Физические страдания это: Физические и нравственные страдания \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Содержание

Что такое моральный вред. Объясняем простыми словами — Секрет фирмы

Проще говоря, моральный вред человеку могут нанести утрата родственников, потеря работы, раскрытие семейной или врачебной тайны, невозможность вести активную общественную жизнь или публичные заявления, которые порочат его честь и достоинство, деловую репутацию. Доказать моральный вред сложнее, чем физический, но возможно.

Например, вы купили новое транспортное средство и сразу попали в аварию не по своей вине. Вы находитесь в подавленном и депрессивном состоянии. Чтобы помимо компенсации за разбитый автомобиль получить компенсацию морального вреда, нужно предоставить суду справку от врача или пригласить на заседание эксперта (психолога или психотерапевта), который сможет подтвердить ваше состояние.

Пример употребления на «Секрете»

«В расчётных документах должен указываться код вида дохода. Если у человека по ошибке списали пособие по безработице, он может заявить право на компенсацию морального вреда. Верховный суд посчитал, что у должников должна оставаться возможность снять деньги в любое время».

(Из новости о том, почему Верховный суд обязал банки платить компенсацию за списание социальных выплат.)

Нюансы

Понятие «моральный вред» представлено двумя видами страданий — физическими и нравственными.

В Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994 № 10 говорится о том, что понимать под моральными страданиями следует унижение, беспомощность, страх и другое дискомфортное состояние. Под физическими понимаются любые болезненные или неприятные ощущения: боль, зуд, жжение, тошнота, головокружение, удушье и т. п.

Денежная компенсация за моральный вред может распространяться только на гражданина. Юридическое лицо вправе требовать взыскание за репутационный вред. Оно должно опираться на нормы о причинении убытков, а не морального ущерба.

Критика

Институт морального вреда в России появился относительно недавно. Его становление вызывает некоторые проблемы правоприменительного характера. Например, в судебной практике до сих пор нет чётких критериев, каким должен быть размер денежной компенсации. Чаще всего требования о взыскании морального вреда выполняются частично, независимо от того, какую сумму озвучивал истец. Чаще всего эти выплаты не могут компенсировать причиненный вред в полном объёме. Суд руководствуется требованиями законодательства, однако определение денежной суммы основывается на субъективной оценке судьи.

Статью проверил:

О компенсации морального вреда » МО «Княжево»

Действующим законодательством, статьей 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) предусмотрено — если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Постановлением Пленума Верховного суда Санкт-Петербурга от 20. 12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» дано разъяснение что является моральным вредом.

Это нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями гражданина, которому причинен вред.

Согласно статье 1099 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда.

В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом (ст. 1100 ГК РФ):

вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;

вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

В силу статьи 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Согласно статье 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее – ГПК РФ) иск о компенсации морального вреда подается в суд по месту жительства ответчика. В случае если требование о компенсации морального вреда связано с причинением увечья, иным повреждением здоровью, смертью кормильца, исковое заявление может быть подано в суд по месту жительства истца или месту причинения вреда.

В силу статьи 45 ГПК РФ прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Заявление в защиту прав, свобод и законных интересов гражданина может быть подано прокурором только в случае, если гражданин по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не может сам обратиться в суд.

Уважаемые жители Кировского района, если Вы относитесь к категории граждан, в защиту которых вправе выступать прокурор, обращайтесь в прокуратуру Кировского района Санкт-Петербурга по адресу: Санкт-Петербург, ул. Новоовсянниковская, д.19 «а», с соответствующим заявлением, приложив документы, подтверждающие невозможность самостоятельно обратиться в суд за защитой своих интересов (к примеру: справка об инвалидности, пенсионное удостоверение).

«Компенсация за невроз»

Директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев:

Моральный вред, а уж тем более материальная компенсация морального вреда, по-прежнему многими воспринимается как что-то несерьезное, как какая-то прихоть. Такое отношение не является нормальным. Если есть моральный вред от того или иного деяния, то должна быть и его материальная компенсация. Тем не менее, российское правосудие явно недооценивает важность института компенсации морального вреда.

То, как компенсируется моральный вред, является своего рода индикатором морального здоровья общества, развитости его правовой системы. Но не менее важной является и экономическая сторона дела. Материальная компенсация морального вреда для одних — это соответствующие экономические издержки для других. Издержки как наказание могут или оказывать какое-либо влияние на субъекты, или нет. Это означает, что институт компенсации морального вреда важен не только для юристов, медиков, но и для экономистов и др.

Основополагающим законодательным актом, на который опираются суды в делах о компенсации морального вреда, является Гражданский кодекс (ГК). Согласно статье 151 ГК, моральный вред — это физические или нравственные страдания. В случае причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд должен принимать во внимание степень вины нарушителя, учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Эта статья ГК весьма лаконична, и ее содержания в ряде случаев недостаточно для принятия справедливого решения о назначении компенсации морального вреда в суде. Однако существует постановление Пленума Верховного суда РФ от 20 декабря 1994 г. N 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором указанный вопрос рассмотрен более глубоко. Согласно документу, «под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.

п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.».

Постановление N 10 явно противоречит ГК, поскольку, согласно ему, моральный вред может быть причинен действиями, нарушающими имущественные либо имущественные права гражданина, а согласно кодексу — только действиями, нарушающими неимущественные права. В судебной практике это противоречие разрешается по-разному. Так, Люберецкий городской суд 11 мая 2011 года решил не взыскивать с ответчицы сумму морального ущерба в пользу истицы в деле о взыскании долга по расписке. Решение суд обосновал тем, что ст. 151 ГК допускает компенсацию морального вреда в случаях совершения действий, нарушающих личные неимущественные права граждан. В данном же случае «… возник спор имущественного характера и специальной нормы, позволяющей возлагать на нарушителя обязанность денежной компенсации морального вреда, не имеется». Однако в похожем деле в компенсации морального вреда отказали, потому что истец не представил доказательства, обосновывающие требование о компенсации морального вреда, поэтому суд счел требования о компенсации морального вреда необоснованными (решение N М-2485/2012 Ленинского районного суда г. Томска от 13 ноября 2012 года).

Иски о компенсации только морального вреда в России довольно редки. Как правило, компенсация за моральный ущерб является составной частью общего иска. Исключение составляют иски по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации, в которых компенсация составляет значительную долю общей суммы иска. Также в судебной практике встречаются иски о возмещении морального ущерба в случае незаконных действий властей, работодателей.

В судебных исках по другим вопросам зачастую моральную компенсацию требуют «постольку-поскольку». При этом истцы нечасто обеспечивают доказательную базу своих страданий (справки от врачей, психологов, подтверждающие ухудшение здоровья в результате действий обвиняемой стороны). Между тем документальное подтверждение страданий является для суда важнейшим фактором принятия решения, поскольку дел, в рамках которых взыскивается моральный ущерб, довольно много, и различить истцов по степени страдания без доказательств довольно сложно.

В России не существует какой-либо нормативно утвержденной (рекомендованной) методики оценки размера компенсации морального вреда. Величина компенсации, согласно законодательству (ст. 151 и 1101 ГК), должна определяться судом, исходя из следующих критериев:

  • степени вины нарушителя;
  • степени физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
  • характера физических и нравственных страданий, который должен оцениваться с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред;
  • индивидуальных особенностей потерпевшего;
  • требований разумности и справедливости;
  • иных заслуживающих внимания обстоятельств.
Как следует из судебной практики, величины компенсаций за причиненный моральный вред довольно значительно отличаются в зависимости от конкретного случая. При этом зачастую в схожих обстоятельствах суммы могут отличаться в разы, и далеко не всегда такие отличия можно считать проявлением разумности и справедливости, упомянутым в ГК. Слишком многое отдается «на откуп» судьям, их представлениям об этих понятиях. Субъективизм как бы «встроен» в современное законодательство, и, возможно, его роль слишком велика в настоящее время. Стандартизация в области назначения размеров компенсаций за моральный ущерб, означавшая некоторое смягчение субъективизма, могла бы существенно облегчить работу судей и повысить доверие к выносимым судебным решениям как со стороны пострадавших, так и со стороны виновных в причинении морального вреда.

Статья опубликована в «Российской бизнес-газете»

На каких основаниях может быть взыскан моральный вред при дорожно-транспортном происшествии

Действующее законодательство трактует моральный вред, возникший в результате ДТП, как нравственные или физические страдания, причиненные действиями владельца автомобиля (источника повышенной опасности), посягающими на материальные блага гражданина, а также жизнь и здоровье.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенных в результате нравственных страданий и др.

Моральный вред при ДТП может возникать не только вследствие на посягательства на нематериальные блага, но также и в результате нарушения права потерпевшего на получение страховой выплаты в полном объеме, при условии необоснованного отказа в выплате в полном объеме или не полной выплате на основании статьи 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» гражданин вправе потребовать компенсацию морального вреда от страховщика.

Однако следует отметить, что в этом случае основанием для получения компенсации морального вреда будет не причинение вреда жизни или здоровью, а нарушение прав потребителя.

В силу ст. 1100 ГК РФ право на компенсацию морального вреда возникает независимо от вины причинителя вреда, если вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности. Поскольку потерпевший в связи с причинением вреда его здоровью испытывает физические или нравственные страдания, установлению в данном случае подлежит лишь размер компенсации морального вреда.

Данный вид вреда не подлежит возмещению в рамках застрахованной гражданской ответственности, так как это не предусмотрено Законом «Об ОСАГО», поэтому потерпевшему необходимо обратится с такими требованиями непосредственно к причинителю вреда.

Лицо, которому причинены нравственные страдания в связи со смертью родственника, приобретает самостоятельное право требования денежной компенсации.

Моральный вред, причиненный действиями нескольких лиц, подлежит возмещению в долевом порядке с учетом степени вины каждого.

Потребовать возмещения морального вреда можно, предъявив гражданский иск в рамках уголовного дела на основании статьи 44 УПК РФ, либо в рамках гражданского судопроизводства по правилам статей 131-132 ГПК РФ.

Гражданский иск, поданный в рамках уголовного дела, не оплачивается государственной пошлиной, а его подсудность независимо от размера требований, следует подсудности уголовного дела, в котором он предъявлен.

По правилам ГПК РФ иск подается, если уголовное дело не возбуждалось, гражданский иск в его рамках не предъявлялся, либо оставлен без рассмотрения. Иск подается в районный суд по выбору истца по месту жительства ответчика (по месту нахождения организации), по месту своего жительства или месту причинения вреда, что предусмотрено статьями 28, 29 ГПК РФ.

Хочется отметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 45 ГПК РФ дела о компенсации морального вреда в связи с причинением вреда жизни или здоровью гражданина слушаются с обязательным участием прокурора, который после всестороннего и полного изучения материалов дела дает свое заключение.

Обращаю ваше внимание, что любая ситуация требует индивидуального подхода и оценки. Тем не менее, надеюсь, что данные рекомендации помогут вам грамотно отстаивать свои права в суде.

 

В Барнауле осудили закрывавших детей в темноте воспитателей детского сада — РБК

Фото: СК РФ

Заведующую и четырех воспитателей частного детского сада «Хеппи Беби» в Барнауле осудили за применение физического насилия в отношении 14 детей. Об этом сообщили в пресс-службе управления Следственного комитета по Алтайскому краю.

По данным следствия, с июня 2017 по апрель 2018 года воспитательницы причиняли детям «физические и нравственные страдания путем систематического нанесения побоев и иных насильственных действий», а также закрывали их по одному в темном помещении детского сада. Об этом знала заведующая детсадом, однако ничего не делала, чтобы прекратить подобные действия. В итоге, как сообщили в СК, пострадали 14 детей в возрасте от двух до шести лет.

Осужденных обвинили по трем статьям в зависимости от совершенных действий — п. «б» ч. 2 ст. 238 (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, совершенное в отношении услуг для детей в возрасте до шести лет), ст. 156 (ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего педагогическим работником, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним) и по пп. «а», «г» ч. 2 ст. 117 УК (истязание, совершенное в отношении двух и более несовершеннолетних лиц).

В СК уточнили, что заведующая получила четыре года лишения свободы условно и три года лишения права заниматься педагогической деятельностью. Воспитателям назначили лишение свободы на срок от трех до пяти лет условно и запретили заниматься педагогической деятельностью на три года.

Детский сад уволил воспитателя, который приклеил скотч на лицо ребенка

Верховный суд предлагает разграничить наказание за моральные и физические пытки — Общество

МОСКВА, 24 декабря. /ТАСС/. Верховный суд (ВС) РФ в своем отзыве на законопроект об ужесточении ответственности в Уголовном кодексе РФ (УК) за пытки предложил разграничить наказание за моральные и физические истязания, а также уточнить само понятие «пытки». Отзыв опубликован в думской электронной базе.

«Следует обратить внимание на то, что одним из самостоятельных конвенционных признаков пытки являются нравственные страдания, причинение которых возможно и при отсутствии насильственных действий», — сказано в тексте. ВС РФ отмечает, что предложенное законопроектом наказание за пытки в виде лишения свободы на срок от 4 до 12 лет «вызывает сомнение, поскольку данная разновидность пыток имеет меньший характер общественной опасности по сравнению, например, с превышением должностных полномочий, повлекших причинение тяжких последствий». За это УК сейчас предусмотрено лишение свободы на срок от 3 до 10 лет.

Кроме того, суд предлагает сохранить в примечаниях «определение пытки, основанное на положениях статьи 1 Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания». При этом «предлагаемое в законопроекте определение пытки нуждается в доработке», согласовании с законодательством. В отзыве предлагается «отразить, что пыткой не является причинение страданий, которые возникают лишь в результате правомерных действий лица или неизбежно сопряжены с такими действиями».

Правительство в своем отзыве законопроект поддержало, не высказав замечаний.

Законопроект об ужесточении наказания за применение пыток внесли глава думского комитета по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников, глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас и его первый заместитель Владимир Полетаев. Проект позволяет в том числе привлекать за это к ответственности и сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний, а не только следователей или лиц, проводящих дознание. Пытки будут караться лишением свободы на срок до 12 лет, данное преступление будет считаться особо тяжким.

стоит ли проверять? ⇒ Блог Ярослава Самойлова

Всем людям свойственно что-то желать, к чему-то стремиться, строить определенные планы. Прекрасно, если все получается, но так бывает, увы, не всегда. В моменты неудач приходит разочарование, опускаются руки, мы невольно начинаем страдать. Никто из нас не застрахован от промахов или потерь. Важно понимать, к чему приводят страдания, и научиться быстро восстанавливать душевное равновесие.

Из этой статьи вы узнаете:

  • Что такое страдание
  • Каковы основные причины страданий
  • Чем опасны постоянные страдания
  • Правда ли, что женщины страдают сильнее мужчин
  • Как избавиться от страданий

Что собой представляют страдания

По сути страдание — это эмоциональное состояние человека, в котором психологический дискомфорт сочетается с неприятными мыслями и ощущениями или с физической болью.

Это состояние прямо противоположно ощущению счастья. Страдание может быть физическим, с реальными болевыми ощущениями, и душевным, с негативными мысленными и энергетическими всплесками, выбросами. Такое состояние может проявляться в виде физической или эмоциональной боли, слез, нервозного угнетенного состояния. Но мы остановимся подробнее именно на эмоциональном страдании.

Исследователи психоэмоционального состояния людей помимо страдания выделяют:

  • уныние, имеющее менее активно выраженную эмоциональную окраску;
  • горе, которое сочетает в себе уныние и страдание, и является реакцией на утрату;
  • депрессию, представляющую собой целый комплекс эмоций, включающий в себя в том числе и страдание.

Наличие внутренней нерешенной проблемы, нереализованность желаний, ощущение внутренней боли или тревоги, от которой невозможно избавиться долгое время, — все это может стать причиной возникновения страдания.

Основные причины страданий

Без видимых на то оснований страдание само по себе не возникает. Нормальному человеку не свойственно истязать себя понапрасну. Страдания становятся следствием определенных обстоятельств нашей жизни, психоэмоциональной реакцией на происходящее.

  1. Несбывшиеся надежды. Наши внутренние убеждения и ожидания не всегда согласуются с реальностью. Каждый из нас в происходящих событиях видит свой смысл. Именно он движет нами, ведет вперед, заставляет развиваться. Другой человек не может знать, чего вы от него хотите и ждете, ведь у него свой смысл жизни – может, даже прямо противоположный. Предъявляя претензии близкому человеку в том, что он считает приоритетным для себя творчество, а не семью, мы неминуемо спровоцируем конфликт.Неоправданными ожиданиями и порождаются всяческие страдания. Не получив желаемого внимания, мы можем решить, что нас забыли или специально игнорируют, чтобы продемонстрировать свое отношение. Нам даже не приходит в голову мысль, что обижаться в такой ситуации — полный абсурд, ведь у каждого из нас свои приоритеты и ценности.
  2. Недостижимость идеала. Создание себе некого идеального образа и попытка подогнуть под него реальность часто приводит к разочарованию, апатии и отсутствию желания действовать дальше. Наступает период страдания. Душевной болью блокируются все попытки найти в происходящем какой-то значимый смысл. То, что мы сосредоточены на выдуманном идеале, мешает просто наслаждаться жизнью, строить планы и быть собой. Это неизменно приводит к страданию.
  3. Чувство обиды. Под влиянием неоправданных ожиданий формируется и чувство обиды. У человека, не получающего желаемого результата от взаимодействия с кем-то, портится настроение, появляется чувство обиды.Ему кажется, что, тот на кого он надеялся, предал и нарушил все планы. В реальности оппонент даже не догадывался, чего именно от него ждут, и действовал в своих интересах. Но поселившееся в душе чувство обиды начинает свое разрушительное действие, не давая человеку возможности найти смысл в произошедшем, и настраивая против оппонента. К чему приводит страдание такого рода? К отсутствию настроения, частым слезам, общему расстройству эмоционального фона.

Правда ли, что женщины страдают чаще и сильнее мужчин

Задумывались ли вы когда-нибудь над тем, что женщины страдают намного чаще мужчин? Наблюдая за мужчиной и женщиной, оказавшимися в одной и той же ситуации, четко видишь, что мужчины, начиная с самого детства, переносят все легче.

  • Девочкам школьницам приносят страдания первые двойки. Мальчишки, затолкав в портфели дневники с тремя «парами», беззаботно играют в футбол.
  • Туго заплетенные косички заставляют девочек страдать, а мальчишкам приносит удовольствие их дергать.
  • Страдания девочек связаны с менструациями, которые совершенно незнакомы мальчикам.
  • Во время пробежки на физкультуре очень болит растущая грудь.
  • Тяжелые серьги оттягивают уши. Высокие каблуки кроме красоты приносят еще и боль в ногах.
  • Мода на модели с заниженной линией талии в мороз приносит воспаление почек и яичников.
  • Мальчикам удается сохранять спокойствие при подготовке к экзаменам, они не ломают голову, в чем пойти на выпускной бал. 
  • Их не беспокоит глобальный вопрос, что приоритетней семья или карьера. Им не нужно приостанавливать карьерный рост на 1,5 – 3 года, чтобы забеременеть, родить и воспитать ребенка.
  • У мужчин никогда не вызовут отчаяния порванные колготки, маленькая грудь, проблемная кожа, сломанный ноготь или нестройные ноги. Эти мелкие неприятности приводят к страданию женщин.
  • Страдания приносит неразделенная любовь и первый в жизни секс. Женщины сами выбирают недостойных их мужчин. Она будет мучиться, тратя свою жизнь на алкоголика, наркомана и тунеядца, не понимая, к чему приводят страдания, не пытаясь от них избавиться. Такой муж для нее как «чемодан без ручки» — и толку нет, и выбросить жалко. Вот и жалеет своего мучителя вместо того, чтобы просто наслаждаться жизнью.
  • Сильную физическую и душевную боль приносят аборты, выкидыши. Огромных душевных сил требует беременность. К страданиям приводят токсикоз, переживания и страхи родить неполноценного ребенка, угроза выкидыша. А женские муки во время родов совсем не поддаются описанию. 
  • Но и этот самый ответственный шаг в жизни женщины не избавляет ее от страданий, а добавляет их. Несмотря на невыносимую послеродовую боль, женщина ухаживает за новорожденным малышом.
  • Покинув роддом, женщина обретает новые страдания, связанные с бессонными ночами, детскими болезнями, походами в поликлинику и домашними делами: уборкой, готовкой, стиркой и глажкой. Бесконечная рутина однотипных дел затягивает ее так, что она не замечает, как набрала вес, перестала ухаживать за собой, стала уделять меньше внимания мужу.

Это только часть женских страданий, которые испытывает почти каждая женщина. Но не все понимают, к чему приводят страдания, и как помочь женщине беззаботно радоваться материнству и другим жизненным событиям.

Пусть часть страданий из этого перечня отменить нельзя, зато можно научиться не добавлять себе дополнительных источников страданий, зная, к чему они приводят.

Чем опасны постоянные страдания

Каждый из нас переживает негативные жизненные ситуации, но не каждый знает, к чему приводят страдания. Если их слишком много в жизни человека, то они опустошают душу, лишают сил и уверенности в себе. Самый большой удар приходится на нервную систему, вызывая резкую смену настроения. Человек становится уязвимым и даже неуправляемым, его жизнь наполняется негативными мыслями, образами и представлениями. Его воля подавлена, человек не может проявить себя позитивно и действовать открыто. Страдания заглушают все стремления, притупляя желание чего-то достичь в жизни, поставить цель и воплотить ее в реальность.

Страдания изменяют наш мозг. Интуитивно мы все понимаем, к чему приводят страдания. Долгие переживания глубоко впиваются в наш мозг и неизбежно меняют нашу личность.
Наглядным примером могут стать дети, которые подвержены непониманию, издевательствам. Это разрушительно влияет на их психику и формирование личности. Медики, психиатры уверены, что психологическое состояние таких детей близко к состоянию солдата в бою.

Они постоянно испытывают страх, тревогу, печаль, что четко отражается в мозгу. Благодаря выделению нейротрансмиттеров стимулируются миндалевидное тело или островковая доля, то есть те участки мозга, которые отвечают за страх и боль. Это приводит к личностным изменениям, в частности, к недоверию, вспышкам гнева, склонности к депрессии и к насилию.

Несомненно, что не все подвержены таким личностным изменениям, но вероятность их велика. Несчастливая семейная жизнь в итоге приводит обоих супругов к депрессиям, фрустрациям и вспышкам гнева.

Не стоит терпеть ни физическую, ни душевную боль. Страдания могут привести к непредсказуемым последствиям: сильной депрессии или даже суицидальным проявлениям.

Все знают, к чему приводят страдания, утаивание в себе душевной боли и серьезных переживаний. Люди, выбравшие молчаливое и тихое страдание, находятся в одном шаге от исступления и отчаяния. Такое поведение может привести к физическим недугам. Проблемы нужно решать, ими необходимо делиться. Шутить с душевным состоянием и нервами не следует.

Рекомендуемые статьи по данной теме:

Несколько советов, как перестать страдать

Каждый из нас волен сам выбирать свой путь и то, как его проходить. Одним по душе победа, другим — страдание. Тот, кто выбирает слабовольное страдание, всегда будет чувствовать себя жертвой. Это его выбор. К чему приводят страдания, многие из нас знают не понаслышке. Побороть или уменьшить их негативное воздействие на физическое и душевное состояние человека помогут определенные правила.

  1. Следуйте за идеалом. В момент, когда вас охватило страдание и недовольство своей жизнью, попробуйте мысленно представить себя таким, каким мечтали бы быть: успешным, красивым, умным, открытым, позитивным и общительным. Ведите себя так, как вел бы себя этот идеальный персонаж. Вначале воспринимайте все как игру, но очень быстро вы привыкнете к своей новой роли, проникнетесь ее позитивным настроем, наполняя свою душу здоровыми амбициями и счастьем.
  2. Думайте о будущем. Не стоит давать оценку себе настоящему и зацикливаться на негативе. Попробуйте представить себя таким, каким можете стать в будущем. Стремитесь к этой цели, не боясь потерять себя, корректируйте свой характер и манеру поведения. Чаще представляйте себя таким, каким хотите  видеть.
  3. Полюбите себя. Попробуйте полюбить себя не за какие-то качества, а просто за то, что вы есть. Не причиняйте себе лишней боли, убирайте от себя весь негатив. Зная, к чему приводят страдания, старайтесь избавляться от них, наполняя свою жизнь яркими и радостными событиями.
  4. Займитесь дыхательными упражнениями. Дыхательная гимнастика станет вашим преданным другом и помощником, особенно в те моменты, когда позитивная энергия идет на спад, и какие-то события приводят к апатии и страданиям. Дыша спокойно и глубоко, вы сможете отвлечь свои мысли от докучающих проблем. Сконцентрируйтесь на дыхании. Почувствуйте, как организм наполняется силой, а душа позитивом. Настроение поднимается, мир вокруг снова становится прекрасным и гармоничным.
  5. «Включите» силу воли. Ваша внутренняя сила должна оберегать вас от страданий и невзгод. Запретите себе жаловаться на жизнь, переживать из-за пустяков и видимых только вам проблем. Направьте все силы на самосовершенствование. Счастье требует усилий, терпения и немного времени. Даже если пройдет период вдохновения, не сдавайтесь и не впадайте в отчаяние. Соберите волю в кулак, прогоните страдания и продолжайте заниматься собой. Поверьте, результаты не заставят себя долго ждать!
  6. Составьте план. Внести в свою жизнь правильные изменения, а найти ответы на важные вопросы поможет составление плана.  Спросите себя, чего вы хотите от жизни, какие люди для вас важны, что нужно сделать, чтобы получить то, что вам хочется, каким вы хотите быть и т. д. Возьмите бумагу и ручку, разделите лист на две части. В правой части напишите все ваши идеи и желания, в левой — действия, необходимые для реализации задуманного. Постарайтесь внести все желания и сразу начинайте по порядку выполнять действия из левой части таблицы.

Немного о пользе страданий

К чему приводят страдания? Чаще всего к разрушению привычного образа жизни, потере настроения и нежеланию что-либо менять. Именно поэтому от них нужно избавляться как можно скорее. Но у каждой медали две стороны. Страдание, которое лишает нас уверенности в себе и сил, иногда бывает полезным и очистительным. Психологи уверены, что определенная польза от страданий все же есть. Какая?

  • Благодаря страданиям воспитывается характер.

Люди не рождаются сильными и волевыми. Лишь трудности, приносящие страдания, и правильная победа над ними закаляют характер человека и его волю.

  • Страдания учат сопереживать.

Пережитые страдания заставляют человека лучше понимать чужие точки зрения, сложные человеческие эмоции, по-другому оценивать искусство, сентиментально реагировать на грустные фильмы и другие вещи.

  • Борьба со страданиями делает нас сильнее.

Понимая, к чему приводят страдания, мы стараемся избавиться от негативных мыслей и всего, что причиняет нам боль. Со временем мы закаляемся, делаемся более стойкими, опытными и спокойными. Нас уже не собьешь с пути выражениями: «Не думаешь ли, что живешь неправильно?»

  • За страданиями открываются перспективы.

Люди полноценно понимают важность того, что имеют только, когда это теряют. Вот тогда по-настоящему и оцениваются все приятные мелочи жизни, которые уже не замечались. Пережив что-то плохое, хочется прижать к себе все хорошее и не упустить ни капли. Но самое главное, чему учат страдания — это осознание того, что надежда есть всегда. Главное, не опускать руки.

  • Страдания спускают нас с небес на землю.

Даже самого умного, хитрого и ловкого человека сбивают с ног впервые переживаемые страдания. Иногда люди забывают о том, что они просто люди и вселенная не живет по их законам. Страдания помогают осознать это в полной мере и сделать нужные выводы.

О саморазвитии и сложностях этого процесса:

Спасибо, что дочитали эту статью до конца

Привет, меня зовут Ярослав Самойлов. Я эксперт психологии отношений и за годы практики помог более 10 000 девушкам встретить достойных половинок, построить гармоничные отношения и вернуть любовь и понимание в семьи, которые были на грани развода.

Больше всего на свете меня вдохновляют счастливые глаза учеников, которые встречают людей своей мечты и наслаждаются по-настоящему яркой жизнью.

Моя цель – показать женщинам такой путь развития отношений, который поможет им создать синергию успеха и счастья!

Как пациенты и врачи понимают значение физических страданий в оценках психического здоровья

Клиницисты в общественных психиатрических учреждениях часто оценивают людей, страдающих от проблем с физическим здоровьем. То, как пациенты понимают значение такой «сопутствующей патологии», может влиять на психическое здоровье способами, которые могут зависеть от культурных ожиданий и реакции клиницистов, что имеет значение для оказания помощи с учетом культурных особенностей.Выборка из 30 приемов психиатрических больных взрослых, иллюстрирующих оценку соматического заболевания, была выявлена ​​в результате более крупного исследования общения пациента и поставщика медицинских услуг. Записи взаимодействий между пациентом и поставщиком медицинских услуг были закодированы с использованием информационного контрольного списка, содержащего 21 пункт о соматическом заболевании. Поступления были проанализированы на предмет смысла, придаваемого пациентами, и ответов клиницистов. Постдиагностические интервью с этими пациентами и врачами анализировались аналогичным образом. Клиницисты способствовали раскрытию физических страданий в различной степени и сформулировали их в контексте культуры психиатрических услуг.Пациенты обсуждали свое восприятие того, что было поставлено на карту в их переживании физического заболевания: экзистенциальная потеря, воплощение и ограничения на способность работать и на их чувство свободы воли. Переживания физического заболевания, психических расстройств и социальных стрессоров были описаны как взаимоусиливающие. В исследованиях психического здоровья пациенты приписывали значение негативным последствиям проблем с физическим здоровьем в отношении функционирования психического здоровья и социальных стрессоров. Снижение трудоспособности было особенно серьезной проблемой.Сложность этих взаимодействий между пациентом и поставщиком медицинских услуг лучше всего может быть отражена с помощью социосоматической формулировки, в которой рассматривается значение физического и психического заболевания по отношению к факторам социального стресса.

Ключевые слова: общинные службы психического здоровья; коморбидность; боль; физические страдания; психосоматическая медицина; Работа.

Боль неизбежна; Страдание не обязательно

«Между стимулом и ответом есть пробел.В этом пространстве наша сила выбирать свой ответ. В нашем ответе — наш рост и наша свобода ». — Виктор Франкл

В своей книге « Человек в поисках смысла » доктор Франкл писал о психологическом воздействии жизни в нацистских концентрационных лагерях Второй мировой войны. Его мать, отец, брат и беременная жена были убиты в лагерях. Доктор Франкл в ужасающих подробностях описывает, как его похитители забрали у него практически все, что имело личную ценность и основное человеческое достоинство.

Единственное, что нацисты не смогли отобрать, — это его выбор, как реагировать на лишения, деградацию и травмы, которым он подвергся. Он принял сознательное решение сосредоточить свою энергию на том, чтобы «овладеть» этим маленьким, но чрезвычайно важным промежутком между стимулом (что бы с ним ни говорили или ни делали) и своей реакцией на него. Его способность сохранять эту степень психо-духовной автономии в самых ужасных обстоятельствах, которые только можно вообразить, является замечательным примером внутриличностной силы, благодати под крайним принуждением, силы личного выбора и Молитвы о безмятежности в действии.

Физическая боль имеет различные биологические и психологические компоненты, которые эффективно представляют стимул и реакцию. Биология боли — это сигнал, передаваемый через центральную нервную систему о том, что «что-то не так». Психология боли — это интерпретация или значение, которое мы придаем этому болевому сигналу — внутреннему разговору с самим собой и убеждениям о нем, которые затем вызывают наши эмоциональные реакции. Страдание является результатом умственной и эмоциональной реакции на боль. Биологические и психологические аспекты хронической боли объединяются, чтобы стать похожим на детектор дыма, который горит и остается включенным, непрерывно подавая душераздирающую тревогу на большой громкости.

Восстановление после хронической боли проводит различие между реальной болью и страданием, которое она вызывает, и направлено на достижение облегчения от этого страдания. Боль неизбежна; страданий нет. Возникает в ответ на такие мысли: «Почему я ?!» «Это несправедливо!» «Это ужасно!» «Я терпеть не могу!»

Страдание в целом, а также специфическое для хронической боли является функцией дисбаланса в физическом, умственном, эмоциональном и / или духовном функционировании. Поскольку все, что влияет на разум или тело, неизбежно влияет на другого, независимо от того, на какой стороне забора возникает проблема, дисбаланс в мышлении может создать дисбаланс в физическом, эмоциональном и духовном функционировании. Восстановление после любого серьезного состояния или жизненной проблемы — это постепенный, поступательный и непрерывный процесс восстановления баланса в этих областях.

Страдание — это как причина, так и следствие катастрофических познаний и тревожных эмоций, связанных с хронической болью: беспокойства, раздражительности, гнева, страха, депрессии, разочарования, вины, стыда, одиночества, безнадежности и беспомощности. Негативное мышление только ухудшает ситуацию, которую мы считаем «плохой». Многие люди, в том числе те, кто не страдает хронической болью, могут размышлять о чем-то, непрерывно и непродуктивно воспроизводя это в своем сознании или усиливая негативные аспекты этого.Наши мысли способны сделать нас несчастными, а негативное мышление может быть особенно коварным, подпитываясь самим собой, с потенциалом стать самореализующимся и обреченным на провал пророчеством.

У людей с хронической болью существует прямая корреляция между негативным мышлением и уровнем боли, которую они испытывают. Это порочный круг, в котором боль вызывает негативные мысли и разговоры с самим собой, которые переходят в чувства, совпадающие со страданием, и усиливают мышечное напряжение и стресс.Это, в свою очередь, усиливает болевые сигналы, вызывая их большее количество.

По сути, прогресс выглядит следующим образом: боль приводит к негативным мыслям / разговорам с самим собой / убеждениям, приводит к чувству разочарования / гнева / беспокойства / страха / печали / депрессии / безнадежности, приводит к страданию, приводит к мышечному напряжению, а стресс приводит к усилению боли. усиление негативных мыслей / разговоров с самим собой / убеждений приводит к усилению разочарования / гнева / беспокойства / страха / печали / депрессии / безнадежности ведет к еще большим страданиям и так далее.Чем дольше длится такой цикл, тем больше человек выходит из равновесия.

Страдание можно изменить, если люди осознают эту цепную реакцию и узнают, как по-разному реагировать на свою боль. Процесс восстановления боли включает в себя резкое изменение негативной прогрессии, начиная с восстановления когнитивного и эмоционального баланса посредством применения стратегий принятия и практик, основанных на внимательности. Восстановление баланса противодействует указанной выше динамике, усиливающей отклонения: осознанное осознание негативного мышления / разговора с самим собой и того, как оно запускает каскад событий, подпитывающих страдание, приводит к осознанному принятию, а отстраненное наблюдение за негативным мышлением / разговором с самим собой приводит к подавлению / сведение к минимуму страданий ведет к уменьшению чувства разочарования / гнева / беспокойства / страха / печали / депрессии / безнадежности, ведет к снижению стресса, а напряжение мышц приводит к уменьшению боли.

Это просто? Конечно, нет. Однако это абсолютно возможно. Регулируя свое мышление и то, как мы думаем о своем мышлении, мы можем изменить наши эмоциональные реакции, степень, в которой мы страдаем (или нет), наш уровень напряжения и стресса и, в свою очередь, наше переживание боли.

Copyright 2014 Dan Mager, MSW.

Осмысление страдания и боли | Философия, этика и гуманитарные науки в медицине

Медицинский гуманизм Касселла

Работа Природа страдания и цели медицины была впервые опубликована в 1982 году и оказала значительное влияние на последующие дебаты относительно медицинской концептуализации и управления страданием. и боль.Фактически, эта дискуссия еще не закончилась [24,25,26]. Данную работу можно отнести к числу теоретических работ «гуманистического поворота» в медицине. Касселл критикует клиническую, основанную на доказательствах медицину, ее зависимость от картезианского дуализма, ее концептуальное представление о боли и страдании, ее управление ими, а также цели медицины. Он критикует именно те характеристики медицины, которые в первую очередь превратили ее в науку, а именно процессы абстракции, упомянутые выше, тот факт, что «врачей учат сосредотачиваться на болезнях и помнить об их сходствах, а не различиях». , и что «диагностические методы предназначены для того, чтобы видеть одно и то же в каждом случае болезни» [3].По его мнению, анахроничное разделение между телом и не-телом и акцент на излечении от телесных болезней побуждают медицину делать то, что причиняет страдания «пациенту как личности». Другими словами, он не только неадекватно лечит боль (понимая и лечит ее только в отношении ее измеримых, наблюдаемых и обобщаемых признаков в контексте болезни), но также вызывает страдание, которое остается невыявленным и неизлечимым, как в случае в терминальной фазе хронического заболевания, которая постепенно удлиняется из-за доступности новых методов лечения. В отличие от этого, концептуализация боли и страдания Касселом подчеркивает их значимые измерения и негативные последствия абстрагирования боли от человека, страдающего от боли. При этом учитывается, что боль или страдание всегда испытывает человек, и что такие переживания моделируются и во многом определяются личными предположениями, культурными моделями, познавательной деятельностью и даже религиозными убеждениями.

Касселл определяет боль не только как ощущение, но и «как переживание, заложенное в представлениях о причинах, заболеваниях и их последствиях», а страдание — как «состояние тяжелого стресса, связанного с событиями, которые угрожают целостности человека».Считается, что и боль, и страдание имеют физические и психологические аспекты, и в этом смысле Касселл действительно избегает классической ассоциации между болью и телом, страданием и разумом. Footnote 5 Его определение боли соответствует определению, предложенному в начале этой статьи: Боль — это феномен, который включает в себя как ноцицепцию — «механизм, участвующий в получении болезненных стимулов» — так и последующее придание значения такому ощущению . Он признает универсальность ноцицепции («определенные виды стимулов вызывают сенсорную реакцию ноцицепции в каждой культуре, сейчас и навсегда»), но не считает боль тождественной ноцицепции; для него боль включает в себя значение, которое субъекты приписывают ноцицепции, и это значение меняется от культуры к культуре, от человека к человеку.

Согласно Касселлу, страдание начинается, когда «больной человек поверит, что его или ее целостность как личность находится в опасности». Таким образом, боль не обязательно влечет за собой страдание, а страдание (угроза «неприкосновенности человека») может быть вызвано другими переживаниями. Касселл предлагает, чтобы медицина была более чувствительной к человеку и значениям, которые он или она приписывает своей боли / болезни, и что она должна специально лечить страдание, таким образом задействуя определенные «субъективные ресурсы», такие как «чувства, интуиция и даже вход их органов чувств », чтобы справиться со страданиями пациентов.Другие авторы также подчеркивали важность особых способностей, таких как чувствительность и сочувствие, у врача [27], развивая «аффективный способ понимания» [25] в контексте попытки гуманизировать медицину. Но Касселл также считает, что можно разработать методологию, которая способна превратить субъективные измерения боли и страдания в передаваемую информацию, которую врачи могут использовать для разработки более целостных методов лечения (не только предназначенных для лечения болезни, но и для смягчения последствий). страдания больного человека).Таким образом, следует переформулировать цели медицины.

Однако, по крайней мере, две проблемы возникают из концептуализации страдания Касселлом. Во-первых, его определение страдания зависит от сомнительного понимания человека и является слишком ограничительным. Определение страдания как угрозы «целостности» человека влечет за собой предположение о том, что такое «неповрежденный» человек. Нормативное определение «личности», данное Касселлом, включает ряд измерений, таких как предполагаемое будущее, личность и характер, тело, прошлый опыт и воспоминания, культурный фон, поведение, отношения с другими, политическое измерение и тайная жизнь [3]. Этот «неповрежденный» человек развил бы своего рода равновесие или согласованность и целостность между всеми этими измерениями.

Свенеус [24] признает эту трудность, присущую предложению Касселла, проблему мышления «человека как некоего целого» (или того, как можно сформулировать некую целостность между всеми этими измерениями), и предлагает альтернативу. : понимание жизни как повествования и «подчеркивание эмпирического измерения, удержание вместе состояний сознания, составляющих« я »».Однако можно критиковать и повествовательные объяснения непрерывности личности и жизни. Хотя у людей есть повествовательный опыт и измерения, ни личность, ни жизнь не могут быть полностью и определенно объединены одним повествованием. Истории, которые мы рассказываем себе о собственном опыте, безусловно, являются важными ресурсами, которые мы используем для установления отношений с собой, для развития самих себя . Но такие истории — не единственный ресурс, который мы используем для таких целей. Например, мы также участвуем в диалоге с самим собой — процесс мышления был определен как своего рода внутренний диалог [28] — а диалог — это не рассказ.Более того, такие внутренние истории всегда плюралистичны: они интерпретируют наш прошлый опыт в свете нынешних интересов или переживаний. Следовательно, мы не рассказываем себе одну и ту же историю о нашем прошлом на протяжении всей нашей жизни просто потому, что наше прошлое меняется каждый день по мере того, как мы получаем новый опыт, который может легко изменить интерпретацию предыдущего опыта, и мы нуждаемся / хотим понимать свое прошлое по-разному в зависимости от к нашему настоящему и нашим перспективам. Намного более гибкими и неопределенными являются наши рассказы о будущем: будущее — это неизведанная территория, которая постепенно становится настоящим, а затем прошлым, снова и снова удивляя нас.

Параллельно жизнь — это не «повествование», а единое повествование от рождения до смерти [29]. С разных точек зрения непрерывно пишутся разные версии и трактовки жизни человека; нет окончательной истории. Рассказы о жизни всегда фрагментарны, частичны, и их нельзя рассказывать иначе, как с определенной точки зрения, в зависимости от предполагаемого акцента. Они не гарантируют целостности между нашими несколькими измерениями.

Таким образом, повествовательное объяснение «целостности» личности не поддерживает определение «личность», данное Касселлом.Действительно, такое определение — несуществующий идеал, который включает идею о том, что люди прозрачны для себя (они полностью знают себя), последовательны, способны создавать своего рода уникальные личные истории из прошлого и будущего и хорошо сбалансированы. Это определение далеко не актуально для современных теорий о себе. Альбрехт Веллмер [30] упоминает два важных вклада, которые противоречат определению Касселла. Фрейдистский психоанализ бросает вызов идее автономного субъекта: люди не всегда точно и полностью знают, чего они хотят, что они делают или почему они это делают, поскольку они находятся под влиянием психологических, социальных сил и сил властных отношений. Витгенштейн и философия языка оспаривают идею о том, что испытуемые являются последними авторами и судьями того, что они говорят. Наши осмысленные выражения не полностью прозрачны для нас. Более того, теории постмодерна подчеркивают противоречия между различными социальными ролями одного и того же человека [31], наше иррациональное измерение, нашу случайную природу и тот факт, что наши действия непредсказуемы (даже сами по себе). Человек никогда не бывает полностью связным, человек не может быть «неповрежденным», потому что прикосновения и прикосновения присущи жизни.По-прежнему возможно определить страдание как угрозу тому, что человек считает своей целостностью в любой момент. Однако это важное определение страдания, которое слишком далеко идущее и вызывает проблемы при попытке определить границы того, что есть, а что нет. Страдание можно переживать по-разному, не обязательно как угрозу целостности, как я покажу позже. Таким образом, это определение не может правильно определить, что является общим для всех переживаний страдания. Более того, страдание было замечено и часто используется для усиления идентичности (как в случае преднамеренного поиска страдания, например, причинения боли самому себе, и другого рискованного поведения). Это прямо противоречит определению Касселла, потому что поиск страдания (или использование непреднамеренного страдания) используется для построения или усиления идентичности, для утверждения себя или для идентификации себя с определенными ценностями, такими как сила или храбрость.

Вторая проблема определения страдания, данного Касселлом, обсуждается Брауде [25]: переживание страдания может иметь действительно субъективный элемент, который не может быть явно выражен посредством языка и «не может и не должен в конечном итоге стать объектом, медицинским или каким-либо другим». .Медицина может уделять больше внимания вышеупомянутым субъективным, символическим измерениям страдания и боли, врачей можно научить более чутко относиться к больным и более чутко относиться к их реальным потребностям. Это «гуманизированное лекарство» обеспечивает лучшее лечение боли и страданий, и оно должно пересмотреть свои конечные цели. Однако остается вопрос, действительно ли страдание можно вылечить исключительно с помощью медицины и чисто научных методов, учитывая это в конечном итоге непередаваемое измерение, тот факт, что не все виды страданий связаны с болью или болезнью, и экзистенциальное измерение страдания, которое включает личный выбор, связанный с привязанностью человека к жизни и миру.Медицина действительно имеет свои пределы.

Феноменологический подход

Феноменологическая концептуализация страдания и боли предлагает привлекательную альтернативу дуалистическим теориям и механическому пониманию тела. Footnote 6 В отличие от научного подхода, в котором тело рассматривается с точки зрения третьего лица, феноменологические предложения предполагают перспективу опыта, пережитого субъектом [32, 33]. Это своего рода взгляд от первого лица, который стремится быть значимым и актуальным для других. Хороший феноменологический подход — это не просто субъективное повествование о личном опыте, но он способен уловить важные элементы такого опыта, которые полезны в качестве значимых ресурсов для других людей, пытающихся понять аналогичный опыт.

Очень хороший пример такой точки зрения можно найти в тексте Жана-Люка Нанси L’Intrus , в котором он стремится понять свой «жизненный опыт» трансплантации сердца, связанных с ним тяжелых медицинских процедур и их острых вторичных последствия, такие как лимфома, философски и феноменологически [34].Нэнси концептуализирует свой опыт не просто рассказывая свою историю, но понимая ее теоретически, используя концепцию «вторжения» (вторжения) и идею «вторжения», чтобы понять опыт получения нового органа, его отторжение со стороны его иммунная система, лечение «медикаментами» (измерение, тестирование, наблюдение) и, наконец, рак и последующее лечение. Его описанная странность самого себя и его опыт лиминальности далеко не уникальны, и его размышления о моральных последствиях трансплантации органов и увеличивающихся технологических и научных медицинских вариантах поднимают важные вопросы для дальнейших дискуссий. Короче говоря, феноменология не просто субъективна (хотя она включает в себя личный опыт), и хорошие феноменологические подходы являются мощными философскими инструментами. Поскольку они способны включать перспективу от первого лица, «жизненный опыт», они обладают высоким потенциалом для изучения страдания и боли с точки зрения, которая не является чисто научной или медицинской по своей природе.

С такими понятиями, как «воплощение» и «живое тело» — английский перевод немецкого термина «Leib» в противоположность «Körper» или «физическое тело» [11] — феноменологи внесли свой вклад в «воплощение разума» подчеркивая решающую роль тела в человеческом опыте и предполагая, что мы воспринимаем мир через наши живые тела [32].Это предположение влечет за собой различные последствия для понимания боли и страдания, такие как идея о том, что если мы испытываем боль или страдаем, мы чувствуем это неудовольствие в наших телах, таким образом частично или полностью влияя на то, как мы воспринимаем мир. Прозрачное, безмолвное или даже «отсутствующее» тело [32] может болезненно присутствовать, поэтому мы воспринимаем мир с этой болезненной точки зрения. Footnote 7

Феноменологические подходы тоже внесли свой вклад в «заботу о теле», как и в случае с феноменологическим объяснением «эффекта плацебо», одного из явлений, которые бросают вызов классическим объяснениям медицинской науки.Френкель [35] формулирует эту задачу следующим образом: «Как может личное субъективное ожидание, связанное с приемом таблетки плацебо, когда-либо проявляться как наблюдаемое публичное изменение физиологического тела?» Эффект плацебо особенно бросает вызов различиям между разумом и телом и рассмотрению тела как простого «измеримого объекта». Объяснение, предложенное Френкелем, убедительно: само тело способно осмысленно реагировать на сложную ситуацию, поскольку «у нас есть разумное тело, способное реагировать на мир без необходимости вызывать какую-либо рефлексивную активность.Можно даже пойти еще дальше: если мы представляем человека как психофизическое целое, то не будет неправдоподобным думать о том, что тело реагирует осмысленным образом, что «пациент воспринимает возможности исцеления в конкретной ситуации и его тело, таким образом, откликается на просьбу к нему так же, как наша нерефлексивная двигательная активность разворачивается в мире ». Считается, что культурные, социальные и психологические факторы влияют на доступность (побуждение субъекта к ответу в конкретной ситуации) исцеления.

Как уже упоминалось, Свенеус [24] объединил феноменологические тенденции с нарративными концепциями личной идентичности, чтобы концептуализировать боль и страдание. Он объединяет различные определения страдания, предоставленные другими авторами, в попытке охватить «все страдание». Однако объединение этих различных подходов к страданию не гарантирует хорошего определения страдания. Вместо этого оно гарантирует хороший обзор исследований или концептуальных представлений о страдании.Хорошее определение должно быть достаточно общим, чтобы включать все случаи страдания. Это не означает, что конкретные описания случаев страдания бесполезны или не имеют смысла для других пациентов, ученых и просто людей, заинтересованных в понимании феномена страдания. Другими словами, отчуждение себя, описанное Нэнси, может охватить одно существенное измерение одного вида страдания, но оно не определяет все виды страдания. Определения страдания как угрозы для «неповрежденного человека», как отчуждения самого себя, как «отчужденного настроения» или «непривычного существа в мире» [33] выражают различные переживания страдания, но это не универсальные описания, так что они не являются хорошими определениями.Как утверждает Кляйнман: «Важно избегать эссенциализации, натурализации или сентиментализации страдания. Нет единственного способа страдать; не существует вневременной или внепространственной универсальной формы страдания ». [7].

Потеря себя или поиск себя?

Как указывалось ранее, медицине все еще сложно справиться с этими субъективными, неизмеримыми измерениями страдания и боли — и, более того, с их возможной «неразделимостью» [6], хотя в них были внесены важные вклады, такие как Теория контроля ворот. , что имело решающее значение для включения как физиологических, так и психологических аспектов боли в качестве неотъемлемых частей этого явления.Тем не менее, боль и страдания касаются не только медицины, но также социальных и гуманитарных наук, которые вносят существенный вклад в прояснение их культурных, социальных и когнитивных аспектов. Если мы придаем значение этим аспектам переживания боли и страдания, то нам необходимо признать соответствующую роль, которую указанные дисциплины могут играть в их осмыслении, а также в предоставлении ресурсов для облегчения страданий. Это связано с предыдущим утверждением медицины, имеющей свои пределы: существуют типы и измерения страдания, лечение которых не касается медицины (или, по крайней мере, не исключительно).Например, мы не можем справиться с социальными проблемами, которые вызывают социальные страдания, такие как бедность, с помощью медицинских ресурсов. Но, как указывалось выше, это не означает, что медицина не может улучшить лечение боли и страдания: напротив, усилия для этого уже предпринимаются, хотя полная революция потребует подлинного преодоления классической дихотомии разум / тело. Footnote 8 Реальное, связное представление о человеке как о психофизическом, а не дуалистическом существе требует не только частичных реформ в обращении со страданием и болью, но и полной смены парадигмы в понимании Куна [36]. Footnote 9 Тем временем междисциплинарные подходы претворяются в жизнь; например, лечение хронической боли в долгосрочной перспективе теперь включает в себя методы кондукции для управления ее эмоциональными и когнитивными последствиями [37, 38], или лечение несоматической боли (например, фибромиалгии) теперь поддерживается психотерапией [39]. ].

Отчуждение (или даже «потеря») себя или «непривычное существо в мире», несомненно, может быть следствием или выражением страдания.Кэти Чармаз [40] описывает «потерю себя» у хронических больных и способствует пониманию страдания как не ограниченного простым «физическим дискомфортом». В своем недавнем посмертном романе Париж-Аустерлиц писатель Рафаэль Чирбес описывает последнюю фазу смертельной болезни человека следующими словами:

«Скорее, у меня сложилось впечатление, что человек, лежащий без дела, стал чужим в мире. как мои глаза, так и его собственные — кто-то неизвестный мне, конечно, но также и ему самому, и поэтому Мишель сам выражал мне это в те дни, когда он испытывал момент просветления. […] Мишель гаснет, гаснет так же, как и каждый день моего визита, тусклый свет зимнего полудня тускнел в раме окна больницы ». Сноска 10 [41].

Подобно Нэнси, Мишель больше не может узнавать себя, как и его друг. По Свенею, страдание отдаляет нас от нашего собственного тела, от наших отношений с другими людьми и от наших жизненных ценностей [24]. «Отчуждение» означает «превращение в чужого», таким образом, обнаружено, что страдание эквивалентно ощущению того, что мы чужие для себя и других, или странному приспособлению к миру — и оно может помешать нам жить той жизнью, которую мы хотели. .Отчуждение мира также может быть отнесено к категории «непривлекательных» по аналогии с концепцией Арендт: «Нездомное существо в мире» означает, что мы существуем неудобно, в странной, беспокойной среде, где мы не можем отдохнуть или найти то, что нам нужно. место [42].

Эти различные вклады в понимание различных переживаний страдания не обязательно предлагались в качестве основных определений страдания. Например, работа Чармаз предполагает четко поставленную перспективу; она анализирует «фундаментальную форму страдания» хронических больных в Америке в 1980-е годы [40]. Однако существует риск, если принять такие описания страдания как универсальные, существенные определения, поскольку это может иметь нежелательные эпистемологические и моральные последствия. .

Идея «отчужденного я» предполагает идею своего рода «подлинного я» с «подлинной историей жизни». Страдание может оттолкнуть нас от наших прежних забот и даже перевести в состояние лиминальности, когда мы не чувствуем себя как дома в мире или в своем теле, как когда-то. Однако, как указывалось ранее, это не окончательные последствия страдания, и люди не являются статичными, неизменными существами. Наряду с возможной «потерей себя» существует возможность «реконструкции себя» (мы не были нашим «окончательным я» до «потери себя» из-за страдания, и мы не можем восстановить что-то вроде «окончательного« я »).Напротив, мы являемся результатом нашего опыта, включая страдание и боль.

Доказательством несостоятельности эссенциалистских определений страдания является то, что два противоречащих друг другу ответа на проблемы боли и страдания могут быть одинаково значимыми и полезными для управления ими: борьба за отделение себя от своей боли, страдания или болезни и идентификация со своей собственной болью, страданием или болезнью [11]. Один из пациентов Стонингтона удивил его, сказав: «Я хочу быть здесь ради этого, даже из-за боли.То, что я не нахожусь здесь, заставило бы меня страдать »[43]. Боль при родах утверждается женщинами как элемент самоконструирования их собственной идентичности как матери и женщины в том смысле, что они хотят быть теми, кто контролирует технологии, используемые для облегчения боли, а не подчиняться контролю со стороны такая технология [19]. Такие отношения, как выбор боли или принятие страдания, могут быть способом утверждения себя. Для Виктора Франкла [44] принятие неизбежных страданий может быть даже способом найти смысл в жизни; страдание и храброе противостояние страданию могут быть способом подтверждения собственной идентичности, достижением, благородным делом, а не деградацией самого себя. В конце концов, страдание можно рассматривать как характеристику собственной личности; после стольких страданий поэт Розалия де Кастро находит в себе пустое пространство, которое не может быть заполнено ничем, кроме страдания:

«То, что внизу, в самом низу / моих внутренностей / есть пустынная пустошь / незаполненное смехом / или удовлетворение / но с горькими / плодами боли! » Сноска 11 [45].

Возможно, можно «чувствовать себя как дома в страдании» — не в мазохистском смысле, а как способ справиться с ним.В качестве альтернативы основным определениям я предлагаю понимать страдание как неприятный или даже мучительный опыт, который может серьезно повлиять на человека на психофизическом и даже экзистенциальном уровне.

Концептуализация страдания и боли

Концептуализация страдания как опыта подчеркивает тот факт, что человек переживает это (как то, что Дильтей называет «живым опытом» (Эрлебнис)), немедленным, неотраженным опытом и «обычным, сформулированным опытом» (Lebenserfahrung) [46, 47]. Мы должны смотреть на страдание не как на абстрактное явление, а как на нечто пережитое кем-то.

Страдание, как и боль, неприятно или даже мучительно: даже если мы не принимаем эссенциалистское определение и отвергаем понимание страдания как «потери себя» или «повторного утверждения себя», определение является все еще необходимо. «Неприятность» определяет страдание и боль. Лекнес и Бастиан [48] предлагают «выйти за рамки представления о боли как о просто неприятном», потому что «она также может восприниматься как приятная, вызывать приятные переживания или побуждать нас к приятным переживаниям».Они предлагают ряд преимуществ и преимуществ боли: она представляет собой возможность искупления после проступка, она может подчеркивать храбрость, мотивировать нас, усиливать ощущения, предлагать временное облегчение от другой боли и предлагать «эффективный контраст многим безболезненным переживаниям». , которые могут показаться относительно приятными, если возникают после того, как боль утихла ». Однако такие преимущества или преимущества существуют только потому, что боль неприятна (в противном случае она не служила бы искуплением и т. Д.). Единственный убедительный аргумент против «неприятности» боли — это состояние «асимболии боли», при котором пациенты ощущают боль, но не неприятность.Как я уже упоминал, боль состоит из соматосенсорного восприятия, за которым следует временный мысленный образ локального изменения в теле (ноцицепция), с одной стороны, и неприятной эмоции, с другой стороны. Для Лекнеса и Бастьяна такое состояние, как «асимболия боли», доказывает, что боль не обязательно неприятна. Однако я утверждаю, что люди, страдающие таким состоянием, испытывают боль не в полной мере, а только в одной из ее частей. В любом случае асимболия боли — это скорее заболевание, чем обычное переживание боли. Footnote 12

Страдания не всегда бывают крайними. Иногда это терпимый, короткий, несущественный опыт. Тем не менее, важно включить в наше определение возможность того, что страдание может повлиять на нас в экзистенциальном измерении, что означает, что оно может повлиять на важные вопросы, касающиеся личной жизни человека, на вопросы, которые влияют на наше существование в мире, например, желание продолжать жить, решать, иметь ли детей или нет, или даже как жить — выбор, который следует рассматривать в контексте нашей привязанности к миру. Эта возможность действительно характеризует страдание и помогает нам понять его (возможную) значимость в жизни. Более того, включение экзистенциального измерения страдания подчеркивает способность человека справляться со своими неприятными обстоятельствами / переживаниями, а также решающее влияние его отношения и выбора на весь опыт страдания.

Христианское понимание физических страданий

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ ОНЛАЙН-СТИПЕНДИИ ОКСФОРДА (Оксфорд.Universitypressscholarship.com). (c) Авторские права Oxford University Press, 2021. Все права защищены. Отдельный пользователь может распечатать одну главу монографии в формате PDF в OSO для личного использования. дата: 27 декабря 2021 г.

Глава:
(стр.5) 1 Христианское понимание Физические страдания
Источник:
Представление телесной боли в позднем возрасте Английская культура девятнадцатого века
Автор (ы):

Люси Бендинг

Издатель:
Oxford University Press

DOI: 10. 1093 / acprof: oso / 9780198187172.003.0002

В этой главе обсуждается христианское понимание боли. Для христианских теологов важны два вида боли: боли здесь и сейчас и доктринально санкционированные боли вечного проклятия. После повсеместного ниспровержения веры в физические страдания ада произошли изменения в восприятии физической боли как среди духовенства, так и среди мирян.

Ключевые слова: телесная боль, физическая боль, физические страдания, религиозные писания, христианство

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако публичные пользователи могут свободно искать на сайте и просматривать аннотации и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите для доступа к полному тексту.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому заголовку, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок, пожалуйста, проверьте наш FAQs , и если вы не можете найти там ответ, пожалуйста связаться с нами .

Природа и лечение человеческих страданий

Автор: Майкл Дж. БРЕССИЯ, Мэриленд

Иллюстрация Каси Богданской

Основная проблема нашей нынешней социальной структуры — очевидная неспособность понять природу страдания.Страдание — это взаимосвязанная система мыслей и эмоций, гораздо более сложная, чем одна физическая боль. Страдание включает в себя сложное сочетание духовных, ментальных, эмоциональных и физических компонентов, составляющих человека.

В госпитале «Голгофа» в Бронксе, штат Нью-Йорк, неустанная цель — облегчить страдания всех их лиц. Голгофа — единственная полностью аккредитованная больница неотложной помощи в США, предназначенная исключительно для паллиативной помощи взрослым пациентам с ограничивающими жизнь заболеваниями и запущенными формами рака. Ежегодно принимают около 2500 онкологических больных. Почти все страдают от истощения из-за неизлечимого состояния.

Средняя продолжительность пребывания — 25 дней. Более 90 процентов этих пациентов умирают, лишившись своих чаяний и будущего. Опухоли украли их легкие, обезобразили их лица, заглушили их голоса, сломали кости и парализовали конечности. Многие стали безволосыми, истощенными, беспомощными, зависимыми и прикованными к постели. Часто они рвут, кровоточат, опухают и деформируются.

Согласно своей миссии, Calvary Hospital видит в каждом страдающем пациенте высшее достоинство, даже в пределах разлагающегося тела. Больных и их семей никогда не бросают. Они никогда не чувствуют отсутствия любви.

УХОД ЗА КОНЕЦ ЖИЗНИ
В последние годы концепция ухода в конце жизни превратилась в специальность медицины, направленную на облегчение человеческих страданий, связанных с невыносимыми и неприемлемыми симптомами. Люди склонны называть это паллиативной помощью или уходом в хосписе — они используют эти термины как синонимы, но это не совсем правильно. Уход в хосписе чаще ассоциируется с уходом на дому за пациентом, который приближается к концу жизни, но симптомы которого, несмотря на их тяжесть, достаточно стабильны и не требуют постоянного ежедневного присутствия профессионального медицинского персонала для их лечения.

Паллиативная помощь, с другой стороны, относится к лечению пациентов с неприемлемыми и нестабильными симптомами, такими как судороги, непроходимость желудочно-кишечного тракта, тяжелое затрудненное дыхание (одышка) и т. Д. Паллиативная терапия в конце жизни требует профессионального постоянного присутствия врачи и персонал.

В контексте оказания помощи в конце жизни оба сосредоточены на распознавании и устранении множественных компонентов человеческих страданий, первый из которых:

Духовная боль. Основополагающие вопросы, с которыми все мы сталкиваемся с проблемами в конце жизни, связаны с присутствием верховного существа, Бога. Мы спрашиваем: «Если есть Бог, почему он выбрал меня умереть в это время? Почему сейчас? Есть ли рай? Или есть место страданий, ад? Я наказан по какой-то заслуженной причине, в том числе плохие дела? Меня больше не будет, будет ли какой-нибудь знак или отметка, показывающая, что я прошел этим путем? »

Психические страдания. Calvary Hospital через свой Институт паллиативной помощи спонсирует активное психоонкологическое отделение по уходу за пациентами, которым руководит директор психиатрии. Психические страдания, о которых почти никогда не упоминается, являются непреодолимым аспектом человеческих страданий в случаях смерти. Экспертная психиатрическая помощь может противодействовать и, по большей части, контролировать или даже улучшать эти три диагноза душевных страданий:

Делирий , безусловно, является наиболее частым диагнозом, обнаруживаемым у пациентов в конце жизни.В ходе первичной диагностики примерно у 85 процентов пациентов развивается какая-либо форма делирия, который характеризуется внезапной и прогрессирующей потерей когнитивных способностей в течение относительно короткого периода времени.

Бред описывается пациентами как пребывание в глубокой темной яме, заполненной злобными существами или зараженной большими насекомыми над торсом. Особый ужас вызывает появление медперсонала с человеческими телами и головами животных. Без лечения делирий на последних стадиях почти всегда переходит в насилие, движимое галлюцинациями.Только на очень короткие периоды времени и после того, как исчерпаны все другие возможности, используются ограничения для контроля над пациентом. Пациент никогда не остается без присмотра и быстро освобождается.

Депрессия — второй по значимости психологический диагноз в паллиативной помощи, и его чаще всего путают с грустью. Депрессия — это наиболее сильное аффективное расстройство, которое изменяет жизненную силу наших пациентов. В целом проявления удовольствия отсутствуют или значительно уменьшены.Без лечения депрессия становится трудноизлечимой или очень устойчивой к терапии.

• Панические атаки / возбуждение — третий серьезный психиатрический синдром, поражающий пациентов в конце жизни. Они принимают форму периодических приступов «эпизодов наводнения» — приступов крайнего ужаса, проявляемого страхом и горем, связанным с агональными криками о помощи — желанием бежать, скрытием себя от других и преувеличенными физиологическими реакциями, такими как реакции ужаса, тахикардия, одышка. , гипервентиляция и другие неблагоприятные психиатрические проявления церебральной дисфункции.При лечении паническое поведение обычно дает положительный результат.

Эмоциональное страдание — важный и важный аспект человеческих страданий. Если бы один из аспектов паллиативной помощи можно было определить как основополагающее событие, это была бы эмоциональная боль с ее чувством покинутости. Чувствуешь себя покинутым надеждой, всей человеческой любовью, собственным телом, лекарствами и, наконец, Богом.

Признание и лечение эмоциональных страданий — вот что отличает Calvary Hospital. Ни сочувствия, ни сочувствия недостаточно, они не удовлетворяют потребности пациентов с переломами.Достаточно только любви. Мы должны подойти к ним и дать им изобилие любви.

Вот основные способы проявить любовь:

Присутствие , , что означает прием пациента в соответствии с графиком и обещанием. Обещания нужно сдерживать. Если задерживается, напишите пациенту по телефону, человеку или другу.

Прикоснитесь к , потому что люди являются тактильными существами. Держите пациента за руки или ноги. Погладьте тело, лоб и т. Д. Удерживайте пациента; осторожно обхватите пациента руками за голову; погладить руки, погладить щеки.

Говори. Речь — это духовное событие, которое даровано людям. У Бога нет ни рук, ни ног. Вы становитесь его присутствием, ваши руки становятся Его руками, ваши ноги становятся Его ногами, и они переносят вас в палату пациента. И вы становитесь голосом нашего Отца. Используйте такие выражения, как «Я люблю тебя. Я буду крепко обнимать тебя. Дорогой пациент».

Создайте святилище. При входе в палату пациента всегда делайте паузу для тихой медитации. Говорите от всего сердца, давая название пространству, примерно так: «Дорогой Владыка вселенной, я — ваши руки и ноги.Пожалуйста, сделайте это священной комнатой, святилищем ».

Физические страдания — четвертый аспект человеческих страданий. Существует множество методов и фармакологических подходов для контроля боли пациента. Однако об одышке — затруднении дыхания — часто упоминают лишь вскользь, хотя это аналог хронического удушья. Вряд ли есть какой-либо симптом более невыносимый для пациента, семьи и персонала, и большинство пациентов страдают от него в последние шесть недель жизни.

Одышка — это воздушное голодание. Последние три пациента, направленных в больницу на Голгофе из крупного специализированного центра, прибыли с тяжелой, неприемлемой одышкой. Их сопровождала семья, обезумевшая от вида и звуков любимого человека, для которого боль никогда не была проблемой, но одышка была невыносимой. Необходимо принять все меры, чтобы контролировать этот самый вредный из всех симптомов.

Если говорить о семье, то ни один аспект паллиативной помощи не является более сложным и стрессовым, чем взаимодействие семьи и персонала.В своей боли и беспомощности из-за тяжелого положения своих близких семья почти всегда придерживается презумпции пренебрежения со стороны персонала. Для персонала борьба с семейными страданиями на самом деле может истощить персонал и подорвать его здоровье. Ответом в Calvary Hospital было создание Департамента семейного ухода, чтобы помогать членам семей пациентов и улучшать общение.

Горе пребывает всю нашу жизнь. Он безжалостен и появляется на всех значимых событиях, чтобы напоминать нам о нашей потере.В периоды маленьких удовольствий в нашу дверь стучат. Мы отвечаем и находим двух человек в длинных мрачных кожаных куртках. Они говорят: «Здравствуйте, мы мистер Гриф и мистер Вина. Мы хотим, чтобы вы знали, что мы всегда здесь, чтобы напомнить вам словом, песней или смехом. Мы всегда здесь».

САМОУБИЙСТВО С ПОМОЩЬЮ
На национальном уровне здравоохранение приняло как политическую, так и экономическую срочность, чтобы принять меры экономии, особенно в конце жизни, когда медицинские расходы могут быстро возрасти.Независимые планы медицинского страхования и плательщики управляемой медицинской помощи очень неохотно выделяют средства на запущенный рак, когда терапия считается симптоматической или паллиативной.

Однако борьба со страданиями не является экономическим мероприятием. Это требует наличия профессионального и непрофессионального персонала, а также комплексного приема лекарств и профилактических мер, чтобы предотвратить болезненное и длительное клиническое течение.

Разочарование и неспособность сократить расходы на здравоохранение, а также отказ общества от страдающих и неизлечимых пациентов вызвали активное обсуждение суицида с помощью врача.На некоторых публичных аренах были приняты меры так называемой смерти с достоинством. Большую озабоченность может вызывать неявное согласие некоторых законодательных органов.

Самоубийство с привлечением врача и контролируемое лечение — это крайняя мера экономии. Это означает, что по всей стране, в наших домах и домах престарелых, в микроавтобусах, подвалах, трейлерах и даже с благоговением в наших церквях самоубийство с помощью врача с согласия правительства может стать законной политикой в ​​области здравоохранения, снижающей расходы. Предлагаемые ими решения являются целесообразными или чрезмерно упрощенными из-за причин, ложно облеченных в моральные банальности милосердия, выбора и достоинства.

Я с отчаянием прочитал открытие, что установка форсунки на выхлопную систему автомобиля и закачивание угарного газа в легкие пациента является формой сострадательной медицинской терапии неизлечимой болезни, если этого требует страдающий реципиент.

Исходя из этого, больницу на Голгофе следует осаждать такими просьбами, учитывая неизлечимые клинические заболевания наших пациентов. Тем не менее, нас не просят помочь в самоубийстве, и наши пациенты не впадают в отчаяние.

В Calvary Hospital есть научная и человеческая альтернатива организованному, кооперативному окончательному уходу неизлечимо больных жертв рака. Они никогда не забрасываются. Они никогда не чувствуют отсутствия любви, и никогда наши пациенты не просили о самоубийстве с помощью врача.

Когда обсуждение медицинской помощи при неизлечимой болезни затрагивает только физические симптомы, само понятие страдания оказывается неверным. Страдание — это нечто большее, чем просто физическая боль. Физические аспекты боли быстро и эффективно контролируются квалифицированным персоналом врачей и медсестер.У нас нет проблем с контролем физической боли.

Духовная боль требует связи человека с Богом и Бога с человеком. Психическая боль связана с тревогой, возбуждением, грустью, депрессией и даже замешательством и бредом.

Эмоциональная боль — действительно самая устойчивая форма страдания, и ее могут лечить только люди, которые стремятся физически присутствовать у постели больного. Эмоциональная боль требует присутствия других чувствующих людей. Эмоциональная боль предполагает окончательное прощание с супругами, семьями и друзьями; признание того, что жизнь может остаться невыполненной; знание того, что детей не увидят до взрослой жизни; что внуки никогда не будут известны.

Пациенты чувствуют себя бессильными, преданными телом, брошенными людьми и оставленными Богом; вглядываясь в мир, в который они больше не могут войти. В эти периоды размышлений эмоциональная боль может стать невыносимой и невыносимой.

Именно в эти периоды жертвы могут попросить помощи в самоубийстве. Только погружение наших пациентов в море любви может контролировать эмоциональную боль. Мы просто держим, ласкаем, лелеем и отдаем нашим пациентам все, что мы, люди, можем дать другому.В самом деле, мы ждем с ними в преддверии небес и отпускаем их, когда любовь более великая, чем наша собственная, тянет их на свободу.

Госпиталь на Голгофе существует в Нью-Йорке как живой величественный памятник врачам, медсестрам и всем медсестрам, которые лечат пациентов, которые больше всего в них нуждаются, когда они больше всего пострадают. Мы — научный и социальный эксперимент, который отвечает на одну из самых актуальных проблем современности.

Действительно, мы — сокровище в системе здравоохранения. Теперь мы также можем быть маяком для рушащейся моральной системы.

МАЙКЛ Дж. БРЕССИЯ — вице-президент и исполнительный медицинский директор больницы Calvary Hospital, Бронкс, Нью-Йорк.

Авторские права © Католическая ассоциация здравоохранения, 2018 г. of the United States
Для получения разрешения на перепечатку свяжитесь с Бетти Кросби или позвоните по телефону (314) 253-3490.

5. Преступник причинил сильную физическую или моральную боль или страдания одному или нескольким лицам: Case Matrix Network

5. Исполнитель причинил сильную физическую или моральную боль или страдания одному или нескольким лицам.

Прокурор против Радована Караджича, дело № IT-95-5 / 18-T, публично отредактированная версия решения вынесена 24 марта 2016 г. — Том I IV (TC), 24 марта 2016 г., п. 506:

«506. Пытка определяется следующим образом: i) причинение действием или бездействием сильной боли или страданий, физических или моральных; ii) действие или бездействие должно быть умышленным; и iii) действие или бездействие должно быть нацеленным на получение информации или признания, либо на наказание, запугивание или принуждение жертвы или третьего лица, либо на дискриминацию по любому признаку в отношении жертвы или третьего лица. «

5.1. При сильной боли или страдании.

МТБЮ

Судебная камера Делалича отметила, что:

«Из приведенного выше обсуждения видно, что наиболее характерные случаи пыток связаны с позитивными действиями. Однако бездействие может также обеспечивать необходимый материальный элемент при условии, что причиненные психические или физические страдания соответствуют требуемому уровню жестокости и что действие или бездействие было преднамеренным, то есть действие, которое, если оценивать объективно, является преднамеренным, а не случайным.

«Как свидетельствует изложенная выше судебная практика, трудно с какой-либо степенью точности сформулировать пороговый уровень страданий, при котором другие формы жестокого обращения становятся пытками. Однако существование такой серой зоны не следует рассматривать как приглашение составить исчерпывающий список действий, составляющих пытку, с тем чтобы четко классифицировать запрет ».

Апелляционная камера Кунарак отметила, что:

«» Пытка представляет собой действие или бездействие, вызывающее «сильную боль или страдание, будь то физическое или моральное», но более конкретных требований, позволяющих провести исчерпывающую классификацию и перечень действий, которые могут представлять собой пытки, не существует. В существующей судебной практике не определена абсолютная степень боли, необходимая для того, чтобы действие было приравнено к пытке «.

Согласие Судебной камеры по делу Квочка :

«Ущерб физическому или психическому здоровью будет приниматься во внимание при оценке серьезности причиненного вреда. Судебная камера отмечает, что злоупотребления, равносильные пыткам, не обязательно связаны с физическими травмами, поскольку психическое расстройство является распространенной формой применения пыток. Ибо Например, душевные страдания, причиненные человеку, который вынужден наблюдать за жестоким жестоким обращением с его родственником, возрастут до уровня тяжести, требуемого в соответствии с преступлением пыток.Точно так же Судебная камера Фурунджиджи установила, что принуждение к наблюдению за серьезными сексуальными нападениями, нанесенными знакомой женщине, было пыткой для принудительного наблюдателя. Присутствие посторонних, особенно членов семьи, также причиняет серьезный моральный вред, равносильный пыткам, для изнасилованного ».

ICTR

В деле Акаесу Судебная камера заявила, что:

«Пытки могут быть определены как:.любое действие, в результате которого человеку умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или моральное.

Палата определяет основные элементы пыток как:

«(i) Исполнитель должен умышленно причинить серьезную физическую или моральную боль или страдания жертве» «

5.1.1. Доказательства причинения посредством действия или бездействия физической боли или страданий.

В деле Крноелац Судебная камера отметила, что:

«[Судебная камера должна принимать во внимание все обстоятельства дела, включая характер и контекст причинения боли, преднамеренность и институционализацию жестокого обращения, физическое состояние жертвы, манеру и используемый метод, и положение неполноценности потерпевшего.

«Заключение по принципу солидарности само по себе не является формой пыток. Однако, ввиду его строгости, продолжительности и преследуемых возражений, одиночное заключение может вызвать серьезные физические или психические страдания, которые предусмотрены этим правонарушением. [. ..] То же самое и с умышленным лишением достаточного количества пищи ».«

5.1.2. Доказательства причинения действием или бездействием душевной боли или страдания.

МТБЮ

В деле Kunarac Апелляционная камера отметила, что:

«Вопрос о совокупности предполагает обоснованность каждого обвинительного приговора, стоящего независимо; он только спрашивает, могут ли быть вынесены оба приговора, если они относятся к одному и тому же поведению.[…] Не являясь исчерпывающим и как уже отмечалось, элементом преступления изнасилования является проникновение, тогда как элементом преступления пытки является запрещенная цель, и ни один элемент не обнаруживается в другом преступлении. Из этого следует, что совокупные обвинительные приговоры за изнасилование и пытки в соответствии со статьей 3 Статута допустимы, хотя и основаны на одном и том же поведении «.

По данным Судебной камеры по делу Делалича

«[R] обезьяна причиняет сильную боль и страдания, как физические, так и психологические. Психологические страдания лиц, подвергшихся изнасилованию, могут усугубляться социальными и культурными условиями и могут быть особенно острыми и продолжительными.

«[Если] всякий раз, когда изнасилование и другие формы сексуального насилия соответствуют вышеупомянутым критериям, они считаются пыткой, как и любые другие действия, соответствующие этим критериям».

В деле Кунарач Судебная камера заявила, что:

«[R] обезьяна — одно из самых страшных страданий, которые человек может причинить другому.«

В деле Квочка Судебная камера постановила:

«[] угроза изнасилования или других форм сексуального насилия, несомненно, вызвала сильную боль и страдания […] и, таким образом, элементы пыток удовлетворены».

В деле Kunarac Апелляционная камера заявила, что:

«[Все] преступления изнасилования и пыток содержат один материально обособленный элемент, не содержащийся в другом, что делает допустимыми обвинительные приговоры по обоим преступлениям. […] То, что пытка и изнасилование содержат в себе материально отличный элемент, не содержащийся в другом, устраняет это основание для апелляции. То есть, элементом преступления изнасилования является проникновение, тогда как элементом преступления пытки является запрещенная цель, и ни один элемент не обнаружен в другом преступлении ».

ICTR

В деле Акаесу Судебная камера отметила, что:

«[R] обезьяна является формой агрессии, и центральные элементы преступления изнасилования не могут быть отражены в механическом описании предметов и частей тела.

[…]

Следующие действия, совершенные Обвиняемым или другими лицами в присутствии Обвиняемого, по его подстрекательству, с его согласия или молчаливого согласия, представляют собой пытки:

(i) допрос жертвы U, находящейся под угрозой для ее жизни, обвиняемым в коммунальном бюро 19 апреля 1994 г.

(ii) […];

«(iii) допрос жертвы Y под угрозой ее жизни обвиняемым и избиение жертвы Y в ходе допроса Мугензи в присутствии обвиняемого на шахте в Бугули 20 апреля 1994 года. «»

В деле Семанза Судебная камера заявила, что:

«Все страдания, причиненные в целях дискриминации, представляют собой пытку и, следовательно, считает, что главный виновник пытал жертву А, изнасиловав ее с дискриминационной целью». «

В деле Семанза Судебная камера отметила, что:

«[Изнасилование [жертвы A]] представляет собой пытку, потому что нападавший изнасиловал ее, потому что она была тутси, что является дискриминационной целью.«

Судебная камера Акайесу отметила, что:

«[R] обезьяна является формой агрессии, и центральные элементы преступления изнасилования […] не могут быть отражены в механическом описании предметов и частей тела. Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения» или «Наказание» не перечисляет конкретные действия в своем определении пытки, сосредотачиваясь, скорее, на концептуальной структуре санкционированного государством насилия.Такой подход более полезен в международном праве. Подобно пыткам изнасилование используется в таких целях, как запугивание, унижение, унижение, дискриминация, наказание, контроль или уничтожение человека. Как и пытка, изнасилование является посягательством на личное достоинство, а изнасилование фактически представляет собой пытку, когда оно применяется государственным должностным лицом или другим лицом, действующим в официальном качестве, либо по их подстрекательству, либо с согласия или молчаливого согласия ».

5.1.3. Доказательства причинения действием или бездействия как физической, так и моральной боли или страдания.

Судебная камера Семанза установила, что:

«Отмечая, в частности, крайний уровень страха, вызванный обстоятельствами данного события и характером изнасилования жертвы А, Камера считает, что преступник причинил серьезные душевные страдания, достаточные для того, чтобы составить материальный элемент пытки. поэтому нет необходимости определять, причинило ли это изнасилование также сильную физическую боль или страдания, в связи с чем Прокурор только представил доказательства того факта, что половой акт имел место без согласия. «

5.1.4. Сила причиненной боли или страдания.

Судебная камера Квочка заявила, что:

«Точный порог для определения степени страданий, достаточных для соответствия определению пытки, не установлен. При оценке серьезности любого жестокого обращения Судебная палата должна сначала рассмотреть объективную серьезность причиненного вреда. Субъективные критерии, такие как поскольку физическое или психическое воздействие лечения на конкретную жертву, а в некоторых случаях такие факторы, как возраст, пол или состояние здоровья жертвы, также будут иметь значение при оценке степени тяжести вреда.«

В деле Kunarac Апелляционная камера отметила, что:

«Пытка представляет собой действие или бездействие, вызывающее» сильную боль или страдание, физическое или моральное «, но более конкретных требований, позволяющих провести исчерпывающую классификацию и перечень действий, которые могут представлять собой пытки, не существует. Существующий случай — законом не определена абсолютная степень боли, необходимая для того, чтобы действие было приравнено к пытке «.

По данным Судебной камеры по делу Делалича

«[Мне] трудно сформулировать с какой-либо степенью точности пороговый уровень страдания, при котором другие формы плохого обращения становятся пытками.

[…]

«Обращение, которое не соответствует целевому требованию в отношении преступления пыток в общей статье 3, является жестоким обращением».

Судебная камера Furundžija отметила, что:

«[T] он использует изнасилование во время задержания и допроса как средство пыток и, следовательно, как нарушение международного права.

[…]

«Ни один международный документ по правам человека специально не запрещает изнасилование или другие серьезные сексуальные посягательства. Тем не менее, эти преступления безоговорочно запрещены положениями о защите физической неприкосновенности, которые содержатся во всех соответствующих международных договорах».

В деле Квочка Судебная камера заявила, что:

«[T] Степень физических или психических страданий, необходимых для доказательства жестокого обращения, ниже, чем та, которая требуется для пыток, хотя она должна быть на том же уровне, что и« умышленное причинение сильных страданий или серьезных телесных повреждений или серьезных телесных повреждений ». «

В деле Krstić Судебная камера установила, что:

«Жестокое и бесчеловечное обращение было определено в юриспруденции Трибунала как ‘умышленное действие или бездействие, то есть действие, которое при объективной оценке является преднамеренным, а не случайным, которое причиняет серьезные психические или физические страдания или травмы или представляет собой серьезное посягательство на человеческое достоинство »и включает такие преступления, как пытки».

В деле Kunarac Апелляционная камера отметила, что:

«[Некоторые] действия проявляют суровость сами по себе и могут быть классифицированы как пытки.Изнасилование само по себе рассматривается как «очевидный» акт пытки.

«Сильная боль или страдание, как того требует определение преступления пытки, могут, таким образом, считаться установленными после того, как изнасилование было доказано, поскольку акт изнасилования обязательно подразумевает такую ​​боль или страдание».

По данным Апелляционной камеры в деле Kunarac :

«[Некоторые] действия сами по себе устанавливают страдания тех, кому они были причинены. Совершенно очевидно, что изнасилование является таким деянием ».

В деле Квочка Судебная камера постановила:

«Субъективные критерии, такие как физическое или психическое воздействие лечения на конкретную жертву, а в некоторых случаях такие факторы, как возраст, пол или состояние здоровья жертвы, также будут иметь значение при оценке степени тяжести вреда.

[…]

Ущерб физическому или психическому здоровью будет приниматься во внимание при оценке тяжести причиненного вреда.

[…]

«[Я] при оценке действий преступника принял во внимание общую атмосферу и условия содержания под стражей, преобладающие в лагерях, отсутствие какой-либо медицинской помощи после жестокого обращения и повторяющийся систематический характер жестокого обращения с задержанными».

По данным Апелляционной камеры в деле Kunarac :

«[Предположение апеллянтов о том, что страдания должны быть видимыми даже спустя долгое время после совершения рассматриваемых преступлений, — ошибочно. Вообще говоря, некоторые действия сами по себе устанавливают страдания тех, кому они были причинены. Совершенно очевидно, что изнасилование является таким деянием ».

В деле Крноелац Судебная камера заявила, что:

«[Судебная камера должна принимать во внимание все обстоятельства дела, включая характер и контекст причинения боли, преднамеренность и институционализацию жестокого обращения, физическое состояние жертвы, манеру и используемый метод, и положение неполноценности потерпевшего.

«[С точки зрения строгости, продолжительности и преследуемой цели», это могло «вызвать сильные физические или психические страдания такого рода, которые предусмотрены данным правонарушением. В той мере, в какой может быть доказано, что заключение жертвы преследует одна из запрещенных целей пыток и причинение жертве сильной боли или страданий, помещение или содержание кого-либо в одиночной камере может быть приравнено к пытке. То же самое относится и к преднамеренному лишению достаточного количества пищи. «

В деле Квочка Судебная камера отметила, что:

«[] Насилие, равное пытке, не обязательно должно включать в себя телесные повреждения, поскольку психическое расстройство является распространенной формой применения пыток».

По данным Судебной камеры в деле Квочка :

«Хотя такие пытки часто наносят непоправимый вред здоровью жертв, постоянное телесное повреждение не является требованием для применения пыток.«

Механика человеческих страданий

Садхгуру рассматривает механизмы и причины человеческих страданий и дает нам инструмент, позволяющий выбраться из «мусорного бака», которым является наш разум.


Садхгуру: Люди могут страдать двумя способами. Обычно люди думают о физических и душевных страданиях. Физические страдания могут быть вызваны по-разному, но 90% человеческих страданий — психические, которые возникают внутри нас самих.Люди создают себе страдания каждый день — страдают от гнева, страха, ненависти, ревности, незащищенности и многих других вещей. Это максимум страданий в мире.

Механика страдания

Почему страдает человечество? Давайте разберемся в механике страдания. Сегодня утром вы видели, что солнце прекрасно взошло? Цветы распустились, звезды не падали, галактики функционируют очень хорошо. Все в порядке. Сегодня весь космос происходит чудесно хорошо, но просто червяк мысли, проносящийся в вашей голове, заставляет вас поверить в то, что сегодня плохой день.Страдание происходит в основном потому, что большинство людей потеряли представление о том, чем является эта жизнь. Их психологический процесс стал намного больше, чем экзистенциальный процесс, или, грубо говоря, вы сделали свое мелкое творение гораздо более важным, чем творение Создателя. Это основной источник всех страданий. Мы упустили полное представление о том, что значит быть здесь живыми. Мысль в вашей голове или эмоция внутри вас определяют природу вашего опыта прямо сейчас.Все творение происходит на удивление хорошо, но всего одна мысль или эмоция могут все разрушить. И ваши мысли и эмоции могут не иметь ничего общего даже с ограниченной реальностью вашей жизни.

То, что вы называете «мой разум», на самом деле не ваше. У тебя нет собственного ума. Пожалуйста, посмотрите внимательно. То, что вы называете «мой разум», — всего лишь мусорный бак общества. Каждый и каждый, кто проходит мимо вас, что-то набивает вам в голову. У вас действительно нет выбора, от кого получать, а от кого не получать.Если вы скажете: «Мне не нравится этот человек», вы получите от него гораздо больше, чем кто-либо другой. У тебя действительно нет выбора. Если вы умеете обрабатывать и использовать, то эта фигня пригодится. Это накопление впечатлений и информации, которые вы собрали, полезно только для выживания в этом мире. Это не имеет ничего общего с тем, кто вы есть.

От психологического к экзистенциальному

Когда мы говорим о духовном процессе, мы говорим о переходе от психологического к экзистенциальному.Жизнь связана с творением, которое находится здесь, с абсолютным знанием его и переживанием его таким, как оно есть; не искажая его так, как вы хотите. Если вы хотите перейти в экзистенциальную реальность, проще говоря, вам просто нужно увидеть, что то, что вы думаете, не важно, то, что вы чувствуете, не важно. То, что вы думаете, не имеет ничего общего с реальностью. Это не имеет большого отношения к жизни. Это просто болтовня ерунды, которую вы собрали откуда-то еще. Если вы думаете, что это важно, вы никогда не будете смотреть дальше этого.Ваше внимание естественно перетекает в направлении того, что вы считаете важным. Если ваша мысль и ваши эмоции важны, естественно, все ваше внимание будет прямо здесь. Но это психологическая реальность. Это не имеет ничего общего с экзистенциальным.

Страдания не осыпаются на нас, они производятся. И производственная единица находится в вашем уме. Пора закрыть производство.

Загрузите бесплатную электронную книгу «Внутренний менеджмент», в которой Садхгуру предлагает эффективные инструменты для расширения наших возможностей и дает нам возможность открыть совершенно новое измерение жизни, которое освобождает нас от внешних влияний.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.