Гк рф ст 1486: ГК РФ Статья 1486. Последствия неиспользования товарного знака / КонсультантПлюс

Содержание

ГК РФ Статья 1486. Последствия неиспользования товарного знака / КонсультантПлюс

Перспективы и риски арбитражных споров. Ситуации, связанные со ст. 1486 ГК РФ

- Правообладатель (заявитель) требует досрочно прекратить правовую охрану неиспользуемого сходного товарного знака организации (ИП)

 

1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.

Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее - предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Новое предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю товарного знака не ранее чем по истечении трехмесячного срока со дня направления предыдущего предложения заинтересованного лица.

Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.

(п. 1 в ред. Федерального закона от 01.07.2017 N 147-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.(в ред. Федерального закона от 12.03.2014 N 35-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Открыть полный текст документа

последние изменения и поправки, судебная практика

СТ 1486 ГК РФ

1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.

Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее - предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Новое предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю товарного знака не ранее чем по истечении трехмесячного срока со дня направления предыдущего предложения заинтересованного лица.

Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам:

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Комментарий к Ст. 1486 Гражданского кодекса РФ

1. Использование товарного знака является не только правом, но и обязанностью обладателя исключительного права на него. В пункте 1 ст. 1486 Кодекса установлен пресекательный срок существования права - три года. Если в течение любых трех лет после регистрации товарного знака этот товарный знак не будет непрерывно использоваться, то правовая охрана может быть досрочно прекращена в отношении либо всех, либо некоторых товаров. Данное правило установлено в связи с тем, что если существуют так называемые мертвые товарные знаки, то от них нужно освободиться и дать возможность использовать их лицам, которые активно занимаются производством товаров, оказанием услуг и выполнением работ. Для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака любое лицо может подать заявление в Палату по патентным спорам по истечении указанных выше трех лет. При этом заявитель не должен доказывать, что правообладатель не использует товарный знак, напротив, именно правообладатель должен доказать, что он его использует.

2. Под использованием товарного знака в комментируемой статье подразумевается использование товарного знака не только правообладателем, но и другими лицами, которые вправе использовать товарный знак правообладателя как в силу лицензионного договора, так и в силу других договоров, например договора коммерческой концессии, по которым они получают разрешение использовать товарный знак под контролем правообладателя. Под использованием понимаются любые действия, предусмотренные в п. 2 ст. 1484 ГК РФ, за исключением тех, которые непосредственно не связаны с введением товара в оборот. Таким образом, не могут считаться использованием товарного знака хранение и перевозка товаров, маркируемых товарным знаком. Как использование товарного знака будет рассматриваться размещение товарного знака на товарах, в том числе на этикетках, упаковках, которые предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках.

3. Не всегда, если правообладатель не использует товарный знак, Палата по патентным спорам может принять решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака. Если заявителем представлены доказательства, что он по не зависящим от него причинам не мог использовать товарный знак, то заявление не будет удовлетворено. В частности, для производства некоторых товаров необходимо получить разрешение компетентных государственных органов. Если выдача такого разрешения осуществлялась достаточно длительное время не по вине обладателя исключительного права на товарный знак, то в заявлении о досрочном прекращении товарного знака должно быть отказано.

4. Если обладатель докажет использование товарного знака лишь в отношении части товаров, для которых товарный знак был зарегистрирован, то в отношении другой части товаров правовая охрана товарного знака может быть досрочно прекращена. Если правообладатель не докажет использование товарного знака в отношении ни одного из товаров, касательно которых была осуществлена регистрация товарного знака, то правовая охрана товарного знака может быть прекращена в отношении всех товаров, для индивидуализации которых товарный знак был зарегистрирован.

Ст. 1486 ГК РФ Последствия неиспользования товарного знака ФЗ 51 от 30.11.1994 Гражданский Кодекс Российской Федерации Статья 1486 (ГКРФ, ГК России)

Ст. 1486 ГК РФ ФЗ 51 от 30.11.1994


 1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался. (В редакции Федерального закона от 08.12.2011 г. N 422-ФЗ)

 

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющим на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

 

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

 

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

 

4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Добавить комментарий к ст.1486 ГК РФ ФЗ 51 от 30.11.1994

Статья 1486 ГК РФ. Последствия неиспользования товарного знака

Гражданский кодекс Российской Федерации:

Статья 1486 ГК РФ. Последствия неиспользования товарного знака

1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.

Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее - предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Новое предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю товарного знака не ранее чем по истечении трехмесячного срока со дня направления предыдущего предложения заинтересованного лица.

Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.


Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ часть 4 в действующей редакции

Комментарии к статье 1486 ГК РФ, судебная практика применения

Обязательный досудебный порядок урегулирования спора

Вопросам, касающимся досудебного урегулирования споров, посвящено Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22.06.2021 N 18 "О некоторых вопросах досудебного урегулирования споров, рассматриваемых в порядке гражданского и арбитражного судопроизводства".

В п. 3 Постановления указано, что обязательный досудебный порядок урегулирования спора предусмотрен в том числе по спорам о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования непрерывно в течение трех лет (пункт 1 статьи 1486 ГК РФ).


В п.п. 163-168 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" содержатся следующие разъяснения:

Условия досрочного прекращения судом правовой охраны товарного знака. Последствия смены правообладателя в ходе рассмотрения спора

В силу статьи 1486 ГК РФ правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет. Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дате направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Смена правообладателя в ходе рассмотрения спора в суде не влечет необходимости направления нового предложения заинтересованного лица и изменения периода использования товарного знака, который подлежит оценке. Учитывается использование или неиспользование конкретного товарного знака любыми правообладателями в трехлетний период, предшествующий дате направления предложения заинтересованного лица, за которым последовало обращение в суд.

При использовании товарного знака с изменением отдельных элементов суд устанавливает, остался ли товарный знак узнаваемым?

Использованием товарного знака для целей статьи 1486 ГК РФ признается в числе прочего использование такого знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

При использовании обозначения, зарегистрированного в качестве товарного знака, с изменением отдельных элементов судом должна быть проведена оценка наличия или отсутствия сходства товарного знака и используемого обозначения, восприятия потребителями используемого обозначения именно как того же товарного знака, а также влияния изменений на существо товарного знака вследствие такого использования.

Вопрос о том, повлияли ли внесенные правообладателем изменения на существо спорного товарного знака - остался ли он узнаваемым (отличаемым) для обычных потребителей соответствующего товара, - является вопросом факта, который устанавливается судом по результатам комплексного анализа зарегистрированного и используемого обозначения.

Суд выясняет наличие интереса истца в последующем использовании обозначения, сходного с товарным знаком

Для признания осуществляющего предпринимательскую деятельность лица заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования необходимо, чтобы совокупность обстоятельств дела свидетельствовала о том, что направленность интереса истца заключается в последующем использовании им в отношении однородных товаров тождественного или сходного до степени смешения со спорным товарным знаком обозначения с обеспечением его правовой охраны в качестве средства индивидуализации либо без такового.

Правообладатель должен доказать факт использования товарного знака в отношении каждого товара

Для сохранения правовой охраны товарного знака правообладатель должен доказать фактическое (не мнимое) использование товарного знака в отношении каждого товара, для которого зарегистрирован товарный знак и по которому истец доказал свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, в том виде, в котором эти товар или услуга названы в свидетельстве на товарный знак.

При установлении обстоятельств использования оспариваемого товарного знака однородность товаров и услуг не учитывается, если не доказана широкая известность этого знака. Если товарный знак используется для индивидуализации конкретных товаров и в отношении этих товаров он является широко известным, то правовая охрана подлежит оставлению в силе в отношении товаров, однородных тем, для индивидуализации которых товарный знак используется и широко известен.

Уважительные причины неиспользования товарного знака в какой-либо период

В силу абзаца второго пункта 3 статьи 1486 ГК РФ при решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

К таковым в силу части 1 статьи 19 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности относятся обстоятельства, возникающие независимо от воли владельца товарного знака, которые создают препятствие для его использования, как, например, ограничения импорта или другие требования государства в отношении товаров или услуг, охраняемых товарным знаком.

Приводимые правообладателем обстоятельства подлежат оценке с точки зрения зависимости их от воли и поведения самого правообладателя товарного знака, в том числе его разумности и добросовестности, соблюдения им предусмотренных законодательством порядка и сроков совершения действий, устраняющих препятствия для использования товарного знака, а также продолжительности действия исключающих использование товарного знака обстоятельств и влияния их на течение срока, установленного пунктом 1 статьи 1486 ГК РФ.

В случае если суд признает, что имелись уважительные причины неиспользования товарного знака в какой-либо определенный существенный период, этот период не учитывается при исчислении трехлетнего срока, за который подлежит доказыванию факт использования товарного знака.

Признание правообладателя банкротом уважительной причиной неиспользования товарного знака не является.

Иск о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака предъявляется к правообладателю. Замена ответчика в суде

Исковое заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования подается заинтересованным лицом к лицу, являющемуся обладателем исключительного права на соответствующий товарный знак на момент предъявления иска. При этом решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть вынесено только в отношении правообладателя, являющегося таковым на момент вынесения судом первой инстанции решения.

При смене правообладателя товарного знака в ходе рассмотрения дела по иску о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования производится замена прежнего правообладателя новым применительно к положениям статьи 48 АПК РФ о процессуальном правопреемстве. При этом такая замена возможна при представлении документов, подтверждающих переход исключительного права на товарный знак, в том числе при отсутствии заявления истца о процессуальном правопреемстве.

В случае направления изначально предложения заинтересованного лица и последующего предъявления требований о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования к ненадлежащему ответчику суд производит замену ответчика на основании статьи 47 АПК РФ и оставляет исковое заявление без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора с ответчиком (пункт 2 части 1 статьи 148 АПК РФ).


В Обзоре судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утвержден Президиумом Верховного Суда РФ 23.09.2015 года) содержатся следующие разъяснения:

Прекращение правовой охраны товарного знака при неиспользовании его правообладателем по ст. 1486 ГК РФ

В п. 38 Обзора практики ВС РФ изложена следующая правовая позиция: "Для целей применения положений ст. 1486 ГК РФ учитывается не любое использование товарного знака правообладателем, а лишь совершение действий, предусмотренных п. 2 ст. 1484 ГК РФ, непосредственно связанных с введением товара в гражданский оборот". Отмечено следующее:

"..договор поставки и накладные подтверждают лишь производство товара третьим лицом и его передачу правообладателю, но не подтверждают использование товарного знака его правообладателем для целей ст. 1486 ГК РФ. Изготовление товара с нанесением на него товарного знака является использованием товарного знака в смысле положений ст. 1484 ГК РФ. Вместе с тем не любое использование товарного знака учитывается в целях применения положений ст. 1486 ГК РФ, а лишь совершение действий, предусмотренных п. 2 ст. 1484 ГК РФ, непосредственно связанных с введением товара в гражданский оборот".

Досрочное прекращение правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием возможно на будущее время

В п. 39 Обзора практики ВС РФ содержится следующее разъяснение: "Досрочное прекращение правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием означает прекращение исключительного права на товарный знак на будущее время (п. 4 ст. 1486 ГК РФ), поэтому требования правообладателя о защите исключительного права, предъявленные до прекращения правовой охраны товарного знака, подлежат удовлетворению".

Досрочное прекращение правовой охраны товарного знака возможно только при доказывании истцом реального намерения использовать товарный знак

В п. 40 Обзора практики ВС РФ приведена следующая правовая позиция: "Подача истцом заявки в Роспатент на регистрацию товарного знака или сходного с ним товарного знака в отсутствие иных доказательств реального намерения использовать товарный знак само по себе не является основанием досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием в соответствии с положениями ст. 1486 ГК РФ.".

Требование о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования. Бремя доказывания

В п. 41 Обзора практики ВС РФ разъяснено: "При рассмотрении требования о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. Для целей ст. 1486 ГК однородность товаров не учитывается".

Истец по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием должен доказать свою заинтересованность..

В п. 42 Обзора практики ВС РФ содержатся следующие выводы: "Истец по делу о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с неиспользованием должен доказать свою заинтересованность в прекращении правовой охраны спорного товарного знака. При этом однородность производимых истцом товаров и оказываемых им услуг товарам и услугам, для которых зарегистрирован товарный знак, учитывается для целей ст. 1486 ГК РФ".

Статья 1486. Последствия неиспользования товарного знака — Финансовые советы

1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался.

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Скачать PDF

Печать страницы

Предлагаем ознакомиться со статьей 1486 ГК РФ Главы 76 «Последствия неиспользования товарного знака». Информация актуальна на 2016 год. Если Вы считаете, что статья 1486 ГК РФ устарела и не является актуальной, просим Вас написать об этом в редакцию сайта через форму форму обратной связи.

Сохраните страницу в соц. сетях:

Другие статьи в

Глава 76. Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий

Статья 1487. Исчерпание исключительного права на товарный знак

Статья 1486 ГК РФ и комментарии к ней

1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение любых трех лет после его государственной регистрации. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования может быть подано заинтересованным лицом в арбитражный суд по истечении указанных трех лет при условии, что вплоть до подачи такого заявления товарный знак не использовался. (Пункт в редакции, введенной в действие с 8 декабря 2011 года Федеральным законом от 8 декабря 2011 года N 422-ФЗ.

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку. (Пункт в редакции, введенной в действие с 1 октября 2014 года Федеральным законом от 12 марта 2014 года N 35-ФЗ.

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.
4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Комментарий к статье 1486 ГК РФ

1. Комментируемая статья предусматривает, что правовая охрана товарного знака может быть прекращена в случае его неиспользования.

Общая норма, на которой базируется данная статья, может быть сформулирована следующим образом:

"Владелец товарного знака обязан использовать товарный знак. Если товарный знак не используется в течение трех лет, то его правовая охрана досрочно прекращается в случае поступления соответствующего заявления (ходатайства) заинтересованного лица".

К сожалению, эта норма прямо в ГК РФ не сформулирована, хотя ст. 1486 ГК РФ именно из нее и исходит. Впрочем, п. 1 комментируемой статьи вообще изложен весьма неудачно.

2. В соответствии со смыслом нормы, закрепленной в этом пункте, заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием подается в палату по патентным спорам заинтересованным лицом.

О палате по патентным спорам см. п. 3 ст. 1248 ГК РФ и п. 3 комментария к ст. 1248 ГК РФ.

Понятие "заинтересованного лица" не поясняется. Следует считать, что в данном случае им может быть юридическое лицо или гражданин-предприниматель, права или интересы которого затрагивает оспариваемый товарный знак.

3. В заявлении должно содержаться ходатайство о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в связи с тем, что товарный знак не используется.

4. На основе такого заявления правовая охрана товарного знака должна быть прекращена, если будет установлено, что товарный знак не использовался в течение трех лет после его государственной регистрации или после окончания его использования. Любое использование товарного знака прерывает этот срок.

Под "государственной регистрацией" имеется в виду регистрация товарного знака как национальным регистрирующим органом России, так и международным регистрирующим органом (на основе международных договоров России).

5. Имеется, однако, еще одно дополнительное условие для того, чтобы на основе поступившего заявления правовая охрана товарного знака была досрочно прекращена: заявление должно поступить в палату по патентным спорам по истечении указанного трехлетнего периода неиспользования, причем на дату, предшествующую поступлению заявления, товарный знак продолжает не использоваться.

См. также п. 16 комментария к данной статье.

6. Пункт 2 комментируемой статьи определяет понятие "использования" товарного знака, которое подлежит применению при рассмотрении поступившего заявления, т.е. "использованию" в смысле ст. 1486 ГК РФ.

Это "использование" по своему объему не совпадает с тем использованием товарного знака, которое составляет содержание исключительного права на использование. Кроме того, это "использование" должно осуществляться определенным лицом.

Любое иное использование не считается "использованием" в смысле ст. 1486 ГК РФ и ведет к прекращению правовой охраны товарного знака.

7. При определении объема (содержания) "использования", имеющего значение в соответствии со ст. 1486 ГК РФ, комментируемая статья отсылает к п. 2 ст. 1484 ГК РФ: по общему правилу лишь то использование, которое указано в п. 2 ст. 1484 ГК РФ, считается использованием товарного знака по ст. 1486 ГК РФ, исключающим досрочное прекращение его правовой охраны.

Следует обратить внимание на то, что учитываются узкие и конкретные понятия использования, содержащиеся в п. 2 ст. 1484 ГК РФ, а не широкие и абстрактные понятия использования, содержащиеся в п. 1 ст. 1484 (а равно и в ст. 1229) ГК РФ. Нельзя не отметить, что такое решение (а оно является правильным) свидетельствует о несостоятельности концепции "безбрежного" исключительного права, что не может не учитывать практика (см. также п. 4 комментария к ст. 1229 ГК РФ).

8. Таким образом, поскольку в соответствии с абз. 1 п. 3 комментируемой статьи установлено, что бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе, правообладатель должен доказать, что использованный товарный знак был способом, который указан хотя бы в одном подпункте п. 2 ст. 1484 ГК РФ.

9. Кроме того, правообладатель должен дополнительно доказать, что осуществлявшееся использование товарного знака было "непосредственно связано с введением товара в гражданский оборот".

Действия, указанные в подп. 2 - 5 п. 2 ст. 1484 ГК РФ, следует считать всегда "непосредственно связанными с введением товара в гражданский оборот": эти действия всегда становятся известны третьим лицам (покупателям, потребителям), они свидетельствуют о намерении пустить товары, маркированные товарным знаком, в гражданский оборот, даже если фактически товары еще не находятся в гражданском обороте.

Отметим, что для признания товарного знака использованным закон не требует фактического нахождения товаров в гражданском обороте.

Однако некоторые действия, указанные в подп. 1 п. 2 ст. 1484 ГК РФ, а именно - производство товаров с товарным знаком, их хранение и транспортировка (перевозка), не должны считаться "непосредственно связанными с введением товаров в гражданский оборот", поскольку они не становятся известны третьим лицам.

10. Последняя часть фразы, содержащейся в п. 2 комментируемой статьи, связана с началом этой фразы. Соответствующая норма читается следующим образом:

"Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается. также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не влияющих на его различительную способность и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку".

Анализ этой нормы приводит к выводу, что речь здесь идет об использовании обозначения, сходного до степени смешения с зарегистрированным товарным знаком.

Никакого иного смысла эта норма не имеет.

Вместе с тем нельзя не отметить нечеткость этой нормы: в частности, невозможно понять, как и почему изменение отдельных элементов товарного знака может ограничить предоставленную ему охрану.

В целом рассматриваемая норма, в соответствии с которой использование обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком, признается использование товарного знака, соответствует общей концепции исключительного права на товарный знак: последнее дает исключительное право правообладателю использовать такое сходное обозначение, а также право запрещать другим лицам такое использование (см. п. 3 ст. 1484 ГК РФ).

11. В пункте 2 решен также вопрос о том, кто именно, какой субъект должен использовать товарный знак для того, чтобы такое использование было учтено и чтобы правовая охрана товарного знака не была прекращена в связи с его неиспользованием.

Комментируемая норма называет трех таких субъектов: 1) правообладатель; 2) лицензиат; 3) другое лицо, осуществляющее использование товарного знака под контролем правообладателя.

Использование товарного знака другими лицами (например, правонарушителем) не должно учитываться.

12. Правообладателем должно считаться лицо, которое является или являлось владельцем товарного знака хотя бы часть того трехлетнего периода, в течение которого должно иметь место использование товарного знака.

Лицензиатом считается лицо, которое имеет договор с правообладателем, зарегистрированный надлежащим образом. Только с момента такой регистрации использование товарного знака лицензиатом имеет правовое значение.

Однако если использование осуществлялось будущим лицензиатом в тот период времени, когда Роспатент должен был зарегистрировать лицензионный договор, но не сделал этого, то такое использование должно считаться использованием, осуществляемым лицензиатом.

Под "другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя" следует понимать лицо, которое использует товар, маркированный товарным знаком, после того, как исключительное право на товарный знак считается исчерпанным (ст. 1487 ГК РФ).

Но под это понятие "других лиц", подпадают и некоторые иные лица.

В споре, касающемся комбинированного товарного знака со словесным элементом "JB", зарегистрированного для ликеров, владелец товарного знака (фирма Чехии) изготовлял продукцию (ликер "Бехеровка"), маркированную товарным знаком, на территории Чехии и продавал ее на территории Чехии покупателям, в частности оптовому покупателю.

Оптовый покупатель ввозил эту готовую продукцию на территорию России и продавал в России (перепродавал), не видоизменяя упаковку и маркировку ликера. Никаких правонарушений при этом оптовый покупатель не совершал.

Президиум ВАС РФ отклонил заявление о досрочном прекращении правовой охраны этого товарного знака на территории России в связи с неиспользованием товарного знака, указав, что в данном случае фирма Чехии "сама использовала на территории России свой товарный знак" (Постановление Президиума ВАС РФ от 13 апреля 2004 г. N 1164/04 // Вестник ВАС РФ. 2004. N 8. С. 62).

Следует полагать, что в данном случае использование товарного знака осуществляло "другое лицо", находящееся "под контролем правообладателя".

13. Норма, содержащаяся в абз. 1 п. 3 комментируемой статьи, возлагает бремя доказывания фактов использования товарного знака на правообладателя.

Следует считать, что он имеет право требовать от своего правопредшественника и лицензиата сообщить ему такие факты.

Податель заявления не обязан представлять доказательств того, что товарный знак не использовался.

14. В соответствии с нормой, содержащейся в абз. 2 п. 3, палата по патентным спорам при рассмотрении заявления о досрочном прекращении товарного знака вследствие его неиспользования может принять во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по не зависящим от него обстоятельствам.

Данная норма предусматривает право палаты по патентным спорам оценить такие доказательства и либо согласиться с правообладателем, либо отвергнуть его доводы.

Неиспользование товарного знака вследствие того, что налоговая инспекция арестовала все счета организации, что впоследствии было признано незаконным, является извинительным доводом для неиспользования. Напротив, если правообладатель выдал исключительную лицензию лицензиату, который взял на себя обязательство использовать товарный знак, но не использовал его, то такое неиспользование не должно считаться извинительным доводом для неиспользования.

15. В пункте 4 комментируемой статьи устанавливается, что прекращение правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования означает прекращение действия исключительного права на товарный знак.

Это прекращение действует с даты подачи соответствующего заявления (а не с даты регистрации!).

16. Из пункта 1 комментируемой статьи вытекает, что правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно также и в отношении лишь части товаров, а именно в отношении той части товаров, для которых товарный знак не использовался. В этих случаях правовая охрана товарного знака сохраняет свою силу в отношении тех товаров, для которых товарный знак использовался.

Таким образом, возможно частичное прекращение правовой охраны товарного знака; в этих случаях правовая охрана будет продолжать действовать в более узких рамках.

Другой комментарий к статье 1486 Гражданского Кодекса РФ

1. Гражданским кодексом РФ провозглашается принцип обязательного использования охраняемого товарного знака как условия сохранения права на него. Обладание исключительным правом на товарный знак не только наделяет правообладателя определенными правомочиями (см. комментарий к ст. 1484 ГК), но и налагает на него обязанности, в частности обязанность использовать свой товарный знак. Требование об обязательном использовании товарного знака является вполне обоснованным и призвано обеспечивать интенсивное и неформальное функционирование товарных знаков в гражданском обороте. Данное установление Кодекса способствует также "очищению" реестра от "мертвых" знаков, которые не используются правообладателями для маркировки производимых товаров, и снятию препятствий для производителей, готовых производить и реализовывать товары под сходными товарными знаками.

Данная норма может в ряде случаев способствовать борьбе с "пиратами" - лицами, регистрирующими на свое имя товарные знаки и тем самым перекрывающими возможность выхода на рынок реальным (фактическим) производителям товаров, в том числе зарубежным.

2. Рассмотрение заявлений о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по основанию, указанному в п. 1 комментируемой статьи, производится Судом по интеллектуальным правам, входящим в систему арбитражных судов.

3. В ранее действовавшем Законе о товарных знаках 1992 г. в качестве субъекта отношений, связанных с досрочным прекращением регистрации, называлось "любое лицо"; в ГК РФ речь идет о "заинтересованном лице". То есть можно сделать вывод, что от лица, подавшего заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, требуются доказательства его заинтересованности. Пункт 1 комментируемой статьи, устанавливая возможность досрочного прекращения правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, не раскрывает, какое именно лицо может быть признано заинтересованным лицом.

Вместе с тем имеется высказанная Высшим Арбитражным Судом РФ правовая позиция в отношении критериев установления наличия у лица заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования. Эта правовая позиция сформулирована в ряде судебных актов ВАС РФ.

В частности, в Постановлении ВАС РФ от 1 марта 2011 г. N 14503/10 (приложение 5) предусматривается, что применительно к п. 1 комментируемой статьи заинтересованным лицом может быть признано любое лицо, имеющее законный интерес в прекращении правовой охраны неиспользуемого товарного знака.

К таким лицам могут быть отнесены:

1) производители однородных товаров (работ, услуг), в отношении которых (или однородных им) подано заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака;

2) лица, имеющие реальное намерение использовать спорное обозначение в своей деятельности и осуществившие необходимые подготовительные действия к такому использованию, в частности лицо, подавшее заявку на регистрацию тождественного или сходного обозначения.

В Определении ВАС РФ о передаче дела в Президиум ВАС N ВАС-5793/13 от 19 июня 2013 г. имеется ссылка на вышеназванное Постановление Суда. Отдельно указывается и на заявку, "которая может служить доказательством, подтверждающим намерение использовать спорное обозначение", и на иные доказательства, свидетельствующие об осуществлении лицом подготовительных действий к такому использованию.

Однако указанные акты не исчерпывают позицию ВАС РФ в отношении заинтересованности. Так, точка зрения, изложенная в Постановлении Суда N ВАС-14483/12 от 19 марта 2013 г., принципиальным образом изменила представление о субъектах заинтересованности. По сути она имеет универсальный характер, поскольку исходя из ее смысла заинтересованным лицом может признаваться не только лицо, способное быть субъектом права на товарный знак. Таким образом, лицо не обязательно должно быть производителем соответствующих товаров, работ или услуг. Собственно, это подтверждается и положениями комментируемой статьи, которая говорит о любом заинтересованном лице.

4. Комментируемая статья предусматривает возможность прекращения правовой охраны товарного знака в отношении как всех товаров, для которых он зарегистрирован, так и их части. Иными словами, если товарный знак реально, а не номинально используется правообладателем в отношении части товаров, для которых он зарегистрирован, и правообладатель может доказать такое использование, регистрация товарного знака будет прекращена только в отношении тех товаров, для маркировки которых использование не осуществляется. Комментируемое положение дает, таким образом, возможность лицу, подающему заявление в Суд по интеллектуальным правам, ограничить свои требования о прекращении правовой охраны товарного знака только теми товарами, которые его интересуют.

Так, например, было подано заявление о досрочном прекращении товарного знака "Хочу все знать" в отношении всех услуг (41 - дубляжи; информация по вопросам развлечений; киностудии; монтаж магнитных лент с видеозаписью; организация представлений [шоу]; организация спектаклей [услуги импресарио]; парки аттракционов; подготовка [монтаж] телевизионных и радиопрограмм; презентации; производство видеофильмов; производство фильмов; изготовление титров и надписей; производство фильмов с использованием компьютерной графики; производство мультипликационных фильмов; прокат аудиооборудования; прокат кинематографических принадлежностей; прокат аппаратуры для подводных и трюковых киносъемок; прокат [кино] фильмов; прокат видеокамер; прокат видеомагнитофонов; прокат видеофильмов; прокат декораций; прокат реквизита; прокат театральных декораций; прокат звукозаписей; прокат кинопроекторов и кинематографических принадлежностей; прокат осветительной аппаратуры для театров или телестудий; прокат осветительной аппаратуры для киностудий; прокат радио- и телевизионных приемников; радиопередачи развлекательные; развлекательные телевизионные передачи; составление программ встреч [приемов]; услуги по написанию сценариев; услуги студий записи; 42 - выполнение чертежных работ; исследования научные и технические в области кинопроизводства; консультации профессиональные [не связанные с деловыми операциями] в области кинопроизводства; консультации по вопросам интеллектуальной собственности; научно-исследовательские разработки в области кинопроцесса; определение подлинности произведений искусства; определение подлинности художественных работ; организация встреч по интересам; прокат костюмов; прокат переносных сооружений; служба переводов; управление делами по охране авторских прав), для которых он был зарегистрирован, в связи с его неиспользованием. По результатам изучения материалов дела, представленных доказательств использования товарного знака было принято решение о возможности удовлетворения заявления лишь в отношении части услуг - "41 - дубляжи; изготовление титров и надписей; киностудии; монтаж магнитных лент с видеозаписью; производство видеофильмов; производство фильмов; прокат видеофильмов; прокат кинофильмов; прокат фильмов; услуги по написанию сценариев".

5. Заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака может быть подано в Суд по интеллектуальным правам не ранее чем через три года после регистрации товарного знака в государственном реестре. То есть законодатель, следуя положениям подп. 1 п. "C" ст. 5 Парижской конвенции 1883 г., предоставляет владельцу товарного знака так называемый льготный срок для налаживания производства, проведения рекламных кампаний, маркировки товаров и т.д.

6. Предусматривая возможность досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием, ГК РФ в п. 2 комментируемой статьи определяет те действия, которые признаются использованием товарного знака. Это, в частности, его размещение на товарах, этикетках, упаковках товаров, которые тем или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории РФ, при выполнении работ, оказании услуг, на деловой документации и т.д., причем использованием товарного знака не признаются указанные в п. 2 действия, которые не связаны непосредственно с введением товаров в гражданский оборот.

7. Следуя положениям подп. 2 п. "C" ст. 5 Парижской конвенции 1883 г., ГК РФ признает использование товарного знака в несколько измененном виде, т.е. с изменением отдельных элементов, не меняющих существа товарного знака и не ограничивающих его правовую охрану. Такими изменениями, в частности, могут признаваться изменение прописных букв на строчные в словесном товарном знаке либо использование изобразительного товарного знака в зеркальном отображении. Положения рассматриваемой статьи корреспондируют с нормами, нашедшими отражение в ст. 1505 ГК РФ (см. комментарий к ней).

Комментируемое положение может быть проиллюстрировано следующим примером.

ООО "ДАТА ЦЕНТР "Автоматика" является правообладателем комбинированного товарного знака, в состав которого входит изобразительный элемент в форме прямоугольника, в границах которого на голубом фоне расположены две стилизованные буквы "D" и "C", выполненные белым цветом. Под этим прямоугольником расположен словесный элемент "ДАТА ЦЕНТР", при этом элементы расположены в два ряда.

Заявление о досрочном прекращении действия указанного товарного знака было мотивировано, в частности, тем, что этот товарный знак правообладателем не используется, а используется другой товарный знак, принадлежащий ему же. Этот другой товарный знак правообладателя также представляет собой комбинированное обозначение. Изобразительный элемент этой комбинации является практически тождественным изобразительному элементу первого товарного знака правообладателя. Их различие - в цветовом исполнении. Второй товарный знак правообладателя выполнен в черно-белом цветовом сочетании, а словесный элемент "ДАТА ЦЕНТР" помещен рядом с изобразительным элементом. Элементы расположены в один ряд и также выполнены в черно-белом цветовом сочетании. Таким образом, между первым и вторым товарными знаками правообладателя существует два отличия - цветовое исполнение и место расположения словесного элемента.

Оспариваемый товарный знак использовался правообладателем на выпускаемом им оборудовании и в деловой документации. При этом на оборудовании он использовался в несколько измененном виде: входящий в него словесный элемент располагался не под изобразительным элементом, а рядом с ним, сами элементы были даны в одну строку. При этом изобразительный элемент, входящий в это размещенное на оборудовании обозначение, был тождественным изобразительному элементу, входящему в оспариваемый товарный знак. Цветовое исполнение всех элементов используемого обозначения тождественно цветовому исполнению оспариваемого товарного знака.

Таким образом, очевидно, что используемое обозначение несущественно отличалось от товарного знака правообладателя. Это было принято во внимание при принятии решения, и заявление о досрочном прекращении действия правовой охраны первого товарного знака правообладателя не было удовлетворено.

8. При рассмотрении вопросов использования товарных знаков необходимо обратить внимание на субъектов такого использования. В ранее действовавшем Законе о товарных знаках 1992 г. фигурировали только два субъекта обозначенных выше правоотношений - сам правообладатель и лицо, которому такое право предоставлено в рамках лицензионного договора. О лице, использующем товарный знак под контролем правообладателя, впервые упоминается в ГК РФ.

9. Пункт 3 комментируемой статьи устанавливает, что бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе; при этом владельцу товарного знака предоставляется возможность ссылаться на не зависящие от него обстоятельства как на причины, приведшие к неиспользованию товарного знака. Такими обстоятельствами могут признаваться ограничения по импорту какой-либо продукции, срыв поставок сырья, изменение условий реализации продукции и т.д.

Статья 1486. Последствия неиспользования товарного знака

1. Правовая охрана товарного знака может быть прекращена досрочно в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, вследствие неиспользования товарного знака непрерывно в течение трех лет.

Заинтересованное лицо, полагающее, что правообладатель не использует товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, направляет такому правообладателю предложение обратиться в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности с заявлением об отказе от права на товарный знак либо заключить с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак в отношении всех товаров или части товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован (далее - предложение заинтересованного лица). Предложение заинтересованного лица направляется правообладателю, а также по адресу, указанному в Государственном реестре товарных знаков или в соответствующем реестре, предусмотренном международным договором Российской Федерации.

Предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю не ранее чем по истечении трех лет с даты государственной регистрации товарного знака.

Если в течение двух месяцев со дня направления предложения заинтересованного лица правообладатель не подаст заявление об отказе от права на товарный знак и не заключит с заинтересованным лицом договор об отчуждении исключительного права на товарный знак, заинтересованное лицо в тридцатидневный срок по истечении указанных двух месяцев вправе обратиться в суд с исковым заявлением о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования.

Новое предложение заинтересованного лица может быть направлено правообладателю товарного знака не ранее чем по истечении трехмесячного срока со дня направления предыдущего предложения заинтересованного лица.

Решение о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования принимается судом в случае неиспользования правообладателем товарного знака в отношении соответствующих товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, в течение трех лет, непосредственно предшествующих дню направления правообладателю предложения заинтересованного лица.

Правовая охрана товарного знака прекращается с даты вступления в законную силу решения суда.

2. Для целей настоящей статьи использованием товарного знака признается его использование правообладателем или лицом, которому такое право предоставлено на основании лицензионного договора в соответствии со статьей 1489 настоящего Кодекса, либо другим лицом, осуществляющим использование товарного знака под контролем правообладателя, при условии, что использование товарного знака осуществляется в соответствии с пунктом 2 статьи 1484 настоящего Кодекса, за исключением случаев, когда соответствующие действия не связаны непосредственно с введением товара в гражданский оборот, а также использование товарного знака с изменением его отдельных элементов, не меняющим существа товарного знака и не ограничивающим охрану, предоставленную товарному знаку.

3. Бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе.

При решении вопроса о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования могут быть приняты во внимание представленные правообладателем доказательства того, что товарный знак не использовался по независящим от него обстоятельствам.

4. Прекращение правовой охраны товарного знака означает прекращение исключительного права на этот товарный знак.

Комментарий к ст. 1486 ГК РФ

1. Обладание исключительным правом на товарный знак не только наделяет правообладателя определенными правомочиями (см. комментарий к ст. 1484), но и налагает на него обязанности, в частности обязанность использовать принадлежащий ему товарный знак. Таким образом, Гражданским кодексом провозглашается принцип обязательного использования зарегистрированного товарного знака как условия сохранения права на него. Требование об обязательном использовании товарного знака является вполне обоснованным и призвано обеспечивать и интенсивное, и неформальное функционирование товарных знаков в гражданском обороте. Данное установление ГК способствует также "очищению" реестра от "мертвых" знаков, которые не используются правообладателями для маркировки производимых товаров, и снятия препятствий для производителей, готовых производить и реализовывать товары под сходными товарными знаками.

Данная норма может в ряде случаев способствовать борьбе с "пиратами" - лицами, регистрирующими на свое имя товарные знаки и тем самым перекрывающими возможность выхода на рынок реальным (фактическим) производителям товаров, в т.ч. зарубежным.

2. Прекращение правовой охраны товарного знака по основанию, указанному в п. 1 комментируемой статьи, производится не по инициативе федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, в функции которого проверка использования товарного знака не входит. Для начала процесса досрочного прекращения регистрации необходимо, чтобы в палату по патентным спорам было подано соответствующее заявление.

3. В ранее действовавшем Законе о товарных знаках в качестве субъекта отношений, связанных с досрочным прекращением регистрации, называлось "любое лицо"; в Гражданском кодексе речь идет о "заинтересованном лице". То есть можно сделать вывод, что от лица, подавшего заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака, требуются доказательства его заинтересованности.

Необходимо также обратить внимание на то, что комментируемая статья предусматривает возможность прекращения правовой охраны товарного знака в отношении как всех товаров, для которых он зарегистрирован, так и их части. Иными словами, если товарный знак реально, а не номинально используется правообладателем в отношении части товаров, для которых он зарегистрирован, и правообладатель может доказать такое использование, регистрация товарного знака будет прекращена только в отношении тех товаров, для маркировки которых использование не осуществляется. Комментируемое положение дает, таким образом, возможность лицу, подающему заявление в палату по патентным спорам, ограничить свои требования о прекращении правовой охраны товарного знака только теми товарами, которые его интересуют.

Следует иметь в виду, что заявление о досрочном прекращении правовой охраны товарного знака может быть подано в палату не ранее чем через 3 года после регистрации товарного знака в Государственном реестре. То есть законодатель, следуя положениям ст. 5C (1) Парижской конвенции, предоставляет владельцу товарного знака т.н. льготный срок для налаживания производства, проведения рекламных кампаний, маркировки товара и т.д.

4. Предусматривая возможность досрочного прекращения правовой охраны товарного знака в связи с его неиспользованием, Гражданский кодекс в п. 2 ст. 1486 раскрывает те действия, которые признаются использованием товарного знака. Это, в частности, его размещение на товарах, этикетках, упаковках товаров, которые тем или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг, на деловой документации и т.д., при этом использованием товарного знака не признаются указанные в п. 2 действия, которые не связаны непосредственно с введением товаров в гражданский оборот. Таким образом, например, использование товарного знака только в сети Интернет не будет являться использованием товарного знака при разрешении вопроса о прекращении его правовой охраны.

5. Следуя положениям п. (2) ст. 5C Парижской конвенции, Гражданский кодекс признает использованием товарного знака его использование в несколько измененном виде, т.е. с изменением отдельных элементов, не влияющих на различительную способность знака и не ограничивающих его правовую охрану. Такими изменениями, в частности, могут признаваться изменения прописных букв на строчные в словесном товарном знаке либо использование изобразительного товарного знака в зеркальном отображении. Положения рассматриваемой статьи корреспондируют с нормами, нашедшими отражение в ст. 1505 (см. комментарий к ней).

6. При рассмотрении вопросов использования товарных знаков необходимо обратить внимание на субъектов такого использования.

В ранее действовавшем Законе о товарных знаках фигурировали только два субъекта обозначенных выше правоотношений - сам правообладатель и лицо, которому такое право предоставлено в рамках лицензионного договора. Лицо, использующее товарный знак под контролем правообладателя, впервые появляется в Гражданском кодексе.

Пункт 3 статьи устанавливает, что бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе; при этом владельцу товарного знака предоставляется возможность ссылаться на независящие от него обстоятельства как на причины, приведшие к неиспользованию товарного знака. Такими обстоятельствами могут признаваться ограничения по импорту какой-либо продукции, срыв поставок сырья, изменение условий реализации продукции и т.д.

В последнем пункте комментируемой статьи указывается, что с прекращением правовой охраны товарного знака, ставшей следствием применения процедуры досрочного прекращения регистрации, правообладатель утрачивает право на товарный знак, т.е. у него исчезает возможность использовать товарный знак, распоряжаться товарным знаком и запрещать его использование третьим лицам (см. комментарий к ст. 1484).

Судебная практика по статье 1486 ГК РФ

Определение Верховного Суда РФ от 09.09.2019 N 300-ЭС19-14138 по делу N СИП-765/2017

Исследовав и оценив в совокупности и взаимной связи представленные в дело доказательства по правилам главы 7 АПК РФ, установив наличие заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны указанного товарного знака в отношении части товаров 9 и услуг 35, 37, 38 и 42 классов МКТУ, а также признав доказанным использование предпринимателем товарного знака лишь в отношении части товаров 9-го класса и услуг 35 и 38 классов МКТУ, руководствуясь положениями статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерацией, правовой позицией, изложенной в пункте 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, суд первой инстанции частично удовлетворил заявленные предпринимателем требования.


Определение Верховного Суда РФ от 26.09.2019 N 300-ЭС19-16187 по делу N СИП-817/2018

Суд, исследовав и оценив все представленные по делу доказательства в порядке статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, исходя из фактических обстоятельств дела, руководствуясь статьями 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание, что бремя доказывания заинтересованности относится на истца, а бремя доказывания факта использования товарного знака относится на ответчика, пришел к выводу о наличии надлежащих и достаточных доказательств заинтересованности истца в досрочном прекращении правовой охраны спорного знака в отношении услуг 35-го класса "услуги снабженческие для третьих лиц [закупка и обеспечение предпринимателей товарами]" и услуг 43-го класса "услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; закусочные, кафе; кафетерии; рестораны; рестораны самообслуживания; столовые на производстве и в учебных заведениях; услуги баров; услуги по приготовлению блюд и доставке их на дом" МКТУ; представленные ответчиком доказательства не свидетельствуют об использовании правообладателем надлежащим образом в спорный период товарного знака в отношении названной части товаров.


Определение Верховного Суда РФ от 30.09.2019 N 300-ЭС19-16506 по делу N СИП-618/2018

Исследовав и оценив доказательства по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ в их совокупности и взаимной связи, суды пришли к выводу о доказанности заинтересованности компании в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 400866 в отношении части услуг 37 и 42 классов МКТУ, факт использования товарного знака для индивидуализации которых обществом не доказан, и, руководствуясь статьями 1477, 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, частично удовлетворили иск.


Определение Верховного Суда РФ от 30.09.2019 N 300-ЭС19-16135 по делу N СИП-482/2018

Принимая оспариваемые заявителем судебные акты, Суд по интеллектуальным правам руководствовался нормами главы 7 АПК РФ, положениями статей 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, и исходил из отсутствия оснований для удовлетворения иска ввиду доказанности предпринимателем факта использования товарного знака в спорный период.


Определение Верховного Суда РФ от 17.12.2019 N 300-ЭС19-22986 по делу N СИП-89/2019

Принимая в оспариваемой заявителем части судебные акты, Суд по интеллектуальным правам руководствовался нормами главы 7 АПК РФ, положениями статей 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениями, изложенными в пунктах 164, 166 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.04.2019 N 10 "О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", и исходил из отсутствия правовых оснований для удовлетворения иска в оспариваемой части ввиду доказанности обществом "ИМИТ Престиж" использования под его контролем спорного знака обслуживания в отношении услуги 43-го класса МКТУ "рестораны".


Определение Верховного Суда РФ от 23.01.2019 N 300-ЭС18-23267 по делу N СИП-107/2018

Исследовав и оценив в совокупности и взаимной связи представленные в дело доказательства по правилам главы 7 АПК РФ, придя к выводу о заинтересованности общества в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака по свидетельству Российской Федерации N 392058 в отношении части заявленных товаров, а также из доказанности предпринимателем факта использования спорного товарного знака в отношении товаров 2-го класса "краски для древесины; краски огнестойкие; краски; покрытия [краски]; покрытия [краски] для древесины; разбавители для красок; разбавители для лаков; составы для внутренней отделки" и 3-го класса "препараты для удаления красок" МКТУ, суд первой инстанции, руководствуясь положениями статей 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу о наличии правовых оснований для частичного удовлетворения заявления общества.


Определение Верховного Суда РФ от 25.02.2019 N 300-ЭС19-1518 по делу N СИП-386/2017

Оценив доказательства по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ, установив факт подачи предпринимателем заявок на регистрацию в качестве товарных знаков тождественных обозначений в отношении однородных товаров 01, 02, 04, 05 классов МКТУ, а также осуществление им однородной деятельности, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о доказанности заинтересованности предпринимателя в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака и, руководствуясь статьями 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, частично удовлетворил иск.


Определение Верховного Суда РФ от 06.03.2019 N 300-ЭС19-332 по делу N СИП-256/2018

Суд, установив, что истец является лицом, заинтересованным в досрочном прекращении правовой охраны спорного товарного знака, а представленные ответчиком доказательства свидетельствуют об использовании обществом "Торговый дом "Русьимпорт" под контролем и согласия правообладателя надлежащим образом в спорный период спорного товарного знака в отношении части товаров 33-го класса МКТУ "вино", за исключением товаров 33-го класса МКТУ "аперитивы; арак; бренди; виски; водка; джин; коктейли; ликеры; напитки алкогольные; содержащие фрукты; напитки спиртовые; напиток медовый; настойка мятная; ром; саке", руководствуясь статьями 1483, 1484, 1486, 1489 Гражданского кодекса Российской Федерации, принимая во внимание пункт 38 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, пришел к выводу об удовлетворении заявленных требований частично.


Определение Верховного Суда РФ от 03.04.2019 N 300-ЭС19-3993 по делу N СИП-293/2018

Суд первой инстанции согласился также с выводом Роспатента о не представлении обществом необходимых и достаточных доказательств, позволяющих сделать вывод о приобретении именно заявленным обозначением различительной способности в результате длительного и интенсивного использования и, руководствуясь статьями 13, 1477, 1482, 1483, 1486, 1500 Гражданского кодекса Российской Федерации, отказал в удовлетворении заявления.


Определение Верховного Суда РФ от 08.04.2019 N 300-ЭС19-3007 по делу N СИП-135/2018

Принимая оспариваемые заявителем судебные акты, Суд по интеллектуальным правам руководствовался положениями статей 9, 12, пункта 1 статьи 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, правовой позицией, изложенной в пункте 42 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, и исходил из доказанности истцом факта его заинтересованности в досрочном прекращении правовой охраны спорных товарных знаков, однородности части товаров и услуг, для которых зарегистрированы товарные знаки, а также непредставления ответчиком доказательств использования спорных товарных знаков в отношении части товаров и услуг указанных классов МКТУ.


Определение Верховного Суда РФ от 14.05.2019 N 300-ЭС19-6668 по делу N СИП-236/2018

Оценив доказательства по делу в соответствии со статьей 71 АПК РФ, установив факт заинтересованности фирмы в досрочном прекращении правовой охраны товарного знака в отношении товаров 30 класса МКТУ "приправы", исходя из недоказанности использования обществом товарного знака в отношении товара "приправы" в трехлетний период, руководствуясь статьями 1484, 1486 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения иска, отметив, что представленные обществом доказательства подтверждают факт использования товарного знака в отношении товара "соусы", а не "приправы".


Я. Ян | Колледж биологических наук


Веб-сайт лаборатории


Образование и опыт

2012–2016 научный сотрудник, Мичиганский университет, Анн-Арбор
2012 Ph.D. Магистр экологии и эволюционной биологии, Мичиганский университет, Анн-Арбор,
, 2005 г., B.S. доктор биологии, Пекинский университет

Заявление об исследовании

Лаборатория Ян задает вопросы о закономерностях и драйверах дивергенции и конвергенции растений. Мы сочетаем полевые и коллекционные подходы с транскриптомикой и геномикой для изучения полиплоидии, ретикулярной эволюции и семейств генов, участвующих в пигментации, хищничестве растений и стрессоустойчивости.

Публикации

Brockington S.F. *, Y. Yang *, F. Gandia-Herrero, S.Covshoff, J.M. Hibberd, R.F. Шалфей, Г.К.-С. Вонг, М.Дж. Мур и С.А. Смит. 2016. Излучение генов, специфичных по клонам, лежит в основе эволюции новой пигментации беталаина у Caryophyllales. Новый фитолог. 207 (4) 1170–1180 * Соавтор.

Янг Ю., М.Дж. Мур, С.Ф. Брокингтон, Д. Солтис, Г.К.-С. Вонг, Э. Карпентер, Ю. Чжан, Л. Чен, З.-Х. Ян, Ю.-Л. Се, Р.Ф. Сейдж, С. Ковшофф, Дж.М. Хибберд, М.Н. Нельсон и С.А. Смит. Рассмотрение молекулярной эволюции в очень разнообразной кладе растений Caryophyllales с использованием секвенирования транскриптома. Молекулярная биология и эволюция. 32 (8): 2001-2014.

Янг Ю. и С.А. Смит. 2014. Ортологический вывод немодельных организмов с использованием транскриптомов и геномов с низким охватом: повышение точности и заполнения матрицы для филогеномики. Молекулярная биология и эволюция. 31 (11): 3081–3092

Янг Ю., Р. Рийна, Дж. Дж. Моравец, Т. Хеверманс, X. Обрио и П.Э. Берри. 2012. Молекулярная филогенетика и классификация молочай подрода Chamaesyce: группа с высоким разнообразием фотосинтетических систем и форм роста. Таксон 61 (4): 764–789

Yang, Y. and P.E. Ягода. 2011. Филогенетика клады Chamaesyce (Euphorbia, Euphorbiaceae): ретикулярная эволюция и распространение на большие расстояния в выдающейся линии C4. American Journal of Botany 98 (9): 1486–1503

Комбинация инсулиноподобного фактора роста-1, IGF-связывающего белка-3, хромогранина А и простатоспецифического антигена может улучшить обнаружение рака простаты

  • 1.Факты и цифры о раке, 2017 г. Атланта, Джорджия: Американское онкологическое общество; 2017.

  • 2. Махмуд А., Те OB, Урсия Дж. К., Хан А. Годовой отчет регистра опухолей за 2011 г. Эр-Рияд: Специализированная больница и исследовательский центр имени короля Фейсала; 2012.

  • 3. Международное агентство по изучению рака (IARC) (2012) [процитировано 9 декабря 2016 года]. Рак простаты, оценочная заболеваемость, смертность и распространенность во всем мире. Доступно по адресу: http://globocan.iarc.fr/old/FactSheets/cancers/prostate-new.asp # ЗАПАСНОСТЬ. [Последний доступ 16 мая 2017 г.].

  • 4. Сигель Р.Л., Миллер К.Д., Джемаль А. Статистика рака, 2017. CA Cancer J Clin 2017; 67: 7-30.

    DOIPubMed
  • 5. Рамирес М.Л., Нельсон Э.С., Эванс С.П. Помимо простатоспецифического антигена: альтернативные сывороточные маркеры. Рак предстательной железы Prostatic Dis 2008; 11: 216-29.

    DOIPubMed
  • 6. Перкинс Г.Л., Слейтер Э.Д., Сандерс Г.К., Причард Дж. Онкомаркеры сыворотки. Am Fam Physician 2003; 68: 1075-82.

  • 7.Теодореску Д., Крупски Т.Л. (2009) [цитировано 12 декабря 2016 г.]. Рак простаты: биология, диагностика, патология, стадия и естественная история. Доступно по адресу: http://emedicine.medscape.com/article/458011-overview. [Последний доступ 16 мая 2017 г.].

  • 8. Бенсалах К., Лотан Й, Карам Дж. А., Шариат СФ. Новые циркулирующие биомаркеры рака простаты. Рак предстательной железы Prostatic Dis 2008; 11: 112-20.

    DOIPubMed
  • 9. Стефан С., Риттенхаус Х, Ху Х, Камманн Х., Юнг К. Скрининг простат-специфического антигена (ПСА) и новые биомаркеры рака простаты (РПЖ).EJIFCC 2014; 25: 55-78.

  • 10. Пренснер Дж. Р., Рубин М. А., Вей Дж. Т., Чиннайян А. М.. Помимо ПСА: новое поколение биомаркеров рака простаты. Sci Transl Med 2012; 4: 127rv3.

  • 11. Weroha SJ, Haluska P. Система IGF при раке. Endocrinol Metab Clin North Am 2012; 41: 335-50.

  • 12. Moschos SJ, Mantzoros CS. Роль системы IGF при раке: от фундаментальных до клинических исследований и клинического применения. Онкология 2002; 63: 317-32.

    DOIPubMed
  • 13.Hamelers IH, Ван Шайк RF, Sipkema J, Sussenbach JS, Steenbergh PH. Инсулиноподобный фактор роста I запускает ядерное накопление циклина D1 в клетках рака молочной железы MCF-7S. J Biol Chem 2002; 277: 47645-52.

    DOIPubMed
  • 14. Ван Х., Розен Д.Г., Ван Х., Фуллер Г.Н., Чжан В., Лю Дж. Инсулиноподобные белки, связывающие фактор роста 2 и 5, по-разному регулируются при раке яичников с разными гистологическими типами. Мод Патол 2006; 19: 1149-56.

    DOIPubMed
  • 15. Ло С.М., Тан В.М., Дэн В.Х., Чжуан С.М., Ло Дж.В.Экспрессия альбумина, IGF-1, IGFBP-3 в опухолевых тканях и прилегающих неопухолевых тканях пациентов с гепатоцеллюлярной карциномой с циррозом печени. Всемирный журнал J Gastroenterol 2005; 11: 4272-6.

    DOIPubMedPMC
  • 16. Раджарам С., Бэйлинк Д. Д., Мохан С. Белки, связывающие инсулиноподобный фактор роста в сыворотке и других биологических жидкостях: регуляция и функции. Endocr Rev 1997; 18: 801-31.

    DOI
  • 17. LeRoith D, Roberts CT Jr. Система инсулиноподобного фактора роста и рак. Cancer Lett 2003; 195: 127-37.

    DOI
  • 18. Кришнан А.В., Пил Д.М., Фельдман Д. Роль витамина D при раке простаты. Последние результаты Cancer Res 2003; 164: 205-21.

    DOIPubMed
  • 19. Папатсорис А.Г., Карамузис М.В., Папавассилиу А.Г. Новое понимание роли сети IGF-1 в раке простаты. Тенденции Мол Мед 2005; 11: 52-5.

    DOIPubMed
  • 20. Джаван Б., Амир Каззази, Дулабон Л., Маргрейтер М., Фарр А., Хандл М.Дж., Лепор Х. Стратегии диагностики рака простаты.Eur Urol Suppl 2011; 10: 26-37.

    DOI
  • 21. Берриган Д., Потишман Н., Додд К. В., Херстинг С. Д., Лавин Дж., Барретт Дж. К., Баллард-Барбаш Р. Расовые / этнические различия в сывороточных уровнях IGF-I и IGFBP-3 у взрослых в США. Гормоны роста IGF Res 2009; 19: 146-55.

    DOIPubMedPMC
  • 22. Renehan AG, Zwahlen M, Minder C, O'Dwyer ST, Shalet SM, Egger M. Инсулиноподобный фактор роста (IGF) -I, IGF-связывающий белок-3 и риск рака: систематический обзор и мета-регрессионный анализ. Ланцет 2004; 363: 1346-53.

    DOI
  • 23. Коломбо Б., Курнис Ф., Фоглиени С., Монно А., Арригони Г., Корти А. Экспрессия хромогранина А в неопластических клетках влияет на рост опухоли и морфогенез на моделях мышей. Cancer Res 2002; 62: 941-6.

  • 24. Ян X, Ян Y, Ли З., Ченг Ц., Ян Т., Ван Ц., Лю Л., Лю С. Диагностическая ценность циркулирующего хромогранина А для нейроэндокринных опухолей: систематический обзор и метаанализ. PLoS One 2015; 10: e0124884.

  • 25. Ферреро-Поус М., Херсант А.М., Пекинг А., Брезар-Леруа М., Пишон М.Ф.Хромогранин-А в сыворотке при распространенном раке простаты. BJU Int 2001; 88: 790-6.

    DOIPubMed
  • 26. Беррути А., Дольотти Л., Моска А., Беллина М., Мари М., Торта М., Тарабуцци Р., Боллито Е., Фонтана Д., Анджели А. Циркулирующие нейроэндокринные маркеры у пациентов с карциномой простаты. Рак 2000; 88: 2590-7.

    DOI
  • 27. Fracalanza S, Prayer-Galetti T, Pinto F, Navaglia F, Sacco E, Ciaccia M, Plebani M, Pagano F, Basso D. Плазменный хромогранин А у пациентов с раком простаты улучшает диагностическую эффективность / определение общего простатоспецифического антигена.Урол Инт 2005; 75: 57-61.

    DOIPubMed
  • 28. Гримальди Ф., Валотто С., Барбина Дж., Висентини Д., Трианни А., Черруто М.А., Заттони Ф. Возможная роль хромогранина А как прогностического фактора при ограниченном органе раке простаты. Int J Biol Markers 2006; 21: 229-34.

    DOIPubMed
  • 29. Ahlegren G, Pedersen K, Lundberg S, Aus G, Hugosson J, Abrahamsson P. Нейроэндокринная дифференцировка не является прогностическим признаком неудачи после радикальной простатэктомии, но коррелирует с объемом опухоли.Урология 2000; 56: 1011-5.

    DOI
  • 30. Зителла А., Беррути А., Дестефанис П., Менгоцци Дж., Торта М, Церути С., Казетта Г., Моска А, Греко А, Ролле Л., Аймо Дж., Ароазио Е, Тиццани А., Дольотти Л., Фонтана D; Gruppo Oncologico Urologico Piemontese (GOUP). Сравнение двух коммерчески доступных анализов хромогранина А для выявления нейроэндокринной дифференцировки при раке простаты и доброкачественной гиперплазии простаты. Clin Chim Acta 2007; 377: 103-7.

    DOIPubMed
  • 31. Коэн П., Пил Д.М., Розенфельд Р.Г.Ось IGF в простате. Horm Metab Res 1994; 26: 81-4.

    DOIPubMed
  • 32. Corrêa LL, Lima GA, Paiva HB, Silva CM, Cavallieri SA, Miranda LC, Gadelha MR. Рак простаты и акромегалия. Arq Bras Endocrinol Metabol 2009; 53: 963-8.

    DOIPubMed
  • 33. Kehinde EO, Akanji AO, Mojiminiyi OA, Bashir AA, Daar AS, Varghese R. Предполагаемая роль сывороточного инсулиноподобного фактора роста-1 (IGF-1) и IGF-связывающего белка-3 (IGFBP- 3) уровни развития рака простаты у арабских мужчин.Рак предстательной железы Prostatic Dis 2005; 8: 84-90.

    DOIPubMed
  • 34. Джаван Б., Вальдерт М., Зейтц С., Марбергер М. Инсулиноподобные факторы роста и рак простаты. Мировой журнал Урол 2001; 19: 225-33.

    DOIPubMed
  • 35. Совместная группа по эндогенным гормонам и раку груди, Key TJ, Appleby PN, Reeves GK, Roddam AW. Инсулиноподобный фактор роста 1 (IGF1), IGF-связывающий белок 3 (IGFBP3) и риск рака груди: объединенный анализ индивидуальных данных 17 проспективных исследований. Ланцет Онкол 2010; 11: 530-42.

    DOI
  • 36. Роддам А.В., Аллен Н.Е., Эпплби П., Ки Т.Дж., Ферруччи Л., Картер Х.Б., Меттер Э.Дж., Чен С., Вайс Н.С., Фицпатрик А., Хсинг А.В., Лейси Дж. В. Младший, Хельцлоуэр К., Ринальди С., Riboli E, Kaaks R, Janssen JA, Wildhagen MF, Schröder FH, Platz EA, Pollak M, Giovannucci E, Schaefer C, Quesenberry CP Jr, Vogelman JH, Severi G, English DR, Giles GG, Stattin P, Hallmans G, Johansson М., Чан Дж. М., Ганн П., Оливер С. Е., Холли Дж. М., Донован Дж., Мейер Ф., Байрати И., Галан П. Инсулиноподобные факторы роста, их связывающие белки и риск рака простаты: анализ данных отдельных пациентов из 12 проспективных исследований .Энн Интерн Мед 2008; 149: 461-71, W83-8.

  • 37. Миками К., Озаса К., Накао М., Мики Т, Хаяси К., Ватанабэ И, Мори М., Сакаучи Ф., Васио М., Кубо Т, Сузуки К., Вакаи К., Накачи К., Таджима К., Ито И. , Inaba Y, Tamakoshi A; Исследовательская группа JACC. Риск рака простаты в связи с инсулиноподобным фактором роста (IGF) -I и IGF-связывающим белком-3: вложенное исследование случай-контроль в крупномасштабном когортном исследовании в Японии. Азиатский Pac J Cancer Prev 2009; 10 Suppl: 57-61.

  • 38. Pham TM, Fujino Y, Kikuchi S, Tamakoshi A, Yatsuya H, Matsuda S, Yoshimura T.; Исследовательская группа JACC.Вложенное исследование случай-контроль рака желудка и сывороточного инсулиноподобного фактора роста (IGF) -1, IGF-2 и IGF-связывающего белка (IGFBP) -3. Eur J Cancer 2007; 43: 1611-6.

    DOIPubMed
  • 39. Бонхофф Х. Нейроэндокринные клетки доброкачественной и злокачественной ткани предстательной железы: морфогенез, пролиферация и статус рецепторов андрогенов. Prostate Suppl 1998; 8: 18-22.

    DOI
  • 40. Sciarpa A, Voria G, Monti S, Mazzone L, Mariotti G, Pozza M, D'Eramo G, Di Silverio F. Клиническая стадия у пациентов с аденокарциномой простаты, перенесших радикальную простатэктомию: прогностическая ценность сывороточный хромогранин А.Простата 2004; 58: 421-8.

    DOIPubMed
  • 41. Appetecchia M, Meçule A, Pasimeni G, Iannucci CV, De Carli P, Baldelli R, Barnabei A, Cigliana G, Sperduti I, Gallucci M. Частота высоких уровней хромогранина A в сыворотке у пациентов с не- метастатическая аденокарцинома простаты. Журнал J Exp Clin Cancer Res 2010; 29: 166.

    DOIPubMedPMC
  • 42. Янссен Дж. А., Вильдхаген М. Ф., Ито К., Блиенберг Б. Г., Ван Шайк Р. Х., Робол М. Дж., Полс Н. А., Ламбертс С. В., Шредер Ф. Х. Уровни циркулирующего свободного инсулиноподобного фактора роста (IGF) -I, общего IGF-I и IGF-связывающего белка-3 не предсказывают будущий риск развития рака простаты: результаты исследования случай-контроль с участием 201 пациента в популяции. основанный скрининг с интервалом в 4 года.J. Clin Endocrinol Metab 2004; 89: 4391-6.

    DOIPubMed
  • 43. Троян Л., Боде С, Вайс С., Майер Д., Гробхольц Р., Алкен П., Мишель М.С. Уровни IGF-II в сыворотке увеличивают различие между доброкачественной гиперплазией предстательной железы и раком простаты и улучшают прогностическую ценность ПСА в клинической стадии. Eur Urol 2006; 49: 286-92; обсуждение 292.

  • Эффективность введения l-пролина на ранние реакции во время заживления кожных ран у крыс

  • Aebi H, Scherz B, Ben-Yoseph Y, Wyss SR (1975) Диссоциация каталазы эритроцитов на субъединицы и их повторное -ассоциация.Experientia 31 (4): 397–399

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Aoki M, Komatsu M, Ochiai M, Watanabe F, Igarashi M, Nonomura T, Tomita S, Umechara N, Nakai N, Morishita K (2010) Лечебные эффекты перорального приема L-цитруллина или l-орнитина в Модель пролежней у крыс - Сравнение с l-аргинином. Jpn Pharm Ther 38 (9): 807–816

    CAS Google Scholar

  • auf dem Keller U, Kumin A, Braun S, Werner S (2006) Реактивные формы кислорода и их детоксикация при заживлении кожных ран.J Invest Dermatol Symp Proc 11: 106–111

    Статья CAS Google Scholar

  • Bae SR, Park C, Choi JC, Poo H, Kim CJ, Sung MH (2010) Влияние сверхвысокомолекулярной полигамма-глутаминовой кислоты из Bacillus subtilis (chungkookjang) на заживление ран роговицы. J Microbiol Biotechnol 20 (4): 803–808

    CAS PubMed Google Scholar

  • Baeuerle PA, Henkel T (1994) Функция и активация NF-каппа B в иммунной системе.Annu Rev Immunol 12: 141–179

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Barbul A (2008) Предшественники пролина для поддержания синтеза коллагена млекопитающих. J Nutr 138 (10): 2021–2024 гг.

    CAS PubMed Google Scholar

  • Beer HD, Longaker MT, Werner S (1997) Снижение экспрессии рецепторов PDGF и PDGF во время нарушения заживления ран. J Invest Dermatol 109: 132–138

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Горький Т., Мюир Х.М. (1962) Реакция модифицированного карбазола уроновой кислоты.Anal Biochem 4: 330–334

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Blakytny R, Jude E (2006) Молекулярная биология хронических ран с замедленным заживлением при диабете. Diabet Med 23: 594–608

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Chithra P, Sajithlal GB, Chandrakasan G (1998) Влияние Aloe v era на гликозаминогликаны в матрице заживляющих кожных ран у крыс.J Ethnopharmacol 59: 179–186

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Chojkier M, Houglum K, Herruzo JS, Brenner DA (1989) Стимуляция экспрессии гена коллагена аскорбиновой кислотой в культурах человеческих фибробластов: роль в перекисном окислении липидов. J Biol Chem 264: 16957–16962

    CAS PubMed Google Scholar

  • Дауд А.С., Фриц К.Э., Ярмолих Дж., Августин Дж., Навинни Т.П. (1977) Продукт гликозаминогликанов, коллагена и эластической ткани с помощью растений медиальной части аорты.Adv Exp Med Biol 82: 928–933

    CAS PubMed Google Scholar

  • Дэвид Стейн Х., Кейзер Х. Р. (1970) Метаболизм коллагена в гранулирующих ранах. J Surg Res 11: 277–283

    Статья Google Scholar

  • Дебаты IBJG, Wolfs TGAM, Gotoh T., Cleutjens JPM, Peutz-Kootstra CJ, Van der Hulst RRWJ (2009) Роль аргинина в заживлении поверхностных ран у человека. Оксид азота 21: 175–183

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • Degjim Z, elebi N, Sayan H, Babul A, Erdog¡an D, Take G (2002) Исследование заживления кожных ран у мышей с помощью состава геля таурин-хитозан.Аминокислоты 22: 187–198

    Статья Google Scholar

  • Dioguardi FS (2008) Питание и кожа. Целостность коллагена: доминирующая роль аминокислот. Clin Dermatol 26 (6): 636–640

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Данфи Дж. Э., Удупа К. Н. (1955) Химические и гистохимические последовательности в нормальном заживлении ран. N Engl J Med 253: 847–851

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Элсон Л.А., Морган В.Т.Дж. (1933) Колориметрический метод определения глюкозамина и хондрозамина.Biochem J 27: 1824–1828

    CAS PubMed Google Scholar

  • Girodon F, Blache D, Monget AL, Lombart M, Brunet-Lecompte P, Arnaud J, Richard MJ, Galan P (1997) Эффект двухлетнего приема низких доз антиоксидантных витаминов и / или минералов в пожилые люди по уровням питательных веществ и параметрам антиоксидантной защиты. J Am Coll Nutr 16 (4): 357–365

    CAS PubMed Google Scholar

  • Grant ME, Prockop DJ (1972) Биосинтез коллагена.N Engl J Med 286: 194–199

    Статья PubMed Google Scholar

  • Guoyao Wu, Bazer Fuller W, Burghardt Robert C, Johnson Gregory A, Kim Sung Woo, Knabe Darrell A, Li Peng, Li Xilong, McKnight Jason R, Carey Satterfield M, Spencer Thomas E (2011) Пролин и гидроксипролин метаболизм: последствия для питания животных и человека. Аминокислоты 40: 1053–1063

    Статья Google Scholar

  • Gupta A, Kumar R, Pal K, Singh V, Banerjee PK, Sawhney RC (2006) Влияние облепихи ( Hippophae rhamnoides L.) флавоны на заживление кожных ран у крыс. Mol Cell Biochem 290: 193–198

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Hu CA, Khalil S, Zhaorigetu S, Liu Z, Tyler M, Wan G, Velle D (2008) D1-пирролин-5-карбоксилатсинтаза человека: функция и регуляция. Аминокислоты 35: 665–672

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Иба Y, Шибата А., Като М., Масукава Т. (2004) Возможное участие тучных клеток в ремоделировании коллагена на поздней фазе заживления кожных ран у мышей.Int Immunopharmacol 4: 187–190

    Статья Google Scholar

  • Каул С., Шарма С.С., Мехта И.К. (2008) Потенциал L-пролина улавливать свободные радикалы: данные анализов in vitro. Аминокислоты 34: 315–320

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Kershenobich D, Fierro FJ, Rojkind M (1970) Взаимосвязь между свободным пулом пролина и коллагена при циррозе печени человека.J Clin Invest 49: 2246–2249

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Кивирикко К.И., Прокоп Д.Д. (1967) Ферментативное гидроксилирование пролина и лизина в протоколлагене. Proc Natl Acd Sci USA 57: 782–789

    Статья CAS Google Scholar

  • Krane SM (2008) Важность остатков пролина в структуре, стабильности и предрасположенности к протеолитической деградации коллагенов.Аминокислоты 35: 703–710

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Lambeth JD (2004) Ферменты NOX и биология реактивного кислорода. Nat Rev Immunol 4: 181–189

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Levenson SM, Rettura G, Barbul A, Seifter E (1980) Цитруллин заменяет аргинин в качестве основного пищевого продукта у крыс: орнитин - нет.Fed Proc 39: 726

    Google Scholar

  • Lowry OH, Rosebrough NJ, Farr AL, Randall RJ (1951) Измерение белка с помощью реагента фенаола Folin. J Biol Chem 193: 265–275

    CAS PubMed Google Scholar

  • Ma Y, Kleinbeck K, Kao WJ (2011) Трипептид пролин-глицин-пролин, полученный из внеклеточного матрикса, ингибирует пролиферацию и миграцию кератиноцитов.Wound Rep Regen 19 (6): 718–726

    Артикул Google Scholar

  • Мартин П., Паркхерст С.М. (2004) Параллели между восстановлением тканей и морфогенезом эмбриона. Разработка 131: 3021–3034

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Martin A, Komada MR, Sane DC (2003) Аномальный ангиогенез при сахарном диабете. Med Res Rev 23: 117–145

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Misra HP, Фридович И. (1972) Образование супероксидного радикала при автоокислении гемоглобина.J Biol Chem 247 (21): 6960–6962

    CAS PubMed Google Scholar

  • Moron MS, Depierre JW, Mannervik B (1979) Уровни активности глутатиона, глутатионредуктазы и глутатион-S-трансферазы в легких и печени крыс. Biochim Biophys Acta 582 (1): 67–78

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Nayak BS, Ramdath DD, Marshall JR, Isitor GN, Eversley M, Xue S, Shi J (2010) Ранозаживляющая активность кожицы винограда обыкновенного ( Vitis Vinifera, ), вариант Каберне Совиньон.Phytother Res 24 (8): 1151–1157

    CAS PubMed Google Scholar

  • Nayak BS, Kanhai J, Milne DM, Pereira LP, Swanston WH (2011a) Экспериментальная оценка этанольного экстракта листьев Carapa guianensis L. на его ранозаживляющую активность с использованием трех моделей ран. J Evid Based Complementary Altern Med. DOI: 10.1093 / ecam / nep160

  • Nayak BS, Ramdath DD, Marshal JR, Isitor G, Xue S, Shi J (2011b) Ранозаживляющие свойства масел Vitis vinifera и Vaccinium macrocarpon .Phytother Res 25: 1201–1208

    Статья Google Scholar

  • Наяк Б.С., Рамдин Р., Адогва А., Рамсубхаг А., Маршалл Дж. Р. (2012) Ранозаживляющий потенциал этанольного экстракта семян Carica papaya (Caricaceae). Внутр. Рана J 9 (6): 650–655

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Никосия РФ, Белсер П., Бонанно Э, Дивен Дж. (1991) Регулирование ангиогенеза in vitro посредством метаболизма коллагена.In vitro Cell Dev Biol 27A (12): 961–966

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Нитья М., Сугуна Л., Роуз С. (2003) Влияние фактора роста нервов на ранние реакции в процессе заживления ран. Biochim Biophys Acta 1620: 25–31

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Omaye ST, Turnbull JD, Sauberlich HE (1979) Избранные методы определения аскорбиновой кислоты в клетках, тканях и жидкостях животных.Методы Enzymol 62: 3–11

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Палья Д.Е., Валентин В.Н. (1984) Исследования количественной и качественной характеристики глутатионпероксидазы эритроцитов. J Lab Clin Med 7: 158–169

    Google Scholar

  • Patel GK, Knight AG (2005) Общий кожный некроз: осложнение низкомолекулярного гепарина.Внутри рана J 2: 267–270

    Артикул PubMed Google Scholar

  • Пол RG, Tarlton JF, Purslow PP, Sims TJ, Watkins P, Marshall F, Ferguson MJ, Bailey AJ (1997) Биомеханическое и биохимическое исследование стандартизированной модели заживления ран. Int J Biochem Cell Biol 29: 211–220

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Piez KA (1963) Аминокислотная химия некоторых кальцифицированных тканей.Ann N Y Acad Sci 109: 256–268

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Понрасу Т., Сугуна Л. (2012) Эффективность Annona Squamosa при заживлении ран у крыс с диабетом, вызванным стрептозотоцином. Внутр. Рана J 9 (6): 613–623

    Изделие PubMed Google Scholar

  • Порат С., Руссо М., Шосан С. (1980) Улучшение функции скольжения сухожилий сгибателей путем местного применения обогащенного раствора коллагена.J Bone Joint Surg Br 62-B (2): 208–213

    CAS PubMed Google Scholar

  • Rotruck JT, Pope AL, Ganther HE, Swanson AB, Hafeman DG, Hoekstra WG (1973) Селен: биохимическая роль как компонента глутатионпероксидазы. Наука 179 (73): 588–590

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Santos MT, Valles J, Aznar J, Vilches J (1980) Определение малонового диальдегидоподобного материала в плазме и его клиническое применение у пациентов с инсультом.J Clin Pathol 33: 973–976

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Савунен Т.Я., Вильянто Я.А. (1992) Прогнозирование прочности на разрыв раны: экспериментальное исследование. Br J Surg 79: 401–403

    Артикул CAS PubMed Google Scholar

  • Шиллер С., Словер Г.А., Дорфман А. (1961) Метод отделения кислых мукополисаахаридов: его применение для выделения гепарина из кожи крыс.J Biol Chem 236: 983–987

    CAS PubMed Google Scholar

  • Шен Т.Э., Стрекер HJ (1975) Синтез пролина и гидроксипролина в фибробластах легкого человека (WI-38). Biochem J 150: 453–461

    CAS PubMed Google Scholar

  • Shetty S, Udupa S, Udupa L (2008) Оценка антиоксидантных и ранозаживляющих эффектов спиртового и водного экстракта Ocimum sanctum linn у крыс.Evid Based Complement Altern Med 5: 95–101

    Статья Google Scholar

  • Shi HP, Fishel RS, Efron DT, Williams JZ, Fishel MH, Barbul A (2002) Эффект дополнительного орнитина на заживление ран. J Surg Res 106: 299–302

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Shi HP, Most D, Erfon DT, White MB, Barbul A (2003) Дополнительный l-аргинин усиливает заживление ран у крыс с диабетом.Wound Rep Regen 11: 198–203

    Статья Google Scholar

  • Siegel RC (1976) Сшивание коллагена: синтез сшивок коллагена in vitro с помощью высокоочищенной лизилоксидазы. J Biol Chem 251 (18): 5786–5792

    CAS PubMed Google Scholar

  • Simon AR, Belabed L, Naour GL, Marc J, Capron F, Cynober L, Darquy S (2012) Добавление аргинина и пролина вызывает метаболическую адаптацию, которая способствует заживлению ран у диабетических крыс.Am J Regul Integr Comp Physiol 303: R1053 – R1061

    Артикул Google Scholar

  • Singer AJ, Clark RAF (1999) Заживление кожных ран. N Eng J Med 34: 738–746

    Google Scholar

  • Steiling H, Munz B, Werner S, Brauchle M (1999) Во время заживления кожной раны экспрессируются различные типы ферментов, поглощающих ROS. Exp Cell Res 247: 484–494

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Сумитра М., Маникандан П., Гаятри В.С., Сугуна Л. (2009) Влияние меда на энергетический обмен во время заживления ран у крыс.Scholar Res Exch 2009: 1–6

    Статья Google Scholar

  • Tanphaichitr V (1994) Тиамин. В: Шилс М.Э., Олсон Дж. А., Шике М. (ред.) Современное питание в условиях здоровья и болезней. Леа и Фебигер, 8-е изд. т. 1. Philadelphia PA, pp. 359–365

  • Tapiero H, Mathe G, Couvreur P, Tew KD (2002) II. Глутамин и глутамат. Biomed Pharmacother 56: 446–457

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Tekin E, Taneri F, Ersoy E, Oguz M, Eser E, Tekin I, Bozkurt S, Onuk E (2000) Влияние обогащенного глутамином кормления на заживление послеоперационных ран у крыс.Eur J Plast Surg 23: 78–81

    Артикул Google Scholar

  • Трент Дж. Т., Кирснер Р. С. (2004) Язвы на ногах, вторичные по отношению к дефициту пролидазы. Adv Skin Wound Care 17: 468–472

    Статья PubMed Google Scholar

  • Verbruggen N, Hermans C (2008) Накопление пролина в растениях: обзор. Аминокислоты 35: 753–759

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Vervaart P, Knight KR (1996) Окислительный стресс и клетка.Clin Biochem Rev 17: 3–13

    Google Scholar

  • Vogel HG (1971) Исследования Антагонистическое действие аминоацетонитрила и преднизолона на механические свойства кожи крыс. Biochim Biophys Acta 252: 580–585

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Woessner JF (1961) Определение гидроксипролина в образцах тканей и белков, содержащих небольшие количества этой иминокислоты.Arch Biochem Biophys 93: 440–447

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Wu G, Flynn NE, Knabe DA (2000) Усиленный синтез полиаминов в кишечнике из пролина у поросят, получавших кортизол. Am J Physiol Endocrinol Metab 279: E395 – E402

    CAS PubMed Google Scholar

  • Wu G, Bazer FW, Hu J, Johnson GA, Spencer TE (2005) Синтез полиамина из пролина в развивающейся свиной плаценте.Biol Reprod 72: 842–850

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Wu G, Bazer FW, Datta S, Johnson GA, Li P, Satterfield MC, Spencer TE (2008) Метаболизм пролина в концепте: последствия для роста и развития плода. Аминокислоты 35: 691–702

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Wu G, Bazer FW, Burghardt RC, Johnson GA, Kim SW, Li XL, Satterfield MC, Spencer TE (2010) Влияние аминокислотного питания на исход беременности у свиней: механизмы и последствия для свиноводства.J Anim Sci 88: E195 – E204

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Заиди С., Патель А., Мета Н., Патель К., Такиар Р., Сайед Х (2005) Ранние биохимические изменения токсичности марганца: улучшение эффектов нитрата магния и витаминов. Ind Health 43 (4): 663–668

    Статья CAS PubMed Google Scholar

  • Zardooz H, Rostamkhani F, Zaringhalam J, Shahrivar FF (2010) Изменения плазменного кортикостерона, инсулина и глюкозы, вызванные кратковременным воздействием изофлурана, диэтилового эфира и CO 2 у самцов крыс.Physiol Res 59: 973–978

    CAS PubMed Google Scholar

  • Многомерная классификация характеристик формы гиппокампа отличает болезнь Альцгеймера и легкие когнитивные нарушения от нормального старения

    Abstract

    Мы описываем новый метод автоматического различения пациентов с болезнью Альцгеймера (AD) или легкими когнитивными нарушениями (MCI) и пожилых людей. на основе многомерной классификации особенностей формы гиппокампа.Этот подход использует коэффициенты сферических гармоник (SPHARM) для моделирования формы гиппокампа, которые сегментируются по магнитно-резонансным изображениям (МРТ) с использованием полностью автоматического метода, который мы разработали ранее. Коэффициенты SPHARM используются как признаки в процедуре классификации, основанной на машинах опорных векторов (SVM). Наиболее подходящие для классификации признаки выбираются с использованием стратегии упаковки. Мы оцениваем точность нашего метода в группе из 23 пациентов с БА (10 мужчин, 13 женщин, возраст ± стандартное отклонение (SD) = 73 ± 6 лет, минимальный психологический балл (MMS) = 24.4 ± 2,8), 23 пациента с амнестическим MCI (10 мужчин, 13 женщин, возраст ± SD = 74 ± 8 лет, MMS = 27,3 ± 1,4) и 25 здоровых пожилых людей в контрольной группе (13 мужчин, 12 женщин, возраст ± SD = 64 ± 8 лет) с использованием перекрестной проверки с исключением по одному. Для AD по сравнению с контролем мы получаем правильную классификацию 94%, чувствительность 96% и специфичность 92%. Для MCI по сравнению с контролями мы получаем уровень классификации 83%, чувствительность 83% и специфичность 84%. Эта точность превосходит точность измерения объема гиппокампа и сопоставима с недавно опубликованными методами классификации всего мозга на основе SVM, которые основывались на другой стратегии.Этот новый метод может стать полезным инструментом для диагностики болезни Альцгеймера.

    Ключевые слова: Болезнь Альцгеймера, MCI, Гиппокамп, Магнитно-резонансная томография, Аппараты опорных векторов

    Введение

    Болезнь Альцгеймера (БА) является наиболее распространенной формой деменции у пожилых людей, и ожидается, что число пораженных пациентов удвоится в ближайшие 20 лет (Ferri et al., 2005). Точная диагностика БА может быть сложной задачей, особенно на более ранней стадии.Ранняя диагностика пациентов с БА важна, потому что она позволяет начать лечение ингибиторами холинэстеразы на раннем этапе, которые, как было показано, задерживают госпитализацию, улучшают или стабилизируют когнитивные и поведенческие симптомы (Ritchie et al., 2004; Whitehead et al., 2004). В последние годы ранние клинические признаки БА были тщательно изучены, что привело к концепции амнестического легкого когнитивного нарушения (MCI) (Dubois and Albert, 2004; Dubois et al., 2007; Petersen, 2004; Petersen et al. , 2001; Winblad et al., 2004). Пациенты с MCI имеют когнитивный дефицит, но способны к самостоятельной жизни. MCI может быть симптомом перехода к ранней стадии болезни Альцгеймера.

    До недавнего времени роль нейровизуализации в диагностике БА в основном сводилась к исключению других причин деменции. Прогресс в методах получения и анализа изображений изменил эту точку зрения: задача современной нейровизуализации состоит в том, чтобы помочь в диагностике ранней БА, особенно у пациентов с амнестическими MCI или продромальной AD (Dubois et al., 2007). Трехмерная (3D) магнитно-резонансная томография (МРТ) с высоким пространственным разрешением позволяет визуализировать тонкие анатомические изменения и, таким образом, может помочь в обнаружении атрофии головного мозга в начале заболевания. Гистопатологические исследования показали, что гиппокамп поражен нейрофибриллярными клубками и амилоидными бляшками на самых ранних стадиях БА (Braak and Braak, 1995; Delacourte et al., 1999). Таким образом, многие исследования использовали МРТ для оценки in vivo атрофии гиппокампа при БА с использованием ручной сегментации (Fox et al., 1996, 1999; Джек и др., 1992, 1998, 1997; Юоттонен и др., 1999; Киллиани и др., 2002; Лааксо и др., 1996, 1998; Lehéricy et al., 1994; Сиб и др., 1988; Сюй и др., 2000). Эти исследования продемонстрировали, что объемный анализ гиппокампа является ценным маркером БА и может отличить пациентов с БА от пожилых людей в контрольной группе с высокой степенью точности (от 80% до 90%). Однако у пациентов с MCI различительная сила волюметрии гиппокампа существенно ниже (с зарегистрированной точностью в диапазоне от 60% до 74%) (Convit et al., 1997; Де Санти и др., 2001; Du et al., 2001; Пеннанен и др., 2004; Сюй и др., 2000). Кроме того, ручная сегментация гиппокампа требует высокой степени анатомической подготовки, зависит от наблюдателя и требует много времени (более 1 часа).

    Ранее мы разработали полностью автоматический метод сегментации гиппокампа на МРТ (Chupin et al., 2007, 2009). Этот метод сравнивали с ручной сегментацией у молодых здоровых участников и пациентов с AD, и он оказался надежным, быстрым и точным (относительная ошибка объема около 8% по сравнению с ручной сегментацией).Мы оценили точность автоматического объемного измерения гиппокампа, чтобы различать пациентов с AD, MCI и пожилых людей в контрольной группе, и обнаружили, что он аналогичен ручному волюметрии (84% для AD по сравнению с контролем дискриминации, 73% для MCI по сравнению с контролем) (Chupin et al. др., 2008; Коллиот и др., 2008).

    Однако объемный анализ оценивает только глобальные изменения гиппокампа. С другой стороны, методы анализа формы могут выявить локальную атрофию гиппокампа и, таким образом, могут быть более чувствительными, чем волюметрия, особенно на стадии MCI.Радиальное картирование использовалось для оценки локальной атрофии гиппокампа при БА и MCI (Апостолова и др., 2006a, b; Frisoni et al., 2006). В соответствии с гистопатологическими исследованиями, выраженная атрофия была обнаружена в области, соответствующей подполю CA1 гиппокампа и субикулума (Frisoni et al., 2006). Другие исследования, основанные на методе многомерного картирования мозга (HDBM) (Csernansky et al., 2000; Wang et al., 2006) и подходе на основе вокселей (Chételat et al., 2008), также обнаружили преобладающую атрофию в CA1 .Однако, за исключением (Csernansky et al., 2000; Wang et al., 2006), эти исследования были ограничены групповым анализом, и в их нынешней форме большинство этих методов не могут использоваться для классификации отдельных пациентов. Чернанский и др. (2000) использовали подход HDBM для классификации пациентов с очень легкой степенью БА и контрольной группы. Однако они не исследовали классификацию пациентов с MCI, и остается неясным, превосходит ли диагностическая точность этого подхода точность измерения объема.

    В последнее время растет интерес к использованию методов многомерной классификации, таких как машины опорных векторов (SVM) (Burges, 1998; Cristianini and Shawe-Taylor, 2000), для помощи в диагностике неврологических и психиатрических патологий. (Fan et al., 2007, 2008; Kloppel et al., 2008; Лао и др., 2004; Вемури и др., 2008). В частности, несколько методов были успешно применены для классификации пациентов с AD или MCI. Эти подходы были основаны на классификации анатомических особенностей, извлеченных из набора областей, распределенных по всему мозгу. Однако эти методы не включали подробный морфологический анализ гиппокампа, который поражается на самых ранних стадиях патологического процесса и, таким образом, может также предоставить важную информацию для классификации пациентов.

    В этой статье мы представляем метод автоматического отличия пациентов с AD и MCI от здоровых людей на основе особенностей формы гиппокампа. Элементы формы извлекаются с использованием сферических гармоник, параметрического подхода к описанию границ, который можно рассматривать как трехмерный аналог ряда Фурье (Gerig et al., 2001a; Kelemen et al., 1999; Styner et al., 2004). Коэффициенты сферических гармоник используются как признаки в процедуре многомерной классификации, основанной на машинах опорных векторов.

    Материалы и методы

    Участники

    Региональный комитет по этике одобрил исследование, и от всех участников было получено письменное информированное согласие, данное самими пациентами. Мы обследовали 23 пациентов с БА (10 мужчин, 13 женщин, возраст ± стандартное отклонение (SD) = 73 ± 6 лет, диапазон = 62–81 год, минимальный психический балл (MMS) = 24,4 ± 2,8, диапазон = 19–1). 29) и 23 пациента с амнестическим MCI (10 мужчин, 13 женщин, возраст ± SD = 74 ± 8 лет, диапазон = 55–87 лет, MMS = 27,3 ± 1,4, диапазон = 24–29), набранных в Госпитально-университетском центре. (CHU) из Кана.Диагноз вероятной БА был поставлен в соответствии с критериями NINCDS-ADRDA (Национальный институт неврологических и коммуникативных заболеваний и ассоциации инсульта-болезни Альцгеймера и родственных заболеваний) (McKhann et al., 1984). Диагноз MCI был основан на критериях Petersen et al. (Petersen et al., 2001). Все пациенты с MCI оценивались каждые 6 месяцев в течение 18-месячного периода для оценки конверсии, то есть того, соответствовали ли они критериям NINCDS-ADRDA вероятной AD или нет. Пациенты объявлялись обращающимися, если у них были нарушения работоспособности (более 1.На 5 SD ниже нормального среднего значения в зависимости от возраста и образования, если таковые имеются) по крайней мере по одной из общих шкал интеллектуальных функций, а также по крайней мере в двух областях познания, включая память, что приводит к нарушению повседневной активности, по оценке клиницистов на основе консультационных интервью. . Критерии исключения постфактум включали наличие существенного неврологического, психиатрического или любого другого медицинского заболевания, которое могло повлиять на функционирование или структуру мозга, а также нормальные характеристики эпизодической памяти при последующем наблюдении.По завершении 18-месячного периода наблюдения семь пациентов с MCI (7/22 = 32%) были объявлены конвертирующими, 15 пациентов все еще имели изолированные дефициты памяти (неконвертирующие) и один пациент MCI отказался от последующего наблюдения. Таким образом, годовой коэффициент конверсии составил 21%. Пациентов с AD и MCI сравнивали с 25 пожилыми здоровыми людьми из контрольной группы (13 мужчин, 12 женщин, возраст ± SD = 64 ± 8 лет, диапазон = 51–84 года) с нормальной памятью, что оценивалось с помощью тестов на эпизодическую, семантическую и рабочую память. , и без сосудистых поражений на МРТ.Чтобы исключить сосудистые поражения, все контрольные образцы были проверены на наличие нормальной интенсивности сигнала на T1-, T2- и / или FLAIR-взвешенной МРТ и, в частности, на отсутствие существенной гиперинтенсивности белого вещества, взвешенной по T2-FLAIR (менее 5 точечных гиперинтенсивностей, размер <4 мм (Meguro et al., 2000)). Контрольные группы были проверены на отсутствие цереброваскулярных факторов риска, психических расстройств, злоупотребления психоактивными веществами, травм головы, существенных МРТ или биологических аномалий и зарождающейся деменции с использованием батареи тестов памяти. Набор участников контроля проводился через рекламу в местных газетах.Участники контрольной группы должны были быть старше 50 лет. Определенного критерия пола не было.

    Получение МРТ

    В течение максимум двух месяцев с момента включения для контроля и нескольких дней для пациентов с MCI и AD каждый участник прошел Т1-взвешенную объемную МРТ, которая состояла из набора из 128 смежных аксиальных срезов. параллельно линии передняя комиссура – ​​задняя комиссура (AC – PC) и с толщиной среза 1,5 мм и размером пикселя 0,9375 × 0,9375 мм 2 с использованием последовательности испорченного градиентного эхо-сигнала (SPGR) (время повторения (TR) = 10.3 мс; время эха (TE) = 2,1 мс; поле зрения (FOV) = 24 * 18 см 2 ; матрица = 256 * 192). Все наборы данных МРТ были получены на одном сканере (1,5 Тл Signa Advantage echospeed; General Electric, Милуоки, Висконсин).

    Автоматическая сегментация гиппокампа

    Сегментация гиппокампа проводилась с использованием полностью автоматического метода, который мы разработали ранее (Chupin et al., 2007, 2009; Colliot et al., 2008). Этот подход сегментирует и гиппокамп, и миндалину одновременно на основе конкурентного роста регионов между этими двумя структурами.Он включает предварительные знания о расположении гиппокампа и миндалины, полученные из вероятностного атласа, и об относительном положении этих структур по отношению к анатомическим ориентирам, которые идентифицируются автоматически.

    Описание SPHARM

    Затем каждый гиппокамп был описан серией сферических гармоник с использованием программного обеспечения SPHARM-PDM (Spherical Harmonics-Point Distribution Model), разработанного Университетом Северной Каролины и Национальным альянсом для обработки медицинских изображений (http: // www.namic.org/Wiki/index.php/Algorithm:UNC:Shape_Analysis). SPHARM - это математический подход для представления поверхностей со сферической топологией, который можно рассматривать как трехмерный аналог разложения в ряд Фурье.

    Вкратце, подход SPHARM основан на следующих шагах. Поскольку автоматическая сегментация основана на гомотопических деформациях, никакой топологической коррекции не потребовалось. Затем сегменты гиппокампа были преобразованы в поверхностные сетки, а затем вычислена сферическая параметризация с использованием подхода, предложенного в Brechbühler et al.(1995), создавая взаимно однозначное сопоставление между каждой точкой на поверхности и каждой точкой на сфере. Поверхность ν (θ, φ) = ( x (θ, φ), y (θ, φ), z (θ, φ) T была разложена как:

    ν (θ , φ) = ∑l = 0∞∑m = −llclmYlm (θ, φ)

    , где коэффициенты clm - трехмерные векторы, обусловленные тремя координатными функциями, а Ylm (θ, φ) = - базисные функции сферических гармоник степени l и порядка м , с θ [0, π], φ∈ [0, 2π].Они определены как: Ylm (θ, φ) = (2l + 1) (l − m)! 4π (l + m)! Plm (cosθ) eimφ, где Plm - ассоциированные полиномы Лежандра.

    Это семейство функций ортонормировано как для l , так и для m: 14π∫θ = 0π∫φ = 02πYlmY¯l′m ′ dθdφ = δ l l ′ δ м m ′ с δ ij = 0, если i j , и δ ii = 1 (дельта Кронекера).

    Затем ряд был усечен до заданной степени (здесь мы эмпирически выбрали степень L = 20, что приводит к приемлемой степени сглаживания).Коэффициенты расширения ряда были нормализованы, чтобы исключить эффекты вращения и сдвига: параметризация была повернута таким образом, чтобы полюса сферы совпадали с полюсами эллипсоида первого порядка (вычисленными из первых трех коэффициентов SPHARM). Представление SPHARM было преобразовано в триангулированную поверхность (названную SPHARM-PDM) на основе однородного подразделения сферической параметризации. Каждый гиппокамп описывался набором из 4002 ориентиров.Наконец, SPHARM-PDM были пространственно выровнены с использованием жесткого выравнивания Procustes. С этой целью мы создали шаблон, усреднив все поверхности гиппокампа. В частности, для каждого из 4002 ориентиров мы вычислили среднее арифметическое по всей совокупности. Это привело к средней поверхности гиппокампа, образованной 4002 средними ориентирами. Затем каждый индивидуальный гиппокамп был выровнен относительно этого среднего шаблона. Затем был сформирован новый шаблон путем усреднения выровненных поверхностей с использованием процедуры, описанной выше.Этот процесс повторялся до схождения шаблона (т.е. когда шаблон больше не изменялся). Это выравнивание привело к однозначному сопоставлению между точками каждого гиппокампа. Соответствующее преобразование твердого тела было затем применено к разложению SPHARM, в результате чего был получен новый набор коэффициентов SPHARM.

    Получены два типа соответствий между объектами:

    • коэффициенты SPHARM, которые были введены как признаки в классификации SVM;

    • ориентиров SPHARM-PDM, которые использовались для визуализации локализации различий форм между группами (Styner et al., 2004).

    Извлечение и выбор признаков

    Признаки классификации были основаны на коэффициентах SPHARM. В частности, каждый субъект был представлен двумя наборами (по одному для каждого гиппокампа) трехмерных коэффициентов SPHARM clm. При рассмотрении разложения SPHARM до степени 20 каждый субъект может быть таким образом представлен вектором признаков размером 2646, который получается путем объединения трех координат всех коэффициентов для обеих сторон. Действительно, разложение до степени 20 дает (20 +1) 2 векторных коэффициентов.Кроме того, есть 2 гиппокампа и 3 пространственные координаты. Таким образом, имеется 2 × 3 × (20 + 1) 2 = 2646 объектов. Далее вектор, соответствующий k -ому субъекту, обозначается как: xk = (x1k,…, xnk) ∈ℛn, где n = 2646 - количество функций.

    Среди этих характеристик только некоторые из них несут важную информацию для классификации пациентов. Чтобы определить наиболее отличительные признаки для классификации SVM, мы использовали одномерный выбор признаков в сочетании со стратегией упаковки.Мы использовали тесты Стьюдента t , чтобы определить, какие особенности лучше всего разделяют разные популяции. Чтобы получить надежную выборку, статистические данные T были вычислены с использованием метода упаковки (Breiman, 1996; Fan et al., 2007). Этот подход работает следующим образом:

    Для объекта i мы вычислили статистику T i следующим образом.

    Чтобы сохранить только те особенности, которые всегда существенно различаются, мы вычислили Ti = minkTi (k).Мы повторили эту процедуру для каждой из начальных характеристик и отсортировали их, увеличивая T i . Характеристики p , которые приводят к наивысшим значениям T i , были сохранены как функции в SVM. Затем выбранные объекты были центрированы и нормализованы с использованием шкалы z . Далее, чтобы упростить обозначения, мы обозначаем вектор выбранных, нормализованных, отсортированных и центрированных объектов как xk = (x1k,…, xpk) ∈ℛp.

    Классификация с использованием SVM

    Машина опорных векторов - это метод обучения с учителем.Вкратце: дан обучающий набор { x k , y k } k = 1 K , где x k R

    4 p 90 - наблюдения, а y k ∈ {−1,1} - соответствующие метки (-1 для контроля, 1 для пациентов, например), линейные SVM ищут оптимальную гиперплоскость, разделяющую группы, т. е. гиперплоскость, для которой маржа между группами максимально. Для этого решается следующая задача ограниченной оптимизации:

    minw, b, ξ12wT.w + C∑k = 1Kξksubjecttoyk (wT · xk + b) ≥1 − ξkξk≥0

    , где C - это параметр стоимости, а ξ k - положительные переменные резерва, позволяющие некоторым примерам ошибаться сторона мягкого поля. Пусть функция классификации будет: f ( x ) = sign ( x w + b ), где w определяет ориентацию гиперплоскости, а b смещение от плоскости источник. Вектор w , максимизирующий запас, может быть записан как линейная комбинация некоторых обучающих примеров, называемых опорными векторами.Функция классификации зависит только от скалярных произведений данных. SVM можно использовать для построения нелинейных разделений путем замены скалярного произведения оценкой ядра в исходной задаче. Здесь мы решили использовать ядра радиальных базисных функций (RBF): K γ (u, v) = e −γ | u - v | 2 , где параметр γ управляет шириной ядра . Мы также сравнили производительность ядра RBF с производительностью линейного ядра. Реализация SVM опиралась на библиотеку LIBSVM (http: // www.csie.ntu.edu.tw/~cijlin/libsvm). Более подробную информацию о SVM можно найти в Cristianini and Shawe-Taylor (2000).

    Валидация

    Точность классификации (доля правильно классифицированных субъектов среди всей популяции), ошибка (доля ошибочно классифицированных субъектов), чувствительность (доля правильно классифицированных пациентов с AD или MCI) и специфичность (доля правильно классифицированных здоровых людей) были вычисляется с использованием перекрестной проверки с исключением по одному. Чтобы избежать предвзятости при выборе функции, шаг выбора функции, описанный выше, был интегрирован в процедуру исключения по одному.В этой процедуре каждый субъект был последовательно выбран в качестве испытуемого, а все оставшиеся субъекты использовались для выбора признаков и обучения классификатору. Для оценки оптимальных параметров C и γ SVM мы использовали поиск по сетке со значениями в диапазоне от C = 2 0 … 2 20 и γ = 2 −15 … 2 0 . Мы вычислили точность классификации для разного количества выбранных признаков (соответствующих различным пороговым значениям на значении p статистики T ).

    Сравнение с подходом SVM на основе вокселей

    Мы сравнили наш подход с подходом, предложенным Kloppel et al. (2008) в том же контексте автоматической классификации пациентов с БА. Kloppel et al. (2008) предлагают две разные версии своего подхода: одна основана на данных всего мозга, а другая включает только данные из области интереса (ROI), расположенной в передней медиальной височной доле, включая часть гиппокампа. Это позволяет сравнить точность нашего подхода как с подходом, охватывающим весь мозг, так и с подходом, ограниченным областью гиппокампа.Вкратце, подход Kloppel et al. (2008) полагались на следующие шаги. Сначала изображения были сегментированы на серое вещество (GM), белое вещество и спинномозговую жидкость с использованием SPM5 (статистическое параметрическое картирование, Институт неврологии, Университетский колледж Лондона, Лондон, Великобритания). Затем GM-сегментации были дополнительно нормализованы к шаблонам совокупности, сгенерированным из всех изображений, участвующих в каждом эксперименте по классификации (т. Е. Все AD и контрольные субъекты для эксперимента по классификации AD по сравнению с контролями, все MCI и контроли для классификации MCI по сравнению с контролями) с помощью DARTEL алгоритм диффеоморфной регистрации (Ashburner, 2007).Затем классы тканей были модулированы, чтобы общее количество оставалось постоянным. Пространственное сглаживание не производилось. Затем были созданы матрицы ядра из нормализованных сегментированных изображений GM и использовались для классификации пациентов с использованием линейной SVM и RBF SVM. Затем была проведена классификация с использованием двух разных типов анализа: первый с использованием данных всего мозга, а второй с использованием данных из ROI, центрированного по гиппокампу. Точности без учета исключения были оптимизированы относительно C и γ с тем же диапазоном параметров, что и в нашем методе.

    В нашем методе мы выбрали оптимальное количество функций на основе нескольких экспериментов с исключением по одному. Это может внести предвзятость в оценке. Такой систематической ошибки нет в методе Клёппеля и др. Чтобы справедливо сравнить эти два подхода, нам нужно оценить наш метод без предвзятости, касающейся количества выбранных функций. Поэтому мы протестировали оба подхода на совершенно отдельной группе, вычисляя пороговое значение по значению p для выбора функции в исходной группе.С этой целью мы случайным образом отобрали из базы данных Инициативы по нейровизуализации болезни Альцгеймера (ADNI) (www.loni.ucla.edu/ADNI) 25 пациентов с БА (возраст: 75 ± 6 лет, MMS = 23,3 ± 2), 25 пациентов с амнезиаками. MCI (возраст: 75 ± 5 лет, MMS = 26,6 ± 1,8) и 26 пожилых когнитивно нормальных лиц (возраст: 75 ± 4 года, MMS = 28,9 ± 1,3). ADNI был запущен в 2003 году Национальным институтом старения (NIA), Национальным институтом биомедицинской визуализации и биоинженерии (NIBIB), Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов (FDA), частными фармацевтическими компаниями и некоммерческими организациями в размере 60 миллионов долларов. , 5-летнее государственно-частное партнерство.Основная цель ADNI состояла в том, чтобы проверить, можно ли объединить серийную магнитно-резонансную томографию (МРТ), позитронно-эмиссионную томографию (ПЭТ), другие биологические маркеры, а также клиническую и нейропсихологическую оценку для измерения прогрессирования легкого когнитивного нарушения (MCI) и раннего Болезнь Альцгеймера (БА). Определение чувствительных и специфических маркеров очень раннего прогрессирования БА призвано помочь исследователям и клиницистам разрабатывать новые методы лечения и контролировать их эффективность, а также сокращать время и стоимость клинических испытаний.Главным исследователем этой инициативы является Майкл У. Вайнер, доктор медицины, Медицинский центр штата Вирджиния и Калифорнийский университет в Сан-Франциско. ADNI - это результат усилий многих соисследователей из широкого круга академических институтов и частных корпораций, а испытуемые были набраны из более чем 50 сайтов в США и Канаде. Первоначальная цель ADNI заключалась в привлечении 800 взрослых в возрасте от 55 до 90 лет для участия в исследовании - примерно 200 когнитивно нормальных пожилых людей, которых следовало наблюдать в течение 3 лет, 400 человек с MCI, подлежащих наблюдению в течение 3 лет, и 200 человек с ранняя н.э., проследить в течение 2 лет.Актуальную информацию см. На сайте www.adni-info.org.

    Полная процедура классификации была такой же, как и раньше, за исключением выбора признаков. Для выбора функций вместо оптимизации количества функций мы использовали оптимальное значение p , вычисленное для исходной группы ( p = 0,002), и применили его непосредственно к группе ADNI. В этом выборе нет предвзятости, поскольку для вычисления порогового значения p не использовались данные из группы ADNI.

    Мы также протестировали производительность, полученную на исходной группе, когда оптимальное значение p вычислялось для группы ADNI.

    Сравнение с подходами к классификации, основанными на SPHARM-PDM

    Мы сравнили точность классификации на основе SPHARM с точностью классификации на основе SPHARM-PDM. С этой целью мы провели два эксперимента. В первом эксперименте мы применили к SPHARM-PDM ту же стратегию одномерного выбора признаков, которую мы использовали в нашем методе для коэффициентов SPHARM. Мы вычислили точность классификации, полученную с помощью SVM, для различного количества функций. Во втором эксперименте размерность SPHARM-PDM была уменьшена с использованием анализа главных компонентов (PCA).Полученные собственные векторы были ранжированы в порядке убывания в соответствии с их соответствующими собственными значениями. Мы вычислили точность классификации, полученную с помощью SVM, для переменного числа собственных векторов.

    Мы также сравнили наш подход с подходом, предложенным Шеном и др. (2003a). Этот подход основывался на следующих этапах: каждый гиппокамп описывался набором ориентиров SPHARM-PDM (количество ориентиров было 642, как описано в Shen et al., 2003a). Размерность SPHARM-PDM была уменьшена с помощью PCA.Собственные векторы ранжированы в порядке убывания. Линейный дискриминант Фишера (FLD) использовался в качестве классификатора. Это очень похоже на эксперимент, проведенный выше, за исключением того, что он полагается на FLD вместо SVM. Как указано в Shen et al. (2003a) были проведены два эксперимента (один для левого гиппокампа, другой для правого), и классификация была рассчитана, позволяя варьировать количество основных компонентов (ПК).

    Статистический групповой анализ с использованием SPHARM-PDM

    Чтобы проиллюстрировать поведение подхода SPHARM для обнаружения локальных аномалий гиппокампа, мы использовали SPHARM-PDM для выполнения статистического группового анализа, исследующего различия между пациентами с AD / MCI и здоровый контроль.Следует отметить, что этот анализ представлен здесь только в иллюстративных целях, чтобы сравнить поведение SPHARM с другими морфометрическими исследованиями гиппокампа при AD, и что SPHARM-PDM не использовался для классификации субъектов.

    Чтобы проверить групповые различия в пространственном расположении ( x, y, z ) в каждой вершине поверхности гиппокампа, мы использовали многомерную метрику Hotelling T 2 (Styner et al., 2006). Для каждой группы были вычислены среднее значение µ i и ковариационная матрица Σ i пространственного местоположения.Затем модифицированная метрика T 2 в каждой вершине была задана следующим образом:

    T2 (μ1 − μ2) T (1K1Σ1 + 1K2Σ2) −1 (μ1 − μ2)

    , где K i - число субъектов и -й группы.

    p -значения были получены с помощью перестановочных тестов. Этот анализ был повторен в каждой вершине, в результате чего была получена карта значимости, которая показывает локальные групповые различия. Значения p были скорректированы для множественных сравнений с использованием подхода, основанного на перестановках (Styner et al., 2006).

    Результаты

    Результаты классификации

    Точность классификации для разного количества элементов показана на и. Для классификации AD по сравнению с контролями наилучшая классификация была получена для ряда признаков от 16 до 22 (что соответствует значению p , равному 0,002), что дает правильный коэффициент классификации 94%, чувствительность 96% и специфичность 92%. Для MCI по сравнению с контролями лучшая классификация была получена для ряда признаков от 2 до 3 (что также соответствует значению p , равному 0.002), что дает правильный коэффициент классификации 83%, чувствительность 83% и специфичность 84%. Точность классификатора RBF всегда была выше (или равна) точности линейного классификатора. и показать точность классификации для различных значений параметров , C, и γ, для оптимального количества признаков (например, 19 для AD, 3 для MCI). Существует довольно большой набор значений, обеспечивающих оптимальную точность.

    AD против классификации контроля. Точность классификации отображается как функция количества выбранных объектов.Использование SVM с ядром RBF дает наивысшую точность (94%) для ряда функций от 16 до 22.

    Классификация MCI и элементов управления. Точность классификации показана как функция количества признаков. Использование SVM с ядром RBF дает наивысшую точность (83%) с числом функций от 2 до 3.

    Степень классификации AD по сравнению с элементами управления в зависимости от параметров C и γ. Показаны следующие результаты: точность, ошибка, чувствительность и специфичность.Для выбора наилучших параметров был применен подход «сеточного поиска». Параметр стоимости C находится в диапазоне от 2 0 до 2 20 . Параметр γ, соответствующий ширине ядра RBF, находится в диапазоне от n 2 −15 до 2 0 . Результаты отображаются для классификатора с 19 признаками, для которых получены наилучшие характеристики.

    Коэффициенты классификации MCI по сравнению с контролями в зависимости от параметров C и γ.Показаны следующие результаты: точность, ошибка, чувствительность и специфичность. Для выбора наилучших параметров был применен подход «сеточного поиска». Результаты отображаются для классификатора с 3 характеристиками, для которых достигается лучшая производительность.

    Чтобы оценить влияние степени декомпозиции на качество классификации, мы повторили процедуру выбора и классификации с разными значениями максимальной степени L ( L = 5, L = 10, L = 15 , L = 20).Для классификации AD и контроля точность составила 92% для L = 5 и L = 10 и 94% для L = 15 и L = 20. Для классификации MCI и элементов управления точность составила 83% для L = 5, 10, 15 и 20.

    Коэффициенты SPHARM нельзя использовать напрямую для визуализации локализации изменений формы, поскольку базовые функции SPHARM имеют глобальную поддержку во всей сфере. . Таким образом, коэффициенты связаны не с локальной областью, а, скорее, с режимом деформации.Чтобы проиллюстрировать влияние дискриминационных коэффициентов на форму гиппокампа, мы создали среднюю форму путем усреднения всех коэффициентов по группе AD и контрольной группе. Мы выбрали два наиболее различающих коэффициента для разделения AD и контроля. Затем мы проиллюстрировали способы изменения, добавляя или вычитая 2SD из этих двух наиболее различающих коэффициентов ().

    Иллюстрация влияния двух наиболее различающих коэффициентов SPHARM на форму гиппокампа для классификации AD и контроля.Средняя форма была создана путем усреднения всех коэффициентов по группе AD и контрольной группе. Чтобы проиллюстрировать режимы вариации, мы добавили или вычли из средней формы 1SD или 2SD двух дискриминационных коэффициентов.

    Сравнение с подходом SVM на основе вокселей

    Сравнение нашего подхода с подходом, предложенным Kloppel et al. (2008) представлен в. В группе ADNI наш метод достиг 88% точности, 84% чувствительности и 92% специфичности для AD по сравнению с контролем и 80% точности, 80% чувствительности и 80% специфичности для MCI по сравнению с контролем.Для классификации AD и контроля точность, достигнутая методом Клеппеля (90%), была аналогична точности нашего подхода. Для MCI по сравнению с контролем точность составила 71%, что существенно ниже наших результатов.

    Таблица 1

    Ядро Линейное ядро ​​10 Ядро Ядро Ядро Ядро MC
    Наш метод
    Весь мозг Клёппеля
    ROI Клёппеля
    Линейное ядро ​​1070 Ядро Линейное ядро ​​
    RBF
    Ядро
    AD и элементы управления 86% 88% 90% 90% 84% 86% 78% 80% 63% 63% 71% 71%

    Когда оптимальное значение p было вычислено для группы ADNI и применено к исходной группе, наши Метод достиг 88% точности, 91% чувствительности и 84% специфичности для AD по сравнению с контролями и 79% точности, 78% чувствительности и 80% специфичности для MCI по сравнению с контролями.Таким образом, результаты, полученные при выборе значения p в группе ADNI или в исходной группе, очень похожи.

    Сравнение с подходами к классификации на основе SPHARM-PDM

    Используя SPHARM-PDM, одномерный выбор признаков и классификацию SVM, мы получили следующие результаты. Классификация AD по сравнению с контролем достигла 92%, что аналогично нашему подходу. Для MCI по сравнению с контролями точность достигла 75%, что существенно ниже, чем полученная с помощью нашего подхода, основанного на коэффициентах SPHARM (83%).Используя классификации SPHARM-PDM, PCA и SVM, мы получили следующие результаты. Для AD по сравнению с контролями лучший результат был получен для 15 собственных векторов, что дало правильную классификацию 94%, которая такая же, как для коэффициентов SPHARM. Для MCI по сравнению с контрольными объектами лучший результат был получен для пяти признаков, что дало правильную классификацию 69%, что значительно ниже, чем при нашем подходе.

    Для AD и контроля метод, предложенный Shen et al. (2003a) достигли 92% точности для левого гиппокампа (используя от 9 до 11 ПК) и 96% для правого гиппокампа (используя 24 ПК).Для MCI по сравнению с контролем точность составила 67% для левого гиппокампа (с 11 ПК) и 73% для правого гиппокампа (8 ПК), что ниже, чем с нашим подходом.

    Следовательно, использование коэффициентов SPHARM кажется более эффективным, чем использование PDM для различения пациентов с MCI и контрольной группы.

    Статистический групповой анализ с использованием SPHARM-PDM

    Карты групповых различий между пациентами с AD / MCI и контрольной группой показаны на и. Для сравнения AD и контроля наиболее значительные деформации показаны в медиальной части головки гиппокампа и в области, приблизительно соответствующей подполю CA1.Области CA2 и CA3 относительно свободны. Аналогичные, но менее расширенные закономерности обнаружены при сравнении MCI и контроля.

    Групповые различия между AD и контролями. Области со статистически значимой атрофией ( p <0,05) отображаются в цвете от желтого до красного, синие области соответствуют областям без значительных различий. p -значения исправлены для множественных сравнений. Медиальная часть головы и латеральная часть тела, приблизительно соответствующая подполю СА1, подвержены деформациям у пациентов с БА.

    Групповые различия между MCI и контролями. Области со статистически значимой атрофией ( p <0,05) отображаются в цвете от желтого до красного, синие области соответствуют областям без значительных различий. p -значения исправлены для множественных сравнений. Паттерны атрофии аналогичны таковым при сравнении AD с контролем, но с меньшей пространственной протяженностью.

    Обсуждение

    В этой статье мы предложили новый подход для автоматического отличия пациентов с болезнью Альцгеймера и MCI от нормального старения, основанный на многомерной классификации особенностей формы гиппокампа.Классификация на основе SVM обеспечила высокую степень точности.

    Особенности формы гиппокампа были извлечены путем расширения поверхностей гиппокампа в серии сферических гармоник (SPHARM). СФАРМ применялся для изучения морфологических аномалий структур головного мозга при нескольких патологиях. Однако он в основном использовался для оценки групповых различий (Gerig et al., 2001a; Shi et al., 2007; Styner et al., 2004), а не для помощи в индивидуальной диагностике. Gerig et al. (2001b) индивидуально классифицировали пациентов с шизофренией, используя среднеквадратичное расстояние (MSD), полученное из SPHARM.Однако использование MSD приводит к однофакторной классификации, в которой отношения между коэффициентами не принимаются во внимание. Шен и др. (2003b) использовали ориентиры SPHARM-PDM в качестве признаков для классификации пациентов с шизофренией. Здесь мы использовали коэффициенты SPHARM (а не SPHARM-PDM) для извлечения признаков, которые использовались в многомерном методе классификации на основе SVM. Эти коэффициенты хорошо подходят для объектов классификации зданий, поскольку они обеспечивают многомасштабное представление и, таким образом, различные характеристики соответствуют разным уровням детализации.В частности, первые элементы содержат много геометрической информации. Это свойство может быть связано с тем, что относительно небольшого количества признаков было достаточно для различения субъектов. С другой стороны, вполне вероятно, что каждый изолированный ориентир SPHARM-PDM не передает много информации и что для различения потребуется большее количество функций. Чтобы надежно выбрать релевантные признаки среди всего набора коэффициентов, мы использовали стратегию пакетирования, и для оценки точности была проведена перекрестная проверка с исключением по одному.

    Наш подход позволил достичь точности классификации 94% для AD по сравнению с контролями, 83% для MCI по сравнению с контролями. Эти показатели выше, чем сообщалось для ручного измерения объема гиппокампа в различных исследованиях, в частности, для пациентов с MCI. Действительно, в то время как ручной объемный анализ гиппокампа может отличить пациентов с БА от контрольной группы с высокой степенью точности, в пределах от 82% до 90% (Frisoni et al., 1999; Jack et al., 1992; Laakso et al., 1998; Lehéricy et al., al., 1994; Xu et al., 2000), точность, полученная для пациентов с MCI, обычно намного ниже и составляет от 60% до 74% (Convit et al., 1997; Де Санти и др., 2001; Du et al., 2001; Пеннанен и др., 2004; Сюй и др., 2000). Таким образом, учет деформаций формы, по-видимому, дает более высокую дискриминационную способность, чем учет только объема, который является глобальным маркером атрофии. Более того, большинство объемных исследований ранее основывалось на ручной сегментации, которая требует много времени и специальной подготовки и поэтому не подходит для клинической практики. Чтобы преодолеть эту трудность, мы сегментировали гиппокампы с помощью недавно разработанного полностью автоматического программного обеспечения.Таким образом, процедура, представленная в этой статье, от сегментации гиппокампа до классификации, полностью автоматизирована и не требует вмешательства пользователя.

    Оптимальная классификация была получена для ряда признаков: от 16 до 22 для пациентов с AD и от 2 до 3 для пациентов с MCI. Интересно, что это количество признаков соответствует примерно одинаковому статистическому порогу ( p = 0,002). Это означает, что при заданном статистическом пороге для пациентов с AD существует больше отличительных признаков, чем для пациентов с MCI, что отражает тот факт, что атрофия больше у пациентов с AD, чем у пациентов с MCI.Таким образом, у SVM больше полезных функций в случае пациентов с БА, чем у MCI. Когда добавляются нерелевантные функции, производительность классификатора падает. Кроме того, точность классификатора RBF всегда была выше (или равна) точности линейного SVM. Это говорит о том, что лучшее разделение наших данных - нелинейное. Более того, тот факт, что RBF всегда был не хуже линейного SVM, может быть связан с асимптотическим поведением RBF. Действительно, как показали Кеэрти и Лин (2003), когда γ близко к нулю и C = / 2γ, где Ĉ фиксировано, тогда классификатор RBF сходится к линейному SVM с параметром штрафа Ĉ .В результате, когда был выполнен полный поиск параметров γ и C (что имело место в нашем исследовании), классификатор RBF по крайней мере так же точен, как линейный SVM (Keerthi and Lin, 2003). Кроме того, существует существенно большой диапазон оптимальных значений параметров , C, и γ SVM. Это говорит о том, что подход относительно устойчив к выбору этих параметров. Однако точность перекрестной проверки с исключением по одному может быть оптимистичной, поскольку поиск оптимальных параметров, а также выбор количества функций происходили за пределами цикла исключения по одному.Как следствие, информация о каждом оставленном предмете может помочь в выборе оптимальных параметров , C, и γ, а также количества функций. Чтобы полностью представить характеристики обобщения, точность должна быть вычислена с использованием трехкомпонентного разделения. Однако относительно небольшой размер выборки в нашем исследовании не позволяет нам проводить процедуру трехстороннего разделения. Это также относится к Fan et al. (2007), в котором сообщается об исключительной точности. Напротив, в Vemuri et al.(2008) тестовые данные были полностью изолированы от данных, которые использовались для выбора параметров.

    На точность не сильно повлияла степень разложения SPHARM. Для AD и контроля результаты были идентичны для степеней 15 и 20 и очень похожи для степеней 5 и 10. Для MCI по сравнению с контролями результаты были одинаковыми для степеней 5, 10, 15 и 20. Действительно, выбранные коэффициенты имели степень ниже или равна 4. Тем не менее, даже если для MCI более низкие степени привели к хорошей точности, все же кажется предпочтительным использовать разложение с относительно высокой степенью (вероятно, около 15), чтобы гарантировать точное совмещение форм.

    Хотя поражения начинаются в медиальной височной доле, атрофия также присутствует в распределенном паттерне областей мозга, включая височный неокортекс, поясную извилину, предклинье, височно-теменную ассоциацию и перисилвиальную ассоциацию (Baron et al., 2001; Chételat et al., 2002, 2005; Karas et al., 2003, 2004; Lerch et al., 2005). Таким образом, несколько авторов недавно предложили классифицировать пациентов на основе данных всего мозга, а не только на основе одной структуры (Fan et al., 2008; Kloppel et al., 2008; Вемури и др., 2008). В этих подходах SVM использует структурные особенности, которые извлекаются из набора анатомических областей, распределенных по мозгу. Сообщаемая точность классификации колеблется от 89% до 96% (Fan et al., 2008; Kloppel et al., 2008; Vemuri et al., 2008) для дискриминации AD по сравнению с контролями и от 82% до 90% для MCI по сравнению с контролями. (Davatzikos et al., 2008a; Fan et al., 2008). Используя другую стратегию, в которой признаки SVM формируются только из гиппокампа, мы достигли аналогичных показателей классификации (94% для пациентов с AD, 83% для пациентов с MCI).Наш подход, основанный на подробном анализе формы, но ограниченный единственной структурой, и эти методы всего мозга, использующие обширную, но менее подробную информацию, кажутся взаимодополняющими. В конечном итоге представляется интересным объединить эти подходы в комплексный метод классификации. Случаи БА, включенные в наше исследование, были менее серьезно затронуты (среднее значение MMS = 24), чем те, которые исследовались Kloppel et al. (2008) (среднее значение MMS = 17) и в Vemuri et al. (2008) (медиана MMS = 20). Следует отметить, что пациенты, исследованные Kloppel et al.(2008) были патологически подтверждены. Тяжесть заболевания у наших пациентов с AD и MCI была аналогична таковой у Fan et al. (2008) (среднее значение MMS = 23 для AD и 27 для MCI) и Davatzikos et al. (2008a) (среднее значение MMS = 26 для MCI).

    Мы сравнили наш подход с подходом, предложенным Kloppel et al. (2008). Kloppel et al. (2008) предлагают две разные версии своего подхода: одна основана на данных всего мозга, а другая включает только данные из области интереса (ROI), расположенной в передней медиальной височной доле, включая часть гиппокампа.Чтобы провести справедливое сравнение нашего подхода с их подходами, мы определили оптимальный порог для выбора признаков в исходной группе испытуемых и использовали полностью отделенную группу для оценки. Для классификации MCI по сравнению с контролем точность, полученная с помощью этого метода, была ниже, чем с нашим подходом (63% для всего мозга, 71% для ROI гиппокампа по сравнению с 80% для нашего метода). Для AD по сравнению с контролем точность их метода исследования всего мозга увеличилась до 90%, что немного превосходит наши результаты (88%).Этот сравнительный эксперимент должен быть подтвержден на более крупных группах пациентов. Однако эти результаты показывают, что конкретный анализ формы гиппокампа может быть более чувствительным, чем подход, использующий ROI, определенный на уровне группы, чтобы отличить пациентов с MCI от контроля. Действительно, использование специального метода сегментации, посвященного гиппокампу, позволяет точно определить границы этой структуры у каждого отдельного субъекта. Напротив, Kloppel et al. (2008) используют область интересов, определенную на уровне группы, которая также включает в себя другие структуры.Тем не менее, методы исследования всего мозга, такие как метод, предложенный Kloppel et al. (2008), вероятно, будут более эффективными для различения различных типов деменции. В частности, Kloppel et al. (2008) и Davatzikos et al. (2008b) успешно применили подходы с использованием всего мозга для дифференциации пациентов с AD и FTLD (лобно-височная долевая дегенерация).

    Мы также сравнили наш подход, основанный на коэффициентах SPHARM, с классификациями, основанными на SPHARM-PDM. Сначала мы сравнили наш подход с классификацией на основе SVM и SPHARM-PDM.Во-вторых, мы провели сравнение с подходом Shen et al. (2003a), который использует классификатор FLD. В обоих случаях наш подход позволил достичь более высокой точности классификации MCI по сравнению с контролем. Это говорит о том, что использование коэффициентов более эффективно, чем использование PDM для различения пациентов с MCI и контрольной группы.

    Хотя пациенты с ADNI MCI имеют несколько более выраженные нарушения, чем наши (среднее значение MMSE = 26,6 против 27,3, соответственно), эта разница не была статистически значимой ( p = 0.13), а результаты классификации, полученные на наших данных, были очень близки к результатам, полученным на данных ADNI.

    Большинство исследований формы гиппокампа при БА ограничивались групповым анализом, а не дискриминацией отдельных пациентов (Апостолова и др., 2006a, b; Chételat et al., 2008; Csernansky et al., 2000; Frisoni et al. , 2006; Shen et al., 2005; Wang et al., 2006), за исключением Csernansky et al. (2000), в котором подход к высокоразмерному картированию мозга (HDBM) использовался для получения объемов гиппокампа и различий в форме гиппокампа между пациентами с очень легкой степенью БА и контрольной группой.Используя классификацию, основанную на характеристиках объема и формы, они достигли чувствительности 83% и специфичности 78%, что ниже, чем у результатов, полученных в нашем исследовании. Более того, они не исследовали различия между пациентами с MCI и контрольной группой. Еще одно исключение - Li et al. (2007), которые предложили метод анализа формы гиппокампа на основе SVM. Важное отличие их подхода от нашего заключается в том, что их особенности представляют собой среднюю деформацию участка поверхности относительно средней поверхности.Для классификации AD по сравнению с контролем их заявленная точность аналогична нашей (от 84% до 94%). Однако следует отметить, что пациенты с БА, включенные в их исследование, находятся на более тяжелой стадии, чем наше (MMS = 19 против 24). Более того, они не исследовали классификацию пациентов с MCI.

    Используя SPHARM-PDM, мы изучили локализацию изменений формы гиппокампа между пациентами с БА или MCI и контрольной группой. Мы обнаружили, что пациенты с БА демонстрируют пространственный паттерн деформаций, который приблизительно соответствует подполю СА1 гиппокампа.CA2 и CA3 относительно экономны. У пациентов с MCI была обнаружена аналогичная, но менее протяженная пространственная картина. Хотя наш метод не может обеспечить прямое картирование подполей гиппокампа, поскольку они ниже разрешения обычной МРТ, это согласуется с гистопатологическими исследованиями, которые продемонстрировали, что нейрофибриллярные сплетения и потеря нейронов преобладают в подполе CA1 (Hyman et al., 1984; Van Hoesen and Hyman, 1990). Предыдущие морфометрические исследования гиппокампа при БА основывались на различных типах методологий: подходе многомерного картирования мозга (HDBM) (Csernansky et al., 2000; Wang et al., 2006), радиальное картирование (Apostolova et al., 2006b; Frisoni et al., 2006) и метод на основе вокселей (Chételat et al., 2008). Их главный вывод заключается в том, что атрофия преобладает в области CA1.

    Результаты нашего исследования требуют подтверждения на больших группах участников. Однако использование стратегии упаковки делает выбор функций более надежным. Тем не менее, относительно небольшой размер выборки может объяснить, почему точность классификации снижается при добавлении менее значимых характеристик, особенно для пациентов с MCI.Чтобы сохранить контрольную группу как можно больше, мы решили не исключать контрольных участников по возрасту. Как следствие, средний возраст контрольной группы был значительно ниже ( p <0,001), чем у пациентов с AD и MCI. Однако следует отметить, что неправильно классифицированные средства контроля не всегда были одними из самых старых. Неправильно классифицированный контроль был соответственно 53 и 84 года для классификации AD по сравнению с контролем и 59, 67, 70 и 84 лет для классификации MCI по сравнению с контролем.Тем не менее, для подтверждения наших результатов необходимы дальнейшие исследования на более крупных возрастных группах участников. Более того, мы не смогли исследовать классификацию преобразователей и неконвертеров из-за небольшого количества преобразователей. Действительно, MCI представляет собой гетерогенную популяцию, и не все пациенты с MCI имеют продромальную AD. Необходимы дальнейшие исследования на более крупных группах пациентов с MCI, за которыми наблюдали в течение длительного времени, чтобы оценить, может ли наш метод идентифицировать пациентов с начальной AD в популяции MCI.

    Используя многомерную классификацию особенностей формы гиппокампа, мы смогли индивидуально классифицировать болезнь Альцгеймера, MCI и контрольных участников с высокой степенью точности.Этот метод может стать полезным инструментом при диагностике болезни Альцгеймера.

    Молекул | Бесплатный полнотекстовый | Оценка разнообразия образцов Setaria italica L. на основе фитохимических и морфологических признаков и маркеров ISSR

    Антиоксидантная активность корней, стеблей, листьев и семян различных образцов S. italica, определенная анализом поглощения DPPH, выявила значительные различия (таблица 6 ). Антиоксидантный потенциал экстрактов листьев для всех образцов был значительно выше (от 32 до 32%).От 33 ± 1,53 мкг мл -1 в SI-03 до 87,87 ± 1,63 мкг мл -1 в SI-10), чем у корней, стеблей и семян. Общая антиоксидантная активность различных образцов показала, что наибольшая ингибирующая активность экстрактов растений зарегистрирована в экстрактах листьев образцов SI-03 и SI-01 (32,33 ± 1,53 мкг / мл -1 и 32,53 ± 1,20 мкг / мл -1 , соответственно). Однако экстракты семян культурных образцов обладали сравнительно более низкой антиоксидантной активностью. Среди различных образцов семян образцов самый высокий потенциал поглощения DPPH был обнаружен у образца SI-09, на что указывает более низкое значение RC50 135.17 ± 0,76 мкг мл -1 . Экстракты корней, листьев и семян образца SI-10 показали наименьшую антиоксидантную активность (176,21 ± 1,06 мкг мл -1 , 87,87 ± 1,63 мкг мл -1 и 581,33 ± 4,16 мкг мл - 1 соответственно) с использованием экстрактов семян. Различия в антиоксидантной активности различных сортов S. italica также наблюдались Zhang et al. [17] и Кумари и др. [66], и они объяснили изменение присутствием более высоких концентраций фенольных соединений.В настоящем исследовании более высокая концентрация салициловой кислоты (21,62 ± 1,19 мкг мл -1 ) и катехина (7,93 ± 0,11 мкг мл -1 ) наблюдалась в образце SI-09, что также могло способствовать более высокая антиоксидантная активность образцов. Более того, катехин и мирицетин были другими фенольными соединениями, концентрация которых была выше у большинства исследованных образцов. Наблюдалась значительная умеренная корреляция между активностью поглощения DPPH хлорогеновой кислотой (r = 0.647, пр = 0,576, пр = 0,681, пр = 0,631, р Таблица 7). В ряде исследований сообщалось об эффективном улавливании катехинов DPPH, а также супероксидных и гидроксильных радикалов, которые хелатируют ионы металлов или образуют неактивные комплексы и ингибируют образование активных форм кислорода (ROS) [67,68,69,70,71,72, 73,74]. Они указали, что катехин обладает способностью к сверхбыстрому переносу электронов в радикальные центры ДНК, индуцированные АФК [75], и может нейтрализовать АФК, образуя стабильные свободные радикалы семихинона [68]; с другой стороны, он может образовывать демонизированные продукты, которые, как было показано, обладают более высокой хелатирующей способностью к железу и большим потенциалом улавливания O 2- [76].Моррис и Эванс [77] зарегистрировали более высокую антиоксидантную активность мирицетина. В другом исследовании была обнаружена сильная корреляция между концентрацией фитохимических веществ, таких как катехины и мирицетин, и их антиоксидантными свойствами [78,79], что указывает на то, что наличие более высоких концентраций этих фитохимических веществ в образцах S. italica может способствовать развитию болезни. более высокая антиоксидантная активность. Считается, что мирицетин обладает способностью защищать клетки от индуцированного H 2 O 2 разрушения клеток путем ингибирования генерации ROS или предотвращения разрыва цепи ДНК, индуцированного H 2 O 2 [80].Более того, согласно Мокрани и Мадам [81], синергизм фенольных соединений, присутствующих в растительных экстрактах, вероятно, отвечает за более высокую антиоксидантную активность. Следовательно, различные фенольные соединения в образцах S. italica, вероятно, производили синергетические эффекты между фенольными соединениями из-за их антиоксидантного потенциала. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, действуют ли эти соединения индивидуально, синергетически или антагонистически.

    Club Drugs: MDMA, гамма-гидроксибутират (GHB), рогипнол и кетамин

    1.Gahlinger PM. Незаконные наркотики: полное руководство по их истории, химическому составу, применению и злоупотреблению. Нью-Йорк: Плюм, 2004 ....

    2. Ками Дж., Фарре М, Мас М, Розет ПН, Poudevida S, Мас А, и другие. Фармакология человека 3,4-метилендиоксиметамфетамина («экстази»): психомоторные характеристики и субъективные эффекты. Дж. Клин Психофармакол . 2000. 20: 455–66.

    3. Сеть предупреждения злоупотребления наркотиками. Клубные наркотики. Роквилл, штат Мэриленд: Управление прикладных исследований, наркологической и психиатрической помощи (SAMHSA), 2000.

    4. Исследование по отслеживанию отношения к партнерству, весна 2000 г. Подростки с 7 по 12 классы. По состоянию на 17 марта 2004 г. по адресу: http://www.drugfreeamerica.org/acrobat/pats2000full.pdf.

    5. Koesters SC, Роджерс П.Д., Раджасингем CR. МДМА («экстази») и другие «клубные наркотики». Новая эпидемия. Педиатрическая клиника North Am . 2002; 49: 415–33.

    6. Фендрих М., Вислар JS, Джонсон Т.П., Хаббелл А. Контекстуальный профиль употребления клубных наркотиков взрослыми в Чикаго. Зависимость . 2003. 98: 1693–1703.

    7. Лентон С, Мальчики А, Норкросс К. Рейвы, наркотики и опыт: употребление наркотиков выборкой людей, посещающих рейвы в Западной Австралии. Зависимость . 1997. 92: 1327–37.

    8. Национальный институт злоупотребления наркотиками. Национальные результаты «Мониторинг будущего» по употреблению наркотиков подростками: обзор основных результатов, 2001 г. Анн-Арбор, Мичиган: Институт социальных исследований Мичиганского университета, 2002 г.

    9.Грэм К.А. Новые наркотики злоупотребления. Emerg Med Clin North Am . 2000. 18: 625–36.

    10. Багготт М, Хейфец Б, Джонс RT, Мендельсон Дж., Сфериос Э, Зендер Дж. Химический анализ таблеток экстази. ДЖАМА . 2000; 284: 2190

    11. Национальный институт злоупотребления наркотиками. Эпидемиологические тенденции злоупотребления наркотиками: труды. Роквилл, штат Мэриленд: Национальный институт злоупотребления наркотиками, Отдел эпидемиологических и профилактических исследований, 2000 г.

    12. Шварц Р.Х., Миллер Н.С. МДМА (экстази) и рейв: обзор. Педиатрия . 1997. 100: 705–8.

    13. Морланд Дж. Токсичность злоупотребления наркотиками - дизайнерские наркотики амфетамина (экстази): психические последствия и последствия употребления разовой дозы. Toxicol Lett . 2000; 112–3: 147–52.

    14. Смит К.М., Ларив Л.Л., Романелли Ф. Клубные препараты: метилендиоксиметамфетамин, флунитразепам, кетамина гидрохлорид и гамма-гидроксибутират. Am J Health Syst Pharm . 2002; 59: 1067–76.

    15. Олсон К.Р., изд. Отравление и передозировка наркотиками. 4-е изд. Нью-Йорк: Lange Medical Books / McGraw-Hill, 2004: 209.

    16. Лестер SJ, Бэгготт М, Welm S, Шиллер Н.Б., Джонс RT, Фостер Э, и другие. Сердечно-сосудистые эффекты 3,4-метилен-диоксиметамфетамина. Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Энн Интерн Мед. . 2000; 133: 969–73.

    17.Мюллер П.Д., Кори WS. Смерть от «экстази»: серотониновый синдром ?. Энн Эмерг Мед . 1998. 32: 377–80.

    18. Инман Д.С., Грин Д. Агония и экстаз: острая задержка мочи после злоупотребления МДМА. БЖУ Инт . 2003; 91: 123

    19. Тетер С.Дж., Guthrie SK. Всесторонний обзор MDMA и GHB: двух распространенных клубных наркотиков. Фармакотерапия . 2001; 21: 1486–513.

    20. Мейсон П.Дж., Моррис В.А., Balcezak TJ.Серотониновый синдром. Представление 2 кейсов и обзор литературы. Медицина . 2000; 79: 201–9.

    21. Стил Т.Д., Макканн UD, Ricaurte GA. 3,4-Метилендиоксиметамфетамин (МДМА, «Экстази»): фармакология и токсикология у животных и людей. Зависимость . 1994; 89: 539–51.

    22. Генри JA, Фэллон Дж. К., Кичман А.Т., Хатт Эй Джей, Коуэн Д.А., Форслинг М. Низкие дозы МДМА («экстази») вызывают секрецию вазопрессина. Ланцет . 1998; 351: 1784

    23. Холмс С.Б., Банерджи А.К., Александр WD. Гипонатриемия и судороги после употребления экстази. Постградская медицина J . 1999; 75: 32–3.

    24. Vollenweider FX, Гамма А, Лихти М, Хубер Т. Психологические и сердечно-сосудистые эффекты и краткосрочные последствия МДМА («экстази») у здоровых добровольцев, ранее не принимавших МДМА. Нейропсихофармакология . 1998; 19: 241–51.

    25.Curran HV, Travill RA. Настроение и когнитивные эффекты 3,4-метилендиоксиметамфетамина (МДМА, «экстази»): «максимум» на выходных, затем - минимум в середине недели. Зависимость . 1997. 92: 821–31.

    26. Parrott AC, Ласки Дж. Экстази (МДМА) влияет на настроение и познание: до, во время и после субботнего ночного танца. Психофармакология . 1998. 139: 261–8.

    27. Ricaurte GA, Макканн UD, Сабо З, Шеффель У.Токсикодинамика и долговременная токсичность рекреационного наркотика 3,4-метилендиоксиметамфетамина (МДМА, «экстази»). Toxicol Lett . 2000; 112–113: 143–6.

    28. Broening HW, Морфорд LL, Inman-Wood SL, Фукумура М, Резюме Ворхиса. Нарушения обучения и памяти, вызванные 3,4-метилендиоксиметамфетамином (экстази), зависят от возраста воздействия на раннем этапе развития. Дж. Neurosci . 2001; 21: 3228–35.

    29.Дойон С. Многоликость экстаза. Curr Opin Pediatr . 2001; 13: 170–6.

    30. Йейтс К.М., О'Коннор А, Хорсли, Калифорния. «Травяной экстази»: серия случаев побочных реакций ». N Z Med J . 2000; 113: 315–7.

    31. Ли Дж., Стокс С.А., Вёкенер А. История новой интоксикации: обзор эффектов гамма-гидроксимасляной кислоты с рекомендациями по ведению. Энн Эмерг Мед . 1998. 31: 729–36.

    32. Freese TE, Миотто К, Reback CJ. Эффекты и последствия выбранных клубных препаратов. J Лекарство от злоупотребления наркотиками . 2002; 23: 151–6.

    33. Smith KM. Наркотики, применяемые при изнасиловании знакомым. Дж. Ам Фарм Асс . 1999; 39: 519–25.

    34. Многосторонняя вспышка отравлений, связанных с незаконным использованием гамма-гидроксибутирата. MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 1990; 39: 861–3.

    35. Управление по борьбе с наркотиками США.Гамма-гидроксимасляная кислота (GHB, жидкость X, Goop, Georgia Home Boy). Новости DEA. 13 марта 2000 г. По состоянию на 17 марта 2004 г. по адресу: http://www.usdoj.gov/dea/pubs/pressrel/pr031300_01.htm.

    36. Ниммеррихтер А.А., Уолтер Х, Гутьеррес-Лобос К.Е., Леша ОМ. Двойное слепое контролируемое испытание гамма-гидроксибутирата и клометиазола в лечении алкогольной абстиненции. Спирт Спирт . 2002; 37: 67–73.

    37. Аддолорато Г, Бальдуччи Дж., Capristo E, Аттилия ML, Taggi F, Гасбаррини Г, и другие.Гамма-гидроксимасляная кислота (GHB) в лечении синдрома отмены алкоголя: рандомизированное сравнительное исследование по сравнению с бензодиазепином. Алкоголь Clin Exp Res . 1999; 23: 1596–604.

    38. Ингельс М, Ранган С, Беллеццо Дж, Кларк РФ. Кома и угнетение дыхания после приема ГОМК и его прекурсоров: три случая. J Emerg Med . 2000; 19: 47–50.

    39. Экштейн М, Хендерсон СО, DelaCruz P, Ньютон Э.Гамма-гидроксибутират (GHB): сообщение о массовой интоксикации и обзор литературы. Скорая помощь Prehosp . 1999; 3: 357–61.

    40. Подбородок г. Я., Крейцер Р.А., Dyer JE. Острое отравление гамма-гидроксибутиратом в Калифорнии. Вест Дж. Мед. . 1992; 156: 380–4.

    41. Гарнизон Г, Мюллер П. Клинические особенности и исходы после непреднамеренной передозировки гамма-гидроксибутирата (ГОМК) [Резюме]. J Токсикол Клин Токсикол .1998; 36: 503–4.

    42. Dyer JE. Гамма-гидроксибутират: продукт здорового питания, вызывающий состояние комы и припадков. Am J Emerg Med . 1991; 9: 321–4.

    43. Подбородок Р.Л., Спорер К.А., Каллисон Б, Дайер Дж. Э., У ТД. Клиническое течение передозировки гамма-гидроксибутиратом. Энн Эмерг Мед . 1998. 31: 716–22.

    44. Дайер Дж. Э., Рот Б, Hyma BA. Гамма-гидроксибутиратный абстинентный синдром. Энн Эмерг Мед . 2001; 37: 147–53.

    45. Энглин Д., Спирс КЛ, Hutson HR. Флунитразепам и его причастность к изнасилованию на свидании или знакомстве. Acad Emerg Med . 1997. 4: 323–6.

    46. Шварц Р.Х., Уивер А.Б. Рогипнол, препарат от изнасилования на свидании. Педиатр Клиники . 1998; 37: 321

    47. Miotto K, Даракджян Дж., Basch J, Мюррей С, Зогг Дж, Роусон Р. Гамма-гидроксимасляная кислота: схемы использования, эффекты и абстиненция. Ам Дж. Наркоман . 2001; 10: 232–41.

    48. Kohrs R, Durieux ME. Кетамин: обучение старому наркотику новым приемам. Анест Анальг . 1998; 87: 1186–93.

    49. Krystal JH, Карпер Л.П., Сейбил, JP, Фриман Г.К., Делани Р, Бремнер Дж. Д., и другие. Субанестетические эффекты неконкурентного антагониста NMDA, кетамина, у людей. Психотомиметические, перцептивные, когнитивные и нейроэндокринные реакции. Психиатрия Arch Gen . 1994; 51: 199–214.

    50. Tellier PP. Клубные наркотики: это все экстази ?. Педиатрическая Анна . 2002; 31: 550–6.

    51. Jansen KL. Немедицинское использование кетамина. BMJ . 1993; 306: 601–2.

    52. Элленхорн MJ, Barceloux DG, Ellenhorn MJ. Медицинская токсикология Элленхорн: диагностика и лечение отравления человека. 2-е изд. Балтимор: Williams & Wilkins, 1997.

    53. Dar KJ, McBrien ME.МДМА-индуцированная гипертермия: отчет о летальном исходе и обзор текущей терапии. Intensive Care Med . 1996; 22: 995–6.

    54. Уотсон Дж. Д., Фергюсон С, Хайндс CJ, Скиннер Р, Coakley JH. Тепловой удар при физической нагрузке, вызванный аналогами амфетамина. Есть ли у дантролена место? Анестезия . 1993; 48: 1057–60.

    55. Мартин Т.Г. Серотониновый синдром. Энн Эмерг Мед . 1996; 28: 520–6.

    56. O'Connell T, Кэй Л., Plosay JJ. 3d-гамма-гидроксибутират (GHB): новый наркотик. Врач Фам . 2000. 62: 2478–83.

    57. Christophersen AS. Дизайнерские наркотики амфетамина - обзор и эпидемиология. Toxicol Lett . 2000; 112–113: 127–31.

    58. Вайнер А.Л., Vieira L, Маккей, Калифорния, Bayer MJ. Представление лиц, злоупотребляющих кетамином, в отделение неотложной помощи: серия случаев. J Emerg Med . 2000. 18: 447–51.

    Lipidomics раскрывает контроль липидов вирулентности Mycobacterium tuberculosis посредством метаболического связывания

    Джайн и др. . 10.1073 / pnas.0610634104.

    Вспомогательная информация

    Файлы в этом дополнении к данным:
    SI Рисунок 5
    SI Рисунок 6
    SI Рисунок 7
    SI Рисунок 8
    SI Рисунок 9
    SI Рисунок 10
    SI Рисунок 11
    SI Рисунок 12
    SI Таблица 1
    SI Текст

    SI Рисунок 5

    Рис.5. Повышенная численность и средняя масса SL-1 у мутантов PDIM. ( A ) Относительное содержание SL-1 в указанных штаммах определяли количественно с использованием Xmass 6.0 как сумму интенсивностей пиков всех пиков, соответствующих SL-1. ( B ) Среднюю массу SL-1 в указанных штаммах рассчитывали как средневзвешенную массу SL-1, используя индивидуальные интенсивности пиков в качестве весов. Планки погрешностей указывают на стандартное отклонение средних значений. Эксперименты проводились в двух экземплярах и представляют n > 3 экспериментов.

    SI Рис. 6

    Рис. 6. Добавление пропионата приводит к увеличению количества и массы SL-1. ( A ) Возрастающие концентрации пропионата добавляли к мас. - культур в течение трех удвоений, и SL-1 контролировали с помощью FT-ICR MS. ( B и C ) Относительная численность SL-1 ( B ) и средняя масса SL-1 ( C ) в культурах дикого типа и мас. -, обработанных указанными количествами пропионата были определены количественно, как на рис.5.

    SI Рис. 7

    Рис. 7. Добавление пропионата приводит к увеличению количества и массы SL 1278 . ( A ) SL 1278 область масс-спектров FT-ICR неочищенных экстрактов из mmpL8 - клеток, обработанных увеличивающимися концентрациями пропионата. Пропионат добавляли, как описано на фиг. 3A. ( B и C ) Относительная численность SL 1278 ( B ) и средняя масса ( C ) SL 1278 в клетках mmpL8 -, обработанных пропионатом, были определены количественно, как показано на рис.5.

    SI Рис. 8

    Рис. 8. Добавление пропионата приводит к увеличению количества и массы PDIM. (A) Неочищенные липидные экстракты получали из указанных штаммов M. tuberculosis , и PDIM анализировали с помощью FT-ICR MS в положительном режиме. PDIM наблюдается как широкий набор пиков, разделенных 14 а.е.м., соответствующих переменному количеству единиц CH 2 . ( B и C ) Относительная численность PDIM ( B ) и средняя масса ( C ) PDIM в культурах дикого типа, обработанных пропионатом, были количественно определены, как на фиг.5.

    SI Рис. 9

    Рис. 9. Увеличение средней массы PDIM происходит за счет увеличения длины микоцерозовых кислот. Показаны паттерны CID-фрагментации липоформ PDIM при m / z 1402 ( A ), 1458 ( B ) и 1486 ( C ). Ионы PDIM с натрием, соответствующие массе 1402, были выделены из M. tuberculosis дикого типа, а ионы, соответствующие массе 1458 и 1486, были выделены из клеток, обработанных 1 мМ пропионатом.Чтобы упростить анализ картины CID, мы выбрали только самый низкий пик массы в данном пакете изотопа, который содержит только чистую кетоформу 12 C PDIM. Таким образом, мы исключили пики, соответствующие включению 13 C и 2 H в PDIM, а также метокси-форму PDIM. Фрагментация заключается в последовательной потере микоцерозовых кислот из фрагмента PDIM, в результате чего образуется фтиоцерин. Показаны структуры, соответствующие массам липидных фрагментов, и указано количество метильных ответвлений.Для всех липоформ PDIM наблюдаются только две формы фтиоцерина, форма C20 с m / z 497,5 и форма C22 с m / z 525,5, что согласуется с предыдущими сообщениями и, вероятно, из-за различий в праймерах жирных кислот, используемых для удлинение (1).

    1. Noll, H. (1957) J. Biol. Chem. 224, 149-64.

    SI Рис. 10

    Рис. 10. Сверхэкспрессия MutAB приводит к изменениям в продукции PDIM и SL-1. (A) Область SL-1 масс-спектров FT-ICR неочищенных экстрактов из M.tuberculosis , содержащий либо конструкцию экспрессии MutAB, либо пустой вектор в качестве контроля. (BE) Относительная численность и средняя масса SL-1 и PDIM в указанных штаммах были определены количественно, как описано на рис. 5.

    SI рис. 11

    рис. 11. Сверхэкспрессия MutAB приводит к ослабленному росту модель инфекции на мышах. Мышей BALB / C инфицировали аэрозольным путем бактериями, содержащими либо пустой вектор (кружки), либо конструкцию экспрессии MutAB (перевернутые треугольники), либо бактерии fadD26 -, содержащие пустой вектор (квадраты).Рост селезенки (A) и печени (B) контролировали путем сбора органов в указанные моменты времени и высева разведений на твердую среду, содержащую канамицин (открытые символы) или без антибиотика (закрытые символы). Рост на среде без канамицина показал общее количество бактерий, тогда как рост на среде, содержащей канамицин, показал количество бактерий, которые сохранили плазмиду. Каждая точка данных представляет собой средние колониеобразующие единицы (КОЕ) от 4-5 инфицированных мышей, а столбики ошибок указывают стандартное отклонение средних значений.Представленные здесь данные получены из двух репрезентативных экспериментов.

    SI Рис. 12

    Рис. 12. Область SL-1 FT-ICR масс-спектров сырых экстрактов из клеток дикого типа, выращенных на 0,1% глюкозе или 10 мМ ацетате, пропионате, бутирате или валерате в качестве единственного углеродный курс.

    Таблица 1. Штаммы и плазмиды, использованные в этом исследовании

    Штамм или плазмида

    Описание

    Ссылка / источник

    М.туберкулез

    Эрдман

    дикий тип

    W. R. Jacobs, Jr.

    мк 2 3105

    Erdman fadD26 :: Tn 5370 , Hyg R

    1

    мк 2 3106

    Erdman fadD28 :: Tn 5370 , Hyg R

    1

    мк 2 3107

    Erdman mmpL7 :: Tn 5370 , Hyg R

    1

    JCM133

    Erdman mas :: Tn 5370 , Hyg R

    Это исследование

    JCM132

    Erdman tesA :: Tn 5370 , Hyg R

    Это исследование

    JCM108

    Эрдман ∆ мм L8 , Hyg R

    2

    JCM119

    Эрдман ∆ pks2 , Hyg R

    2

    MJM2

    Эрдман + pMV261.Кан, Кан R

    Это исследование

    MJM58

    Эрдман + pMJ77, Кан R

    Это исследование

    MJM63

    MC 2 3105 + pMV261.kan, Кан R

    Это исследование

    Плазмиды

    pMV261.кан

    промотор oriE, oriM, groEL2, кан R

    W. R. Jacobs, Jr.

    pMJ77

    pMV261.kan + mutAB , Kan R

    Это исследование

    1. Кокс, Дж. С., Чен, Б., Макнейл, М. и Джейкобс, У. Р., младший (1999) Nature 402, 79-83.
    2. Converse, S.E., Mougous, J.Д., Ливелл, М. Д., Лири, Дж. А., Бертоцци, К. Р. и Кокс, Дж. С. (2003) Proc. Natl. Акад. Sci. США 100, 6121-6.

    SI Text

    FT-ICR MS методы. Общие липиды, экстрагированные из клеток, как описано выше, ресуспендировали в растворе хлороформ / метанол 2: 1 и вводили в масс-спектрометр при скорости потока 2 мл мин. -1 с помощью Apollo (Bruker-Daltonics, Billerica, MA) источник электрораспыления с пневматическим приводом, работающий в режиме положительных или отрицательных ионов.Масс-спектры снимали на масс-спектрометре Bruker-Daltonics Apex II FT-ICR, оборудованном активно экранированным магнитом 7 тесла (1). После ионизации ионы накапливались во внешнем гексаполе только для радиочастот в течение 2 с перед переносом в ячейку ИЦР для масс-анализа. Тандемные масс-спектрометрические эксперименты для структурного анализа липидных компонентов проводили, как описано ранее (2). Вкратце, длительная диссоциация, вызванная столкновениями вне резонансного излучения (SORI-CID) (3), была применена к ионам PDIM для получения структурных данных.Ионы, представляющие интерес, были изолированы коррелированным полем гармонического возбуждения (4) перед фрагментацией. Импульс аргона вводился в область сверхвысокого вакуума ячейки ИЦР, в то время как ионы возбуждались на 1500 Гц выше их резонансной частоты. После задержки в 3-5 с, чтобы дать остаточному аргону откачать, ионы фрагментов возбуждали для обнаружения. Спектры состоят из 512 тыс. Точек данных и составляют в среднем от 20 до 32 сканирований. Спектры были получены на станции данных FT-ICR, работающей на Xmass версии 6.0 (Bruker-Daltonics). Общее количество видов липидов рассчитывали путем суммирования интенсивностей пиков, измеренных FT-ICR и сообщенных Xmass. Среднюю массу рассчитывали как средневзвешенное значение с использованием пиковой интенсивности в качестве веса.

    Анализ микрочипов. Клетки выращивали до логарифмической фазы и собирали РНК, как описано (5). Вкратце, гранулы подвергали взбиванию в реагенте TRIzol (Invitrogen, Carlsbad, CA), экстрагировали хлороформом, и водные фракции осаждали в течение ночи в изопропаноле.Затем образцы РНК ресуспендировали в воде, обрабатывали ДНКазой, очищали с помощью набора Qiagen RNeasy (Qiagen, Валенсия, Калифорния) и количественно определяли с помощью O.D. 260 с использованием спектрофотометра Nanodrop ND-1000 (Nanodrop Technologies, Wilmington DE). 5 мг РНК из каждого образца случайным образом праймировали гексамерами и подвергали обратной транскрипции в присутствии аминоаллил dUTP с использованием обратной транскриптазы SuperScript (Invitrogen, Carlsbad, CA) для генерации кДНК. Затем остаточную РНК гидролизовали добавлением 0,2 н. NaOH / 0.1 М ЭДТА и инкубация при 65 ° в течение 15 мин с последующей нейтрализацией 0,2 н. HCl. Образцы кДНК очищали с использованием колонок для связывания Zymo (Zymo, Orange, CA). Затем образцы кДНК Эрдмана конъюгировали с Cy3, а образцы кДНК из мутантных штаммов конъюгировали с Cy5 в двух из трех экспериментов. В третьем эксперименте конъюгация красителя была обратной. Образцы кДНК, конъюгированной с красителем, конкурентно гибридизовали на предметных стеклах микрочипов, содержащих олигонуклеотидные пятна, представляющие каждый ген в M.tuberculosis (Qiagen, Валенсия, Калифорния). После 2 дней гибридизации при 65 ° C матрицы промывали и сканировали с использованием сканера GenePix 3000B (Axon Instruments, Molecular Devices, Саннивейл, Калифорния). Анализ данных выполняли с использованием GenePix Pro 4.1 (Molecular Devices, Саннивейл, Калифорния) и SpotReader 1.2 (Niles Scientific, Портола-Вэлли, Калифорния). Анализ значимости микрочипов (SAM) был использован для выявления статистически значимых различий в транскрипции генов между штаммами (6).

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *