Объекты экспертизы: РФЦСЭ // Возможности // Компьютерно-техническая экспертиза

Содержание

Статья 10. Объекты исследований. Комментарий к Федеральному закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»

Статья 10.

Объекты исследований

Объектами исследований являются вещественные доказательства, документы, предметы, животные, трупы и их части, образцы для сравнительного исследования, а также материалы дела, по которому производится судебная экспертиза.

Исследования проводятся также в отношении живых лиц (далее также — лицо).

При проведении исследований вещественные доказательства и документы с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, могут быть повреждены или использованы только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения. Указанное разрешение должно содержаться в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы либо соответствующем письме.

Повреждение вещественных доказательств и документов, произведенное с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу, не влечет за собой возмещения ущерба их собственнику государственным судебно-экспертным учреждением или экспертом.

В случае, если транспортировка объекта исследований в государственное судебно-экспертное учреждение невозможна, орган или лицо, назначившие судебную экспертизу, обеспечивают эксперту беспрепятственный доступ к объекту и возможность его исследования.

Комментарий к статье 10

1. Объекты судебной экспертизы представляют собой определенные предметы, поступающие на исследование эксперту. По процессуальному значению объекты судебной экспертизы классифицируются следующим образом: объекты — вещественные доказательства; объекты — образцы для сравнительного исследования; материалы дела, содержащие сведения, относящиеся к предмету экспертизы. По виду носителя информации объекты судебных экспертиз можно разделить на объекты-отображения и объекты-предметы. К объектам-отображениям относятся материальные образования, на которых в результате процесса следообразования, понимаемого в широком смысле слова, отобразилась информация о другом объекте, событии или явлении. К объектам-предметам относятся все материальные предметы — носители информации о событии в силу своего существования или наличия действительной либо возможной связи с ним [6].

В зависимости от задач экспертного исследования объекты делятся на идентифицируемые и идентифицирующие (идентификационная задача) — отождествление первых осуществляется при помощи вторых; диагностируемые и диагностирующие (состояние, свойства, механизм образования и другие признаки первых устанавливаются путем использования вторых). В отдельных случаях могут исследоваться локализующие объекты (часто называемые контрольными образцами), изъятие которых предназначено для локализации места происшествия.

К объектам исследования преимущественно относятся вещественные доказательства, в том числе: отображения людей и животных, предметов, механизмов, агрегатов, части этих предметов, вещества, материалы, изделия, документы и полиграфическая продукция, трупы человека и животных и их части, разнообразные объекты растительного и животного происхождения и др.

Вещественные доказательства представляют собой предметы, в том числе орудия совершения правонарушения; предметы, сохранившие следы правонарушения; иные предметы и документы, которые могут служить средствами обнаружения правонарушения и установления фактических обстоятельств. Процессуальным законодательством предусмотрено исследование вещественных доказательств по уголовному делу (ст.81 УПК РФ), гражданскому делу, в том числе по арбитражным спорам (ст.73 ГПК РФ; ст.76 АПК РФ), а также по делу об административном правонарушении (ст.26.6 КоАП РФ). В соответствии со ст.ст.83 — 84 Таможенного кодекса к вещественным доказательствам относятся: товары и транспортные средства со специально изготовленными тайниками, использованными для перемещения через таможенную границу РФ с сокрытием предметов, являющихся непосредственными объектами нарушения таможенных правил; документы и средства идентификации, использованные для незаконного перемещения товаров и транспортных средств через таможенную границу.

В отличие от вещественных доказательств доказательственное значение документов определяется их содержанием. Если такое значение имеют какие-то физические признаки документа (следы подчистки, подделки) либо местонахождение (паспорт потерпевшего, обнаруженный у подозреваемого), то такой документ является вещественным доказательством. Официальные документы (справки, акты, бухгалтерская документация и т.п.) должны содержать все необходимые реквизиты. Неофициальные документы (письма, дневники и т.п.) какой-либо установленной формы не имеют, однако должен быть известен их источник (автор, исполнитель). Документы также должны быть получены в порядке, установленном процессуальным законодательством.

Документы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменном, так и в ином виде. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации (ст.26.7 КоАП РФ; ст.84 УПК РФ; ст.67 ГПК РФ; ст.78 АПК РФ).

Кроме вещественных доказательств, к объектам экспертизы относятся образцы для сравнительного исследования (см. ст.ст.9, 19 и комментарий к ним), а также события, факты, явления и другие нематериальные объекты, необходимость изучения которых в процессе расследования требует специальных познаний и производства экспертизы. Однако изучение этих событий, фактов, явлений и других нематериальных объектов, как правило, осуществляется путем исследования материальных носителей информации о них.

К объектам исследования относятся протоколы осмотра места происшествия, экспериментов, обысков и др. Из протоколов важнейшим для экспертов является протокол осмотра места происшествия, а также протокол осмотра трупа, в которых содержатся сведения о месте обнаружения объектов экспертизы, примененных способах их фиксации, изъятия, упаковки, транспортировки.

Необходимые для производства экспертизы материалы дела предоставляются органом или лицом, назначившим экспертизу, эксперту по его ходатайству или по собственной инициативе. Эти материалы могут быть представлены целиком или в части. Если эксперт использовал их при обосновании вывода, об этом должно быть указано в заключении. При производстве отдельных судебных экспертиз, например трассологической экспертизы изделий массового производства, в процессе экспертного диагностирования может возникнуть необходимость анализа технической документации, относящейся к объекту исследования.

В случае, когда эксперту предоставляются все материалы уголовного или гражданского дела, эксперт вынужден самостоятельно решить, какими из них воспользоваться, заниматься ли анализом и оценкой следственных версий, свидетельских показаний, объяснений, данных сторонами и т. д. Тем самым эксперт выходит за пределы своей компетенции. Достоверность информации, содержащейся в материалах, необходимых эксперту, ее допустимость и относимость должны быть проверены до назначения экспертизы. В постановлении следователя или определении суда необходимо указать те материалы дела, которыми может воспользоваться эксперт, или определить условия использования тех или иных источников вербальной информации. В противном случае выводы экспертизы будут носить вероятный характер [7].

Если эксперт путем контактов с лицами, проходящими по делу, собирает материалы для производства судебной экспертизы, заключение такой экспертизы впоследствии должно быть исключено из числа доказательств (ст.57 УПК РФ; ст.85 ГПК РФ).

В случае, когда представленных материалов недостаточно, эксперт имеет право запросить недостающие. Однако право эксперта знакомиться с материалами дела ограничено предметом экспертизы (п.2 ч.3 ст.57 УПК РФ; ч.3 ст.85 ГПК РФ). Таким образом, эксперт не имеет права подменять субъектов, назначивших экспертизу, и заниматься анализом материалов дела, собирая доказательства, выбирая, что ему исследовать.

2. Экспертному исследованию могут подвергаться также живые лица (см. гл. IV и комментарий к ней).

3. Некоторые экспертные исследования сопряжены с повреждением или использованием объектов (см. также ст.9 и комментарий к ней). Такое повреждение или использование допустимо лишь в случаях, когда без него исследование провести невозможно, и только после разрешения органа или лица, назначивших экспертизу. При этом эксперт должен стремиться к тому, чтобы осуществлять минимальное воздействие на объекты исследования. Комментируемая статья предусматривает возможность внесения изменений в вещественные доказательства и документы в ходе экспертного исследования только с разрешения органа или лица, назначивших судебную экспертизу. Объем повреждения или использования определяется необходимостью проведения исследований и дачи заключения. Разрешение может быть получено как при назначении экспертизы, что отражается в постановлении или определении о назначении экспертизы, так и в процессе ее производства, что официально оформляется соответствующим письмом.

Таким образом, разрешение должно содержаться либо в постановлении (определении) о назначении судебной экспертизы, либо в соответствующем письме. Орган или лицо, назначающие экспертизу, всегда должны давать санкцию на видоизменение объекта, иначе исследование будет невозможно; орган или лицо, назначившие экспертизу, должны указать эксперту, какие свойства или признаки объекта, с их точки зрения, необходимо по возможности оставить без изменения. С другой стороны, сам судебный эксперт, согласно принципу непосредственности, должен выбирать такие методы и методики исследования, чтобы повреждать или использовать объекты экспертизы только в той мере, в какой это необходимо для проведения исследований и дачи заключения. Контроль над этим входит в обязанности руководителя судебно-экспертного учреждения [8].

При использовании многих общеэкспертных методов может остаться неизменным состав, но в результате пробоподготовки нарушается целостность, изменяются характеристики объекта. Все это делает внешне неизмененный объект на самом деле другим, и проведение других исследований (в том числе и повторных) в ряде случаев становится невозможным.

Следует подчеркнуть, что применение неразрушающих методов может быть неэффективным в случаях, когда полную информацию об объекте можно получить только при его разрушении. Выбор методики исследования иногда зависит не только от объекта, но и от сложившейся ситуации. Использование только неразрушающих методов (при отсутствии необходимой аппаратуры) может привести к затягиванию сроков выполнения судебных экспертиз и иметь негативные последствия при раскрытии и расследовании преступлений, а также судебном рассмотрении уголовных и гражданских дел.

Сказанное выше относится к объектам, имеющим определенную форму. Что касается жидких и сыпучих тел, то, если объект имеется в достаточном количестве, разрушение незначительной его части не имеет большого значения. При этом необходимо до начала отбора проб точно определить количество объекта, его вес, объем. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяют условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим. Например, на месте происшествия обнаружена бутылка со спиртосодержащей жидкостью. После изъятия отпечатков пальцев и фотографирования бутылки незначительную часть жидкости можно использовать для экспертного исследования с помощью методов газо-жидкостной хроматографии. Незначительное количество вещества, необходимого для анализа, и отсутствие у объекта исследования устойчивой формы позволяют условно считать примененный в данном случае метод исследования практически неразрушающим.

4. Поскольку за сохранность вещественных доказательств и документов, направляемых на экспертизу, по своему процессуальному статусу отвечает орган или лицо, назначившие экспертизу, то ни эксперт, ни судебно-экспертное учреждение не несут материальной ответственности за их повреждение или использование, если таковое произведено с разрешения этого органа или лица (ст.82 УПК РФ; ст.74 ГПК РФ; ст.77 АПК РФ). Все претензии собственник поврежденных при производстве экспертизы вещественных доказательств и документов может предъявлять в установленном законом порядке к органу или лицу, назначившим данную экспертизу и давшим такое разрешение.

5. В случае необходимости экспертного исследования объектов, которые по каким-либо причинам не могут быть доставлены в судебно-экспертное учреждение (например, здания, участки земной поверхности, транспортные средства), орган или лицо, назначившие экспертизу, обязаны обеспечить эксперту возможность для работы с ними. Если лица, в распоряжении которых находятся эти объекты, отказывают в доступе к такого рода объектам, то орган или лицо, назначившие экспертизу, должны использовать предоставленные им законом полномочия и принять все необходимые меры для обеспечения беспрепятственного доступа к объекту и возможности его исследования. К лицам, препятствующим доступу к объектам, могут быть применены санкции, предусмотренные процессуальным законодательством (ст.ст.117, 118 УПК РФ). Принудительное исполнение процессуальных решений в случае противодействия может быть поручено органу дознания (ст.38 УПК РФ). 

Экспертиза нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов

 Экспертиза нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов

Объектами экспертизы нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов (НП и ГСМ) являются вещества нефтехимической природы и их следы на предметах-носителях.

Исследование НП и ГСМ с учетом технической оснащенности ФБУ Волгоградская ЛСЭ Минюста России позволяет решать следующие задачи:
— установление природы веществ неизвестного происхождения в целях отнесения их к продуктам переработки нефти и нефтехимического синтеза или к смазочным материалам и веществам иного происхождения, но близким к ним по потребительским свойствам;
— определение вида, сорта, марки представленного на исследование НП и ГСМ в соответствии техническими классификациями, товарными наименованиями;
— определение назначения и областей применения НП и ГСМ, представленных на исследование;
— определение принадлежности сравниваемых объектов к одному виду НП и ГСМ;
— установление единого источника происхождения объектов НП и ГСМ по месту изготовления (предприятие-изготовитель), принадлежности единой партии выпуска, одному объему, имеющему одинаковые условия хранения, эксплуатации и др.;
— отождествление масс (объемов) ГСМ и НП, разделенных на части в связи с расследуемым событием.

Конкретным задачам экспертизы НП и ГСМ соответствуют определенные формулировки вопросов. Они должны наиболее точно соответствовать содержанию задачи исследования и той доказательной информации, на получение которой рассчитывает следователь.
1. Задача обнаружения НП или ГСМ ставится перед экспертом в случаях, когда отсутствуют органолептические их признаки, а обстоятельства расследуемого события не исключают возможности наличия этих следов на различных предметах, составляющих материальную обстановку этого события. На разрешение эксперта ставится вопрос: «Имеются ли на … (указываются представляемые на исследование предметы-носители) следы НП и ГСМ?»
2. Задача установления нефтехимической природы исследуемого вещества, его вида, сорта, марки ставится в тех случаях, когда класс, к которому принадлежит объект заранее определен обстоятельствами расследуемого дела (например, пересортица бензинов в связи с хищением, замена одного вида топлива другим, повлекшая взрыв двигательной установки и т. п.) Формулируются вопросы:
2.1.«Являются ли ….. (указываются представляемые на исследование вещества в конкретных емкостях или в виде пятен и наслоений на предметах-носителях) НП и ГСМ?»
2.2.«К какому виду (марке, сорту) относятся …. (указывается представленные на исследование вещества)?»
3. При решении идентификационных задач ставится вопрос: «Имеют ли …. (указываются сравниваемые вещества в емкостях, наслоениях, пятнах) общую родовую или групповую принадлежность?». Вопрос может быть конкретизирован: «Имеют ли …. (указываются сравниваемые вещества в емкостях, наслоениях, пятнах) общий источник происхождения (указывается, по каким именно условиям существования: технологическим, эксплуатационным, условиям хранения, транспортировки и т.п.)?»
4. При установлении индивидуального тождества, вопрос ставится в формулировке: «Являются ли ….…. (указываются конкретные объемы (массы) или следы НП и ГСМ) частью конкретного объема (массы) (указывается индивидуально определенный объем(масса) НП и ГСМ?». Данный вопрос на практике может быть задан в немногочисленных случаях, когда следователем или судом точно указывается какой конкретно объем (или количество) материала является искомым целым.
В иных случаях формулируются вопросы: «Составляли ли …. (указываются конкретные объемы (массы) или следы НП и ГСМ) ранее единый объем (массу)?» «Отделены ли …. (указывается конкретная масса или наслоения ГСМ) от ….. (указывается масса или наслоение ГСМ на конкретном предмете)?»

При изъятии и упаковке вещественных доказательств, представляющих собой вещества нефтехимической природы (НП и ГСМ), а также их следы на предметах-носителях необходимо учитывать их специфические особенности – высокую способность к испарению и воспламенению. Наиболее нестабильны НП и ГСМ, содержащиеся в негерметично закрытых емкостях, на поверхностях или в массе различных предметов. При изъятии НП и ГСМ на предметах-носителях следует иметь в виду, что крупногабаритные объекты, не имеющие локализованных участков с признаками НП и ГСМ, для исследования непригодны.
Упаковка НП и ГСМ должна быть герметичной, устойчивой (инертной) к действию НП и ГСМ, т.е. не впитывать их и не взаимодействовать с ними. Наиболее приемлемой является герметично закрывающаяся стеклянная тара достаточного объема. Не следует использовать в качестве упаковки материалы, способные взаимодействовать с НП и ГСМ при контакте (изделия из полимерных материалов, резины).
Емкости для упаковки жидких проб НП и ГСМ должны быть свободны от следов веществ, ранее содержавшихся в них, воды и механических примесей.
При транспортировке вещественных доказательств — жидких НП и ГСМ — в закрытых емкостях требуется соблюдение мер предосторожности: исключение интенсивного встряхивания, ударов, падения, наличия поблизости открытого пламени и иных источников повышенного теплового воздействия.
Упаковку необходимо сопровождать биркой с пояснительным текстом.
С целью получения консультации при назначении экспертиз нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов рекомендуем обращаться в криминалистический отдел ФБУ Волгоградская ЛСЭ Минюста России по телефону (8442) 36-80-35.

Проведение всех видов судебно криминалистических экспертиз экспертами АНО Бюро судебных экспертиз

Проведение судебно-криминалистической экспертизы для государственных органов, физических и юридических лиц.

Назначаемое уполномоченным лицом или органом — например, прокурором, следователем или судом — исследование определенных явлений или предметов, которые могут являться или являются вещественными доказательствами, называется экспертизой.

В организации судебно-экспертной деятельности актуальным вопросом является научно обоснованная классификация судебной экспертизы. Общеизвестно, что классификация – это распределение на классы, разделы, группы по определенным отличительным признакам.

Классификация судебных экспертиз – это сформированная наукой и практикой система представления о сфере экспертного знания.

Экспертизы разделены на классы. Каждый класс подразделяется на рода и виды. Деление экспертиз на классы лежит во взаимосвязи критериев: предмет, объект и методы исследования.

Предмет судебной экспертизы составляют фактические данные (обстоятельства дела) исследуемые и устанавливаемые в уголовном, гражданском или арбитражном судопроизводстве на основе специальных знаний.

Объектами экспертизы являются вещественные доказательства: отображения людей и животных, материалов и изделий, предметов, веществ, документов и полиграфической продукции, механизмов и агрегатов, выделения человеческого организма, части тела человека и трупы, разнообразные объекты растительного и животного происхождения и многое другое.

С целью исследования каждого вида объектов судебной экспертизы разрабатывается методика экспертного исследования, которая представляет собой систему научно-обоснованных методов, приемов и технических средств (приборов, приспособлений, аппаратуры). Методы экспертного исследования заимствуются из естественных или технических наук или разрабатываются специально для этих целей (например, криминалистические методы исследования).

В то же время развитие криминалистической науки расширяет рамки использования криминалистических методов и другими родами и видами экспертиз. Это является подтверждением того, что криминалистическая техника является базой для развития других видов экспертного исследования.

В широком плане обычно выделяют три общих вида экспертиз:

  1. Квалификационная экспертиза позволяет определить вид, тип или модель какого-либо предмета;
  2. Идентификационная экспертиза исключает или подтверждает идентичность человека и оставленных различных следов;
  3. Диагностическая же устанавливает способ или метод совершения тех или иных действий, количество совершенных действий.

Имеющаяся классификация судебных экспертиз разделила судебные экспертизы на двенадцать классов:

  1. Судебно-медицинские и психофизиологические экспертизы.
  2. Криминалистические экспертизы.
  3. Судебные инженерно-транспортные экспертизы.
  4. Судебно-экономические экспертизы.
  5. Судебные инженерно-технологические экспертизы.
  6. Судебно-технические экспертизы.
  7. Судебные сельскохозяйственные экспертизы.
  8. Судебно-экологические экспертизы.
  9. Судебно-биологические экспертизы.
  10. Судебно-почвоведческие экспертизы.
  11. Экспертиза пищевых продуктов.
  12. Искусствоведческие экспертизы.

Традиционные экспертные исследования – это исторически сложившиеся и проверенные практикой судебные экспертизы, которые в основном представляют собой криминалистические экспертизы.

Современная криминалистика имеет достаточно широкий спектр родов и видов экспертиз. В класс криминалистической экспертизы входят следующие роды экспертиз:

  • Почерковедческая экспертиза.
  • Трасологическая экспертиза.
  • Техническая экспертиза документов.
  • Фоноскопическая экспертиза.
  • Видеофоноскопическая экспертиза.
  • Экспертиза веществ и материалов.
  • Фототехническая экспертиза.
  • Портретная экспертиза.

Негосударственное судебно-экспертное учреждение АНО «Бюро Судебных Экспертиз» на протяжении длительного периода успешно взаимодействует с государственными органами, юридическими и физическими лицами и качественно проводит следующие криминалистические экспертизы:

Почерковедческая экспертиза (исследование почерка и подписей) предназначена для исследования письма и имеет целью установление лица, написавшего текст и/или исполнившего подпись на документе. Кроме этого, почерковедческая экспертиза проводится для установления наличия подделки подписи, записей в тексте или в документах, позволяет по характерным особенностям рукописного текста определить личность автора и его состояние в момент подписания документа.

Экспертиза давности документов позволяет выявить факт выполнения документов, изготовленных «задним числом» и выполненных шариковой или гелевой ручкой, ручкой с чернилам на водной основе, а также по оттискам печатей на документах.

Техническая экспертиза документов необходима для установления отсутствия или наличия фальсификации любых документов, а именно: оттисков печатей и штампов, машинописных и полиграфических материалов, рисунков, схем, фискальных чеков и иных документов. Кроме этого исследует материалы документа и позволяет восстановить содержание поврежденного документа.

Фоноскопическая экспертиза назначается для идентификации лица, чья устная речь записана на фонограмме, идентификации изъятой звукозаписывающей аппаратуры и получения некоторых сведений об эмоциональном состоянии обвиняемого, потерпевшего и других лиц и манере их устной речи.

Установление дословного содержания разговора — наши эксперты установят для вас дословное содержание разговоров на предоставленных вами фонограммах.

  • При установлении дословного содержания разговоров мы используем методы криминалистической экспертизы звукозаписей (судебной фоноскопической экспертизы) с использованием комплекса аппаратуры, предназначенного для проведения анализа речевых сигналов.

Криминалистическая идентификация лица по голосу — наши эксперты проведут для вас криминалистическую идентификацию личности по голосу и звучащей речи на фонограмме.

  • Сравнительное идентификационное исследование лица по голосу и звучащей речи является комплексным исследованием и состоит из трех частей – аудитивной, лингвистической и инструментальной. Поэтому в производстве данной экспертизы принимают участие два эксперта, обладающие специальными познаниями в области лингвистики и акустики, либо один, обладающий познаниями в обеих областях.

Видеотехническая экспертиза может установить класс, модель видеоаппаратуры, и, кроме того, проверить видеограмму на предмет подлинности, стирания и копирования информации, т.е. установить наличие признака монтажа видеограммы.

Экспертиза материалов, веществ и изделий является одним из прогрессивных направлений в области криминалистических исследований. Объектами данных экспертиз являются вещества, материалы, изделия и их части, а также предметы – носители микрообъектов определенной природы (твердого, жидкого и газообразного состояния).

Фототехническая экспертиза устанавливает фактические данные, содержащиеся в фотографических изображениях и носителях этих изображений (негативах, позитивах), а также в применяемых для их изготовления технических средствах и лабораторных принадлежностях.

Портретная экспертиза является одним из видов криминалистических экспертиз и проводится в рамках гражданского и уголовного судопроизводства в тех случаях, когда необходимо ответить на вопросы о тождестве лиц. Отождествление лиц осуществляется по фотоснимкам, видеокадрам и иным объективным отображениям внешнего облика.

Трасологическая экспертиза исследует следы человека и животных (обуви, одежды, отпечатков пальцев и других частей тела, следы от укусов или применения силы), идентифицирует типы предметов, орудий или инструментов, исследует остатки биологического материала.

Дактилоскопическая экспертиза позволяет идентифицировать личность на основании исследования индивидуальных папиллярных узоров, имеющихся на кожном покрове пальцев человека, определить возраст, иные особенности лица, а также особенности его поведения на месте происшествия.

Государственная экспертиза

В соответствии с частью 1 статьи 49 Градостроительного кодекса РФ проектная документация объектов капитального строительства и результаты инженерных изысканий, выполненных для подготовки такой проектной документации, подлежат экспертизе, за исключением случаев, предусмотренных частями 2, 3 и 3. 1 данной статьи.

Экспертиза проектной документации и (или) результатов инженерных изысканий проводится как в форме государственной экспертизы, так и в форме негосударственной экспертизы. Застройщик или технический заказчик по своему выбору направляет проектную документацию и результаты инженерных изысканий на государственную экспертизу или негосударственную экспертизу.

При этом в Градостроительном кодексе перечислен ряд объектов, проектная документация на строительство, реконструкцию которых должна проходить исключительно государственную экспертизу. В этот перечень попадают все объекты, финансируемые за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, автомобильные дороги общего пользования, капитальный ремонт которых финансируется или предполагается финансировать за счет средств бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, объекты культурного наследия регионального и местного значения (в случае, если при проведении работ по сохранению объекта культурного наследия регионального или местного значения затрагиваются конструктивные и другие характеристики надежности и безопасности указанного объекта) и др.

Предметом государственной экспертизы является:
— оценка соответствия проектной документации, предусмотренная пунктом 1 части 5 статьи 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации;  
— оценка соответствия результатов инженерных изысканий, предусмотренная абзацем первым части 5 статьи 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации;
— проверка достоверности определения сметной стоимости, предусмотренная пунктом 2 части 5 статьи 49 Градостроительного кодекса Российской Федерации.

Порядок проведения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий установлен постановлением Правительства РФ от 05.03.2007 №145 «О порядке организации и проведения государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий».

ГАУ «Леноблгосэкспертиза» распоряжением Правительства Ленинградской области от 27.12.2007 №599-р «О создании государственного автономного учреждения «Управление государственной экспертизы Ленинградской области» путем изменения типа существующего государственного учреждения «Ленинградское областное управление государственной вневедомственной экспертизы» уполномочено на проведение государственной экспертизы проектной документации и результатов инженерных изысканий, выполненных для подготовки проектной документации по всем объектам, подлежащим государственной экспертизе, строительство которых осуществляется на территории Ленинградской области.

Материалы и объекты, необходимые для проведения экспертизы ДТП

Ежедневно в России происходят тысячи ДТП, в результате которых причиняется значительный материальный ущерб, вред здоровью, и, главное, жизни. Для предупреждения ДТП проводят расследования, в рамках которых выясняют причины ДТП и факторы им способствующие. Но установление причины ДТП без сведений об обстоятельствах, сопутствовавших данному событию, невозможно. Именно для установления данных обстоятельств ДТП, оценки действий водителей – участников ДТП, а также определения условий, способствовавших ДТП, проводят автотехническую экспертизу. Она может быть назначена как в рамках судебного заседания, так и при предварительном расследовании ДТП органом следствия или дознания. Автотехническое исследование может быть также проведено по инициативе одной из сторон, но выходным документом будет являться Заключение специалиста, а не эксперта.

Перед назначением экспертизы в целях сокращения сроков судебных разбирательств рекомендуется убедиться в том, что в материалах дела имеются все необходимые данные. Опишем подробно материалы, которые потребуются эксперту при проведении исследования по тем или иным вопросам.

При определении относимости повреждений транспортных средств (ТС) к данному ДТП эксперту необходимо предоставить для осмотра ТС, а при невозможности – их фотографии. Отметим, что фотографии ТС должны быть выполнены по правилам криминалистической фотосьемки: должны быть представлены снимки ТС со всех сторон, с введение в кадр масштабной линейки, расположенной вертикально, более детально должно быть зафиксировано каждое повреждение, при этом из серии фотоснимков должно быть понятно, повреждение какого элемента фиксируется. Фотографии должны быть выполнены при хорошем освещении, в хорошем качестве, при достаточной резкости и контрастности, в необходимом для проведения исследования количестве.

Такие же требования к представленным материалам предъявляются при постановке вопроса о взаимном расположении ТС в момент столкновения.

Для решения практически всех вопросов, связанных с оценкой действий водителей, установлением наличия или отсутствия у водителя технической возможности предотвратить столкновение, определением остановочного и тормозного путей транспортного средства, их удаления от места столкновения в определенные моменты времени, определением минимального расстояния, необходимого для совершения маневра и многих других, необходимы следующие материалы:

протокол осмотра места ДТП со схемой места ДТП, где должно быть зафиксировано не только конечное положение ТС относительно границ проезжей части, но и геометрические параметры дороги, включая ее проезжую часть, обочины и тротуары, наличие дорожных знаков и дорожной разметки, следы колес, осыпи осколков, льда, снега, грунта, границы и расположение места разлива жидкости, направление движения транспортных средств до столкновения, места столкновения со слов участника ДТП, а так же тип, состояние дорожного покрытия, видимость дороги, ее профиль и размеры выбоин при их наличии;

справка о ДТП, где зафиксированы все внешние повреждения на транспортных средствах;

объяснения участников ДТП и свидетелей, поясняющие механизм столкновения, скорости и направления движения, действия водителей в определенные моменты времени и многие другие факторы, имеющие значение при проведении исследования по ДТП;

Это минимальный перечень материалов, необходимых эксперту, к нему можно добавить и акт выявленных недостатков в содержании дорог, рапорт сотрудника ДПС, заявления, жалобы, протоколы судебного заседания, протоколы осмотра ТС. Рекомендуется предоставить эксперту лишние материалы сразу при назначении экспертизы, нежели ждать запроса от эксперта о необходимости их предоставления.

Важно отметить, что при исследовании обстоятельств ДТП, произошедшего на регулируемом перекрестке, когда необходимо установить сигнал светофора, при котором осуществлял движение тот или иной участник дорожного движения, необходимо представить эксперту справку о режиме работы светофорного объекта.

Вовремя произведенные запросы и предоставление эксперту всех необходимых материалов и объектов для проведения исследования поможет сократить сроки производства судебных автотехнических экспертиз, а значит и сроки рассмотрения судебных дел, связанных с дорожно-транспортными происшествиями.

Что такое Судебная экспертиза | Задачи Виды Классификация

Знание закона  не является привилегией членов юридического сообщества, обычный человек также может оказаться вовлеченным в судебное разбирательство. Конечно же, в этом случае необходимо сразу обратиться за консультацией к профессионалу, однако не помешает и самостоятельно повысить свою юридическую грамотность. Этот материал поможет нашему читателю разобраться в таком непростом юридическом вопросе, как «судебная экспертиза».

В ФЗ №-73 от 31 мая 2001 «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» понятие судебной экспертизы определяется следующим образом:

«Судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла, и которые поставлены перед экспертом судом, судьёй, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем (или прокурором),  в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу».

Нужна экспертиза?

Немного истории

В старинных книгах, которые датированы 15 веком, можно найти упоминания о  первых случаях установления подлинности рукописей с помощью исследования почерка. А уже в 18-м веке в суд иногда вызывали лекарей, чтобы те установили причину смерти или зафиксировали ранения.

В середине 19-го века в Российской Империи суды начали назначать экспертизу почерка, а в роли первых «судебных экспертов» могли выступать секретари или учителя.

Судебная реформа 1864 г. закрепила процедуру «экспертизы»  в  уголовных  и гражданских делах на постоянной основе. С начала 20-го века в России применяется дактилоскопическая экспертиза, тогда же создаются и первые «специальные кабинеты» для проведения экспертиз.

С первых лет советской власти разрабатываются постановления о расследовании преступлений с использованием специальных технических средств и о привлечении экспертов к судебному производству,  открываются  первые профильные специализированные институты для проведения экспертиз.

В наше время судебная экспертиза  — это самостоятельная отрасль, которая имеет сложную классификацию, есть множество видов экспертиз, мы рассмотрим их далее.

Какие задачи решает судебная экспертиза?

Суд ставит конкретную  задачу, которую эксперт разрешает с помощью научных, технических или других знаний.   Задачи бывают  конечными, промежуточными и вспомогательными.  Эксперт может решать их стандартными методами  (с помощью наработанной методики)  или нестандартными, допускающими эвристический подход.

Ниже приведем типичные задания для экспертов:

  • Идентифицировать любой объект (например, человека, вещь и др.). Такие задачи правоведы называют идентификационными
  • Выявить каким именно образом произошло данное событие (установить место, время, последовательность действий, связи между событиями или участниками и т.д.). Это диагностические задачи.  Примеры задач: установить причины возгорания здания, причины ДТП и т.д.  В отдельный тип задач вынесены задачи реставрационного характера (т.е. восстановить исходный вид объекта, который подвергнут изменениям).  Например, восстановить внешний вид человека по его черепу. Существуют и оценочные задачи (применяются в экономической экспертизе), в таком случае эксперт должен оценить материальный ущерб, возникший в результате хищения средств и т. д.
  • Проанализировать ситуацию в целом, здесь в роли «объекта» выступает целая система событий. Эти задачи относятся к классу ситуалогических. Например, восстановление механизма ДТП

Объект экспертных исследований

Объектами экспертизы могут быть:

  • Вещественные доказательства
  • Документы (в бумажной или электронной форме)
  • Предметы (кроме вещ. доков)
  • Животные
  • Трупы (их части)
  • Образцы для сравнения (например, образец почерка)

Кто может стать судебным экспертом?

Экспертом может стать специалист, который имеет профессиональные знания и навыки в конкретных областях науки (др. видов деятельности) и назначается судом для проведения исследований. Его права и обязанности разъяснены в законодательстве РФ.

Классификация судебных экспертиз

Опираясь на законодательство, можно попытаться сделать классификацию экспертиз, однако это непростая задача. Общая классификация судебных экспертиз представлена на рис.1.

Рис.1. Общая классификация судебных экспертиз. 

Поясним подробнее рис.1:

Первоначальная экспертиза по делу проводится впервые, а  вот дополнительная экспертиза может быть назначена судом, если заключение эксперта суд посчитал недостаточно полным.  Дополнительную экспертизу делает тот  же эксперт, что и в первый раз. Если же суд сомневается в правильности выводов конкретного эксперта, то может быть назначена повторная экспертиза,  которая поручается уже другому эксперту.

Комиссионная и комплексная экспертизы

Как правило, экспертизу проводит один эксперт, но в некоторых особенно сложных случаях могут быть привлечены несколько экспертов одной и той же специализации (комиссионные экспертизы).  А вот при проведении комплексных экспертиз привлекаются эксперты из различных областей знаний.

Классификация судебных экспертиз по предмету исследования

В юриспруденции сложилась традиционная классификация судебных экспертиз по предмету исследования (12 классов, которые подразделяются на подклассы). Эту классификацию мы постарались изобразить в виде майнд-карты (mind card), см. рис. 2.  Но научно-технический прогресс не стоит на месте, возникают  новые виды знаний, а значит и новые виды экспертиз, поэтому в последнее время юристы-практики уже не придерживаются строго этой классификации.  Например, еще 20-30 лет назад о компьютерно-технической экспертизе даже и не слышали, а сегодня ее применение стало обыденным делом.  Каждый класс содержит еще несколько подклассов.  К примеру, «криминалистические экспертизы»  включают в себя такие виды, как баллистическая, технико-криминалистическая экспертиза документов и т.д. Далее мы расскажем о некоторых видах наиболее распространенных судебных экспертиз.

Экспертиза в уголовном, гражданском и арбитражном процессах

Рассмотрим особенности назначения судебной экспертизы по уголовным делам.  Судебная экспертиза может быть назначена как в ходе следствия, так и судом.

Судебную экспертизу по уголовным делам назначают:

  • Для установления причины смерти
  • Для выявления ущерба, причиненного здоровью гражданина
  • С целью обследования состояния психического или физического здоровья гражданина и принятия решения о его возможной вменяемости
  • Для установления точного возраста обвиняемого, в случае отсутствия подтверждающих документов

Мы привели наиболее распространенные случаи из практики, но экспертиза может быть назначена и по другим основаниям.

По гражданскому делу  экспертизу назначают для разъяснения спорных вопросов, где есть необходимость привлечения экспертов в какой-либо области научных знаний. Например, это может быть почерковедческая экспертиза.  Экспертизу назначает суд, или же она может быть назначена по ходатайству одной из сторон в деле.  Рассмотрение дела в суде откладывается на срок проведения экспертизы.

В арбитражном процессе широкое распространение получили экономические экспертизы, например, аудит бухгалтерской отчетности предприятия и т.д. Порядок назначения такой же, как и  по гражданским делам.

Попытаемся кратко рассказать о том, как проводятся наиболее известные виды экспертиз.

Судебно-медицинская экспертиза (СМЭ)

Судебно-медицинская экспертиза  — известный вид исследований  в судебной практике.

Рассмотрим, в каких случаях суд (или следствие) может назначить этот вид экспертизы:

  • Для установления причины смерти или выявления телесных повреждений
  • Для определения вменяемости гражданина, подозреваемого в преступлении
  • Для установления физического или психического здоровья гражданина
  • Для установления возраста фигуранта дела (если отсутствуют документы)

СМЭ проводится в стенах специализированных медицинских учреждений, однако эксперты могут выехать и на место преступления.

Эксперт должен иметь профильное образование, он несет полную уголовную ответственность за свое заключение. Основные виды СМЭ собраны в таблице:

По объекту исследования По последовательности проведения По типу используемых знаний По количеству и составу экспертов
— экспертиза живых лиц;
— экспертиза трупов;
— токсикологическая и химическая;
— биологическая;
— гистологическая;
— экспертиза медицинских документов по данному делу;
— медико-криминалистическая.
— первоначальная;
— дополнительная;
— повторная.
— комплексная;
— однородная.
единоличная;
комиссионная.

Остановимся на подробностях проведения судебно-медицинской экспертизы.

В обязанность эксперта входит:

  • Самостоятельный выбор методики обследования объекта (согласно законодательству РФ)
  • Внимательное изучение материалов дела перед началом экспертизы
  • Проведение СМЭ только в специальных помещениях в дневное время и при нормальной температуре воздуха

Гражданин, который проходит освидетельствование,  должен оказывать помощь эксперту, а именно, отвечать на все вопросы эксперта и добровольно показать все необходимые участки тела (например, при снятии побоев).

СМЭ назначается судом, но может быть проведена и независимая экспертиза, которая инициируется одной из сторон судебного процесса, если результат обычной экспертизы не удовлетворяет.

Рис.2.  Классификация судебных экспертиз по предмету исследования (12 классов). 

Технико-криминалистическая экспертиза документов

Это еще один распространенный вид экспертизы, относится к классу криминалистических экспертиз (см. рис.2). Цель этой экспертизы – установить, каким образом  изготовлен (или подделан) данный документ.  Объектом исследования являются:

  • Документы (рукописные или напечатанные)
  • Бланки, отпечатанные полиграфическим способом, денежные купюры и ценные бумаги
  • Бумага, копировальная бумага и т.д., а также изделия из бумаги и картона
  • Ручки, карандаши, маркеры и т.д.
  • Средства для переплета и коррекции документов, клей и т.д.
  • Устройства для распечатки документов и т.д.

Какие же задачи должен решить эксперт?

  • Определить способ и время создания документа (или его модификации)
  • Установить исходное содержание документа.

Как мы уже знаем, такие задачи относятся к классу диагностических.

Возможно, судом будут поставлены и идентификационные задачи, например, установить, что данные фрагменты для исследования принадлежат  конкретному документу.  Также нужно будет идентифицировать печатное устройство, на котором был распечатан документ, материалы (бумагу, чернила и т.д.). И самое главное, выявить лицо, которое создало исследуемый документ.

Например, при осуществлении таких исследований, эксперт устанавливает марку и год выпуска принтера для распечатки текста. Эти задачи относятся к классификационным.

Надо отметить, что технико-криминалистическая экспертиза документов включает в себя очень много направлений: исследование печатей и штампов, порванных, сожженных документов, компостерных знаков, полиграфической продукции, рукописных текстов и т.д.

 

Судебная строительно-техническая экспертиза (ССТЭ)

Судебные тяжбы, касающиеся спорных вопросов по недвижимости, встречаются очень часто в нашей стране. Поэтому строительно-техническая экспертиза заслуживает особенного внимания  (см. рис.2. класс инженерно-технических экспертиз).

От эксперта в ССТЭ требуются профессиональные познания в строительном деле, проектировании зданий и сооружений, в технологиях ремонта, демонтажа, утилизации строений.

Объекты строительно-технической экспертизы – здания и сооружения, инженерные коммуникации и т.д.

Задачи ССТЭ ставятся в зависимости от вида судебного дела (гражданское, уголовное, арбитражное).

Например, рассмотрим типовое дело в гражданском процессе о разделе квартиры, частного дома или дачного домика. В ходе такого дела перед экспертом судом поставлены следующие вопросы для разрешения:

  • Определить стоимость дома (участка, садового домика, квартиры и т.д.)
  • Ответить на вопрос, возможен ли раздел данной недвижимости между спорящими сторонами
  • Установить факт выделения доли в общей собственности (определение натурального и стоимостного выражения этой доли)

Часто для такой экспертизы требуется предоставление документов, подтверждающих факт владения данной недвижимостью (копия технического паспорта на строение, акты, выписки, проект дома и т. д.)

 

Судебная компьютерно-техническая экспертиза

Этот вид экспертизы  относится к классу инженерно-технических экспертиз (см. рис.2.) На нашем сайте вы можете найти целый ряд полезных материалов по проведению компьютерно-технических экспертиз, для этого перейдите по ссылке.

Подробное описание и цены на судебные компьютерные экспертизы от нашей компании можно посмотреть по ссылке.

Автотехническая экспертиза

Эта экспертиза относится к классу инженерно-транспортных экспертиз (см. рис.2.), и многие  водители хотя бы один раз в жизни сталкивались с этой процедурой. После возникновения ДТП необходимо установить виновника этого события и доказать его вину, а также оценить степень повреждения транспортных средств и рассчитать размер причиненного ущерба.  Автотехническая экспертиза является непростым видом исследований и подразделяется на несколько задач. Итак, какие же задачи ставятся перед экспертами после ДТП?

  • Расследовать все обстоятельства ДТП
  • Провести экспертизу транспортного средства (ТС)
  • Провести трасологическую экспертизу
  • Изучить дорожно-транспортные условия
  • Оценить величину ущерба, стоимость потенциального ремонта и т. д.

 

Экономические экспертизы

С хозяйственными делами в судах может столкнуться практически любая компания. Например, спор между двумя субъектами по вопросу нарушения условий контракта или же это может быть суд с налоговой инспекцией по причине неполной уплаты налогов в бюджет.  В таком  случае, судом может быть назначена экспертиза.

Какие задачи будут поставлены перед  экспертами?

  • Провести экономическую экспертизу в ходе уголовного дела о расследовании экономических Преступлений или в ходе арбитражного процесса
  • Провести специализированную финансово-экономическую экспертизу в связи с делом о банкротстве компании или по кредитным, или валютным операциям компании
  • Проанализировать бухгалтерскую отчетность и хозяйственную деятельность предприятия
  • Проверить, как уплачивались налоги в бюджет конкретным предприятием

Образец экспертного исследования


Скачать образец экспертного исследования

 

Заключение

В этой статье мы попытались дать вам базовые понятия о судебной экспертизе, надеемся, что этот материал помог вам в повышение своей юридической грамотности.   Подробные материалы о компьютерно-технических экспертизах, которые проводят специалисты нашей компании,  вы можете найти по следующим ссылкам в разделах нашего сайта:

UPD: Обновлено 10.01.2022

Государственная судебная трасологическая экспертиза

Виды трасологических экспертиз:

  • дактилоскопическая экспертиза,

  • экспертиза перчаток и их следов,

  • экспертиза следов обуви,

  • экспертиза следов зубов,

  • экспертиза следов губ и иных участков головы человека,

  • экспертиза механических повреждений на одежде,

  • экспертиза орудий, инструментов и оставленных ими следов,

  • экспертиза запирающих и предохранительных устройств,

  • экспертиза по установлению целого по частям,

  • экспертиза следов шин транспортных средств,

  • экспертиза узлов и петель,

  • экспертиза пломб.

Примерный перечень вопросов, которые могут быть поставлены на разрешение экспертов:

При назначении дактилоскопической экспертизы:
  • Имеются ли на представленных объектах следы папиллярных узоров пригодные для идентификации?
  • Оставлены ли следы папиллярных узоров конкретным лицом?

При этом необходимо учитывать следующее:

  • Объекты со следами папиллярных узоров необходимо упаковывать отдельно, избегая контакта поверхности с материалом упаковки.
  • Экспериментальные отпечатки на дактилоскопической карте подозреваемого должны быть не смазанными, полными.

При назначении экспертизы перчаток и их следов:
  • Перчаткой ли оставлены следы на представленном объекте?
  • Не оставлены ли следы представленной перчаткой?
  • Каков механизм образования следов перчаток (захват, касание и т. п.)?

При назначении экспертизы следов обуви:
  • Пригодны ли для идентификации следы, обнаруженные в ходе ОМП?
  • Не оставлены ли следы обувью, изъятой у подозреваемого?

В случае отсутствия обуви подозреваемого перед экспертом могут быть поставлены вопросы, связанные с установлением групповой принадлежности:

  • Мужской или женской обувью оставлены следы?
  • Обувью какого размера они образованы?

При этом необходимо учитывать следующее:

Перед тем, как изъять след обуви на месте происшествия, необходимо его сфотографировать по правилам масштабной съемки.

При назначении экспертизы следов зубов:
  • Оставлены ли следы, обнаруженные на месте происшествия, зубами человека?
  • Не оставлены ли следы зубами конкретного человека?

При этом необходимо учитывать следующее:

В зависимости от объекта, на котором оставлены следы зубов, следует принять необходимые меры для сохранности его внешнего вида. При отсутствии такой возможности необходимо сфотографировать следы зубов по правилам масштабной съемки.

При назначении экспертизы следов губ и иных участков головы (кожного покрова) человека:
  • Пригодны ли следы губ для идентификации?
  • Не оставлены ли следы губ конкретным человеком?

В случае отсутствия подозреваемого перед экспертом могут быть поставлены вопросы, связанные с установлением групповой принадлежности:

Имеются ли какие-либо особенности в строении губ, а также нет ли каких-нибудь приобретенных признаков (шрамов и т.п.)?

При этом необходимо учитывать следующее:

Обнаружение, фиксация и изъятие таких следов осуществляется по тем же принципам и правилам, что и потожировых следов.

При назначении экспертизы механических повреждений на одежде:
  • Имеются ли на представленных предметах одежды колото-резаные (резаные, рубленые и т. д.) повреждения?
  • Каков механизм образования повреждений на одежде? (под механизмом образования повреждений подразумевается расположение и направление воздействия орудия, что по единичным (однослойным) предметам одежды невозможно определить).
  • Образованы ли повреждения на одежде представленным ножом (топором, шилом и т.д.)?
  • Каким орудием образованы повреждения, имеющиеся на одежде? (поисковый вопрос – когда нет конкретного орудия).

При этом необходимо учитывать следующее:

  • Предметы одежды должны быть просушены. При упаковке непросушенных объектов может произойти видоизменение повреждений (образования плесени, слипание и высыхание ткани), в результате чего повреждения могут стать непригодными для решения поставленных вопросов.
  • Наряду с объектами исследования, необходимо предоставлять: заключение судебно-медицинской экспертизы по трупу (в полном объеме), выписки из истории болезни (по живым лицам) с характеристикой повреждений, заключение медико-криминалистической экспертизы повреждений кожных лоскутов.
  • В случае предоставлении ножа в постановлении необходимо указывать разрешение на видоизменение объекта.

При назначении экспертизы следов орудий и инструментов:
  • Не оставлены ли следы, обнаруженные на месте происшествия, орудием (инструментом), изъятым у подозреваемого?
  • Орудием какого вида оставлены следы?
  • Каков механизм образования следов?
  • Оставлены ли следы представленным орудием (инструментом)?

При этом необходимо учитывать следующее:

  • Если нельзя изъять объект со следами орудий и инструментов целиком, можно предоставить часть предмета с обнаруженными следами, предварительно сделав фотоснимки с масштабной линейкой.
  • Вместе с объектами исследования необходимо предоставлять протокол осмотра места происшествия и фототаблицу.

При назначении экспертизы замков:
  • Исправен ли представленный на исследование замок?
  • Если не исправен, то какова причина его неисправности?
  • Не открывали ли замок поддельным ключом, отмычкой либо другим предметом?
  • В каком состоянии – запертом или отпертом- поврежден замок?

При этом необходимо учитывать следующее:

  • Вместе с объектами исследования необходимо предоставлять протокол осмотра места происшествия и фототаблицу.
  • Не вводить ключи в замочную скважину, не разбирать короб замка.

При назначении экспертизы с целью установления целого по частям:
  • Составлял ли ранее объект, изъятый в ходе ОМП, и объект, изъятый (указать место обнаружения), единое целое?

При этом необходимо учитывать следующее:

  • Объекты исследования помещать в разные упаковки.
  • Если исследуемые фрагменты (веревки, проволоки и.т.д.) частично сняты с трупа, необходимо отметить концы, которые разделялись в момент осмотра места происшествия, а какие были свободными.

При назначении экспертизы следов шин транспортных средств:
  • Пригоден ли след, обнаруженный на месте происшествия, для идентификации транспортного средства?
  • Оставлен ли след, обнаруженный на месте происшествия (на одежде потерпевшего), представленным на исследование колесом?

При этом необходимо учитывать следующее:

  • По возможности предоставлять на исследование сам след (следы).
  • Сфотографировать след по правилам масштабной съемки до его изъятия.
  • Наряду с объектами исследования необходимо предоставлять протокол осмотра места происшествия и фототаблицу.

При назначении экспертизы узлов и петель:
  • К какому виду узлов относится исследуемы узел?
  • Обладал ли человек, завязавший узел (петлю), профессиональными навыками?
  • Не завязан ли узел подозреваемым?
  • Мог ли потерпевший сам завязать узел?
  • Одним ли способом завязаны узлы на разных представленных на исследование объектах (например, узел на веревке, изъятой на месте преступления, и узлы на предметах в доме подозреваемого)

При этом необходимо учитывать следующее:

  • обнаруженные на месте происшествия объекты с узлами необходимо зафиксировать: сначала сфотографировать узел на объекте, а затем – после снятия с него.
  • при изъятии завязанных веревок с трупов, объектов обстановки, необходимо маркировать и фиксировать разделенные (разрезанные) при снятии концы в том положении, в котором они были до разделения. Отсутствие такой фиксации может привести к невозможности решения вопроса о действительном способе завязывания и характере узлов (утрата элемента).
  • разрезать веревку необходимо на стороне, противоположной местонахождению узла.

При назначении экспертизы пломб:
  • Нарушалась ли пломба после первоначального опломбирования?
  • Каким способом нарушена пломба?
  • Одним ли пломбиром образованы оттиски на нескольких представленных пломбах?
  • Образованы ли оттиски на пломбе данным пломбиром?
  • Каким предметом повреждена пломба?

При этом необходимо учитывать следующее:

  • Наряду с объектами исследования необходимо предоставлять протокол осмотра места происшествия и фототаблицу.
  • В случае предоставления нескольких пломб, упаковывать их отдельно.
  • При снятии пломб с объектов исследования необходимо отмечать концы, которые были разделены в ходе осмотра места происшествия
  1. Трасологическое диагностическое исследование запорно-пломбировочных устройств (ЗПУ), защитных наклеек, поверительных клейм, используемых для инкассации, опломбирования складских и офисных помещений, огнетушителей, автотранспорта, маркировки приборов учета, оргтехники и др.

Исследование включает в себя:

  • установление наличия или отсутствия следов постороннего воздействия;
  • повторного перевешивания и функциональных изменений ЗПУ;
  • установление нарушения конструктивной целостности ЗПУ;
  • установление изменений или подмены элементов ЗПУ;
  • видоизменение маркировочных обозначений на ЗПУ;
  • установление нарушения антимагнитных пломб (магнитных наклеек), и других самоклеящихся номерных пломб.

На разрешения эксперта могут быть поставлены следующие вопросы:

Имеются ли на представленном ЗПУ следы постороннего воздействия, не связаны ли данные следы с попыткой несанкционированного взлома (вскрытия) ЗПУ?

Подвергалось ли представленное запорно-пломбировочное устройство взлому? Если да, то каким способом, при помощи каких инструментов и приспособлений?

Нарушались ли поверительные клейма, гарантийные наклейки, голографические защитные наклейки предприятия-изготовителя?

Имеются ли в электрическом счетчике следы постороннего механического воздействия (на детали, устройства, узлы)?

Возможно ли вскрытие ЗПУ без нарушения его целостности? Возможно ли повторное навешивание ЗПУ после его вскрытия?

Имеются ли на представленном ЗПУ следы, свидетельствующие о его повторном использовании?

Имеются ли на представленном ЗПУ (его частях) следы, свидетельствующие о том, что оно в целом или его элементы были подменены после первоначального навешивания? Составляли ли ранее части не моноблочного ЗПУ один комплект? Составляли ли ранее представленные фрагменты единое целое – закрытое ЗПУ?

Соответствует ли форма и содержание маркировочного обозначения, имеющегося на ЗПУ, форме и содержанию маркировочного обозначения на контрольных образцах ЗПУ или содержанию обозначения в сопроводительных и иных документах?

Имеются ли на представленном ЗПУ следы, свидетельствующие о его установке (снятии) с нарушением установленных правил?

Возможно ли получение доступа к опломбированному хранилищу (его содержимому), с использованием фактора неправильного опломбирования хранилища, конструктивных недостатков запорно-пломбировочного устройства или его повреждения?

  1. Трасологическое диагностическое исследование проточных магистральных фильтров для очистки воды.

Исследование включает в себя:

  • установление наличия или отсутствия следов постороннего воздействия;
  • установление механизма образования повреждений;
  • установление возможных причин нарушения конструктивной целостности магистрального фильтра воды.

На разрешения эксперта могут быть поставлены следующие вопросы:

Имеются ли на представленном магистральном фильтре воды следы постороннего воздействия?

Не связано ли разрушение целостности магистрального фильтра воды с неправильным монтажом?

Какой механизм образования повреждений магистрального фильтра воды?

  1. Трасологическое диагностическое исследование замков.

Для запирания различных помещений, сейфов, шкафов, ящиков столов и иного рода объектов используются различные механизмы и приспособления. Одним из наиболее распространенных средств запирания являются замки.

Замок – это устройство, предназначенное для фиксации тех или иных преград, предотвращения проникновения в помещение, свободного доступа к материальным и иным ценностям; к каждому из них прилагаются штатные ключи.

Эксперт-трасолог строит свои выводы на основе анализа следовой информации, отобразившейся на исследуемых объектах. Информация, на основе которой делаются выводы в отношении замков, как правило, представлена в виде наличия или отсутствия:

  • следов-отображений контактных частей предметов, воздействовавших на наружные поверхности замков и деталей запирающего механизма, как статического, так и динамического характера;
  • деформаций и поломок как корпуса замка, так и деталей его механизма;
  • нарушений взаимодействия деталей механизма;
  • положения деталей механизма в промежуточных (не фиксированных) положениях;
  • частей (деталей) механизма;
  • элементов, несвойственных данному механизму замка.

На разрешения эксперта могут быть поставлены следующие вопросы:

– в исправном ли состоянии находится замок?

– не отпирался ли замок отмычками, подобранным или поддельным ключами?

– не отпирался ли замок при помощи конкретного предмета (ключа, отмычкой, т.д.)?

– каким способом отперт (взломан) замок?

– в запертом или отпертом состоянии произведен взлом замка?

В отдельных случаях в рамках экспертизы замков решаются вопросы в отношении способа изготовления ключей, а именно однородности следов механизмов, использовавшихся для изготовления штатного и исследуемого ключа: не изготовлены ли ключи, поступившие на исследование, при помощи одних и тех же механизмов (одних и тех же технологических процессов). При исследовании используется методика трасологического исследования следов производственных механизмов.


При расследовании конкретных уголовных дел может возникнуть целый ряд других вопросов, постановку которых желательно согласовать с экспертами отдела. Телефон отдела – +7 (343) 350-60-61

Объекты экспертизы — Оксфордская стипендия

Страница из

НАПЕЧАТАНО ИЗ OXFORD SCHOLARSHIP ONLINE (oxford.universitypressscholarship.com). (c) Copyright Oxford University Press, 2022. Все права защищены. Индивидуальный пользователь может распечатать PDF-файл одной главы монографии в OSO для личного использования. Дата: 26 февраля 2022 г.

Глава:
(стр. 41) 2 Объекты экспертизы
Источник:
Перцептивная экспертиза
Автор(ы):

Дэвид Л.Шейнберг

Майкл Дж. Тарр

Издательство:
Oxford University Press

DOI:10.1093/acprof:oso/9780195309607.003.0003

лица изучаются отдельно от экстремальных задач распознавания лиц наша зрительная система может поддерживать, а также потому, что лица представляют собой удобную сложную категорию стимулов, которую можно использовать для изучения вопросов, связанных с обработкой и распознаванием объектов. Однако этот подход может преувеличивать степень когнитивной и нервной специфичности лиц, а исследования, в которых лица сравниваются с объектами, не являющимися лицами, не всегда учитывают эмпирические различия между стимулами.Действительно, поведенческие и нейронные маркеры «лицоподобного» опыта наблюдались в других областях реального мира (например, собаки, автомобили) и у экспертов, прошедших лабораторное обучение. Важно отметить, что опыт — это непрерывное измерение, в котором лица могут находиться на одной крайности из-за нашего обширного опыта работы с ними, который начинается на очень раннем этапе развития. Таким образом, хотя лица могут демонстрировать более выраженные поведенческие эффекты или более высокую нервную активность, такие количественные различия не обязательно следует интерпретировать как свидетельство исключительности.

Ключевые слова: распознавание лиц, распознавание объектов, экспертиза, fFA, n170

Oxford Scholarship Online требует подписки или покупки для доступа к полному тексту книг в рамках службы. Однако общедоступные пользователи могут свободно осуществлять поиск по сайту и просматривать рефераты и ключевые слова для каждой книги и главы.

Пожалуйста, подпишитесь или войдите, чтобы получить доступ к полнотекстовому содержимому.

Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому названию, обратитесь к своему библиотекарю.

Для устранения неполадок см. Часто задаваемые вопросы , и если вы не можете найти ответ там, пожалуйста, связаться с нами .

объектов экспертизы | Запрос PDF

Начиная с основополагающей работы Даймонда и Кэри (1986), экспертизу объектов часто рассматривали через призму восприятия лица (подробное обсуждение см. в Танака и Готье, 1997; Шейнберг и Тарр, 2010).Однако, согласно Вонгу и Вонгу (2014, W&W), этот акцент был просто ответом на вопрос о модульности восприятия лица, а не экспертизой как таковой. Именно это смешение вопросов экспертизы и модульности, последующее внимание к FFA и пагубное влияние, которое это оказало на область исследования экспертизы объектов, мы обсуждали в рамках нашего первоначального обзора (Harel et al., 2013). Мы полностью признаем, что в некоторых недавних работах по визуальной экспертизе — особенно за пределами области распознавания объектов реального мира (в фокусе нашей статьи) — начали обсуждать экспертизу объектов за пределами сенсорной коры (напр.г., Вонг и Готье, 2010; Вонг и др., 2012). Однако, в то же время, другие громкие работы продолжают сосредотачиваться на экспертизе исключительно в контексте FFA и лицевой избирательности (McGugin et al., 2012, 2014), утверждая, что их результаты несовместимы с представлением о том, что «обучение эффекты распределяются по всей коре вне зависимости от избирательности лица» (McGugin et al., 2012, стр. 17067). Сосредоточение внимания на дискретных областях, когда речь идет о модульности, и сосредоточение внимания на распределенных эффектах, когда речь идет о самом опыте, воспринимается как удерживание палки за оба конца и приводит к широко распространенному заблуждению, что FFA играет привилегированную роль в опыте. Конечно, можно показать, что эффекты опыта возникают в пределах FFA, одновременно признавая широко распространенные эффекты опыта во всей коре. Однако значение первого результата для понимания предметной экспертизы значительно снижается вторым. Проще говоря, чем более распределены эффекты экспертизы, тем менее значима роль той или иной области для нашего понимания общих механизмов экспертизы объекта. Возьмем, к примеру, широко распространенные эффекты автомобильного опыта, которые включают даже раннюю зрительную кору (Harel et al., 2013, рис. 2). Таким образом, постоянное внимание к взаимосвязи между экспертизой и обработкой лица отвлекает от изучения общих принципов, лежащих в основе экспертизы объектов реального мира. Помимо вопроса модульности, WW Gauthier and Tarr, 2002; МакКэндлисс и др., 2003 г.; МакГугин и др., 2011; Richler et al., 2011), и (ii) недавняя работа, в которой явно проверяется гипотеза о том, что эффекты автомобильного опыта инвариантны к модулированию внимания или беспорядку (McGugin et al. , 2014). В своем ответе W&W предполагает, что эксперты «склонны автоматически обрабатывать свои объекты знаний определенным образом», но эти процессы могут быть «отменены когнитивной обработкой более высокого уровня».«Непонятно, как автоматический процесс может быть иногда задействован, а иногда отменен. Это выглядит как еще один пример удержания палки за оба конца. Несмотря на отмеченные здесь спорные моменты, мы воодушевлены тем, что W&W полностью согласны с обсуждаемым нами распределенным интерактивным представлением визуального опыта (Harel et al., 2010, 2013). Мы уверены, что будущие исследования, полностью сфокусированные на распределенной и высокоинтерактивной природе визуального опыта, позволят по-новому взглянуть на кортикальные механизмы, лежащие в основе восприятия объектов реального мира.

Нерелевантные объекты экспертизы конкурируют с лицами во время визуального поиска

Аннотация

Предшествующая работа предполагает, что объекты экспертизы, не относящиеся к лицам, могут мешать восприятию лиц, когда две категории представлены попеременно, что предполагает конкуренцию за общие ресурсы восприятия. Здесь мы спрашиваем, конкурируют ли не относящиеся к задаче отвлекающие факторы из категории знаний, когда лица представлены в стандартной задаче визуального поиска. Участники искали цель (лицо или диван) в массиве, содержащем как релевантные, так и нерелевантные отвлекающие факторы.Количество отвлекающих факторов из целевой категории (лицо или диван) оставалось постоянным, а количество отвлекающих факторов из нерелевантной категории (автомобили) менялось. Наклоны поиска, рассчитанные как функция количества нерелевантных автомобилей, коррелировали с экспертизой автомобилей. Эффект был не из-за того, что автомобильные отвлекающие факторы привлекали внимание, потому что они не конкурировали с диванными мишенями. Объекты экспертизы мешают восприятию лица, даже если они не имеют отношения к задаче, визуально различимы и отделены в пространстве от лиц.

Оценка перцептивной экспертизы специализации лиц предполагает, что поведенческие и нейронные признаки восприятия лица возникают потому, что большинство взрослых имеют значительный опыт различения лиц на индивидуальном уровне (Diamond & Carey, 1986; Gauthier & Tarr, 1997; Wong, Palmeri & Готье, 2009). Исследования визуальной экспертизы показывают, что нелицевые объекты экспертизы, такие как птицы, собаки, части тела, автомобили, почерк, рентгеновские снимки и даже новые, созданные компьютером объекты, такие как Гриблы и Зиггерины, могут демонстрировать множество характерных поведенческих и неврологических маркеров лица. восприятие (т.г., Бьюзи и Вандерколк, 2005 г.; Даймонд и Кэри, 1986; Готье и др., 2000а; Готье и Тарр, 1997; Харли и др., 2009 г.; Стекеленбург и де Гелдер, 2004 г.; Вонг и др., 2009). Объекты экспертизы также могут задействовать избирательные по лицу области в средней веретенообразной извилине (Gauthier et al., 2000a; Harley et al., 2009; Xu, 2005) и привести к ранним физиологическим реакциям, обычно вызываемым лицами в затылочно-височной коре (Busey). & Vanderkolk, 2005; Gauthier et al., 2003; Rossion et al., 2002; Tanaka & Curran, 2001).

Если лица и объекты знаний задействуют сходные механизмы обработки, опосредованные перекрывающимися нейронными представлениями, объекты из этих доменов могут конкурировать, когда они должны обрабатываться одновременно. Действительно, есть свидетельства конкуренции между лицами и объектами, не относящимися к лицу, в компоненте ССП N170, селективном к лицу, который обычно регистрируется на затылочно-височных электродах примерно через 170 мс после начала действия стимула (Gauthier et al., 2003; Rossion et al., 2007). ; Россион, Кунг и Тарр, 2004).В одном исследовании ERP измерялись, когда испытуемые просматривали чередующуюся последовательность лиц и автомобилей, оценивая, была ли нижняя половина изображения такой же, как нижняя половина предыдущего изображения. Целостные эффекты оценивались по степени, в которой не относящаяся к задаче верхняя часть изображений влияла на суждения о нижней части изображений. Целостная обработка лиц была снижена, когда экспертам по автомобилям приходилось целостно обрабатывать чередующиеся автомобили, и этот интерференционный эффект коррелировал с амплитудой вызванного лицом N170 (Gauthier et al., 2003). В двух других исследованиях сообщалось, что реакция N170 на лица ослабевала, когда наблюдатели одновременно фиксировали объект, не являющийся лицом, как из категории, для которой участники приобрели опыт в лаборатории (Greebles; Rossion et al. , 2004), так и в результате длительного опыта вне помещения. лаборатория (автомобили; Rossion et al., 2007). Важно отметить, что эффект нейронного подавления значительно коррелирует с поведенческим индексом зрительного опыта. Соревнование также было предложено в тренировочном исследовании, в котором пациент со зрительной агнозией и нижневисочным поражением участвовал в тренировочном режиме, который требовал обучения индивидуализации новых объектов, называемых гриблами (Behrmann et al., 2005). Для этого пациента небольшие улучшения в производительности с Greebles во время длительной программы обучения были связаны с поведенческими издержками в восприятии лица, а вызванное Greeble увеличение активности в веретенообразной извилине было связано со снижением реакции на лица. В целом, эти результаты показывают, что лица и объекты экспертизы могут конкурировать в различных ситуациях.

За исключением единственного случая, проведенного Behrmann et al (2005), предыдущая работа была ограничена нейронными показателями конкуренции, без предоставления прямых доказательств того, что на перцептивную обработку лиц действительно влияют конкурирующие объекты экспертизы. Это произошло потому, что либо используемая поведенческая задача была исключительно простой (Rossion et al., 2004; 2007), либо задача требовала избирательного внимания к частям изображения, что отдавало предпочтение новичкам (Gauthier et al., 2003). Таким образом, еще предстоит определить, обязательно ли нейронные показатели конкуренции приведут к снижению поведенческих показателей. Взаимосвязь между нейронными маркерами избирательности лица и восприятием лица не ясна. Например, активность фМРТ для объектов, не являющихся лицами, в веретенообразной области лица (FFA) коррелирует с показателями поведенческой экспертизы (Behrmann et al., 2007; Готье и др., 2005 г.; Xu, 2005), но, как это ни парадоксально, реакции СЖК на лица можно обнаружить и у пациентов, неспособных распознавать лица (Marotta, Genovese & Behrmann, 2001; Rossion et al., 2003). Нормальный селективный к лицу потенциал М170 (МЭГ-аналог N170) также был обнаружен у прозопагнозиков в развитии (Harris et al., 2005).

Чтобы решить эту проблему, одно исследование напрямую измеряло пороги восприятия для различения лиц в потоке RSVP лиц, чередующихся с не относящимися к задаче автомобилями (McKeeff, McGugin, Tong & Gauthier, представлено). Автомобильные эксперты медленнее, чем новички, определяли лица среди машин, не имеющих отношения к задаче. Однако в контрольных условиях, когда испытуемые искали часы среди автомобильных отвлекающих факторов, те же автомобильные эксперты быстрее новичков определяли изучаемые часы, что позволяет предположить, что объекты экспертизы не просто привлекают внимание. Скорее, эти результаты демонстрируют, как на восприятие лиц могут влиять конкурирующие объекты из другой области знаний.

В большинстве предыдущих случаев конкуренции между лицами и объектами экспертизы объекты из двух категорий чередовались.В некоторых случаях объекты экспертизы удерживались в зрительной кратковременной памяти, в то время как при обработке лица наблюдался эффект (например, Gauthier et al., 2003). Хотя в этом исследовании конкуренция могла иметь место на уровне восприятия и/или в рабочей памяти, есть основания полагать, что локус конкуренции был только перцептивным. Действительно, интерференция между элементами в рабочей памяти подчиняется другим принципам, определяемым ограничениями в кодировании и/или поддержании сходных представлений, а не опытом (Cheung & Gauthier, 2010). Это говорит о том, что мы должны уметь обнаруживать конкуренцию между областями знаний в любой задаче, которая касается узкого места восприятия, связанного с опытом.

Здесь мы исследовали, могут ли нерелевантные отвлекающие факторы из категории знаний конкурировать в контексте задачи визуального поиска, где стимулы распределены в пространстве, а не во времени. Если конкуренция между категориями знаний определяется факторами восприятия, это предполагает, что она должна влиять на производительность во время зрительного поиска, задачи, на которую влияют факторы восприятия (Duncan, 2006; Duncan & Humphreys, 1989; Raymond, Shapiro & Arnell, 1992; Treisman). & Gelade, 1980; Wolfe et al., 1989). В McKeeff et al. (отправлено), порог обнаружения лица в потоке RSVP варьировался в зависимости от опыта пользователя для нерелевантных автомобилей. В какой степени наблюдалась конкуренция из-за того, что автомобили предъявлялись с фиксированной скоростью и с такой скоростью, при которой внимание не могло отвлечься достаточно быстро, чтобы игнорировать их? Парадигма визуального поиска — одна из наиболее полезных парадигм для изучения распределения внимания. Мы измеряем конкуренцию в пространственном поиске, чтобы оценить, находится ли место конкуренции на достаточно раннем этапе обработки, чтобы нарушить избирательное внимание к лицам, когда периферийные отвлекающие факторы, не относящиеся к задаче, теоретически могут быть отфильтрованы с помощью механизмов внимания сверху вниз (Wolfe, 1994). ).

На эффективность визуального поиска может влиять знакомство с целью, а также знакомство с отвлекающими факторами. С одной стороны, литература поддерживает асимметрию поиска, при которой обнаружение незнакомой цели среди знакомых отвлекающих факторов проще/быстрее, чем обратный поиск (например, Malinowski & Hubner, 2001; Rauschenberger & Chu, 2006; Shen & Reingold, 2001). ; Ван и др., 1994). Например, эксперименты по визуальному поиску продемонстрировали превосходную эффективность поиска букв или объектов в их канонической ориентации, включая поиск зеркально перевернутых букв N или Z среди канонически ориентированных букв N и Z (Wang et al. , 1994), перевернутый As среди прямоходящих As (Wolfe, 2001), или перевернутые животные среди прямостоячих (Wolfe, 2001). Другое направление исследований визуального поиска изучало эффект знакомства со стимулами, когда стимулы остаются постоянными. Вместо того, чтобы делать объекты менее знакомыми путем поворота или инверсии, в некоторых работах сравнивалась производительность американских и китайских испытуемых, ищущих значимые или незначимые китайские иероглифы (Rauschenberger & Chu, 2006; Shen & Reingold, 2001), немецких и славянских испытуемых, ищущих для осмысленных или бессмысленных единиц латинского или кириллического алфавита (Malinowski & Hubner, 2001), испытуемые, ищущие незнакомые лица, когда отвлекающими факторами были их собственные лица (Tong & Nakayama, 1999), и белые испытуемые, ищущие лица представителей разных рас (лица другой расы, чем субъект) среди лиц той же расы (Levin, 1996; Levin & Angelone, 2001).В разных доменах поиск незнакомых целей был наиболее эффективным среди знакомых отвлекающих факторов.

В описанных выше исследованиях использовались относительно однородные мишени и дистракторы. Другие исследования с использованием более разнородных дистракторных дисплеев со сложными объектами продемонстрировали важность знакомства с целью в дополнение к знакомству с дистрактором, показав, что цели могут фактически стать более заметными, чем новые цели (Hershler & Hochstein, 2009; Mruczek & Sheinberg, 2005). Когда ставилась задача обнаружить наличие автомобиля, лица или птицы (на уровне категорий) на дисплеях с объектами различных категорий, лица, а также объекты экспертизы обнаруживались быстрее (Hershler, Hochstein, 2009).

В данном исследовании мы сочетаем поиск определенной цели среди однородных дистракторов с наличием переменного количества объектов из визуально разнородной категории. Автомобильные эксперты и новички искали цель (лицо или диван) среди дистракторов из двух разных категорий. В условиях «лицо-мишень» отвлекающими факторами были либо лица и машины, либо лица и диваны, тогда как в условиях «диван-мишень» дистракторами были либо диваны и машины, либо диваны и лица. Количество дистракторов из целевой категории оставалось постоянным (5), а количество дистракторов из категории, не относящейся к задаче, менялось (2, 4 или 8). Только количеством нерелевантных для задачи дистракторов (а не целей) манипулировали, чтобы оценить, как опыт с дистракторами по-разному влияет на эффективность поиска другого объекта опыта (лицо) или обычного объекта (диван).

Мы предсказали, что знание автомобилей будет препятствовать поиску целевого лица среди автомобильных отвлекающих факторов, так что наклоны визуального поиска будут коррелировать с уровнем знаний наблюдателя об автомобилях.По мере увеличения количества автомобильных отвлекающих факторов, не имеющих отношения к задаче, обнаружение лица цели должно стать более трудным. Однако такого влияния автомобильной экспертизы при поиске диванной мишени среди автомобильных дистракторов мы не ожидали. Если это будет обнаружено, это будет указывать на узкое место для областей знаний, а не на общий эффект внимания для отвлекающих факторов.

Методы

Участники

Участвовал 31 человек (19 мужчин, средний возраст 23 года).В то время как наш основной прогноз фокусируется на опыте работы с автомобилями как на непрерывном показателе, мы также разделили участников на «новичков» и «экспертов» на основе среднего разделения баллов независимого теста, в котором идентификация автомобиля сравнивалась с идентификацией птиц. Идентификация птиц предназначалась для использования в качестве базового уровня производительности на уровне новичков для отдельных лиц, поэтому трое участников были исключены на основании оценок идентификации птиц, которые превышали среднее значение в два стандартных отклонения. Данные получены от оставшихся двадцати восьми участников, четырнадцати автомобильных «экспертов» и четырнадцати автомобильных «новичков».Все участники имели нормальную или скорректированную до нормальной остроту зрения. Эксперимент был одобрен Институциональным наблюдательным советом Университета Вандербильта, и все участники дали письменное информированное согласие.

Стимулы и дизайн

Стимулы представляли собой оцифрованные изображения в градациях серого (30 лиц (75 x 75 пикселей, угол зрения 2,62 градуса), 30 автомобилей (85 x 50 пикселей, угол зрения 2,96 x 1,74 градуса) и 30 диванов (75 x 75 пикселей, угол зрения 2,62 градуса)) представлено на 21-дюймовом ЭЛТ-мониторе (частота обновления = 100 Гц) с использованием компьютера Macintosh G3 с использованием расширения Matlab и Psychophysics Toolbox (Brainard, 1997; Pelli, 1997).

В каждом испытании участники искали предварительные цели в наборе отвлекающих факторов. Целевые и отвлекающие стимулы были рандомизированы между испытаниями и участниками. Таким образом, целевое изображение в одном испытании может появиться как отвлекающее изображение в последующем испытании. Стимулы предъявлялись в четырех условиях: лицевые мишени среди лицевых и автомобильных дистракторов (F/FC), лицевые мишени среди лицевых и диванных дистракторов (F/FS), диванные мишени среди диванных и лицевых дистракторов (S/SF) и диванные мишени среди дистракторов. диванные и автомобильные дистракторы (S/FC).

В каждом случае испытание начиналось с одновременного предъявления двух целей из заданной категории, либо двух лиц, либо двух диванов, на время, необходимое участникам для кодирования. Затем они нажали клавишу, чтобы продолжить. Последовала краткая фиксация и поиск массива. Массив поиска состоял из 8, 10 или 14 стимулов: 1 целевой, 5 дистракторов из целевой категории и 2, 4 или 8 нерелевантных для задачи дистракторов из другой категории (см. ). Для каждого испытания стимулам случайным образом назначались позиции из 16 доступных мест, созданных матрицей 4 на 4.Изображения случайным образом дрожали максимум на 50 пикселей вверх/вниз и на 50 пикселей влево/вправо относительно их центрального местоположения. Дрожание позволяло избежать отображения в виде сетки и препятствовало построчному поиску. Участникам было предложено искать на дисплее до тех пор, пока они не найдут цель, после чего они указывали, какая из двух изученных целей была найдена, нажимая правую или левую клавишу.

Пробная последовательность для условия F/FC. Каждое испытание начиналось с предъявления двух лиц с последующим фиксационным крестом.С началом поискового показа участники искали одно из двух изучаемых лиц, реагируя максимально быстро и точно. Экраны поиска всегда содержали одно изучаемое изображение, 5 изображений из той же категории, что и изучаемые изображения, и 2, 4 или 8 нецелевых дистракторов.

Сначала участники завершили восемь тренировочных испытаний, четыре из которых были выбраны случайным образом из блока испытаний с мишенью для лица и четыре были выбраны случайным образом из блока испытаний с мишенью для дивана. Для реального эксперимента 60 испытаний F/FC и 60 испытаний F/FS были случайным образом представлены в одном блоке «лицо-мишень», тогда как 60 испытаний S/SF и 60 испытаний S/SC были случайным образом представлены в одном блоке «диван-мишень».Каждый из двух блоков по 120 испытаний повторялся один раз. Таким образом, полный дизайн состоял из 4 блоков и всего 480 испытаний.

В отдельном задании была проведена количественная оценка автомобильного опыта с использованием парадигмы последовательного сопоставления, как и в предыдущей работе (Gauthier et al., 2000b; 2005; McGugin & Gauthier, в печати; Rossion et al., 2004; Xu, 2005). Участники вынесли одинаковые/разные суждения об изображениях автомобилей (на уровне марки и модели, независимо от года выпуска) и изображениях птиц (на уровне видов). Для каждого из 112 испытаний с автомобилями и 112 испытаний с птицами первый стимул появлялся на 1000 мс, за ним следовала маска на 500 мс.Затем появлялся второй стимул, который оставался видимым до тех пор, пока не была указана такая же или другая реакция или пока не прошло 5 с без активности. В результате этого задания была получена отдельная оценка чувствительности для автомобилей (Car d ’) и птиц (Bird d ’). Разница между этими показателями (Автомобиль d ’ – Птица d ’) дает Индекс Экспертизы Автомобиля для каждого участника. Согласно предыдущей работе, участники были классифицированы как автомобильные «эксперты», когда их самооценка в качестве эксперта соответствовала индексу автомобильной экспертизы больше 1.

Результаты

Измерение опыта

Для грубого анализа эффектов опыта и графического представления производительности для групп участников, различающихся знаниями в области автомобилей, мы сначала разделили участников на две группы. 14 участников, у которых индекс автомобильной экспертизы был выше 1, также были экспертами в области автомобилей, остальные 14 участников были классифицированы как новички. показывает диапазон оценок Car d ’ (от 0,23 до 3,71) и более ограниченный диапазон соответствующих оценок Bird d ’ (0.46 до 1,25). Автомобиль d ‘ был выше у автоэкспертов ( d ‘ = 2,70), чем у оценивших себя новичков ( d ‘ = 0,71; F(1, 27) = 109,71, p <0,0001 ), в то время как в задаче с птицей не было обнаружено различий между группами (F (1, 27) <1, ns). Индекс автомобильной экспертизы также был выше у автоэкспертов (дельта d ’ = 1,91), чем у новичков (дельта d ’ = −0,14; F(1, 27) = 116,91, p <0,0001). Для всех испытуемых последующий статистический анализ, проведенный на основе индекса автомобильной экспертизы, дал качественно и статистически результаты, аналогичные результатам, полученным с использованием простого автомобиля d ’ в качестве меры экспертизы.Другими словами, наши результаты не были получены из-за изменчивости выполнения задания с птицей.

Диаграмма рассеяния, показывающая распределение оценок Car d’ и Bird d’ по результатам теста на знание автомобилей.

Задача визуального поиска

Среднее время отклика (RT) для правильных ответов и средние баллы точности сообщаются отдельно для автомобильных экспертов и новичков в каждом состоянии в . В первую очередь нас интересовало время поиска, но мы также будем учитывать точность, чтобы исключить возможность компромиссов. В целом среднее время отклика было довольно продолжительным, как и ожидалось при сложном поиске цели среди визуально похожих дистракторов из той же категории (см. рис. 1).

Время отклика (мс) в зависимости от количества нерелевантных дистракторов (2, 4, 8) для автомобильных экспертов (n=14) и новичков (n=14), которые искали лица-мишени среди лица и автомобиля дистракторы, мишени для лица среди дистракторов для лица и дивана, мишени для дивана среди дистракторов для дивана и автомобиля и мишени для дивана среди дистракторов для дивана и лица.Столбики погрешностей представляют собой стандартную ошибку среднего.

Таблица 1

Среднее время отклика (мс) для правильных испытаний и средние показатели точности для каждого условия и размера набора отдельно для автомобильных экспертов и новичков.

7 4 Новидки
Состояние
# Task — нерелевантные отвлекающие отвлекающие Среднее время отклика (MS) Средняя точность Новидки
Лицо/автомобиль 2 2279. 85 2309,2 0,738 0,692
4 2331,47 2211,98 0,770 0,741
8 2431,18 2200,27 0,766 0,691
Лицо / диван 2 2355. 75 2194 2194 2194 0.752 0,703 0,703
4 2315.97 211 211.34 +0,733 0,705
8 2424,88 2284,14 0,758 0,694
Диван / Автомобиль 2 1993,01 1991,3 0,764 0,726
4
4 2010. 98 2018.74 0.741 0.664 0.664
9 2137,45 2257.72 0.761 0,668
Диван / лица 2 1992,15 2003,22 0,765 0,698
4 2048,45 2009,79 0,739 0,661
8 2185,35 2081,2 0,714 0,656

Для каждого индивидуума и каждого условия мы вычислили наклон линейной функции поиска с использованием размера. Это было сделано для правильного ВУ и точности отдельно. В целом, время поиска было довольно долгим, как и ожидалось, учитывая, что поиск был затруднен из-за сходных отвлекающих факторов той же категории. Однако варьировалось только количество отвлекающих факторов из другой категории, поэтому наклон рассчитывался как функция количества отвлекающих факторов из категории, не относящейся к задаче. Поскольку эффективность поиска снижается по мере увеличения сходства между целью и дистракторами (Duncan & Humphreys, 1989), мы ожидали, что в большинстве условий наклоны поиска в зависимости от количества визуально отличающихся объектов должны быть довольно пологими, что мы и наблюдали.Отрицательные наклоны поиска (в зависимости от количества нерелевантных отвлекающих факторов) могут возникать из-за того, что, когда имеется только два отвлекающих фактора, они могут выскочить и привлечь внимание, в то время как этот эффект будет уменьшен, если категории цели и отвлекающих факторов более сбалансированы в количественном отношении. отображать.

Хотя предполагается, что автомобильные эксперты могут быть медленнее, чем новички в автомобилях, в целом при поиске лиц (планки погрешностей отражают изменчивость внутри субъектов), не было никакого основного эффекта опыта для поиска F/FS (F 1, 26 = 1.22, p = .28) или поиск F/FC (F 1,26 < 1). Даже опыт как непрерывная переменная не коррелирует с падением скорости поиска по размеру набора (F/FS: r = 0,12, нс; F/FC: r = 0,08, нс).

Мы провели ANOVA на склонах для функций RT с целевой категорией (лицо/диван) и категорией отвлекающего фактора (автомобиль/не автомобиль) в качестве внутрисубъектных факторов и экспертной группой (автомобилисты-новички/эксперты) в качестве межсубъектного фактора . Обратите внимание, что фактор «Отвлекающий фактор» выравнивает лица и диваны как «не автомобильные» категории, что имеет смысл, поскольку с обоими отвлекающими факторами, не относящимися к автомобилям, ожидается один и тот же прогноз — отсутствие конкуренции. Этот анализ выявил значительный основной эффект целевой категории ( F 1, 26 = 5,921, MSE = 11304,8, p = 0,02) с более крутыми наклонами для дивана, чем лицевые цели, и значительным 3 взаимодействие между Группой, Целевой категорией и Категорией отвлекающих факторов ( F 1, 26 = 5,540, MSE = 14538,1, p = 0,03). Апостериорные тесты Шеффе выявили более крутой наклон у автомобильных экспертов, чем у новичков в поиске лиц среди автомобильных дистракторов ( p <.05), в то время как для 3 других условий поиска влияние экспертизы отсутствовало (все p с > 0,24).

Тот же дисперсионный анализ, проведенный для данных о точности, не дал значительного эффекта, включая критическое трехстороннее взаимодействие ( F 1, 26 <1). Таким образом, не было доказательств компромисса между скоростью и точностью.

Наш прогноз заключался в том, что автомобильная экспертиза снизит эффективность поиска лиц в присутствии автомобильных отвлекающих факторов. Поскольку различие между новичками в автомобилях и экспертами является произвольным, мы сопоставили наклоны RT визуального поиска с количественными показателями автомобильного опыта, полученными в результате последовательного задания на сопоставление.F/FC был единственным условием, которое выявило положительную корреляцию между показателями Car Expertise Index и наклоном визуального поиска ( r = 0,43, p = 0,03; ). Важно отметить, что этот эффект, по-видимому, не возникает, потому что автомобили просто труднее игнорировать автомобильным экспертам, так как не было эффекта автомобильной экспертизы при поиске диванов с автомобильными дистракторами (ни в условиях F / FS или S / SF, все р с <0,17, нс). Чтобы убедиться, что несколько новичков с особенно отрицательным наклоном поиска в условии F/FC не могли объяснить наблюдаемый эффект, мы пересчитали корреляции для всех условий, исключив двух участников с самыми отрицательными наклонами поиска в условии поиска F/FC. Результаты были качественно идентичными (F/FC: r = 0,39, p = 0,05; все остальные условия незначимы).

Корреляции между значениями индекса экспертности автомобиля (автомобиль d ‘ – птица d ‘) и наклоном визуального поиска (время реакции как функция количества нерелевантных дистракторов) для лиц среди лиц и автомобилей (F/FC ; r = 0,41, p = 0,03), лица среди лиц и диванов (F/FS; r = −0,11, ns), диваны среди диванов и автомобилей (S/SC; r = −0.17, н.с.) и диваны среди диванов и лиц (S/SF; r = -0,02, н.с.). Оценки

Car Expertise Index и car d дали эквивалентные результаты во всех анализах. Мы пришли к выводу, что автомобильные отвлекающие факторы, не относящиеся к задаче, мешают восприятию лица в зависимости от опыта работы с автомобилем.

Обсуждение

Мы обнаружили, что объекты экспертизы мешают параллельной обработке лиц, даже если они совершенно не имеют отношения к задаче, визуально отличаются от лиц и отделены от лиц в пространстве. Этот результат совпадает с более ранними нейронными свидетельствами конкуренции между одновременной обработкой лиц и объектов экспертизы (Gauthier et al., 2003; Rossion et al., 2004; 2007), одновременно укрепляя гипотезу о том, что это вмешательство может иметь значительные поведенческие издержки, поскольку хорошо.

В литературе ведутся споры о том, как лучше всего охарактеризовать вклад нисходящих и восходящих процессов в управление саккадическим поисковым поведением (Barton et al., 2006; Chen & Zelinsky, 2006).Конкурирующие гипотезы предполагают, что визуальный поиск является либо восходящим механизмом, управляемым низкоуровневыми характеристиками изображения и контрастом элементов в сцене, либо, альтернативно, нисходящим процессом, находящимся под произвольным контролем ищущего и высокоуровневыми требованиями задачи. Hershler & Hochstein, 2009; Newell, Brown & Findlay, 2004; Tatler, Baddeley, & Gilchrist, 2005). Наши результаты подтверждают идею о том, что визуальный поиск является, по крайней мере частично, целенаправленным процессом, в котором вмешательство отвлекающих факторов зависит не только от нашего опыта работы с ними, но и от того, являются ли отвлекающие факторы и цели объектами экспертизы, задействующими сходную перцептивную стратегию. Предыдущие работы показывают, что некоторые виды экспертизы используют целостную стратегию обработки, обычно применяемую только для лиц (Wong et al., 2009; Busey & Vanderkolk, 2005; Curby & Gauthier, 2009). Более того, одно исследование специально изучало конкуренцию между комплексной обработкой лиц и автомобилей в последовательном представлении и наблюдало растущую конкуренцию с автомобильным опытом (Gauthier et al., 2003). Вместе эти результаты предполагают, что целостная обработка является функциональным местом наблюдаемых нами интерференционных эффектов.Исследования также указывают на возможность локализованного узкого места нейронов, объясняющего конкуренцию: по крайней мере, одна область в экстрастриарной коре, FFA, избирательна как для лиц, так и для объектов исследования (Gauthier et al., 1999; 2000a; Harley et al. , 2009; Мур, Коэн и Ранганат, 2006; Сюй, 2005).

Тем не менее, наши результаты не позволяют точно определить, как присутствие автомобильных отвлекающих факторов повлияло на поиск лица. Например, являются ли автомобильные эксперты более склонными рассматривать автомобиль, чем новички, или их решение замедляется из-за информации, присутствующей только в периферийном поле зрения (Rajashekar, Bovik & Cormack, 2006)? Будущие исследования с использованием записей движений глаз могут помочь решить эту проблему 1 .Важно отметить, что независимо от количества автомобильных отвлекающих факторов автомобильные эксперты делали это только при поиске лица. Это позволяет нам исключить возможность того, что наблюдатели просто с большей вероятностью будут смотреть на объекты экспертизы, потому что они сделали бы это в всех условиях автомобильного дистрактора. Если поиском лиц не занимались автомобильные эксперты, поведенческой стоимости автомобильного дистрактора не наблюдалось. Это говорит о том, что навыки экспертного восприятия являются нисходящими: машины обрабатываются по-разному в зависимости от того, были ли цели лица или объекты и относительно автоматическими, поскольку нерелевантные автомобили вмешивались при включении определенного режима обработки. Конечно, наша поведенческая парадигма не позволяет нам определить, будет ли также возникать нейронная конкуренция, когда одновременно представлены лица и автомобили, но ни то, ни другое не имеет отношения к задаче. Этот вопрос легче решить с помощью нейровизуализации.

Интересно, что конкуренция в существующей парадигме предполагает, что интерференция между областями знаний может возникать в широком диапазоне ситуаций, далеко за пределами парадигм двойной задачи, которые тестируются в лаборатории. В повседневной жизни наблюдателям редко приходится делать суждения об одном объекте, фиксируя другой объект (Rossion et al., 2004, 2007), когда объекты из двух разных категорий появляются в очень быстрой последовательности в центральной ямке (McKeeff et al., представлено; Wong et al., представлено), или когда суждения об объектах из двух категорий должны быть сделаны попеременно (Готье и др., 2003). Однако часто нисходящее внимание направлено на объекты из одной категории при наличии дистракторов из другой категории в периферическом поле зрения. Например, досмотрщик в аэропорту может столкнуться с конкуренцией между соответствующими задаче объектами на экране и не относящимися к делу лицами в окружающей среде.Мы утверждаем, что произойдет это или нет, зависит от того, опираются ли навыки эксперта на стратегии обработки, общие с теми, которые вызываются лицами, или, скорее, те, которые используются для распознавания общих объектов.

Опыт работы с незнакомыми объектами гибок к изменениям в задаче, но не к изменениям в классе

Abstract

Перцептивный опыт общеизвестно специфичен и связан знакомостью; обобщение новых или незнакомых изображений, объектов, идентичностей и категорий часто сказывается на производительности.Однако в условиях криминалистики и безопасности экзаменаторы сталкиваются с задачей различения незнакомых изображений незнакомых объектов в рамках своей общей области знаний (например, отпечатков пальцев, лиц или огнестрельного оружия). Работа эксперта по отпечаткам пальцев, например, состоит в том, чтобы решить, были ли два незнакомых изображения отпечатков пальцев оставлены одним и тем же незнакомым пальцем (например, большим пальцем левой руки Смита) или двумя разными незнакомыми пальцами (например, большим пальцем левой руки Смита и Джонса). Мало что известно о пределах этого вида перцептивной экспертизы.Здесь мы исследуем способность экспертов по отпечаткам пальцев и новичков различать отпечатки пальцев по сравнению с перевернутыми лицами в двух разных задачах. Перевернутые изображения лиц служат идеальным сравнением, потому что они естественным образом различаются между личностями и внутри них, как и отпечатки пальцев, и люди, как правило, менее точны или более похожи на новичков в различении лиц, когда они представлены в перевернутом или незнакомом положении. В эксперименте 1 эксперты по отпечаткам пальцев превзошли новичков в обнаружении категориальных отклонений отпечатков пальцев (т.т. е. петлевой узор в массиве завитков), но не выбросы перевернутого лица (т. е. перевернутое мужское лицо в массиве перевернутых женских лиц). В эксперименте 2 эксперты по отпечаткам пальцев были более точными, чем новички, в различении совпадающих и несовпадающих отпечатков пальцев, которые предъявлялись очень кратко, но не так для перевернутых лиц. Наши данные показывают, что перцептивная экспертиза по отпечаткам пальцев может быть гибкой в ​​зависимости от меняющихся требований задачи, но могут быть и резкие ограничения: экспертиза по отпечаткам пальцев не распространялась на незнакомый класс стимулов.Мы интерпретируем эти результаты как свидетельство того, что опыт восприятия незнакомых объектов сильно ограничен нашим опытом.

Образец цитирования: Searston RA, Tangen JM (2017) Опыт работы с незнакомыми объектами гибок к изменениям в задаче, но не к изменениям в классе. ПЛОС ОДИН 12(6): e0178403. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178403

Редактор: Piers Douglas Lionel Howe, Мельбурнский университет, АВСТРАЛИЯ

Получено: 27 июля 2016 г.; Принято: 13 мая 2017 г.; Опубликовано: 2 июня 2017 г.

Авторские права: © 2017 Searston, Tangen.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все соответствующие данные находятся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

Финансирование: Это исследование было поддержано грантом № LP120100063 Австралийского исследовательского совета (ARC) для Дж. М. Тангена и стипендией Мельбурнского университета Маккензи для постдокторских исследований Р.А. Сирстон. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Идентификация объекта в новом контексте, виде и ориентации — одна из самых сложных визуальных задач, с которыми мы сталкиваемся. Часто бывает много в пределах вариаций объектов (например, увядание цветов, гниение фруктов, старение людей и изменение внешности в зависимости от положения, освещения и масштаба) и между — сходством объектов (например, ). например, одуванчики часто путают с ястребами, персики — это, по сути, пушистые нектарины, а братья и сестры имеют тенденцию быть похожими [1], [2]). Мы полагаемся на наши воспоминания о предыдущих случаях, чтобы помочь решить большую часть этой сложности [3], [1]. В результате наша способность различать объекты сильно ограничена нашим опытом [4], [5], [6]. Хорошо задокументированной иллюстрацией этой проблемы являются затраты, которые мы несем, пытаясь распознать знакомые лица и объекты, когда они представлены в незнакомой, перевернутой ориентации [7], [8], [9], [10], [11].Распознавание становится еще более трудным, когда сам объект является для нас новым или менее знакомым. В частности, незнакомые лица трудно распознать при смене вида по сравнению со знакомыми лицами [12], [13], [14], [15]. Очень специфический характер перцептивного опыта демонстрировался снова и снова, и в таких разных областях, как распознавание автомобилей [4], тетрис [16] и шахматы [17].

Несмотря на трудности с идентификацией новых или незнакомых экземпляров, объектов, личностей и категорий, есть эксперты в области криминалистики и безопасности, которые учатся различать незнакомые изображения, такие как неизвестный отпечаток пальца или лицо, без какой-либо возможности накапливать специфический опыт. уровень источника или объекта [18], [19].Судмедэксперты целыми днями визуально сравнивают изображения, которые они никогда раньше не видели, бок о бок, чтобы определить, являются ли, например, пара отпечатков пальцев или фотографии одним и тем же объектом (большой палец левой руки Смита или Смита) или разными объектами (большой палец Смита или палец левой руки Смита). левый большой палец и правый средний палец Джонса или Смит и Джонс). Для эксперта по отпечаткам пальцев или лицам каждый случай — это новый экземпляр незнакомого пальца или идентичности, и, помимо их обширного общего опыта работы с более широкой областью «отпечатков пальцев» или «лиц», единственные объектно-специфические экземпляры в их распоряжение находится перед ними (а не в памяти).Другими словами, у этих экспертов нет предварительного опыта, чтобы опираться на то, как объекты, которые они различают (например, большой палец левой руки Смита от среднего пальца правой руки Джонса или фотография Смита от фотографии Джонса), обычно выглядят и различаются на разных изображениях (например, несколько изображений разных людей). большой палец или лицо левой руки Смита).

В этих областях восприятия реального мира считается, что подлинный эксперт обладает очевидными способностями выше и выше менее опытных наблюдателей, которые во многих случаях являются членами жюри [20].Мы полагаемся на этих незнакомых экспертов по сопоставлению лиц и объектов, чтобы обнаружить подделку паспортов или идентифицировать лиц, которые были на месте преступления, но на чем основывается их опыт, когда каждый объект, с которым они сталкиваются, им незнаком? Связаны ли их знания теми же эффектами специфичности, что и в других областях знаний, где объекты знакомы?

Общий навык восприятия

Выводы из литературы по сопоставлению незнакомых лиц свидетельствуют о том, что опыт работы с незнакомыми объектами может зависеть от превосходных общих навыков восприятия.Одно исследование не обнаружило существенной связи между тем, насколько хорошо студенты сопоставляют знакомые лица (например, фотографии друга, известного человека или члена семьи) и насколько хорошо они сопоставляют лица людей, которых они никогда раньше не встречали [21]. Однако, когда лица были перевернуты вверх ногами, их совпадающие характеристики с перевернутыми (знакомыми и незнакомыми) лицами и прямыми незнакомыми лицами сильно коррелировали. Авторы интерпретируют этот результат как свидетельство качественного сдвига в процессе обработки по мере того, как люди знакомятся с определенной идентичностью.Другими словами, как перевернутые, так и незнакомые лица, по-видимому, обрабатываются как новый класс стимулов, полагаясь на другой и более общий механизм восприятия, чем знакомые лица. В соответствии с этой точкой зрения, эксперты, сопоставляющие незнакомые лица в паспортах и ​​системах безопасности, также менее подвержены инверсии, чем студенты (хотя такого же эффекта не было обнаружено при сравнении экспертов с профессиональным контролем; [19], см. также [22]).

Эти данные, полученные в незнакомой литературе по сопоставлению лиц, противоречат интуиции, поскольку в других задокументированных примерах эффекта инверсии производительность с перевернутыми изображениями данной категории имеет тенденцию к снижению с увеличением опыта и опыта (с вертикальной категорией [9]). Этот эффект обычно упоминается как свидетельство неаналитической, целостной или конфигурационной обработки, при которой изображения распознаются как единое целое путем подбора реляционной или ковариантной визуальной структуры среди составляющих признаков, а не по частям или с помощью общего восприятия. процесс [23]. Однако, похоже, дело обстоит наоборот с незнакомыми экспертами по сопоставлению лиц, предполагая, что они могут меньше полагаться на конфигурационную обработку, чем в областях, где объекты или категории знакомы. Если это так, то эти исследования сопоставления незнакомых лиц дают некоторое указание на то, что опыт работы с незнакомыми объектами (или идентичностями) может опираться на более общий перцептивный навык, более устойчивый к изменениям ориентации и класса стимулов.

Инстансовый навык

Альтернативная точка зрения заключается в том, что эксперты по сопоставлению незнакомых лиц и объектов полагаются на свою память в отношении того, как экземпляры отпечатков пальцев или лиц обычно имеют тенденцию меняться (для разных пальцев, людей и контекстов), чтобы помочь разрешить новые случаи. Процесс извлечения из памяти характерно быстрый, интуитивно понятный и автоматический, но ограничен хранимой информацией [3], [24]. Эта точка зрения согласуется с представлениями о перцептивном опыте, которые предполагают, что распознавание лиц и объектов зависит от аналогичного когнитивного процесса и что распознавание новых стимулов от экспертного класса основано на нашем опыте с этим общим классом [25], [26], [ 27] (обратную интерпретацию см. в [28], [29]).Например, некоторые характеристики обработки лица, такие как эффекты инверсии и смещения, наблюдаются, хотя и в меньшей степени, в других предметных областях, в которых люди накопили опыт [7], [8], [9], [10].

Несмотря на нехватку внутриобъектных экземпляров в их распоряжении (например, множественные отпечатки большого пальца левой руки Смита или несколько фотографий лица Джонса), эксперты демонстрируют некоторые характерные черты памяти или опыта, основанного на экземплярах. Исследователи отпечатков пальцев точнее новичков различают кратко представленные отпечатки [30]. Они также демонстрируют задержку компонента ЭЭГ N170 при просмотре перевернутых фрагментов отпечатков пальцев по сравнению с прямыми (физиологическая мера, ранее использовавшаяся для обнаружения конфигурационной обработки [31]); и они меньше ухудшаются при сопоставлении отпечатков пальцев в условиях искусственного шума или когда отпечатки пальцев разнесены на короткий промежуток времени, чем новички [31], [30].Незнакомые эксперты по сопоставлению лиц также сохраняют свое преимущество в ускоренных условиях [19].Производительность сопоставления незнакомых лиц, как правило, страдает, когда изображения инвертированы [21], а на решения новичков по сопоставлению отпечатков пальцев влияют сходство с предыдущими случаями [32].В совокупности эти исследования показывают, что эксперты по незнакомым лицам и отпечаткам пальцев используют неаналитическую, целостную или конфигурационную обработку при различении незнакомых лиц и объектов в своей области знаний, и предполагают некоторую зависимость от информации, хранящейся в памяти.

Настоящее исследование

В настоящем исследовании мы сравниваем зависимость людей от общего или конкретного перцептивного навыка, выясняя, превосходят ли эксперты по отпечаткам пальцев новичков при изменении задач и классов стимулов.В эксперименте 1 специалисты по отпечаткам пальцев и новички находят незнакомые категориальные выбросы отпечатков пальцев среди массивов из 40 отпечатков пальцев как можно быстрее и точнее (т. е. находят узор петли в массиве завитков или наоборот). Далее мы проверяем, сохраняют ли эксперты по отпечаткам пальцев преимущество в производительности при классификации незнакомых перевернутых лиц, используя ту же задачу (т. е. нахождение перевернутого мужского лица в массиве перевернутых женских лиц или наоборот). В эксперименте 2 мы используем задачу ускоренного сопоставления, чтобы выяснить, как экспертиза отпечатков пальцев облегчает различение незнакомых отпечатков и незнакомых перевернутых лиц.

Наш выбор перевернутых лиц в качестве контрольного стимула был мотивирован доказательствами того, что люди склонны работать хуже, когда изображения лиц представлены в незнакомой, перевернутой ориентации [33]. То есть перевернутые лица, в отличие от птиц, автомобилей или других природных явлений, для большинства людей подобны новому классу стимулов. Важно отметить, что, хотя отпечатки пальцев и перевернутые лица различаются естественным образом, они вряд ли будут иметь много одинаковых диагностических визуальных закономерностей. Идентификация по лицу также аналогична идентификации по отпечатку пальца (т.например, конкретный палец находится на том же уровне анализа, что и конкретное лицо), и эксперты по отпечаткам пальцев, как правило, имеют многолетний опыт сопоставления отпечатков, но имеют ограниченный опыт работы с перевернутыми лицами. Кроме того, у большинства людей нет опыта работы с отпечатками пальцев, что позволяет нам сопоставить работу экзаменаторов с подлинным контролем новичков. Если эксперты превосходят новичков в обнаружении и различении перевернутых лиц, а также отпечатков, у нас есть свидетельство более общего навыка восприятия предметной области, который устойчив к изменениям в классе стимула. С другой стороны, эксперты, превзошедшие новичков с отпечатками пальцев, но не перевернутыми лицами, предложили бы форму опыта, которая ограничена их памятью на аналогичные предыдущие случаи.

Эксперимент 1

Цель Эксперимента 1 — измерить обобщаемость опыта экзаменаторов за пределами их обычной задачи сопоставления изображений и для двух очень разных классов стимулов. Эксперты по отпечаткам пальцев и новички должны выполнить две новые задачи визуального поиска. В одном из них их цель состоит в том, чтобы найти узор отпечатка петли в массиве из 39 узоров завитков (или наоборот).Во втором их цель — найти перевернутое женское лицо в массиве из 39 перевернутых мужских лиц (или наоборот). Парадигмы визуального поиска оказались полезными для понимания требований к вниманию и времени различных зрительных процессов, от распознавания низкоуровневых перцептивных измерений, таких как ориентация или цвет [34], до обнаружения и категоризации более сложных сцен [35] и объектов. , включая грани [36], [37], [38]. Здесь мы решили использовать парадигму поиска с большим фиксированным размером набора 40, где один из двух целевых типов (т.д., петля или завиток; мужчина или женщина) всегда присутствовал. Размер набора позволил нам максимально усложнить задачу, сохранив при этом размер изображения, при котором все еще можно было увидеть детали узора. Типы целевых и дистракторных испытаний были случайным образом перемешаны, так что дистракторы в одном испытании становились мишенью в другом. Обнаружение переключения между мишенями и отвлекающими факторами стимулирует некоторую степень аналитической обработки [39], и это несоответствие должно меньше влиять на общую перцептивную способность.

Исследование в этом исследовании было одобрено в соответствии с процессами этической проверки Университета Квинсленда и в соответствии с рекомендациями Национального заявления об этическом поведении в исследованиях человека (номер этического разрешения: 2010000106). Участники дали устное информированное согласие, и процедура согласия была одобрена комитетом по этике. Участие было зарегистрировано через онлайн-платформу участия, и лица, изображенные на рисунках 1 и 2, также дали информированное согласие на публикацию сведений об этих случаях.

Рис. 1.

Пример массива отпечатков пальцев с петлевой мишенью (а) и массивом перевернутого лица с женской мишенью (б). Средний процент правильных ответов и среднее время отклика для новичков (зеленый цвет) и экспертов (синий цвет) в задачах поиска отпечатков пальцев (с) и лица (d) показаны под каждым массивом примеров. Столбики погрешностей представляют собой стандартную ошибку среднего.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178403.g001

Рис. 2.

Представление последовательности задач распознавания отпечатков пальцев (a) и перевернутой последовательности задач распознавания лиц (b).Средняя точность ( A′ ) или способность к различению для новичков (зеленый) и экспертов (синий) в задачах отпечатков пальцев (c) и лица (d) изображены под каждой последовательностью. Столбики погрешностей показывают стандартную ошибку среднего.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0178403.g002

Участники и стимулы

участников.

Мы протестировали 16 практикующих экспертов по отпечаткам пальцев ( Средний возраст = 39,25, Стандартное отклонение = 7.90; девять женщин) из четырех полицейских организаций в Австралии (Квинсленд, Австралийская федеральная полиция, Новый Южный Уэльс и Полиция Виктории) со средним опытом работы 12,5 лет. Шестнадцать студентов ( средний возраст = 20,69, стандартное отклонение = 6,91; 16 женщин) из Университета Квинсленда также участвовали в зачете курса в качестве группы сравнения новичков.

Отпечатки пальцев.

Отпечатки пальцев представляли собой 200 полностью свернутых оттисков, 100 петель и 100 завитков, собранных с разных пальцев 30 человек и взятых из биометрического репозитория судебной информатики [18].Петли и завитки — две распространенные классификации, используемые исследователями отпечатков пальцев для описания общей картины отпечатков пальцев. Отпечатки в текущем наборе были классифицированы квалифицированным экспертом по отпечаткам пальцев в Австралии с 15-летним опытом. Каждый отпечаток был обрезан до размера 180×180 пикселей, и мы применили круглую маску, соответствующую изображениям лица.

Сорок массивов (20, содержащих целевую петлю-одиночку среди дистракторов завитка, и 20, содержащих целевую петлю-одиночку среди дистракторов-петлей), каждый из которых состоит из сорока отпечатков пальцев, были сгенерированы для каждого участника (см. рис. 1A, где показан пример массива с петлевой мишенью-одиночкой). ).Случайная выборка из 20 мутовок и 20 петель была отложена в качестве целей для каждого участника, поэтому в эксперименте ни одна цель не повторялась. Для дистракторов 39 отпечатков пальцев были случайным образом отобраны из оставшегося пула петель в испытаниях с целевыми завитками и из оставшегося пула завитков в испытаниях с целевыми петлями. Положение мишени в каждом массиве также было рандомизировано.

лица.

Стимулами для задания на поиск лиц послужили 200 фотографий 200 человек (100 женщин и 100 мужчин), взятых из базы данных Face Recognition Grand Challenge [40].Выбранные фотографии были полностью фронтальными, выровненными по глазам изображениями, совпадающими по такой информации, как освещение и выражение. Мы преобразовали эти фотографии в оттенки серого, обрезали их до размера 180×180 пикселей, инвертировали и применили к каждой овальную маску, удалив волосы как явный признак пола [36].

Для каждого участника было сгенерировано 40 массивов (20 с женским целевым синглтоном среди мужских дистракторов и 20 с мужским целевым одиночным мишенью среди женских дистракторов), каждый из которых состоял из 40 фотографий (см. рис. 1А для примера массива с женским целевым синглтоном). ).Мы использовали тот же метод выборки целей и дистракторов в каждом массиве, что и в задаче поиска отпечатков пальцев, заменяя отпечатки петель и завитков перевернутыми женскими и перевернутыми мужскими лицами.

Процедура

Участники сначала прочитали информационный лист об эксперименте, а затем выполнили два поисковых задания одно за другим. Случайная половина наших опытных и начинающих участников сначала выполнила задание на отпечатки пальцев, а оставшаяся половина сначала выполнила задание на лицо.В задаче на отпечатки пальцев участники смотрели обучающее видео, и им были показаны примеры массива петлевых целей и массива целевых завитков. Затем участникам предъявляли 40 массивов из 40 отпечатков пальцев по одному на экране компьютера и просили как можно быстрее и точнее нажимать на мишень в виде завитка или петли. Участники также посмотрели обучающее видео о задаче с перевернутым лицом, прежде чем просмотреть 40 массивов из 40 перевернутых лиц. В задаче «лицо» участников просили нажать на перевернутую женскую или перевернутую мужскую цель как можно быстрее и точнее в обеих задачах.

Результаты

Для каждого участника и каждой задачи мы рассчитали средний процент испытаний, в которых цель была правильно идентифицирована (т. е. нажатие на изображение цели было записано как правильный ответ, а нажатие на изображение-дистрактор — как неправильный ответ). Мы также рассчитали среднее время ответа каждого участника по 40 испытаниям. См. рис. 1, где показан средний процент правильных ответов новичков и экспертов, а также среднее время отклика на отпечаток пальца (рис. 1C) и задание на определение лица (рис. 1D).

Точность.

Эксперты превзошли новичков в правильном выборе целей печати и лица. В среднем новички правильно выбирали целевой отпечаток в 32,19% случаев по сравнению с 92,03% для экспертов, а новички правильно выбирали целевое лицо в 60,94% случаев по сравнению с 73,59% для экспертов. Мы подвергли средний процент правильных ответов смешанному дисперсионному анализу 2 (Экспертиза: эксперты, новички) × 2 (Тип стимула: отпечатки пальцев, лица). Результаты выявили значительный основной эффект Экспертизы, F (1, 30) = 51.99, MSE = 0,04, p < 0,001, η 2 G = 0,54 (см. [41] об обобщенном эта-квадрате как мере величины эффекта), но не для типа стимула , F (1, 30) = 2,15, СКО = 0,02, p = 0,153. Взаимодействие между Экспертизой и Типом стимула также было значительным, F (1, 30) = 45,06, MSE = 0,02, p < 0,001, η 2

G = 0,02. Чтобы прояснить это взаимодействие, мы выполнили попарные сравнения с поправкой Бонферрони, сравнив средний процент правильных результатов для экспертов и новичков в задачах печати и перевернутого лица по отдельности.Эти анализы показали, что эксперты были значительно более точными, чем новички, при выборе печатных мишеней, t (30) = 11,05, p < 0,001, d = 4,03, но не лицевых мишеней, t (30) ) = 1,87, p = 0,075, d = 0,70. Дальнейший анализ также показал, что новички значительно точнее выбирали мишени с перевернутыми лицами по сравнению с отпечатками пальцев, t (15) = 5,22, p < 0,001, d = 1. 33, но эксперты были значительно точнее в выборе печатных целей по сравнению с перевернутыми лицами, t (15) = 4,73, p < 0,001, d = 1,87.

Скорость.

Среднее время отклика для экспертов (11,42 секунды) и новичков (11,31 секунды) было одинаковым в задаче на отпечатки пальцев. Однако в задаче с перевернутым лицом новички были намного быстрее (11,12 секунды), чем эксперты (21,65 секунды). Мы провели второй 2 (Экспертиза: эксперты, новички) × 2 (Тип стимула: отпечатки пальцев, лица) смешанный анализ дисперсии данных о времени отклика.Мы обнаружили значительный основной эффект Экспертизы, F (1, 30) = 19,34, MSE = 23,40, p < 0,001, η 2

G = 0,34 F (1, 30) = 56,51, MSE = 7,14, p < 0,001, η 2 G = 0,31, 30 Stimulus3 F
(1, 30) = 60,80, СКО = 7,14, p < .001, η 2 G = 0,32. Попарные сравнения с поправкой Бонферрони показали, что новички значительно быстрее, чем эксперты, реагировали на массивы перевернутых лиц, t (30) = 6,69, p < 0,001, d = 2,44, но не на массивы отпечатков пальцев, t (30) = 0,09, р = 0,926, д = 0,03. В то время как новички не показали заметной разницы во времени ответа на две задачи, t (15) = .23, p = 0,926, эксперты значительно быстрее выбирали отпечатки пальцев по сравнению с перевернутыми лицами, t (15) = 9,77, p < 0,001, d = 2,59.

Корреляции.

Взгляд на корреляцию между процентом правильных ответов и данными о времени ответа для экспертов по сравнению с новичками помогает прояснить некоторые из этих результатов. Хотя новички были так же быстры, как и эксперты в выборе отпечатков пальцев, их скорость положительно коррелировала с их точностью, r (14) = .51, р = 0,045. У новичков с перевернутыми лицами такой зависимости не выявлено, хотя корреляция была такой же величины и в том же направлении, r (14) = 0,49, p = 0,054. Для экспертов взаимосвязь между временем отклика и процентом правильных ответов была близка к нулю как для отпечатков пальцев, r (14) = 0,01, p = 0,977, так и для вариантов задачи с перевернутым лицом, r . (14) = .17, р = .537. Точность участников при выполнении двух заданий также значительно и положительно коррелировала: х (30) = 0,44, р = 0,012. То есть те, кто был более точен с отпечатками пальцев, как правило, были более точны с перевернутыми лицами в целом. Хотя эта взаимосвязь не была надежной среди новичков или экспертов, результаты новичков по двум задачам коррелировали более сильно, r (14) = 0,41, p = 0,0115, чем у экспертов, r (14) = .05, p = .854.

Обсуждение

Без какого-либо опыта работы с отпечатками пальцев новичкам было труднее обнаружить выбросы отпечатков пальцев, чем обнаружение выбросов перевернутого лица. Тем не менее, специалисты по отпечаткам пальцев смогли преодолеть эту асимметрию, продемонстрировав преимущество в скорости и точности обнаружения выбросов отпечатков пальцев по сравнению с выбросами перевернутого лица. Эксперты также были значительно точнее с отпечатками пальцев по сравнению с новичками, несмотря на то, что не продемонстрировали надежного преимущества для перевернутых лиц — класса стимулов, с которыми у них ограниченный опыт.Мы также обнаружили, что эксперты гораздо медленнее работали с перевернутыми лицами, чем новички, хотя их время отклика было сравнимо со временем отклика отпечатков пальцев. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что эксперты используют разные процессы (или используют один и тот же процесс гораздо эффективнее) при просмотре отпечатков пальцев по сравнению с перевернутыми лицами, что отмечено повышением точности и скорости выполнения задачи. Значительные различия между экспертами и новичками для отпечатков пальцев, а не для лиц, также свидетельствуют о том, что экспертиза отпечатков пальцев зависит от предметной области.Этот результат согласуется с отчетом, основанным на примерах, где опыт ограничен сходством стимула с предыдущим опытом.

Вполне возможно, что новички отдавали предпочтение скорости, а не точности, и их замедление могло ослабить преимущество экспертной точности, которое мы наблюдали для отпечатков пальцев [42]. Были доказательства связи скорости и точности для новичков: чем быстрее они реагировали, тем менее точными они были. В то же время точность экспертов полностью не зависела от их скорости в обеих задачах, и поощрение новичков сосредоточиться на точности по всем направлениям, вероятно, обнаружит преимущество экспертов в скорости для отпечатков пальцев.Наиболее показательным является отсутствие эффекта экспертизы для перевернутых граней. Очевидное предпочтение новичками скорости точности ставит низкую планку для экспертов в обеих версиях задачи, однако эксперты по-прежнему не продемонстрировали значительного преимущества для перевернутых лиц. Тем не менее, более высокая точность экспертов с перевернутыми лицами, хотя и незначительна, требует дальнейшего изучения.

В эксперименте 2 мы дополнительно исследуем обобщаемость экспертизы отпечатков пальцев при сопоставлении изображений, которые кратко представлены на экране.Эксперты по отпечаткам пальцев и студенты-новички просматривают пары отпечатков и перевернутых лиц в течение 400 миллисекунд, а затем определяют, принадлежат ли отпечатки одному и тому же пальцу или разным пальцам, и изображают ли лица одну и ту же личность или разные личности. Сохранение постоянного времени экспозиции ограничивает использование стратегий «скорость-точность», а схема принудительного выбора позволяет нам изолировать различимость и предвзятость ответа (т. е. склонность выбирать один ответ вместо другого). Предоставление двух изображений рядом также очень напоминает задачу, с которой изо дня в день сталкиваются эксперты по отпечаткам пальцев, в то время как принудительное решение о крайнем сроке способствует быстрой, неаналитической или общей обработке изображений в целом [43].Структура этой задачи сильно отличается от задачи визуального поиска в эксперименте 1, где совещательная обработка стимулировалась переключением категорий цели и отвлекающего фактора [39]. Если исследователи отпечатков пальцев сохранят преимущество в точности для отпечатков, но не перевернутых лиц, с представлением всего 400 миллисекунд, то этот результат станет дополнительным доказательством того, что они полагаются на свою память для отпечатков, а не на общие зрительные навыки.

Эксперимент 2

Участники и стимулы

участников.

В эксперименте 2 мы проверили вторую группу из 16 практикующих экспертов по отпечаткам пальцев ( средний возраст = 40,31, стандартное отклонение = 8,42; 11 женщин) из четырех полицейских организаций в Австралии (Квинсленд, Федеральная служба Австралии, Новый Южный Уэльс). и полиции Виктории) со средним стажем работы 11,18 лет. Шестнадцать студентов ( средний возраст = 19,56, стандартное отклонение = 2,66; 11 женщин) из Университета Квинсленда также участвовали в зачете курса в качестве группы сравнения новичков.

Стимулы.

Набор отпечатков тот же, что и в эксперименте 1, за исключением того, что мы не применяли круглую маску. Сто целевых отпечатков пальцев были случайным образом соединены либо с совпадающим отпечатком, записанным в отдельном случае, либо с несовпадающим отпечатком от случайного другого человека в наборе. Изображения были обрезаны до размера 675×675 пикселей, при этом отпечатки пальцев были изолированы в центре кадра. Лица также были такими же, как и в эксперименте 1, без овоидной маски, поэтому их волосы были видны.Фотографии были преобразованы в оттенки серого, обрезаны до 675×900 пикселей и инвертированы. Как и в случае с отпечатками пальцев, 100 идентификаций были случайным образом соединены либо с фотографией одного и того же человека, сделанной в другой раз, либо с фотографией другого человека. Половина пар лиц были двумя мужскими лицами, а другая половина — двумя женскими лицами. Ни одно изображение не повторялось ни в одном задании.

Процедура

Каждый участник прочитал информационный лист об исследовании и посмотрел обучающее видео, прежде чем выполнять задания на отпечатки пальцев и различение перевернутого лица.Как и в эксперименте 1, мы уравновесили порядок, в котором участники выполняли две задачи. В задаче на отпечатки пальцев эксперты и новички просматривали 100 пар отпечатков пальцев (50 совпадающих и 50 несовпадающих) в течение 400 миллисекунд (достаточно времени для двух произвольных движений глаз), а затем применяли визуальную маску на 50 миллисекунд, а затем оценивали, остались ли отпечатки пальцев у испытуемого. один и тот же палец или два разных пальца. После вынесения решения в каждом случае следовал трехсекундный интервал, во время которого подавались три коротких сигнала для подсчета участников в следующем испытании.Та же процедура применялась для задания на различение лиц, за исключением того, что участники оценивали 100 пар перевернутых лиц (50 совпадающих и 50 несовпадающих). См. рис. 2 для иллюстрации испытания на соответствие для задачи распознавания отпечатков пальцев (рис. 2A) и задачи распознавания перевернутого лица (рис. 2B).

В обоих заданиях участники указывали свои суждения по одной и той же 12-балльной шкале оценки достоверности с принудительным выбором [18], [44]. Эта шкала варьировалась от 1 ( точно разные ) до 12 ( уверенные одинаковые ), где оценки от 1 до 6 означали решение «нет совпадения», а оценки от 7 до 12 — решение «совпадение».Шкала оценки уверенности дает участникам возможность умерить свои суждения в зависимости от их уровня уверенности, в то же время принуждая к бинарному решению. Уровни достоверности также могут быть рассчитаны отдельно с использованием этой шкалы [44]. Маски изображений представляли собой зашифрованные версии предыдущей пары изображений (см. пример на рис. 2А), а порядок совпадающих и несовпадающих испытаний был рандомизирован для каждого участника.

Результаты

Мы рассчитали среднюю способность к различению ( A’ и погрешность ответа ( B»D ) для новичков и экспертов в задачах распознавания отпечатков пальцев и перевернутого лица [45].Эти меры позволили нам выделить различия в способности к различению между новичками и экспертами, независимо от их порога ответа. См. рис. 2 для средних значений A’ и B»D по отпечатку пальца (рис. 2C) и задаче с перевернутым лицом (рис. 2D).

Перевернутые лица ( Среднее A’ = 0,58) было труднее различить, чем отпечатки пальцев ( Среднее A’ = 0,75). Как и в эксперименте 1, способность участников к различению также значительно и положительно коррелировала в двух задачах: r (30) = . 50, p = 0,004, и эта связь была достоверной среди новичков, r (14) = 0,51, p = 0,044, или экспертов, r (14) = 0,52, p = 0,039. Сначала мы подвергли A’ баллов участников смешанному дисперсионному анализу 2 (Экспертиза: эксперты, новички) × 2 (Тип стимула: отпечатки пальцев, лица). Мы наблюдали основной эффект типа стимула, F (1, 30) = 84,85, MSE = 0,01, p < 0,001, η 2 G = 0.44, но нет основного эффекта Экспертизы, F (1, 30) = 1,75, MSE = 0,02, p = 0,195, и взаимодействие не было значительным, F (1, 30) = 1,30, СКО = 0,01, p = 0,264. Несмотря на то, что с помощью комплексного теста не было обнаружено влияния опыта, мы провели два сравнения с поправкой Бонферрони, сравнивая средние баллы A’ для экспертов и новичков по отпечаткам пальцев и по задачам с перевернутым лицом по отдельности. Эти анализы показали, что эксперты ( Среднее A’ = .78) были значительно более точными, чем новички ( Среднее A’ = 0,72) при различении отпечатков пальцев, t (30) = 2,4, p < 0,023, d = 0,87, но опытные ( Среднее A’ = 0,59) и новичка ( Среднее A’ = 0,57) различение перевернутых лиц было сопоставимо, t (30) = 0,433, p = 0,668, d = 0,16.

Участники также были более консервативны с перевернутыми лицами ( Среднее B»D = 0,17), чем с отпечатками пальцев ( Среднее B»D = -.00). A 2 (Экспертиза: эксперты, новички) × 2 (Тип стимула: отпечатки пальцев, лица) смешанный дисперсионный анализ с использованием оценок участников B»D выявил значительный основной эффект Типа стимула, F (1, 30) = 5,11 MSE = 0,09, p = 0,031, η 2 G = 0,04, но без основного эффекта Экспертизы, F (1, 30, MSE 9) = 0,036 = 0,28, p = 0,810 и отсутствие взаимодействия, F (1, 30) = 0,20, СКО = . 09, р = 0,661. Последующие сравнения, скорректированные Бонферрони, не показали существенной разницы между баллами новичков ( Среднее B»D = -0,00) и экспертов ( Среднее B»D = -00) B»D на задача отпечатков пальцев, t (30) = 0,00, p = 0,997, или между новичками ( Среднее B»D = 0,13) и экспертами ( Среднее B»D = 0,20) на задача с перевернутым лицом, t (30) = 0,47, p = 0,642.

Обсуждение

Результаты эксперимента 1 показывают, что опыт работы с отпечатками пальцев ограничен предыдущим опытом.Мы сравнили точность и скорость обнаружения категориальных выбросов экспертами по отпечаткам пальцев с новичками, у которых вообще не было опыта работы с отпечатками пальцев. Эксперты продемонстрировали превосходную производительность с отпечатками пальцев, но не с перевернутыми лицами. Наши новички, возможно, реагировали быстро за счет своей точности, в то время как эксперты не проявляли никаких признаков такого компромисса. В этом втором эксперименте мы сравнили экспертов и новичков в их способности различать совпадающие и несовпадающие отпечатки пальцев с их способностью различать совпадающие и несовпадающие перевернутые лица.Мы представили изображения очень кратко, не допуская использования идиосинкразических стратегий скорости и точности. Эксперты по отпечаткам пальцев точнее новичков различали незнакомые отпечатки пальцев, даже если на просмотр изображений ушло всего 400 миллисекунд. Однако с перевернутыми лицами точность экспертов напоминала точность новичка. В соответствии с результатами эксперимента 1 опыт с отпечатками пальцев не распространялся на новый класс стимулов.

Общее обсуждение

Мы исследовали, распространяется ли опыт различения незнакомых объектов на задачи и классы стимулов в контексте идентификации по отпечаткам пальцев.Мы обнаружили, что специалисты по отпечаткам пальцев более точно, чем новички, обнаруживают выбросы отпечатков пальцев (т. е. петли и завитки), но не перевернутые выбросы лица (т. е. мужчин и женщин) в новой задаче визуального поиска (Эксперимент 1). Эксперты по отпечаткам пальцев также были более точными, чем новички, в различении пар отпечатков пальцев с первого взгляда, но не так для пар перевернутых лиц (Эксперимент 2). Эти эксперты продемонстрировали удивительную гибкость в своей способности классифицировать и различать отпечатки пальцев в двух очень разных задачах, но их опыт, похоже, имеет резкие ограничения: мы не нашли надежных доказательств обобщения перевернутых лиц на групповом уровне.

Эти результаты свидетельствуют о том, что эксперты-эксперты используют некоторые знания при просмотре отпечатков пальцев, которыми не обладают новички, и что эти знания бесполезны при просмотре изображений, находящихся слишком далеко. То есть способность экспертов по отпечаткам пальцев обобщать, по-видимому, ограничена их конкретным набором предшествующих случаев [44]. Эта точка зрения согласуется с образцовыми моделями, которые подчеркивают большую зависимость от информации, хранящейся в памяти, с опытом [3], [24], [1]. Объекты и категории, которые похожи на предыдущие встречи, идентифицируются без особых усилий, тогда как те, которые являются нетипичными, необычными или более отличными от изученных измерений, таких как наши перевернутые изображения лица, с большей вероятностью будут производить действия, подобные новичку [4].

Наши данные также показывают, что процесс сравнения информации на экране с информацией, хранящейся в памяти, может работать в разных задачах. Эксперты превзошли новичков в обнаружении выбросов отпечатков пальцев в массивах похожих изображений (Эксперимент 1), а также были более точными в различении отпечатков пальцев, которые были представлены очень кратко (Эксперимент 2). Эти результаты противоречат предыдущим работам, предполагающим, что эксперты плохо адаптируются даже к, казалось бы, тривиальным изменениям в своей области [46].Тем не менее, наши результаты могут быть согласованы с некоторыми образцовыми моделями, которые предполагают процесс избирательного внимания к диагностическим измерениям в зависимости от поставленной задачи [47], [48]. Похоже, что экзаменаторы могут гибко извлекать информацию, хранящуюся в памяти, чтобы перемещаться по совершенно разным уровням специфичности [44] и средам выполнения задач. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы уточнить границы этой гибкости и то, как она развивается.

Наша точка отсчета от предыдущей работы заключается в демонстрации того, что люди могут развивать навыки восприятия, даже когда внутриобъектная информация скудна, и что этот опыт, по-видимому, зависит от предметной области.Предыдущая работа над перцептивной экспертизой была сосредоточена на областях, где есть возможность накопить конкретный опыт работы с рассматриваемым объектом или категорией. Наблюдатель за птицами или любитель собак может просмотреть несколько экземпляров одного и того же вида или породы [9], [49], автолюбитель может просмотреть несколько вариантов одной и той же марки и модели [50], а врачи узнают больше о конкретном заболевании. тем чаще у пациентов проявляются симптомы этого заболевания [51]. Судебно-медицинские эксперты не имеют возможности получить неявное знание о том, как обычно выглядит отпечаток большого пальца конкретного человека, прежде чем определить, принадлежит ли другой отпечаток тому же самому большому пальцу.Тем не менее, эти эксперты демонстрируют опыт работы с отпечатками пальцев, который может быть гибким для различных изменений в задаче, но специфичен для изученного класса стимулов.

Возможно, действует комбинация опыта и общей способности восприятия; что эксперты по отпечаткам пальцев используют общий навык восприятия, а также свою память на отпечатки пальцев. По крайней мере, на индивидуальном уровне результаты людей с отпечатками пальцев и перевернутыми лицами умеренно коррелировали в каждом из экспериментов, предоставляя некоторые доказательства общей перцептивной обработки по всем направлениям.Однако эта взаимосвязь, по-видимому, была обусловлена ​​новичками в эксперименте 1, что предполагает переход от общей перцептивной обработки к более основанной на экземплярах обработке с опытом (хотя внутригрупповые корреляции не были надежными [24]). Мы также не нашли доказательств того, что новички и эксперты по-разному полагались на общий процесс восприятия в эксперименте 2; показатели распознавания как новичков, так и экспертов с кратко представленными отпечатками пальцев и перевернутыми лицами были значительно и одинаково коррелированы.Наши данные, напротив, отражают существенные различия между новичками и экспертами на групповом уровне, которые нельзя полностью объяснить различиями в общей обработке восприятия. Эксперты по отпечаткам пальцев превзошли новичков с отпечатками пальцев, но не перевернутыми лицами в двух случаях с двумя разными задачами, что говорит о том, что они использовали общую или распределительную информацию, хранящуюся в памяти, выше любой общей способности восприятия. Лучшее понимание этого процесса извлечения памяти и гибкости опыта с незнакомыми лицами и объектами поможет информировать об общих теориях перцептивного опыта.

Вклад авторов

  1. Концептуализация: RS JT.
  2. Обработка данных: RS JT.
  3. Формальный анализ: RS JT.
  4. Финансирование приобретения: JT RS.
  5. Расследование: рупий.
  6. Методология: RS JT.
  7. Администрация проекта: рупий.
  8. Ресурсы: RS JT.
  9. Программное обеспечение: RS JT.
  10. Валидация: RS JT.
  11. Визуализация: RS JT.
  12. Письмо – первоначальный вариант: RS JT.
  13. Написание – рецензирование и редактирование: RS JT.

Каталожные номера

  1. 1. Медин Д.Л. и Шаффер М.М. Контекстная теория классификационного обучения. Psychol Rev. 1978; 85: 207–238.
  2. 2. Витгенштейн Л. Философские исследования. Издательство Блэквелл. ISBN 0-631-23127-7; 1953.
  3. 3. Брукс ЛР. Неаналитическое формирование понятий и память на примеры. В Рош Э. и Ллойд Б. (ред.) Познание и категоризация. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум; 1978.
  4. 4. Букач С.М., Филлипс В.С., Готье И. Пределы обобщения между категориями и последствия для теорий специфичности категорий. Atten Percept Psychophys. 2010 г.; 72: 1865–1874. пмид:20952784
  5. 5. Хейворд В., Уильямс П. Зависимость от точки зрения и различимость объектов.Психологические науки. 2000 г.; 11: 7–12. пмид:11228847
  6. 6. Tarr MJ, Williams P, Hayward WG, Gauthier I. Распознавание трехмерных объектов зависит от точки обзора. Нат Нейроски. 1998 ; 1: 275–277. пмид:10195159
  7. 7. Крамп MJC, Логан Г., Кимбро Дж. Следим за мастерством игры на гитаре: визуальное представление гитарных аккордов. Восприятие музыки. 2011 г.; 30: 37–47.
  8. 8. Керби К.М., Глазек К., Готье И. Преимущество визуальной кратковременной памяти для объектов экспертизы. J Exp Psychol Hum Percept Perform. 2009 г.; 35: 94–107. пмид:19170473
  9. 9. Даймонд Р., Кэри С. Почему лица особенные, а не особенные: эффект опыта. J Exp Psychol Gen. 1986; 115: 107–117. пмид:2940312
  10. 10. Томпсон П. Маргарет Тэтчер: новая иллюзия. Восприятие. 1980 г.; 9: 483–484. пмид:6999452
  11. 11. Валентин Т. Перевернутые лица: обзор эффекта инверсии при распознавании лиц. Бр Дж Психол. 1988 год; 79: 471–491.пмид:3061544
  12. 12. Брюс В. Изменение лиц: процессы визуального и невизуального кодирования при распознавании лиц. Бр Дж Психол. 1982 год; 73: 105–116. пмид:7059746
  13. 13. Клаттербак Р., Джонстон Р.А. Изучение уровней знакомства с лицом с помощью косвенного показателя сопоставления лиц. Восприятие. 2002 г.; 31: 985–994. пмид:12269591
  14. 14. Клаттербак Р., Джонстон Р.А. Совпадение как показатель знакомства с лицом. Познан. 2004 г.; 11: 857–869.
  15. 15.Клаттербак Р. , Джонстон Р.А. Демонстрация того, как незнакомые лица становятся знакомыми, с помощью задания на сопоставление лиц. Eur J Cogn Psychol. 2005 г.; 17: 97–116.
  16. 16. Симс ВК, Майер РЭ. Предметная специфика пространственного опыта: случай игроков в видеоигры. Appl Cogn Psychol. 2002 г.; 16: 97–115.
  17. 17. Чейз В.Г., Саймон Х.А. Мысленный взор в шахматах. В Chase WG (Ed.), Обработка визуальной информации (стр. 215–281). Нью-Йорк: Академическая пресса; 1973.
  18. 18.Танген Дж.М., Томпсон М.Б., Маккарти Д.Дж. Выявление экспертизы отпечатков пальцев. Психологические науки. 2011 г.; 22: 995–997. пмид:21724948
  19. 19. Уайт Д., Филлипс П.Дж., Хан К.А., Хилл М., О’Тул А.Дж. Перцептивная экспертиза в криминалистическом сравнении изображений лица. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci. 2015 г.; 282: 1814–1822.
  20. 20. Эдмонд Г., Таулер А., Гроунс Б., Рибейро Г., Фаунд Б., Уайт Д. и др. Мыслящая криминалистика: когнитивная наука для судебно-медицинских экспертов. Научная справедливость.2017.
  21. 21. Мегрея AM, Бертон AM. Незнакомые лица — не лица: свидетельство задачи на сопоставление. Мем Когнит. 2006 г.; 34: 865–876. пмид:17063917
  22. 22. Уайт Д., Кемп Р.И., Дженкинс Р., Мэтисон М., Бертон А.М. Ошибки паспортистов при сопоставлении лиц. ПЛОС ОДИН. 2014: 9: e103510. пмид:25133682
  23. 23. Танака Дж. В., Симони Д. «Части и целое» распознавания лиц: обзор литературы. Q J Exp Psychol. 2016; 69: 1876–1889.
  24. 24.Логан ГД. К экземплярной теории автоматизации. Psychol Rev. 1988; 95: 492–527.
  25. 25. Фарах М.Дж., Уилсон К.Д., Дрейн М., Танака Д.Н. Что «особенного» в восприятии лица? Psychol Rev. 1998; 105: 482–498. пмид:9697428
  26. 26. Готье И., Букач С. Следует ли отвергать гипотезу экспертизы? Познание. 2007 г.; 103: 322–330. пмид:16780825
  27. 27. Тарр М.Дж., Ченг Ю.Д. Учимся видеть лица и предметы. Тенденции Cogn Sci. 2003 г.; 7: 23–30. пмид:12517355
  28. 28. Макконе Э., Канвишер Н., Дюшен Б.К. Может ли общая экспертиза объяснить специальную обработку лиц? Тенденции Cogn Sci. 2007 г.; 11: 8–15. пмид:17129746
  29. 29. Роббинс Р., Макконе Э. Доказательства отвергают гипотезу экспертизы: ответ Готье и Букачу. Познание. 2006 г.; 103: 331–336. пмид:16842769
  30. 30. Томпсон М.Б., Танген Дж.М. Природа экспертизы в сопоставлении отпечатков пальцев: эксперты могут сделать многое, используя немногое.ПЛОС ОДИН. 2014; 9: 1–23.
  31. 31. Бьюзи Т.А., Вандерколк Дж.Р. Поведенческие и электрофизиологические доказательства конфигурационной обработки у экспертов по отпечаткам пальцев. Видение Рез. 2005 г.; 45: 431–448. пмид:15610748
  32. 32. Сирстон Р.А., Танген Дж.М., Ева К.В. Предвзятость в контексте: роль знакомства в идентификации. Закон Хам Бихав. 2016; 40: 50–64. пмид:26301709
  33. 33. Янг А.В., Хеллавелл Д., Хэй Д.С. Конфигурационная информация в восприятии лица. Восприятие. 1987 год; 16: 747–759. пмид:3454432
  34. 34. Трейсман А. М., Геладе Г. Теория внимания с интеграцией признаков. Когн Психол. 1980 г.; 12:97–136. пмид:7351125
  35. 35. Русселе Г.А., Фабр-Торп М., Торп С.Дж. Параллельная обработка при высокоуровневой категоризации естественных изображений. Нат Нейроски. 2002 ; 5: 629–630. пмид:12032544
  36. 36. Браун В., Хьюи Д., Финдли Дж. М. Распознавание лиц периферийным зрением: появляются ли лица? Восприятие,. 1997 год; 26: 1555–1570.пмид:9616483
  37. 37. Hershler O Hochstein S. С первого взгляда: высокоуровневый всплывающий эффект для лиц. Видение Рез. 2005 г.; 45: 1707–1724. пмид:15792845
  38. 38. Редди Л., Уилкен П., Кох К. Дискриминация по лицу и полу возможна при почти полном отсутствии внимания. Дж. Вис. 2004 г.; 4: 106–117. пмид:15005651
  39. 39. Аккерман ПЛ. Индивидуальные различия в обучении навыкам: интеграция психометрических точек зрения и точек зрения на обработку информации. Психологический бык.1987 год; 102: 3–27.
  40. 40. Филлипс Дж. П., Флинн П. Дж., Скраггс Т., Бойер К. В., Чанг Дж., Хоффман К. и др. Обзор Grand Challenge по распознаванию лиц. В IEEE Computer Vision and Pattern Recognition; 2005.
  41. 41. Бейкман Р. Рекомендуемая статистика размера эффекта для планов повторных измерений. Методы поведения Res. 2005 г.; 37: 379–384. пмид:16405133
  42. 42. Викельгрен В.А. Компромисс между скоростью и точностью и динамика обработки информации. Акта Психол.1977 год; 411: 67–85.
  43. 43. Жубер О.Р., Русселе Г.А., Файз Д., Фабр-Торп М. Обработка контекста сцены: быстрая категоризация и интерференция объектов. Видение Рез. 2007 г.; 47: 3286–3297. пмид:17967472
  44. 44. Сирстон Р.А., Танген Дж.М. Стиль незнакомца: Идентификационная экспертиза обобщается до категорий более грубого уровня. Psychon Bull Rev. 2016.
  45. 45. Дональдсон В. Измерение памяти узнавания. J Exp Psychol Gen. 1992; 121: 275–277. пмид:1402701
  46. 46.Левандовски С., Томас Дж.Л. Экспертиза: Приобретение, ограничения и контроль. Rev Hum Factors Ergon2009; 5: 140–165.
  47. 47. Нософский РМ. Внимание, сходство и отношение идентификации-категоризации. J Exp Psychol Gen. 1986; 115:39–57. пмид:2937873
  48. 48. Нософский РМ. Внимание и процессы обучения при выявлении и категоризации интегральных стимулов. J Exp Psychol Learn Mem Cogn. 1987 год; 13: 87–108. пмид:2949055
  49. 49.Танака Дж. В., Карран Т. Нейронная основа для экспертного распознавания объектов. Психологические науки. 2001 г.; 12: 43–47. пмид:11294227
  50. 50. Готье И., Скудларски П., Гор Дж. К., Андерсон А. В. Опыт работы с автомобилями и птицами задействует области мозга, участвующие в распознавании лиц. Нат Нейроски. 2000 г.; 3: 191–197. пмид:10649576
  51. 51. Брукс Л.Р., Норман Г.Р., Аллен С.В. Роль видового подобия в медицинской диагностической задаче. J Exp Psychol Gen. 1991; 120: 278–87. пмид:1836491

Область мозга, используемая в распознавании лиц, активна в распознавании новых объектов — ScienceDaily

PROVIDENCE, R.I. — Область мозга, ответственная за восприятие лица, также активизируется, когда люди становятся экспертами в распознавании набора неизвестных, новых объектов, согласно новому исследованию, проведенному учеными из Медицинской школы Йельского университета и Университета Брауна.

Результаты показывают, что механизмы, ответственные за восприятие лица, могут быть приобретенным навыком, а не врожденной функцией человеческого мозга: воспитание, а не природа. Основными авторами исследования, опубликованного в июньском номере журнала Nature Neuroscience, являются Изабель Готье, недавняя кандидатская диссертация в Йельском университете.Д., и Майкл Дж. Тарр, адъюнкт-профессор когнитивных и лингвистических наук в Брауновском университете.

Распознавание лиц обычно активирует другую область мозга — правую среднюю веретенообразную извилину — чем распознавание объектов, не являющихся лицами, но это исследование обнаружило эффект экспертизы для объектов, не являющихся лицами, в области распознавания лиц мозга.

Исследователи проверили пятерых взрослых с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ), неинвазивной диагностической процедуры, которая создает компьютеризированное изображение человеческого мозга в процессе работы.Они просканировали пять испытуемых до, во время и после воздействия на них семейства новых объектов, называемых грибами: один раз перед любым воздействием; трижды во время обучения навыкам; и дважды после того, как испытуемые стали экспертами в распознавании грибов. Шесть дополнительных взрослых были просканированы только как новички.

Greebles — это однородный класс сложных трехмерных объектов, разделенных на две категории: половые и семейные. Они были разработаны в лаборатории Тарра сначала в Йельском университете, а затем на факультете когнитивных и лингвистических исследований Брауновского университета.В этом исследовании процесс обучения испытуемых, чтобы они стали экспертами по распознаванию greeble, занял примерно семь часов в течение как минимум четырех дней.

Когда испытуемые завершили свое обучение в качестве грибл-экспертов, активность их правой средней веретенообразной извилины была аналогична активности, возникающей при распознавании лиц человека. Такой мозговой активности не наблюдалось, когда тестировали greeble-новичков.

Полученные данные противоречат аргументу о том, что распознавание лиц является отдельным мозговым механизмом, сказал Тарр.

«Распознавание лиц — одна из самых сложных зрительных задач, которую выполняют люди, потому что лица очень похожи», — сказал Тарр. «Как только вы поймете механизмы, ответственные за распознавание лиц, вы сможете работать с людьми с травмами головного мозга, у которых есть дефицит в этой области. Настоящий вопрос теперь заключается в том, как возникает эта замечательная способность».

Будущие исследования должны изучить ряд стимулов — как более, так и менее похожих на лица, чем у грибов, — и тип опыта, который может генерировать активность в областях мозга, специфичных для лица, по словам авторов. Их исследование было поддержано грантами Национального научного фонда и Национального института неврологических расстройств и инсульта.

Источник истории:

Материалы предоставлены Университетом Брауна . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Клуб журналов распознавания объектов

Клуб журналов распознавания объектов


Четверг, 5:30-7

Конференц-зал Центра неврологии


Список для чтения (предварительно)

Физиология


Инвариантность ИТ и объектов (Триш/Кати)

Танака К. (1996) Нижневисочная кора и предметное зрение. Годовой Обзор неврологии, 19 : 109-39.

Rolls ET (2000) Функции коры височной доли приматов Зрительные Области инвариантного визуального объекта и распознавания лиц. Нейрон, 27 :205-18. (pdf)

Веретенообразная извилина (Тревор/Ноа)

Канвишер Н. (2000) Специфика домена в восприятии лица. Природа Неврология, 3(8) :759-63. (pdf)

Tarr MJ and Gauthier I (2000) FFA: Гибкая веретенообразная область для подчиненного уровня Визуальная обработка автоматизирована экспертами. Неврология природы, 3(8) :764-9. (pdf)

Готье И., Тарр М.Дж., Андерсон А.В., Скудларски П., Гор Дж.К. (1999) Активация средней веретенообразной «области лица» увеличивается с умение распознавать новые объекты. Неврология природы 2 : 568 — 573 (1999) (pdf)

Вычислительные модели


Законы масштабирования и масштабная инвариантность (Бруно)

Ван Эссен, О.К., Ольсхаузен Б., Андерсон К.Х., Галлант Д.Л. (1991 г.) Шаблон Распознавание, внимание и информационные узкие места в зрительном образе приматов Система.В: Proc. Конф. SPIE. по обработке визуальной информации: от Neurons to Chips, 1473 : 17–28.

Ольсхаузен Б.А., Андерсон К.Х., Ван Эссен Д.К. (1993). Нейробиологическая модель зрительного внимания и распознавания инвариантных образов на основе динамических маршрутизация информации. Журнал неврологии, 13(11) , 4700-4719.

Luce RD, Krumhansl CL (1988) Измерение, масштабирование и психофизика. В: Stevens’ Handbook of Experimental Psychology, Vol. 1. стр.3-74 . (необязательный)

Модели Pandemonium

Mel BW (1997) SEEMORE: гистограмма сочетания цвета, формы и текстуры в нейронном подходе к визуальному распознаванию объектов. Нейронный Вычисление, 9 :777-804. (сжатый пс)

Фукусима К  (1980)   Неокогнитрон: самоорганизующийся Нейросетевая модель для механизма распознавания образов не затронута по смещению в позиции. Биологическая кибернетика, 36 : 193-202

Riesenhuber M и Poggio P (1999) Иерархические модели объекта Распознавание в Cortex. Nature Neuroscience, 2(11) :1019-1025. (pdf)

Tarr MJ (1999) News on Views: Pandemonium Revisited (КОММЕНТАРИЙ). Природа Неврология, 2(11) :932-5. (pdf)

Ульман С., Сали Э. (2000) Визуальные признаки средней сложности и их использование в классификации. (препринт)

Психология Уровни категоризации (Скотт/Джефф — 10/5)

Рош Э., Мервис К.Б., Грей В.Д., Джонсон Д.М., Бойс-Брэм П. (1976) Основные объекты в естественных категориях. Когнитивная психология, 8 :382-439.

Jolicouer P, Gluck, MA and Kosslyn SM (1984) Изображения и названия: Установление связи. Когнитивная психология, 16 : 243-75.

Геоны и представления на основе моделей (Снежана)

Бидерман I (1995) Визуальное распознавание объектов. В Ан Приглашение к когнитивной науке, Vol. 2: Зрительное познание. С. Косслин, Д. Ошерсон, ред. MIT Press, стр. 121–65.

Tarr MJ, Williams P, Hayward WG, Gauthier I (1998) Трехмерный распознавание объектов зависит от точки обзора. Неврология природы 1 :275 — 277.  (pdf)

ответ на запрос

Intraub H (1999) Краткий обзор понимания и запоминания Картинки: значение для визуального сканирования и памяти. В: Мимолетное Воспоминания: познание кратких визуальных стимулов, В. Колтхарт, изд. Массачусетский технологический институт Нажимать. стр. 47-70.

Шапиро К.Л. и Удача С.Дж. (1999) Мгновение внимания: интерфейс Механизм мимолетных воспоминаний. В: Мимолетные воспоминания: Познание кратких зрительных стимулов V Coltheart, Ed.Массачусетский технологический институт Пресс, , стр. 95-118.

Слепота смены сцены (Джефф/Генри)

Simons DJ and Levin DT (1998) Неспособность обнаружить изменения в людях Во время взаимодействия в реальном мире. Психономический бюллетень и Обзор, 5(4) :644-9.

Левин Д.Т. и Саймонс Д.Дж. (1997 г.) Неспособность обнаружить изменения в посещаемых Объекты в кино. Психономический бюллетень и обзор, 4(4) :501-6.

Ренсинк Р.А., О’Реган Дж.К., Кларк Дж.Дж. (2000) О невозможности обнаружения Изменения в сценах после коротких перерывов. Визуальное познание, 7(1-3) :127-45.

%PDF-1. 4 % 452 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 452 87 0000000016 00000 н 0000002925 00000 н 0000003041 00000 н 0000003077 00000 н 0000003532 00000 н 0000003669 00000 н 0000003806 00000 н 0000003959 00000 н 0000004112 00000 н 0000004255 00000 н 0000004398 00000 н 0000004545 00000 н 0000004692 00000 н 0000004836 00000 н 0000004980 00000 н 0000005130 00000 н 0000005280 00000 н 0000005426 00000 н 0000005572 00000 н 0000005771 00000 н 0000005970 00000 н 0000006108 00000 н 0000006246 00000 н 0000006351 00000 н 0000006458 00000 н 0000006561 00000 н 0000006667 00000 н 0000006778 00000 н 0000006889 00000 н 0000007006 00000 н 0000007123 00000 н 0000007237 00000 н 0000007352 00000 н 0000007464 00000 н 0000007578 00000 н 0000007690 00000 н 0000007800 00000 н 0000007987 00000 н 0000008459 00000 н 0000008902 00000 н 0000009078 00000 н 0000009600 00000 н 0000009953 00000 н 0000010007 00000 н 0000010931 00000 н 0000012034 00000 н 0000013018 00000 н 0000014070 00000 н 0000014611 00000 н 0000014975 00000 н 0000031184 00000 н 0000031672 00000 н 0000032045 00000 н 0000033107 00000 н 0000033342 00000 н 0000033810 00000 н 0000033982 00000 н 0000035067 00000 н 0000035213 00000 н 0000035666 00000 н 0000036001 00000 н 0000036271 00000 н 0000036749 00000 н 0000037010 00000 н 0000051222 00000 н 0000051611 00000 н 0000051966 00000 н 0000052199 00000 н 0000052588 00000 н 0000052712 00000 н 0000055536 00000 н 0000055779 00000 н 0000056137 00000 н 0000057289 00000 н 0000058108 00000 н 0000058675 00000 н 0000059921 00000 н 0000064090 00000 н 0000074781 00000 н 0000082159 00000 н 0000082215 00000 н 0000082524 00000 н 0000082740 00000 н 0000082810 00000 н 0000083466 00000 н 0000083698 00000 н 0000002036 00000 н трейлер ]/предыдущая 588556>> startxref 0 %%EOF 538 0 объект >поток hb«`f«`g«[email protected]

.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.