Гк рф компенсация морального вреда: Статья 1100 ГК РФ. Основания компенсации морального вреда

Содержание

Статья 1100 ГК РФ ➔ текст и комментарии. Основания компенсации морального вреда.

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;в иных случаях, предусмотренных законом.

Комментарий к статье 1100 Гражданского Кодекса РФ

1. Моральный вред компенсируется лишь при наличии вины причинителя вреда (ст. 151 ГК). Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. В частности, независимо от вины причинителя вреда моральный вред компенсируется, если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Так, владельцы источников повышенной опасности несут ответственность за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (например, пассажиру автомобиля).

Если вред жизни и здоровью гражданам - владельцам источников повышенной опасности причинен в результате взаимодействия этих источников, то моральный вред компенсируется в зависимости от вины каждого из них по правилам ст. 1064 ГК. При наличии вины обоих владельцев размер компенсации морального вреда определяется соразмерно степени вины каждого исходя из степени понесенных физических и нравственных страданий. Если виновен владелец, здоровье которого пострадало, то моральный вред ему не компенсируется. При отсутствии вины обоих владельцев в несчастном случае и взаимном причинении вреда ни один из них не имеет права на компенсацию морального вреда.

2. Впервые в законе установлено, что подлежит возмещению моральный вред, причиненный гражданину в связи с деятельностью правоохранительных органов (суда, прокуратуры, милиции). Причем этот вред компенсируется независимо от вины этих органов лишь в тех случаях, если он причинен гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного применения и уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Компенсация морального вреда производится в порядке, определенном п. 1 ст. 1070 ГК.

В иных случаях ответственность правоохранительных органов за причиненный моральный вред может быть установлена при наличии вины этих органов и возмещается по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1070 ГК.

Другой комментарий к статье 1100 ГК РФ

1. Название коммент. ст. не соответствует ее содержанию, поскольку включенные в нее нормы не устанавливают общих оснований компенсации морального вреда, а предусматривают частные случаи компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда.

2. По общему правилу для привлечения лица к имущественной ответственности в форме компенсации морального вреда вина требуется и предполагается. Данный вывод следует из нормы п. 2 ст. 1064 ГК, которая в силу п. 1 ст. 1099 ГК распространяется в том числе на отношения по компенсации морального вреда.

В коммент. ст. установлены три исключительных случая, в которых моральный вред подлежит компенсации независимо от того, являлось ли поведение причинителя виновным или невиновным. Во-первых, вина не имеет юридического значения, если моральный вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Во-вторых, вина не принимается во внимание, если вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. В-третьих, моральный вред компенсируется независимо от вины, если вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или деловую репутацию юридического лица.

Данный перечень не является исчерпывающим и может быть дополнен специальными законами, однако на сегодняшний день таковые отсутствуют.

Статья 1100. Основания компенсации морального вреда

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

в иных случаях, предусмотренных законом.

1. Название коммент. ст. не соответствует ее содержанию, поскольку включенные в нее нормы не устанавливают общих оснований компенсации морального вреда, а предусматривают частные случаи компенсации морального вреда независимо от вины причинителя вреда.

2. По общему правилу для привлечения лица к имущественной ответственности в форме компенсации морального вреда вина требуется и предполагается. Данный вывод следует из нормы п. 2 ст. 1064 ГК, которая в силу п. 1 ст. 1099 ГК распространяется в том числе на отношения по компенсации морального вреда.

В коммент. ст. установлены три исключительных случая, в которых моральный вред подлежит компенсации независимо от того, являлось ли поведение причинителя виновным или невиновным. Во-первых, вина не имеет юридического значения, если моральный вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Во-вторых, вина не принимается во внимание, если вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. В-третьих, моральный вред компенсируется независимо от вины, если вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или деловую репутацию юридического лица.

Данный перечень не является исчерпывающим и может быть дополнен специальными законами, однако на сегодняшний день таковые отсутствуют.

Определение Верховного Суда РФ от 14.08.2018 N 78-КГ18-38

Разрешая спор по существу и удовлетворяя в части исковые требования Золотарева А.Е. о взыскании с Министерства финансов Российской Федерации компенсации морального вреда, суд первой инстанции, ссылаясь на положения статьи 151 , пунктов 1 и 3 статьи 1070 , 1071 , статей 1100 и 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, исходил из того, что моральный вред причинен истцу в результате незаконного уголовного преследования, что установлено вступившим в законную силу приговором суда, которым признано право Золотарева А.Е. на реабилитацию, в связи с чем пришел к выводу о доказанности причинения истцу нравственных страданий в результате такого преследования.


Определение Конституционного Суда РФ от 25.01.2018 N 63-О

Статьи 151, 1100 и 1101 ГК Российской Федерации, устанавливая правила определения оснований и размера компенсации морального вреда, а также статьи 1064 и 1070 данного Кодекса, закрепляющие общие и специальные правила о возмещении вреда лицом, причинившим вред, направлены на защиту прав потерпевших в деликтных обязательствах (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 15 июля 2004 года N 276-О, от 4 октября 2012 года N 1833-О, от 28 марта 2017 года N 615-О и др.) и как сами по себе, так и во взаимосвязи с положениями статьи 208 ГК Российской Федерации, в силу которой исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом (абзацы первый и второй), не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе.


Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 05.02.2018 N 12-КГ17-6

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни и здоровью гражданина", по общему правилу, установленному пунктами 1 и 2 статьи 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, ответственность за причинение вреда возлагается на лицо, причинившее вред, если оно не докажет отсутствие своей вины. В случаях, специально предусмотренных законом, вред возмещается независимо от вины причинителя вреда (пункт 1 статьи 1070, статья 1079, пункт 1 статьи 1095, статья 1100 Гражданского кодекса Российской Федерации). Обязанность по возмещению вреда может быть возложена на лиц, не являющихся причинителями вреда (статьи 1069, 1070, 1073, 1074, 1079 и 1095 Гражданского кодекса Российской Федерации). Установленная статьей 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик. Потерпевший представляет доказательства, подтверждающие факт увечья или иного повреждения здоровья, размер причиненного вреда, а также доказательства того, что ответчик является причинителем вреда или лицом, в силу закона обязанным возместить вред.


Определение Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 636-О

Взаимосвязанные положения статей 15, 151, 1064, 1070 и 1100 ГК Российской Федерации направлены на реализацию положений Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 52 и 53, и, как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, не препятствуют возмещению вреда, в том числе морального, причиненного незаконными действиями (бездействием) государственных органов либо их должностных лиц, при наличии общих и специальных условий, необходимых для наступления деликтной ответственности данного вида (определения от 20 февраля 2002 года N 22-О, от 4 июня 2009 года N 1005-О-О, от 2 ноября 2011 года N 1463-О-О, от 24 декабря 2012 года N 2361-О, от 24 октября 2013 года N 1663-О, от 20 марта 2014 года N 540-О, от 20 ноября 2014 года N 2587-О, от 22 декабря 2015 года N 2794-О, от 29 сентября 2016 года N 2065-О и др.).


Определение Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 660-О

СТАТЬЕЙ 1100 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, В.Г. Ярославцева,


Определение Конституционного Суда РФ от 27.03.2018 N 681-О

Таким образом, данные законоположения, в том числе во взаимосвязи с абзацем третьим статьи 1100 ГК Российской Федерации, закрепляющим основания компенсации морального вреда, также не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы в указанном в жалобе аспекте.
2.3. Статья 56 ГПК Российской Федерации, закрепляющая, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом (часть первая), и наделяющая суд полномочиями определять, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносить обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть вторая), во взаимосвязи с другими предписаниями этого же Кодекса, в том числе с его статьями 2 и 195, не предполагает произвольного применения содержащихся в ней норм, являясь одной из процессуальных гарантий права на судебную защиту, направлена на обеспечение осуществления судопроизводства на основе состязательности сторон (статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) и на обеспечение принятия судом законного и обоснованного решения (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 25 января 2018 года N 118-О и др.) и, следовательно, также не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, указанные в жалобе.


Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2018 N 1198-О

Оспариваемые положения статей 150, 151, пункта 1 статьи 323, статьи 1064, пункта 3 статьи 1079, статей 1100 и 1101 ГК Российской Федерации направлены на защиту и обеспечение восстановления нарушенных прав граждан, реализацию положений Конституции Российской Федерации, в том числе ее статей 52 и 53, и - с учетом предусмотренного законом права обратного требования (регресса) к лицу, причинившему вред (статья 1081 ГК Российской Федерации), - не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, указанные в жалобе.


Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 20.06.2018 N 78-АПУ18-11

Так, суд первой инстанции обоснованно взыскал с осужденных в пользу потерпевших М. К. и В. компенсацию морального вреда, при этом учел степень физических и нравственных страданий каждого потерпевшего, связанных с эмоциональными переживаниями в результате обнаружения и осознания факта использования взрывных устройств, фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред и индивидуальные особенности потерпевших, объем понесенных ими страданий, требования разумности и справедливости, а также материальное положение осужденных и состава их семей, в полном соответствии со статьями 151, 1064, 1099, 1100, 1101 ГК РФ.


Определение Конституционного Суда РФ от 28.06.2018 N 1531-О

ПРАВ СТАТЬЕЙ 1100 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,


Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26.07.2018 N 49-УД18-10

При разрешении исков о компенсации морального вреда, причиненного преступлением, суду следует руководствоваться положениями ст. 151, 1099, 1100, 1101 ГК РФ, в соответствии с которыми при определении размера компенсации морального вреда необходимо учитывать, в том числе, характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, степень вины подсудимого.


Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2018 N 1763-О

СТАТЬИ 1100 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,


Статья 1101 ГК РФ. Способ и размер компенсации морального вреда

Новая редакция Ст. 1101 ГК РФ

1. Компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

2. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Комментарий к Ст. 1101 ГК РФ

Судебная практика.

Если не соответствующие действительности порочащие сведения распространены в средствах массовой информации, суд, определяя размер компенсации морального вреда, должен учесть характер и содержание публикации, а также степень распространения недостоверных сведений. При этом подлежащая взысканию сумма компенсации морального вреда должна быть соразмерна причиненному вреду и не вести к ущемлению свободы массовой информации (Постановление Пленума ВС РФ от 24.02.2005 N 3).

Другой комментарий к Ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Пункт 1 ст. 1101 ГК предусматривает единственную форму компенсации морального вреда - денежную. Однако причинитель вреда может, не дожидаясь предъявления иска, совершить действия, направленные на сглаживание перенесенных потерпевшим страданий.

2. Согласно ст. 151, 1101 ГК размер компенсации определяется судом. Законодатель указал некоторые качественные критерии, которые суд обязан учитывать при определении размера компенсации: характер и степень нравственных и физических страданий; степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием ответственности за причинение вреда; фактические обстоятельства, при которых был причинен моральный вред и иные заслуживающие внимания обстоятельства; индивидуальные особенности потерпевшего; требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Ст. 151 ГК РФ. Компенсация морального вреда

Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Комментарий эксперта:

Компенсация морального вреда на основании статьи 151 ГК РФ >>>

В соответствии с ГК РФ компенсация морального вреда включена в перечень способов защиты прав гражданина. Определять размер компенсации компетентен только суд. Определяющим фактором при обозначении суммы возмещения морального вреда является степень вины. Оценка должна быть дана и страданиям нравственного и физического характера.

См. все связанные документы >>>

Под моральным вредом согласно комментируемой статье понимаются физические или нравственные страдания, т.е. негативные психические реакции человека на действия, нарушающие его личные неимущественные права либо посягающие на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других особых случаях, предусмотренных законом, когда компенсация морального вреда предусмотрена за нарушение имущественных прав (в качестве примера можно привести Закон РФ "О защите прав потребителей", который предусматривает компенсацию морального вреда в случае нарушения имущественных прав гражданина-потребителя).

Физические страдания могут выражаться в форме любых болезненных или неприятных ощущений (боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т.п.). Нравственные страдания могут выражаться в форме различных переживаний (страх, обида, возмущение, стыд, горе, чувство утраты, беспомощности, одиночества, неполноценности и т.п.).

Моральный вред подлежит денежной компенсации при наличии и учете вышеуказанных в комментируемой статье обстоятельств.

Кроме того, согласно п. 2 ст. 1101 ГК учитываются характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степень вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

При этом характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Один из наиболее сложных вопросов, связанных с компенсацией морального вреда, - это определение ее размера. В настоящее время не существует однозначной системы определения размера компенсации морального вреда.

Согласно комментируемой статье и ст. 1099 ГК РФ размер компенсации определяется судом. Таким образом, до тех пор, пока суд не определил его, этого размера не существует.

В связи со сложностью этой проблемы было принято специальное Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда".

Так, в п. 8 указанного Постановления отмечено следующее.

"При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 г., компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме, а по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 г., - только в денежной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Исходя из этого, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий".

При определении ее размера суд руководствуется названными в ч. 2 комментируемой статьи критериями.

А в п. 7 указанного Постановления определено следующее.

"Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

В случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

§ 4 ГК РФ. Компенсация морального вреда

Документы Пленума и Президиума Верховного суда по ГК РФ ч. 2

Все документы >>>

Законы Российской Федерации по ГК РФ ч. 2

Все документы >>>

Указы и распоряжения Президента Российской Федерации по ГК РФ ч. 2

  • Приказ Управления делами Президента РФ от 22.07.2014 N 357

    "Об организации в Управлении делами Президента Российской Федерации работы по реализации постановления Правительства Российской Федерации от 09.01.2014 N 10" (вместе с "Положением о сообщении федеральными государственными гражданскими служащими Управления делами Президента Российской Федерации о получении подарка в связи с их должностным положением или исполнением ими служебных (должностных) обязанностей, сдаче и оценке подарка, реализации (выкупе) и зачислении средств, вырученных от

  • Указ Президента РФ от 28.06.2000 N 1200

    "О приостановлении действия пунктов 2, 5, 6 и 9 Постановления администрации Воронежской области от 20 июля 1999 г. N 723 "О формировании областного продовольственного фонда зерна"

Все документы >>>

Постановления и распоряжения Правительства Российской Федерации по ГК РФ ч. 2

  • Постановление Правительства РФ от 03.10.2020 N 1599

    "О порядке предоставления из федерального бюджета субсидий юридическим лицам (за исключением государственных (муниципальных) учреждений, государственных (муниципальных) предприятий) на возмещение затрат на создание (строительство), модернизацию и (или) реконструкцию обеспечивающей и (или) сопутствующей инфраструктур, необходимых для реализации инвестиционного проекта, в отношении которого заключено соглашение о защите и поощрении капиталовложений, а также затрат на уплату процентов по кредитам

Все документы >>>

Нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации по ГК РФ ч. 2

  • Письмо ФНС России от 04.12.2020 N БС-4-11/[email protected]

    "По вопросу обложения налогом на доходы физических лиц доходов в виде страхового возмещения" (вместе с "Письмом" Минфина России от 30.11.2020 N 03-04-07/104113)

  • Приказ Россельхознадзора от 15.08.2019 N 816 (ред. от 27.11.2020)

    "Об осуществлении Федеральной службой по ветеринарному и фитосанитарному надзору бюджетных полномочий главного администратора (администратора) доходов федерального бюджета, территориальными органами Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору бюджетных полномочий администраторов доходов федерального бюджета" (вместе с "Порядком осуществления полномочий администратора доходов федерального бюджета Россельхознадзором")

Все документы >>>

Ст. 1100 ГК РФ. Основания компенсации морального вреда

Компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда:

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию;

в иных случаях, предусмотренных законом.


1. Моральный вред компенсируется лишь при наличии вины причинителя вреда (ст. 151 ГК). Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. В частности, независимо от вины причинителя вреда моральный вред компенсируется, если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Так, владельцы источников повышенной опасности несут ответственность за вред, причиненный третьим лицам в результате взаимодействия этих источников (например, пассажиру автомобиля).

Если вред жизни и здоровью гражданам - владельцам источников повышенной опасности причинен в результате взаимодействия этих источников, то моральный вред компенсируется в зависимости от вины каждого из них по правилам ст. 1064 ГК. При наличии вины обоих владельцев размер компенсации морального вреда определяется соразмерно степени вины каждого исходя из степени понесенных физических и нравственных страданий. Если виновен владелец, здоровье которого пострадало, то моральный вред ему не компенсируется. При отсутствии вины обоих владельцев в несчастном случае и взаимном причинении вреда ни один из них не имеет права на компенсацию морального вреда.

2. Впервые в законе установлено, что подлежит возмещению моральный вред, причиненный гражданину в связи с деятельностью правоохранительных органов (суда, прокуратуры, милиции). Причем этот вред компенсируется независимо от вины этих органов лишь в тех случаях, если он причинен гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного применения и уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Компенсация морального вреда производится в порядке, определенном п. 1 ст. 1070 ГК.

В иных случаях ответственность правоохранительных органов за причиненный моральный вред может быть установлена при наличии вины этих органов и возмещается по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1070 ГК.

Возмещение морального вреда

Часто в результате противоправных действий других людей лицо причиняет физический, моральный или материальный ущерб. В связи с этим оно может обратиться в суд за возмещением ущерба. Возмещение морального вреда, законодательно закрепленное в ст. 151 ГК РФ. Фактически, моральный вред - это все страдания (физические и моральные), возникающие в связи с нарушением прав человека другим лицом, посягательствами на нематериальные блага и некоторыми другими случаями, предусмотренными законом.Нарушение может быть направлено на жизнь, здоровье и неприкосновенность жизни, авторские права, достоинство личности, профессиональную и деловую репутацию, семейную и личную неприкосновенность и т.д. Размер морального вреда, причиненного объявлением себя потерпевшим, не означает, что он обязательно будет утвержден судом. При определении размера компенсации суд учитывает степень виновности потерпевшего. преступник, моральные и физические страдания потерпевшего, а также другие соответствующие обстоятельства.Суд должен руководствоваться требованиями разумности и справедливости.

Требование компенсации было обоснованным, действия правонарушителя должны вызывать психологическую реакцию потерпевшего в виде негативных переживаний и эмоций (страх, унижение, стыд и т. Д.).

Для возмещения не имеет значения, умышленно совершенные действия, повлекшие причинение морального вреда, или по неосторожности - в следующих случаях:

- если вред причинен жизни и здоровью источником опасности;

- если вред причинен в результате незаконного привлечения лиц к уголовной ответственности, задержания - ареста; незаконного осуждения гражданина; каторжных работ или задержания;

- если ущерб возник в связи с распространением информации, порочащей достоинство, честь и деловую репутацию лица;

- в иных случаях в соответствии с законодательством.

При нарушении прав собственности компенсация морального вреда возмещается только в случаях, прямо предусмотренных законом. Примером может быть «Закон о защите прав потребителей», который используется в различных обстоятельствах в связи с заключение договоров (аренда, продажа, аренда, различные услуги и др.).

При причинении морального вреда в результате распространения информации, порочащей лицо, гражданин имеет право на компенсацию независимо от того, худшее мнение о нем на самом деле или нет.

суд может принять во внимание различные обстоятельства, чтобы определить, какая сумма будет выплачена компенсации морального вреда. Судебная практика исходит из того, что финансовое положение лица, причинившего ущерб, а также его способность возместить должны Выплаты могут быть причинены морального вреда и третьим лицам, например, родственникам лиц, получивших травмы на работе и неспособных продолжить работу, на иждивении которых они находятся.

компенсация морального вреда - обычное явление из-за того, что человек получает травмы, причиняя физические страдания во время аварии и во время пребывания в больнице. Он осознает свою неполноценность, не может вернуться к прежней жизни и испытывает душевные страдания. Поскольку мужчине был причинен моральный вред, необходимо выплатить соответствующую компенсацию. Однако компенсация морального вреда в результате ДТП не должна быть способом «вытащить» большие деньги, чтобы потерпевший нанес вред.Суд, чтобы определить, какая сумма должна быть выплачена в качестве компенсации, должен исходить из требований разумности и этого принципа обязан ограничивать требуемые суммы.

Возмещение морального вреда, причиненного физическим лицам, а также ущерба чести и достоинству физических лиц - предпринимателей и юридических лиц - Юридическая компания ПРИХОДКО И ПАРТНЕРЫ

Возмещение морального вреда является одной из разновидностей защиты гражданских прав. Однако как этот механизм реализуется на практике и в каких случаях его можно использовать?

Компенсация морального вреда имеет определенный перечень признаков, к которым, в первую очередь, относятся четко определенные противоправные действия, оказывающие негативное эмоциональное воздействие на окружающих, включая типы моральной школы, такие как:

- причинение телесных повреждений и другого вреда здоровью, повлекшего за собой физическую боль и страдания человека;
- противоправное поведение по отношению к физическому лицу, членам его семьи или близким родственникам, которое привело к душевным страданиям человека.
- уничтожение или повреждение имущества физического лица, которое повлекло его или ее душевные страдания;
- унижение чести, достоинства личности и деловой репутации физического и юридического лица и др.

Особенностью морального вреда является то, что он носит моральный характер и может заключаться в психофизических страданиях физического лица, а также других негативных последствиях морального характера, которые возникли в результате унижения чести, достоинства человека. индивидуальная и деловая репутация физического и юридического лица, а также иные противоправные действия.

На практике часто возникают вопросы, связанные с размером компенсации морального вреда. К сожалению, Гражданский кодекс Украины оставляет вопрос об определении размера морального вреда без надлежащего правового регулирования.Моральный вред предполагается возместить деньгами, иным имуществом или иным образом. Что касается размера материального возмещения морального вреда, то по закону он определяется судом в зависимости от глубины душевных или психофизических страданий потерпевшего, степени вины лица, причинившего моральный вред. Это означает, что при определении такой компенсации ни суд, ни стороны не будут иметь никаких юридических предпосылок для ее определения.

В настоящее время в Украине не только есть четкие процедуры определения размера морального вреда, но и нет даже нижнего или верхнего «Уровня» в качестве ориентира.Это несовершенство закона и вынуждает суд учитывать требования «Разумности и справедливости» при определении размера морального вреда. Моральный вред возмещается независимо от размера возмещаемого материального ущерба и не связан с размером такой компенсации.
В отдельных случаях сроки и порядок возмещения морального вреда могут быть установлены законом, например: «О» информации, «О печатных СМИ в Украине», «О телевидении и радио», «О государственной поддержке» масс. СМИ и социальная защита журналистов », ЗУ« О порядке возмещения вреда, причиненного гражданину неправомерными действиями органов дознания, следствия, прокуратуры и суда »и др.…

На практике возмещение морального вреда - довольно сложная процедура, однако успешность такой процедуры является чрезвычайно важным показателем верховенства закона.

Автор: Владимир Пипко

Статья 41 Европейской конвенции о правах человека

Справедливая компенсация : Если Суд установит, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, и если внутреннее право соответствующей Высокой Договаривающейся Стороны допускает только частичное возмещение, Суд, при необходимости, должен: предоставить потерпевшей справедливое удовлетворение.

После вступления в силу Протокола 14 1 июня 2010 года Комитет министров также контролирует выполнение условий дружественного урегулирования, одобренного Судом (статья 39 Конвенции), включая любую сумму, которую государство согласилось выплатить. заявитель на условиях такого урегулирования.

Когда Суд принимает решение против государства и отмечает, что заявителю был причинен ущерб, он присудил заявителю справедливую компенсацию, то есть денежную сумму в качестве компенсации за этот ущерб.Ущерб различается следующим образом:

Общий урон

Должна быть установлена ​​четкая причинно-следственная связь между заявленным ущербом и предполагаемым нарушением. Суд не удовлетворится ни простой связью между предполагаемым нарушением и ущербом, ни простыми предположениями о том, что могло быть. Компенсация за ущерб может быть присуждена, если ущерб является результатом обнаруженного нарушения. Никакая компенсация не может быть присуждена за ущерб, причиненный событиями или ситуациями, которые не были сочтены нарушающими Конвенцию, или за ущерб, связанный с жалобами, признанными неприемлемыми на более ранней стадии разбирательства.Целью присуждения Судом компенсации за ущерб является компенсация заявителю фактических вредных последствий нарушения. Он не предназначен для наказания виновной Договаривающейся стороны. Таким образом, до сих пор Суд считал неуместным принимать иски о возмещении ущерба с такими ярлыками, как «карательные», «при отягчающих обстоятельствах» или «образцовые».

1. Материальный ущерб

Принцип в отношении материального ущерба заключается в том, что заявитель должен быть помещен, насколько это возможно, в положение, в котором он или она были бы, если бы нарушение не имело места, другими словами, restitutio in integrum.Это может включать компенсацию как фактически понесенных убытков (damnum emergens), так и убытков или уменьшения прибыли, ожидаемых в будущем (lucrum cessans). Заявитель должен показать, что материальный ущерб возник в результате нарушения или предполагаемых нарушений. Заявитель должен представить соответствующие документы, чтобы доказать, насколько это возможно, не только наличие, но также размер или стоимость ущерба. Обычно компенсация Суда отражает полную рассчитанную сумму ущерба. Однако, если фактический ущерб не может быть точно рассчитан, Суд сделает оценку на основе имеющихся в его распоряжении фактов.

2. Моральный вред

Присуждение Судом компенсации морального вреда направлено на обеспечение финансовой компенсации за нематериальный ущерб, например моральные или физические страдания.
По своей природе моральный вред не поддается точному расчету. Если существование такого ущерба установлено и если Суд считает, что денежная компенсация необходима, он произведет оценку на справедливой основе с учетом стандартов, вытекающих из его прецедентной практики.

3. Издержки и расходы

Суд может распорядиться о возмещении заявителю расходов и издержек, которые он или она понес - сначала на национальном уровне, а затем в ходе разбирательства в самом Суде - в попытке предотвратить нарушение или в попытке предотвратить нарушение. получить компенсацию за это. Такие издержки и расходы обычно включают стоимость юридической помощи, судебные регистрационные сборы и тому подобное. Они также могут включать путевые расходы и расходы на проживание, в частности, если они были понесены в связи с участием в слушании дела в Суде.

Le Секретариат Управления по исполнению постановлений Суда регистрирует информацию, полученную от правительств-ответчиков или от заявителей относительно выплаты справедливой компенсации или возможного внутреннего долга, и контролирует эту информацию в случае спора со стороны заявителя. В случае необходимости Комитет министров обеспечивает, чтобы сумма, присужденная Судом, действительно была выплачена заявителю.

Вычислительная техника и моральная ответственность (Стэнфордская энциклопедия философии)

Моральная ответственность связана с действиями человека, его намерениями и последствия (Fisher 1999, Eshleman 2016).Вообще говоря человек или группа людей несут моральную ответственность, когда их добровольные действия имеют морально значимые результаты, которые делают его уместно винить или хвалить их. Таким образом, мы можем считать его моральная ответственность человека прыгнуть в воду и попытаться спасти другой человек, когда она видит тонущего человека. Если ей удастся вытащить человека из воды мы, скорее всего, будем его хвалить, а если она отказывается помочь, мы можем винить ее. Приписывание моральной ответственности устанавливает связь между человеком или группой людей и кем-то или что-то, на что влияют действия этого человека или группа.Человек или группа, выполняющие действие и вызывающие что-то, что должно произойти, часто называют агент . В человек, группа или вещь, на которую влияет действие, называется пациент . Установление связи с моральной ответственность между агентом и пациентом может быть как как ретроспективно, так и перспективно. То есть иногда приписывание ответственности предполагает предоставление отчета о том, кто виноват в аварии и кто должен быть наказан.Это также может быть о перспективное определение обязательств и обязанностей, которые человек должен выполнить в будущем и что ей следует делать.

Однако обстоятельства, при которых уместно приписать моральное ответственность не всегда ясна. С одной стороны, концепция имеет разные значения и споры продолжаются о том, что отличает моральную ответственность от других видов ответственности (Hart 1968). Концепция переплетаются, а иногда и частично совпадают с понятиями подотчетности, ответственность, виновность, ролевая ответственность и причинность.Мнения также различаются по поводу того, какие условия оправдывают приписывание моральных обязанность; требуется ли агент со свободой воли или нет и являются ли люди единственными сущностями, перед которыми моральная ответственность может быть отнесенными (см. запись на моральная ответственность).

С другой стороны, может быть сложно установить прямую ссылку между агентом и пациентом из-за сложности в человеческой деятельности, особенно в современном технологическом обществе. Частные лица и организации обычно действуют вместе с и в социотехнических систем, в которых задачи распределены между человеческие и технологические компоненты, которые взаимно влияют друг на друга случайным образом (Bijker, Hughes and Pinch, 1987).Все чаще сложные технологии могут усложнить определение того, кто или что такое «ответственное». Когда что-то идет не так, ожидается ретроспективный отчет о том, что произошло, и тем более сложнее система, тем сложнее задача приписать ответственность (Джонсон и Пауэрс, 2005). Действительно, Матиас утверждает, что растет «разрыв в ответственности»: более сложные компьютерные технологии становятся все меньше и меньше людей могут напрямую контролировать или вмешиваться в поведение этих технологий, тем меньше мы можем обоснованно считать людей ответственными за эти технологии (Маттиас, 2004).

Растущее распространение компьютерных технологий создает различные проблемы с пониманием того, что влечет за собой моральная ответственность и как это должно быть правильно приписано. Чтобы объяснить, как усложняют вычисления приписывание ответственности мы должны учитывать условия в соответствии с которыми имеет смысл привлекать кого-то к ответственности. Несмотря на продолжающиеся философские дебаты по этому вопросу, большая часть анализа моральных ответственность разделяют по крайней мере следующие три условия (Эшлеман 2016; Йонас 1984):

  1. Между человеком и результатом должна быть причинная связь. действий.Человек обычно несет ответственность только в том случае, если он контроль за исходом событий.
  2. Испытуемый должен знать и уметь рассматривать возможные последствия ее действий. Мы склонны извинять кого-то из обвинять, если бы они не знали, что их действия приведут к вредное событие.
  3. Субъект должен иметь возможность свободно выбирать, действовать определенным образом. Тот не имеет смысла возлагать ответственность за вред событие, если ее действия полностью определялись внешними силами.

Более пристальный взгляд на эти три условия показывает, что вычисления могут усложняют применимость каждого из этих условий.

1,1 Причинно-следственная связь

Для того, чтобы лицо понесло моральную ответственность за конкретное событие, она должна иметь возможность оказывать какое-то влияние на это событие. Нет смысла винить кого-то в аварии, если она не могла бы избежать этого, действуя по-другому или если бы у нее не было контроль за событиями, приведшими к аварии.

Однако компьютерные технологии могут скрыть причинно-следственные связи. между действиями человека и возможными последствиями. Отслеживание последовательность событий, которые привели к компьютерной катастрофической инцидент, такой как авиакатастрофа, обычно ведет во многих направлениях, так как такие инциденты редко являются результатом единственной ошибки или неудача. Технологические аварии обычно являются результатом накопление ошибок, непонимания или халатного поведения различные лица, участвующие в разработке, использовании и обслуживании компьютерных систем, включая проектировщиков, инженеров, техников, регуляторы, менеджеры, пользователи, производители, продавцы, реселлеры и даже политики.

Участие нескольких участников в разработке и внедрение технологий порождает так называемую проблему "многих рук": трудно определить, кто был отвечает за то, что, когда несколько человек внесли свой вклад в исход событий (Friedman 1990; Nissenbaum 1994; Jonas 1984; van de Poel et al. 2015). Один классический пример проблемы множества рук в вычисление - случай неисправного лучевого лечения машина Therac-25 (Leveson and Turner 1993; Leveson 1995).Этот машина с компьютерным управлением была разработана для лучевой терапии. больных раком, а также для рентгеновских лучей. В течение двухлетнего периода в В 1980-х годах аппарат произвел передозировку шести пациентов, что привело к к возможной смерти троих из них. Эти инциденты были результат сочетания ряда факторов, в том числе программного обеспечения ошибки, ненадлежащее тестирование и контроль качества, завышенные претензии о надежности, плохом дизайне интерфейса, самоуверенности в разработка программного обеспечения и неадекватное расследование или последующие действия в случае аварии отчеты.Тем не менее, в своем анализе событий Левесон и Тернер приходит к выводу, что трудно возложить вину на одного человек. Действия или халатность всех участников могли не иметь оказался фатальным, если бы не другие события. Это не сказать, что в данном случае нет моральной ответственности (Nissenbaum 1994; Gotterbarn 2001; Coeckelbergh 2012; Floridi 2013), многие актеры могли бы действовать иначе, но это затрудняет ретроспективно определить подходящего человека, которого можно вызвать после того, как ответить и исправить результат.

Проблема многих рук усугубляется временными и физическими проблемами. расстояние, которое компьютер создает между человеком и последствиями ее действий, так как это расстояние может размыть причинную связь между действиями и событиями (Friedman 1990). Вычислительные технологии расширить сферу деятельности человека во времени и пространстве. С с помощью социальных сетей и коммуникационных технологий люди могут взаимодействовать с другими людьми на другом конце света. Спутники и передовые коммуникационные технологии позволяют пилотам управлять дистанционно управляемый дрон со своей наземной станции управления на полпути по всему миру.Эти технологии позволяют людям действовать в расстояния, но эта удаленность может разобщить исходные действия от его возможных последствий (Waelbers 2009; Coeckelbergh 2013). когда человек использует технологический артефакт для выполнения тысячи действий. миль в сторону, этот человек может не знать людей, которые будут затронуты, и она может не испытывать напрямую или лишь частично последствия. Это может снизить чувство ответственности человека. чувствует, и это может помешать ее способности полностью понять значение ее действий.Аналогичным образом разработчики автоматизированного система принятия решений определяет заранее, какими должны быть решения сделано, но они редко увидят, как эти решения повлияют на людей, которых они затрагивают. Их первоначальные действия при программировании система может оказать влияние на людей спустя годы.

Проблема большого количества рук и эффекты отдаления от использования технологии иллюстрируют посредническую роль технологических артефактов в заблуждение относительно моральной ответственности. Технологические артефакты объединить различные намерения их создателей и пользователей.Люди создают и внедряют технологии с целью производит некоторый эффект в мире. Разработчики программного обеспечения разрабатывают Интернет-фильтр, часто по запросу менеджера или клиента, с цель защитить определенный контент от пользователей и повлиять на что эти пользователи могут или не могут читать. Программное обеспечение вписано в разрабатывать различные намерения разработчиков, менеджеров и клиентов; он готов вести себя, учитывая конкретный ввод, в соответствии с их идеи о том, какая информация уместна (Friedman 1997).Мораль поэтому ответственность не может быть возложена, не глядя на причинная эффективность этих артефактов и то, как они ограничивают и позволяют особая человеческая деятельность. Однако, хотя технологические артефакты могут влиять на человеческие действия и формировать их, но не определяют их. Это не изолированные инструменты, которые означают и работают одинаково. независимо от того, почему, кем и в каком контексте они используются; Oни обладают интерпретационной гибкостью (Bijker et al., 1987) или мультистабильностью (Ihde 1990). [2] Хотя конструкция технологии предусматривает набор условий действия, форма и смысл этих действий является результатом того, как люди предпочитают использовать эти технологии в конкретные контексты.Люди часто используют технологии непредвиденным образом своими дизайнерами. Эта интерпретирующая гибкость затрудняет для дизайнеров, чтобы предвидеть все возможные результаты использования свои технологии. Посредническая роль компьютерных технологий усложняет ретроспективное отслеживание причинных связь между действиями и результатами, но это также усложняет дальновидная ответственность.

1.2 Учитывая последствия

Поскольку компьютерные технологии определяют то, как люди воспринимают и воспринимают мира, они влияют на второе условие приписывания моральных обязанность.Чтобы принять правильное решение, человек должен: быть в состоянии рассмотреть и обдумать последствия ее действия. Она знала о возможных рисках или вреде, которые ей действия могут вызвать. Несправедливо возлагать ответственность за что-то, если бы они не знали, что их действия могут привести к вред.

С одной стороны, компьютерные технологии могут помочь пользователям думать к чему могут привести их действия или выбор. Они помогают пользователю для сбора, хранения, организации и анализа данных и информации (Zuboff 1982).Например, одно из часто называемых преимуществ дистанционного управления роботов, используемых вооруженными силами или спасателями, заключается в том, что они позволяют их операторы, чтобы получить информацию, которая не сможет доступны без них. Они позволяют своим операторам смотреть «За следующим холмом» или «за следующим холмом» угол », и таким образом они могут помочь операторам задуматься о том, что последствия тех или иных тактических решений могут быть (Департамент США Обороны 2009). Аналогичным образом инструменты анализа данных могут находить закономерности в большие объемы данных, которые аналитики данных не могут обработать вручную (Бойд и Кроуфорд 2012).

С другой стороны, использование компьютеров может ограничивать способность пользователям понимать или рассматривать результаты своих действий. Эти сложные технологии, которые никогда не бывают полностью свободными от ошибок, все чаще скрывают автоматизированные процессы за интерфейсом (Ван den Hoven 2002). Пример, показывающий, как компьютерные технологии может ограничить понимание результатов являются спорным риском инструменты оценки, используемые судьями в нескольких штатах США для решения об условно-досрочном освобождении и вынесение приговора.В 2016 году организация гражданского общества найдено на основе анализа оценок риска 7000 подсудимых произведенный одним конкретным алгоритмом, что оценки плохо отражают фактический уровень рецидивизма и, по-видимому, имел расовую предвзятость (Angwin et al. al. 2016). Независимо от того, были ли его выводы верными, что особенно важно здесь то, что расследование также показало, что у судей не было полного понимания того, как вероятности были вычислено, потому что алгоритм был проприетарным.Судьи были основывая свои приговоры на предложении алгоритма, который они не до конца понял. Это относится к большинству компьютеров. технологии сегодня. Пользователи видят только часть многих вычислений, которые компьютер работает и по большей части не осознает, как он выполняет их; они обычно лишь частично понимают предположения, модели и теории, по которым информация об их экран компьютера основан.

Непрозрачность многих компьютерных систем может мешать оценка достоверности и актуальности информации и может помешать пользователю принимать соответствующие решения.У людей есть склонность либо слишком полагаться на точность, либо недостаточно полагаться на нее автоматизированные системы (Cummings 2004; Parasuraman & Riley 1997). А способность человека действовать ответственно, например, может пострадать, когда он не доверяйте автоматике из-за большого количества ложных срабатываний. В В случае с Therac 25 один из операторов машины показал, что она привык ко многим загадочным сообщениям об ошибках, выдаваемым машиной и большинство из них не касалось безопасности пациентов (Leveson and Turner 1993, стр.24). Она имела тенденцию игнорировать их и поэтому не замечала, когда аппарат был настроен на передозировку больного.Слишком большая зависимость от автоматизированных системы могут иметь столь же катастрофические последствия. В 1988 г. крейсер U.S.S. Винсеннес сбил иранский гражданский реактивный авиалайнер, убив всех 290 пассажиров на борту, после того, как он ошибочно идентифицировал авиалайнер как атакующий военный самолет (Gray 1997). Крейсер был оснащен защитной системой Aegis, которая могла автоматически отслеживать и нацеливать приближающиеся ракеты и самолеты противника. Анализ события, приведшие к инциденту, показали, что самоуверенность в способности системы Aegis не позволяли другим вмешиваться, когда они могли бы.Два других военных корабля поблизости правильно идентифицировали самолет как гражданский. Тем не менее, они не оспаривали Винсеннов идентификация самолета как военного самолета. Позже объяснение лейтенант Ричард Томас одного из близлежащих кораблей заявил: «Мы называли ее Робокруизером ... казалось, она всегда картинка ... Она всегда как будто говорила всем, чтобы они ладили или по ссылке, как будто ее фотография была лучше »(цитируется в Грей 1997, стр. 34). Капитаны обоих кораблей считали, что сложная система Aegis предоставила экипажу Vincennes информации у них не было.

Рассмотрение возможных последствий своих действий далее сложно, поскольку компьютерные технологии позволяют людям делать вещи, которые они не могли делать раньше. Несколько десятилетий назад философ Лэдд отметил: «[C] компьютерные технологии создали новые модели поведения и новые социальные институты, новые пороки и новые добродетели, новые способы помощи и новые способы жестокого обращения с другими люди »(Ladd 1989, p. 210–11). Компьютерные технологии сегодня имели аналогичный эффект. Социальные или юридические соглашения, которые управлять тем, что мы можем делать с этими технологиями, потребуется время, чтобы и изначальное отсутствие этих условностей вносит путаницу об обязанностях (Таддео и Флориди, 2015).Например, возможность для пользователей загружать и публиковать текст, видео и изображения публично в Интернете возникает целый ряд вопросов о том, кто отвечает за содержание загружаемого материала. Такие вопросы были в центре дебатов по поводу обвинения трех Google руководителей в Италии за нарушение закона о защите данных (Sartor и Виола де Азеведо Кунья 2010). Дело касалось видео о YouTube четырех студентов, нападающих на инвалида. В ответ на запрос почтовой полиции Италии, Google, как владельца YouTube, снял видео через два месяца после того, как студенты загрузили его.В тем не менее судья постановил, что Google несет уголовную ответственность за обработки видео без принятия адекватных мер предосторожности избегать нарушений конфиденциальности. Судья также привлек Google к ответственности за неспособность должным образом проинформировать студентов, загрузивших видео, о свои обязательства по защите данных (стр. 367). В последовавшей дискуссии по поводу приговора те, кто критиковал постановление, настаивали на том, что он угрожает свободе выражения мнений в Интернете и устанавливает опасный прецедент, который могут быть использованы авторитарными режимами для оправдывают цензуру в Интернете (см. также Singel 2010).Более того, они утверждали поставщики платформы не могут нести ответственность за действия их пользователей, поскольку они не могли реально одобрять каждую загрузку и в их обязанности не входило порицание. Тем не менее, другие вместо этого утверждали, что было бы аморально освободить Google от ответственности за ущерб, причиненный другим из-за прибыльной коммерческой деятельности Google деятельность. Подобные случаи показывают, что в неразберихе возможности и ограничения новых технологий это может быть сложно чтобы определить свои моральные обязательства перед другими.

Отсутствие опыта использования новых технологических инноваций также может влияют на то, что считается небрежным использованием технологии. Чтобы работать с новой компьютерной системой, пользователям обычно приходится проходить через процесс обучения и ознакомления с системой. Это требует умение и опыт понять и представить, как система будет вести себя (Coeckelbergh and Wackers 2007). Фридман описывает случай программист, который изобрел и экспериментировал с компьютером червь », фрагмент кода, который может копировать себя.В это время это был относительно новый вычислительный объект (1990). Программист выпустили червя в интернет, но эксперимент быстро вылез контроля, когда код воспроизводился намного быстрее, чем он ожидаемый (см. также Denning 1989). Сегодня мы бы не нашли этого удовлетворительное извинение, мы знакомы с компьютерными червями и вирусы. Однако Фридман ставит вопрос о том, программист действительно поступил халатно, если бы последствия были действительно неожиданно.Есть ли у компьютерного сообщества недостаток опыта с определенным типом вычислительной сущности влияет на то, что мы судим быть халатным?

1.3 Бесплатно

Свобода действий, вероятно, является самым важным условием для приписывая моральную ответственность, а также один из самых оспаривается. Мы склонны освобождать людей от моральной вины, если они не другой выбор, кроме как действовать так, как они. Обычно мы не привлекать к ответственности людей, если их заставляли или заставляли конкретные действия.В моральной философии свобода действий также может означают, что у человека есть свобода воли или автономия (Fisher 1999). Кто то может нести моральную ответственность, потому что она действует на основании своих собственные подлинные мысли и мотивации, а также способность контролировать ее поведение (Johnson 2001). Обратите внимание, что эта концепция автономии отличается от того, как термин «автономия» часто используется в информатика, где это обычно относится к способностям робота или компьютерная система для самостоятельного выполнения сложных задач в непредсказуемая среда в течение продолжительных периодов времени (Ноорман 2009 г.).

Тем не менее, нет единого мнения о том, какие способности человеческого у существ есть то, чего нет у других, что позволяет им действовать свободно (см. записи на свободная воля, автономия в моральной и политической философии, личная автономия и компатибилизм). Требуется ли рациональность, эмоции, преднамеренность или познание? Действительно, одна важная дискуссия в моральной философии сосредоточена на вопрос о том, действительно ли люди обладают автономией или свободой воли? А если нет, то можно ли приписать моральную ответственность (Эшлеман 2016)?

На практике приписывание автономии или свободы воли людям на основа выполнения набора условий оказывается менее чем прямолинейное усилие.Мы приписываем автономию лицам в градусов. Взрослый обычно считается более автономным, чем ребенок. Считается, что наша автономия как индивидов в обществе различна, потому что нами манипулируют, контролируют или влияют силы за пределами мы сами, например, со стороны наших родителей или через давление сверстников. Более того, внутренние физические или психологические воздействия, такие как зависимости или психические проблемы, воспринимаются как дальнейшее ограничение автономии персона.

Вычисления, как и другие технологии, добавляют дополнительный уровень сложность определения того, может ли кто-либо действовать, поскольку это влияет выбор, который есть у людей, и то, как они его делают.Один из самых больших область применения вычислений - автоматизация принятия решений процессы и контроль. Автоматизация может помочь централизовать и увеличить контроль над несколькими процессами для ответственных лиц, при этом ограничивая дискреционные полномочия людей-операторов на нижнем уровне цепочка принятия решений. Примером может служить автоматизация принятие решений в государственном управлении (Bovens and Zouridis 2002). Крупные организации государственного сектора за последние несколько десятилетий постепенно стандартизировали и формализовали свои производственные процессы.Процесс выдачи решений о студенческих ссудах, штрафах за превышение скорости или налоговая декларация почти полностью осуществляется компьютерными системами. Этот сократила объем административного усмотрения, что многие должностные лица, такие как налоговые инспекторы, социальные работники и политики офицеры, должны решить, как применять формальные правила политики в отдельные случаи. Граждане больше не общаются с чиновниками, значительная ответственность в применении своих знаний правил и правила, чтобы решить, что уместно (например,г., было бы лучше выпустить кого-нибудь с предупреждением или требуется штраф за превышение скорости?). Скорее, решения заранее запрограммированы в алгоритмах, которые применяют одинаковые меры и правила независимо от человека или контекста (например, камера с превышением скорости не заботится о контексте). Ответственность за решения, принятые в этих случаях, были перенесены с "уличного" бюрократов "к" бюрократам системного уровня ", таким как менеджеры и компьютерные эксперты, которые решают, как преобразовать политику и правовые рамки в алгоритмы и деревья решений.

Автоматизация бюрократических процессов показывает, что некоторые компьютерные технологии специально разработаны, чтобы ограничить усмотрение некоторых людей. Действительно, область Убедительная технология явно направлена ​​на развитие технологических артефакты, которые побуждают людей действовать в «желательном» способами (IJsselsteijn et al. 2006). Пример - антиалкогольный замок. который уже используется в ряде стран, включая США, Канада, Швеция и Великобритания. Требуется, чтобы водитель передышал испытание, прежде чем она сможет завести машину.Эта технология заставляет особую действия и практически не оставляет водителю выбора. разное технологии могут иметь более тонкий способ управления поведением, либо убеждать, либо соблазнять пользователей (Verbeek 2006). Например, бортовые компьютеры в некоторых автомобилях, которые показывают в режиме реального времени, информация о расходе топлива может побудить водителя оптимизировать эффективность топлива. Такие технологии разработаны с явной целью заставлять людей вести себя ответственно, ограничивая их возможности или убедить их сделать выбор определенным образом.

Вербеек отмечает, что критики идеи намеренного развития технологии для принуждения к нравственно желательному поведению утверждают, что отвергает демократические принципы нашего общества и угрожает человеческим достоинство. Они утверждают, что это лишает людей их способностей и прав. принимать осознанные решения и действовать добровольно. К тому же, критики утверждали, что если люди не действуют свободно, их действия нельзя считать моральными. Этим возражениям можно противостоять, как утверждает Вербеек, указывая на правила, нормы, положения и множество технологических артефактов, которые уже задают условия для действий что люди могут или разрешено выполнять.Кроме того, он отмечает, технологические артефакты, как активные посредники, влияют на действия и опыты людей, но они не определяют их. У некоторых людей есть творчески обошел строгую мораль алкогольной блокировки, наличие воздушного насоса в машине (Видал 2004). Тем не менее эти критика подчеркивает проблемы, стоящие на кону в автоматизации принятия решений процессы: вычисления могут ограничивать свободу человека действовать и таким образом влияет на то, в какой степени ее можно удерживать морально ответственный.

Проблемы, которые компьютерные технологии представляют в отношении Условия привлечения к ответственности указывают на ограничения общепринятые этические рамки в решении вопроса морального обязанность. Традиционные модели моральной ответственности кажутся разработан для видов действий, выполняемых человеком, который непосредственно видимые последствия (Waelbers 2009). Однако в сегодняшнее общество приписывает ответственность человеку или группа людей переплетается с артефактами, с которыми они взаимодействуют так же, как и с намерениями и действиями других людей агенты, которые опосредуют эти артефакты.Действия с компьютерными технологиями может потребоваться другой анализ того, кто может нести ответственность и что значит быть морально ответственным.

Моральная ответственность обычно возлагается на моральных агентов и по крайней мере в западных философских традициях моральная свобода концепция предназначена исключительно для людей (Johnson 2001; Doorn and ван де Поэль 2012). В отличие от животных или стихийных бедствий, люди в этих традициях могут быть составителями морально значимых действия, поскольку они могут свободно действовать одним способом, а не по-другому и обдумайте последствия этого выбора.И, хотя некоторые люди склонны антропоморфизировать компьютеры и относиться к ним так, как если бы они были моральными агентами (Reeves, Nass 1996; Nass и Moon 2000; Rosenthal-von der Pütten 2013), большинство философов соглашаются что современные компьютерные технологии не следует называть моральными агентами, если это будет означать, что их можно удерживать морально ответственный. Однако ограничения традиционных этических словари в размышлениях о моральных измерениях вычислений заставили некоторых авторов переосмыслить концепцию моральной свободы воли.

2.1 Компьютеры как морально ответственные агенты

Возрастающая сложность компьютерных технологий и достижения в Искусственный интеллект (AI), бросьте вызов идее, что люди единственные сущности, перед которыми моральная ответственность может или должна быть приписаны (Bechtel 1985; Kroes and Verbeek 2014). Деннет, например, предлагает, чтобы компьютерная моральная ответственность возможна, если речь идет о вышестоящем преднамеренная компьютерная система (1997). Преднамеренная система, согласно его, можно предсказать и объяснить, приписывая убеждения и желания к нему, а также рациональность.Другими словами, его поведение можно описать, если предположить, что у системы есть ментальные состояния и что она действует в соответствии с тем, что, по его мнению, следует делать, учитывая его убеждения и желания. Многие компьютеры сегодня, по словам Деннета, уже интенциональные системы, но им не хватает способности более высокого порядка отражать и рассуждать о своем психическом состоянии. Они не имеют представления о их убеждения или мысли о желаниях. Деннет предполагает, что вымышленный HAL 9000, который был показан в фильме 2001: Космос Odyssey можно квалифицировать как преднамеренную систему высшего порядка, которая могут нести моральную ответственность.Хотя текущие достижения в области ИИ могут не ведет к HAL, он видит развитие компьютерных систем с интенциональность высшего порядка как реальная возможность.

Саллинс утверждает, как и Деннетт, что моральная свобода только для людей (2006). Он предлагает, чтобы компьютерные системы или, более конкретно, роботы являются моральными агентами, когда у них есть значительный уровень автономии, и их можно рассматривать как соответствующий уровень абстракции как демонстрация намеренного поведения.А робот, по словам Саллинза, был бы значительно автономным, если бы не находился под прямым контролем других агентов при выполнении своих задания. Обратите внимание, что Саллинз интерпретирует автономию в узком смысле в сравнение с концепцией автономии в моральной философии как собственность людей. В качестве третьего условия он добавляет, что робот также должен быть ответственным, чтобы быть моральным агент. То есть робот выполняет некоторую социальную роль, которая связана с у него есть некоторые обязанности и в этой роли появляется робот иметь "убеждения" и понимание своих обязанностей по отношению к другим моральным агентам (стр.28). Чтобы проиллюстрировать, что за способности необходимы для «полной моральной свободы воли», он проводит аналогию с медсестрой. Он утверждает, что если бы робот был достаточно автономен, чтобы выполнять те же обязанности, что и медсестра, и понимал свою роль и обязанности в области здравоохранения системы ухода, тогда это было бы «полное моральное агент ». Саллинз утверждает, что это будет некоторое время до машины с такими возможностями будут доступны, но «Даже скромных роботов сегодня можно рассматривать как агентов морали. своего рода на определенных, но не на всех уровнях абстракции и являются заслуживает морального уважения »(стр.29).

Второе возражение против раннего проекта (сильного) ИИ (Sack 1997), [3] критики такого анализа представленные Деннетом и Саллинзом, возражали против идеи, что компьютерные технологии могут сделать людей нравственными агенты, такие как психические состояния, интенциональность, здравый смысл или эмоции (Джонсон 2006; Куфлик 1999). Они, например, указывают, что это нет смысла рассматривать компьютерные системы как моральные агенты, которые могут быть привлечены к ответственности, поскольку они не могут страдать и, следовательно, не могут быть наказаны (Воробей 2007; Асаро 2011).Или они утверждают, как это делает Шталь, что компьютеры не способны к моральным рассуждениям, потому что у них нет способность понимать значение информации, которую они процесс (2006). Чтобы понять смысл моральных утверждений агент должен быть частью той формы жизни, в которой утверждение значимый; он должен уметь участвовать в моральных дискурсах. Аналогичный к дебатам об ИИ критики продолжают проводить различие между люди и компьютеры, отмечая различные возможности компьютеров нет и не может, чтобы оправдать приписывание моральных агентство.

2.2 Создание автономных моральных агентов

В отсутствие каких-либо окончательных аргументов за или против возможность моральной ответственности будущих компьютерных систем, исследователи в области машинной этики стремятся к дальнейшему развитию обсуждение, сосредоточившись вместо этого на создании компьютерной системы, которая может ведите себя так, как будто они являются моральными агентами (Moor 2006). Исследование в этой области занимался проектированием и разработкой компьютерные системы, которые могут самостоятельно определить, что правильно делать было бы в данной ситуации.По словам Аллена и Уоллаха, такие автономных моральных агентов (AMA) должны быть способны рассуждений о моральной и социальной значимости своего поведения и использовать свою оценку воздействия их поведения на разумные существа, чтобы сделать правильный выбор (2012; см. также Уоллах и Аллен 2009 г. и Аллен и др. 2000). Такие способности необходимы, утверждают они, потому что компьютеры становятся все более сложными и способны работа без прямого человеческого контроля в различных контекстах и среды.Прогрессивно автономные технологии уже в разработки, такие как военные роботы, автомобили или поезда без водителя и сервисные роботы для дома и здравоохранения будут задействованы в моральные ситуации, которые напрямую влияют на безопасность и благополучие люди. В будущем может возникнуть проблема с автономным роботом для обезвреживания бомб с решением, какую бомбу следует обезвредить в первую очередь, чтобы минимизировать потери. Точно так же моральное решение, что беспилотный автомобиль возможно, придется решить, остановиться ли для переездной собаки или избежать риск причинения травмы водителю позади него.Такие решения требуют суждение. В настоящее время операторы принимают такие моральные решения, или Решение уже заложено в конструкцию компьютерной системы. Машинная этика, утверждают Уоллах и Аллен, выходит за рамки создания инженеры осведомлены о ценностях, которые они закладывают в конструкцию своих продуктов, поскольку он стремится встроить принятие этических решений в машины.

Чтобы дополнительно указать, что означает для компьютеров соблюдение этических норм решения, или положить «этику в машину», Мур различает три разных типа этических агентов: неявные этические агенты, явные этические агенты и полные этические агенты (2006).Первый тип агентов - это компьютер, обладающий этикой его разработчики вписали в свой дизайн. Эти агенты сконструированы придерживаться норм и ценностей контекста, в котором они разработаны или будут использоваться. Таким образом, кассирам банкоматов необходимо иметь высокий уровень безопасности для предотвращения рисования посторонними людьми деньги со счетов. Явный этический агент - это компьютер, который может «Соблюдайте этику». Другими словами, он может на основании этическая модель определяет, что было бы правильным, учитывая определенные входы.Этическая модель может быть основана на традиционных этических принципах. теории, такие как кантианская или утилитарная этика - в зависимости от предпочтения его создателей. Эти агенты «сделают этичным решения »от имени пользователей (и разработчиков). Такие агенты сродни автономным моральным агентам, описанным Алленом и Валлах. Наконец, Мур определяет полных этических агентов как сущности, которые могут выносить этические суждения и оправдывать их, как и люди мочь. Он утверждает, что хотя сегодня компьютерных технологий нет что можно назвать полностью этичным, это эмпирический вопрос, можно ли или нет, это возможно в будущем.

Усилия по созданию AMA поднимают вопрос о том, как эти усилия влияет на приписывание моральной ответственности. Если эти технологии не являются моральными агентами, как люди, могут ли они считаться моральными ответственный? Как люди могли бы создать этих искусственных агентов, чтобы вести себя в рамках заранее определенных формализованных этических рамок, это вероятно, что ответственность все же будет возложена на этих человеческих акторы и те, кто использует эти технологии. Однако, как отмечает Аллен и Уоллах признает опасность сосредоточения исключительно на оснащении роботы с моральными способностями принимать решения, а не в социотехнических системах, в которые встроены эти роботы, что это может вызвать дальнейшую путаницу в распределении ответственность (2012).Роботы с моральными способностями к принятию решений могут представлять аналогичные проблемы с возложением ответственности на другие технологий, когда они вводят новые сложности, которые скрывают причинно-следственные связи, ведущие к их создателям и пользователей.

2.3 Расширение концепции моральной свободы воли

Перспектива все более автономного и интеллектуального компьютера технологий и растущую трудность поиска ответственного человека агенты побуждают Флориди и Сандерса придерживаться другого подхода (2004).Они предлагают расширить класс моральных агентов, включив в него искусственные агентов, отключая при этом моральную свободу воли и моральную ответственность от понятие моральной ответственности. Они утверждают, что « непреодолимые трудности для традиционных и уже довольно устаревших точка зрения, что человека можно признать ответственным за определенные виды программное и даже аппаратное обеспечение »требует иного подхода (стр. 372). Вместо этого они предлагают использовать искусственные агенты. признаны моральными агентами, которые могут быть привлечены к ответственности, но не ответственный.Для иллюстрации они проводят сравнение искусственных агенты и собаки как источники моральных действий. Собаки могут быть причиной морально заряженные действия, такие как повреждение имущества или помощь в спасении жизни человека, как в случае с поисково-спасательными собаками. Мы можем идентифицировать их как моральных агентов, даже если мы обычно не придерживаемся их морально ответственными, по мнению Флориди и Сандерса: они источник морального действия и может быть привлечен к моральной ответственности исправляя или наказывая их.

Так же, как животные, утверждают Флориди и Сандерс, искусственные агенты могут рассматриваться как источник моральных действий и, таким образом, может считаться морально подотчетны, когда их можно представить себе как моральные агент из соответствующего уровня абстракции .Понятие Уровни абстракции относятся к позиции, которую каждый занимает сущность для прогнозирования и объяснения своего поведения. На низком уровне абстракции, мы бы объяснили поведение системы с точки зрения ее механические или биологические процессы. На более высоком уровне абстракции это может помочь описать поведение системы с точки зрения убеждений, желания и мысли. Если на достаточно высоком уровне вычислительная система можно эффективно описать как интерактивные, автономные и адаптивным, то его можно привлечь к ответственности согласно Флориди и Сандерс (стр.352). Таким образом, это не требует индивидуальности или свободы воли. чтобы агент несли моральную ответственность; скорее агент должен действовать как если бы у него были намерения и он мог делать выбор.

Преимущество отделения подотчетности от ответственности, по мнению Флориди и Сандерса, в том, что он делает акцент на моральном агентурность, подотчетность и порицание, вместо того, чтобы выяснить, какие человеческие агенты несут ответственность. «Мы менее склонны назначать ответственность любой ценой, вызванная необходимостью идентифицировать человека моральный агент.Мы можем высвободить технологическое развитие АА [Искусственные агенты] из-под стандартных ограничений вид »(с. 376). Когда искусственные агенты "плохо себя ведут" с ними можно иметь дело напрямую, когда их автономное поведение и сложность делает слишком трудным распределение ответственности между человеческие агенты. Аморальные агенты могут быть изменены или удалены. Тогда это можно приписать моральную ответственность, даже если моральная ответственность не может быть определена.

Критики взглядов Флориди и Сандерса на ответственность и мораль агентство утверждает, что акцент анализа на вычислительных артефакты, рассматривая их как моральные агенты, отвлекут внимание от людей, которые их развертывают и развивают.Джонсон, например, утверждает, что компьютерные технологии остаются подключенными к преднамеренность их создателей и пользователей (2006 г.). Она утверждает, что хотя вычислительные артефакты являются частью морального мира и должны быть признаны как сущности, имеющие моральное значение, они не моральные агенты, поскольку они не преднамеренные. Они не намеренно, потому что у них нет ментальных состояний или целей, которые исходит из свободы действий. Она подчеркивает, что хотя эти артефакты не являются преднамеренными, они имеют намерение, но их преднамеренность связана с их функциональностью.Они созданы людьми артефакты, их дизайн и использование отражают намерения дизайнеров и пользователи. Пользователи, в свою очередь, используют свое намерение для взаимодействия с помощью программного обеспечения и через него. При взаимодействии с артефактами они активировать вписанные намерения дизайнеров и разработчиков. Это компьютерные технологии созданы в результате человеческой деятельности, разработан, протестирован, установлен, запущен и предоставлен с вводом и инструкции по выполнению указанных задач. Без этой человеческой деятельности компьютеры ничего не сделают.Приписывание независимой моральной свободы компьютеры, утверждает Джонсон, отключает их от человеческого поведения который создает, развертывает и использует их. Это отвлекает внимание от силы, которые формируют технологическое развитие и ограничивают возможность вмешательства. Например, остается вопрос о выясняя, кто несет ответственность за неисправность или аморальные искусственные агенты, или кто должен исправить вредные события, которые они могут вызвать. Он откладывает вопрос о том, кто должен отвечать для условий, при которых искусственным агентам разрешено работать (Noorman 2009).

Тем не менее, сказать, что технологии не являются моральными агентами, не значит сказать что они не являются частью моральных поступков. Некоторые философы подчеркнул, что моральная ответственность не может быть правильно понята не признавая активной роли технологий в формировании человеческого действие (Jonas 1984; Verbeek 2006; Johnson and Powers 2005; Waelbers 2009 г.). Джонсон, например, утверждает, что, хотя компьютеры не моральные агенты, создатель артефакта, артефакт и артефакт все пользователи должны быть в центре моральной оценки, поскольку все они работа в действии (Джонсон 2006).Люди создают эти артефакты и впишите в них их особые ценности и намерения для достижения определенных эффектов в мире и, в свою очередь, технологические артефакты влияют на то, что люди могут и не могут делать и влияют на то, как они воспринимают и интерпретируют мир.

Точно так же Вербеек утверждает, что одни только технологические артефакты не иметь моральной свободы воли, но моральной свободы "Чисто" человеческий. Моральная свобода действий обычно включает артефакт-посредник, который формирует человеческое поведение, часто не так ожидал дизайнер (2008).Моральные решения и действия совмещены с технологическими артефактами. Он предполагает, что во всех формах человеческое действие существует три формы действия: 1) посредничество человек, выполняющий действие; 2) агентство дизайнера, который помог сформировать посредническую роль артефактов и 3) артефакт посредничество в действиях человека. Агентство артефактов неразрывно связано агентству его дизайнеров и пользователей, но его нельзя свести к любой из них. Таким образом, для него субъект, действующий или нравственный Решения - это сочетание человеческого и технологического компонентов.Мораль Агентство находится не просто в человеке, а в сложной смеси людей и технологий.

В более поздних статьях Флориди исследует концепцию распределенного морального действия (2013, 2016). Он утверждает, что некоторые важные моральные результаты нельзя свести к морально значимым действиям некоторых лиц. Морально нейтральные действия нескольких лиц все еще могут привести к морально значимым событиям. Частные лица могли не иметь предназначены для причинения вреда, но, тем не менее, их совместные действия могут все же причинить моральный вред кому-то или чему-то.Чтобы иметь дело с проблемой последующего возложения моральной ответственности за такие распределенные моральные действия, он утверждает, что в центре внимания анализа должны перейти от агентов моральных действий к пациентам. Мораль действие может быть оценено с точки зрения вреда для пациента, независимо от намерений задействованных агентов. Назначение ответственность затем фокусируется на том, является ли агент причинно ответственность за результат и корректировку своего поведения для предотвращения вред. Если агенты ответственны за причинно-следственную связь - будь то искусственные или биологические - автономны, могут взаимодействовать друг с другом и своими среды и могут извлечь уроки из их взаимодействия, несет ответственность за распределенные моральные действия, согласно Флориди (2016).

В свете отмеченных трудностей приписывания морального ответственность, несколько авторов подвергли критике то, как понятие используется и интерпретируется в отношении вычислений. Они утверждают что традиционные модели или рамки для работы с моральными ответственности не хватает и предлагают разные точки зрения или интерпретации для устранения некоторых трудностей.

3.1 Передача ответственности

Один из подходов - переосмыслить возложение моральной ответственности (Gotterbarn 2001; Waelbers 2009).Когда дело доходит до вычислений практикующих врачей, Готтербарн определяет потенциальные возможности уйти в сторону или избежать ответственность, ища виноватых. Он приписывает это потенциал к двум распространенным заблуждениям об ответственности. В Первое заблуждение состоит в том, что вычисления являются этически нейтральной практикой. По словам Готтербарна, это неуместное убеждение в том, что технологические артефакты и методы их создания этически нейтральны. часто используется для оправдания узкого технологического акцента на разработка компьютерной системы без учета более широкого контекста учитываемые этими технологиями.Этот узкий фокус может иметь пагубные последствия. Готтербарн приводит пример программист, которому было поручено написать программу, которая могла бы опускать или поднимать рентгеновский аппарат на столбе после установки рентгенолога необходимая высота. Программист сосредоточился на решении заданной головоломка, но не учла обстоятельства, при которых устройство и непредвиденные обстоятельства, которые могут произойти. Он, таким образом, не учитывали возможность случайного попадания пациента в способ перемещения устройства вверх и вниз по полюсу.Этот надзор в итоге привело к трагической аварии. Пациент был раздавлен устройством, когда техник установил устройство на высоту столешницы, не понимая, что пациент все еще находился под ним. По словам Готтербарна, компьютер практикующие специалисты несут моральную ответственность за рассмотрение таких непредвиденные обстоятельства, даже если они могут не быть обязательными по закону. Создание и использование технологических артефактов - это нравственная деятельность и выбор одного конкретного дизайнерского решения по сравнению с другим имеет реальные и материальные последствия.

Второе заблуждение состоит в том, что ответственность сводится только к определение вины, когда что-то идет не так. Компьютерные практики, по словам Готтербарна, традиционно допустили халатность модель ответственности, которая фокусируется на определении подходящих виновный во вредных происшествиях (2001 г.). Эта модель злоупотребления служебным положением приводит к всевозможные оправдания уклонению от ответственности. В частности, сложности, которые привносят компьютерные технологии, позволяют компьютеру практикующих, чтобы избежать ответственности.Расстояние между разработчиков и эффекты от использования созданных ими технологий может, например, использоваться для утверждения, что нет прямого и непосредственная причинно-следственная связь, которая привела бы разработчиков к неисправности. Разработчики могут утверждать, что их вклад в цепочку событий был незначительны, поскольку они являются частью команды или более крупной организации, и они имел ограниченные возможности поступить иначе. Модель злоупотребления служебным положением, по словам Готтербарна, компьютерных специалистов побуждает дистанцироваться себя от ответственности и виноват.

Два заблуждения основаны на определенном взгляде на ответственность, которая сосредотачивается на том, что освобождает от вина и ответственность. В отношении Лэдда Готтербарн называет это отрицательная ответственность и отличает ее от положительной ответственность (см. также Ladd 1989). Позитивная ответственность подчеркивает «достоинство обладания или обязанности уважать за последствия, которые его или ее действия имеют для других » (Готтербарн 2001, с. 227). Позитивная ответственность влечет за собой эту часть профессионализма компьютерных экспертов заключается в том, что они стремятся свести к минимуму непредвиденные нежелательные события.Он фокусируется на том, что должно быть сделано, а не обвинять или наказывать других за безответственные поведение. Готтербарн утверждает, что компьютерные профессии должны принять позитивная концепция ответственности, так как подчеркивает обязательства и обязанности компьютерных практиков учитывать последствия своих действий и свести к минимуму возможность причинение вреда. Компьютерные специалисты несут моральную ответственность за избежать вреда и доставить исправно работающий продукт, по его словам, независимо от того, будут ли они привлечены к ответственности, если что-то сложится по-другому.

Акцент на предполагаемой моральной ответственности компьютера практиков поднимает вопрос, насколько далеко эта ответственность достигает, в частности, в свете систем, которые многие руки помогают создавать и трудности, связанные с предвидением непредвиденных обстоятельств, которые могут вызвать неисправность системы (Stieb 2008; Miller 2008). К чему степень готовности разработчиков и производителей к предвидеть или предотвращать последствия использования их технологии или возможные «ошибки» в их коде? Эти системы обычно непонятны ни одному программисту, и это кажется маловероятным, что сложные компьютерные системы могут быть полностью ошибочными свободный.Более того, дизайнеры и инженеры не могут предусмотреть все возможное. условия, в которых их продукты в конечном итоге будут работать. Должен производители мобильных телефонов ожидали, что их продукция будет использоваться в придорожных бомбах? Более фундаментальный вопрос: компьютерные программисты несут более широкую ответственность за благополучие общественности или только своему работодателю?

3.2 Ответственность на практике

Тем не менее, различие между положительным и отрицательным ответственность подчеркивает, что привлечение кого-либо к моральной ответственности имеет социальная функция, которая дает еще один взгляд на проблему (Шталь 2006; Эшлеман 2016).Как перспективно, так и ретроспективно, ответственность работает над организацией социальных отношений между людьми и между людьми и учреждениями. Он устанавливает ожидания между людьми для выполнения определенных обязательств и обязанностей и обеспечивает означает исправление или поощрение определенного поведения. Например, Ожидается, что робототехническая компания разработает меры безопасности, предотвращающие роботы от причинения вреда людям. Если компания не выдержит этого ожидания, он будет привлечен к ответственности, а в некоторых случаях придется заплатить за ущерб или понести другое наказание.В наказание или перспектива наказания могут побудить компанию больше внимания к системной безопасности, надежности, надежному дизайну и рискам участвует в их производстве роботов. Это может спровоцировать компанию принять меры для предотвращения несчастных случаев в будущем. Тем не менее, это может также поощряйте его найти способы переложить вину. Идея, что ответственность касается межличностных отношений и ожиданий об обязанностях и обязательствах делает акцент на практике возлагая на кого-то ответственность (Eshleman 2016).

Конкретные практики и социальные структуры, которые используются для приписывать ответственность и привлекать людей к ответственности, иметь влияние о том, как мы относимся к технологиям. Ниссенбаум утверждает, что трудности в отнесении моральной ответственности могут степени, можно проследить до конкретных характеристик организационный и культурный контекст, в котором компьютерные технологии встроенный. Она утверждает, что наши представления о природе, способностях и ограничения вычислений влияют на ответственность тех кто разрабатывает и использует компьютерные технологии (1997).Она наблюдает систематическая эрозия ответственности в нашей все более компьютеризированной общества, где она рассматривает ответственность как ценность и практика, которая делает упор на предотвращение вреда и риска.

Подотчетность означает, что кто-то или несколько человек, отвечать не только за сбои в жизненно важных системах, вызвать или рискнуть получить серьезные травмы и вызвать инфраструктуру и большие денежные убытки, но даже за неисправности, которые вызывают индивидуальные потеря времени, удобства и удовлетворенности.(1994, с. 74)

Его можно использовать как «мощный инструмент для лучшей мотивации. практики, и, следовательно, более надежные и заслуживающие доверия системы »(1997, с. 43). Привлечение людей к ответственности за вред или риски, вызванные компьютерными системами, являются сильным стимулом чтобы свести их к минимуму и может служить отправной точкой для назначения только наказание.

Однако культурные и организационные практики делают наоборот к «условиям, в которых компьютерные технологии широко разрабатываются и внедряются в сочетании с популярными концепциями о природе, возможностях и ограничениях вычислений » (п.43). Ниссенбаум выделяет четыре препятствия на пути к ответственности в сегодняшнее общество: (1) проблема многих рук, (2) принятие компьютерные ошибки как неотъемлемый элемент больших программных систем, (3) использование компьютера как козла отпущения и (4) владение без ответственность. По словам Ниссенбаума, люди склонны уклоняться ответственность и перекладывать вину на других, когда аварии происходят. Проблема многих рук и идея, что программные ошибки неизбежный побочный продукт сложных компьютерных систем слишком легко принято как оправдание того, что он не отвечает за вредные последствия.Люди также склонен указывать пальцем на сложность компьютера и утверждают, что "виноват компьютер", когда пойти не так. Наконец, она замечает тенденцию компаний требовать право собственности на программное обеспечение, которое они разрабатывают, но отклонить обязанности, связанные с владением. Компьютер текущего дня программы поставляются с расширенными лицензионными соглашениями, которые подтверждают права собственности производителя на программное обеспечение, но отказываемся от любых ответственность за качество или производительность продукта.Oни также снять с себя любую ответственность за косвенный ущерб, возникший в результате от дефектов программного обеспечения.

Эти четыре барьера, считает Ниссенбаум, стоят на пути «Культура подотчетности», направленная на поддержание четкие линии ответственности. Такая культура воспитывает сильное чувство ответственности как добродетели, которую следует поощрять, и все, кто связан к исходу определенных действий несет ответственность за это. Подотчетность, согласно Ниссенбауму, отличается от ответственности.Ответственность - это поиск виновного и компенсация убытки, понесенные после события. Как только этот человек будет найден, другим можно позволить "слезть с крючка", что может побудить людей искать оправдания, например, обвинять компьютер. Однако ответственность распространяется на всех участников. Это требует особого организационного контекста, в котором ответственность работает, чтобы побудить людей уделять больше внимания безопасность системы, надежность и продуманный дизайн, чтобы установить культура ответственности.Организация, которая не ценит подотчетность, и это мало касается ответственности в организация производственных процессов с большей вероятностью позволит технологические продукты становятся непонятными. Ниссенбаума анализ показывает, что наша практика привлечения к ответственности - установленные способы привлечения людей к ответственности и передачи ожидания по поводу обязанностей и обязательств - постоянно меняются и велись переговоры, отчасти в ответ на введение новых технологии (см. также Noorman 2012).

Ниссенбаум утверждает, что контекст, в котором развиваются технологии, и употребление оказывает значительное влияние на приписывание моральных ответственности, но несколько авторов подчеркнули, что моральный ответственность не может быть правильно понята без признания активная роль технологий в формировании человеческих действий (Jonas 1984; Verbeek 2006; Джонсон и Пауэрс 2005; Waelbers 2009). По словам Джонсона и Силы недостаточно просто смотреть на то, что люди намерены и делать. «Приписывание большей ответственности лицам, которые действуют с технология требует понимания поведения технологии »(стр.107). Необходимо рассмотреть различные способы какие технологические артефакты опосредуют действия человека. Мораль ответственность, таким образом, заключается не только в том, как действия человека или группа людей влияет на других морально значимым образом; это также о том, как технологии формируют их действия. Мораль ответственность с этой точки зрения лежит не на личности или межличностные отношения, но распространяется среди людей и технологии.

Компьютерные технологии бросили вызов традиционным представлениям о моральной ответственности и подняли вопросы о том, как распределяла ответственность надлежащим образом.Могут ли люди быть несет ответственность за поведение сложных компьютерных технологий что они имеют ограниченный контроль или понимание? Человек являются единственными агентами, которые могут нести моральную ответственность или могут понятие морального агента должно быть расширено, чтобы включить в него искусственные вычислительные сущности? В ответ на такие вопросы философы пересмотрели концепции моральной свободы воли и моральной ответственности. Хотя там нет четкого консенсуса относительно того, что эти концепции должны повлечь за собой все более цифровое общество, из обсуждений ясно, что что при любом размышлении об этих концепциях необходимо будет рассмотреть, как эти технологии влияют на действия человека и границы между компьютерами технологии и люди.

Моральный ущерб и ущерб правам человека

Дела о незаконном увольнении могут касаться не только лица, требующего выплаты дополнительной заработной платы вместо уведомления; они также могут включать требование о возмещении иного ущерба, включая моральный ущерб.

Моральный ущерб - это ущерб, причиненный способом увольнения; если поведение работодателя признано несправедливым или недобросовестным, вызывая у работника психическое расстройство (см. Keays v. Honda Canada Inc., 2008 SCC 39 @ para. 59), эти дополнительные «моральные убытки» могут быть предписаны. Моральный ущерб является исключением, а не правилом: обычный стресс и обида, возникающие в результате увольнения, обычно не подлежат компенсации.

Ущерб также может быть назначен за нарушение Кодекса прав человека. В недавнем решении Апелляционного суда Онтарио был рассмотрен вопрос о том, являются ли связанные с Кодексом убытки и «моральный ущерб» одним и тем же и чем они могут отличаться.

Работодатель Zochem Inc. проиграл суд, и ему было приказано выплатить моральный ущерб своему бывшему сотруднику Дойлу.Работодатель подал апелляцию, прося Апелляционный суд уменьшить размер морального вреда, присужденного судьей первой инстанции, на сумму ущерба, установленного за нарушение Кодекса прав человека Онтарио («Кодекс»). По сути, Zochem утверждала, что обе награды основаны на одинаковом поведении и не должны получать двойную компенсацию.

В своем постановлении ( Дойл против Zochem Inc. , 2017 ONCA 130) Апелляционный суд Онтарио не согласился с заявителем, заявив, что, хотя поведение, касающееся двух арбитражных решений, частично совпадает, поведение не является идентичным.Суд признал, что он должен избежать ловушки двойной компенсации; однако компенсация морального вреда / ущерба отягчающих обстоятельств должным образом отделена от компенсации за нарушение Кодекса.

Ущерб за нарушение Кодекса не обязательно должен быть связан с способом увольнения, постановил суд, и присуждается в качестве компенсации за потерю права на свободу от дискриминации, то есть сексуальных домогательств на рабочем месте. В решении по делу Дойла Апелляционный суд Онтарио постановил, что рассматриваемые решения подтверждают различные правовые интересы и, соответственно, в присужденных убытках нет дублирования.В результате моральный ущерб в размере 60 000 долларов США не был уменьшен на сумму компенсации в размере 20 000 долларов США за нарушение Кодекса.

Аналогичный результат был получен в прошлогоднем решении Апелляционного суда Онтарио по делу Strudwick v. Applied Consumer & Clinical Evaluations Inc. , 2016 ONCA 520. В этом деле Суд признал возможность некоторого совпадения убытков; однако далее он постановил, что крайне недобросовестное и несправедливое обращение с сотрудником при увольнении должно привести к отдельному присуждению компенсации за особо тяжкий ущерб в размере 70 000 долларов в дополнение к 40 000 долларов, присужденным за нарушение Кодекса.

В деле Strudwick судья Суда по ходатайствам увеличил количество месяцев, причитающихся истцу для разумного уведомления по статье «Убытки Уоллеса». Апелляционный суд Онтарио отклонил этот подход и также уменьшил размер компенсации за отягчающие обстоятельства дела на ту же сумму. (Обратите внимание, что в решении Strudwick Апелляционный суд Онтарио также присудил компенсацию за неправомерное увольнение, за умышленное причинение психического расстройства и штрафные убытки.)

В деле Keays v.Решение Honda , судья Бастараче осторожно объяснил различие между штрафными убытками, которые предназначены для наказания, и убытками от отягчающих обстоятельств, которые предназначены для компенсации. В этом решении Верховный суд Канады ясно дал понять, что суды должны задавать вопросы:

«… было ли распределение штрафных убытков необходимым для целей денонсации, устрашения и возмездия после того, как было присуждено возмещение ущерба за поведение при увольнении».

Учитывая, что поведение, повлекшее за собой штрафные убытки, скорее всего, будет тем же поведением, которое повлекло за собой возникновение других причин ущерба, обязательно имеет место совпадение, и именно суд должен будет определить, является ли компенсационный ущерб недостаточным для ответа на поведение Ответчика. .

Результат для работодателей, рассматривающих увольнение сотрудника, выглядит следующим образом:

  • Поведение работодателя и его руководства в процессе увольнения будет тщательно проверяться на предмет недобросовестности или несправедливости;
  • Даже если такое поведение не является «дискриминационным» в соответствии с Кодексом, оно может привести к унижению и другим формам травм пострадавшего сотрудника;
  • Суды готовы назначить компенсацию за такую ​​травму;
  • Если лицо также подает жалобу на нарушение прав человека, возможна отдельная компенсация ущерба за страдания от дискриминации, и оно не будет автоматически вычтено из морального ущерба, причиненного простым плохим поведением.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *