Судебная практика по защите прав потребителей: Судебная практика по закону о защите прав потребителей

Содержание

ВС разрешил судиться из-за апартаментов по нормам закона о защите прав потребителей | Российское агентство правовой и судебной информации

Наименование договора, как инвестиционного, само по себе не свидетельствует о том, что при заключении сделки действительная общая воля сторон была направлена на возникновение правоотношений по профессиональному инвестированию, считает ВС.


Он также полагает, что нахождение приобретаемых апартаментов в туристическом комплексе не свидетельствуют о намерении истца осуществлять предпринимательскую деятельность и, как следствие, не исключают возможность применения к сложившимся правоотношениям Закона о защите прав потребителей.

Суть дела 

Истица обратилась в суд с иском о взыскании неустойки, штрафа и компенсации с ответчика за нарушение срока передачи объекта строительства. 

Полагая, что на сложившиеся между сторонами правоотношения распространяются нормы законов «Об участии в долевом строительстве» и «О защите прав потребителей» заявительница обратилась за защитой прав в суд по месту своего жительства.

Однако тот направил дело по подсудности в другой регион — по месту регистрации компании-ответчика. 

Суд первой инстанции исходил из того, что поданное заявление не является иском о защите прав потребителя, поскольку, по мнению суда, характеристики предмета договора инвестирования не позволяют сделать вывод о том, что апартаменты приобретены истцом для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.

С такими выводами согласились суд апелляционной инстанции и кассационный суд общей юрисдикции.

Позиция ВС

Делая вывод о том, что Закон о защите прав потребителей не распространяется на сложившиеся между сторонами правоотношения, суд в нарушение требований ч. 4 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса не указал конкретную норму действующего законодательства, устанавливающую ограничения в использовании апартаментов для личных, семейных, домашних и иных нужд, а также неверно истолковал условия заключённого между истцом и ответчиком договора, пришел к выводу ВС.

Мнение суда о том, что апартаменты приобретены истцом для осуществления предпринимательской деятельности, в связи с тем, что договор не содержит информации, опровергающей такую цель приобретения указанного объекта, не основаны на законе и материалах дела, полагает высшая инстанция.

«Исходя из системного толкования п. 1 ст. 1 Закона об участии в долевом строительстве и разъяснения, содержащиеся в п. 1 Обзора судебной практики разрешения дел по спорам, возникающим в связи с участием граждан в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости, утверждённого Президиумом ВС Верховного Суда 19 июля 2017 года, наименование договора, заключённого между (сторонами), как инвестиционного, само по себе не свидетельствует о том, что при заключении названной сделки действительная общая воля сторон была направлена на возникновение правоотношений по профессиональному инвестированию. Нахождение приобретаемых апартаментов в туристическом комплексе и вид разрешённого использования земельного участка под объектом строительства также не свидетельствуют о намерении истца осуществлять предпринимательскую деятельность и, как следствие, не исключают возможность применения к сложившимся правоотношениям Закона о защите прав потребителей», — отмечает ВС.

Он поясняет, что при определении подлежащего к настоящему делу закона надлежало исходить из толкования условий заключённого между сторонами договора, определить, имелся ли сторонами в действительности при заключении договора в виду договор участия в долевом строительстве, направленный на привлечение денежных средств гражданина для строительства комплекса зданий с последующим приобретением гражданином права собственности на апартаменты в построенном комплексе для личного использования, или нет, и лишь на основании установленных фактов делать вывод о том, подлежат ли применению к правоотношениям сторон нормы Закона об участии в долевом строительстве и Закона о защите прав потребителей.

Кроме того, указывает ВС, суд не учёл положения договора, в соответствии с которым стороны пришли к соглашению о том, что инвестор участвует в строительстве объекта в целях приобретения апартаментов для нужд, не связанных с предпринимательской деятельностью.

В настоящем случае судом первой инстанции при разрешении вопроса о подсудности спора не были соблюдены требования о законности и обоснованности судебного акта, а потому допущенные нарушения, не исправленные судом апелляционной инстанции и кассационным судом общей юрисдикции, являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений, определил ВС.

 

Алиса Фокс 

Судебные споры в сфере защиты прав потребителей

Согласно статистике Верховного Суда в течение 2020 года в кассационной инстанции находилось 1060 споров, связанных с применением Закона Украины «О защите прав потребителей».

Около 70% из этих дел было решено в пользу потребителей. Как следствие, с правонарушителей взыскано более 700 млн. грн. имущественного и морального вреда. Такие цифры могут натолкнуть на вывод, что потребители в нашей стране является одним из самых защищенных слоев населения. Однако это не совсем так. Секрет успеха потребителей заключается в определенных особенностях судебной практики, пользуясь которыми потребитель может уверенно рассчитывать не только на победу в суде, но и на получение денежной компенсации.

Возможность взыскания морального вреда, даже если это не предусмотрено договором

Особенностью судебных споров с потребителями являются расширенные возможности по взысканию ущерба.

В частности, моральный вред за нарушение потребительского договора может быть компенсирован и в том случае, когда условиями договора право на компенсацию морального вреда не предусмотрено. В этом случае вред взимается на основании статей 16 и 23 ГК Украины и статей 4 и 22 Закона о защите прав потребителей даже в тех случаях. Именно к такому выводу пришла Большая Палата Верховного Суда в Постановлении ОП ВС от 01.09.2020 по делу № 216/3521/16-ц.

Рассматривая спор по возмещению морального вреда за нарушение банком депозитного договора, Большая Палата Верховного Суда отметила, что «нарушение банком обязательства по возврату вклада, несмотря на условия заключенного договора, является недостатком продукции (ненадлежащим предоставлением финансовой услуги) и в соответствии со статьями 4 и 22 Закона «О защите прав потребителей» влечет возмещение морального вреда, причиненного вкладчику».

При этом Большая Палата отступила от своего предыдущего вывода (постановление БП ВС от 20. 03.2019 № 761/26 293/16-ц), согласно которого компенсация вреда могла быть взыскана только в том случае, когда это предусмотрено договором или в случае, если вред был причинен опасной для жизни и здоровья продукцией.

Презумпция вины поставщика

Потребителям следует знать, что при обнаружении недостатков товара, на который предоставлена гарантия, возникает презумпция вины поставщика (производителя). В таком случае именно поставщик (производитель) должен доказать, что дефекты возникли не по его вине, а вследствие нарушения покупателем правил эксплуатации или хранения изделия.

Такая позиция была указана в Постановлении Верховного Суда от 30.09.2020 по делу № 927/787/19.

Судьи ВС подчеркнули, что такое правило является исключением и применяется только в случаях поставки товара с гарантией. Однако по общему правилу продавец не несет ответственность за качество товара после его передачи покупателю. Когда недостатки товара обнаружены после перехода к покупателю, именно он обязан доказывать вину поставщика.

Нечеткие или двусмысленные условия договоров толкуются в пользу потребителя

Согласно части восьмой статьи 18 Закона Украины «О защите прав потребителей», нечеткие или двусмысленные положения договоров толкуются в пользу потребителя.

Участие в договоре потребителя как слабой стороны, подлежащей особой правовой защите, в соответствующих правоотношениях, сужает действие принципа равенства участников гражданско-правовых отношений и свободы договора, в частности, в договорах о предоставлении потребительского кредита.

Именно такой вывод содержится в Постановлении Верховного суда от 07.07.2021 по делу № 703/1518/18.

Рассматривая дело о защите прав потребителя, ВС установил, что указанная в кредитном договоре сопутствующая услуга по обслуживанию кредитной задолженности не является кредитной или иной банковской услугой, а потому считается ничтожной. Банк не предоставил документов, конкретизировавших содержание сопутствующей услуги «по обслуживанию кредитной задолженности», порядок предоставления данной услуги, порядок ее потребления, ее потребительские качества услуги и сроки предоставления данной услуги. В тексте договора смысл этой услуги определен нечетко. В то же время, нечеткие условия договоров толкуются в пользу потребителя.

Учитывая это, коллегия судей пришла к выводу, что положение спорного кредитного договора об уплате комиссии за обслуживание кредитной задолженности являются ничтожными.

Такая концепция используется не только в спорах, связанных с потребительскими кредитами. В пользу потребителя толкуются и условия договоров купли-продажи (Решение Голосеевского районного суда г.. Киева 23.06.2020 по делу № 752/18795/19), и условия договоров аренды (решение Святошинского районного суда города Киева от 08.08.2018 по делу № 759/7867/17), и даже договоров подряда ( решение Днепровского районного суда г. Киева от 27.02.2020 по делу № 755/6163/19).

Потребитель имеет право выбирать подсудность

В статье 8 Закона Украины «О защите прав потребителей» закреплено право потребителя самостоятельно выбирать, к кому предъявлять требования: к продавцу по месту покупки товара, к производителю или предприятию, которое удовлетворяет эти требования по местонахождению потребителя.

Указанное право зачастую используется потребителями в спорах, связанных с недостатками бытовой техники. Например, в деле № 199/6062/15-ц истец, обнаружив недостатки мобильного телефона, предъявил требования и в сервисный центр, и к производителю.

Решением суда апелляционной инстанции в иске было отказано. Апелляционный суд отметил, что претензии по качеству приобретенного товара могут предъявляться исключительно к продавцу. Поскольку продавца не привлекли к участию в деле, в иске было отказано.

Однако, Верховный Суд такую позицию не поддержал. В постановлении от 24.07.2019 по делу № 199/6062/15-ц ВС заметил, что потребитель имеет право выбора, к кому предъявлять требование. Поэтому вывод апелляционного суда о том, что иск предъявлен к ненадлежащему ответчику является неправильным.

Стоит знать, что потребитель может выбирать не только ответчика, но и суд, который будет рассматривать его иск. В соответствии со ст. 28 ГПК Украины иски о защите прав потребителей могут предъявляться по месту жительства или пребывания потребителя, или по месту причинения вреда, или исполнения договора.

В постановлении от 25.01.2019 по делу № 572/2528/18 Верховный Суд разъяснил, что потребители могут обратиться в суд по месту жительства или по месту нахождения ответчика, либо по месту причинения вреда или по месту исполнения договора. Право выбора в этом случае принадлежит исключительно потребителю. Ни один из этих судов не вправе отказать в принятии искового заявления или переслать ее в другой суд по мотивам неподсудности.

Потребитель освобождается от уплаты судебного сбора

Согласно части третьей статьи 22 Закона «О защите прав потребителей» потребители освобождаются от уплаты государственной пошлины по искам, связанным с нарушением их прав.

При этом судебный сбор не уплачивается потребителями ни при подаче иска, ни при подаче апелляционной и кассационной жалобы.

В частности, в постановлении Верховного Суда от 25.11.2020 по делу № 761/46977/18 сказано: «нарушены права могут защищаться как в суде первой инстанции (при предъявлении иска), так и на последующих стадиях гражданского процесса (апелляционная, кассационная). Эти стадии судебной защиты является единственным гражданским процессом, задачей которого является справедливое рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенного права. Статья 5 Закона «О судебном сборе» не содержит нормы о том, что льготы предоставляются только при предъявлении иска». Исходя из изложенного, Верховный Суд пришел к выводу, что потребитель освобождается от уплаты судебного сбора на всех стадиях процесса.

Аналогичный вывод также упомянут Большой Палатой Верховного Суда в постановлении от 21 марта 2018 г. по делу № 761/24 881/16-ц.

Анализируя указанную судебную практику, можно прийти к выводу, что наши суды надежно защищают потребителей. Однако, для полноценного удовлетворения их прав и интересов стоит обеспечивать не судебную защиту, а качество товаров, услуг и предоставление достоверной информации о них.

Избегайте финансовых рисков при заключении договоров. Попробуйте новый функционал Contractum в LIGA360:Юрист. В системе можно проверить скрытые платежи по контракту, убедиться что штрафы и неустойки установлены согласно договоренностей. Закажите тестовый доступ прямо сейчас.

Суды удовлетворили более 70 процентов исков потребителей — Российская газета

Эксперты исследовали «потребительскую корзину» исков: более 200 тысяч дел по защите прав потребителей. Чаще всего люди жалуются на телекоммуникационные компании, в том числе сотовых операторов. На втором месте — продажа и ремонт автомобилей. Но выше всего шансы выиграть, если иск предъявляется к магазину розничной торговли, девять из десяти исков оказываются победными.

Большой анализ судебной практики показал: суды в 70 процентах случаев встают на сторону потребителей. Причем легче всего выигрываются споры с магазинами, а вот с банками людям судиться сложнее, здесь больше судебных поражений.

Таковы главные выводы, сделанные после исследования более 200 тысяч судебных решений о спорах по защите прав потребителей, вынесенных за последние 5 лет. Примета времени: в судебной практике вместе с людьми копался робот-юрист, созданный онлайн-сервисом Pravoved.ru, резидентом Фонда «Сколково».

Чаще всего люди спорят с телекоммуникационными компаниями, которые оказывают услуги за абонентскую плату. Практически каждый четвертый иск был предъявлен к ним. Вторая сфера по количеству рассмотренных судом дел — продажа транспортных средств и их обслуживание (15 процентов исков). На третьем месте оказались иски в сфере торговли строительными материалами и ремонтных работ (13 процентов). Вот где нас чаще всего обижают.

Хороший продавец всегда решит дело миром. Так как ссориться с клиентом, когда он прав, себе дороже. Ведь суд не только взыщет все убытки, но назначит компенсацию морального ущерба и еще начислит штраф.

Если же покупатель кричит и не успокаивается, то чаще всего он прав. Такова юридическая примета. Например, в спорах о розничной торговле (о продуктах питания, одежде) полностью или частично суд удовлетворяет 89 процентов исков. То есть девять из десяти исков, поданных к магазину, приносят истцу победу и деньги.

В случаях с услугами связи, строительными и страховыми услугами полностью или частично удовлетворяется более 77 процентов исков, в индустрии туризма — 74 процента, в сфере медицины и косметологии — 63 процента. А в среднем получается, что более чем в 70 процентах всех споров по защите прав потребителей победу полностью или частично празднуют клиенты. Частично — это когда человек прав, но суд несколько уменьшил суммы, которые тот требовал.

«Защита потребителей выражается не только в усовершенствовании законодательной базы и методов борьбы с недобросовестными организациями в сфере торговли и услуг, но и в предоставлении прозрачной аналитической информации о судебной практике в этой сфере, — говорит основатель Pravoved. ru Валерий Мешков. — Через наше исследование мы хотим показать, что в спорах между потребителями и организациями суд чаще всего встает на сторону первых. И чем больше людей будет знать о результатах судебных споров, тем активнее они будут защищать свои права и интересы».

Крепче всего юридические позиции оказываются у банкиров. На банковскую сферу приходится 12 процентов рассмотренных в судах исков потребителей. При этом в спорах с банками чаще всего выигрывают банки — в 70 процентах случаев суд полностью отклоняет требования истцов.

Выше всего доля побед — девять из десяти — в спорах покупателей с магазинами

«Высокий процент отказов суда по искам в этой сфере связан с тем, что потребители не всегда могут четко сформулировать свои требования, допускают ошибки в паспортных данных, адресах при направлении претензий в банки. В таких случаях банк не может установить, что их клиент и тот, кто написал претензию, — это один человек, поэтому претензия может остаться без рассмотрения. В связи с этим не стоит пренебрегать квалифицированной помощью юристов, это увеличит вероятность положительного решения и сэкономит время», — комментируют эксперты.

На сферу бытовой техники и электроники приходится 10 процентов судебных решений. При этом в 70 процентах случаев суд полностью или частично удовлетворяет требования потребителей.

Например, недавно жительница Красноярска смогла через суд сдать обратно в интернет-магазин телевизор, который ей не понравился. А взамен вернуть деньги с дополнительной компенсацией.

Покупательница, включив телевизор, заметила затемнения во всех углах экрана. Сайт отказался принимать телевизор обратно в силу того, что данный дефект вовсе не дефект, а просто особенность. Тогда покупательница обратилась в суд.

По закону некоторые товары действительно нельзя вернуть в магазин. Но вещь, которая продается дистанционно, нельзя пощупать, рассмотреть в деталях или даже включить до того, как заплатишь и купишь.

В наборе с приобретаемым в интернете должно прилагаться описание товара и документ о сроках возврата. Интернет-магазин не предоставил такой информации для покупательницы из Красноярска, поэтому она имела право вернуть товар в течение 3 месяцев.

Кроме того, жительница Красноярска смогла доказать отклонение от стандарта. Как отмечает член Ассоциации юристов России Кристина Флеер, возникает вопрос о правильности экспертизы. Затемнения в углах телевизора отчетливо видны на фоне статистического изображения, а на фоне динамического не так ярко выделяются — но все-таки никуда не исчезают. Это говорит о том, что при использовании никаких затемнений не должно быть.

Защита прав потребителей

Вы все регулярно покупаете в магазинах различные товары, пользуетесь услугами парикмахерской, автосервиса, телефонных транспортных юридических компаний, агентств недвижимости, и многими другими видами услуг. Если Вы — гражданин и заказываете, приобретаете или используете товары, работы, услуги исключительно для личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, то называетесь Вы – потребитель. И защищены Вы Законом РФ от 7 февраля 1992 г. N 2300-I «О защите прав потребителей».

Этот российский закон – самый лояльный в мире, после американского. Только в этих двух странах покупатель обладает всевозможными правами и при этом у него очень мало обязанностей. Изначально этот закон создавался в поддержку потребителя. Этот документ — сильное оружие против продавцов, изготовителей и исполнителей. И направлено это оружие против низкого качества товаров и услуг.

У потребителя по Закону действительно много прав. И защитить их, пользуясь соответствующими нормами, достаточно просто. Судебная практика говорит о том, что если всё сделать правильно, то решения выносятся почти всегда в пользу потребителя. Так как же защитить свои права потребителю?

Если после покупки товара Вы обнаружили в нём какой-то недостаток, в первую очередь вспомните, а не подписывали ли Вы при покупке какою-либо бумажку, в которой был этот недостаток указан. Ведь статья 18 Закона говорит о том, что предъявить претензии к качеству Вы можете только в том случае, если недостаток не был оговорён с продавцом. Конечно же, если с Вами говорили о недостатке устно, это ничего не значит, в суде продавец не сможет этого доказать. Кстати, при покупке товара внимательно изучайте то, что Вы подписываете. Пока не проверите качество товара, не ставьте свой автограф под фразами типа «к качеству товара претензий не имею». Кроме того, проверьте, не закончился ли гарантийный срок и срок службы. Продавец и изготовитель в случае пропуска таких сроков перестают нести ответственность за качество товара. Итак, если недостаток вы не «оговорили» с продавцом при покупке, берите ручку и пишите продавцу письмо. В «шапке» укажите полностью свои фамилию, имя, отчество, адрес, телефон, ниже — наименование организации или магазина, в котором Вы приобрели товар, его адрес. Назовите документ «претензия». В тексте укажите когда, где и какой товар Вы приобрели, затем — когда и какой обнаружился недостаток. Затем укажите своё требование. Хорошенько подумайте, что именно Вы хотите потребовать. Ведь в дальнейшем менять требование будет нельзя. Надо выбрать что-то одно.

Вы можете в такой ситуации потребовать: бесплатного ремонта или возмещения расходов на такой ремонт; соразмерного уменьшения покупной цены; замены на товар аналогичной марки, модели, артикула; замены на такой же товар другой марки (модели, артикула) с соответствующим перерасчетом покупной цены. Вместо предъявления таких требований Вы вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы. При этом можно потребовать также полного возмещения убытков, причиненных вследствие продажи товара ненадлежащего качества. Мало того, отсутствие у Вас кассового или товарного чека либо иного документа, удостоверяющих факт и условия покупки товара, не является основанием для отказа в удовлетворении Ваших требований. То есть, даже не имея ни одной бумажки, Вы можете ссылаться на свидетелей.

Укажите в претензии, что из этого списка хотите от продавца (или изготовителя, можете обратиться и к нему), сошлитесь на ст. 18 Закона, а также на то, что в случае не удовлетворения требований Вы будете вынуждены обратиться за защитой своих прав в суд.

Снимите с претензии копию, пойдите к продавцу, вручите ему претензию, и попросите сделать на Вашем экземпляре отметку о получении. Если продавец откажется сделать такую отметку, идите на почту и отправляйте претензию заказным письмом с уведомлением.

Если Вы не согласовали с продавцом письменно срок устранения недостатков товара, то недостатки должны быть устранены продавцом сразу же после получения претензии. В противном случае на основании 23 статьи Закона продавец уплачивает ежедневно неустойку в размере одного процента от стоимости товара.

Если Вы потребовали ремонта, то имеете право на предоставление на период ремонта аналогичного товара. За невыполнение этого требования продавец также должен платить неустойку.

Конечно же, далеко не все продавцы выполняют такие требования, но на основании своей практики по подобным делам могу со всей ответственностью заявить, что много таких организаций, которые предпочитают не доводить дело до суда, и выполняют все требования, изложенные в претензии. Многие предлагают мировое соглашение уже в суде. И лишь единицы спорят с потребителями в суде до последнего, что не делает им чести, и портит репутацию.

Так что, даже если получили отказ на претензию – обращайтесь с иском в суд. Вам для этого, конечно, нужна юридическая помощь, но не переживайте, в данном случае закон Вас жёстко защищает.

Телеканал и прямые трансляции | Совет Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

24 февраля

10:00

Заседание Экспертного совета по здравоохранению: «Законодательные инициативы по повышению качества, доступности медицинской помощи и регулированию обращения лекарственных препаратов для больных с редкими (орфанными) заболеваниями»

15:00

Совещание: «Совершенствование законодательства о государственно-частном партнерстве»

25 февраля

10:00

Совещание: «О ходе реализации национальных проектов в социальной сфере. Итоги 2021 года»

11:00

Совещание: «Вопросы развития дальневосточной авиационной компании»

11:00

Заседание Совета по региональному здравоохранению при Совете Федерации: «Роль прорывных медицинских технологий в условиях новых вызовов»

12:00

Совещание: «О реализации мероприятий по ликвидации последствий разлива нефтепродуктов в результате аварии в городе Норильске и восстановлению состояния окружающей среды»

14:00

Совещание: «Развитие применения стационарзамещающих технологий в здравоохранении как инструмента оптимизации расходов на здравоохранение»

28 февраля

11:00

Парламентские слушания: «Роль лесного хозяйства в достижении Россией углеродной нейтральности. Законодательное обеспечение: проблемы и пути решения»

11:00

Семинар-совещание: «О реализации в субъектах Российской Федерации программ капитального ремонта и строительства общеобразовательных организаций»

12:00

«Круглый стол»: «Практика внедрения риск- ориентированного подхода для видов регионального государственного контроля (надзора)»

13:30

«Круглый стол»: «О мерах по защите сельскохозяйственных угодий и населенных пунктов от воздействия паводковых вод»

14:00

Заседание Совета Евразийского женского форума

15:00

Расширенное заседание Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре на тему «Развитие национальных театров – важнейший фактор сохранения многонациональной культуры народов России»

15:00

«Круглый стол»: «Эффективность мер государственной поддержки импортозамещающих отраслей на примере производства приборов отопления»

15:00

Расширенное заседание Комитета СФ по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера на тему «Развитие коммунальной инфраструктуры, повышение качества водоснабжения потребителей города Севастополя»

15:30

«Круглый стол»: «Правовое регулирование цифровых экосистем»

1 марта

09:00

Заседание Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам

10:00

Расширенное заседание Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию

10:00

Расширенное заседание Комитета Совета Федерации по социальной политике

14:30

Заседание Межкомитетской рабочей группы по совершенствованию законодательства в целях развития социального питания, в том числе питания детей

15:00

«Круглый стол»: «Правовые аспекты развития дизайн-центров электроники России в контексте углубления локализации производства электроники»

2 марта

10:00

Пятьсот девятнадцатое заседание Совета Федерации

15:00

Совещание: «О реализации нормативных правовых актов, регулирующих вопросы обеспечения транспортной безопасности на объектах воздушного, железнодорожного, морского и речного транспорта»

15 марта

14:00

Совещание: «Реализация жилищных прав детей-сирот: проблемы и пути решения»

15:00

«Круглый стол»: «О реализации приоритетных проектов в области водородной энергетики в Российской Федерации»

15:00

«Круглый стол»: «Необходимость государственной регистрации договоров аренды, заключенных на неопределенный срок»

17 марта

13:00

Заседание Совета по развитию социальных инноваций субъектов Российской Федерации при Совете Федерации: «Участие бизнеса в развитии социальной сферы: новые подходы и решения»

14:00

Семинар-совещание «Защита конституционных прав участников трудовых отношений при дистанционной и платформенной занятости»

15:00

«Круглый стол»: «Малое и среднее предпринимательство: поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы»

БУТБ начинает торговлю удобрениями на внутреннем рынке

Фото: БУТБ

1 марта 2022 г. на Белорусской универсальной товарной бирже (БУТБ) стартуют регулярные торги удобрениями на внутреннем рынке. Через биржевую площадку планируется реализовывать наиболее востребованные в сельском хозяйстве минеральные удобрения. Торговые сессии будут проводиться по принципу обратного аукциона с периодичностью два раза в неделю – по средам и пятницам.

«Организация еженедельных торгов удобрениями является ответом биржи на запрос участников рынка, которые в настоящее время активно используют биржевой механизм для приобретения средств защиты растений и семян для посева. С начала года общая сумма сделок с данной продукцией составила 58 млн BYN, что в 1,6 раза больше, чем за тот же период 2021 г. При этом увеличилась и экономия средств покупателей благодаря снижению цен в ходе торгов. За неполные два месяца этот показатель превысил 937 тыс. BYN. Не менее существенный экономический эффект планируется достичь и при реализации удобрений. Поэтому приоритетной задачей является привлечение на биржевую площадку ведущих производителей и поставщиков, чтобы уже на первой торговой сессии обеспечить высокий уровень конкуренции. Таким образом, за счет объединения сопутствующих товаров в рамках одной торговой сессии биржа постепенно становится комплексным инструментом закупок для предприятий аграрного сектора, что особенно актуально накануне весенней посевной кампании», – прокомментировали в пресс-службе БУТБ.

За январь 2022 г. на торгах БУТБ реализована продукция АПК на общую сумму 123 млн BYN. Наибольшим спросом на внутреннем рынке пользовались шроты масличных культур и кормовые добавки, в то время как львиную долю экспортных продаж обеспечили растительные масла и продукция переработки сахарной свеклы.

Споры с микрофинансовыми организациями (МФО) о взыскании займов: обзор судебной практики

Насколько законно микрофинансовая организация осуществляет взыскание средств?

Сегодня каждый гражданин Украины может подать онлайн-заявку на кредит и быстро получить в средства в размере нескольких тысяч гривен. Однако вместе с определением суда об открытии производств может получить иск с суммами взыскания задолженности в несколько десятков тысяч гривен. Более того, нередко заемщик узнает о взыскании с него долга уже после вынесения судом решения.

Законно ли действуют микрофинансовые организации (МФО)? Удовлетворяют ли суды иски о взыскании задолженности, которая в десятки раз превышает сумму займа? Какие существуют основания для отказа во взыскании задолженности по микрозайму? Можно ли уменьшить заявленную к взысканию сумму?

Чтобы выделить наиболее действенные пути правовой защиты заемщиков от незаконного взыскания средств и давления со стороны коллекторов, проанализируем судебную практику в виде ​​подборки актуальных судебных решений, связанных с взысканием задолженности по микрозаймам.

С какими микрофинансовыми организациями зачастую приходится иметь дело в суде?

1 Лидирует по количеству решений о взыскании задолженности ООО «Манивео быстрая финансовая помощь». По данной МФО уже вынесено около двух тысяч судебных решений. Почти все решения вынесены Печерским районным судом города Киева, например:

2 ООО «Финансовая компания «Европейское агентство по возврату долгов»:

3. ООО «Финансовая компания есть деньги»:

4. ООО «ФК «Премиум Актив»:

5. ООО «Современный факторинг»:

6. ООО «АИА ФИНАНС ГРУПП»:

Обычно заявленные к взысканию суммы варьируют от 20 до 60 000 гривен. Однако суды далеко не всегда удовлетворяют требования о взыскании всей заявленной суммы. Иск может быть удовлетворен частично, суд может уменьшить сумму задолженности.

Деятельность финансовых учреждений в сфере предоставления микрозаймов, включительно – онлайн, регулируется Законом Украины «О защите прав потребителей», Законом Украины «О финансовых услугах и государственном регулировании рынка финансовых услуг», Законом Украины «О потребительском кредитовании», Законом Украины «Об электронной коммерции», Гражданским кодексом Украины.

Отдельно следует отметить, что действие Закона Украины «О потребительском кредитовании» не распространяется на займы (кредиты) в размере до минимальной заработной платы, которая по состоянию на 2020 год составляет 4723 грн. Итак, заемщика, который получил взаймы сумму средств до 4723 грн. Закон Украины «О потребительском кредитовании» не защищает.

В частности, по займам, которые не превышают размер минимальной зарплаты (4723 грн.), не применяются следующие гарантии защиты, предусмотренные Законом Украины «О потребительском кредитовании» :

  • Абз.1 ч.2 ст.21: «Пеня за неисполнение обязательства по возврату кредита и процентов по договору не может превышать двойной учетной ставки Национального банка Украины и не может быть больше 15 процентов суммы просроченного платежа»;

  • Абз.2 ч.2 ст.21: «Совокупная сумма неустойки (штраф, пеня), начисленная за нарушение обязательств потребителем на основании договора о потребительском кредите, не может превышать половины суммы, полученной потребителем по такому договору, и не может быть увеличена по договоренности сторон».

Таким образом, чтобы уйти от ограничений, установленных Законом Украины “О потребительском кредитовании”, МФО пользуясь законодательными лазейками умышленно заключают договора на срок до одного месяца або на сумму до 4723 грн. (минимальной заработной платы).

Чем обосновывается законность онлайн-договора микрозайма?

Имеет ли вообще договор микрозаймы законную силу? Ведь он заключается онлайн, без собственноручных подписей стороны, без получения бумажной формы.

Получение микрозайма с помощью онлайн-сервисов является электронной сделкой, которая реализуется путем заключения электронного договора. Электронный договор займа (микрозайма) отличается от обычного договора займа лишь способом его заключения. Заключение электронного договора юридически приравнивается к заключению договора в письменной форме, то есть на бумаге, поэтому деньги придется возвращать.

Согласно ч.1 ст.1047 Гражданского кодекса Украины договор займа заключается в письменной форме, если его сумма не менее чем в десять раз превышает установленный законом размер необлагаемого минимума доходов граждан, а в случаях, когда заимодавцем является юридическое лицо, – независимо от суммы.

Однако в соответствии с Законом Украины «О финансовых услугах и государственном регулировании рынков финансовых услуг» договор о предоставлении финансовых услуг (включая, микрозаймы) заключается исключительно в письменной форме:

  • в бумажном виде;

  • в виде электронного документа, созданного в соответствии с требованиями, определенными Законом Украины «Об электронных документах и ​​электронном документообороте»;

  • путем присоединения клиента к договору, который может быть предоставлен ему для ознакомления в виде электронного документа на сайте лица, оказывающего финансовые услуги, и/ или (в случае предоставления финансовой услуги с помощью платежного устройства) на экране платежного устройства, используемого лицом, предоставляющим финансовые услуги;

  • в порядке, предусмотренном Законом Украины «Об электронной коммерции».

Итак, Закон дает расширенное толкование относительно письменной формы договора, а соответственно – онлайн-договора микрозайма считаются заключенными с соблюдением письменной формы.

Пример из судебной практики:

http://reyestr.court.gov.ua/Review/87590933 — постановление Киевского апелляционного суда от 14.02.2020 по делу №753 / 19349/19, в котором суд отметил:

«Механизм заключения электронного договора, который должен использоваться истцом во взаимоотношениях с заемщиками, включая требования к его подписанию сторонами, урегулирован законами Украины «Об электронной коммерции» и «Об электронной цифровой подписи». Электронный договор заключается и исполняется в порядке, предусмотренном Гражданским и Хозяйственным кодексами Украины, а также другими актами законодательства. Электронный договор, заключенный путем обмена электронными сообщениями, подписанный в порядке, определенном статьей 12 настоящего Закона, по правовым последствиям приравнивается к договору, заключенному в письменной форме. Каждый экземпляр электронного документа с наложенной на него подписью, согласно статье 12 настоящего Закона, является оригиналом такого документа».

Указанные выше нормы права предусматривают подписание договора также с помощью электронного одноразового идентификатора. Одноразовый идентификатор – алфавитно-цифровая последовательность, ее получает лицо, принявшее предложение (оферту) заключить электронный договор путем регистрации в информационно-телекоммуникационной системе субъекта электронной коммерции, который предоставил такое предложение.

На основании анализа сложившейся судебной практики можем сделать вывод: возвращение займа является обязательным, даже по электронному договору. Однако какую сумму возвращать – это уже другой вопрос. В судебном порядке у должника есть возможность сократить сумму взыскания даже до тела займа, то есть фактически полученных «на руки» средств.

Какие нарушения со стороны микрофинансовых организаций можно использовать в суде как основание для отказа в иске?

Наиболее распространенные нарушения со стороны микрофинансовых организаций при взыскании задолженности.

1 http://reyestr.court.gov.ua/Review/85237976 — постановление Киевского апелляционного суда от 28.10.2019 №755/2659/19 (суд пришел к выводу, что пеня в размере 10 910,00 грн, в сравнении с займом в 4000, 00, противоречит требованиям Закона Украины «О потребительском кредитовании»).

По общему правилу указанные договора займа предусматривают взыскание пени в размере 2-4% от суммы кредита за каждый день просрочки. Кроме пени такие договора могут содержать положения о дополнительной уплате штрафа (иногда даже одновременного применения нескольких видов штрафов) в твердой денежной сумме.

Согласно положениям ч.2 ст.627 Гражданского кодекса Украины, в договорах при участии физического лица – потребителя – учитываются требования законодательства о защите прав потребителей.

МФО умышленно заключают договор займа (кредитные договоры) на срок до одного месяца или же на сумму до 4723 грн (менее минимальной зарплаты), чтобы избежать действия Закона Украины «О потребительском кредитовании» относительно договорных правоотношений.

Такие действия кредиторов обусловлены тем, что в соответствии со ст.21 Закона Украины «О потребительском кредитовании» предусмотрены определенные гарантии при взыскании задолженности по микрозаймам.

Однако, несмотря на установленные законом ограничения, суды нередко выносят решения о взыскании задолженности с учетом Закона Украины «О потребительском кредитовании».

2. http://reyestr.court.gov.ua/Review/87512739 — решение Печерского районного суда г. Киева от 13.11.2019 №757/49273/18-ц (суд пришел к выводу, что установленная пеня в размере 1% от суммы неуплаченного платежа за каждый день такого нарушения, является непропорциональной компенсацией в случае невыполнения обязательств по договору).

Учитывая непосредственное распространение Закона Украины «О защите прав потребителей» на отношения о взыскании задолженности по микрозаймам, у должника есть возможность признать положения договора (которыми предусмотрена ответственность за нарушение обязательств, то есть пеня и штрафы) недействительными.

В соответствии с положениями ст.18 Закона Украины «О защите прав потребителей» продавец (исполнитель, производитель) не должен включать в договоры с потребителем условия, которые являются несправедливыми. Условия договора являются несправедливыми, если вопреки принципу добросовестности его следствием является существенный дисбаланс договорных прав и обязанностей во вред потребителю.

Согласно части 5 статьи 18 Закона Украины «О защите прав потребителей», если положения договора признается несправедливым, включая цену договора, такое положение может быть изменено или признано недействительным.

Суды отмечают: положения договора, которые предусматривают возможность начисления непропорционально большой суммы компенсации по сравнению с размером основного долга, не соответствуют принципам добросовестности и разумности, и являются несправедливыми.

Требования о начислении и уплате пени, являются явно завышенными, не соответствуют принципам справедливости, добросовестности, разумности как составляющим элементам общего конституционного принципа верховенства права. Наличие у кредитора возможности взимать с потребителя чрезмерные денежные суммы в качестве неустойки искажает ее действительное правовое назначение, поскольку из средства разумного стимулирования должника выполнять основное денежное обязательство, неустойка превращается в несправедливо непомерный груз для потребителя и источник получения неоправданных дополнительных доходов кредитором.

3. http://reyestr.court.gov.ua/Review/84835182 — решение Роменский горрайонный суд Сумской области от 08.10.2019 по делу №585/1564/19 (суд обратил внимание на то, что ООО ФК «Кредит-Капитал» насчитало проценты по займу по истечении определенного договором срока кредитования, и частично отказал в удовлетворении требований искового заявления).Еще один пример – http://reyestr.court.gov.ua/Review/88521979 — постановление Киевского апелляционного суда от 31.03.2020 по делу №755/13252/19 (суд указал на то, что определенная истцом к взысканию задолженность по начисленным и неоплаченным процентам за пользование займом в сумме 41697,00 грн составляет 1089 дней, тогда как срок предоставления займа, установленный договором, составляет 15 дней).

Обычно кредиторы обращаются в суд и предоставляют расчет задолженности по займу с начислением штрафных санкций после окончания срока действия договора. Однако законом ограничен срок, в течение которого могут начисляться проценты за пользование кредитными (полученными взаймы) средствами. Согласно ч.2 ст.1050 Гражданского кодекса Украины по истечении определенного договором срока кредитования право заимодавца начислять предусмотренные договором проценты по кредиту прекращается.

Большая Палата Верховного Суда в постановлениях от 28 марта 2018 по делу №444/9519/12 и от 4 июля 2018 по делу №10/11534/13-ц пришла к выводу, что право заимодавца начислять предусмотренные договором проценты по кредиту прекращается по истечении определенного договором срока кредитования или в случае предъявления к заемщику требования согласно части второй статьи 1050 ГК Украины.

4.http://reyestr.court.gov.ua/Review/79882804 — постановление Одесского апелляционного суда коллегия от 07. 02.2019 по делу №508/1231/17 (суд отметил, что иск ООО «ФК «Европейское агентство по возврату долгов» не подлежит удовлетворению в связи с пропуском исковой давности).

В случае если взыскание задолженности по микрозайму осуществлено через длительный срок после заключения договора, рекомендуем проверить соблюдение заимодавцем 3-летнего срока для обращения в суд.

По истечении трех лет со дня окончания срока действия договора микрозайма, кредитор теряет право взыскать с должника задолженность в судебном порядке.

К сожалению, не все должники осведомлены в том, что исковая давность в судебных спорах применяется только по заявлению стороны спора. В соответствии со статьей 257 Гражданского кодекса Украины, общая исковая давность (в частности, по требованиям о взыскании задолженности по кредиту и процентов) устанавливается продолжительностью в три года.

Исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, которое подано ​​до вынесения им решения (ч. 3 ст.267 ГК Украины). Частью 4 ст.267 Гражданского кодекса Украины предусматривается: истечение исковой давности, о применении которой заявлено стороной, является основанием для отказа в иске.

5. http://reyestr.court.gov.ua/Review/85043698 — постановление Днепровского апелляционного суда от 17.10.2019 по делу №193/1670/18 (суд применил специальную исковой давности к требованиям о взыскании неустойки (штрафа, пени) продолжительностью в один год, тогда как ООО «ФК «Европейское агентство по возврату долгов» насчитала пеню в пределах 3-летнего срока).

Обращаясь в суд с исковым заявлением о взыскании задолженности, МФО без ограничений насчитывают штрафные санкции в виде пени за невозврат полученных взаймы средств, тогда как законом ограничен срок для требований о взыскании пени.

С учетом правовой позиции, изложенной Большой Палатой Верховного Суда в производстве 61-6св18, дело №200/11343/14ц от 07.02.2018 общая исковая давность (в частности, по требованиям о взыскании задолженности по кредиту и процентов) устанавливается продолжительностью в три года (статья 257 Гражданского кодекса Украины), а специальная исковая давность по требованиям о взыскании неустойки (штрафа, пени) – продолжительностью в один год (пункт 1 части второй статьи 258 Гражданского кодекса Украины).

Таким образом, в случае возникновения проблемной ситуации по возврату средств, полученных в микрозайм, советуем не подписывать дополнительные соглашения о пролонгации договора займа (кредитного договора), не игнорировать судебные процессы по искам финансовых компаний, и обратиться к квалифицированным адвокатов, которые смогут тщательно изучить дело и донести до суда правовую позицию, согласно которой размер долга по кредиту будет значительно уменьшен.

Автор статьи: Адвокатське об’єднання «Алтекса»

Авторское право и юриспруденция самопомощи на JSTOR

Абстрактный

Предлагаемый проект статьи 2B предоставляет широкие права на обеспечение соблюдения положений электронных договоров, регулирующих доступ к цифровым произведениям и их использование. Поставщики цифровых произведений могут заниматься электронной самопомощью после нарушения контракта, а также могут отказаться от несанкционированного использования ex ante посредством электронного «регулирования исполнения». В этой статье эти положения рассматриваются в свете существующего закона, разрешающего самостоятельное изъятие во владение материального имущества, основных академических обоснований самостоятельного изъятия во владение, а также федерального закона и политики в области авторского права.Он приходит к выводу, что положения разрешают беспрецедентную степень вторжения в частные дома и офисы, что им не хватает прочной теоретической основы и что их принятие будет угрожать установленным конституцией ограничениям на защиту авторских прав. Кроме того, в нем делается вывод о том, что закон должен предоставлять пользователям цифровых произведений права на электронную самопомощь, когда это необходимо для сохранения баланса авторских прав.

Информация о журнале

«Юридический журнал технологии Беркли» — это студенческое издание Школы права Боалт Холл Калифорнийского университета в Беркли.Мы начали в марте 1985 г., опубликовали наш первый номер весной 1986 г. и с тех пор освещаем новые вопросы права в области интеллектуальной собственности, высоких технологий и биотехнологий. BTLJ стремится держать судей, политиков, практиков и академическое сообщество в курсе этой динамичной области. Членство в журнале, обычно более 100 студентов, ежегодно публикует четыре выпуска научных работ, включая Ежегодный обзор права и технологий. Ежегодный обзор — это особый выпуск журнала, публикуемый в сотрудничестве с Центром права и технологий Беркли и посвященный написанным студентами заметкам и комментариям, в которых обсуждаются наиболее важные последние события в области интеллектуальной собственности, антимонопольного законодательства, киберправа, телекоммуникаций, биотехнологий и бизнеса. закон.Кроме того, журнал является одним из спонсоров ежегодного симпозиума по новой области технологического права.

Судебная практика по защите прав потребителей, लॉ बुक्स, लॉ बुक — Интернет-магазин EBC, Лакхнау ID: 2779899255

Описание продукта

Судебная практика по защите прав потребителей, , написанная судьей В. Балакришна Эради, представляет собой всеобъемлющее издание, посвященное правам потребителей и механизмам защиты интересов потребителей.Законные потребности, которые призвана удовлетворить эта книга, включают продвижение и защиту социально-экономических интересов потребителей, наличие эффективных форумов по возмещению ущерба потребителям, безопасность, защищенность и благополучие потребителей и осведомленность потребителей. В книге подробно рассматривается прецедентное право Верховного суда и упоминаются решения Национальной комиссии по разрешению потребительских споров. Кроме того, в книге рассматриваются положения смежных законов, последние поправки, соответствующие уведомления и руководящие принципы ООН, касающиеся потребителей.Таким образом, он служит бесценным руководством и удобным справочным пособием для активистов защиты прав потребителей, защитников и студентов, а также для тех, кто занимается правами потребителей в целом.


Заинтересованы в этом товаре?Уточнить цену у продавца

Связаться с продавцом

Изображение продукта


О компании

Год создания1942

Характер бизнесаЭлектронная торговля / Интернет-бизнес

IndiaMART Участник с июля 2011 г.


Вернуться к началу 1

Есть потребность?
Лучшая цена

1

Есть потребность?
Получить лучшую цену

Два мнения Расширить сферу ответственности и лишить защиты в соответствии с Законом штата Пенсильвания о недобросовестной торговой практике и Законе о защите прав потребителей

Всего за несколько недель и Верховный суд Пенсильвании, и Верховный суд США. S. Апелляционный суд третьего округа вынес решения, значительно расширяющие ответственность в соответствии с Законом Пенсильвании о недобросовестной торговой практике и защите прав потребителей. Закон о защите (CPL или UTPCPL). Хотя эти решения касались претензий частных сторон, CPL также разрешает судебные иски со стороны окружных прокуроров и генерального прокурора Содружества. Расширен состав Верховного суда Пенсильвании. сферу действия CPL путем введения стандарта строгой ответственности, в соответствии с которым компания может нести ответственность, если она «занимается поведением, которое имеет потенциал для обмана и создает вероятность путаницы или недопонимания.” [1] Между тем, Третий округ отменил давний прецедент и лишил ответчиков часто заявляемой защиты: доктрины экономических потерь. Хотя эти решения, несомненно, создают более благоприятную среду для истцов, их практический эффект еще предстоит увидеть.

Решение Верховного суда Пенсильвании: Gregg v. Ameriprise Financial, Inc.

Грегг против.Ameriprise Financial, Inc. связана с многолетним спором, который возник после того, как мистер и миссис Грегг, полагаясь на совет своего агента по страхованию жизни, продали свои существующие полисы страхования жизни и купили новый. политика. Без ведома Греггов, новая политика требовала от них дополнительных денег в дополнение к их первоначальным инвестициям. Греггы подали в суд, утверждая, что мошенническое введение в заблуждение, небрежное введение в заблуждение и нарушение CPL. Хотя Ameriprise одержала победу в иске о мошенничестве и небрежном введении в заблуждение, суд первой инстанции вынес решение в пользу Greggs по их иску CPL.Верховный суд подтвердил.

В решении 4-3 Верховный суд Пенсильвании постановил, что всеобъемлющее положение CPL, которое делает незаконным любое «мошенническое или вводящее в заблуждение поведение, которое создает вероятность путаницы или недопонимания» — не имеет требования к состоянию ума, а вместо этого налагает строгую ответственность. [2] При этом Суд сосредоточил внимание на поправке 1996 года, которая расширила всеобъемлющее положение с «мошеннического поведения» на «мошенническое или вводящее в заблуждение поведение», пояснив, что «обман» исторически толкуется более широко, чем мошенничество по общему праву.Суд также отметил отсутствие явных требований к состоянию ума в других положениях Уголовного кодекса. Суд подчеркнул, что, поскольку CPL является правовой защиты, он «должен толковаться свободно для достижения своей цели предотвращения несправедливых или вводящих в заблуждение действий». [3] Соответственно, Суд пришел к выводу, что стандарт строгой ответственности согласуется с законодательным намерением, лежащим в основе CPL, возлагать бремя соблюдения на предприятия, поскольку они имеют больше возможностей для определения того, являются ли их представления могут быть обманчивы.

Применяя этот стандарт к делу Греггов, суд пояснил, что Ameriprise нарушила CPL, даже несмотря на то, что Греггы не доказали, что их агент небрежно или преднамеренно обманул их. Суд постановил, что из-за введения в заблуждение поведение в соответствии с CPL является правонарушением со строгой ответственностью, было достаточно, чтобы неадекватное объяснение агентом стоимости и условий страховых вложений заставило Греггов поверить в то, что им не придется платить дополнительные расходы.

Трое несогласных судей поддержали стандарт небрежности — т. е. ответственность зависит от доказательства того, что бизнес знал или разумно должен был знать, что его поведение может вызвать путаницу или недопонимание. Этот стандарт, как утверждали противники, не только реализует цель CPL по искоренению несправедливости и обмана в потребительских сделках, но также «защищает честных предпринимателей от непредвиденных штрафов за заявления или действия, которые ни один потребитель не был бы сбит с толку или введен в заблуждение.” [4]

Решение третьего судебного округа: Earl v. NVR, Inc.

В деле Earl v. NVR, Inc. Третий округ рассмотрел иск CPL, вытекающий из сделки с недвижимостью. [5] Лиза Эрл купила дом у NVR, которая была и продавцом, и строителем. Маркетинг NVR обещал, что дом будет включать в себя «качественную архитектуру, вневременной дизайн и красивую отделку».» Компания также сделал представления Эрлу о качестве строительства и его соответствии строительным нормам и стандартам. После закрытия недовольный Эрл подал в суд и включил требование CPL. В свою защиту NVR утверждал что, поскольку претензия Эрла в отношении CPL — деликтное правонарушение — возникла из договора купли-продажи, она была запрещена доктриной экономических убытков, которая запрещает «истцам возмещать деликтные убытки, на которые они имеют право». вытекает только из договора.NVR подкрепил свой аргумент давним прецедентом Третьего судебного округа: Werwinski против Ford Motor Co. . [6]

К несчастью для NVR, Третий округ отменил Werwinski и удалил доктрину экономических потерь в качестве защиты претензий CPL. При этом суд отметил, что апелляционные суды Пенсильвании не связаны федеральным прецедентом. — за последние 20 лет издал ряд решений о подрыве Werwinski .По мнению Верховного суда Пенсильвании, Пенсильвания не применяет доктрину экономических убытков в тех случаях, когда [в отличие от общего права] основания для возложения ответственности за экономические убытки ». [7] и два решения Верховного суда Пенсильвании. [8] прямо отклонил проведение в Werwinski . Подчиняясь толкованию закона штата судом штата, Третий округ признал, что « Werwinski больше не точно отражает штат Пенсильвания. закон в отношении доктрины экономических потерь и UTPCPL. ” [9]

Третий округ также проанализировал, был ли иск Эрла о CPL запрещен сутью доктрины иска — еще одной доктрины, которая поддерживает различие между договором и гражданским правонарушением. Хотя Третий округ не безоговорочно удалить суть доктрины действий в качестве защиты от требований CPL, он действительно определил, что доктрина не была защитой от требований CPL Эрла, потому что предполагаемый обман возник из-за вводящего в заблуждение маркетинга и искажений. которые были залогом договора.

Последствия

Эти решения затрагивают «десятки отраслей», включая банковское дело, страхование, здравоохранение, розничную торговлю и жилую недвижимость. [10] Они также касаются почти всех услуг, включая финансовые консультации, медицинские, налоговые, бухгалтерские и юридические услуги. [11] Они определенно удобны для потребителей и служат предупреждением для предприятий в Пенсильвании о том, что они сталкиваются с повышенным риском ответственности по CPL.Со стандартом строгой ответственности, установленным Gregg , ответчики могут быть найдены ответственность за представления, даже если они не были неосторожны и не имели намерения кого-либо обмануть. Ответчики больше не могут отстаивать свое душевное состояние в защиту всеобъемлющего положения CPL. И с Граф , подсудимые в федеральном суде также утратили способность отстаивать доктрину экономических убытков в качестве препятствия для требований CPL. С этим заметным сдвигом в юриспруденции CPL, который будет ощущаться как в публичных, так и в частных действиях, важно, чтобы компании понимали оставшиеся средства защиты и способы снижения рисков.

Хотя Gregg снизил планку ответственности, убрав любое требование доказывать душевное состояние актера, он также усилил то, что CPL налагает элемент причинно-следственной связи в частные действия, требующие от истца доказать доверие и вред. [12] И хотя как Gregg , так и Earl касались действий CPL, вытекающих из маркетинговых заявлений, ни одно дело не подвергалось сомнению и не ставило целью подорвать устоявшееся прецедентное право, которое содержало «напыщенность». — лозунги и возвышенные утверждения, которым ни один разумный потребитель не поверил бы — бездействующими.[13] Кроме того, эти недавние решения не меняют стандарт наложения тройного возмещения ущерба — настоящий молот CPL. Хотя решение о возмещении ущерба в тройном размере остается на усмотрение, Пенсильванский Ранее Верховный суд поручил судам руководствоваться в этом решении тем, было ли противоправное поведение преднамеренным или неосторожным. [14]

Кроме того, разумно ожидать более агрессивных действий со стороны генерального прокурора.С учетом Грегг снял с правительства бремя доказывания душевного состояния актера, а предыдущие решения удалены. его бремя доказывать доверие, [15] Генеральному прокурору может потребоваться только показать, что обвиняемая компания сделала заявление, которое может создать «вероятность путаницы или недопонимания», а не то, что обвиняемая компания намеревалась ввести в заблуждение. любого потребителя или что какой-либо потребитель был фактически обманут.

При такой низкой планке ответственности важно, чтобы компании снижали риск действий генерального прокурора, создавая и применяя сильную корпоративную программу соблюдения, которая включает в себя комплексные протоколы для обеспечения что информация, предоставляемая потребителям — через маркетинг или иным образом — не только технически верна, но и легко усваивается средним потребителем.Тем не менее, несмотря на наличие надежных процессов уменьшит вероятность распространения информации, которая может вызвать путаницу или недопонимание, ошибки будут допущены даже компаниями с самыми лучшими намерениями. Вот где сильная программа соблюдения может быть особенно выгодный. Хотя намерения не имеют значения для определения ответственности в рамках строгой ответственности, они могут иметь значение для генеральных прокуроров, которые имеют ограниченные ресурсы и обычно учитывают намерения при принятии решения о том, как и следует ли инициировать, оспаривать или урегулировать иск.Во многих случаях способность компании продемонстрировать сильную корпоративную программу соблюдения нормативных требований будет сдерживать или сдерживать генерального прокурора. Сильная программа соответствия также может быть полезна в частных исках, особенно в убеждении суда в том, что тройной ущерб не оправдан.

 


 

[1] Грегг против Ameriprise Financial, Inc. , № 29 WAP 2019, 2021 WL 607486, at *9 (Pa.17 февраля 2021 г.) (выделено автором).

[2] 73 Па Минусы. Стат. § 201-2(4)(xxi). Суд, по-видимому, интерпретирует ссылку на «обманное поведение» в этом положении как означающее «поведение, которое имеет потенциал обмана». То Суд, однако, не дает определения «обманывать». В результате представляется, что Суд может быть sub Silentio , рассматривая «вводящие в заблуждение» как излишние и признавая подлежащим судебному преследованию любое «поведение, которое создает вероятность путаницы или непонимания.

[3] Грегг , 2021 WL 607486, в *6.

[4] Идент. в *10 (Тодд, Дж., не согласен).

[5] Earl против NVR, Inc. , № 20-2109, 2021 WL 833990 (3-й округ, 5 марта 2021 г.).

[6] 286 F.3d 661 (3-й округ 2002 г. ).

[7] Earl , 2021 WL 833990, at *2 (цитируется Excavation Techs., Inc. против Columbia Gas Co. of Pa. , 604 Pa. 50, 985 A.2d 840, 842-43 (2009)).

[8] Идент. at *2 (со ссылкой на Knight против Springfield Hyundai , 81 A.3d 940 (Pa. Super. Ct. 2013) и Dixon против Nw. Mut. , 146 A.3d 780 (Pa. Super. Ct. 2016)).

[9] Идент. в *1.

[10] См. https://paforciviljusticereform.org/wp-content/uploads/2020/11/Gregg-Amicus-Brief.pdf.

[11] Идент.

[12] Gregg , 2021 WL 607486, at *9 («Соответственно, по прямому смыслу закона, вводящее в заблуждение поведение во время потребительской сделки, которое создает вероятность путаницы или недопонимания и на которое потребитель полагается в своих или ее финансовый ущерб делает не зависит от душевного состояния актера. ») (выделено мной).

[13] Commonwealth by Shapiro v. Golden Gate Nat’l Senior Care LLC , 648 Pa. 604, 625, 194 A.3d 1010, 1023 (2018).

[14] Сравнить 73 Па. Стат. § 201-9.2 («Суд может по своему усмотрению присудить до трехкратного размера фактического ущерба, понесенного , но не менее ста долларов (100 долларов США), и может предоставить такие дополнительное облегчение, которое он сочтет необходимым или уместным.»), с Schwartz v. Rockey , 932 A.2d 885, 898 (Pa. 2007) («[С]уды первой инстанции должны сосредоточить внимание на наличии преднамеренных или неосторожных, неправомерное поведение, в отношении которого присуждение тройного возмещения ущерба соответствовало бы цели возмещения ущерба UTPCPL и способствовало им».).

[15] Ком. против ТАП Фарм. Products, Inc. , 36 A.3d 1197, 1255 (Pa. Cmwlth. 2011) («в иске в общественных интересах в соответствии с всеобъемлющим положением CPL либо отсутствует элемент доверия, либо он смягчен стандарта общего права»), пересмотрено на других основаниях , 626 Па.1, 94 А.3д 350 (2014).

Отдел по делам потребителей штата Нью-Джерси


Добро пожаловать в курс юриспруденции для аудиологов и логопедов

защита здоровья, безопасности и благополучия граждан этого государства. В целях повышения осведомленности о действующих законах и правилах штата Нью-Джерси, применимых к практике аудиологии и патологии речи и языка, теперь требуется, чтобы все новые кандидаты на получение лицензии ( 13:44C-3.2(с) ; заявители, имеющие лицензии в других штатах, желающие получить лицензию в Нью-Джерси ( 13:44C-3.4(d) ); лица, подающие заявку на получение временных лицензий ( 13:44C-5. 2(c) , и действующие лицензиаты, продлевающие свои в рамках продления и восстановления лицензии раз в два года ( 13:44C-4.1(i) , заполните онлайн-ориентацию по юриспруденции.

Каждый лицензиат обязан знать юридические требования, регулирующие профессиональную деятельность, и быть готовым к изменениям в этих требованиях.Следующее руководство по юриспруденции было разработано, чтобы помочь лицензиатам ознакомиться как с законом ( N.J.S.A. 45:3B ), так и с правилами ( N.J.A.C. 13:44C) , которые регулируют практику аудиологии и речевой патологии в Нью-Джерси. Копии этих документов можно найти на веб-сайте Консультативного комитета по аудиологии и патологии речи.

Следующая ориентация представляет собой обязательное онлайн-учебное упражнение, которое охватывает различные аспекты как устава, так и административных правил.Постоянное ознакомление лицензиата с самыми последними версиями этих документов послужит защите здоровья, безопасности и благополучия лиц, получающих услуги аудиологии и речевой патологии в штате Нью-Джерси. Кроме того, завершение этого инструктажа направлено на сокращение количества дисциплинарных дел, рассматриваемых Консультативным комитетом по аудиологии и патологии речи, путем требования ознакомления лицензиатов с нормативными требованиями, регулирующими их профессиональную деятельность в штате Нью-Джерси.

Вводные вопросы

Вы должны ответить на все следующие вопросы за одно онлайн-занятие.

В этом Ориентационном задании 25 вопросов «верно/неверно» с несколькими вариантами ответов. Установите флажок рядом с выбранным ответом для каждого вопроса. Вы сразу увидите, является ли выбранный вами ответ правильным, а если нет, то увидите объяснение правильного ответа, основанное на Законе и правилах штата Нью-Джерси.Если вы выбрали неправильный ответ, вы должны отметить правильный ответ, прежде чем переходить к следующему вопросу. Вы должны ответить на все 25 вопросов во время «одного» онлайн-сеанса. Если вы не можете пройти ориентацию за одну сессию, вам придется начать ориентацию заново в другой сессии. Когда вы завершили ориентацию, нажмите кнопку «Отправить» в конце последней страницы. Ваше завершение этой ориентации будет зарегистрировано Отделом по делам потребителей штата Нью-Джерси и будет включено в ваши лицензионные записи Консультативным комитетом по аудиологии и патологии речи.Вы также сможете распечатать подтверждение о прохождении инструктажа после отправки ответов.

ВАЖНО:
Не использовать браузер Chrome

>   Нажмите здесь, чтобы задать вопросы  

Групповые действия и закон: пример судебного разбирательства социальных действий и защиты прав потребителей в Индии

  • Агарвала, С.К. (1985). Судебные процессы по защите общественных интересов в Индии: критический анализ .Бомбей: Н. М. Трипати и Индийский юридический институт.

    Google ученый

  • Бакси, У. (1985). Серьезное отношение к страданию: судебный процесс по социальным делам в Верховном суде Индии. В: П. К. Ганди (ред.), Социальные действия через закон: Партнерство во имя социальной справедливости , стр. 62–79. Нью-Дели: издательство Concept

    Google ученый

  • Бхагвати, П. Н. (1983).Права человека и демократизация средств правовой защиты. Indian Bar Review, 10 , 595–612.

    Google ученый

  • Бхагвати, П. Н. (1985). Судебная активность и судебные процессы, представляющие общественный интерес. Колумбийский журнал транснационального права, 23 , 560–570.

    Google ученый

  • Бхаскара, П. М. (1993). Судебные разбирательства в интересах общества — исследование. All India Reporter, 80 , 17–24.

    Google ученый

  • Крейг П.П. и Дешпанде С.Л. (1989). Права, автономия и процесс: судебный процесс в интересах общества в Индии. Оксфордский журнал юридических исследований, 9 , 356–373.

    Google ученый

  • Каннингем, CD (1987). Судебные процессы по защите общественных интересов в Верховном суде Индии: исследование в свете американского опыта. Журнал Индийского юридического института, 29 , 494–523.

    Google ученый

  • Денвир, Дж. (1976). К политической теории судебного разбирательства, представляющего общественный интерес. North Carolina Law Review, 54 , 1133–1160.

    Google ученый

  • Джордж Р. (1988). Судебные разбирательства в интересах общества и изменение концепции locus standi. Юридический обзор Кочинского университета, 12 , 425–446.

    Google ученый

  • Хендлер, Дж.Ф. (1979). Юридические фирмы по защите общественных интересов в США. В: М. Каппеллетти и Б. Гарти (редакторы), Доступ к правосудию , стр. 421–439. Милан: Гиффре.

    Google ученый

  • Харланд, Д. (1992). Групповые действия: обсуждение точки зрения Австралии с некоторыми другими точками зрения из Азии и Тихоокеанского региона. В: T. Bourgoignie (Ed.), Групповые действия и защита прав потребителей , стр. 117–139. Лувен-ла-Нёв: Центр права консоммации.

    Google ученый

  • Хегде, С. (1988). Судебные разбирательства в интересах общества и контроль правительства. Indian Bar Review, 15 , 1–8.

    Google ученый

  • Герман Р. и Томас Р. (1978). Финансирование общественных интересов в суде штата: предложение для принятия законодательных мер. Cornell Law Review, 63 , 173–205.

    Google ученый

  • Кришна Айер, В.Р. (1989). На пути к растущей юриспруденции социальных действий и судебных процессов, представляющих общественный интерес. Indian Bar Review, 16 , 132–150.

    Google ученый

  • Мадхава Менон, Северная Каролина (1987). Рассвет юриспруденции в области прав человека. Дела Верховного суда, 1 , 1–12.

    Google ученый

  • Махаджан, К. (1985). Основные вопросы, связанные с общественными интересами.В: П. К. Ганди (ред.), Социальные действия через закон: Партнерство во имя социальной справедливости , стр. 83–92. Нью-Дели: издательство Concept

    Google ученый

  • Мэсси, И. П. (1985). Административное право . Лакхнау: Eastern Book Co.

    Google ученый

  • Мохан, Б. (1993). Судебные разбирательства в интересах общества — исследование. All India Reporter, 80 , 17–24.

    Google ученый

  • Морье, М. Н. (1988). Судебные разбирательства в интересах общества. Indian Bar Review, 15 , 59–68.

    Google ученый

  • Мридул, М. (1986). Судебные разбирательства по общественным интересам: профиль . Джайпур: Юридический дом Бхарата.

    Google ученый

  • Мухотый, Г. (1985). Судебные разбирательства в интересах общества. All India Reporter, 71 , 1–4.

    Google ученый

  • Майерс, Р. М. (1981). Участие в судебных разбирательствах в интересах общества: устранение процессуальных барьеров. Лойола из Los Angeles Law Review, 15 , 1–28.

    Google ученый

  • Падманабхан, Б.С. (1991). Механизм возмещения ущерба несовершенен: интервью с Х. Д. Шури. Фронтлайн, 8 , 86–87.

    Google ученый

  • Сачар, Р. (1987). Социальные судебные процессы: судьи-активисты и традиционалисты. Дела Верховного суда, 1 , 13–16.

    Google ученый

  • Сараф, Д. Н. (1990). Закон о защите прав потребителей в Индии . Бомбей: Н. М. Трипати.

    Google ученый

  • Удалл, Л.С. (1971). Закон общественных интересов и жизненные потребности. Arizona Law Review, 13 , 801–827.

    Google ученый

  • Захариас, ФК (1978). Правомочие групп по судебным разбирательствам, представляющим общественный интерес, подавать иски от имени своих членов. University of Pittsburgh Law Review, 39 , 452–493.

    Google ученый

  • 4 вопроса, которые необходимо задать о правоприменительных действиях FTC в отношении нарушений конфиденциальности данных

    В Соединенных Штатах Федеральная торговая комиссия (FTC) является основным федеральным органом по обеспечению соблюдения законов о конфиденциальности данных потребителей и безопасности для большинства предприятий. Компании, которые нарушают права потребителей на неприкосновенность частной жизни или неправильно обращаются с конфиденциальной информацией о потребителях, могут быть привлечены к ответственности со стороны FTC и властей штата.

    В Соединенных Штатах Федеральная торговая комиссия (FTC) является основным федеральным органом по обеспечению соблюдения законов о конфиденциальности данных потребителей и безопасности для большинства предприятий. Компании, которые нарушают права потребителей на неприкосновенность частной жизни или неправильно обращаются с конфиденциальной информацией о потребителях, могут быть привлечены к ответственности со стороны FTC и властей штата.Федеральная торговая комиссия начала предъявлять эти иски в конце 1990-х и с тех пор создала обширную собственную юриспруденцию в отношении конфиденциальности в отсутствии многих судебных решений, касающихся правоприменения Федеральной торговой комиссии. Вместе с различными агентствами на уровне штата FTC успешно провела расследование и подала в суд на многие компании, которые, как утверждается, неправильно обращались с личной информацией потребителей. Ниже приведены четыре ключевых момента, которые необходимо учитывать при обеспечении соответствия требованиям.

    1. Каковы полномочия FTC по обеспечению конфиденциальности и безопасности потребителей?

    В Бюро по защите прав потребителей Федеральной торговой комиссии Отдел конфиденциальности и защиты личных данных отвечает за обеспечение соблюдения конфиденциальности потребителей.На ранних этапах своего участия в обеспечении конфиденциальности данных FTC просто применяла правила, созданные компаниями для себя, в соответствии со своими полномочиями в соответствии с разделом 5 Закона о Федеральной торговой комиссии, который запрещает «недобросовестные или вводящие в заблуждение действия или методы в торговле или влияющие на нее». ». 1 Полномочия Федеральной торговой комиссии с годами расширились и теперь включают обеспечение соблюдения ключевых положений Закона о достоверной кредитной отчетности, Закона Грэмма-Лича-Блайли, Закона ЕС-США. Privacy Shield Framework, Swiss-U. S. Privacy Shield Framework и Закон о защите конфиденциальности детей в Интернете от 1998 года (COPPA).

    2. Как работает режим саморегулирования FTC?

    В соответствии с режимом саморегулирования FTC компании обязаны раскрывать свои политики конфиденциальности потребителям и соблюдать заявленные ими политики. Два столпа системы саморегулирования возникли из Принципов добросовестной информационной практики, изданных в 1970-х годах Министерством здравоохранения, образования и социального обеспечения США: уведомление и выбор.

    Компании обычно уведомляют своих потребителей о том, как их информация собирается, хранится и передается через политику конфиденциальности. Затем потребитель должен согласиться с этими условиями. Это часто достигается через право отказа, но более сильно поддерживается утвердительным согласием потребителя.

    3. Эффективны ли принудительные действия FTC?

    Как орган по защите данных потребителей FTC подвергается критике за слабость и отсутствие зубов, особенно по сравнению с органами по защите данных в других странах. Многие другие страны создали правительственные агентства с назначенными полномочиями для обеспечения соблюдения законов о конфиденциальности данных, тогда как преобразование FTC в орган по защите данных было гораздо менее преднамеренным. Несомненно, законы о конфиденциальности и безопасности данных в Европейском союзе сильнее и развитее, чем совокупность применимых законов в Соединенных Штатах.

    На самом деле, неодобрение лидерами ЕС неадекватности законов о конфиденциальности данных и правоприменения в Соединенных Штатах стало толчком к принятию закона США.S.-EU Safe Harbor Framework, реализованная в 2000 году. Safe Harbor Framework предоставила компаниям юридический механизм для передачи данных о потребителях между ЕС и США после того, как лидеры ЕС приняли закон, запрещающий странам-членам передавать данные в страны с недостаточной защитой конфиденциальности. После того, как Европейский суд в 2015 году пришел к выводу, что Рамочная программа Safe Harbor не обеспечивает надлежащего уровня защиты конфиденциальности, США и ЕС пересмотрели и улучшили Концепцию, заменив ее Соглашением ЕС-U. S. Privacy Shield Framework в 2016 г.

    Несмотря на критику за неадекватность нормативно-правовой базы, Федеральная торговая комиссия успешно возбудила судебные иски против многих компаний, занимающихся решением широкого круга вопросов конфиденциальности данных, включая одноранговый обмен файлами, работу в социальных сетях, спам, шпионское ПО, поведенческую рекламу и несоблюдение обязательства в отношении конфиденциальности.

    4. Каково будущее принудительных действий FTC?

    Подход Федеральной торговой комиссии к принудительным мерам в отношении компаний, которые не могут должным образом обрабатывать данные потребителей, скорее всего, изменится на введение более индивидуализированных условий.Согласно решению одиннадцатого округа в LabMD, от компаний, обвиняемых в неспособности защитить данные, потребуются конкретные контрольные показатели безопасности данных, а не расплывчатые стандарты «разумности». Учитывая скорость инноваций, определение «разумности» для каждой отдельной компании может оказаться сложной задачей для FTC.

    По мере того, как США смотрят вперед в своем подходе к защите конфиденциальности данных потребителей, может возникнуть тенденция к согласованию законов США о конфиденциальности данных и правоприменительных мер с надежным сводом законов в этой области в ЕС.Если эта тенденция будет развиваться, вполне вероятно, что FTC необходимо будет наделить еще большими регулирующими полномочиями с более четким мандатом Конгресса.

    Марси Эрнст — партнер судебной практики SGR. Она имеет большой опыт ведения коммерческих споров в суде первой и апелляционной инстанций. Ее практика также включает вопросы кибербезопасности, конфиденциальности данных и .

    » Скачать PDF этой статьи

     

    Концевые сноски

    1. 15 шт.§ 45(а)(1).

    Bennett v Lenovo – еще один шаг к судебной практике по защите конфиденциальности потребителей

    Введение

    Недавнее решение Верховного суда Онтарио по делу Bennett v Lenovo , 2017 ONSC 1082 является важным шагом в развитии групповых исков о конфиденциальности в Канаде. В деле Lenovo суд отказался отклонить большинство исков, заявленных истцами, разрешив продолжить это новаторское разбирательство.

    Факты

    Истец, Дэниел Беннетт, юрист, проживающий в г. Сент-Джонс, штат Н.Л. Беннет купил портативный компьютер Lenovo. После получения посылки он обнаружил, что на ноутбук была предварительно загружена рекламная программа под названием Virtual Discovery («VD»), которую предоставил сообвиняемый Superfish, софтверная компания из Пало-Альто. Согласно исковому заявлению, рекламная программа VD перехватывает безопасные интернет-соединения пользователя и сканирует веб-трафик пользователя, чтобы внедрить несанкционированную рекламу в веб-браузер пользователя без ведома или согласия пользователя.Истец также утверждал, что программное обеспечение VD позволяет хакерам собирать банковские учетные данные, пароли и другую конфиденциальную информацию.

    Причины действия

    Первоначально Истцы сослались на пять причин иска: нарушение договора, подразумеваемое условие пригодности для продажи, правонарушение в виде вторжения в уединение, нарушение провинциальных законов о неприкосновенности частной жизни и халатность. Иск о халатности был отозван. Затем Lenovo перешла к рассмотрению четырех оставшихся причин иска.

    Холдинг

    Суд отказался отклонить три из оставшихся четырех оснований для иска:

    1)      Подразумеваемое условие гарантийного требования. Lenovo утверждала, что в соответствии с нынешним состоянием канадского законодательства установленное законом требование о коммерческой пригодности не имеет шансов на успех — продукт, который имеет множество применений, таких как компьютер истца (включая обработку текстов, хранение данных, доступ в Интернет), по-прежнему будет «пригодным для продажи», если его можно разумно использовать, даже с заявленным дефектом, по крайней мере для одной из целей, например, для автономной обработки текстов. Суд постановил, что закон о коммерческой ценности в контексте компьютерных технологий еще не урегулирован.Подразумеваемым условием заявления о коммерческой пригодности было спорное требование с некоторыми шансами на успех. Суд отказался удовлетворить это требование;

    2)      Вмешательство в заявление об уединении . Истец заявил о правонарушении, впервые заявленном Апелляционным судом в деле Jones v. Tsige , ONCA 32, 2012 г. прямо не утверждалось. Суд отметил, что Апелляционный суд в деле Jones признал, что элемент бедствия «обычно предполагается после установления первых двух элементов.«Суд постановил, что это деликтное правонарушение. Его объем и содержание до конца еще не определены. Суд отказался удовлетворить это требование;

    3)      Законы провинции о конфиденциальности . Истец ссылался на законодательство о неприкосновенности частной жизни в Британской Колумбии, Саскачеване, Манитобе и Ньюфаундленде, в котором говорится, что незаконное нарушение неприкосновенности частной жизни другого лица является деликтным правонарушением без доказательств причинения ущерба. Lenovo утверждала, что нет никаких заявлений о каком-либо фактическом нарушении чьей-либо частной жизни, никаких заявлений о том, что какая-либо конфиденциальная информация была фактически взломана и присвоена, и поэтому эти установленные законом требования наверняка не оправдаются. Суд не согласился, постановив, что объем содержания рассматриваемых законных деликтов меняется. Суд отметил, что деликты могут быть связаны с риском несанкционированного доступа к информации, а не только с удалением или фактической кражей такой информации. Суд отказался удовлетворить это требование;

    4)      Нарушение договора . Истец сослался на наличие подразумеваемого условия в договоре купли-продажи о том, что ноутбуки Lenovo не будут иметь каких-либо дефектов и что на них не будет предустановленного программного обеспечения, которое подвергает членов класса значительным рискам безопасности.Однако в соглашении о продаже Lenovo говорилось, что программное обеспечение продается «без каких-либо гарантий или условий». Суд постановил, что подразумеваемый термин не может противоречить или иным образом противоречить прямо выраженному положению в соглашении. Суд отклонил это требование без разрешения на внесение поправок.

    Последствия для будущего

    Основания для иска о конфиденциальности, а также их применение в контексте группового иска являются развивающимися областями канадского законодательства. Как Суд отметил в нескольких пунктах в деле Lenovo , объем этих оснований для иска не урегулирован, и его необходимо будет уточнить в будущих решениях.Тем не менее, ясно, что у потребителей есть средства правовой защиты в контексте коллективного иска, которые могут быть предъявлены производителям, чьи продукты представляют собой нераскрытые риски для конфиденциальности потребителей. Это решение представляет собой небольшой, но необходимый шаг к развитию надежной судебной практики по защите конфиденциальности потребителей в Канаде.

    .

    Оставить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.