Конституционный суд рф определение: Статья 18. Конституционный Суд Российской Федерации / КонсультантПлюс

Содержание

Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2016 N 2024-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Дальтрансфлот» на нарушение конституционных прав и свобод подпунктом 4.1 пункта 1, подпунктом 5 пункта 1.1 статьи 148 и подпунктом 2.1 пункта 1 статьи 164 Налогового кодекса Российской Федерации»

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 29 сентября 2016 г. N 2024-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ

ОБЩЕСТВА С ОГРАНИЧЕННОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ «ДАЛЬТРАНСФЛОТ»

НА НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ПОДПУНКТОМ 4.1

ПУНКТА 1, ПОДПУНКТОМ 5 ПУНКТА 1.1 СТАТЬИ 148 И ПОДПУНКТОМ

2.1 ПУНКТА 1 СТАТЬИ 164 НАЛОГОВОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.

Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы ООО «Дальтрансфлот» к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,

установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО «Дальтрансфлот» оспаривает конституционность следующих положений Налогового кодекса Российской Федерации:

подпункта 4.1 пункта 1 статьи 148, в соответствии с которым в целях главы 21 «Налог на добавленную стоимость» местом реализации работ (услуг) признается территория Российской Федерации, в частности, если услуги по перевозке и (или) транспортировке оказываются российскими организациями или индивидуальными предпринимателями в случае, если пункт отправления и (или) пункт назначения находятся на территории Российской Федерации;

подпункта 5 пункта 1.1 статьи 148, определяющего, что местом оказания услуг по перевозке, которые не перечислены в положениях данной статьи, не признается территория Российской Федерации;

подпункта 2. 1 пункта 1 статьи 164, предусматривающего обложение налогом на добавленную стоимость по ставке 0 процентов услуг по международной перевозке товаров, при которой пункт отправления или пункт назначения товаров расположен за пределами территории Российской Федерации.

Как следует из представленных материалов, заявитель по договорам морской перевозки оказывал услуги по транспортировке рыбопродукции из района вылова за пределами 12-мильной зоны (в исключительной экономической зоне Российской Федерации) до конечного покупателя (порты Южной Кореи и Китая). При этом перевозка рыбопродукции осуществлялась заявителем через порт Владивосток, где происходило ее таможенное оформление. Полагая, что оказание услуг по перевозке товара происходит на территории Российской Федерации (с учетом захода в порт Владивосток), заявитель облагал данные услуги налогом на добавленную стоимость по ставке 0 процентов, а также принимал к вычету суммы указанного налога, связанные с данными услугами.

Налоговый орган по результатам проверки пришел к выводу о том, что местом оказания услуг по перевозке рыбопродукции территория Российской Федерации не является, поскольку район промысла не относится к территории Российской Федерации, а соответственно, пункт отправления находится за пределами ее территории. При этом факт захода судна в порт Владивосток для таможенного оформления груза не влияет на определение места реализации услуг, так как это не связано с погрузкой или выгрузкой товара. Учитывая, что местом реализации услуг по перевозке территория Российской Федерации не является (соответственно, данная операция относится к категории необлагаемых налогом на добавленную стоимость, в том числе по ставке 0 процентов), налоговый орган признал незаконным принятие заявителем к вычету сумм налога на добавленную стоимость в отношении данных услуг.

В деле заявителя суд первой инстанции, удовлетворяя его требования, исходил из того, что пунктом отправления для целей налогообложения следует считать порт Владивосток, где происходило таможенное оформление перевозимой на экспорт рыбопродукции. При этом суды апелляционной и кассационной инстанций, сославшись на условия договора морской перевозки и представленные транспортные документы (коносаменты), пришли к иному выводу, согласно которому пунктом отправления рыбопродукции является район ее вылова (за пределами территории Российской Федерации). В связи с тем что реализация услуг перевозки, по мнению вышестоящих судов, происходила не на территории Российской Федерации, у налогоплательщика отсутствовало право на применение налоговой ставки 0 процентов, а потому не было оснований для вычета сумм налога на добавленную стоимость. То обстоятельство, что услуга оказывалась непосредственно в отношении экспортируемого товара (его реализация облагается по ставке 0 процентов), как отметили вышестоящие суды, не имеет правового значения, поскольку для определения места реализации услуг по перевозке применяются специальные правила.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения носят неопределенный характер, что не позволяет применять ставку 0 процентов по налогу на добавленную стоимость в отношении услуг по перевозке экспортируемых товаров. В связи с этим они противоречат статьям 6 (часть 2), 8 (часть 1), 19 (часть 1) и 57 Конституции Российской Федерации.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации, налоги устанавливаются законодателем в соответствии с сущностью каждого из них и как элементы единой налоговой системы, параметры и условия функционирования которой применительно к каждому налогоплательщику определяются объективными закономерностями и требованиями, включая их экономическую обоснованность и недопустимость произвольного установления (определения от 1 октября 2009 года N 1268-О-О и N 1269-О-О, от 1 декабря 2009 года N 1484-О-О, от 6 июля 2010 года N 1084-О-О, от 7 декабря 2010 года N 1718-О-О и от 15 мая 2012 года N 873-О).

Согласно Налоговому кодексу Российской Федерации обязанность по уплате налога возникает при наличии оснований, установленных данным Кодексом (пункт 1 статьи 44). Пунктом 1 статьи 38 данного Кодекса таким основанием признается объект налогообложения, т.е. реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога; каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения, определяемый по правилам части второй Налогового кодекса Российской Федерации и с учетом положений его статьи 38.

Статья 146 данного Кодекса определяет объект обложения налогом на добавленную стоимость, а также операции, которые не признаются объектом налогообложения в целях главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации. В частности, объектом налогообложения признается реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации (подпункт 1 пункта 1 статьи 146). Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, по смыслу данного положения, а также с учетом того, что налог на добавленную стоимость — это налог, построенный по территориальному принципу (в отличие от налогов на доходы и прибыль), территориальная характеристика операции по выполнению работ и оказанию услуг является существенным признаком объекта обложения налогом на добавленную стоимость (Определение от 15 мая 2012 года N 873-О).

Правом на налоговый вычет и возмещение из бюджета сумм налога на добавленную стоимость, предъявленных налогоплательщику его поставщиками, как следует из пункта 2 статьи 171 Налогового кодекса Российской Федерации, может воспользоваться только налогоплательщик, приобретающий соответствующие товары (работы, услуги) с целью осуществления налогооблагаемой деятельности на территории Российской Федерации: если реализация услуг происходит не на территории Российской Федерации, объекта обложения налогом на добавленную стоимость не возникает, в результате чего не возникает права на налоговый вычет и возмещение сумм налога на добавленную стоимость.

Тем самым наступление указанных налоговых последствий для налогоплательщика зависит от определения места реализации товара, работы или услуги.

Место реализации работ (услуг) в целях обложения налогом на добавленную стоимость определяется в порядке, установленном статьей 148 Налогового кодекса Российской Федерации. В пункте 1 статьи 148 данного Кодекса во взаимосвязи с подпунктом 5 пункта 1.1 указанной статьи поименованы виды работ (услуг), местом реализации которых в целях главы 21 «Налог на добавленную стоимость» при наличии указанных в этом пункте условий является территория Российской Федерации.

Применительно к положениям подпункта 4.1 пункта 1 статьи 148 названного Кодекса порядок определения места реализации работ (услуг), поименованных в данной норме закона, в том числе связанных с транспортировкой, зависит от двух условий: от категории исполнителя услуги и местонахождения пунктов отправления и назначения. Так, если исполнителем услуги выступают российская организация или индивидуальный предприниматель и хотя бы один из пунктов (отправления, назначения) находится в Российской Федерации, то услуга по перевозке и (или) транспортировке считается оказанной в Российской Федерации.

В этом случае исполнитель услуги обязан начислить сумму налога на добавленную стоимость с учетом положений статьи 164 «Налоговые ставки» данного Кодекса. При этом при наличии оснований налогоплательщик применяет налоговую ставку 0 процентов, в том числе при оказании услуг по международной перевозке товаров, при которой пункт отправления или пункт назначения товаров расположен за пределами территории Российской Федерации (подпункт 2.1 пункта 1 статьи 164).

Данное налоговое регулирование содержит необходимые нормативные критерии, отражающие объективную связь той или иной операции с экономической деятельностью налогоплательщика, что позволяет установить место оказания услуг по перевозке для целей обложения налогом на добавленную стоимость применительно к конкретной правовой ситуации. Таким образом, оспариваемые законоположения, вопреки мнению заявителя, не содержат неопределенности, а потому сами по себе в системе действующего правового регулирования не нарушают его конституционных прав как налогоплательщика в указанном им аспекте.

Из представленных материалов следует, что по итогам рассмотрения дела суд (апелляционной и кассационной инстанций) согласился с доводами налогового органа о том, что фактическая перевозка рыбопродукции осуществлена между пунктами, находящимися за пределами Российской Федерации. Разрешение судом в конкретном деле данного вопроса позволяет определить место реализации услуг заявителя для целей налога на добавленную стоимость и предполагает оценку фактических обстоятельств, что не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации»).

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью «Дальтрансфлот», поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В.Д.ЗОРЬКИН


Определение Конституционного Суда Российской Федерации об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Трофимова Андрея Викторовича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (Извлечение)

(о процессуальных гарантиях адвокатов, привлекаемых к уголовной ответственности)

Конституционный Суд Российской Федерации, рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина А.В. Трофимова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В отношении работающего адвокатом гражданина А.В. Трофимова, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного частью третьей статьи 159 «Мошенничество» УК Российской Федерации, постановлением судьи районного суда, оставленным без изменения вышестоящим судом, была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации заявитель просит признать противоречащей статье 46 Конституции Российской Федерации часть первую.1 статьи 108 «Заключение под стражу» УПК Российской Федерации, как не распространяющую свое действие на лиц, обладающих статусом адвоката, т.е., по его мнению, занимающихся деятельностью, фактически являющейся предпринимательской.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Согласно части первой.1 статьи 108 УПК Российской Федерации заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.6, 160 и 165 УК Российской Федерации, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4 и 190 — 199.2 данного Кодекса, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 — 4 ее части первой.

Указанная специальная уголовно-процессуальная норма является дополнительной гарантией конституционного права на свободу и личную неприкосновенность (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2011 года N 250-О-О). При этом преступления, предусмотренные статьями 159 — 159.6, 160 и 165 УК Российской Федерации, считаются совершенными в сфере предпринимательской деятельности, если они совершены лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или участвующими в предпринимательской деятельности, и эти преступления непосредственно связаны с такой деятельностью (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 20 ноября 2014 года N 2637-О).

Вместе с тем при решении вопроса о том, является ли деятельность предпринимательской, следует руководствоваться пунктом 1 статьи 2 ГК Российской Федерации, в соответствии с которым предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2012 года N 28-О-О и от 24 сентября 2012 года N 1521-О, пункт 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2013 года N 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога»). Что же касается адвокатской деятельности, то она, согласно прямому предписанию пункта 2 статьи 1 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», не является предпринимательской.

Таким образом, оспариваемая норма не содержит неопределенности и не может расцениваться как нарушающая права заявителя в указанном им аспекте.

Кроме того, закрепленный положениями главы 52 УПК Российской Федерации особый — усложненный — процессуальный порядок возбуждения уголовных дел и производства по ним в отношении отдельных категорий лиц, включая адвокатов, предоставляет для них дополнительные процессуальные гарантии, которые, не исключая уголовную ответственность за совершенные преступления, посредством определенного усложнения процедур привлечения к ответственности обеспечивают их защиту при осуществлении профессиональных обязанностей (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2006 года N 281-О, от 24 января 2008 года N 58-О-О, от 19 мая 2009 года N 843-О-О, от 21 апреля 2011 года N 593-О-О, от 17 июля 2014 года N 1632-О и др. ).

Председатель

Конституционного Суда

Российской Федерации

В. Д. ЗОРЬКИН

Решения Конституционного Суда Российской Федерации :: Министерство юстиции Российской Федерации

Конституционным Судом Российской Федерации 28 февраля 2017 г. вынесено определение об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина США Д.Д. Оссеваарде, в которой оспаривается конституционность пункта 1 статьи 7 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее – Закон о свободе совести).

В определении от 28 февраля 2017 г. (далее – Определение) Конституционный Суд Российской Федерации установил, что с учетом того, что религиозные группы в отличие от религиозных организаций не имеют статуса юридического лица, Закон о свободе совести не предусматривает необходимости их государственной регистрации, а вводит в статье 7 уведомительный порядок их деятельности, в соответствии с которым руководитель (представитель) религиозной группы или руководящий орган (центр) централизованной религиозной организации в случае, если религиозная группа входит в ее структуру, в письменной форме должен уведомить о начале деятельности орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозной организации, по месту осуществления деятельности религиозной группы.

С соблюдением указанного уведомительного порядка деятельности религиозных групп Закон о свободе совести связывает возникновение у религиозной группы права на осуществление миссионерской деятельности, определение которой дано в пункте 1 статьи 24.1 Закона о свободе совести.

Конституционно-правовой смысл статьи 7 во взаимосвязи со статьей 24.1 Закона о свободе совести, выявленный в Определении, является общеобязательным на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений, что исключает иное ее истолкование в правоприменительной практике.

Определение вступило в силу со дня его принятия.

Таким образом, религиозные группы, намеревающиеся осуществлять или осуществляющие миссионерскую деятельность, должны уведомить о начале своей деятельности территориальные органы Минюста России.

Конституционный Суд Российской Федерации о Конституционных (Уставных) судах субъектов Российской Федерации

Постановления Конституционного Суда Российской Федерации

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации  от 4 апреля 2002 г. № 8-П 

«По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» в связи с запросами Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия) и Совета Республики Государственного Совета — Хасэ Республики Адыгея»

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации  от 19 февраля 2002 г. № 5-П

«По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 15 Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 года «О статусе судей в Российской Федерации», статьи 2 Федерального закона от 21 июня 1995 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и части первой статьи 7 Федерального закона от 10 января 1996 года «О дополнительных гарантиях социальной защиты судей и работников аппаратов судов Российской Федерации» в связи с жалобами ряда граждан — судей и судей в отставке»

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации  от 16 июня 1998 г. № 19-П

«По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации»

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации  от 7 марта 1996 г. № 6-П

«По делу о проверке конституционности пункта 3 статьи 16 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» в связи с жалобами граждан Р.И.Мухаметшина и А.В.Барбаша»

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации  от 30 сентября 1993 г. № 18-П

«По делу о проверке конституционности Закона Кабардино-Балкарской Республики от 18 мая 1993 года «О статусе судей в Кабардино-Балкарской Республике» и постановления Верховного Совета Кабардино-Балкарской Республики от 22 июля 1993 года «О порядке и сроках проведения выборов судей Кабардино-Балкарской Республики»

 

Определения Конституционного Суда Российской Федерации  

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 2 марта 2006 г. № 21-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Карпенко Юрия Викторовича на нарушение его конституционных прав положениями пункта 1, подпунктов 3, 4 и 5 пункта 2, пунктов 8, 9 и 12 статьи 1 Закона Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 2 февраля 2006 г. № 37-О 

«По запросу Конституционного Суда Республики Карелия о проверке конституционности положения абзаца шестого пункта 1 статьи 4 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 2 февраля 2006 г. № 20-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав положениями статей 50 и 79 Устава Санкт-Петербурга, статей 15, 18, 20, 29, 30 и 37 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга», а также отдельными положениями Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации» и Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда  Российской Федерации  от 27 декабря 2005 г. № 522-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалоб гражданки Кулешовой Людмилы Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями законов Санкт-Петербурга от 27 мая 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Закон Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга», от 2 июня 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга», от 12 июля 2005 года «О внесении изменений и дополнений в Устав Санкт-Петербурга» и от 29 сентября 2005 года «Об официальном толковании положений пунктов 1, 3, 4 статьи 17 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

Определение Конституционного Суда  Российской Федерации  от 27 декабря 2005 г. № 491-О

«По запросу Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности отдельных положений Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 12 июля 2005 г. № 321-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Голубка Сергея Александровича на нарушение его конституционных прав подпунктом 3 пункта 1 статьи 58 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

Определение Конституционного Суда  Российской Федерации  от 15 февраля 2005 г. № 5-О 

«По жалобе гражданки Сухачевой Валентины Васильевны на нарушение ее конституционных прав положениями пункта 8 статьи 15 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации» и подпунктов 11 и 13 пункта 2 статьи 17 Федерального закона «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда  Российской Федерации  от 15 февраля 2005 г. № 1-О 

«По запросу Верховного Суда Российской Федерации о проверке конституционности положений статьи 6.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», части третьей статьи 2 и статьи 3 Федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 7 февраля 2003 г. № 46-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Половцева Игоря Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 79 Закона Санкт-Петербурга «Об Уставном суде Санкт-Петербурга»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 4 декабря 2003 г. № 428-О 
«По запросу Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 6 и пунктов 6 и 7 статьи 6.1 Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 6 марта 2003 г. № 103-О

«По запросам Государственного Собрания Республики Башкортостан и Государственного Совета Республики Татарстан о проверке конституционности части 1 статьи 27 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 9 апреля 2002 г. № 71-О

«Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Санкт-Петербургского городского суда о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 16 Устава Санкт-Петербурга»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 6 декабря 2001 г. № 250-О 

«По запросу Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан о толковании ряда положений статей 5, 11, 71, 72, 73, 76, 77 и 78 Конституции Российской Федерации»

Определение Конституционного Суда Российской Федерации  от 6 декабря 2001 г. № 249-О 

«По ходатайству Президента Республики Башкортостан об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 19 апреля 2001 года по ходатайству полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснении Определения Конституционного Суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия — Алания и Республики Татарстан»

Конституционный Суд Российской Федерации — Электронная Москва

Конституционный Суд Российской Федерации является судебным органом конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющим судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Входит в судебную систему России наряду с Верховным Судом Российской Федерации и Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации.

Главной задачей Конституционного Суда РФ является защита основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечение верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории страны.

Конституционный Суд решает исключительно вопросы права, и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Решения Конституционного Суда Российской Федерации обязательны на всей территории страны для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Конституционный Суд состоит из девятнадцати судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Суд состоит из двух палат, включающих в себя соответственно десять и девять судей. Персональный состав палат определяется путём жеребьёвки. Рассмотрение и разрешение дел осуществляется в пленарных заседаниях и заседаниях палат Конституционного Суда Российской Федерации.

С мая 2008 года местом постоянного пребывания Конституционного Суда Российской Федерации является здание Сената и Синода в Санкт-Петербурге. В Москве же расположено представительство Конституционного Суда, которое обеспечивает доступ граждан и их объединений к конституционному правосудию, постоянную связь Конституционного Суда РФ с органами государственной власти, субъектами Российской Федерации в городе Москве, содействует в осуществлении Конституционным Судом своих полномочий.

Смотрите также
Власти районного уровня Москвы
Власти окружного уровня Москвы
Московские органы власти
Федеральные органы власти

Обращение Президента Российской Федерации • Президент России

В. Путин: Уважаемые граждане России! Дорогие друзья!

Тема моего выступления – события на Украине и то, почему это так важно для нас, для России. Конечно, моё обращение адресовано и нашим соотечественникам на Украине.

Говорить придётся обстоятельно и подробно. Вопрос очень серьёзный.

Ситуация на Донбассе вновь приобрела критический, острый характер. И сегодня обращаюсь к вам напрямую, чтобы не только дать оценку происходящему, но и проинформировать вас о принимаемых решениях, о возможных дальнейших шагах на этом направлении.

Ещё раз подчеркну, что Украина для нас – это не просто соседняя страна. Это неотъемлемая часть нашей собственной истории, культуры, духовного пространства. Это наши товарищи, близкие, среди которых не только коллеги, друзья, бывшие сослуживцы, но и родственники, люди, связанные с нами кровными, семейными узами.

Издавна жители юго-западных исторических древнерусских земель называли себя русскими и православными. Так было и до XVII века, когда часть этих территорий воссоединилась с Российским государством, и после.

Нам кажется, что в принципе мы все об этом знаем, что речь идёт об общеизвестных фактах. Вместе с тем для понимания того, что же всё-таки сегодня происходит, для объяснения мотивов действий России и тех целей, которые мы перед собой ставим, нужно хотя бы несколько слов сказать об истории вопроса.

Итак, начну с того, что современная Украина целиком и полностью была создана Россией, точнее, большевистской, коммунистической Россией. Этот процесс начался практически сразу после революции 1917 года, причём Ленин и его соратники делали это весьма грубым по отношению к самой России способом – за счёт отделения, отторжения от неё части её собственных исторических территорий. У миллионов людей, которые там проживали, конечно, никто ни о чём не спрашивал.

Затем накануне и после Великой Отечественной войны уже Сталин присоединил к СССР и передал Украине некоторые земли, ранее принадлежавшие Польше, Румынии и Венгрии. При этом в качестве своего рода компенсации Сталин наделил Польшу частью исконных германских территорий, а в 1954 году Хрущёв зачем-то отобрал у России Крым и тоже подарил его Украине. Собственно, так и сформировалась территория советской Украины.

Но сейчас хотел бы обратить особое внимание на начальный период создания СССР. Считаю, что для нас это крайне важно. Пойти придётся, что называется, издалека.

Напомню, что после Октябрьского переворота 1917 года и последовавшей затем Гражданской войны большевики приступили к строительству новой государственности, и между ними возникли довольно острые разногласия. Сталин, который в 1922 году совмещал посты Генерального секретаря ЦК РКП(б) и Народного комиссара по делам национальностей, предложил строить страну на принципах автономизации, то есть предоставляя республикам – будущим административно-территориальным единицам – широкие полномочия при их вступлении в единое государство.

Ленин раскритиковал этот план и предложил пойти на уступки националистам, как он их тогда называл – «независимцам». Именно эти ленинские идеи, по сути, конфедеративного государственного устройства и лозунг о праве наций на самоопределение вплоть до отделения и были положены в основу советской государственности: сначала в 1922 году были закреплены в Декларации об образовании Союза ССР, а затем, после смерти Ленина, и в Конституции СССР 1924 года.

Здесь сразу же возникает много вопросов. И первый из них, на самом деле главный: зачем надо было с барского плеча удовлетворять любые, безгранично растущие националистические амбиции на окраинах бывшей империи? Передавать во вновь образуемые, причём часто произвольно сформированные, административные единицы – союзные республики – огромные, часто не имевшие к ним вообще никакого отношения территории. Повторяю, передавать вместе с населением исторической России.

Более того, по факту этим административным единицам придали статус и форму национальных государственных образований. Вновь задаюсь вопросом: зачем надо было делать такие щедрые подарки, о которых самые ярые националисты раньше даже и не мечтали, да ещё и наделять республики правом выхода из состава единого государства без всяких условий?

На первый взгляд это вообще непонятно, безумие какое-то. Но это только на первый взгляд. Объяснение есть. После революции главной задачей большевиков было любой ценой удержаться у власти, именно любой ценой. Ради этого они шли на всё: и на унизительные условия Брестского мира в то время, когда кайзеровская Германия и её союзники находились в тяжелейшем военном и экономическом положении, а исход Первой мировой войны был фактически предрешён, и на удовлетворение любых требований, любых хотелок со стороны националистов внутри страны.

С точки зрения исторических судеб России и её народов ленинские принципы государственного строительства оказались не просто ошибкой, это было, как говорится, гораздо хуже, чем ошибка. После развала СССР в 1991 году это стало абсолютно очевидным.

Конечно, событий прошлого уже не изменить, но мы должны хотя бы сказать о них прямо и честно, без всяких оговорок да и без всякой политической окраски. Могу от себя только добавить, что соображения текущей политической конъюнктуры, какими бы эффектными, выигрышными они ни казались в конкретный момент времени, ни при каких обстоятельствах не должны и не могут быть положены в основу базовых принципов государственности.

Никого и ни в чём сейчас не обвиняю, обстановка в стране в то время и после Гражданской войны, накануне, была невероятно сложной, критической. Сегодня хочу только сказать о том, что всё было именно так. Это исторический факт. Собственно, как уже сказал, в результате большевистской политики и возникла советская Украина, которую и в наши дни можно с полным основанием назвать «Украина имени Владимира Ильича Ленина». Он её автор и архитектор. Это целиком и полностью подтверждается архивными документами, включая жёсткие ленинские директивы по Донбассу, который буквально втиснули в состав Украины. А сейчас «благодарные потомки» посносили на Украине памятники Ленину. Это у них декоммунизацией называется.

Вы хотите декоммунизацию? Ну что же, нас это вполне устраивает. Но не нужно, что называется, останавливаться на полпути. Мы готовы показать вам, что значит для Украины настоящая декоммунизация.

Возвращаясь к истории вопроса, повторю, что в 1922 году на пространстве бывшей Российской империи был образован СССР. Но сама жизнь сразу же показала, что ни сохранить такую огромную и сложную территорию, ни управлять ею на предложенных аморфных, фактически конфедеративных принципах просто невозможно. Они были напрочь оторваны и от действительности, и от исторической традиции.

Закономерно, что красный террор и быстрый переход к сталинской диктатуре, господство коммунистической идеологии и монополия компартии на власть, национализация и плановая система народного хозяйства ‒ всё это на деле превратило в простую декларацию, в формальность заявленные, но неработающие принципы государственного устройства. Никаких суверенных прав в реальности у союзных республик так и не возникло, их попросту не было. А на практике было создано строго централизованное, абсолютно унитарное по своему характеру государство.

Сталин по факту полностью реализовал на практике не ленинские, а именно свои собственные идеи государственного устройства. Но соответствующих изменений в системообразующие документы, в Конституцию страны не внёс, провозглашённые ленинские принципы построения СССР формально не пересматривал. Да, судя по всему, казалось, что в этом и не было необходимости ‒ в условиях тоталитарного режима и так всё работало, а внешне выглядело красиво, привлекательно и даже сверхдемократично.

И всё же жаль, очень жаль, что из базовых, формально юридических основ, на которых была построена вся наша государственность, не были своевременно вычищены одиозные, утопичные, навеянные революцией, но абсолютно разрушительные для любой нормальной страны фантазии. О будущем, как это часто бывало у нас и раньше, никто не подумал.

Лидеры компартии были, похоже, уверены, что им удалось сформировать прочную систему управления, что за счёт своей политики они окончательно решили и национальный вопрос. Но фальсификации, подмена понятий, манипуляция общественным сознанием и обман дорого обходятся. Бацилла националистических амбиций никуда не делась, а изначально заложенная мина, подрывающая государственный иммунитет против заразы национализма, только ждала своего часа. Такой миной, повторю, было право выхода из СССР.

В середине 1980-х годов на фоне нарастающих социально-экономических проблем, очевидного кризиса плановой экономики национальный вопрос, сутью которого были не какие-то ожидания и несбывшиеся чаяния народов Союза, а прежде всего растущие аппетиты местных элит, всё более обострялся.

Однако руководство КПСС вместо глубокого анализа ситуации, принятия адекватных мер, в первую очередь в экономике, а также постепенной, вдумчивой, взвешенной трансформации политической системы и государственного устройства ограничилось откровенным словоблудием о восстановлении ленинского принципа национального самоопределения.

Более того, в ходе развернувшейся борьбы за власть внутри самой компартии каждая из противоборствующих сторон с целью расширить базу поддержки стала бездумно стимулировать, поощрять националистические настроения, играть на них, обещая своим потенциальным сторонникам всё, что они только пожелают. На фоне поверхностной и популистской болтовни о демократии и светлом будущем, построенном на базе то ли рыночной, то ли плановой экономики, но в условиях реального обнищания людей и тотального дефицита никто из властей предержащих и не думал о неизбежных трагических для страны последствиях.

А затем и вовсе пошли проторённой на заре создания СССР дорожкой удовлетворения амбиций националистических элит, выращенных в собственных партийных рядах, позабыв при этом, что в руках у КПСС нет уже, да и слава богу, таких инструментов удержания власти и самой страны, как государственной террор, диктатура сталинского типа. И что даже пресловутая руководящая роль партии, как утренний туман, бесследно исчезает прямо у них на глазах.

И вот в сентябре 1989 года на пленуме ЦК КПСС был принят, по сути, роковой документ ‒ так называемая национальная политика партии в современных условиях, платформа КПСС. Она содержала следующие положения, процитирую: «Союзным республикам принадлежат все права, отвечающие их статусу суверенных социалистических государств».

Ещё один пункт: «Высшие представительные органы власти союзных республик могут опротестовать и приостановить действие постановлений и распоряжений союзного правительства на своей территории».

И наконец: «Каждая союзная республика имеет своё гражданство, которое распространяется на всех её жителей».

Разве не очевидно было, к чему приведут подобные формулировки и решения?

Сейчас не время, не место вдаваться в вопросы государственного или конституционного права, давать определение самому понятию гражданства. Но всё же возникает вопрос: зачем в тех и без того сложных условиях понадобилось таким образом ещё больше раскачивать страну? Факт остается фактом.

Ещё за два года до развала СССР его судьба была фактически предрешена. Это сейчас радикалы и националисты, в том числе и прежде всего на Украине, приписывают себе заслугу завоевания независимости. Как мы видим, это совсем не так. К распаду нашей единой страны привели исторические, стратегические ошибки лидеров большевиков, руководства КПСС, допущенные в разное время в государственном строительстве, экономической и национальной политике. Распад исторической России под названием СССР на их совести.

Несмотря на все эти несправедливости, обман и откровенный грабёж России, наш народ, именно народ, признал новые геополитические реалии, возникшие после распада СССР, признал новые независимые государства. И не только признал ‒ Россия сама, находясь тогда в труднейшем положении, помогала партнёрам по СНГ, в том числе украинским коллегам, от которых прямо с момента провозглашения независимости стали поступать многочисленные запросы о материальной поддержке. И наша страна оказывала такую поддержку с уважением к достоинству и суверенитету Украины.

По экспертным оценкам, которые подтверждаются простым подсчётом цен на наши энергоносители, объёмов льготных кредитов, экономических и торговых преференций, которые Россия предоставляла Украине, общая выгода для украинского бюджета на период с 1991 по 2013 год составила порядка 250 миллиардов долларов.

Но и это далеко не всё. К концу 1991 года долговые обязательства СССР перед иностранными государствами и международными фондами составляли порядка 100 миллиардов долларов. И первоначально предполагалось, что эти кредиты будут возвращаться всеми республиками бывшего СССР солидарно, пропорционально их экономическому потенциалу. Однако Россия взяла на себя погашение всего советского долга и полностью по нему рассчиталась. Окончательно завершила этот процесс в 2017 году.

Взамен новые независимые государства должны были отказаться от своей части советских зарубежных активов, и соответствующие соглашения в декабре 1994 года были достигнуты с Украиной. Однако Киев эти соглашения не ратифицировал и позднее просто отказался исполнять, выдвигая претензии на алмазный фонд, золотой запас, а также имущество и другие активы бывшего СССР за рубежом.

И всё же, несмотря на известные проблемы, Россия всегда сотрудничала с Украиной открыто, честно и, повторю, с уважением к её интересам, наши связи в самых разных областях развивались. Так, в 2011 году двусторонний торговый оборот превысил 50 миллиардов долларов. Замечу, что объём торговли Украины со всеми странами Евросоюза в 2019 году, то есть ещё до пандемии, уступал этому показателю.

Вместе с тем бросалось в глаза, что украинские власти предпочитали действовать так, чтобы в отношениях с Россией иметь все права и преимущества, но не нести при этом никаких обязательств.

Вместо партнёрства стало превалировать иждивенчество, которое со стороны киевских официальных властей подчас приобретало абсолютно бесцеремонный характер. Достаточно вспомнить перманентный шантаж в сфере энергетического транзита и банальное воровство газа.

Добавлю, что в Киеве пытались использовать диалог с Россией как предлог для торга с Западом, шантажировали его сближением с Москвой, выбивая для себя преференции: мол, в противном случае будет расти российское влияние на Украину.

При этом украинские власти изначально, хочу это подчеркнуть, именно с первых шагов стали строить свою государственность на отрицании всего, что нас объединяет, стремились исковеркать сознание, историческую память миллионов людей, целых поколений, живущих на Украине. Неудивительно, что украинское общество столкнулось с ростом крайнего национализма, который быстро приобрёл форму агрессивной русофобии и неонацизма. Отсюда и участие украинских националистов и неонацистов в бандах террористов на Северном Кавказе, всё громче звучащие территориальные претензии к России.

Свою роль сыграли и внешние силы, которые с помощью разветвлённой сети НКО и спецслужб выращивали на Украине свою клиентуру и продвигали её представителей во власть.

Важно понимать и то, что Украина, по сути, никогда не имела устойчивой традиции своей подлинной государственности. И начиная с 1991 года пошла по пути механического копирования чужих моделей, оторванных как от истории, так и от украинских реалий. Политические государственные институты постоянно перекраивались в угоду быстро сформировавшихся кланов с их собственными корыстными интересами, не имеющими ничего общего с интересами народа Украины.

Весь смысл так называемого прозападного цивилизационного выбора украинской олигархической власти заключался и заключается не в том, чтобы создать лучшие условия для благополучия народа, а в том, чтобы, подобострастно оказывая услуги геополитическим соперникам России, сохранить миллиарды долларов, украденные у украинцев и спрятанные олигархами на счетах в западных банках.

Одни промышленные финансовые группы, взятые ими на содержание партии и политики изначально опирались на националистов и радикалов. Другие на словах выступали за добрые отношения с Россией, за культурное и языковое многообразие и приходили к власти с помощью голосов граждан, которые искренне поддерживали такие устремления, в том числе и миллионов жителей юго-востока. Но, получив посты, должности, они тут же предавали своих избирателей, отказывались от своих предвыборных обещаний, а реальную политику проводили под диктовку радикалов, подчас преследуя своих вчерашних союзников ‒ те общественные организации, которые выступали за двуязычие, за сотрудничество с Россией. Пользовались тем, что люди, поддержавшие их, как правило, законопослушные, умеренных взглядов, привыкшие доверять власти, они в отличие от радикалов не будут проявлять агрессию, прибегать к незаконным действиям.

В свою очередь радикалы наглели, их претензии год за годом росли. Им оказывалось нетрудно раз за разом навязывать свою волю слабой власти, которая сама была поражена вирусом национализма и коррупции и искусно подменяла истинные культурные, экономические, социальные интересы народа, реальный суверенитет Украины разного рода спекуляциями на национальной почве и внешней этнографической атрибутикой.

Устойчивой государственности на Украине так и не сложилось, а политические, выборные процедуры служат лишь прикрытием, ширмой для передела власти и собственности между различными олигархическими кланами.

Коррупция, которая, без сомнения, является вызовом и проблемой для многих стран, в том числе и для России, на Украине приобрела какой-то уже особый характер. Она буквально пропитала, разъела украинскую государственность, всю систему, все ветви власти. Радикалы воспользовались справедливым недовольством людей, оседлали протест и в 2014 году довели Майдан до государственного переворота. При этом они получали прямое содействие со стороны зарубежных государств. По имеющимся данным, материальная поддержка так называемого протестного лагеря на площади Независимости в Киеве со стороны посольства США составляла один миллион долларов в день. Дополнительные весьма крупные суммы внаглую переводились прямо на банковские счета лидеров оппозиции. И речь шла о десятках миллионов долларов. А сколько в итоге получили действительно пострадавшие люди, семьи тех, кто погиб в столкновениях, спровоцированных на улицах и площадях Киева, других городов? Об этом лучше не спрашивать.

Радикалы, захватившие власть, организовали преследование, настоящий террор в отношении тех, кто выступал против антиконституционных действий. Над политиками, журналистами, общественными деятелями издевались, их публично унижали. Украинские города захлестнула волна погромов и насилия, серия громких и безнаказанных убийств. Невозможно без содрогания вспоминать о страшной трагедии в Одессе, где участники мирной акции протеста были зверски убиты, заживо сожжены в Доме профсоюзов. Преступники, которые совершили это злодеяние, не наказаны, их никто и не ищет. Но мы знаем их поимённо и сделаем всё для того, чтобы их покарать, найти и предать суду.

Майдан не приблизил Украину к демократии и прогрессу. Совершив государственный переворот, националисты и те политические силы, которые их поддерживали, окончательно завели ситуацию в тупик, столкнули Украину в бездну гражданской войны. Спустя восемь лет после тех событий страна расколота. Украина переживает острый социально-экономический кризис.

По информации международных организаций, в 2019 году почти шесть миллионов украинцев, подчеркну, это около 15 процентов, не от трудоспособного, а именно от всего населения страны были вынуждены уехать за границу в поисках работы. Причём часто, как правило, на подённые неквалифицированные заработки. Показателен и следующий факт: с 2020 года в условиях пандемии страну покинуло свыше 60 тысяч врачей и других медработников.

С 2014 года тарифы на водоснабжение выросли почти на треть, на электроэнергию ‒ в разы, на газ для домохозяйств ‒ в десятки раз. У многих людей просто нет денег, чтобы оплачивать коммунальные услуги, им приходится буквально выживать.

Что случилось? Почему всё это происходит? Ответ очевиден: потому что приданое, полученное не только от советской эпохи, но ещё и от Российской империи, промотали и растащили по карманам. Утрачены десятки и сотни тысяч рабочих мест, которые, благодаря в том числе тесной кооперации с Россией, давали людям стабильный доход, приносили налоги в казну. Такие отрасли, как машиностроение, приборостроение, электронная промышленность, судо- и авиастроение, или лежат на боку, или уничтожены вовсе, а ведь ими гордились когда-то не только Украина, но и весь Советский Союз.

В 2021 году ликвидирован Черноморский судостроительный завод в Николаеве, где первые верфи были заложены ещё при Екатерине II. Знаменитый концерн «Антонов» с 2016 года не выпустил ни одного серийного самолёта, а завод «Южмаш», специализировавшийся на производстве ракетно-космической техники, оказался на грани банкротства, как и Кременчугский сталелитейный завод. Этот печальный список можно продолжать.

Что касается газотранспортной системы, которую создавал весь Советский Союз, то она обветшала настолько, что её эксплуатация связана с большими рисками и экологическими издержками.

И в этой связи возникает вопрос: бедность, безысходность, утеря промышленного и технологического потенциала ‒ это и есть тот самый прозападный цивилизационный выбор, которым уже многие годы дурачат и оболванивают миллионы людей, обещая им райские кущи?

На деле всё свелось к тому, что развал украинской экономики сопровождается откровенным грабежом граждан страны, а саму Украину просто загнали под внешнее управление. Оно осуществляется не только по указке из западных столиц, но и, что называется, непосредственно на месте ‒ через целую сеть зарубежных советников, НКО и других институтов, развёрнутую на Украине. Они оказывают прямое влияние на все важнейшие кадровые решения, на все ветви и уровни власти: от центральной и даже до муниципальной, на основные госкомпании и корпорации, включая «Нафтогаз», «Укрэнерго», Украинскую железную дорогу, «Укроборонпром», «Укрпочту», Администрацию морских портов Украины.

Независимого суда на Украине попросту нет. По требованию Запада киевские власти отдали представителям международных организаций преимущественное право отбора членов высших судебных органов – Совета правосудия и Квалификационной комиссии судей.

Кроме того, посольство США напрямую контролирует Национальное агентство по предотвращению коррупции, Национальное антикоррупционное бюро, Специализированную антикоррупционную прокуратуру и Высший антикоррупционный суд. Делается всё это под благовидным предлогом – для повышения эффективности борьбы с коррупцией. Ну хорошо, а результаты-то где? Коррупция как цвела пышным цветом, так и цветёт, пуще прежнего.

В курсе ли всех этих управленческих методов сами украинцы? Понимают ли, что их страна находится даже не под политическим и экономическим протекторатом, а сведена до уровня колонии с марионеточным режимом? Приватизация государства привела к тому, что власть, которая называет себя «властью патриотов», утратила национальный характер и последовательно ведёт дело к полной десуверенизации страны.

Продолжается курс на дерусификацию и принудительную ассимиляцию. Верховная Рада безостановочно выпускает всё новые дискриминационные акты, уже действует закон о так называемых коренных народах. Людям, которые считают себя русскими и хотели бы сохранить свою идентичность, язык, культуру, прямо дали понять, что на Украине они чужие.

В соответствии с законами об образовании и о функционировании украинского языка как государственного русский язык изгоняется из школ, из всех публичных сфер вплоть до обычных магазинов. Закон о так называемой люстрации, «очищении» власти, позволил разобраться с неугодными государственными служащими.

Плодятся акты, которые дают украинским силовым структурам основания для жёсткого подавления свободы слова, инакомыслия, для преследования оппозиции. В мире известна печальная практика односторонних нелегитимных санкций против других государств, зарубежных физических и юридических лиц. На Украине перещеголяли своих западных кураторов и изобрели такой инструмент, как санкции против собственных граждан, предприятий, телеканалов, других СМИ и даже депутатов парламента.

В Киеве продолжают готовить расправу и над Украинской православной церковью Московского патриархата. И это не эмоциональная оценка, об этом говорят конкретные решения и документы. Трагедию церковного раскола власти Украины цинично превратили в инструмент государственной политики. Нынешнее руководство страны не реагирует на просьбы граждан Украины отменить законы, ущемляющие права верующих. Более того, в Раде зарегистрированы новые законопроекты, направленные против духовенства и миллионов прихожан Украинской православной церкви Московского патриархата.

Отдельно скажу о Крыме. Жители полуострова свой свободный выбор сделали – быть вместе с Россией. Этой чёткой, ясной воле людей киевским властям нечего противопоставить, поэтому ставка делается на агрессивные действия, на активизацию ячеек экстремистов, в том числе радикальных исламских организаций, на заброску диверсионных групп для совершения террористических актов на объектах критически важной инфраструктуры, для похищения граждан России. У нас есть прямые доказательства, что такие агрессивные действия проводятся при поддержке зарубежных спецслужб.

В марте 2021 года Украина приняла новую Военную стратегию. Этот документ практически целиком посвящён противостоянию с Россией, ставит целью втягивание иностранных государств в конфликт с нашей страной. Стратегия предлагает организацию в российском Крыму и на территории Донбасса, по сути, террористического подполья. В ней прописаны и контуры предполагаемой войны, а закончиться она должна, как мнится сегодняшним киевским стратегам, далее процитирую: «при содействии международного сообщества на выгодных для Украины условиях». А также, как выражаются сегодня в Киеве, тоже привожу здесь цитату, повнимательнее вслушайтесь, пожалуйста: «при военной поддержке мировым сообществом в геополитическом противостоянии с Российской Федерацией». По сути, это не что иное, как подготовка к боевым действиям против нашей страны – против России.

Мы также знаем, что уже прозвучали заявления о том, что Украина собирается создать собственное ядерное оружие, и это не пустая бравада. Украина действительно располагает ещё советскими ядерными технологиями и средствами доставки такого оружия, включая авиацию, а также оперативно-тактические ракеты «Точка-У», тоже ещё советской конструкции, дальность которых превышает 100 километров. Но сделают и больше, это вопрос только времени. Заделы с советского времени есть.

Таким образом, обзавестись тактическим ядерным оружием Украине будет гораздо проще, чем некоторым другим государствам, не буду сейчас их называть, фактически ведущим такие разработки, особенно в случае технологической поддержки из-за рубежа. И этого тоже мы не должны исключать.

С появлением у Украины оружия массового поражения ситуация в мире, в Европе, особенно для нас, для России, изменится самым кардинальным образом. Мы не можем не реагировать на эту реальную опасность, тем более, повторю, что западные покровители могут посодействовать появлению на Украине такого оружия, чтобы создать ещё одну угрозу для нашей страны. Мы же видим, как настойчиво осуществляется военная накачка киевского режима. Только США начиная с 2014 года направили на эти цели миллиарды долларов, включая поставки вооружения, снаряжения, обучения специалистов. В последние месяцы западное оружие идёт на Украину просто беспрерывным потоком, демонстративно, на глазах у всего мира. Деятельностью вооружённых сил и спецслужб Украины руководят иностранные советники, мы это хорошо знаем.

В последние годы под предлогом учений на территории Украины практически постоянно присутствовали военные контингенты стран НАТО. Система управления украинскими войсками уже интегрирована с натовскими. Это означает, что командование украинскими вооружёнными силами, даже отдельными частями и подразделениями, может напрямую осуществляться из натовских штабов.

США и НАТО приступили к беззастенчивому освоению территории Украины как театра потенциальных военных действий. Регулярные совместные учения имеют явную антироссийскую направленность. Только в прошлом году в них участвовало более 23 тысяч военнослужащих и свыше тысячи единиц техники.

Уже принят закон о допуске в 2022 году вооружённых сил других государств на территорию Украины для участия в многонациональных учениях. Понятно, что речь идёт прежде всего о войсках НАТО. И в наступившем году запланировано не менее десяти таких совместных манёвров.

Очевидно, что подобные мероприятия служат прикрытием для быстрого наращивания военной группировки НАТО на территории Украины. Тем более что модернизированная с помощью американцев сеть аэродромов – Борисполь, Ивано-Франковск, Чугуев, Одесса и так далее – способна обеспечить переброску воинских частей в кратчайшие сроки. Воздушное пространство Украины открыто для полётов стратегической и разведывательной авиации США, беспилотных летательных аппаратов, которые используются для наблюдения за территорией России.

Добавлю, что построенный американцами Центр морских операций в Очакове позволяет обеспечивать действия кораблей НАТО, включая применение ими высокоточного оружия против российского Черноморского флота и нашей инфраструктуры на всём Черноморском побережье.

В своё время США намеревались создать подобные объекты и в Крыму, но крымчане и севастопольцы сорвали эти планы. Мы всегда будем помнить об этом.

Повторю, сегодня такой центр развёрнут, уже развёрнут в Очакове. Напомню, в XVIII веке за этот город сражались солдаты Александра Суворова. Благодаря их мужеству он вошёл в состав России. Тогда же, в XVIII веке, земли Причерноморья, присоединённые к России в результате войн с Османской империей, получили название Новороссия. Сейчас эти вехи истории пытаются предать забвению, как и имена государственных военных деятелей Российской империи, без чьих трудов не было бы у современной Украины многих крупных городов и даже самого выхода к Чёрному морю.

Недавно в Полтаве снесли памятник Александру Суворову. Что тут скажешь? Отказываетесь от собственного прошлого? От так называемого колониального наследия Российской империи? Ну, тогда будьте здесь последовательны.

Далее. Отмечу, что статья 17-я Конституции Украины не допускает размещения на её территории иностранных военных баз. Но оказалось, что это лишь условность, которую можно легко обойти.

На Украине развёрнуты учебно-тренировочные миссии стран НАТО. Это, по сути, уже и есть иностранные военные базы. Просто назвали базу миссией – и дело в шляпе.

В Киеве давно провозгласили стратегический курс на вступление в НАТО. Да, безусловно, каждая страна имеет право выбирать собственную систему обеспечения безопасности, заключать военные союзы. И всё вроде бы так, если бы не одно «но». В международных документах прямо зафиксирован принцип равной и неделимой безопасности, которая, как известно, включает в себя обязательства не укреплять свою безопасность за счёт безопасности других государств. Могу здесь сослаться и на Хартию европейской безопасности ОБСЕ 1999 года, принятую в Стамбуле, и на Астанинскую декларацию ОБСЕ 2010 года.

Другими словами, выбор способов обеспечения безопасности не должен создавать угрозы для других государств, а вступление Украины в НАТО – это прямая угроза безопасности России.

Напомню, ещё в апреле 2008 года на Бухарестском саммите Североатлантического альянса США продавили решение о том, что Украина и, кстати, Грузия станут членами НАТО. Многие европейские союзники США уже тогда прекрасно понимали все риски подобной перспективы, но были вынуждены смириться с волей старшего партнёра. Американцы просто использовали их для проведения ярко выраженной антироссийской политики.

Ряд государств – членов Альянса и сейчас весьма скептически относится к появлению Украины в НАТО. При этом из некоторых европейских столиц мы получаем сигнал, мол, «что вы переживаете? Это не произойдёт буквально завтра». Собственно, и американские наши партнёры тоже об этом говорят. «Хорошо, – отвечаем мы, – не завтра, так послезавтра. Что это меняет в исторической перспективе? По сути, ничего».

Более того, нам известна позиция и слова руководства Соединённых Штатов о том, что активные боевые действия на востоке Украины не исключают возможности вступления этой страны в НАТО, если она сможет соответствовать критериям Североатлантического альянса и победить коррупцию.

При этом нас раз за разом пытаются убедить в том, что НАТО – это миролюбивый и сугубо оборонительный союз. Мол, никаких угроз для России нет. Опять предлагают поверить на слово. Но реальную цену таким словам мы хорошо знаем. В 1990 году, когда обсуждался вопрос об объединении Германии, советскому руководству со стороны США было обещано, что не произойдёт распространения юрисдикции или военного присутствия НАТО ни на один дюйм в восточном направлении. И что объединение Германии не приведёт к распространению военной организации НАТО на восток. Это цитата.

Наговорили, надавали устных заверений, и всё оказалось пустым звуком. Позднее нас стали уверять в том, что вступление в НАТО стран Центральной и Восточной Европы лишь улучшит отношения с Москвой, избавит эти страны от страхов тяжёлого исторического наследия и даже, более того, создаст пояс дружественных России государств.

Всё получилось с точностью до наоборот. Власти некоторых восточноевропейских стран, торгуя русофобией, принесли в Альянс свои комплексы и стереотипы о российской угрозе, настаивали на наращивании потенциалов коллективной обороны, которые должны быть развёрнуты прежде всего против России. Причём это происходило в 1990-х и в начале 2000-х годов, когда благодаря открытости и нашей доброй воле отношения России и Запада находились на высоком уровне.

Россия все свои обязательства выполнила, в том числе вывела войска из Германии, из государств Центральной и Восточной Европы, и тем самым внесла огромный вклад в преодоление наследия холодной войны. Мы последовательно предлагали разные варианты сотрудничества, в том числе в формате Совета Россия – НАТО и ОБСЕ.

Более того, скажу сейчас то, о чём никогда не говорил публично, скажу об этом впервые. В 2000 году во время визита в Москву уходящего со своей должности Президента США Билла Клинтона я спросил его: «Как Америка отнесётся к тому, чтобы принять Россию в НАТО?»

Не буду раскрывать все подробности той беседы, но реакция на мой вопрос внешне выглядела, скажем так, весьма сдержанно, а как американцы реально отнеслись к этой возможности, фактически видно на их практических шагах в отношении нашей страны. Это открытая поддержка террористов на Северном Кавказе, пренебрежительное отношение к нашим требованиям и озабоченностям в сфере безопасности в расширении НАТО, выход из Договора по ПРО и так далее. Так и хочется спросить: зачем, зачем всё это, ради чего? Ну ладно, не хотите видеть в нашем лице друга и союзника, но зачем же делать из нас врага?

Ответ только один: дело не в нашем политическом режиме, не в чём-то другом, просто им не нужна такая большая самостоятельная страна, как Россия. В этом ответ на все вопросы. Это и есть источник традиционной американской политики на российском направлении. Отсюда и отношение ко всем нашим предложениям в сфере безопасности.

Сегодня достаточно одного взгляда на карту, чтобы увидеть, как западные страны «сдержали» обещание не допустить продвижения НАТО на восток. Попросту обманули. Мы получили одну за другой пять волн расширения НАТО. В 1999 году в Альянс были приняты Польша, Чехия, Венгрия, в 2004 году – Болгария, Эстония, Латвия, Литва, Румыния, Словакия и Словения, в 2009 году – Албания и Хорватия, в 2017-м – Черногория, в 2020-м – Северная Македония.

В результате Альянс, его военная инфраструктура вышли непосредственно к границам России. Это и стало одной из ключевых причин кризиса евробезопасности, самым негативным образом сказалось на всей системе международных отношений, привело к утрате взаимного доверия.

Ситуация продолжает деградировать в том числе в стратегической сфере. Так, в Румынии и Польше в рамках проекта США по созданию глобальной ПРО разворачиваются позиционные районы для противоракет. Хорошо известно, что размещённые здесь пусковые установки могут быть использованы для крылатых ракет «Томагавк» – ударных наступательных систем.

Кроме того, в США идёт разработка универсальной ракеты «Стандарт-6», которая наряду с решением задач противовоздушной и противоракетной обороны может поражать и надземные, и надводные цели. То есть у якобы оборонительной системы ПРО США расширяются и появляются новые наступательные возможности.

Имеющаяся у нас информация даёт все основания полагать, что вступление Украины в НАТО и последующее развёртывание здесь объектов Североатлантического альянса вопрос предрешённый, это дело времени. Мы чётко понимаем, что при подобном сценарии уровень военных угроз для России кардинально, в разы повысится. И, обращаю особое внимание, многократно возрастёт опасность именно внезапного удара по нашей стране.

Поясню, что в американских документах стратегического планирования (в документах!) закреплена возможность так называемого упреждающего удара по ракетным комплексам противника. А кто основной противник для США и НАТО, нам тоже известно. Это Россия. В документах НАТО наша страна официально прямо объявлена главной угрозой евроатлантической безопасности. И в качестве передового плацдарма для такого удара будет служить Украина. Если бы об этом услышали наши предки, они, наверное, просто бы не поверили. И нам сегодня не хочется в это верить, но это так. Хочу, чтобы это поняли и в России, и на Украине.

Многие украинские аэродромы расположены недалеко от наших границ. Размещённая здесь тактическая авиация НАТО, включая носители высокоточного оружия, сможет поражать нашу территорию на глубину до рубежа Волгоград – Казань – Самара – Астрахань. Развёртывание на территории Украины радиолокационных средств разведки позволит НАТО плотно контролировать воздушное пространство России вплоть до Урала.

Наконец, после разрыва Соединёнными Штатами Договора о ракетах средней и меньшей дальности Пентагон уже открыто ведёт разработку целого ряда ударных средств наземного базирования, в том числе баллистических ракет, способных достигать цели на дистанции до 5,5 тысячи километров. В случае размещения таких систем на Украине они смогут поражать объекты на всей европейской территории России, а также за Уралом. Подлётное время до Москвы крылатых ракет «Томагавк» составит менее 35 минут, баллистических ракет из района Харькова – 7–8 минут, а гиперзвуковых ударных средств – 4–5 минут. Это называется, прямо «нож к горлу». И они, не сомневаюсь, рассчитывают реализовать эти планы, так же как неоднократно делали в прошлые годы, расширяя НАТО на восток, продвигая военную инфраструктуру и технику к российским границам, полностью игнорируя наши озабоченности, протесты и предупреждения. Извините, просто плевали на них и делали всё, что хотели, что считали нужным.

И конечно, предполагают так же вести себя и дальше по известной поговорке: «Собака лает, а караван идёт». Скажу сразу, мы на это не соглашались и никогда не согласимся. При этом Россия всегда выступала и выступает за то, чтобы самые сложные проблемы решать политико-дипломатическими методами, за столом переговоров.

Мы хорошо понимаем нашу колоссальную ответственность за региональную и глобальную стабильность. Ещё в 2008 году Россия выдвинула инициативу о заключении Договора о европейской безопасности. Смысл его состоял в том, чтобы ни одно государство и ни одна международная организация в Евроатлантике не могли бы укреплять свою безопасность за счёт безопасности других. Однако наше предложение было с порога отвергнуто: нельзя, дескать, позволить России ограничивать деятельность НАТО.

Более того, нам прямо заявили, что юридически обязывающие гарантии безопасности могут иметь только члены Североатлантического альянса.

В декабре прошлого года мы передали западным партнёрам проект договора между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о гарантиях безопасности, а также проект соглашения о мерах обеспечения безопасности Российской Федерации и государств – членов НАТО.

В ответ от США и НАТО было много общих слов. Содержались и рациональные зёрна, но всё это касалось второстепенных моментов и выглядело как попытка замотать вопрос, увести дискуссию в сторону.

Мы на это соответствующим образом отреагировали, подчеркнули, что готовы идти по пути переговоров, однако при условии, что все вопросы будут рассматриваться в комплексе, пакетом, без отрыва от основных, базовых российских предложений. А они содержат три ключевых пункта. Первое – это недопущение дальнейшего расширения НАТО. Второе – отказ от размещения Альянсом ударных систем вооружения на российских границах. И наконец, возврат военного потенциала и инфраструктуры блока в Европе к состоянию 1997 года, когда был подписан Основополагающий акт Россия – НАТО.

Как раз эти наши принципиальные предложения проигнорированы. Западные партнёры, повторяю, ещё раз озвучили заученные формулировки о том, что каждое государство имеет право свободно выбирать способы обеспечения своей безопасности и вступать в любые военные союзы и альянсы. То есть в их позиции ничего не изменилось, звучат всё те же ссылки на пресловутую политику «открытых дверей» НАТО. Более того, нас опять пытаются шантажировать, вновь угрожают санкциями, которые, кстати, они всё равно будут вводить по мере укрепления суверенитета России и роста мощи наших Вооружённых Сил. А предлог для очередной санкционной атаки всегда будет найден или попросту сфабрикован, причём вне зависимости от ситуации на Украине. Цель одна – сдержать развитие России. И они будут это делать, как делали это раньше, даже вообще без всякого формального предлога, только потому, что мы есть и никогда не поступимся своим суверенитетом, национальными интересами и своими ценностями.

Хочу чётко, прямо сказать: в сложившейся ситуации, когда наши предложения о равноправном диалоге по принципиальным вопросам фактически остались без ответа со стороны США и НАТО, когда уровень угроз для нашей страны значительно возрастает, Россия имеет полное право принимать ответные меры обеспечения собственной безопасности. Именно так и будем поступать.

Что касается положения дел на Донбассе, то мы видим, что правящая в Киеве верхушка постоянно и публично заявляет о нежелании выполнять минский Комплекс мер по урегулированию конфликта, не заинтересована в мирном решении. Напротив, пытается вновь организовать на Донбассе блицкриг, как это уже было в 2014-м и в 2015 годах. Чем закончились тогда эти авантюры, мы помним.

Сейчас практически ни одного дня не обходится без обстрелов населённых пунктов Донбасса. Сформированная крупная войсковая группировка постоянно использует ударные беспилотники, тяжёлую технику, ракеты, артиллерию и системы залпового огня. Убийство мирных жителей, блокада, издевательство над людьми, включая детей, женщин, стариков, не прекращается. Как у нас говорят, конца и края этому не видно.

А так называемый цивилизованный мир, единственными представителями которого самозванно объявили себя наши западные коллеги, предпочитает этого не замечать, как будто и нет всего этого ужаса, геноцида, которому подвергаются почти 4 миллиона человек, и только потому, что эти люди не согласились с поддержанным Западом переворотом на Украине в 2014 году, выступили против возведённого в ранг государственного движения в сторону пещерного и агрессивного национализма и неонацизма. И борются за свои элементарные права – жить на своей земле, говорить на своём языке, за сохранение своей культуры и традиций.

Сколько эта трагедия может продолжаться? Сколько ещё можно это терпеть? Россия сделала всё для сохранения территориальной целостности Украины, все эти годы настойчиво и терпеливо боролась за исполнение Резолюции Совета Безопасности ООН 2202 от 17 февраля 2015 года, закрепившей минский Комплекс мер от 12 февраля 2015 года по урегулированию ситуации на Донбассе.

Всё тщетно. Меняются президенты, депутаты Рады, но не меняется суть, агрессивный, националистический характер самого режима, захватившего власть в Киеве. Он целиком и полностью – порождение государственного переворота 2014 года, и те, кто встали тогда на путь насилия, кровопролития, беззакония, не признавали и не признают никакого другого решения вопроса Донбасса, кроме военного.

В этой связи считаю необходимым принять уже давно назревшее решение – незамедлительно признать независимость и суверенитет Донецкой Народной Республики и Луганской Народной Республики.

Прошу Федеральное Собрание Российской Федерации поддержать это решение, а затем ратифицировать Договоры о дружбе и взаимопомощи с обеими республиками. Два эти документа будут подготовлены и подписаны в самое ближайшее время.

А от тех, кто захватил и удерживает власть в Киеве, мы требуем незамедлительно прекратить боевые действия. В противном случае вся ответственность за возможное продолжение кровопролития будет целиком и полностью на совести правящего на территории Украины режима.

Объявляя о принятых сегодня решениях, уверен в поддержке граждан России, всех патриотических сил страны.

Благодарю вас за внимание.

США нам больше не указ. Госдума утвердила поправку про верховенство российского законодательства

Председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике, член рабочей группы по Конституции Алексей Пушков рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда», как теперь будет строиться работа с международными организациями

Е. Афонина:

— Здравствуйте! С вами ведущие программы – Андрей Баранов.

А. Баранов:

— Здравствуйте! И Елена Афонина.

Е. Афонина:

— У нас насыщенный эфир сегодня. Сейчас с нами на связи председатель комиссии Совета Федерации по информационной политике, член рабочей группы по конституции Алексей Пушков.

Алексей Константинович, здравствуйте!

А. Пушков:

— Здравствуйте!

Е. Афонина:

— У нас сегодня с вами алаверды. В программе «Постскриптум» вы показали из нашего эфира программы «Радиорубка», где Николай Сванидзе и Максим Шевченко сцепились в схватке.

А. Баранов:

— Ты была на этом эфире модератором.

Е. Афонина:

— И я вела эту «Радиорубку». Получается, вчера я была у вас в гостях, сегодня вы у нас.

Обсуждать мы будем важные и серьезные темы. Хочется обсудить новеллу, которая связана с закреплением поправок в конституцию Российской Федерации. Госдума приняла пакет президентских законопроектов, которыми, в том числе, закрепляются дополнительные гарантии верховенства конституции и приоритета ее действия на территории России.

Многие активно поддерживали поправки в конституцию и радовались, что верховенство российского закона, права над международным будет очевидно для всех. А сейчас как обстоит дело?

А. Пушков:

— Дело обстоит так, что мы усилили положение конституции, которые подтверждают независимость и суверенитет Российской Федерации. То, о чем вы говорите, это статья 79-я. В ней появилась поправка, которая говорит о том, что Российская Федерация выполняет свои обязательства по международным договорам и решения международных инстанций, в которых она участвует, если эти решения не противоречат положениям конституции России.

Такая поправка была необходима, потому что мы участвуем в целом ряде международных структур. И некоторые из них принимают решения, которые мы выполнять не можем, потому что они вступают в противоречия с нашей конституцией и с нашими законами.

Например, резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы о том, что Россия должна передать Крым Украине. Это антиконституционная резолюция для нас. И для нас она ничтожна, то есть, она не имеет никаких последствий. Россия такую резолюцию выполнять не может. Или решение Европейского суда по правам человека. Если они выносятся в соответствии с принципами и требованиями нашей конституции – это одна вещь, мы их выполняем, как страна, участвующая в деятельности Европейского суда. Если противоречит нашей конституции, то мы не выполняем.

Усилено положение о суверенитете России и приоритете ее конституции над международными интерпретациями наших обязательств, которые могут войти в противоречия с нашим основным законом.

А. Баранов:

— А раньше мы выполняли все без исключения решения ЕСПЧ? Даже если они противоречили нашей конституции?

А. Пушков:

— Нет. Фактически это подтверждение уже существовавшей практике. В 2015 году Конституционный суд уже вынес определение по этому поводу. И это определение шло в русле вот той поправки, о которой мы с вами говорим. После этого были довольно долгие переговоры, когда я возглавлял нашу делегацию в Совете Европы, я застал их начало с участием генерального секретаря Совета Европы. Они пытались нас разубедить, доказать, что нет, мы должны автоматически выполнять все решения Европейского суда. Но мы настояли на своем. Сейчас мы включили это положение в конституцию.

А. Баранов:

— А вот такая структура, как международный уголовный суд в Гааге? Или международный трибунал по «Боингу» малайзийскому, временная структура. Здесь как?

А. Пушков:

— Мы не участвует в Международном Суде в Гааге. И мы не участвуем в расследовании по «Боингу», потому что нас сознательно отключили от этой работы. Наши материалы не принимаются, наши точки зрения не воспринимаются там. Там все выстроено под то, чтобы обвинить Россию. И не только мы одни критикует деятельность эту группы по расследованию.

А. Баранов:

— Наш радиослушатель тут интересуется, а могут ли эти поправки в конституции использоваться против ООН, если вдруг из ООН будет что-то такое, что будет идти вразрез нашим основным законам?

А. Пушков:

— Знаете, если международная резолюция вступает в противоречие с нашей конституцией, она не действует на территории РФ. Я привел вам пример Крыма. Можно допустить, что в ООН будет принята резолюция, выступающая против того что Крым находится в составе РФ. И эта резолюция не будет иметь для нас никакого значения. Есть даже такой юридический термин – она для нас будет ничтожна. Она противоречит нашей конституции.

Специально направлять против ООН мы эту поправку не собираемся, мы достаточно достойные и ответственные члены мирового сообщества. И стараемся не срывать наших международных обязательств. Сейчас наш президент настойчиво предлагает продлить договор о СНВ-3, например. Мы долго американцам предлагали продлить договор по ракетам средней и меньшей дальности. Мы стараемся соблюдать договоры, но если некое большинство голосов в каком-то международном институте сочтет, что Россия должна повести себя каким-то образом, как мы не считаем, то мы им предложим пойти прогуляться. И делать то, что считаем нужным.

Е. Афонина:

— В последнее время мы видим, что можем отправлять их куда угодно, но в итоге они вводят за это санкции в отношении России. Не будет ли вот это решение, которое приняла наша страна относительно верховенства российского законодательства над международным еще одним пунктом, который скажет, а вот давайте мы очередные санкции против России введем?

А. Пушков:

— Я не вижу такого развития событий, такого сценария. Дело в том, что это юридическое положение. И за юридические положения такого рода санкции до сих пор никем не вводились. И сейчас они вводиться не будут, потому что в США и Евросоюза, как они считают, есть другие основания для того, чтобы вводить санкции против нас. Им не надо за это цепляться. Единственная инстанция, в которой рассматривалась поправка в статью 79-ю – это Венецианская комиссия так называемая, которая является консультационным органом при Совете Европы. Они выразили сожаление по поводу принятия такой поправки. И рекомендовали нам либо отменить, либо изменить. Мы приняли это к сведению, но Венецианская комиссия – это не более, чем собрание экспертов-юристов, которые выносят некое суждение по законодательству ряда государств. Я допускаю, что это перейдет где-то осенью поздней или зимой на рассмотрение в парламентскую Ассамблею Совета Европы.

А. Баранов:

— А там у нас большинства-то нет никакого…

А. Пушков:

— Кто-то предложит принять резолюцию. Ну, примут. Но она не станет основной для новых санкций. Во-первых, Совет Европы против нас вообще санкции не может применить. Он может применить санкции только против нашей делегации в Парламентской Ассамблее. Поскольку нас только что туда зазвали вернуться, гарантировали, что никаких новых санкций не будет, я бы очень удивился, если бы этим сейчас воспользовались как предлогом для того, чтобы ввести новые санкции против нас. Они, как раз, хотят, чтобы мы были в составе Совета Европы.

Да, будут какие-то голоса из известных стран – Эстонии, Грузии, Литвы, Латвии, Украины, которые будут требовать, кричать, что мы хотим наказать и все такое. Это сейчас меньшинство. И даже санкции против нашей делегации, думаю, на этой основе принять невозможно.

Е. Афонина:

— Мы ведь не первая страна, которая вводит подобные поправки, объявляя суверенитет своего основного закона над международным?

А. Пушков:

— США, насколько я помню, Китай. Да, во многих государствах это декларировано. Другое дело, насколько это соблюдается. Вот американцы это соблюдают достаточно жестко.

А. Баранов:

— И без всяких санкций обходятся, видите.

У нас конкретный вопрос от слушателя из Владимира: как быть с 57 миллиардами долларов акционерам ЮКОСа? Эта коллизия подпадает под решение Госдумы?

А. Пушков:

— Так она подпала еще тогда, она была причиной определения Конституционного суда о том, что далеко не все решения ЕСПЧ будут выполняться на территории России, если они противоречат нашим законам.

А. Баранов:

— Понятно, спасибо.

Е. Афонина:

— Андрей Михайлович, мы тут обсуждаем верховенство российского законодательства над международным. Вспоминаю, что на Украине разогнали просто в шею Конституционный суд.

А. Баранов:

— По звонку из посольства США.

А. Пушков:

— Украина – это забавное государство с забавным президентом.

А. Баранов:

— Мы сейчас не будем их обсуждать. Увязнем.

Е. Афонина:

— Да ладно, пожалуйста, Алексей Константинович, интересно узнать ваше мнение.

А. Пушков:

— Украина утратила даже видимость какой-либо независимости, суверенитета. И эти сказки про незалежность, на самом деле, она превратилась в полуколониальное государство. Это было видно еще при Обаме. Помните знаменитую сцену, когда вокруг овального стола сидели члены правительства, а во главе стола сидел Байден. Они сами его посадили во главу стола. Ну, дойти до большего неприличия невозможно. А сейчас Зеленский доходит еще до большего неприличия. Очень несамостоятельнвая элита на Украине, очень вторичная. Раньше всегда ориентировалась на Москву, сейчас избрала другие центры ориентира – Берлин, Брюссель, Вашингтон. Совершенно не желающая расти, которая стремится быть зависимой. И которая думает, а чем же еще угодить? Что бы еще продать? Где бы еще понравиться?

А. Баранов:

— Кстати, Конституционный суд решили разогнать после звонка из американского посольства.

А. Пушков:

— Естественно.

Е. Афонина:

— Джо Байден – прозвучала фамилия.

А. Баранов:

— Послезавтра, собственно, в США выборы. Страна и мир смотрит с изумлением за тем, что там творится. Что ждать-то? Ждать результата? Или не дожидаясь, там начнутся стычки, которые перерастут в гражданскую войну? И России от этих выборов что-то обломиться? В хорошем смысле этого слова.

А. Пушков:

— Здесь три вопроса вы мне задали.

А. Баранов:

— Вот такой большой и комплексный…

А. Пушков:

— Конечно, официально результаты объявлены будут. Другое дело, что подсчет результатов может продлиться до двух недель. И вот за это время да, возможны столкновения между сторонниками Трампа и Байдена. Хотя мне кажется, что разговоры о том, что будет гражданская война или схватятся за оружие, считаю, это очень серьезно преувеличено. Сейчас страсти кипят, но потом все будут ждать результатов. Вот после оглашения результатов могут быть какие-то манифестации, мне кажется. Я больше опасаюсь не сторонников Трампа. Сторонники его будут поддерживать, а вот для демократов, если проиграет Байден, это может стать поводом для массового движения протеста, который может приобрести насильственные формы.

Дело в том, что репетицию этого мы уже видели. Эти так называемые расовые протесты, на самом деле, это скоординированные демократами во многих местах. Где-то стихийные, да, но во многих местах скоординированные. С поддержкой афроамериканского и части белого населения, которое участвует в этих акциях, для того, чтобы подорвать авторитет Трампа. И показать, что вот при Трампе творится в стране!

По сути, погромщики были авангардом демократической партии против Трампа. Не удивлюсь, что в случае победы Трампа, если этот разрушительный потенциал будет опять задействован верхушкой демократов. Хилари Клинтон, а она женщина крайне циничная, думаю, это главная черта, которая ее отличает, она заявила, что мы ни при никаких обстоятельствах не должны признать победу Трампа. Это уже определенный настрой.

Ситуация смягчается тем, что шансы у Байдена гораздо больше на сегодняшний день. Трамп пытается его нагнать. Где-то он сокращает разрыв.

А. Баранов:

— Примерно 7-9% там сейчас.

А. Пушков:

— Какие-то крупные штаты, например, Техас собирается голосовать в большинстве своем за Трампа. Может, Флорида. Но по всей стране отрыв пока сохраняется. И если не будет какого-то чуда социологического, когда придут голосовать молчащий американцы, не участвующие ни в опросах, никак себя не проявляющие, придут и все проголосуют за Трампа, тогда в последний момент, как выразился Черчилль — «вырвать победу из челюстей поражения».

Е. Афонина:

— Со стороны смотришь… К Трампу более-менее привыкли, ко всем его выходкам, шуткам, стендапам и прочему, но то, что творит Байден, не ведая того, что творит, со стороны это выглядит даже не комично. Выглядит уже клиническим случаем! Америка не видит, кого она выбирает?

А. Пушков:

— Америка, которая стоит за Трампом, прекрасно это видит, подчеркивает, передают это те СМИ, которые поддерживают Трампа. Тут Байден вообще заявил, что ему удалось создать самую мощную и эффективную кампанию по фальсификации американских выборов. Ну, что… Заговорился. Почему-то сказал слово «фальсификация». Понятно, что Байден не вполне годится на президента. Но на переправе коней не меняют. Демократы его выдвинули. Для него эта кампания избирательная чрезвычайно напряженная. Он не выдерживает напряжения, хотя надо сказать, что дебаты и те, и другие он провел без серьезных ляпов.

Ставка делается, мне кажется, не на то, что Байден будет очень хорошим президентом. Может, он вообще будет декоративным президентом, а править будет некий коллективный сорос при нем. И, может, основная роль будет у вице-президента, у этой активной дамы и очень амбициозной. Самое главное – свалить Трампа. Это основная задача.

Трамп настроил против себя довольно многих американцев своей реакцией на эпидемию COVID-19. Он сначала отрицал, что это серьезно, потом стал обвинять Китай. Спохватился поздно. И многие его обвиняют в том, что эпидемия приняла такие колоссальные масштабы, Трампа. Многие люди сейчас будут голосовать за Байдена просто потому, что не хотят видеть Трампа на посту президента, а не потому, что им нравится Байден.

Я считаю, что Байден – это слабый президент. Даже New York Times, которая его поддерживает, на днях написала, что он не идеальный кандидат. В устах New York Times это звучит, что он очень слабый кандидат. Это надо так понимать. Но другого у нас нет, они написали.

А. Баранов:

— Допустим, побеждает Байден. Что ждать России? Ухудшение и так деградировавших донельзя наших отношений?

А. Пушков:

— Да, вполне возможно. Потому что Байден не раз выступал с весьма агрессивными заявлениями в адрес России. Я лично слышал два его выступления на конференции по безопасности в Мюнхене, где он отмечался на российской теме. И оба раза очень жестко и нелицеприятно в наш адрес. Трамп, как вы знаете, напротив, всегда риторически, во всяком случае, подчеркивает необходимость наладить отношения с Россией. И договориться с Путиным. Вот Байден такого даже не говорит.

Недавно последнее его заявление телеканалу СNN, что главным врагом США на мировой арене является Россия. Я бы не стал легкомысленно относиться к этим словам.

А. Баранов:

— Зачитаю некоторые комментарии. «Ничего там в США не обломится хорошего нам. Глобалистам мы не нужны». «Дедушка Байден доживет свой срок в случае избрания чисто физически? Где у них молодые политики?». «Будут ли республиканцы готовить импичмент в случае проигрыша Трампа за давление на власти Украины, приостановив финансовую помощь, если не уволят генпрокурора?».

Е. Афонина:

— Мы знаем, чего ждать от Трампа. Мы четыре года прожили с ним бок о бок. А чего ждать от Байдена?

А. Пушков:

— У Байдена есть русофобские рефлексы. И он назвал Россию самым главным врагом США на мировой арене. И это не предвещает ничего хорошего.

Есть еще два аспекта. Второй – Байден, который профессионально занимался Украиной в администрации Обамы, практически был назначен Обамой прокуратором Украины. Смотрящим от США. И он может начать более активно вовлекать Украину в военную деятельность США в систему американских военных союзов. Это предвидеть можно.

Трамп относился к Украине прохладно. Он считал ее источником проблем и трудностей.

Украину в НАТО принять сейчас нельзя, потому что это вызовет сопротивление со стороны европейских членов НАТО, но сделать ее де-факто членом НАТО или близким военным союзником Америки, думаю, в администрации Байдена есть люди, которые вынашивают такие планы. Да и сам Байден может к этому склониться.

И третий момент, который сейчас только начинает просматриваться, но сыграет свою роль. Байден идет от коалиции меньшинств американских. Там и расовые меньшинства, и сексуальные и всякие другие меньшинства. И эта коалиция имеет ярко выраженную ультралиберальную идеологию. Носителем ее является кандидат в вице-президенты Камала Харрис, которая выступает активно за однополые браки, так далее. И тут я предвижу, что новая американская администрация может одним из направлений своей деятельности сделать распространение этих ультралиберальных ценностей на остальную планету с участием международных организаций, так далее. И тут они столкнуться не с либеральной Европой, а вот с нами, потому что у нас только что в конституцию был внесен пункт, что брак – это союз между мужчиной и женщиной. И мы страна, которая придерживается ценностей традиционного типа. И тут я предвижу новое направление для возможного идейного и политического столкновения.

Е. Афонина:

— Вот как мы красиво закольцевали. У нас теперь верховенство российского права конституции над международным!

Спасибо огромное!

Обзор судебной системы Российской Федерации — Верховный Суд Российской Федерации

Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами. Судебная власть автономна и действует независимо от законодательной и исполнительной властей. Правосудие осуществляется в формах конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства.

Судебная система Российской Федерации установлена ​​Конституцией Российской Федерации и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» от 31 декабря 1996 года.

В феврале 2014 года в целях укрепления доверия населения к судебной власти и обеспечения единого подхода к разрешению споров между юридическими и частными лицами был принят Закон о поправке к Конституции Российской Федерации «О Верховном Суде Российской Федерации». Российская Федерация и прокуратура Российской Федерации». В результате Верховный Суд Российской Федерации, возглавляющий систему судов общей юрисдикции, был объединен с Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации, возглавляющим систему арбитражных судов, в новый Верховный Суд Российской Федерации. , который в настоящее время является высшим судебным органом по гражданским, административным, уголовным делам, делам о разрешении хозяйственных споров и другим делам.

В настоящее время судебную систему России составляют Конституционный Суд Российской Федерации, Верховный Суд Российской Федерации, федеральные суды, а также конституционные (уставные) суды и мировые судьи субъектов Российской Федерации.

Судьи Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации назначаются Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации (верхней палатой парламента) по представлению Президента Российской Федерации.Судьи федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации. Судьи конституционных (уставных) судов и мировые судьи субъектов Российской Федерации назначаются в соответствии с законодательством соответствующих субъектов Российской Федерации.

Основной задачей Конституционного Суда Российской Федерации является разрешение дел о конституционности нормативных правовых актов всех уровней. В ряде субъектов Российской Федерации (республиках, краях, областях, городах федерального значения и др.) созданы конституционные (уставные) суды.) проверку соответствия нормативных правовых актов этих субъектов их конституциям (уставам). В соответствии с законом, принятым в декабре 2020 года, к январю 2023 года конституционные суды субъектов Российской Федерации будут заменены совещательными органами при региональных парламентах.

Верховный Суд Российской Федерации возглавляет систему судов общей юрисдикции и систему арбитражных судов. Являясь высшим судебным органом, Верховный суд является единственным судом, правомочным рассматривать дела в качестве суда первой, апелляционной, кассационной и надзорной инстанции. Верховный суд осуществляет контроль за деятельностью нижестоящих судов и дает им разъяснения по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства на всей территории страны.

Мировые судьи отправляют правосудие на местном уровне и обладают ограниченной юрисдикцией. В частности, рассматриваются имущественные споры с суммой исков до 50 000 рублей и уголовные дела, максимально возможное наказание по которым не превышает 3 лет лишения свободы.Жалобы на решения мировых судей рассматриваются районными судами.

Районные суды являются основным звеном системы судов общей юрисдикции. Они занимаются большинством гражданских, уголовных и административных дел.

Суды субъектов Российской Федерации в основном выполняют функции апелляционной инстанции по отношению к районным судам. Они также имеют ограниченную первичную подсудность – в частности, уголовные дела о особо тяжких преступлениях (т.грамм. терроризм) и все другие дела, связанные с государственной тайной.

Ранее, когда суд субъекта рассматривал дело в первой инстанции, апелляционная жалоба на его решение рассматривалась его собственным президиумом – коллегией старших судей, действующих в суде либо по должности, либо по назначению.

В 2018 году была начата крупная судебная реформа, в результате которой были созданы отдельные апелляционный и кассационный суды общей юрисдикции. Апелляционные суды теперь рассматривают апелляции (как по фактам, так и по вопросам права) на решения, принятые в первой инстанции судами субъектов Российской Федерации.Апелляционный суд никогда не находится в том же регионе, что и подчиненный ему суд. Кассационные суды рассматривают кассационные жалобы (только жалобы по вопросам права) на апелляционные решения районных судов и судов субъектов Российской Федерации.

По уголовным делам о ряде преступлений обвиняемый может ходатайствовать о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей. Дело рассматривается судьей и шестью присяжными при рассмотрении в районном суде и судьей и восемью присяжными при рассмотрении в суде субъекта.

В системе судов общей юрисдикции существуют специализированные военные суды: на уровне гарнизонов и на уровне военных округов (флотов). В первую очередь они рассматривают гражданские и административные дела, по которым нарушаются права военнослужащих, а также дела о преступлениях, совершенных военнослужащими. В ходе вышеупомянутой реформы были созданы Апелляционный военный суд и Военный кассационный суд.

Арбитражные суды осуществляют правосудие в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.Систему арбитражных судов составляют три элемента: арбитражные суды субъектов Российской Федерации (первая инстанция), арбитражные апелляционные суды (апелляционная инстанция) и окружные арбитражные суды (кассационные суды).

В системе арбитражных судов есть специализированный суд – Суд по интеллектуальным правам.

Россия — Оксфордская стипендия

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.Universitypressscholarship. com). (c) Copyright Oxford University Press, 2022. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования. Дата: 22 марта 2022 г.

Глава:
(стр. 599) 47 Russia
Источник:
Источник:
Международная защита взрослых
автор (ы)
1093/9780198727255.003.0053

Россия – гражданско-правовая страна. Это федерация субъектов («субъектов»). Законы, касающиеся взрослых, принимаются в основном на федеральном уровне. У юридических лиц в этом отношении очень ограниченные полномочия, такие как определение структуры государственных органов, ответственных за реализацию федеральных стандартов. Судебная система включает суды общей юрисдикции (которые рассматривают как гражданские, так и уголовные дела), арбитражные суды, федеральный конституционный суд и (в некоторых субъектах) региональные конституционные суды. Судами первой инстанции являются мировые судьи, районные и областные суды. Высшей судебной инстанцией общей юрисдикции является Верховный Суд Российской Федерации. Окружные суды рассматривают большинство дел о защите взрослых, для которых не существует специальных трибуналов.

Ключевые слова: Предварительные решения/директивы, Гражданский кодекс, Гаага 35, Частные поручения (иностранные), Частные поручения, Россия, Российская Федерация, Завещания, применимое право, страна гражданского права, издержки и расходы, развод и раздельное проживание, иностранные частные поручения, опекунство/решение представительство, источники информации

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы.Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

законов | Бесплатный полнотекстовый | Отбор дел в Конституционном Суде РФ: роль помощников юриста

1. Введение

Роль Конституционного Суда в современной политической жизни России весьма двойственна. Юристы и широкая общественность часто обвиняют суд в недостаточной политической активности и независимости, а также в принятии решений, сохраняющих политический статус-кво (Коротеев и Голубок, 2007; Торсон, 2012). Однако рядовые граждане часто рассматривают жалобу в Конституционный Суд Российской Федерации как последнюю возможность справедливого разрешения любой несправедливости, с которой они могли столкнуться на предыдущих этапах судебного процесса. Несмотря на нерешительность в решении вопросов публичного права, кажется, что Суд действует с гораздо большей уверенностью, когда речь идет о делах, связанных с защитой прав личности. Таким образом, его повестку составляют в основном обращения граждан. В последние годы граждане ежегодно подают в Конституционный Суд РФ около двадцати тысяч обращений (табл. 1). Однако около девяноста процентов из них были отклонены Секретариатом Конституционного Суда, так как были признаны не соответствующими требованиям Закона о Конституционном Суде (ЗКС).Лишь несколько ходатайств получили рассмотрение судьи. При рассмотрении в судебном порядке по жалобам может быть вынесено одно из следующих двух типов решений: (а) постановления или решения по существу (на русском языке «Постановление») или (б) решение об отклонении жалобы (на русском языке «Определение» ). Оба числа очень малы по сравнению с общим количеством ходатайств, полученных Судом. Например, в 2012 году Суд вынес только 34 решения из 18 745 полученных петиций, а это означает, что 99,9% петиций были отклонены судьями или признаны несоответствующими и отфильтрованы Секретариатом. Из цифр в Таблице 1 также видно, что перевод Суда из Москвы в Санкт-Петербург в 2008 году1 затронул все аспекты рабочей нагрузки Суда. Во-первых, в 2009 году значительно увеличилось количество поданных петиций. Соответственно, количество решений, вынесенных Судом, также увеличилось. Более важным для настоящего исследования является тот факт, что модели выбора случаев также изменились. Рисунок 1 иллюстрирует это утверждение. В 2009 году и в последующие годы наблюдался резкий рост количества обращений, поступивших в Суд, по сравнению с несколькими предшествующими годами.На линейном графике показано количество петиций, признанных несоответствующими. Процент петиций, признанных не соответствующими LCC, был относительно стабильным в начале 2000-х годов, но после передачи он упал с 94% в годы, предшествовавшие передаче, до 86% только за последний год.

Решение о несоответствии по петиции принимается Секретариатом, и поэтому вышеупомянутые изменения в поведении Секретариата вызывают ряд вопросов. Каковы основные причины, объясняющие эту смену паттерна в отборе падежей? Является ли это следствием высшей судебной активности? Или это следствие почти полной замены помощников присяжных, произошедшей в результате перевода суда из Москвы в Санкт-Петербург?Петербург?

При последовательном росте количества ходатайств не растет ни количество судей, ни численность аппарата Суда. Таким образом, вопрос о том, как суд отбирает жалобы для рассмотрения, или, другими словами, как он принимает «решение о вынесении решения» (Perry 1991; Provine 1980), становится важным для участников процесса. Таким образом, процесс выбора случая становится чрезвычайно важной частью процесса принятия решения. Однако Конституционный суд РФ (КС РФ) очень дискретен в выборе дел для рассмотрения (Epstein et al.2001). В Суде конкретный орган — Секретариат — играет решающую роль в принятии решения о том, какие дела будут переданы судьям, а какие — отклонены. На самом деле, одна из самых больших публичных жалоб на РКЦ заключается в том, что Секретариат Суда отклоняет подавляющее большинство петиций (Автономов 2009; Блохин 2012; Насташкин 2002). клерки участвуют в принятии решений» (Baum 1999). RCC не является исключением из этой тенденции.Общая модель процесса принятия решений в Конституционном Суде предполагает, что политика создается в процессе стратегического взаимодействия между Конституционным Судом и выборными органами — Президентом и Парламентом. Конституционный суд решает, рассматривать ли политическое дело, а другие действующие лица, а именно президент и парламент, решают, принять, изменить или игнорировать решение Конституционного суда (Epstein et al. 2001). Однако эта модель игнорирует важность самого процесса выбора случая.Хотя участие судебных клерков в процессе отбора дел имеет большое значение, их влияние на этот процесс трудно оценить из-за секретности и отсутствия понимания, окружающих процедуру. Наше понимание роли клерка в процессе принятия судебных решений значительно укрепилось благодаря плодотворным работам Провина (1980) и Перри (1991), а также недавним исследованиям клерка Верховного суда США (Peppers 2006). ; Ward and Weiden 2006), расследование апелляционных судов и судов штатов (Swanson and Wasby 2008; Wasby 2012), краткий обзор работы клерка в Конституционном суде Германии (Massing 2002) и сравнительное исследование референдеров в Европейском суде клерков юстиции и юристов в U.S. Верховный суд Кенни (Kenney 2000). Таким образом, цель данной статьи состоит в том, чтобы внести свой вклад в исследование процесса принятия решений путем изучения работы Конституционного Суда Российской Федерации с особым акцентом на процессе отбора дел.

Мой аргумент будет следующим. Во-первых, я опишу процедуру, через которую проходит среднестатистическая петиция. Изучение различных стадий петиции прольет свет на то, как Суд управляет своими внутренними правилами.Вводя описательную статистику, касающуюся изменений в рассмотрении петиций в Суде, я проиллюстрирую изменяющийся характер процедуры подачи петиций.

Затем я объясню процесс отбора дел в суде. Обсуждение этого процесса будет проанализировано в рамках институциональной теории (DiMaggio, Powell, 1991; Olsen, March, 2006; Zucker, 1987). Я утверждаю, что дела отбираются с учетом сочетания нескольких факторов, а именно: требований, предусмотренных законом (юридическая посылка), личного интереса помощников по правовым вопросам, что приводит к высокой степени свободы действий в процессе выбора дела (дискреционное предположение) и структурное давление бюрократических институтов (управленческое предположение).Язык институциональной теории облегчит помещение этих эмпирических данных в теоретическую основу. Я утверждаю, что благодаря применению этих моделей существует скрытая напряженность между Секретариатом и Судом. Я считаю, что возрастающее количество управленческих процедур служит средством направить это скрытое противоречие на мирное разрешение. Это также ведет к большей бюрократизации Суда и подрывает его политическую власть как ведущего представителя судебной ветви власти.Статья подготовлена ​​по результатам десятинедельного наблюдения в Конституционном Суде Российской Федерации, проведенного мной и моим коллегой Иваном Григорьевым в июне и сентябре-октябре 2012 года2. В Суде нам предоставили личный кабинет, компьютер , и получили доступ к библиотеке. За эти десять недель мы опросили шестнадцать юристов Секретариата, пять судебных помощников по правовым вопросам, семь судей и пять адвокатов защиты, которые представляли граждан. Интервью длились от 45 до 120 минут.а в некоторых случаях респонденты позволили нам вернуться с дополнительными вопросами. Мы также присутствовали на публичных слушаниях и могли наблюдать за повседневным общением сотрудников Суда в общественных местах (библиотека, столовая и столовая). Кроме того, я использую записи шести интервью с нынешними и бывшими судьями Суда, которые были проведены для другого проекта. Всего я работаю с 39 интервью (шесть из них неофициально). Цифры, которые я использую для иллюстрации своих аргументов, были либо получены непосредственно от Суда, либо собраны в ходе моего исследования.На сайте суда я также собрал информацию о статусе всех обращений, направленных в суд в 2012 году. База данных создана 1 марта 2013 года.

2. Конституционный суд: обзор

Хотя я обращаюсь в суд главным образом с этнографической и социологической точек зрения, следует также учитывать политический и правовой контекст, в котором работает Суд. Суд должен находиться в политическом контексте, независимо от того, на какую модель конституционного контроля он опирается, будь то специализированный конституционный суд, как в большинстве европейских стран (включая Россию), или обычный суд, который осуществляет конституционный контроль наряду с общими апелляциями, такими как У.С. Верховный суд. Повестка дня судов, уполномоченных осуществлять конституционный контроль в различных политических системах, отражает их политическую роль. Например, Верховный суд США был очень политически активен в период с 1930 по 1960 год (Grossman and Epp, 2002). Рост политической активности следовал за усилением присутствия государства во всех сферах повседневной жизни. Согласно Гроссману и Эппу (2002), избирательность повестки дня Верховного суда должна была, с одной стороны, усилить защиту прав человека, а с другой — поддержать участие правительства в экономической жизни. Поэтому при изучении Конституционного Суда необходимо учитывать его место в более широкой системе. Конституционный Суд Российской Федерации был основан в 1991 г. на волне институциональной демократизации начала 1990-х гг. Первый закон о Конституционном суде 1991 года установил, что суд должен состоять из пятнадцати судей. Однако в 1991 году парламенту удалось избрать только тринадцать судей. В январе 1992 года они рассмотрели свою первую конституционную жалобу.Изначально Конституционный суд должен был быть открытым и доступным для граждан. Закон 1991 года устанавливал расширительное толкование правил правоспособности (Гаджиев 2012) и давал «широкий, неисчерпывающий перечень полномочий Конституционного Суда по проверке конституционности всех актов, решений и действий федеральных и региональных высших органов государственной власти». (Трочев 2008, с. 99). Суд использовал свои полномочия через решения, в которых правовая норма могла быть признана неконституционной, и через заключение (по-русски «заключение») о конституционности законодательного предложения. Основатели Конституционного Суда намеревались создать действенный инструмент для усиления судебного контроля над исполнительной и законодательной ветвями власти (Трочев 2008; Гаджиев 2012). Несмотря на то, что первоначально суд назывался «дружелюбным по отношению к гражданам», сегодня большое количество отказов в Суде стало источником жалоб со стороны граждан. Конституционный кризис 1993 г.3 привел к приостановке деятельности Суда и, как следствие, к его реорганизации. В соответствии с новым федеральным законом о Конституционном суде, принятым в 1994 году, число судей было увеличено до девятнадцати, разделенных между двумя палатами.Это было сделано для того, чтобы изменить расстановку пропрезидентских и оппозиционных судей. Кроме того, были сужены полномочия Суда. Суду больше не разрешалось принимать решения по делам по собственной инициативе или осуществлять судебный пересмотр законопроектов. Изменения в составе Суда и сужение его компетенции были призваны предотвратить повторение существовавшего ранее конфликта между различными ветвями власти. Суд возобновил отправление правосудия в 1995 году.Этот второй суд сместил свое внимание с решения политически чувствительных вопросов на защиту прав личности и разработку общеприменимых конституционных принципов (Трочев 2008, стр. 207; Эпштейн и др. 2001).

В 2001 г. в ЗКС были внесены существенные изменения: поправки установили новые требования в отношении срока пребывания в должности судей; а председатель Верховного суда и его заместители больше не избираются другими судьями, а назначаются верхней палатой российского парламента (Советом Федерации).Эти поправки в значительной степени предназначались для манипулирования составом суда, вынуждая двух судей, выступающих против него, уйти в отставку.

3. Последние изменения

Два недавних события подорвали как повседневную работу РКЦ, так и его судебную независимость. Этими двумя ударами стали перенос Суда из Москвы в Санкт-Петербург в 2008 г. и внесение изменений в Закон о Конституционном Суде в 2010 г.

Поправки в Закон о Конституционном Суде 2010 г. привели к радикальным свои компетенции в очередной раз (Авакьян 2011; Гаджиев 2012).В частности, три из этих поправок оказали значительное влияние на процесс отбора дел. Первый ограничивал внимание Суда только теми конкретными жалобами, по которым уже были вынесены решения обычными судами по конкретным делам. Это было существенное изменение, которое вновь существенно сузило компетенцию Суда. С 2011 года только законодательные органы могут обращаться в Конституционный суд для абстрактного конституционного контроля. В основе этой поправки лежит юридический принцип субсидиарности.Этот принцип сформулирован в многоуровневом процессе принятия судебных решений и направлен на сохранение независимости обычной судебной системы (Гаджиев 2012, с. 12). Вторая из этих трех поправок ввела письменную процедуру рассмотрения по существу. Введение письменного производства стало ответом на жалобу Суда на его высокую загруженность (Арановский и Князев, 2012). Во время встречи с Президентом Медведевым в декабре 2010 года судьи выразили желание внести поправки, облегчающие и ускоряющие рассмотрение дел, ранее решавшихся Судом.До внесения поправок в ЗУК решения принимались исключительно в результате публичных слушаний, и поэтому Суд отклонял все жалобы, в которых ставились вопросы, аналогичные тем, на которые уже даны ответы или которые уже были решены в предыдущих слушаниях. Сегодня у Суда больше времени и ресурсов для принятия решений по существу дел, которые не являются совершенно новыми для Суда. Такие дела рассматриваются на пленарном заседании и не требуют назначения публичных слушаний. Второй целью этой поправки было улучшение исполнения решений Суда.Существует крайняя напряженность между Конституционным судом и другими судами, такими как Верховный суд или Высший арбитражный суд. Эти суды регулярно игнорируют решения Конституционного Суда (Трочев 2008, стр. 214) до такой степени, что Конституционный Суд России лоббировал введение письменного судебного разбирательства, чтобы повысить исполнимость своих решений (Трочев 2008). .

Третья важная поправка к LCC упразднила две палаты.Вместо двух палат, параллельно работающих над двумя делами, сегодня все девятнадцать судей работают над одним делом одновременно. Эта поправка, похоже, усугубила ситуацию, усложнив работу Суда и увеличив индивидуальную нагрузку каждого судьи. Все опрошенные судьи отметили, что эта поправка была неожиданной и никогда не обсуждалась ни в суде, ни в научном юридическом сообществе. В результате упразднения двух палат средняя продолжительность судебного разбирательства увеличилась.

Вторым событием, подорвавшим повседневную работу РКЦ и его судебный авторитет, стал перевод РКЦ из Москвы в Санкт-Петербург.в Санкт-Петербурге в 2008 году якобы под предлогом растущей судебной независимости. Идея переноса Конституционного суда в Санкт-Петербург была предложена Президентом в 2006 году. Поначалу эта идея встретила серьезное сопротивление со стороны судей и других юристов. Они расценили этот перевод как изгнание важного судебного органа из столицы и как выражение презрения к его деятельности. Их сопротивление вначале было поддержано верхней палатой парламента. Однако, несмотря на вышеуказанную критику, Суд провел свое последнее открытое заседание в Москве в марте 2008 года, а в мае того же года возобновил свою деятельность в Санкт-Петербурге.Петербург. Несмотря на то, что многие уже ожидали худшего, перевод нанес больше вреда Суду, его репутации и деятельности, чем кто-либо мог предвидеть изначально. Многие высококвалифицированные помощники юристов (и особенно признанные учеными-юристами) решили оставить работу и остаться в Москве, а не следовать этим должностям в Санкт-Петербург.

Эти недавние потрясения подчеркнули относительную слабость Конституционного суда как части более широкой политической системы.Пока неясно, обладает ли СРК достаточной институциональной властью, чтобы вести себя независимо от законодательной и исполнительной власти. Институциональная структура судебной системы, а также работающие в ней органы законодательной и исполнительной власти подвергаются давлению извне, а их основы расшатываются институциональной несостоятельностью.

Внедренный в свою институциональную среду, Суд никогда не бывает ни полностью независимым, ни свободным в продвижении предпочтительной повестки дня.Как учреждение Суд принимает свои решения, наблюдая за реакцией других субъектов, наделенных политической властью. Свобода принятия решений Судом ограничена повесткой дня других органов, от которых зависит Суд. Судьи ограничены чувством уместности поведения или набором мотивов, которые считаются приемлемыми в данных обстоятельствах (Трочев, 2008; Гаджиев, 2012). Как отмечают Гиллман и Клейтон, поведение судей может быть мотивировано «чувством долга или обязательства в отношении их ответственности перед законом и Конституцией, а также обязательством действовать в качестве судей, а не законодателей или исполнительных органов» (Гиллман и Клейтон). 1999, с.5). Однако это допущение хорошо работает только в устоявшихся институциональных структурах, где есть, например, четкое разделение ветвей власти или устоявшееся положение каждого институционального органа в широких социальных рамках. Алексей Трочев в своем исследовании РКЦ показывает, что процесс институционализации судебной системы в России еще не завершен (Трочев 2008).

4. Секретариат Конституционного Суда

Конституционный Суд Российской Федерации состоит из двух достаточно самостоятельных подразделений — самого Суда и Секретариата.Секретариат РКС играет решающую роль в процессе анализа и отбора случаев. Секретариат часто подвергался критике как в суде, так и за его пределами за его широкие полномочия и громоздкую структуру (Кудрявцев, 2010). До ликвидации двух палат некоторые ученые называли Секретариат третьей палатой, ссылаясь на его значительную роль в процессе принятия решений (Тузов 2010).

Помощники по правовым вопросам, которые формируют Секретариат, имеют постоянный трудовой договор, и текучесть кадров, как правило, очень низкая.В Секретариате есть четыре юридических отдела и «Отдел корреспонденции», который рассматривает обращения граждан, предоставляя по ним юридическую экспертизу. Самым большим отделом является Департамент частного права, в котором работают шестнадцать человек. В Департаменте публичного права и Департаменте уголовного правосудия работает по одиннадцать человек. Департамент трудового права и социального развития является самым маленьким, в нем всего десять сотрудников. Штат Секретариата состоит в основном из ученых-правоведов и администраторов по правовым вопросам, имеющих опыт работы в обычных судах.

Однако перевод Суда из Москвы в Санкт-Петербург в 2008 году серьезно сказался на штате Секретариата. Было заменено около 80% юридического персонала. На просьбу оценить замену сотрудники Суда предложили ряд ответов, которые варьировались от крайне негативных до нейтральных и абсолютно положительных. Например, один из представителей московской команды сказал нам в интервью следующее:

…степень компетентности новых юрисконсультов ничуть не ниже, чем в Москве.Конечно, им потребовалось время, чтобы адаптироваться и набраться опыта работы, но в целом «новая кровь» привнесла новое и оригинальное видение вопросов.

(Интервью 17)

Все четыре юридических отдела пострадали от потери опытных сотрудников. Фактически сразу после перевода некоторые ведомства были вынуждены принять на работу недавних выпускников, не имевших опыта работы в юридической сфере. Даже когда Суд выбирал наиболее отличившихся выпускников, отсутствие у них опыта сказывалось на качестве их работы:

Мне приходилось переписывать, вычеркивать и переписывать каждый черновик извещений и приказов.Это была огромная нагрузка. Сейчас, спустя четыре года, все улучшилось и стабилизировалось.

(Интервью 4)

Эти радикальные изменения в наборе и составе персонала затронули все аспекты повседневной работы Суда.

Полномочия Секретариата «фильтровать» поступающие обращения никогда не подвергались сомнению ни критиками (Блохин, 2012), ни самими сотрудниками Секретариата (Сивицкий, 2012б). Развивая метафору «фильтр», мы можем провести различие между «первичными» и «тонкими» фильтрами. Отдел корреспонденции выступает в роли «первичного фильтра». Предполагается отсеять ходатайства, которые считаются явно не соответствующими требованиям законодательства Суда. Четыре юридических отдела работают как «фильтры тонкой очистки». Здесь статус обращения гражданина может трансформироваться, и тогда оно может (а может и не стать) жалобой. Поэтому важно понимать, как петиции меняют свой статус, как количество переходит в качество и как принципы разделения труда влияют на конечный результат.Чтобы должным образом решить эти вопросы, нам необходимо оценить, как помощники влияют на принятие судебных решений.

Значение роли Секретариата в процессе отбора дел невозможно переоценить. Судебные исходы решений Суда определяются имеющимися к рассмотрению делами. Но наличие дел очень сильно зависит от работы Секретариата.

Секретариат выполняет две основные функции. Во-первых, он осуществляет судебный анализ ходатайств и готовит дела для рассмотрения судьями по существу.Во-вторых, ликвидируются ходатайства по приказу

, чтобы защитить суд от несоответствующих ходатайств, чтобы судьи не занимались совершенно не относящимися к делу вещами.

(Интервью 6)

Пробелы в общедоступных знаниях о роли Секретариата в процессе отбора дел можно устранить путем изучения повседневной практики внутри Суда на каждом из его уровней: от отдела корреспонденции до статистических подразделений; от юридических отделов до устных прений в пленарном зале.Как только мы лучше поймем баланс сил между этими подразделениями, мы сможем оценить роль Секретариата в доведении дел до их финальной стадии: рассмотрения по существу.

5. Путь обращения в Конституционный суд

Работу помощников юристов можно охарактеризовать как «черный ящик»: участники споров, а также заинтересованные неспециалисты не могут наблюдать за процессом. Используя рыночную метафору, Суд определяет отношения между спорящими сторонами как отношения, которые должны быть «удовлетворены посредством символического обмена институциональными «товарами» (суждениями, решениями и т.209). Хотя мы не можем наблюдать, как формулирование правовых позиций создает смысл, мы можем наблюдать обращение документов, которые представляют собой материальную форму символических товаров, производимых в Суде. Таким образом, мы можем проанализировать траекторию дела, изучая производство различных типов документов и их перераспределение. Существует несколько стратегий, которые можно использовать для отслеживания траектории любого данного дела. Одной из таких стратегий является отслеживание отдельного дела с момента подачи жалобы в суд до исполнения окончательного решения по делу.Однако из-за ограниченности наших данных мы выбрали другую стратегию, которая исследует, почему и как большое количество петиций приводит к такому небольшому количеству решений, как показано на рисунке 2.

Что требуется для того, чтобы петиция была принята? иметь успешную траекторию через бюрократию Конституционного суда? С точки зрения заявителя, успех жалобы означает, что дело дошло до устных прений, которые заканчиваются решением по существу (по-русски «постановление»).Однако такая точка зрения на решение суда является чрезмерно упрощенной. Любое решение суда, включая все формы письменного общения с заявителем, приводит к последствиям, влияющим на заявителя. Жалоба никогда не может рассматриваться как решенная в упрощенном понимании победы или поражения, но ее необходимо рассматривать как достижение более тонкого решения на разных этапах бюрократии Суда.

Путь успешной петиции состоит из восьми этапов.Продвижение средней петиции может быть прервано на первом, третьем или шестом этапе. Эти важные моменты соответствуют изменению статуса документов (уведомлений и решений), выдаваемых судом на каждом этапе.

На первом этапе сотрудники отдела корреспонденции анализируют всю входящую корреспонденцию. Штат отдела корреспонденции состоит в основном из младших юристов, в задачи которых входит не только каталогизация и оцифровка входящей корреспонденции, но и ее сортировка.Они проводят предварительный анализ почты и отсеивают те обращения, которые признаны полностью несоответствующими, а именно обращения, не соответствующие основным требованиям статьи 37 ККТ. При первом рассмотрении служащие отдела корреспонденции уведомляют петиционеров и объясняют причины решений об отклонении их петиции. Служащие корреспондентского отдела признают, однако, что их первоочередная задача:

минимизировать количество взаимодействий с заявителями.Поэтому постараемся подробно объяснить причины отказа в петиции.

(Интервью 1)

Уведомление о несоответствии, выданное Отделом корреспонденции, представляет собой простой документ, составленный по типовому образцу, в котором Суд объясняет, почему ходатайство было признано не соответствует. Уведомление обычно дополняется выдержкой из статьи 37 ЖКК, содержащей требования к рассмотрению ходатайства ПКР.Уведомление предназначено для того, чтобы помочь непрофессионалам понять расплывчатые и часто непонятные формулировки LCC.

Если служащие корреспондентского отдела определяют, что петиция удовлетворяет основным требованиям законодательства, они передают ее на второй этап — в юридические отделы. На данном этапе юрисконсульты четырех юридических управлений анализируют обращение и решают, относятся ли обсуждаемые в нем вопросы к юрисдикции Конституционного суда. Если петиция неактуальна и не удовлетворяет требованиям LCC, заявитель получает уведомление об отклонении, составленное помощниками по правовым вопросам юридических отделов.В нашем исследовании не удалось определить, сколько извещений было выдано отделом корреспонденции и сколько было выдано четырьмя юридическими отделами. Только в 2012 году Суд направил в общей сложности 13 958 уведомлений о несоблюдении. Большинство заявителей, получивших уведомление о несоблюдении, не подают апелляцию. В 2012 году количество не обжалованных ходатайств составило 8100, что составляет примерно 43% от всех ходатайств, поступивших в Суд. Нежелание обжаловать отказ Суда можно объяснить низким уровнем юридической компетентности заявителей и отсутствием доступа к юридическим услугам.

Несмотря на то, что мы не можем установить их точное распределение, вопрос о том, какой отдел рассылает уведомление о несоблюдении, имеет значение для вовлеченных сторон. В то время как клерки в отделе корреспонденции отправляют строго стандартизированное уведомление, созданное на основе единого шаблона, утвержденного главой отдела, помощники юриста имеют больше возможностей для объяснения причин отклонения той или иной петиции. Например, они используют собственный набор шаблонов, созданных в течение определенного периода времени и отвечающих требованиям их практики.Они также пишут более персонализированные уведомления, в которых помощник юриста может даже посоветовать заявителю, как улучшить петицию, чтобы она могла пройти через фильтры Секретариата. В отличие от уведомлений, рассылаемых отделом корреспонденции, которые лишь объясняют формальные юридические требования, не удовлетворяемые петицией (например, недостающий гонорар), помощники юриста сигнализируют о том, как можно улучшить содержание петиции.

Наша работа преследует двоякую цель: с одной стороны, мы должны защитить суд от необоснованных жалоб, с другой стороны, мы должны помочь заявителю в полной мере реализовать свое право на обращение в Конституционный суд.Не каждый заявитель может нанять личного адвоката. Поэтому в наших уведомлениях мы стремимся помочь улучшить ходатайства, чтобы в следующей итерации можно было передать их судьям.

(Интервью 6)

Допустим, в наших уведомлениях мы начинаем с перечисления формальных недостатков жалобы. Но ближе к концу мы могли бы дать некоторые предложения о том, как улучшить петицию. Например, мы могли бы посоветовать [им] изучить решения, принятые Судом ранее [которые могли бы привести их], потенциально, к переоценке собственных шансов на судебное рассмотрение или улучшение ходатайства.

(Интервью 8)

Также необходимо отличать ходатайство от жалобы. Не всякое обращение в Конституционный суд может стать жалобой. Жалобой могут стать только те, которые удовлетворяют формальным требованиям и содержат вопросы, отнесенные к компетенции Конституционного Суда. Жалобы представляют собой подгруппу дел, в которых ставится под сомнение конституционность федерального или местного закона. Этот шаг — преобразование обычного обращения в жалобу в Конституционный суд — является задачей помощников юристов четырех юридических отделов. Превращение заявления в жалобу осуществляется на третьем этапе. Только на этом этапе судьи вовлекаются в процесс принятия решений, поскольку они уполномочены рассматривать только жалобы. Вся работа, проделанная заранее Секретариатом, подготавливает петицию к рассмотрению Суда.

На этом этапе траектория петиции может измениться в одном из двух разных направлений. Первый, шаг 3а: в случае, если вопрос неактуален, или актуален, но незначителен, или уже был решен судом некоторое время назад, помощники юристов юридических отделов готовят проект постановления об отказе в удовлетворении жалобы (в русский, «определение об отказе»).Основной обязанностью помощников юриста Секретариата на данном этапе является детальное изучение жалобы, а также подготовка проекта постановления об отклонении жалобы. Этот проект составляется в тех случаях, когда помощник юриста считает, что жалоба не доказывает, что оспариваемая правовая норма нарушает конституционные права истца, или, опять же, если суд уже сформулировал свою правовую позицию по этому вопросу в предыдущем решение.

Постановление об отказе в удовлетворении жалобы является документом, в котором суд разъясняет причины решения не рассматривать дело по существу.Этим решением Суд дает толкование и разъяснение своих правовых позиций, а также дает оценку конституционности оспариваемых правовых норм. Стороны часто ищут эту интерпретацию, потому что она разъясняет закон и его применение в конкретных случаях. Однако постановление об отклонении жалобы на этом этапе обычно очень короткое и очень простое, содержащее некоторые ссылки на прошлые решения Суда по аналогичным вопросам.

Второй, шаг 3б: в случае, если вопрос имеет отношение к рассмотрению конституционного права и не является тривиальным, юридические консультанты пишут заключение по жалобе (по-русски «заключение»).Это резюме представляется непосредственно в Суд. Решение о написании итогового заключения по жалобе принимается только в случае убеждения юрисконсульта в том, что оспариваемая правовая норма фактически нарушает конституционные права заявителя. Решение о том, какие дела отклонить, а какие разрешить перейти к следующему этапу, основано на опыте юрисконсульта, а также на его отношении и ценностях. Однако это решение принимается не только юрисконсультом. Руководители всех юридических отделов и руководители Секретариата собираются два раза в месяц для обсуждения жалоб, которые будут поданы в Суд.

Помощники юриста никогда не принимают решение о передаче дела судьям самостоятельно. Каждое предполагаемое ходатайство сначала обсуждается на встрече с руководителем юридического отдела и другими коллегами. На ежемесячных собраниях руководители всех четырех юридических отделов, а также глава и заместитель руководителя Секретариата обсуждают все дела, которые должны быть переданы судьям.

Количество петиций, прошедших третий этап в 2012 году, составило 2613 (14%). По имеющимся статистическим данным трудно различить, какие дела проходили через место 3а, а какие — через место 3b.Мы можем опираться только на косвенные доказательства, а именно на дату вынесения решения и на то, изучалось ли дело конкретным судьей до того, как оно было передано на рассмотрение Суда. По этим косвенным данным мы можем оценить, что юрисконсульты подготовили проекты постановлений об отклонении примерно 2300 жалоб. Около 290 жалоб были отправлены в Суд вместе с заключительным резюме Секретариата.

Таким образом, на данном этапе работа Секретариата завершена, и процесс принятия решений становится обязанностью девятнадцати судей Суда.

На четвертом этапе среди судей распределяются проекты приказа об увольнении. Эти проекты, подготовленные юридическими отделами, обычно поступают к судьям за неделю до пленарного заседания. Судьи изучают жалобы и проекты приказов об увольнении, комментируя интересующие их дела. Судьи склонны избирательно подходить к каждому делу. Они уделяют больше внимания делам в своей области знаний, к остальным относятся поверхностно. Даже в этом случае внимательно изучаются только дела, имеющие некоторую особенность или важность для конкретного судьи.Проводя собеседования в кабинетах судей, мы заметили, что определенное количество избранных дел (обычно от трех до десяти) помечено зеленым стикером, что означает, что судья считает эти дела заслуживающими особого внимания. Принимая во внимание разнообразие опыта среди девятнадцати судей, мы можем предположить, что в среднем от 30 до 40 из примерно 200 дел обычно считаются заслуживающими внимания судей.

На пленарном заседании начальник каждого отдела представляет те дела, которые были отмечены судьями как важные, после чего судьи приступают к их открытому обсуждению.В большинстве случаев судьи одобряют проекты приказа об увольнении, но иногда принимают решение о придании делу более глубокого уровня правовой проработки. Учитывая большой объем дел, судьи, как правило, неохотно включают дела в свои досье. Возможно, некоторые судьи более активно защищают дела для будущего расследования, но процесс отбора дел слишком секретен, чтобы это установить. Обычно очень немногие дела вызывают острые споры у судей: не более одного-трех из примерно 150–180 дел, рассматриваемых на пленарном заседании.Если большинство судей проголосовало за более глубокое изучение дела, председатель суда назначает одного из судей для дальнейшего рассмотрения дела.

Если мы посмотрим на процесс отбора дел с исторической точки зрения (Таблица 1), то увидим, что в последние годы к судьям было подано больше ходатайств. Это свидетельствует о том, что ответственность за отбор дел и формирование повестки дня Конституционного Суда РФ возложена в большей степени на судей, чем на юрисконсультов Секретариата.Количество дел, представляемых судьям в виде проектов приказов об увольнении, в 2009 г. почти удвоилось по сравнению с 2008 г. и с тех пор неуклонно растет (рис. 1). Таким образом, бремя процесса отбора непропорционально переместилось со второго этапа на четвертый. Этот сдвиг можно объяснить, по крайней мере частично, заменой значительного числа сотрудников Секретариата при переводе Суда из Москвы в Санкт-Петербург. Другим возможным объяснением является повышение качества петиций: петиций, которые нельзя просто признать несоответствующими LCC.Хотя можно было бы подумать, что эти изменения должны были пойти на пользу заявителям, поскольку их шансы на получение одного дня в суде увеличились, этого, к сожалению, не произошло, и окончательный результат процесса отбора в РКЦ радикально не изменился: очень немногие дела доходят до стадии устных прений, в результате которых может быть вынесено окончательное решение (по-русски «постановление»).

На пятом этапе судьи начинают изучать жалобы, полученные ими от Секретариата (каждая в виде заключительного резюме, подготовленного на шаге 3b), или дела, которые Суд счел заслуживающими дальнейшего рассмотрения после пленарного заседания.Эта работа ведется независимо от всего, над чем работали сотрудники юридических служб на предыдущих этапах. Каждый судья разрабатывает собственную стратегию рассмотрения дел, поступивших к ним на юридический анализ. Некоторые судьи активно начинают собственное юридическое расследование и направляют десятки запросов, запрашивая экспертную консультацию, скажем, у государственных органов и/или университетских ученых-юристов. Некоторые судьи удовлетворены заключительным резюме, подготовленным Секретариатом, и основывают свои решения в основном на своем мнении.В каждом юридическом отделе есть по крайней мере один старший помощник по правовым вопросам, который в основном работает над заключением по назначению судьи. Другие судьи предпочитают обсуждать сложные моменты дела со своими личными помощниками или с помощниками по правовым вопросам Секретариата. Однако последняя возможность встречается довольно редко, поскольку общение между юридическими отделами и судьями обычно ограничивается письменным общением и обменом документами.

На шестом этапе, который называется «пленарное заседание по отчету судей», судьи снова собираются для принятия решения о том, должны ли жалобы быть отклонены Судом.Каждый судья представляет проекты постановления об увольнении после изучения ими дела. Издаваемые на данном этапе приказы об отклонении жалоб содержат обоснованные толкования оспариваемых норм и дают правоохранительным органам рекомендации по надлежащему применению норм.

До 2011 года суд иногда выносил постановление об увольнении с положительным результатом. Этот вид решения был аналогичен фактическому постановлению (или решению по существу) и содержал указание нижестоящему суду пересмотреть свое решение, но не требовал, однако, внесения каких-либо изменений в оспариваемую правовую норму.С поправками, внесенными в КЖС в 2011 году, подобные решения с положительным исходом практически исчезли.

Также на этом этапе особые мнения тех судей, которые не согласны с решением, регулярно дополняют отказ в подаче жалобы в Суд. В этом дополнении судьи, возражавшие против принятия решения, либо заявляют о своем несогласии с отказом в рассмотрении жалобы, либо предлагают альтернативное толкование правовых норм, лежащих в основе отказа.

Если принято решение о том, что дело должно быть рассмотрено судьями на самом высоком уровне (т.д., открытые судебные слушания или «устные прения»), судья-докладчик, назначаемый Председателем Суда исходя из компетенции судьи и текущей рабочей нагрузки, продолжает изучение дела и становится ответственным за его публичное изложение. во время общественных слушаний.

Седьмой этап — публичные слушания — единственный процессуальный шаг, полностью доступный для общественности. Присутствовать на них может каждый, а видео самых ярких случаев также можно найти в Интернете.

Наконец, на восьмом этапе Суд выносит определение.Обычно суду требуется от одного до трех месяцев для принятия окончательного решения. Но процесс достижения этого решения непрост. Ближе к концу этого процесса судьи проводят несколько дополнительных совещаний, прежде чем решение будет окончательно принято. Судья-докладчик несет ответственность за составление постановления после решения суда по существу дела. Только постановления Суда могут установить, является ли оспариваемая правовая норма полностью или частично неконституционной.

Наше исследование траектории обращения в Конституционный Суд показывает, что большинство обращений никогда не покидает Секретариат, не поступая к судьям.Начнем с того, что стоит изучить удивительно большое количество Уведомлений о несоблюдении. Эти цифры вызывают ряд вопросов. Что может лучше всего объяснить практику Секретариата? Не слишком ли активно Секретариат отфильтровывает петиции? Как Суд координирует работу Секретариата?

6. Обсуждение порядка отбора дел в Конституционном Суде

Основная цель обращения в Конституционный Суд в процессе принятия решения – «сделать выбор между конфликтующими правами и исправить складывающийся социальный дисбаланс» ( Массирование 2002). Таким образом, процесс отбора дел как часть более широкого процесса принятия решений отражает эффективность Суда в устранении этого дисбаланса.

В дальнейшем я сосредоточусь только на работе Секретариата, так как это место, где формируется поток невыразительных петиций, а структура допущенных к продвижению трансформируется в индивидуальные жалобы. Объяснение того, в чем состоит работа помощника по правовым вопросам и каковы его обязанности и обязанности, может дополнительно пролить свет на процесс.Необходимо учитывать степень их взаимной структурной зависимости (или самостоятельности) и степень контроля их деятельности со стороны судей.

Есть по крайней мере три гипотезы, которые могут помочь объяснить процесс отбора дел в Конституционном Суде России. Эти гипотезы не исключают друг друга, и все они могут использоваться для описания процесса отбора дел Секретариатом. Первый постулирует, что решение о том, какое дело следует продвигать, основывается исключительно на требованиях Закона о Конституционном суде. Я называю это объяснение «юридической» (или «юриспруденционной») моделью. Вторая гипотеза касается помощников по правовым вопросам, принимающих решения на основе своих индивидуальных предпочтений и позиций при выборе дел с широкой степенью свободы действий. Третья гипотеза предполагает, что, как и любая другая организация, RCC разработала собственный набор бюрократических практик, регулирующих процесс отбора дел. Такая бюрократизация (или менеджеризация) рискует подорвать его роль как мощного политического института.

7. Модель юриспруденции

Первая из приведенных выше гипотез является легалистской (юриспруденционной). Он объясняет процесс принятия решений сугубо с юридической точки зрения. Эта модель утверждает, что только закон регулирует поведение клерков и судей. Когда суд утрачивает способность надежно выполнять свою политическую функцию, он сосредоточится на юридических целях, а именно на определенности и последовательности (Baum and Perry 1993, p. 446). Сосредоточенность на чисто юридических соображениях помогает Суду преодолеть политическую предвзятость, поскольку секретность процедур отбора дел «обеспечивает Суду простой способ отказаться от участия в политически нестабильных спорах» (Baum and Perry 1993, p.446).

Что касается процесса отбора дел в RCC, то это объяснение кажется наиболее разумным. Во всех наших интервью помощники юристов и судьи настаивали на том, что выбор дела решается исключительно с юридической точки зрения. По их мнению, процессуальное будущее имеют только дела, полностью удовлетворяющие всем формальным требованиям Закона о Конституционном суде. Несмотря на то, что это наиболее популярное обоснование процесса отбора дел в Суде, эти принципы, на наш взгляд, не всегда строго соблюдаются.

Действительно, фактическое поведение помощников юриста дает больше возможностей для нюансов и усмотрения. Не все дела, которые могли бы быть хорошими кандидатами для отказа в корреспондентском отделе, устраняются на практике. Например, LCC требует, чтобы все петиции были представлены в трех экземплярах, и чтобы они содержали подтверждение оплаты пошлины и копию правового акта, оспариваемого в петиции. Однако отсутствие любого из этих документов обычно не сразу убивает петицию.

Существует решение руководящего органа Суда о том, что мы не должны оспаривать незначительное формальное несоблюдение LCC. Во многих случаях мы можем формально применить требования ККТ и отклонить петицию по причине отсутствия почтового адреса Государственной Думы (парламента России). В этом случае петиция обязательно вернется, но проситель будет недоволен нашим формализмом.

(Интервью 24)

Таким образом, Секретариат и Суд в целом понимают, что некоторые правила LCC носят чрезмерно формальный характер и могут даже показаться утомительными.В результате они могут немного смягчить формальные требования и сосредоточиться на содержании петиции. Если петиция содержит четко сформулированную юридическую проблему, она, скорее всего, будет отправлена ​​на следующий этап. Это происходит довольно регулярно и поэтому подрывает легалистскую гипотезу о процессе отбора дел.

8. Усмотрение при выборе дела

Липски был одним из первых ученых, подчеркнувших значительную свободу действий государственных служащих при предоставлении своих повседневных услуг (Lipsky 2010).Он указал, что профессионалы «должны проявлять дискреционное суждение в своей области. Они регулярно отклоняются в своих специализированных областях работы и относительно свободны от надзора со стороны начальства или контроля со стороны клиентов» (Липски 2010, стр. 14). Это утверждение можно отнести и к аппарату Конституционного Суда России. Однако сам Суд является элитарным политическим органом, участвующим в разработке государственной политики, в отличие от бюрократии среднего звена, которая должна внедрять правила и положения, сформированные элитами, определяющими политику (Segal and Spaeth, 2002).Таким образом, на помощников юристов возлагается двойное бремя: они должны не только принять юридически «правильное» решение, но и реализовать цели Суда как политического института.

Степень влияния помощника юриста на процесс отбора дел весьма спорна. Широкая общественность очень часто придерживается мнения, что это влияние относительно велико.

Действительно невозможно игнорировать влияние помощников по правовым вопросам Секретариата, так как они выполняют большую часть юридической работы внутри Суда.Они выбирают случаи, которые признаны несоответствующими; готовят проекты приказов об увольнении; и они даже подготавливают заключительные выводы по жалобе, если суд решит принять ее к рассмотрению. При таком объеме работы, проделанной Секретариатом, было бы неразумно утверждать, что Секретариат не имеет никакой власти над судьями.

A:
Мы все обсуждаем, нужно ли подавать петицию судьям или нужно подготовить проект приказа об увольнении.И, конечно, иногда у нас совпадают мнения. В то время как один коллега может заявить, что судьям ничего не нужно рассматривать, другой может настаивать на том, что вопрос, поднятый в петиции, должен быть передан судье, поскольку существует конституционная проблема. Это не произвольное решение; мы делаем это коллективно.
Q:
И если есть принципиальные разногласия по поводу того, передавать ли дело судьям, что вы делаете?
А:
Ничего, передаем судье резюме дела, дополненное позицией другого отдела.Затем судья рассматривает все резюме, совпадающие позиции и выбирает ту, которая, по его мнению, уместна в данном конкретном случае, а затем приступает к подготовке заключения. (Интервью 17)

Вопрос в том, какой властью на самом деле обладает Секретариат, и существуют ли механизмы, которые Суд может использовать для регулирования этой власти? Какие дела выбираются для рассмотрения судьями, а какие остаются без внимания? Можно предположить, что судьи посылают какие-то сигналы помощникам юристов, основанные на их установках, которые, в свою очередь, помогают определить, какие дела отбираются и продвигаются как минимум на шестую стадию (когда дела изучаются судьями).Однако структура РКЦ, допускающая относительно большую степень независимости и разделение между юридическими отделами и самим Судом, не способствует поддержанию открытого канала связи в обоих направлениях.

Однако, если мы посмотрим на два подразделения RCC как на две отдельные организации — Секретариат и сам Суд — мы обнаружим, что каждый член Секретариата интерпретирует закон в соответствии со своим собственным набором убеждений и взглядов. Эти убеждения подталкивают помощников юристов к написанию убедительного заключительного резюме жалобы, чтобы сделать ее аргументы звучными и убедительными.Подводя итоги, помощник юриста должен, во-первых, убедить Главу Секретариата в том, что жалоба заслуживает рассмотрения судьями, а во-вторых, убедить Суд принять жалобу к рассмотрению. Иногда при рассмотрении особо сложных дел помощники юристов пишут конкурирующие заключительные заявления, устраивая между собой своего рода соревнование. Это не исключительная ситуация, и в случае, если оба резюме достойны рассмотрения судей, их обязанность, несмотря на качество обоих, выбрать наиболее убедительное резюме или предложить альтернативное решение.

Таким образом, необходимо реконструировать признаки «хорошей жалобы», имеющей хорошую процессуальную перспективу в глазах помощников по правовым вопросам Секретариата.

Первым таким признаком является новизна поднятого в петиции вопроса. Пересмотр чаще предоставляется по делам, которые поднимают вопросы, ранее не рассматривавшиеся. Большинство таких случаев возникает при введении правительством нового законодательства, что приводит к противоречивой практике применения закона.Наиболее примечательным событием такого рода стало введение в 2003 г. нового Закона о пенсиях, вызвавшего столько споров, что в суд обратились сотни людей. Некоторые другие реформы также привлекли большое внимание заявителей к Суду. В таких случаях Суд принимает решения, разъясняющие способы применения закона. Постановления и постановления Суда об увольнении призваны дать обществу и судам низшей инстанции лучшее понимание того, как следует применять новое законодательство.Именно так Суд создает прецедент и формирует правовую политику. Как юридические помощники Секретариата, так и судьи утверждают, что в большинстве случаев, связанных с новым законодательством, петиции рассматриваются очень внимательно и тщательно. Однако несколько петиций по одной и той же теме часто объединяются в одно дело и решаются совместно.

Труднее найти новизну в делах, которые ставят под сомнение давно установленные законы, но вместо этого сосредоточены на применении закона к определенной группе сторон в процессе.Тем не менее, даже в этом случае у заявителей есть хорошие шансы на то, что их ходатайство будет рассмотрено судом. Тем не менее, заявители должны иметь в виду, что суд ценит юридическое исследование того, был ли вопрос, затрагиваемый в петиции, уже рассмотрен судом.

Перед подачей заявления в Конституционный Суд я изучил все решения, все реализации этой правовой нормы Верховным Судом РФ. Я также изучил решения Конституционного Суда и выяснил, что Суд никогда не принимал решений по этому конкретному вопросу.С самого начала я понял, что этот вопрос никогда не поднимался перед Судом именно с такой точки зрения.

(Интервью 3)

Второй признак «правильной жалобы» зависит от усмотрения помощников юриста в отношении логической последовательности ходатайства. Более чем в 90% случаев обращения в РКЦ пишут сами граждане. Только около 4,4% заявителей имеют возможность нанять законного представителя для представления своего дела в Конституционном суде.Поэтому петиции часто кажутся неуклюжими, запутанными и логически бессвязными. В обязанности помощника юриста входит установление того, какая норма оспаривается и чем она нарушает конституционные права заявителя.

Мы связаны этими двумя вопросами, но почему заявитель считает, что правовой акт нарушает его права, для нас не важно. В конце концов, нам нужно найти надлежащие [юридические] аргументы.

(Интервью 12)

Вопрос о нарушении прав сложный.Помощнику юриста предлагается сыграть в двухэтапную игру. Во-первых, они должны оценить, относится ли оспариваемая норма к вопросу, поставленному гражданином в обращении. Например, заявитель (скажем, родитель студента колледжа) оспаривает Закон об образовании, который не имеет отношения к их правам, но имеет отношение к правам их ребенка, и, следовательно, только ребенок имеет право оспаривать закон. закон. Во-вторых, если вопрос актуален, помощник юриста должен оценить, не нарушает ли оспариваемая норма конституционные права заявителя.

Опять же, было бы неразумно игнорировать систематическую ошибку отбора, которая часто определяется отдельными значениями. Таким образом, помощники юристов якобы прилагают больше усилий к делам, которые они считают важными, и пропускают дела, которые они считают менее важными или тривиальными.

A:
Вы знаете, что нет особых требований к заключительному резюме петиции. Можно применить общую логику юридического процесса. Это означает, что хороший документ — это тот, который достигает своих целей.Если я пойду в суд (обычный гражданский суд), мой иск должен быть написан таким образом, чтобы судья мог вырезать заголовок «Исковое заявление» и написать вместо него «Решение суда» и использовать все мои доводы в мою пользу. Здесь работает та же логика. Естественно, при передаче материалов дела судьям мы хотим быть максимально четкими и подробными. Мы стараемся провести глубокую юридическую проработку дела, чтобы составить прозрачное и понятное резюме.
Q:
Это большой документ?
A:
Обычно это более 10 страниц, но менее 25.(Интервью 6)

Третьим атрибутом потенциально успешной петиции является тип автора петиции. Тем не менее, оценка его эффективности и практичности является очень спорным вопросом. Большинство обращений в Конституционный Суд подаются самими гражданами. Например, в 2012 г. процент таких обращений составил 93,2%; еще 4,4% ходатайств были подготовлены законным представителем стороны в деле; только 1,7% заявителей были хозяйствующими субъектами; и лишь несколько петиций были поданы правительственными или законодательными органами или некоммерческими организациями.Однако процент успешности существенно различается: из 18 745 обращений, поданных гражданами в 2012 г., только 27 завершились решением по существу. Некоторые петиции были объединены в одно дело; следовательно, общее количество фактических постановлений было всего семь (с вероятностью успеха 0,04%). Совсем иную картину дают обращения, поданные федеральными и региональными законодательными органами. Из пятнадцати заявлений, поданных этими субъектами, Суд принял решения по десяти и вынес пять постановлений (с показателем успеха 33%).Причины этих различий требуют специального изучения. Тем не менее, все в Суде знают об этих цифрах, поэтому Секретариат использует тип петиционера в качестве индикатора того, какие петиции необходимо подать. Тем не менее помощники юристов вряд ли когда-нибудь признаются, что относятся к петициям, поданным законодательными органами, иначе, чем к петициям, поданным частными лицами. Такое необычное неравенство в отношении избирательности они скорее объясняют с законодательной точки зрения: запросы законодательных органов могут быть направлены непосредственно в Конституционный суд, а решения нижестоящих судов с меньшей компетенцией являются необходимой предпосылкой для рассмотрения обращений граждан Конституционным судом. суд.

Четвертый фактор, который может повлиять на успех петиции, заключается в том, поднимает ли петиция проблему, часто обсуждаемую в юридических науках. Многие помощники по правовым вопросам в Секретариате имеют академическое образование. Большинство из них, помимо дипломов юристов, регулярно публикуются в юридических журналах и преподают на юридических факультетах различных вузов Санкт-Петербурга. Вот почему они продвинуты в теории права и опытны в юридических дискуссиях:

Когда возникает проблема в теории права, и мы знаем об этой проблеме, петиция немедленно передается наиболее опытному помощнику юриста для подготовки заключительного резюме и отправить судьям.

(Интервью 21)

Юристы находят эту ситуацию очень привлекательной и сложной:

Работать с такими жалобами интересно. Есть место для оригинальности, и такие кейсы дают возможность реализовать некоторые научные идеи. Результаты моего исследования можно оформить при написании заключительного резюме. Однако я должен подчеркнуть, что заключительные резюме значительно отличаются по стилю от экспертной записки, которую я написал как ученый-правовед до того, как начал работать в Суде.

(Интервью 8)

Наши респонденты нечасто обсуждали политическую значимость проблемы. Подавляющее большинство дел, представленных в Суд, касаются уголовных и социальных вопросов. Поэтому большинство помощников юристов никогда не рассматривали петиции, направленные против наиболее спорных законов, тех законов, которые представляют собой грубое нарушение основных конституционных прав, таких как «Закон о свободе собраний»4 или другие подобные законы.

Хотя помощники по правовым вопросам Секретариата однозначно обладают определенной властью над тем, какое дело должно быть рассмотрено, их влияние не следует, тем не менее, переоценивать.Окончательное решение принимается на пленарном заседании самими судьями. Вероятность того, что судья примет проекты, написанные помощниками юристов Секретариата, зависит от вопроса, поставленного в петиции. Отдельный судья иногда может быть более склонен убедить своих коллег в том, что петиция заслуживает рассмотрения. Существует несколько механизмов, регулирующих влияние Секретариата на процесс отбора дел. Суд как относительно крупная организация вырабатывает механизмы формального и неформального контроля над Секретариатом.

Во-первых, существует юридическая норма, дающая заявителю право требовать рассмотрения его ходатайства Судом, что фактически вообще минует Секретариат. Это право закреплено в ст. 40 ЖКК (Балытников, 2012)⁠ и в ст. 23 Регламента Суда (Сивицкий 2012а)⁠. Когда они рассматривали возможность включения этого элемента в LCC, законодатели, вероятно, предположили, что петиционеры могут захотеть, чтобы документ содержал и ограничивал влияние Секретариата на процесс отбора дел.Иногда есть просители, которые пользуются этим правом. Тем не менее, ни один из опрошенных нами работников суда не смог припомнить случая, когда такого рода ходатайства рассматривались по существу и отклонялись судьями на пленарных заседаниях.

Поток письменных служебных записок, документирующих директивы судей, в Секретариат является вторым механизмом управления процессом отбора дел, происходящим в Секретариате. В целом работники Секретариата, за исключением руководителей юридических отделов, на пленарные заседания не ходят.Поэтому наиболее ценным источником информации об установках и склонностях судей в процессе отбора дел являются стенограммы пленарных заседаний. При чтении обсуждения судьей по конкретным делам помощники юриста получают информацию, подсказки о том, как подготовить проекты постановления об увольнении, какими доводами правомерно обосновать проекты постановления об увольнении, как должны быть составлены проекты постановления об увольнении. разработаны с точки зрения письма и стиля.

Стенограммы пленарных заседаний помощникам юристов не предоставляются.Только наиболее важные замечания судей по процессу отбора дел и их поручения в Секретариат передаются в виде письменных указаний через руководителя Секретариата.

Власть помощников юристов над судьями в процессе отбора дел не безгранична. Перед пленарным заседанием каждый судья получает все проекты постановлений об увольнении, подготовленные помощниками юристов Секретариата, и у них есть неделя на их изучение. Если судьи хотят что-то изменить в проекте или считают, что дело отнесено к более глубокому рассмотрению, они делают пометку или отметку о том, что дело должно быть рассмотрено в пленарном заседании.Таким образом, судьи не исключаются из процесса отбора дел и могут осуществлять полный контроль над повесткой дня Суда.

Хотя Суд использует различные инструменты для ограничения влияния помощников юриста, остается проблема с достоверностью решений Суда. Тот факт, что проекты приказов об увольнении пишут помощники юристов, регулярно вызывает критику со стороны юристов и широкой общественности.

Желание Секретариата избежать «чрезмерной» активности своих критиков могло привести к некоторым существенным изменениям, наблюдаемым в схемах отбора дел.Как было показано выше (рисунок 1), количество заявлений, признанных несоответствующими требованиям, в 2008 г. значительно уменьшилось, а количество судебных решений о прекращении дел увеличилось.

Увеличение количества приказов об увольнении легко объяснимо. Когда мы были в Москве, практика сложилась так, что на петицию сначала отвечали помощники юриста. Если мы посчитали, что нет перспективы доводить ходатайство до постановления, юридический отдел писал ответ.А помощники юристов иногда заходили слишком далеко, аргументируя свой ответ, за пределы своей компетенции, установленной ст. 40 ЖК. Например, они могли указать в своем уведомлении, что ходатайство было написано неподходящим лицом, потому что именно помощнику юриста суд вынесет постановление об отклонении. Так что за счет этих откликов мы уменьшили количество заказов. Теперь мы строго соблюдаем закон и не будем ни в малейшей степени вмешиваться в компетенцию судей.Мы будем строго делать только то, что позволяет нам делать закон. И когда мы видим здесь что-то, где мы раньше писали в ответе, но это должны были решить судьи, мы вместо уведомления Секретариата готовим проект приказа об увольнении.

(Интервью 17)

Не так много сравнительных исследований работы помощников юристов в других судах. Сравнивая дело Конституционного суда России с делом Верховного суда США, мы могли бы выявить различия в практике и лучше понять наши выводы.С конца 1950-х годов вопрос о том, влияют ли клерки Верховного суда США на судей, более или менее регулярно всплывал в качестве темы социально-правовых исследований5. Хотя то, как этот вопрос часто формулируется в юридической литературе, предполагает скандальный ответ, исследования, проведенные до сих пор, предполагают, что влияние судебных клерков ниже, чем это предполагает широкая общественность (Provine, 1980; Peppers, 2006; Kenney, 2000; Ward and Weiden). 2006). Не иначе как в Конституционном Суде России.Усмотрение и свобода помощников юриста регулируются набором формальных правил и неформальным взаимодействием судей и Секретариата через руководителей четырех юридических департаментов и самого руководителя Секретариата. Однако непосредственное взаимодействие помощников по правовым вопросам Секретариата и судей очень ограничено и происходит крайне редко внутри суда. В этом смысле практика Конституционного суда России существенно отличается от практики Верховного суда США.

9. Управление процессом отбора дел

Усмотрение помощников по правовым вопросам ограничивается не только сообщениями, которые судьи направляют в Секретариат в виде письменных показаний и протоколов пленарных заседаний, но и логикой бюрократического организация. Этот процесс управленческости (или бюрократизации) явно наблюдается на всех этапах судебной деятельности. Как видно из Таблицы 1, количество ходатайств, ежегодно получаемых Судом, значительно увеличилось за последние пять лет.В то время как способность суда выносить определенное количество решений ограничена, основное внимание уделяется времени и эффективности рассмотрения дела. Некоторые ученые утверждают, что в ответ на возросшую нагрузку Суд может начать экспериментировать с различными процедурами, чтобы « облегчить бремя, возложенное на суд непрофессиональными петициями» (Провин, 1980, стр. 20). Другие выдвинули политические аргументы. По их мнению, когда суды не выполняют свою социальную и политическую роль и не способны проводить эффективную политику, все, что остается, — это корректирующая повестка дня.Вместо того, чтобы играть активную роль в разрешении конфликтов между различными ветвями власти, суд должен взять на себя квазибюрократическую и квазизаконодательную роль. Как пишут Гроссман и Эпп (2002), судьи постоянно повторяют рефрен: «Суды должны быть судами». Однако при такой девальвации своей роли «они ослабляют политический процесс и ставят под угрозу собственную легитимность» (Grossman and Epp 2002, p. 104).

Загруженность помощников юристов в Конституционном суде достаточно высока.Ожидается, что каждый служащий, работающий в отделе корреспонденции, будет просматривать и принимать решения по 10-20 ходатайствам в день. Помощники юриста, работающие в юридических отделах, должны не только отсеивать ходатайства, но и проводить расследование дела, готовить проекты постановлений об увольнении и служебные записки для судей. Объем работы в абсолютном количестве очень неравномерен между различными юридическими отделами, каждую неделю юрисконсульт отдела публичного права рассматривает от 3 до 4 дел.На кафедре уголовного права помощник юриста часто работает с десятью.

Процесс бюрократизации (или менеджеризации) происходит на нескольких уровнях внутри Конституционного Суда РФ. Во-первых, суд вырабатывает и усложняет свои собственные процедуры. Во-вторых, суд усиливает собственную легитимность, делая акцент на сроках рассмотрения дела.

9.1. Рутины Суда
Поскольку Суд ежегодно рассматривает тысячи петиций, его задачи неизбежно становятся «рутинными» (Нельсон и Винтер, 1982).Рутина — это набор правил, процедур, соглашений, ролей, стратегий и технологий, составляющих организацию (Lewitt and March 1995). Cohendet and Llerena (2003) выделяют три функции рутины: координационную, когнитивную и мотивационную. Когнитивная функция рутины отвечает за трансляцию знаний в организации. Мотивационная функция рутины заключается в контроле внутриорганизационного конфликта. Организации разрабатывают методы, улучшающие использование ограниченных ресурсов.Рутина гарантирует регулярность и предсказуемость индивидуального поведения как части коллективного поведения, потому что рутина воплощает в себе образец успешного решения проблемы в прошлом.

Координационная функция регламента осуществляется за счет использования шаблонов, например, для подготовки извещений о несоответствии и проектов приказов об увольнении. Эти шаблоны содержат ссылки на конкретные статьи правовых актов или заранее подготовленные заявления, поясняющие, почему ходатайство признано нецелесообразным.После того, как помощники юристов закончат изучение петиции и примут решение о том, что написать в ответе, им останется только соединить разные шаблоны в одном письме. Секретариат объясняет использование таких шаблонов тем, что подчеркивает необходимость соблюдения принципа единообразия в своей корреспонденции, координируя таким образом работу многих людей для достижения последовательного результата.

Если вы позволите любому человеку писать по-своему, Суд перестанет быть общественным учреждением, а будет собранием романистов.Ну вот. И так да, мы начинаем с определенного шаблона. Тем более, что так проще проверять наши ответы. Чтобы работа оставалась в русле.

(Интервью 1)

Шаблоны и электронная база извещений и распоряжений также выполняют познавательную функцию. Помощники юриста могут использовать их, чтобы сослаться на решение, найденное коллегой по аналогичному вопросу или в аналогичном случае, и тем самым снизить уровень личного беспокойства или неуверенности в выполнении своей работы.

Рост формализации через шаблоны приводит к перераспределению контроля и снижению степени личной ответственности. Каждое уведомление о несоблюдении подлежит двойному контролю, сначала со стороны помощника юриста, а затем со стороны начальника отдела. Первый проверяет формальные элементы уведомления, а второй проверяет факты, указанные в уведомлении. Состоящие из упорядоченных шаблонов, эти стандартизированные письма делают их работу быстрее и проще.

Согласно эволюционной теории организации, рутинизация рабочих процедур — естественный процесс, следующий за ростом организации (Нельсон и Винтер, 1982).Однако это приводит к утрате индивидуального подхода к отдельным обращениям.

Предварительно я пытался вызвать просителя на диалог, подсказать, как улучшить петицию. Теперь наша работа полностью шаблонна…

(Интервью 2)

Возможные в небольшой организации, «мягкие» практики обеспечивают высокий уровень индивидуализации и творчества в решении проблем. Однако они редко выживают в большой организации. Вполне естественно, что степень рутинизации выше в местах с большей загруженностью, т.е.д., в заочном отделе. Однако он уменьшается по мере того, как петиция продвигается дальше к последним этапам процесса принятия решения. В юридических отделах помощники по правовым вопросам не ограничены шаблонами, установленными их отделом, или судебными постановлениями. Скорее, они разрабатывают свои собственные шаблоны. Эти шаблоны позволяют им облегчить свою работу и увеличить скорость, с которой они могут писать уведомления и проекты приказов.

Организационные теоретики заявляют, что сложные процедуры не зависят от индивидуумов (Lewitt and March 1988).Процедуры способны пережить постоянную смену людей, которые их выполняют. Однако в случае Конституционного Суда России мы наблюдаем коренное изменение практики, сложившейся в Суде до его переезда в Санкт-Петербург. Перевод совпадает с заменой большинства бывших помощников юристов новыми юристами и с увеличением рабочей нагрузки. Как увеличение нагрузки, так и смена состава суда привели к исчезновению ранее принятых «мягких» процедур.Однако практика, допускавшая более индивидуально ориентированное взаимодействие с каждым просителем, была заменена новыми, более строгими формализованными правилами.
9.2. Давление времени
Время, отведенное на рассмотрение дел, является одним из институционализирующих факторов всего процесса принятия решений. Понятие разумного времени судебного разбирательства является одним из основных принципов судебной системы. Задержка судебных разбирательств вызывает общее недовольство судебной системой (Johnson 1997; Steelman 1997).Резник (1982) писал, что для снижения давления «календарного контроля» судьям следует экспериментировать со схемами, позволяющими ускорить рассмотрение дел. Бывший Председатель Конституционного Суда РФ признал, что нехватка времени подталкивает суд к наделению Секретариата более широкими полномочиями по контролю и лучшему обеспечению соответствия рассматриваемых обращений требованиям ЖКК (Витрук 2010: 388).

В Конституционном суде сжатые сроки организуют ритм как судей, так и всего Секретариата.В обязанности помощников по правовым вопросам входит определение времени ответа. Автоматическая система записи отправляет напоминание о приближении срока рассмотрения дела. Более того, это усилило административный контроль за качеством государственных услуг и создает дополнительное давление на помощников по правовым вопросам Суда. Все это побуждает помощников юристов очень тщательно планировать свой рабочий процесс и не откладывать этот рабочий процесс.

Срок рассмотрения жалобы ограничен одним месяцем.Если мы (юрисконсульты отдела корреспонденции) видим, что обращение может быть передано в юридический отдел или в аналитический отдел, мы стремимся сделать это как можно быстрее, в лучшем случае в тот же день, т.к. подготовить ответ или проект приказа или резюме. По остальным обращениям у нас есть больше времени для написания уведомлений о несоответствии, но я лично не намерен откладывать работу.

(Интервью 1)

В целях экономии времени и сил на проверку содержания проектов приказов об увольнении, подготовленных юридическими службами, проекты помечаются цветными наклейками.Помощники по правовым вопросам используют зеленые стикеры для проектов постановлений по вопросам, которые уже были рассмотрены Судом в его постановлениях или других постановлениях. Красные наклейки используются для обозначения случаев, которые вызывают новые вопросы.

Судьям также приходится разрабатывать стратегии, чтобы справляться с высокой нагрузкой и постоянным увеличением числа рассматриваемых жалоб. Готовясь к пленарному заседанию, они распределяют проекты приказов об увольнении между собой и двумя своими помощниками.Благодаря подготовительной работе, ведущей к отбору только тех дел, которые содержат важные вопросы, судьи имеют возможность сэкономить время на обсуждение в ходе пленарного заседания. После внесения в 2011 году новых поправок в ЗКК и упразднения двух палат актуальной проблемой стало время, затрачиваемое на обсуждение. Достичь соглашения между девятнадцатью судьями гораздо труднее, чем между девятью (или десятью), как это было в двухпалатном суде.Хотя многие исследования о том, как размер суда присяжных влияет на продолжительность судебного разбирательства, противоречивы, некоторые из них более или менее убедительно показали, что среднее время судебного разбирательства для присяжных из двенадцати человек будет в два раза больше, чем для суда присяжных. испытательный срок для меньшего числа присяжных (Zeisel and Diamond 1974). Аналогичная логика применима и к работе судей РКЦ. Сбалансировать конкурирующие требования цейтнота и необходимости тщательного анализа дела — сложная задача. Статистика Суда показывает, что суду, как правило, не удается найти этот баланс.За последние три года количество постановлений об увольнении увеличилось, но количество постановлений осталось стабильным (см. табл. 1). Это означает, что Секретариат нашел способ адаптироваться к растущему количеству петиций, в то время как Суд барахтался, не в силах реагировать на рост своей нагрузки.

10. Выводы

За последние пять лет Конституционный Суд России пережил немало потрясений, каждый раз подрывая его привычную работу. Такие события, как перенос Двора из Москвы в Санкт-Петербург.Санкт-Петербург и последующая смена юридического состава, внесение изменений в УК РФ и увеличение количества ходатайств примерно на 20% за пять лет — все это повлияло на процесс отбора дел.

Единого объяснения процесса отбора дел в Конституционном Суде нет. На первых этапах процесса мы наблюдаем значительное влияние Секретариата. Секретариат и его помощники по правовым вопросам, отделенные от самого Суда, играют заметную роль в этом процессе.

Было бы ошибкой утверждать, что LCC дает помощникам по правовым вопросам Секретариата строгие правила, в соответствии с которыми дела должны быть отобраны, а другие должны быть отклонены. В итоге очевидно, что правила расплывчаты, а степень свободы в процессе принятия решений относительно высока.

Поведение помощников юриста, отвечающих за фильтрацию петиций, зависит от разных факторов. В суде, разделенном на две части, помощники по правовым вопросам используют свой опыт, чтобы продвигать к судьям ходатайства, которые они считают наиболее сложными.С другой стороны, общение с заявителями стало гораздо более формальным и менее индивидуальным. Благодаря этому Секретариат сокращает поток петиций. Однако мы не находим веских доказательств того, что Секретариат существенно влияет на повестку дня Суда. Вместо этого более вероятно, что институциональные и организационные факторы повлияли на то, как Суд формирует свою повестку дня.

Судья Стивен Брейер уйдет в отставку, предоставив Байдену выбор в Верховный суд: NPR

  • Скрыть заголовок

    Судья Стивен Брейер, фото 2015 года.

    Предыдущий Следующий

    Ариэль Замбелич/NPR

  • Скрыть заголовок

    Президент Билл Клинтон бегал трусцой со своим кандидатом в Верховный суд Стивеном Брейером на Национальной аллее 16 мая 1994 года. Брейер, известный тем, что поддерживал себя в хорошей физической форме, также как минимум трижды разбивал свой велосипед.

    Предыдущий Следующий

    Дэвид Аке/AFP/Getty Images

  • Скрыть заголовок

    (В первом ряду слева направо) судья Антонин Скалиа, судья Джон Пол Стивенс, председатель Верховного суда Джон Робертс, судья Сандра Дэй О’Коннор, судья Энтони Кеннеди и (задний ряд слева направо) судья Рут Бадер Гинзбург, судья Дэвид Саутер , судья Кларенс Томас и судья Стивен Брейер позируют фотографам в U.S. Верховный суд, 31 октября 2005 г., Вашингтон, округ Колумбия.

    Предыдущий Следующий

    Марк Уилсон / Getty Images

  • Скрыть заголовок

    Судья Верховного суда Стивен Брейер в шляпе и галстуке «Кот в шляпе» жестикулирует, читая книгу доктора Сьюза « О, места, куда вы пойдете!» учащимся вашингтонской начальной школы Уоткинса в Верховном суде в марте 2003 года в рамках Дня чтения по всей Америке.

    Предыдущий Следующий

    Эван Вуччи/AP

  • Скрыть заголовок

    Бывший судья Верховного суда США Сандра Дэй О’Коннор беседует с судьей Стивеном Брейером в рамках проекта Сандры Дэй О’Коннор на форуме о состоянии судебной системы «Поддерживая баланс: справедливые и независимые суды в новую эпоху» в юридическом центре Джорджтаунского университета на 20 мая 2009 года в Вашингтоне, округ Колумбия.С.

    Предыдущий Следующий

    Чип Сомодевилла / Getty Images

  • Скрыть заголовок

    Британский принц Чарльз выходит из Верховного суда вместе с судьей Брейер (в центре) в Вашингтоне, округ Колумбия, 3 мая 2011 года.

    Предыдущий Следующий

    Алекс Брэндон/AP

  • Скрыть заголовок

    Судья Стивен Брейер (слева) говорит вместе с судьей Антонином Скалиа, когда они дают показания перед Судебным комитетом Сената на слушании под названием «Учет роли судей в соответствии с Конституцией Соединенных Штатов» в здании офиса Сената Харта в Вашингтоне, округ Колумбия.С., 5 октября 2011 г.

    Предыдущий Следующий

    Джуэл Самад/AFP/Getty Images

  • Скрыть заголовок

    Судьи Верховного суда США (слева направо) Энтони Кеннеди, Рут Бейдер Гинзбург и Стивен Брейер играют самих себя в постановке Вашингтонской оперы « Летучая мышь » в Зале Независимости в Вашингтоне, округ Колумбия.C., 6 сентября 2003 г. Несмотря на их ограниченное резюме исполнительского искусства, эти трое редко появлялись в опере, не поя.

    Предыдущий Следующий

    Джеральд Герберт/AP

  • Скрыть заголовок

    Судьи Верховного суда Елена Каган (в центре) и Стивен Брейер покидают собор святого апостола Матфея с духовенством после ежегодной Красной мессы для судей Верховного суда в Вашингтоне, 10 октября.5, 2014.

    Предыдущий Следующий

    Хосе Луис Магана/AP

  • Скрыть заголовок

    Судья Брейер и его жена Джоанна на послеобеденном чаепитии 18 января 2017 года, организованном посольством Великобритании в честь инаугурации президента США.

    Предыдущий Следующий

    Пол Мориги / Getty Images

  • Скрыть заголовок

    Судья Стивен Брейер, фото 2021 года.

    Предыдущий Следующий

    Элизабет Гиллис/NPR

Судья Верховного суда США Стивен Брейер уходит в отставку после более чем двух десятилетий работы в высшем суде страны, сообщили NPR источники в Верховном суде и администрации Байдена. Ожидается, что Брейер сделает заявление в Белом доме в четверг.

Брейер — профессор, практичный и умеренно либеральный — написал многие юридически важные, но менее гламурные решения суда и стремился за кулисами добиться консенсуса центристских решений в консервативном суде.

Отставка Брейера дает президенту Байдену первую возможность назначить нового судью в суде. Во время кампании 2020 года он пообещал назвать чернокожую женщину, если у него будет такая возможность. Сообщается, что двумя ведущими претендентами являются федеральный судья Кетанджи Браун Джексон, который был в шорт-листе президента Барака Обамы в суд в 2016 году, и судья Верховного суда Калифорнии Леондра Крюгер, которая работала помощником, а затем заместителем генерального солиситора как в демократической, так и в республиканской администрациях. до ее выдвижения в высший суд Калифорнии.

Обе женщины молоды с точки зрения назначения в Верховный суд. Джексону 51 год, а Крюгеру 45. И у обоих отличные юридические навыки.

Белый дом отказался от комментариев до официального заявления Брейера. На вопрос, выполнит ли Байден свое предвыборное обещание выдвинуть кандидатуру чернокожей женщины в суд, пресс-секретарь Джен Псаки подтвердила обязательство Байдена выполнить это обещание.

Решение Брейера уйти в отставку стало облегчением для либеральных демократов после того, как республиканцы протолкнули трех кандидатов от президента Дональда Трампа, используя беспрецедентную тактику. Действительно, в прошлом году некоторые либеральные группы публично потребовали от Брейера уйти в отставку, даже устроив демонстрацию перед Верховным судом. Однако правосудие возражало. В интервью NPR он сказал, что решение о том, когда уйти на пенсию, «имеет много сложных частей. Я думаю, что знаю о большинстве из них и рассмотрю их.»

Его решение остаться еще на год, вероятно, в значительной степени было связано с основными проблемами, с которыми суд должен был столкнуться — абортами, оружием, отделением церкви от государства и потенциально позитивными действиями. Все это вопросы, к которым у него есть сильные чувства, и он думал, что его 27 лет на корте могут позволить ему предотвратить дикий поворот вправо. В 2020 году он играл именно эту роль.

Но в этот срок, когда компромисс, казалось, ускользал даже от его умелой руки, 83-летний судья решил, что пора уйти в отставку.Как он сказал в интервью NPR в сентябре, он «не хочет оставаться в Верховном суде, пока не умрет».

Срок полномочий суда истекает этим летом, и ожидается, что тогда же он уйдет в отставку.

Голливудское представление о судье Верховного суда

Брейер, хотя и не широко известное имя, уже более четверти века является важной фигурой в Верховном суде.

Действительно, если бы он не был судьей, Голливуд мог бы его выдумать. Глубоко интеллектуальный — в совершенстве владеющий не только юриспруденцией, но и философией, искусством и культурой — он также рассеян, гиков, самоуничижительно забавен, физически здоров, но настолько озабочен, что трижды получал серьезные травмы, когда его сбивали с велосипеда.

В течение судебного срока 2020 года Брейер оставался важной силой, автором некоторых из наиболее важных решений суда. Он написал решение суда 8-1, расширяющее права на свободу слова для учащихся и заявляющее, что школа не может наказать 14-летнюю чирлидершу за ее непристойное онлайн-сообщение в Snapchat, унижающее ее школу, которое она разместила за пределами кампуса.

В другом важном деле он написал решение суда, в котором в третий раз отклоняется оспаривание Закона о доступном медицинском обслуживании, также известного как Obamacare.

Возможно, его наиболее широко известное решение было принято в 2016 году, когда он написал решение суда об абортах, отменяющее закон Техаса, скопированный в других штатах, который закрыл почти половину клиник в штате без каких-либо доказуемых причин безопасности. Решение беспристрастно анализировало и опровергало заявление государства о том, что его мотивом была защита здоровья и безопасности женщин.

Как заметил Брейер, до принятия оспариваемого закона аборт был одной из самых безопасных медицинских процедур в штате.Он указал, что роды в 14 раз чаще приводят к смерти, колоноскопия — в 10 раз, а липосакция — в 28 раз, и все же ни одна из этих других процедур не регулируется подобным образом. Вместо этого, как он отметил, закон Техаса закрыл 20 клиник, что привело к «меньшему количеству врачей, более длительному времени ожидания, увеличению скопления людей и значительному увеличению расстояний в пути, и все это, вместе взятые, обременяет право женщины на выбор».

В этом решении не было величественного языка, но его эффект был глубоким — в то время — в подтверждении прав людей на прерывание беременности.

Ютуб

Тем не менее, во многих отношениях памятники Брейеру были не столько решениями, автором которых он был, сколько решениями, на которые он повлиял.

За кулисами Брейер подталкивал и подталкивал своих коллег-судей к консенсусу по всем вопросам, от Obamacare до позитивных действий в высшем образовании.

В 2013 году, когда консерваторы суда, казалось, были готовы объявить недействительными все программы позитивных действий в высшем образовании, вместо этого судьи 7 голосами против 1 отклонили этот вопрос, отправив дело обратно в суды низшей инстанции для дальнейшего рассмотрения фактов. найти. Судья Энтони Кеннеди написал решение, но говорят, что за компромиссным решением стоит скрытая рука Брейера. А три года спустя Кеннеди впервые применил позитивные действия в высшем образовании.

В других случаях подход Брейера к компромиссу был более откровенным, например, когда в 2005 году судьи разделились по поводу религиозной демонстрации на государственной собственности.В одном случае Десять заповедей, выгравированные на каменном монументе, вместе с другими монументами были выставлены в общественном парке; в другом Десять заповедей были выставлены в здании суда. Четыре судьи считали, что предусмотренный Конституцией мандат на отделение церкви от государства запрещает и то, и другое. Четверо судей сочли, что ни один из них не запрещен. Брейер разделил разницу, заявив, что Десять заповедей разрешены в общественном парке, но не в здании суда.

Несогласие Брейера

Солнечный по характеру и от природы оптимистичный, Брейер верил в убеждение и рассматривал несогласие как ошибочное мнение.Но он не соглашался, и иногда страстно — например, в 2007 году, когда большинство в пять судей отклонило планы добровольной десегрегации школ в Луисвилле, штат Кентукки, где школы когда-то были разделены по закону, и в Сиэтле, где они были на практике разделены.

В своем несогласии он отметил, что суд уже давно предоставил местным школьным округам значительную свободу действий для предотвращения повторной сегрегации. Но теперь, по его словам, он отменяет те же самые планы, которые давно были разрешены благодаря голосам пяти судей, двое из которых были новичками в суде.

«Нечасто в законе так мало так быстро меняется так много», — сказал Брейер в продолжительном несогласии со скамейки запасных. Он добавил, что это решение подорвет расовый прогресс в Америке и войдет в историю как «решение, о котором будут сожалеть суд и нация».

Президент Барак Обама обнимает судью Верховного суда Рут Бейдер Гинзбург, в то время как судьи Верховного суда Энтони Кеннеди (слева), Стивен Брейер и Соня Сотомайор наблюдают за обращением президента к Конгрессу США 1 января.20, 2015. Мандель Нган/AP скрыть заголовок

переключить заголовок Мандель Нган/AP

Президент Барак Обама обнимает судью Верховного суда Рут Бейдер Гинзбург, пока судьи Верховного суда Энтони Кеннеди (слева), Стивен Брейер и Соня Сотомайор наблюдают за обращением президента к Конгрессу США 1 января.20, 2015.

Мандель Нган/AP

Едва ли это был единственный раз, когда Брейер видел, как дело рук суда, в том числе и его собственное, было уничтожено новым и значительно более консервативным большинством в суде.

Брейер, например, был одним из трех судей, составивших в 2003 году мнение большинства Верховного суда в поддержку закона Маккейна-Файнголда о финансировании предвыборной кампании, направленного на ограничение влияния больших денег в политике и правительстве.Но семь лет спустя он увидит, как закон распотрошат другое, более консервативное большинство.

Хотя Брейер на короткое время был подавлен, он вернулся к своим оптимистичным привычкам, всегда надеясь убедить и иногда добиваясь успеха. Чтобы удержаться на выбранном пути, он каждый день находил время для коротких периодов медитации.

Жизнь со множеством разных профессий

Стивен Джеральд Брейер родился в Сан-Франциско в семье юриста муниципальных школ города. Он был настолько умен, что его мать опасалась, что он будет слишком начитан, и следила за тем, чтобы он не был таким.К 12 годам Брейер получил звание разведчика-орла и, будучи подростком, подрабатывал летом, копая канавы для местных коммунальных служб и работая на кухне в местном летнем лагере.

Он окончил Стэнфордский университет Фи Бета Каппа, поступил в Оксфорд в качестве стипендиата Маршалла, затем поступил в Гарвардскую юридическую школу, где работал редактором отдела юридических обзоров, а затем получил должность секретаря Верховного суда.

Находясь в Вашингтоне, он встретил Джоанну Хэйр, дочь британского виконта. Они были женаты и имели троих детей, и г-жаБрейер сделала выдающуюся карьеру в Бостоне, в клинике Даны Фарбер, где она работала психологом, консультируя молодых больных раком и их семьи.

Судья Стивен Брейер с внучкой Кларой Шолль (тогда 3 года) и женой Джоанной уходят с поля после торжественной первой подачи перед игрой Boston Red Sox 18 июля 2006 года в Fenway Park. До прихода в Верховный суд Брейер 14 лет служил в 1-м У.S. Окружной апелляционный суд в Бостоне. Элиза Амендола/AP скрыть заголовок

переключить заголовок Элиза Амендола/AP

Ее муж провел десятилетия в качестве профессора Гарвардской школы права, но несколько раз работал в Вашингтоне — в антимонопольном отделе Министерства юстиции, в качестве помощника прокурора в расследовании Уотергейтского скандала и в качестве главного советника судебного комитета Сената, затем возглавлял Сен.Эдвард Кеннеди, штат Массачусетс, штат Массачусетс,

Кеннеди хотел результатов, и он преподал Брейеру важный урок о том, как добиться консенсуса. «Он говорил нам: «Не беспокойтесь так о кредите», — вспоминал Брейер. «Доверие — это то, где, если вы добьетесь успеха, будет много похвалы, а если вы потерпите неудачу, кому нужна похвала!» »

Работая в комитете, Брейер помог принять закон, отменивший регулирование авиационной отрасли, и закон, делающий федеральные уголовные наказания более единообразными.

Он был настолько успешным, что, когда президент Джимми Картер выдвинул его кандидатуру в федеральный апелляционный суд в Бостоне в 1980 году, всего через дней после избрания Рональда Рейгана, республиканцы позволили назначению состояться — акт сотрудничества, который сегодня просто невообразим.

Путь в Верховный суд

Брейер 14 лет работал судьей апелляционного суда, в конце концов стал главным судьей и работал в Комиссии по вынесению приговоров США, созданной в соответствии с законом о вынесении приговоров, который он помогал проводить через Конгресс.

В 1993 году он стал финалистом на вакансию в Верховном суде. Он собирался приехать в Вашингтон для интервью с тогдашним президентом Биллом Клинтоном, когда машина сбила его с велосипеда. Со сломанными ребрами и проколотым легким он долго ехал на поезде в Вашингтон на встречу. В то время ему было очень больно, и говорили, что интервью прошло не очень хорошо. Клинтон вместо этого выбрал Рут Бейдер Гинзбург, но год спустя, когда после выхода на пенсию судьи Гарри Блэкмана появилась вторая вакансия, Брейер получил согласие.

На суде он показал себя умеренным либералом, который хорошо работал с умеренными консерваторами, такими как Сандра Дэй О’Коннор. Когда она вышла на пенсию и ее заменил гораздо более консервативный Сэмюэл Алито, суд под руководством нового главного судьи Джона Робертса, казалось, резко отклонился вправо. В частном порядке Брейер казался озадаченным новым видом консерватизма и тем, что он считал более жесткой, даже агрессивной повесткой дня.Но со временем к нему вернулся благоприятный нрав, и он, как и прежде, начал искать пути достижения консенсуса.

Взятие на себя оригинальности

В то же время он стремился выступить против консервативной доктрины «оригинализма». Он написал две книги, в которых приводил доводы в пользу другого толкования Конституции, и часто публично обсуждал консервативного судью Антонина Скалиа. Часто повторяемая точка зрения Скалии заключалась в том, что Конституция, как он выразился, «не живая, а мертвая», и ее следует интерпретировать так, как это сделали бы отцы-основатели.По мнению Брейера, основатели прекрасно понимали, что ничто не является статичным, ссылаясь, например, на конституционный запрет на жестокие и необычные наказания.

«В 18 веке порка могла быть нормальным явлением», — сказал Брейер в интервью NPR в 2010 году. «Это не значит, что сегодня это было бы нормально и не было бы жестоким и необычным наказанием».

Более того, заметил он, даже историки не согласны с тем, что имели в виду основатели, когда писали Конституцию.

«История очень часто в этих вопросах является чистым листом или запутанной доской, и если вы хотите управлять страной с помощью этой истории, то вам лучше выбрать в суд девять историков, а не девять судей», Брейер рассказал НПР.«И я вам скажу, эти девять историков очень часто не соглашаются друг с другом».

Работа судьи Верховного суда, сказал Брейер, состоит в том, чтобы применять ценности Конституции к современным обстоятельствам, используя инструменты суждения — прецедент, текст и цель рассматриваемого конституционного положения.

Вы можете думать о Конституции как об установлении определенных границ или границ, сказал он. — А мы пограничный патруль.

«Жизнь на границе иногда тяжела, и вопрос о том, находится ли конкретное дело — аборт, мошенничество или школьная молитва — внутри границы и разрешено или за границей и запрещено, часто является очень, очень трудным и близким вопросом», он сказал.

Подход Брейера к границе был определенно прагматичным. Таким образом, когда коалиция либеральных и консервативных судей признала недействительными обязательные федеральные правила вынесения приговоров, Брейер не согласился, но смог сохранить правила в отдельном мнении, сделав их добровольными, а не обязательными. Это дало судьям больше возможностей для маневра при вынесении приговора, но сохранило руководящие принципы в качестве мерки.

Изменение своего мнения о смертной казни

Во многих уголовных делах он выступал на стороне консерваторов суда, считая различные методы разумными и необходимыми для правоохранительных органов.

Но по крайней мере по одному вопросу он передумал. В 2015 году, после многих лет попыток сделать смертную казнь более справедливой и равноправной, он фактически сдался, заявив, что суду пора пересмотреть вопрос о конституционности смертной казни.

Несмотря на то, что он стремился к консенсусу в суде, Брейер был в то же время реалистом, понимая, что с течением времени и более консервативными республиканскими назначенцами, присоединившимися к суду, он часто оказывался в меньшинстве.Он старался изо всех сил за кулисами убеждать, и, возможно, чаще, чем многие думали, он добивался крупных уступок, не принимая никаких личных заслуг. Но нельзя было отрицать, что он проигрывал чаще, чем ему хотелось.

«Я бы предпочел, чтобы я не так часто выражал несогласие, но это большая страна, — сказал Брейер NPR в 2010 году. — И это не так уж ужасно, когда в Верховном суде есть люди, которые думают совершенно по-другому. А когда я несогласен и разочаровываюсь, ну и что?Я имею в виду, я записал то, что думал, и каждый случай — это новый день.»

Мнение | Верховный суд поступил правильно. Я все еще беспокоюсь.

В течение 20 лет доктрина бездействовала. Он был возрожден в 2020 году союзниками Дональда Трампа, которым нужно было какое-то конституционное предлог для их попытки отменить его поражение. Перед выборами суды ряда штатов обязали правительства штатов принять меры в связи с пандемией, ссылаясь на конституции штатов. В других местах губернаторы, секретари штатов и избирательные комиссии штатов взяли дело в свои руки, минуя законодательные органы (и используя свои собственные полномочия в соответствии с законом), чтобы угодить избирателям.Когда после выборов штаб Трампа подал иск о том, чтобы либо выбросить бюллетени, либо аннулировать результаты, его юристы в качестве оправдания предложили доктрину независимого законодательного собрания штата. То же самое сделали и сторонники Трампа, которые хотели, чтобы республиканские законодательные органы аннулировали результаты выборов и выбрали выборщиков, которые дадут президенту второй срок.

Основная проблема с этой доктриной в том, что это чепуха. «Текст статей о выборах и выборщиках ничего не говорит о роли конституций штатов, но последующая история совсем иная», — пишет ученый-юрист Майкл Вайнгартнер в проекте статьи о теории независимых законодательных собраний штатов.«С момента основания конституции штатов как напрямую регулировали федеральные выборы, так и ограничивали осуществление законодательными собраниями штатов своих полномочий в соответствии с положениями». Более того, за последнее столетие «почти все конституционные положения штатов, связанные с выборами, были либо одобрены и представлены избирателям законодательными собраниями штатов, либо внесены в бюллетени для голосования и приняты избирателями напрямую». Даже если федеральная Конституция расплывчата в отношении всего объема законодательной власти штата по регулированию выборов, как история, так и практика зафиксировали значение соответствующих статей в пользу ограничения.Конституции штатов (и суды штатов) фактически регулируют деятельность законодательных собраний штатов в том, что касается избирательного законодательства.

Некоторые сторонники доктрины независимого законодательного собрания штата утверждают, что их доктрина представляет собой исходное понимание положений Конституции о выборах и выборщиках. Другой исследователь, Хейворд Х. Смит, говорит иначе. «История без прикрас демонстрирует, что поколение основателей понимало, что «законодательные органы» будут действовать как обычные законодательные органы, а не как независимые законодательные органы, как в отношении процедуры, так и существа», — пишет он.На самом деле, отмечает он, обзор конституций каждого штата, принятых в XIX веке, показывает, «что как явные, так и неявные ограничения «законодательных органов» были широко распространены до, во время и после Гражданской войны».

Просто нет оснований утверждать, что Конституция предоставляет законодательным собраниям штатов такого рода необъяснимые полномочия по проведению федеральных выборов. Это противоречит основной идее американской политической системы, а именно разделению и разделению власти между конкурирующими и пересекающимися институтами.Это противоречит цели этого хрупкого баланса, заключающегося в том, чтобы предоставить законодательным собраниям штатов полную власть над федеральными выборами (не говоря уже о том, как это несовместимо с неудовлетворенностью элиты объемом власти штатов, которая в первую очередь привела к появлению Конституции).

К счастью, Верховный суд отклонил вызов республиканцев в Пенсильвании и Северной Каролине. Тем не менее, за теорию независимого законодательного собрания штата может быть четыре голоса. В 2020 году, когда большинство не согласилось с мнением о том, следует ли Пенсильвании подсчитывать определенные бюллетени для голосования по почте, судьи Томас, Сэмюэл Алито и Бретт Кавано, похоже, сочувствовали этой доктрине.Судья Нил Горсач прямо поддержал его, написав, что «Конституция предусматривает, что законодательные собрания штатов — а не федеральные судьи, не судьи штатов, не губернаторы штатов и не другие должностные лица штатов — несут основную ответственность за установление правил выборов».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.