Апк истребование доказательств судом: Ст. 66 АПК РФ. Представление и истребование доказательств

Содержание

Истребование доказательств у ответчика в арбитражном процессе: существуют ли ограничения?

             У меня никогда не было сомнений в том, что норма об истребовании доказательств распространяется, в том числе, на такого участника процесса как ответчик. Однако недавно в одном из моих судебных процессов суд отказал в удовлетворении соответствующего ходатайства исключительно со ссылкой на то, что истребовать доказательства у ответчика нельзя.

            Я, безусловно, заявила в процессе повторное ходатайство, которое на сегодняшний день еще не разрешено. Однако полагаю, что у суда есть веские основания прислушаться к нашей позиции. И вот почему…

            Действительно, в юридической среде существует убеждение, что истребование доказательств у ответчика является нарушением принципа состязательности (статья 9 АПК РФ). С данной позицией мне сложно согласиться.

            Если анализировать принцип состязательности, используя приемы грамматического и логического толкования, то можно выделить два момента.

С одной стороны, этот принцип сводится к тому, что «лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Каждому лицу, участвующему в деле, гарантируется право представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий».

            Никаких ограничений в данной формулировке законодатель не обозначил.

            С другой стороны, этот принцип предполагает определенное поведение или действия со стороны самого суда, которые сводятся к тому, что

«… Арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела».

            Таким образом, принцип состязательности никоим образом не сводится к произволу со стороны лиц, участвующих в деле. Наоборот, суд, обладая властными полномочиями, обязан в целях реализации и отправления правосудия дать оценку сложившейся ситуации и способствовать реализации прав сторон на представление доказательств, в том числе, посредством реализации института истребования доказательств.

            Если оценивать нормативное регулирование данного вопроса, то нет никаких оснований говорить о том, что истребование  доказательств у ответчика неправомерно.

            В соответствии с ч.4 ст. 66 АПК РФ лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства.

 

            При этом АПК РФ не содержит никакого запрета на истребование доказательств у ответчика.

 

            Более того, ч.2 ст. 125 АПК РФ, посвященная форме и содержанию искового заявления, содержит указание на то, что «в заявлении должны быть указаны и иные сведения, если они необходимы для правильного и своевременного рассмотрения дела, могут содержаться ходатайства,

в том числе ходатайства об истребовании доказательств от ответчика или других лиц«.

 

            Таким образом, возможность истребования документов и иных доказательств у ответчика напрямую предусмотрена процессуальным законодательством РФ.

 

            Кроме того, еще в 2012 году существовавший на тот момент высший судебный орган системы арбитражных судов подтвердил возможность истребования доказательств у ответчика.

 

            Данная позиция отражена в Определении ВАС РФ от 02.08.2012 N ВАС-10225/12 по делу NА24-3398/2011, согласно которому:

            «… Процессуальное законодательство не содержит ограничений в отношении круга лиц, на которое может распространяться требование суда о предоставлении доказательств, основанное на ходатайстве лица участвующего в деле.

            Более того, лицо, оспаривающее сделки, стороной которых оно не является, затруднено в предоставлении доказательств, в связи с чем ограничительное толкование положение статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предложенное заявителем, неизбежно приведет к лишению истца права на судебную защиту, что недопустимо.

            При изложенных обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно по ходатайству истца истребовал у ответчика вышеназванные документы, а в связи с невыполнением требования суда — наложил на него судебный штраф…».

 

            Безусловно, заявление любого ходатайства требует соблюдения соответствующей формы и наличия обоснованной позиции заявителя:

           

  • заявить такое ходатайство может лицо, участвующее в деле;
  • заявитель должен обозначить и подтвердить, что не имеет возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится;
  • в ходатайстве должно быть четко обозначено само истребуемое доказательство, а также место его нахождения.
  • в ходатайстве должно быть указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством;
  • в ходатайстве должны быть указаны причины, препятствующие получению доказательства заявителем самостоятельно.

 

            !!! В качестве дополнительного аргумента целесообразно использовать то, что ответчик сам ссылался в обоснование своей позиции на существование истребуемого доказательства.

 

            Безусловно, нельзя компенсировать недостаточность доказательственной базы за счет произвольного истребования доказательств (в том числе в форме документов) у своего процессуального оппонента. Об этом речь и не идет. К тому же, в ситуациях, когда рассматриваемое процессуальное действие является исключительно провокацией, это прозрачно для всех участников процесса и очевидно для суда. Но и в таком случае отказ в удовлетворении ходатайства не может и не должен сводиться исключительно к презюмированию особого процессуального статуса участника процесса, у которого это доказательство истребуется.

 

            В ситуациях же, когда Истец, например, не являлся стороной сделки, не подписывал соответствующий договор и, соответственно, не был подписантом первичных документов, сопровождавших указанную сделку, при условии что существование этих документов подтверждено, и они могут пролить свет на обстоятельства дела, никаких ограничений в отношении истребования соответствующих документов у ответчика нет и не должно быть

.

 

                       

какие положения АПК РФ регламентируют представление и истребование доказательств

Статья 65 АПК РФ содержит положения, устанавливающие обязанность всех участников дела доказывать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений. В силу этого в первую часть ст. 66 АПК РФ включено уточняющее положение о том, что участники дела представляют доказательства в суд.

Правовая сущность положений рассматриваемой статьи

Это имеет процессуальную важность прежде всего в связи с процедурой обмена состязательными документами и раскрытия доказательств. Данный подход призван гарантировать качественную подготовку к судебному разбирательству и даёт участникам возможность ознакомиться со всеми имеющимися по делу доказательствами, сформировать и впоследствии выразить правовую позицию.

Отсюда следуют и два вывода:

  • нельзя рассматривать в качестве доказательств сведения, предоставленные где-то вне суда, к примеру, для СМИ;
  • арбитражный суд не обязан собирать доказательства по делу, рассматриваемому в порядке искового производства, а лишь оказывает содействие участникам в получении доказательств, которые не могут быть представлены ими самими.

Отметим, что выводы можно рассматривать в качестве общих для всех судов, которые действуют в рамках гражданского законодательства. Так, суды общей юрисдикции точно так же не обязаны собирать доказательства.

Рассматриваемая нами статья детально регулирует вопросы представления и истребования доказательств по делу. Их представление следует рассматривать в качестве проявления обязанности по доказыванию, которая лежит на участниках дела. Истребование же представляет собой действие, совершаемые судом как по ходатайству участников, так и по собственной инициативе в ситуациях, определённых АПК РФ .

Вторая часть отражает особенности сбора доказательств, подтверждающих или опровергающих обстоятельства, входящие в предмет доказывания. Хоть обязанность доказывания опирается на предмет, всё же часто случается, что стороны не основываются в своих требованиях и возражениях на факты, имеющие юридическое значение, что в обязательном порядке подлежат установлению с целью законного разрешения дела.

В силу того, что суд устанавливает предмет доказывания, он же может предложить участникам представить дополнительные доказательства, нужные для установления обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела и принятия верного судебного решения, до начала заседания.

Арбитражный суд лишь имеет право, но не обязательство дать возможность участникам дела представлять уточняющие доп.

доказательства, но всё он он должен это делает из-за того, что иначе не будут исследованы достаточные доказательства для вынесения обоснованного решения по делу.

Во всяком случае, если сторона не получит возможности подтвердить свою правовую позицию доп. доказательствами, то у неё резко возрастают шансы на то, что суд вышестоящей инстанции отменит решение в силу того, что при его принятии суд не учёл принцип достаточности доказательств.

Арбитражный суд не обязывает участников дела представить доп. доказательства. Суд начальной инстанции обязан проверить, все ли обстоятельства, имеющие значение для дела, выяснены. При полном отсутствии или некоторой недостаточности объёма доказательств суд выносит сторонам предложение представить доп. доказательства по делу.

Напомним, что судебный штраф за непредставление доп. доказательств, которые суд дал возможность представить в обоснование своих требований или возражений, не предусмотрен действующим законодательством. В случае, когда стороны приняли решение их представить, суд оценивает их и разрешает спор по существу.

Обратное непременно влечёт риск того, что ряд обстоятельств останется неустановленным. Среди них окажутся и входящие в предмет доказывания в обязательном порядке, если сторона намерена добиться решения в свою пользу. Иначе суд просто напросто примет решение в пользу стороны, что выполнила обязательство доказывания.

Если же обе стороны игнорировали обязанности по доказыванию, суд отказывает в удовлетворении заявленных требований. Здесь он исходит из того, что первоначально сами требования исходят от лица, которое должно их обосновать. Если нет обоснования заявленных требований, то суд не обладает возможностью выносить любое решение, связанное с установлением любых требований к ответчику.

Правда, под доказательствами в данном случае понимается что-то такое, что практически всегда имеется у истца. К примеру, если он упрекает ответчика в том, что тот не выполнил договорных обязательств, то обязан предоставить и договор. Но документы такого характера обычно у истцов имеются.

Важной с процессуальной точки зрения становится фиксация предложения суда по представлению сторонами доп. доказательств в определении или протоколе заседания, а также данных о непредставлении доп. доказательств. Тогда у суда апелляционной инстанции не возникает оснований для отмены судебного решения в силу невыяснения обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

Речь можно вести лишь о доказательствах, необходимых для правильного рассмотрения дела и принятия законного и обоснованного судебного акта. Это доказательства обстоятельств, включенных в предмет доказывания по делу, но не доп. доказательства вспомогательного характера, которые нужны только для доказательства того, что является основным доказательством и не были изначально включенными в предмет доказывания.

Право арбитражного суда предлагать участникам представить доп. доказательства ограничено сроками. Суд может требовать сделать это до начала судебного заседания или в пределах срока, установленного законом.

Суды предлагают представить доп. доказательства и при отложении рассмотрения дела в судебном заседании. Обычно это связано с совершением распорядительных действий. К ним относится изменение оснований или предмета иска или предъявлении ответчиком встречного иска.

В результате терпит изменения совокупность обстоятельств дела, требующая установления. Поэтому может быть признано недостаточным для разрешения дела объёма представленных ранее доказательств. Тогда суд вправе установить срок для представления доп. доказательств.

Части 4 — 8 рассматриваемой статьи посвящены регулированию истребования доказательств арбитражным судом.

Пример упоминания статьи в судебных актах

Случается, что положения данной статьи иногда пытаются использовать вне их реального правового значения и контекста.

К примеру, из определения от 01.04.2015 ВС РФ по делу № 302-ЭС15-1090 мы узнаём, что в рамках дела о банкротстве должника его конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением об истребовании в порядке ст.  66 АПК РФ у двух граждан 47 единиц автотранспортных, самоходных средств и прицепов, 4 косилок W-forrest 1400, строительных бытовок, бензопил, оргтехники и офисной мебели.

Между тем, положения рассматриваемой статьи говорят об истребовании доказательств, а не имущества как такового.

В результате суды всех инстанций не соглашались с заявителем, а дошёл он даже до ВС РФ, но и там в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании СК по экономическим спорам ВС было отказано. Мы можем лишь подозревать, что конкурсный управляющий не мог не знать, что суды не дадут ему считать имущество именно доказательствами, но изображал перед кредиторами должника бурную деятельность, поэтому и дошёл до высшего суда с явно провальными требованиями.

В этом сложном современном мире возможно и такое.

Гость, для Вас есть резерв в группе на новом курсе

Мы выяснили, что тяжелее всего бухгалтерам дается финанализ и планирование бюджета. Учли это и вложили в новый курс повышения квалификации «Антикризисный управленческий учет и бюджетирование».

Старт 1 апреля. Разберем пошагово управленку и бюджетирование с нуля до внедрения в 1С.

Ходатайство об истребовании доказательств по АПК

В Арбитражный суд ____________

_____________________________

истец:________________________

адрес:________________________

ответчик:______________________

адрес:________________________

третье лицо:___________________

адрес:________________________

Дело № А19- ___ / ______________

 

 

 

Ходатайство

об истребовании доказательств

 

Истцом по делу № А19-_______/______, предъявлен иск к ______________________ (наименование ответчика) о _________________________________________ (предмет иска).

 

Для правильного разрешения данного дела необходимо установить, в том числе, следующие обстоятельства: _____________________________________________________________________________ _____________________________________________________________________________.

 

Указанные обстоятельства могут быть установлены лишь _______________________________________________ _____________________________________________________________________________ __________________________________(указать, каким доказательством могут быть установлены обстоятельства).

 

Однако _________________ (истец, ответчик) не имеет возможности получить это доказательство, поскольку ___________________________________________________________________________

______________________________________________ (указать причины, препятствующие получению доказательства).

 

Названное выше доказательство находится у ________________________________ (наименование организации, ИП, физического лица) по адресу: __________________________________________________________________________.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 66 АПК РФ,

 

ПРОШУ:

 

— истребовать у ____________________________, расположенного (проживающего) по адресу: _______________ ___________________________, доказательство — _____________________________________________________________.

 

Приложение:

 

1. Доверенность или иной документ, подтверждающий полномочия лица на подписание заявления, на __ л.

 

Руководитель (представитель по доверенности) _____________ /ФИО/ «__»______2019г. 

Про истребование доказательств говорится в статье 66 АПК РФ. 

 

В силу ч. 4 ст. 66 АПК РФ лицо, участвующее в деле и не имеющее возможности самостоятельно получить необходимое доказательство от лица, у которого оно находится, вправе обратиться в арбитражный суд с ходатайством об истребовании данного доказательства.

 

В ходатайстве должно быть обозначено доказательство, указано, какие обстоятельства, имеющие значение для дела, могут быть установлены этим доказательством, указаны причины, препятствующие получению доказательства, и место его нахождения.

 

При удовлетворении ходатайства суд истребует соответствующее доказательство от лица, у которого оно находится.

 

Судьи очень строго относятся к таким ходатайствам. Зачастую, судья отказывает в удовлетворении такого ходатайства на том основании, что в ходатайстве не указаны причины, препятствующие получению доказательства. Он спросит: «А что мешала вам самому получить указанное вами доказательство?». И, даже, если очевидно, то по вашему запросу вам бы никто ничего не выдал, то нужно будет судье что-то сказать в ответ. 

 

Лучше всего до суда обратиться с ту организацию, где хранится доказательство по почте. И судье представить квитанцию по отправке письма. И сказать, что вот мол, я обращался, а мне не ответили и поэтому прошу истребовать через суд.

В силу ч. 5 ст. 66 АПК РФ в случае непредставления органами государственной власти, органами местного самоуправления, иными органами, должностными лицами доказательств по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, арбитражный суд истребует доказательства от этих органов по своей инициативе.

 

Копии документов, истребованных арбитражным судом по своей инициативе, направляются судом лицам, участвующим в деле, если у них эти документы отсутствуют.

 

 

Об истребовании доказательств арбитражный суд выносит определение.

 

В определении указываются срок и порядок представления доказательств.

 

Копия определения направляется лицам, участвующим в деле, а также лицу, у которого находится истребуемое судом доказательство.

 

Лицо, у которого находится истребуемое судом доказательство, направляет его непосредственно в арбитражный суд. При необходимости по запросу суда истребуемое доказательство может быть выдано на руки лицу, имеющему соответствующий запрос, для представления в суд.

 

Если лицо, от которого арбитражным судом истребуется доказательство, не имеет возможности его представить вообще или представить в установленный судом срок, оно обязано известить об этом суд с указанием причин непредставления в пятидневный срок со дня получения копии определения об истребовании доказательства.

В каком случае суд сам запросит

В силу ч. 9 ст. 66 АПК РФ в случае неисполнения обязанности представить истребуемое судом доказательство по причинам, признанным арбитражным судом неуважительными, либо неизвещения суда о невозможности представления доказательства вообще или в установленный срок на лицо, от которого истребуется доказательство, судом налагается судебный штраф в порядке и в размерах, которые установлены в главе 11 настоящего Кодекса.

 

О наложении судебного штрафа арбитражный суд выносит определение.

 

В определении о наложении судебного штрафа устанавливается новый срок, в течение которого должно быть представлено истребуемое доказательство.

 

В случае невыполнения этих требований в срок, указанный в определении о наложении судебного штрафа, арбитражный суд может повторно наложить штраф по правилам, предусмотренным частью 9 настоящей статьи.

 

Наложение судебных штрафов не освобождает лицо, у которого находится истребуемое доказательство, от обязанности его представить в арбитражный суд.

 

Определение арбитражного суда о наложении судебного штрафа может быть обжаловано.

Штраф за непредоставление доказательства

Ходатайство об истребовании доказательства по АПК

Jury: Разрешение конфликтов без обращения в суд для Android

Возьмите разрешение конфликтов, переговоры и урегулирование за пределами здания суда с помощью Jury. Жюри позволяет вам решать споры с присяжными из ваших коллег виртуально для решения проблем. Представить доказательства и аргументы, чтобы получить справедливый, ни к чему не обязывающий вердикт от избранного или рандомизированного жюри, а не подавать иск.

Получите урегулирование споров, юридических вопросов и любых других вопросов, которые могут у вас возникнуть. Разрешение споров не всегда требует привлечения юристов и зала суда; вы можете урегулировать спор во внесудебном порядке с присяжными.

Жюри может проводить необязательный арбитраж в виртуальном здании суда. Истец и ответчик выбирают по шесть присяжных заседателей, или присяжные могут быть назначены для рассмотрения дела. Представьте свое дело, аргументы и доказательства, и пусть присяжные решат.

От переговоров по контракту до разногласий по поводу того, где поужинать, до денежных требований, позвольте присяжным помочь вашему делу.

Функции жюри

Разрешение споров
— Улаживание споров и разрешение конфликтов.
— Урегулирование претензий по деньгам, контактам или другим вопросам.
— Присяжные по делам большим и малым.

Судебные разбирательства
— Представить доказательства и соответствующую информацию
— Привести аргументы в пользу вашего дела.
— Представьте аргументы в установленные сроки, и пусть присяжные решат вашу судьбу.

Виртуальное жюри
— Виртуальные судебные дела с участием ваших коллег присяжных.
— Истец и ответчик могут выбрать по шесть присяжных.
— Присяжные могут быть выбраны случайным образом, чтобы избежать предвзятости.
— Присяжные выслушают ваши доводы, обсудят и вынесут вердикт.
— Пусть присяжные помогут решить ваши споры.

Разрешайте споры, претензии и споры в виртуальном зале суда с реальными присяжными. Скачать Юрий сегодня.

Приложение Jury позволяет пользователям зарегистрировать учетную запись и опубликовать дело. При публикации дела истец выбирает ответчика по делу и может выбрать до 6 присяжных заседателей для вынесения решения по делу. Ответчики также могут выбрать максимум 6 присяжных заседателей по делу. Ответчик может опубликовать свое опровержение по делу. Присяжные могут просматривать детали дела, задавать вопросы истцу и/или ответчику, просматривать запросы других присяжных и полученные ими ответы, а также голосовать по делу.Голосование должно быть завершено в срок, установленный Истцом для рассмотрения дела.

Верховный суд в последний раз судится с Google и Oracle

Спустя десять лет после того, как Oracle впервые подала в суд на Google из-за кода платформы Android, два технологических гиганта наконец предстанут перед Верховным судом. С тех пор было три судебных процесса и две апелляции. На карту поставлены миллиарды долларов; многие миллионы, вероятно, были потрачены на парад опытных юристов, свидетелей-экспертов и причудливые судебные выставки, призванные объяснить программирование нетехническим присяжным.Все это может подойти к разочаровывающему завершению в среду утром, когда в Верховном суде состоится телеконференция в разгар пандемии.

Когда Google впервые разработал Android, было решено сделать мобильную платформу совместимой с Java. В то время приложения для среды iOS писались на языке Objective-C, который был похож на вездесущий C, но в остальном использовался только в контексте разработки приложений для iOS. У Apple была значительная фора в мобильной сфере.

Google стремился сделать Android конкурентоспособным, сделав платформу совместимой с Java, популярным языком программирования с сильным сообществом разработчиков. Для этого компания повторно реализовала несколько API-интерфейсов Java, в том числе 37, о которых идет речь в судебном процессе. Для Oracle и Google иск касается того, имеет ли Oracle, которой принадлежит Java Standard Edition, право на часть Android на сумму в миллиарды долларов. Для всех остальных судебный процесс касается того, является ли языковая совместимость равносильной нарушению авторских прав.

По меньшей мере, когда дело было возбуждено, мир был совсем другим. Обе компании сменили владельцев — судебный процесс начался, когда Ларри Эллисон еще был у руля Oracle, а Эрик Шмидт был генеральным директором Google. Google теперь является дочерней компанией Alphabet. Android находится на версии 11. Единственное, что, похоже, осталось прежним, — это популярность Java как языка программирования.

Но вдали от Силиконовой долины произошли кардинальные изменения, которые охватывают гораздо больше, чем просто 6 миллиардов долларов и будущее закона об авторском праве.Три места в Верховном суде были освобождены с тех пор, как Google в последний раз просил высокий суд пересмотреть ее дело. В 2014 году SCOTUS отклонил certiorari, отправив дело обратно в окружной суд Сан-Франциско для повторного рассмотрения. С тех пор один судья ушел в отставку, а двое скончались — совсем недавно судья Рут Бейдер Гинзбург.

Абсолютно наименее важная часть наследия Гинзбург заключается в том, что она была самым надежным голосом в делах об авторском праве, склоняясь к голосованию в пользу правообладателей.Ее проигрыш также означает, что дело Google против Oracle слушается восемью судьями и, следовательно, может разделить суд. (В деле Lotus против Borland об авторском праве на программное обеспечение 1996 года суд в составе восьми судей разделился поровну и не смог создать национальный прецедент).

Когда в 2010 году началось разбирательство по делу Google против Oracle , оно касалось семи патентов, а также иска об авторских правах; к 2012 году дело сократилось до 37 API-интерфейсов Java, состоящих примерно из 11 500 строк кода.(По оценкам, в Android около 12 миллионов строк кода.) 11 500 строк кода, о которых идет речь, были написаны в «чистой комнате» — проекте, изолированном от существующего кода, который они реконструировали. Этот инженерный подвиг стал необходим, когда переговоры между Google и Sun Microsystems, которой принадлежала платформа Java, провалились. Oracle приобрела Sun в начале 2010 года; к августу он подал иск против Google.

Интерфейс прикладного программирования (API) в этом контексте представляет собой набор четко определенных взаимодействий в программировании программного обеспечения.Это сокращение для быстрого доступа к службам, библиотекам и другим функциям. API может сокращать часто используемый или многословный код, позволяя программистам строить без необходимости изобретать велосипед.

API — это не совсем словарь, но он достаточно близок к тому, что Oracle против Google создает огромную проблему. Технически , вы можете программировать на Java, не используя 37 рассматриваемых пакетов Java API. Но вы, вероятно, не напишете ничего полезного, так как эти API включают java.lang и java.util, базовые пакеты, предлагающие такие функции, как выполнение математических операций или представление даты и времени. Технически я также могу написать эту статью без каких-либо метафор или сравнений, но это не то, что я хотел бы делать, или что кто-то хотел бы прочитать.

Для ясности: 37 API-интерфейсов Java были заново реализованы в чистой комнате. Oracle не утверждает, что они дословно одинаковы, а утверждает, что «структура, последовательность и организация» API-интерфейсов настолько похожи, что нарушают закон об авторском праве.Это означает, что пакеты, классы и методы в этих API называются одинаково. Строка кода, написанная для работы в Java Standard Edition, не обязательно будет работать на Android, но она будет намного ближе, чем в противном случае.

Самый первый судебный процесс привел к раздельному судебному разбирательству в 2012 году — одно судебное разбирательство по патентным претензиям, а второе — только по искам об авторских правах. В ходе патентного разбирательства присяжные постановили, что Google не нарушала никаких патентов. В судебном процессе по авторскому праву обсуждались два отдельных юридических вопроса: во-первых, охранялись ли код объявления и «структура, последовательность и организация» API-интерфейсов авторским правом; и, во-вторых, было ли использование Google добросовестным. Судья вынес решение по вопросу о защите авторских прав и отправил вопрос о добросовестном использовании на рассмотрение жюри.

Присяжные вынесли решение о добросовестном использовании. Но судья, который по совпадению писал код в качестве хобби, постановил, что декларирующий код и SSO API в конце концов не защищены авторским правом. Закон об авторском праве не распространяется ни на какую «идею, процедуру, процесс, систему, метод работы», и способ, которым пакеты, классы и методы были названы и отсортированы, был слишком функциональным, чтобы считаться достойным авторского права.

Именно это решение было отменено Федеральным окружным судом в 2014 году. Поскольку первое жюри придерживалось принципа добросовестного использования, в 2016 году пришлось созывать совершенно новое жюри для еще одного судебного разбирательства. Жюри встало на сторону Google.

Но в 2018 году Федеральный окружной суд — тот же апелляционный суд, который в 2014 году вернул дело присяжным — постановил, что вердикт присяжных должен быть отменен в пользу Oracle, поскольку доказательства, представленные в суде, ясно указывали на то, что определение добросовестного использования могло быть достигнуто, и поэтому в первую очередь не должно было обращаться к жюри.

Отмена вердикта присяжных — это большая энергия судьи, что обязательно вызовет споры в Верховном суде, и вполне вероятно, что в устной дискуссии в среду будет много дискуссий о роли судьи и присяжных в деле об авторском праве. Вопрос о том, кто и когда принимает решение о добросовестном использовании, может быть экстраполирован на множество различных юридических дел (которые SCOTUS любит), а также не имеет ничего общего с математикой (которую SCOTUS не любит).

К сожалению, настоящая суть дела лежит в части со всей математикой и прочим.Решение Верховного суда по делу Google против Oracle может иметь огромные последствия для индустрии программного обеспечения, в первую очередь потому, что Верховный суд, возможно, пересматривает вопрос защиты авторских прав — вопрос о том, следует ли декларировать код и структуру, последовательность и организацию Java. На API вообще распространяется закон об авторском праве, который не действует с 2014 года.

Эта десятилетняя вражда между Google и Oracle не совсем рациональна. Повторная реализация Google API Java является частью давней традиции итерации, которая до сих пор считалась само собой разумеющейся.Такие продукты, как собственный MySQL от Oracle, были созданы как итерации SQL от IBM.

Это не означает, что копирование и вставка — это сердце Силиконовой долины. Но есть момент, когда вы хотите, чтобы вещи выглядели одинаково, а не отличались друг от друга ради различия. Грубо говоря: кодирование — это процесс общения с машиной. Но очень немногие люди, разрабатывающие программное обеспечение в наши дни, действительно общаются непосредственно с машиной. Программное обеспечение существует слоями за итеративными слоями, игра шепотом, которая в конечном итоге достигает голого железа компьютера.Новые языки происходят от старых; новые библиотеки строятся на существующих; зависимости накладываются друг на друга, как игра в дженгу, которая вот-вот закончится. И Google против Oracle — это случай, который происходит на одном из самых низких уровней продолжающейся игры Дженга.

Сейчас мы узнаем, знает ли об этом Верховный суд.

Исправление: В более ранней версии статьи неверно указывалось, что кодовая база Android состоит из миллиардов строк кода.Это миллионы. Мы сожалеем об ошибке.

Скачать Lexigogo — доказательства контрактов APK Бесплатно для Android

Lexigogo — первое в мире мобильное приложение, которое позволяет пользователям записывать соглашения и доказательства на видео с помощью своих смартфонов. «Видеоконтракты» Lexigogo (составленные между двумя пользователями) и «видеодоказательства» (составленные только одним пользователем) хранятся в облаке Lexigogo для безопасного доступа в любое время. Загрузите Lexigogo сегодня и подготовьте его еще до того, как он вам понадобится!

ВИДЕО LEXIGOGO НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ОБЫЧНЫМ ВИДЕО ДЛЯ СМАРТФОНА:
Мгновенная загрузка видео на сервер, без локального хранилища
Видео нельзя редактировать или манипулировать
Идентификация пользователя с помощью метаданных
Автоматическая отметка времени и геолокация
Безопасное хранилище в (доверенном) облаке Lexigogo
Простой доступ к видео в одном месте («кошельке»)
Видео Lexigogo имеют юридическую силу и допустимы в суде*

ПРИМЕРЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ «ВИДЕОДОКАЗА» (СДЕЛАНО ОДНИМ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕМ):
Вы снимаете квартиру и хотите сообщить о прорыве водопроводной трубы , сломанный унитаз или затопление водой? Сделайте короткое видео, показывающее и указывающее конкретное повреждение. После этого больше не будет места для споров с вашим арендодателем.
Вы только что попали в автомобильную аварию и хотите убедиться, что все хорошо задокументировано для страховки? Снимите повреждения, а также «контекст» аварии (положение вашего автомобиля, состояние дороги, погодные условия и т. д.).
Ваш самолет или скоростной поезд сильно задерживаются, и вы хотите заявить о своем праве на компенсацию? Просто сделайте короткое видео, показывающее задержку, и используйте его при подаче претензии в авиакомпанию или железнодорожную компанию.
Вы являетесь хозяином Airbnb, и ваши гости разбили лампу или перевернули машину над вашим недавно благоустроенным садом? Запишите ущерб на видео и добавьте его в качестве доказательства вашего требования о страховом депозите.
И многое другое…

ПРИМЕРЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ «ВИДЕОКОНТРАКТОВ» (СДЕЛАННЫХ МЕЖДУ ДВУМЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЯМИ):
Одалживание денег между друзьями и семьей. Просто запишите сумму и условия погашения, чтобы подтвердить то, что часто является просто устным соглашением.
Найм подрядчика или фрилансера. Хотите, чтобы комната была окрашена? Нужен ремонт дома? Визуально зафиксируйте пространство или ремонт и договоритесь об условиях с вашим подрядчиком.Создайте еще одно видео после завершения проекта, чтобы поручиться за хорошо выполненную работу.
Обмен личными вещами на платформах обмена P2P. Вы владелец автомобиля или арендованного автомобиля и устали от споров о том, произошло ли повреждение до или после? Просто снимите короткое 30-секундное видео об активе или имуществе до и/или после аренды, показывающее общее состояние и конкретные повреждения или нарушения.
Продажа подержанного автомобиля или другой личной вещи. Легко записывайте любую транзакцию продажи, показывая предмет для продажи и его состояние.Не оставляйте места для споров после завершения продажи.
И многое другое…

Концепция, методы и системы Lexigogo поданы на патент (международная патентная заявка РСТ). Lexigogo — это торговая марка, принадлежащая Lexigogo BVBA и защищенная товарным знаком.

Мы хотели бы услышать от вас! Пожалуйста, пишите нам по адресу [email protected] с любыми отзывами или предложениями. Для получения дополнительной информации перейдите на сайт www.lexigogo.com.

Положения и условия: www.lexigogo.com/terms

*Примечание. Lexigogo — это среда, разработанная Lexigogo BVBA для хранения и обмена видеоконтрактами.Lexigogo BVBA ни в коем случае не предоставляет юридических или каких-либо иных консультаций, а также не создает и не вступает в отношения между адвокатом и клиентом. Lexigogo BVBA не несет ответственности за содержание какого-либо видеоконтракта, а также за любые и все последствия (личные, юридические, параюридические и т. д.), убытки, обязательства и претензии, связанные с ним или вытекающие из него. В случае сомнений относительно действительности конкретного соглашения в видеоконтракте Lexigogo в определенной географии или юрисдикции мы рекомендуем вам проконсультироваться с юристом, имеющим лицензию на юридическую практику в вашей стране или штате. Пожалуйста, нажмите на ссылку выше, чтобы получить доступ к нашим полным Условиям и положениям. Lexigogo BVBA не является квалифицированным поставщиком трастовых услуг.

Google отменяет формат APK для новых приложений Android – OSnews

 Главная > Android > Google прекращает использование формата APK для новых приложений Android Том Холверда 2021-06-30 Андроид

За все время существования Android приложения для Android были запущены в формате APK (что означает пакет Android).Однако в 2018 году Google представила новый формат Android App Bundles или AAB (с именем файла *.aab). Google рекламировал, что этот новый формат приведет к меньшему размеру файлов приложений и более простым способам управления различными аспектами приложений. Из миллионов приложений в магазине Google Play тысячи уже используют систему AAB.

Сегодня Google объявил, что формат AAB теперь официально заменит Android APK. Это означает, что начиная с августа этого года все новые приложения, загружаемые в Google Play Store, должны иметь формат AAB. Приложения, которые в настоящее время являются APK, могут оставаться такими — по крайней мере, на данный момент.

Ладно, где подвох? Будет подвох, да?

В отличие от APK, наборы Android App Bundle не могут существовать вне Google Play и не могут распространяться за его пределами. Это означает, что разработчики, переходящие с APK на App Bundle, больше не могут предоставлять тот же самый пакет или возможности для других источников приложений, если они не решат поддерживать отдельную версию APK. Это, естественно, ставит сторонние магазины приложений в невыгодное положение, но Google, скорее всего, будет использовать безопасность Play Store как основную причину избегать этих источников в любом случае.

Вот оно! Конечно, любой технологический шаг вперед в современном монополизированном мире технологий должен сопровождаться антипотребительскими функциями или ограничениями, которые лишают пользователей контроля. Это как закон.

Об авторе
Том Холверда

Подпишитесь на меня в Твиттере @thomholwerda

Бодиге Падма и другие против.Макула Шанкер и другие | Высокий суд Теланганы | решение | Закон

1. Заслушал Шри А. Раджасекара Редди, ученого адвоката, выступавшего от имени истцов, и Шри Г. С. Пракаша Рао, ученого адвоката, выступившего от третьего ответчика/страховой компании.

2. Эта апелляция вытекает из постановления от 18.12.2002 г., принятого Судом по рассмотрению исков о дорожно-транспортных происшествиях, включая I дополнительного окружного судьи, Каримнагар в ОП № 188 от 1998 г. из них:

Бодиге Анджанеюлу, в дальнейшем именуемый «умерший», работал сварщиком в КТК1 и 1-А склоне С.CC Ltd. в шахтах Бхупалапалли и получала заработную плату в размере рупий. 4400р в месяц. На момент аварии ему было 33 года. 1 февраля 1997 года он возвращался на мотоцикле Bajaj Kawasaki с бортовым номером AP 36 C 7251 вместе с некой Сандживой Рао. Он ехал на мотоцикле, а Санджива Рао сидела на заднем сиденье. Они возвращались из Челпура в Бхупалапалли. Пока они находились в пути, грузовой автомобиль с бортовым номером АПК 7039, совершивший необдуманное и небрежное движение на большой скорости, разбил мотоцикл, в результате чего погибший и водитель на заднем сиденье упали и получили тяжелые травмы.Покойный скончался мгновенно, а всадник выжил. По заявлению, поданному водителем на заднем сиденье, полиция возбудила дело по уголовному делу № 4 от 1997 года по разделам 304-А и 337 УИК.

3. Заявители, которые являются вдовой, несовершеннолетними детьми и родителями умершего, подали исковое заявление в соответствии со статьей 166 Закона о транспортных средствах перед Трибуналом ниже, требуя компенсации в размере рупий. 5,77,820/- под разными заголовками.

4. Получив приведенные ниже повестки из Трибунала, ответчики с 1 по 3 предстали перед Трибуналом и подали отдельные жалобы.Ответчики 1 и 2 в своем ответном письме утверждали, что авария произошла из-за опрометчивого и небрежного вождения водителя грузовика с номером АПК 7039 и что грузовик был застрахован у третьего ответчика на момент происшествия по действующему полису от 9. 11. .1996 г. по 8.11.1997 г., и если вообще существует какая-либо ответственность, она должна быть возложена на третьего ответчика/страховую компанию. Третий ответчик/страховая компания также утверждали в своем ответном письме, что авария произошла из-за опрометчивого и небрежного вождения грузовика первым ответчиком, и истцы должны доказать, что сам погибший не проявлял халатности в момент аварии и имел действующее водительское удостоверение. права и что авария произошла из-за неосторожного и небрежного вождения водителя грузовика с номером 2.APK 7039. Отрицаются возраст, профессия, доход умершего и т.д. В качестве альтернативы утверждалось, что авария произошла из-за халатности обоих водителей или халатности любого из них, поэтому владелец и страховщик мотоцикла являются необходимыми сторонами в исковом заявлении.

5. В ходе расследования перед ученым Трибуналом, PWs. с 1 по 4 были рассмотрены от имени заявителей и Exs. От A1 до A8 были отмечены. Справка о заработной плате была отмечена как Ex. X1 — PW4, сотрудник Singareni Collieries Company Ltd.Респонденты не допрашивали ни одного свидетеля от их имени. Однако третий ответчик отметил копию страхового полиса как Ex. B1, который показывает, что транспортное средство-нарушитель было застраховано по действующему полису у третьего ответчика/страховой компании на дату ДТП

6. PWs. 2 и 3 являются допрошенными истцами свидетелями, доказывающими, что авария произошла из-за неосторожного и небрежного управления автомобилем водителя грузового автомобиля с номером АПК 7039. По общему признанию, в данном случае Б.Санджива Рао, водитель на заднем сиденье, которая подала первый информационный отчет, не сообщила полиции номер грузовика-нарушителя. Поэтому в первом информационном сообщении не указан номер грузовика, попавшего в аварию. Полиция, проводившая расследование, смогла отследить грузовик, участвовавший в аварии, в ходе расследования и предъявила обвинение через десять месяцев после регистрации первого информационного сообщения. Они арестовали первого ответчика / водителя 17.11.1997 г., т.е. примерно через девять месяцев после аварии. Ученый трибунал не поверил показаниям военнопленных. 2 и 3, которые говорили о происшествии в основном на том основании, что была задержка в 10 месяцев с подачей обвинительного акта, а полиции потребовалось девять месяцев для задержания первого ответчика/водителя после аварии. Трибунал рассмотрел обоих военнопленных. 2 и 3 в качестве свидетелей, допрошенных в целях искового заявления заявителями. Суд также согласился с доводом ответчика Н.3/страховая компания, что первый и второй ответчики, а именно. водитель и владелец транспортного средства вступили в сговор с заявителями. Придя к указанному выводу, ученый трибунал отклонил иск заявителей в полном объеме без оценки компенсации на том основании, что заявители не установили причастность грузового автомобиля с номером АПК 7039 к дорожно-транспортному происшествию, произошедшему 1.2.1997.

7. Приведенный ниже приказ Трибунала оспаривается в апелляционной жалобе на том основании, что Трибунал вынес свое решение, игнорируя установленные принципы, регулирующие бремя доказывания в отношении факта дорожно-транспортного происшествия в делах о дорожно-транспортных происшествиях, и на том основании, что нижеследующее решение Трибунала является результатом неправильной оценки доказательств в протоколе и невнимательности к состязательным бумагам сторон. Тем не менее, от имени третьего ответчика/страховой компании было заявлено, что ученый Трибунал представил веские основания для регистрации факта, а апеллянты не смогли установить причастность грузовика с номером АПК 7039 к аварии и утверждали, что обнаружение записанное Трибуналом ниже, не нуждается во вмешательстве.

8. Одно из мнений, высказанных нижеизложенным Трибуналом, состоит в том, что Б. Санджива Рао, которая была на заднем сиденье во время аварии, была надлежащим лицом, которое должно быть допрошено от имени истцов, но они не решили допросить его, и в связи с непроведением допроса указанного лица следует сделать неблагоприятный вывод в отношении дела истцов.По мнению ученого Трибунала, если в аварию был вовлечен грузовик с номером АПК 7039, об этом следует говорить Б. Санджива Рао, и что апеллянты не должны были удерживать его от допроса в Трибунале ниже. В связи с этим можно констатировать, что по свидетельству Джинны Сурендер Редди, PW2, который подошел к месту аварии вскоре после ее происшествия, он нашел покойного мертвым, получив травмы, а Б. Санджива Рао боролась за жизнь. PW2, ехавший на джипе вместе с другими заключенными, отправился в Бхупалапалли, сообщил о происшествии, отвез на место происшествия медицинского работника и доставил его в больницу Бхупалапалли, принадлежащую их компании.В обстоятельствах, изложенных PW2, Б. Санджива Рао никак не мог записать номер грузовика, так как он был серьезно ранен и боролся за жизнь. Таким образом, допрос Сандживы Рао, который не записал номер грузовика, совершенно бесполезен для истцов, и нельзя сказать, что его непроверка является фатальной для дела истцов. Судя по всему, ученый Трибунал ошибся, сделав неблагоприятный вывод о том, что Санджива Рао, сидевший на заднем сиденье, не был допрошен в качестве свидетеля истцов, PW2 является важным свидетелем аварии, а ученый Трибунал ниже отмел его показания на земле. что он также был подброшенным свидетелем, как и PW3, и что он не был свидетелем фактического происшествия PW2, указанного в его показаниях перед Трибуналом, что 1.2.1997, 9 часов вечера. когда он ехал на джипе из Ханмаконды в Бхупалапалли, когда джип ехал в Бхупалапалли, они увидели грузовик, двигавшийся в противоположном направлении в опрометчивой и небрежной манере на большой скорости, и после того, как упомянутый грузовик пересек их, они услышали громкие звуки. ; звук, после чего они увидели, как мотоцикл упал, а два человека лежали на левой стороне дороги. По его словам, увидев этих двух человек, они остановили джип, подошли к ним и обнаружили, что двое борются за жизнь.Они проследовали на том же джипе в больницу Бхупалапалли и привезли медицинского работника, к тому времени умерший умер, а другой человек боролся за жизнь. Его показания также свидетельствуют о том, что в одном и том же джипе они перевезли умершего и другого человека в амбулаторию Бхупалапалли.

9. PW2 является естественным свидетелем. Он не утверждал, что был свидетелем всего инцидента, и говорил перед Трибуналом о том, что он действительно видел в то время. Он не пытался преувеличивать свою версию. Но ученый Трибунал не поверил его версии на том основании, что он был подброшенным свидетелем.

10. PW3 является непосредственным свидетелем аварии. Он заявил в Трибунале, что в день аварии около 9 часов вечера, когда он ехал в грузовике, указанный грузовик врезался в мотоцикл, ехавший в противоположном направлении. Несмотря на его просьбу, водитель не остановил грузовик на месте аварии и проследовал до Паркала, который находится на расстоянии 33 км от места аварии, где записал номер грузовика АПК 7039.Он также заявил, что некий Э. Раджая также ехал в указанном грузовике. Через пятнадцать дней после аварии к нему приехала полиция, навела справки о происшествии и записала его показания. По словам этого свидетеля, после того, как грузовик остановился в Паркале, он увидел номер грузовика и запомнил его, хотя нигде не записал номер. Его версия состоит в том, что он никому не сообщил о происшествии из-за страха, и только когда полиция приехала и осмотрела его, он сообщил им номер грузовика и факты аварии. Версия этого свидетеля также была отклонена ученым Трибуналом на том основании, что он не выдержал перекрестного допроса ученым адвокатом третьего ответчика/страховой компании по существенным вопросам и полагал, что он также, по-видимому, был подброшен истцами. с целью взыскания компенсации. Трибунал считает, что полиция могла помочь истцам, установив грузовик с бортовым номером АПК 7039 в качестве транспортного средства, участвовавшего в аварии, с тем чтобы истцы могли потребовать компенсацию.

11. Решающий вопрос, который необходимо определить в этой апелляции, заключается в том, является ли ученый Трибунал в обстоятельствах, указанных выше, оправданным в регистрации выводов о том, что PWs. 2 и 3 являются подброшенными истцами свидетелями при содействии полиции и о том, что истцам не удалось установить, что авария произошла из-за необдуманного и небрежного вождения грузового автомобиля с подшипником № АПК 7039.

12. До Придя к решению по этому вопросу, необходимо сослаться на следующие решения Верховного суда, которые заложили определенные ориентиры в вопросе оценки доказательств в качестве доказательства несчастного случая в исковых делах в соответствии с Законом об автотранспортных средствах. В деле Ravi v. Badrinarayan, (2011) 4 SCC 693, Верховный суд постановил следующее:

«Хорошо установлено, что задержка с подачей FIR не может быть основанием для сомнений в доводах истца. Зная индийские условия такими, какие они есть, мы не можем ожидать, что обычный человек сразу же после аварии бросится в полицейский участок. Человеческая природа и семейные обязанности занимают умы родных и близких до такой степени, что они придают большее значение оказанию помощи жертве, чем спешке в полицейский участок.При таких обстоятельствах от них не ожидается, что они будут действовать механически и без промедления при подаче РПИ в полицию. Таким образом, задержка с подачей FIR не может быть основанием для отказа в правосудии потерпевшему.

Подача FIR, безусловно, доказывает факт несчастного случая, чтобы потерпевший мог подать иск о возмещении ущерба, но промедление с этим не может быть основным основанием для отклонения искового заявления. Другими словами, несмотря на то, что подача FIR имеет жизненно важное значение при рассмотрении дел о дорожно-транспортном происшествии, задержка с ее подачей не должна рассматриваться как фатальная для такого разбирательства, если истец смог продемонстрировать для этого удовлетворительные и убедительные причины.

В случае задержки суды должны изучить доказательства с более тщательной проверкой, и при этом следует более тщательно изучить содержание FIR. Если суд установит, что нет никаких признаков фабрикации или что она не была сфабрикована или сфабрикована для вовлечения невиновных лиц, тогда, даже если есть задержка с подачей FIR, дело не может быть прекращено только на этом основании. Целью подачи FIR в таких случаях является, прежде всего, указание полиции начать расследование уголовных преступлений.

13. В деле Кусум Лата против Сатбира, (2011) 3 SCC 646 Верховный суд постановил следующее:

И Трибунал, и Высокий суд отказались принять присутствие Дираджа Кумара, поскольку его имя не было РПИ братом жертвы. Этот суд не может оценить вышеупомянутый подход Трибунала и Высокого суда. Этот суд придерживается мнения, что, когда человек видит, что его брат, сбитый мчащимся транспортным средством, страдает от боли и нуждается в немедленной медицинской помощи, этот человек явно находится в травматическом состоянии. Его первой попыткой будет отвезти брата в больницу или к врачу. Для такого человека вполне естественно не осознавать присутствие кого-либо поблизости, особенно когда Дирадж не остановился на месте после аварии и бросился в погоню за нарушившим правила транспортным средством. При таком умственном напряжении, если брат потерпевшего забывал записать номер машины-нарушителя, это тоже не было противоестественным.

Нет никаких причин, по которым Трибунал и Верховный суд будут игнорировать достоверные доказательства Дираджа Кумара.На самом деле ни Трибунал, ни Высокий суд не указали веских причин для отклонения показаний Дираджа Кумара. Так называемая причина, по которой имя Дираджа Кумара не было упомянуто в РПИ, поэтому Дирадж Кумар не мог видеть инцидент, не является надлежащей оценкой фактической ситуации в данном случае. Общеизвестно, что в деле, касающемся исков о ДТП, истцы не обязаны доказывать дело, как это требуется в уголовном процессе.Суд должен помнить о неправильном различии».

14. В рассматриваемом случае авария произошла 1 февраля 1997 г., а отчет был представлен на следующий день, т.е. 2 февраля 1997 г., поэтому РПИ подан незамедлительно. Однако номер автомобиля-нарушителя не был указан в РПИ, поскольку Б. Санджива Рао, подавшая РПИ, находилась в аварийном состоянии и не могла записать номер грузовика-нарушителя. После регистрации РПИ милиция провела расследование и в ходе следствия по версии военнопленных.2, 3 и др., как представляется, они могли отследить грузовик, участвовавший в аварии. Абсолютно не было оснований для того, чтобы суд зафиксировал вывод о том, что в связи с несвоевременным составлением обвинительного акта версия П.С. 2 и 3 надо сомневаться. В FIR не обязательно должны содержаться все подробности, относящиеся к происшествию. Имена очевидцев также не должны упоминаться в первом информационном сообщении. Кроме того, была предусмотрена упрощенная процедура для оценки показаний свидетелей в исковых делах по Закону об автотранспортных средствах. Факт несчастного случая не нужно доказывать в исковых делах по стандарту, исключающему разумные сомнения. Трибунал должен занять широкое и всестороннее мнение по этому вопросу, и от истцов не требуется тщательно доказывать каждый факт, относящийся к происшествию. В настоящем деле PW2 категорически заявил перед нижестоящим Трибуналом, что он и другие пассажиры джипа видели, как грузовик, вовлеченный в аварию, двигался на большой скорости в опрометчивой и небрежной манере, они слышали звук, проехав вперед, они заметили мотоцикл и два человека, лежащих на земле с травмами.PW3, который также дал ту же версию, заявил, что после того, как он вышел в Паркале, он узнал номер грузовика и запомнил его. В частности, если принять во внимание версию этих двух свидетелей, то получается, что в ДТП участвовал грузовой автомобиль, а авария произошла из-за необдуманного и небрежного вождения водителя грузового автомобиля с номером АПК 7039. Ученый трибунал без необходимости предавался подробному изучению показаний военнопленных. 2 и 3, и придавали чрезмерное значение некоторым несоответствиям, которые неизбежно будут иметь место в показаниях естественных свидетелей.В вышеупомянутых двух решениях и нескольких других решениях Верховный суд постановил, что истцы в исковых делах в соответствии с Законом об автотранспортных средствах должны просто обосновать свое дело на основе критерия преобладания вероятности, а стандарт доказывания вне разумных сомнений не должен применяться. Научный трибунал проигнорировал указанный установленный принцип и ошибочно зафиксировал вывод о том, что заявители не могли установить, что грузовик с номером АПК 7039 был вовлечен в аварию.Склонный Трибунал также проигнорировал состязательные бумаги сторон и разрешил адвокату третьего ответчика/страховой компании провести перекрестный допрос PW. 2 и 3 и других свидетелей, выходящих за рамки его состязательных бумаг. Затем Трибунал уловил некоторое несоответствие тут и там и пришел к выводу, что PWs. 2 и 3 подсажены свидетели. Трибунал, ознакомившись с содержанием письменных заявлений, поданных ответчиками, должен был правильно понять объем их возражений в исковом заявлении по факту несчастного случая. Ни один из ответчиков нигде не указал в своих письменных показаниях, что грузовой автомобиль с бортовым номером АПК 7039 не участвовал в ДТП и был подброшен в целях настоящего дела. Если указанный грузовик действительно был подброшен для того, чтобы истцы могли потребовать компенсацию от третьего ответчика/страховой компании или от владельца указанного транспортного средства, первое и главное утверждение ответчиков состояло бы в том, что транспортное средство вообще не участвовало в дорожно-транспортном происшествии. авария Как видно из письменных заявлений, они лишь утверждали, что авария произошла не из-за опрометчивого и небрежного вождения водителя грузовика с номером 2.АПК 7039. Второй ответчик — владелец транспортного средства, кроме откровенного отрицания доводов, высказанных в исковом заявлении относительно способа возникновения ДТП, заявил, что если и существует какая-либо ответственность, то она должна быть привлечена на третьего респондента/страховую компанию только потому, что транспортное средство находилось под действующим полисом страховой компании/третьего респондента на дату аварии. Он нигде в письменном заявлении не указал, что транспортное средство вообще не участвовало в аварии.Версия о том, что второй ответчик-собственник и полиция вступили в сговор с заявителями, была впервые выдвинута третьим ответчиком/страховой компанией в ходе перекрестного допроса без каких-либо состязательных бумаг в письменном заявлении. Ученый трибунал не должен был разрешать защитнику третьего ответчика/страховой компании проводить перекрестный допрос свидетелей по поводу того, что грузовик с номером АПК 7039 вообще не участвовал в аварии, поскольку он не был запрошен третьим ответчиком. ответчик в своем письменном заявлении.

15. Кроме того, в случае третьего ответчика о том, что владелец транспортного средства вступил в сговор с заявителем, третий ответчик был обязан вызвать владельца транспортного средства в качестве свидетеля и провести перекрестный допрос ему о том, что он вступил в сговор с заявителем. Однако третий ответчик не предпринял никаких шагов для вызова владельца транспортного средства-нарушителя в Трибунал. Таким образом, ученый Трибунал, на мой взгляд, совершил ошибку, разрешив защитнику третьего ответчика/страховой компании провести перекрестный допрос PW.2 и 3 в том, что грузовик вообще не был причастен к дорожно-транспортному происшествию, при этом в письменном заявлении, поданном третьим ответчиком/страховой компанией, не было никаких указаний на этот счет. Кроме того, изученный Трибунал применил стандарт доказывания вне разумных сомнений в деле о возмещении ущерба в соответствии с Законом об автотранспортных средствах, что противоречит устоявшимся правовым принципам, а также процедуре, которая должна быть принята Трибуналом при рассмотрении дел о несчастном случае.

16.На самом деле, ученый суд должен был сделать неблагоприятный вывод в отношении третьего ответчика/страховой компании за то, что в письменном заявлении конкретно не было заявлено о непричастности грузового автомобиля № АПК 7039. Напротив, ученый суд без каких-либо оснований сделал неблагоприятный вывод против заявителей за то, что они не осмотрели водителя на заднем сиденье Сандживу Рао, которая находилась в критическом состоянии и не могла записать номер транспортного средства, нарушившего правила. Таким образом, подход, принятый третейским судом, не одобряется, и выводы ученого трибунала, зафиксированные высшим трибуналом, о том, что апеллянты не смогли доказать, что авария произошла из-за опрометчивого и небрежного вождения водителя грузовика с номеромAPK 7039 отложен. В апелляционной жалобе установлено, что заявители/истцы убедительными и достоверными доказательствами установили, что в ДТП участвовал грузовой автомобиль с бортовым номером АПК 7039, а ДТП произошло по вине опрометчивого и халатного управления водителем грузового автомобиля, который управление указанным транспортным средством в существенный момент времени. Таким образом, второй ответчик-владелец транспортного средства и третий ответчик/страховая компания несут солидарную ответственность за выплату компенсации заявителям/истцам.

17. Ученый трибунал, постановив, что апеллянтам не удалось установить, что авария была вызвана опрометчивым и небрежным вождением водителя грузовика с номером АПК 7039, отказался произвести какую-либо оценку компенсации, на которую имеют право апеллянты. к. Это вызывает ненужную задержку и неоправданные трудности для апеллянтов/заявителей, если дело возвращается в Трибунал только для целей определения компенсации. Таким образом, этот Суд берется за работу по расчету компенсации на основе имеющихся доказательств.

18. Не оспаривается тот факт, что погибший работал сварщиком в КТК. 1 и 1-А наклон S.C.C. Ltd. в шахтах Бхупалапалли, а его ежемесячная заработная плата составляла рупий. 4 400 / — на дату несчастного случая. Поскольку ему было 33 года, необходимо добавить 50% фактической заработной платы к будущим перспективам в соответствии с решением по делу Сарала Варма против Транспортной корпорации Дели , (2009) 6 SCC 121 : 2009 (3) ALD 83 (SC) : 2009 ACJ 1298, Таким образом, для целей расчета компенсации его ежемесячный доход принимается равным рупиям.4400 / — + рупий. 2200 / — = рупий. 6600/-. Его годовой доход составляет рупий. 6600 / — × 12 = рупий. 79 200 / -. Поскольку иждивенцев пять, четверть должна быть вычтена из его личных расходов и расходов на проживание, которые составляют рупий. 19 800 / — (79 200 рупий × ¼). Вклад в семью составляет рупий. 79 200 / — минус 19 800 / — = рупий. 59 400 / -. Соответствующий множитель, относящийся к возрасту умершего, равен «16». Чтобы прийти к потере зависимости, указанная сумма должна быть капитализирована с «16», что составляет рупий.59 400 / — × 16 = рупий. 9,50,400/-. Помимо этого, первый истец, являющийся вдовой умершего, имеет право на получение суммы в размере рупий. 10 000 / — в счет потери консорциума, и истцы имеют право на дополнительную сумму в размере рупий. 5 000 / — на похороны и рупий. 5000/- в счет потери имущества. Таким образом, заявители имеют право на компенсацию в размере рупий. 9,70,400/-. Законом установлено, что этот суд может присудить компенсацию больше, чем сумма, заявленная в исковом заявлении. Таким образом, нет никаких юридических препятствий для предоставления компенсации в размере рупий.9 70 400 / — заявителям. На сумму компенсации начисляются проценты по ставке 7,5% годовых с даты подачи заявления до даты реализации. Из суммы компенсации первый заявитель/истец, являющийся вдовой умершего, имеет право на получение рупий. 4,00,000/- с пропорциональными процентами и расходами. Заявители 2 и 3, которые являются несовершеннолетними детьми умершего, имеют право на получение рупий. 2 00 000 / — каждый с пропорциональными процентами и расходами, и они, будучи несовершеннолетними, должны быть вложены в срочные депозиты в Национальном банке до достижения ими совершеннолетия.Заявители 4 и 5, являющиеся родителями умершего, имеют право на получение рупий. 85 200 / — каждый с пропорциональными процентами и расходами.

19. Соответственно, апелляция разрешена с затратами.

Голландский суд отклоняет обвинение водителей Uber в «стрельбе роботов», но просит Олу объяснить алгоритмические вычеты – TechCrunch

Uber добился хороших результатов в судебном процессе в Нидерландах, где находится штаб-квартира его европейского бизнеса, в котором утверждалось, что он использует алгоритмы для увольнения водителей, но суд отклонил его.

Гигант райдшеринговых услуг также в значительной степени преуспел в отражении широкого круга запросов данных от водителей, желающих получить больше личных данных, которые он хранит о них.

Ряд водителей Uber подали иски в прошлом году при поддержке Союза водителей и курьеров приложений (ADCU) отчасти потому, что они пытаются перенести данные, хранящиеся о них на платформе Uber, в доверительный фонд данных (называемый Worker Info Exchange), который они хотят создать под управлением профсоюза, чтобы расширить свою способность вести коллективные переговоры против гиганта платформы.

Суд не возражал против их запроса данных, заявив, что такая цель не препятствует осуществлению их прав доступа к персональным данным, но отклонил большинство их конкретных запросов — иногда заявляя, что они были слишком общими или недостаточно разъяснены или должны быть сбалансированы с другими правами (такими как неприкосновенность частной жизни пассажиров).

Однако решение не полностью удовлетворило интересы Uber, поскольку суд обязал технологического гиганта передать водителям, участвующим в судебном процессе, немного больше данных, чем до сих пор. Хотя компания отказала водителям в доступе к информации, включая ручные заметки о них, теги и отчеты, Uber было приказано предоставлять водителям индивидуальные оценки, данные пассажирами на анонимной основе, и суд дал ему два месяца на выполнение этого требования.

В другом выигрыше Uber суд не установил, что его (автоматизированная) диспетчерская система приводит к «юридическим или аналогичным значительным последствиям» для водителей в соответствии с законодательством ЕС, и поэтому разрешил ее применение без дополнительного человеческого контроля.

Суд также отклонил требование заявителей о том, что данные, которые Uber предоставляет им, должны быть предоставлены через файл CSV или API, посчитав, что формат PDF, который предоставляет Uber, достаточен для соблюдения требований законодательства.

В ответ на решения представитель Uber прислал нам следующее заявление:

«Это важное решение. Суд подтвердил, что диспетчерская система Uber не приравнивается к автоматизированному принятию решений, и что мы предоставили водителям данные, на которые они имеют право. Суд также подтвердил, что процессы Uber имеют значимое участие человека. Безопасность является приоритетом номер один на платформе Uber, поэтому любое решение о деактивации учетной записи очень серьезно рассматривается нашей командой специалистов».

ADCU заявил, что судебный процесс установил, что водители, предпринимающие коллективные действия для получения доступа к своим данным, не являются злоупотреблением правами на защиту данных, и высоко оценил аспекты судебного решения, в соответствии с которыми Uber было приказано передать больше данных.

Он также заявил, что видит потенциальные основания для апелляции, заявив, что он обеспокоен тем, что некоторые аспекты судебных решений необоснованно ограничивают права водителей, что, по его словам, может помешать праву работников на доступ к трудовым правам — «в той мере, в какой они не их способность проверять тарифную основу и сравнивать доходы и эксплуатационные расходы».

«Мы также считаем, что суд необоснованно возложил на работников бремя доказывания того, что они подвергались автоматизированному принятию решений, прежде чем они смогут потребовать прозрачности такого принятия решений», — говорится в пресс-релизе. «Точно так же суд потребовал от водителей предоставить более конкретную информацию о запрашиваемых персональных данных, а не возлагать на такие фирмы, как Uber и Ola, бремя четкого объяснения того, какие персональные данные хранятся и как они обрабатываются».

Два решения суда Амстердама можно найти здесь и здесь (оба на голландском языке; мы использовали Google Translate для разделов, цитируемых ниже).

Наши более ранние отчеты о судебных исках можно найти здесь и здесь.

Суд Амстердама также вынес решение по аналогичному иску, поданному против индийской компании Ola в прошлом году, предписав индийской компании, занимающейся заказом такси, передать более широкий массив данных, чем в настоящее время; а также говорится, что он должен объяснять основные критерии алгоритма «штрафов и вычетов», который может применяться к заработкам водителей.

Решение доступно здесь (на голландском языке). Подробнее о судебном решении по делу Олы см. ниже.

Комментируя заявление, Джеймс Фаррар, бывший водитель Uber, а ныне директор вышеупомянутой биржи информации о работниках, сказал: «Это решение является гигантским шагом вперед в борьбе работников за привлечение к ответственности работодателей платформ, таких как Uber и Ola Cabs, за непрозрачные и недобросовестные автоматизированные методы управления. Uber и Ola Cabs было приказано сделать прозрачными основания для несправедливых увольнений, вычетов из заработной платы и использования систем наблюдения, таких как система Ola’s Guardian и система идентификации Uber в реальном времени.Суд полностью отклонил аргументы Uber & Ola против права работников на коллективную организацию своих данных и установление доверия данных с Worker Info Exchange как злоупотребление правами доступа к данным».

Обновление: В разговоре с TechCrunch после заявления ADCU для прессы Фаррер подчеркнул, что существует много других дел по статье 22 против Uber, связанных с другими типами увольнений. «Дела по статье 22 еще не решены», — сказал он нам.«Это указание для одного набора случаев, но есть еще много других, когда мы считаем, что это абсолютно чистые автоматические решения, когда не было вмешательства.

«Меня очень воодушевляет дело Ола, где было выявлено автоматизированное принятие решений. Потому что я думаю, что это больше похоже на типы автоматических запусков, которые использует Uber, чем на то, что было решено сегодня».

Проблема с автоматическим принятием решений заключается в том, что если люди, работающие в таких системах, не могут получить полную прозрачность данных и процессов, задействованных в процессе, как они могут определить, был ли результат справедливым или нет?

Обсуждая суждения Uber, Джилл Тох, исследователь прав на данные в Университете Амстердама, сказала нам: «Это показало, что водители по-прежнему недостаточно способны получать достаточно данных и/или более полное понимание своей работы и того, как они управляются алгоритмически.Единственный положительный момент решения заключается в том, что утверждение Uber о том, что работники нарушают GDPR, не было удовлетворено.

«В некоторых случаях, когда суд отклонял запрос работников на доступ к данным, суд объясняет это тем, что работники недостаточно конкретны в отношении точных заявлений о своих личных данных, но именно потому, что они не знают, какие конкретные данные собираются. из них, что им нужен этот доступ», — продолжила она. «Еще одна ирония заключается в том, что в деле об увольнении роботов одним из предполагаемых мошеннических действий водителей (связанных с мошенничеством с поездками) является использование программного обеспечения для игры в системе Uber, пытаясь выбрать их поездки.Понятно, что эти тактики и стратегии направлены на получение большего контроля над их работой. Оба решения показали, что рабочие еще далеки от этого. Также очевидно, что работники по-прежнему не защищены от несправедливого увольнения, будь то алгоритм/автоматизированная система принятия решений или люди».

В интересном (связанном) событии в Испании, о котором мы сообщали вчера, правительство заявило, что примет закон о реформе трудового законодательства, направленной на платформы доставки, которые потребуют от них предоставления законным представителям работников информации о правила любых алгоритмов, которые управляют ими и оценивают их.

Суд не признал, что Uber увольняет роботов

В одном из судебных исков заявители утверждали, что Uber нарушил их право не подвергаться автоматизированному принятию решений, когда он удалил их учетные записи водителей, а также что он не выполнил свои обязательства по обеспечению прозрачности (по смыслу статей GDPR). 13, 14 и 15).

Статья 22 GDPR дает гражданам ЕС право не подвергаться решению, основанному исключительно на автоматизированной обработке (включая профилирование), если решение имеет для них юридические или иные существенные последствия.В процессе принятия решений должно быть значимое взаимодействие человека, чтобы его нельзя было считать исключительно автоматизированной обработкой.

Uber утверждал, что он не занимается автоматическим увольнением водителей в регионе и, следовательно, закон не применяется, сообщив суду, что потенциальные мошеннические действия расследуются специализированной группой сотрудников Uber (также известной как «группа по операционным рискам EMEA»). ).

И хотя в нем говорится, что команда использует программное обеспечение, с помощью которого могут быть обнаружены потенциальные мошеннические действия, расследования проводятся сотрудниками в соответствии с внутренними протоколами, которые требуют от них анализа потенциальных сигналов мошенничества и «фактов и обстоятельств», чтобы подтвердить или исключить наличие мошенничества.

В Uber заявили, что в случае обнаружения последовательной схемы мошенничества для решения о прекращении требуется единогласное решение двух сотрудников группы управления рисками. Когда два сотрудника не соглашаются, Uber говорит, что третий проводит расследование — предположительно, чтобы отдать решающий голос.

Он предоставил суду объяснения по каждому увольнению заявителей, участвующих в судебном процессе, — и суд пишет, что объяснения Uber относительно процесса принятия решения об увольнении не оспаривались.«При отсутствии доказательств обратного суд будет считать, что объяснение, предоставленное Uber, верно», — говорится в сообщении.

Интересно, что в случае с одним из заявителей Uber заявил суду, что они использовали (неопознанное) программное обеспечение для управления приложением Uber Driver, чтобы определить более дорогие поездки, имея возможность просмотреть пункт назначения пассажира, прежде чем принять поездку — позволяя им выбирать работу, что противоречит условиям Uber. В Uber сообщили, что водителей предупредили, что если они снова воспользуются программой, их деятельность будет уволена.Но через несколько дней они так и сделали, что привело к новому расследованию и увольнению.

Однако стоит отметить, что рассматриваемая деятельность восходит к 2018 году. С тех пор Uber изменил способ работы своего сервиса, чтобы предоставлять водителям информацию о пункте назначения, прежде чем они соглашаются на поездку — изменение, которое было отмечено в ответ на недавнее решение Верховного суда Великобритании. постановление о том, что подтвержденные водители, подавшие жалобу, являются рабочими, а не самозанятыми.

Обнаружены некоторые проблемы с прозрачностью

По связанному с этим вопросу о том, нарушил ли Uber свои обязательства по обеспечению прозрачности в отношении уволенных водителей, суд установил, что в делах двух из четырех заявителей Uber так и сделал (но не в отношении двух других).

«Uber не уточнил, какие именно мошеннические действия привели к деактивации их учетных записей», — пишет суд по делу двух заявителей, которым, как он установил, не была предоставлена ​​достаточная информация, касающаяся их закрытия. «Исходя из информации, предоставленной Uber, они не могут проверить, какие личные данные Uber использовал в процессе принятия решения, которое привело к этому решению. В результате решение о деактивации их учетных записей недостаточно прозрачно и проверяемо.В результате Uber должен предоставить [заявителю 2] и [заявителю 4] доступ к их персональным данным в соответствии со статьей 15 GDPR, поскольку они были основанием для решения деактивировать их учетные записи, таким образом, чтобы они могли имеют возможность убедиться в правильности и законности обработки своих персональных данных».

Суд отклонил попытку Uber уклониться от раскрытия информации на том основании, что предоставление дополнительной информации даст водителям представление о его системах обнаружения мошенничества, которые, по его мнению, затем можно будет использовать для их обхода, написав: «При таком положении дел интересы Uber при отказе в доступе к обрабатываемым персональным данным [заявителя 2] и [заявителя 4] не может перевешивать право [заявителя 2] и [заявителя 4] на доступ к своим персональным данным.

Требования о компенсации, связанные с обвинениями, были отклонены, в том числе в случае двух заявителей, которым не были предоставлены достаточные данные об их увольнении, при этом суд заявил, что они не представили «причин для нанесения ущерба их человечности или доброму имени или ущерба». их личности каким-либо иным образом».

Суд дал Uber два месяца на то, чтобы предоставить двум заявителям личные данные, касающиеся их увольнения. Штраф не назначен.

«В настоящее время оправдано доверие к тому, что Uber добровольно выполнит приказ о проверке [личных данных] и постарается предоставить соответствующие личные данные», — добавляет он.

Нет юридических/существенных последствий от отправки Uber aIgo

Дело о доступе к данным сторон также было направлено на то, чтобы оспорить алгоритмическое управление водителями Uber — посредством использования алгоритмической системы пакетного сопоставления для распределения поездок — утверждая, что в соответствии с законодательством ЕС водители имели право на информацию об автоматизированном принятии решений и профилировании. используется Uber для запуска службы, чтобы иметь возможность оценить влияние этой автоматизированной обработки.

Однако суд не счел, что в данном случае имеет место автоматизированное принятие решений «по смыслу статьи 22 GDPR», приняв довод Uber о том, что «автоматическое распределение доступных поездок не имеет юридических последствий и не оказывает существенного влияния на субъекта данных. ».

Вновь суд установил, что заявители «недостаточно объяснили» свою просьбу.

Из решения:

Сторонами установлено, что Uber использует персональные данные для принятия автоматизированных решений. Это также следует из раздела 9 «Автоматизированное принятие решений», включенного в его заявление о конфиденциальности. Однако это не означает, что существует автоматизированный процесс принятия решений, как указано в статье 22 GDPR. В конце концов, это требует, чтобы также были юридические последствия или чтобы субъект данных был иным образом существенно затронут. Запрос лишь кратко поясняется по этому поводу. Заявители утверждают, что Uber не предоставил достаточно конкретной информации о своих процессах борьбы с мошенничеством и не продемонстрировал какого-либо значимого вмешательства человека. В отличие от дела с заявлением № С/13/692003/ГА РК 20/302, по которому также сегодня отдан приказ, заявители не пояснили, что Uber пришел к выводу, что они виновны в мошенничестве. Таким образом, степень, в которой Uber принимал решения о них на основе автоматизированного принятия решений, недостаточно объяснена.Хотя очевидно, что Система пакетного сопоставления и система авансового ценообразования окажут определенное влияние на выполнение соглашения между Uber и водителем, не было обнаружено, что существуют юридические последствия или значительный эффект, поскольку упоминается в Руководстве. Поскольку пункт 1 статьи 15 в разделе h GDPR применяется только к таким решениям, запрос в соответствии с пунктом I (iv) отклоняется.

Ола должна передать данные и критерии алгоритма

В этом деле суд постановил, что Ola должна предоставить заявителям более широкий спектр данных, чем в настоящее время, включая «профиль вероятности мошенничества», который она ведет о водителях, и данные в системе наблюдения «Guardian», которой она управляет.

Суд также установил, что алгоритмические решения, которые Ола использует для отчислений из заработка водителей, действительно подпадают под действие статьи 22 GDPR, поскольку существенного вмешательства человека не происходит, а сами скидки/штрафы могут оказывать существенное влияние на водителей.

В связи с этим он приказал Ola предоставить заявителям информацию о том, как делается этот алгоритмический выбор, сообщив «основные критерии оценки и их роль в автоматизированном решении… чтобы [заявители] могли понять критерии, на основе которых были приняты решения». приняты, и они могут проверить правильность и законность обработки данных».

С Олой связались для получения комментариев.

Этот отчет был обновлен с дополнительным комментарием

Ваше мобильное устройство – лучшая улика в расследовании | Альварес и Марсаль | Управленческий консалтинг

Мобильные устройства, включая смартфоны и планшеты, стали неотъемлемой частью современного общества как в личных, так и в профессиональных условиях. Иногда границы между личными и корпоративными данными стираются, когда люди используют свои рабочие устройства в личных целях, и наоборот.В случае расследования эти данные будут востребованы.

Эти устройства различаются по конструкции и постоянно претерпевают изменения по мере совершенствования существующих и внедрения новых технологий. В связи с этим практика криминалистики мобильных устройств включает множество подходов и концепций, выходящих за рамки традиционной цифровой криминалистики. Эксперты, ответственные за мобильные устройства, должны понимать различные методы сбора данных и сложности обработки данных во время анализа.Извлечение данных с мобильного устройства — полдела. Операционная система, функции безопасности и тип мобильного устройства будут определять степень доступа экзаменатора к данным.

За последнее десятилетие мобильные устройства стали значительно более совершенными, обеспечивая скорость, возможности хранения и технологии, соответствующие или даже превосходящие персональные компьютеры и ноутбуки. Общепризнанно, что большинство людей, включая детей, владеют мобильными устройствами или имеют к ним доступ.На самом деле количество активных мобильных устройств составляет более семи миллиардов[1].

Мы все используем их в повседневной жизни, и поэтому они стали невероятным инструментом для хранения личной информации и данных, позволяющим лучше понять жизнь человека. Именно по этим причинам мобильные устройства становятся очень ценными источниками доказательств. Во многих случаях мобильное устройство является единственным доступным источником цифровых доказательств для отслеживания перемещений и мотивов человека. Это может помочь ответить на такие вопросы, как кто, что, когда, где, почему и как.

Мобильные устройства содержат множество потенциальных источников информации
и доказательств для расследования.


Следующие типы личной информации и данных обычно хранятся на мобильных устройствах:

  • Данные приложений и связи: Данные связи состоят из таких данных, как контакты, журналы вызовов, сообщения, данные чата, электронные письма и социальные сети. аккаунты СМИ. Данные приложений — это информация, хранящаяся в сторонних приложениях на мобильном устройстве, например Facebook, LinkedIn, Uber, Dropbox и мобильных приложениях для знакомств.Эта информация может, среди прочего, помочь установить связь между физическим лицом и внешними объектами. Он также может идентифицировать членов семьи, друзей, знакомых и врагов человека. Данные могут быть использованы для развития сети «близких соратников» человека, которые могут помочь в определенных типах расследований, таких как: заговоры или картельная деятельность, в которой участвует более одного человека.
  • Мультимедийные файлы: Большой объем памяти мобильных устройств может привести к хранению тысяч изображений, видео, музыкальных файлов и других мультимедийных файлов.Такие файлы могут использоваться в качестве доказательств в ходе расследования, поскольку эксперт может проследить их происхождение и определить, были ли они получены от внешнего объекта или загружены из Интернета. В современных мобильных устройствах данные о местоположении часто встраиваются в медиафайлы без ведома пользователя. Используя соответствующие методы судебной экспертизы, можно получить доступ к этой информации и представить ее.
  • Интернет-история и электронная почта: Интернет-возможности современных мобильных устройств могут конкурировать со многими компьютерами.Более продвинутое мобильное устройство будет дополнительно хранить историю интернета, интернет-кэш, интернет-закладки и электронную почту. Электронная почта, история интернет-браузера и закладки могут предоставить ценную криминалистическую информацию, а мобильные устройства являются еще одним источником этих данных.
  • Данные о местоположении: Различные технологии отслеживания местоположения, реализованные в мобильных устройствах, могут предоставить ценную информацию в ходе расследования. Например, когда человек путешествует, его мобильное устройство может подключаться к роуминговым сетям, точкам доступа Wi-Fi, вышкам сотовой связи и т.  д.Каждое из этих действий оставляет «след» мест, которые посетил человек. Такая информация очень ценна для расследования, когда пытаются поместить человека в определенное место, где, как известно, произошел инцидент. Также можно отслеживать, когда и как долго мобильное устройство находилось на зарядке в заданном месте.
  • Вредоносное ПО: Как и компьютерные системы, мобильные устройства также уязвимы для вредоносных программ. Криминалистические инструменты могут обнаруживать вредоносное ПО на мобильных устройствах.Дальнейший анализ может помочь выяснить, какое влияние оказывает вредоносное ПО на мобильное устройство, и понять, была ли конфиденциальная информация украдена с устройства или кто-то отслеживал связь.
  • Резервное копирование и облачные данные: Из-за портативности мобильных устройств риск потери данных возрастает, поскольку физическое устройство может быть украдено, потеряно или неисправно. Многие люди выбирают либо локальное резервное копирование своего устройства (на ПК), либо резервное копирование своего устройства в облачную службу, чтобы снизить этот риск. На этих сайтах резервного копирования может храниться огромное количество информации (иногда даже больше, чем на самом устройстве), поскольку можно хранить несколько исторических резервных копий, а затем получать к ним доступ с использованием методов судебной экспертизы.

Персональные данные или данные компании — кто несет юридическую ответственность?

Необходимо учитывать множество юридических аспектов корпоративных расследований. Например, сложно определить, кому принадлежат данные, если сотрудник сделал резервную копию своего устройства на корпоративном ноутбуке, а в трудовом договоре указано, что все данные на корпоративном ноутбуке принадлежат компании.Когда возникают подобные ситуации, организации должны получить профессиональную юридическую консультацию, чтобы предотвратить дорогостоящие ошибки.

Упреждающие действия по сохранению данных

Если мобильное устройство или аналогичный аксессуар становится потенциально важным для расследования, важно, чтобы с ним обращались правильно с самого начала. Приведенные ниже рекомендации помогут сохранить доказательную целостность (и, следовательно, использование в будущем) данных с устройств следующих типов:

i.Немедленно переведите мобильное устройство в авиарежим. Многие современные мобильные устройства можно стереть удаленно. Перевод устройства в режим полета фактически означает, что устройство не может подключиться к какой-либо сети, что делает невозможным удаленное стирание данных.

ii. Задокументируйте пин-код и учетные данные пользователя. Несмотря на то, что могут быть ситуации, когда специалист по цифровой криминалистике может обойти PIN-код блокировки, всегда лучше задокументировать PIN-код блокировки от пользователя.Если необходимо собрать резервную копию в облаке, также потребуются учетные данные пользователя для входа в службу резервного копирования в облаке (iTunes, Gmail и т. д.). Если вы сомневаетесь, получите как можно больше учетных данных, поскольку неизвестно, какой тип данных может потребоваться для расследования.

iii. Узнайте, как пользователь выполняет резервное копирование своих данных. Спросите, размещается ли он локально, в облаке или и там, и там. Также может быть полезно задать вопрос, какой метод зарядки используется. Часто резервное копирование происходит без ведома пользователя при зарядке через подключение к компьютеру.

iv. Тщательно задокументируйте устройство, отметив всю доступную информацию. Обязательно используйте фотографии для поддержки этой документации.

Сбор данных — четыре уровня доступа от логического до ручного

Чтобы получить доступ к данным, хранящимся на мобильных устройствах, данные должны быть сначала собраны в соответствии с принципами судебной экспертизы. Для этого существует множество различных методов, и используемый метод будет зависеть от марки, модели и операционной системы рассматриваемого устройства.Эти различные методы сбора данных также определяют, какие методы восстановления следует применять, как подробно описано ниже:

i. Логическое получение: Логическое получение данных с мобильного устройства означает, что извлекается побитовая копия «логических объектов хранения». К объектам логической памяти относятся файлы и каталоги, находящиеся в логической памяти (файловой системе). Логический сбор данных обычно не приводит к удалению данных, поскольку они обычно удаляются файловой системой мобильных устройств.Объем данных, получаемых в результате логического сбора, обычно гораздо менее полный, чем тот, который доступен из файловой системы или физического извлечения.

ii. Получение файловой системы: Извлечение файловой системы — это тип логического извлечения, при котором также извлекаются файлы, встроенные в память мобильного устройства. Мобильные устройства, работающие под управлением популярных операционных систем, таких как Android и iOS, создаются с использованием платформы базы данных SQLite. Когда данные хранятся в базе данных SQLite на мобильном устройстве и удаляются, данные не перезаписываются. Когда данные удаляются в базе данных SQLite, они обычно помечаются как удаленные и становятся доступными для перезаписи позже. Извлечение файловой системы с мобильного устройства также имеет то преимущество, что показывает структуру файла, данные приложений, веб-артефакты, а также позволяет эксперту-криминалисту выполнять анализ с использованием специализированных инструментов и сценариев.

iii. Физическое получение: Физическое получение данных с мобильного устройства означает извлечение побитовой копии физического хранилища.Это даст судебно-медицинскому эксперту побитовую копию флэш-памяти мобильного устройства; подобно тому, как данные собираются в традиционной компьютерной криминалистике. При извлечении физических данных данные извлекаются непосредственно из флэш-памяти мобильного устройства. После извлечения данных дамп памяти декодируется. Этот тип извлечения позволяет восстановить максимальное количество удаленных данных.

iv. Получение вручную: Это включает использование интерфейса мобильного устройства для исследования данных, хранящихся на устройстве. Человек будет использовать мобильное устройство как обычно, фотографируя или записывая на видео контент, отображаемый на экране. Данные также можно собирать, подключив мобильное устройство к компьютеру с помощью AV-адаптера и сделав снимки экрана устройства во время навигации. Это очень инвазивный метод получения данных, и его следует использовать только после того, как исчерпаны все другие методы сбора данных.

Практический пример: история успеха «последней надежды»

В качестве примера того, чего можно достичь, компания A&M недавно завершила рассмотрение дела, связанного с мобильным устройством Samsung Galaxy S7.Устройство было предоставлено нам после очистки, пока другая организация пыталась восстановить пароль. Местные правоохранительные органы также отказались от попыток восстановить удаленные данные. Используя передовые методы, A&M смогла связаться с устройством через интерфейс командной строки, а затем использовала встроенную операционную систему устройства для физического отображения устройства непосредственно на компьютере. Используя этот подход, A&M восстановила большие объемы данных, включая удаленные сообщения чата, SMS-сообщения, журналы вызовов и т. д.Ранее это не считалось возможным. Поскольку этот метод несколько навязчив, его следует использовать только в качестве «крайнего средства».

Заключение

Так как мобильные устройства являются популярными платформами для различных приложений, они могут служить важным доказательством в судебных расследованиях. Эти устройства часто служат источником цифровых доказательств в преступлениях и содержат личную информацию о человеке, такую ​​как фотографии, пароли и другие полезные данные. Мобильные устройства также показывают, где люди находятся в определенное время и с кем они общались.Информация, содержащаяся в мобильных устройствах, также может быть полезна при расследовании преступления, когда они используются для кражи интеллектуальной собственности. По этим причинам мобильные устройства должны тщательно учитываться в любом расследовании, особенно с учетом их недавнего распространения.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.