Состав земель поселений и зонирование территорий: Правовой режим земель поселений / Законодательство / Форум кадастровых инженеров

Содержание

Зонирование территорий и их застройка (территориальные зоны населенного пункта). Земельное право

Похожие главы из других работ:

Градостроительная реформа в Российской Федерации. Правила землепользования и застройки поселений

2.1.3 Территориальные комплексные схемы градостроительного планирования развития территорий субъектов РФ

В ней определяется сфера взаимных интересов РФ и муниципальных образований в области градостроительства…

Земельное право

4. Состав земель населенных пунктов и зонирование территорий

В состав земель населенных пунктов могут входить земельные участки…

Нормативно-правовое регулирование землепользования и застройки в городских поселениях

1.1 Градостроительное зонирование

Впервые в России на законодательном уровне о правовом зонировании косвенно упоминается в Законе РФ «Об основах градостроительства в Российской Федерации» от 14 июля 1992 года №3295-1 (далее — Закон об основах градостроительства). ..

Нормативно-правовое регулирование землепользования и застройки в городских поселениях

1.7 Территориальные зоны

Территориальные зоны создаются на основе функциональных зон генерального плана; территориальные зоны конкретизируют функциональные зоны, детализируют и уточняют их. Следовательно, допускается несоответствие их границ друг другу…

Обзор организационных и правовых механизмов, связанных с изъятием земельных участков для нужд дорожной отрасли

1.5 Характеристика населенного пункта

Территория хозяйства СПК имеет неправильную конфигурацию границ, при этом населенный пункт село Светицкое расположен на севере данного землепользования…

Особенности правового режима земель сельских населенных пунктов

2.2 Состав земель сельских населенных пунктов и зонирование территорий

По статье 85 ЗК РФ в состав земель населенных пунктов могут входить земельные участки…

Правовой режим земель населенных пунктов

3.
Укажите территориальные зоны в составе земель населенных пунктов и приведите их конкретные примеры

В соответствии с ч. 1 ст. 85 Земельного кодекса Российской Федерации в состав земель населенных пунктов могут входить земельные участки…

Правовой режим земель населенных пунктов

1.3 Территориальные зоны в составе земель населенных пунктов

Территориальное зонирование — это деятельность соответствующих органов в сфере планирования градостроительной деятельности по комплексному регулированию создания и использования объектов недвижимости и использования земельных участков…

Правовые проблемы Арктики

Глава 1. Арктические зоны

Пункты пропуска через государственную границу Российской Федерации и их правовой режим

1.2 Понятие пункта пропуска

Основой правовой базы пропуска через Государственную границу лиц, транспортных средств, товаров, грузов и животных является Конституция Российской Федерации. Так в статье 27 Конституции закреплено: «1. Каждый…

Развитие транспортной инфраструктуры на территории г. Курска

Глава 3. Функциональное зонирование города

Территория города Курска используется для различных видов градостроительной деятельности. Районы с однотипным использованием территории именуются функциональными зонами. На территории города…

Режим в пунктах пропуска через государственную границу

1. Порядок открытия, работы и закрытия пункта пропуска через государственную границу

Порядок открытия, работы и закрытия пункта пропуска через государственную границу установлен постановлениями Правительства РФ, в частности «Правила установления, открытия, функционирования (эксплуатации)…

Режим в пунктах пропуска через государственную границу

1.1 Порядок открытия пункта пропуска через государственную границу

Инициаторами установления пунктов пропуска могут быть федеральные органы исполнительной власти или высшие исполнительные органы государственной власти субъектов РФ. Если пункт пропуска планируется открыть на военном аэродроме…

Режим в пунктах пропуска через государственную границу

1.2 Полномочия федеральных и региональных органов исполнительной власти при открытии пункта пропуска

Министерство обороны РФ В случае строительства пункта пропуска в пределах территории военного аэродрома участвуют в согласовании проектной документация на строительство пункта пропуска, оборудование зданий, помещений и сооружений…

Режим в пунктах пропуска через государственную границу

1.4 Порядок закрытия пункта пропуска через государственную границу

Пункт пропуска может быть закрыт на основании международного договора РФ или акта Правительства РФ…

47 Правовой режим земель поселений

48. Правовой режим земель поселений.

Земли населенных пунктов — земли, находящиеся в пределах населенных пунктов.

Земли населенных пунктов должны использоваться в строгом соответствии с их генеральными планами и проектами планировки и застройки. Земли населенных пунктов подразделяются на земли городов, поселков городского типа и сельских населенных пунктов.

Статья 83. Понятие земель поселений 1. Землями поселений признаются земли, используемые и предназначенные для застройки и развития городских и сельских поселений и отделенные их чертой от земель других категорий. 2. Порядок использования земель поселений определяется в соответствии с зонированием их территорий. Территория поселения в пределах его административных границ делится на территориальные зоны. Документы зонирования территорий утверждаются и изменяются нормативными правовыми актами местного самоуправления (правилами землепользования и застройки). Правила землепользования и застройки городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга утверждаются и изменяются законами этих субъектов Российской Федерации. 3. Земельные участки в городских и сельских поселениях могут быть изъяты, в том числе путем выкупа, для государственных или муниципальных нужд в целях застройки в соответствии с генеральными планами городских и сельских поселений, правилами землепользования и застройки.

Статья 85. Состав земель поселений и зонирование территорий 1. В состав земель поселений могут входить земельные участки, отнесенные в соответствии с градостроительными регламентами к следующим территориальным зонам: 1) жилым; 2) общественно-деловым; 3) производственным; 4) инженерных и транспортных инфраструктур; 5) рекреационным; 6) сельскохозяйственного использования; 7) специального назначения; 8) военных объектов; 9) иным территориальным зонам. 2. Границы территориальных зон должны отвечать требованиям принадлежности каждого земельного участка только к одной зоне. Правилами землепользования и застройки устанавливается градостроительный регламент для каждой территориальной зоны индивидуально, с учетом особенностей ее расположения и развития, а также возможности территориального сочетания различных видов использования земельных участков (жилого, общественно-делового, производственного, рекреационного и иных видов использования земельных участков). Для земельных участков, расположенных в границах одной территориальной зоны, устанавливается единый градостроительный регламент.
Градостроительный регламент территориальной зоны определяет основу правового режима земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе застройки и последующей эксплуатации зданий, строений, сооружений. 3. Градостроительные регламенты обязательны для исполнения всеми собственниками земельных участков, землепользователями, землевладельцами и арендаторами земельных участков независимо от форм собственности и иных прав на земельные участки. Указанные лица могут использовать земельные участки в соответствии с любым предусмотренным градостроительным регламентом для каждой территориальной зоны видом разрешенного использования. 4. Земельный участок и прочно связанные с ним объекты недвижимости не соответствуют установленному градостроительному регламенту территориальных зон в случае, если: виды их использования не входят в перечень видов разрешенного использования; их размеры не соответствуют предельным значениям, установленным градостроительным регламентом.
Указанные земельные участки и прочно связанные с ними объекты недвижимости могут использоваться без установления срока приведения их в соответствие с градостроительным регламентом, за исключением случаев, если их использование опасно для жизни и здоровья людей, окружающей среды, памятников истории и культуры. Запрет на использование земельного участка и прочно связанных с ним объектов недвижимости до приведения их в соответствие с градостроительным регламентом или срок приведения видов использования земельного участка и прочно связанных с ним объектов недвижимости в соответствие с градостроительным регламентом устанавливается органом местного самоуправления. Реконструкция и расширение существующих объектов недвижимости, а также строительство новых объектов недвижимости, прочно связанных с указанными земельными участками, могут осуществляться только в соответствии с установленными градостроительными регламентами. 5. Земельные участки в составе жилых зон предназначены для застройки жилыми зданиями, а также объектами культурно-бытового и иного назначения.
Жилые зоны могут предназначаться для индивидуальной жилой застройки, малоэтажной смешанной жилой застройки, среднеэтажной смешанной жилой застройки и многоэтажной жилой застройки, а также иных видов застройки согласно градостроительным регламентам. 6. Земельные участки в составе общественно-деловых зон предназначены для застройки административными зданиями, объектами образовательного, культурно-бытового, социального назначения и иными предназначенными для общественного использования объектами согласно градостроительным регламентам. 7. Земельные участки в составе производственных зон предназначены для застройки промышленными, коммунально-складскими, иными предназначенными для этих целей производственными объектами согласно градостроительным регламентам. 8. Земельные участки в составе зон инженерной и транспортной инфраструктур предназначены для застройки объектами железнодорожного, автомобильного, речного, морского, воздушного и трубопроводного транспорта, связи, инженерной инфраструктуры, а также объектами иного назначения согласно градостроительным регламентам.
9. Земельные участки в составе рекреационных зон, в том числе земельные участки, занятые городскими лесами, скверами, парками, городскими садами, прудами, озерами, водохранилищами, используются для отдыха граждан и туризма. 10. В пределах черты городских, сельских поселений могут выделяться зоны особо охраняемых территорий, в которые включаются земельные участки, имеющие особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное особо ценное значение. Земельные участки, включенные в состав зон особо охраняемых территорий, используются в соответствии с требованиями, установленными статьями 94 — 100 настоящего Кодекса. Земельные участки, на которых находятся объекты, не являющиеся памятниками истории и культуры, но расположенные в границах зон охраны памятников истории и культуры, используются в соответствии с градостроительными регламентами, установленными с учетом требований охраны памятников истории и культуры. 11. Земельные участки в составе зон сельскохозяйственного использования в поселениях — земельные участки, занятые пашнями, многолетними насаждениями, а также зданиями, строениями, сооружениями сельскохозяйственного назначения, — используются в целях ведения сельскохозяйственного производства до момента изменения вида их использования в соответствии с генеральными планами поселений и правилами землепользования и застройки.
12. Земельные участки общего пользования, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, закрытыми водоемами, пляжами и другими объектами, могут включаться в состав различных территориальных зон и не подлежат приватизации.

ст. 85 Земельного Кодекса РФ в текущей редакции и комментарии к ней

1. В состав земель населенных пунктов могут входить земельные участки, отнесенные в соответствии с градостроительными регламентами к следующим территориальным зонам:
1) жилым;
2) общественно-деловым;
3) производственным;
4) инженерных и транспортных инфраструктур;
5) рекреационным;
6) сельскохозяйственного использования;
7) специального назначения;
8) военных объектов;
9) иным территориальным зонам.

2. Границы территориальных зон должны отвечать требованиям принадлежности каждого земельного участка только к одной зоне.Правилами землепользования и застройки устанавливается градостроительный регламент для каждой территориальной зоны индивидуально, с учетом особенностей ее расположения и развития, а также возможности территориального сочетания различных видов использования земельных участков (жилого, общественно-делового, производственного, рекреационного и иных видов использования земельных участков). Для земельных участков, расположенных в границах одной территориальной зоны, устанавливается единый градостроительный регламент. Градостроительный регламент территориальной зоны определяет основу правового режима земельных участков, равно как всего, что находится над и под поверхностью земельных участков и используется в процессе застройки и последующей эксплуатации зданий, сооружений.(Абзац в редакции, введенной в действие с 1 марта 2015 года Федеральным законом от 23 июня 2014 года N 171-ФЗ.

3. Градостроительные регламенты обязательны для исполнения всеми собственниками земельных участков, землепользователями, землевладельцами и арендаторами земельных участков независимо от форм собственности и иных прав на земельные участки.Указанные лица могут использовать земельные участки в соответствии с любым предусмотренным градостроительным регламентом для каждой территориальной зоны видом разрешенного использования.

4. Земельный участок и прочно связанные с ним объекты недвижимости не соответствуют установленному градостроительному регламенту территориальных зон в случае, если:виды их использования не входят в перечень видов разрешенного использования;
их размеры не соответствуют предельным значениям, установленным градостроительным регламентом. Указанные земельные участки и прочно связанные с ними объекты недвижимости могут использоваться без установления срока приведения их в соответствие с градостроительным регламентом, за исключением случаев, если их использование опасно для жизни и здоровья людей, окружающей среды, памятников истории и культуры.В случаях, если использование не соответствующих градостроительному регламенту земельных участков и прочно связанных с ними объектов недвижимости опасно для жизни или здоровья человека, для окружающей среды, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры), в соответствии с федеральными законами может быть наложен запрет на использование таких объектов.Реконструкция существующих объектов недвижимости, а также строительство новых объектов недвижимости, прочно связанных с указанными земельными участками, могут осуществляться только в соответствии с установленными градостроительными регламентами.

5. Земельные участки в составе жилых зон предназначены для застройки жилыми зданиями, а также объектами культурно-бытового и иного назначения. Жилые зоны могут предназначаться для индивидуальной жилой застройки, малоэтажной смешанной жилой застройки, среднеэтажной смешанной жилой застройки и многоэтажной жилой застройки, а также иных видов застройки согласно градостроительным регламентам.

6. Земельные участки в составе общественно-деловых зон предназначены для застройки административными зданиями, объектами образовательного, культурно-бытового, социального назначения и иными предназначенными для общественного использования объектами согласно градостроительным регламентам.

7. Земельные участки в составе производственных зон предназначены для застройки промышленными, коммунально-складскими, иными предназначенными для этих целей производственными объектами согласно градостроительным регламентам.

8. Земельные участки в составе зон инженерной и транспортной инфраструктур предназначены для застройки объектами железнодорожного, автомобильного, речного, морского, воздушного и трубопроводного транспорта, связи, инженерной инфраструктуры, а также объектами иного назначения согласно градостроительным регламентам.

9. Земельные участки в составе рекреационных зон, в том числе земельные участки, занятые городскими лесами, скверами, парками, городскими садами, прудами, озерами, водохранилищами, используются для отдыха граждан и туризма.
10. В пределах границ населенных пунктов могут выделяться зоны особо охраняемых территорий, в которые включаются земельные участки, имеющие особое природоохранное, научное, историко-культурное, эстетическое, рекреационное, оздоровительное и иное особо ценное значение.Земельные участки, включенные в состав зон особо охраняемых территорий, используются в соответствии с требованиями, установленными статьями 94-100 настоящего Кодекса.Земельные участки, на которых находятся объекты, не являющиеся памятниками истории и культуры, но расположенные в границах зон охраны памятников истории и культуры, используются в соответствии с градостроительными регламентами, установленными с учетом требований охраны памятников истории и культуры.

11. Земельные участки в составе зон сельскохозяйственного использования в населенных пунктах — земельные участки, занятые пашнями, многолетними насаждениями, а также зданиями, сооружениями сельскохозяйственного назначения, — используются в целях ведения сельскохозяйственного производства до момента изменения вида их использования в соответствии с генеральными планами населенных пунктов и правилами землепользования и застройки. (Пункт в редакции, введенной в действие с 1 января 2007 года Федеральным законом от 18 декабря 2006 года N 232-ФЗ; в редакции, введенной в действие с 1 марта 2015 года Федеральным законом от 23 июня 2014 года N 171-ФЗ.

12. Земельные участки общего пользования, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, водными объектами, пляжами и другими объектами, могут включаться в состав различных территориальных зон и не подлежат приватизации.

%PDF-1.6 % 3790 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 3790 127 0000000016 00000 н 0000006390 00000 н 0000006789 00000 н 0000006947 00000 н 0000007183 00000 н 0000007962 00000 н 0000008206 00000 н 0000008284 00000 н 0000010002 00000 н 0000010716 00000 н 0000010973 00000 н 0000011047 00000 н 0000011137 00000 н 0000011284 00000 н 0000011339 00000 н 0000011576 00000 н 0000011741 00000 н 0000011796 00000 н 0000011929 00000 н 0000012124 00000 н 0000012221 00000 н 0000012276 00000 н 0000012595 00000 н 0000012903 00000 н 0000013042 00000 н 0000013097 00000 н 0000013343 00000 н 0000013516 00000 н 0000013665 00000 н 0000013720 00000 н 0000013887 00000 н 0000014130 00000 н 0000014305 00000 н 0000014360 00000 н 0000014469 00000 н 0000014652 00000 н 0000014791 00000 н 0000014846 00000 н 0000015041 00000 н 0000015378 00000 н 0000015551 00000 н 0000015606 00000 н 0000015831 00000 н 0000016014 00000 н 0000016161 00000 н 0000016215 00000 н 0000016396 00000 н 0000016595 00000 н 0000016718 00000 н 0000016772 00000 н 0000016951 00000 н 0000017088 00000 н 0000017141 00000 н 0000017306 00000 н 0000017359 00000 н 0000017413 00000 н 0000017467 00000 н 0000017522 00000 н 0000017687 00000 н 0000017741 00000 н 0000017884 00000 н 0000017938 00000 н 0000018111 00000 н 0000018165 00000 н 0000018219 00000 н 0000018274 00000 н 0000018493 00000 н 0000018548 00000 н 0000018603 00000 н 0000018658 00000 н 0000018825 00000 н 0000018880 00000 н 0000019043 00000 н 0000019098 00000 н 0000019237 00000 н 0000019292 00000 н 0000019347 00000 н 0000019402 00000 н 0000019457 00000 н 0000019512 00000 н 0000019681 00000 н 0000019736 00000 н 0000019859 00000 н 0000019914 00000 н 0000020067 00000 н 0000020122 00000 н 0000020291 00000 н 0000020346 00000 н 0000020401 00000 н 0000020550 00000 н 0000020605 00000 н 0000020704 00000 н 0000020875 00000 н 0000020930 00000 н 0000021132 00000 н 0000021233 00000 н 0000021288 00000 н 0000021407 00000 н 0000021462 00000 н 0000021517 00000 н 0000021572 00000 н 0000021697 00000 н 0000021752 00000 н 0000021869 00000 н 0000021924 00000 н 0000022133 00000 н 0000022188 00000 н 0000022243 00000 н 0000022298 00000 н 0000022389 00000 н 0000022444 00000 н 0000022553 00000 н 0000022608 00000 н 0000022709 00000 н 0000022764 00000 н 0000022871 00000 н 0000022926 00000 н 0000022981 00000 н 0000023036 00000 н 0000023091 00000 н 0000023246 00000 н 0000023301 00000 н 0000023506 00000 н 0000023561 00000 н 0000023616 00000 н 0000006149 00000 н 0000002900 00000 н трейлер ]>> startxref 0 %%EOF 3916 0 объект >поток xXkTSW>, » $`DG/ڴ E$E*Rui jՂ:-mQSQ[|Ԋ-Z;ҩXvؙ;?’˵ν|{o {C»

Война и экспансия на запад (U.

С. Служба национальных парков) Фрагмент настенного исследования Эммануэля Лойце «На запад курс империи идет своим путем», в котором прославляется идея «Явной судьбы» как раз в тот момент, когда гражданская война угрожала республике.

Архитектор Капитолия

13 февраля 1861 года весть об отделении и призрак гражданской войны обеспокоили молодого капитана армии США. «Я сам родом из штата, любящего Союз, — писал Джордж Пикетт из Вирджинии своему командующему 13 февраля с острова Сан-Хуан, отдаленного лагеря на территории штата Вашингтон в крайнем северо-западном углу Соединенных Штатов, — но в настоящее время дела принимают такую ​​фазу, что она и другие пограничные территории государств.. . не могут сделать так, чтобы их голоса были услышаны. . . . С другой стороны, мне не нравится, когда меня запугивают или вытаскивают из Союза поспешной [sic] и неприличной поспешности Южной Каролины. Напишите мне, что, по вашему мнению, лучше всего предпринять в случае разрыва отношений. . . . Что мы будем делать с общественным имуществом и средствами[?] В некоторых случаях может возникнуть всеобщая драка».

Два дня спустя в отдаленной территории Нью-Мексико Мануэлито, Армихо, Ганадо Мучо и другие вожди навахо завершили собрание. с тобой.Офицеры южной армии возле форта Фаунтлерой. Признавая «угнетенное и обедневшее положение нации [навахо]», полковник Эдвард Р.С. Кэнби писал о заключении договора, который обещал поддержку и защиту, но «требовал от вождей собрать своих людей и разместить их в определенных местах, где они будут находиться под наблюдением и контролем не только вождей, но и войск». Кэнби избегал «самых обширных условий», предписываемых инструкциями, с прицелом «поставить дела этого народа в такое состояние, которое как можно скорее приведет к окончательному урегулированию с ним всех вопросов.

На другом континенте Эмануэль Лойце, художник и иммигрант из Германии, работал в своей нью-йоркской студии над заключительными этапами исследования росписи по заказу Конгресса США под названием «На запад курс Империи идет своим путем». суровые, белые, вооруженные винтовками пионеры, направлявшие крытые обозы американских поселенцев через опасный горный хребет, прочь от тьмы и смерти Востока к вестнику света Запада. того, что он назвал «великим мирным завоеванием великого Запада».

Рассматриваемые независимо друг от друга, эти одновременные, географически разрозненные эпизоды дают представление о региональном духе времени — духе времени — накануне начала войны. Рассматриваемые вместе, они говорят о более широкой, основной проблеме эпохи: стремление к защите и безопасности. В начале 1861 года беспокойство о безопасности и стабильности, усугубленное разрушением гармонии в стране, захлестнуло все уголки молодой нации. с интересами в том, что тогда было известно как Дальний Запад.Реакция федерального правительства на эти взгляды, вызванная желанием сохранить западные штаты и территории в составе Союза, помогла переопределить Западное движение и определила будущее региона на десятилетия вперед.

До кануна Гражданской войны Движение на Запад было воплощением Явной Судьбы; как таковой, он постоянно популяризировался как явление, направленное с Востока на Запад. Как беззастенчиво романтизировано в росписи Лойца 1861 года, установленные маршруты, включая тропы Орегона, Калифорнии и Санта-Фе, перекачивали поселенцев и шахтеров на запад.В ответ на призывы к их защите от американских индейцев федеральное правительство ответило созданием пограничных и прибрежных фортов с гарнизонами из солдат регулярной армии. К 1861 году почти 75% солдат армии служили на десятках постов к западу от реки Миссисипи, от поста Пикетта на территории Вашингтона до Форт-Пойнта в заливе Сан-Франциско в Калифорнии и фортов, разбросанных по всему юго-западу. Гражданская война внесла кардинальные изменения в эти аванпосты. Незадолго до бомбардировки форта Самтер У.Ответственность армии Ю. за национальную защиту и безопасность привела в движение беспрецедентное перемещение солдат и техники на восток.

Первоначально предназначенные для защиты интересов меньшинства поселенцев и шахтеров, эти солдаты не могли гарантировать благополучие почти 97% населения США, проживающего к востоку от реки Миссури. Эти регулярные солдаты были отправлены на восток как можно быстрее. Поскольку на западных постах служило более 10 000 солдат, это движение на восток вызвало опасения по поводу безопасности тех, кто остался.Президент Авраам Линкольн вскоре санкционировал сбор добровольцев в штатах и ​​​​территориях «для помощи в обеспечении соблюдения законов и защите государственной собственности», чтобы заменить многих уходящих солдат регулярной армии, и создал дополнительные форты для защиты новых интересов. Калифорния, например, быстро собрала пехотный полк и пять кавалерийских рот «для защиты сухопутного почтового пути между Калифорнией и восточными штатами через Солт-Лейк-Сити».

Такая забота о безопасности была оправдана, особенно в районах с населением, симпатизирующим Конфедерации или заинтересованным в создании независимой Тихоокеанской Республики.Особое внимание привлекли тайники с американским оружием и боеприпасами в западных арсеналах. В Орегоне и Вашингтонской территории граждане, поддерживающие Союз, разоблачили заговор, подготовленный «предателями-заговорщиками» с целью захвата арсенала в форте Ванкувер. . 16 февраля, столкнувшись с враждебной милицией штата, генерал Дэвид Твиггс согласился эвакуировать все федеральные войска из Техаса и сдал государству федеральные здания, арсенал и военные склады на сумму 1 миллион долларов. Силы Конфедерации захватили еще несколько арсеналов в Арканзасе и Луизиане.

Конфедерация быстро осознала ценность Юго-Запада. Используя Техас в качестве базы, план Конфедерации был направлен на вытеснение сил Союза с юго-запада и продвижение на север к богатым природным ресурсам рудникам Колорадо и, возможно, к золотым приискам Калифорнии. Двигаясь через Техас, а затем на север вдоль Рио-Гранде, силы новоявленного генерала Конфедерации Генри Хопкинса Сибли перехитрили англо-американских добровольцев Канби и коренных жителей Новой Мексики в Вальверде, оккупировав Альбукерке и Санта-Фе.Только форт Юнион впереди и изолированный форт Крейг позади бросили вызов плану Сибли; так было до тех пор, пока на помощь не пришел стремительный зимний марш добровольцев, известный как Пайкс-Пикерс, с территории Колорадо под командованием полковника Джона П. Слау. Встревоженные известием о продвижении Сибли, люди Слау бросились на юг. В форте Юнион они получили дополнительные силы от гарнизона и пошли по тропе Санта-Фе к оккупированным городам. В то же время силы Конфедерации под командованием полковника Уильяма Р. Скарри проследовали по следу к востоку от Санта-Фе, направив две армии на курс столкновения.

В то время как бои в последующем сражении, известном как Глориета-Пасс и с тех пор провозглашенном «Геттисбергом Запада», были ожесточенными, но безрезультатными, это были действия отряда под командованием майора Джона Чивингтона под руководством подполковника. Мануэль Чавес и его местные добровольцы из Нью-Мексико, которые положили конец угрозе Конфедерации Запада. Чавес повел войска Чивингтона на запад через гористую местность, пытаясь обойти конфедератов с фланга. Достигнув 200-футовой скалы и обнаружив внизу слабо охраняемый вражеский обоз с припасами, люди Чивингтона спустились вниз и уничтожили все — более 80 фургонов и 500 мулов и лошадей. Армия Конфедерации покинула Нью-Мексико, отступив на юг и восток к Сан-Антонио. Несколькими неделями позже Калифорнийская колонна войск Союза двинулась на восток от Тихого океана в Тусон по сухопутному маршруту дилижанса, вступая в стычки с конфедератами на перевале Пичако (в современной Аризоне), самом западном сражении войны. После других западных кампаний, кульминацией которых стало поражение Конфедерации в битве при Арканзасе при Пи-Ридж в 1862 году, Конфедерация больше никогда не представляла реальной опасности для юго-запада.

Военные действия были лишь одним из инструментов военной стратегии федерального правительства на Западе. Сецессия инициировала большие изменения, в том числе устранение оппозиции Южного Конгресса поддерживаемым республиканцами проектам «внутреннего улучшения», направленным на более тесную привязку западных штатов и территорий к Союзу. Закон Моррилла о земельных грантах 1862 года выделил 30 000 акров земли для создания колледжей земельных грантов в каждом штате, оставшемся в Союзе. Хотя он был сосредоточен на сельском хозяйстве и механических искусствах, включение обучения военной тактике подкрепило заключительный акт.Закон о усадьбе 1862 года, предназначенный, в частности, для того, чтобы избавить восточные семьи от бедности и перенаселенности, позволял любому гражданину или претенденту на гражданство, который не выступал против правительства, претендовать на 160 акров доступной общественной земли при условии, что он жил на ней. это в течение пяти лет или платили 1,25 доллара за акр после шести месяцев проживания. Закон о Тихоокеанских железных дорогах 1862 г. и последующие поправки предусматривали помощь в строительстве трансконтинентальной железной дороги и телеграфной линии — помощь в виде щедрых земельных грантов (в некоторых случаях до десяти миль на каждую проложенную милю пути) и государственных облигаций. Компании Union Pacific и Central Pacific Railroad.«Предложение простое, — воскликнул Джон Р. Баррет, представитель США из Миссури, — и любой деловой человек должен понять, как с помощью этой великой меры наши братья на тихоокеанском склоне могут быть защищены и приспособлены, наша нация снабжена с необходимой защитой; наша торговля развивалась, и были предоставлены самые экономичные средства для перевозки почты, военного снаряжения».

Преимущество благоприятной политической атмосферы не ускользнуло от внимания президента Линкольна; он играл активную роль в создании среды, в которой Союз будет поддерживаться, его сторонники будут вознаграждены и, где это возможно, можно будет продвигать республиканские политические взгляды.Территориальное покровительство было жизненно важным инструментом для Линкольна. Возможность назначать людей по своему выбору на ключевые территориальные должности, такие как губернаторы, секретари, судьи федеральных округов, комиссары земельных управлений и территориальные маршалы, служила не только для признания тех, кто оказал ему поддержку, но и для институционализации поддержки правительства. вопросы, которые он ценил. Когда в 1861 году семь западных территорий созрели для патронатных назначений, Линкольн преимущественно назначил сторонников-республиканцев, известных уничижительно как «племя Авраама», на тридцать пять основных должностей территорий и десятки других.Среди них были кандидаты в губернаторы Уильям Гилпин с территории Колорадо и Уильям Джейн с территории Дакота, которые оба поддержали федеральное финансирование трансконтинентальной железной дороги.

Несмотря на то, что население американских индейцев на Западе продвинулось под мантией защиты, оно понесло расходы на эти военные и политические мероприятия, которые ускорили лишение американских индейцев собственности и поставили под угрозу безопасность их земель, имущества, культуры и основного существования. . Реакция племен американских индейцев была столь же сложной, сколь и индивидуальной.Немногие активно стремились к войне, но опасения за безопасность часто приводили к конфликтам, в то время как некоторые видели в войне возможность защитить или вернуть традиционные земли и восстановить суверенитет. Например, пять цивилизованных наций индийской территории собрали более 5000 солдат, которые сражались на стороне Конфедерации в битвах, включая Пи-Ридж. Вынужденные двигаться на север, в Канзас, после отказа присоединиться к Конфедерации, другие чероки, чокто, чикасо, семинолы и крики сражались с конфедератами, включая членов своих племен, в составе Объединенной индийской бригады.

С введением в действие политических инициатив, направленных на поощрение белых поселений, роль реализации часто падала на добровольческие отряды, пришедшие на смену солдатам регулярной армии. Хотя они и далеки от сторонников сохранения культуры американских индейцев, до войны подразделения регулярной армии иногда выполняли сдерживающую роль между интересами поселенцев и американских индейцев. Западные добровольцы, заменявшие солдат регулярной армии, обладали совершенно другим характером.Как заметил один офицер, это были люди, «сделанные из сурового материала… приученные к жизни в горах… пионеры и горняки; люди самостоятельные и выносливые», но также склонные «выступать за истребление индейцев». Хотя в подавляющем большинстве они были белыми, включая некоторых представителей западного еврейского населения, многие из них были латиноамериканцами, другие были афроамериканцами, а третьи — американскими индейцами. Некоторые из них, известные как «гальванизированные янки», были бывшими конфедератами, присягнувшими на верность Союзу. Как жители Запада, они были более заинтересованы в вопросах, которые способствовали урегулированию и внутренним улучшениям, и многие из них играли активную и агрессивную роль в защите этих интересов.Примеров результирующей агрессии множество. Помимо резни на реке Медвежья, устроенной калифорнийскими добровольцами шошонам на территории Вашингтона в 1863 году, в 1864 году полковник Чивингтон возглавил добровольцев из Колорадо и Нью-Мексико в «гнусной и подлой резне» арапахо и шайеннов, в первую очередь женщин и детей. Позже следователи установили, что он «застал врасплох и хладнокровно убил ничего не подозревающих мужчин, женщин и детей на Санд-Крик, у которых были все основания полагать, что они находятся под защитой властей Соединенных Штатов», а затем «вернулся». в Денвер и хвастался храбрым подвигом, который он и люди под его командованием совершили.Другие действия были более сложными. Несмотря на усилия Кэнби в 1861 году, «постоянного мира» с навахо не произошло. Три года спустя его замена отправила Кита Карсона и его местных добровольцев из Нью-Мексико в кампанию выжженной земли против навахо, в результате которой в их переселении через трагический Долгий Путь в Боске-Редондо

К концу войны федеральные действия, направленные на поощрение белых поселений на Западе и более тесную привязку западных территорий к Союзу, были институционализированы и набирали обороты. Закон Моррилла, Закон о Хомстеде и Закон о Тихоокеанской железной дороге, направленные на обеспечение и поддержание доступа к обширным землям Запада, а также использование президентом Линкольном территориальных назначений сохранили Союз и — во многих случаях — разместили сторонников-единомышленников. в состоянии поддерживать и продолжать эти программы. Первоначально вакуум, созданный войсками регулярной армии, передислоцированными на восток, уменьшил способность правительства защищать экспансию на запад, но вскоре добровольческие отряды заняли, иногда агрессивно, роль и присутствие вооруженных сил на Западе.

За все это пришлось заплатить необычайную цену — выселение американских индейцев Запада. В эпоху экспансионистской гражданской войны политика федеральных американских индейцев часто приводила к нарушению договоров, насилию и прекращению доступа к традиционным землям, торговым и миграционным путям, воде, источникам пищи и культурным обычаям. За несколько недель до окончания войны в 1865 году известие о резне в Сэнд-Крик и других преступлениях против американских индейцев, наконец, вызвало более широкое возмущение. «Отношение этой нации к индейцам, — писала в редакционной статье New York Times, — составляет одну из самых постыдных глав в современной истории.«Это стимулировало расследование в Конгрессе, которое возглавил сенатор Джеймс Р. Дулиттл, который начал двухлетнее расследование тщательного изучения федерального управления делами индейцев. Оно установило, что «индейцы повсюду. . . быстро уменьшаются в численности по разным причинам: по болезням; по несдержанности; войнами между собой и с белыми; постоянной и непрекращающейся эмиграцией белых людей на западные территории, которая, ограничивая индейцев еще более узкими рамками, уничтожает ту дичь, которая в их нормальном состоянии составляет их основное средство существования; и непреодолимым конфликтом между высшей и низшей расой, когда они встречаются друг с другом.Однако такие наблюдения были сделаны слишком поздно. Отражая монументальное исследование Эмануэля Лойце, представление федерального правительства о защите уже помогло переопределить и ускорить Западное движение и определить будущее региона на десятилетия вперед. К концу войны основа для был заложен совершенно другой Запад

Это эссе взято из Вспоминая Гражданскую войну , опубликованного Службой национальных парков и Восточным национальным парком. на www.eparks.com/store.

Национальный лес Уэйн — история и культура

Ранний расчет

В конце 18 века британские колониальные власти запретили заселение к западу и северу от реки Огайо. Однако частые охотничьи и исследовательские экспедиции на индейскую землю приводили к неизбежным конфликтам.

В те дни Огайо был краем пустыни.Ранние исследователи описывали этот район как «мрачное и устрашающее место» (К. Р. Драйер). Сообщалось, что деревья в богатых низинах были в огромных размерах — Франсуа Мишо измерил смоковницу в 47 футов в окружности на четыре фута на пне. Джон Джеймс Одобон писал о стаях ныне вымерших странствующих голубей, настолько больших, что небо темнело, когда они пролетали над головой.

Постановление о Северо-Западе от 1787 г. предусматривало обследование, продажу и освоение земель к северу и западу от реки Огайо.Хотя в Огайо было некоторое поселение белых, эти таинства стали важным шагом к открытию Огайо и других земель для этих пионеров. Группа инвесторов сформировала компанию «Огайо» и приобрела 1,5 миллиона акров для разведки, разработки и перепродажи. Мариетта, первое поселение на Северо-Западной территории, было основано в 1788 году. Другие первые поселенцы были солдатами Войны за независимость, которым были предоставлены земельные участки на юго-востоке Огайо.

Гринвильский договор (1795 г.) определил границы земель индейцев и белых в Огайо и поощрял новые поселения в районах, защищенных договором.Договор облегчил заселение далеко вверх по притокам реки Огайо и еще больше открыл эту территорию.

Для дальнейшего поощрения заселения Конгресс принял Закон Харрисона о земле в 1800 году, который позволил простым людям покупать землю в Северо-Западной территории. Ответ был немедленным. В 1803 году территория Огайо получила статус штата. Тогда население составляло 43 365 человек, и 75 процентов территории Огайо принадлежало его жителям.

Самое раннее и крупное поселение находилось в юго-восточной части штата, ближе всего к Пенсильвании и Вирджинии, откуда проживало большинство поселенцев.Первые поселенцы были в основном англичанами, валлийцами, шотландцами и ирландцами. К 1820-м годам в Огайо поселились несколько тысяч афроамериканцев. Ранние законы о рабстве препятствовали поселению черных. Несмотря на суровые штрафы и наказания, налагаемые этими законами, жители Огайо весьма активно помогали беглым рабам в их путешествии на север к свободе в Канаде по сети подземных железных дорог. На юго-востоке Огайо возник ряд небольших черных сообществ, которые довольно часто служили «станциями» вдоль этой сети убежищ.

Когда американцы европейского происхождения приобрели землю для заселения, одной из их первых забот было расчистить землю от деревьев. Лес был препятствием, которое нужно было преодолеть. Легенда гласит, что лес был настолько густым, что белка могла добраться от реки Огайо до озера Эри, даже не коснувшись земли. Пионеры быстро начали вырубать деревья, полагаясь на то, что лес обеспечивает многие из их основных потребностей. Древесина использовалась для строительства домов, амбаров, построек, крепостей и заборов. Деревья также использовались для дров, сначала для дома, а затем для топливной промышленности.Огромные площади лесов Огайо были расчищены для создания сельскохозяйственных угодий. За исключением территории, прилегающей к реке Огайо, холмы Уэйна были одними из последних заселенных территорий в Огайо. Скалистые склоны юго-восточного Огайо и узкие вершины хребтов было трудно расчистить, а почва не годилась для земледелия.

В лесах Огайо произрастают одни из лучших лиственных пород в мире, в том числе черный орех, черная вишня и белый дуб. В начале 1800-х годов лесная промышленность начала вырубку и экспорт пиломатериалов из Огайо. На пике своего развития в 1849 году Огайо занимал четвертое место среди штатов по производству пиломатериалов. Но товарные деревья вскоре исчезли, и к 1920 году в Огайо практически не осталось нетронутых участков. Вырубленные земли продавались менее чем за 1 доллар за акр.

Большая часть низкосортной древесины в округе Холмов штата Огайо была вырублена для производства древесного угля, используемого в различных отраслях промышленности, в том числе в черной металлургии в районе Висячей скалы. Процесс изготовления древесного угля заключался в сжигании кучи дров под кучей грязи, что уменьшало количество кислорода для огня.Пониженное содержание кислорода означало, что древесина обуглилась, а не сгорела. Здесь Дэвид и Флойд Мэлоун вынимают древесный уголь из кучи и быстро засыпают оставшуюся древесину землей в 1942 году. Эта яма горела семь дней и составляет примерно одну треть от первоначального размера.

Тип рубок, проводившийся в 1800-х годах, оказал глубокое влияние на состав нынешнего леса. В первую очередь были срублены высококачественные деревья: черный орех, черная вишня и белый дуб. Более поздние рубки удалили большую часть оставшихся деревьев.Те, что остались, были маленькими, дефектными или нежелательными видами. Районы также часто неоднократно сжигались.

Многие из первых поселенцев были шотландско-ирландского происхождения, которые регулярно сжигали пустоши на своей родине. Сжигание земли было образом жизни и считалось правильным. Он сдерживал ростки и кустарники, убивал змей, клещей и других вредителей и поощрял пастбище скота травой. Многие также считали, что он убивает микробы лихорадки, скрывающиеся в лесу.В некоторых районах есть люди, которые верят в это и сегодня. Более века сжигания и выпаса скота сделали свое дело. Только самые устойчивые виды деревьев, такие как дуб и гикори, могли выдержать неоднократные пожары и сегодня являются самыми выносливыми в наших лесах.

Доступна дополнительная информация о коренных американцах, которые жили здесь до поселения.

Дополнительная информация также доступна по телефону:

Американские индейцы и экспансия на Запад

Какие факторы, силы или причины заставляют людей переселяться из одной географической области в другую?

Первые люди, которые жили в том месте, которое мы сейчас называем Айовой, возможно, прибыли примерно 8000-10000 лет назад.Они жили по краям отступающих ледников и охотились на крупную дичь. Постепенно группы начали сажать и собирать урожай кукурузы, бобов, тыквы и тыквы, а также собирать орехи, ягоды и фрукты, чтобы пополнить свои запасы мяса. Примерно к 1200 г. н.э. кукуруза мигрировала вдоль побережья Мексиканского залива и вверх по Миссисипи к племенам Верхнего Среднего Запада, которые стали известны как культура онеота. Они основывали деревни, в которые возвращались на много лет после сезонной охоты на оленей и буйволов.

Прибытие в Европу

Прибытие европейцев на континент оказало влияние на Средний Запад задолго до появления постоянных поселенцев. Французские и английские колонии вдоль Атлантического побережья вытеснили восточноамериканские индейские племена, которые были вытеснены на запад, чтобы конкурировать с существующими племенами. Первые французы и англичане, с которыми столкнулись эти племена, не были поселенцами, соревнующимися за земли пушными звероловами и торговцами. Они привозили с собой промышленные товары — одеяла, посуду, ножи, ружья — в обмен на бобровые, оленьи и другие шкуры, которые продавались по высоким ценам в Европе.

Внутренняя конкуренция между американскими индейцами и европейскими сторонами торгового партнерства привела к конфликтам.Поскольку французы и англичане боролись за контроль над Атлантическим побережьем и Канадой, они заключили союз с племенами. Французы столкнулись с мескваки (иногда их ошибочно называют лисами) и их союзниками-саками, которые были вытеснены на юг со своих родных земель в Висконсине и Мичигане в восточную Айову. Эти племена стали союзниками британцев против французов, а затем и против бывших британских колонистов, американцев.

Другое крупное племя, как американское поселение, начало оказывать прямое давление на земли Айовы в 19 веке.были сиу в северных районах будущей Айовы. Сиу были последними, кто переселился из штата в 1851 году.

Конфликт и последствия «западной экспансии»

С самых первых дней европейского поселения на Атлантическом побережье пионеры начали переселяться на запад не только для торговли, но и для жизни и создания семей. Это известно как экспансия на запад. Конечно, американские индейцы уже занимали эти западные земли, создавая конфликтные ситуации. В 1832 году, когда У.Правительство С. пыталось обеспечить соблюдение условий договора, который требовал удаления Сака из их крупной деревни Саукенук на иллинойском берегу реки. Вождь Черный Ястреб оказал сопротивление и вернулся весной с частью племени вопреки приказу правительства. В последовавшей за этим «войне» Черного Ястреба американские войска и ополчение штата Иллинойс быстро подавили сопротивление индейцев и вынудили семьи саков бежать. Последовавший за этим договор открыл восточную Айову для американских поселений и оттеснил Саков и их союзников-мескваки в центральную Айову.Договоры между племенами и правительством США в конечном итоге предусматривали переселение племен на западные земли и снятие претензий индейцев на землю.

В Айове нет индейских резерваций, земля принадлежит правительству США, но занята признанными индейскими племенами. В 1850-х годах члены племени мескваки объединили свои государственные рентные платежи и с согласия правительства штата купили землю в округе Тама, которая стала известна как поселение мескваки. Племя, а не правительство, владеет землей.Многие члены племени начали возвращаться в Айову, где с тех пор и живут. В современном поселении Мескваки в округе Тама есть племенные школы, суды, полиция и отдел общественных работ. Их ежегодный пау-вау ежегодно привлекает тысячи людей, которые смотрят традиционные танцы и узнают об истории и культуре мескваки. Поскольку они не подчиняются законам штата, племя открыло очень успешное казино, которое принесло Мескваки новое процветание. Су-Сити является домом для еще одной значительной группы американских индейцев, которые спонсируют детский сад, который продвигает общественную деятельность и услуги членам нескольких племен в этом районе.У американских индейцев есть важная история в истории Айовы, и они являются яркой частью Айовы сегодня.

Поддерживающие вопросы

Что такое Западная экспансия?

Кто такие американские индейцы? Кто такие мескваки?

  • Контурная карта индейских населенных пунктов 1833 г., дата неизвестна (карта)
  • Дакота Сиу на Великих равнинах, 1905 год (изображение)
  • Плетение Мескваки в Уикипе, Тама, Айова, 1905 г. (Изображение)
  • Эскимосские дети «Под лососевым рядом», 1906 г. (изображение)
  • Индийский танец урожая хопи, между 1909 и 1919 годами (изображение)
  • Человек кри зовет лося, 1927 г. (изображение)
  • Мужчины, женщины и дети семинолов, 1936 г. (изображение)
  • Шифровальщики Мескваки, 26 февраля 1941 г. (Изображение)
  • Празднование Паувау Мескваки в Таме, штат Айова, 1953 г. (изображение)
  • Хронология «Как мескваки и сауки стали тремя отдельными племенами саков и лис», 2004 г. (документ)
  • Покупка земли Мескваки, 2004 г. (документ, карта)
  • Школа нового поселения Мескваки, дата неизвестна (Изображение)

Что происходит, когда сталкиваются культуры?

Департамент планирования – землепользование в Гонконге

Примерная площадь (кв.км)
Класс
Жилой
  Частный жилой дом (Примечание 1) 27
  Общественное Жилое (Примечание 2) 17
  Сельское поселение (Примечание 3) 35
Коммерческий
  Коммерческий/бизнес и офис 5
Промышленный
  Промышленные земли 7
  Промышленные зоны/научно-технические парки 3
  Склад и открытое хранилище 17
Институциональный/открытый Космос
  Государственные, институциональные и общественные учреждения 25
  Открытое пространство и отдых (Примечание 4) 28
Транспорт
  Дороги и транспортные сооружения 47
  Железные дороги 4
  Аэропорт 13
  Портовые сооружения 4
Прочие городские или застроенные земли
  Кладбища/похоронные сооружения 9
  Коммунальные услуги 9
  Свободная земля/Незавершенное строительство 18
  Другие 12
Сельское хозяйство
  Сельскохозяйственные земли 49
  Рыбные пруды/Gei Wais 16
Леса/кустарники/луга/болотные угодья
  Вудленд 289
  Кустарник 254
  Пастбище 183
  Мангровые заросли/болото (Примечание 5) 6
Бесплодная земля
  Бесплодная земля 2
  Скалистый берег 4
Водоемы
  Резервуары 25
  Потоки и нуллы 6
Итого 1114

Добро пожаловать на землю, которую не хочет ни одна страна | Ближний Восток и Северная Африка

Бир-Тавиль — последняя по-настоящему невостребованная земля на земле: крошечный кусочек Африки, не управляемый государством, не населенный постоянными жителями и не управляемый законами. Чтобы попасть туда, у вас есть два варианта.

Первый — прилететь в столицу Судана Хартум, зафрахтовать джип и следовать по дороге Шенди сотни миль до Абу Хамеда, поселения, которое восходит к древнему королевству Куш. Сегодня он служит последним постоянным аванпостом людей в регионе перед тем, как обширная Нубийская пустыня, вдвое превышающая размер материковой Британии и почти полностью бесплодная, начнет разворачиваться на севере.

В пустыне есть золотодобытчики-кустари, извлекающие крупицы надежды из-под земли, несколько вооруженных банд, которые часто охотятся на старателей, и небольшое количество воинских частей, которые осуществляют патрулирование в этом районе и пытаются, с ограниченным успехом, чтобы сохранить мир.Вам нужно проехать мимо всех них, до того места, где редкие разрозненные кусты или пальмы давно исчезли и уступили место, казалось бы, бесконечному ровному горизонту из песка и камня, – до того места, где их уже нет. ориентиры, по которым можно измерить прохождение вашего путешествия.

Сюда часто дуют сухие ветры с Аравийского полуострова, поднимая слои пыли, из-за чего видимость становится почти нулевой. После такого дня, затем ночи, а затем еще одного дня вы, наконец, перейдете в Бир-Тавиль, картографическую диковинку площадью 800 квадратных миль, расположенную на границе, разделяющей Египет и Судан.Обе страны отказались от каких-либо претензий на него, и никакое другое правительство не имеет над ним никакой юрисдикции.

Второй вариант — подойти из Египта, отправившись из самого южного города страны, Асуана, вниз по засушливым просторам между озером Насер на западе и Красным морем на востоке. Большая его часть была объявлена ​​египетской армией запретной зоной, и никто не может приблизиться к границе без предварительного получения их разрешения.

В июне 2014 года 38-летний фермер из Вирджинии по имени Джереми Хитон сделал именно это.Получив необходимые документы от египетских военных властей, он отправился в коварную 14-часовую экспедицию через отдаленные каньоны и зубчатые горы, в конце концов добравшись до ничейной земли Бир-Тавиль и триумфально водрузив флаг.

Шестилетняя дочь Хитона, Эмили, однажды спросила отца, сможет ли она когда-нибудь стать настоящей принцессой; Узнав о существовании Бир Тавиля в Интернете, он подарил ей на день рождения в том же году поход туда и воплотил ее желание в жизнь.«Да будет объявлено, — написал Хитон на своей странице в Facebook, — что Бир-Тавиль навсегда будет известен как Королевство Северный Судан. Королевство устанавливается как суверенная монархия со мной в качестве главы государства; Эмили становится настоящей принцессой».

Сообщения Хитона в социальных сетях были подхвачены местной газетой в Вирджинии, Bristol Herald-Courier, и быстро стали приманкой для хорошего настроения по всему миру. CNN, Time, Newsweek и сотни других мировых СМИ набросились на эту историю.В ответ Хитон запустил глобальный краудфандинговый призыв, направленный на получение 250 000 долларов, чтобы привести в действие свое новое «государство».

Хитон знал, что его действия вызовут трепет, смех и замешательство, и что многие поставят под сомнение его здравомыслие. Но к чему он не был готов, так это к гневной реакции со стороны наблюдателей, которые считали его не преданным отцом или героическим первооткрывателем, а скорее империалистом 21-го века. В конце концов, изображение земли как «невостребованной» или «неосвоенной» было центральным элементом столетий безжалостных завоеваний.«Та же бессердечная, бесчеловечная логика, которая использовалась для легитимации европейского колониализма не только в Африке, но и в Америке, Австралии и других местах, проявляется здесь в полной мере», — отметил один комментатор. «Разве белым людям все еще разрешено делать такие вещи?» — спросил другой.

«Любая новая идея, такая масштабная и смелая, всегда вызывает насмешки или подвергается сомнению с точки зрения ее легитимности, — сказал мне Хитон в прошлом году по телефону. В его версии истории «завоевание» Хитоном Бир-Тавила было связано не с колониализмом, а скорее с семейной любовью и честолюбивыми мечтами: помимо того, что Эмили стала королевской, он надеется превратить свою недавно основанную нацию, которая находится в одном из самых негостеприимных регионов на планете и не содержит постоянного населения, береговой линии, поверхностных вод и пахотных земель — в центр передовых исследований в области сельского хозяйства и технологий, который в конечном итоге принесет пользу всему человечеству.

В конце концов, рассуждал Хитон, ни одна страна не хотела этого забытого уголка мира, и ни один человек до него никогда не претендовал на него. Какой вред должен был причинить какой-нибудь благонамеренный, мечтательный чудак, выполнивший такой вызов, и почему бы не ему?

Иеремия Хитон предъявляет претензии на Бир Тавил в 2014 году. Фото: Facebook

В аргументации Хитона есть две проблемы. Во-первых, территории и границы могут быть деликатными и изменчивыми вещами, и вмешательство в них редко обходится без непредвиденных последствий.Как понял Хитон из реакции общественности на его самопровозглашенное королевство, не существует нейтрального или безобидного способа «заявить права» на государство, каким бы далеким оно ни было. Во-вторых, Хитон не был первым благонамеренным и мечтательным чудаком, который проделал весь путь до Бир-Тавила и установил флаг. Кто-то другой добрался туда первым, и этим кем-то был я.


Как и все замечательные приключенческие истории, эта началась с тепловатого пива и интернета. Это было летом 2010 года, и дни в Каире, где я жил и работал журналистом, были долгими и жаркими.Балкон моего друга Омара представлял собой затененное убежище с плетеными стульями и надежным стабильным беспроводным доступом в Интернет. Именно там, на середине душного вечернего блуждания по паутине, мы впервые столкнулись с Бир Тавилем.

Омар был египетско-британским кинорежиссером, вооруженным целой батареей точно настроенных впечатлений Вернера Херцога и жесткой черной бородой, которой я втайне очень завидовал. Мы вдвоем ничего не знали, кроме одного факта, почерпнутого из блога, посвященного загадочным картам: всего в 500 милях от того места, где мы сидели, очевидно, существовал участок земли, над которым ни одна страна на земле не претендовала на суверенитет.В течение пяти минут я забронировал билеты. Омар открыл еще две банки пива.

Места, недоступные повседневным властям, всегда поражали воображение. Кажется, что они предлагают нам побег — когда все, что вы можете видеть, — это его очертания, легко начать фантазировать о пустоте внутри. «Ничейные земли — это наши Эльдорадос», — говорит Ноам Лешем, географ Даремского университета, недавно проехавший 6000 миль через ряд так называемых «мертвых пространств», от бывших фронтов войны на Балканах до буферной зоны ООН на Кипре. вместе со своим коллегой Аласдером Пинкертоном из Royal Holloway.Пара намеревалась завершить свое путешествие в Бир Тавиле, но так и не сделала этого. «Есть что-то заманчивое в месте, неподконтрольном государству, — добавляет Лешем, — но также и что-то очень обманчивое». На самом деле, нигде не отключена от сложной политической и исторической динамики окружающего мира, и, как мы с Омаром должны были обнаружить, ни один посетитель не может надеяться на короткое замыкание.

Шесть месяцев спустя, в январе 2011 года, мы приземлились в Хартумском международном аэропорту с парой спальных мешков, пятью энергетическими батончиками и удручающе малым запасом знаний о нашем конечном пункте назначения.В какой-то степени невежество было преднамеренным. Во-первых, мы планировали снять фильм о наших путешествиях, и Омар убедил меня, что секрет хорошего кино заключается в том, чтобы приступить к работе совершенно неподготовленным. Омар, по словам Омара, был кинорежиссером; из тех индивидуалистов, которые могли влететь в пустынную пустошь без машины, без маршрута и без контактов и снять отмеченный наградами документальный фильм о хаосе. Он объяснил, что автора не загромождают распечатанными маршрутами, забронированным жильем или номерами телефонов экстренных служб.Учитывая мое стремление к авторству, это рассуждение показалось мне убедительным.

Было еще кое-что, что заставляло нас воздерживаться от правильного планирования. По мере приближения даты нашего отъезда в Судан мы с Омаром стали обсуждать наши «планы» относительно Бир-Тавила во все более грандиозных терминах. Думаю, в глубине души мы оба знали, что идея «заявить права» на территорию и использовать ее для какой-то великой идеологической цели была нелепой. Но что, если это не так? Что, если наша собственная маленькая tabula rasa может стать началом чего-то большего, превратив забытый реликт колониального картографирования в прогрессивную силу, которая победит современную несправедливость по всему миру?

Механизм того, как это может работать на самом деле, оставался немного туманным. Тем не менее лишь изредка, в более обдуманные моменты, нам приходило в голову, что в процессе водружения флага в Бир-Тавиле как части нечеткой критики произвольных границ и имперского насилия существовал риск, что мы можем показаться — перед неопытным глазом — очень похоже на империалистов, которые в первую очередь совершили такое насилие. Это было сходство, которого мы стремились избежать. Предприняв это путешествие в состоянии глубокого невежества, говорили мы себе, это поможет смягчить напыщенность.Без каких-либо базовых знаний мы были бы вынуждены путешествовать как скромные невинные люди, полагаясь исключительно на руководство сообществ, через которые мы прошли.

Проходя таможню вдвоем, мы улыбались и поздравляли друг друга. Авторы приземлились, и, более того, у них было Важные вещи, чтобы сказать о границах и государствах, суверенитете и империях. Мы отправились на поиски местной валюты и подогрелись к нашей теме. К тому времени, когда мы нашли банкомат, мы говорили о Бир Тавиле как о чем-то большем, чем концептуальная экспозиция. Мы уверяли друг друга, что под нашим доброжелательным руководством он, несомненно, может стать своего рода стартовой площадкой для радикальных новых идей, убежищем для подрывников со всей планеты.

Именно в этот момент сценаристы поняли, что их банковские карты не работают в Судане, и что нет международных служб денежных переводов, которые они могли бы использовать для перевода наличных.

Эта неудача стала первым следствием нашей неспособности провести какие-либо подготовительные исследования. Назойливое ощущение, что наш индивидуалистический подход к достижению Бир-Тавила, возможно, не был самым мудрым путем, набрало обороты, и следствием номер два стало то, что для решения денежной проблемы нам пришлось убедить друга друга друга египетского бизнеса. знакомого для незаконной торговли валютой на окраине Хартума.Последствие номер три, а именно то, что, учитывая наше незнание того, где мы можем и не можем законно снимать в столице, через несколько дней мы непреднамеренно привлекли внимание агента государственной безопасности под прикрытием, имея при себе использованные суданские банкноты на сумму около 2000 долларов. старый рюкзак, и были арестованы – подозрение превратилось в уверенность.

Путь в Бир-Тавиль

В тот день, когда Омар и я были заключены в тюрьму, миллионы граждан Южного Судана направлялись на избирательные участки, чтобы выбрать между сохранением единства с севером или отделением и созданием нового независимого государства.Мы молча сидели в неприметном офисном здании рядом с проспектом Гамаа — главной дипломатической улице города, — пока группа мужчин в черных костюмах и темных солнцезащитных очках просматривала файлы на видеокамере Омара. Вооруженные солдаты, не улыбаясь, стояли на страже у дверей. Через единственное окно в комнате, открытое, но зарешеченное, можно было услышать шум близлежащего транспорта. Изображения на экране изображали меня и Омара, слоняющихся по городу в дни после нашего прибытия; мы с Омаром разворачиваем огромные рулоны пожелтевшей бумаги в государственном отделе геодезии; мы с Омаром рисовали неразборчивые узоры на листах бумаги, пытаясь создать новый флаг Бир Тавили; мы с Омаром ссорились из-за цвета ткани на омдурманском рынке, куда мы пошли сшивать вышеупомянутый флаг. С каждой новой фотографией человек, который казался старшим офицером, поднимал глаза, чтобы встретиться с нами, качал головой и вздыхал.

Пытаясь поднять настроение, я указал Омару на то, как уместно, что в тот самый момент, когда на юге подавались голоса, возможно, навсегда перекраивая границы региона, мы были помещены под замок и ключ. в подразделении военной разведки почти в тысяче миль к северу за попытку сделать то же самое. Омар, обеспокоенный судьбой как своего фотоаппарата, так и содержимого рюкзака, отказался отвечать.Я предсказал, что в недалеком будущем, когда мы доберемся до Бир Тавиля, мы будем вспоминать этот момент и смеяться. Омар нахмурился.

В итоге наш плен продлился меньше часа. Старший офицер проницательно пришел к выводу, что, что бы мы ни пытались сделать, мы были слишком некомпетентны, чтобы сделать это должным образом или создать слишком много проблем по пути. После нашего освобождения мы приступили к поиску джипа, который мог бы отвезти нас в Бир-Тавиль. Все авторитетные турагенты, к которым мы обращались, категорически отказывали нам, ссылаясь на распространенность бандитских нападений в пустыне.К счастью, нам удалось найти турагента с сомнительной репутацией, крупного мужчину со вкусом кричащих рубашек поло, которого звали Обай. На самом деле Обай был вовсе не туристическим агентом, а скорее охотником на крупную дичь с прибыльным побочным доходом в пикапах с неоднозначной лицензией. В обмен на большую часть использованных банкнот он предложил нам джип, спутниковый телефон, два бака с водой и своего племянника Гедо, который как раз искал работу водителем. Ввиду отсутствия каких-либо альтернативных предложений мы с благодарностью согласились.

В отличие от Обая, который был источником лихих анекдотов и невероятных рассказов о безрассудстве, Гедо оказался более молчаливым человеком. Он был инженером-строителем, который ранее занимался строительством колоссальной плотины Мерове в северном Судане, крупнейшего гидроэнергетического проекта в Африке. В день нашего отъезда он появился в бейсболке с надписью «Parental Advisory: Explicit Lyrics» спереди и с заряженным пистолетом. Когда мы попрощались с Обаем и начали пробираться сквозь пробки столицы в час пик, Омар и я приступили к объяснению Гедо тонкостей нашего плана по превращению Бир Тавила в «государство с открытым исходным кодом», которое разрушит существующие модели глобального власть и привилегии — немалый подвиг, учитывая, что мы сами не разбирались ни в каких тонкостях.Гедо ответил на это так же, как и на все: мудрым кивком головы и неторопливым взмахом щетины.

— Я здесь, чтобы защитить вас, — торжественно сказал он нам, когда мы свернули на север, к шоссе, и Хартум остался позади. «Кроме того, я никогда раньше не был в отпуске, и этот звучит весело».


Необычный статус Бир-Тавила — зажатый между границами двух стран, на который не претендует ни одна из них — является побочным продуктом колониальных махинаций в северо-восточной Африке в эпоху британского контроля над Египтом и египетского влияния на Судан.

В 1899 г. представители правительств Лондона и Каира — последние номинально независимые, а на самом деле слуги британского протектората — подписали соглашение, установившее совместное владычество над англо-египетским Суданом. В договоре указывалось, что после 18 лет ожесточенных боев между египетскими и британскими войсками, с одной стороны, и повстанцами-махдистами в Судане, с другой, Судан теперь станет британской колонией во всем, кроме названия. Его северная граница с Египтом должна была проходить по 22-й параллели, прорезая прямую линию через Нубийскую пустыню прямо к океану.

Однако три года спустя англичане составили еще один документ. В нем отмечалось, что гора под названием Бартазуга, расположенная к югу от 22-й параллели, была домом для кочевого племени абабда, которое, как считалось, имело более тесные связи с Египтом, чем с Суданом. Документ предусматривал, что отныне эта территория должна находиться в ведении Египта. Между тем, гораздо больший треугольник земли к северу от 22-й параллели под названием Халаиб, примыкающий к Красному морю, был передан другим племенам народа беджа, которые в основном проживают в Судане, для выпаса скота и, таким образом, теперь попал под контроль. Юрисдикция Судана.И так было, по крайней мере, в течение следующих нескольких десятилетий. Мировые войны приходили и уходили, режимы возникали и падали, а эти воображаемые линии на песке пылились в бюрократических архивах, мало кого волнуя на местах.

Серьезные споры начались только тогда, когда Судан, наконец, обрел независимость в 1956 году. Новое постколониальное правительство в Хартуме немедленно заявило, что его национальные границы соответствуют измененным границам, указанным во втором прокламации, в результате чего халаибский треугольник стал суданским.Египет возражал, настаивая на том, что последний документ касается только областей временной административной юрисдикции и что суверенитет был установлен в более раннем договоре. Согласно этой логике, реальная граница оставалась прямой, а халаибский треугольник оставался египетским.

К началу 1990-х годов, когда канадская нефтяная компания заявила о своем намерении начать разведку в Халаибе, и перспектива обнаружения значительных полезных ископаемых в регионе набрала обороты, разногласия перестали носить академический характер. Египет направил вооруженные силы, чтобы «отвоевать» Халаиб у Судана, и, несмотря на ожесточенные протесты из Хартума, который по-прежнему считает Халаиба суданским и даже пытался организовать там голосование во время всеобщих выборов в Судане 2010 года, он остался под контролем Каира. с тех пор.

Наш мир усеян спорными границами. Географы Александр Динер и Джошуа Хаген называют пунктирные линии в атласах шрамами истории. По сравнению с другими разделениями между странами, которые кажутся такими прочными и вечными на карте, эти закорючки — анклавы, деформированные глыбы и странные выступы — напоминают о том, насколько грязным и податливым всегда был процесс определения границ.

Что делает этот конкретный пограничный конфликт уникальным, так это не борьба за сам треугольник Халаиб, а скорее влияние, которое он оказал на меньший участок земли к югу от 22-й параллели вокруг горы Бартазуга, район, известный как Бир Тавиль.

Соперничающие претензии Египта и Судана в отношении Халаиба основаны на документах, которые, как представляется, возлагают ответственность за Бир-Тавиль на другую страну. В результате ни один из них не хочет утверждать какой-либо суверенитет над Бир Тавилем, поскольку сделать это означало бы отказаться от своих прав на более крупную и прибыльную территорию.На египетских картах Бир-Тавиль указан как принадлежащий Судану. На суданских картах он указан как часть Египта. На практике широко распространено мнение, что Бир-Тавиль имеет юридический статус terra nullius — «ничейной земли» — и на планете нет ничего подобного.

Мы с Омаром, надо признать, не были первыми, кто обнаружил эту аномалию. Если верить интернету, Бир-Тавиль на самом деле много раз «заявлялся» клавиатурными императорами, чьи виртуальные княжества и воюющие микрогосударства существуют только онлайн.Королевство штата Бир-Тавиль может похвастаться национальным гимном покойного британского джазового музыканта Акера Билка. Эмират Бир-Тавиль прослеживает свои претензии на территорию, среди прочего, из Корана, британской монархии, Конвенции Монтевидео 1933 года и Закона США об островах Гуано 1856 года. Есть Великое герцогство Бир-Тавиль, Империя Бир-Тавиль, Объединенная Арабская Республика Бир-Тавиль и Объединенный лунный эмират Бир-Тавиль. У последнего из них есть домашняя страница с формой заявления гражданина, несколькими мантрами самопомощи и стоковыми фотографиями людей, занимающихся йогой в парке.

С нашей разреженной точки обзора на заднем сиденье Toyota Hilux Обаи было легко смотреть с презрением на этих кибер-приседающих случайных людей. Никто из них никогда не ступал в Бир-Тавиль, что делало их притязания на суверенитет бесполезными. Немногие действительно столкнулись со сложной предысторией Бир-Тавила или кровопролитием, на котором он был основан (десятки тысяч суданских боевиков и гражданских лиц погибли в результате египетских и британских военных атак, которые закончились установлением северных границ Судана и, таким образом, в конечном счете, создание Бир Тавиля).Конечно, мы с Омаром тоже мало знали о предыстории, но, по крайней мере, мы действительно добрались до Судана и, по нашим собственным оценкам, неплохо разузнали. Мы ели наши энергетические батончики, внимательно слушали рассказы о любовной жизни Гедо и сканировали дорогу в поисках подсказок. Первая прибыла почти в 200 милях к северо-востоку от Хартума, примерно на трети пути до Бир-Тавила, когда мы наткнулись на город из железа и огня, извергающий керосин в пустыню. Это была Атбара: дом железнодорожной системы Судана и машинное отделение ее современной истории создания.


До недавнего времени долгая история Судана не была историей одной страны или народа: множество различных племен, религий и политических группировок боролись за власть и ресурсы на территориях и границах, которые не имеют никакого отношения к тем обозначая границы государства сегодня. Отсутствие жестких, «узнаваемых» границ использовалось для оправдания жестокой борьбы Европы за оккупацию и аннексию земель по всей Африке в XIX веке. Часто первым шагом западных колонизаторов было нанесение на карту и установление границ захватываемой ими территории. Нанесение на карту земли обычно было прелюдией к военному вторжению и добыче ресурсов; во время британского завоевания Судана Атбара имел решающее значение для обоих.

Современная железнодорожная система Судана зародилась как таран, с помощью которого британцы атаковали Хартум. Поезда везли не только оружие и войска, но и повседневные продукты, которые Уинстон Черчилль назвал «письма, газеты, сосиски, джем, виски, газированная вода и сигареты, которые позволяют британцу завоевать мир без дискомфорта».Атбара была местом пересечения ключевых железнодорожных линий, и ее значение быстро возросло после того, как власть Лондона над Суданом была официально закреплена в англо-египетском договоре 1899 года.

«Все, что имело значение, от хлопка до резины, проходило здесь, как и весь подвижной состав, необходимый для его перевозки и экспорта», — сказал нам Мохамед Эдерес, местный железнодорожный кладовщик. Он провел нас через свой склад, по коридорам, заставленным коробками с металлическими деталями поездов, мимо гигантских каталогов в кожаных переплетах, набитых рукописными заметками. «Отсюда, — гордо заявил он, — вы достигли мира».

Колониальное происхождение Атбары до сих пор запечатлено в его современной планировке. Одна половина города, изначально принадлежавшая экспатриантам, невысокая и зеленая; по ту сторону путей, где были вынуждены жить местные рабочие, жилье плотнее и выше. Но точно так же, как Атбара была средством колониализма, она также была местом, где начало развиваться отчетливое чувство суданской государственности.

По мере роста экономики Судана в начале 20 века росла и железнодорожная отрасль, которая привлекла в город тысячи рабочих-мигрантов из разрозненных социальных и этнических групп.Ко Второй мировой войне Атбара славилась не только своими вагонными депо и разгрузочными путями, но и националистической литературой и трудовой воинственностью тех, кто в них работал. Поэты, а также рабочие лидеры вышли из зарождавшегося профсоюзного движения в конце 1940-х годов, которое проводило разрушительные забастовки и помогло расшатать основы британского правления. Те же самые железнодорожные линии, по которым когда-то везли сосиски Черчилля и газированную воду, теперь были задействованы для доставки пакетов солидарности рабочих по всей стране во время забастовок, которые в конечном итоге привели к остановке колониальной экономики.В течение десяти лет Судан добился независимости.

На следующее утро, когда мы ехали дальше, Гедо становился все тише, а признаки человеческого жилья становились все реже. В Кариме, маленьком городке в 150 милях к северу, мы наткнулись на флот брошенных нильских пароходов, севших на мель на берегу реки; под лестницей висели металлические таблички с именами корабельных мастеров из Портсмута, Саутгемптона и Глазго, ручная работа каждой компании, которая теперь медленно поддается воздействию стихии. Мы карабкались по затянутым паутиной каютам и по гниющим соляриям, а затем решили взобраться на близлежащий Джебель-Баркал — Святую гору по-арабски — где орлы осторожно выслеживали нас с неба.Омар непрерывно комментировал наше продвижение, представив безупречную пародию на Герцога, и это оказалось настолько болезненным для всех в пределах слышимости, что орлы начали пикировать на нас. Мы пустились бежать, укрываясь среди разбросанных горных руин.

Джебель-Баркал когда-то считался домом Амона, царя богов и бога ветра. Фрагменты храма Амона до сих пор видны у подножия скал. За последние несколько тысячелетий Джебель-Баркал был крайней границей египетских царств фараонов, центром автономного нубийского региона и вассальной провинцией империи со штаб-квартирой в тысячах миль от Константинополя.В современную эпоху четких границ и кажущихся стабильными национальных государств Бир-Тавиль кажется невозможной аномалией. Но стоя над зубчатыми расщелинами Джебель-Баркала, глядя на регион, который переходил между столькими разными правителями и являлся частью стольких различных механизмов власти над землей, наша конечная точка начала казаться более знакомой.

Брошенные пароходы по Нилу сели на мель на берегу реки в Кариме. Фотография: Омар Роберт Гамильтон

На следующий вечер мы разбили лагерь в Абу Хамеде, на самом краю пустыни.За ветхими кафетериями, которые возникли, чтобы обслуживать общину кустарных золотодобытчиков — дым от кальяна и шум египетских мыльных опер, доносящихся до ночи, — Омар и я увидели очертания крупных сельскохозяйственных мелиоративных проектов, силуэты которых вырисовывались вдалеке на фоне звездное небо. С 2008 года, когда мировые цены на продовольствие подскочили, начался бум того, что критики называют «захватом земель»: международные инвесторы и суверенные фонды благосостояния скупают в аренду огромные участки африканской территории, чтобы интенсифицировать производство сельскохозяйственных культур на экспорт, и приведение такой территории под контроль стран Европы, Азии и Персидского залива.Пахотные земли были первыми, на которые нацелились, но все чаще пустынные районы также отгораживают и продают. Возле Абу-Хамеда саудовские компании «озеленяют» песок, покрывая его почвой и водой, чтобы сделать его плодородным, что приводит к тревожным последствиям как для окружающей среды, так и для местных общин, некоторые из которых уже давно отстаивают свои обычные права на землю. площадь.

Не так давно пророки глобализации провозгласили надвигающийся упадок национального государства и возрождение мира без границ, созданного по образцу беспрепятственных операций международных финансов, не обращающих внимания на государственные границы.

Возрождающийся популистский национализм — и кризис с беженцами, разжигающий его пламя, — продемонстрировали преждевременность таких заявлений, и инвесторы больше, чем когда-либо, зависят от национальных правительств, открывающих новые территории для спекуляций и накопления, а также дисциплинирующих граждан, которые осмеливаются стоять на пути. Но нет никаких сомнений в том, что сейчас мы живем в мире, где власть капитала глубоко разрушила старые представления о политической власти внутри национальных границ. По всей планете институты, которые самым непосредственным образом влияют на нашу жизнь, — банки, автобусы, больницы, школы, фермы — теперь могут быть проданы тому, кто больше заплатит, и ими будут управлять прихоти транснациональной финансовой элиты.Там, где национальные границы когда-то ограничивали население, способное практиковать коллективный суверенитет над своими собственными ресурсами, в 21 веке они все больше и больше выглядят как контейнеры для инвентаря частных активов, каждый из которых ждет, чтобы его соединили, нарезали кубиками и продали по всему миру.

Именно в Абу-Хамеде, лежа ночью без сна в спальном мешке, укрытом в неглубокой ложбинке на песке, я понял, что чем ближе мы подходим к месту назначения, тем больше я понимаю, что в нем такого соблазнительного.Теперь, когда Бир-Тавиль появился в поле зрения, это стало казаться не заблуждением, а скорее вопросом: есть ли что-нибудь естественное в том, как границы и власть функционируют в современном мире?


В конце концов, обошлось без фанфар. Туманным днем ​​во вторник, через 40 часов после того, как мы съехали с дороги в Абу Хамеде, через 13 дней после того, как мы приземлились в Хартуме, и через шесть месяцев после того, как пунктирные линии Бир-Тавила впервые появились перед нашими глазами, Омар издал крик со спины. джипа.Я проверил наши GPS-координаты по спутниковому телефону и сверил их с картой. Гедо, узнав, что мы теперь в Бир-Тавиле и вне владений какой-либо страны, тут же вынул ружье и произвел залп. Мы вскарабкались на небольшой пригорок и воткнули в скалы наш несколько заброшенный флаг – желтую пустынную лису на фоне черного круга, окаймленную зеленым и красным треугольниками, – потом сели и посмотрели на горизонт, отслеживая взлеты и падения далекие горы и следуя изгибам затонувших долин, когда они пересекались друг с другом, как вены в песке. Небо и земля казались огромными и бесконечными, а теплые камни вокруг нас рассыпались в наших руках. Через пару часов Гедо сказал, что уже поздно, поэтому мы снова забрались в джип и начали долгий путь домой.

Задолго до того, как началось наше путешествие, мы надеялись — хотя и не особенно пылко — что сможем сделать с ним что-то, что-то важное; что, вычеркнув такое туманное место, мы могли бы найти кратчайший путь к социальной справедливости, в двух днях езды от ближайшего крана или телефона.Мы думали, что на 800 квадратных милях пустыни мы сможем использовать очертания окружающего мира, чтобы ниспровергнуть его.

Иеремия Хитон, за рамками «царства для принцессы» и грядущей диснеевской экранизации (права на экранизацию своей истории он продал за нераскрытую плату), кажется — хотя и с почти диаметрально противоположной философской точки зрения — убежден в чем-то подобном . Для него это либертарианская фантазия, предлагающая свободу не от беззаконий капитализма, а от вмешательства правительства, которое его тормозит. Как и мы, он хочет воспользоваться причудой системы, чтобы бросить ей вызов. Когда я разговаривал с Хитоном, он с искренним энтузиазмом сказал мне, что его страна (еще не признанная каким-либо другим государством или международным органом) предложит великим новаторам мира место для разработки своей продукции, не обремененное налогами и регулированием, место, где частное предпринимательство не сталкивается с собственными социально предписанными границами. Он заверил меня, что крупные компании изо всех сил стараются присоединиться к его видению.

Импровизированный флаг Джека Шенкера, установленный в Бир-Тавиле. Фото: Омар Роберт Гамильтон

«Вы были бы удивлены тем, какой прямой контакт с корпоративным уровнем произошел со мной, — настаивал Хитон во время нашей беседы.«Это не было проблемой для меня, чтобы выйти и продать себя на этой идее. Многие из этих крупных корпораций видят рыночные возможности в том, что я делаю». Он нарисовал картину Бир-Тавила, где однажды проводятся смелые научные исследования, новаторские предприятия по производству продуктов питания и альтернативные банковские системы, которые работают на благо клиентов, а не руководителей. Я спросил его, понимает ли он, почему некоторые люди находят его планы и предположения, на которых они основаны, крайне сомнительными.

«Есть такая поговорка: если бы вы были королем на один день, что бы вы сделали по-другому?» он ответил.«Задумайтесь над этим вопросом сами и примените его к своей стране. Это то, чем я занимаюсь, но в гораздо большем масштабе. Это не колониализм; Я человек, а не страна, я не брал землю, принадлежащую какой-либо другой стране, и не добываю ресурсов, кроме солнца и песка. Я всего лишь человек, пытающийся улучшить положение других людей. У меня самые чистые намерения в мире сделать эту планету лучше, и попытаться критиковать это только потому, что я белый человек, сидящий на земле посреди нубийской пустыни… момент.«Ну, — заключил он, — это действительно по-детски».

Но если каким-то чудом Хитон когда-нибудь получит мировое признание в качестве законного лидера независимого государства Бир Тавили, будет ли его предложение корпорациям — обосноваться здесь, чтобы избежать уплаты налогов и избежать оков демократического надзора — на самом деле сделать что-нибудь «улучшать положение других людей»? Часть очарования невостребованных пространств заключается в их радикальном потенциале предложить чистый холст, но, как мы с Омаром запоздало поняли, ничто и нигде не начинается с нуля. Любая утопия, основанная на концепции terra nullius , принесшей огромные исторические разрушения, строится на гнилом фундаменте.

По правде говоря, ни одно место не является «мертвой зоной», остановленной вовремя и созревшей для частного захвата — меньше всего Бир-Тавиль, что в переводе с арабского означает «долгий колодец» и явно было местом значительной человеческой деятельности в прошлом. . Хотя сегодня здесь нет постоянных жилищ, этот участок пустыни по-прежнему используется членами племен абабда и бишарин, которые перевозят товары, пасут урожай и разбивают лагерь в песках.(Не последней из наших неудач было то, что нам не удалось поговорить ни с одним из народов, которые прошли через Бир-Тавиль до нашего прибытия.) Их связи с этим районом могут быть основаны на традиционных, а не на письменных утверждениях, но Бир-Тавиль «нейтральная земля» не более, чем территория, когда-то известная как Британская Восточная Африка, где terra nullius неоднократно использовалась в начале 20-го века как зарегистрированными компаниями, так и британским правительством, которое поддерживало их, чтобы оправдать присвоение территории у коренных народов. «Я не могу допустить, чтобы бродячие племена имели право не пускать другие и высшие расы на большие участки, — восклицал в то время британский уполномоченный сэр Чарльз Элиот, — только потому, что они приобрели привычку бродить по гораздо большей территории, чем они могут использовать».

Бир Тавиль не является terra nullius . Но «ничьи земли» — или, по крайней мере, неоднозначные пространства, где границы странным образом изменяются, а суверенитет нарушается, — реальны и существуют среди нас каждый день. Некоторые терпят в аэропортах, в центрах задержания иммигрантов и в очагах экономической неблагополучности, где государства отказались от какой-либо ответственности за своих граждан.Другие ничейные земли переносят беженцы, которым еще не предоставлено убежище, независимо от того, где они могут быть — бежав из несостоявшихся государств или стран, которые отказали бы им в правах гражданства, они в лучшем случае занимают мир правовой неразберихи, и полное исключение в худшем случае.

Возможно, поэтому, когда мы выключили камеру и оставили Бир Тавил позади, мы с Омаром почувствовали себя немного разочарованными. Или, возможно, мы разделяли чувство разочарования, потому что мы смутно осознавали, что что-то грохочет дома, в Каире, где миллионы людей собирались начать эпическую борьбу против политической и экономической изоляции — не уходом на ничейную землю, а противостоянием государству. власть в лоб, на улицах.Через неделю после нашего возвращения в Египет в стране вспыхнула революция.

Границы — вещь текучая; они помогают определить нашу идентичность, и все же так часто мы используем нашу идентичность, чтобы раздвигать границы и перекраивать их. На данный момент границы, разделяющие национальные государства, остаются, но их цель меняется, а отношение, которое они имеют к нашей собственной жизни и нашим правам, становится все более нестабильным. Если Бир-Тавиль — выдающееся неоднозначное пространство — что-то значит для тех, кто живет далеко от него, возможно, это напоминание о том, что никакая конкретная конфигурация власти и управления не является неизменной. Пока мы молча и полудовольно ехали обратно мимо золотоискателей, ветхой столовой и тяжелой техники саудовских ферм — Гедо за рулем, Омар спал, а я смотрел в никуда, — я понял, что понял. не смог ухватиться за ту ленивую ночь распития пива на балконе Омара. Последняя по-настоящему «невостребованная» земля на земле на самом деле является предписанием: нам не следует искать мифическую территорию, где мы можем спрятаться от вещей, которые нас злят, а вместо этого направить этот гнев на восстановление территории, которую мы уже называем своей.

Следите за длинным чтением в Твиттере на @gdnlongread или подпишитесь на еженедельную рассылку длинного чтения здесь.

Закон о землях коренных народов от 1913 г.

Введение

История лишения белых колониальных земель началась не с принятия в 1913 году Закона о коренных землях, а восходит к расширению голландских колониальных поселений на мысе. Раскулачивание земли и скота привело к войнам между койхои, сан, коса, зулу, сото и рядом других этнических групп против колониальных поселенцев. С ростом завоевания африканцев возник вопрос о том, как поступать с африканцами, который правительство назвало «туземным вопросом». Вкратце, этот термин был вольно определен на Межколониальной конференции 1903 года как «охватывающий настоящий и будущий статус всех коренных жителей Южной Африки и их отношение к европейскому населению». В то время как первоначальная часть лишения земель началась с аннексии и раздела территории, со временем как африканеры, так и британцы сделали прокламации и приняли законы, чтобы вытеснить африканцев с их земель при объединении районов белых поселений.Таким образом, к моменту принятия Закона о земле 1913 года Южная Африка уже двигалась в направлении пространственной сегрегации посредством лишения земли. Одним из ключевых законодательных актов, заложивших основу пространственно разделенной Южной Африки, был Закон Глена Грея, принятый в 1894 году.

После окончания войны в Южной Африке англичане и африканеры начали работу по созданию Южно-Африканского Союза, что и было завершено в 1910 году. Однако чернокожие были исключены из значимого политического участия в его формировании и будущем.Британские и африканерские землевладельцы и промышленники запустили процесс, который должен был консолидировать их богатство, исключая чернокожих с помощью законодательных средств.

Закон Глена Грея 1894

Закон Глена Грея был принят в 1894 году, когда завершилась аннексия Транскея и Пондоленда. Район Глен Грей был расположен частично в Квинстауне, а частично в подразделениях Вудхауза Капской колонии. В нем было множество долин, пригодных для земледелия и выпаса скота.Колониальным поселенцам удалось лишь частично захватить землю для оккупации, и район остался в основном в руках африканцев. В 1879 году эта земля была провозглашена магистратским районом, предназначенным для миссионерских и железнодорожных целей, а также сельскохозяйственными угодьями для белых и африканцев. Белые фермеры возмущались тем, что африканцы владеют землей, и требовали, чтобы она была у них отобрана. Они утверждали, что африканцы, в частности тембу, утратили свое право на землю, когда боролись против колониального правительства.

Парламентариев беспокоил вопрос о землевладении и рабочей силе в Африке с 1880-х годов. В 1892 году была назначена комиссия для расследования, среди прочего, земельной собственности Глен Грей. В отчете сделан вывод, что земля принадлежала народу тембу и что каждой семье принадлежало 55 с половиной моргенов* земли сельскохозяйственного назначения и пастбища.

Морген — старая южноафриканская единица измерения площади земли, равная примерно 2,1 акра

Комиссия рекомендовала, чтобы индивидуальная собственность на землю, ограниченная одной семьей, была желательной.Это вынудит избыточное или избыточное количество людей работать и предотвратит приток новых африканцев в этот район.

Например, Виктор Сэмпсон, фермер и кандидат на выборах от Тембуленда, спонсируемый Afrikaner Bond, жаловался на перенаселенность африканцев в районах, где они жили, и на то, что африканские места забирают рабочую силу с ферм, принадлежащих белым. Он рекомендовал реструктуризацию собственности на землю как способ контроля над африканским населением. Он объяснил, что это будет сделано путем предоставления каждому существующему главе семьи индивидуальной собственности на обследованный участок земли и продажи того, что осталось белым.

Закон был составлен Сесилом Джоном Роудсом и его секретарем Милтоном и был направлен на решение трех основных вопросов: земли, труда и избирательного права. Идеи Закона были основаны на двух комиссиях, ранее созданных колониальным правительством, — Капской комиссии по законам коренных народов (1883 г.) и Комиссии Глена Грея (1893 г.). Кроме того, на Закон повлияли взгляды различных колониальных администраторов на Транскейских территориях, и африканерские облигации легли в основу Закона Глена Грея.По сути, точка зрения Родса заключалась в том, что к «туземцам» нужно относиться иначе, чем к европейцам. Он утверждал, что его намерение с помощью Закона состояло в том, чтобы «дать туземцам интерес к земле, позволить высшим умам среди них заботиться о своих местных потребностях, убрать столовые и дать им стимул к труду».

Сесил Джон Родс назвал закон Глена Грея «Африканским биллем», потому что он предполагал, что он будет распространен не только на Транскейские территории и любой район в Капской колонии, оккупированный тем, что он назвал «аборигенами». увидел, что закон был распространен на другие британские колонии за пределами Южной Африки.

Когда наконец был принят Закон Глена Грея, он предусматривал раздел всей неотчуждаемой земли в округе на участки. Места были обследованы и разделены на части примерно по четыре моргена для каждого существующего оккупанта и других претендентов, которые были одобрены губернатором. Земля не могла быть заложена, а оставшаяся земля должна была служить в качестве общего имущества. Отчуждение и передача земли должны были быть одобрены губернатором. Не должно было быть субаренды или раздела земли, должен был применяться принцип «один человек — один участок».Части выделенной земли должны были быть переданы семье в соответствии с законом о первородстве (когда первенец мужского пола наследует собственность). Земля могла быть конфискована, если лицо, получившее землю, не уплатило стоимость обследования или оброка в год и за восстание.

Каждое место, установленное Законом, было передано под контроль совета из трех человек из числа землевладельцев-резидентов, назначаемых губернатором. Совет занимался такими вопросами, как затоваривание скота и общины.Правительство взимало ежегодный налог в размере 5 шиллингов с каждого землевладельца и 10 шиллингов с каждого взрослого мужчины, проживающего в округе, которого магистрат признал пригодным для работы для финансирования своей деятельности. Однако те, кто работал за пределами округа в течение 3 месяцев и более, освобождались от налога на этот год. Родс отверг идею предоставления африканцам большего количества земли как решения проблемы, которую он считал проблемой растущего африканского населения. Как отмечает Эджкомб, «основной целью предоставления земли было закрепление существующего населения на земле.Любое увеличение впоследствии должно было выйти и работать».

Франшиза

Закон Глена Грея также ввел положения, ограничивающие число африканцев, имеющих право на получение права голоса. С 1852 года, когда была обнародована Конституция Кейптауна, она предусматривала франшизу для дальтоников на основе владения и занятия, а также собственности, будь то отдельно или совместно с какой-либо землей, среди других условий. Растущее политическое сознание африканцев явно беспокоило колониальное правительство.Когда в 1865 году британская Каффария (бывшая область Сискея) была аннексирована, расовый баланс сместился в пользу африканцев, которые стали составлять 55% населения, в то время как у белых было 25%, а у цветных — 20%. Кроме того, в период с 1882 по 1886 год увеличилось количество регистраций африканцев в качестве избирателей. Белые, особенно африканеры, к которым африканцы относились с глубоким подозрением, были обеспокоены, поскольку это имело политические последствия для их кандидатов. В качестве меры по ограничению этого растущего африканского влияния в 1887 году был принят Закон о парламентской регистрации избирателей. В соответствии с Законом земля, находящаяся в коммунальном владении, не учитывалась как квалификация для регистрации франшизы. Это привело к дисквалификации значительного числа африканцев в Капской колонии, поскольку земля находилась в племенном или общинном владении, особенно в Транскее и Капской провинции.

Однако белые не были удовлетворены и продолжали настаивать на дальнейшем снижении квалификации африканцев во франшизе. Лидер Дж. Х. Хофмейера, африканер Бонд, жаловался в 1891 году, что «Закон не сделал достаточно, чтобы уменьшить угрозу, которую представляют африканцы для белых избирателей.Чтобы успокоить недовольство белых, в 1892 году был принят Закон о избирательных правах и голосовании, который повышал квалификацию и требовал, среди прочего, чтобы избиратель мог поставить свою подпись и указать адрес проживания. Позже Родс утверждал, что африканцы были гражданами, которые были еще детьми, и правительство защищало их землю, поэтому «они не имели права претендовать на голосование на ней». Таким образом, Закон Глена Грея последовал за предыдущим законодательством, которое начало использовать землю в качестве инструмента для ограничения участия африканцев в политической жизни.Таким образом, статья 26 Закона Глена Грея была направлена ​​​​на устранение угрозы для белых избирателей, которую представляет политика расширения индивидуального землевладения. Колониальное правительство надеялось, что, когда закон будет принят, земля, находящаяся в общинном или племенном владении, просто перейдет в индивидуальное владение.

Закон Глена Грея систематически ограничивал количество африканцев, которые могли жить на своей земле и владеть ею. Это также подтолкнуло тех, кто считался неподходящим для приобретения земли, покинуть этот район и искать работу на фермах или в других формах занятости за пределами округа Глен Грей.

Комиссия по делимитации земель Зулуленда и отчет Лагдена

В августе 1902 года в Натале была назначена Комиссия по разграничению земель Зулуленда для расследования и вынесения рекомендаций по разграничению земель между белыми и африканцами в Зулуленде. Комиссия представила свой отчет в октябре 1904 г. и рекомендовала, чтобы 40% лучших и плодородных земель были зарезервированы для оккупации белых с января 1906 г. Африканцы, ставшие арендаторами на фермах белых, были переселены на оставшиеся территории, которые были объявлены резервы.

Затем, в 1903 году, лорд Милнер назначил сэра Годфри Лагдена председателем комиссии, которая должна была составить отчет о «делах туземцев» в четырех южноафриканских колониях, которые должны были войти в состав Южно-Африканского Союза. Комиссия поддержала идеи Теофила Шепстона, который способствовал созданию так называемых «туземных заповедников» для облегчения административного управления.

Комиссия утверждала, что «туземцы» имели особые права на зарезервированные земли как на исконные земли, принадлежавшие их предкам.Предположительно, этими правами владения и пользования управлял вождь племени от имени народа, и эти вожди, как утверждается, «передали свои суверенные права, включая свои полномочия по управлению общинными землями, Короне посредством процесса мирной аннексии». Таким образом, Корона была обязана управлять «туземцами» в соответствии с традиционными способами управления, основанными на племенах. Историк Найджел Уорден указывает, что «предложения о сроках пребывания в должности, содержащиеся в отчете Лагдена, знаменовали собой отход от британской миссии по« цивилизации »своей колонии. территорий в пользу решения о ретрибилизации африканского населения.

Среди других проблем, поднятых комиссией, было «безудержное заселение туземцев на частные фермы, будь то в качестве арендаторов или иным образом», которое было описано как «зло и противоречащее интересам страны». интересы европейцев, чтобы предотвратить нежелательное расширение «земли, занятой коренными народами»». Как отмечает Хайнц Клуг, в своем отчете комиссия «разработала видение будущей южноафриканской федерации, основанное на территориальной сегрегации черных и белых как постоянный обязательный признак общественной жизни.

Кроме того, комиссия продемонстрировала патерналистское отношение к африканцам, заявив, что этот племенной уклад был тем, где «отец осуществляет власть в своей семье». Комиссия предоставила белым людям право «управлять «туземцами» как нацией не по возрасту». Циммерман и Виссер также отмечают, что комиссия единогласно пришла к выводу, что в интересах европейцев «страна должна быть сегрегирована: земли, принадлежащие африканцам, переданные им в доверительное управление или подпадающие под действие обычного права, должны храниться строго отдельно на «белом» Юге». Африка.Очевидно, Лагденская комиссия сыграла ключевую роль в ряде процессов, которые заложили основу для Закона о коренных землях 1913 года и пространственной сегрегации в Южной Африке.

Прочие земельные комиссии до Закона о земле

Проблема земли и сегрегации продолжала набирать обороты в период, предшествовавший образованию Союза. В 1907 году Капская колония назначила ведомственную комиссию для расследования заселения земель на незарезервированных землях, чтобы разобраться с самозахватами и обеспечить соблюдение существующих законов.Рекомендации комиссии привели к созданию в декабре 1909 г. еще одной комиссии для решения этой проблемы. Но работа комиссии 1909 г. была прервана событиями, связанными с подписанием Южно-Африканского союза в 1910 г. В ее отчете рекомендовалось отказаться от пастбищного земледелия в пользу сельскохозяйственного земледелия.

Между 1906 и 1907 годами Комиссия по делам коренных народов Натала, которая была назначена для расследования восстания Бамбата, также занималась земельным вопросом.В своем отчете комиссия установила, что «исконные земли исконные земли были перенаселены и неэффективно заняты». Комиссия рекомендовала назначить инспекторов по местонахождению, которые будут способствовать более тесному поселению в африканских районах и поощрять их к внедрению усовершенствованных методов ведения сельского хозяйства. Очевидно, это было сделано для того, чтобы подготовить «аборигенов» к местным заповедникам и местам для размещения более крупных сообществ.

В колонии Оранжевой реки также была создана Комиссия по туземцам и делам коренных народов, которая представила свой отчет в 1909 году. Цветные люди и африканцы не могли владеть собственностью за пределами заповедников. Комиссия отвергла идею создания дополнительных резервов, поскольку это привело бы к скоплению людей в новых резервах, что вызвало бы нехватку рабочей силы. Он также заявил, что в колонии Оранжевой реки нет земли для этой цели, и осудил издольщину, рекомендовав строгое соблюдение Постановления о господах и слугах.

Доклады различных комиссий и законодательные акты в разных провинциях до образования Союза — все это способствовало формированию политики правительства в отношении «туземцев» и земли.Во всех провинциях были разграничены африканские локации или заповедники. Несмотря на то, что чернокожие могли приобретать землю в Кейптауне, Натале и Трансваале, классификация их территорий как заповедников соответствовала модели расовой сегрегации.

По отношению к Союзу горячо обсуждался вопрос о «туземной» собственности на землю, особенно в отношении избирательного права в Капской провинции. Чернокожие в Капской провинции имели права франчайзинга, которые были связаны с имущественным цензом. Следовательно, любое предложенное законодательство, направленное на ограничение владения собственностью, наоборот, налагало ограничения на осуществление этого права франшизы.Главный вопрос заключался в том, должны ли чернокожие потерять право на избирательное право или оно должно быть распространено на другие провинции. В конце концов было решено, что ситуация останется неизменной, а Союз займется этим вопросом после своего образования.

После образования Союза в 1910 г. правительство белого меньшинства не упускало из виду земельный и «туземный» вопрос. В ноябре 1910 года был назначен Специальный комитет во главе с Генри Бертоном, недавно назначенным министром по делам коренных народов, которому было поручено исследовать поселение коренных жителей в связи с проблемой самозахватов.В конце своей работы комитет подготовил предварительный законопроект, в который вошли его выводы, но они не использовались до тех пор, пока в парламент не был внесен законопроект о землях коренных народов. Комитет согласился с отчетом Комиссии по делам коренных жителей Южной Африки, в котором говорилось, что «пришло время, когда земли, предназначенные и выделенные» в качестве местонахождений, заповедников или иным образом должны быть определены, разграничены и зарезервированы для коренных жителей законодательным актом». ( S.C. 3-1910, Доклад Специального комитета по делам коренных народов, стр.5 .)

Очевидно, основные элементы Закона о землях коренных народов 1913 года были заложены в течение определенного периода времени до принятия самого Закона. Как отмечает Марлин Флимер, «Закон о землях коренных жителей 1913 года был просто кульминацией этих более ранних шагов».

Закон о землях коренных народов (№ 27 от 1913 г.)

Одним из важных шагов, предпринятых правительством белого меньшинства в решении проблемы «туземного вопроса», стало принятие Закона о землях коренных народов (№ 27) 19 июня 1913 года.Этот акт оказал глубокое влияние на африканское население по всей стране. Он также заложил основу для другого законодательства, которое еще больше закрепило лишение собственности африканцев, а затем сегрегацию цветных и индейцев.

В Законе «туземец» определяется как «любое лицо, мужчина или женщина, принадлежащее к аборигенной расе или племени Африки; и далее включает любую компанию или другое объединение лиц, корпоративное или некорпоративное, если лица, владеющие контрольным пакетом акций, являются местными жителями.Очевидно, это коснулось миллионов африканцев. Самым катастрофическим положением Закона для африканцев был запрет на покупку или аренду земли на 93% территории Южной Африки. По сути, африканцы, несмотря на то, что их было больше, были ограничены владением 7% земли Южной Африки. Эта ставка была увеличена до 13,5% в соответствии с Законом о доверительном управлении коренными жителями и землей, который был принят в 1936 году. В разделе 1, подразделе «а» Закона о землях коренных народов 1913 года говорится, что «коренной житель не должен заключать какие-либо соглашения или сделки для покупки, аренда или иное приобретение от лица, не являющегося уроженцем, любой такой земли или любого права на нее, доли в ней или подневольного состояния в отношении нее. Однако африканцам было разрешено покупать и продавать землю в заповедниках или запланированных районах, в то время как белым запрещалось владеть землей в этих местах, как указывалось в Законе:

. Лицо, не являющееся туземцем, не должно вступать в какие-либо соглашения или сделки по покупке, аренде или иному приобретению у туземца любой такой земли или любого права на нее, доли в ней или повинности в отношении нее.

Закон также включал положения о запрете самозахватов, запрещающие использование издольных культур, а также определял границы заповедников, которые назывались запланированными территориями.Харви Фейнберг и Андре Хорн заявляют, что «зарегистрированные территории включали земли, которые африканцы приобрели в дар от правительства Южно-Африканской Республики Оранжевого Свободного государства, ранее созданные места или заповедники, земли, находящиеся в собственности в рамках неформальной и формальной системы опеки, которая возникла в девятнадцатом веке. в Трансваале, а земли куплены в Капской провинции и Натале». В широком смысле скваттер был «местным» арендатором, который платил за свою аренду деньгами или делился частью своей продукции с фермером.Следовательно, эффект Закона о земле заключался в «устранении чернокожих арендаторов и замене их в белых районах чернокожими слугами или рабочими, которым больше не разрешалось сдавать землю в аренду в белых районах».

Марлин Флеммер указывает, что закон был принят, чтобы облегчить проблему бедных белых сельскохозяйственных рабочих, которые конкурировали за работу на фермах с чернокожими рабочими, особенно «местными» фермерами-арендаторами. Давление с целью принятия такого законодательства исходило, в частности, от Трансвааля и Оранжевого Свободного Государства, где вышеупомянутый вопрос был проблемой.По словам Патриции Гратен Диксон, «Закон о коренных землях был также мерой, призванной защитить белых не только богатых белых фермеров, которым была гарантирована львиная доля доступной земли, но и безземельных владельцев, которые впоследствии гарантировали работу на фермах других. и белые городские бедняки, которых уже нельзя было заставить конкурировать с квалифицированными или полуквалифицированными туземцами». Таким образом, Закон вышел за рамки простого лишения людей их земли, он закрыл для африканцев другие пути получения средств к существованию, кроме работы на белых фермеров и промышленников.

Важно отметить, что Закон о земле был принят до того, как было принято решение о том, какая земля должна быть выделена или зарезервирована для чернокожих, а какая земля должна быть выделена для белых. Пока это не было решено, правительство поддерживало статус-кво, запрещая чернокожим получать землю за пределами так называемых «зарегистрированных территорий». Таким образом, пункт в Законе о создании комиссии, которая рассмотрит вопрос о поиске земли для черных и белых, был попыткой правительства реализовать Закон.В результате была создана Комиссия по исконным землям (НКК).

Комиссия по исконным землям (Комиссия Бомонта)

В августе 1913 года была провозглашена Комиссия по исконным землям. Ее главой был назначен сэр Уильям Бомонт, бывший администратор в Натале и судья Верховного суда. Комиссия, которая также стала известна как Комиссия Бомонта, начала свою работу 8 сентября 1913 года. Комиссии было предоставлено два года на выполнение своей работы и представление отчета, который затем будет использован для разграничения земель.Ему было поручено исследовать наличие земли и определить границы для постоянной территориальной сегрегации между черными и белыми людьми. Два основных вопроса были:

1. «Какие районы в пределах Южно-Африканского Союза должны быть выделены в качестве территорий, в которых коренным жителям не разрешается приобретать или арендовать землю или доли в земле?»

2. «Какие территории в пределах Южно-Африканского Союза должны быть выделены в качестве территорий, в пределах которых лицам, кроме коренных жителей, не разрешается приобретать или арендовать землю или доли в земле?»

Проще говоря, основная цель Комиссии при ответе на эти вопросы заключалась в том, чтобы найти землю в Южной Африке и разделить ее между черными и белыми людьми с юридическими границами для регулирования ее собственности. В период с 1913 г. до представления своего отчета в марте 1916 г. Комиссия Бомонта объехала страну, очерчивая границы и рекомендуя, какие территории должны быть отданы белым, а какие — чернокожим.


Нажмите, чтобы увеличить

Когда комиссия представила свои выводы, она рекомендовала ограниченное увеличение африканских территорий. Однако окончательное решение оставалось за каждой провинцией Союза. Все провинции, кроме Капской, уменьшили площадь, первоначально рекомендованную комитетом.Однако это не было реализовано до 1936 года.

В ходе работы Комиссии стали очевидны расовые предрассудки, предполагавшие превосходство белых людей над чернокожими. Например, комиссар отмечает, что европейцам, которые жили в Квелера-Маойплатс, «к сожалению, не хватало многого, что доказывало бы превосходство белых над черными». Впоследствии он рекомендовал этот район для заселения туземцами, потому что это была «плохая почва с крутыми и кислыми пастбищами столь ограниченной протяженности»… Только кафр с его ограниченными потребностями мог существовать на таких условиях. Он добавляет, что при оценке пригодности местности для заселения не советовался с «аборигенами» на случай, если они станут «агрессивными и раздражающими своих европейских соседей». ( Отчет земельного комиссара, том 1, приложение VIII ).

Влияние Закона о земле

Возможно, наиболее заметным следствием Закона было то, что он лишил африканцев доступа к земле, которой они владели или арендовали у белых фермеров. Сол Плаатье писал: «В результате принятия Закона о землях коренных жителей в разных провинциях можно увидеть группы туземцев, ищущих новые земли.Они перебрались из Свободного государства в Натал, из Натала в Трансвааль и из Трансвааля в Британский Бечуаналенд» ( Native Life in South Africa, стр. 99 ). Очевидно, что Закон конфисковал то самое достояние, которое занимало центральное место в жизни африканцев, и сделал их обездоленными.

Закон также «свел к минимуму конкуренцию, лишив чернокожих права покупать землю и возможности стать акционерами земли, принадлежащей белым». По сути, Закон о земле положил конец ограниченной независимости африканских фермеров от земли, принадлежащей белым.Несмотря на Закон о земле, издольщина и аренда рабочей силы продолжались. Это произошло из-за длительной задержки в его реализации и потому, что белые землевладельцы, которые хотели сохранить издольщиков или арендаторов, нашли способы обойти закон.

Тем временем африканские сельскохозяйственные рабочие изо всех сил пытались удержать свою землю, какой бы маленькой она ни была. Таким образом, влияние Закона о земле на чернокожих было глубоким. Оно раскулачило и заперло чернокожих в рабство. Как писал Соломон Плааджи, «раздел закона, запрещающий туземцам нанимать землю, является особенно суровым.Было объяснено, что его основная часть предназначена для превращения туземцев в крепостных» ( Native Life in South Africa, стр. 100 ). Африканцы, вынужденные переселяться в заповедники, часто не могли найти достаточно плодородной земли для выращивания сельскохозяйственных культур

Сразу после принятия Закона о земле белые фермеры начали рассылать чернокожим уведомления о выселении. Р. В. Мсиманг задокументировал некоторые из этих уведомлений в своей книге Закон о землях коренных народов 1913 года, Конкретные случаи выселений и лишений и т. Д. .Положение африканских фермеров еще больше ослабло, когда правительство начало предлагать белым фермерам ссуды под низкие проценты. Эти ссуды позволили белым фермерам улучшить свои фермы и купить сельскохозяйственную технику. Теперь они могли заниматься сельским хозяйством непосредственно на земле, ранее отведенной издольщикам. К 1936 году почти половина африканских рабочих в городах мигрировала с ферм белых.

африканских фермера, владевших землей внутри и за пределами заповедников, не получали никакой помощи от правительства в виде займов.Поэтому им становилось все труднее конкурировать с белыми фермерами, которые могли использовать улучшенные методы и расширять свои фермы.

Наконец, Закон заложил основу для отдельного развития посредством развития бантустанов, или хоумлендов.

Ответы на Закон о земле

Закон о землях коренных народов вызвал ожесточенное сопротивление, особенно со стороны чернокожих африканцев. 21 марта 1913 года, когда закон все еще находился в парламенте, Джон Л. Дубе, президент Южноафриканского национального конгресса коренных жителей (SANNC), опубликовал статью «Неправильная политика» в газете ILanga Lase Natal .Он раскритиковал законопроект о коренных землях и заявил, что он был направлен на то, чтобы угнетать африканцев, сказать им: «Убирайтесь, Фотесаке (так в оригинале), возвращайтесь в свои места или возвращайтесь к своим белым хозяевам».

В период с 28 февраля по 26 апреля 1913 г. африканские лидеры продолжали критиковать Закон о земле в газетных колонках. Однако все резко изменилось после первого чтения законопроекта 25 февраля. В разных уголках страны были организованы митинги протеста. 9 мая первый крупный митинг протеста был организован SANNC в Масонском зале в Санкт-Петербурге.Джеймс, Кейптаун. Присутствовали Джон Л. Дубе, Сол Мсане, д-р Ч. Х. Хаггер, мисс Молтено и адвокат Альфред Мангена, которые выступили на собрании. Он заявил, что «каждый пункт в законопроекте плох». В конце мая Дубе выступил на еще одном митинге протеста возле ипподрома в Дурбане.

Также в мае 1913 года SANNC направила делегацию к Якобусу Вильгельмусу Зауэру, чтобы убедить его не продвигать законопроект, который сделает африканцев скваттерами и сделает их бездомными. Депутация не получила положительного ответа.После этого Уолтер Рубусана написал генерал-губернатору Гладстону письмо с просьбой воздержаться от поддержки законопроекта. Он ответил, что это не входит в его конституционные функции.

25 июля 1913 года, после того как Закон о земле был принят, SANNC созвал конференцию в Йоханнесбурге и решил собрать средства, которые будут использованы для отправки в Великобританию делегации, которая обратится к имперскому правительству с апелляцией против Закона. Должностные лица Департамента по делам коренных народов просили SANNC не рассматривать их апелляцию, но SANNC сопротивлялась этим попыткам.

Сол Плаатье путешествовал по стране на велосипеде, собирая информацию о влиянии Закона о землях коренных народов. Источник: www.archiveshub.ac.uk

Затем, 14 февраля 1914 года, SANNC собрался и выбрал пять членов для поездки в Лондон: Джона Л. Дубе, доктора Уолтера Рубусана, Саула Мсане, Томаса Мапикелу и Соломона Т. Платье. Делегация выехала в Лондон и по прибытии встретилась с миссионерами и членами Общества защиты аборигенов. Позже они встретились с Льюисом Харкортом, секретарем по делам колоний, и направили петицию королю.Харкорт посоветовал им обратиться в парламент, а не в корону. Британское правительство не вмешивалось, и, следовательно, Закон о земле не был отменен.

Соломон Т. Плаатье опубликовал Жизнь туземцев в Южной Африке в знак протеста против Закона о земле. Принятие закона также вызвало марш протеста Махатмы Ганди. Кроме того, Африканская народная организация (АПО) также решительно выступила против Закона о земле.

Заключение

Как А.Дж. Кристофер отмечает: «Закон о коренных землях был официально задуман как первый этап в проведении постоянной границы между африканцами и неафриканцами». По сути, Закон о земле стал важнейшим сооружением в построении расово и территориально разделенной Южной Африки. Последующие законы, такие как Закон о городских районах (1923 г.), Закон о коренных народах и земельном доверительном управлении (1936 г.) и Закон о групповых территориях (1950 г.), усилили лишение земли и сегрегацию в Южной Африке. Тень Закона о землях коренных народов и других последовавших за ним законов все еще очевидна даже в Южной Африке после апартеида.Значительная часть земли остается в собственности белых фермеров. Тем не менее, перераспределение земли посредством политики добровольного покупателя и продавца, а также земельные претензии — все это попытки справиться с наследием систематического лишения права собственности на землю в Южной Африке.

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.