Конституция рф право на самоопределение: Ст. 5 Конституции РФ с Комментариями. Последняя редакция с изменениями на 2021 год

Содержание

Принцип территориальной целостности и право народов на самоопределение как принципы российского федерализма Текст научной статьи по специальности «Право»

ТЕОРИЯ И ФИЛОСОФИЯ ПРАВА

А. В. Темираев*

Принцип территориальной целостности и право народов на самоопределение как принципы российского федерализма

Аннотация. В статье рассматриваются проблемы соотношения территориальной целостности государства и права народов на самоопределение как фундаментальных принципов российского федерализма, правовые формы реализации права народов на самоопределение в Российской Федерации.

Ключевые слова: народ, самоопределение, территориальная целостность, территориальная неприкосновенность.

001: 10.17803/1994-1471.2016.67.6.088-093

Принцип территориальной целостности и право народов на самоопределение являются важнейшими общепризнанными принципами международного права. Эти принципы в той или иной интерпретации закрепляются в конституциях большинства современных государств. В Конституции Российской Федерации данные принципы обозначены как принципы федеративного устройства Российской Федерации. Однако есть особенности в их конституционном закреплении.

Согласно ч. 3 ст. 5 Конституции РФ федеративное устройство России основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации.

В данном перечне принцип территориальной целостности не выделяется непосредственно. В этой части российской Конституции говорится о государственной целостности, что подразумевает в том числе и территориальную целостность. Однако, если обратить внимание на ст. 4 Конституции РФ, закрепляющую принцип государственного суверенитета, то в ней содержатся два ключевых положения, определяющих содержание именно принципа территориальной целостности Российской Федерации. Согласно ч. 1 ст. 1 суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию. В части 3 данной статьи пишется о том, что Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории.

Как видно из приведенных конституционных положений, принцип территориальной целостности, с одной стороны, рассматривается как составная часть принципов государствен-

© Темираев А. В., 2016

* Темираев Алан Викторович, федеральный судья Промышленного районного суда г. Владикавказа, Республика Северная Осетия-Алания, заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики Горского государственного аграрного университета, кандидат юрид. наук, доцент [email protected]

362040, Республика Северная Осетия — Алания, г. Владикавказ, ул. Кирова, д. 37

ного суверенитета и государственной целостности. С другой стороны, территориальная целостность как защищаемый государством принцип рассматривается в неразрывной связке с неприкосновенностью территории России.

Конституция РФ дает структурную характеристику территории. Согласно ст. 67 Конституции РФ территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права.

Аналогично принципу территориальной целостности принцип самоопределения народов также формулируется в Конституции РФ не самостоятельно, а в связке с другим принципом — равноправия народов.

Как справедливо отмечает И. А. Умнова (Конюхова), для уяснения содержания конституционного принципа самоопределения народов необходима ясность по меньшей мере в следующих вопросах. Что вкладывает Конституция РФ в понятие «народы», которым гарантируется право на самоопределение? В каких формах допустимо самоопределение народа в рамках суверенного государства и в каких случаях реализация права на самоопределение влечет за собой возникновение именно федеративных отношений?1

Мною разделяется точка зрения тех ученых, кто считает, что Конституция РФ, закрепляя право на самоопределение народов как принцип российского федерализма, подразумевает наднациональный или межнациональный подход к пониманию понятия «народы»2. Народ как политико-территориальная общность, представляющий территорию — субъект Федерации, — это общность лиц разных национальностей, исторически объединенных

проживанием на одной территории, которая по политическим, демографическим, экономическим, социальным и иным параметрам несет или способна нести бремя статуса субъекта Федерации. Таким образом, основополагающим критерием идентификации народа как общности, способной быть субъектом права на самоопределение, является объединение единой территорией проживания. Дополнительные факторы — этническая, религиозная, культурная и т.п. общность — усиливают эту консолидированность, но не являются определяющими. Народ как общность может быть многонациональным, его представители могут исповедовать разную веру, придерживаться различных традиций и обрядов и т.д., что и характерно для Российской Федерации.

Правильное регулирование этнокультурного многообразия — существенный вопрос стабильности, мира и безопасности в России. Признание в республиках титульной нации не должно нести за собой последствия, связанные с предоставлением каких-то особых политических прав, реализация которых может создать угрозу государственности России, принципам государственной целостности и единства системы государственной власти.

Следует заметить, что идея наднациональности народов как носителей права на самоопределение постепенно проникает в конституционное законодательство республик — субъектов Российской Федерации.

Преамбулы (иногда первые статьи) конституций большинства республик закрепляют право их многонационального народа на самоопределение. Так, в преамбуле Конституции Республики Северная Осетия — Алания от 12 ноября 1994 г.3 сказано: «Многонациональный народ Республики Северная Осетия — Алания, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов... провозглашает и устанавливает настоящую Конституцию».

1 См., в частности, об этом: Умнова (Конюхова) И. А. Современный российский федерализм и мировой опыт: итоги становления и перспективы развития. М., 2004.

2 См., например: Умнова (Конюхова) И. А. Указ. соч. ; БолтенковаЛ. Ф. Российская государственность: состояние и перспективы развития. М. : Республика, 1995. С. 62 ; Проблемы суверенитета в Российской Федерации. М., 1994.

3 Здесь и далее используется последняя редакция. Источник — СПС «КонсультантПлюс: Регионы».

В Конституции Кабардино-Балкарской Республики от 1 сентября 1997 г. закреплено, что полномочные представители исторически объединившегося в единое государство многонационального народа Республики, в том числе исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, принимают эту Конституцию. Аналогичный текст содержится в преамбуле Конституции Республики Дагестан от 10 июля 2003 г.: многонациональный народ Республики — составная часть многонационального народа Российской Федерации, исторически объединившегося в единое государство, исходя в том числе из принципов равноправия и самоопределения народов, принимает свою Конституцию. Повторила эту норму и преамбула Конституции Чеченской Республики от 23 марта 2003 г.

Некоторые субъекты РФ закрепляют этот принцип не в преамбуле, а в отдельной статье. Так, в ст. 1 Конституции Республики Ингушетия от 27 февраля 1994 г. закреплено, что Республика образована на основе реализации народом Ингушетии своего неотъемлемого права на национально-государственное самоопределение.

Показательно, что уставы краев, областей, городов федерального значения принцип права народов на самоопределение специально не фиксируют. Это объяснимо. Исторически сложилось, что право на самоопределение имело значение именно для республик — бывших автономий, образованных по национально-этническому принципу. Определяя субъектом самоопределения многонациональный народ, республики в первую очередь заботятся о правах титульной нации.

Другим актуальным вопросом, требующим научно-практического разъяснения, является понимание пределов права на самоопределение. Для федеративных государств право народов распоряжаться своей судьбой содержит в себе возможность свободно определять свой внутренний политический статус и, как правило, не допускает такую широкую свободу в определении внешнего политического статуса. Конституционное законодательство федеративных государств не предусматривает право народов на самоопределение в виде от-

деления и выхода из состава федерации. Случаи, когда страна решается на референдум по этому вопросу, составляют исключение из правил (например, референдум по выходу Квебека из состава Канадской Федерации).

В Российской Федерации с подписанием Федеративного договора 1992 г. и с принятием Конституции РФ 1993 г. политика государственной суверенизации и сепаратизма субъектов РФ в целом была сведена на нет. Вместе с тем сохраняются вопросы, связанные с четким определением форм, условий и процедур реализации права народов на самоопределение внутри федеративного государства.

Важный научно-практический вопрос, в который следует внести ясность, — правовые формы реализации права народов на самоопределение в Российской Федерации. Анализ современного российского законодательства свидетельствует о том, что с его помощью удалось лишь частично определиться в этом вопросе.

Конституция РФ непосредственно предусматривает только три конкретные правовые формы осуществления права народов на самоопределение в Российской Федерации:

1) образование субъекта Федерации;

2) изменение его статуса;

3) изменение границ, способное повлечь реструктуризацию самих субъектов РФ.

В настоящее время порядок образования субъекта РФ регулируется подробно Федеральным конституционным законом от 17 декабря 2001 г. № 6-ФКЗ «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации»4. Названный Закон устанавливает основные требования, условия и процедуру образования в составе Российской Федерации нового субъекта. Однако в своих общих положениях он не дает понятия «образование» как такового. Федеральный конституционный закон закрепляет лишь положение о том, что образование в составе Российской Федерации нового субъекта РФ, в отличие от принятия такого субъекта, предполагает процедуру, предусматривающую изменение состава субъектов Федерации, не связанную с принятием в Российскую Федерацию иностранного государства или его части (ч. 2 ст. 1).

4 СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4916.

Категорию «образование субъекта Федерации» можно рассматривать, во-первых, в статике — как понятие, подразумевающее фиксацию состоявшегося факта появления полноценной в политико-правовом смысле составной части федеративного государства, и, во-вторых, в динамике — как процесс формирования субъекта РФ.

Формой самоопределения можно считать и право субъектов давать согласие на изменение их границ во взаимоотношениях друг с другом. Согласно ч. 3 ст. 67 Конституции РФ границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия. Логичной процедурой реализации этого права является региональный референдум и согласование этого вопроса с муниципальными образованиями, границы которых изменяются. Однако в региональной практике эти процедуры значительно различаются, что едва ли можно признать оправданным.

Хотя каждый субъект РФ является многонациональным, лишь компактное проживание определенных национальностей, народов и этнических общностей обуславливает необходимость их самоопределения в допустимых для них формах. Одной из форм, альтернативной образованию субъектов РФ, является национально-культурная автономия, а также формирование национальных административно-территориальных и муниципальных образований. По состоянию на 2002 год в России было создано около 300 национально-культурных автономий. Из них 14 федеральных, 17 региональных и около 200 местных5.

Кроме того, новейшая практика предусматривает возможность образования национальных административно-территориальных единиц (например, бывшие Коми-Пермяцкий, Таймырский (Долгано-Ненецкий), Эвенкийский и Корякский автономные округа преобразованы в автономии с таким статусом).

Деятельность национально-культурных автономий в России регулируется Федеральным законом от 17 июня 1996 г. № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии» (ред. от 4 ноября 2014 г.). Актуальность данной формы самоопределения народов возросла в связи

с возросшими потоками мигрантов в Россию. В статье 1 ранее действовавшей редакции данного Федерального закона национально-культурная автономия определялась как форма национально-культурного самоопределения, представляющая собой объединение российских граждан, относящих себя к определенной этнической общности, находящейся в ситуации национального меньшинства на соответствующей территории, на основе их добровольной самоорганизации в целях самостоятельного решения вопросов сохранения самобытности, развития языка, образования, национальной культуры. Поправками 2014 г. понятие национально-культурной автономии расширилось в контексте появления у этой формы самоопределения новых задач. Это укрепление единства российской нации, гармонизация межэтнических отношений, содействие межрелигиозному диалогу, а также осуществление деятельности, направленной на социальную и культурную адаптацию и интеграцию мигрантов.

Федеральный закон № 74-ФЗ определяет, что национально-культурная автономия является видом общественного объединения. Организационно-правовой формой национально-культурной автономии является общественная организация. В статье 4 Федерального закона № 74-ФЗ подчеркивается, что право на национально-культурную автономию не является правом на национально-территориальное самоопределение. Осуществление права на национально-культурную автономию не должно наносить ущерб интересам других этнических общностей.

Организационные основы национально-культурной автономии определяются спецификой расселения граждан Российской Федерации, относящих себя к определенным этническим общностям, и уставами национально-культурных автономий (ст. 5 Федерального закона № 74-ФЗ). Национально-культурная автономия может быть местной, региональной, федеральной.

Повышенное внимание России к национально-культурной автономии, в том числе в контексте вопросов территориального самоопределения, не случайно. Российская Федерация

5 См.: Сухова С. Лицо российской национальности. Интервью с министром РФ В. Зориным // Итоги. 12 ноября. 2002. С. 18.

является одним из крупнейших государств мира с полиэтническим составом населения, обладая при этом этнической (русской) и религиозной (православной) доминантами. В России проживают представители 193 народов (по данным Всероссийской переписи населения 2010 г.), обладающих отличительными особенностями материальной и духовной культуры. Культурное и языковое многообразие российских народов защищено государством. В России используется 277 языков и диалектов, в системе государственного образования используется 89 языков, из них 30 — в качестве языка обучения, 59 — в качестве предмета изучения (2010 г.)6 .

Согласно Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента РФ от 19 декабря 2012 г. № 1666, политика российского государства, направленная на сохранение этнокультурной самобытности ее народов, сочетание общегосударственных интересов и интересов народов России, обеспечение конституционных прав и свобод граждан, основывается на принципах построения демократического федеративного государства (в том числе и принципе территориальной целостности России. — Прим. А. Т.), служит основой для координации деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов и органов местного самоуправления.

В соответствии с Федеральной целевой программой «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014—2020 годы)», утвержденной постановлением Правительства РФ от 20 августа 2013 г. № 718, решение этнокультурных проблем в условиях этнического многообразия России требует системного взаимодействия органов государственной власти и органов

местного самоуправления, общественных объединений и других субъектов этнокультурной деятельности. Этнокультурное многообразие России является важным элементом ее международного имиджа, неотъемлемой частью мирового духовного наследия.

Практическая сторона реализации мер в сфере государственной национальной политики требует повышения роли общественных институтов, в том числе национально-культурных и религиозных организаций. Необходимо активное вовлечение национально-культурных и религиозных организаций в реализацию Программы и региональных целевых программ, направленных на обеспечение системного участия институтов гражданского общества в социально ориентированной деятельности, включая вопросы укрепления гражданского и духовного единства российской нации, на противодействие экстремизму, воспитание патриотизма, сохранение духовных традиций народов России, интеграцию, адаптацию, социализацию и натурализацию мигрантов различной этнической и религиозной принадлежности и др.

Таким образом, право народов на самоопределение и принцип территориальной целостности являются фундаментальными принципами российского федерализма. Конституционное закрепление принципа самоопределения народов и конкретизация в действующем законодательстве не вступают в противоречие с принципом территориальной целостности, а лишь определяют пределы территориального самоопределения в границах федеративного устройства Российской Федерации. Правильное понимание данных принципов на практике, в том числе их соотношения, играет важную роль в обеспечении гражданского мира и безопасности как Российской Федерации в целом, так и субъектов РФ.

Материал поступил в редакцию 3 марта 2016 г.

6 См.: Указ Президента РФ от 19 декабря 2012 г. № 1666 «О Стратегии государственной национальной политики Российской Федерации на период до 2025 года» // СПС «КонсультантПлюс».

THE PRINCIPLE OF TERRITORIAL INTEGRITY AND THE RIGHT OF PEOPLES TO SELF-DETERMINATION AS THE PRINCIPLES OF RUSSIAN FEDERALISM

TEMIRAEV Alan Viktorovich — Federal Judge of the Promyshlenniy District Court of Vladikavkaz, the Republic of North Ossetia-Alania, Head of the Department of Criminal Process and Criminalistics at the Gorsky State Agrarian University, Ph.D., Associate Professor [email protected]

362040, The Republic of North Ossetia-Alania, Vladikavkaz, ul. Kirova d. 37

Review. The paper considers the problem of balance between the territorial integrity of States and the right of peoples to self-determination as fundamental principles of Russian federalism, and describes legal forms of implementation of the right of peoples to self-determination in the Russian Federation.

Keywords: people, self-determination, territorial integrity, inviolability of territory.

Недопустимость отчуждения территории государства как неотъемлемый элемент государственного суверенитета

Территориальная целостность государства и неприкосновенность государственных границ, а также создание правовых механизмов, направленных на противодействие потенциально возможному нарушению этих основополагающих принципов организации государства в результате действия внешних и внутренних политических и общественных сил, являются категорически важными для любого суверенного государства.

Конституцией Российской Федерации в настоящее время в числе основных принципов территориальной организации определяется целостность и неприкосновенность территории государства. Территориальная целостность предполагает сохранение территориального единства, а также недопустимость одностороннего выхода из состава государства какой-либо его части, то есть сецессии входящей в его состав территории. При этом подобная норма не исключает возможности заключения соответствующего международного соглашения, на основании которого в результате выражения суверенной воли Российской Федерации часть её территории может быть передана под юрисдикцию иного государства.

В то же время в рамках общественного обсуждения инициированных Президентом Российской Федерации поправок к Конституции России предлагается расширение объёма действия принципа территориальной целостности посредством закрепления конституционной нормы о безоговорочной недопустимости отчуждения какой-либо территории Российского государства. Принимая во внимание протяжённость российской границы, наличие огромных природных ресурсов, а также обострение отношений с иностранными государствами, в том числе в результате вхождения территории Республики Крым и города Севастополя в состав Российской Федерации, сохранение территориальной целостности России становится одним из главных вопросов политической повестки.

Закрепление в Конституции России запрета на отчуждение территории Российской Федерации является важным шагом к созданию механизма поддержания неделимости страны и защиты от неправомерных внешних притязаний на долгие годы.

Однако стремление государства к созданию правовых механизмов, направленных на недопустимость отчуждения её территории, не может и не должно рассматриваться в качестве ограждения от мира железным занавесом и тем более предпосылок для нарушения государством принятых на себя международно-правовых обязательств.

Закрепление принципа территориальной целостности в качестве одной из основ конституционного строя является распространённой практикой в зарубежных государствах.

Так, статьёй 2 Конституции Болгарии предусматривается, что территориальная целостность Болгарии является нерушимой.

Согласно статье 273 Конституции Португалии целями национальной обороны являются обеспечение национальной независимости, территориальной целостности, свободы и безопасности населения от любой внешней агрессии или угрозы при соблюдении конституционного строя, демократических процедур и международных соглашений.

В соответствии со статьёй 1 Конституции Чехии основной обязанностью государства является обеспечение суверенитета и территориальной целостности Чешской Республики, защита её демократических основ, защита жизни, здоровья и собственности.

В соответствии с положениями преамбулы к Конституции Латвии латвийский народ защищает свой суверенитет, национальную независимость, территорию, территориальную целостность и демократическую систему правления Латвии.

В зарубежной конституционной практике возможность отделения части территории формально допускается, однако реализация подобных положений в развитых правопорядках существенно затруднена. Так, например, Основной закон ФРГ не содержит положений о допустимости или недопустимости сецессии, однако Федеральный Конституционный суд ФРГ в решении от 16 декабря 2016 года №2 BvR 349/16 определил, что земли в составе ФРГ не могут принимать решения о выходе из состава государства. По мнению Федерального Конституционного суда ФРГ, это затрагивает определённый Основным законом ФРГ конституционный порядок, поскольку он установлен народом всего государства, которому принадлежит суверенитет.

Аналогичный подход был воспринят Конституционным судом Испании, который в постановлении №42 от 25 марта 2014 года, несмотря на результаты референдума в Каталонии, указал на недопустимость отделения территории Каталонии от Испании.

Приверженность недопустимости отчуждения территории государства была высказана и в позициях Европейской комиссии за демократию через право (Венецианской комиссией) в докладе «Общие правовые основы содействия урегулированию этнополитических конфликтов в Европе». Так, в качестве главной общеевропейской позиции по данному вопросу был сформирован подход, согласно которому принцип территориальной целостности является одним из основополагающих в конституционном праве и связан с недопустимостью отделения какой-либо территории государства. Как отмечала Венецианская комиссия, несмотря на то, что ряд конституций гарантирует право на самоопределение, эта концепция исключает право сецессии. Соответствующие выводы также были изложены в докладе «Самоопределение и отделение в конституционном праве», в котором отмечалось, что право сецессии противоречит конституционному принципу государственной целостности.

Таким образом, развитые правопорядки и передовые практики в области конституционного законодательства определяют принцип территориальной целостности в качестве одной из ключевых основ организации государственности.

Право народов на самоопределение в Российской Федерации (На примере Республики Карелия)

1. Авдеева В.П. Механизмы защиты интеллектуальных прав на нематериальное наследие коренных малочисленных народов // Вестник Сургутского гос. ун-та. Науч. журнал. Вып. 3 (21). Юрид. науки. Сургут, 2018. С. 4 - 8.

2. Андреев К.Ю. Правовой статус коренных малочисленных народов в зарубежных странах: справочник. М., 2006. С. 37, 38, 89 - 91, 129 - 122, 137–140.

3. Всероссийский съезд представителей трудящихся карелов 1 - 3 июня 1920 г. Первый Всероссийский Съезд Советов 11 - 18 февраля 1921 г. Протоколы. Петрозаводск, 1990.

4. Городецкая Н. Единство нации не выдержало критики // Коммерсантъ. 2017. 7 марта. С. 3.

5. Горюнов М. Ни слова по-татарски // Новая газ. 2018. 22 авг. С. 10.

6. Зотова Н. Понятие «российская нация» должно быть закреплено в Конституции // Новая газ. 2016. 2 нояб. С. 5.

7. Иванова А. Гренландский хит // Коммерсантъ. 2008. 27 нояб. С. 10.

8. Иноземцева В.А. Национальная политика Республики Карелия по этнокультурному развитию коренных народов // Карелия – приграничный регион России в ХХ - ХХI веках: формирование и становление карельской государственности в составе СССР/России: сб. докладов Междунар. науч.-практ. конф., посвященной 100-летию образования карельской государственности (7 - 8 июля 2018 г., г. Петрозаводск) / отв. ред. О.И. Кулагин. Петрозаводск, 2018. С. 117.

9. Карапетян Л.М. Федеративное государство и правовой статус народов. М., 1995. С. 55.

10. Кокотов А.Н. Русская нация и российская государственность. Екатеринбург, 1994. С. 60.

11. Конституция Республики Карелия (с изм. на 01.07.2019 г.) // Газета «Карелия». 2001. № 18 (718).

12. Кравец И.А. Глобальный и отечественный конституционализм в условиях формирования интеграционного права: конституционная теология, футуризм и структура современных конституций // Право и политика. 2019. № 10. С. 1 - 23.

13. Кряжков В.А. Государственный язык республики в контексте карельской ситуации: конституционно-правовые вопросы // Государство и право. 2018. № 5. С. 52–59.

14. Кряжков В.А. Коренные малочисленные народы Севера в российском праве. М., 2010. С. 153–156, 406–440.

15. Курбатов Р. Если мой язык умрет // Новая газ. 2019. 16 сент. С. 12.

16. Митюков М.А. О правовом положении Трудовой коммуны как формы автономии // Актуальные вопросы правоведения в период совершенствования социалистического общества: сб. ст. / отв. ред. В.Ф. Волович. Томск, 1989. С. 52, 53.

17. Осипов А.Г. Международно-правовые аспекты культурной автономии // Право. Журнал ВШЭ. 2012. № 3. С. 163.

18. Руденко В.Н. Формы алеаторной демократии: генезис и развитие // Науч. ежегодник Института философии и права Урал. отд. РАН. Т. 18. Вып. 4. 2018. С. 97 - 125.

19. Сафина С.Б. Современное состояние и пути совершенствования конституционного законодательства республик в составе Российской Федерации: автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2019. С. 25 - 27.

20. Советы Карелии. 1917 - 1992. Документы и материалы. Петрозаводск, 1993.

21. Соколовский С.В. Образы других в российской науке, политике и праве. М., 2001. С. 122.

22. Строгальщикова З.И. Вепсы в этнокультурном пространстве Европейского Севера. Петрозаводск, 2016. С. 143 - 150.

23. Строгальщикова З.И. Этнические процессы в Карелии в постсоветский период (особенности реализации этносоциальной политики) // Этнокультурные и этнополитические процессы в Карелии от Средних веков до наших дней / науч. ред. О.П. Илюха. Петрозаводск, 2019. С. 273–302.

24. Филиппова Н.А. Языковая, культурная и религиозная идентичность коренных народов: новые региональные практики обеспечения в Сибири // Мир Большого Алтая. 2019. № 5 (3). С. 435.

25. Хабриева Т.Я. Современные проблемы самоопределения этносов: сравнительно-правовое исследование. М., 2010. С. 30, 139.

26. Шестаков Е. Швамбрания во льдах // Росс. газ. 2009. 21 мая. С. 6.

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах — Конвенции и соглашения — Декларации, конвенции, соглашения и другие правовые материалы

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах

Принят резолюцией 2200 А (XXI) Генеральной Ассамблеи от 16 декабря 1966 года

Участвующие в настоящем Пакте государства,

принимая во внимание, что в соответствии с принципами, провозглашенными Уставом Организации Объединенных Наций, признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира,

признавая, что эти права вытекают из присущего человеческой личности достоинства,

признавая, что согласно Всеобщей декларации прав человека идеал свободной человеческой личности, свободной от страха и нужды, может быть осуществлен только, если будут созданы такие условия, при которых каждый может пользоваться своими экономическими, социальными и культурными правами, так же как и своими гражданскими и политическими правами,

принимая во внимание, что по Уставу Организации Объединенных Наций государства обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека,

принимая во внимание, что каждый отдельный человек, имея обязанности в отношении других людей и того коллектива, к которому он принадлежит, должен добиваться поощрения и соблюдения прав, признаваемых в настоящем Пакте,

соглашаются о нижеследующих статьях:

Часть I

Статья 1

1. Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие.

2. Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.

3. Все участвующие в настоящем Пакте государства, в том числе те, которые несут ответственность за управление несамоуправляющимися и подопечными территориями, должны, в соответствии с положениями Устава Организации Объединенных Наций, поощрять осуществление права на самоопределение и уважать это право.

Часть II

Статья 2

1. Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется в индивидуальном порядке и в порядке международной помощи и сотрудничества, в частности в экономической и технической областях, принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в настоящем Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер.

2. Участвующие в настоящей Пакте государства обязуются гарантировать, что права, провозглашенные в настоящем Пакте, будут осуществляться без какой бы то ни было дискриминации, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, рождения или иного обстоятельства.

3. Развивающиеся страны могут с надлежащим учетом прав и свобод человека и своего народного хозяйства определять, в какой мере они будут гарантировать признаваемые в настоящем Пакте экономические права лицам, не являющимся их гражданами.

Статья 3

Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются обеспечить равное для мужчин и женщин право пользования всеми экономическими, социальными и культурными правами, предусмотренными в настоящем Пакте.

Статья 4

Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что в отношении пользования теми правами, которые то или иное государство обеспечивает в соответствии с настоящим Пактом, это государство может устанавливать только такие ограничения этих прав, которые определяются законом, и только постольку, поскольку это совместимо с природой указанных прав, и исключительно с целью способствовать общему благосостоянию в демократическим обществе.

Статья 5

1. Ничто в настоящем Пакте не может толковаться как означающее, что какое-либо государство, какая-либо группа или какое-либо лицо имеет право заниматься какой бы то ни было деятельностью или совершать какие бы то ни было действия, направленные на уничтожение любых прав или свобод, признанных в настоящем Пакте, или на ограничение их в большей мере, чем предусматривается в настоящем Пакте.

2. Никакое ограничение или умаление каких бы то ни было основных прав человека, признаваемых или существующих в какой-либо стране в силу закона, конвенций, правил или обычаев, не допускается под тем предлогом, что в настоящем Пакте не признаются такие права или что в нем они признаются в меньшем объеме.

Часть III

Статья 6

1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право на труд, которое включает право каждого человека на получение возможности зарабатывать себе на жизнь трудом, который он свободно выбирает или на который он свободно соглашается, и предпримут надлежащие шаги к обеспечению этого права.

2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами в целях полного осуществления этого права, включают программы профессионально-технического обучения и подготовки, пути и методы достижения неуклонного экономического, социального и культурного развития и полной производительной занятости в условиях, гарантирующих основные политические и экономические свободы человека.

Статья 7

Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на справедливые и благоприятные условия труда, включая, в частности:

a) вознаграждение, обеспечивающее, как минимум, всем трудящимся:

i) справедливую зарплату и равное вознаграждение за труд равной ценности без какого бы то ни было различия, причем, в частности, женщинам должны гарантироваться условия труда не хуже тех, которыми пользуются мужчины, с равной платой за равный труд;

ii) удовлетворительное существование для них самих и их семей в соответствии с постановлениями настоящего Пакта;

b) условия работы, отвечающие требованиям безопасности и гигиены;

c) одинаковую для всех возможность продвижения в работе на соответствующие более высокие ступени исключительно на основании трудового стажа и квалификации;

d) отдых, досуг и разумное ограничение рабочего времени и оплачиваемый периодический отпуск, равно как и вознаграждение за праздничные дни.

Статья 8

1. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются обеспечить:

a) право каждого человека создавать для осуществления и защиты своих экономических и социальных интересов профессиональные союзы и вступать в таковые по своему выбору при единственном условии соблюдения правил соответствующей организации. Пользование указанным правом не подлежит никаким ограничениям, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;

b) право профессиональных союзов образовывать национальные федерации или конфедерации и право этих последних основывать международные профессиональные организации или присоединяться к таковым;

c) право профессиональных союзов функционировать беспрепятственно без каких-либо ограничений, кроме тех, которые предусматриваются законом и которые необходимы в демократическом обществе в интересах государственной безопасности или общественного порядка или для ограждения прав и свобод других;

d) право на забастовки при условии его осуществления в соответствии с законами каждой страны.

2. Настоящая статья не препятствует введению законных ограничений пользования этими правами для лиц, входящих в состав вооруженных сил, полиции или администрации государства.

3. Ничто в настоящей статье не дает права государствам, участвующим в Конвенции Международной Организации труда 1948 года относительно свободы ассоциаций и защиты права на организацию, принимать законодательные акты в ущерб гарантиям, предусматриваемым в указанной Конвенции, или применять закон таким образом, чтобы наносился ущерб этим гарантиям.

Статья 9

Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование.

Статья 10

Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что:

1. Семье, являющейся естественной и основной ячейкой общества, должны предоставляться по возможности самая широкая охрана и помощь, в особенности при ее образовании и пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании. Брак должен заключаться по свободному согласию вступающих в брак.

2. Особая охрана должна предоставляться матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению.

3. Особые меры охраны и помощи должны приниматься в отношении всех детей и подростков без какой бы то ни было дискриминации по признаку семейного происхождения или по иному признаку. Дети и подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации. Применение их труда в области, вредной для их нравственности и здоровья или опасной для жизни или могущей повредить их нормальному развитию, должно быть наказуемо по закону. Кроме того, государства должны установить возрастные пределы, ниже которых пользование платным детским трудом запрещается и карается законом.

Статья 11

1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого на достаточный жизненный уровень для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни. Государства-участники примут надлежащие меры к обеспечению осуществления этого права, признавая важное значение в этом отношении международного сотрудничества, основанного на свободном согласии.

2. Участвующие в настоящем Пакте государства, признавая основное право каждого человека на свободу от голода, должны принимать необходимые меры индивидуально и в порядке международного сотрудничества, включающие проведение конкретных программ, для того чтобы:

a) улучшить методы производства, хранения и распределения продуктов питания путем широкого использования технических и научных знаний, распространения знаний о принципах питания и усовершенствования или реформы аграрных систем таким образом, чтобы достигнуть наиболее эффективного освоения и использования природных ресурсов; и

b) обеспечить справедливое распределение мировых запасов продовольствия в соответствии с потребностями и с учетом проблем стран как импортирующих, так и экспортирующих пищевые продукты.

Статья 12

1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья.

2. Меры, которые должны быть приняты участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают мероприятия, необходимые для:

a) обеспечения сокращения мертворождаемости и детской смертности и здорового развития ребенка;

b) улучшения всех аспектов гигиены внешней среды и гигиены труда в промышленности;

c) предупреждения и лечения эпидемических, эндемических, профессиональных и иных болезней и борьбы с ними;

d) создания условий, которые обеспечивали бы всем медицинскую помощь и медицинский уход в случае болезни.

Статья 13

1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на образование. Они соглашаются, что образование должно быть направлено на полное развитие человеческой личности и создание ее достоинства и должно укреплять уважение к правам человека и основным свободам. Они далее соглашаются в том, что образование должно дать возможность всем быть полезными участниками свободного общества, способствовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми нациями и всеми расовыми, этническими и религиозными группами и содействовать работе Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.

2. Участвующие в настоящем Пакте государства признают, что для полного осуществления этого права:

a) начальное образование должно быть обязательным и бесплатным для всех;

b) среднее образование в его различных формах, включая профессионально-техническое среднее образование, должно быть открыто и сделано доступным для всех путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;

c) высшее образование должно быть сделано одинаково доступным для всех на основе способностей каждого путем принятия всех необходимых мер и, в частности, постепенного введения бесплатного образования;

d) элементарное образование должно поощряться или интенсифицироваться, по возможности, для тех, кто не проходил или не закончил полного курса своего начального образования;

e) должно активно проводиться развитие сети школ всех ступеней, должна быть установлена удовлетворительная система стипендий и должны постоянно улучшаться материальные условия преподавательского персонала.

3. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов, выбирать для своих детей не только учрежденные государственными властями школы, но и другие школы, отвечающие тому минимуму требований для образования, который может быть установлен или утвержден государством, и обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями.

4. Никакая часть настоящей статьи не должна толковаться в смысле умаления свободы отдельных лиц и учреждений создавать учебные заведения и руководить ими при неизменном условии соблюдения принципов, изложенных в пункте 1 настоящей статьи, и требования, чтобы образование, даваемое в таких заведениях, отвечало тому минимуму требований, который может быть установлен государством.

Статья 14

Каждое участвующее в настоящем Пакте государство, которое ко времени своего вступления в число участников не смогло установить на территории своей метрополии или на других территориях, находящихся под его юрисдикцией, обязательного бесплатного начального образования, обязуется в течение двух лет выработать и принять подробный план мероприятий для постепенного проведения в жизнь — в течение разумного числа лет, которое должно быть указано в этом плане, — принципа обязательного бесплатного всеобщего образования.

Статья 15

1. Участвующие в настоящем Пакте государства признают право каждого человека на:

a) участие в культурной жизни;

b) пользование результатами научного прогресса и их практического применения;

c) пользование защитой моральных и материальных интересов, возникающих в связи с любыми научными, литературными или художественными трудами, автором которых он является.

2. Меры, которые должны приниматься участвующими в настоящем Пакте государствами для полного осуществления этого права, включают те, которые необходимы для охраны, развития и распространения достижений науки и культуры.

3. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу, безусловно необходимую для научных исследований и творческой деятельности.

4. Участвующие в настоящем Пакте государства признают пользу, извлекаемую из поощрения и развития международных контактов и сотрудничества в научной и культурной областях.

Часть IV

Статья 16

1. Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются представлять в соответствии с настоящей частью этого Пакта доклады о принимаемых ими мерах и о прогрессе на пути к достижению соблюдения прав, признаваемых в этом Пакте.

2.

a) Все доклады представляются Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций, который направляет их экземпляры на рассмотрение в Экономический и Социальный Совет в соответствии с положениями настоящего Пакта.

b) Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций также препровождает специализированным учреждениям экземпляры докладов или любые соответствующие части докладов участвующих в настоящем Пакте государств, которые также являются членами этих специализированных учреждений, поскольку такие доклады или части этих докладов относятся к любым вопросам, входящим в рамки обязанностей вышеуказанных учреждений в соответствии с их конституционными актами.

Статья 17

1. Участвующие в настоящем Пакте государства представляют свои доклады по этапам в соответствии с программой, которая должна быть установлена Экономическим и Социальным Советом в течение одного года после вступления в силу настоящего Пакте по консультации с государствами-участниками и заинтересованными специализированными учреждениями.

2. В докладах могут указываться факторы и затруднения, влияющие на степень исполнения обязанностей по настоящему Пакту.

3. Если соответствующие сведения были ранее сообщены Организации Объединенных Наций или какому-либо специализированному учреждению каким-либо участвующим в настоящем Пакте государством, то нет необходимости воспроизводить эти сведения, и будет достаточной точная ссылка на сведения, сообщенные таким образом.

Статья 18

Во исполнение своих обязанностей по Уставу Организации Объединенных Наций в области прав человека и основных свобод Экономический и Социальный Совет может вступать в соглашение со специализированными учреждениями о предоставлении ими ему докладов о прогрессе на пути к достижению соблюдения постановлений настоящего Пакта, относящихся к сфере их деятельности. Эти доклады могут включать подробности принимаемых их компетентными органами решений и рекомендаций о таком осуществлении.

Статья 19

Экономический и Социальный Совет может передавать в Комиссию по правам человека для рассмотрения и дачи общих рекомендаций или, в соответствующих случаях, для сведения доклады, касающиеся прав человека, представляемые государствами в соответствии со статьями 16 и 17, и доклады, касающиеся прав человека, представляемые специализированными учреждениями в соответствии со статьей 18.

Статья 20

Заинтересованные участвующие в настоящем Пакте государства и специализированные учреждения могут представлять Экономическому и Социальному Совету замечания по любой общей рекомендации согласно статье 19 или по ссылке на такую общую рекомендацию в любом докладе Комиссии по правам человека или в любом документе, на который там делается ссылка.

Статья 21

Экономический и Социальный Совет может представлять время от времени Генеральной Ассамблее доклады с рекомендациями общего характера и с кратким изложением сведений, получаемых от участвующих в настоящем Пакте государств и от специализированных учреждений, о принятых мерах и достигнутых результатах в области обеспечения всеобщего соблюдения прав, признаваемых в настоящем Пакте.

Статья 22

Экономический и Социальный Совет может обращать внимание других органов Организации Объединенных Наций, их вспомогательных органов и специализированных учреждений, занимающихся предоставлением технической помощи, на любые вопросы, возникающие в связи с докладами, упоминаемыми в настоящей части настоящего Пакта, которые могут быть полезны этим органам при вынесении каждым из них в пределах своей компетенции решений относительно целесообразности международных мер, которые могли бы способствовать эффективному постепенному проведению в жизнь настоящего Пакта.

Статья 23

Участвующие в настоящем Пакте государства соглашаются, что к числу международных мероприятий, способствующих осуществлению прав, признаваемых в настоящем Пакте, относится применение таких средств, как заключение конвенций, принятие рекомендаций, оказание технической помощи и проведение региональных совещаний и технических совещаний в целях консультаций, а также исследования, организованные совместно с заинтересованными правительствами.

Статья 24

Ничто в настоящем Пакте не должно толковаться как умаление значения постановлений Устава Организации Объединенных Наций и уставов специализированных учреждений, которые определяют соответствующие обязанности различных органов Организации Объединенных Наций и специализированных учреждений в отношении вопросов, которых касается настоящий Пакт.

Статья 25

Ничто в настоящем Пакте не должно толковаться как умаление неотъемлемого права всех народов полностью и свободно обладать и пользоваться своими естественными богатствами и ресурсами.

Часть V

Статья 26

1. Настоящий Пакт открыт для подписания любым государством-членом Организации Объединенных Наций или членом любого из ее специализированных учреждений, любым государством-участником Статута Международного Суда и любым другим государством, приглашенным Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций к участию в настоящем Пакте.

2. Настоящий Пакт подлежит ратификации. Ратификационные грамоты депонируются у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

3. Настоящий Пакт открыт для присоединения любого государства, указанного в пункте 1 настоящей статьи.

4. Присоединение совершается депонированием документа о присоединении у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций.

5. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций уведомляет все подписавшие настоящий Пакт или присоединившиеся к нему государства о депонировании каждой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья 27

1. Настоящий Пакт вступает в силу спустя три месяца со дня депонирования у Генерального секретаря Организации Объединенных Наций тридцать пятой ратификационной грамоты или документа о присоединении.

2. Для каждого государства, которое ратифицирует настоящий Пакт или присоединится к нему после депонирования тридцать пятой ратификационной грамоты или документа о присоединении, настоящий Пакт вступает в силу спустя три месяца со дня депонирования его собственной ратификационной грамоты или документа о присоединении.

Статья 28

Постановления настоящего Пакта распространяются на все части федеративных государств без каких бы то ни было ограничений или изъятий.

Статья 29

1. Любое участвующее в настоящем Пакте государство может предлагать поправки и представлять их Генеральному секретарю Организации Объединенных Наций. Генеральный секретарь препровождает затем любые предложенные поправки участвующим в настоящем Пакте государствам с просьбой сообщить ему, высказываются ли они за созыв конференции государств-участников с целью рассмотрения этих предложений и проведения по ним голосования. Если по крайней мере одна треть государств-участников выскажется за такую конференцию, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций созывает эту конференцию под эгидой Организации Объединенных Наций. Любая поправка, принятая большинством государств-участников, присутствующих и участвующих в голосовании на этой конференции, представляется Генеральной Ассамблее Организации Объединенных Наций на утверждение.

2. Поправки вступают в силу по утверждении их Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций и принятии их большинством в две трети участвующих в настоящем Пакте государств в соответствии с их конституционными процедурами.

3. Когда поправки вступают в силу, они становятся обязательными для тех государств-участников, которые их приняли, а для других государств-участников остаются обязательными постановления настоящего Пакта и все предшествующие поправки, которые ими приняты.

Статья 30

Независимо от уведомлений, делаемых согласно пункту 5 статьи 26, Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций уведомляет все государства, о которых идет речь в пункте 1 той же статьи, о нижеследующем:

a) подписаниях, ратификациях и присоединениях согласно статье 26;

b) дате вступления в силу настоящего Пакта согласно статье 27 и дате вступления в силу любых поправок согласно статье 29.

Статья 31

1. Настоящий Пакт, английский, испанский, китайский, русский и французский тексты которого равно аутентичны, подлежит сдаче на хранение в архив Организации Объединенных Наций.

2. Генеральный секретарь Организации Объединенных Наций препровождает заверенные копии настоящего Пакта всем государствам, указанным в статье 26.


Источник: United Nations, Treaty Series, vol. 993, p. 35–43.

у регионов России нет права на референдумы о самоопределении, Крым — исключение

https://www.znak.com/2021-03-16/kreml_u_regionov_rossii_net_prava_na_referendumy_o_samoopredelenii_krym_isklyuchenie

2021.03.16

Даже любая постановка вопроса о теоретическом проведении референдума о самоопределении какого-либо региона России будет нарушением Конституции страны. Об этом заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Это будет являться нарушением основного закона Российской Федерации. Поскольку речи о нарушении основного закона РФ идти не может и не должно, то подобную даже эвентуальную возможность (существующую при определенных обстоятельствах — прим. ред.) такой постановки вопроса мы не обсуждаем», — цитирует Пескова ТАСС.

При этом пресс-секретарь президента заявил о легитимности референдума о статусе Крыма, который состоялся в марте 2014 года. «Этот референдум был законным по сути, с точки зрения международного права и с точки зрения законов Украины, — сказал Песков. — Он был абсолютно легитимный и законный». 

Отвечая на реплику журналистов о том, что украинская Конституция не предполагает права регионов на референдум без согласия центральных властей, Песков указал, что «он не запрещается».

EUobserver: послы стран Евросоюза согласовали новые санкции против России

Ровно семь лет назад, 16 марта 2014 года, в Крыму состоялся референдум о статусе полуострова. Около 96% пришедших на участки высказались за вхождение республики в состав России. При этом референдум проводился в нарушение действовавшей на тот момент в Крыму Конституции Украины: его результаты не признала подавляющая часть мирового сообщества.

Чтобы отпраздновать годовщину присоединения к России, власти Крыма решили временно отменить действующий в регионе из-за коронавируса запрет на массовые мероприятия. Соответствующие поправки в указ о режиме повышенной готовности внес глава региона Сергей Аксенов. До последнего времени на полуострове были запрещены все публичные, деловые, спортивные, культурные и развлекательные события. В Кремле заявили, что отмена запрета — дело главы Крыма, «его ответственность». 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Журнал Международная жизнь - Архив 7 номера 2013 года Конституционное право как исторический источник: национальное самосознание в зеркале конституций

Обзор конституционного права стран мира наглядно демонстрирует, как сильно варьируются факторы, содействовавшие становлению национального государства, в каждом конкретном случае. Приводимые в статье примеры поделены на отдельные разделы, страны сгруппированы по тому фактору, который представляется наиболее значимым для характеристики национального самосознания рассматриваемого государства. Такое деление достаточно условно, так как идеи, изложенные в основном законе различных государств, часто пересекаются. Может отличаться лейтмотив, отдельным аспектам уделено более пристальное внимание, но это не означает, что отсутствуют другие, менее выраженные, но схожие факторы, аргументы, утверждения, ссылки, или же они присутствуют в явном виде, но не могут быть сопоставлены, так как в этом случае нарушится структура повествования и основной замысел всего текста будет вытеснен на второй план.

Так, в параграфе, посвященном конституциям с сильным религиозным компонентом, помещено сопоставление только христианских государств - Армении, Греции, Ирландии. Хотя не в меньшей, если не в большей степени сюда заслужили бы попасть такие страны, как Мавритания или Кувейт1, но в их случаях представлялось важным подчеркнуть другую особенность - сильный элемент трансграничного, надгосударственного цивилизационного общеарабского самосознания. В силу этого сравнительный анализ конституций этих государств был проведен в другом месте, посвященном феномену трансграничного национального самосознания.   

Отдельно хочу оговорить вопрос поправок в Конституции. Ничто не вечно в законодательном мире, конституции изменяются, так же как меняются режимы, стоящие у власти, меняется видение места своей страны в мире, меняются государства, возникают новые и распадаются старые. Все эти процессы находят свое отражение в законодательстве, в том числе и в основных законах государств - их конституциях. Понимая это, в статье не ставилась цель ссылаться на последние редакции конституционных текстов. Основными критериями были достижение общей наглядности и признание того факта, что даже если Конституция значительно видоизменена или вовсе приостановлена, отменена, совершенно переписана, она все равно несет на себе отпечаток того общества, политическое существование которого утверждала.

В целом конституционное законодательство отражает право наций на самоопределение, право общностей людей решать, являются ли они нацией или нет. Хотя на практике национальные государства складывались в ходе длительных и противоречивых исторических процессов, их самоопределению уделяется все большее значение и в этой связи важность конституционного права сложно переоценить. Конституции, их вводные части (преамбулы) хорошо отражают гражданско-правовое понимание нации, ее договорные основы, когда общество принимает свою форму в силу согласия его членов составлять единую общность людей, объединившихся в ходе совместной истории в одно государство. Конституции зарубежных государств - уникальный источник сведений по национальному вопросу, одновременно и исторический источник2, и действующий юридический документ, дышащий реальностью и отражающий всю сложность процесса образования государств. Уникальность конституционного права состоит в том, что оно во многих случаях запечатлевает в себе путь, пройденный народом, общностью к образованию государства, особенности этого пути, противоречие интересов людей, по нему идущих, попытки центральной власти консолидировать этих людей в единое политическое объединение.

Можно с полной ответственностью утверждать, что именно конституционное право лучше всего отражает договорной характер нации, тот факт, что общество именно «договорилось» считать себя единым народом и государством. Этот характер общенародного договора тем более очевиден, если рассматривать его через ставшую уже обычной и легитимной процедуру принятия конституций - общенародный референдум.

Конституции государств хорошо иллюстрируют изменения в восприятии того, что легитимно, а что нет. В некоторых государствах Конституция все еще даруется монархом и совсем не похожа на конституции большинства стран мира, которые приняты посредством общенародных референдумов или представителями народа в рамках национальных собраний. В некоторых европейских странах с монархическими традициями конституции были приняты еще в XIX столетии и проникнуты духом легитимности, а не повсеместным сегодня пафосом самоопределения народа. Конституции третьих стран проникнуты религиозным духом, это прежде всего конституции исламских государств.

В зависимости от конкретной ситуации, с проблемами которой сталкивается общество, и потенциальных угроз его стабильному существованию конституции отражают унитарный или федеративный характер государств, принцип этнического самосознания - как во многих арабских странах - или принцип гражданской национальной идентичности вне зависимости от этнического происхождения граждан.  

Общность исторической судьбы и самоопределение

Преамбула Конституции Российской Федерации выражает суть гражданско-правового понимания нации следующим образом: «Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем Конституцию Российской Федерации».

В Конституции Российской Федерации среди основ конституционного строя государства указано: «Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации»3.

Самоопределение народов в рамках Российской Федерации означает ее многонациональный характер, а значит, и гражданско-правовое определение национальной принадлежности ее граждан, прежде всего россиян, а уже потом представителей этнических общностей.

Мысль о самоопределении и историческом объединении разрозненных некогда областей, когда-то независимых феодальных образований в единое государство выражена и в преамбуле Конституции Федеративной Республики Германии: «Сознавая свою ответственность перед Богом и людьми, воодушевленный стремлением служить делу мира во всем мире в качестве равноправного члена в объединенной Европе, немецкий народ в силу своей конституирующей власти принял настоящий Основной закон. Немцы в землях Баден-Вюртемберг, Бавария, Берлин, Бранденбург, Бремен, Гамбург, Гессен, Мекленбург-Передняя Померания, Нижняя Саксония, Северный Рейн-Вестфалия, Рейнланд-Пфальц, Саар, Саксония, Саксония-Ангальт, Шлезвиг-Гольштейн и Тюрингия достигли путем свободного самоопределения единства и свободы Германии. Тем самым действие настоящего Основного закона распространяется на весь немецкий народ»4.

На примере немецкой Конституции видно, из каких феодальных единиц складывалась единая Германия. Схожее фиксирование исторического процесса объединения обнаруживается в Конституции Швейцарской Конфедерации, в которой кантоны указаны в порядке очередности их вступления в Конфедерацию, что позволяет поэтапно проследить развитие общешвейцарского самосознания. Текст Конституции Швейцарии, так же как и текст Конституции Германии, наглядно демонстрирует исторический генезис нации посредством постепенного объединения различных территорий5.

Находит в Основном законе государств и отражение фактора общности истории, общности судьбы. В преамбуле Конституции Албании говорится о чувстве гордости за свою историю, ответственности перед будущим, вековых чаяниях албанского народа о равенстве и национальном единстве, исходя из которых принимается конституция6. Принятие Основного закона обосновывается «исполненностью самосознания и чувством гордости за свою историю, ответственностью перед будущим, вековым чаянием албанского народа о равенстве и национальном единстве»7.

Точно так же 700-летняя общая история отмечается в Конституции Андорры - история совместного прошлого должна стать залогом процветающего и стабильного будущего8.

Мотив земли, общности исторической судьбы - достаточно распространенное явление конституционного права зарубежных стран9.

Находит в Основном законе государств и отражение фактора общности истории, общности судьбы. Соединенность общей исторической судьбой и созидание государственности на исконной казахской земле прописаны в преамбуле Конституции Казахстана.

Преамбула Конституции Республики Беларусь указывает, что народ принимает Конституцию: «сознавая себя полноправным субъектом мирового сообщества… основываясь на своем неотъемлемом праве на самоопределение, опираясь на многовековую историю развития белорусской государственности». Причем территория Республики Беларусь определяется как «естественное условие и пространственный предел самоопределения народа»10, то есть выделяется географический, пространственный аспект самоопределения. В то же время подчеркивается и углубленность корней белорусского государства в истории.

Так, мотив исторической преемственности по отношению к прошлому присутствует в Конституции Грузии, опирающейся на «многовековые традиции грузинской национальной государственности и основные принципы Конституции Грузии 1921 года»11.

Как всегда в процессе генезиса наций история, или трактовка, восприятие истории, нарратив, приобретает особенное значение.

Культурно-историческое, цивилизационно и самобытно ориентированное национальное самосознание: Камбоджа, Китай, Лаос, Вьетнам

Уникальность самобытной цивилизации и многовековой истории, которая служит образцом для построения процветающего государства в будущем, как основополагающий фактор национального единства представлена в преамбуле Конституции Камбоджи: «Мы, народ Камбоджи, принадлежа к выдающейся некогда цивилизации, преуспевающей, обширной, цветущей и славной нации, излучавшей престиж подобно алмазу, на протяжении последних двух десятилетий претерпели горестный упадок, были ужасающе ослаблены, но пробудились и, непоколебимо сплотившись, решили объединиться в целях укрепления национального единства, сохранения и защиты территории, драгоценного суверенитета и высокой Ангкорской цивилизации Камбоджи, восстановления Камбоджи в качестве «Острова Мира», основывающегося на многопартийной либеральной демократической ответственности за судьбу нации в будущем и движении по пути непрекращающегося прогресса, развития, процветания и славы, своей твердой волей приняли нижеследующий текст в качестве Конституции Королевства Камбоджа»12.

Трагические страницы истории Камбоджи увязаны здесь с великим прошлым, которое вдохновляет на уверенное строительство будущего. Трагизм недавнего прошлого отражен не только в Конституции Камбоджи. Подобным примером может служить и Конституция Конго, в преамбуле которой перечислены все недуги конголезского общества и те чаяния, которые оно возлагает на усилия по нормализации положения в стране13.

Такое же трепетное, как в случае Конституции Камбоджи, отношение к своей истории и уникальной цивилизации - однако в значительно более развернутом варианте - представляет собой Конституция Китайской Народной Республики.

В первой строке введения к Конституции КНР говорится: «Китай - одно из государств мира с самой древней историей. Народы всех национальностей Китая общими усилиями создали блестящую культуру, имеют славные революционные традиции». Далее идет достаточно подробное для конституций описание основных исторических вех на пути Китая к современности начиная с 1840 года, когда феодальный Китай превратился в полуфеодальное полуколониальное государство. Уделено место строительству социализма, классовой борьбе, в том числе борьбе против «внутренних и внешних вражеских сил и элементов, которые подрывают наш социалистический строй»14.

Вполне вероятно, что значительная вводная часть к Конституции Китая во многом была навеяна советским опытом. Обширная вводная часть отличала Конституцию СССР 1977 года15, точно так же как отличает Конституцию социалистической Кубы16, в преамбуле которой также широко представлена картина борьбы кубинского народа за национальную независимость и этапы пробуждения кубинского национального самосознания. Как бы то ни было, именно конституции социалистических государств демонстрируют тенденцию к значительной апелляции к прошлому своих государств и их становлению как национальных и независимых суверенных общностей, при этом явно наблюдается марксистский уклон в сторону прогрессистского восприятия истории, упор на поступательное движение вперед к светлому будущему, все дальше уходя от ужасов прошлого. Впрочем, такое видение судеб нации и государства бывает оправдано и отражает реальность, несмотря на все присущие ему идеологические штампы.

Отдельной строкой в Конституции КНР прописана территориальная целостность государства: «Тайвань является частью священной территории Китайской Народной Республики. Завершение великого дела воссоединения Родины - священный долг всего китайского народа, в том числе и наших соотечественников на Тайване».  

В том же введении уделено внимание и национальным отношениям: «Китайская Народная Республика - единое многонациональное государство, созданное общими усилиями народов различных национальностей всей страны. Уже установились и будут укрепляться впредь социалистические национальные отношения равенства, сплоченности и взаимопомощи. В борьбе за сохранение национальной сплоченности следует выступать как против национализма великой нации, прежде всего великоханьского шовинизма, так и против местного национализма. Государство прилагает все усилия к тому, чтобы способствовать общему процветанию всех национальностей страны».

Многонациональный характер китайского государства и многонациональное единство подчеркивается несколько раз подряд, в том числе в заключительной фразе введения к Конституции КНР: «Настоящая Конституция в форме закона зафиксировала результаты борьбы народов Китая, определила основной строй и основные задачи государства. Конституция, Основной закон страны, имеет высшую юридическую силу. Все народы страны, все государственные органы и вооруженные силы, все политические партии и общественные организации, предприятия и учреждения руководствуются положениями Конституции как основным критерием своей деятельности, ответственны за соблюдение Конституции и претворение ее в жизнь».

Конституции государств Азии демонстрируют поразительную для стран Запада укорененность общественного сознания в прошлом, поддержание и уважение своих традиций и цивилизационной уникальности, ориентации на развитие и сохранение своей самобытности. Преамбула Конституции Лаосской Народно-Демократической Республики17 также показательна в этом отношении: «Многонациональный народ Лаоса существовал и развивался на этой любимой земле на протяжении тысячелетий. Более шести веков тому назад, во времена Чао Фа Нгума, наши предки основали единое государство Лан Санг18 и превратили его в процветающую страну. С XVIII столетия Лаосу неоднократно угрожали и в него вторгались иностранные державы. Наш народ углубил традиции героизма и несгибаемости наших предков, продолжительно и постоянно сражаясь за независимость и свободу». Преамбула содержит описание перипетий борьбы Лаоса за независимость и многонациональный характер его общества, которое объединено общим стремлением к миру, независимости, демократии, единству и процветанию. Конституция названа «плодом процесса общенародной дискуссии всей страны, которая отражает все давние устремления национальной общности».

Конституция Вьетнама19 также провозглашает значимость национальной истории, утверждает что «в течение своей тысячелетней истории вьетнамский народ, усердно и творчески трудясь, отважно сражаясь, создал свою страну и защитил ее, выковав традиции единства, гуманности, честности, настойчивости и упорства своей нации, создав вьетнамскую цивилизацию и культуру». 

Отдельно отмечается обязанность государства поддерживать национальное самосознание вьетнамцев за рубежом, сохранять их связь с родной страной20.  

Конституция Вьетнама заметно отличается вниманием к патриотизму своих граждан, его развитию и поддержанию. Если во многих конституциях мира обязанности граждан по обороне своего государства прописаны достаточно сухо или вообще затронуты только в контексте права нации в целом на самооборону, то изложенные в Конституции Вьетнама принципы обороны прописаны относительно подробно и с большим вниманием к духовным составляющим самоотверженной борьбы за свою страну.

Национальное самоопределение

Классическим примером самоопределения нации по основным параметрам, признанным в соответствующей, посвященной вопросам становления национального сознания литературе, можно считать Конституцию Литвы21, в которой в качестве основополагающих признаков нации перечислены: историческое наследие, заключающееся в созданном много веков назад Литовском государстве, история борьбы за свою свободу и независимость, сохранившиеся народом «дух, родной язык, письменность и обычаи». Национальный характер и язык закономерно упоминаются в качестве базиса национальной идентичности. 

Отдельный интерес представляют конституции государств, сталкивающихся с вопросами сепаратизма либо включающих в свой состав территории с ярко выраженным национальным самосознанием.

В преамбуле Конституции Французской Республики значится, что, исходя из принципа свободного самоопределения народов, «Республика предлагает народам заморских территорий, которые выражают желание присоединиться к ней, новые институты, основанные на общем идеале свободы, равенства и братства и призванные служить их демократическому развитию».

Первоначальный текст первой статьи Конституции Франции выглядел следующим образом: «Республика и народы заморских территорий, которые актом свободного самоопределения принимают эту конституцию, учреждают Сообщество. Сообщество основано на равенстве и солидарности народов, входящих в его состав».

В 1995 году текст первой статьи французской Конституции был изменен: «Франция является неделимой, светской, демократической и социальной Республикой. Она обеспечивает равенство перед законом всем гражданам, независимо от происхождения, расы или религии. Она уважает все вероисповедания»22.

Часто в конституционном праве зарубежных стран понятие «самоопределение» не упоминается, встречаются указания не только на гражданско-правовой характер нации, понимание, что не все в государстве могут идентифицировать себя с основной культурно-исторической общностью его (государство) составляющей. Например, в преамбуле Конституции Испании упоминаются «испанцы» и «все народы Испании», которым испанская нация стремится обеспечить «осуществление прав человека, развитие своих культур и традиций, языков и институтов; способствовать прогрессу культуры и экономики для обеспечения всем достойного уровня жизни»23

В конституциях многих государств можно встретить выделяемое право национальных меньшинств на сохранение своей национальной и этнической самобытности, сохранение и развитие своих традиций, религии, языка и культуры. Однако среди конституций зарубежных государств очень сложно встретить право на отделение (сецессию), хотя, например, Конституция Бельгии имеет ряд указаний на то, что границы государства, провинций и коммун могут быть изменены или уточнены.

В целом понятно, почему происходит именно так, а не иначе - принимаются основные положения о функционировании государства, в преамбулах конституций заявляется о праве наций на самоопределение как фундаменте, на котором покоится Основной закон, но ни единого слова не говорится о том, что некоторые национальные меньшинства могут желать создания собственного государства или, если таковых меньшинств нет сегодня, они могут возникнуть в будущем. Ясно, что в деле утверждения государства, а тем более новообразованных государств, принимающих национальную, суверенную конституцию впервые, Основной закон страны не может нести в себе самом аргументы и положения, подрывающие утверждаемую государственность. В результате авторы конституций останавливаются на гарантиях соблюдения прав меньшинств, на правах автономий в составе общего государства, национальных республик в рамках федеративного государства, но не затрагивают права на дальнейшее самоопределение или переопределение. Бывает, что и эти нормы самоопределения в рамках автономий и национальных республик отсутствуют, конституция провозглашает государство унитарным, единым и неделимым, не признавая принцип этнической национальности, заменой которой призвано быть гражданское понимание нации.

Гражданско-правовое понимание нации

Важным аспектом конституционного права в многонациональных государствах является принцип гражданско-правового понимания нации. Примеры такого обоснования национальной общности можно обнаружить в Конституции Македонии24, в которой отмечаются историческое, культурное, духовное и государственное наследие и традиции македонского народа, его вековая борьба за создание своего государства.

В качестве обоснования права македонцев на собственное государство указывается на государственно-правовые традиции провозглашенной в 1903 году и просуществовавшей всего десять дней (с 3 по 13 августа) Крушевской республики. Тогда в ходе восстания удалось выбить османские войска из города Крушево, после чего в городе был сформирован Совет республики, в который входили представители каждой этнической общины - болгары, греки и валахи. Правительством Крушевской республики был издан манифест, призывавший все население Македонии, включая албанцев и турок, невзирая на религиозные и этнические различия, принять участие в борьбе против тирании султана. Далее в обоснование права македонцев на самоопределение в Конституции Македонии дается ссылка на исторические решения Антифашистского собрания по народному освобождению Македонии (АСНОМ), созданного в августе 1944 года и провозгласившего Демократическую Македонию и равенство македонских граждан вне зависимости от этнического происхождения. В качестве третьей вехи на пути к образованию независимой Македонии указывается на «конституционно-правовую преемственность македонского государства как суверенной республики в составе Федеративной Югославии»25.  

Исторический факт формирования Македонии в качестве национального государства македонского народа путем волеизъявления на общенародном референдуме обосновывает принятие конституции, которая призвана обеспечивать «полное гражданское равноправие и постоянное сосуществование македонского народа с албанцами, турками, валахами, цыганами и другими национальностями, которые проживают в Республике Македония»26.

Принятие Конституции Молдовы обосновано «вековым стремлением народа жить в суверенной стране, выразившимся в провозглашении независимости Республики Молдова»27. Как и в основных законах многих других государств, в преамбуле отмечается «непрерывная государственность молдавского народа в историческом и этническом пространстве его национального становления»28, стремление к «удовлетворению интересов граждан иного этнического происхождения, составляющих вместе с молдаванами народ Республики Молдова», «ответственность и долг перед прошлыми, нынешним и будущими поколениями»29

Гражданско-правовое понимание нации отражено в молдавской Конституции следующим образом: «Основу государства составляет единство народа Республики Молдова. Республика Молдова является общей и неделимой родиной всех ее граждан. Государство признает и гарантирует право всех граждан на сохранение, развитие и выражение этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности»30.

Очень четко гражданско-правовое содержание понятия нация прописано в Конституции Афганистана: «Нация Афганистана состоит из всех лиц, являющихся гражданами Афганистана. К нации Афганистана относят следующие этнические группы: пуштуны, таджики, хазарейцы, узбеки, туркмены, белуджи, пашаи, нуристанцы, аймаки, арабы, киргизы, кызылбаши, брахвуи и другие. Слово «афганец» относится к каждому жителю Афганистана»31.

Государства с многонациональным населением, как правило, имеют конституции, отражающие этот многонациональный характер, в отдельных случаях прописывается статус государственных языков. Так,  согласно Конституции Бельгии, страна включает в себя три сообщества - Французское, Фламандское и Германоязычное и три региона - Валлонский, Фламандский и Брюссельский. Кроме того, существует четыре лингвистических региона: регион французского языка, регион нидерландского языка, двуязычный регион Брюссель-столица и регион немецкого языка32.

Указание на общегражданский характер Основного закона государства присутствует и в преамбуле Конституции Боснии и Герцеговины, которая указывает на то, что Основной закон государства принят «боснийцами, сербами и хорватами как народами (наравне с другими), составляющими население страны, и гражданами Боснии и Герцеговины»33.

Религиозная основа идентичности: Армения, Греция, Ирландия

Значение религии для национального самосознания отражено в Конституции Армении: церковь отделена от государства, но «Республика Армения признает исключительную миссию Армянской Апостольской Святой Церкви как национальной церкви в духовной жизни армянского народа, в деле развития его национальной культуры и сохранении национальной самобытности»34

Основополагающее значение религии и церкви для греческого самосознания и становления греческого государства представлено в тексте Конституции Греции, вступившей в силу «Во имя Святой, Единосущной и Нераздельной Троицы» 11 июня 1975 года. Отношения церкви и государства определяет раздел II греческой Конституции, пункт 1 статьи 3 которого констатирует, что: «Господствующей в Греции религией является религия восточно-православной Церкви Христовой. Православная Церковь Греции, признающая своим главой Господа нашего Иисуса Христа, неразрывно связана в своих догматах с Великой константинопольской Церковью и со всякой другой единоверной Церковью Христовой, неуклонно соблюдает, так же как и они, святые апостольские и соборные каноны и священные традиции»35. Греческое национальное самосознание не только определяется как православное, но связывается с более широкой общностью христиан - членами других православных церквей мира. А связь с константинопольской церковью отсылает к временам великой Византии.

Третий пункт той же статьи определяет: «Текст Священного Писания сохраняется неизменным. Официальный перевод его на какой-либо другой язык без разрешения Автокефальной Церкви Греции и Великой константинопольской Церкви Христовой запрещается».

С вытеснением из общественного сознания религиозной картины мира упоминание церкви в конституциях стало постепенно исчезать. Так, рядом поправок был изменен первоначальный текст Конституции Ирландии 1937 года.

Изначально Конституция Ирландии устанавливалась «Во имя Пресвятой Троицы, от которой исходят все власти и к которой как к нашей последней надежде должны быть направлены все действия человека и Государства»36. Религиозный мотив переплетался в преамбуле Конституции с историей многовекового, полного испытаний пути Ирландии к политической независимости: «Мы, народ Эйре, смиренно признавая все наши обязанности перед нашим Священным Господином Иисусом Христом, который поддерживал наших отцов в столетиях испытаний, вспоминая с благодарностью и непрестанную борьбу за восстановление независимости нашего народа и стремясь способствовать общему благу с должным уважением к Благоразумию, Справедливости и Милосердию, с тем чтобы были обеспечены достоинства и свободы человека, достигнут подлинный социальный порядок, восстановлено единство нашей страны и достигнуто согласие с другими народами… одобряем, издаем и устанавливаем для себя эту Конституцию»37.

Статья I Конституции Ирландии утверждает «неотъемлемое, неотчуждаемое и суверенное право избирать собственную форму правления, определять свои отношения с другими народами и развивать свою политическую, экономическую и культурную жизнь в соответствии с его собственными склонностями и традициями».

Конституция воплощает в себе набор тех ценностей, за которые ирландцы боролись на протяжении веков. И в этом случае Конституция снова оказывается манифестом, выражающим те ценности, на основании веры в которые объединились люди, признающие себя единой нацией, ценности, которые они намерены отстаивать впредь, а также механизмы управления государством, которые могут этому содействовать.

Значение христианства как основы национального и культурного самосознания отражено в Конституции Польши38: «Заботясь о нынешней жизни и о будущем нашего Отечества, восстановив в 1989 году возможность суверенно и демократически определять его судьбу, мы, Польский Народ - все граждане Республики, как верующие в Бога, являющегося источником истины, справедливости, блага и красоты, так и не разделяющие этого верования, а выводящие эти универсальные ценности из других источников, равные в правах и обязанностях по отношению к общему достоянию - Польше, благодарные нашим предкам за их труд, за борьбу за независимость, оплаченную огромными жертвами, за культуру, коренящуюся в христианском наследии Народа и общечеловеческих ценностях, продолжая наилучшие традиции Первой и Второй Республик, обязанные передать будущим поколениям все ценное из результатов более чем тысячелетнего развития, связанные узами общности с нашими соотечественниками, рассеянными по миру, осознающие потребность в сотрудничестве со всеми странами для блага Семьи Человечества, помнящие печальный опыт времен, когда основные свободы и права человека в нашем Отечестве подвергались грубым нарушениям, стремясь навсегда гарантировать гражданские права и обеспечить добросовестность и эффективность деятельности публичных институтов, с чувством ответственности перед Богом или перед собственной совестью, устанавливаем Конституцию Польской Республики». 

Религиозный компонент национального самосознания ослабевает в Европе и Северной Америке, однако продолжает быть отличительной особенностью ряда мусульманских государств. Принимаемые в конституционные акты секулярные поправки отражают изменение комплекса определяющих национальное самосознание общества ценностей, могут служить своеобразной лакмусовой бумажкой к пониманию особенностей его идентичности.

Арабская нация: Конституции арабских государств и  трансграничная цивилизационная идентичность

Есть в конституционном праве зарубежных государств и другие интересные примеры особенностей национального самосознания, чувства единства с более широкой общностью людей, нежели население своего государства. В статье 1 части 1 постоянной Конституции Катара говорится: «Катар - независимое арабское государство. Его религией является ислам, а шариат является основой законодательства. Форма правления - демократическая. Официальным языком является арабский. Население Катара - часть арабской нации».

Чувство принадлежности к более широкой общности, которая не входит в границы государства, отражает и Конституция Кувейта39, которая, как следует из преамбулы, была утверждена эмиром исходя из «веры в роль этой Страны в содействии дальнейшему развитию арабского национализма» и стремлении к лучшему будущему, в котором Кувейт будет наслаждаться большим процветанием, более высоким международным статусом, граждане страны будут пользоваться большей политической свободой, равенством и социальной защитой, поддерживая традиции, присущие арабской нации посредством укрепления достоинства личности и защиты общественных интересов.

Преамбула Конституции Исламской Республики Мавритания40 отражает мысль об общеарабском и мусульманском единстве: «Народ Мавритании  сознает необходимость укреплять связи с братскими народами, мавританцами, мусульманами, африканцами, арабским народом, и провозглашает, что будет работать для достижения единства Большого Магриба арабской нации и Африки ради сохранения мира во всем мире». Особо выделяется роль ислама и особенность цивилизации Мавритании: «Народ Мавритании… веря в свои духовные ценности* (*Сравни с преамбулой Конституции Республики Мадагаскар от 19 августа 1992 г., в которой также фигурируют культурные и духовные ценности и высказывается убеждение в том, что «рост личности и самосознания - основа гармоничного развития».) и распространенность своей цивилизации, торжественно объявляет о своей приверженности Исламу и принципам демократии в том виде, в котором они определены во Всеобщей декларации прав человека ООН…»

Такая же апелляция к общеарабскому единству в рамках Магриба присутствует и в вводной части Конституции Марокко41, в которой сказано: «Королевство Марокко - исламское и полностью суверенное государство, чьим официальным языком является арабский, Королевство Марокко составляет часть Большого Арабского Магриба. Как государство Африки, оно, среди прочих целей, преследует осуществление африканского единства».

Конституция Египта определяет, что «египетский народ составляет часть арабской нации и стремится к осуществлению всеобъемлющего единства»42.

Конституция Бахрейна также определяет общеарабскую солидарность королевства: «Королевство Бахрейн - полностью суверенное, независимое арабское государство, чье население является частью арабской нации и чья территория - часть большой арабской родины»43.

q

Как это часто бывает на практике, декларативные места многих конституций обусловлены многими специфическими политическими обстоятельствами, особенностями функционирования находящихся у власти режимов, их идеологией, внутри- и внешнеполитическими проблемами. Однако, даже учитывая эти факты, понимая, что под личиной демократии часто скрываются авторитарные или просто абсолютистские ничем не ограниченные режимы, конституции дают представление об общих особенностях и закономерностях их развития и видения себя и своего места в мире. 

Какими бы антагонистическими ни были режимы в арабских государствах, как бы ни относились они к США и какую бы внешнюю политику ни проводили, мы практически везде можем обнаружить ссылки на общеарабское единство, осознание широкой общеарабской трансграничной общности и солидарности.

Из приведенных примеров видно, как конституционное законодательство отражает в чем-то похожий, но всегда уникальный путь общности людей к образованию конкретного государства и национальной самобытности.

Для кого-то основой выступала религия, для других основой служили реальные или мнимые традиции национальной государственности, имевшиеся в прошлом, для третьих основным фактором становилась актуальность текущего положения дел, необходимость создания национального государства на основании гражданско-правового, а не этнического понимания нации, или во главу угла ставились исторически сложившиеся и непрерывавшиеся традиции совместного существования, в рамках единого государства.

В то же время существует значительное число государств, в конституциях которых трудно найти какие-либо черты национального самосознания и их пути к обретению национального самосознания, чувство которого привело к образованию национального государства.

Конституция, Основной закон государства, часто приобретает черты договора между членами общества, документально оформленных положений о принципах функционирования государства, граждане которого объединены общим чувством национальной солидарности, то есть видят, готовы видеть друг в друге членов единой общности и ассоциировать себя с ней.

Конечно, право не может быть принято за факт, так как часто не соответствует действительности, оставаясь только своеобразным, к сожалению, не всегда достижимым идеалом или отражающим реальность зеркалом, но в то же время право остается ценнейшим источником, дающим представление о направлении общественной мысли в ее официальном, законодательном изложении.

Поскольку в идеальных условиях справедливого миропорядка, то есть если споры разрешаются мирным путем, без применения вооруженной силы, право оказывается единственным источником разрешения споров, анализ законодательства особенно актуален и важен при рассмотрении сущности национального самосознания.   

 

 

 1Равно как и Оман (Белая книга, Основной закон Султаната Оман 1996 г.) или Пакистан (Конституция 1973 г.), на рассмотрении конституций которых рамки этой статьи не позволили остановиться.

 2Например, в ст. 22 ч. 3 Политической Конституции Колумбии, принятой 5 августа 1886 г. (с позднейшими изменениями, внесенными посредством Декретов № 247 от 4 октября и № 251 от 9 октября 1957 г.) до сих пор зафиксировано: «В Колумбии не существует рабства. Раб, вступивший на территорию Республики, становится свободным».

 3Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. Гл. 1 «Основы конституционного строя», ст. 5, ч. 3.

 4Конституция Федеративной Республики Германии от 23 мая 1949 г.

 5Союзная Конституция Швейцарской Конфедерации от 18 апреля 1999 г. Ст. 1.

 6Конституция Республики Албания от 21 октября 1998 г.

 7Там же.

 8Конституция Княжества Андорра от 14 марта 1993 г.

 9Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 г.

10Конституция Республики Беларусь от 24 ноября 1996 г. (с изменениями от 17 октября 2004 г.). Гл. 1 «Основы конституционного строя», ст. 9.

11Конституция Республики Грузия от 24 августа 1995 г.

12Конституция Королевства Камбоджа от 21 сентября 1993 г.

13Конституция Демократической Республики Конго от 15 марта 1992 г.

14Конституция Китайской Народной Республики принята на 5-й сессии Всекитайского собрания народных представителей пятого созыва 4 декабря 1982 г., поправки в ее текст вносились тем же органом на ежегодных сессиях в 1988, 1993 и 1999 гг.

15Конституция Союза Советских Социалистических Республик принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7 октября 1977 г.

16Конституция Республики Куба от 24 февраля 1976 г.

17Конституция Лаосской Народно-Демократической Республики от 13-15 августа 1991 г.

18Лан Санг Хом Кхао - «Королевство миллиона слонов и белого зонта», первое в истории лаосское феодальное государство.

19Конституция Социалистической Республики Вьетнам от 15 апреля 1992 г.

20Там же. Гл. 5 «Основные права и обязанности гражданина», ст. 75 «Вьетнамцы за рубежом», п. 2.

21Конституция Литовской Республики от 25 октября 1992 г.

22Конституция Французской Республики от 4 июня 1958 г. в редакции 1995 г. Ст. 1.

23Конституция Королевства Испания от 27 декабря 1978 г.  

24Конституция Республики Македония от 17 ноября 1991 г. 

25Преамбула Конституции Республики Македония от 17 ноября 1991 г.

26Там же.

27Преамбула Конституции Республики Молдова от 29 июля 1994 г.

28Там же.

29Конституция Республики Молдова от 29 июля 1994 г.

30Там же. Раздел I «Основные принципы», ст. 10 «Единство народа и право на самобытность», п. 1, 2.

31Конституция Исламской Республики Афганистан от 14 декабря 1982 г. Гл. 1 «Государство», ст. 4 «Суверенитет, этнические группы, гражданство», п. 2, 3, 4.

32 Конституция Королевства Бельгия в редакции от 16 мая 2000 г. Ч. 1 «О Бельгийской Федерации, ее составных частях и территории», ст. 1, 2, 3, 4. 

33Конституция Боснии и Герцеговины от 14 декабря 1995 г.

34Конституция Республики Армения от 27 ноября 2005 г. Гл. 1 «Основы конституционного строя», ст. 8.1.

35Конституция Греческой Республики от 11 июня 1975 г.

36Преамбула Конституции Республики Ирландия от 29 декабря 1937 г.

37Там же.

38Конституция Польской Республики от 2 апреля 1997 г.

39Конституция Государства Кувейт от 11 ноября 1962 г. 

40Конституция Исламской Республики Мавритания от 12 июля 1991 г.  

41Конституция Королевства Марокко от 13 сентября 1996 г.

42Конституция Арабской Республики Египет в редакции от 22 мая 1980 г. Ч. I, ст. 1 «Государство».

43Конституция Королевства Бахрейн от 14 февраля 2002 г. Гл. 1 «Государство», ст. 1 «Суверенитет, конституционная монархия», п. 1.

"Мы снова инородцы, но теперь уже официально". Поправка о государствообразующем народе

Госдума России одобрила поправку о русском языке как языке государствообразующего народа. "Государственным языком РФ на всей ее территории является русский язык как язык государствообразующего народа, входящего в многонациональный союз равноправных народов Российской Федерации", — говорится в поправке, вносимой в 68-ю статью Основного закона. "Idel.Реалии" опросили общественников и экспертов об отношении к изменениям.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

В Демократическом конгрессе народов России считают, что поправка противоречит духу нынешней Конституции, демократии и федерализма.

— Теперь мы снова инородцы, но теперь уже официально, — отмечают в общественной структуре.

Глава Кабардино-Балкарского правозащитного центра Валерий Хатажуков отмечает, что к поправке следует относиться как к продолжению антифедеративной политики Кремля. В этой связи он также упоминает поправки в ФЗ "Об образовании", которые сделали родные языки по сути добровольными даже в республиках России.

— Это все продолжение той целенаправленной политики. Нас лишат права на самоопределение. Эти республики уже не обладают никаким суверенитетом, никакой субъектностью. В прошлом году события в связи с принятием поправок в ФЗ "Об образовании", после чего обучение родным языкам стало необязательным. Это смертельный удар по нашим культурам, — признается он.

Хатажуков считает, что эти процессы продолжатся, и указывает на последствия такой политики.

— Эти вещи будут стимулировать сепаратизм, будут способствовать радикализации. Появятся какие-то радикальные национальные движения. Это чувствуется. Мы общаемся с людьми. Это чувствуется, когда в особенности говоришь молодым людям, что необходимы цивилизованные и законные методы противостояния этому, они часто отвечают: "Разве вы сами не говорите, что Конституция не работает, что ее у нас буквально украли?". Нам очень сложно с ними спорить, — говорит Хатажуков.

Он также добавляет, что возникнут различного рода движения представителей народов РФ, которые, опираясь на демократическую общественность, будут отстаивать свое право на самоопределение.

— И будут ставить эти проблемы перед мировым сообществом, — заключает правозащитник из Кабардино-Балкарии.

Главный старейшина (Инязор) эрзянского народа и соучредитель общественной платформы "Свободный Идель-Урал" Сыресь Боляень признается, что нужно смотреть правде в глаза и более не считать Россию федеративным государством.

— Необходимо честно и без обмана признать, что Россия де-факто уже не является федерацией, а привилегированное положение русской нации закреплено фактически сложившимися отношениями между центром и регионами. Субъекты федерации — колонии Москвы! Единственным инструментом, удерживающим РФ в сегодняшних границах, является перераспределение ресурсов. Москва отнимает доходы у регионов-доноров и часть отобранного отдаёт так называемым "дотационным регионам". Превращение колоний из доноров в просящих — философия современной России. Чем больше нищих, тем крепче они привязаны к федеральным субвенциям. Вместе с тем Кремль уничтожает национальные идентичности народов своих колоний. Нам не стесняясь говорят, что спасение наших культур — удел наших бабушек. В то же время для господствующей культуры существует полный цикл образования на русском языке: садики, школы, гимназии и университеты, театры и кинопрокат, Россотрудничество и фонд "Русский мир" с финансированием из федерального бюджета, — констатирует он.

Изменения в Конституцию РФ нашли отклик не только в России, но и за ее предалами.

Экс-член постоянного Форума ООН по вопросам коренных народов (ПФКН) Оливер Лооде отмечает, что поправку можно подвергнуть критике как за ее внутреннюю непоследовательность, так и, что еще важнее, за излишнюю моральную иерархию, которую она создает для народов России. А это, по его словам, может иметь непредсказуемые последствия для национальной стабильности России.

— Внутренняя противоречивость отражена в маркировке русских в качестве "государствообразующего народа", в то время как в том же предложении говорится о Российской Федерации как об объединении народов с равными правами. Если последнее верно и является главным, то зачем выделять одних от других, как это соотносится с идеей равных прав? Очевидно, что это понятие было добавлено, чтобы смягчить страхи перед откровенным апартеидом. Но логическая непоследовательность остается, и ее нелегко объяснить. Другая проблематичная формулировка, с точки зрения конституционного права, может быть в том, что Российская Федерация является "/.../ союзом /.../ народов". Формально, как Федерация, Россия, конечно, объединение субъектов Федерации (республик, областей и т. д.), а не народов. Или, может быть, Федерации больше нет? — задается вопросом Лооде.

Эксперт также говорит о возможных последствиях.

— Что касается последствий этой поправки, то в ближайшей перспективе она вызовет замешательство среди представителей всех тех народов России, которые, по-видимому, не являются государствообразующими. "Тогда кто же мы?" таким вопросом могут задаться многие татары, удмурты, карелы и другие, однако вряд ли получат должного ответа. Очень жаль, ведь вместо того, чтобы запутывать граждан, конституции могли бы помочь прояснить некоторые фундаментальные вещи. Некая моральная (пусть и не правовая) иерархия народов России, созданная этой поправкой, не будет способствовать идее действительно многонациональной и многокультурной Федерации, которая могла бы стать мощной силой России как внутри страны, так и во всем мире, — заключает он.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Россия и право народов на самоопределение

Отношение России к праву народов на самоопределение является сложным. Исторически сложилось так, что его превращение из политического принципа в международно-правовое право во многом обязано Советскому Союзу. В то же время его смысл и содержание были изменены или даже извращены в советской сфере влияния. Например, вторжение Красной Армии в Чехословакию в 1968 году было оправдано предполагаемым существованием «социалистического права на самоопределение», которое необходимо было защищать, в случае необходимости, военными средствами.

По сути, право на самоопределение означает, что все народы могут свободно определять свой политический статус и свободно осуществлять свое экономическое, социальное и культурное развитие. В Конституции Российской Федерации это право фигурирует в двух центральных положениях. Однако, в отличие от своих советских предшественников, Конституция России не признает конституционного права на отделение, и, следовательно, такое право субъектов Российской Федерации также исключается в российской конституционной доктрине.Эта общая оценка была подтверждена в двух ранних решениях Конституционного суда России, в которых право на самоопределение обсуждалось как принцип международного права, но в конечном итоге было признано подчиненным государственному суверенитету и территориальной целостности России.

За пределами своих территориальных границ государственная практика России в отношении права на самоопределение была относительно последовательной до провозглашения независимости Косово от Сербии в 2008 году. До этого Россия считала себя связанной различными международными договорами, в которых бывшие советские республики взяли на себя обязательство признавать и уважать территориальную целостность друг друга и нерушимость границ.В частности, Россия не признала ни одну из четырех отколовшихся республик в качестве независимых государств, возникших в процессе распада Советского Союза: Нагорный Карабах в Азербайджане, Приднестровье в Молдове, а также Абхазия и Южная Осетия в Грузии. С другой стороны, Россия формировала переговорные процессы по всем четырем сепаратистским конфликтам в качестве посредника и добивалась согласия сторон конфликта на размещение российских миротворческих сил. Значительная военная, политическая и экономическая поддержка привела к тому, что Европейский суд по правам человека, например, пришел к выводу, что Россия имеет эффективный контроль над властями в Приднестровье, что Россия категорически отвергла и отвергла как «политизированный».

Российская государственная практика после дела Косово

С признанием Абхазии и Южной Осетии в качестве независимых государств вскоре после провозглашения независимости Косово в 2008 году подход России к сепаратистским конфликтам на постсоветском пространстве, возможно, изменился. Согласно официальной российской аргументации, население Южной Осетии имело право на отделение после бомбардировки грузинами осетинского города Цхинвали во время русско-грузинской войны, и это утверждение основывалось на сильно преувеличенных цифрах.Основополагающая правовая точка зрения, согласно которой право на самоопределение может давать право на отделение в «экстремальных ситуациях», однако, соответствовала точке зрения России, высказанной в деле Kosovo в Международном Суде (МС). Письменное заявление России в Международный Суд ясно показывает, что она не отрицала признание Косово в качестве независимого государства не из-за другого взгляда на самоопределение и отделение, а потому, что она отказалась принять логику некоторых государств, которые рассматривали Косово как «особый» случай. это нельзя сравнивать с другими сепаратистскими конфликтами.

Наконец, аннексия Крыма Россией в 2014 году показала, как Россия (ab) использовала право народов на самоопределение в качестве предлога для оправдания присоединения полуострова угрозой и применением силы. Как и в случае с Южной Осетией, основной правовой аргумент России был основан на прочтении, что украинская революция создала «экстремальную ситуацию», в которой право Крыма на самоопределение больше не может осуществляться в конституционных рамках Украины

Российский и международный дискурсы о праве на самоопределение

Еще до аннексии Крыма дискурс о праве на самоопределение в российской международно-правовой науке имел некоторые отличительные особенности.В некоторой степени их можно объяснить длительным наследием бывшей советской доктрины международного права, в частности, мнением о том, что право на самоопределение в принципе может также давать право на отделение. Однако до 2014 года эти особенности оставались более или менее в рамках международного доктринального канона. Ситуация изменилась только с аннексией Крыма, когда действия России сделали невозможным оставаться в рамках консенсуса без критики российского правительства. Напротив, самые влиятельные российские юристы-международники оправдывали аннексию Крыма на основании историко-националистических претензий и творческого переосмысления права на самоопределение.

В общем, подход России к праву на самоопределение, конечно, можно рассматривать как силовую политику, замаскированную под юридическую риторику. Возможно, более проницательный способ интерпретации подхода России к самоопределению состоял бы в том, чтобы понять его как выражение постоянных гегемонистских амбиций на постсоветском пространстве, основанное на соображениях баланса сил. При таком понимании возникает вопрос, может ли такой подход оспаривать фундаментальное требование международного права на универсальность.Отсутствие даже базового согласия относительно того, что означает самоопределение как концепция международного права и какую роль связанные концепции, такие как территориальная целостность, отделение, референдум или запрет на применение силы, играют или должны играть в этом контексте, указывает на то, что даже не существует базовый консенсус, который будет способствовать общему пониманию международного права в России и за ее пределами. Возможно, путь к такой универсальной системе координат может быть проложен только через сознательные усилия по преодолению таких разногласий.


Йоханнес Сохер - научный сотрудник Свободного университета Берлина. Его диссертация Россия и право на самоопределение на постсоветском пространстве была удостоена премии Клауса Менерта 2020 года и является готовящейся публикацией Oxford University Press.

Россия, право на самоопределение и суверенитет

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 11 августа 2021 г.

Глава:
(стр.57) 2 Россия, право на самоопределение и суверенитет
Источник:
Россия и право на самоопределение на постсоветском пространстве
Автор (ы):

Иоганнес Сохер

Издательство:
Oxford University Press

DOI: 10.1093 / oso / 9780192897176.003.0003

Глава 2 является первой из трех глав, в которых анализируется постсоветская государственная практика России в отношении права на самоопределение на территории бывшего Советского Союза. Это показывает, что для ситуаций внутри Российской Федерации российский конституционный строй признает право народов на самоопределение, хотя и строго в пределах ее территориальных границ и с иногда необычной или даже ошибочной аргументацией. В российской Конституции право народов на самоопределение фигурирует в двух центральных положениях, но, в отличие от своих советских предшественников, оно не признает конституционного права на отделение.Кроме того, как утверждается, право на самоопределение одной этнической группы в России всегда уступает государственному суверенитету и территориальному единству России. Следовательно, право на отделение также отвергается в российской конституционной доктрине. Эту общую оценку подтверждают два тематических исследования конфликтов из-за Чечни и Татарстана. В обоих случаях Конституционный суд России обсудил взаимосвязь между правом на самоопределение и территориальной целостностью России в двух отдельных судебных решениях и в обоих случаях пришел к выводу, что международное право не предусматривает права на отделение.

Ключевые слова: Российская государственная практика, самоопределение и государственный суверенитет, право на отделение, самоопределение в Конституции РФ, Конституционный Суд РФ о самоопределении, Чечня, Татарстан

Для получения доступа к полному тексту книг в рамках службы для получения стипендии

Oxford Online требуется подписка или покупка. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этой книге, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста свяжитесь с нами .

Отделение Крыма от Украины: анализ права на самоопределение и (исправительное) отделение в международном праве

Группы или организации, желающие выйти из государства, к которому они формально принадлежат, часто ссылаются на право на отделение, вытекающее из права на самоопределение народов.Хотя сами крымские власти прямо не сделали этого в декларации независимости, выше было видно, что Российская Федерация в различных случаях ссылалась на право на самоопределение, чтобы оправдать отделение Крыма от Украины. Принимая во внимание эти утверждения, этот раздел направлен на то, чтобы пролить свет на вопрос о том, имеет ли Крым право на одностороннее отделение в соответствии с современным международным правом.

В качестве предварительного замечания, прежде всего следует отметить, что вопрос о праве на одностороннее отделение в соответствии с международным правом становится актуальным только тогда, когда государство-основатель выступает против отделения части своей территории.Например, до референдума о независимости Шотландии, который состоялся 18 сентября 2014 года, правительство Соединенного Королевства в Вестминстере заявило, что будет уважать его результат: «[i] если большинство голосующих хотят, чтобы Шотландия была независимой, а затем Шотландия станет независимой страной после переговоров ». Footnote 25 Таким образом, если бы Шотландия проголосовала за независимость во время референдума 18 сентября 2014 г., Footnote 26 это было бы квалифицировано как пример консенсусного отделения, поскольку правительство Великобритании одобрило референдум и обязалось принять его результаты. , также в случае голосования за независимость. Footnote 27 В таких обстоятельствах отделение регулируется национальным законодательством и процедурами. Сноска 28 То же самое может применяться к тем случаям, когда внутренняя конституция родительского государства включает положение, определяющее, что определенные составные единицы имеют право на отделение. Footnote 29 Конституция Эфиопии 1994 года является одним из немногих современных примеров конституций, прямо предусматривающих отделение, поскольку в ней говорится, что «сама нация, национальность и народ в Эфиопии имеют безусловное право на самоопределение, включая право к отделению ». Footnote 30 Следует отметить, однако, что такие общие конституционные положения редко бывают эффективными на практике, если они также не охватывают четкую процедуру или механизм отделения. Footnote 31 Только в исключительных случаях конституционное устройство фактически привело к возникновению независимого государства. Примерами в этом отношении являются отделение Черногории от Государственного союза Сербии и Черногории и отделение Южного Судана от Судана. В обоих случаях речь шла о ситуации, когда конституция, предусматривающая право на отделение, была разработана в контексте мирных переговоров и предусматривала механизм реализации этого права. Footnote 32

В этом разделе сначала будет разъяснено, что международное право не включает право на внешнее самоопределение или одностороннее отделение вне контекста деколонизации. В этом контексте особое внимание будет уделено концепции исправительного отделения и его положению в международном праве, поскольку на эту доктрину, похоже, косвенно полагалась Российская Федерация. Впоследствии правомерность отделения Крыма от Украины будет оцениваться на фоне вышеупомянутой правовой базы.

Право на самоопределение в контексте деколонизации и за ее пределами

Как отмечалось выше, Российская Федерация заявила, что народ Крыма законно осуществил свое право на самоопределение, отделившись от Украины и стремясь к объединению с Россией. В контексте деколонизации право на самоопределение действительно включает право на независимость. Устав ООН ввел понятие самоопределения как одну из основных целей Организации Объединенных Наций. Footnote 33 Хотя в статьях 1 (2) и 55 прямо говорится о самоопределении, и его включение в Устав ООН стало важным шагом в развитии этого понятия, его точный правовой статус и содержание оставались неясными. Свет на это пролился в контексте деколонизации, когда самоопределение стало законным правом колониальных народов. В Декларации о предоставлении независимости колониальным странам и народам 1960 г. провозглашалась «необходимость быстрого и безоговорочного прекращения колониализма во всех его формах и проявлениях». самоопределение ». Footnote 35 Стало ясно, что это право может осуществляться как извне - через независимость от метрополии, - так и внутри страны, если оно основано на свободно выраженной воле заинтересованных людей. Как указано в Декларации принципов международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций 1960 года (далее: Декларация о дружественных отношениях), способы осуществления права на самоопределение могут включать в себя создание суверенного и независимого государства, свободная ассоциация или интеграция с независимым государством или переход к любому другому политическому статусу, свободно определяемому народом ». Footnote 36 Однако в контексте деколонизации право на самоопределение было предоставлено только колонизированным образованиям: жителям подопечных территорий и несамоуправляющихся территорий. Footnote 37 В настоящее время подопечные территории больше не существуют, Footnote 38 , и осталось только семнадцать несамоуправляющихся территорий, которые еще предстоит деколонизировать на основе права на самоопределение. Footnote 39

Однако мнение о том, что право на внешнее самоопределение выходит за рамки деколонизации, отнюдь не самоочевидно.Государства по разным причинам неохотно признают такое юридическое право за другими народами, кроме народов, находящихся под колониальным господством, иностранным порабощением и иностранной оккупацией. Footnote 40 В этом отношении принцип территориальной целостности играет важную роль. Этот фундаментальный правовой принцип, закрепленный в статье 2 (4) Устава ООН, Декларации о дружественных отношениях и различных других международных документах, защищает «территориальные рамки независимых государств». Footnote 41 И государства, и комментаторы часто утверждали, что помимо процесса деколонизации, Footnote 42 одностороннее отделение несовместимо с территориальной целостностью государств. Фактически, часто утверждается, что принцип территориальной целостности запрещает попытки одностороннего отделения. Хотя это будет объяснено в Разд. 4.1, что этот аргумент не полностью адекватен, он действительно отражает важность, придаваемую принципу и интересам государств в защите своей территории от нежелательного изменения границ.Помимо этих разрушительных последствий на национальном уровне, государства обычно опасаются, что признание права на одностороннее отделение повлияет на международную стабильность и даже откроет ящик Пандоры. Footnote 43

Ввиду вышеизложенного неудивительно, что ни одна конвенция не охватывает общее право на независимость или одностороннее отделение для народов, меньшинств или других групп. Общая статья 1 (1) Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) и Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (МПЭСКП) гласит, что «все народы имеют право на самоопределение.В силу этого права они свободно определяют свой политический статус и свободно осуществляют свое экономическое, социальное и культурное развитие ». Footnote 44 По существу, он, кажется, предоставляет универсально применимое право на самоопределение, которое не ограничивается колониальным контекстом и не ставит вне закона вариант одностороннего отделения. Однако подготовительные работы к Пактам о правах человека демонстрируют, что это положение не было предназначено для предоставления права на одностороннее отделение неколониальным общинам. Footnote 45 Помимо Пактов о правах человека, различные инструменты «мягкого права» также включают ссылку на самоопределение вне контекста деколонизации. Сноска 46 Примеры можно найти в Декларации о дружественных отношениях, Сноске 47 Хельсинкском Заключительном акте, Сноске 48 Парижской хартии, Сноске 49 и Венской декларации и Программе действий. Footnote 50 Однако важно отметить, что эти ссылки обычно содержат так называемую «защитную оговорку», подчеркивающую, что осуществление права на самоопределение должно быть ограничено для предотвращения угроз территориальной целостности государств. Footnote 51 Защитные оговорки, содержащиеся в этих документах, таким образом, по всей видимости, исключают толкование права на самоопределение как включающего законное право на одностороннее отделение. На практике государства также обычно не допускают попыток одностороннего отделения. Точно так же ни одно образование, возникшее в результате одностороннего отделения, не было принято в Организацию Объединенных Наций до тех пор, пока против этого выступало материнское государство. Footnote 52

Соответственно, в эпоху после деколонизации особое внимание уделялось внутреннему, внутригосударственному измерению права на самоопределение, которое сосредоточено на его реализации в рамках существующего государства.Таким образом, самоопределение должно реализовываться в отношениях между народами и их правительством и предполагает постоянное право, которое не перестает существовать, как только будет создано независимое государство. Этот акцент на внутреннем самоопределении был также подтвержден справкой о отделении Квебека , в которой Верховный суд Канады столкнулся с гипотетическим вопросом о том, будет ли Квебек иметь право в одностороннем порядке отделиться от Канады в соответствии с , среди прочего, , международное право.Верховный суд подчеркнул, что «признанные источники международного права устанавливают, что право на самоопределение народа обычно реализуется посредством внутреннего самоопределения - стремления народа к своему политическому, экономическому, социальному и культурному развитию в рамках рамки существующего государства ». Footnote 53 Это в основном требует присутствия правительства, представляющего людей, населяющих территорию, без каких-либо различий и участия населения в процессе принятия политических решений в государстве. Footnote 54 Могут быть реализованы различные меры для облегчения эффективного участия и реального представительства всего народа на территории. Соглашения о федерализме и автономии, касающиеся либо определенных вопросов существа, либо определенной территории, являются соответствующими инструментами в этом отношении, поскольку они предлагают расширенное самоуправление для групп внутри государства. Footnote 55 Сохраняя территориальный статус-кво головного государства, такие договоренности часто представляются как (предпочтительные) альтернативы отделению.

Известный вопрос касается того, кто на самом деле составляет «народ» как обладатель права на самоопределение вне контекста деколонизации. Как уже объяснялось, в эпоху деколонизации народами, имеющими право на самоопределение, были жители подопечных и несамоуправляющихся территорий, то есть население территорий, которые еще не достигли полной независимости. Помимо этого процесса деколонизации, право на самоопределение, описанное выше, является прежде всего правом жителей существующего государства в целом.Как отметил судья Юсуф в своем отдельном заключении, приложенном к консультативному заключению Kosovo , «в особенности […] право всего населения государства определять свою политическую, экономическую и социальную судьбу и выбирать представительное правительство» . Footnote 56 В дополнение к этому, считается, что определенные части этого населения также могут рассматриваться как обладатели права на (внутреннее) самоопределение. Это также было одобрено Верховным судом Канады, который отметил, что «[я] ясно, что народ может включать только часть населения существующего государства». Footnote 57 Хотя международное право не дает определения того, что представляет собой «народ», по общему согласию, несколько характеристик обычно считаются руководящими в этом отношении. Во-первых, члены группы имеют объективно идентифицируемые общие черты, которые отличают их от других групп. Это может включать некоторые или все из следующих характеристик: «(а) общая историческая традиция; (б) расовая или этническая принадлежность; (c) культурная однородность; (г) языковое единство; (д) религиозная или идеологическая близость; (f) территориальная связь; (g) общая экономическая жизнь ». Footnote 58 Связь группы с определенной территорией часто считается важным предварительным условием, что также было отмечено во влиятельном исследовании, подготовленном Аурелиу Кристеску. Footnote 59 В дополнение к этим объективным характеристикам часто упоминается субъективный элемент. Этот субъективный элемент относится к «вере в то, что быть отдельным народом, отличающимся от других людей, населяющих земной шар, и к желанию быть признанным таковым, а также к желанию поддерживать, укреплять и развивать идентичность группы». Footnote 60 Что касается внутреннего восприятия самой группы, сторонним наблюдателям может быть трудно определить, выполнено ли субъективное требование. Несмотря на эту трудность, важно отметить, что (этнические, религиозные или языковые) меньшинства не следует путать с «народами». Меньшинства определены как группы

численно меньше остального населения государства, не занимающего доминирующего положения, члены которого, будучи гражданами государства, обладают этническими, религиозными или языковыми характеристиками, отличными от характеристик остального населения, и поэтому, если только неявно чувство солидарности, направленное на сохранение своей культуры, традиций, религии или языка. Сноска 61

Таким образом, как и народы, меньшинства обычно характеризуются сочетанием объективных и субъективных элементов. Однако в большинстве случаев они не связаны с определенной территорией, в результате чего большинство групп меньшинств не составляют подгруппы в смысле народов, имеющих право на самоопределение. Вместо этого лица, принадлежащие к меньшинствам, пользуются, среди прочего , правами, защищенными статьей 27 МПГПП, которая предоставляет им - на индивидуальной основе сноска 62 - право «пользоваться своей культурой, исповедовать и практиковать свою культуру. свою религию или использовать свой язык ».

Право на исправительное отделение?

Хотя было объяснено, что общее право на одностороннее отделение не существует в соответствии с современным международным правом, за последние десятилетия в литературе все чаще утверждается, что в исключительных обстоятельствах право на одностороннее отделение может возникнуть в исключительных случаях. случай серьезной несправедливости, понесенной народом. Такое предполагаемое право на исправительное отделение обычно толкуется на основе Декларации Генеральной Ассамблеи о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций (далее: Декларация о дружественных отношениях), Сноска 63 , которая считается отражением обычного международного права. Сноска 64 Подтвердив, что все народы имеют право на самоопределение, пункт 7 Принципа V Декларации гласит:

Ничто в предыдущих пунктах [относительно права на самоопределение] не должно толковаться как санкционирование или поощрение любых действий, которые могут расчленить или нарушить, полностью или частично, территориальную целостность или политическое единство суверенных и независимых государств, ведущих себя в соответствии с принципом равноправия и самоопределения народов, как описано выше, и, таким образом, обладать правительством, представляющим весь народ, принадлежащий к территории, без различия расы, вероисповедания или цвета кожи. Сноска 65

Эта так называемая «защитная оговорка» была повторена в Венской декларации и Программе действий, хотя и сформулирована несколько иначе. Footnote 66 Обе статьи указывают на то, что вне контекста деколонизации осуществление права на самоопределение народов не должно нарушать территориальную целостность государств. Тем не менее, сторонники права на исправительное отделение истолковали эти положения как указание на условный характер принципа территориальной целостности.В этой связи они выдвинули против , подразумевая, что государства, не уважающие право своего населения на внутреннее самоопределение, лишаются защиты своей территориальной целостности. Тогда это расчистит путь для одностороннего отделения как средства правовой защиты от серьезной несправедливости, по крайней мере, так утверждается. Сноска 67 Такую позицию заняли, в частности, , , Ли К. Бучхейт и Антонио Кассезе. Footnote 68 Вслед за работами этих ученых в значительной части научной литературы приводились доводы в пользу права на исправительное отделение и затрагивались обстоятельства, при которых такое право могло бы возникнуть. Footnote 69 Таким образом, разочарование в связи со значимым внутренним самоопределением, существование вопиющих нарушений основных прав человека и структурное дискриминационное обращение с людьми часто упоминались как параметры для осуществления права на исправительное отделение. Более того, сторонники права на исправительное отделение обычно рассматривают его как крайнее средство правовой защиты от такой несправедливости. Поэтому исчерпание мирных средств правовой защиты также считается дополнительной предпосылкой. Footnote 70 Несмотря на относительный консенсус по этим параметрам, авторы, поддерживающие существование права на исправительное отделение, разделились по вопросу о субъектах такого юридического права. Хотя право на исправление отделения обычно считается правом «народов», подробное толкование этого понятия остается проблематичным. В частности, ученые разделились по вопросу о том, какие субгосударственные группы - численные, языковые, религиозные, этнические меньшинства или другие - могут рассматриваться как бенефициары такого права. Footnote 71

Однако следует подчеркнуть, что ученость никоим образом не является окончательным доказательством существования права на исправление отделения в международном праве, поскольку многие авторы отвергли этот тезис. Некоторые сделали это по довольно практическим причинам, например Александра Ксантаки, которая подняла вопрос о том, кто сможет определить, будет ли определенный народ иметь право на исправление отделения с учетом обстоятельств. Footnote 72 Хотя это действительно актуальный вопрос, следует выделить более фундаментальные и решительные возражения.Во-первых, следует отметить, что очень проблематично основывать такое широкое право на перевернутом прочтении защитных оговорок. Как утверждал Малькольм Шоу,

[s] Такое существенное изменение в правовом принципе не может быть внесено посредством двусмысленного придаточного положения, особенно когда принцип территориальной целостности всегда принимался и провозглашался в качестве основного принципа международного права и действительно ставится перед квалифицирующими пункт в рассматриваемом положении. Сноска 73

Таким образом, теоретические основы права на исправительное отделение довольно хрупки. Кроме того, следует отвергнуть тезис о восстановительном отделении ввиду отсутствия убедительных доказательств практического существования такого права. Footnote 74 Хотя доктрина исправительного отделения, безусловно, может быть привлекательной с моральной точки зрения Footnote 75 и может быть оценена на фоне процесса, который часто называют гуманизацией международного правопорядка, Footnote 76 ниже будет показано, что на практике он имеет очень слабую основу. Footnote 77

Поддержка исправительного отделения в решениях и мнениях (полу) судебных органов

Некоторые судебные и полусудебные органы ссылались на теорию в переданных им делах. Раннюю - если не самую первую - ссылку на идею того, что позже будет обозначено как лечебное отделение, можно найти в отчете Комитета докладчиков, которые были назначены Лигой Наций для вынесения заключения на Аландских островах . Дело острова в 1921 году.Дело касалось правового спора между Швецией и Финляндией и касалось вопроса о том, разрешено ли жителям Аландских островов - архипелага в Балтийском море - отделиться от Финляндии и интегрироваться со Швецией, учитывая культурные и языковые связи с последний. Придавая большое значение стабильности внутри государств, Комитет докладчиков отверг существование абсолютного права на одностороннее отделение. В то же время, однако, казалось, что возможность отделения оставалась открытой в качестве крайней меры: «[t] отделение меньшинства от государства может рассматриваться только как совершенно исключительное решение, последнее средство, когда государство не имеет либо воля, либо право принимать и применять справедливые и эффективные гарантии ». Footnote 78 Однако, по мнению Комитета докладчиков, это не относилось к Аландцам, поскольку не было обнаружено никаких доказательств притеснения. Поэтому Комитет докладчиков счел возможным достичь урегулирования без отделения, которое гарантировало бы культурную самобытность Аландцев, например, посредством соглашения об автономии. Footnote 79

Наиболее часто цитируемая в современном судебном порядке ссылка на исправительное отделение касается решения Верховного суда Канады по делу № о сецессии Квебека .На вопрос, будет ли Квебек иметь право в одностороннем порядке отделиться от Канады в соответствии с международным правом, Верховный суд отметил, что только в исключительных обстоятельствах право на самоопределение может быть осуществлено извне через отделение. Тем не менее, Верховный суд признал, что это применимо только к «самым крайним случаям и даже тогда при тщательно определенных обстоятельствах». Он отметил, что несколько ученых утверждали, что «когда народ заблокирован от осмысленного осуществления своего права на самоопределение внутри страны, он имеет право, в крайнем случае, осуществить его путем отделения». Footnote 80 Примечательно, что Верховный суд немедленно смягчил свое предложение, добавив - часто игнорируемое - оговорку о том, что остается «неясным, действительно ли это […] отражает установленный стандарт международного права». Footnote 81 Верховный суд не счел необходимым подробно останавливаться на этом вопросе, поскольку он счел, что упомянутые исключительные обстоятельства «явно неприменимы» к делу Квебека. Footnote 82 Таким образом, признание права на исправительное отделение оставалось ограниченным obiter dictum .

Самый последний пример дела, в котором затрагивалось право на исправление отделения, касается консультативного заключения Kosovo . Footnote 83 В этом случае Генеральная Ассамблея ООН спросила МКЮ, соответствует ли одностороннее провозглашение независимости от 17 февраля 2008 г., принятое Временными институтами самоуправления в Косово, международному праву. Footnote 84 Суд истолковал поставленный перед ним вопрос ограничительно, избегая высказывать свое мнение о юридических последствиях декларации или о том, достигло ли Косово государственности.Он также оставил в стороне современное значение права на самоопределение и принятие исправительного отделения в соответствии с международным правом. Сноска 85 По этим вопросам Суд отметил, что государства, участвующие в консультативном разбирательстве, продемонстрировали «радикально разные взгляды» на объем права на самоопределение вне контекста деколонизации и, в частности, что

[s] Аналогичные разногласия существуют относительно того, предусматривает ли международное право право на «исправительное отделение» и, если да, то при каких обстоятельствах.Кроме того, резко разошлись взгляды относительно того, действительно ли в Косово имели место обстоятельства, которые, по мнению некоторых участников, приводили к возникновению права на «лечебное отделение». Сноска 86

Впоследствии Суд отметил, что аргументы в пользу права на исправительное отделение практически всегда приводились только в качестве второстепенного аргумента. Сноска 87 Суд не счел необходимым «разрешать такие вопросы в настоящем деле», поскольку он счел эти вопросы «выходящими за рамки вопроса», который находился на его рассмотрении. Footnote 88 Как комментаторы, так и судьи критиковали узкий подход Суда. Footnote 89 Тем не менее, сдержанность Суда в целом соответствует заявлениям других судебных и полусудебных органов, которые, как также отмечалось выше, в основном использовали очень осторожные формулировки при рассмотрении существования права на исправительное отделение. Footnote 90 Это создает впечатление, что они стремились избежать далеко идущих последствий своих решений.Кроме того, следует подчеркнуть, что заявления по этому вопросу оставались ограниченными obiter dictum и что ни в коем случае не было предоставлено право на отделение в одностороннем порядке в качестве средства правовой защиты от несправедливостей, имевших место в данном случае. Таким образом, доказательства существования права на исправление отделения, как это предусмотрено в прецедентном праве, очень слабы.

Исправительное отделение как норма международного обычного права?

Это подводит нас к вопросу о том, могло ли право на исправительное отделение появиться в качестве нормы обычного международного права. Сноска 91 Для кристаллизации обычной нормы требуется наличие репрезентативной и практически единообразной государственной практики и opinio juris . Footnote 92 Таким образом, важно рассмотреть, свидетельствует ли международная практика об этих двух элементах обычного международного права по вопросу о восстановительном отделении. Случай Бангладеш неоднократно предлагался как свидетельство существования права на исправительное отделение. Как утверждали, например, Джон Дугард и Дэвид Райч, случай Бангладеш широко известен как пример законного и успешного отделения после жестокого притеснения и грубых нарушений прав человека. Footnote 93 В дополнение к Бангладеш, недавний случай Косово часто упоминается как проверка права на исправительное отделение. Footnote 94 Хотя эти дела действительно могут иметь отношение к доктрине исправительного отделения с учетом обстановки, на которой происходили отделения, ниже будет продемонстрировано, что они не представляют четкой и убедительной государственной практики в этом отношении. Footnote 95

Случай Бангладеш

Бангладеш, ранее известный как Восточный Пакистан, в одностороннем порядке провозгласил независимость от Пакистана в 1971 году. Footnote 96 Восток столкнулся с жестоким господством и дискриминацией со стороны центральных властей Исламабада. Когда выборы в Национальное собрание Пакистана, состоявшиеся в декабре 1970 года, привели к подавляющей победе Бенгальской лиги авами, стремившейся получить автономию для Востока, центральное правительство Исламабада приостановило инаугурационную сессию Национального собрания в марте 1971 года и разгромило парламент. сопротивление крупномасштабными военными действиями. По некоторым данным, это даже привело к геноциду. Footnote 97 10 апреля 1971 года, все еще участвуя в вооруженном конфликте с вооруженными силами центрального правительства, Лига Авами провозгласила независимость Восточного Пакистана. Поскольку насилие и жестокое угнетение бенгальцев продолжались, Индия в конце концов вмешалась в начале декабря 1971 года для борьбы с пакистанскими войсками, которые сдались после 2 недель войны. Footnote 98

Принимая во внимание эти события, можно с полным основанием утверждать, что отделение Бангладеш от Пакистана (первоначально) представляло собой пример одностороннего отделения, которое, ввиду жестокого притеснения и грубых нарушений прав человека, послужило исправительной цели .Однако это не обязательно означает, что это фактически квалифицируется как случай, когда право на исправление отделения было признано и применено международным сообществом. В этом отношении важно отметить, что впоследствии Генеральная Ассамблея ООН приняла Резолюцию 2793 (XXVI), в которой содержится призыв к выводу индийских войск, но не упоминается право на самоопределение или право на ) отделение для Востока. Footnote 99 Кроме того, следует иметь в виду, что, хотя нарушения прав человека в Восточном Пакистане и сообщения о геноциде, возможно, вызвали международное сочувствие к провозглашению независимости, это не привело к широкому признанию недавно провозглашенного Государство.Только после того, как индийское вмешательство привело к изгнанию пакистанских войск и, таким образом, к «свершившемуся факту » Сноска 100 , различные государства решили признать Бангладеш. Однако следует подчеркнуть, что Бангладеш получила всеобщее признание и была принята в Организацию Объединенных Наций только после того, как Пакистан в конечном итоге признал ее в начале 1974 года. сыграли решающую роль в признании Бангладеш международным сообществом, а не в угнетении и нарушениях прав человека, происходящих на территории.Таким образом, создается впечатление, что международное сообщество в то время не считало право на исправительное отделение существовавшим. Footnote 102

Случай Косово

17 февраля 2008 года беспокойный край Косово Сербии выступил с односторонним заявлением о независимости. Footnote 103 Международные ответы на это заявление и консультативные процедуры в Международном Суде предоставили уникальную возможность получить представление о современной позиции международного сообщества в отношении попыток одностороннего отделения и, в частности, теории исправительного отделения .Поскольку одностороннее провозглашение независимости Косово в сочетании с историей угнетения территории, грубыми нарушениями прав человека и международным управлением, возможно, делает Косово подходящим кандидатом для требования о восстановительном отделении. После объявления независимости случай Косово широко обсуждался в Совете Безопасности и Генеральной Ассамблее. Footnote 104 Протоколы дебатов демонстрируют, что государства-члены ООН в целом продемонстрировали твердую приверженность традиционным прерогативам государств, таким как государственный суверенитет и территориальная целостность, и / или подчеркнули необходимость решения путем переговоров с целью установления мира в регионе. и стабильность. Footnote 105 Эти рассуждения, по-видимому, соответствуют традиционному подходу к праву на самоопределение, как объяснено выше, который отдает приоритет достижению внутреннего самоопределения на основе переговоров и препятствует возможности отделения до тех пор, пока согласие материнского государства еще не получено. На более практическом уровне такая позиция также снизит риск того, что Косово может послужить прецедентом для других сепаратистских образований в мире. Footnote 106

В отличие от политического дискурса, описанного выше, контекст судебного разбирательства по Консультативному заключению Косово привел к тому, что больше государств обозначили право на самоопределение и концепцию отделения в целях исправления положения. Однако, по мнению Международного суда, между государствами существует «резкое расхождение во взглядах» по этим вопросам. Footnote 107 Таким образом, МС, похоже, предположил, что в разбирательстве Kosovo не было отражено широко распространенное opinio juris о современных масштабах права на самоопределение и существовании корректирующего права на одностороннее отделение. .Действительно, при изучении представлений 43 государств, преимущественно западных государств, которые участвовали в письменном и устном разбирательстве в Суде, становится очевидным, что большинство государств отклонили теорию отделения с целью правовой защиты по разным причинам, часто включающим отсутствие доказательств такое юридическое право. Footnote 108 Помимо авторов одностороннего провозглашения независимости Косово, только одиннадцать государств Footnote 109 выразили поддержку существованию права на исправительное отделение в соответствии с современным международным правом. Footnote 110 Хотя точные условия осуществления такого права, выдвинутые этими государствами, в определенной степени различались, по существу, можно выделить две предпосылки. Первый из них носит существенный характер и требует, чтобы рассматриваемый народ страдал от упорного отказа центральных властей государства от внутреннего самоопределения. Наличие грубых нарушений прав человека рассматривалось либо как выражение этого отрицания, либо как дополнительное требование.Второе предварительное условие носит процедурный характер и требует отсутствия каких-либо жизнеспособных мирных вариантов урегулирования ситуации изнутри. То есть лечебное отделение действует как окончательное средство правовой защиты . Footnote 111 В этом отношении интересно сослаться на позицию Российской Федерации, которая установила относительно высокий порог по сравнению с другими государствами, признавшими право на исправительное отделение. Он утверждал, что право на исправительное отделение может возникнуть при определенных условиях

ограничивается действительно экстремальными обстоятельствами, такими как прямое вооруженное нападение со стороны материнского государства, угрожающее самому существованию людей, о которых идет речь.В противном случае необходимо приложить все усилия для урегулирования напряженности между материнским государством и заинтересованной этнической общностью в рамках существующего государства. Сноска 112

По данным Российской Федерации, этот порог не был соблюден в случае Косово. Он посчитал, что предложения Сербии о расширении автономии были отклонены косовскими властями, и обнаружил, что в 2008 году больше не существовало (угрозы) крайнего угнетения косовского албанского населения со стороны Сербии. Footnote 113 Хотя некоторые государства утверждали, что течение времени действительно способствует выполнению вышеупомянутого процессуального условия для осуществления права на исправительное отделение, Footnote 114 , действительно сомнительно, может ли отделение все еще рассматривается как средство правовой защиты ultimum , когда прошли годы с тех пор, как имели место притеснения и грубые нарушения прав человека, как это имело место в Косово.

В ходе разбирательства большинство государств, поддерживающих существование права на исправление положения о выходе из отделения, обосновали свои претензии со ссылкой на защитные положения Декларации о дружественных отношениях и Венской декларации и Программы действий, отчеты в Аландских островах дело и соответствующие параграфы в справочном деле о Сецессии Квебека . Footnote 115 Поразительно, однако, что практически ни одно государство не заявило, что существование права на исправительное отделение коренится на практике. Даже там, где это утверждалось, обоснованность этого утверждения вряд ли была подтверждена ссылками на конкретные примеры из практики. Нидерланды были одним из немногих государств, которые утверждали, что создание Бангладеш и Хорватии можно рассматривать как относящиеся к делу случаи в этом отношении, однако они сделали это без дополнительных объяснений. Footnote 116 Из ограниченного числа ссылок на практику можно сделать вывод, что государства не рассматривали международную практику как обеспечивающую особо сильную поддержку права на исправительное отделение в соответствии с международным правом, возможно, даже из-за предполагаемого отсутствия государственной практики это актуально и разумно в этом отношении. Footnote 117 В связи с этим весьма сомнительно, что случай Косово сам по себе представляет государственную практику по вопросу о восстановительном отделении. Поскольку серьезные несправедливости, от которых пострадали косовские албанцы, прекратились уже 9 лет назад, когда в 2008 году была принята декларация независимости, вполне можно утверждать, что ситуация «потеряла свой чрезвычайный характер» и, следовательно, не может рассматриваться как государственная практика в поддержка права на исправительное отделение. Footnote 118 Оспариваемый сегодня международно-правовой статус Косово, похоже, также подтверждает эту линию рассуждений.Таким образом, хотя случай Косово может отражать некоторые ограниченные opinio juris о существовании права на исправление отделения согласно современному международному праву, он также не представляет собой пример государственной практики в этом отношении. Принимая во внимание отсутствие такой практики за пределами Косово, следует, таким образом, сделать вывод о том, что право на исправительное отделение не может рассматриваться как выкристаллизовавшееся в качестве нормы обычного международного права. Footnote 119

Право на внешнее самоопределение или исправительное отделение Крыма?

Объяснив современные масштабы права на самоопределение и (отсутствие) существования права на исправительное отделение в соответствии с международным правом, становится уместным рассмотреть события в Крыму в свете вышеизложенного.В этом отношении важно прежде всего отметить, что Конституция Украины не предусматривает положения, предоставляющего Крыму или любой другой части территории право на отделение. Как отметила Европейская комиссия за демократию через право (широко известная как Венецианская комиссия Совета Европы), Конституция Украины даже не допускает референдумов о выходе из страны. Footnote 120 Хотя действительно, что Конституция признает референдумы как выражение воли народа, это не означает, что референдумы являются конституционными по определению.Фактически, различные положения Конституции Украины демонстрируют, что отделение части территории Украины не может быть результатом местного референдума. Во-первых, статья 2 Конституции подчеркивает важность суверенитета Украины и неделимости и неприкосновенности ее нынешних границ. Сноска 121 Что касается референдумов более конкретно, Конституция впоследствии предусматривает, что Автономная Республика Крым правомочна организовывать и проводить местные референдумы, Сноска 122 , но, как гласит статья 73, «[i] вопросы изменения территории Украина решается исключительно всеукраинским референдумом ». Footnote 123 Таким образом, поскольку референдумы об изменении территориального статус-кво Украины могут быть решены только путем референдума на национальном уровне, Крыму не было разрешено организовывать и проводить местный референдум о своем отделении от Украины. Иными словами, для того, чтобы такое отделение было конституционным, необходимо внести поправку в конституцию, поскольку Конституция признает Автономную Республику Крым «неотъемлемой составной частью Украины». Footnote 124 Однако, как указала Венецианская комиссия, такая поправка к конституции будет запрещена статьей 157 Конституции, которая определяет, что никакие поправки к конституции не могут быть внесены, «если поправки предусматривают отмену или ограничение прав человека и права и свободы граждан, или если они ориентированы на ликвидацию независимости или нарушение территориальной неделимости Украины ». Footnote 125 Конституционный суд Украины подтвердил неконституционный характер решения Крыма о проведении референдума о его независимости в своем решении от 14 марта 2014 года. Footnote 126 Следовательно, Крым не может претендовать на право на отделение в соответствии с украинским конституционным законодательством. Случай с Крымом также не является примером того, что часто называют консенсусным отделением, поскольку украинские власти в Киеве решительно выступили против отделения Крымского полуострова и до сих пор продолжают отстаивать свои территориальные встречные требования. Footnote 127

Таким образом, возникает вопрос, предоставило ли международное право (народу) Крыма право на одностороннее отделение.Для этого сначала необходимо определить, действительно ли жители Крымского полуострова могут считаться обладателями права на самоопределение: «народом». Как было объяснено выше, обычно видно, что не только население существующего государства в целом составляет «народ», но и отдельные группы внутри населения также могут считаться таковыми. В этом отношении члены группы имеют некоторые объективно идентифицируемые общие черты, например. этнические, культурные, языковые и / или религиозные, что отличает их от других групп.Более того, важно, чтобы группа имела связь с определенной территорией, считала, что она имеет особую групповую идентичность и желала бы быть признанной в качестве таковой. Некоторые из групп, населяющих полуостров, в частности этнические русские и крымские татары Footnote 128 , вполне могут считаться этническими меньшинствами на территории Украины, что дает право на защиту меньшинств в соответствии с международным правом. Footnote 129 Однако остается спорным вопрос о том, является ли население Крыма в целом «народом» в соответствии с международным правом.Хотя очевидно, что жители Крымского полуострова имеют общую территорию и представляют собой отдельную политическую единицу в пределах Украины в результате автономного статуса Крыма, Footnote 130 остается сомнительным, действительно ли они имеют отдельную групповую идентичность и желание быть идентифицированным как таковой. На самом деле кажется, что население Крымского полуострова слишком разнообразно, чтобы соответствовать порогу «народа». Footnote 131 Право на самоопределение может быть использовано только при территориальном подходе к праву на самоопределение и применении его к территории Крыма, а не к его жителям. Footnote 132 Однако такое толкование нежелательно, поскольку в соответствующих договорах и инструментах четко прописано, что право на самоопределение является правом «народов», а не территорий. Сноска 133

Даже если предположить, что право на самоопределение действительно применимо либо к населению, либо к территории Крыма, нельзя требовать общего права на одностороннее отделение, поскольку право на самоопределение не включает такую прямо в эпоху пост-деколонизации.В качестве альтернативы можно сказать, что предполагаемое право на исправительное отделение обеспечивает правовую основу для отделения. Как отмечалось выше, в ходе дебатов в Совете Безопасности Российская Федерация заявила, что на карту поставлены «жизни и законные интересы» русского (говорящего) населения Крыма, Footnote 134 , тем самым косвенно полагаясь на право к исправительному отделению. Однако такой аргумент не может быть подтвержден ни юридическими, ни фактическими основаниями. Доктрина исправительного отделения весьма спорна и не может считаться частью позитивного международного права, будь то обычное право или иное.Даже если занять очень прогрессивную позицию и предположить наличие права на исправление отделения, следует сделать вывод, что такое право не будет применяться в случае Крыма. Как в литературе, так и в прецедентном праве, право на исправление положения обычно описывается как право, которое возникает только в исключительных обстоятельствах. Отрицание значимого внутреннего самоопределения, наличие грубых нарушений прав человека и структурное дискриминационное обращение с группой часто упоминаются как предварительные условия для такого права.Более того, даже сторонники права на исправительное отделение считают этот вариант окончательным средством правовой защиты , что требует подлинных попыток урегулирования спора в первую очередь изнутри. Понятно, что Крым не достигает этого высокого порога. В этом отношении уместно отметить, что нет никаких указаний на то, что статус Крыма как автономной республики в составе Украины был недостаточным для обеспечения значимого осуществления права на внутреннее самоопределение. Footnote 135 Но даже если бы это было так, следует подчеркнуть, что просьб о расширении автономии Крымского полуострова не поступало.Таким образом, нельзя убедительно утверждать, что отделение было крайней мерой. Более того, не поступало сообщений о грубых нарушениях прав человека или структурной дискриминации в отношении населения Крыма со стороны украинских властей. Сноска 136 Утверждение законопроекта от 23 февраля 2014 г., направленного на определение украинского языка в качестве единственного официального государственного языка в Украине, Сноска 137 , возможно, усилило опасения дискриминационного обращения и угнетения этнического русского населения. Крыма Footnote 138 и может даже противоречить стандартам прав меньшинств.Однако нельзя правдоподобно сказать, что это обстоятельство соответствует высокому стандарту для предполагаемого права на исправительное отделение, не говоря уже о том, что оно соответствует еще более радикальному стандарту, который ранее был установлен самой Российской Федерацией. Как отмечалось выше, на фоне событий в Косово Российская Федерация признала право на исправление отделения в случае «прямого вооруженного нападения со стороны материнского государства, угрожающего самому существованию людей, о которых идет речь». Footnote 139 Применяя это к ситуации в Крыму, следует сделать вывод, что это даже близко не подходит к «чрезвычайным обстоятельствам», при которых Российская Федерация приняла требование о восстановительном отделении.Таким образом, учитывая все обстоятельства, следует сделать вывод, что крымские власти не могли претендовать на право на исправительное отделение, даже de lege ferenda .

Россия

Преамбула


Мы, многонациональный народ Российской Федерации, объединенный общей судьбой на нашей земле, отстаивая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя историческое единство государства, исходя из общепризнанные принципы равноправия и самоопределения народов, чтящих память наших предков, передавших нам любовь и уважение к нашей Родине, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая ее непреложную демократическую Фонды, стремясь обеспечить благополучие и процветание России и исходя из чувства ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями и осознавая себя частью мирового сообщества, настоящим утверждают Конституцию Российской Федерации.

Статья 1.
Российская Федерация - Россия - демократическое правовое федеративное государство с республиканской формой правления. Наименования «Российская Федерация» и «Россия» эквивалентны.

Статья 2.
Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Государство обязано признавать, уважать и защищать права и свободы человека и гражданина.

Статья 3.
1. Многонациональный народ Российской Федерации является проводником суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации.
2. Народ Российской Федерации осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления.
3. Референдум и свободные выборы являются высшим прямым проявлением власти народа.
4. Никто не может присваивать себе власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение полномочий преследуются в соответствии с федеральным законом.

Статья 4.
1. Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию.
2. Конституция Российской Федерации и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации.
3. Российская Федерация обеспечивает целостность и неприкосновенность своей территории.

Статья 5.
1. Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов, которые являются равноправными субъектами Российской Федерации.
2. Республика (государство) имеет свою конституцию и законодательство.Территория, область, город федерального значения, автономная область и автономный округ имеют свой устав и законодательство.
3. Федеративное устройство Российской Федерации основывается на ее государственном единстве, единой системе государственной власти, разграничении полномочий. полномочия между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равенство и самоопределение народов в Российской Федерации.
4. Все субъекты Российской Федерации равноправны между собой во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти.

Статья 6.
1. Гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с Федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований его приобретения.
2. Каждый гражданин Российской Федерации имеет на ее территории все права и свободы и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации.
3. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен гражданства или права изменить его.

Статья 7.
1. Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена ​​на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека.
2. Российская Федерация охраняет труд и здоровье своего народа, устанавливает минимальный гарантированный размер оплаты труда, обеспечивает государственную поддержку семьи, материнства, отцовства и детства, а также инвалидов и пожилых граждан, развивает систему социальных услуг. и установить государственные пенсии, пособия и другие гарантии социального обеспечения.

Статья 8.
1. В Российской Федерации гарантируются единство экономического пространства, свободное движение товаров, услуг и финансовых ресурсов, поддержка конкуренции и свобода любой экономической деятельности.
2. Частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности признаются и пользуются равной защитой в Российской Федерации.

Статья 9.
1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на их территориях.
2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Статья 10.
Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения законодательной, исполнительной и судебной власти. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти независимы.

Статья 11.
1. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации и суды Российской Федерации. Федерация.
2. Государственная власть в субъектах Российской Федерации осуществляется образованными ими органами государственной власти.
3. Объем полномочий и полномочий органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации определяется настоящей Конституцией, Федеральным и иными договорами о разграничении полномочий. и полномочия.

Статья 12.
В Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление.Местное самоуправление действует самостоятельно в пределах своих полномочий. Органы местного самоуправления не входят в состав органов государственной власти.

Статья 13.
1. В Российской Федерации признается идеологическое множество.
2. Никакая идеология не может устанавливаться как поддерживаемая государством или обязательная идеология.
3. В Российской Федерации признаются политическое плюрализм и многопартийность.
4. Общественные объединения равны перед законом.
5. Создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного управления и нарушение целостности Российской Федерации и подрыв безопасности государства, формирование вооруженных формирований. запрещается разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

Статья 14.
1. Российская Федерация является светским государством. Никакая религия не может быть признана государственной или обязательной религией.
2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом.

Статья 15.
1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принятые Российской Федерацией, не могут противоречить Конституции Российской Федерации.
2. Органы государственной власти и местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения должны соблюдать законы и Конституцию Российской Федерации.
3. Законы официально публикуются. Неопубликованные законы не применяются. Никакой нормативный правовой акт, затрагивающий права, свободы или обязанности человека и гражданина, не может применяться, если он не опубликован официально для всеобщего сведения.
4. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международных договоров Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены законом, применяются правила международного договора.

Статья 16.
1. Положения настоящей главы Конституции являются основами конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены, кроме случаев, предусмотренных настоящей Конституцией.
2. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации.

Генеральная ассамблея приняла резолюцию, призывающую государства не признавать изменения в статусе Крымской области

Шестьдесят восьмая Генеральная Ассамблея

Пленарное заседание

80-е заседание (AM)

100 проголосовали за, 11 против, 58 воздержались за текст об Украине

Сегодня Генеральная Ассамблея подтвердила свою приверженность суверенитету, политической независимости, единству и территориальной целостности Украины в пределах ее международно признанных границ, подчеркнув недействительность референдума 16 марта, проведенного в автономном Крыму.

Путем заносимого в отчет о заседании голосования 100 голосами против 11 при 58 воздержавшихся Ассамблея приняла резолюцию под названием «Территориальная целостность Украины», призывающая государства, международные организации и специализированные учреждения не признавать никаких изменений в статусе Крыма или черноморском портовом городе Севастополе и воздерживаться от действий или сделок, которые могут быть истолкованы как таковые.

Также в тексте Ассамблея призвала государства «воздерживаться и воздерживаться» от действий, направленных на подрыв национального единства и территориальной целостности Украины, в том числе путем изменения ее границ путем угрозы силой или ее применения.Он настоятельно призвал все стороны незамедлительно добиваться мирного урегулирования ситуации посредством прямого политического диалога, проявлять сдержанность и воздерживаться от односторонних действий и подстрекательской риторики, которые могут вызвать напряженность.

Сегодняшние дебаты, предшествующие голосованию, предоставили первую возможность более широкому кругу членов Организации Объединенных Наций высказать свое мнение по вопросу о Крыме. Многие заявили, что референдум противоречит международному праву, Уставу Организации Объединенных Наций и Конституции Украины, подчеркивая, что они не признают ни его, ни последующую незаконную аннексию Крыма Российской Федерацией.

Не имеющий обязательной силы текст представил исполняющий обязанности министра иностранных дел Украины, который заявил, что неотъемлемая часть его страны была насильственно аннексирована государством, которое ранее обязалось гарантировать свою независимость, суверенитет и территориальную целостность. Проект резолюции не нарушает никаких новых правовых или нормативных оснований, но служит важным сигналом о том, что международное сообщество не позволит событиям в Крыму создать прецедент для дальнейших вызовов основанной на правилах международной системе.

В поддержку этих замечаний представитель Грузии сказал, что ситуация на материковой части Украины напоминает захват Российской Федерацией Абхазии и Цхинвальского региона Грузии в 2008 году, указав, что 20 процентов территории его страны остаются под незаконной российской оккупацией.

Представитель Республики Молдова заявил, что референдум в Крыму незаконен, поскольку противоречит Конституции Украины, а также международному праву. «Будущее Украины может быть рассмотрено и решено только на основе свободной воли и стремлений всех самих украинцев, без какого-либо внешнего влияния», - подчеркнул он.Представитель Турции подчеркнул необходимость обеспечения безопасности, благополучия и прав крымскотатарских турок, являющихся неотъемлемой частью населения Крыма.

Однако представитель Российской Федерации заявил, что в результате референдума Крым воссоединился с его страной. «Мы призываем всех уважать этот добровольный выбор». По его словам, российское правительство не может отказать крымчанам в праве на самоопределение, обвиняя политический кризис в Украине в «авантюрных действиях» провокаторов, действия которых привели к решению о воссоединении.

Несколько делегаций объяснили свою поддержку текста, при этом глава делегации Европейского союза решительно осудил незаконную аннексию, а представитель Соединенных Штатов заявил, что в сегодняшней резолюции четко указано, что «границы - это не просто предложения». Принуждение не может быть средством достижения самоопределения.

Другие не согласились с мотивами резолюции, выразив сожаление по поводу того, что Ассамблея не учла исторический контекст геополитического спора и характер смены режима, произошедшей в Украине.

Представитель Сальвадора, объясняя свое воздержание, сказал, что текст не отражает трудностей украинцев и не помогает устранить причины кризиса. Он не призывал к диалогу и не создавал прецедента для урегулирования будущей межгосударственной и внутригосударственной напряженности. Представитель Ямайки добавил, что принятие только отсрочит поиски мирного урегулирования.

Также сегодня выступили представители Бразилии, Кубы, Лихтенштейна, Коста-Рики, Канады, Японии, Китая, Исландии, Никарагуа, Боливии, Норвегии, Кипра, Сент-Винсента и Гренадин, Уругвая, Гватемалы, Нигерии, Чили, Сингапура, Аргентины, Катар, Корейская Народно-Демократическая Республика, Египет, Вьетнам, Перу, Таиланд, Казахстан, Малайзия, Азербайджан, Венесуэла, Эквадор, Беларусь, Алжир, Гондурас, Кабо-Верде, Ливия, Ботсвана, Парагвай и Армения.

Что касается других вопросов, то Ассамблея приняла к сведению, что Доминика произвела платеж, необходимый для сокращения своей задолженности до уровня ниже суммы, указанной в статье 19 Устава Организации Объединенных Наций.

Генеральная ассамблея вновь соберется в дату, о которой будет объявлено дополнительно.

Фон

Генеральная Ассамблея собралась сегодня утром для принятия решения по проекту резолюции под названием «Территориальная целостность Украины».

Представление проекта резолюции

АНДРИЙ ДЕЩИЦА, исполняющий обязанности министра иностранных дел Украины , внес на рассмотрение проект резолюции (документ A / 68 / L.39), заявив, что причина присутствия всех присутствующих сегодня делегаций является вопросом первостепенной важности; чрезвычайно важен для его страны и жизненно важен для каждого государства-члена Организации Объединенных Наций, особенно для Организации Объединенных Наций и мирового порядка, который она воплощает. «То, что произошло в моей стране, является прямым нарушением Устава Организации Объединенных Наций», - сказал он. «Многие изо всех сил пытаются понять реальность - это произошло на Украине, в самом сердце Европы. Это произошло в двадцать первом веке », - добавил он.

После двух недель военной оккупации, напомнил он, неотъемлемая часть Украины была насильственно аннексирована государством, которое ранее взяло на себя обязательство гарантировать независимость, суверенитет и территориальную целостность этой страны в соответствии с Будапештским меморандумом; государством, которое оказалось одним из постоянных членов Совета Безопасности Организации Объединенных Наций, на которое члены Организации возложили основную ответственность за поддержание международного мира и безопасности.

Восемь раундов срочных обсуждений в Совете Безопасности по вопросу о военном вмешательстве ясно продемонстрировали степень изоляции Российской Федерации в этом вопросе, продолжил он. «Мы постоянно призываем к признанию полицентричного мирового порядка, равной и неделимой безопасности в полном соответствии с основными принципами суверенного равенства, территориальной целостности любого государства, основополагающими принципами Устава Организации Объединенных Наций, недопустимость вмешательства во внутренние дела…».

Это заявление было не его собственным, а отрывком из заявления правительства России, сделанного во время шестьдесят восьмой сессии Генеральной Ассамблеи, сказал он, призывая российские власти «практиковать то, что вы проповедуете».Он подчеркнул, что проект резолюции посвящен уважению территориальной целостности и неприменению силы для урегулирования споров. По его словам, это не нарушило никаких новых правовых или нормативных оснований, но стало важным сигналом о том, что международное сообщество не позволит тому, что произошло в Крыму, создать прецедент для дальнейших вызовов основанной на правилах международной структуре.

Выписки

ВИТАЛИЙ ЧУРКИН ( Российская Федерация ) сообщил, что после референдума 16 марта Крым был воссоединен с Российской Федерацией.«Мы призываем всех уважать этот добровольный выбор», - сказал он, добавив, что его правительство не может отказать крымчанам в их праве на самоопределение. Он отметил, что историческая справедливость подтверждена, напомнив, что на протяжении многих лет Крым был частью Российской Федерации и имел общую историю, культуру и людей. Произвольное решение 1954 года передало регион в состав Украинской республики, нарушив естественное положение дел и отрезав Крым от России.

В 1992 году конституция Крыма предоставила региону независимость в составе Украины, но в конечном итоге этот статус изменился, и Крым был преобразован в автономную республику, продолжил он.Крымчане открыто проявили симпатию к Российской Федерации, а глубокий политический кризис на Украине, спровоцированный «авантюрными действиями», был направлен на то, чтобы предоставить Киеву ложный выбор между Западом и Российской Федерацией. Он отметил, что центральная площадь, Майдан, была превращена в военизированный лагерь, где вспыхнуло насилие против правоохранительных органов и было захвачено здание посольства США, добавив, что из этого здания снайперы вели огонь по полиции и демонстранты, намеревающиеся спровоцировать насильственное свержение правительства.

Далее он напомнил, что 21 февраля президент Виктор Янукович согласился разоружить боевиков, освободить здание, создать правительство национального единства и начать конституционный процесс, в результате которого выборы состоятся до конца года. Однако насилие продолжалось, и президент был вынужден покинуть Украину. По его словам, после перестановок появилось «правительство победителей» - национал-радикалов, проповедующих расистские, антисемитские и ксенофобские взгляды и ненавидящих все русское.Первым их решением было отменить статус русского языка, используемого крымчанами, и назначить губернаторов, которых местные жители отвергли.

Такие действия создали критическую массу, которая побудила крымчан принять решение о воссоединении с Российской Федерацией, сказал он, добавив, что именно по этим причинам Российская Федерация выступила против предложенного проекта резолюции. Текст носил конфронтационный характер, и, хотя он был частично верен, например, содержал призыв воздерживаться от односторонних действий и подстрекательской риторики, в его принятии не было необходимости.Он подчеркнул, что, скорее, важно принимать решения, исходя из интересов украинцев и нормальных международных отношений. Украине нужен настоящий политический процесс, который приведет к условиям, в которых ее народ не будет бояться за свою жизнь и будет уверен, что сможет осуществить свои права.

ТОМАС МАЙР-ХАРТИНГ, глава делегации Европейского союза , выразил поддержку проекту резолюции, заявив, что он подтверждает важность основополагающих принципов Хартии.Он также подтвердил приверженность Генеральной Ассамблеи суверенитету, политической независимости, единству и территориальной целостности Украины в пределах ее международно признанных границ. Европейский Союз не признал незаконный референдум в Крыму, что явилось явным нарушением Конституции Украины, и решительно осудил незаконную аннексию Крыма и Севастополя Российской Федерацией, которую он также не признает.

Он призвал Российскую Федерацию предпринять шаги по деэскалации кризиса, немедленно отвести свои силы в свои гарнизоны, сократить их численность до докризисного уровня, в соответствии с ее международными обязательствами, использовать все соответствующие международные механизмы для поиска мирное решение на основе переговоров и уважение суверенитета и территориальной целостности Украины.Европейский Союз приветствовал соглашение, которое привело к развертыванию в Украине миссии наблюдателей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), и приветствовал развертывание миссии Организации Объединенных Наций по наблюдению за соблюдением прав человека. По его словам, он также высоко оценил взвешенную реакцию Украины и готов оказать серьезную финансовую поддержку ее экономической и финансовой стабилизации.

SAMANTHA POWER ( США ) заявил, что проект резолюции касается только одного вопроса: подтверждения приверженности суверенитету, политической независимости, единству и территориальной целостности Украины.Этим «мы проясняем, что границы - это не просто предположения», - сказала она. В тексте также выражено стремление к мирному разрешению спора между Украиной и Российской Федерацией посредством политического диалога, который будет отражать все слои общества. Она подчеркнула, что Крым является частью Украины, отметив, что, хотя самоопределение является широко приветствуемой ценностью, в то же время Соединенные Штаты признают важность национального и международного права. Она подчеркнула, что принуждение не может быть средством «самоопределения», призывая к деэскалации напряженности и к избирательному процессу, который позволил бы всем украинцам выбирать своих лидеров свободно, справедливо и без принуждения.По ее словам, Украина была оправдана в стремлении провести голосование, которое подтвердит уважение к ее границам и поможет побудить Российскую Федерацию прекратить изоляцию и перейти от политики конфронтации к добросовестным дипломатическим усилиям.

АНТОНИО ДЕ АГИАР ПАТРИОТА ( Бразилия ) сказал, что международное сообщество должно подтвердить свою твердую решимость безотлагательно найти мирное решение, подчеркнув, что озабоченность его страны отражает ее тесные двусторонние связи и стратегическое партнерство с Украиной.Отметив, что в Бразилии проживает одна из крупнейших общин украинского происхождения за пределами Европы, он выразил глубокое сожаление по поводу гибели людей в Киеве. Он подчеркнул, что Устав Организации Объединенных Наций должен соблюдаться при любых обстоятельствах, равно как и международное право, настоятельно призывая все стороны к конструктивным переговорам, высоко оценивая инициативы Генерального секретаря по снижению напряженности, восстановлению спокойствия и развитию диалога.

Родольфо Рейес Родригес ( Куба ) подчеркнул важность предоставления народам возможности реализовать свое право на самоопределение, заявив, что его делегация не согласится с нынешними украинскими властями, поскольку они пришли к власти, свергнув конституционное правительство с помощью насилия.Куба также выступила против санкций против Российской Федерации и отвергла двойные стандарты и лицемерие, проявленные западными государствами. Он сказал, что своими военными доктринами Соединенные Штаты и их союзники нарушают международное право и угрожают суверенитету других государств, подчеркнув, что любая попытка расширения Организации Североатлантического договора (НАТО) представляет угрозу миру и стабильности в регионе.

КРИСТИАН ВЕНАВЕЗЕР ( Лихтенштейн ) заявил, что аннексия Крыма и Севастополя Российской Федерацией является очень серьезным нарушением международного права и вызывает серьезную озабоченность у правительства Лихтенштейна, которое считает это действие недействительным и не признает его и не признает. его последствия.Устав Организации Объединенных Наций обязывает международное сообщество придерживаться принципа территориальной целостности и права народов на самоопределение. Лихтенштейн полностью привержен праву на самоопределение, осуществляемому в соответствии с международным правом. Неудачная попытка Совета Безопасности принять проект резолюции в начале этого месяца подняла важные вопросы управления для Организации, в том числе тревожное расширение использования права вето и постоянные угрозы сделать это, что помешало Организации Объединенных Наций выполнять свои основные функции , он сказал.

Эдуардо Улибарри ( Коста-Рика, ) сказал, что важность проекта резолюции выходит за рамки рассматриваемого географического района. В тексте подчеркивается уважение территориальной целостности и отвергается применение силы для разрешения споров. По его словам, это также соответствует Уставу Организации Объединенных Наций, отметив, что изложенные в нем обязательства не являются факультативными. Пять постоянных членов Совета Безопасности несут еще большую ответственность за их выполнение. Он отметил, что у Коста-Рики нет вооруженных сил для защиты своих границ, добавив, что международное право - это «наше оружие».По его словам, в Крыму отсутствуют условия для реализации права на самоопределение.

ГИЛЬЕРМО РИЩИНСКИ ( Канада ) самым решительным образом осудил «одностороннее и неоправданное нападение Российской Федерации на суверенитет и территориальную целостность Украины», заявив, что ее отказ от деэскалации вынудил его страну принять меры. Канада отозвала своего посла в Москву для консультаций, ограничила взаимодействие с Российской Федерацией, приостановила контакты между военными и заморозила активы бывших украинских официальных лиц, включая президента Виктора Януковича.На прошлой неделе он ввел финансовые санкции и запреты на въезд в отношении российских и крымских официальных лиц, ответственных за кризис в полуостровном регионе и за угрозу суверенитету и территориальной целостности Украины. «России еще не поздно выбрать альтернативный путь», - сказал он. Канада поддержала миссию Организации Объединенных Наций по расследованию сообщений о нарушениях прав человека по всей Украине, независимо от предполагаемых преступников, сказал он, подчеркнув, что это должно быть разрешено в Крыму. Из-за агрессии Российской Федерации и ее отказа от деэскалации Канада решительно поддержала проект резолюции.

МОТОИДЕ ЙОШИКАВА ( Япония, ) подчеркнул, что признание Российской Федерацией независимости автономного Крыма и ее незаконная попытка аннексировать регион нарушают единство, суверенитет и территориальную целостность Украины в нарушение Хартии. Любая попытка изменить статус-кво с помощью силы является серьезным вызовом для международного сообщества, и ни одна страна не должна игнорировать такие действия. По его словам, Япония приветствовала встречу министров иностранных дел Украины и Российской Федерации 24 марта, подчеркнув, что международная поддержка необходима для обеспечения экономической стабильности Украины.Япония внесет на эти цели 1,5 миллиарда долларов.

Лю Цзеи ( China ), подчеркивая важность сбалансированного подхода, сказал, что все стороны должны воздерживаться от действий, которые могут обострить ситуацию, и работать дипломатическими средствами для разрешения ситуации. Действия Организации Объединенных Наций должны отражать консенсус и способствовать ослаблению напряженности, а также политическому урегулированию. Выражая поддержку посредническим усилиям Генерального секретаря, он сказал, что любая попытка провести голосование в Генеральной Ассамблее только усложнит картину.Китай всегда выступал против вмешательства во внутренние дела государств и уважал суверенитет и территориальную целостность всех стран. Он призвал к созданию международного координационного механизма с участием всех заинтересованных сторон для изучения предложений по политическому урегулированию.

Я. Халит Чевик ( Турция ) подчеркнул важность независимости, суверенитета, территориальной целостности, независимости и политического единства Украины. Описывая результаты «незаконного референдума», проведенного в Крыму 16 марта в нарушение Конституции Украины и международных документов, он заявил, что он не имеет юридической силы.По его словам, Турция не признает фактическую ситуацию, и создание свершившегося факта военными средствами было чрезвычайно опасным и враждебным, с негативными последствиями для стабильности и безопасности в регионе.

Подчеркивая необходимость обеспечения безопасности, благополучия и прав крымскотатарских турок, неотъемлемой части населения Крыма, он сказал, что с самого начала кризиса они ответственно и мирно выражали свои взгляды и опасения, поскольку они сделал в прошлом.Турция продолжит внимательно следить за их ситуацией. Он призвал к достижению политического решения по дипломатическим каналам на основе суверенитета и территориальной целостности Украины, в рамках универсальных демократических принципов и в соответствии с законом и международными соглашениями.

КАХА ИМНАДЗЕ ( Грузия ), присоединившись к заявлению делегации Европейского союза, заявил, что его правительство однозначно поддерживает политическую независимость, национальный суверенитет и территориальную целостность Украины в ее международно признанных границах.По его словам, Грузия не признала законным и легитимным референдум 16 марта, проведенный в Крыму, а ситуация на материковой части Украины напоминала захват Российской Федерацией Абхазии и Цхинвальского региона Грузии в 2008 году. территория сегодня осталась под незаконной российской оккупацией.

Далее он отметил, что более 400 000 вынужденных переселенцев и беженцев было отказано в праве вернуться домой, а соглашение о прекращении огня из шести пунктов при посредничестве Европейского союза еще не было выполнено, а международным наблюдателям было отказано в доступе на оккупированные территории. территории.Вдоль линии оккупации все еще устанавливались заборы из колючей проволоки, а общинам, разделенным войной, отказывали в основных правах и свободах человека. Призывы Грузии к Российской Федерации дать ответное обещание о неприменении силы остались без ответа, продолжил он, добавив, что российские боевые корабли и беспилотники часто нарушают ее воздушное пространство.

Последние события показали, что архитектура безопасности нынешней международной системы подрывается и авторитет Организации Объединенных Наций находится под угрозой, продолжил он.Грузия поддержала более тесное международное участие в Украине через Организацию Объединенных Наций, ОБСЕ и другие глобальные и региональные организации. «Мы считаем абсолютно необходимым, чтобы международная миссия имела доступ ко всей территории Украины, как того требует украинское правительство», - подчеркнул он. Это принципиальная позиция Грузии, основанная на собственном опыте.

Он напомнил, что после вето Российской Федерации на проект резолюции 2009 года, продливший мандат Миссии Организации Объединенных Наций в Грузии, и через шесть лет после окончания этой войны никому не было разрешено отслеживать нарушения прав человека в Грузии. оккупированные территории.Грузия присоединилась к международному сообществу, подчеркнув, что ни частичное, ни полное нарушение национального единства и территориальной целостности Украины, ни изменение ее границ не должны происходить посредством угрозы или фактического применения силы или других незаконных средств.

GRÉTA GUNNARSDÓTTIR ( Исландия ) заявила, что ни так называемый референдум, ни аннексия Крыма Россией не изменили правовой статус региона. «Крым является частью Украины», - подчеркнула она, отметив, что референдум проводился с Россией, контролирующей регион, что было незаконным и не соответствовало стандартам демократических выборов.Такие действия угрожают миру и безопасности в Европе, сказала она, призывая Российскую Федерацию сотрудничать с Украиной и международным сообществом в поисках путей выхода из кризиса. По ее словам, Исландия полностью согласна с Европейским Союзом в отношении «ограничительных мер» в поддержку Украины.

MARÍA RUBIALES DE CHAMORRO ( Никарагуа ), подчеркивая важность невмешательства во внутренние дела государств, указала, что те, кто говорит о демократии, использовали антидемократические методы.По ее словам, политика, основанная на двойных стандартах, является реальной угрозой международному миру и безопасности, добавив, что мир видел, как некоторые руководили террористическими действиями из-за границы в странах, которые не подчинялись своим интересам в стремлении установить новые формы колонизации. и рабство. Никарагуа поддерживает принцип мирного, законного самоопределения через урну для голосования и отвергает односторонние методы, включая политические и экономические санкции против Российской Федерации, которые противоречат международному праву, заявила она, подчеркнув, что ее делегация поддерживает «инклюзивный политический подход. резолюция »к ситуации в Украине и проголосует против проекта резолюции.

Саша Серхио Льорентти Солис ( Боливия ) отметил, что вопрос, первоначально рассматривавшийся Советом Безопасности, был сегодня на Генеральной Ассамблее, что указывает на срочную необходимость реформирования первого и активизации второго. По его словам, Боливия является пацифистской страной и не будет занимать позицию по референдуму, проведенному в Крыму. Однако он не допустит прерывания конституционного процесса - смены режима в Украине - путем свержения демократически избранного правительства.Он сказал, что, не выступая против общепринятых принципов, Боливия проголосует против текста, чтобы продемонстрировать свое несогласие с крупными державами, которые применяют двойные стандарты и угрожают международной безопасности.

ГЕЙР О. ПЕДЕРСЕН (, Норвегия, ), присоединившись к заявлению делегации Европейского союза, сказал, что запрет на применение силы является основной нормой международного права, которая подразумевает, что ни одно государство не имеет права вмешиваться в дела другого.Международное сообщество должно отреагировать на такое нарушение. По его словам, Норвегия не признала незаконную аннексию Крыма и Севастополя и не знала о независимых отчетах о злоупотреблениях в отношении русскоязычных меньшинств, добавив, что даже если бы это было так, международные механизмы существуют для борьбы с этим. По его словам, такие механизмы существовали в рамках ООН, Совета Европы и ОБСЕ, но в Крыму они не использовались.

Менелаос Менелау ( Кипр ) сказал, что он проголосует за текст, потому что важно придерживаться основополагающих принципов уважения суверенитета, территориальной целостности и независимости всех государств, включая Украину.Кипр поддерживает тесные отношения как с Украиной, так и с Российской Федерацией и призывает украинские власти обращаться ко всем регионам и группам населения, обеспечивая при этом полную защиту прав людей, принадлежащих к разным этническим группам, и расследуя все акты насилия. Он также призвал российскую сторону придерживаться дипломатического решения и способствовать снижению напряженности.

Действия по проекту и разъяснению позиций

Инга Ронда Кинг ( Сент-Винсент и Гренадины ) заявила, что проект резолюции и аргументы его главных сторонников ставят под сомнение универсальную применимость международного права в нынешней ситуации.Несмотря на реальную и сохраняющуюся озабоченность по поводу событий в Крыму и Украине, Сент-Винсент и Гренадины рассматривают текст как мотивированный скорее «принципами», чем принципами, сказала она, выразив сожаление по поводу того, что Ассамблея не учла исторический контекст геополитического спора и характер смены режима в Украине.

Кристина Каррион ( Уругвай, ) заявила, что ее правительство воздержится при голосовании, несмотря на его согласие с некоторыми положениями текста. Принцип суверенитета всегда побуждал Уругвай действовать в соответствии с международным правом, в том числе в отношении одностороннего провозглашения независимости Косово Косово и референдума на Мальвинских (Фолклендских островах).В обоих случаях Уругвай отверг подрыв принципов Устава, сказала она, подчеркнув, что территориальная целостность является важным принципом, который необходимо уважать. Заявления, не соответствующие конституционным принципам украинского государства, могут противоречить территориальной целостности государств, предупредила она, подчеркнув, что международная законность должна преобладать. Продвижение демократических принципов является обязанностью всех заинтересованных сторон в Украине, и конфликт должен быть урегулирован мирным путем на основе диалога между всеми сторонами.

Рубен Армандо Эскаланте Хасбун ( Сальвадор ) сказал, что проект резолюции не отражает трудностей украинцев и не способствует устранению причин кризиса. Он не призывал к диалогу и не создавал прецедента для урегулирования будущей межгосударственной и внутригосударственной напряженности. Реформа Организации Объединенных Наций позволит Организации лучше реагировать на такие реалии. Призывая к мирному дипломатическому урегулированию ситуации, он сказал, что его делегация воздержится при голосовании.

Г-н ЧУРКИН ( Российская Федерация ) затем попросил провести поименное голосование по тексту.

Скупщина 100 голосами против 11 при 58 воздержавшихся приняла резолюцию, озаглавленную «Территориальная целостность Украины» (документ A / 68 / L.39).

Ана Кристина Родригес Пинеда ( Гватемала ) заявила, что его делегация проголосовала за текст, потому что она не может принять изменения международных границ, в частности аннексию Крыма Российской Федерацией.Гватемала была обеспокоена тем, что мирные протесты переросли в насилие в Украине, и призвала к законным избирательным процессам. Он подчеркнул, что возврата к «холодной войне» не должно быть, предостерегая от возобновления конфронтации.

У. Джой Огву (, Нигерия, ) заявила, что проголосовала за нее исключительно для защиты основополагающих принципов международного права и Хартии. Она отметила, что Нигерия не встала на сторону одной из сторон, проголосовав за, подчеркнув, что все государства должны уважать верховенство права.Она добавила, что мирное урегулирование территориального спора между Нигерией и Камеруном должно служить маяком.

Октавио Эррасурис ( Чили, ) сказал, что проголосовал за, но также призвал к мирному разрешению ситуации мирным путем. Все государства должны воздерживаться от односторонних действий, таких как введение санкций в отношении Российской Федерации, сказал он, приветствуя усилия Генерального секретаря и ОБСЕ.

Нео Эк Бенг Марк ( Singapore ) сказал, что, голосуя за текст, его правительство продемонстрировало свое несогласие с любой аннексией какой-либо страной, в том числе Крыма Российской Федерацией.Он подчеркнул, что важно уважать суверенитет и верховенство закона.

Мария Кристина Персеваль ( Аргентина ) заявила, что ее делегация проголосовала за аналогичный текст в Совете Безопасности ранее в этом месяце, посчитав, что он поддерживает стандарты, которыми должно руководствоваться международное сообщество, но некоторые правительства продемонстрировали отсутствие согласованности . Она подчеркнула, что в Уставе нет места для толкований, добавив, что внесение на рассмотрение проекта резолюции не способствует мирному урегулированию спора.Аргентина воздержалась.

Аля Ахмед Саиф Аль-Тани ( Катар ) призвал все стороны сотрудничать в поисках консенсусного разрешения ситуации на Украине. Катар уважает международное право и Устав, а также принципы суверенитета, политической независимости и территориальной целостности, на основании которых его делегация проголосовала за.

Джа Сонг Нам ( Корейская Народно-Демократическая Республика ) объяснил кризис в Украине вмешательством Соединенных Штатов и других западных стран.По его словам, воссоединение Крыма с Российской Федерацией было проведено на законных основаниях путем референдума и в соответствии с Хартией, добавив, что его делегация голосовала против текста, поскольку его правительство выступает против попыток свержения законных правительств и уважает право крымчан на самоуправление. решимость.

Мутаз Ахмадейн Халил ( Египет ) сказал, что дипломатия - лучший способ разрешить кризисы. Во многих случаях международное право не соответствовало интересам государства, которые лучше решать на региональном уровне.Временами возникало противоречие между волей народа и регулирующими его правовыми рамками. Он предупредил, что если не будут созданы творческие механизмы для решения таких проблем, кризисы будут продолжаться, заявив, что Египет воздержался при голосовании.

Нгуен Трак Ба ( Viet Nam ) призвал к сдержанному и мирному исходу ситуации на Украине.

Густаво Меза-Куадра ( Перу, ) сказал, что его правительство поддерживает текст, поскольку мирное разрешение споров имеет важное значение для мира и безопасности.Призывая к конструктивному и инклюзивному диалогу, он предостерег от возврата к прежним разногласиям.

Чайяпан Бамрунгпонг (, Таиланд, ) заявил, что его правительство поддерживает резолюцию из-за первостепенной важности, придаваемой принципам Устава, касающимся уважения суверенитета, территориальной целостности и мирного разрешения конфликтов. Дверь должна быть открыта для мирного решения, отражающего интересы всех заинтересованных сторон.

Влад Лупан ( Республика Молдова ) подчеркнул, что необходимо соблюдать двусторонние соглашения, добавив: «Будущее Украины может рассматриваться и определяться только на основе свободной воли и устремлений самих украинцев, без какого-либо внешнего влияния.«Референдум в Крыму не был законным, потому что он противоречил Конституции Украины, а также международному праву. Как страна с неурегулированным длительным сепаратистским конфликтом на своей территории, Республика Молдова проголосовала за решение.

Кайрат Абдрахманов ( Казахстан ) отметил, что в его стране проживают казахи, русские, украинцы, татары, немцы, поляки, корейцы и другие люди, которые живут в мире и согласии. По его словам, правительство Казахстана заинтересовано в суверенной, стабильной и независимой Украине, добавив, что ее экономическое восстановление является предпосылкой для разрешения ситуации.Он сказал, что важно прислушаться к голосу разума и изучить все способы мирного урегулирования ситуации, добавив, что воздержался при голосовании.

Раджа Реза бин Раджа Заиб Шах ( Малайзия ), призвав все стороны придерживаться принципов Устава, подчеркнул, что его правительство ценит свои тесные отношения как с Российской Федерацией, так и с Украиной. Он призвал их обоих изучить все возможные пути мирного урегулирования и призвал к умеренному подходу к полюбовному решению.

Тофик Мусаев ( Азербайджан ), заявив, что голосовал за, осудил экстремизм, радикализм и сепаратизм во всех их формах и проявлениях. Он подтвердил приверженность Азербайджана основополагающим принципам суверенитета, территориальной целостности и нерушимости международно признанных границ, заявив, что они составляют основу международных отношений и международного правопорядка.

Шорна-Кей Мари Ричардс ( Ямайка ) заявила, что его делегация воздержалась, потому что сложность ситуации в Украине требует от международного сообщества действовать сбалансированным образом.Хотя Ямайка поддерживает поощрение верховенства права и принципов Устава, таких как неприменение силы, принятие резолюции лишь отсрочит поиски мирного решения.

Самуэль Монкада ( Венесуэла ) сказал, что он голосовал против текста, потому что его правительство выступило против изменений в Украине, которые свергнули демократически избранного президента. По его словам, наблюдается растущая тенденция свержения конституционных правительств экстремистскими группами, связанными с иностранными державами, развязавшими Вторую мировую войну, и подчеркнул важность восстановления конституционного порядка в Украине и разрешения ситуации мирными средствами. .

Ксавье Лассо Мендоса ( Эквадор, ) заявил, что воздержался. К сожалению, уличные протесты переросли в насилие, что привело к человеческим жертвам, сказал он, обвиняя иностранных политиков, которые безответственно поощряли уличных протестующих. По его словам, референдум в Крыму не должен быть основанием для любого изменения конфигурации государства, отвергая смену режима и односторонние санкции, введенные без обращения к Хартии.

Евгений Лазарев ( Беларусь ) сказал, что поддерживает использование механизмов, которые были менее представительными, чем Генеральная Ассамблея, заявив, что они обладают большим конструктивным потенциалом для мирного урегулирования ситуации в Украине.В этой связи он процитировал Миссию наблюдателей по правам человека в Украине.

Сабри Букадум (, Алжир, ) заявил, что его правительство воздержалось, и подтвердил свое строгое соблюдение принципов Хартии. Они были краеугольным камнем международных отношений и основой международного права.

Мэри Элизабет Флорес ( Гондурас ) заявила, что ее правительство проголосовало за текст, потому что он поддерживает суверенитет и территориальную целостность государств.Она также призвала уважать принцип невмешательства во внутренние дела государств.

Фернандо Хорхе Ванон Феррейра ( Cabo Verde ) сказал, что его делегация проголосовала за, поскольку решение украинского кризиса может быть достигнуто только путем соблюдения Устава.

Ибрагим О. А. Даббаши ( Ливия ) сказал, что проголосовал за, поскольку он привержен принципам международного права и Уставу. Ливия осознавала интересы России в Украине, но не могла игнорировать принципы суверенитета и территориальной целостности.По его словам, изменения государственных границ должны осуществляться в рамках конституционного строя соответствующей страны, а также в рамках действующих национальных законов, подчеркнув необходимость диалога при решении внутригосударственных проблем.

Чарльз Тембани Нтваагае ( Ботсвана, ) заявил, что его правительство не поддерживает расчленение суверенных наций ни посредством односторонних деклараций независимости, ни посредством принуждения со стороны внешних сил. Воздерживаясь, Ботсвана хотела бы предоставить достаточно места для дипломатических усилий, предпринимаемых на двустороннем и международном уровнях.

Марсело Элисео Скаппини Риккарди ( Парагвай ) заявил, что воздержался при голосовании, потому что прямой открытый диалог был лучшим способом урегулирования ситуации.

Гарен Назарян ( Армения ) сказал, что голосовал против текста. Армения последовательно выступала за демократию, деколонизацию и самоопределение, закрепленные в Уставе; главное - действовать в рамках международного права и искать решения путем мирного диалога с участием заинтересованных сторон.

* *** *

ЗАКОННОЕ ДЕЛО ПРИЗНАНИЯ КРЫМА

Прошло три года с момента воссоединения Крыма с Россией, но страны Запада продолжают оспаривать «аннексию» Крыма Российской Федерацией, игнорируя законную волю народа Крыма, которая они высказались 16 марта 2014 года.

Следует иметь в виду, что суверенитет тогдашней Автономной Республики Крым был провозглашен 11 сентября 1991 года.Согласно разделу 10 Конституции Украины 1996 года на территории Крыма действует автономный правовой статус, который юридически распространяется на права народов. Согласно статье 138.2 этого раздела Конституции Украины, в частности, юрисдикция Автономной Республики Крым включает «организацию и проведение местных референдумов», в то время как возможный предмет таких референдумов не ограничивается этим специальным «крымским» разделом. Конституции.

Действия властей Крыма в условиях, существовавших в то время в Украине, носили правовой характер. 17 марта 2014 года на основе референдума (96,77% при явке 83,1% проголосовали за воссоединение Крыма с Россией) и была провозглашена независимая суверенная Республика Крым.

Что касается Севастополя, то следует отметить, что уже 29 октября 1948 года он был отделен от Крымской области и подчинялся непосредственно советской власти указом Президиума Верховного Совета РСФСР (Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика).Крымский регион в нарушение Конституции СССР, РСФСР и Украины был незаконно передан Украине в 1954 году. Фактическое включение города Севастополя (статья 133 Конституции Украины) в состав Украины не было основано на каких-либо нормативных актах Россия о его передаче Украине и была не чем иным, как односторонним решением Украины, которое следует рассматривать с правовой точки зрения как захват чужой территории Украиной. Референдум, проведенный 16 марта 2017 года в Севастополе, подтвердил этот факт (95,6% при явке 89,5% проголосовали за воссоединение Крыма с Россией) и получил его особый статус.

Референдум, проведенный 16 марта 2014 г. с участием более 150 наблюдателей в связи с государственным переворотом и захватом власти в Киеве, стал реализацией права народа на самоопределение. До 16 марта 2014 года Автономная Республика Крым существовала в форме автономии в составе Украины, и 21 октября 1998 года была принята собственная Конституция. Статья 48 этой Конституции, озаглавленная «Гарантии и обеспечение статуса и полномочий Автономной Республики». Крыма, предполагает, что эти гарантии предоставляются демократическими институтами общества, включая проведение референдума по любому существенному вопросу для граждан.

Кроме того, следует иметь в виду, что в преамбуле Конституции Украины также говорится о признании и утверждении права украинских народов на самоопределение. Эта Конституция также гарантирует волю народа посредством референдума в соответствии со статьей 69, а цель референдума определяется как проявление одной из форм прямой демократии.

Народ Крыма защитился только в самоопределении и воссоединении с исторической Родиной, где он находился около двухсот лет (начиная с 8 апреля 1783 года после подписания Императрицей Екатериной II манифеста о принятии Крымского полуострова в состав России). Империя).

Крымчане, столкнувшись с условиями государственного переворота, реализовали право населения на самооборону, создав силы самообороны с участием казаков, ополчения и части местной полиции. Количество ополченцев было около 10 тысяч.

Вопреки требованиям части 4 статьи 17 Конституции Украины о запрете использования вооруженных сил страны для ограничения прав и свобод граждан, Минобороны Украины готовило высадку войск для срыва референдум.

По мнению США и стран ЕС, референдум был нелегитимным, неконституционным по своему характеру из-за присутствия российских вооруженных сил во время его проведения в Крыму. В то время Россия действовала в полном соответствии с международным правом, поскольку ее военное присутствие в Крыму (Черноморский флот) было обусловлено наличием двусторонних международных договоров, которые предоставляют правовые основания для размещения российского военного контингента на территории Украины ( Соглашение между Украиной и Российской Федерацией по вопросам пребывания Черноморского флота России на территории Украины от 21 апреля 2010 года, в том числе Соглашение между Украиной и Российской Федерацией о статусе и пребывании Черноморского флота России на территории. Украины от 28 мая 1997 г., Соглашение между Украиной и Российской Федерацией о параметрах раздела Черноморского флота от 28 мая 1997 г. и Соглашение между Правительством Украины и Правительством Российской Федерации о взаиморасчетах, связанных с разделом Черноморского флота и пребывание Черноморского флота России на территории Украины 28 мая 1997 г.).Вооруженные силы России могут перемещаться по территории Крыма, как это предусмотрено международным договором между Россией и Украиной, ратифицированным Верховной Радой.

ВС РФ не участвовали в голосовании и не могли повлиять на его исход. Обеспечение правопорядка на избирательных участках было обеспечено силами самообороны и народными волонтерами из числа граждан Крыма, и эти действия также не повлияли на подсчет голосов.

18 марта 2014 года Президент России в своем послании подчеркнул, что «Россия не вводила войска в Крым, а только усилила свою группировку, не превышая при этом максимальную численность личного состава, предусмотренную международным договором 1997 года». Такие действия были предприняты для защиты «жизни граждан Российской Федерации, наших соотечественников и личного состава военного контингента ВС РФ, дислоцированного на территории Украины в соответствии с международным договором.«Более того, Президент России подтвердил свое конституционное право в национальном парламенте государства на использование российских войск за рубежом, но не использовал его. (Постановление Совета Федерации Федерального Собрания России № 48- SF от 01.03.2014). Таким образом, обвинения в использовании Вооруженных Сил РФ до, во время и после референдума в Крыму являются юридически несостоятельными.

Заключение Венецианской комиссии по Крымскому референдуму от 21 марта 2014 г.762/2014 CDL-AD (2014) 002, в котором говорится, что «... в Конституции Украины есть многочисленные положения, четко указывающие, что отделение части территории страны не может быть предметом местного референдума», кажется неубедительным, поскольку конституционные нормы о функционировании украинской власти, действовавшие до государственного переворота, были разрушены, а чрезвычайные обстоятельства в Крыму (угроза жизни людей, развязывание гражданской войны) сделали невозможным проведение референдума без специальных мер безопасности.Принятие таких мер было законным для законного правительства Крыма.

Подводя итоги, необходимо констатировать, что Крым столкнулся с отделением (т.е. добровольным выходом из состава государства), провозглашением государственной независимости законным представительным органом в лице Верховного Совета Автономной Республики Крым, подтвержденным референдумом, одобрившим отделение от Украины. За этим последовало заявление о вхождении независимого государства Крым в состав Российской Федерации, принятое Россией, и воссоединение, которое принципиально исключает аннексию, т. Е.е., присоединение одного государства к другому. Таким образом, в таком случае неизбежно различать юридические термины «отделение» и «аннексия».

В этой связи заявления некоторых политиков о крымском референдуме с нарушением норм международного права выглядят абсурдными и резолюция Генеральной Ассамблеи ООН № A / RES / 68/262 от 27 марта 2014 г. о «территориальной целостности» Украины. был принят в спешке без должного юридического анализа.

Декларация независимости не нарушает международное право.Международный Суд ООН своим решением от 22 июля 2010 г. доказал, что «одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает никаких норм международного права ... Общее международное право не включает применимый запрет на провозглашение независимости. Независимость ».

Легитимность референдума крымчан от 16 марта 2014 г. дополнительно подкрепляется тем, что Постановление Верховного Совета РФ от 21 мая 1992 г.2809-1 признал Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР от 05.02.1954 «О передаче Крымской области из состава РСФСР в состав Украинской ССР» не имеющим юридической силы и нарушающим Конституцию (Основной закон) РСФСР и законодательная процедура.

Верховный Совет РФ принял решение о восстановлении незаконно утраченной территории без установления протектората над Крымом. Это решение было рассчитано на будущее, предполагающее волеизъявление крымчан.Правовой вакуум и правовая неопределенность статуса Крыма были преодолены за 22 года на основе демократического волеизъявления граждан. Таким образом, проведенный 16 марта 2014 года референдум в Крыму и Севастополе, который был использован народами Крымского полуострова для самостоятельного и демократического определения своей судьбы, прошел законно и должен быть признан таковым иностранными государствами.

TNS Global, независимая исследовательская компания с офисами в более чем 80 странах, опросила европейцев об их восприятии Крымского полуострова, в котором приняли участие около 5 138 респондентов из Франции, Германии, Италии, Великобритании и США.По крайней мере, 34 процента итальянцев и 36 процентов немцев назвали Крым неотъемлемой частью России, в то время как примерно четверть британцев, американцев и французов думали так. Во Франции респонденты старшего возраста считали Крым территорией России, тогда как в Германии в основном молодые люди считали Крым частью России. Самый популярный ответ - «не знаю». Примерно 51 процент американцев, 48 процентов французов и 44 процента британцев сказали, что не знают. Опрос проводился с 16 по 22 февраля 2017 года.

Записка о сецессии

Сецессия по международному праву относится к разделению части существующего государства, в результате чего отделяющееся образование либо стремится стать новым государством, либо присоединиться к другому государству, а исходное государство продолжает существовать без отделяющейся территории. Наиболее актуальный правовой вопрос, связанный с отделением, заключается в том, при каких обстоятельствах группа меньшинства, стремящаяся отделиться от исходной страны, имеет законное право на это. Законное право «народа» или группы меньшинства на достижение определенной степени автономии от своего суверена в международном праве называется «самоопределением».Принцип самоопределения воплощен во множестве международных договоров и конвенций. В соответствии с принципом самоопределения группам с общей идентичностью и привязкой к определенной территории разрешается определять свое политическое будущее демократическим способом. Самоопределение таких групп может осуществляться разными способами: через самоуправление, автономию, свободные ассоциации или, в крайних случаях, независимость. Чтобы группа имела право реализовать свое коллективное право на самоопределение, она должна квалифицироваться как народ.Традиционно для определения того, когда группа квалифицируется как народ, применяется двухэтапный тест. Во-первых, тест обращается к объективным элементам группы, чтобы определить степень, в которой ее члены «имеют общее расовое происхождение, этническую принадлежность, язык, религию, историю и культурное наследие», а также «территориальную целостность района, в котором находится группа. заявляет ". Во-вторых, тест обращается к субъективным элементам, чтобы изучить «степень, в которой люди в группе сознательно воспринимают себя коллективно как отдельный« народ »» и «степень, в которой группа может сформировать жизнеспособное политическое образование."После того, как определено, что конкретная группа квалифицируется как народ и, следовательно, имеет право на самоопределение, соответствующим исследованием для целей отделения становится вопрос о том, создает ли право на самоопределение право на отделение и независимость. Другими словами, как упоминалось выше, право на самоопределение может принимать различные формы, такие как автономия, самоуправление или свободная ассоциация, которые менее мешают государственному суверенитету, чем отделение. Современное международное право стало принимать право людей на отделение от существующего государства, "когда группа коллективно лишена гражданских и политических прав и подвергается вопиющим злоупотреблениям.«

Конституция Российской Федерации 1993 г., с изменениями до 2020 г.


2. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, одной пятой сенаторов Российской Федерации или депутатов Государственной Думы, Правительство Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, органы законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации решают дела о соответствии Конституции Российской Федерации:
а.федеральные конституционные законы, федеральные законы, нормативные акты Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;
г. конституции республик, уставы, а также законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, принятые по вопросам, отнесенным к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органы государственной власти субъектов Российской Федерации;
г.договоры между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоры между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
г. международные договоры Российской Федерации до вступления в силу.
3. Конституционный Суд Российской Федерации разрешает споры по полномочиям:
а. между федеральными органами государственной власти;
г. между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;
г.между высшими органами государственной власти субъектов Российской Федерации.
4. Конституционный Суд Российской Федерации в порядке, установленном федеральным конституционным законом, проверяет:
а) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан - конституционность законов и иных нормативных актов, перечисленных в пункты «а» и «б» части 2 настоящей статьи, применявшиеся по конкретному делу, если были исчерпаны все другие внутренние средства судебной защиты;
б) по ходатайству судов - конституционность законов и иных нормативных актов, перечисленных в пунктах «а» и «б» части 2 настоящей статьи, подлежащих применению в конкретном случае.
5. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, органов законодательной власти субъектов Российской Федерации обеспечивает: толкование Конституции РФ.
...
7. Конституционный Суд Российской Федерации по запросу Совета Федерации выносит постановление о соблюдении установленного порядка предъявления Президенту Российской Федерации обвинения в государственной измене или ином тяжком преступлении.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *