Бремя доказывания по трудовым спорам: Бремя доказывания по трудовым спорам

Содержание

Бремя доказывания по трудовым спорам

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Бремя доказывания по трудовым спорам (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Бремя доказывания по трудовым спорам

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2019 год: Статья 21 "Основные права и обязанности работника" Трудового кодекса РФ
(В.Н. Трофимов)По мнению суда, сославшегося на ст. ст. 21, 22, 57, 129, 135, 136 ТК РФ, 55, 56 ГПК РФ, с учетом правовой природы трудового спора обязанность доказывания соблюдения требований трудового законодательства и соблюдения трудовых прав работника возлагается на работодателя. В то же время работник с учетом обстоятельств конкретного дела не освобождается от обязанности подтвердить факт нарушения работодателем трудовых прав и соответствующими доказательствами обосновать обстоятельства, на которые он ссылается в качестве оснований для удовлетворения заявленных требований.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы
: Бремя доказывания по трудовым спорам

Путеводитель по кадровым вопросам. УвольнениеВ случае когда спор о правомерности расторжения трудового договора с работником по п. 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ рассматривается в суде, обязанность представить доказательства наличия законного основания для его расторжения и подтвердить соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя (п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 N 2). Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Путеводитель по кадровым вопросам. Процедура рассмотрения индивидуальных трудовых споров в судеПри неявке в суд лица, извещенного в установленном порядке о времени и месте рассмотрения дела, вопрос о возможности судебного разбирательства решается с учетом требований ст. ст. 167 и 233 ГПК РФ. Невыполнение лицами, участвующими в деле, обязанности сообщить суду о причинах неявки и представить доказательства их уважительности дает суду право рассмотреть дело в отсутствие этих лиц. Главой 22 ГПК РФ предусмотрено рассмотрение гражданских дел, в том числе возникающих из трудовых отношений, в порядке заочного производства. Заочное разбирательство в ряде случаев позволяет сократить сроки разрешения трудового спора при уклонении ответчика от явки в суд.

Нормативные акты: Бремя доказывания по трудовым спорам

Претензионный порядок по трудовым спорам

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Претензионный порядок по трудовым спорам (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Претензионный порядок по трудовым спорам

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Подборка судебных решений за 2018 год: Статья 392 "Сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора" Трудового кодекса РФ
(В.Н. Трофимов)Истец в обоснование доводов об уважительности причин пропуска срока обращения в суд сослался на то, что он обращался в прокуратуру, в государственную инспекцию труда, а также на п. 3 и 4 ст. 202 ГК РФ, согласно которым течение срока исковой давности приостанавливается на срок, установленный законом для проведения внесудебной процедуры разрешения спора. Суд согласился с судом нижестоящей инстанции, который отклонил указанные доводы. При этом суд, разъясняя порядок применения ст. 392 ТК РФ, отметил, что указанный Кодекс не содержит положений о претензионном порядке разрешения индивидуальных трудовых споров. Индивидуальные трудовые споры рассматриваются комиссиями по трудовым спорам и судами. Комиссия по разрешению трудового спора не создавалась, следовательно, истец должен был своевременно обратиться в суд. Как указал суд, то обстоятельство, что работник обратился в прокуратуру за защитой нарушенного права и ожидал ответ по результатам проверки, не являлся уважительной причиной пропуска срока исковой давности для обращения в суд, поскольку вне зависимости от результатов проверки истец был вправе обратиться в орган, правомочный рассмотреть индивидуальный трудовой спор.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Претензионный порядок по трудовым спорам

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: Комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации
(Рузакова О.А.)
("Вестник гражданского процесса", 2016, N 1)1. В отличие от прекращения производства по делу при оставлении заявления без рассмотрения заявитель не лишается права обратиться в суд с тождественным иском после устранения обстоятельств, препятствующих рассмотрению дела. Так, при несоблюдении досудебного порядка урегулирования спора истец должен предпринять необходимые действия, предусмотренные таким порядком, например направить претензию, обратиться в комиссию по трудовым спорам и т.д. Гражданский процессуальный кодекс РФ не ограничивает право на повторное обращение в суд после выполнения действий по урегулированию спора даже в тех случаях, когда такая возможность утрачена. В случае если индивидуальный трудовой спор не рассмотрен комиссией по трудовым спорам в 10-дневный срок, работник вправе перенести его рассмотрение в суд (ст. 390 ТК РФ). Если работник по уважительной причине пропустил срок обращения в комиссию по трудовым спорам, то комиссия может этот срок восстановить и разрешить дело по существу.

Нормативные акты: Претензионный порядок по трудовым спорам

32.Предмет и бремя доказывания в индивидуальных трудовых спорах.

Для правильного рассмотрения и разрешения индивидуального трудового спора суд должен выяснить все юридические факты, имеющие значение по делу.

Совокупность юридических фактов, от установления которых зависит рассмотрение и разрешение индивидуального трудового спора по существу, называется предметом доказывания.

Понятие предмета доказывания означает, что все юридические факты должны быть доказаны в процессе, т.е. они представляют собой то, что подлежит доказыванию.

К предмету доказывания относятся факты основания иска, т.е. юридические факты, указанные истцом в качестве основания исковых требований, а также факты основания возражений против иска, т.е. юридические факты, указанные ответчиком в качестве основания возражений против иска.

Правильное определение предмета доказывания по каждому трудовому делу чрезвычайно важно: если будут установлены не все факты, необходимые для разрешения данного дела, это неизбежно повлечет за собой вынесение необоснованного решения.

Факты, установление которых необходимо для рассмотрения и разрешения дела, доказываются путем представления в суд доказательств и исследования их в судебном заседании. Весьма существенным для процесса является вопрос о том, кто должен представлять доказательства в суд, кто должен заботиться о подтверждении искомых фактов доказательствами, иначе говоря, на кого возлагается обязанность (бремя) доказывания.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Из этого правила следует, во-первых, что обязанность доказывания возлагается на стороны и, во-вторых, что каждая сторона обязана доказывать те факты, которые она привела, чтобы обосновать ими свои требования или возражения.

Итак, обязанность (бремя) доказывания распределяется между сторонами следующим образом: истец должен доказать факты, на которые он ссылается в обоснование своих требований, ответчик – факты, на которые он ссылается в обоснование своих возражений против иска.

Обязанность доказывания может быть возложена также на третьих лиц, заявляющих самостоятельные исковые требования (ст. 42 ГПК РФ). Они должны доказывать те факты, которыми обосновываются их требования. Иначе в удовлетворении этих требований может быть отказано.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований (ст. 43 ГПК РФ), юридически заинтересованы в вынесении решения, благоприятного для той стороны, на которой они участвуют, следовательно, на них распространяется бремя доказывания тех фактов, которыми обосновываются требования или возражения этой стороны.

Прокурор, органы государственной власти или местного самоуправления и другие субъекты, обратившиеся в суд в порядке ст. 45 и 46 ГПК РФ в защиту интересов другого лица или неопределенного круга лиц, также должны доказывать те факты, которыми заявленные ими требования обосновываются.

Согласно ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, суд определяет исходя из требований и возражений сторон и руководствуясь нормами трудового права, которые должны быть применены по делу. В них указаны обстоятельства, с которыми закон связывает те или иные юридические последствия.

Определение судом предмета доказывания начинается именно с момента принятия искового заявления. Суд должен выяснить, на какие факты ссылается истец, какова в связи с этим юридическая квалификация правоотношений и какие еще факты могут иметь значение для разрешения дела. Необходимо также учитывать факты, на которых ответчик строит свою защиту против иска.

В ходе процесса состав фактов, включенных в предмет доказывания, может меняться, например в связи с изменением основания иска или оснований возражений против него, предъявлением встречного иска или иска третьего лица и т.п.

Верное определение предмета доказывания по каждому трудовому спору крайне важно, так как, если суд не исследует всех фактов, имеющих значение для разрешения дела, это повлечет вынесение необоснованного решения и его возможную отмену (п. 1 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ).

ВС разъяснит применение законодательства, регулирующего трудовые отношения

Эксперты «АГ» проанализировали документ, отметив значимость и необходимость разъяснений и обозначив наиболее важные для правоприменителей положения. При этом один из них подчеркнул, что содержание проекта постановления гораздо шире обозначенных в его названии вопросов и затрагивает весьма существенные и проблемные аспекты применения норм трудового права.

17 мая Пленум ВС РФ рассмотрел проект постановления «О применении судами законодательства, регулирующего труд работников, работающих у работодателей – физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям».

В общей сложности проект содержит 31 пункт и разъясняет общие положения правового регулирования трудовых и связанных с ними отношений с участием работников, работающих у работодателей – физических лиц, являющихся индивидуальными предпринимателями, и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям, процессуальные вопросы, сроки обращения в суд за разрешением индивидуальных трудовых споров, основания возникновения трудовых отношений и порядок их оформления, а также особенности их регулирования.

По результату обсуждения проекта была сформирована редакционная комиссия, которая займется доработкой документа.

Эксперты «АГ» проанализировали предлагаемые Верховным Судом разъяснения. По мнению руководителя трудовой практики АБ КИАП, адвоката Георгия Караогланова, их появление поспособствует рассмотрению трудовых споров с участием работодателей – физических лиц и субъектов малого предпринимательства. «Если раньше у судов и сторон спора могли возникнуть разногласия в связи со спецификой подобных споров, то теперь у них будут четкие разъяснения как по самим трудовым отношениям с работодателями – физическими лицами и субъектами малого предпринимательства, так и по ведению судебного процесса с участием таких лиц», – пояснил он.

Эксперт заметил, что по большей части вопросов рекомендуется применять те же нормы, что и для стандартных трудовых отношений между работниками и работодателями. Однако некоторые нормы, по словам Георгия Караогланова, были адаптированы для работодателей – физических лиц и субъектов малого предпринимательства: «К примеру, таким работодателям разрешено не разрабатывать локальные нормативные акты и, более того, использовать типовые формы трудовых договоров».

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Ольга Дученко также считает, что разъяснения значимы и необходимы. «В 2017 г. вступили в силу положения гл. 48.1 Трудового кодекса РФ, регулирующие особенности труда лиц, работающих у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям. Также есть гл. 48 Трудового кодекса РФ, регламентирующая труд работников, работающих у работодателей – физических лиц. Проект постановления Пленума ВС РФ лишь конкретизирует положения действующего законодательства и не содержит новых правовых норм», – указала она. 

В то же время партнер Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С Анна Устюшенко отметила: несмотря на то, что формально проект постановления посвящен вопросам регулирования труда работников работодателей – физических лиц и субъектов малого предпринимательства, содержание его гораздо шире обозначенных вопросов и затрагивает весьма существенные и проблемные аспекты применения норм трудового права. «Можно сказать, что данный проект незаслуженно ограничен узким сектором толкования, нашедшего отражение в его наименовании. По сути, данное постановление “под прикрытием”, смысл которого непонятен, регулирует общие вопросы применения ТК РФ», – отметила она.

Эксперты «АГ» обратили внимание на некоторые положения проекта, имеющие наиболее важное значение для правоприменительной практики.

Сроки обращения в суд

Анна Устюшенко выделила два пункта раздела, посвященного срокам обращения в суд за разрешением трудового спора. Во-первых, это указание п. 13 проекта на то, что срок для обращения работника в суд за признанием трудовыми отношений, связанных с использованием личного труда и возникших на основании гражданско-правового договора, ограничен тремя месяцами.

«До этого разъяснения “работники” обращались в суд, как правило, после окончания отношений, возникших на основании гражданско-правового договора. И в случае переквалификации отношений в трудовые могли взыскать заработную плату за весь период продолжения таких отношений. В данном проекте Суд разумно отнес на работника риски бездействия для защиты своих прав, ограничив срок на обращение в суд тремя месяцами с момента, когда “работник” узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а именно о том, что сложившиеся с ним отношения не являются трудовыми», – считает Анна Устюшенко.

Во-вторых, она обратила внимание на п. 16, в котором уважительной причиной пропуска срока на обращение в суд признается обращение работника с нарушением правил подсудности в другой суд, а также обращение работника с письменным заявлением в органы прокуратуры и (или) в государственную инспекцию труда. «Напомню, что до настоящего момента практика судов по вопросу уважительности сроков на обращение в суд в связи с указанными действиями работников крайне противоречива. На мой взгляд, п. 16 проекта Суд вносит в решение данного вопроса давно ожидаемую и разумную ясность», – указала эксперт.

Ольга Дученко также назвала п. 16 значимым, отметив, что содержащиеся в нем разъяснения позволяют восстановить срок судебной защиты и при своевременном обращении работника за защитой во внесудебном порядке, а точнее – с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры или в государственную инспекцию труда.

Основания возникновения трудовых отношений

Наиболее пристальное внимание экспертов привлек раздел проекта, посвященный порядку оформления трудовых отношений и основаниям их возникновения.

По словам Анны Устюшенко, в нем решены очень сложные практические вопросы, которые имели непростую судьбу в практике применения судами, в частности, вопрос о наличии или отсутствии трудовых отношений.

Она указала, что в подп. 2 п. 17 документа сформулировано важное правило о том, что суды не только должны исходить из наличия (или отсутствия) тех или иных формализованных актов (гражданско-правовых договоров, штатного расписания и т.п.), но и устанавливать, имелись ли в действительности признаки трудовых отношений и трудового договора, указанные в ст. 15 и 56 ТК РФ, был ли фактически осуществлен допуск работника к выполнению трудовой функции. 

«Суды на практике “грешили” формализованным подходом в определении наличия или отсутствия трудовых отношений, что было, безусловно, неправильно и не соответствовало принципам трудового права. В том же пункте Суд потрудился дать признаки трудовых отношений, что является подспорьем для практики», – объяснила значимость разъяснений эксперт.

По ее словам, тем же интересен и п. 18 проекта, в котором приведен целый набор возможных доказательств наличия трудовых отношений: «Это, с одной стороны, даст возможность судам смелее использовать косвенные доказательства, приведенные сторонами, с другой – может являться “шпаргалкой” работникам, обеспечивающим доказательственную базу при формировании исков о признании отношений трудовыми».

Ольга Дученко в свою очередь обратила внимание на п. 19, в котором разъясняется, что отсутствие регистрации трудового договора в органе местного самоуправления не является основанием для признания его незаключенным и не освобождает такого работодателя от исполнения его обязанностей. 

«Кроме того, согласно п. 20 проекта, отсутствие оформленного в письменном виде трудового договора не исключает возможности признания в судебном порядке сложившихся между сторонами отношений трудовыми, а трудового договора – заключенным при наличии в этих отношениях признаков трудового правоотношения. При этом Пленум ВС РФ отмечает, что необходимо исходить не из формальных, а из фактических признаков трудовых отношений, которые конкретизированы им в п. 17», – отметила она. 

По мнению Анны Устюшенко, сформулированные в п. 21 и 22 позиции можно считать революционными для практики, поскольку в них выражена презумпция трудового договора в случае спора о его наличии, в связи с чем нестандартно распределено бремя доказывания: «Доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель». «Такое распределение бремени доказывания и введение презумпции трудового договора существенно упрощают защиту своих прав работником. Однако перед стороной работодателя ставят практически невыполнимую задачу: доказать отрицательный факт. Это обстоятельство делает спорным отдельное положение проекта», – указала эксперт.

Она также отметила, что п. 22 проекта интересным образом прикрывается «лазейка» для работодателя, содержащаяся в ст. 67.1. ТК РФ, закрепляя принцип осведомленности работодателя о работающих у него лицах и наличии полномочий его представителей: «По смыслу ст. 2, 15, 16, 19.1, 20, 21, 22, 67, 67.1 ТК РФ все неясности и противоречия в положениях, определяющих ограничения полномочий представителя работодателя по допущению работников к трудовой деятельности, толкуются в пользу отсутствия таких ограничений». «Полагаю, что такой подход Суда является и обоснованным, и направленным на соблюдение баланса интересов обеих сторон трудовых отношений», –заключила Анна Устюшенко. 

Ольга Дученко согласилась со значимостью двух данных пунктов проекта постановления:

«Следует подчеркнуть, как происходит перераспределение бремени доказывания при разрешении споров работников, с которыми не оформлен трудовой договор в письменной форме. В п. 21 проекта указано, что судам необходимо иметь в виду, что если такой работник приступил к работе и выполняет ее с ведома или по поручению работодателя или его представителя и в интересах работодателя, под его контролем и управлением, то наличие трудового правоотношения презюмируется и трудовой договор считается заключенным. В связи с этим доказательства отсутствия трудовых отношений должен представить работодатель. Интересен также п. 22 проекта, предусматривающий, что все неясности и противоречия в положениях, определяющих ограничения полномочий представителя работодателя по допущению работников к трудовой деятельности, толкуются в пользу отсутствия таких ограничений», – прокомментировала она.

Анна Устюшенко также отметила разумность приведенного в п. 23 проекта подхода к определению размера взыскиваемой заработной платы в случае ее неотражения в трудовом договоре: «Если ранее работникам приходилось, как правило, довольствоваться МРОТом (в редких случаях суды принимали во внимание среднюю по отрасли или иные статистические данные), то после принятия ПП ВС решение вопроса должно существенно упроститься».

Регулирование трудовых отношений

Ольга Дученко в своем анализе проекта постановления Пленума ВС также обратила внимание на одно из разъяснений раздела, посвященного особенностям регулирования трудовых отношений работников, работающих у работодателей – физических лиц и у работодателей – субъектов малого предпринимательства, которые отнесены к микропредприятиям.

«Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 29 проекта, работодатель может предусмотреть в трудовом договоре дополнительные основания его прекращения, помимо установленных Трудовым кодексом РФ. При решении вопроса о правомерности включения таких оснований суду необходимо иметь в виду, что они не должны носить дискриминационный характер», – указала она.

В заключение Анна Устюшенко отметила, что проект постановления следует признать весьма своевременным и весомым с точки зрения практического применения отдельных вопросов трудового законодательства. «Нужно отдать должное авторам проекта за принятую на себя смелость расставить точки над “i” в сложных практических вопросах, разрешение которых давно назрело», – заключила эксперт.

Справочник по доказыванию в гражданском судопроизводстве

Страница 81 из 165

Глава 4. Доказывание по трудовым спорам

4. 1. Дела о восстановлении на работе

Вопросы доказывания и доказательств по делам, вытекающим из трудовых правоотношений, и, в частности, по делам о восстановлении на работе достаточно подробно изложены в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 14 апреля 1988 г. №2 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству». В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. №2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам, возникающим при судебном разбирательстве гражданских дел, данные в других постановлениях, применяются в той части, в которой они не противоречат ГПК.

В предмет доказывания по делам о восстановлении на работе включается достаточно широкий круг обстоятельств, который определяется основанием увольнения и обстоятельствами конкретного дела.

При рассмотрении дел о восстановлении на работе могут быть использованы все средства доказывания, но особенно часто используются письменные доказательства, объяснения сторон и третьих лиц, свидетельские показания; реже, в зависимости от конкретных обстоятельств дела и оснований увольнения, могут быть использованы вещественные доказательства и заключения экспертов. По делам о восстановлении на работе доказательственная информация может быть получена и из заключения прокурора, участвующего в деле на основании ч. 3 ст. 45 ГПК.

При рассмотрении дел о восстановлении на работе с учетом того, что, как правило, большая часть необходимых для рассмотрения дела доказательств находится в распоряжении ответчика, истцам на самых ранних стадиях процесса необходимо заявлять ходатайство об истребовании доказательств, необходимых для рассмотрения дела, а суду, в соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК РФ, оказывать содействие в собирании и истребовании доказательств.

Распределение обязанностей по доказыванию. При рассмотрении практически всех дел о восстановлении на работе действует общее правило распределения обязанностей по доказыванию – каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ч. 1 ст. 56 ГПК), т. е. ответчик доказывает в суде правомерность увольнения работника, а работник доказывает незаконность его увольнения.


Некоторые особенности доказывания по делам о защите прав потребителей



Одной из основных особенностей дел о защите прав потребителей являются особенности доказывания, которые предопределяются самой спецификой спора, в котором потребитель является слабой стороной. Именно это обуславливает существование специальных норм, устанавливающих изъятие из общего правила распределения обязанности по доказыванию, и перекладывающих обязанность доказывания многих фактов, с покупателя на продавца. При этом сложность вопроса состоит в том, что далеко не все доказательственные презумпции прямо закреплены в нормах права. Многие из них выводятся путем толкования и являются так называемыми косвенными. В этой связи видится возможным рассмотреть указанные особенности применительно к спорам относительно продажи товаров.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 декабря 2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 17 октября 2019 г.) (далее — ГПК РФ) суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. Это направление деятельности суда М. К. Треушников называет восполнительной функцией, обеспечивающей баланс между законностью и состязательностью1, с. 39. На практике суд уже в определении о подготовке дела к судебному разбирательству решает этот вопрос. За правильность распределения обязанности по доказыванию отвечает суд, а допущенные при этом ошибки могут влечь отмену решения суда.

Следует отметить, что в Законе РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300–1 «О защите прав потребителей» (в ред. от 18 июля 2019 г.) (далее — Закон РФ «О защите прав потребителей») закреплены специальные нормы, устанавливающие изъятия из общего правила в соответствии с которым каждая сторона обязана доказать те обстоятельства, на которые она ссылается в качестве основания своих требований или возражений. Так в соответствии с п. 5 ст. 18 Закона продавец обязан провести проверку качества товара, а в случае возникновения спора о причинах появления недостатков обязан провести экспертизу за свой счет. Из этого можно сделать вывод, что даже если истец заблуждается относительно качества товара и не представляет убедительных доказательств, подтверждающих наличие недостатков, факт отсутствия недостатков доказывается продавцом. Это же касается и доказывания факта существенности недостатка (признаков). Существенный недостаток, согласно законодательству о защите прав потребителей — это неустранимый недостаток или недостаток, который не может быть устранен без несоразмерных расходов или затрат времени, или выявляется неоднократно, или проявляется вновь после его устранения, или другие подобные недостатки.

При разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на продавце (изготовителе, исполнителе, уполномоченной организации или уполномоченном индивидуальном предпринимателе, импортере) (пункт 4 статьи 13, пункт 5 статьи 14, пункт 5 статьи 23.1, пункт 6 статьи 28 Закона РФ «О защите прав потребителей», статья 1098 ГК РФ).

В случае продажи товара ненадлежащего качества распределение бремени доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности (отсутствие вины) зависит от того, установлен ли на товар гарантийный срок и от времени их возникновения.

Так при отсутствии гарантийного срока потребитель обязан доказать факт того, что недостатки товара возникли до момента его передачи, или по причинам, возникшим до этого для того, чтобы у продавца наступила ответственность.

При наличии гарантийного срока обязанность доказывания того, что недостатки возникли после передачи товара потребителю вследствие нарушения им правил использования и т. д. возложена на продавца, ее выполнение освобождает его от ответственности.

Кроме того, бремя доказывания невозможности замены товара вследствие обстоятельств, за которые не может отвечать продавец, а также бремя принятия последним всех необходимых мер для выполнения требований потребителя в указанных случаях лежит на продавце.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» также указывается, что при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей продавец обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора. При этом необходимо учитывать, что по отдельным видам товаров перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации. Из этого вытекает, что бремя доказывания факта предоставления потребителю необходимой и достоверной информации в случае неправильного использования товара, приведшая к недостаткам товара возложена на продавца.

В отношении доказывания остальных фактов действует общее правило распределения обязанности по доказыванию.

Так же установлены и фикции, так при решении судом вопроса о компенсации потребителю морального вреда достаточным условием для удовлетворения иска является установленный факт нарушения прав потребителя, тогда как сам размер компенсации может доказываться потребителем исходя из характера причиненных ему нравственных и физических страданий, принципа разумности и справедливости.

Что касается доказательств, которые могут использоваться в доказывании по этим категориям дел, то необходимо учитывать, что исходя из п. 5 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей», ст. 493 ГК РФ отсутствие у потребителя кассового или товарного чека, чека безналичной оплаты услуг либо иного документа, удостоверяющего факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении его требований продавцом (изготовителем, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером).

В подтверждение факта заключения договора и его условий потребитель вправе ссылаться на свидетельские показания.

При дистанционных способах продажи товаров (заказа работ, услуг), когда используются средства удаленной связи (в частности, такие, как почта, Интернет, телефон), а оплата товара (работ, услуг) осуществляется потребителем посредством электронных или безналичных расчетов, в том числе с использованием банковских карт и (или) иных установленных законом средств платежа, включая электронные средства платежа, факт покупки может быть подтвержден выпиской с банковского счета об авторизации и о совершении транзакции с указанием получателя платежа, итогов дебетовых и кредитовых операций и т. п., а также иными документами, подтверждающими перевод денежных средств (например, подтверждением об исполнении распоряжения клиента об осуществлении перевода электронных денежных средств, выдаваемым клиенту оператором электронных денежных средств).

Кроме того, обратим внимание и на то, что по делам о защите прав потребителей одним из часто используемых доказательств является заключение эксперта2, с. 43. Особенность, как представляется, состоит в том, что по делам о защите прав потребителей исходя из того же п. 5 ст. 18 Закона «О защите прав потребителей» причины возникновения недостатков товара продавец обязан подтверждать экспертизой. Но здесь важно отличать досудебную экспертизу товара по делам о защите прав потребителей и судебную экспертизу, которая назначается судом в установленной законом гражданско-процессуальной форме и относится к средствам доказывания. В последнем случае законодатель говорит о досудебной экспертизе, заключение которой в процессе используется лишь как письменное доказательство. Но исходя из вышеизложенного, такое письменное доказательство является обязательным за исключением случаев, «когда ее результаты будут оспорены в суде», путем проведения судебной экспертизы.

Таким образом, в подтверждение причин возникновения недостатков в материалах дела обязательно должно быть либо заключение досудебной экспертизы (обязательное письменное доказательство), или судебной экспертизы (несмотря на то, что в п. 7 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 № 23 «О судебном решении», указано, что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК РФ).

Литература:

  1. Треушников М. К. Судебные доказательства. М. ОАО «Издательский дом Городец», 2004. С. 39–40.
  2. Толстиков К. С., Иванова Ж. Б. Законодательная регламентация проведения экспертизы товаров по спорам о защите прав потребителей // Конкурентное право. 2014. № 4. С. 42–46.
  3. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 декабря 2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2018 г.) // Собрание законодательства РФ. 2002. № 46. Ст. 4532; 2019. № 42 (Часть II). Ст. 5808.
  4. Закон РФ от 7 февраля 1992 г. «О защите прав потребителей» (в ред. от 18 июля 2019 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 3. Ст. 140; 2019. № 29 (часть I). Ст. 3858.
  5. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2012. № 9.

Основные термины (генерируются автоматически): потребитель, гарантийный срок, защита, продавец, РФ, судебная экспертиза, досудебная экспертиза, письменное доказательство, Российская Федерация, уполномоченный индивидуальный предприниматель.

Бремя доказывания в трудовом законодательстве

Время от времени, как работодатель, вы будете сталкиваться с терминами трудового законодательства, понимание которых вам необходимо.

Бремя доказывания является одним из примеров. Это юридический термин, распространенный в трибуналах по трудовым спорам. Вы можете немедленно позвонить нам по телефону 0800 028 2420 , если вам нужна помощь в его понимании.

Или вы можете прочитать все подробности в нашем руководстве.

Что такое бремя доказывания?

Это юридический термин, используемый для описания ответственности истца по представлению prima facie (принимается как верное, пока не будет доказано обратное) о том, что его аргумент или утверждение верны.

Когда дело доходит до бремени доказывания, трудовые споры требуют от работника доказать наличие фактов, на основании которых суд может принять решение в их пользу при отсутствии каких-либо противоречащих друг другу доказательств.

Например, что касается бремени доказывания, дела о несправедливом увольнении потребуют от истца доказательства того, что решение ответчика об увольнении было несправедливым.

То же самое относится к другим искам трудового трибунала, включая дискриминацию и отказ в законном праве.

После того, как истец сможет удовлетворить требования трудового трибунала, бремя доказывания перекладывается на ответчика. Это означает, что работодатель получит возможность возразить, что претензия неверна.

Однако, прежде чем это может произойти, суд должен быть доволен тем, что истец выполнил свое бремя доказывания вне всяких разумных сомнений.

Стоит отметить, что бремя доказывания может несколько раз перемещаться взад и вперед во время трибунала.

Это когда каждая сторона пытается обосновать свой аргумент, возлагая бремя ответственности на другую, чтобы удовлетворить суд.

Судья трибунала по трудовым спорам должен затем принять решение по иску на основе «баланса вероятностей».

Peninsula Business Services здесь, чтобы помочь

Если вам нужна помощь с условиями трудового законодательства, вы можете немедленно связаться с нами.

Это может включать суды по трудовым спорам и раннее примирение, а также любые другие вопросы, с которыми сталкивается ваш бизнес.

Работает с 1983 года, мы помогли десяткам тысяч малых и средних предприятий в разрешении споров между сотрудниками и многих других вопросах.

Если вам нужна помощь, вы можете запросить у нас обратный звонок. Вы даже можете воспользоваться нашими услугами бизнес-консультирования, чтобы круглосуточно и без выходных получать информацию о кадрах, трудовом законодательстве, а также о вопросах здоровья и безопасности.

Различные виды доказательств

Нет значительной разницы между «бременем доказывания» и «бременем доказывания», однако первое - это терминология, которая обычно используется в законодательстве США, а не в Великобритании.

Концепция бремени доказывания будет применяться во всех спорах, связанных с трудовым законодательством, от дискриминации до отказа в законном праве.

В исках о нарушении контракта также должно быть установлено бремя доказывания, что может быть труднее, если имеется только устное соглашение.

Бремя доказывания и Закон о равенстве 2010 г.

Чтобы прояснить это, в разделе 136 Закона о равенстве 2010 г. говорится:

« » Если есть факты, на основании которых суд мог принять решение в отсутствие каких-либо других объяснений, что лицо (A) нарушило соответствующее положение, суд должен признать, что нарушение имело место.”

Есть полезный пример прецедентного права, показывающий, как бремя доказывания работает на практике. Вы можете увидеть это в недавнем деле Апелляционного суда Айоделе против Ситилинка (2017).

В этом деле заявитель потерпел неудачу при первом препятствии в своей попытке заявить о расовой дискриминации, поскольку он не смог установить prima facie дела, в отношении которых к ним обращались менее благосклонно из-за их расы.

В результате у суда не было другого выбора, кроме как отклонить их иск.

Нужна наша помощь?

Свяжитесь с нами, и мы ответим на любые вопросы, связанные с трудовым законодательством вашей компании: 0800 028 2420 .

Арбитраж трудовых споров в Индии: на пути к теории арбитражности государственной политики.

В Индии Закон об арбитраже и примирении 1996 года не регулирует вопрос о том, какие категории споров могут быть разрешены в арбитраже, а какие нет. Напротив, этот вопрос поднимался раньше и решался индийскими судами в самых разных контекстах. В последнее время суды определяли арбитражные иски в контексте мошенничества (см. Здесь и здесь), споров, возникающих из доверительных отношений и связанных с ними, и споров, касающихся судебных разбирательств с участием акционеров и интеллектуальной собственности.Несмотря на постоянное внимание, которое в целом уделялось вопросу арбитрабельности в Индии, было мало комментариев по конкретному вопросу о том, могут ли трудовые и производственные споры подлежать арбитражу в соответствии с Законом об арбитраже и примирении 1996 года. Этот вопрос требует конкретных комментариев по двум причинам. Первый , два высоких суда столкнулись с этим вопросом и независимо друг от друга пришли к выводу, что производственные и трудовые споры не подлежат арбитражу. Во-вторых, , эти решения ставят под сомнение растущую практику включения арбитражных оговорок в трудовые договоры и поэтому являются поучительными для практикующих специалистов.

В этом посте я сначала начну с обсуждения дел, которые рассмотрели и решили арбитрабельность трудовых споров. Я считаю, что в этих случаях можно сделать правильный вывод. Я также обращаюсь к потенциальным возможностям этих случаев для теоретизирования об арбитрабельности, которые отходят от доминирующей парадигмы, которая в настоящее время используется для решения этого вопроса.

  1. Капитан Притхви Малхотра и Раджеш Корат

Арбитрабельность трудовых споров впервые возникла в деле Kingfisher Airlines v.Капитан Притхви Малхотра и другие («Капитан Притхви Малхотра»). Это дело возникло в результате различных судебных разбирательств, возбужденных пилотами и другими сотрудниками ныне несуществующей авиакомпании Kingfisher Airlines. Дело было возбуждено в специальных судах по трудовым спорам о взыскании невыплаченной заработной платы и других льгот по заработной плате. В ходе этого разбирательства Kingfisher Airlines оспорила юрисдикцию трудового суда, сославшись на арбитражную оговорку в трудовых договорах.С этой целью Kingfisher подала заявление, ссылаясь на раздел 8 Закона об арбитраже и примирении, с просьбой сослаться на арбитраж в отношении трудовых договоров. Суд по трудовым спорам отклонил заявление и сохранил за собой юрисдикцию в отношении разбирательства.

Kingfisher после этого обратился в Высокий суд Бомбея, чтобы оспорить правильность постановления, вынесенного судом по трудовым спорам. Высокий суд Бомбея подтвердил постановление трудового суда и постановил, что трудовые споры не подлежат арбитражу в соответствии с Законом об арбитраже и примирении 1996 года.Суд постановил, что расследование заключается не только в том, является ли заявленный иск in personem или in rem (как это было принято Верховным судом в деле Booz Allen & Hamilton против SBI Home Finance ), но и в том, является ли решение иск был зарезервирован исключительно для рассмотрения конкретным судом или трибуналом по соображениям государственной политики. Суд постановил, что разрешение трудовых и производственных споров подлежит разрешению в судебных органах, учрежденных в соответствии с Законом о производственных спорах 1947 года.Основываясь на преамбуле Закона, а также на схеме разрешения трудовых споров, Суд считает, что такой вывод подтверждается вескими соображениями государственной политики.

Суд в деле Captain Prithvi Malhotra также идет дальше простого определения арбитрабильности трудовых споров. В нем рассматривается схема Закона о трудовых спорах 1947 года и делается вывод о том, что Закон предусматривает уникальный процесс арбитража коллективных трудовых споров. Таким образом, Суд приходит к выводу, что, если бы трудовые и производственные иски рассматривались вне судов и трибуналов, созданных в соответствии с Законом, ссылка на арбитраж и разрешение на него должны регулироваться конкретными положениями Закона о производственных спорах 1947 года ( и сопутствующие правила, содержащиеся в нем), а не Закон об арбитраже и примирении 1996 года.Таким образом, Суд приходит к выводу о двух важных вопросах: иски в соответствии с Законом о производственных спорах 1947 года не подлежат арбитражу в соответствии с Законом об арбитраже и примирении 1996 года и, в более широком смысле, если они являются арбитражными, они должны соответствовать требованиям и процедуре в соответствии с Законом о производственных спорах. . Поэтому важно помнить, что трудовые и производственные иски не являются арбитражными по существу сами по себе, а являются арбитражными только в порядке и в той мере, в какой это разрешено Законом о производственных спорах 1947 года.

Аналогичный вопрос возник пять лет спустя в деле Rajesh Korat v. Innoviti («Rajesh Korat») в Высоком суде штата Карнатака. В этом случае, когда в суд по трудовым спорам было подано заявление об арбитраже, оно было разрешено, и стороны были переданы в арбитраж в рамках арбитражного соглашения (в отличие от Captain Prithvi Malhotra , где суд по трудовым спорам отклонил заявление. и сохраненная юрисдикция).

Рассуждения в Раджеш Корат очень похожи на рассуждения в Капитан Притхви Малхотра .Суд приходит к выводу, что существуют веские и убедительные причины государственной политики для обеспечения того, чтобы трудовые и производственные споры разрешались исключительно судами и трибуналами в соответствии с Законом о производственных спорах. В деле Rajesh Korat Суд идет немного дальше, заключая, что Закон о производственных спорах является самостоятельным кодексом, и в этой степени Закон об арбитраже и примирении не имеет никакого отношения к вопросам, регулируемым Законом о производственных спорах. Хотя в нем прямо не рассматривается этот вопрос, Rajesh Korat подразумевает поддержку положения о том, что любое арбитражное разбирательство трудовых споров должно осуществляться в соответствии с процедурой, предусмотренной Законом о производственных спорах 1947 года, а не Законом об арбитраже и примирении 1996 года.

  1. Оценка Капитан Притхви Малхотра и Раджеш Корат

Капитан Притхви Малхотра и Раджеш Корат оба решены правильно и независимо друг от друга приходят к правильному выводу. Оба решения исследуют природу и более широкую схему Закона о трудовых спорах и уделяют пристальное внимание различным категориям судебных и квазисудебных форумов, учрежденных в соответствии с Законом. После проведения этого анализа в обоих решениях делается правильный вывод о том, что трудовые и производственные претензии не подлежат арбитражу в соответствии с Законом об арбитраже и примирении 1996 года, и если они могут быть переданы в арбитраж, такая ссылка и разрешение должны соответствовать процедуре, предусмотренной в производственных спорах. Закон.

Важно отметить, что в обоих решениях учтена асимметрия переговорной силы, присущая трудовым спорам. В значительной степени Закон о трудовых спорах (и трудовое законодательство Индии в целом) призван решить эту проблему. Часть этой корректирующей функции достигается за счет создания специализированных судов и трибуналов в соответствии с Законом о трудовых спорах 1947 года. При более внимательном чтении как Captain Prithvi Malhotra , так и Rajesh Kor at выяснится, что Суд в значительной степени убедил последствия передачи трудовых споров на рассмотрение частных арбитражей.

Если бы эти дела решались иначе и трудовые споры считались арбитражными, это означало бы, что индивидуальные и коллективные трудовые споры должны были бы решаться посредством частного арбитража, когда работодатели потенциально имели бы единоличное право назначать арбитров, работодателей может отказаться участвовать в процессе назначения, вынуждая сотрудников следовать процедуре в соответствии с разделом 11 Закона, и / или мог также иметь право назначать арбитражные учреждения, которые были бы недоступны и недоступны для промышленных рабочих.В целом суды, по-видимому, убеждены в том, что рассмотрение трудовых споров в арбитражном порядке возложит на потерпевших работников чрезмерное бремя доступа и последующего участия в частном арбитражном разбирательстве в соответствии с Законом об арбитраже и примирении 1996 года. -арбитражный, тогда он убедителен и, на первый взгляд, точен.

Помимо правильности этих решений, практикующие могут извлечь важные уроки.Все чаще трудовые договоры сводятся к письменной форме и содержат арбитражные оговорки для урегулирования споров, возникающих из трудовых отношений. Эти решения должны затем информировать специалистов-практиков об опасностях такой тенденции и реальности того, что эти соглашения вряд ли будут реализованы, если работодатели попытаются добиться арбитража.

  1. Теоретическая арбитрабильность

Ввиду того, что Закон об арбитраже и примирении не раскрывает вопрос о том, какие споры могут быть разрешены в частном арбитраже, полезно продумать возможную теорию арбитражности.Это особенно полезно в контексте Индии, где правовая и нормативная база продолжает развиваться, и вопрос о том, являются ли определенные виды споров и исков арбитражными, вероятно, продолжит возникать в обозримом будущем.

В свете решения Верховного суда по делу Booz Allen & Hamilton основной парадигмой размышлений об арбитрабельности была характеристика соответствующих требований. Проще говоря, Booz Allen & Hamilton сообщает нам, что, если претензия имеет характер права in rem , такие претензии не подлежат арбитражу в соответствии с Законом об арбитраже и примирении 1996 года.Однако, если иск охарактеризован как право in personem , такой иск может быть арбитражным. Хотя эта формулировка является полезной отправной точкой (и фактически использовалась в последующих судебных решениях для принятия решения об арбитрабильности), она не помогает нам развить надежное понимание арбитрабильности.

Именно по этой причине полезны решения в Captain Prithvi Malhotra и Rajesh Korat . Они коллективно выдвигают тезис о том, что даже если рассматриваемое требование является правом in personem , оно все равно будет считаться неарбитрабильным ввиду соображений государственной политики, изложенных в статуте, которые иным образом регулируют осуществление заявленного права, будь то чел. или чел. .Это интересное и убедительное понимание арбитражности, которое фокусирует наше внимание не только на характере требований или взаимоотношениях между сторонами, но и на последствиях разрешения частного арбитража. Это позволяет нам изучить, демонстрирует ли законодательная база законодательства определенные ограничения в отношении частных арбитражей и возможные причины для такого выбора законодательной политики.

Безусловно, я не утверждаю, что эти решения представляют собой целостную и всеобъемлющую теорию арбитрабильности.Напротив, они лишь частично помогают разнообразить наше понимание арбитрабильности и оттолкнуть наше понимание от холдинга в Booz Allen & Hamilton . Фактически, полная и исчерпывающая теория арбитрабильности может быть как иллюзорной, так и нежелательной.

[Раскрытие информации - автор участвовал в деле Раджеш Корат против Innoviti . Любые высказанные здесь мнения носят исключительно личный характер и не отражают точку зрения адвоката или сторон в деле.]

Непонимание бремени доказательства • Ричард Кэрриер

В вопросах знания и веры все является вероятностью. Те, кто этого не понимает, совершат бесчисленное количество ошибок и тратят уйму времени на бесполезные споры. Это особенно очевидно в дебатах о том, кто несет бремя доказывания по любому конкретному вопросу, эти дебаты ни к чему не приведут и не прольют ни на что света, если они не формулируют то, что обсуждается, как настоящие дебаты о том, какова вероятность оспариваемого претензия есть, и почему.

Под этим мы подразумеваем эпистемическую вероятность. Не какая-то объективная, космоплатоническая или физическая вероятность, а вероятность того, что позиция, которую мы занимаем (какой бы она ни была), верна с учетом информации, которая у нас есть в то время, когда мы занимаем эту позицию. Физические вероятности имеют отношение к эпистемической вероятности, но не напрямую (см. Мое обсуждение в Proving History , индекс «вероятность», но особенно стр. 23-26 и 266-75). Но поскольку каждая позиция логически влечет за собой эпистемическую вероятность, каждая позиция влечет за собой положительное утверждение.

И это означает на каждую позицию , будь то утверждение или отклонение, даже двойственность или неопределенность. Все лишь предположение вероятности. Каждая сторона в каждой дискуссии по поводу любого факта делает положительное утверждение о вероятности. Все . Так что любой, кто думает, что проводит значимое различие, заслуживающее обсуждения, когда заявляет о вещах вроде «вы не можете доказать отрицание» или «те, кто заявляет, всегда несут бремя доказательств», просто неправ.Помимо различий в степени, нет значимой разницы между отрицанием или «простым неверием», или между любым из них и утверждением противоположной веры. Каждая возможная позиция относительно любого утверждения подтверждает вероятность. Таким образом, каждая позиция - это положительная позиция. Каждая позиция «претендует». Каждая позиция утверждает убеждение в чем-то. Даже агностицизм.

Неверие против нулевой веры

Вскоре я продемонстрирую, что каждая позиция утверждает убеждение, будь то отрицание, утверждение или даже выражение полной неуверенности.Каждая позиция - это вера. Каждое убеждение соответствует утверждению. Но прежде чем мы перейдем к этому, необходимо предотвратить еще два недоразумения.

Во-первых, тот факт, что каждое состояние убеждения влечет за собой подтверждение вероятности, имеет место, даже если это убеждение было буквально сформировано, как только началась дискуссия. О большинстве вещей у нас нет убеждений, пока мы не думаем о них, и, думая о них (например, когда нас просят об этом), мы оцениваем то, во что мы верим, встречаясь с этим соображением.Но это не просто претензия, противоречащая некоторому статус-кво (скажем, «неверия»). Потому что

бремя доказывания - Traducere în română - instance în engleză

Aceste instance pot conține cuvinte vulgare.

Aceste instance pot con potine termeni colocviali.

То есть бремя доказывания целиком лежит на вас.

Но бремя доказывания работает сейчас против нас.

Кроме того, бремя доказывания лежит на компании, запрашивающей НДПИ.

În plus, sarcina probei revine societății care solicită acordarea TEP.

Однако я хотел бы сказать кое-что о бремени доказательства .

Это было бы невозможно без передачи бремени доказывания .

По словам лорда НЕИЛла, это влечет за собой чрезвычайную отмену бремени доказательства .

Соответствует Lordului NEILL, первоклассному значению или экстраординарному обращению sarcinii probei .

В этом контексте бремя доказывания должно лежать на должнике.

Истец несет бремя доказывания и представляет первое вступительное заявление.

Reclamantului are sarcina probei i oferă prima declarație de deschidere.

Каждый шаг, который Айерс делает ближе к мэрии, делает бремя доказывания намного выше.

Fiecare pas pe care îl face Ayers spre biroul primarului, va face ca povara dovezii să fie cu mult mai mare.

Где бремя доказывания не лежит на истце.

А бремя доказывания лежит на вас.

Осужденные редко соответствуют бремени доказывания .

Condamnații pot să aducă destul de rar dovezi .

Для того, чтобы эти права применялись эффективно, бремя доказывания должно ложиться на ответчика, когда будут представлены доказательства такого нарушения.

Pentru ca aceste drepturi să fie aplicate în mod eficient, sarcina probei ar trebui să revină pârâtului, dacă se face dovada unei astfel de încălcări.

REACH передает бремя доказывания (т. Е. Тестирование и оценка химикатов для установления их безопасности) от властей к промышленности.

REACH transferă sarcina probei (adică testarea şi evalarea subjectelor chimice pentru stableirea siguranţei lor) для autorităţi către Industrie.

Согласно установленной прецедентной практике Суда бремя доказывания для демонстрации совместимости меры лежит на государстве-члене [40].

Potrivit jurisprudenței constante a Curții, statul members trebuie dovedească faptul că o măsură este сочтибила cu piața comună [40].

Прецедентное право устанавливает, что бремя доказывания для демонстрации совместимости меры лежит на государстве-члене [63].

Как уже упоминалось в описании (41) выше , бремя доказательства лежит на производителе, желающем потребовать ИТ.

Astfel cum s-a menționat deja la considerentul 41 de mai sus, sarcina probei incumbă producătorului care dorește să beneficieze de TI.

UPS указывает, что бремя доказательства пропорциональности меры лежит на Германии.

UPS subliniază că sarcina probei privind proporționalitatea măsurii revine Germaniei.

Согласно одной заинтересованной стороне [46], бремя доказывания в отношении вменяемости лежит на Комиссии.

Potrivit uneia dintre părțile interesate [46], sarcina probei în ceea ce privește imputabilitatea revenea Comisiei.

CDA выступает против предложения об отмене бремени доказывания .

Бремя доказательства в предложении (особенно хорошее предложение, например, цитата, пословица ...)

1. Бремя доказывания лежит на ответчике.

2. Бремя доказывания лежит на обвинении.

3. Бремя доказывания ложится на истца по доказыванию халатности.

4. Бремя доказывания ложится на обвинение: обвиняемый считается невиновным до тех пор, пока его вина не будет доказана.

5. Бремя доказывания полностью лежит на истце.

6. И каждый из них столкнулся с разным бременем доказательства .

7. Бремя доказывания лежит на вас, собственнике.

8. Бремя доказывания перешло от Департамента, допустившего ошибку, к заявителю.

9. Палата представителей постановила, что бремя доказывания причинно-следственной связи оставалось на истце на протяжении всего дела.

10. Бремя доказывания при установлении защиты лежит на ответчике с учетом баланса вероятностей.

11. Люди даже расходятся во мнениях относительно того, лежит ли здесь бремя доказывания атеистов или верующих.

12. Бремя доказывания ложится на лицо, которое полагается на оговорку.

13. Тем не менее, при такой цене существует огромное бремя доказывания для Карвера.

14. Бремя доказывания должно лежать на работодателе, чтобы продемонстрировать чрезмерные трудности.

15. Законопроект отменил это решение и возвратил бремя доказывания , касающееся деловой необходимости, работодателю.

16. Легковерие - это еще одно название неправильной замены бремени доказывания .

17. Бремя доказывания возлагается на ответчика, чтобы доказать, что у него были разумные основания верить его утверждениям.

18. Бремя доказывания система является важным судебным процессом.

19. Бремя доказывания лежит на нем.

20. Это отменяет обычное бремя доказывания .

21. Бремя доказывания возлагается только на обвинение.

22. Это похоже на проверку на небрежность, но в установленном законом действии бремя доказывания лежит на работодателе.

23. Здесь перспектива построения этики на основе спонтанности и осведомленности приводит к неожиданному переносу бремени доказательства .

24. Существует ли меньшая вероятность ошибочной идентификации, когда защита несет бремя доказывания ?

25.Более того, оба адвоката вскоре должны были посетить

BBC - History - British History in Deep: The Domesday Book

Введение

Книга Судного дня, составленная в 1085-10-10 годах, - одна из немногих исторических записей, название которой знакомо большинству людей в этой стране. Это наш самый ранний публичный документ, основополагающий документ национальных архивов и юридический документ, который до сих пор действует как свидетельство права собственности на землю.

Основанный на обзоре Судного дня 1085-106 гг., Который был составлен по приказу короля Вильгельма I, он очень подробно описывает земельные владения и ресурсы Англии конца XI века, демонстрируя мощь государственной машины в первые годы. века нового тысячелетия и его глубокая информационная жажда.

Это было мероприятие, не имеющее аналогов в современной Европе, и не имело равных в его всеобъемлющем охвате страны до переписи населения 19 века, хотя сам Судный день не является полной переписью населения, и имена, которые появляются в нем, в основном являются лишь те из людей, которые владели землей.

Используемая на протяжении многих веков в административных и юридических целях, Книга судного дня является отправной точкой для большинства краеведов, исследующих историю своего района, и существует несколько печатных версий, которые должны быть доступны в хороших справочных библиотеках.Несмотря на его культовое значение, историки подвергают его все более подробному текстуальному анализу, предупреждая нас, что не все, что в нем говорится, следует принимать за чистую монету.

Предоставляя окончательное доказательство прав на землю и обязательств по уплате налогов и военной службы, его 913 страниц и два миллиона латинских слов описывают более 13 000 мест в Англии и некоторых частях Уэльса. По прозвищу «Книга судного дня» коренные англичане после последнего Божьего Судного Дня, когда каждая душа будет оценена и против которой не может быть апелляции, это название в конечном итоге было принято ее официальными хранителями, известными в течение многих лет как Public Record Офис, и недавно переименованный в Национальный архив.

Чиновник, написавший «Диалог казначейства» в 1179 году, писал, что «точно так же, как приговор этого строгого и ужасного Страшного суда нельзя избежать никаким искусством или уловками, так и когда в этой сфере возникает спор относительно записанных фактов, и апелляция делается к самой книге, доказательства, которые она дает, не могут быть ни к чему или уклонены безнаказанно ». Это было вехой в торжестве централизованной письменной записи, которая когда-то была зафиксирована навсегда, над развивающимися местными устными традициями.

Почему была составлена ​​Книга Судного дня?

Согласно Anglo-Saxon Chronicle, решение было принято на Рождественском суде Вильгельма в Глостере в 1085 году, и его люди были отправлены:

Это может быть преувеличением того, что произошло на самом деле, но это показывает, как опрос воспринимался в то время. Некоторые историки видели непосредственную причину вторжения в угрозу со стороны Дании и Норвегии и острую потребность Уильяма в точной информации о военных и других ресурсах, имеющихся в его распоряжении.

Первая всеобщая перепись населения 1801 года содержала аналогичные требования в то время, когда Англии угрожало вторжение со стороны революционной Франции.

Двадцать лет спустя после успешного вторжения короля Вильгельма в Англию и массового перераспределения земель между его последователями пришло время консолидироваться и определиться. Этот обзор и аудит позволят четко установить, кто чем владел после самого Норманнского завоевания; он также прояснил бы, какие права и пошлины были причитаются королю, и уладил бы ответственность его великих баронов по предоставлению военных ресурсов в солдатской или денежной форме для монарха, сезон кампании которого никогда не заканчивался.

Что не появляется в Domesday?

Книга Судного дня не охватывает некоторые важные города, такие как Лондон, Винчестер, Бристоль и район Тамворт; ни Нортумберленд, ни Дарем, ни большая часть северо-запада Англии. Для Уэльса включены только части определенных приграничных территорий.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *