечно, чтобы «убедить» нас изменить нашу позицию. Мы решили пойти на эту встречу, чтобы еще раз дать понять хрущевцам, что мы не сдвинемся с места. А пока мы читаем материал, о котором я говорил выше. Я встретил Андропова, который в те дни бегал туда-сюда в качестве курьера Хрущева.

«Сегодня я прочитал материалы, в которых Албания не фигурирует как социалистическая страна», - сказал я ему.

Андропов, который был одним из авторов этого базового документа, не краснея, спросил меня: «Какое отношение имеет это письмо к Албании?»

«Это письмо делает невозможной мою встречу с Хрущевым», - ответил я.

Андропов нахмурился и пробормотал:

«Это очень серьезное заявление, товарищ Энвер. ”

«Да, - сказал я, - очень серьезно! Скажите Хрущеву, что не он решает, является Албания социалистической страной или нет.Албанский народ и его марксистско-ленинская партия решили это своей кровью ».

И снова Андропов повторил, как попугай:

«Но это материал о Китае, не имеющий ничего общего с Албанией, товарищ Энвер».

«Мы выскажем свое мнение на встрече сторон. Прощай!" и я закончил разговор.

Распространенное письменное обвинение Китая было грязным антимарксистским документом. Этим хрущевцы решили продолжить в Москве то, чего они не достигли в Бухаресте.В очередной раз они применили хитрую троцкистскую тактику. Они распространили этот объемный материал против Китая перед встречей, чтобы подготовить территорию и промыть мозги делегациям других партий, а также запугать китайцев, чтобы заставить их занять умеренную позицию, если они не подчинятся. Этот антикитайский материал нас не удивил, но он укрепил нашу убежденность в правильности линии и марксистско-ленинских позиций нашей партии в защиту Коммунистической партии Китая.Материал поверг участников митинга в глубокое уныние и не был принят, как ожидали хрущевцы. На митинге возникли расколы, и это было в пользу марксизма-ленинизма. Мы могли рассчитывать на 7–10 партий, которые если бы не открыто, то хотя бы не одобрили враждебное начинание хрущевцев, больше поддержали бы нашу сторону.

Как выяснилось, китайская делегация приехала на Московскую встречу с мыслью о том, чтобы можно было поутихнуть, и изначально подготовила материал в примирительном тоне, терпимом к позициям и действиям хрущевцев.Дэн Сяопин должен был доставить его. Становилось очевидным, что они подготовили стенд из «двух-трех вариантов». Это показалось нам удивительным после тех жестоких нападений, которые были совершены на Коммунистическую партию Китая и Мао Цзэдуна в Бухаресте. Однако когда хрущевцы предприняли еще более жестокие нападки, подобные тем, которые содержались в материалах, распространенных ими перед встречей, китайцы были вынуждены полностью изменить подготовленный материал, отбросить примирительный дух и занять твердую позицию. в ответ на нападки Хрущева.

Когда собрание открылось, атмосфера была напряженной. Недаром нас поставили возле трибуны оратора, чтобы мы оказались под упрекающим пальцем антимарксиста. Хрущевские «прокуроры». Но, вопреки их желаниям, мы стали обвинителями и обвинителями ренегатов и предателей. Они были на скамье подсудимых. Мы высоко держали головы, потому что были за марксизм-ленинизм. Хрущев держал голову двумя руками, когда на него взорвались бомбы нашей партии.

Тактика Хрущева на встрече была хитрой. Он встал и заговорил первым, произнес якобы умеренную, успокаивающую речь, без открытых выпадов, с фразами, составленными вместе, чтобы задать тон собранию и создать впечатление, что оно должно быть спокойным, что мы не должны нападать друг на друга (они произвели их нападки заранее), что мы должны сохранить единство (социал-демократическое) и т. д. Этим он хотел сказать: «Мы не хотим ссор, мы не хотим расколов, ничего не произошло, все идет хорошо.”

В своем выступлении Хрущев полностью выразил ревизионистские взгляды и атаковал Коммунистическую партию Китая и Партию труда Албании, а также тех, кто собирался следовать за этими партиями, но не назвал никаких имен. Этой тактикой в ​​своей речи он хотел нас предупредить: «Выбирайте: либо общие атаки без имен, но со всеми понимающими, для кого они предназначены, либо, если вам это не нравится, мы атакуем вас открыто. . » Фактически, из 20 выступивших марионеточных делегатов только 5 или 6 напали на Китай, основываясь на советских материалах.

Хрущев и его марионетки знали, что мы собираемся объявить войну хрущевцам и мировому современному ревизионизму, и поэтому они настаивали как в комиссии, так и в своих выступлениях, что вопрос о фракциях и группировках в международном коммунистическом движении, а также в проект должны быть включены оценки XX и XXI съездов Коммунистической партии Советского Союза и ряд других пунктов, против которых мы выступали. Было ясно, что Хрущев, отказавшийся от ленинизма и ленинских норм и имевший, как он сам утверждал, «наследие и монополию ленинизма», хотел сохранить под своим проводником все коммунистические и рабочие партии мира. дубинкой, под его диктовку.Кто бы ни выступал против его линии, определенной на 20-м и 21-м съездах, он был фракционером, антимарксистом, вовлеченным в группировки. Очевидно, именно так он подготовил дубинку для Коммунистической партии Китая и Партии труда Албании и попытался принять меры, чтобы исключить нас из международного коммунистического движения, которое он намеревался подчинить своим антимарксистским идеям.

После него 15 или 20 человек, тщательно промытые и подготовленные, встали один за другим и заговорили в духе Хрущева: «Ничего не произошло, среди нас нет проблем, царит мир, все идет хорошо.«Какой позорный блеф хрущевцев, которые манипулировали этими наемными лакеями, чтобы представить перед нами принципиальных людей! Это был общий тон. «Они синхронизировали свои часы», как сказал Живков в одном из своих выступлений и который Хрущев процитировал в Бухаресте как «историческое» высказывание.

Пока продолжалась встреча, Советы и Хрущев были напуганы нашей речью и хотели любой ценой убедить нас, если не отказаться от наших идей, то хотя бы смягчить нашу позицию.Они послали Тореза посредником, когда увидели, что мы отказались от встречи с Хрущевым. Торез пригласил нас на ужин, прочитал лекцию о Unityw и посоветовал нам быть «крутыми и сдержанными». Морис Торез, конечно, знал об этих вопросах, потому что мы обсуждали их вместе, но было ясно, что теперь он действует как посланник Хрущева. Но он тщетно старался: мы отклоняли все предложения, и он нам угрожал:

«Встреча нападет на вас».

«Мы никого не боимся, потому что находимся на правильном пути», - ответили мы.Когда они увидели, что они потерпели неудачу с Торезом, Советы настаивали на том, чтобы мы встретились с Микояном, Козловым, Сусловым, Поспеловым и Андроповым. Мы приняли. На этом митинге на вилле в Заречье Советы представили дела так, как будто ничего не произошло, как будто они не виноваты вообще, а напротив, по их мнению, вина лежит на Партии Труда Албании! Якобы это мы ухудшали отношения с Советским Союзом, и они просили нас открыто рассказать им, зачем мы это делаем!

Мы отвергли эти обвинения и претензии и продемонстрировали им неопровержимыми фактами, что не мы, а они своими позициями и действиями обострили отношения между нашими партиями и странами.

Со своей стороны, люди Хрущева с полным бесстыдством отрицали все, в том числе своего посла в Тиране, которого они называли « дурак » 7 , когда они пытались возложить вину за свои ошибки на него. Они хотели любой ценой подружиться с нами, чтобы мы закрыли рот. Нам даже предлагали кредиты и тракторы. Но после их разоблачения мы сказали им: «Если вы не признаете и не исправите свои серьезные ошибки, все ваши усилия окажутся напрасными.На следующий день Козлов и Микоян вернулись, но ничего не добились.

Приближалось время нашей речи, и они сделали последнее усилие - попросили встретить Хрущева в Кремле. Видимо Хрущев все шутил, что может нас убедить », и мы приняли приглашение, но не в назначенный им час, чтобы сказать ему, что« не ты, а мы решаем даже час встречи », не говоря уже о других вещи. Кроме того, перед встречей с ним мы хотели отправить ему «устное сообщение».Мы проверили дом, который они выделили нам, с помощью нашего детектора и обнаружили, что они прослушивали нас микрофонами во всех его частях. Единственная неповрежденная комната - это туалет. Когда было холодно и мы не могли разговаривать на улице, мы были вынуждены разговаривать в туалете. Советские были заинтригованы, узнав, где мы разговариваем, и, когда им пришла в голову эта идея, они также послали кого-то, чтобы тот поставил микрофоны в унитаз. Один из наших офицеров поймал советского техника, когда он проводил «операцию» якобы по ремонту дефекта в туалете, но наш человек сказал ему:

«В этом нет необходимости, потому что туалет работает хорошо.”

Наше посольство тоже было забито подслушивающими устройствами, и, зная об этом, после того, как мы назначили время встречи, мы покинули Кремль и направились в посольство. Мы установили наш аппарат, и это сигнализировало, что они подслушивают нас со всех сторон. Затем Мехмет послал Хрущеву и остальным «послание» продолжительностью от десяти до пятнадцати минут, назвав их «предателями», сказав «вы подслушиваете нас» и т. Д. И т. Д. Таким образом, когда мы пошли в Кремль, ревизионисты получил наше «приветствие».

Встреча проходила в кабинете Хрущева, и он начал как обычно:

«Вам слово. Мы слушаем ».

«Вы просили о встрече, - сказал я, - вы говорите первым».

Хрущеву пришлось смириться. С самого начала мы были уверены, что на самом деле он приехал с надеждой, что, если он не сможет избежать, по крайней мере, он сможет смягчить критику, которую мы собирались сделать на встрече. Затем, даже если эта встреча не принесла результата, он, как обычно, использовал ее как «аргумент» для представителей других партий, чтобы сказать им: «Видите, мы снова протянули руку албанцам, но они упорствовали в своем курсе.”

Хрущев и другие пытались свалить вину на нашу партию и изобразили удивление, когда мы исторически рассказали, как возникли разногласия между нашими партиями.

«Я не подозреваю, что у меня был конфликт с товарищем Капо в Бухаресте, - не краснея сказал Хрущев.

«Центральный комитет нашей партии не был и не согласен с Бухарестом», - сказал я ему.

«Это не имеет значения, но факт в том, что даже до Бухареста вы не были с нами согласны и не сообщили нам об этом.”

Конечно, шарлатан лгал и лгал сознательно. Разве это не тот самый Хрущев, который в апреле 1957 года высокомерно хотел прервать переговоры, а еще раньше, в 1955 и 1956 годах, разве мы не сказали Хрущеву и Суслову о нашем противодействии Тито, Надю, Кадару и Гомулке?

Мехмет сообщил им о некоторых из этих фактов, и Микоян был вынужден пробормотать согласие.

Но когда он увидел, что стоит спиной к стене, Хрущев перескакивал с ветки на ветку, от одной темы к другой, и было невозможно обсуждать с ним основные принципиальные вопросы, которые, по сути, были источником разногласий.Конечно, он не был заинтересован в том, чтобы касаться этих вещей. Он хотел подчинения Албанской партии труда и албанского народа, он был их врагом.

«Вы не за наведение порядка в наших отношениях», - сказал Хрущев.

«Мы хотим привести их в порядок, но сначала вы должны признать свои ошибки», - сказали мы ему.

Разговор с нами вызвал раздражение Хрущева. Конечно, он не привык к маленькой партии и маленькой стране, решительно выступающей против его позиций и действий.Такова была шовинистическая логика повелителей этих антимарксистов, которые, как и империалистическая буржуазия, считали малые народы и страны вассалами, а их права - предметами торговли. Когда мы открыто рассказали ему о его ошибках и ошибках его людей, он вскочил:

«Вы плюете на меня», - кричал он. «С вами невозможно разговаривать. Только Макмиллан пытался со мной так разговаривать ».

«Товарищ Энвер не Макмиллан, так что верни свои слова», - резко ответили ему Мехмет и Хисни.

«Куда мне их положить?

«Суньте их себе в карман», - сказал Мехмет.

Мы вчетвером встали и ушли, не пожав им руки, не попав в их ловушки, состряпанные угрозами и лицемерными обещаниями.

Когда мы выходили из зала заседаний, Мехмет вернулся и сказал Хрущеву: «Камень, которым вы бросаете нашу партию и людей, упадет вам на голову. Время покажет это! » и он закрыл дверь и присоединился к нам.

Это был наш последний разговор с этими ренегатами, которые все еще пытались выдать себя за марксистов. Однако борьба нашей партии и подлинных марксистско-ленинских партий и их собственные контрреволюционные действия с каждым днем ​​все больше и больше срывали с них демагогическую маскировку.

Таким образом, эти давления не дали результата. Мы ни на йоту не уступили в своей позиции, и при этом мы ничего не смягчили и не изменили в своей речи.

Я не собираюсь останавливаться на содержании речи, которую я произнес от имени нашего ЦК в Москве, потому что она опубликована и взгляды нашей партии на поднятые нами проблемы уже известны во всем мире.Я просто хочу подчеркнуть, как последователи Хрущева отреагировали, когда они услышали наши нападки на их босса. Гомулка, Дедж, Ибаррури, Али Ята, Багдаш и многие другие поднялись на трибуну и соревновались в своем рвении отомстить тем, кто «поднял руку против материнской партии». Было и трагично, и нелепо видеть этих людей, которые выдавали себя за политиков и лидеров, «с грузом мозгов», действуя таким образом как наемники, как hommes de paille 8 как марионетки, которыми за кулисами манипулируют ниточки. .

В перерыве между занятиями ко мне подошел Тодор Живков. Его губы и подбородок дрожали.

«Можно обсудить, паршивец 9 он спросил меня.

«С кем нам поговорить?» - ответил я. «Я сказал то, что должен был сказать, и я думаю, вы меня слышали. Кто послал тебя поговорить, Хрущев? Мне нечего с тобой обсуждать, поднимайся на трибуну и говори ». Он побледнел как воск и сказал

«Я обязательно встану и дам вам ответ.”

Когда мы выходили из Георгиевского зала к своей резиденции, Антон Югов, стоя на лестнице, потрясенно сказал нам:

«Куда тебя ведет эта дорога, братя?» 10

«Куда ведет вас хрущевская дорога, потому что мы идем и всегда будем идти по дороге Ленина», - сказали мы ему. Он опустил голову, и мы расстались, не пожимая руки.

После того, как я произнес речь, мы с Мехметом покинули резиденцию, в которой нас разместили Советы, и пошли в посольство, где мы оставались все оставшееся время в Москве.Когда мы покинули их резиденцию, советский чекист по секрету сказал товарищу Хисни: «Товарищ Энвер хорошо поехал, потому что его жизнь здесь была в большой опасности». Хрущевцы были на все способны, и мы приняли меры. Мы отправили товарищей из посольства и сотрудников нашей делегации в магазины за продуктами. Когда пришло время уехать, мы не согласились лететь самолетом, потому что «авария» могла произойти легче. Хисни и Рамиз остались в Москве, так как они должны были подписать декларацию, а мы с Мехметом выехали из Советского Союза поездом и ничего не ели из их рук.Мы прилетели в Австрию, спустились на поезде через Италию и из Бари вернулись живыми и невредимыми в Тирану на собственном самолете и сразу же отправились на прием, организованный по случаю 28 и 29 ноября. Мы испытали огромную радость, потому что с марксистско-ленинской решимостью успешно выполнили поставленную перед нами задачу. Гости, товарищи по военному времени, рабочие, офицеры, кооперативы, мужчины и женщины, старые и молодые, были безудержны в своем энтузиазме и, как всегда, в самые тяжелые дни сплачивались в кулак.

Хрущев и все его последователи очень старались, чтобы одобренный документ международного характера включал в себя всю линию хрущевских ревизионистов, искажавших фундаментальные тезисы марксизма-ленинизма о природе империализма, революции, мирного сосуществования. и так далее. Однако в комиссиях делегации нашей партии и Коммунистической партии Китая решительно возражали и разоблачали эти искажения. Нам удалось многое исправить, многие тезисы ревизионистов были отвергнуты, а многие другие сформулированы правильно, пока не вышел итоговый документ, который был принят всеми участниками собрания.

Хрущевцы были вынуждены принять этот документ, но Хрущев заранее заявил: «Документ является компромиссом, и компромиссы недолговечны». Было ясно, что сам Хрущев нарушит Декларацию Московского совещания и обвинит нас в том, что это мы нарушаем директивы и решения этого совещания.

После Московской встречи наши отношения с Советским Союзом и ревизионистами Москвы постоянно ухудшались, пока они в одностороннем порядке не разорвали эти отношения полностью.

25 ноября на последней встрече Мехмета и Хисни в Москве с Микояном, Косыгиным и Козловым последний открыто угрожал. Микоян сказал им: «Вы не можете прожить ни дня без экономической помощи от нас и других стран социалистического лагеря». «Мы затянем пояса и будем есть траву, - сказали им Мехмет и Хисни, - но не будем подчиняться вам. Тебе не победить нас ». Ревизионисты считали, что искренняя любовь нашей партии и народа к Советскому Союзу сыграет роль в пользу ревизионистов Москвы.Они надеялись, что многие наши кадры, прошедшие подготовку в Советском Союзе, вернутся единым блоком, чтобы отделить партию от руководства. Микоян выразил это, сказав: «Когда Партия Труда услышит о вашей позиции, она восстанет против вас». «Приходите на какое-нибудь собрание нашей партии, когда мы поднимем эти проблемы, - сказал ему Мехмед, - и вы увидите, какое единство существует в нашей партии и вокруг ее руководства».

Эти угрозы ревизионистов были не просто словами. Они действовали.Экономический саботаж из Москвы и их экспертов достиг пика.

Банкноты

1. «Покушение» (рус. В оригинале).

2. «Полезное» (русский в оригинале).

3. «Не я, не я». (Русский в оригинале).

4. «Водка с перцем и закуски». (Русский в оригинале).

5. «Водка с перцем и закуски». (Русский в оригинале).

6. «Столовая» (рус. Яз. В оригинале).

7. «Дурак» (русск. В оригинале).

8. «Соломенные люди» (франц. В оригинале).

9. «Брат» (рус. В оригинале).

10. «Братья» (русск. В оригинале).



Далее: 13. Заключительный акт

«хрущевок» как первая перестройка. Часть 2

Промышленность
Хрущев начал масштабные реформы в промышленности. В 1957 г. был взят курс на децентрализацию национальной экономики.Были ликвидированы отраслевые министерства, союзные и республиканские. Вместо этого они стали создавать совнархозы (советы народного хозяйства) по территориальному признаку. В той или иной области фабрики и заводы, часто принадлежавшие к разным ведомствам и отраслям, стали объединяться под общим управлением.

Это привело к хаосу, перебоям в поставках и финансировании, разрыву отраслевых связей и другим негативным процессам. В результате совнархозы стали расширяться, республиканские, а затем и всесоюзные, региональные правительства создавались над региональными.Однако ситуация не исправляется. После отставки Хрущева было решено отказаться от совнархоза и вернуться к отраслевой системе управления. Восстановлены промышленные министерства.

Были и другие «дисбалансы». При Сталине в период индустриализации и послевоенного восстановления приоритет отдавался тяжелой промышленности, производству средств производства. Тогда это было оправдано. Однако при Хрущеве предвзятость в пользу тяжелой индустрии даже превзошла Сталин.Если в 1954 году на долю тяжелой промышленности приходилось 70% продукции, то к началу 1960-х годов этот перечень достиг 75%. Товары народного потребления просто начали исчезать с прилавков. И это при разрушении сельского хозяйства.

Эксперименты Хрущева в сфере народного хозяйства привели к оттоку золота из страны. К 1965 году правительство продало более 3 тысяч тонн золота. Большая его часть была продана в 1963 - 1964 годах, когда экономическая реформа 1957 года обрела полную силу. В 1964 году возникла значительная нехватка хлеба, страна оказалась на грани голода, и впервые советское руководство страны пошло на закупку зерна за границу.В 1920-1940-е годы советскому крестьянству было очень тяжело, но хлеб шёл на экспорт. Заработанная валюта. При Хрущеве советское золото текло на Запад.

Административные изменения

Хрущев заложил несколько «мин» и под административно-территориальным делением СССР. По его инициативе в 1954 году Крымская область от РСФСР была передана Украинской ССР. Крым никогда не принадлежал Украине, но был передан Украинской ССР. Остается неизвестным, кто из советников предложил эту идею Хрущеву, но оказалось, что это дело было реализовано его руками.Интересен факт, что идея передачи Крыма Украине была выдвинута президентом США Вильсоном и его советником Хаусом в 1919 году. Они продвигали это на Парижской мирной конференции. Таким образом, Хрущев, видимо, невольно реализовал стратегический план англосаксов.

Кроме того, в 1957 - 1958 гг. Были восстановлены национальные автономии ранее депортированных народов - калмыков, чеченцев, ингушей, карачаевцев, балкарцев. Эти народы имеют право вернуться на свои исторические территории.В результате образовательный эффект был нарушен. Более того, депортированные народы получали льготы, льготы. В январе 1957 года была восстановлена ​​Чечено-Ингушская Автономная Советская Социалистическая Республика. Более того, в республике в 1944 году оставались Наурский и Шелковский районы с преобладающим русским населением от Ставропольского края до Грозненской области. Ранее в состав республики входило несколько казачьих округов правобережья Терека; они имели статус «национальных автономий». Теперь их вернули в ЧИАССР, но без автономии.

Кизлярский район, населенный казаками, был отрезан от Ставрополя и передан Дагестану. Возвращавшимся из ссылки чеченцам мешали селиться на прежних местах, в высокогорье. Отправлено на равнину, которую ранее освоили казаки. Увеличение численности чеченцев началось в Наурском с

до

Хрущев: Герой или Злодей?

Дед Нины Хрущевой, Никита Хрущев, был лидером Советского Союза, который боролся с президентом Джоном Ф.Кеннеди во время кубинского ракетного кризиса, поставившего мир на грань ядерной войны.

В этом отрывке из своих новых мемуаров она вспоминает, как его дерзкая репутация в Москве не получила признания в Соединенных Штатах.

Я всегда знал, что наследие моего деда было неоднозначным, а не простой историей о том, как демократическое добро преодолевает тоталитарное зло.

Верный поручик Сталина более 20 лет, некоторые до сих пор считали его деспотом. Но для многих он заработал репутацию реформатора благодаря своей секретной речи - четырехчасовому обращению на двадцатом съезде партии в 1956 году.Хрущев произнес речь ночью перед ограниченной аудиторией в 100 человек, чтобы помешать сторонникам жесткой линии Кремля устроить просталинский переворот. Он стал первым лидером, публично выступившим против наследия диктатора террора и тоталитаризма, в результате которого - от индустриализации, голода, войны, задержаний и казней - погибло почти 30 миллионов человек, а по некоторым данным, общее количество было вдвое больше.

Эти откровения ошеломили многих по всей стране. Одни плакали, другие теряли сознание. Те, кто не выдержал ужасного потрясения, - председатель Союза писателей СССР Александр Фадеев, пожалуй, самый яркий пример - покончили жизнь самоубийством.

В СССР Сталин был Богом, «отцом нации», тем, к кому многие чувствовали себя ближе, чем члены их собственной семьи. Хрущев не только показал советским людям, что их Бога не существует; он разоблачил его как дьявола.

После выступления моего деда советские власти освободили миллионы жертв Сталина из-под стражи или посмертно реабилитировали их репутацию, несмотря на то, что многие группы политических «врагов» - крестьянский средний класс (кулаки), Николай Бухарин, Лев Троцкий и их сторонники. - оставались незамеченными на десятилетия вперед.

Хрущев также приказал закрыть ГУЛАГ, агентство, которое управляло тюремной системой Кремля, хотя некоторые отдельные лагеря продолжали действовать. В совокупности реформы моего деда возглавили «оттепель» - эпоху, когда правительство ослабило свою цензуру, предоставив большую политическую, личную и творческую свободу.

К 1961 году процесс казался почти необратимым, настолько, что через восемь лет после смерти Сталина его тело было извлечено из могилы Владимира Ленина на Красной площади в Москве и перезахоронено в нескольких метрах от Кремлевской стены, где оно осталось этот день.Как сказал один советский писатель из поколения «оттепелей»: «Премьер - это единственная гарантия от возможного восстановления сталинского строя».

Мнение моего деда в Соединенных Штатах, однако, было совершенно другим. В 1960-х американские школьники ныряли и прикрывались партами на случай, если угрожающий Хрущев, или ураган Никита, как его называли, нанесет ракетно-ядерный удар.

Истории о том, как он стучал ботинком по столу в Организации Объединенных Наций в 1960 году или посылал ракеты на Кубу в 1962 году, были центральными в повествовании американской общественности.Они также захватили воображение Голливуда - Дон Сигел с его фильмом « Вторжение похитителей тел » 1956 года или Стэнли Кубрик в фильме 1964 года «Доктор Стрейнджлав » 1964 года с репликой Хрущева - эксцентричным премьер-министром Дмитрием Киссоффом.

И в СССР премьер вскоре стал грозным. Так же быстро, как он осудил Сталина, последователи падшего коммунистического бога, в свою очередь, осудили моего деда, проголосовав за его отставку.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *