Права ответчика гпк: ГПК РФ Статья 38. Стороны / КонсультантПлюс

Содержание

Объективная необходимость

Президент АП Республики Марий Эл

8 июля 2015 г.

О необходимости рекомендаций защитникам по назначению в гражданском процессе



Материал «Исторический момент» в «Новой адвокатской газете» подталкивает к размышлениям о том, что все в адвокатской деятельности первостепенно. При этом целый ряд вопросов адвокатской практики не нашел закрепления в Кодексе профессиональной этики адвоката и требует установления определенных стандартов.

Одним из таких вопросов является участие адвоката по назначению в гражданском судопроизводстве в порядке ст. 50 ГПК РФ.

В соответствии со ст. 50 ГПК РФ суд назначает адвоката в качестве представителя в случае отсутствия защитника у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях.

Трудности участия адвоката-представителя в таком гражданском процессе связаны с ограничением его прав как представителя ст.

54 ГПК РФ, отсутствием возможности услышать доводы представляемой им стороны-ответчика.

Положение указанной статьи о том, что адвокат, назначенный судом в качестве представителя ответчика, в случаях, предусмотренных настоящей статьей, вправе обжаловать судебные решения по данному делу, вызывает вопрос: в каком случае адвокат может, а когда он обязан подать апелляционную жалобу на вынесенное судебное постановление?

В п. 4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката прямо указаны случаи, когда адвокат-защитник обязан обжаловать приговор.

Каких-либо рекомендаций по поводу обжалования судебных постановлений, вынесенных в гражданском судопроизводстве при участии адвоката в порядке ст. 50 ГПК РФ, Кодекс профессиональной этики адвоката не содержит.

Вместе с тем обжалование указанных судебных постановлений в апелляционном порядке, безусловно, имеет процессуальное значение. Отсутствие апелляционного обжалования решений судов препятствует их дальнейшему оспариванию в кассационном и надзорном порядке. Следует учесть и сроки, предусмотренные ч. 2 ст. 376 ГПК РФ, в течение которых судебные постановления могут быть обжалованы в суд кассационной инстанции.

Нередко адвокаты, участвующие в гражданском судопроизводстве по назначению, заявляют, что позиция ответчиков по делу им неизвестна, и хорошо, если добавляют, что иск не признают.

Конечно, есть примеры добросовестного и профессионального представительства по таким делам, должной подготовки дела, мотивированных отказов в предъявленном иске.

Изменения в ст. 50 ГПК РФ, закрепляющие право адвоката, назначенного судом в качестве представителя ответчика, на обжалование судебного решения по данному делу, расширяют полномочия адвоката, однако оставляют на его полное усмотрение реализацию его права на обжалование. В случаях жалоб ответчиков, что право обжалования судебного решения адвокатами не использовано, доводы последних в основном сводятся к тому, что место нахождения ответчика неизвестно и с ним нельзя было согласовать позицию.

В такой ситуации трудно оценить, прав ли адвокат, так как стандартов и разъяснений о том, какими должны быть его действия в этом случае, не имеется.

Можно долго обсуждать эту проблему, приводить примеры отдельных регионов, и все-таки напрашивается вывод, что разработка рекомендаций по этому вопросу – объективная необходимость.

Значение решений, принимаемых Комиссией ФПА РФ по этике и стандартам, прежде всего в том, что они могут быть не только рекомендациями, но и правилами, обязательными для исполнения адвокатами. Что не требует внесения поправок в Кодекс профессиональной этики адвоката.

Следует согласиться с мнением президента ФПА РФ Ю.С. Пилипенко, что образование Комиссии ФПА РФ по этике и стандартам – это исторический момент. Перед Комиссией стоит много задач, а ее работа имеет большое значение для адвокатской корпорации.


2. Права и обязанности лиц, участвующих в деле. Гражданское процессуальное право: конспект лекций

Читайте также

Статья 41.

Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле 1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии; заявлять отводы; представлять доказательства и знакомиться с доказательствами, представленными другими

3.1. Понятие лиц, участвующих в деле

3.1. Понятие лиц, участвующих в деле Можно дать следующее определение категории лиц, участвующих в деле – это участники процесса, обладающие юридической заинтересованностью в исходе дела, выступающие в процессе от своего имени и в силу этого наделенные определенным

10.2.2. Объяснения лиц, участвующих в деле

10.2.2. Объяснения лиц, участвующих в деле Гражданская процессуальная правоспособность (т. е. способность лица иметь гражданские процессуальные права, например, право обращаться в суд, знакомиться с материалами дела, заявлять ходатайства, представлять доказательства и

Статья 34.

Состав лиц, участвующих в деле

Статья 34. Состав лиц, участвующих в деле Лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным

Статья 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Статья 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле 1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам,

11. Понятие лиц, участвующих в деле

11. Понятие лиц, участвующих в деле В состав лиц, участвующих в деле, входят лица, обратившиеся в суд за защитой своих прав и законных интересов. В соответствии со ст. 34 ГПК РФлицами, участвующими в деле, признаются стороны (истец и ответчик), третьи лица, заявляющие

§ 1 Состав лиц, участвующих в деле

§ 1 Состав лиц, участвующих в деле В гражданском процессе круг лиц, участвующих в деле, не совпадает с кругом участников процесса (участников судопроизводства).К лицам, участвующим в деле, гражданское процессуальное законодательство России относит стороны, третьих лиц,

Глава 7 Участники судебного заседания. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Глава 7 Участники судебного заседания. Права и обязанности лиц, участвующих в деле В соответствии со ст. 34 ГПК РФ лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или

Каков состав лиц, участвующих в деле?

Каков состав лиц, участвующих в деле? В гражданском процессе круг лиц, участвующих в деле, не совпадает с кругом участников процесса (участников судопроизводства). К лицам, участвующим в деле, гражданское процессуальное законодательство России относит стороны, третьих

1. Понятие лиц, участвующих в деле

1. Понятие лиц, участвующих в деле В состав лиц, участвующих в деле, входят лица, обратившиеся в суд за защитой своих прав и законных интересов. В соответствии со ст. 34 ГПК РФ лицами, участвующими в деле, признаются стороны (истец и ответчик), третьи лица, заявляющие

2. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

2. Права и обязанности лиц, участвующих в деле Статья 35 ГПК РФ определяет круг прав и обязанностей лиц, участвующих в деле. Лица, участвующие в деле, имеют право:1) знакомиться с материалами дела;2) делать выписки из них;3) снимать копии;4) заявлять отводы;5) представлять

СТАТЬЯ 34. Состав лиц, участвующих в деле

СТАТЬЯ 34. Состав лиц, участвующих в деле Лицами, участвующими в деле, являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным

СТАТЬЯ 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

СТАТЬЯ 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле 1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам,

Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле 1. Статья называется «Права и обязанности лиц, участвующих в деле». Однако она содержит в развернутом виде лишь права этих лиц (хотя и их список не носит закрытого характера).

Что касается обязанностей, то в этом плане

СТАТЬЯ 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

СТАТЬЯ 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле 1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам,

Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Статья 41. Права и обязанности лиц, участвующих в деле 1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии; заявлять отводы; представлять доказательства и знакомиться с доказательствами, представленными другими

ГПК РФ. Статья 35. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

Статья 35.

Права и обязанности лиц, участвующих в деле

1. Лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; получать судебные повестки и иные судебные извещения, а также судебные постановления и их копии на бумажном носителе или в электронном виде, в том числе в форме электронного документа; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. При наличии в суде технической возможности лицам, участвующим в деле, может быть предоставлен доступ к материалам дела в электронном виде в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» посредством информационной системы, определенной Верховным Судом Российской Федерации, Судебным департаментом при Верховном Суде Российской Федерации.

1.1. Лица, участвующие в деле, вправе представлять в суд документы в электронном виде, в том числе в форме электронного документа, подписанного электронной подписью в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.

1.2. Лица, участвующие в деле, вправе представлять в суд иные документы в электронном виде, в том числе в форме электронных документов, выполненных указанными лицами либо иными лицами, органами, организациями. Такие документы выполняются в форме, установленной для этих документов законодательством Российской Федерации, или в свободной форме, если законодательством Российской Федерации форма для таких документов не установлена.

2. Лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные настоящим Кодексом, другими федеральными законами. При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве.

Права ответчиков

Права обвиняемых по уголовным делам защищены Четвертой, Пятой и Шестой поправками к Конституции. Хотя эти средства защиты предназначены для защиты людей от злоупотреблений со стороны правительства, правительство также обязано защищать своих граждан от преступной деятельности. Верховному суду пришлось рассмотреть обе проблемы.

Четвертая поправка

Четвертая поправка является гарантией против необоснованных обысков и конфискаций и требует, чтобы ордер на обыск выдавался только при наличии достаточных оснований.Если полиция превысит свои полномочия и проведет незаконный обыск, собранные доказательства могут быть неприемлемы в суде в соответствии с так называемым правилом исключения . Первоначально это правило применялось только к федеральным делам, но с 1961 года это правило было распространено на суды штатов. был несовершеннолетним, отпускал на свободу виновных подсудимых.Под председательством главных судей Уоррена Бергера и Уильяма Ренквиста Суд принял добросовестное исключение к Четвертой поправке. Это исключение использует лазейки в правиле исключения, например, когда полиция полагала, что у них есть действительный ордер на обыск, но оказалось, что он основан на устаревшей информации. Исключение о добросовестности применялось даже к обыскам без ордера, в отношении которых полиция могла доказать, что их намерения были законными. Безосновательные обыски основаны на широком толковании того, что является вероятной причиной, и разумном обыске.Общая тенденция заключалась в ослаблении гарантий личной безопасности в пользу контроля за преступным поведением.

Пятая поправка

Пятая поправка, вероятно, является одной из самых неправильно понятых гарантий личной свободы. В американском судебном процессе бремя доказывания лежит на обвинении; подсудимый невиновен, пока его вина не доказана, и имеет право хранить молчание. Прокуроры никогда не могут спросить обвиняемого, совершил ли он или она преступление. Слишком часто мы видим в новостях о реальных судебных процессах или инсценировках в кино или по телевидению кого-то, кто явно виновен, «утверждает Пятое».Проблема в том, что такое заявление для многих стало свидетельством того, что спикер виновен, что прямо противоположно намерению поправки. Чтобы гарантировать, что человек не будет свидетелем против самого себя, Верховный суд В деле Escobedo v. Illinois (1964) говорилось, что лицо имеет право на присутствие адвоката при допросе в полиции. В деле Miranda v. Arizona (1966) подозревается в нарушении его конституционных прав.Это заявление полиции теперь известно как предупреждение Миранды .

Шестая поправка

Шестая поправка касается прав обвиняемых в уголовных делах. Хотя суд присяжных считается фундаментальной гражданской свободой, только в 1968 году Верховный суд постановил, что это право является правом, которое государства обязаны признавать во всех уголовных процессах, кроме самых незначительных. Штаты по-прежнему могут устанавливать минимальное количество людей, составляющих жюри, и многие из них не требуют единогласного голосования присяжных для вынесения обвинительного приговора.В деле Gideon v. Wainright (1963) Верховный суд постановил, что право на помощь адвоката, предусмотренное Шестой поправкой, распространяется на штаты. Государство на любом уровне должно оказывать юридическую помощь обвиняемым, которые не могут позволить себе собственного адвоката.

Надлежащая правовая процедура и права обвиняемых по уголовным делам: Обзор | Конституция Аннотированный | Congress.gov

Пятая поправка:

Ни одно лицо не может быть привлечено к ответственности за преступление, караемое смертной казнью, или иное позорное преступление, кроме как по представлению или обвинительному акту Большого жюри, за исключением случаев, возникающих в сухопутных или военно-морских силах, или в милиция, когда она находится на действительной службе во время войны или общественной опасности; ни одно лицо не может подвергаться опасности для жизни или здоровья дважды за одно и то же преступление; ни в каком уголовном деле он не может быть принужден свидетельствовать против самого себя, а также не может быть лишен жизни, свободы или имущества без надлежащей правовой процедуры; равно как и частная собственность не может быть изъята для общественного пользования без справедливой компенсации.

Суд постановил, что практически все уголовно-процессуальные гарантии Билля о правах — Четвертая, Пятая, Шестая и Восьмая поправки — имеют основополагающее значение для государственных систем уголовного правосудия и что отсутствие той или иной конкретной гарантии лишает право подозреваемый или ответчик надлежащей правовой процедуры в соответствии с Четырнадцатой поправкой. Кроме того, Суд постановил, что пункт о надлежащей правовой процедуре защищает от практики и политики, нарушающих принципы фундаментальной справедливости, даже если они не нарушают конкретных гарантий Билля о правах. Стандартный вопрос в таких случаях: нарушает ли оспариваемая практика или политика фундаментальный принцип свободы и справедливости, который заложен в самой идее свободного правительства и является неотъемлемым правом гражданина такого правительства.

Этот запрос содержит исторический компонент, как недавних случаев. . . исходили из справедливого предположения, что государственные уголовные процессы являются не воображаемыми и теоретическими схемами, а реальными системами, обладающими практически всеми характеристиками системы общего права, которая развивалась одновременно в Англии и в этой стране. Таким образом, вопрос заключается в том, является ли при таком типе системы та или иная процедура фундаментальной, т. е. необходима ли процедура для англо-американского режима упорядоченной свободы. . . . [Поэтому ограничения, наложенные Судом на штаты] не обязательно имеют основополагающее значение для справедливости в каждой уголовной системе, которую можно себе представить, но [являются] основополагающими в контексте уголовных процессов, поддерживаемых американскими штатами.

Права на судебное разбирательство — FindLaw

Так же, как люди имеют права во время ареста и следствия, они также имеют права во время судебного разбирательства, начиная с самого права на ускоренное судебное разбирательство.Подсудимые также имеют право предстать перед своими обвинителями, право отказаться свидетельствовать против себя и право избежать двойного судебного преследования за одно и то же преступление, среди прочего. В этом разделе перечислены права на пробную версию, которые есть у отдельных лиц, и описано, как они работают.

Право на скорый суд присяжных

Шестая поправка к Конституции предоставляет обвиняемым по уголовным делам право на безотлагательное рассмотрение дела беспристрастным судом присяжных. Это означает, что в течение разумно короткого времени после ареста подсудимый предстанет перед судом и что подсудимый имеет право предстать перед судом присяжных.Для вынесения обвинительного приговора присяжные должны признать подсудимого виновным вне разумных сомнений.

В большинстве штатов действуют законы, определяющие «разумный срок» проведения судебного разбирательства. Является ли судебный процесс достаточно быстрым на самом деле, определяется обстоятельствами дела и причинами любых задержек, независимо от местного законодательного языка. Если суд установит, что имело место необоснованная задержка, дело прекращается.

Гарантия суда беспристрастным присяжным в большинстве штатов означает, что 12 присяжных должны вынести единогласный вердикт «виновен» или «невиновен». Неспособность прийти к соглашению относительно вердикта приводит к «присяжным присяжным». В этих случаях судья может объявить «неправильное судебное разбирательство» и дело прекращается или судебное разбирательство начинается заново.

Двойная опасность

Другая часто используемая, но плохо понимаемая юридическая фраза «двойное привлечение к ответственности» относится к праву человека не подвергаться судебному преследованию несколько раз за одно и то же правонарушение. Есть действия, которые не вызывают двойную защиту от опасности. Отклонение обвинительного заключения, например, не препятствует предъявлению нового обвинительного заключения.Теория здесь заключается в том, что до того, как присяжные будут приведены к присяге, никакой опасности не прилагается. В делах, не связанных с участием присяжных, уголовная ответственность наступает после приведения к присяге первого свидетеля.

Новое или дополнительное судебное разбирательство не может быть начато после одного из четырех событий:

  • После оправдательного приговора присяжных;

  • После отказа суда первой инстанции;

  • После того, как суд вынес решение о неправильном судебном разбирательстве; и

  • По апелляции после осуждения.

Концепция двойной ответственности может быть довольно сложной и различаться в зависимости от штата, поэтому рекомендуется проконсультироваться с адвокатом по вопросам двойной ответственности.

Жестокое и необычное наказание

Восьмая поправка к Конституции дает осужденным право не подвергаться жестокому и необычному наказанию. Это право защищает условия содержания и обращения со стороны персонала исправительных учреждений. Официального определения «жестокого и необычного» не существует.

При оспаривании условий содержания заключенный, как правило, должен показать, что сотрудники или должностные лица учреждения действовали с «намеренным безразличием» к конституционным правам заключенного.Это означает, что сотрудники знали о риске, предпочли не предпринимать никаких шагов для решения проблемы, и в результате были нарушены основные права заключенного.

Ответчики могут потерять важные права в Бриско

Сомнительные результаты лабораторных исследований преследуют Техас

Судебно-медицинские улики, которые годами считались неопровержимыми, подвергаются критике, особенно в Техасе. Расследования, проведенные за последние несколько лет, выявили серьезные ошибки в анализе ДНК, крови и других вещественных доказательств в криминалистических лабораториях по всему штату.

Самый громкий пример — скандал с криминалистической лабораторией Департамента полиции Хьюстона. Отчет 2007 года, опубликованный бывшим генеральным инспектором Министерства юстиции Майклом Бромвичем, показал, что аналитики, работающие в ДНК-лаборатории Хьюстона, были недостаточно обучены и создавали ложные отчеты для тестов, которые никогда не проводились, — практика, известная как «сухая лаборатория». Когда аналитики проводили тесты, у них была тенденция адаптировать свои отчеты, чтобы они соответствовали теориям полиции, и игнорировали доказательства, которые могли быть благоприятными для подозреваемых в совершении преступлений.У них также была привычка использовать все доступные доказательства для собственных испытаний, не оставляя образцов для защиты, чтобы провести независимые тесты для проверки результатов лаборатории.

В отчете

Бромвича рекомендовалось, чтобы штат предоставил бесплатное тестирование ДНК более чем 400 заключенным, приговоры которых могли быть основаны на неверных или ложных результатах анализа крови. Он также предложил штату назначить специального мастера для надзора за рассмотрением почти 200 дополнительных серологических (кровь) случаев, в которых были обнаружены «серьезные проблемы».

О проблемах Хьюстонской криминалистической лаборатории впервые стало известно в 2002 году, когда в ходе расследования СМИ выяснилось, что мужчина был осужден за изнасилование на основании результатов анализа ДНК, которые были неверно истолкованы и завышены лабораторным аналитиком. Государственный аудит Хьюстонской криминалистической лаборатории в том же году отметил, что многим аналитикам, работавшим в отделе серологии, не хватало базовых знаний о группах крови, и рекомендовал провести аудит результатов анализов крови, спермы и других биологических жидкостей за много лет.

После выявления недостатков в криминалистической лаборатории Хьюстона аналогичные проблемы возникли и в других криминалистических лабораториях Техаса, в том числе:

  • Доказательства того, что криминалистическая лаборатория Департамента общественной безопасности Лаббока предоставила ложные доказательства, которые были использованы для осуждения мужчины за изнасилование
  • Утверждения о том, что техник по проверке дыхания DPS Техаса сфальсифицировал записи
  • Временное закрытие серологической лаборатории McAllen DPS из-за ошибок в анализе крови

Мелендес-Диас с.

Массачусетс

Проблема с надежностью отчетов криминалистических лабораторий не ограничивается Техасом, но затрагивает криминалистические лаборатории по всей стране. На национальном уровне недавнее решение Верховного суда США указывает на признание того, что результаты судебно-медицинской экспертизы не безупречны. В течение многих лет лаборатории просто представляли отчеты, которые принимались обвинением в качестве доказательств. Однако решение по делу Melendez-Diaz v. Massachusetts делает эту практику неприемлемой.

При решении 5-4 U.Верховный суд С. постановил, что аналитики и технические специалисты, ответственные за подготовку отчетов криминалистической лаборатории, должны быть доступны для перекрестного допроса в суде. Мнение большинства было основано на обеспокоенности исходным предположением системы правосудия о том, что эти отчеты надежны, а те, кто их готовит, нейтральны. Судьи считали, что защите должна быть предоставлена ​​возможность подвергнуть сомнению эти лежащие в основе предположения.

В особом мнении некоторые судьи были в равной степени обеспокоены влиянием решения на систему уголовного правосудия, а также задержками и расходами, которые могут быть вызваны необходимостью присутствия перегруженных работой аналитиков для перекрестного допроса.

Адвокаты по уголовным делам и другие лица в поддержку мнения большинства утверждали, что предоставить обвиняемым по уголовным делам это право не дороже, чем другие права, такие как право на адвоката, назначенного судом. Кроме того, они утверждают, что анализ затрат и выгод неуместен при обсуждении конституционно защищенных прав ответчика.

Кроме того, предоставление обвиняемому по уголовным делам возможности провести перекрестный допрос лаборанта не должно быть слишком обременительным или дорогостоящим.Например, в Техасе используется система «уведомление и требование», чтобы гарантировать право обвиняемого на очную ставку со свидетелями. Сторона обвинения уведомляет защиту о доказательствах, которые она намерена представить в суде. В этом случае защита может потребовать права на очную ставку со свидетелями в суде, которые подготовили доказательства, включая аналитиков криминалистической лаборатории. При таком типе системы лабораторные аналитики должны быть доступны только тогда, когда защита воспользуется своим правом противостоять им в суде.

Бриско против Вирджинии

Победа фигурантов уголовного дела Мелендес-Диас может оказаться недолгой.11 января 2010 г. Верховный суд США заслушал устные аргументы в деле Briscoe v. Virginia , которое оспаривает параметры решения по делу Melendez-Diaz .

В деле Briscoe Суд рассмотрит, удовлетворяет ли закон штата Индиана, возлагающий на ответчика бремя вызова лаборанта в качестве свидетеля в качестве свидетеля, требованиям пункта о конфронтации. В этом случае государственные обвинители приобщили отчет криминалистической лаборатории к доказательствам в суде, не вызвав аналитика, подготовившего отчет, в качестве свидетеля.

Некоторые предполагают, что решение Briscoe отменит или сведет к минимуму решение по делу Melendez-Diaz . Судья в отставке Дэвид Саутер, проголосовавший большинством голосов, был заменен судьей Соней Сотомайор, бывшим прокурором. Некоторые полагают, что Сотомайор, возможно, с большим пониманием отнесется к опасениям прокуроров и даст несогласным судьям дополнительный голос, необходимый им для отмены Мелендес-Диас . Однако никто не знает с уверенностью, какова точка зрения судьи Сотомайор на Мелендес-Диас и как она в конечном итоге будет голосовать.

Заключение

Если Верховный суд США проголосует за отмену решения по делу Мелендес-Диас , это будет большим поражением прав подсудимых по уголовным делам. В связи с рядом вопиющих и систематических ошибок, обнаруженных в криминалистической лаборатории полиции Хьюстона и других лабораториях по всей стране, обвиняемые по уголовным делам продемонстрировали необходимость подвергнуть сомнению содержание этих отчетов и методологию тех, кто их подготовил. Возвращение к системе уголовного правосудия, которая принимает эти отчеты как точные, достоверные и беспристрастные на первый взгляд, может привести к серьезной судебной ошибке в отношении более чем одного обвиняемого по уголовному делу.

Языковое разнообразие глухих подсудимых и соблюдение процессуальных норм

Исторически сложилось так, что обеспечение процессуальных прав глухих подсудимых было проблематичным вопросом в системе уголовного правосудия (McAlister, 1994; Smith, 1994; Vernon & Coley, 1978; Vernon & Greenburg, 1996; Vernon & Miller, в печати; Vernon & Райфман, 1997; Уэлен, 1981; Вуд, 1984). Неадекватное общение может радикально повлиять на взаимодействие глухого подсудимого в зале суда.В соответствии с концепциями справедливости, закрепленными в Конституции США, и специальными формулировками, содержащимися в федеральных законах и законах штатов, суды должны предоставлять равный доступ глухим подсудимым (Berko, 1992; Gallie & Smith, 2000; McCoy, 1992; Simon, 1994). ; Вернон и Райфман, 1997). Суд несет ответственность за обеспечение того, чтобы соответствующие приспособления были предоставлены на языке, наиболее понятном подсудимому. помощь адвокату в развитии защиты, принятие решения о даче показаний, решение о том, какое заявление подать, понимание обвинений, понимание своего положения в качестве подсудимого, а также понимание роли защиты и обвинения, а также судьи (Берко, 1994; Кинг, 1990; Саймон, 1994; Смит, 1994; Вернон и Коли, 1978; Вернон и Миллер, в печати; Вернон, Райфман и Гринберг, 1996).Однако у некоторых глухих подсудимых присутствуют сложные лингвистические проблемы, влияющие на судебную компетенцию (Vernon & Miller, в печати; Vernon & Raifman, 1997). Судебная компетенция относится к способности человека адекватно понимать и участвовать в судебных разбирательствах и процессуальных действиях. Когда речь идет об использовании разных языков, суд может установить способность глухого подсудимого участвовать в судебном разбирательстве с использованием современного теста на судебную компетентность (Dusky v. США, 1960). Этот тест исследует душевное состояние подсудимого во время судебного разбирательства, а не во время совершения преступления с точки зрения следующих факторов: способность обвиняемого участвовать, разумное понимание судебного разбирательства и уровень когнитивных функций, независимо от любого психического расстройства. . В этой статье будут изложены языковые барьеры для надлежащей правовой процедуры для глухих подсудимых.

досудебных прав | Окружной прокурор округа Малтнома

Жертва преступления имеет право быть уведомленным окружным прокурором о слушании дела об освобождении по своевременному запросу.Потерпевший от преступления имеет право лично присутствовать на слушании дела об освобождении и обоснованно выражать любые взгляды, имеющие отношение к вопросам, рассматриваемым мировым судьей.

Потерпевший от преступления имеет право на решение суда об освобождении подсудимого до суда, основанное, в том числе, на принципе разумной защиты потерпевшего.

Любой досудебный ордер на освобождение должен запрещать любые контакты с жертвой, кроме случаев, когда это специально разрешено судом. Если ответчик угрожает или запугивает потерпевшего, окружной прокурор уведомляет об этом суд и защитника.Если ответчик не находится под стражей и суд находит, что есть достаточные основания полагать, что обвиняемый угрожал или запугивал жертву, суд должен немедленно издать приказ, указывающий причину, по которой статус освобождения подсудимого не должен быть отозван.

В случае обращения защиты потерпевший должен быть четко проинформирован адвокатом ответчика о личности и дееспособности лица, связывающегося с потерпевшим, о том, что потерпевший не должен разговаривать с адвокатом ответчика или предоставлять другие доказательства (кроме повесток в суд и допросов, разрешенных защитником), если только потерпевший не желает, и что потерпевший может иметь окружного прокурора, присутствующего во время любого допроса.

При любом судебном преследовании, связанном с автомобильным столкновением, в котором обвиняемый, как утверждается, был ОПН, прокурор должен предоставить потерпевшему по запросу отчеты и информацию, раскрытые ответчику.
Если правонарушение, связанное с ДУИИ, связано с повреждением имущества лица, не являющегося ответчиком, потерпевший от имущественного ущерба имеет право присутствовать и быть выслушанным на любом слушании ходатайства о заключении соглашения об отступлении.

Если жертва насильственного преступления подает своевременный запрос, окружной прокурор должен проконсультироваться с жертвой относительно переговоров о признании вины до заключения окончательного соглашения о признании вины.Если потерпевший просит о консультации, судья должен спросить окружного прокурора, согласна или не согласна потерпевшая с обсуждением заявления о признании вины и согласием, а также с причинами согласия или несогласия потерпевшего.

Конституционное право, о котором мы договорились

Билль о правах существует для защиты людей. Он защищает право на свободу слова, право на надлежащее судебное разбирательство, право на адвоката и право на свободу от жестокого и необычного наказания, и это лишь некоторые из них. Если государственный чиновник пытается лишить человека одного из этих конституционных прав, то в дело должны вмешаться суды.

Но это не то, что происходит, когда речь идет об одном из важнейших прав подсудимых — праве на суд присяжных. Вместо того, чтобы защищать право подсудимых на то, чтобы решение об их виновности или невиновности принимали их коллеги, судьи обычно наказывают подсудимых за осуществление этого права. В частности, судьи регулярно назначают более длительные сроки тем подсудимым, которые настаивают на привлечении к суду, чем тем подсудимым, которые признают себя виновными.Отчет за 2018 год показывает, что обвиняемые, настаивающие на судебном разбирательстве, в среднем получают в три раза более длительные сроки, чем обвиняемые, признавшие себя виновными. Эта практика настолько распространена, что у нее даже есть название: «пробный штраф».

Исполнительная власть последовала примеру судов; многие прокуроры оказывают давление на подсудимых, чтобы они отказались от их права на присяжных. Они предложат ответчикам уступки — например, снятие некоторых уголовных обвинений или рекомендацию о снисхождении при вынесении приговора — в обмен на признание вины.Сделки о признании вины доминируют в системе. Только 3 процента обвинительных приговоров вынесены в результате судебного разбирательства, остальные — на основании признания вины. Как выразился Верховный суд, «уголовное правосудие сегодня по большей части представляет собой систему заявлений, а не систему судебных разбирательств».

Читайте: Невиновность не имеет значения

Законодатели тоже помогают прокурорам распотрошить право на суд, принимая новые законы с обязательными минимальными наказаниями. Эти законы дают обвинителям больше рычагов воздействия на сделку о признании вины, потому что они могут предложить ответчикам сделку, в которой они признают себя виновными по меньшему обвинению, которое не имеет обязательного минимума.В некоторых случаях законодатели признавали, что они голосовали за эти обязательные минимумы, чтобы дать прокурорам большее влияние. Например, в 2015 году сенатор Чак Грассли успешно заблокировал усилия по снижению обязательного минимального наказания за федеральные преступления, связанные с наркотиками. Грассли выступил против изменения этих приговоров, потому что считал, что суровые законы о наркотиках служат «назначенной цели» — заставить обвиняемых сотрудничать с правоохранительными органами.

Давление, с которым сталкиваются подсудимые, может выражаться годами тюремного заключения.Например, когда Мохамеда Тахера обвинили в импорте и распространении марихуаны в северной части штата Нью-Йорк, прокуратура предложила ему 10-летний срок в обмен на признание вины. Тахер отклонил сделку о признании вины, и прокуратура в ответ выдвинула новые обвинения, предусматривающие обязательное минимальное наказание в виде 22 лет. Тахер предстал перед судом, и, хотя он был безоружен и не совершал насильственных преступлений, его приговорили к 25 годам тюремного заключения. По сути, Тахер получил дополнительные 15 лет тюрьмы за то, что настаивал на своем праве на суд присяжных.

Если бы государственные деятели попытались посадить людей за то, что они воспользовались другими правами, такими как право на свободу слова, право принадлежать к церкви или право голоса, судьи бы быстро вмешались и прекратили бы эту практику. Тем не менее, Верховный суд не только разрешил судебное наказание и сделку о признании вины; это на самом деле поощряло их.

Некоторые сторонники говорят, что судебное наказание не наказывает людей за осуществление своего права на судебное разбирательство; он просто дает льготу (более короткий срок) тем, кто готов признать себя виновным.Лично я не понимаю, как заключение кого-то в тюрьму на более длительный срок за то, что она настаивала на своем праве на суд присяжных, может быть переквалифицировано в выгоду для какого-то другого подсудимого, признавшего себя виновным. Но даже если бы это было преимуществом, это не должно иметь значения с точки зрения конституции. Суды обычно не позволяют государственным чиновникам заставлять вас отказываться от ваших конституционных прав, чтобы получить что-то взамен. Если, например, федеральное правительство скажет вам, что вы должны отказаться от своего права голоса, чтобы получать пособия по социальному обеспечению, судьи сочтут это «неконституционным условием» и объявят эту практику незаконной.Но судьи не распространили свою доктрину неконституционных условий на сделку о признании вины или судебное наказание.

Причина, по которой Верховный суд исключает право суда присяжных из своих обычных конституционных норм, проста: ресурсы. Суд не считает, что система уголовного правосудия может обеспечить судебное разбирательство по каждому обвиняемому. Суд заявил, что без сделки о признании вины «штатам и федеральному правительству пришлось бы во много раз увеличить количество судей и судебных помещений.Главный судья Уоррен Бергер, написавший это мнение, выступил с речью, в которой объяснил, что система правосудия зависит от признания обвиняемыми своей вины. Он сказал, что «система судов — количество судей, прокуроров и залов судебных заседаний — основана на предпосылке, что примерно 90 процентов всех подсудимых признают себя виновными, и только 10 процентов, более или менее, предстанут перед судом». Председатель Верховного суда Бергер не верил, что система сможет проводить больше судебных процессов, предупредив, что если только 80 процентов подсудимых признают себя виновными, то судебной системе придется удвоить количество «судей, судебных репортеров, судебных приставов, клерков, присяжных и залов судебных заседаний». .”

Прочтите: Почему бедные мелкие правонарушители часто ссылаются на более тяжкие преступления

На каком-то уровне аргумент ресурсов убедителен. Безусловно, наши суды не могут рассматривать все уголовные дела, которые проходят через систему правосудия. Но эта нехватка мощностей не объясняет, как мало у нас сейчас испытаний. В 1990 г. в федеральном суде было рассмотрено более 7800 уголовных дел. К 2016 году это число упало до менее 1900 человек. Другими словами, мы настолько упростили для прокуроров давление на подсудимых, чтобы они признали себя виновными, что у нас сейчас меньше четверти уголовных процессов, которые были у нас 30 лет назад, хотя сейчас у нас больше судей и больше прокуроров, чем тогда. .Таким образом, ресурсы не могут объяснить политику, которую мы приняли, чтобы заставить почти каждого обвиняемого признать себя виновным. Даже если мы примем логику аргумента ресурсов, мы все равно сможем ежегодно защищать конституционные права еще тысяч американцев.

Но правилен ли аргумент ресурсов для начала? Конечно, многие американцы хотят, чтобы правительство было эффективным и сокращало расходы. Но у эффективности системы уголовного правосудия есть серьезная обратная сторона: чем проще и дешевле ее можно использовать, тем больше людей в нее попадает.К сожалению, Соединенные Штаты невероятно эффективно изолируют людей. В результате мы являемся мировым лидером по заключению под стражу наших граждан. В Соединенных Штатах содержится примерно 20 процентов заключенных мира, хотя в них проживает менее 5 процентов населения мира. Так что, возможно, нам следует подумать о том, как сделать нашу систему менее эффективной.

Стране еще не поздно изменить курс. Рост оригинальности — теории о том, что Конституцию следует интерпретировать так, как она понималась, когда она была впервые написана, — может стать решением проблемы переговоров о признании вины и массовых тюремных заключений. Веские доказательства свидетельствуют о том, что люди, основавшие эту страну, считали, что сделки о признании вины должны быть запрещены. Например, Томас Джефферсон однажды сказал, что если бы ему пришлось выбирать между демократическим участием в законодательной власти и демократическим участием в судебной власти в форме присяжных, он выбрал бы присяжных. Точно так же Джон Адамс писал: «Простые люди должны иметь такой же полный контроль… над каждым решением суда», как и в законодательном органе. И первые английские и американские судьи были невероятно враждебны всякий раз, когда сталкивались с такой практикой.Это доказательство имеет значение, потому что судьи-оригиналисты Суда обычно не стесняются отвергать современные прецеденты, когда у них есть для этого веская историческая причина.

Но принятие оригинального взгляда на Конституцию не обязательно для того, чтобы отвергнуть конституционность сделки о признании вины и судебного наказания. Какой бы ни была ваша конституционная теория толкования, наказание людей за осуществление их конституционных прав совершенно несовместимо с самой идеей конституционного права.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.