Иск о признании права собственности отсутствующим судебная практика: Иск о признании права отсутствующим (не надо так!)

Содержание

Признание права отсутствующим ненадлежащий способ защиты

Подборка наиболее важных документов по запросу Признание права отсутствующим ненадлежащий способ защиты (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Признание права отсутствующим ненадлежащий способ защиты Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2020 год: Статья 264 «Права на землю лиц, не являющихся собственниками земельных участков» ГК РФ»Отменяя принятые по делу судебные акты двух инстанций, окружной суд, руководствуясь положениями статей 222, 264 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пунктах 23, 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», приняв во внимание установленные судами обстоятельства спора, а именно тот факт, что земельно-правовые отношения на земельный участок, занятый спорными объектами, не оформлены, спорные объекты возникли в результате реконструкции, созданы на земельном участке, не отведенном для этих целей в установленном законом порядке, без получения необходимых разрешений на строительство/реконструкцию и ввод объекта в эксплуатацию, при этом технически возможно привести первый этаж здания в первоначальное состояние путем демонтажа возведенных пристроек, пришел к выводу о неправильном применении судами положений статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации и наличии оснований для удовлетворения требований в части признания спорных объектов самовольными постройками и обязания привести нежилое помещение (кадастровый номер 77:02:0023005:3521) в здании по адресу: г. Москва, ул. Павла Корчагина, д. 11 в первоначальное состояние путем сноса самовольных построек. В части требования о признании права отсутствующим суд округа указал на то, что оно является ненадлежащим способом защиты нарушенного права, и в удовлетворении в остальной части исковых требований отказал.»
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 8 «Право собственности на водные объекты» Водного кодекса РФ от 03.06.2006 N 74-ФЗ
(Р.Б. Касенов)Суд удовлетворил требования межрайонного природоохранного прокурора в защиту прав и законных интересов РФ и неопределенного круга лиц к ответчикам о признании недействительным образования земельных участков, об исключении записи государственного кадастрового учета об указанных земельных участках, о признании отсутствующим права собственности ответчиков на данные земельные участки. Как указал суд, спорные земельные участки, занятые водным объектом, были образованы в нарушение прямого запрета, установленного законом. При этом суд отклонил доводы ответчиков о том, что прокурором избран ненадлежащий способ защиты права, поскольку возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена только лицу, которое в соответствии с данными ЕГРН является собственником этого имущества и одновременно им владеет, в том случае, если по каким-либо причинам на данное имущество одновременно зарегистрировано право собственности за другим лицом, тогда как право собственности на спорные объекты недвижимости за РФ не зарегистрировано. Как указал суд, водные объекты общего пользования и их береговые полосы в соответствии с ч. 1 ст. 8 Водного кодекса РФ могут находиться в исключительной собственности РФ. При этом права РФ на спорные участки не зарегистрированы в Едином государственном реестре недвижимости, поскольку согласно ч. 2 ст. 102 Земельного кодекса РФ на землях, покрытых поверхностными водами, не осуществляется образование земельных участков. Таким образом, водные объекты общего пользования и их береговые полосы не могут выбыть из владения РФ, образование участков в границах акваторий водных объектов является неправомерным.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Признание права отсутствующим ненадлежащий способ защиты
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Статья: Иск о признании права отсутствующим в арбитражной практике
(Осипова Л.В.)
(«Вестник арбитражной практики», 2018, N 6)При реализации названного способа защиты права собственности возникает ряд вопросов, в частности: в какой ситуации и при наличии каких условий можно использовать такой способ защиты, как признание права отсутствующим; при наличии каких оснований суд может указать, что избранный способ защиты (признание права или обременения отсутствующими) является ненадлежащим способом защиты нарушенного права; является ли перечень, который позволяет обратиться в суд с иском о признании права отсутствующим (в случаях, если право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами; право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество; ипотека или иное обременение прекратились), исчерпывающим; должен ли истец по иску о признании права отсутствующим быть фактическим владельцем спорной недвижимости; являются ли заявленные в одном иске требования о признании права отсутствующим и признании права собственности на один объект взаимоисключающими; может ли истец по иску быть не собственником недвижимости; необходимо ли представлять доказательства суду, а суду устанавливать отсутствие у истца иной возможности для восстановления нарушенного права; какова природа иска о признании права отсутствующим.
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Статья: Признание права собственности отсутствующим: практика за границами акта официального толкования права
(Болдырев В.А.)
(«Юрист», 2020, N 4)Так, решением Арбитражного суда Свердловской области от 17 июля 2018 г. по делу N А60-42574/2017 признано отсутствующим право собственности общества «ГК «Земельный ресурс» на земельный участок с кадастровым номером 66:36:3001002:659 в части наложения его на лесной участок с кадастровым номером 66:36:0000000:197 на площади наложения 6 968 кв. м в квартале 45 Березовского лесничества Пышминского участкового лесничества Верхнепышминского участка в координатах восьми поворотных точек. В резолютивной части судебного акта указано, что решение является основанием для внесения изменений в Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН) в части изменения земельного участка с кадастровым номером 66:36:3001002:659 по площади. В кассационной жалобе ответчика, рассмотренной Арбитражным судом Уральского округа, одним из доводов было то, что «истцом избран ненадлежащий способ защиты права, поскольку признание права собственности отсутствующим на часть существующего объекта не допускается». Суд кассационной инстанции, не пускаясь в глубокие рассуждения относительно тезиса кассатора, указал довольно лаконично: «Выбор способа защиты нарушенного права осуществляется истцом, при этом способ защиты права должен соответствовать характеру и последствиям правонарушения и обеспечивать восстановление нарушенных прав или защиту законного интереса» .

Нормативные акты: Признание права отсутствующим ненадлежащий способ защиты «Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2016)»
(утв. Президиумом Верховного Суда РФ 13.04.2016)Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции пришел к выводу об избрании территориальным управлением Росимущества ненадлежащего способа защиты, поскольку оно не владеет спорным объектом, а с иском о признании права собственности ответчика отсутствующим может обратиться только лицо, фактически владеющее имуществом. Самостоятельным основанием для отказа в иске суд признал также истечение исковой давности, о применении которой заявил ответчик.

Обзор судебной практики о признании права собственности владельца отсутствующим

Данный обзор судебной практики по вопросам признания права отсутствующим подготовлен в рамках защиты по иску Федерального агентства лесного хозяйства. Ответчик владеет земельным участком, его право зарегистрировано в ЕГРП. Уточнив исковые требования, истец потребовал признать отсутствующим право собственности, обосновывая требование отнесением участка к землям лесного фонда.

1.Право на подачу иска

В случае, когда объект создан исключительно в целях улучшения качества и обслуживания земельного участка и не обладает самостоятельным функциональным назначением, он является неотъемлемой частью земельного участка и не может быть признан объектом недвижимости, права на который подлежат государственной регистрации.

Правом на подачу иска о признании отсутствующим права собственности на такой объект обладает, в том числе, арендатор земельного участка.

Арбитражный суд округа не учел, что основанием заявленного по делу иска является отсутствие у спорного объекта признаков недвижимости, в связи с чем при подтверждении обстоятельств, на которых был основан иск, суды правомерно применили п. 52 постановления Пленума 10/22 и удовлетворили требование истца в целях исключения оспариваемой записи из ЕГРП.

Кроме того, земельные участки, в границах которых располагается инженерная рисовая система, находятся в собственности физических лиц (собственников земельных долей), были приватизированы ими до принятия Закона о мелиорации. Земельные участки были переданы вместе с существующей на тот период времени инженерной рисовой системой и поэтому следуют их судьбе.

Учитывая наличие зарегистрированных в установленном законом порядке права собственности общей долевой собственности физических лиц, а также права аренды общества на земельные участки, на которых расположена инженерная рисовая система, регистрация права федеральной собственности была осуществлена минуя механизм истребования объекта из фактического владения других лиц.

Сохранение оспариваемой регистрации права собственности одного лица на спорный объект как недвижимую вещь, расположенную на земельном участке, имеющую другого собственника, нарушает принцип единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов (ст. 1 ЗК РФ), разрывает общий правовой режим этих объектов и делает невозможным их надлежащее использование.

Судебная коллегия также отметила, что, поскольку иск о признании права собственности отсутствующим относится к негаторному требованию, правом на подачу в соответствии со ст. 304, 305 ГК РФ такого иска обладает также арендатор имущества, права владения и пользования которого нарушаются оспариваемой регистрацией права собственности публичного образования.

Определение N 308-ЭС15-15218 от 07.04.2016 г. по делу N А32-25579/2014 (1) Включено в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2016), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 06.07.2016- пункт 6.

1.1.

Если в реестре и истец, и ответчик, то право на иск о признании утратившим право принадлежит тому из них, кто фактически владеет имуществом.

Требование о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим может быть удовлетворено, если оно заявлено владеющим собственником в отношении не владеющего имуществом лица, право которого на это имущество было зарегистрировано незаконно, и данная регистрация нарушает право собственника, которое не может быть защищено предъявлением иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения.

«Возможность обращения с требованием о признании права собственности на недвижимое имущество отсутствующим предоставлена только лицу, которое в соответствии с данными Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним является собственником этого имущества и одновременно им владеет, в том случае, если по каким-либо причинам на данное имущество одновременно зарегистрировано право собственности за другим лицом».

Определение Верховного Суда РФ от 13.06.2017 N 33-КГ17-10 (2) Включено в Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 2 (2018), утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.07.2018 — Пункт 3

1.2.

Признание права отсутствующим возможно при регистрации права собственности двух лиц на один и тот же объект недвижимости.

Когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Таким образом, требование о признании права отсутствующим является исключительным способом защиты и применяется в случаях, когда невозможно защитить право путем предъявления других исков.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции исходил из того, что материалами дела не подтверждается наличие такого основания для признания отсутствующим права собственности Российской Федерации на земельный участок с условным номером 50-50-98/021/2009-026 как регистрация права собственности двух лиц на один и тот же объект недвижимости.

Постановление ФАС Московского округа от 25.06.2014 N Ф05-5027/2014 по делу N А41-40988/12 (5)

1.3.

Владелец участка должен доказать нарушение его права ответчиком. Если границы участков не накладываются, спор разрешается предъявлением иска об установлении границ.

Суд отказал обществу в признании права РФ отсутствующим в связи с тем, что не исчерпаны иные способы защиты права. Границы земельного участка истца и лесного участка по границам, внесенным в ГКН на момент проведения экспертизы, не пересекались.

Право на истребование имущества из чужого незаконного владения имеет только собственник или иной законный владелец имущества, т.е. лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом на праве пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления либо по иному основанию, предусмотренному законом или договором (аренда, субаренда, хранения, наем, право хозяйственного ведения, оперативного управления).

Суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что надлежащим в рассматриваемом случае, с учетом мотивов указанных в иске, является предъявление иска об установлении границ.

В апелляционной инстанции представитель ООО «М4» не дал пояснений о том, каким образом нарушены его права.

Кассационная коллегия соглашается с выводом о том, что факт нарушения прав истца не подтвержден. Доказательств обратного в материалы дела не представлено.

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2018 N Ф05-9366/2018 по делу N А41-72172/2016 (4)

2.Ненадлежащий способ защиты

Иск о признании права отсутствующим возможен, если нет оснований для других исков.

Комитет лесного хозяйства предъявил владеющему собственнику иск о признании права отсутствующим, не доказав, что земля отнесена к лесному фонду.

«Суд кассационной инстанции также поддерживает выводы суда первой инстанции, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права путем обращения в суд с иском о признании отсутствующим права собственности. Указанный способ может быть применен, если не имеется оснований для избрания других способов защиты нарушенных вещных прав (иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, о признании права, об установлении сервитута, об установлении границ земельного участка).

В данном случае отсутствуют основания полагать, что права истца не могут быть защищены иным образом, чем путем обращения в суд с иском о признании отсутствующим права собственности ответчика».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.12.2016 N Ф05-19862/2016 по делу N А41-14596/2016 (3)
Аналогичный вывод Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.06.2018 N Ф05-9366/2018 по делу N А41-72172/2016 (4)

2.1.
Одновременное предъявление иска о признании права отсутствующим и об истребовании имущества (виндикационного иска) невозможно.

Истребование имущества из чужого незаконного владения предполагает, что данное имущество выбыло из владения истца (собственника) и находится во владении ответчика (несобственника), в то время как признание права собственности ответчика отсутствующим возможно только при наличии у истца права собственности и фактического владения спорным имуществом и неосновательной регистрации права собственности за ответчиком, который этим имуществом не владеет.

Определение Верховного Суда РФ от 10.04.2018 N 117-КГ18-15 (6)

3.Доказывание наложения границ

Материалы лесоустройства являются недостаточным доказательством наложения границ (невозможно определить границы земельного участка).

«Материалы и документы для проведения землеустроительной экспертизы истцом не представлены, в то время как положениями статьи 65 АПК РФ именно на истца возложена обязанность доказывания обстоятельств, заявленных в качестве основания иска.

С учетом изложенного, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства в их совокупности по правилам статьи 71 АПК РФ, пришел к выводу о недоказанности истцом отнесения частей земельных участков с кадастровыми номерами 50:16:0601003:1862 и 50:16:0601003:1864 к землям лесного фонда».

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 27.12.2016 N Ф05-19862/2016 по делу N А41-14596/2016 (3)

3.1.

При невозможности определения точных границ спорного участка в иске должно быть отказано.

Руководствуясь статьей 8 Лесного кодекса РФ и учитывая, что определить территорию спорного земельного участка на картографической основе ведения государственного кадастра недвижимости не представляется возможным, несмотря на обозначение его границ, площади и конфигурации по сведениям государственного лесного реестра, и истцом других доказательств не представлено, суд правомерно отказал в признании права на земельный участок отсутствующим и истребовании земельного участка из чужого незаконного владения, придя к выводу, что установить то обстоятельство, что границы спорных участков налагаются на земли лесного фонда, не представляется возможным, поскольку подавляющее большинство лесных участков, получивших статус ранее учтенных, на которые зарегистрировано право собственности РФ, представляют собой лесничества, занимающие огромные территории, с многоконтурными границами, наличием внутри населенных пунктов и т.д., поэтому ранее учтенные лесные участки ставятся на государственный кадастровый учет по мере проведения государственных кадастровых работ, отсекая все спорные площади для целей отдельных судебных и внесудебных разбирательств.

Апелляционное определение Новосибирского областного суда от 13.04.2017 по делу N 33-3285/2017

4.Исковая давность

Срок исковой давности не распространяется на требования о признании права отсутствующим.

Пункт 7 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

4.1.

Течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.

Поскольку законом не установлено иное, к искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, применяется общий срок исковой давности, предусмотренный статьей 196 ГК РФ.

Вместе с тем в силу абзаца пятого статьи 208 ГК РФ в случаях, когда нарушение права истца путем внесения недостоверной записи в ЕГРП не связано с лишением владения, на иск, направленный на оспаривание зарегистрированного права, исковая давность не распространяется.

Пункт 57 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

Основные положения

В соответствии с пунктом 1 статьи 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» (далее — Закон о регистрации) государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — это юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ. Государственная регистрация является единственным доказательством существования зарегистрированного права. Зарегистрированное право на недвижимое имущество может быть оспорено только в судебном порядке. Поскольку при таком оспаривании суд разрешает спор о гражданских правах на недвижимое имущество, соответствующие требования рассматриваются в порядке искового производства.

Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В то же время решение суда о признании сделки недействительной, которым не применены последствия ее недействительности, не является основанием для внесения записи в ЕГРП.

В случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения:

  • право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами,
  • право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество,
  • ипотека или иное обременение прекратились,

оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

Пункт 52. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»

Землеустроительная экспертиза

Перед экспертом были поставлены следующие вопросы:

  1. Определить, соответствует ли площадь спорного земельного участка с кадастровым номером 50:12:0030401:15, принадлежащего ООО «Гречер», правоустанавливающим и землеотводным документам;
  2. Определить площадь части земельного участка, принадлежащего Российской Федерации, в части его наложения на земельный участок ООО «Гречер».

Поступило заключение эксперта N 1169/31-19-3 от 02 октября 2013 г., из которого следует, что площадь земельного участка с кадастровым номером 50:12:0030401:15 соответствует правоустанавливающим и землеотводным документам, а по второму вопросу эксперт сообщил о невозможности дачи заключения по поставленному вопросу.

Постановление ФАС Московского округа от 25.06.2014 N Ф05-5027/2014 по делу N А41-40988/12 (5)

Отрицательная практика

Ответчик должен был доказать выделение спорного участка администрацией.

Руководствуясь статьей 8 Лесного кодекса РФ и исходя из того, что из представленных в материалы дела схемы расположения городских лесов и земельных участков СНТ, плана лесонасаждений муниципального образования, таксационного описания участкового лесничества следует, что земельный участок, предоставленный ответчику в собственность, частично расположен на территории выдела, который относится к лесным участкам городского леса лесопарка; факт наложения земельного участка на лесной участок городского леса был установлен в результате проведения истцом лесоустроительных работ в связи с внесением изменений в приказ Федеральным агентством лесного хозяйства; материалы дела не содержат надлежащих доказательств, подтверждающих нахождение земельного участка в границах СНТ, каких-либо нормативных актов о предоставлении спорного участка СНТ органом местного самоуправления не издавалось, суд правомерно признал отсутствующим право собственности ответчика на земельный участок.

Апелляционное определение Омского областного суда от 28.06.2017 по делу N 33-4349/2017. Аналогичный вывод в Апелляционном определении Омского областного суда от 24.05.2017 по делу N 33-3310/2017

2.
Само по себе отсутствие в настоящее время межевания участков лесного фонда сельского участкового лесничества не может свидетельствовать об отсутствии пересечения участков ответчика и лесного фонда, поскольку имеющиеся в расположении карты-схемы лесничества указывают на обратное.

Поскольку в обоснование заявленных требований истцом представлен акт натурального осмотра, согласно которому спорный земельный участок имеет пересечение границ с лесными участками, находящимися в сельском участковом лесничестве, на участке находятся хозяйственные и иные постройки, вся территория огорожена забором; доказательств передачи спорного земельного участка, отнесенного к землям лесного фонда, в ведение органа местного самоуправления в материалах дела не имеется, что также исключает передачу земельного участка, отнесенного к лесному фонду, во владение физического лица, суд, руководствуясь статьей 8 Лесного кодекса РФ, правомерно признал отсутствующим право собственности ответчика на земельный участок, на котором расположен жилой дом, принадлежащий на праве собственности ответчику, отметив, что само по себе отсутствие в настоящее время межевания участков лесного фонда сельского участкового лесничества не может свидетельствовать об отсутствии пересечения участков ответчика и лесного фонда, поскольку имеющиеся в расположении карты-схемы лесничества указывают на обратное.

Апелляционное определение Омского областного суда от 24.05.2017 по делу N 33-3310/2017

Завершая изложенная, рассматриваемая ситуация может описываться следующими положениями:

  • Если истец не владеет участком, то защита возможно только путем виндикации, к которой применяется срок исковой давности.
  • Иск о признании права отсутствующим — это иск владельца, фактически обладающего участком.
  • Поскольку участок не в пользовании казны, то права на иск нет.
  • Если истец, несмотря на уточнение требований, подразумевает виндикацию, то срок пропущен.

Title

Политика конфиденциальности

Введение

Мы стремимся уважать информацию личного характера, касающуюся посетителей нашего сайта. В настоящей Политике конфиденциальности разъясняются некоторые из мер, которые мы предпринимаем для защиты Вашей частной жизни.

Конфиденциальность информации личного характера

«Информация личного характера» обозначает любую информацию, которая может быть использована для идентификации личности, например, фамилия или адрес электронной почты.

Использование информации частного характера.

Информация личного характера, полученная через наш сайт, используется нами, среди прочего, для целей регистрирования пользователей, для поддержки работы и совершенствования нашего сайта, отслеживания политики и статистики пользования сайтом, а также в целях, разрешенных вами.

Раскрытие информации частного характера.

Мы нанимаем другие компании или связаны с компаниями, которые по нашему поручению предоставляют услуги, такие как обработка и доставка информации, размещение информации на данном сайте, доставка содержания и услуг, предоставляемых настоящим сайтом, выполнение статистического анализа. Чтобы эти компании могли предоставлять эти услуги, мы можем сообщать им информацию личного характера, однако им будет разрешено получать только ту информацию личного характера, которая необходима им для предоставления услуг. Они обязаны соблюдать конфиденциальность этой информации, и им запрещено использовать ее в иных целях.

Мы можем использовать или раскрывать Ваши личные данные и по иным причинам, в том числе, если мы считаем, что это необходимо в целях выполнения требований закона или решений суда, для защиты наших прав или собственности, защиты личной безопасности пользователей нашего сайта или представителей широкой общественности, в целях расследования или принятия мер в отношении незаконной или предполагаемой незаконной деятельности, в связи с корпоративными сделками, такими как разукрупнение, слияние, консолидация, продажа активов или в маловероятном случае банкротства, или в иных целях в соответствии с Вашим согласием.

Мы не будем продавать, предоставлять на правах аренды или лизинга наши списки пользователей с адресами электронной почты третьим сторонам.

Доступ к информации личного характера.

Если после предоставления информации на данный сайт, Вы решите, что Вы не хотите, чтобы Ваша Персональная информация использовалась в каких-либо целях, Вы можете исключить себя из списка ОНЭКСИМ, связавшись с нами по следующему адресу: [email protected]

Наша практика в отношении информации неличного характера.

Мы можем собирать информацию неличного характера о Вашем посещении сайта, в том числе просматриваемые вами страницы, выбираемые вами ссылки, а также другие действия в связи с Вашим использованием нашего сайта. Кроме того, мы можем собирать определенную стандартную информацию, которую Ваш браузер направляет на любой посещаемый вами сайт, такую как Ваш IP-адрес, тип браузера и язык, время, проведенное на сайте, и адрес соответствующего веб-сайта.

Использование закладок (cookies).

Файл cookie — это небольшой текстовый файл, размещаемый на Вашем твердом диске нашим сервером. Cookies содержат информацию, которая позже может быть нами прочитана. Никакие данные, собранные нами таким путем, не могут быть использованы для идентификации посетителя сайта. Не могут cookies использоваться и для запуска программ или для заражения Вашего компьютера вирусами. Мы используем cookies в целях контроля использования нашего сайта, сбора информации неличного характера о наших пользователях, сохранения Ваших предпочтений и другой информации на Вашем компьютере с тем, чтобы сэкономить Ваше время за счет снятия необходимости многократно вводить одну и ту же информацию, а также в целях отображения Вашего персонализированного содержания в ходе Ваших последующих посещений нашего сайта. Эта информация также используется для статистических исследований, направленных на корректировку содержания в соответствии с предпочтениями пользователей.

Агрегированная информация.

Мы можем объединять в неидентифицируемом формате предоставляемую вами личную информацию и личную информацию, предоставляемую другими пользователями, создавая таким образом агрегированные данные. Мы планируем анализировать данные агрегированного характера в основном в целях отслеживания групповых тенденций. Мы не увязываем агрегированные данные о пользователях с информацией личного характера, поэтому агрегированные данные не могут использоваться для установления связи с вами или Вашей идентификации. Вместо фактических имен в процессе создания агрегированных данных и анализа мы будем использовать имена пользователей. В статистических целях и в целях отслеживания групповых тенденций анонимные агрегированные данные могут предоставляться другим компаниям, с которыми мы взаимодействуем.

Изменения, вносимые в настоящее Заявление о конфиденциальности.

Мы сохраняем за собой право время от времени вносить изменения или дополнения в настоящую Политику конфиденциальности — частично или полностью. Мы призываем Вас периодически перечитывать нашу Политику конфиденциальности с тем, чтобы быть информированными относительно того, как мы защищаем Вашу личную информацию. С последним вариантом Политики конфиденциальности можно ознакомиться путем нажатия на гипертекстовую ссылку «Политика конфиденциальности», находящуюся в нижней части домашней страницы данного сайта. Во многих случаях, при внесении изменений в Политику конфиденциальности, мы также изменяем и дату, проставленную в начале текста Политики конфиденциальности, однако других уведомлений об изменениях мы можем вам не направлять. Однако, если речь идет о существенных изменениях, мы уведомим Вас, либо разместив предварительное заметное объявление о таких изменениях, либо непосредственно направив вам уведомление по электронной почте. Продолжение использования вами данного сайта и выход на него означает Ваше согласие с такими изменениями.

Связь с нами.

Если у Вас возникли какие-либо вопросы или предложения по поводу нашего положения о конфиденциальности, пожалуйста, свяжитесь с нами по следующему адресу: [email protected]

Обзор судебной практики по признанию права отсутствующим

24 Мая 2018

В рамках сотрудничества с правовым порталом Zakon.ru наши юристы Анна Афанасьева и Александр Кондратюк подготовили очередной обзор судебной практики.
В прошлом месяце исполнилось восемь лет одному из самых важных документов в области защиты вещных прав — совместному постановлению Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее также – Постановление № 10/22). Одно из достижений этого документа — закрепление иска о признании права отсутствующим. Порою он оказывается незаменимым инструментом защиты прав. В этом обзоре представлены наиболее значимые решения Верховного Суда (ВС) за последние два года, демонстрирующие, как высшая инстанция развивает правила, касающиеся иска о признании права отсутствующим.

Введение

Иск о признании права отсутствующим можно подать, если запись в ЕГРП нарушает право истца и это право не получится защитить путем признания права или истребования из чужого незаконного владения (абз. 4 п. 52 Постановления № 10/22). Для того чтобы подать такой иск, нужно, чтобы истец не утратил фактическое владение недвижимостью и у него было вещное право на нее.

Последняя практика ВС, включенная в обзор, демонстрирует стремление отойти от узкого понимания сферы применения этого иска. Например, ВС позволяет предъявлять его лицу, имеющему право на приватизацию недвижимости или право аренды.

1. Иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными

Определение ВС РФ от 05.03.2018 № 308-ЭС17-15547 по делу № А32-7948/2016

Обществу на праве собственности принадлежала часть подвального помещения площадью 108 кв. м. Вторая часть была передана Предприятию на праве оперативного управления. Но при передаче была допущена ошибка: вместо площади 110,9 кв. м была указана площадь 216 кв. м (почти весь подвал).

Ссылаясь на свое зарегистрированное право хозяйственного ведения, Предприятие потребовало от Общества вернуть вторую часть подвала (108 кв. м). Суды это требование удовлетворили. Общество попыталось добиться признания права собственности на свою часть подвала, но суды отказали. Тогда Общество подало иск о признании отсутствующим зарегистрированного права ответчика на свою часть подвала.

Первая инстанция и апелляция решили, что иск о признании права собственности отсутствующим является единственным способом восстановления и защиты права Общества, и удовлетворили заявленные требования. Кассация отказала и сослалась на нарушение судами принципа правовой определенности: они не учли вступившее в законную силу решение по делу об истребовании спорных помещений у Общества.

ВС РФ постановление кассации отменил и удовлетворил иск общества, признав зарегистрированное право ответчика отсутствующим. Из этого определения можно сделать два важных для практики вывода. Во-первых, иск о признании права отсутствующим могут подавать и те правообладатели, чьи права на недвижимость возникли до введения системы регистрации и, соответственно, отсутствуют в реестре. Право истца в данном деле не было зарегистрировано, так как он выкупил помещения до 1998 года.

Во-вторых, иск о признании права отсутствующим может использоваться и тогда, когда иные способы защиты оказались безуспешными. Истец в этом споре ранее потерпел неудачу в двух делах: когда пытался оспорить решение об истребовании у него помещения и когда пытался добиться признания права на него.

2. Лицо, имеющее исключительное право на приватизацию участка, может добиваться признания отсутствующим зарегистрированного права на него

Определение ВС РФ от 27.06.2017 № 310-КГ17-2466 по делу № А08-7941/2015

Признание права отсутствующим носит исключительный характер. Но при определенных фактических обстоятельствах такой иск является не только верным, но и единственно возможным способом защиты нарушенного права. Например, так произошло в следующем деле, рассмотренном экономической коллегией ВС. Оно, помимо прочего, показывает, что предъявить такое требование могут и лица, имеющие исключительное право на приобретение спорного объекта в собственность.

Предприниматели Ш. и М. — сособственники нежилого помещения. На основании распоряжения администрации М. зарегистрировала право собственности на весь участок под объектом, включая часть, которую могла приватизировать Ш. В связи с этим Ш. потребовала признать отсутствующим право М. на весь участок.

Суды посчитали, что Ш. выбрала неверный способ защиты нарушенного права. Поскольку право собственности на спорный участок зарегистрировано только собственником М., то формально отсутствует конкурирующая запись о праве собственности иного лица на данный земельный участок. Также суды указали, что Ш. вправе оспорить сделку по приватизации в отношении части участка, занятой ее объектом недвижимости, либо предъявить иск об установлении (признании) на участок права общей долевой собственности.

Экономическая коллегия ВС не согласилась с нижестоящими судами и отправила дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. В своем определении судьи решили два важных вопроса.

1. Кто может предъявлять иск о признании права отсутствующим? В данном случае истец не обладал еще правом на участок. Но у него было исключительное право на его приватизацию как у собственника расположенной на участке недвижимости. Исключительность этого права означает, что иные лица не могут приватизировать тот же участок, даже в том случае, если у них есть право на приватизацию его части.

2. Почему иск о признании права отсутствующим является в данном случае единственным доступным способом защиты? Ситуации, подобные той, что разобрана в этом деле, встречались и ранее. Когда один из сособственников недвижимости приватизирует весь участок под ней, ВАС позволил другим сособственникам защищать свои права путем оспаривания сделки о приватизации либо установления права общей долевой собственности.

Однако в данном случае такое требование нельзя было предъявить, поскольку ответчик нарушил порядок приватизации и не заключил договор о выкупе. Единственным основанием для регистрации права собственности послужило распоряжение главы администрации. Иными словами, приватизация так и не состоялась и запись в реестре была совершена по ошибке.

Следовательно, с учетом того, что в силу нарушения норм о приватизации на стороне предпринимателя М. право собственности попросту не возникло, то и предприниматель Ш. не может заявить иск об установлении права общей долевой собственности на земельный участок. Не говоря уже об оспаривании сделки по приватизации, которая просто не заключалась.

Таким образом, коллегия ВС по экономическим спорам отошла от исключительно формального, ограничительного подхода к толкованию п. 52 Постановления № 10/22 и условий его применения, которого придерживались нижестоящие суды. Так как при новом рассмотрении суды удовлетворили заявленные требования, можно утверждать, что подход ВС был успешно воспринят.

3. Арендатор может требовать признания отсутствующим права на объект, расположенный на арендуемом участке

Определение ВС РФ от 16.02.2017 № 310-ЭС16-14116 по делу № А35-8054/2015

Муниципальное образование передало в аренду предпринимателю земельный участок. Он был предоставлен под строительство объекта недвижимости (пристройки) к торговому зданию. Однако впоследствии муниципалитет зарегистрировал свое право собственности на гараж, расположенный на арендуемом участке.

Предприниматель обратился в суд с иском, требуя признать право собственности муниципалитета на гараж отсутствующим. Предприниматель указывал, что зарегистрированное право муниципалитета нарушает его права как арендатора и делает невозможным строительство. При этом предприниматель ссылался на то, что гараж по своим техническим характеристикам не является объектом недвижимости.

Все три инстанции отказали предпринимателю, указав, что исходя из логики п. 52 Постановления Пленума № 10/22 правом на иск о признании права отсутствующим обладает только владеющий собственник недвижимости, чье право собственности зарегистрировано. В данном случае требования заявлены арендатором, который не может оспорить титул собственника имущества, если только арендатор не считает такое имущество своим. Вместе с тем арендатором требования о правах на спорное сооружение не заявлено. При таких обстоятельствах суды трех инстанций посчитали, что арендатором избран ненадлежащий способ защиты права.

Этот подход сложно считать обоснованным. Требование о признании отсутствующим права является негаторным (п. 7 постановления Пленума ВС РФ № 42 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса РФ об исковой давности»). В таком случае логично, что арендатор как лицо, владеющее на законных основаниях земельным участком, на основании ст. 304, 305 ГК РФ получает защиту от собственника и иных третьих лиц, в случае доказанности наличия препятствий, чинимых ему собственником в пользовании земельным участком в соответствии с целями, предусмотренными договором.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отменила решения нижестоящих судов. По мнению тройки судей, нарушенное право арендатора на строительство подлежит восстановлению исключением из ЕГРН записи о праве собственности ответчика на несуществующий в качестве недвижимой вещи объект, а избранный истцом способ защиты является в данном случае надлежащим.

Стоит отметить, что эта позиция ВС РФ не является новой. Ранее похожий подход содержался в п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 15.01.2013 № 153, а также в определении ВС РФ от 07.04.2016 № 310-ЭС15-16638 по делу № А35-8277/2014. Тем не менее надеемся, что этот подход будет способствовать формированию эффективного механизма защиты прав арендаторов земельных участков от нарушений со стороны владельцев участков и третьих лиц.

4. Собственник здания, претендующий на приватизацию участка под ним, не может оспаривать права собственников соседних зданий, так как он не имеет права на приватизацию участка под ними

Определение ВС РФ от 25.05.2017 № 308-ЭС16-20201 по делу № А53-31673/2015

Тот, кто имеет право приватизировать участок, может оспаривать незаконную регистрацию прав на него. Однако возможность предъявить такой иск ограничивается пределами того участка, который истец может приватизировать. Так решил ВС в этом деле, разбирая спор между двумя собственниками зданий на государственной земле.

Истец, предприниматель П., приобрела здание с офисами, неподалеку от которого находился склад, принадлежащий ответчику, предпринимателю Х. Кадастровый инженер по заказу истца сформировал участок, который она намеревалась приватизировать как собственница здания. Однако, как выяснилось, на участке находился также склад Х. В связи с этим администрация города отказала П. в выкупе участка.

П. заявила требование о признании права собственности Х. на склад отсутствующим. Основные доводы иска — это то, что склад нельзя считать недвижимостью и что регистрация права собственности на склад нарушает исключительное право истца на приватизацию ее участка.

С этими доводами согласились три инстанции. При оценке степени «недвижимости» склада они опирались на заключение, представленное истцом. Выводы судов соответствовали подходу ВС, который, как отмечено выше, признает право на предъявление подобных исков за лицами, имеющими исключительное право на приватизацию участка. Однако суды не учли ограничения этого права, в связи с чем ВС отменил их решения по жалобе ответчика.

Экономическая коллегия ВС, рассматривавшая дело, отметила, что факт формирования по заявлению истца земельного участка под приватизацию не свидетельствует о том, что весь участок, на котором находятся приобретенные в собственность истцом нежилые помещения и спорный склад, необходим для эксплуатации объекта недвижимости, принадлежащего предпринимателю П.

Спорный склад расположен на государственном земельном участке более 20 лет, ранее находился в государственной собственности, публичный собственник участка не высказывал возражений против нахождения этого объекта на участке, а его наличие не являлось препятствием для эксплуатации офисного здания истца.

Предпринимателю П. при приобретении нежилых помещений было известно о нахождении на земельном участке склада, данный объект на момент составления плана приватизации и на момент приобретения его предпринимателем Х. был учтен как объект недвижимости и по техническому паспорту имеет бетонный фундамент и металлические стены.

Поэтому, по мнению ВС, нет оснований считать, что государственной регистрацией права собственности ответчика на спорный объект нарушены законные права истца и он вправе требовать признания отсутствующим зарегистрированного права собственности ответчика на спорный объект.

Таким образом, суд четко обозначил ряд ключевых аргументов и обстоятельств, повлиявших на итоговый судебный акт.

Так, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ хоть и не напрямую, но указала на необходимость изучения характера отношения собственника участка к существованию спорного объекта на его участке в случаях, когда право на такой объект оспаривается не собственником, а другими лицами.

В этом аспекте анализируемый судебный акт можно считать идейным продолжателем принципа должной осмотрительности приобретателя земельного участка, на необходимость следования которому уже неоднократно указывал ВС РФ.[1] Кроме того, коллегия подчеркнула исключительный характер иска о признании права отсутствующим как способа защиты нарушенного права и уточнила пределы права на предъявление этого иска со стороны лиц, имеющих исключительное право на приватизацию земельного участка.


[1] Определения Верховного Суда РФ от 26.12.2016 № 306-ЭС16-17423 по делу № А12-55763/2015; от 12.12.2014 № 309-ЭС14-3548 по делу № А50-11779/2013.

Обзор также доступен здесь

Признание отсутствующим права собственности земельным участком в Москве

Каждый год в судах рассматривается огромное количество споров с недвижимостью. Как правило, такие споры возникают в том случае, если несколько лиц претендуют на одно и то же недвижимое имущество. Зачастую достаточно предъявить иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, об устранении препятствий для реализации права собственности или о признании права собственности.

Однако в некоторых случаях предъявление таких исков не может решить проблему. Поэтому приходится прибегать к крайним мерам и предъявлять иск о признании права отсутствующим.

Целесообразность подачи искового заявления о признании права собственности отсутствующим.

 

Признавать право отсутствующим целесообразно, если:

  • Разные люди или организации получили свидетельство о регистрации права собственности на одну и ту же недвижимость. Причиной такого нарушения может являться недобросовестность прошлого владельца спорной недвижимости либо ошибка работников регистрирующих органов. Независимо от причины, приведшей к возникновению спорной ситуации, наличие у разных лиц права на одно и то же недвижимое имущество является достаточным условием для подачи искового заявления и последующего судебного разбирательства.

  • Движимое имущество было зарегистрировано как недвижимое. В этом случае иск также будет эффективен, если истцу удастся доказать, что право собственности было зарегистрировано с нарушением базовых понятий о видах вещей.

  • Ипотека или иное обременение недвижимости прекратилось, однако Росреестр отказался погашать запись об обременении. В этом случае также можно подать заявление в суд о признании решения об отказе незаконным. 
Кроме этих наиболее распространенных ситуаций, когда имеет смысл оспаривать право собственности на квартиру, земельный участок или иной объект недвижимости, возможен ряд других ситуаций. В отечественной и зарубежной юридической практике известны прецеденты, когда суд удовлетворял требования истцов после внимательного ознакомления с фактическими обстоятельствами дела.

Причина в том, что действующее законодательство не предусматривает конкретных случаев, когда можно восстановить своё нарушенное право путём предъявления иска о признании права другого лица отсутствующим.

Каждый конкретный случай требует проверки обстоятельств возникновения спорной ситуации, включая неправомерность внесения в ЕГРН и оснований для возникновения права собственности. 

Это может быть связано с отсутствием у собственников земельных участков правоустанавливающих документов, отсутствием законных оснований для разграничения государственной и частной собственности, физическим отсутствием объекта недвижимости.

Судебная практика по спорам о признании права отсутствующим стала формироваться после дополнений и изменений законодательства о вещных правах на недвижимые объекты. Оспорить право собственности сегодня можно только в суде, поскольку основное доказательство – внесенная в ЕГРН запись о регистрации права собственности, регламентируемая российским законодательством.

Есть ли альтернативный метод защиты?

Подача искового заявления о признании права отсутствующим является крайней мерой, ее целесообразно применять только в тех спорных случаях, когда право истца не может быть восстановлено иным образом.

В таких неоднозначных ситуациях следует использовать иные способы защиты права собственности, а именно – специально разработанные исковые заявления. Перечень этих исковых заявлений регламентируется    Гражданского и Земельного кодексов.

В большинстве случаев, когда возникает необходимость в разбирательстве по спорным моментам, связанным с правом собственности на земельный участок, имеет смысл подавать иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения либо о признании права на земельный участок или иное недвижимое имущество. Каждый из этих специальных исков, так же как и иск о признании права собственности отсутствующим, подразумевает доскональное изучение материалов дела. Какое именно исковое заявление будет наиболее эффективно, зависит от конкретной ситуации, наличия доказательной базы.

Только опытные юристы, имеющие большой опыт работы с оформлением недвижимости и разрешением спорных вопросов о праве собственности, могут решить, какой иск следует подавать. Специалисты компании Консалтинговая Группа ЭТАЛОН окажут квалифицированную помощь по любым вопросам, связанным с разрешением спорным вопросов о праве собственности на землю и иные объекты недвижимости. Наши консультации – бесплатны, вам достаточно предоставить ксерокопии документов, чтобы наши юристы оценили объем и сложность работ и приступили к их выполнению после согласования с заказчиком.

Срок исковой давности для оспаривания права собственности

В соответствии с п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» на требования о признании права отсутствующим срок исковой давности не распространяется. Поэтому оспорить право собственности можно в любое время.

Юристы Консалтинговой Группы ЭТАЛОН грамотно и профессионально составят иск, если он – единственный способ отстоять интересы собственника Подача подобных исков сопровождается множеством нюансов и тонкостей, без знания которых выиграть дело довольно сложно. 

 Однако большой опыт работы наших юристов в сфере недвижимости, умение разобраться во всех аспектах спора о недвижимости, знание законодательных и правовых нововведений гарантирует нашим клиентам оперативную профессиональную помощь независимо от срока давности.

Исковое заявление о признании отсутствующим права собственности на земельный участок

Первичная консультация по телефону или при заказе обратного звонка «БЕСПЛАТНАЯ»

Обратный звонок


Внимание! Данный шаблон документа являются приблизительным образцом. Каждая юридическая проблема индивидуальна, и данные образцы необходимо дополнять нормативно-правовой базой и положительной судебной практикой, именно по Вашему отдельному случаю, т.к. результат рассмотрения дела в суде (или в досудебном порядке) сильно зависит от грамотности составления различных правовых документов.


В [наименование суда, в который подается иск]

Истец: [наименование истца]

адрес:[___________]

телефон: [___________] адрес электронной почты: [___________]

для гражданина-ответчика:

Ответчик: [Ф. И. О., дата и место рождения] место жительства [___________] место работы: [___________]

идентификатор [СНИЛС, ИНН, серия и номер документа, удостоверяющего личность, ОГРНИП, серия и номер водительского удостоверения, серия и номер свидетельства о регистрации транспортного средства]

[номера телефонов, факсов]

адрес электронной почты [___________]

для организации-ответчика:

Ответчик: [наименование] адрес: [___________] ИНН [номер]

ОГРН [номер]

телефон: [___________] адрес электронной почты: [___________]


Исковое заявление

о признании отсутствующим права собственности на земельный участок.

С [число, месяц, год] истец [наименование/Ф. И. О.] является собственником [указать наименование объекта недвижимости], расположенного(ых) на земельном участке общей площадью [значение] кв. метра(ов), с кадастровым номером [значение], находящемся по адресу: [указать адрес]. Право собственности подтверждается [указать наименование правоустанавливающего документа].

[Число, месяц, год] истец обратился в [наименование территориального органа регистрации прав] (далее — орган регистрации прав) с заявлением о государственной регистрации права в отношении земельного участка, расположенного по адресу: [указать адрес], кадастровый номер [значение].

[Число, месяц, год] орган регистрации прав направил в адрес истца уведомление N [значение] об отказе в осуществлении государственной регистрации прав в отношении вышеуказанного земельного участка. Основанием для отказа послужило наличие противоречий между заявленными правами истца и уже зарегистрированными правами ответчика на данный земельный участок.

Позже было установлено, что [число, месяц, год] ответчик [наименование/Ф. И. О.] зарегистрировал право собственности на вышеуказанный земельный участок, что подтверждается выпиской из ЕГРН от [число, месяц, год] N [значение]. Основанием для данной регистрации послужил(а) [указать наименование документа].

Истец в свою очередь считает, что регистрация права собственности на земельный участок за ответчиком является незаконной, так как [___________].

В соответствии с п. 1 ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Наличие в ЕГРН записи о праве собственности ответчика на земельный участок нарушает права истца на государственную регистрацию права собственности на данный земельный участок, на котором расположен(ы) принадлежащий(ие) истцу [указать наименование объекта недвижимости].

В соответствии с п. 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» в случаях, когда запись в ЕГРП нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующим.

В силу п. 5 ч. 2 ст. 14 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости» основаниями для осуществления государственного кадастрового учета и (или) государственной регистрации прав являются вступившие в законную силу судебные акты.

На основании вышеизложенного и руководствуясь п. 1 ст. 209 ГК РФ, п. 52 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 апреля 2010 г. N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», ст. 14 Федерального закона от 13 июля 2015 г. N 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», ст. ст. 131, 132 ГПК РФ,


Прошу:

1. Признать отсутствующим право собственности ответчика [наименование/Ф. И. О.] на земельный участок общей площадью [значение] кв. м с кадастровым номером: [значение], расположенный по адресу: [указать адрес].

2. Исключить из ЕГРН запись о государственной регистрации права на земельный участок общей площадью [значение] кв. м с кадастровым номером: [значение], расположенный по адресу: [указать адрес], за ответчиком [наименование/Ф. И. О.]. Прекратить осуществление государственной регистрации прав в отношении земельного участка общей площадью [значение] кв. м с кадастровым номером: [значение], расположенного по адресу: [указать адрес], за ответчиком [наименование/Ф. И. О.].

3. Внести в ЕГРН сведения о государственной регистрации права на земельный участок общей площадью [значение] кв. м с кадастровым номером: [значение], расположенный по адресу: [указать адрес], за истцом [наименование/Ф. И. О.].


Приложение:

1) документ, подтверждающий уплату государственной пошлины, либо ходатайство о предоставлении отсрочки, рассрочки, об уменьшении размера государственной пошлины или об освобождении от уплаты государственной пошлины;

2) доверенность, удостоверяющая полномочия представителя истца;

3) документы, подтверждающие выполнение обязательного досудебного порядка урегулирования спора, если такой порядок установлен федеральным законом;

4) документы, подтверждающие обстоятельства, на которых истец основывает свои требования;

5) расчет взыскиваемой денежной суммы;

6) уведомление о вручении или иные документы, подтверждающие направление другим лицам, участвующим в деле, копий искового заявления и приложенных к нему документов;

7) документы, подтверждающие совершение стороной (сторонами) действий, направленных на примирение, если такие действия предпринимались и соответствующие документы имеются.

[подпись, инициалы, фамилия]

[число, месяц, год]


При наличии межевого спора иск о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на земельный участок является ненадлежащим способом защиты права

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79 

При разрешении межевого спора суд устанавливает фактическую и (или) юридическую границу смежных земельных участков, принимая во внимание в том числе сведения о местоположении границ таких участков и их согласовании на момент образования спорных участков.

При наличии межевого спора иск о признании отсутствующим зарегистрированного права собственности на земельный участок является ненадлежащим способом защиты права.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ № 308-ЭС18-10260

Предприниматель П. обратился в арбитражный суд с иском к предпринимателю Б. о признании отсутствующим права собственности на его земельный участок в части наложения границ на земельный участок П., признании границ земельного участка Б. не установленными в соответствии с требованиями законодательства, а площади декларированной и подлежащей уточнению при межевании, установлении общей межевой границы между этими земельными участками, внесении изменений в сведения государственного кадастра недвижимости о координатах поворотных точек границ земельного участка Б.

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлениями суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа, требования частично удовлетворены.

Суд установил (определил) общую межевую границу между спорными земельными участками. На кадастровую палату возложена обязанность по внесению изменений в сведения государственного кадастра недвижимости (далее – ГКН) о координатах поворотных точек границ земельного участка, принадлежащего Б., изменив их на координаты, приведенные в резолютивной части судебного акта.

Признано отсутствующим право собственности Б. на его земельный участок в части его наложения на участок П. В остальной части в иске отказано.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила принятые по делу судебные акты, направив дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, по следующим основаниям.

Суды, рассматривая требования П., считали его целью установление границ смежных земельных участков.

Основанием для обращения в суд с требованием об установлении границ земельного участка (межевого спора) является наличие возражений относительно местоположения его границ, предметом иска – определение надлежащей границы земельного участка.

Учитывая, что у П. возникли возражения относительно местоположения границ земельного участка, принадлежащего Б. как правообладателю смежного земельного участка, между сторонами возник межевой спор.

Как следует из ч. 2 ст. 8 Федерального закона от 13 июля 2015 г. № 218-ФЗ «О государственной регистрации недвижимости», к основным сведениям об объекте недвижимости относятся характеристики объекта недвижимости, позволяющие определить такой объект недвижимости в качестве индивидуально-определенной вещи, а также характеристики, которые определяются и изменяются в результате образования земельных участков, уточнения местоположения границ земельных участков, строительства и реконструкции зданий, сооружений, помещений и машиномест, перепланировки помещений.

Установление судом границ земельного участка позволяет провести его окончательную индивидуализацию и поставить его на соответствующий государственный учет, создает определенность в отношениях по использованию заинтересованными лицами смежных земельных участков.

В соответствии с положениями п. 1 ст. 39 Федерального закона от 24 июля 2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» (далее — Закон о кадастре недвижимости) местоположение границ земельных участков подлежит обязательному согласованию заинтересованными лицами — правообладателями земельных участков, границы которых одновременно служат границами земельного участка, являющегося объектом кадастровых работ; местоположение границ земельных участков подлежит в установленном этим Законом порядке обязательному согласованию с заинтересованными лицами.

В силу чч. 1, 2 ст. 40 Закона о кадастре недвижимости результат согласования местоположения границ оформляется кадастровым инженером в форме акта согласования и является частью межевого плана. Местоположение границ земельного участка считается согласованным при наличии в акте согласования личных подписей всех заинтересованных лиц или их представителей.

В целях разрешения межевого спора, возникшего между сторонами по делу, следовало установить также площадь каждого из смежных земельных участков, которая как одна из его уникальных характеристик зависит от конфигурации границ соответствующего земельного участка, а изменение местоположения границ смежных земельных участков может повлечь изменение их площади.

Судам также необходимо было установить соответствие юридической и фактической границы земельных участков, оценить наличие несовпадения закрепленным в государственном кадастре недвижимости сведениям об их местоположении фактическому, существующему на местности нахождению границ, выявить его причину.

Как следует из принятых по делу судебных актов, Б. при рассмотрении дела указывал, что юридическая граница между спорными участками была согласована прежними его собственниками в 2004 году и с тех пор не изменялась, уточнение местоположения границ его участка не повлекло изменения их площади и конфигурации. Б. при этом полагал, что фактическая граница между участками изменилась в связи с возведением предпринимателем П. постройки, права на которую не зарегистрированы, и забора. Поскольку по состоянию на 2004 год имеются сведения о надлежащем согласовании границ участков (в том числе по тыльной и фасадной линиям) между предыдущими владельцами, Б. полагает необходимым привлечь к участию в деле прежних владельцев для выяснения местоположения границ земельных участков до приобретения их сторонами.

По таким же основаниям полагает необходимым привлечь к участию в деле администрацию муниципального образования.

О возможности и необходимости участия в спорном деле прежних собственников земельных участков в целях надлежащего рассмотрения межевого спора указано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2013 г. № 6002/13.

Таким образом, выводы судов об установлении границ спорных земельных участков, основанных прежде всего на результатах экспертизы, но без оценки всех необходимых обстоятельств и исследования документов, связанных с установлением и изменением границ земельных участков, собственниками которых стороны стали уже после их формирования и постановки на кадастровый учет, нельзя признать обоснованными.

Кроме того, судами удовлетворено требование о признании отсутствующим права собственности Б. на его земельный участок в части наложения его на земельный участок П., признав уменьшение принадлежащего ему земельного участка на эту площадь.

Между тем в п. 52 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29 апреля 2010 г. № 10/22 указано, что оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

В частности если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП.

Правовых оснований для удовлетворения этого требования, резолютивная часть по которому является основанием для внесения записи в реестр недвижимости и влечет, по сути, изменение объема имущественных прав ответчика, а также обоснования признания его надлежащим способом защиты прав истца в спорной ситуации по делу, судами не приведено.

Определение № 308-ЭС18-10260

Консультации, разъяснение судебной практики и представление интересов в суде по тел. 8(926)860-62-79 

Закон штата Массачусетс об опеке над детьми и времени для родителей

Принятие Франклина, 99 Массачусетс, приложение. Кт. 787 (2021)
Заявив, что «мы признаем, что в наших собственных делах не всегда была ясна эта проблема», суд объясняет обстоятельства, при которых родитель, чьи родительские права были лишены права, все еще может иметь право оспаривать свои права на посещение.

А.Х. против М.П. , 447 Mass. 828 (2006)
Женщина, которая никогда не усыновляла ребенка своего партнера того же пола, «хотя она хорошо осознавала важность этого» и не была основной опекой ребенка, не имела законное право на родительское время или соглашение о поддержке в качестве «де-факто родителя».«Кроме того, суд отказался усыновить« родитель по эстоппелю », теорию, как это определено в Принципах ALI Закона о расторжении семьи § 2.03 (2002)., В частности, заявив, что« родитель по принципу эстоппеля является самым драматическим вторжением. в права подходящих родителей заботиться о своем ребенке так, как они считают нужным. «и» родитель по статусу эстоппеля является наиболее подходящим, когда «усыновление не доступно или невозможно по закону» «

Делла Корте против Рамирес, 81 Массачусетс, приложение. Кт. 906 (2012)
Ребенок, рожденный от однополого брака, является законным ребенком обоих людей .»В результате из этого следует, что, когда существует брак между однополыми парами, необходимость в усыновлении вторым родителем, по крайней мере, для передачи законного отцовства небиологическому родителю устраняется, когда ребенок рождается от свадьба.»

E.K. vs. S.C., 97 Mass. App. Кт. 403 (2020)
Объясняет «стандарт, который следует использовать, когда родитель, не являющийся опекуном, который проживает за пределами штата, просит опеку над ребенком и разрешение на вывоз ребенка за пределы штата».

E.N.O.против L.M.M. , 429 Массачусетс, 824 (1999). De Facto Parents
«Ребенок может быть членом нетрадиционной семьи, в которой его воспитывают законный родитель и фактический родитель. Фактический родитель — это тот, кто не имеет биологического отношения к ребенку, но участвовал в жизни ребенка как члена его семьи. Фактический родитель проживает с ребенком и, с согласия и поощрения законного родителя, выполняет часть функций по уходу, по крайней мере, в той же степени, что и законный родитель.»В этом случае суд может назначить время отцовства для де-факто родителя.

Отъезд
  • D.C. v. J.S. , 58 мэсс. Апп. Кт. 351 (2003)
    «Ходатайства о судебном решении в случаях, когда родитель стремится переехать в в пределах Содружества , не должно быть обычным делом, а уместно только в тех случаях, когда переселение явно повлечет за собой существенное нарушение прав родителей, не являющихся опекунами, на посещение, и родители не могут дать согласие.» При необходимости критерии «перемещения в отдаленную часть штата» будут напоминать критерии, применяемые при перемещении за пределы штата.«
  • Mason v. Coleman, 447 Mass. 177 (2006)
    Для того, чтобы родитель, имеющий общую физическую опеку , мог выехать из штата, он / она должен соответствовать более высоким стандартам, чем родитель, который имеет единоличную физическую опеку. «Важность для детей преимущества одного из родителей при переезде за пределы Содружества значительно снижается». Применяя критерий «наилучшие интересы ребенка», суд постановил, что матери не будет разрешено выехать из штата.
  • Miller v.Miller, 478 Mass. 642 (2018)
    Когда нет предварительного постановления об опеке, чтобы определить, следует ли применять анализ Мэйсона или Яннаса , «мы считаем, что судья должен сначала провести функциональный анализ, который может потребовать фактического расследования, в отношении соответствующих родительских обязанностей сторон, чтобы определить, является ли это более приближенным к единоличной или совместной опеке, а затем применить соответствующий стандарт ».
  • Rosenthal v. Maney, 51 Mass. App. Кт. 257 (2001)
    Поскольку «Усилия родителя-опекуна по переводу ребенка из Содружества часто приводят к иску об опеке со стороны родителя, не стремящегося к переезду», в деле излагаются различные стандарты, требуемые для запроса об изменении условий опеки. и просьба о переезде, а также подробные сведения о необходимых соображениях в запросе о переезде.
  • Смит против Макдональда, 458 Массачусетс, 540 (2010). Незамужняя мать .
    «Разрешение на переезд … не требуется, если у ребенка есть только один законный родитель. Так обстоит дело с ребенком, не состоящим в браке, до любого разбирательства по определению отцовства или распределению прав опеки. Когда отцовство ребенка, не состоящего в браке, еще не установлено. было установлено в соответствии с GL c.209C, § 2, мать является единственным родителем ребенка. Предполагаемый биологический отец не имеет юридических прав, которые должны быть защищены судом, и мать может свободно переезжать вместе с ребенком.«
  • Yannas v. Frondistou-Yannas, 395 Mass. 704 (1985)
    Подробно описывает, как должны быть определены наилучшие интересы ребенка при принятии решения по делу, в котором один родитель, имеющий единоличную физическую опеку , хочет выехать. государства.

% PDF-1.3 % 4 0 obj> поток конечный поток эндобдж 19 0 obj> / ProcSet 18 0 R >> endobj 3 0 obj> endobj 21 0 obj> / ProcSet 35 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 36 0 руб. >> endobj 37 0 obj> / ProcSet 51 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 52 0 руб. >> endobj 53 0 obj> / ProcSet 67 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 68 0 руб. >> endobj 69 0 obj> / ProcSet 83 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 84 0 руб. >> endobj 85 0 obj> / ProcSet 99 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 100 0 руб. >> endobj 101 0 obj> / ProcSet 115 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 116 0 руб. >> endobj 117 0 obj> / ProcSet 131 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 132 0 руб. >> endobj 133 0 объект> / ProcSet 147 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 148 0 руб. >> endobj 149 0 объектов> / ProcSet 163 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 164 0 руб. >> endobj 2 0 obj> endobj 167 0 объект> / ProcSet 181 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 182 0 руб. >> endobj 183 0 объект> / ProcSet 197 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 198 0 руб. >> endobj 199 0 obj> / ProcSet 213 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 214 0 руб. >> endobj 215 0 объект> / ProcSet 229 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 230 0 руб. >> endobj 231 0 объект> / ProcSet 245 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 246 0 руб. >> endobj 247 0 объект> / ProcSet 261 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 262 0 руб. >> endobj 263 0 объект> / ProcSet 277 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 278 0 руб. >> endobj 279 0 объект> / ProcSet 293 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 294 0 руб. >> endobj 295 0 объект> / ProcSet 309 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 310 0 руб. >> endobj 311 0 объект> / ProcSet 325 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 326 0 руб. >> endobj 166 0 объект> endobj 328 0 объект> / ProcSet 342 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 343 0 руб. >> endobj 344 0 объект> / ProcSet 358 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652.8] / Тип / Страница / Содержание 359 0 руб. >> endobj 360 0 obj> / ProcSet 374 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 375 0 руб. >> endobj 376 0 obj> / ProcSet 390 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 391 0 руб. >> endobj 392 0 объект> / ProcSet 406 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 407 0 руб. >> endobj 408 0 obj> / ProcSet 422 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 423 0 руб. >> endobj 424 0 obj> / ProcSet 438 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 439 0 руб. >> endobj 440 0 obj> / ProcSet 454 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 455 0 руб. >> endobj 456 0 obj> / ProcSet 470 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 471 0 руб. >> endobj 472 0 объект> / ProcSet 486 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 487 0 руб. >> endobj 327 0 объект> endobj 489 0 obj> / ProcSet 503 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652.8] / Тип / Страница / Содержание 504 0 руб. >> endobj 505 0 obj> / ProcSet 519 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 520 0 руб. >> endobj 521 0 объект> / ProcSet 535 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 536 0 руб. >> endobj 537 0 obj> / ProcSet 551 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 552 0 руб. >> endobj 553 0 obj> / ProcSet 567 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 568 0 руб. >> endobj 569 0 obj> / ProcSet 583 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 584 0 руб. >> endobj 585 0 obj> / ProcSet 599 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 600 0 руб. >> endobj 601 0 объект> / ProcSet 615 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 616 0 руб. >> endobj 617 0 объект> / ProcSet 631 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 632 0 руб. >> endobj 633 0 объект> / ProcSet 647 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 648 0 руб. >> endobj 488 0 объект> endobj 650 0 obj> / ProcSet 664 0 R >> / MediaBox [0 3.84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 665 0 руб. >> endobj 666 0 obj> / ProcSet 680 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 681 0 руб. >> endobj 682 0 объект> / ProcSet 696 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 697 0 руб. >> endobj 698 0 obj> / ProcSet 712 0 R >> / MediaBox [0 3,84 431,04 652,8] / Тип / Страница / Содержание 713 0 руб. >> endobj 5 0 obj > эндобдж 6 0 obj > эндобдж 7 0 объект > эндобдж 8 0 объект > эндобдж 9 0 объект > эндобдж 10 0 obj > эндобдж 11 0 объект > эндобдж 12 0 объект > эндобдж 13 0 объект > эндобдж 14 0 объект > эндобдж 15 0 объект > эндобдж 16 0 объект > эндобдж 17 0 объект > эндобдж 18 0 obj [/ PDF / Text / ImageB / ImageI / ImageC] эндобдж 20 0 obj> поток x [ܶ? NDR1qEo \ 4e כ_ sx =.ls? qïŎwcb_2 (v, 0rzERhkqͥgOdhYď ؞ھ sIy,?% k4x \

Это не Закон о здравоохранении вашего прапрадедушки

1. Миссури против Голландии , 252 США 416, 433 (1920)

2. Джейкобсон против Массачусетса , 197 США 11 (1905).

3. Уильям Дж. Новак. Народное благосостояние: закон и регулирование в Америке девятнадцатого века . Чапел-Хилл, Северная Каролина: Университет Северной Каролины Press, 1996.

4. Старр П. Социальная трансформация американской медицины .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: основные книги; 1982.

5. Плата Э. Истоки и развитие общественного здравоохранения в США. В: Detels R, Holland WW, McEwen J, et al. ред. Оксфордский учебник общественного здравоохранения . 3-е изд, том 1. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета; 1997: 35–54.

6. Розенберг CE. Забота о незнакомцах. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Basic Books, Inc; 1987.

7. Ротман Д. The Discovery of the Asylum . Бостон, Массачусетс: Литтл, Браун; 1971.

8.Дойч А. Психически больные в Америке . 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета; 1949.

9. Mohr JC. Аборты в Америке: истоки и эволюция национальной политики, 1800–1900 гг. . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1978.

10. Кларман MJ. От Джима Кроу к гражданским правам: Верховный суд и борьба за расовое равенство . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2004.

11. Беркман Л.Ф., Кавачи И., ред. Социальная эпидемиология. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2000.

12. Мармот М., Вилкерсон Р.Г., ред. Социальные детерминанты здоровья. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1996.

13. Келлман Б. Биологический терроризм: правовые меры предотвращения катастрофы. Harvard J Law Public Pol. 2001; 24: 417–488. [Google Scholar]

14. Крыло КР. Закон и общественное здравоохранение . 6-е изд. Чикаго, штат Иллинойс: Пресса Управления здравоохранения; 2004.

15. Annas GJ. Права пациентов .3-е изд., Карбондейл, штат Иллинойс: издательство Южного Иллинойского университета; 2004.

16. Frost LE, Bonnie RJ, eds. Эволюция Закона о психическом здоровье . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация; 2001.

17. Пересмотренные законы Массачусетса c. 75, §137.

18. Содружество против Груши; Содружество против Якобсона , 183 Масса 242, 248 (1903).

19. Конституция США, поправка X (ратифицирована в 1795 году).

20. Кент Дж. Комментарии к американскому законодательству .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Van Norden & Co; 1844.

21. Черный HC. Справочник американского конституционного права . Сент-Пол, Миннесота: West Publishing Co; 1895: 291.

22. Фройнд Э. Власть полиции, государственная политика и конституционные права . Чикаго, Иллинойс: Callaghan & Co; 1904.

23. Cooley TM. Трактат об ограничении власти полиции в Соединенных Штатах, рассматриваемый как с гражданской, так и с уголовной точки зрения . Сент-Луис, Миссури: FH Thomas Laws Book Co; 1868 г.

24. Гиббонс против Огдена , 22 США (9 пшеницы) 1, 73 (1824).

25. Браун против Мэриленда , 25 США (12 Пшеница) 419, 443 (1827).

26. Тидеман К.Г. Государственный и федеральный контроль над людьми и имуществом в Соединенных Штатах: рассмотрение с гражданской и уголовной точек зрения . Перепечатка издания 1900 года. Union, NJ: Lawbook Exchange; 2002.

27. Барбье против Коннолли , 113 US 27, 31 (1885).

28. Гиббонс против Огдена , 22 США (9 Пшеница) 1, 73 (1824).

29. Такер-младший. Конституция Соединенных Штатов: критическое обсуждение ее происхождения, развития и толкования . Чикаго, штат Иллинойс: Callaghan & Co .; 1899: 859.

30. Ящики бойни , 83 США (16 Wall) 36 (1873).

31. Хендерсон против Нью-Йорка , 92 США. 259 (1876 г.).

32. Beer Company v Massachusetts , 97 US 25 (1877).

33. New Orleans Gas Co v Louisiana Light Co , 115 US 650 (1885).

34. Лоутон против Стила , 152 США 133 (1894).

35. Луизиана против Техаса , 176 США 1 (1900).

36. Compagnie Française de Navigation à Vapeur v Управление здравоохранения штата Луизиана , 186 US 380 (1902).

37. Parmet WE. От бойни до Lochner : взлет и падение конституционализации общественного здравоохранения. Am J Leg Hist. 1996; 40: 476–505. [PubMed] [Google Scholar]

38. 14-я поправка, ратифицированная в 1868 году, предусматривает, что ни один штат не может «лишать какое-либо лицо жизни, свободы или собственности без надлежащей правовой процедуры; и не отказывать любому лицу, находящемуся под его юрисдикцией, в равной защите закона.”

39. Yick Wo v Hopkins , 118 US 356, 372 (1886).

40. Райт Б.Ф. Рост американского конституционного права. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Х. Холт; 1942.

41. Два судьи выразили несогласие, но их мнения не записаны.

42. Санштейн CR. Одно дело за раз: судебный минимализм в Верховном суде . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета; 1999.

43. Tribe L. Американский конституционный закон . 3-е изд., Т. 1.Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Foundation Press; 2000.

44. Тушнет М. Новый конституционный порядок . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 2003.

45. Фрид К. Что такое закон — Конституция в Верховном суде . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета; 2004.

46. Rotunda R, Nowak JE. Трактат о конституционном праве: содержание и процедура . 3-е изд., Том 5. Сент-Пол, Миннесота: Западная группа; 1999.

47. Зухт против Кинга , 260 US 174 (1922).

48. Бак против Белла , 274 США 200 (1927).

49. Ломбардо П. Гены и инвалидность: определение здоровья и цели медицины: серьезное отношение к евгенике: три поколения ??? достаточно? Редакция права государственного университета Флориды, 2003 г .; 30: 191–218. [PubMed] [Google Scholar] 50. Ломбардо П. Три поколения, никаких имбецилов: новый свет на Buck v Bell . Редакция права Нью-Йоркского университета, 1985 г., 60: 30–62. [PubMed] [Google Scholar]

51. Рейли PR. Хирургическое решение: история принудительной стерилизации в США. Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса: 1991.

52. Твининг против Нью-Джерси , 211 США 78 (1908).

53. Ex rel Lieberman v Van de Carr , 199 US 551 (1905).

54. Максвелл против Доу , 176 США 581 (1900).

55. Мюглер против Канзаса , 123 США 623, 661 (1887).

56. Лохнер против Нью-Йорка , 198 US 45 (1905).

57. Фунт Р. Свобода договора. Yale Law Rev.1909; 8: 454–487. [Google Scholar]

58.Leuchtenburg WE. Верховный суд возрождается: конституционная революция в эпоху Рузвельта. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1995.

59. Мерфи Р. Конституция в кризисные времена . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Харпер и Роу; 1972.

60. Hill JL. Пять ликов свободы в американской политической и конституционной мысли. Редакция закона Бостонского коллаба 2004 г .; 45: 499–593. [Google Scholar]

61. Lincoln Federal Labor Union v Northwestern Iron and Metal Co , 335 US 525, 535 (1949).

62. Маллой против Хогана , 378 US 1 (1964).

63. Грисволд против Коннектикута , 381 США 479 (1965).

64. West Coast Hotel v Parrish , 300 US 379 (1937).

65. Палко против Коннектикута , 301 US 319, 325 (1937).

66. Фергюсон против Скрупы , 371 US 726 (1963).

67. Powe LA. Суд Уоррена и американская политика. Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета; 2000.

68.McIlwain CH. Конституционализм древний и современный. Ред. Ред. Итака, штат Нью-Йорк: издательство Корнельского университета; 1947.

69. Браун Р.И. Подотчетность, свобода и Конституция. Columbia Law Rev.1998; 98: 531–579, 530. [Google Scholar] 70. Веттер Дж. Послевоенная юридическая стипендия по принятию судебных решений. J Leg Educ. 1983; 33: 412–423. [Google Scholar]

71. Акерман Б. Мы, люди: фонды . Кембридж, Массачусетс: издательство Гарвардского университета; 1991.

72. Mann J, Gruskin S, Grodin MA, et al., ред., Здоровье и права человека . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Рутледж; 1999.

73. Браун против Совета по образованию , 347 US 483 (1954).

74. Тушнет М.В. Создание закона о гражданских правах: Тергуд Маршалл и Верховный суд, 1930–1961 гг. . Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 1994.

75. Миранда против Аризоны , 384 US 436 (1966).

76. Хэдли против Массачусетса , 388 US 464 (1967).

77. США против Каролин Продактс Ко , 304 US 144, 152–3 n 4 (1938).

78. Зинермон против Берча , 474 US 327 (1990).

79. Лоуренс против Техаса , 539 US 558, 578 (2003).

80. NAACP v Button , 371 US 415 (1963).

81. Шапиро против Томпсона , 394 США 618 (1969).

82. Рейнольдс против Симса , 377 США 533 (1964).

83. Foucha v Louisiana , 504 US 71 (1992).

84. Ловинг против Вирджинии, , 388 US 1 (1967).

85. Заблоцкий против Редхаил , 434 US 374 (1978).

86. Грисволд против Коннектикута , 381 США 479 (1965).

87. Эйзенштадт против Байрда , 405 US 438 (1972).

88. Carey v Population Services Intl , 431 US 678 (1977).

89. Роу против Уэйда , 410 US 113 (1973).

90. Принс против Массачусетса , 321 США 158, 166 (1944).

91. Лоуренс против Техаса , 539 US 558 (2003).

92. Пирс против Общества сестер , 268 US 510, 535 (1925).

93. Мейер против Небраски , 262 США 390 (1923).

94. Гюнтер Г. Конституционное право. 11-е изд. Минеола, Нью-Йорк: Foundation Press; 1985: 605.

95. Независимый школьный округ Сан-Антонио против Родригеса , 411 US 1, 102–3 (1973).

96. Planned Parenthood of Southeastern Pa v Casey , 505 US 833 (1992).

97. Стенберг против Кархарта , 530 US 914 (2000).

98. О’Коннор против Дональдсона , 422 US 563, 580 (1975).

99. Аддингтон против Техаса , 441 США 418, 425 (1979).

100. Витек против Джонса , 445 US 480, 494 (1980).

101. Вашингтон против Харпера , 494 US 210 (1990).

102. Крузан против директора Департамента здравоохранения штата Миссури , 497 US 261, 279 (1990).

103. Вашингтон против Глюксберга , 521 US 702 (1997).

104. Vacco v Quill , 521 US 793, 807 (1997).

105. США против Стэнли , 483 US 669 (1987).

106. Detels R, McEwen J, Beaglehole R, et al., Eds. Оксфордский учебник общественного здравоохранения. 4-е изд., Том 1. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета; 2002.

107. Turnock BJ . Общественное здравоохранение: что это такое и как работает. 3-е изд. Садбери, Массачусетс: Джонс и Бартлетт; 2003.

108. Фридман Л.М. Американский закон в двадцатом веке . Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета; 2002.

109. Закон о гражданских правах 1964 года, 42 USC §2000e (2004).

110. Закон об избирательных правах 1965 года, 42 USC §1971 (2004).

111. Закон о чистом воздухе, 42 USC §§7401 и последующие (2004).

112. Закон о безопасности и гигиене труда, 29 USC §§651 и последующие (2004).

113. США против Лопеса , 514 США 549 (1995).

114. США против Моррисона , 529 US 598 (2000).

115. Город Бурне против Флорес , 521 US 507 (1997).

116. Parmet WE. После 11 сентября: переосмысление федерализма общественного здравоохранения.Этика J Law Med. 2002; 30: 201–211. [PubMed] [Google Scholar]

117. Nevada Dept of Human Resources v Hibbs , 538 US 721 (2003).

118. Племя семинолов из Флориды против Флориды , 517 US 44 (1996).

119. Совет попечителей Университета Ала против Гаррета , 531 US 356 (2001).

120. McNeil DG. Две программы вакцинации от оспы прекращены. Нью Йорк Таймс. 19 июня 2003 г .; A13.

121. Annas GJ. Биотерроризм, общественное здоровье и гражданские свободы.New Engl J Med. 2002; 46: 1337–1342. [PubMed] [Google Scholar] 122. Kuhles DJ, Ackman DM. Федеральная программа вакцинации против оспы: что нам делать дальше? Health Aff. 2003; W3: 503–510. [PubMed] [Google Scholar]

123. Ласкер Р.Д. Новое определение готовности: планирование терроризма глазами общественности. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Медицинская академия Нью-Йорка; 2004.

124. Annas GJ. Щенячья любовь: биотерроризм, гражданские права и общественное здоровье. Fla Law Rev.2003; 55: 1171–1190. [PubMed] [Google Scholar] 125.Маринер В.К. Самоубийство с участием врача и Верховный суд: отказ от конституционной жалобы. Am J Public Health. 1997; 87: 2058–2062. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

126. Гудчайлд С., Блумфилд С. Дети получают уколы от наркомании; Министры рассматривают схему вакцинации героином, кокаином и никотином. Независимо в воскресенье. 25 июля 2004 г.: 1-2.

129. Annas GJ. Борьба с туберкулезом — закон и здоровье населения. New Engl J Med. 1993. 328: 585–588. [PubMed] [Google Scholar] 130.Болл CA, Барнс М. Общественное здравоохранение и права личности: борьба с туберкулезом и процедуры содержания под стражей в Нью-Йорке. Yale Law Pol Rev.1994; 12: 38–67. [Google Scholar] 131. Glantz LH, Mariner WK, Annas GJ. Рискованный бизнес: определение политики здравоохранения для ВИЧ-инфицированных медицинских работников. Милбанк К. 1992; 70: 43–79. [PubMed] [Google Scholar]

132. Город Ньюарк против JS , 279 NJ Super 178 (1993).

133. Грин против Эдвардса , 164 WVa 326 (1980).

134. Best v St Vincents Hospital , 2003 US Dist LEXIS 11354 (SDNY 2003).

135. Нью-Йорк против Антуанетты R , 165 Разное 2d 1014, 630 NYS2d 1008 (Sup Ct 1995).

136. Ротман С.М. Жизнь в тени смерти: туберкулез и социальный опыт болезни в Америке . Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса; 1994.

137. Feldberg GD. Болезнь и класс: туберкулез и формирование современного североамериканского общества. Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Университет Рутгерса; 1995 г.

138. Чейз М. Берберийская чума: Черная смерть в викторианском Сан-Франциско. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рэндом Хаус; 2003.

139. Институт общественного здравоохранения, проект «ТБ и право». Тематическое исследование Souvannarath; 2003. Доступно на: http://www.phlaw.org. Проверено 26 августа 2004 г. 140. Мин. КК. Белая чума возвращается: закон и новый туберкулез. Закон Уоша Ред. 1994; 69: 1121–1141. [PubMed] [Google Scholar]

141. Институт медицины. Прекращение пренебрежения: ликвидация туберкулеза в США .Вашингтон, округ Колумбия: Национальная академия наук; Май 2000: 2.

142. Райхман Л.Б. Вызывает беспокойство U-образная кривая. Am Rev Respir Dis. 1991; 144: 741–742. [PubMed] [Google Scholar] 144. Свобода Т. и др. Меры общественного здравоохранения по борьбе с распространением тяжелого острого респираторного синдрома во время вспышки в Торонто. New Engl J Med. 2004; 2352–2361. [PubMed] 145. Барбера Дж., Макинтайр А., Гостин Л. и др. Масштабный карантин после биологического терроризма в США. ДЖАМА. 2001. 286: 2711–2727.[PubMed] [Google Scholar]

146. Коремату против США , 323 US 214 (1944).

147. Краткая информация Amicus Curiae Фред Коремацу в поддержку истцов, в деле Ода против США , № 03-334, Расул против Буша , № 03-343 и Хамди против Рамсфельда , № 03 -6696, в Верховном суде США, стр. 3–4 (курсив в оригинале).

148. Хамди против Рамсфельда , 124 СС 2633 (2004).

149. Расул против США; Аль Ода против США, , 124 S Ct.2686 (2004).

150. Колдер против Булла , 3 США (3 Далла) 386 (1798).

151. Barnett RE. Восстановление утраченной конституции: презумпция свободы . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета; 2004.

152. Hughes CE. Адреса Чарльза Эванса Хьюза, 1906–1916 гг. . 2-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: сыновья Г. П. Патнэма; 1916.

153. Rehnquist WH. Все законы, кроме одного: гражданские свободы в военное время . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: А. А. Кнопф; 1998 г.

154. Bork RH. Искушение Америки: политическое соблазнение закона . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Свободная пресса; 1990.

155. Эпштейн Р.А. Пусть сапожник будет до последнего — на защиту «старого» общественного здоровья. Perspect Biol Med. 2003; 46 (Suppl3): S138 – S159. [PubMed] [Google Scholar]

156. Thornburgh v ACOG , 476 US 747, 808–9 (1986).

157. Блэк К. Незаконченные дела суда Уоррена. Закон Уоша Rev.1970; 46: 3–45. [Google Scholar]

158. Morone JE. Нация адского пламени: политика греха в американской истории . Нью-Хейвен, Коннектикут: издательство Йельского университета; 2003.

159. Маркель Х. Карантин! Еврейские иммигранты из Восточной Европы и эпидемии в Нью-Йорке 1892 г. . Балтимор, Мэриленд: Издательство Университета Джона Хопкинса; 1997.

160. Альберт М.Р., Остхаймер К.Г., Бреман Дж. Последняя эпидемия оспы в Бостоне и споры о вакцинации, 1901–1903 гг. New Engl J Med. 2001; 344: 375–379. [PubMed] [Google Scholar] 161. Коул Д. Враги пришельцев.Stanford Law Rev. 2002; 54: 953–1004. [Google Scholar] 162. Тушнет М., Якл Л. Символические статуты и реальные законы: патологии Закона о борьбе с терроризмом и эффективной смертной казни и Закона о судебных разбирательствах в тюрьмах. Duke Law Rev. 1997; 47: 1–86. [Google Scholar]

ДЕТСКИЙ ГОЛОС VS. КОНТРОЛЬ РОДИТЕЛЕЙ: РАЗРЕШЕНИЕ НАПРЯЖЕНИЯ МЕЖДУ КОНВЕНЦИЕЙ О ПРАВАХ РЕБЕНКА И ЗАКОНОМ США

Введение

Дети — уязвимые члены общества. То, что дети уязвимы и поэтому заслуживают особой защиты, имеет интуитивный смысл; но то, что дети — это членов общества , то есть люди со своими собственными правами, — это если вообще задумываться о них позже.Конвенция ООН о правах ребенка (КПР) — это амбициозный международный договор о правах человека, который стремится уравновесить две противоположные точки зрения, уделяя последней новое внимание. Отходя от традиционалистского представления о детях как о чисто пассивных объектах власти родителей и правительств, КПР рисует современное комплексное видение детей как нуждающихся в защите, но также как личностей с правами.

CRC является одновременно юридическим и нормативным документом.Как юридически обязательный документ, КПР ратифицирована каждым государством-членом Организации Объединенных Наций (ООН), за одним заметным исключением: Соединенными Штатами. Следовательно, Соединенные Штаты являются целью усиления давления со стороны сторон внутри страны и за рубежом с целью ратификации КПР, особенно после того, как он представил доклад в Комитет ООН по правам ребенка (Комитет) о соблюдении США Факультативных протоколов (ФП) к КПР.

В то время как Соединенные Штаты подписали CRC, а U.Правительство С. в последние годы сигнализировало о своем намерении добиваться ратификации КПР, усилия по ратификации в Конгрессе застопорились. Эта неспособность ратифицировать КПР кажется несовместимым с ведущей ролью Соединенных Штатов в разработке КПР и в продвижении прав человека за рубежом. Отчасти нежелание ратифицировать это объясняется стойкой враждебностью Америки к международному праву. Однако во многом это сопротивление зависит от самой Конвенции о правах ребенка и ее последствий. В конце концов, КПР также является нормативным и вдохновляющим документом, который стремится определить универсальную концепцию прав и положения детей в мире, как и У.S. внутреннее право борется со все более сложной — и часто запутанной — ролью детей в законе. Таким образом, настало время для серьезного расследования того, могут ли Соединенные Штаты ратифицировать КПР и каким образом.

Настоящая записка призвана помочь решить, противоречит ли законодательство США требованиям Конвенции о правах ребенка, путем решения конкретной, но репрезентативной проблемы: взаимосвязи между правами детей на участие в соответствии с Конвенцией о правах ребенка и правами родителей на воспитание детей в соответствии с законодательством США. Законодательство США высоко ценит право родителей контролировать воспитание своих детей; и поскольку КПР потенциально лишает родителей права принимать решения от имени своих детей, права на участие в статье 12 КПР кажутся одной из самых серьезных угроз для У.С. закон. Тем не менее, Соединенные Штаты не могут освободить себя от юридических полномочий статьи, если они ратифицируют КПР. Следовательно, чтобы решить, могут ли Соединенные Штаты чувствовать себя комфортно и готово ратифицировать КПР, необходимо изучить все последствия статьи 12 и ее предполагаемое противоречие с законодательством США.

Комментарий к ратификации Конвенции США о правах ребенка, как правило, не рассматривает юридические последствия статьи 12 для родительских прав в США. Эта записка помогает восполнить этот пробел.Часть I объясняет значение статьи 12 и озабоченность по поводу ратификации, уделяя особое внимание родительским правам. Затем в Части II изучаются соответствующие законы Соединенных Штатов о судебных разбирательствах по семейному праву, принятии медицинских решений и психиатрической помощи, сравнивая эти три области с законами других штатов общего права, ратифицировавших КПР, чтобы получить большую ясность в отношении противоречий между права детей на участие и родительские права. Наконец, в части III представлены предложения о том, как заставить U.С. закона в большее соответствие с КПР. В конечном итоге в этой записке делается вывод о том, что конфликт между родительскими правами и статьей 12 можно примирить и что, по сути, он представляет собой долгожданную возможность для реформы.

I. Статья 12 и ее значение для Закона США

Эта нота рассматривает юридические последствия для Соединенных Штатов, если они специально примут статью 12. Чтобы лучше представить статью 12 как закон, раздел I.A контекстуализирует статью 12, предоставляя ее наиболее актуальную предысторию, а именно историю разработки и официальное толкование Конвенции ООН о правах ребенка.Затем в разделе I.B кратко описывается традиционное восприятие КПР по сравнению с действующим законодательством США, включая противоречие между правом ребенка на участие и правом родителей решать за ребенка. Как показывает эта часть, судебная практика США в отношении родительских прав, по крайней мере в широком смысле, находится в некотором противоречии с центральной особенностью КПР — статьей 12.

A. Статья 12 в контексте

КПР — один из немногих важных международных договоров по правам человека. После десяти лет обширных переговоров, направленных на выработку универсального документа, который наилучшим образом отражал бы консенсус различных правовых систем и культур, КПР открылся для подписания 29 ноября 1989 г. и стал на сегодняшний день самым популярным и быстро принятым договором по правам человека.По крайней мере, часть его популярности объясняется сознательной инклюзивностью КПР. Его язык широк и основан на принципах, допускающих вариации в реализации, а не навязывающих свод правил. Кроме того, договорная система поощряет добровольное выполнение , а не принудительное исполнение ; учитывая слабые механизмы правоприменения, КПР «фокусируется на просвещении, содействии и сотрудничестве» сторон, а не на принуждении.

Право на участие детей — один из основных принципов КПР.Гражданское участие, конечно же, является ключевой ценностью демократии. и КПР закладывает новые основы, рассматривая детей как «агентов, которые разделяют власть над формированием своей собственной жизни» и побуждает их реализовывать свои собственные права как членов общества. Это новое видение молодежи знаменует собой «парадигматический сдвиг» от традиционного отношения к детям и патерналистского акцента на «наилучшие интересы», когда несовершеннолетние рассматриваются как пассивные субъекты родительской или государственной власти. Вместо этого КПР наделяет детей правом быть носителями прав, что отражает ключевую тему договора, и, по сути, отстаивание права детей на участие, возможно, является величайшим нововведением КПР.

CRC предоставляет каждому ребенку право участвовать во всех процессах принятия решений, которые влияют на его или ее жизнь, чтобы ребенок мог играть более равную роль во взаимоотношениях со взрослыми и иметь большую возможность мыслить и действовать независимо. Статья 12 устанавливает это право:

(1) Государства-участники гарантируют ребенку, который способен формировать свои собственные взгляды, право свободно выражать эти взгляды по всем вопросам, касающимся ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внимание в соответствии с возрастом. и зрелость ребенка.

(2) Для этой цели ребенку, в частности, должна быть предоставлена ​​возможность быть заслушанным в ходе любых судебных и административных разбирательств, затрагивающих ребенка, напрямую или через представителя или соответствующий орган в соответствии с процессуальными правилами. национального законодательства.

Хотя существуют различные способы толкования текста статьи 12, он, по крайней мере, четко разграничивает как материальные, так и процессуальные права: статья 12 (1) демонстрирует широкое материальное право, а статья 12 (2) следует за ней с конкретными процедурными требованиями.Статья 12 является обширной и возлагает на государства-участники обязанность обеспечивать право детей свободно выражать свои взгляды публично или в частном порядке. и для обеспечения того, чтобы их взглядам действительно «уделялось должное внимание» при принятии затрагивающих их решений. Также важно отметить, что в соответствии со статьей 12 дети имеют право на информацию, необходимую для формулирования своих взглядов, и выбирать, , а не выражать свои взгляды.

CRC, однако, не определяет неограниченное право на участие — и полномочия по принятию решений — детей.В договоре признается право на свободное выражение мнений только для детей, которые способны формировать независимые взгляды, и даже в этом случае вес, придаваемый их взглядам, зависит от возраста и зрелости каждого ребенка. Даже когда ребенок может выражать свои взгляды, они не обязательно являются диспозитивными — статья 12 просто требует, чтобы взгляды детей, если они были выражены, действовали как фактор при принятии решений, касающихся детей.

Как отмечалось ранее, CRC включает в себя разные принципы, и в некоторых случаях принципы внутренне противоречат друг другу.Например, статья 12 противоречит другому центральному принципу КПР: наилучшим интересам ребенка. Конвенция о правах ребенка возникла в результате реакции на страдания детей после Второй мировой войны и нового признания защиты, в которой дети нуждаются, как это было выражено в Декларации прав ребенка Генеральной Ассамблеи ООН в 1959 году. Отражая этот фон, КПР стремится защищать «наилучшие интересы» каждого ребенка, принцип, лучше всего отраженный в его статье 3 (1).Стандарт наилучших интересов принят на международном уровне, в том числе в Соединенных Штатах, где правительство может использовать свои полномочия «parens patriae» для защиты детей.

Принцип наилучшего обеспечения интересов и право на участие детей — это два основных столпа КПР, «направляющих толкование всех других положений». Тем не менее, эти двое также находятся в противоречии друг с другом: «наилучшие интересы» детей определяются сторонами, помимо самих детей, такими как их родители, опекун или государственное учреждение; Напротив, позволяя ребенку иметь право голоса при принятии решений, касающихся его или ее собственного благополучия, статья 12 подчеркивает автономию ребенка по отношению к власти взрослых.В своей логической крайности статья 3 рассматривает детей как уязвимые объекты, нуждающиеся в защите от родителей или других авторитетных лиц, в то время как статья 12 рассматривает детей как автономных существ с правом принимать собственные решения, независимо от того, отвечает ли это их наилучшим интересам или нет. . Таким образом, CRC кажется в некоторых отношениях расходится с самим собой.

B. Общее представление о совместимости статьи 12 с законом США

Прежде чем исследовать, что статья 12 повлечет за собой для конкретных областей U.S. закон, необходимо сначала понять общие ожидания ратификации КПР. Мнения сильно расходятся относительно того, что повлечет за собой приведение законодательства США в соответствие со статьей 12; Комментаторы спорят, действительно ли статья 12 улучшит жизнь детей и представляет ли она реальную угрозу таким ценным доктринам в законодательстве США, как родительские права и федерализм.
1. Причины ратификации: преимущества КПР. — Сторонники ратификации утверждают, что СШАратификация КПР принесет значительные выгоды, начиная от существенного улучшения жизни детей и заканчивая новым пересмотром проблемных областей права.

Прежде всего, защитники утверждают, что включение КПР во внутреннее законодательство улучшило бы жизнь детей, продвигая их права и тем самым расширяя их возможности в соответствии с законом. Статья 12 обеспечит более широкое представительство детей в широком спектре судебных разбирательств. в то время как другие положения КПР помогут защитить и помочь детям, которые уязвимы к жестокому обращению.Как государство-участник КПР, Соединенные Штаты также могли бы лучше помогать детям за границей, получив большую легитимность для своего продвижения жизни и прав детей во всем мире.

Кроме того, КПР эффективно установил правовые рамки и стандарты, которые, в свою очередь, оживили ранее существовавший закон о детях и могли бы оказать такое же оживляющее воздействие на законодательство США. Как сознательно современное и всеобъемлющее подтверждение прав детей, КПР является документом, изменяющим нормы.Распространение региональных договоров и национального законодательства после КПР по всему миру демонстрирует способность КПР обновлять нормы и законы, устанавливая международный стандарт уважения «человеческого достоинства каждого ребенка». Следовательно, принятие CRC в законодательство США может привести к кардинальным изменениям в судебной практике семейного права. путем создания национальной системы четких и идентифицируемых целей, более подходящих для удовлетворения потребностей детей и их семей.

В частности, принятие КПР поможет начать распутывать и обновить значительную путаницу, которая в настоящее время существует во внутреннем законодательстве в отношении роли и прав детей.Фактически, учитывая неопределенность положения детей в законодательстве США, Американский юридический институт заказал первый пересмотр закона о детях, чтобы «усилить цель правового регулирования в области благополучия детей и». . . включить в закон современное признание детей юридическими лицами ». Несмотря на сильные социальные и нормативные тенденции на практике, нынешняя риторика законодательства США не делает упор на права детей. и обязанность родителей служить наилучшим интересам ребенка.Ратификация КПР, а также принятие к сведению соответствующих правовых тенденций во всем мире поможет сосредоточить новое внимание на этой неопределенной области права.
2. Причины для удержания: опасения по поводу ратификации. — Многие комментаторы также серьезно обеспокоены перспективой ратификации КПР. Некоторые опасения просто отражают обычные опасения по поводу ратификации договоров о правах человека; другие, однако, относятся к КПР, главным из которых является опасение, что статья 12 аннулирует родительские права в U.С. закон.

Внутреннее принятие международного права и, в частности, договоров о правах человека часто сталкивается с жесткой оппозицией в Соединенных Штатах. Эта враждебность к принятию международного права обычно описывается как «американская исключительность» или убежденность в том, что Соединенные Штаты в чем-то уникальны и не должны быть связаны международными обязательствами. Оппоненты часто опасаются, что ратификация приведет к передаче американского суверенитета иностранным сторонам, в то время как другие возмущены вниманием международного сообщества к внутренним вопросам.Наконец, некоторые считают, что в ратификации просто нет необходимости, поскольку законодательство США уже обеспечивает надежную защиту прав.

Некоторые противники также сомневаются, что договор, особенно статья 12, действительно принесет пользу детям. Например, упор на детей как на автономных существ может поставить под угрозу стремление к высшим интересам ребенка, ослабить авторитет взрослых, лучше подготовленных для заботы о благополучии ребенка, и, следовательно, в конечном итоге навредить ребенку. Однако опасения по поводу последствий Конвенции о правах ребенка — и особенно права на участие в статье 12 — для интересов детей часто недооценивают способность детей понимать и осуществлять свое право на участие в жизни общества, а также выгоды, которые могут быть получены в результате такого право.

Кроме того, частое внимание КПР к вопросам семейной жизни подразумевает озабоченность по поводу федерализма, репродуктивных прав и прав родителей. Во-первых, противники обеспокоены тем, что КПР посягнет на федерализм, поскольку семейное право традиционно находится в сфере власти штата и позволит федеральному правительству принимать законы, которые серьезно ограничивают регулирование семейной жизни штатом. Во-вторых, вопрос репродуктивных прав изобилует политической чувствительностью в политике и законодательстве США, и некоторые опасаются, что КПР повлияет на действующий закон об абортах.Примечательно, что CRC старается избегать этой политической «горячей кнопки».

И последнее, но не менее важное: еще одна проблема заключается в том, что КПР угрожает вмешательством в частную жизнь семьи, особенно в право родителей над своими детьми. Этот конфликт «родительских прав» между законодательством США и CRC (особенно статьей 12) трудно разрешить, но редко обсуждается подробно. Признавая право каждого ребенка на участие в всех делах, касающихся ребенка, статья 12, возможно, предлагает вмешательство государства в частные, семейные дела, отмену родительской власти над детьми, «семейные ценности» и благополучие детей, которых лучше оставить в рамках забота о своих родителях.

Один из ответов на последнее беспокойство состоит в том, чтобы просто указать на то, что КПР является нормативным и желательным, направленным на изменение отношения к роли детей в социальных условиях, а не на установление юридически обязательных правил. Но это, вероятно, недостаточно утешительный ответ; в конце концов, право родителя управлять воспитанием своего ребенка без неоправданного вмешательства имеет твердыню в конституционной юриспруденции США. По крайней мере, с 1923 года Верховный суд неоднократно признавал свободу интересов родителей в «создании [создания] дома и [воспитании] детей», подтверждая широкие полномочия родителей контролировать своих детей.Хотя это право не безгранично, степень, в которой государство может вмешиваться в отношения между родителями и детьми, строго ограничена. дополнительно демонстрируя, в какой степени родительские права препятствуют осуществлению статьи 12. В таких случаях, как правило, не учитываются собственные взгляды ребенка или его вклад в процесс, и фактически суды обычно игнорируют права ребенка или считают, что родительские права имеют преимущественную силу, когда возникает конфликт.

Однако со временем доводы в пользу родительских прав сместились от защиты патриарха, который осуществляет широкий контроль над своей семьей на основании своего статуса главы семьи, к защите интересов ребенка, когда родительские права усмотрение часто лучше всего подходит для такой цели.То есть оправдание родительских прав все чаще основывается на предположении, что родители находятся в лучшем положении для определения наилучших интересов ребенка; однако, сосредотачиваясь на праве родителей контролировать своих детей, язык законодательства США не может точно передать эту тенденцию рационализации родительского контроля над детьми на основе обязанностей родителей по отношению к своим детям.

В любом случае, согласно судебной практике Верховного суда, родители имеют устоявшееся право контролировать воспитание своих детей, тогда как статья 12, возможно, пытается вместо этого дать детям право контролировать свою жизнь.Таким образом, с точки зрения нулевой суммы, когда одна сторона, утверждающая власть, нарушает другую, статья 12 — и, следовательно, CRC — представляет собой серьезную угрозу родительским правам в соответствии с законодательством США. Помимо обычного противодействия договорам о правах человека, предполагаемая угроза родительским правам, возможно, является самым большим правовым и политическим препятствием на пути ратификации КПР. Вопрос о том, способствует ли КПР большему вмешательству государства в родительскую власть над ребенком, или он с большей вероятностью защитит семью от вмешательства государства, в значительной степени является предметом обсуждения.Однако комментаторы редко вникали в текущее состояние родительских прав и прав детей на участие во внутреннем законодательстве или в то, как статья 12 толкуется на практике. Настоящая записка направлена ​​на восполнение этого пробела путем изучения статьи 12 и ее последствий для внутреннего законодательства.

II. Статья 12 и родительские права: напряжение на практике

A. Транснациональное руководство по статье 12 и родительским правам

Поскольку Соединенные Штаты не приняли статью 12 в качестве закона, понимание последствий статьи 12 для родительских прав требует изучения того, как статья 12 толкуется в отношении родительских прав в международном и сравнительном праве.Чтобы изложить основной контекст, Соединенные Штаты необычны своей надежной защитой прав родителей контролировать своих детей, т. Е. Принимать решения от их имени. КПР не признает родительские права в такой же степени; тем не менее, подчеркивая святость семьи ради детей, КПР тем не менее уважает родительскую власть над детьми, хотя и в определенной степени.

1. Интерпретации Комитета по правам ребенка. — Комитет — это орган ООН, который следит за выполнением CRC и ее OP по всему миру, в первую очередь путем публикации заключений по конкретным государственным отчетам (Заключительные замечания) и мнений по отдельным темам, связанным с CRC (Общие комментарии).За прошедшие годы Комитет опубликовал сотни заключительных замечаний, а также Общий комментарий к самой статье 12. Таким образом, Комитет дает наиболее полное и «официальное» толкование КПР и является хорошей отправной точкой для понимания общего значения статьи 12.

В своем Замечании общего порядка № 12 Комитет подчеркивает связь между статьей 12 и обязанностью государств-участников «уважать права и обязанности родителей».. . чтобы обеспечить соответствующее направление и руководство. . . чтобы дать ребенку возможность реализовать свои права »в соответствии с КПР. Это «право», в частности, не является правом США родителей контролировать своего ребенка, а скорее правом направлять своего ребенка в осуществлении его или ее прав; более того, права родителей уменьшаются по мере того, как ребенок растет в знаниях, опыте и понимании. Комитет ценит важность семейного окружения, как и защитники родительских прав; однако значение семьи зависит не от родителей, а от создания надлежащей среды, в которой дети могут свободно выражать свои взгляды.Таким образом, согласно толкованию Комитета, родительский авторитет отходит на второй план по сравнению с развитием прав детей.

2. Интерпретации в сравнительной юрисдикции за рубежом. — Однако руководство Комитета по выполнению КПР имеет свои пределы. Напротив, толкование статьи 12 в других юрисдикциях, таких как Соединенное Королевство, которым пришлось адаптировать свои ранее существовавшие законы к статье 12, дает полезные указания относительно того, что может повлечь за собой выполнение статьи 12 в Соединенных Штатах.В конце концов, будучи органом, которому поручено отстаивать права детей и который обладает небольшими полномочиями по обеспечению соблюдения, Комитет менее ограничен практическими соображениями и склонен придерживаться амбициозного взгляда на КПР. в отличие от умеренных, более практичных подходов государств, обремененных реальностью ограниченных ресурсов, политики и ранее существовавшего законодательства в реализации статьи 12. Кроме того, до тех пор, пока Комитет не выпустил Замечания общего порядка № 12, выполнение статьи государствами-участниками было основным источником толкования статьи 12, а первоначальное отсутствие указаний со стороны Комитета привело к широкому спектру методов имплементации КПР во внутреннее законодательство.Тем не менее, Великобритания и Германия демонстрируют, что разные подходы к разрешению противоречий между статьей 12 и родительской властью имеют определенное сходство.

CRC помогла обновить язык родительских прав, чтобы выделить обязанностей по сравнению с правами . В Англии и Уэльсе Закон о детях 1989 года перевел ключевые принципы КПР, включая положения статьи 12, во внутреннее законодательство. При этом Закон «заменяет [d] концепцию родительских прав и обязанностей концепцией родительской ответственности», отказываясь от таких понятий, как «право (-а) на опеку» в пользу интересов ребенка.Это было признанием устаревшего языка родительских «прав» и «авторитета», несовместимого с современным представлением о том, что «отцовство — это вопрос ответственности , а не прав».

Германия отражает аналогичную тенденцию, в которой «ребенок и [его или ее] благополучие все чаще становятся центром внимания» в родительской власти. Правовая реформа 1979 года преобразовала «родительские полномочия» в «родительскую заботу», подчеркнув как права , так и обязанности родителей по отношению к своим детям.Таким образом, если Англия и Уэльс отражают прямой отказ от родительских прав (и замену их родительскими обязанностями), немецкое законодательство демонстрирует более амбивалентный подход, признавая родительские права, а также неразрывно связывая их с родительскими обязанностями . Тем не менее оба подхода отражают упор, сделанный Комитетом на ребенка, а не на родителя, для оправдания защиты родительского авторитета.

С другой стороны, формулировки законодательства США подтверждают право родителей управлять жизнью своих детей на основании, отличном от интересов детей.Тем не менее, большая часть закона отражает основную причину, основанную на наилучших интересах ребенка, а не на интересах свободы родителей; иными словами, предоставление родителям основных полномочий и усмотрения в отношении воспитания детей часто оправдывается тем, что отвечает интересам ребенка. Следовательно, существует несоответствие между риторикой о родительских правах и практикой подчеркивания интересов детей для оправдания родительских прав.

B. Особые районы U.S. Закон и их противоречие со статьей 12

На широком, концептуальном уровне, права ребенка на участие, по-видимому, ставят под угрозу авторитет родителей, лишая их права принимать решения от имени ребенка. В этом разделе исследуется противоречие, применяя значение статьи 12, как она интерпретируется на практике, к трем наиболее опасным областям законодательства США: во-первых, он исследует последствия злоупотреблений, пренебрежения и опеки в суде по семейным делам, которые на самом деле в значительной степени соответствуют статье 12; во-вторых, он касается области принятия медицинских решений, которая показывает многообещающие тенденции в U.S. закон, напоминающий принципы статьи 12 и принятые им законы; и в-третьих, в нем исследуются последствия статьи 12 для психиатрической помощи, области права, которая, возможно, больше всего противоречит правам детей на участие.

1. Судопроизводство по семейному праву. — Как минимум, статья 12 признает право каждого ребенка быть заслушанным в судебных разбирательствах, касающихся ребенка. В целом, законодательство США в отношении судебных разбирательств по семейному праву, в первую очередь разбирательств по делам о злоупотреблениях или пренебрежении, а также процедурах опеки, соответствует требованиям статьи 12 и также не представляет серьезной угрозы для родительского авторитета.

Законодательные органы и суды в Соединенных Штатах были восприимчивы к поощрению участия детей в судебных процессах, ориентированных на семью несмотря на то, что дети обычно не участвуют в судебном процессе. Единообразный закон о браке и разводе (UMDA), принятый в небольшом, но значительном меньшинстве штатов, требует, чтобы желания ребенка учитывались при определении его или ее наилучших интересов при принятии решений об опеке; другие штаты приняли правила или политику, основанные на возрасте, в соответствии с которыми детям определенного возраста предоставляется более существенное право голоса при принятии решения.Более того, на практике судьи регулярно запрашивают и взвешивают мнения детей в делах об опеке, часто полагаясь на предпочтения подростков старшего возраста, даже в отсутствие законодательных требований к этому. Что касается разбирательств о жестоком обращении или пренебрежении, то исчерпывающее глобальное исследование слушаний по вопросам защиты детей показало, что в таких случаях законодательные акты большинства штатов США полностью соответствуют статье 12. В целом законодательство США стало активно поощрять участие детей в судебных разбирательствах по семейному праву.

Это отражает тенденцию в законодательстве стран, ратифицировавших КПР, хотя и по-разному и в разной степени. В Соединенном Королевстве и Ирландии особое внимание уделяется предоставлению опекунов ad litem (GAL), которые защищают интересы ребенка, в то время как Австралия требует, чтобы судья по семейным делам учитывал желания ребенка при любых обстоятельствах. Новая Зеландия полностью соответствует точке зрения Комитета на статью 12: не устанавливая возрастных ограничений и не отдавая предпочтение детям в зависимости от веса, Новая Зеландия уделяет особое внимание предоставлению всем детям возможности быть заслушанными в ходе разбирательства по делу об опеке, напрямую или через представителя, и принимать их просмотров во внимание.

Хотя включение статьи 12 во внутреннее законодательство может принимать различные формы, четыре бывших и нынешних государства Содружества создают импрессионистский пейзаж того, что статья 12 подразумевает для судебных разбирательств по семейному праву. В общем, голос ребенка не имеет решающего значения; скорее, упор делается на уважении к ребенку как личности с правом голоса в соответствии с толкованием статьи 12 Комитетом. Подобно Соединенному Королевству и Ирландии, Соединенные Штаты предоставляют детям ту или иную форму представительства, в основном через глобальные списки адресов.Более того, хотя, как правило, нет правила четкой линии, возраст на практике является основным фактором, определяющим, учитывает ли судья США точку зрения ребенка. Таким образом, в целом Соединенные Штаты соблюдают требования статьи 12 в процедурах защиты и содержания под стражей.

Почему такое легкое согласие на участие ребенка в судебных разбирательствах по семейному праву США? Основная мотивация этой тенденции — это наилучшие интересы ребенка, поскольку детям выгодно иметь большее право голоса при принятии таких решений. Но также примечательно отсутствие серьезных опасений по поводу родительских прав; то есть государство уже вмешалось в семейные дела, чтобы действовать как защитник ребенка или как арбитр между двумя родителями.Само существование каждого судебного разбирательства лишает родителей права контролировать жизнь своих детей; родительские права в таких ситуациях уже ущемлены. Следовательно, сильные права ребенка на участие в судебных разбирательствах по семейному праву имеют место в контексте уже ослабленных родительских прав.

Дело Верховного суда Массачусетса — наглядная иллюстрация. При рассмотрении дела об опеке суд намекнул, что предпочтения одиннадцатилетнего сына остаться с отцом было достаточно, чтобы склонить чашу весов в пользу отца при прочих равных.Здесь, когда два родителя вступили в конфликт друг с другом, не было явного осуществления родительской власти над ребенком, и, таким образом, суд был свободен рассматривать точку зрения ребенка. По крайней мере, там, где родительские полномочия ограничены и не представляют серьезного препятствия, поэтому Соединенные Штаты, возможно, соблюдают de facto статью 12 в семейных делах — и de jure признание этого факта, например, посредством Принятие государственных законов и правил судов в пятидесяти штатах было бы лишь небольшим шагом в обеспечении соблюдения статьи 12 в этой области права.

2. Принятие медицинских решений. — Одна из областей права, в которой право родителей принимать решения от имени своих детей более прямо противоречит их собственным взглядам, — это решения, касающиеся лечения. Возможно, в результате Соединенные Штаты признают, хотя и на ограниченной основе, право «совершеннолетнего несовершеннолетнего» принимать независимые медицинские решения. Тем не менее развитие «доктрины зрелого несовершеннолетнего» общего права предполагает, что при признании права на участие ребенка не обязательно противоречат авторитету родителей.

Согласно общему правилу законодательства США родители принимают медицинские решения от имени ребенка, не достигшего совершеннолетия. Однако существуют значительные исключения, дающие несовершеннолетним право принимать самостоятельное решение. Законы всех пятидесяти штатов допускают многочисленные исключения, согласно которым несовершеннолетний может дать согласие на медицинское обслуживание. Точно так же правило о совершеннолетнем несовершеннолетнем, принятое в нескольких штатах, позволяет «совершеннолетнему несовершеннолетнему», который может руководствоваться суждением взрослого и понимать соответствующие последствия, давать информированное согласие на лечение или отказываться от него самостоятельно.Возраст ребенка играет важную роль в определении «зрелого несовершеннолетнего», хотя другие факторы также принимаются во внимание. Кроме того, поскольку информированное согласие требует, чтобы пациент был полностью проинформирован о последствиях лечения, доктрина гарантирует, что совершеннолетние несовершеннолетние получат информацию, необходимую для принятия решения. Следовательно, доктрина вынуждает врачей и суды индивидуально оценивать степень зрелости ребенка-пациента и давать рекомендации, необходимые для принятия информированного решения, и то и другое соответствует принципам статьи 12.

Опять же, сравнение с другими государствами Содружества, подписавшими Конвенцию о правах ребенка, дает полезные разъяснения по действующему законодательству и руководство на будущее. В Англии и Уэльсе несовершеннолетние в возрасте шестнадцати лет и старше могут дать согласие на лечение. и несовершеннолетний в возрасте до шестнадцати лет может дать согласие на лечение, если ребенок может показать, что он или она зрелый и понимает последствия своего решения. Верховный суд Канады отклонил возрастные ограничения в пользу предоставления всем всем детям «права продемонстрировать зрелые медицинские способности принимать решения» и иметь право голоса при принятии медицинских решений.Соответственно, Англия, Уэльс и Канада воплощают основной принцип статьи 12, предоставляя детям автономию пропорционально степени зрелости каждого ребенка; в свою очередь, у Соединенных Штатов есть своя собственная зрелая второстепенная доктрина в области общего права и статутов о согласии, которые напоминают ту же тенденцию.

Конечно, закон США должен противоречить установленным принципам родительских прав. Требование согласия родителей значительно ослабило законодательство США, давая детям возможность принимать решения и ослабляя родительский контроль над ними.На практике, однако, суды истолковали доктрину зрелого несовершеннолетнего, чтобы избежать конфликта с родительской властью, подняв вопрос о том, действительно ли эта доктрина соответствует статье 12. Например, в хорошо известном деле о зрелой несовершеннолетней доктрине Верховный суд Иллинойса признал важность родительского авторитета и утверждал, что, если родитель будет возражать против отказа ребенка от жизненно важного лечения, «это противодействие будет серьезно препятствовать праву несовершеннолетнего отказаться». Кроме того, У.С. суды разрешают несовершеннолетним принимать решения только в случае отсутствия конфликта с родительской властью. В другом известном деле Верховный суд штата Мичиган установил, что молодой человек дал согласие на лечение, но подчеркнул, что нет доказательств того, что его отец дал бы согласие , а не . Поэтому суды, как правило, ставят родительскую власть выше права ребенка на принятие решений; опять же, только тогда, когда родительские права не вступают в прямое противоречие со взглядами детей, их права на участие признаются.

Однако законы других юрисдикций предлагают альтернативный способ интерпретации этой тенденции. В английском и канадском законодательстве проводится различие между согласием на лечение и отказом от него. Это приводит к одновременному праву на согласие , в котором и родитель, и совершеннолетний несовершеннолетний могут дать согласие на медицинское обслуживание несовершеннолетнего. Разделение согласия и отказа в Великобритании и Канаде основывается не на родительских правах, а, скорее, на соображениях наилучших интересов: предположение о том, что облегчение доступа к медицинскому лечению служит интересам ребенка (в данном случае — улучшению его или ее физического здоровья) и, следовательно, как правило, предпочтительнее разрешить детям давать согласие на лечение, но не отказываться от лечения.В результате учет наилучших интересов ребенка ведет к такому же уважению к родительским властям в соответствии с законодательством США.

В соответствии с законодательством США, Англии и Канады родители сохраняют за собой право давать согласие на лечение от имени своих детей. В то время как законодательство США, кажется, оправдывает это традиционным правом родителей контролировать своих детей, разделение согласия и отказа в соответствии с английским и канадским законодательством дает альтернативное толкование этой тенденции: наилучших интересов любого ребенка — способствовать доступ к медицинской помощи с согласия родителей в качестве гарантии в случаях, когда несовершеннолетний отказывается от лечения.

Доктрина зрелости несовершеннолетних и законы о согласии отражают тенденцию в законодательстве США, в соответствии с которой несовершеннолетние могут давать согласие на лечение и, следовательно, иметь определенную степень полномочий по принятию решений в медицинском контексте в соответствии с требованиями статьи 12; тем не менее, когда взгляды детей противоречат авторитету родителей, закон уступает место родителям. Сравнение с другими государствами, являющимися участниками Конвенции о правах ребенка, показывает аналогичный результат, но различие в рассуждениях, предполагая, что акцент США на родительских правах неверно направлен и может быть заменен более точным современным обоснованием.

3. Психиатрическая помощь. — Вопрос о том, кто имеет право принимать решение о помещении ребенка в психиатрическое учреждение, чреват трудными последствиями с точки зрения закона. В контексте прав на участие психиатрическая приверженность молодежи страдает от предвзятости двойной некомпетентности: поскольку и дети, и умственно отсталые обычно считаются обладающими ограниченной компетенцией в принятии решений, умственно отсталый ребенок должен преодолеть двухуровневое восприятие некомпетентности.

Следовательно, в соответствии с законодательством США решение о помещении ребенка в психиатрическую лечебницу почти полностью остается на усмотрение родителей, а не ребенка или даже судьи. Верховный суд установил это в деле Parham v. JR , в котором суд учел решение родителей о совершении преступления, и только постановил, что несовершеннолетний имеет право на «нейтральную информацию» (например, о психическом здоровье). практикующий врач), но не полное судебное слушание, чтобы оспорить решение родителей.Суд признал, что интересы свободы ребенка поставлены на карту в рамках обязательств в учреждении, но установил, что интересы были отнесены к интересам родителей в заботе о ребенке. Такое почтение к родителям основывалось на презумпции, что «большинство детей, даже в подростковом возрасте, просто не в состоянии выносить здравые суждения относительно многих решений, в том числе их потребности. . . лечение.»

Некоторые штаты были более склонны контролировать усмотрение родителей и наделять детей полномочиями.Например, Верховный суд Калифорнии признал, что решения о психиатрической помощи, принимаемые исключительно родителями, нарушают права ребенка на надлежащую правовую процедуру, считая, что «несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати лет и старше возражают. . . имеют конституционное право на административное слушание »для оспаривания обязательства. По общему признанию, права ребенка остаются ограниченными, когда его или ее родители принимают решение, что ограничивает объем процессуальных гарантий, доступных ребенку. Тем не менее, законы штата демонстрируют несколько заметных тенденций в расширении прав и возможностей детей при принятии решений о психиатрической помощи: во-первых, суды все чаще признают голоса детей; во-вторых, права на надлежащую правовую процедуру служат основным основанием для такого признания, это означает, что активное участие детей не в центре внимания; и в-третьих, суды по-прежнему осторожно ограничивают родительские права.

Лишение детей любой возможности выражать свои взгляды лишает их силы, превращая их в пассивные объекты, находящиеся во власти взрослых властей. Это приводит к большему риску ошибки и нанесения вреда благополучию ребенка, поскольку он подвергается воздействию тех, кто может придерживаться неточного мнения о его или ее состоянии. или иметь мотивацию, отличную от благополучия ребенка. Это также не согласуется с акцентом законодательства США на интересы детей. В общем, наделение родителей слишком большими полномочиями и принуждение детей к молчанию — это нарушение статьи 12.Подход США к психиатрическому лечению детей не позволяет индивидуально оценить зрелость ребенка. и запрашивать мнение каждого ребенка, способного на самовыражения , независимо от его или ее способности к суждению . Parham — это решительный отказ от правоспособности детей принимать решения, и даже государства, которые обеспечивают большую защиту детей, делают это в форме процессуальных требований, таких как участие судьи, а не включение голоса ребенка в решение.Это противоречит растущим социальным наукам, демонстрирующим способность детей принимать решения. и существенные интересы детей, поставленных на карту, в результате страдают права детей на надлежащую правовую процедуру.

Право родителей управлять жизнью своих детей, отдельно от обязанности родителей заботиться об их наилучших интересах, в некоторой степени уникально для юриспруденции США. В семейном праве и принятии медицинских решений права и обязанности родителей совместимы, но в меньшей степени в отношении психиатрической помощи.Статья 12 не так расходится с законодательством США, как утверждают критики, и, поскольку она противоречит праву родителей распоряжаться своими детьми, различия не являются непримиримыми. В следующей части представлены возможные решения существующих конфликтов.

III. Согласование законодательства США со статьей 12

Учитывая политику США «соблюдение до ратификации», В этой части исследуются способы разрешения противоречий между родительскими правами и правами на участие.Соответственно, в разделе III.A исследуется влияние статьи 12 на доктрину родительских прав США. Затем в разделе III.B предлагаются конкретные решения для приведения определенных областей законодательства США в соответствие со статьей 12. При этом в этой части предполагается, что вместо того, чтобы создавать угрозу, CRC предоставляет своевременную возможность пересмотреть и обновить закон.

A. Принципиальная основа: принятие новых и точных принципов статьи 12

КПР не требует каких-либо конкретных правил или процедур — скорее, он устанавливает общие принципы, признающие возникающие нормы и отношения в законах, касающихся детей, в том числе в Соединенных Штатах.Главным среди базовых принципов КПР является идея о том, что дети являются лицами, обладающими правами, и широкая формулировка статьи 12 иллюстрирует этот принцип, утверждая, что дети имеют право на участие в жизни общества. Статья 12 по своей природе подлежит исполнению только в рамках официального судебного разбирательства; вне суда, например, в чисто частных решениях, принимаемых в семье, статья 12 излагает нормы и отношения, а не свод законов. Вместо этого статья 12 противоречит старым традициям, вводя новую норму вовлечения детей в диалог и уважения их взглядов.Таким образом, это дает Соединенным Штатам возможность самостоятельно осмыслить и пересмотреть свои социальные и правовые изменения в свете современных глобальных тенденций.

Между тем, закон США был близоруким, изо всех сил пытаясь изменить устаревшие формулировки в законе, чтобы они соответствовали новым приоритетам и обоснованиям закона. Право родителей осуществлять контроль над жизнью своих детей в соответствии с законодательством США изначально могло быть основано на интересах свободы родителей, но со временем обоснование права сместилось в сторону наилучших интересов ребенка.Это говорит о том, что, как в Англии и Германии, устаревшую риторику о «родительских правах» следует заменить или, по крайней мере, соединить с языком родительских «обязанностей» по заботе о благополучии ребенка. Этот модернизированный подход к доктрине родительских прав лучше приспособил бы возникающие права детей и и обязанности родителей в законодательстве США. В конце концов, чтобы дать ребенку право голоса, не нужно отказываться от родительских полномочий по принятию решений; это просто призыв относиться к детям с уважением.Это также не означает «отказ» ребенка от последствий его приговора; вполне возможно ограничить участие и влияние ребенка, соизмеримое со способностью молодежи принимать решения. Таким образом, Соединенные Штаты должны перейти на язык родительского долга.

Пересмотр определения «наилучших интересов» ребенка с целью включения преимуществ участия — еще один важный элемент включения статьи 12 во внутреннее законодательство.Права на участие побуждают детей постепенно и под контролем развивать свои позиции подающих надежды граждан в обществе; следовательно, поощрение детей к постепенному развитию их права на участие в качестве членов демократического общества само по себе отвечает их наилучшим интересам. Уважение взглядов детей также учит их на собственном примере уважать всех людей и уменьшает количество ошибок в определении потребностей каждого ребенка. На родителей могут влиять предубеждения или другие соображения, и они не обязательно должны уделять первоочередное внимание наилучшим интересам детей при принятии решений от их имени, и на самом деле некоторые дети могут просто лучше, чем родители, знать, что лучше для них самих.Таким образом, права на участие в конечном итоге служат наилучшим интересам детей, что, в свою очередь, помогает согласовать Статью 12 со знакомым, широко распространенным стандартом «наилучших интересов» детей в законодательстве США.

Напомним, в контексте внутренней пропаганды расширения участия детей, инакомыслие судьи Дугласа в деле Wisconsin v. Yoder . Там судья Дуглас утверждал, что «дети должны иметь право быть заслушанными» по «важным и жизненно важным вопросам» и критиковал большинство за то, что они «мало заботятся о взглядах ребенка», хотя «сами дети имеют защищаемые конституцией интересы. .” Он считал, что, если ребенок возражает против желаний своих родителей, «и достаточно зрелый, чтобы уважать это желание, государство может. . . отвергать религиозную [] родителей. . . возражения ». Мнение, содержащееся в статье 12, о том, что дети обладают мнениями, интересами, правами и способностью принимать решения и к ним следует относиться соответствующим образом, не является чем-то новым; действительно, как указал судья Дуглас, Верховный суд периодически, но постоянно признавал индивидуальные права детей.CRC является катализатором реформ, стремясь побудить еще раз взглянуть на текущее состояние закона.

В его нынешнем виде во внутреннем законодательстве о правах на участие детей используются традиционные аргументы, такие как соблюдение процессуальных норм. В других случаях аргументы, по-видимому, проистекают из инстинкта, что дети должны иметь право голоса в затрагивающих их вопросах. Хотя такой ранее существовавший закон может стать основой для развития прав детей на участие, сознательное принятие принципов и формулировок статьи 12 в судебных процессах и законодательных усилиях может помочь сместить акцент прямо на детей и их права быть услышанными и иметь собственное мнение.И в случае ратификации и, таким образом, формального включения во внутреннее законодательство, статья 12 может позже стать новой независимой правовой основой — отдельной и отличной от, например, текста Конституции — для дальнейшего утверждения права детей на голос.

B. Статья 12 в действии: как согласовать определенные области закона США

В разделе II.B обсуждались конкретные области законодательства США, чтобы прояснить точный характер противоречия между статьей 12 и родительскими правами.Однако напряжение не является непримиримым. Этот раздел направлен на разрешение сохраняющихся противоречий путем применения общих принципов из раздела III.A и предложения других конкретных реформ в этих областях права.

1. Судопроизводство по семейному праву. — Принципы статьи 12 могут помочь поставить большой палец на чашу весов в пользу предоставления детям лучшего доступа к информации и большего влияния в судебных разбирательствах, которые их затрагивают. Подчеркивая права детей быть заслушанными в таких судебных процессах, статья 12 дает более четкое руководство по процедурным требованиям, необходимым для наилучшей защиты детей от жестокого обращения и пренебрежения к процессу или процессуальных действий.

На самом деле, в США уже существует сильная тенденция к тому, чтобы поощрять учет мнения детей в случаях жестокого обращения или пренебрежения, а также в процессе опеки. Однако общая тенденция состоит в том, чтобы предоставлять детям GAL, которые часто не сосредоточены на изложении взглядов ребенка и его или ее информировании о судебном разбирательстве. Особый акцент в статье 12 (2) на праве на представление ребенка, таким образом, дает новый акцент на надлежащей форме поддержки детей; просто оценивать детей и защищать их интересы, как это делала бы глобальная группа адресов, недостаточно.Точнее, статья 12 подразумевает как минимум две реформы: суды должны избегать возрастных ограничений в отношении того, учитываются ли мнения детей, в пользу официальных определений компетенции каждого ребенка понимать и участвовать в судебном разбирательстве; Кроме того, суды должны, где это возможно и необходимо, предоставить ребенку законного представителя, который активно запрашивает мнение ребенка и инкорпорирует его в рассматриваемое дело.

Акцент на праве ребенка быть заслушанным, прежде всего, принесет практическую пользу детям и суды.В частности, подростки, вероятно, будут оказывать большее сопротивление и, следовательно, потребуют более серьезных принудительных мер, если условия опеки противоречат их предпочтениям. Детям также психологически выгодно оставаться в курсе событий и иметь право голоса в судебных решениях с участием их семей. Наконец, если суды займут позицию, придающую детям старшего возраста больший вес в вопросах опеки, родители могут быть менее склонны к судебному разбирательству споров об опеке, поскольку они могут с некоторой точностью предсказать вероятное решение суда, основанное на желании подростка.Это, в свою очередь, уменьшило бы вмешательство государства в семейные дела и помогло бы принимать решения в рамках частной жизни семьи, невзирая на тех, кто опасается, что CRC усилит вмешательство государства в семью. Не ограничиваются и родительские права; в конце концов, родительские претензии на авторитет уже ослабевают, когда родители не согласны друг с другом, и взгляды ребенка, по сути, являются частичной (и, возможно, более предпочтительной) заменой «внешнего» вмешательства, которое в противном случае имело бы место.

Предоставление большего влияния детям также позволило бы процессу защиты и опеки рассматривать детей не как просто имущественные объекты, за которые нужно бороться, а как индивидуумов со своими собственными мыслями и интересами, которые не могут быть просто подчинены родительской властью. Как показано в этом разделе, поощрение участия детей в таких разбирательствах не обязательно ограничивает родительские полномочия и фактически может ограничивать вмешательство государства в семейные дела. Поэтому сторонники ратификации КПР должны проводить правовые реформы, которые отменяют строгие возрастные ограничения и предоставляют детям возможность высказывать свое мнение судье в каждом судебном разбирательстве по семейному праву, продвигая новую норму поощрения диалога с детьми по вопросам, которые их затрагивают.

2. Медицинские решения. — Доктрина о совершеннолетних несовершеннолетних и повсеместные законодательные исключения из общего требования согласия родителей для лечения несовершеннолетних указывают на то, что Соединенные Штаты знакомы с предоставлением детям права быть услышанными в соответствии с их возрастом и зрелостью. В частности, целостный подход зрелой второстепенной доктрины близко имитирует статью 12. Таким образом, чтобы привести законодательство США в большее соответствие со статьей 12, следует поощрять такие тенденции с помощью возобновляемых источников энергии.

Хотя сама доктрина часто цитируется в литературе о способности несовершеннолетних давать согласие на лечение, фактическая юриспруденция по доктрине зрелого несовершеннолетнего в США довольно ограничена по своему охвату, и лишь несколько штатов прямо ее принимают, а подавляющее большинство штатов хранят молчание. То, что существует скромное прецедентное право, содержит множество нерешенных неясностей, в том числе неспособность отделить решения о согласии на лечение от отказа от лечения. Однако прецедентное право, а также специальные законодательные акты, которые позволяют детям давать согласие на определенное лечение, также демонстрируют тенденцию, в которой U.S. Закон дает детям большую автономию, когда он соответствует их интересам, как и сама Конвенция о правах ребенка. Таким образом, чтобы привести Соединенные Штаты в полное соответствие со статьей 12, законодатели должны изучить соответствующие законы других юрисдикций. чтобы прояснить и развить эту область права, и, в частности, штаты должны продолжать разработку законов — будь то через законодательные органы или суды, — которые признают право несовершеннолетних на согласие на лечение. Например, законодатели должны избегать строгих основанных на возрасте определения того, может ли несовершеннолетний давать согласие на лечение, и применять различие между согласием и отказом в медицинских решениях.

В конце концов, исследования подтверждают мнение о том, что дети часто компетентны принимать решения относительно своего лечения — или, по крайней мере, имеют право голоса в нем. Вопреки тому, что, возможно, считал Верховный суд в деле Parham , Исследования показывают, что четырнадцатилетние и подростки старше взрослых компетентны в принятии информированных решений о лечении, как и взрослые, и даже девятилетние дети способны понять основные требования для выражения осознанного взгляда на лечение.Когда решение ребенка, тем не менее, не соответствует мнению взрослого, закон ограничивает возможность причинения вреда, позволяя согласию родителей преобладать над отказом ребенка, тем самым облегчая доступ ребенка к лечению.

Укрепление права детей на принятие медицинских решений может ослабить контроль родителей над ребенком. Но если Соединенные Штаты начинают серьезно размышлять о текущих обоснованиях права родителей управлять своим ребенком, тот факт, что лечение в целом отвечает интересам ребенка, означает, что у родителя нет уважительной причины, чтобы помешать несовершеннолетнему дать согласие. к лечению.Зрелая второстепенная доктрина и статуты о согласии отражают медленную, но растущую тенденцию в соответствии со статьей 12, то есть законодательство США все больше напоминает современные, обновленные взгляды на КПР, и все, что остается, — это прямо признать эту тенденцию и принять ее.

3. Психиатрическая помощь. — Закон США о психиатрическом лечении несовершеннолетних находится в значительном противоречии со статьей 12, и на самом деле эта область законодательства США изобилует устаревшими нормами, а также несоответствиями с тенденциями в других областях США.S. закон в том, как обращаются с детьми в соответствии с законом. Фактически, Parham подверглась резкой критике за свой отказ признать более сильное право на надлежащую правовую процедуру для ребенка; но это по-прежнему хороший закон, поскольку Верховный суд еще не вернулся к рассмотрению этого конкретного вопроса, несмотря на то, что с тех пор он заявил об уважении прав детей — и даже, в частности, их права говорить — в других делах. Психиатрическая приверженность несовершеннолетних также все чаще подвергается критике из-за того, что они дают родителям слишком большую свободу действий и тем самым допускают злоупотребления системой или недопустимую погрешность.Наконец, предоставление широкой родительской свободы усмотрению за счет свободы уязвимого ребенка кажется устаревшим в свете других текущих правовых тенденций в законодательстве США, главная из которых — растущее признание права детей участвовать в принятии затрагивающих их решений.

Закон США о психиатрическом лечении несовершеннолетних особенно нуждается в усилиях по обновлению в соответствии со статьей 12. Пархэм , которому сейчас почти сорок лет, не может адекватно продемонстрировать нынешний U.С. Обоснование родительских прав и способность детей принимать решения самостоятельно. Parham представляет собой устаревшее представление о детях, которое следует обновить с учетом современных принципов КПР, в частности статьи 12. Тот же самый орган социальных наук, который используется для принятия медицинских решений, который демонстрирует, что дети часто обладают способностями к формированию взглядов и принятию решений. здесь может быть уместно, чтобы показать, что дети сами должны участвовать в «добровольных» решениях. отправляться в психиатрические больницы.

Тем временем сторонники КПР должны использовать методы, побуждающие детей формировать как можно больше информированного мнения о своих собственных психиатрических обязательствах, будь то путем изменения культурных норм или законодательной реформы. Например, суды должны более тщательно проверять решения о помещении подростка в психиатрическую больницу вопреки собственному желанию ребенка и, если возможно, обеспечивать представительство интересов ребенка отдельно от родителей. Судебные органы могут также использовать разработки в сопоставимых областях U.S. закон в поддержку аргументов в пользу предоставления детям большего влияния при принятии решений. Только благодаря таким усилиям закон США о психиатрической помощи может соответствовать стандартам нормативных требований КПР и отстаивать право каждого ребенка участвовать в принятии всех решений, касающихся ребенка.

В этой записке выделены некоторые ключевые правовые и социальные нормативные тенденции в Соединенных Штатах, которые признают способность, преимущества и право детей разделять контроль над своей собственной жизнью со своими родителями.КПР, если ее серьезно рассматривать как потенциальный источник права и полезную формулировку ключевых принципов, касающихся детей, выявляет такие тенденции на первый план и дает предложения о том, как суды, законодательные органы, практики и все другие стороны могут пересмотреть роль зятья, и наоборот. Например, поскольку многие юристы уже привыкли полагаться на голос детей при определении их судьбы в судебных разбирательствах по семейному праву, явное внедрение этой фактической тенденции в реальное законодательство привело бы к приведению большей части законодательства Соединенных Штатов в соответствие с Статья 12.В контексте принятия медицинских решений в законодательстве США появились многообещающие тенденции в общем праве и статутном праве, которые признают право некоторых несовершеннолетних на принятие решений в отношении их собственного медицинского обслуживания; сторонники должны добиваться более широкого распространения таких тенденций. Наконец, закон о психиатрической помощи молодежи в значительной степени застрял и устарел, не соответствует другим областям права, которые обеспечивают большую защиту прав детей и уважение их взглядов, и нуждается в серьезной реформе.

Заключение

КПР представляет собой современную борьбу за достижение надлежащего баланса между защитой и уважением прав детей. Как последнее и единственное государство-член ООН, не ратифицировавшее КПР, Соединенные Штаты должны серьезно задуматься о том, что повлечет за собой ратификация и как ее можно достичь. В этой записке рассматривается редко рассматриваемый, но важный компонент этого исследования: предполагаемое противоречие между правом детей на участие в принятии решений, касающихся их собственной жизни, как изложено в статье 12 КПР, и традиционным U.С. учение о родительских правах. Большая часть законодательства США и его тенденции (измеряемые доктринами общего права, статутами штатов, научными знаниями и другими правовыми достижениями) соответствуют как правовому мандату, так и руководящему принципу, содержащемуся в статье 12. Однако, если существуют неясности и конфликты, статья 12 (как идеи, которые он выражает, так и правовой инструмент) могут действовать как инструмент для прояснения и активизации взаимодействия с действующим законодательством США в отношении того, как дети воспринимаются в законе и в обществе.КПР является одновременно отражением прошлого и планом на будущее, а договор предоставляет Соединенным Штатам своевременную возможность переоценить положение детей в современном обществе и надлежащую роль родителей в заботе о них.

Лучшие практики и политики по снижению вреда для потребителей

Введение

Частный и государственный секторы все чаще обращаются к системам искусственного интеллекта (ИИ) и алгоритмам машинного обучения для автоматизации простых и сложных процессов принятия решений. 1 Массовая оцифровка данных и новые технологии, которые их используют, разрушают большинство секторов экономики, включая транспорт, розничную торговлю, рекламу, энергетику и другие области. ИИ также оказывает влияние на демократию и управление, поскольку развертываются компьютеризированные системы для повышения точности и повышения объективности государственных функций.

Доступность огромных наборов данных позволила легко получать новые идеи с помощью компьютеров. В результате алгоритмы, представляющие собой набор пошаговых инструкций, которым компьютеры следуют для выполнения задачи, стали более сложными и широко распространенными инструментами для автоматического принятия решений. 2 Хотя алгоритмы используются во многих контекстах, мы фокусируемся на компьютерных моделях, которые делают выводы на основе данных о людях, включая их личности, демографические атрибуты, их предпочтения и их вероятное будущее поведение, а также объекты, связанные с ними. 3

«Алгоритмы используют объемы макро- и микроданных, чтобы влиять на решения, влияющие на людей в целом ряде задач, от создания рекомендаций из фильмов до помощи банкам в определении кредитоспособности людей.”

В мире до алгоритмов люди и организации принимали решения о найме, рекламе, вынесении уголовных приговоров и кредитовании. Эти решения часто регулируются федеральными законами, законами штата и местными законами, которые регулируют процессы принятия решений с точки зрения справедливости, прозрачности и беспристрастности. Сегодня некоторые из этих решений полностью принимаются или на них влияют машины, масштаб и статистическая точность которых обещают беспрецедентную эффективность. Алгоритмы используют объемы макро- и микроданных, чтобы влиять на решения, влияющие на людей в целом ряде задач, от создания рекомендаций из фильмов до помощи банкам в определении кредитоспособности людей. 4 В машинном обучении алгоритмы полагаются на несколько наборов данных или обучающих данных, которые определяют, какие выходные данные являются правильными для некоторых людей или объектов. На основе этих обучающих данных он затем изучает модель, которую можно применить к другим людям или объектам, и делать прогнозы о том, какими должны быть правильные выходные данные для них. 5

Однако, поскольку машины могут по-разному обращаться с людьми и объектами, находящимися в одинаковом положении, исследования начинают выявлять некоторые тревожные примеры, когда реальность алгоритмического принятия решений не оправдывает наших ожиданий.Учитывая это, некоторые алгоритмы рискуют воспроизвести и даже усилить человеческие предубеждения, особенно те, которые затрагивают защищенные группы. 6 Например, автоматическая оценка риска, используемая судьями США для определения пределов освобождения под залог и вынесения приговора, может привести к неверным выводам, что приведет к значительным совокупным последствиям для определенных групп, таким как более длительные сроки тюремного заключения или более высокие сроки освобождения под залог для цветных.

В этом примере решение порождает «предвзятость» — термин, который мы определяем в широком смысле, поскольку он относится к результатам, которые систематически менее благоприятны для отдельных лиц в определенной группе и где нет существенных различий между группами, которые оправдывают такой вред. 7 Предвзятость в алгоритмах может возникать из-за нерепрезентативных или неполных обучающих данных или из-за неверной информации, отражающей историческое неравенство. Если оставить без внимания предвзятые алгоритмы, они могут привести к решениям, которые могут иметь коллективное разрозненное влияние на определенные группы людей даже без намерения программиста проводить различие. Изучение предполагаемых и непредвиденных последствий алгоритмов необходимо и своевременно, особенно потому, что текущая государственная политика может быть недостаточной для выявления, смягчения и устранения последствий для потребителей.

Поскольку алгоритмы используются в различных приложениях, мы утверждаем, что операторы и другие заинтересованные стороны должны проявлять усердие в упреждающем устранении факторов, способствующих предвзятости. Выявление и своевременное реагирование на алгоритмическую предвзятость потенциально может предотвратить вредное воздействие на пользователей и тяжелую ответственность перед операторами и создателями алгоритмов, включая программистов, правительство и лидеров отрасли. Эти субъекты составляют аудиторию ряда предложений по смягчению последствий, которые будут представлены в этом документе, потому что они либо создают, лицензируют, распространяют, либо им поручено регулировать или законодательно закреплять алгоритмическое принятие решений для уменьшения дискриминационных намерений или последствий.

Наше исследование представляет основу для алгоритмической гигиены , которая определяет некоторые конкретные причины предубеждений и использует передовой опыт для их выявления и смягчения. Мы также представляем набор рекомендаций государственной политики, которые способствуют справедливому и этичному развертыванию технологий искусственного интеллекта и машинного обучения.

Этот документ основан на мнениях 40 лидеров мнений из различных академических дисциплин, секторов промышленности и организаций гражданского общества, которые участвовали в одном из двух круглых столов. 8 Участники круглого стола активно обсуждали концепции, связанные с алгоритмическим дизайном, подотчетностью и справедливостью, а также технические и социальные компромиссы, связанные с различными подходами к обнаружению и смягчению предвзятости.

Наша цель — сопоставить проблемы, с которыми компьютерные программисты и лидеры отрасли сталкиваются при разработке алгоритмов, с проблемами политиков и групп гражданского общества, которые оценивают их последствия. Чтобы сбалансировать инновации искусственного интеллекта и алгоритмов машинного обучения с защитой прав личности, мы представляем набор рекомендаций государственной политики, передовых методов саморегулирования и стратегий, ориентированных на потребителя, — все из которых способствуют справедливому и этичному развертыванию этих технологий. .

Наши рекомендации по государственной политике включают обновление законов о недискриминации и гражданских правах для применения к цифровым методам, использование нормативных «песочниц» для стимулирования экспериментов по борьбе с предвзятостью и безопасных гаваней для использования конфиденциальной информации для выявления и смягчения предубеждений. Мы также описываем набор передовых практик саморегулирования, таких как разработка заявления о влиянии предвзятости, инклюзивных принципов проектирования и кросс-функциональных рабочих групп. Наконец, мы предлагаем дополнительные решения, ориентированные на алгоритмическую грамотность среди пользователей и формальные механизмы обратной связи с группами гражданского общества.

В следующем разделе представлены пять примеров алгоритмов, объясняющих причины и источники их предвзятости. Позже в статье мы обсудим компромиссы между справедливостью и точностью в смягчении алгоритмической предвзятости, а затем предложим надежные передовые практики саморегулирования, рекомендации государственной политики и ориентированные на потребителя стратегии для устранения предубеждений в Интернете. В заключение мы подчеркнем важность упреждающего подхода к ответственному и этичному использованию машинного обучения и других автоматизированных инструментов принятия решений.

Примеры алгоритмических предубеждений

Алгоритмическая предвзятость может проявляться по-разному с разной степенью последствий для исследуемой группы. Рассмотрим следующие примеры, которые иллюстрируют как ряд причин, так и следствий, которые либо непреднамеренно применяют различное лечение к группам, либо намеренно оказывают на них разное воздействие.

Смещение в инструментах онлайн-найма

Интернет-магазин Amazon, в котором 60% сотрудников во всем мире составляют мужчины и где мужчины занимают 74% руководящих должностей в компании, недавно прекратил использование алгоритма найма после обнаружения гендерной предвзятости. 9 Данные, которые инженеры использовали для создания алгоритма, были получены из резюме, отправленных в Amazon за 10-летний период, преимущественно от белых мужчин. Алгоритм был обучен распознавать шаблоны слов в резюме, а не соответствующие наборы навыков, и эти данные сравнивались с преимущественно мужским инженерным отделом компании, чтобы определить, подходит ли кандидат. В результате программа искусственного интеллекта наказывала любое резюме, содержащее слово «женское» в тексте, и понижала рейтинг женщин, посещавших женские колледжи, что приводило к гендерной предвзятости. 10

Amazon прекратил использовать алгоритм найма, обнаружив, что он привел к гендерным предубеждениям при приеме на работу. (Кредит: Брайан Снайдер / Reuters)

Смещение словесных ассоциаций

Исследователи Принстонского университета использовали готовое программное обеспечение для машинного обучения искусственного интеллекта, чтобы проанализировать и связать 2,2 миллиона слов. Они обнаружили, что европейские имена воспринимались как более приятные, чем имена афроамериканцев, и что слова «женщина» и «девушка» чаще ассоциировались с искусством, а не с наукой и математикой, которые, скорее всего, были связаны с мужчинами. . 11 Анализируя эти словесные ассоциации в данных обучения, алгоритм машинного обучения учел существующие расовые и гендерные предубеждения, проявляемые людьми. Если бы изученные ассоциации этих алгоритмов использовались как часть алгоритма ранжирования поисковой системы или для генерации предложений слов как часть инструмента автозаполнения, это могло бы иметь кумулятивный эффект усиления расовых и гендерных предубеждений.

Смещение в интернет-рекламе

Латанья Суини, исследователь из Гарварда и бывший технический директор Федеральной торговой комиссии (FTC), обнаружила, что поисковые запросы афроамериканцев в Интернете с большей вероятностью возвращали этому человеку рекламу из службы, которая ведет записи об арестах, по сравнению с результаты объявления для белых имен. 12 Ее исследование также показало, что такая же дифференцированная трактовка имела место при микротаргетинге кредитных карт с более высокими процентными ставками и других финансовых продуктов, когда компьютер сделал вывод, что испытуемые были афроамериканцами, несмотря на то, что они имели такое же происхождение, как и белые. 13 Во время публичной презентации на слушаниях в Федеральной торговой комиссии по большим данным Суини продемонстрировал, как веб-сайт, посвященный празднованию столетнего юбилея черного братства, постоянно получал рекламные предложения о покупке «записей об аресте» или получении кредита с высокой процентной ставкой. карточные предложения. 14

Смещение в технологии распознавания лиц

Исследователь из Массачусетского технологического института Джой Буоламвини обнаружила, что алгоритмы трех коммерчески доступных программных систем распознавания лиц не распознают лица с более темной кожей. 15 Как правило, в большинстве наборов данных для обучения распознаванию лиц более 75 процентов составляют мужчины и более 80 процентов — белые. Когда человек на фотографии был белым мужчиной, программа в 99% случаев точно определяла человека как мужчину.Согласно исследованию Буоламвини, процент ошибок продукта для трех продуктов в целом составлял менее одного процента, но увеличился до более чем 20 процентов в одном продукте и до 34 процентов в двух других при идентификации темнокожих женщин как женщин. 16 В ответ на результаты анализа лица Буоламвини и IBM, и Microsoft взяли на себя обязательство повысить точность своего программного обеспечения для распознавания лиц с более темной кожей.

Предубеждение в алгоритмах уголовного правосудия

Признание возможности и причин предвзятости — первый шаг в любом подходе к смягчению последствий.

Алгоритм COMPAS (Профилирование исправительных правонарушителей для альтернативных санкций), который используется судьями для прогнозирования того, должны ли обвиняемые быть задержаны или освобождены под залог до суда, был признан предвзятым по отношению к афроамериканцам, согласно отчету ProPublica. 17 Алгоритм присваивает оценку риска вероятности совершения обвиняемым правонарушения в будущем, опираясь на объемные данные, доступные в записях об арестах, демографические данные обвиняемого и другие переменные.По сравнению с белыми, у которых была одинаковая вероятность повторного совершения преступления, афроамериканцы с большей вероятностью получали более высокий балл риска, что приводило к более длительным срокам содержания под стражей в ожидании суда. 18 Northpointe, фирма, которая продает результаты алгоритма, предлагает доказательства для опровержения таких утверждений и утверждает, что для оценки справедливости продукта используются неверные метрики — тема, к которой мы вернемся позже в статье.

Хотя эти примеры предвзятости не являются исчерпывающими, они предполагают, что эти проблемы являются эмпирической реальностью, а не просто теоретическими проблемами.Они также иллюстрируют, как эти результаты возникают, и в некоторых случаях без злого умысла со стороны создателей или операторов алгоритма. Признание возможности и причин предвзятости — первый шаг в любом подходе к смягчению последствий. По этому поводу участник круглого стола Рикардо Баеза-Ятс из NTENT заявил, что «[компании] по-прежнему будут иметь проблемы с обсуждением алгоритмической предвзятости, если они не будут ссылаться на саму фактическую предвзятость».

Причины предвзятости

Барокас и Селбст отмечают, что предвзятость может закрасться на всех этапах проекта, «… будь то указание проблемы, которую нужно решить таким образом, чтобы по-разному воздействовать на классы, неспособность распознать или устранить статистические предубеждения, воспроизвести прошлые предрассудки или рассмотреть недостаточно богатый набор факторов.” 19 Участники круглого стола уделяли особое внимание предвзятости, возникающей из-за недостатков данных, используемых для обучения алгоритмов. «Некорректные данные — большая проблема, — заявила участница круглого стола Люси Вассерман из Google, — особенно для тех групп, над защитой которых работают предприятия». Хотя причин много, мы сосредоточимся на двух из них: исторических человеческих предубеждений и неполных или нерепрезентативных данных .

Исторические человеческие предубеждения

Исторические человеческие предубеждения сформированы широко распространенными и часто глубоко укоренившимися предубеждениями против определенных групп, которые могут привести к их воспроизведению и усилению в компьютерных моделях.В алгоритме COMPAS, если афроамериканцы с большей вероятностью будут арестованы и заключены в тюрьму в США из-за исторического расизма, различий в полицейской практике или других неравенств в системе уголовного правосудия, эти реалии будут отражены в данных обучения и использованы вносить предложения о задержании подсудимого. Если в модель учесть исторические предубеждения, она будет делать такие же неправильные суждения, как и люди.

Алгоритм приема на работу Amazon выявил аналогичную траекторию, когда мужчины были эталоном профессиональной «пригодности», что привело к снижению рейтинга кандидатов-женщин и их характеристик.Эти исторические реалии часто находят свое отражение в разработке и выполнении алгоритмов, и они усугубляются отсутствием разнообразия, которое существует в областях компьютерной науки и науки о данных. 20

Кроме того, человеческие предубеждения могут усиливаться и сохраняться без ведома пользователя. Например, афроамериканцы, которые в первую очередь являются мишенью для опционов на кредитные карты с высокой процентной ставкой, могут обнаружить, что нажимают на этот тип рекламы, не осознавая, что они будут продолжать получать такие хищные предложения в Интернете.В этом и других случаях алгоритм может никогда не накапливать противоречащие фактам рекламные предложения (например, варианты кредита с более низкой процентной ставкой), которые потребитель мог бы иметь право и предпочел. Таким образом, разработчикам алгоритмов и операторам важно следить за такими потенциальными петлями отрицательной обратной связи, которые со временем приводят к тому, что алгоритм становится все более предвзятым.

Неполные или нерепрезентативные данные обучения

Недостаток обучающих данных — еще одна причина алгоритмической ошибки.Если данные, используемые для обучения алгоритма, более репрезентативны для одних групп людей, чем для других, прогнозы модели также могут быть систематически хуже для непредставленных или недостаточно представительных групп. Например, в экспериментах Буоламвини по анализу лиц плохое распознавание лиц с более темной кожей было в значительной степени из-за их статистической недостаточной представленности в данных обучения. То есть алгоритм предположительно уловил определенные черты лица, такие как расстояние между глазами, форма бровей и вариации оттенков кожи лица, как способы обнаружения мужских и женских лиц.Однако черты лица, которые были более репрезентативными в данных обучения, не были столь разнообразными и, следовательно, менее надежными для различения цвета лица, что даже приводило к ошибочной идентификации темнокожих женщин как мужчин.

Тернер Ли утверждал, что часто отсутствие разнообразия среди программистов, разрабатывающих обучающую выборку, может приводить к недопредставлению конкретной группы или конкретных физических атрибутов. 21 Выводы Буоламвини были связаны с ее тщательностью в тестировании, выполнении и оценке различных проприетарных программ для анализа лица в различных условиях, исправляя отсутствие разнообразия в их выборках.

И наоборот, алгоритмы со слишком большим объемом данных или избыточным представлением могут склонить решение к конкретному результату. Исследователи из Джорджтаунской школы права обнаружили, что около 117 миллионов взрослых американцев находятся в сетях распознавания лиц, используемых правоохранительными органами, и что афроамериканцы с большей вероятностью будут выделены в первую очередь из-за их избыточного представительства в базах данных фотографов. 22 Следовательно, лица афроамериканцев имели больше возможностей для ложного сопоставления, что приводило к предвзятому эффекту.

Стратегии обнаружения смещения

Понимание различных причин предубеждений — первый шаг к внедрению эффективной алгоритмической гигиены. Но как операторы алгоритмов могут оценить, действительно ли их результаты предвзяты? Даже когда ошибки в обучающих данных исправлены, результаты все еще могут быть проблематичными, потому что контекст имеет значение во время фазы обнаружения смещения.

«Даже когда недостатки в обучающих данных исправлены, результаты все равно могут быть проблематичными, потому что контекст имеет значение на этапе обнаружения смещения.”

Во-первых, все подходы к обнаружению должны начинаться с осторожного обращения с конфиденциальной информацией пользователей, включая данные, идентифицирующие членство человека в группе, защищенной на федеральном уровне (например, раса, пол). В некоторых случаях операторы алгоритмов могут также беспокоиться о принадлежности человека к какой-либо другой группе, если они также подвержены несправедливым результатам. Примером этого могут быть приемные комиссары колледжей, обеспокоенные тем, что алгоритм исключает абитуриентов из малообеспеченных или сельских районов; это люди, которые могут не находиться под защитой государства, но подвержены определенному ущербу (например,г., финансовые затруднения).

В первом случае системная предвзятость в отношении защищаемых классов может привести к коллективным, разрозненным воздействиям , которые могут иметь основу для юридически признанного вреда, такого как отказ в выдаче кредита, расовое профилирование в Интернете или массовое наблюдение. 23 В последнем случае результаты алгоритма могут давать неравных результатов, или неравные частоты ошибок для разных групп, но они не могут нарушать законодательные запреты, если не было намерения проводить различие.

Эти проблемные результаты должны привести к дальнейшему обсуждению и осознанию того, как алгоритмы работают с конфиденциальной информацией, а также к компромиссам в отношении справедливости и точности моделей.

Алгоритмы и конфиденциальная информация

Хотя интуитивно привлекательно думать, что алгоритм может не замечать чувствительные атрибуты, это не всегда так. 24 Критики указали, что алгоритм может классифицировать информацию на основе онлайн-прокси для чувствительных атрибутов, создавая предубеждение против группы даже без принятия решений, непосредственно основанных на членстве в этой группе.Барокас и Селбст определяют онлайн-прокси как «факторы, используемые в процессе оценки алгоритма, которые являются просто заменой для защищенных групп, например, почтовый индекс в качестве прокси для расы или рост и вес в качестве заместителей для пола». 25 Они утверждают, что прокси-серверы, часто связанные с алгоритмами, могут приводить как к ошибкам, так и к дискриминационным результатам, например, в случаях, когда почтовый индекс используется для определения решений о цифровом кредитовании или гонка приводит к разным результатам. 26 Рекламная платформа Facebook содержала прокси-серверы, которые позволяли продавцам жилья микротаргетировать предпочтительных арендаторов и покупателей, щелкая по точкам данных, включая предпочтения по почтовому индексу. 27 Таким образом, возможно, что алгоритм, который полностью игнорирует чувствительный атрибут, может фактически дать тот же результат, что и алгоритм, который использует атрибут дискриминационным образом.

«Хотя интуитивно привлекательно думать, что алгоритм может не замечать чувствительные атрибуты, это не всегда так».

Например, Amazon приняла корпоративное решение исключить определенные районы из своей системы доставки Prime в тот же день. Их решение основывалось на следующих факторах: имел ли конкретный почтовый индекс достаточное количество членов Prime, находился ли рядом со складом и имелось ли достаточное количество людей, желающих доставить по этому почтовому индексу. 28 Хотя эти факторы соответствовали модели рентабельности компании, они привели к исключению бедных, преимущественно афроамериканских кварталов, преобразовав эти данные в прокси для расовой классификации. Результаты, даже непреднамеренные, дискриминировали расовые и этнические меньшинства, которые не были включены.

Точно так же алгоритм сопоставления вакансий может не получать поле пола в качестве входных данных, но он может давать разные оценки соответствия для двух резюме, которые отличаются только заменой имени «Мэри» на «Марк», потому что алгоритм обучен проводите эти различия с течением времени.

Существуют также аргументы в пользу того, что ослепление алгоритма для чувствительных атрибутов может вызвать алгоритмическое смещение в некоторых ситуациях. Корбетт-Дэвис и Гоэл в своем исследовании алгоритма COMPAS отмечают, что даже после учета «законных» факторов риска эмпирически установлено, что женщины реже совершают повторные преступления, чем мужчины во многих юрисдикциях. 29 Если алгоритму запрещено сообщать разные баллы оценки риска для двух обвиняемых по уголовным делам, различающихся только по полу, судьи могут с меньшей вероятностью освободить обвиняемых-женщин, чем обвиняемых-мужчин, с равными фактическими рисками совершения другого преступления до суда.Таким образом, исключение алгоритма из любого типа чувствительного атрибута не может устранить систематическую ошибку.

Хотя участники круглого стола не пришли к согласию по поводу использования онлайн-прокси в моделировании, они в основном согласились с тем, что операторы алгоритмов должны быть более прозрачными при обращении с конфиденциальной информацией, особенно если потенциальный прокси-сервер сам по себе может наносить юридический классификационный ущерб. 30 Также обсуждалось, что использование чувствительных атрибутов как часть алгоритма может быть стратегией для обнаружения и, возможно, устранения преднамеренных и непреднамеренных предубеждений.Поскольку в настоящее время это может быть ограничено правилами конфиденциальности, такими как Общие правила защиты данных Европейского Союза (GDPR) или предлагаемое федеральное законодательство США о конфиденциальности, можно привести аргумент в пользу использования нормативных песочниц и безопасных гаваней, чтобы разрешить использование конфиденциальных данных. информация при выявлении и устранении предубеждений, которые будут включены в наши рекомендации по политике.

Обнаружение смещения

При обнаружении систематической ошибки компьютерные программисты обычно проверяют набор выходных данных, создаваемых алгоритмом, на предмет аномальных результатов.Сравнение результатов для разных групп может быть полезным первым шагом. Это можно сделать даже с помощью моделирования. Участник круглого стола Рич Каруана из Microsoft предложил компаниям рассмотреть возможность моделирования прогнозов (как истинных, так и ложных), прежде чем применять их к реальным сценариям. «Нам почти необходим вторичный процесс сбора данных, потому что иногда модель [выдает] нечто совершенно иное», — поделился он. Например, если средний балл алгоритма подбора вакансий для кандидатов-мужчин выше, чем для женщин, могут потребоваться дальнейшие исследования и моделирование.

Однако обратная сторона этих подходов состоит в том, что не все неравные результаты несправедливы. Участник круглого стола Солон Барокас из Корнельского университета резюмировал это, сказав: «Возможно, мы обнаружим, что у нас есть очень точная модель, но она все равно дает несопоставимые результаты. Это может быть прискорбно, но справедливо ли это? » Альтернативой учету неравных результатов может быть рассмотрение равенства количества ошибок и того, больше ли ошибок у одной группы людей, чем у другой.По этому поводу Изабель Клуманн из Facebook поделилась, что «у общества есть ожидания. Одно из них не заключается в непропорциональном заключении в тюрьму одной группы меньшинства [в результате алгоритма] ».

Как показали дебаты вокруг алгоритма COMPAS, даже частота ошибок не является простой лакмусовой бумажкой для смещенных алгоритмов. Компания Northpointe, разработавшая алгоритм COMPAS, опровергает утверждения о расовой дискриминации. Они утверждают, что среди обвиняемых, которым присвоена одинаковая оценка высокого риска, афроамериканцы и белые обвиняемые имеют почти равные уровни рецидивизма, так что по этому показателю в решении алгоритма нет ошибки. 31 По их мнению, судьи могут рассматривать свой алгоритм без какой-либо ссылки на гонку в решениях об освобождении под залог и освобождении под залог.

Как правило, невозможно иметь одинаковые коэффициенты ошибок между группами для всех различных коэффициентов ошибок. 32 ProPublica сосредоточилась на одном уровне ошибок, а Northpointe — на другом. Таким образом, необходимо установить некоторые принципы, для которых частота ошибок должна быть уравновешена в каких ситуациях, чтобы быть справедливыми.

Алгоритм COMPAS, который используется судьями для прогнозирования того, должны ли обвиняемые быть задержаны или освобождены под залог до суда, привлек внимание к заявлениям о потенциальной расовой дискриминации.(Фото: Стивен Лам / Reuters)

Однако различение того, как алгоритм работает с конфиденциальной информацией, и потенциальных ошибок может быть проблематичным для операторов алгоритмов, политиков и групп гражданского общества. 33 «Компании потеряют много, если мы не будем проводить различие между ними», — сказала Джули Брилл из Microsoft. По крайней мере, участники круглого стола согласились с тем, что алгоритмы не должны увековечивать историческое неравенство и что необходимо проделать большую работу для решения проблемы онлайн-дискриминации. 34

Компромиссы справедливости и точности

Далее необходимо обсуждение компромиссов и этики. Здесь следует сосредоточить внимание на оценке как социальных представлений о «справедливости», так и возможных социальных издержек. В своем исследовании алгоритма COMPAS Корбетт-Дэвис, Гоэль, Пирсон, Феллер и Хук видят «внутреннее противоречие между минимизацией насильственных преступлений и удовлетворением общих представлений о справедливости». 35 Они пришли к выводу, что оптимизация с точки зрения общественной безопасности приводит к решениям, которые наказывают цветных подсудимых, удовлетворяя при этом определениям правовой и социальной справедливости, и может привести к большему количеству освобождений подсудимых с высоким риском, что отрицательно скажется на общественной безопасности. 36 Кроме того, негативное воздействие на общественную безопасность может также непропорционально сильно повлиять на афроамериканские и белые районы, что также приведет к издержкам справедливости.

Если цель состоит в том, чтобы избежать усиления неравенства, что тогда должны делать разработчики и операторы алгоритмов для смягчения потенциальных предубеждений? Мы утверждаем, что разработчики алгоритмов должны сначала найти способы уменьшить неравенство между группами, не жертвуя общей производительностью модели, особенно когда кажется, что существует компромисс.

Несколько участников круглого стола утверждали, что существуют возможности для повышения справедливости и точности алгоритмов. Для программистов исследование очевидных ошибок в программном обеспечении может выявить, почему модель не была максимальной для общей точности. Устранение этих ошибок может повысить общую точность. Наборы данных, которые могут быть недостаточно репрезентативными для определенных групп, могут потребовать дополнительных обучающих данных для повышения точности принятия решений и уменьшения несправедливых результатов.Эксперименты Буоламвини по распознаванию лиц являются хорошими примерами такого подхода к справедливости и точности.

Участница круглого стола Сара Холланд из Google указала на толерантность к риску, связанную с подобными компромиссами, когда она поделилась, что «повышение риска также связано с поднятием вопросов справедливости». Таким образом, компании и другие операторы алгоритмов должны определить, оправданы ли социальные издержки компромиссов, вовлечены ли заинтересованные стороны в решение с помощью алгоритмов или необходимы ли люди, принимающие решения, для разработки решения.

Этические рамки имеют значение

В основе этих компромиссов в отношении справедливости и точности должно быть обсуждение этических рамок и потенциальных препятствий для задач и систем машинного обучения. В настоящее время предпринимаются несколько текущих и недавних международных и базирующихся в США усилий по разработке стандартов этического управления при использовании ИИ. 37 Ожидается, что в ближайшее время Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), состоящая из 35 членов, опубликует свои собственные руководящие принципы этического ИИ. 38 Европейский Союз недавно выпустил «Руководящие принципы этики для надежного ИИ», в которых выделяются семь принципов управления: (1) человеческое участие и надзор, (2) техническая надежность и безопасность, (3) конфиденциальность и управление данными, (4) прозрачность , (5) разнообразие, недискриминация и справедливость, (6) экологическое и социальное благополучие и (7) подотчетность. 39 Этические рамки ЕС отражают явный консенсус в отношении того, что «несправедливо проводить дискриминацию — неэтично». В рамках этих руководящих принципов государства-члены связывают разнообразие и недискриминацию с принципами справедливости, обеспечивая включение и разнообразие на протяжении всего жизненного цикла системы искусственного интеллекта.Их принципы интерпретируют справедливость через призму равного доступа, инклюзивных процессов проектирования и равного обращения.

Тем не менее, даже несмотря на эти правительственные усилия, все еще на удивление сложно определить и измерить справедливость. 40 Хотя не всегда возможно удовлетворить все понятия справедливости одновременно, компании и другие операторы алгоритмов должны знать, что не существует простой метрики для измерения справедливости, которую может применить инженер-программист, особенно при проектировании. алгоритмов и определение соответствующих компромиссов между точностью и справедливостью.Справедливость — это человеческая, а не математическая решимость, основанная на общих этических убеждениях. Таким образом, алгоритмические решения, которые могут иметь серьезные последствия для людей, потребуют участия человека.

Например, хотя расхождения в обучающих данных в алгоритме COMPAS можно исправить, человеческая интерпретация справедливости все еще имеет значение. По этой причине, хотя такой алгоритм, как КОМПАС, может быть полезным инструментом, он не может заменить принятие решений, которое остается на усмотрение человеческого арбитра. 41 Мы считаем, что тщательное тестирование алгоритма может бросить вызов различным определениям справедливости, что является полезным упражнением среди компаний и других операторов алгоритмов.

«Для операторов и разработчиков алгоритмов важно всегда спрашивать себя: оставим ли мы некоторые группы людей хуже в результате конструкции алгоритма или его непредвиденных последствий?

При принятии решения о создании и выводе алгоритмов на рынок необходимо учитывать этику вероятных результатов, особенно в тех областях, где правительства, гражданское общество или политики видят потенциал нанесения ущерба и где существует риск увековечения существующих предубеждений или принятия защищенных группы, более уязвимые к существующему социальному неравенству.Вот почему для операторов и разработчиков алгоритмов важно всегда спрашивать себя: Оставим ли мы некоторые группы людей в худшем положении в результате конструкции алгоритма или его непредвиденных последствий?

Мы предлагаем, чтобы этот вопрос был одним из многих, которые создатели и операторы алгоритмов должны учитывать при разработке, выполнении и оценке алгоритмов, которые описаны в следующих предложениях по смягчению последствий. Наше первое предложение касается обновления U.S. Законы о недискриминации применимы к цифровому пространству.

Предложения по смягчению последствий


Законы о недискриминации и другие законы о гражданских правах должны быть обновлены, чтобы интерпретировать и компенсировать разрозненные воздействия в Интернете

Чтобы завоевать доверие политиков, программисты, компании и другие операторы алгоритмов должны соблюдать законы и постановления США, которые в настоящее время запрещают дискриминацию в общественных местах. Исторически сложилось так, что законы и постановления о недискриминации недвусмысленно определяют пороговые значения и параметры для несопоставимого отношения к защищаемым классам.Закон о гражданских правах 1964 года «запрещает дискриминацию по признаку пола, а также расы при приеме на работу, продвижении по службе и увольнении». Закон о справедливом жилищном обеспечении 1968 года запрещает дискриминацию классов, находящихся под федеральной защитой, при продаже, аренде и финансировании жилья, а также в других сделках, связанных с жильем. Закон о равных возможностях кредитования, принятый в 1974 году, запрещает любому кредитору дискриминировать любого заявителя по любому типу кредитной операции на основе защищенных характеристик. Хотя эти законы не обязательно смягчают и устраняют другие неявные или неосознанные предубеждения, которые могут быть заложены в алгоритмы, компании и другие операторы должны избегать нарушения этих установленных законом ограничений при разработке алгоритмов, а также смягчать их неявную озабоченность по поводу предотвращения прошлой дискриминации. продолжение.

Участница круглого стола Венди Андерсон из офиса конгрессмена Вэл Демингс заявила: «[Типично] законодатели слышат только тогда, когда происходит что-то плохое. Нам нужно найти способ защитить тех, кто в этом нуждается, не подавляя инноваций ». Конгресс может разъяснить, как эти законы о недискриминации применяются к типам жалоб, недавно обнаруженных в цифровом пространстве, поскольку большинство этих законов были написаны до появления Интернета. 42 Такие законодательные меры могут обеспечить более четкие ограничения, которые срабатывают, когда алгоритмы способствуют юридически признанному ущербу.Более того, когда создатели и операторы алгоритмов понимают, что это могут быть более или менее не подлежащие обсуждению факторы, технический дизайн будет более продуманным, отойдя от моделей, которые могут вызывать и усугублять явную дискриминацию, например, рамки дизайна, которые исключают, а не включают определенные входы или не проверяются на предвзятость. 43

Операторы алгоритмов должны разработать отчет о влиянии смещения

После того, как идея алгоритма была проверена на соответствие законам о недискриминации, мы предлагаем операторам алгоритмов разработать заявление о влиянии предвзятости, которое мы предлагаем в качестве шаблона вопросов, которые можно гибко применять, чтобы направлять их через проектирование, реализацию и мониторинг. фазы.

В качестве практики саморегулирования заявление о влиянии смещения может помочь исследовать и предотвратить любые потенциальные смещения, которые являются результатом или являются результатом алгоритмического решения. В качестве передовой практики операторы алгоритмов должны провести мозговой штурм по основному набору исходных предположений о цели алгоритма до его разработки и выполнения. Мы предлагаем операторам применять заявление о влиянии смещения для оценки цели, процесса и производства алгоритма, где это уместно.Участники круглого стола также отметили важность создания кросс-функциональной и междисциплинарной команды для создания и реализации заявления о влиянии предвзятости.

  • Институт AI Now при Нью-Йоркском университете

Институт AI Now при Нью-Йоркском университете уже представил структуру модели, которую правительственные органы могут использовать для создания алгоритмических оценок воздействия (AIA), которые оценивают потенциальные пагубные последствия алгоритма таким же образом, как окружающая среда, конфиденциальность, данные или права человека. заявления о воздействии. 44 Хотя могут быть различия в реализации, учитывая тип прогнозной модели, AIA включает в себя несколько раундов проверки внутренней, внешней и общественной аудиторией. Во-первых, предполагается, что после этого обзора компания с помощью более технических внешних экспертов разработает список потенциальных недостатков или предубеждений в своей самооценке. Во-вторых, если кажется, что произошла предвзятость, AIA требует, чтобы уведомление было направлено затронутым группам населения, и открывается период комментариев для ответа.В-третьих, процесс AIA рассчитывает на то, что федеральные и другие организации поддержат право пользователей оспаривать алгоритмические решения, которые кажутся несправедливыми.

Хотя процесс AIA поддерживает существенную петлю обратной связи, может отсутствовать как необходимая предусмотрительность, ведущая к решению, так и надзор за положениями алгоритма. Более того, предлагаемое нами заявление о влиянии предвзятости начинается с структуры, которая определяет , какие автоматизированные решения должны быть подвергнуты такой проверке, стимулированию операторов и взаимодействию с заинтересованными сторонами.

  • Какие автоматизированные решения?

В случае определения того, какие автоматизированные решения требуют такой проверки, операторы алгоритмов должны начать с вопросов о том, будет ли возможен отрицательный или непредвиденный результат в результате алгоритма, для кого и серьезность последствий для членов затронутых группа, если не обнаружена и не устранена. Анализ установленных правовых мер защиты в отношении справедливого жилья, занятости, кредита, уголовного правосудия и здравоохранения должен служить отправной точкой для определения того, какие решения следует рассматривать с особой осторожностью при разработке и тестировании любого алгоритма, используемого для прогнозирования результатов или принятия важных решений о приемлемости о доступе к пособию.Это особенно верно, учитывая правовые предписания против использования данных, которые могут иметь разрозненное влияние на защищаемый класс или другой установленный ущерб. Таким образом, мы предлагаем операторам постоянно ставить под сомнение потенциальные правовые, социальные и экономические последствия и потенциальные обязательства, связанные с этим выбором, при определении того, какие решения следует автоматизировать и как автоматизировать их с минимальными рисками.

  • Каковы стимулы для пользователей?

Поощрения также должны побуждать организации к активному устранению алгоритмической предвзятости.И наоборот, операторы, которые создают и внедряют алгоритмы, обеспечивающие более справедливые результаты, также должны быть признаны политиками и потребителями, которые будут больше доверять им в их практике. Когда компании применяют эффективную алгоритмическую гигиену до, во время и после внедрения алгоритмического принятия решений, они должны быть вознаграждены и, возможно, публично признаны за передовой опыт.

  • Как вовлекаются заинтересованные стороны?

Наконец, последний элемент, инкапсулированный в заявлении о влиянии смещения, должен включать участие заинтересованных сторон, которые могут помочь компьютерным программистам в выборе входных и выходных данных для определенных автоматизированных решений.«Технология успешна, когда пользователи понимают продукт лучше, чем его дизайнеры», — сказал Рич Каруана из Microsoft. Вовлечение пользователей на раннем этапе и на протяжении всего процесса приведет к улучшению алгоритмов, что в конечном итоге приведет к улучшению взаимодействия с пользователем.

Обязанности заинтересованных сторон могут также распространяться на организации гражданского общества, которые могут внести вклад в обсуждение структуры алгоритма. «Компании [должны] привлекать гражданское общество», — поделилась Миранда Боген из Upturn. «В противном случае они пойдут со своими жалобами в прессу и регулирующие органы.«Возможным решением для операторов алгоритмов могло бы стать создание консультативного совета организаций гражданского общества, который, работая вместе с компаниями, может быть полезным при определении объема процедуры и прогнозирования предубеждений на основе их базового опыта.

  • Шаблон отчета о воздействии смещения

Эти три основополагающих элемента для заявления о влиянии смещения отражены в дискретном наборе вопросов, на которые операторы должны ответить на этапе проектирования, чтобы отфильтровать потенциальные смещения (таблица 1).В качестве основы саморегулирования компьютерные программисты и другие операторы алгоритмов могут создать инструмент этого типа до разработки и выполнения модели.

Таблица 1. Шаблон вопросов по разработке для отчета о влиянии систематической ошибки
Что будет делать автоматизированное решение?
Кто является аудиторией алгоритма и кого он больше всего затронет?
Есть ли у нас данные для обучения, чтобы делать правильные прогнозы относительно решения?
Достаточно ли разнообразны и надежны обучающие данные? Каков жизненный цикл данных алгоритма?
Какие группы нас беспокоят, когда речь идет об ошибках в обучающих данных, несопоставимой обработке и влиянии?
Как будет обнаруживаться потенциальное смещение?
Как и когда будет тестироваться алгоритм? Кто будет объектами тестирования?
Каким будет порог для измерения и корректировки систематической ошибки в алгоритме, особенно в отношении защищенных групп?
Каковы стимулы для операторов?
Что мы получим при разработке алгоритма?
Каковы потенциально плохие результаты и как мы узнаем об этом?
Как открыть (напр.g., в коде или намерении) будем ли мы передавать процесс разработки алгоритма внутренним партнерам, клиентам и заказчикам?
Какое вмешательство будет предпринято, если мы предскажем, что могут быть плохие результаты, связанные с разработкой или развертыванием алгоритма?
Как вовлекаются другие заинтересованные стороны?
Какова обратная связь алгоритма для разработчиков, внутренних партнеров и клиентов?
Участвуют ли организации гражданского общества в разработке алгоритма?
Было ли учтено разнообразие при проектировании и исполнении?
Будет ли алгоритм влиять на культурные группы и по-разному действовать в культурном контексте?
Достаточно ли представительна группа разработчиков, чтобы уловить эти нюансы и спрогнозировать применение алгоритма в различных культурных контекстах? Если нет, то какие шаги предпринимаются, чтобы сделать эти сценарии более заметными и понятными для дизайнеров?
Достаточно ли разнообразны обучающие данные с учетом цели алгоритма?
Существуют ли законодательные ограничения, которые компании должны учитывать, чтобы гарантировать, что алгоритм является как законным, так и этичным?

Разнообразие дизайна

Операторы алгоритмов должны также учитывать роль разнообразия в своих рабочих группах, данные обучения и уровень культурной чувствительности в своих процессах принятия решений.Предварительное использование разнообразия при разработке алгоритмов вызовет и потенциально предотвратит пагубные дискриминационные последствия для определенных защищаемых групп, особенно расовых и этнических меньшинств. Хотя непосредственные последствия предвзятости в этих областях могут быть небольшими, огромное количество цифровых взаимодействий и выводов может составить новую форму систематической предвзятости. Следовательно, операторы алгоритмов не должны сбрасывать со счетов возможность или преобладание предвзятости и должны стремиться к тому, чтобы для разработки алгоритма использовались разнообразные кадры, интеграция инклюзивных пространств в свои продукты или использование «разнообразия в дизайне», когда преднамеренные и прозрачные действия будут быть приняты для обеспечения того, чтобы культурные предубеждения и стереотипы были устранены заблаговременно и надлежащим образом.Добавление инклюзивности в дизайн алгоритма может потенциально проверить культурную инклюзивность и чувствительность алгоритмов для различных групп и помочь компаниям избежать того, что может быть спорным и затруднительным алгоритмическим результатом.

Заявление о влиянии смещения не должно быть исчерпывающим инструментом. Для алгоритмов, ставящих на карту больше, постоянный анализ их выполнения должен быть включен в процесс. Цель здесь — отслеживать разрозненные воздействия модели, граничащие с неэтичным, несправедливым и несправедливым принятием решений.Когда процесс идентификации и прогнозирования цели алгоритма будет достигнут, надежная петля обратной связи поможет в обнаружении предвзятости, что приводит к следующей рекомендации, продвигающей регулярные аудиты.

Другие передовые методы саморегулирования


Операторы алгоритмов должны регулярно проверять смещение

Формальный и регулярный аудит алгоритмов для проверки смещения — еще один лучший способ обнаружения и смягчения смещения. О важности этих аудитов участник круглого стола Джон Клейнберг из Корнельского университета поделился, что «у алгоритма нет другого выбора, кроме как заранее продумать».«Аудиты побуждают анализировать как входные данные, так и выходные решения, и, когда они проводятся сторонним оценщиком, они могут дать представление о поведении алгоритма. Хотя некоторые аудиты могут потребовать технических знаний, это не всегда так. Программное обеспечение для распознавания лиц, которое ошибочно идентифицирует цветных людей в большей степени, чем белых, — это случай, когда заинтересованная сторона или пользователь может определить предвзятые результаты, ничего не зная о том, как алгоритм принимает решения. «Мы должны ожидать, что компьютеры будут иметь контрольный след», — поделилась участница круглого стола Миранда Боген из Upturn.Разработка регулярного и тщательного аудита данных, собранных для алгоритмической работы, наряду с ответами разработчиков, гражданского общества и других лиц, на которых влияет алгоритм, позволит лучше выявлять и, возможно, предотвращать предубеждения.

«Разработка регулярного и тщательного аудита данных, собранных для алгоритмической работы, наряду с ответами разработчиков, гражданского общества и других лиц, на которых влияет алгоритм, позволит лучше выявить и, возможно, предотвратить предвзятость».

Опыт государственных служащих округа Аллегейни свидетельствует о важности аудита третьей стороной.В 2016 году Департамент социальных служб запустил инструмент поддержки принятия решений — Allegheny Family Screening Tool (AFST), чтобы получить оценку, по которой дети, скорее всего, будут выселены из дома в течение двух лет или будут повторно направлены. окружное управление по делам детей в связи с подозрением в жестоком обращении. Округ взял на себя ответственность за использование инструмента, работал совместно с разработчиком и заказал независимую оценку его прямого и косвенного воздействия на процесс проверки на жестокое обращение, включая точность решений, рабочую нагрузку и последовательность.Должностные лица округа также запросили у экспертов дополнительные независимые исследования, чтобы определить, дискриминирует ли программное обеспечение определенные группы. В 2017 году результаты действительно выявили некоторые статистические диспропорции с более высоким уровнем ошибок по расовым и этническим группам. Белые дети, у которых был самый высокий риск жестокого обращения, с меньшей вероятностью были удалены из дома по сравнению с афроамериканскими детьми с аналогичными оценками риска. 45 Округ отреагировал на эти выводы в рамках модернизации инструмента, вторая версия которого была реализована в ноябре 2018 года. 46

Facebook недавно завершил аудит гражданских прав, чтобы определить, как он справляется с проблемами и отдельными лицами из защищенных групп. 47 После раскрытия того, как платформа решала различные проблемы, включая подавление избирателей, модерацию контента, конфиденциальность и разнообразие, компания взяла на себя обязательство провести обновленный аудит своей внутренней инфраструктуры для рассмотрения жалоб, связанных с нарушением гражданских прав, и решения проблемы разнообразия в дизайн своей продукции по умолчанию. Недавние действия Facebook по запрету белого националистического контента или борьбе с кампаниями по дезинформации являются одними из результатов этих усилий. 48

Операторы алгоритмов должны полагаться на межфункциональные рабочие группы и опыт

Участники круглого стола в целом признали идею о том, что организации должны использовать межфункциональные команды. Но движение в этом направлении может быть затруднено в уже разрозненных организациях, несмотря на технические, социальные и, возможно, юридические последствия, связанные с разработкой и исполнением алгоритма. Не все решения потребуют такого анализа между группами, но когда эти решения несут риск реального вреда, их следует использовать.Для снижения предвзятости и управления рисками, связанными с алгоритмом, совместные рабочие группы могут компенсировать слепые пятна, которые часто упускаются в небольших, сегментированных беседах и обзорах. Объединение экспертов из различных отделов, дисциплин и секторов поможет разработать стандарты и стратегии подотчетности для смягчения предубеждений в Интернете, в том числе в инженерном, юридическом, маркетинговом, стратегическом и коммуникационном направлениях.

Межфункциональные рабочие группы — независимо от того, руководят ли они внутренними или внешними экспертами — могут попытаться выявить предвзятость до и во время развертывания модели.Кроме того, партнерство между частным сектором, академическими кругами и организациями гражданского общества также может способствовать большей прозрачности в применении ИИ в различных сценариях, особенно тех, которые влияют на защищенные классы или распространяются в общественных интересах. Кейт Кроуфорд, исследователь ИИ и основатель AI Now Partnership, предположила, что «замкнутые циклы не открыты для алгоритмического аудита, обзора или публичного обсуждения», потому что они обычно усугубляют проблемы, которые они пытаются решить. 49 Далее по этому поводу участница круглого стола Наташа Дуарте из Центра демократии и технологий обратилась к проблеме Аллегени, сказав: «[C] компании должны быть более открытыми при описании ограничений своих технологий, а правительство должно знать, какие вопросы спрашивать в своих оценках », что говорит о важности более тесного сотрудничества в этой области.

Увеличение участия человека в разработке и мониторинге алгоритмов

Даже с учетом всех перечисленных выше мер предосторожности все еще существует определенный риск того, что алгоритмы будут принимать необъективные решения.Люди будут продолжать играть роль в выявлении и исправлении предвзятых результатов еще долгое время после того, как алгоритм будет разработан, протестирован и запущен. Хотя больше данных может использоваться для автоматизированного принятия решений, этот процесс должен дополнять, а не полностью заменять человеческое суждение. Участник круглого стола Алекс Пейсахович из Facebook поделился: «Нам не нужно устранять модераторов-людей. Нам нужно нанять больше сотрудников и заставить их сосредоточиться на крайних случаях ». Такое мнение становится все более важным в этой области, поскольку сравнительные преимущества людей и алгоритмов становятся более различимыми, а использование того и другого улучшает результаты для онлайн-пользователей.

Люди будут продолжать играть роль в выявлении и исправлении предвзятых результатов еще долгое время после того, как алгоритм будет разработан, протестирован и запущен. (Фото: Gabrielle Lurie / Reuters)

Однако последствия для конфиденциальности возникнут, когда больше людей будут участвовать в управлении алгоритмами, особенно если при создании модели или при проверке предсказаний алгоритма на предмет предвзятости задействована более конфиденциальная информация. Сроки проведения круглых столов, которые также произошли в связи с принятием GDPR в ЕС, говорят о необходимости усиления принципов конфиденциальности потребителей, когда пользователи имеют право выбирать, какими данными они хотят делиться с компаниями.Поскольку в настоящее время в США обсуждается необходимость принятия федерального законодательства о конфиденциальности, доступ к персональным данным и их использование могут стать еще более трудными, что потенциально может сделать алгоритмические модели более предвзятыми. Поскольку ценности создателей и пользователей алгоритмов меняются со временем, люди должны решать конфликты между результатами и заявленными целями. В дополнение к периодическим аудитам участие человека обеспечивает постоянную обратную связь по эффективности усилий по снижению предвзятости.

Другие рекомендации государственной политики

Как указано в документе, политики играют решающую роль в выявлении и смягчении предубеждений, обеспечивая при этом, чтобы технологии продолжали приносить положительные экономические и социальные выгоды.

Конгрессу следует внедрить нормативные «песочницы» и «безопасные гавани», чтобы обуздать онлайн-предубеждения

Нормативные «песочницы» воспринимаются как одна из стратегий создания временных отсрочек от регулирования, позволяющих технологиям и правилам, связанным с их использованием, развиваться вместе. Эти правила могут применяться к алгоритмической предвзятости и другим областям, где рассматриваемая технология не имеет аналогов, охватываемых существующими правилами. Вместо того, чтобы расширять сферу действия существующих правил или создавать правила в ожидании потенциального вреда, песочница позволяет внедрять инновации как в технологии, так и в ее регулировании.Даже в жестко регулируемой отрасли создание «песочниц», в которых можно тестировать инновации наряду с более легкими правилами касания, может принести пользу.

«Вместо того, чтобы расширять сферу действия существующих правил или создавать правила в ожидании потенциального вреда, песочница позволяет внедрять инновации как в технологии, так и в ее регулировании».

Например, компании финансового сектора, использующие технологии или финтех, показали, как нормативные «песочницы» могут стимулировать инновации в разработке новых продуктов и услуг. 50 Эти компании широко используют алгоритмы для всего, от выявления мошенничества до принятия решения о предоставлении кредита. Некоторые из этих действий повторяют действия обычных банков, и они по-прежнему подпадают под существующие правила, но в песочнице будут разрешены новые способы решения задач. 51 Поскольку «песочницы» дают новаторам большую свободу действий при разработке новых продуктов и услуг, им потребуется активный контроль до тех пор, пока технологии и нормативные требования не станут зрелыми. Министерство финансов США недавно сообщило не только о преимуществах, которые получили страны, внедрившие нормативные песочницы в сфере финансовых технологий, но и рекомендовало U.S. применяют «песочницы» для финансовых технологий, чтобы стимулировать инновации. 52 Учитывая широкую полезность алгоритмов для стимулирования инноваций в различных регулируемых отраслях, участники круглых столов рассмотрели потенциальную полезность расширения регуляторных песочниц на другие области, где алгоритмы могут помочь стимулировать инновации.

Можно также использовать регулирующие безопасные гавани, где регулирующий орган может указать, какие виды деятельности не нарушают существующие правила. 53 Преимущество этого подхода заключается в повышении регуляторной определенности для разработчиков и операторов алгоритмов.Например, раздел 230 Закона о порядочности в коммуникациях снял с веб-сайтов ответственность за действия их пользователей — положение, широко известное благодаря развитию таких интернет-компаний, как Facebook и Google. Позже это исключение сузилось, чтобы исключить торговлю людьми в целях сексуальной эксплуатации с принятием Закона о запрещении торговли людьми в целях сексуальной эксплуатации в Интернете и Закона о борьбе с торговлей людьми в целях сексуальной эксплуатации в Интернете. Применение аналогичного подхода к алгоритмам могло бы освободить их операторов от ответственности в определенных контекстах, сохраняя при этом защиту в других, где вред легче идентифицировать.В соответствии с предыдущим обсуждением использования определенных защищенных атрибутов, можно было бы рассмотреть безопасные гавани в тех случаях, когда сбор конфиденциальной личной информации используется для конкретных целей обнаружения и смягчения предвзятости.

Потребителям нужна более высокая алгоритмическая грамотность

Широко распространенная алгоритмическая грамотность имеет решающее значение для смягчения предвзятости. Учитывая более широкое использование алгоритмов во многих аспектах повседневной жизни, все потенциальные субъекты автоматизированных решений выиграют от знания того, как эти системы функционируют.Подобно тому, как компьютерная грамотность теперь считается жизненно важным навыком в современной экономике, вскоре может потребоваться понимание того, как алгоритмы используют свои данные.

Субъекты автоматизированных решений заслуживают знать, когда предвзятость отрицательно сказывается на них, и как реагировать, когда это происходит. Отзывы пользователей могут поделиться информацией и предвидеть области, в которых может проявиться предвзятость в существующих и будущих алгоритмах. Со временем создатели алгоритмов могут активно запрашивать обратную связь от широкого круга субъектов данных, а затем предпринимать шаги для просвещения общественности о том, как работают алгоритмы, чтобы помочь в этих усилиях.Государственные агентства, регулирующие предвзятость, также могут работать над повышением алгоритмической грамотности в рамках своей миссии. Как в государственном, так и в частном секторе те, кто больше всего потеряет от необъективного принятия решений, также могут сыграть активную роль в его выявлении.

Заключение

В декабре 2018 года президент Трамп подписал Закон о первом шаге, новое законодательство в области уголовного правосудия, которое поощряет использование алгоритмов по всей стране. 54 В частности, система будет использовать алгоритм для первоначального определения того, кто может использовать кредиты заработанного времени — сокращение срока наказания за завершение образовательных, профессиональных или реабилитационных программ — за исключением заключенных, считающихся более подверженными риску.Существует вероятность того, что эти алгоритмы увековечивают расовые и классовые различия, которые уже встроены в систему уголовного правосудия. В результате афроамериканцы и бедняки в целом с большей вероятностью будут отбывать более длительные сроки тюремного заключения.

«Когда алгоритмы разрабатываются ответственно, они могут избежать печальных последствий усиленной системной дискриминации и неэтичных приложений».

Как указано в документе, эти типы алгоритмов должны вызывать беспокойство, если не существует процесса, который включает в себя техническую осмотрительность, справедливость и равенство от разработки до исполнения.То есть, когда алгоритмы разрабатываются ответственно, они могут избежать печальных последствий усиленной системной дискриминации и неэтичных приложений.

Для одних решений лучше всего подходят алгоритмы и другие инструменты искусственного интеллекта, в то время как другие могут потребовать вдумчивого рассмотрения перед проектированием компьютерных моделей. Кроме того, тестирование и проверка определенных алгоритмов также позволит выявить и, в лучшем случае, смягчить дискриминационные результаты. Для операторов алгоритмов, стремящихся снизить риск и осложнения плохих результатов для потребителей, продвижение и использование предложений по смягчению последствий может создать путь к алгоритмической справедливости, даже если справедливость никогда не будет полностью реализована.


Институт Брукингса — некоммерческая организация, занимающаяся независимыми исследованиями и политическими решениями. Его миссия — проводить качественные независимые исследования и на основе этих исследований предоставлять инновационные практические рекомендации для политиков и общественности. Выводы и рекомендации любой публикации Brookings принадлежат исключительно ее авторам и не отражают точку зрения Учреждения, его руководства или других ученых.

Amazon, Facebook, Google, IBM и Microsoft предоставляют общую неограниченную поддержку The Brookings Institution.Пол Резник также является консультантом Facebook, но эта работа является независимой, и его взгляды, выраженные здесь, являются его собственными. На находки, интерпретации и выводы, опубликованные в этой статье, пожертвования не повлияли. Brookings осознает, что ценность, которую он предоставляет, заключается в его абсолютной приверженности качеству, независимости и влиянию. Мероприятия, поддерживаемые его донорами, отражают это обязательство.


Приложение: Список участников круглого стола

Участник Организация
Венди Андерсон Офис конгрессмена Вэл Демингс
Норберто Андраде Facebook
Солон Барокас Корнельский университет
Джини Бартон Privacy Genie
Рикардо Баеза-Йейтс NTENT
Миранда Боген Вверх
Джон Брешиа Бюро лучшего бизнеса
Джули Брилл Microsoft
Рич Каруана Microsoft Research
Эли Коэн Институт Брукингса
Анупам Датта Карнеги-Меллон
Девен Десаи Технологический институт Джорджии
Наташа Дуарте Центр демократии и технологий
Надя Фаваз LinkedIn
Лаура Фрагомени Walmart Глобальная электронная торговля
Шарад Гоэль Стэнфордский университет
Скотт Голдер Корнельский университет
Аарон Халфакер Викимедиа
Сара Холланд Google
Джек Карстен Институт Брукингса
Кришнарам Кентапади LinkedIn и Стэнфордский университет
Джон Кляйнберг Корнельский университет
Изабель Клуманн Facebook
Джейк Меткалф Этическое решение
Алексей Пейсахович Facebook
Пол Резник Мичиганский университет
Уильям Райнхарт Американский форум действий
Алекс Розенблат Данные и общество
Джейк Шнайдер Институт Брукингса
Джасджит Сехон Калифорнийский университет в Беркли
Роб Шерман Facebook
Джоанн Стоунье Mastercard в мире
Никол Тернер Ли Институт Брукингса
Люси Вассерман Jigsaw’s Conversation AI Project / Google
Суреш Венкатасубраманиан Университет штата Юта
Джон Верди Форум о будущем конфиденциальности
Хизер-Уэст Mozilla
Джейсон Йосинки Убер
Цзиньянь Занг Гарвардский университет
Лейла Зия Фонд Викимедиа

Список литературы

Ангвин, Джулия и Терри Пэррис-младший.«Facebook позволяет рекламодателям исключать пользователей по расе». Текст / HTML. ProPublica, 28 октября 2016 г. https://www.propublica.org/article/facebook-lets-advertisers-exclude-users-by-race.

Ангвин, Джулия, Джефф Ларсон, Сурья Матту и Лаура Киршнер. «Машинный уклон». ProPublica, 23 мая 2016 г. Доступно по адресу https://www.propublica.org/article/machine-bias-risk-assessments-in-criminal-sentencing (последнее посещение — 19 апреля 2019 г.).

Барокас, Солон и Эндрю Д. Селбст, «Разрозненное влияние больших данных», Научная статья SSRN (Рочестер, штат Нью-Йорк: Сеть социальных исследований, 2016.Доступно на https://papers.ssrn.com/abstract=2477899.

Бласс, Андреа и Юрий Гуревич. Алгоритмы: поиск абсолютных определений. Бюллетень Европейской ассоциации теоретической информатики 81, 2003 г. https://www.microsoft.com/en-us/research/wp-content/uploads/2017/01/164.pdf (последний доступ 12 апреля 2019 г.).

Бреннан, Тим, Уильям Дитрих и Беата Эрет. «Оценка прогностической достоверности системы оценки рисков и потребностей КОМПАС». Уголовное правосудие и поведение 36 (2009): 21–40.

Чессел, Мэнди. «Этика для больших данных и аналитики». IBM, без даты. Доступно по адресу https://www.ibmbigdatahub.com/sites/default/files/whitepapers_reports_file/TCG%20Study%20Report%20-%20Ethics%20for%20BD%26A.pdf (последнее посещение — 19 апреля 2019 г.).

Ходош, Сара. «Суды используют алгоритмы для определения приговора, но случайные люди получают те же результаты». Popular Science, 18 января 2018 г. Доступно по адресу https://www.popsci.com/recidivism-algorithm-random-bias (последний доступ 15 октября 2018 г.).

Корбетт-Дэвис, Сэм, Эмма Пирсон, Ави Феллер и Шарад Гоэль. «Компьютерная программа, используемая для принятия решений об освобождении под залог и вынесении приговора, была названа предвзятой против чернокожих. На самом деле все не так ясно «. Washington Post (блог), 17 октября 2016 г. Доступно по адресу https://www.washingtonpost.com/news/monkey-cage/wp/2016/10/17/can-an-algorithm-be-racist-our-analysis -is-more-cautious-than-propublicas / (последнее посещение — 19 апреля 2019 г.).

Корбетт-Дэвис, Сэм, Эмма Пирсон, Ави Феллер, Шарад Гоэль и Азиз Хук.«Принятие алгоритмических решений и цена справедливости». ArXiv: 1701.08230 [Cs, Stat], 27 января 2017 г. https://doi.org/10.1145/3097983.309809.

Кортленд, Рэйчел. «Детективы с предвзятостью: исследователи, стремящиеся сделать алгоритмы справедливыми», журнал Nature 558, вып. 7710 (июнь 2018 г.): 357–60. Доступно по адресу https://doi.org/10.1038/d41586-018-05469-3 (последний доступ 19 апреля 2019 г.).

ДеАнджелиус, Стивен Ф. «Искусственный интеллект: как алгоритмы делают системы умными», Wired Magazine, сентябрь 2014 г.Доступно по адресу https://www.wired.com//insights/2014/09/artificial-intelligence-algorithms-2/ (последнее посещение — 12 апреля 2019 г.).

Элехальде-Руис, Алексия. «Конец резюме? Наем сотрудников происходит в разгар технологической революции с алгоритмами, чат-ботами ». Чикаго Трибьюн (19 июля 2018 г.). Доступно по адресу http://www.chicagotribune.com/business/ct-biz-artificial-intelligence-hiring-20180719-story.html.

Юбэнкс, Вирджиния. «Модель прогнозирования жестокого обращения с детьми терпит неудачу в бедных семьях», Wired, 15 января 2018 г.Доступно по адресу https://www.wired.com/story/excerpt-from-automating-inequality/ (последнее посещение — 19 апреля 2019 г.).

Слушание FTC № 7: Проблемы конкуренции и защиты потребителей алгоритмов, искусственного интеллекта и прогнозной аналитики, § Федеральная торговая комиссия (2018). https://www.ftc.gov/system/files/documents/public_events/1418693/ftc_hearings_session_7_transcript_day_2_11-14-18.pdf.

Гарбаде, Майкл Дж. «Устранение путаницы: искусственный интеллект против машинного обучения против различий в глубоком обучении», Наука о данных, 14 сентября 2018 г.Доступно по адресу https: // todatascience // clearing-the-confusion-ai-vs-machine-learning-vs-deep-learning-sizes-fce69b21d5eb (последнее посещение — 12 апреля 2019 г.).

Griggs v. Duke Power Company, Oyez. Доступно на https://www.oyez.org/case/ 1970/124 (последний доступ 1 октября 2018 г.)

Герен, Лиза. «Дискриминация по разным последствиям». www.nolo.com. Доступно по адресу https://www.nolo.com/legal-encyclopedia/disparate-impact-discrimination.htm (последний доступ 24 апреля 2019 г.).

Хадхази, Адам.«Предвзятые боты: системы искусственного интеллекта отражают человеческие предрассудки». Принстонский университет, 18 апреля 2017 г. Доступно по адресу https://www.princeton.edu/news/2017/04/18/biased-bots-artificial-intelligence-systems-echo-human-prejudices (последнее посещение — 20 апреля 2019 г. ).

Гамильтон, Изобель Ашер. «Почему совершенно неудивительно, что ИИ для найма персонала Amazon был настроен против женщин». Business Insider, 13 октября 2018 г. Доступно по адресу https://www.businessinsider.com/amazon-ai-biased-against-women-no-surprise-sandra-wachter-2018-10 (последний доступ 20 апреля 2019 г.).

Хардести, Ларри. «Исследование обнаруживает предвзятость по признаку пола и типа кожи в коммерческих системах искусственного интеллекта». MIT News, 11 февраля 2018 г. Доступно по адресу http://news.mit.edu/2018/study-finds-gender-skin-type-bias-artificial-intelligence-systems-0212 (последнее посещение — 19 апреля 2019 г.).

Группа экспертов высокого уровня по искусственному интеллекту. «Рекомендации по этике надежного ИИ (проект)». Европейская комиссия, 18 декабря 2018 г.

Ингольд, Дэвид и Спенсер Сопер. «Amazon не принимает во внимание расу своих клиентов.Должен ли он? » Bloomberg.com, 21 апреля 2016 г. http://www.bloomberg.com/graphics/2016-amazon-same-day/.

Кирнс, Майкл. «Конфиденциальность данных, машинное обучение и конфиденциальность потребителей». Школа права Университета Пенсильвании, май 2018 г. Доступно по адресу https://www.law.upenn.edu/live/files/7952-kearns-finalpdf (последнее посещение — 12 апреля 2019 г.).

Кляйнберг, Джон, Сендхил Муллайнатан и Маниш Рагхаван, «Неотъемлемые компромиссы в справедливом определении оценок риска». In Proceedings of Innovations in Theoretical Computer Science (ITCS), 2017.Доступно по адресу https://arxiv.org/pdf/1609.05807.pdf (по состоянию на 19 апреля 2019 г.).

Ларсон, Джефф, Сурья Матту и Джулия Ангвин. «Непредвиденные последствия географического нацеливания». Technology Science, 1 сентября 2015 г. Доступно по адресу https://techscience.org/a/20150

/ (последний доступ 19 апреля 2019 г.).

Локлир, Мэллори. «Facebook публикует обновленную информацию о своей проверке соблюдения гражданских прав». Engadget (блог), 18 декабря 2018 г. Доступно по адресу https://www.engadget.com/2018/12/18/facebook-update-civil-rights-audit/ (последнее посещение — 19 апреля 2019 г.).

Лопес, немец. «Разъяснение Закона о первом шаге, законопроекта Конгресса о реформе уголовного правосудия». Vox, 3 декабря 2018 г. Доступно по адресу https://www.vox.com/future-perfect/2018/12/3/18122392/first-step-act-criminal-justice-reform-bill-congress (последнее посещение — апрель. 16, 2019).

Мнучин, Стивен Т. и Крейг С. Филлипс. «Финансовая система, которая создает экономические возможности — небанковские финансы, финтех и инновации». Вашингтон, округ Колумбия: Министерство финансов США, июль 2018 г.Доступно по адресу https://home.treasury.gov/sites/default/files/2018-08/A-Financial-System-that-Creates-Economic-Opportunities—Nonbank-Financials-Fintech-and-Innovation_0.pdf (последний доступ 19 апреля 2019 г.).

Райзман, Диллон, Джейсон Шульц, Кейт Кроуфорд и Мередит Уиттакер. «Алгоритмическая оценка воздействия: практическая основа подотчетности государственного агентства». Нью-Йорк: AI Now, апрель 2018 г.

Ромеи, Андреа и Сальваторе Руджьери. «Анализ данных о дискриминации: многопрофильная библиография.”В Дискриминации и конфиденциальности в информационном обществе, под редакцией Барта Кастерса, Т. Колдерса, Б. Шермера и Т. Зарски, 109–35. Исследования в области прикладной философии, эпистемологии и рациональной этики. Springer, Berlin, Heidelberg, 2013. Доступно по адресу https://doi.org/10.1007/978-3-642-30487-3_6 (последний доступ 19 апреля 2019 г.).

Шац, Брайан. AI в Постановлении Правительства от 2018 г., Pub. L. No. S.B. 3502 (2018). https://www.congress.gov/bill/115th-congress/senate-bill/3502.

Шпилькамп, Матиас.«Нам нужно пролить больше света на алгоритмы, чтобы они могли помочь уменьшить предвзятость, а не закрепить ее». MIT Technology Review. По состоянию на 20 сентября 2018 г. Доступно по адресу https://www.technologyreview.com/s/607955/inspecting-algorithms-for-bias/ (по состоянию на 19 апреля 2019 г.).

Стек, Лиам. «Facebook объявляет о новой политике запрета контента белых националистов». The New York Times, 28 марта 2019 г., сек. Бизнес. Доступно по адресу https://www.nytimes.com/2019/03/27/business/facebook-white-nationalist-supremacist.html (по состоянию на 19 апреля 2019 г.).

Суини, Латанья и Цзиньян Занг. «Насколько правильными могут быть решения по анализу больших данных при размещении рекламы?» Презентация Powerpoint, представленная на конференции Федеральной торговой комиссии, Вашингтон, округ Колумбия, «Большие данные: инструмент для включения или исключения». 15 сентября 2014 г. Доступно по адресу https://www.ftc.gov/systems/files/documents/public_events/313371/bigdata-slides-sweeneyzang-9_15_14.pdf (последнее посещение — 12 апреля 2019 г.).

Суини, Латания. «Дискриминация при размещении рекламы в Интернете.”Рочестер, штат Нью-Йорк: Сеть исследований в области социальных наук, 28 января 2013 г. Доступно по адресу https://papers.ssrn.com/abstract=2208240 (последний доступ 12 апреля 2019 г.).

Сиделл, Лора. «Это не я, детка: исследователи обнаружили недостатки в полицейской технологии распознавания лиц». NPR.org, 25 октября 2016 г. Доступно по адресу https://www.npr.org/sections/alltechconsidered/2016/10/25/49

69/it-aint-me-babe-researchers-find-flaws-in-police -facial-распознавание (последний доступ: 19 апреля 2019 г.).

«Глобальный проект по этике данных.”Data for Democracy, n.d. https://www.datafordemocracy.org/project/global-data-ethics-project (последний доступ 19 апреля 2019 г.).

Тобин, Ариана. «HUD подает в суд на Facebook за дискриминацию в сфере жилья и заявляет, что алгоритмы компании усугубили проблему». ProPublica (28 марта 2019 г.). Доступно по адресу https://www.propublica.org/article/hud-sues-facebook-housing-discrimination-advertising-algorithms (последний доступ 29 апреля 2019 г.).

Тернер Ли, Никол. «Инклюзия в технологии: как разнообразие приносит пользу всем американцам», § Подкомитет по защите потребителей и торговле, Комитет Палаты представителей США по энергетике и торговле (2019).Также доступно на веб-сайте Брукингса https://www.brookings.edu/testimonies/inclusion-in-tech-how-diversity-benefits-all-americans/ (последнее посещение — 29 апреля 2019 г.).

Тернер Ли, Никол. Обнаружение расовой предвзятости в алгоритмах и машинном обучении. Журнал информации, коммуникации и этики в обществе 2018, Vol. 16 Выпуск 3, стр. 252-260. Доступно по адресу https://doi.org/10.1108/JICES-06-2018-0056/ (последний доступ 29 апреля 2019 г.).

«Понимание предвзятости в алгоритмическом дизайне», Impact.Engineered, 5 сентября 2017 г. Доступно по адресу https://medium.com/impact-engineered/understanding-bias-in-algorithmic-design-db9847103b6e (последний доступ 12 апреля 2019 г.).

Винсент, Джеймс. «Amazon, как сообщается, отказывается от инструмента найма внутреннего ИИ, который был настроен против женщин». The Verge, 10 октября 2018 г. Доступно по адресу https://www.theverge.com/2018/10/10/17958784/ai-recruiting-tool-bias-amazon-report (последний доступ 20 апреля 2019 г.).

Зафар, Мухаммад Билал, Изабель Валера Мартинес, Мануэль Гомес Родригес и Кришна Гуммади.«Ограничения справедливости: механизм справедливой классификации». В материалах 20-й Международной конференции по искусственному интеллекту и статистике (AISTATS). Форт-Лодердейл, Флорида, 2017.

Зарский, Тал. «Понимание дискриминации в оцениваемом обществе». Научная статья ССРН. Рочестер, штат Нью-Йорк: Сеть исследований в области социальных наук, 15 января 2015 г. https://papers.ssrn.com/abstract=2550248.

Как долго отец должен отсутствовать, чтобы потерять свои права в Англии и Уэльсе?

Марк Этерингтон

Старший юрист и юрист

14 июня 2021 г.

Блог, Дети, Родительская ответственность

Закон, описанный в этой статье, касается ребенка, проживающего в юрисдикции Англии и Уэльса.Если ваш ребенок живет в другом месте Соединенного Королевства, вам нужно посоветоваться с адвокатом в Шотландии или Северной Ирландии.

Правовая позиция заключается в том, что в интересах ребенка иметь позитивные отношения с обоими родителями, за исключением случаев, когда этот ребенок или родитель, находящийся под первичной опекой, который для целей данной статьи, как я предполагаю, является матерью, серьезно страдает. вред, если ребенок будет иметь отношения с родителем-нерезидентом.

Большинство отцов признаются в Англии и Уэльсе как имеющие родительскую ответственность.Родительская ответственность определяется в разделе 3 (1) Закона о детях 1989 года как «все права, обязанности, полномочия, ответственность и полномочия, которыми по закону родитель ребенка обладает в отношении ребенка и его собственности».

Это означает, что отец, который несет родительскую ответственность, признан ответственным за принятие повседневных решений, когда ребенок находится на их попечении, а также важные решения наряду с согласием всех других, кто несет родительскую ответственность.

Мать ребенка автоматически принимает на себя родительскую ответственность с момента рождения ребенка.Отец не имеет таких же автоматических прав, если он не был женат или состоял в гражданском браке с матерью в день рождения ребенка.

Как отец получает родительскую ответственность?
  1. быть зарегистрированным в свидетельстве о рождении ребенка как отец, если ребенок родился после 1 декабря 2003 года;
  2. Отец, заключивший с матерью договор о родительской ответственности; или
  3. Отец получил постановление суда о предоставлении ему родительской ответственности.

Может ли отец потерять родительскую ответственность?

Независимо от того, как часто отец проводит время со своим ребенком, что не включает времени вообще, отец, который несет родительскую ответственность, сохранит ее, если не поступит постановление суда, снимающее эту родительскую ответственность, что бывает редко. Таким образом, не существует ограничений по времени в отношении того, как долго отец должен отсутствовать, чтобы утратить родительскую ответственность в отношении своего ребенка.

Хотя родительская ответственность, вероятно, сохранится, то участие отца в жизни ребенка будет определяться исходя из того, что отвечает наилучшим интересам этого ребенка.Чтобы сделать это заключение, каждый случай рассматривается отдельно по существу. На практике, если отец отсутствовал в жизни ребенка в течение значительного периода времени, может потребоваться осторожный подход при повторном представлении этого ребенка отсутствующему родителю.

Если вас беспокоит, насколько вы отсутствовали в жизни своего ребенка, важно, чтобы вы действительно получили юридическую консультацию относительно возможных вариантов. Если у вас есть какие-либо вопросы относительно содержания этой статьи, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться к нам. .

Общий закон — Часть II, Раздел III, Глава 209B, Раздел 1


Раздел 1:

Определения

Раздел 1. В данной главе следующие слова, если контекст не требует иного, имеют следующие значения: —

«Участник», лицо, заявляющее о законном праве на опеку или свидание в отношении ребенка;

«Определение опеки», любое судебное постановление, распоряжение или решение, временное или окончательное, предусматривающее опеку над ребенком или право посещения с ним; не считается, что оно включает какое-либо постановление или постановление по другим вопросам, связанным с детьми, за исключением случаев, когда такое постановление содержит определение опеки, как указано выше;

«Процедура опеки» включает разбирательства, в которых определение опеки является одним из нескольких вопросов, требующих разрешения, например, иск о разводе или раздельном проживании, опеке, а также попечительстве и защите;

«Решение» или «Решение об опеке», определение опеки, вынесенное в ходе процедуры опеки, и включает первоначальное решение и решение об изменении;

«Родной штат» — штат, в котором ребенок, непосредственно предшествующий дате начала процедуры опеки, проживал со своими родителями, одним из родителей или лицом, выступающим в качестве родителя, не менее 6 месяцев подряд, и в случае ребенка в возрасте до 6 месяцев — государство, в котором ребенок проживал с момента рождения с любым из упомянутых лиц.Периоды временного отсутствия кого-либо из указанных лиц засчитываются как часть шестимесячного или иного периода;

«Первоначальное решение» — первое определение опеки над конкретным ребенком;

«Решение о внесении изменений», определение опеки, которое изменяет или заменяет предыдущее определение опеки, вынесенное судом, вынесшим предыдущее определение, или другим судом;

«Физическая опека», фактическое владение и контроль над ребенком;

«Лицо, выступающее в качестве родителя» — лицо, не являющееся родителем, которое осуществляет физическую опеку над ребенком и которое либо получило право опеки над ребенком, либо претендует на законное право на опеку, и включает уполномоченное агентство социальных услуг, осуществляющее законную или физическая опека над ребенком; и

«Родитель», биологический, приемный родитель или приемный родитель, родительские права которого ранее не были прекращены;

«Штат», любой штат, территория или владение Соединенных Штатов, Содружества Пуэрто-Рико и Округа Колумбия.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.